http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не ходите в полнолуние гулять


Не ходите в полнолуние гулять

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Актория, Элеонора Аморе
Время: два года назад
Место: Кельмирские леса
Сюжет: У всех бывают осечки, вот и у Элеоноры случилась такая оказия, что заказчик не доволен выполненной работой. Мужчина ух как недоволен! Поэтому силой привёл неугодную в лес с понятной всем целью. Только его в детстве не учили, что в полнолуние опасно соваться в самую глушь.

0

2

"Моя голова-а-а..."
Первым, что почувствовала Элеонора после пробуждения - дикая боль в затылке, будто об него разбили десять стеклянных бутылок, а потом еще и палкой ударили. Со стоном девушка открыла глаза, пошевелила руками - связаны. Пошевелила ногами - свободны. И на том спасибо. С горем пополам, но девушка попыталась сообразить, что же происходит. Последним воспоминанием то, как она... "Чего-о-оу я там делала? О, творцы, моя голова..." - простонала девушка, снова закрывая глаза, перед которыми все расплывалось, перед которыми вырисовывались разноцветные пятна, в общем, что угодно, но не четкая картинка. "За деньгами я пришла к этому мужику-у-у, твою ма-ать... И че там было дальше?.."
Ай, впрочем, чего слушать девчонку, которая постоянно отвлекается на боли в своей светлой головушке? Дело было так. Обитая некоторое время в Кельмире, торговка, по совместительству подрабатывавшая наемной убийцей, наткнулась на весьма ценного и придирчивого заказчика, коим был бывший моряк, подозревавший свою благоверную в измене. Увы, жена его и впрямь осмелилась изменять тому, кому когда-то клялась в вечной любви и верности, да изменять повадилась с местным художником-натурщиком. Ну муж и давай "ай-яй-яй, нехорошо так делать, надо это порешать", только изъясняясь немного в более грубой форме. Ну а какой дурак откажется от денег? Никакой. Вот и Аморе дурой не слыла, потому за заказ и взялась, хотя и с некоторым подозрением относилась к заказчику - весь в татуировках (плавал когда-то на пиратском судне, а после решил завязать, найдя более прибыльное и менее опасное дело на море), вечно небритый, от него постоянно разит солью моря и потом, да еще и вечно высказывающий недовольство действиями девушки. Она молчала, кивала, глотая "кто из нас убийца - ты или я?", и терпела, стараясь следовать всем условиям, которые смел ей ставить этот мужик. И так ему не нравится, и так не подходит, яд - слишком по-женски, убийство выстрелом в голову - слишком вызывающе, засадить клинком в горло - слишком грязно (как будто сам мараться собирался). В результате он предложил совершенно невероятный способ устранения так насолившего ему художника - заставить жрать соль, пока тот не отбросит ноги. Элеонора лишь покрутила пальцем у виска за спиной у моряка и пошла импровизировать - парень был убит посредством всаживания клинка в горло. Ну и что? Ну и конечно же моряк, по приходу убийцы назад, денег сразу не дал, а подробно расспросил, как все произошло. И вот тут самой большой ошибкой Аморе было то, что она напрямую сказала, что не воспользовалась предложенным ей "гуманным" методом. Мужик кивнул, сощурив свои темные глаза, и отрывисто бросил, что сейчас вернется с деньгами. На деле же, дождавшись, пока девушка отвлечется на разглядывание чего бы там ни было, он, ступая невероятно мягко для такой немаленькой туши, подкрался сзади, хорошенько двинув блондинке чем-то тяжелым по голове. И тут тяжелым предметом могла быть как палка, так и его кулак.
"Больной ублюдок..." - Эл с трудом вновь пошевелилась, уже сообразив, что лежит на сене в крытой телеге, которая неспешно куда-то едет. Колеса телеги то и дело натыкались на кочки, проваливались в ямки на дороге, но спустя какое-то время она остановилась вовсе. Какая услада для ушей - скрип колес, так раздражавший и без того ужасно себя чувствующую северянку, стих. Правда, через несколько мгновений раздались тяжелые шаги ("Как этот хряк вообще мог подобраться ко мне незаме-етно?.."), а вскоре и плотная ткань, закрывавшая выход из телеги, распахнулась. Моряк, которого звали Джой, а жена ласково именовала "китенком", заглянул внутрь; черные глаза его недобро сверкнули в полумраке ночи, царившей там, за пределами телеги.
- Очнулась? Скажи спасибо, что живая ваще, - грубо буркнул мужик, буквально за шкирку вытаскивая еле-еле пискнувшую Аморе наружу и швыряя, словно щенка, на землю. Девчонка, свалившись на холодную лесную подстилку (а вокруг был именно лес, даже чаща), прерывисто вдохнула, жмурясь от боли в затылке и теперь еще и от боли в ушибленном плече. Джой приблизился, навис над казавшейся такой маленькой и беззащитной сейчас Элеонорой, упер руки в бока и серьезно произнес: - Неча было свой театр разыгрывать. Вы, бабы, вообще охамели в последнее время. Если мужик сказал, что надо сделать так, значит, так и должно быть! Я понятно объясняю, сучка белобрысая?
- Он же... Он же все равно сдо-ох... - сквозь стон рискнула вставить свое слово Элеонора, за что получила несильный, но все-таки достаточно ощутимый пинок, который ей прилетел с целью понять, что лучше бы ей заткнуться.
- Что ж делать-то с тобой? - всерьез задумался моряк и замер, погрузившись в размышления, оставив убийцу корчиться от боли подле своих ног. [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

0

3

Лапа коснулась мха столь мягко, как девушка касается щеки своего возлюбленного. Пожалуй, сейчас для Актории лес и был тем возлюбленным, которому она могла явить всю себя. При этом не опасаясь за свою белоснежную шкуру, конечно же. Здесь можно не бояться быть монстром. Можно отпустить зверя, дать ему нарезвиться вдоволь, но при этом не причинить никакого вреда людям. Особенно, когда Волчица выглядит так, как сейчас.
  Белый мех на морде и груди был запачкан алой кровью, в зубах красуется кусок мяса с кусками тёмной шкуры. Серебряный свет проливается на всю эту картину, делая её достойной страшилок для деревенских дурачков. Ни один нормальный человек не поверит в то, что огромный волк будет так спокойно идти по лесу и нести далеко не забитую в ближайшем селении скотину, а кусок оленя. Но, согласитесь, зрелище даже при  всей миролюбивости зверя не очень приятное.
Ноздри Тори щекочет запах крови и свежего мяса. «Аж слюнки текут». Поймав себя на этой мысли, Волчица остановилась. Она нашла прекрасное место для поздней трапезы под полным диском ненавистной подруги-луны. Будто творцы мира создали этот укромный уголок именно для Тори — так можно охарактеризовать найденное животным место. Кусок упал на траву, оставляя бурый след на сочной зелени. Волчица легла рядом и снова впилась зубами в ужин.
- Очнулась? Скажи спасибо, что живая ваще, 
Лохматая голова поднялась, а на морде показалась гримаса недовольства. Зверь услышала людей, который сейчас в такой глуши быть не должно. Их вообще в такой глуши быть не долго. Даже днём. Актория зарычала, выражая своё недовольство. «Надо взять себя в руки», - тут же подумалось ей. Натворить дел в полнолуние- самое последнее, что хотелось оборотнице. Это, конечно, первое, что пришло в голову зверю. И только потом Тори обратила внимание на невнятные мычания, доносившиеся с той же стороны. «Жива ваще», - эхом повторились слова, недавно услышанные. Мохнатое тело поднялась с земли и встряхнулось. Об ужине можно было забыть — это ясно сразу.
-Он же... Он же все равно сдо-ох...
  Монстр направился в сторону, откуда доносились голоса. Запах вёл не хуже слуха, причём в чистом лесном воздухе смешались как ароматы человеческих тел, так и запашок страха. Это раззадоривало зверя, затмевало человеческий разум. Спасала только выработанная годами тренировок сила воли, подавляющая волка и возносящая человека над животным. Но, учитывая прерванный ужин, так велик соблазн разорвать обоих на мелкие кусочки.
- Что ж делать-то с тобой?
Скорость, с которой двигался оборотень, позволила оказать возле парочки в кратчайший срок. Бесшумность, с которой двигалось волчье тело, позволила подобраться совсем незамеченной. Тори пригнулась, затаившись за ветками кустарника и зарычала. Сначала рык был тихим, словно ворчание, но достаточно быстро нарастал, превращаясь уже в голос зверя. 
Серые глаза видели некоего мужчину, совершенно незнакомого ни Волчице, ни Тори. А у его ног корчилась белокурая девушка. Похоже. Это её голос молвил о том. Что кто-то всё равно сдох. Путающееся сознание не хотело выстраивать цепочки причинно-следственных связей, так что разбираться в происхождении смысла фразы Актория не собиралась. Оборотень просто чувствовала страх, исходящий от  валяющейся на земле особы. Просто чувствовала ненависть и злобу, исходящую от мужика. И просто была зла сама по себе из-за испорченного ужина.  [AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]

+1

4

Голова все еще гудела от тупой боли, а холод, исходивший от земли леса, сковывал все тело, забираясь маленькой змейкой под одежду, обвиваясь вокруг живота, рук, вокруг шеи, заставляя содрогаться и всей душой желать тепла. А ей бы сейчас в таверну да в постель, коконом обернуть вкруг себя одеяло, поджать ноги к животу и натянуть пропахшее пылью и старостью одеялко до носа. Промозглый конец лета всеми силами напоминал, что скоро мир перейдет во власть осени, и та окутает леса желто-красным покрывалом, размоет до невозможности своими дождями дороги и едва-едва тронет лужицы тонкой корочкой льда.
Едва ли Элеонора сейчас об этом задумывалась, продолжая валяться на холодной земле и молча ожидая своей участи. Моряку хватило ума снять с убийцы клинки, куда-то деть арбалет - наверное, он там же, в телеге, лежит рядом с клинками. А вокруг них молча хмурился лес, едва-едва шевеля посеребренными лунным светом макушками деревьев. Девушка устало закрыла глаза, когда мужчина отошел от нее, направляясь к телеге. Что он там забыл? Хрен его знает. "Творцы, пусть он останется там, около своей дурацкой телеги..."
Тишину сонного леса разрезал звук, похожий на тихое ворчание; блондинка открыла глаза, удивленно вслушиваясь. То стихая, то вновь появляясь и с каждым разом все возрастая и возрастая, звук становился все четче, а вскоре в нем можно было совершенно спокойно угадать рык большого животного. Нет, так не рычит облезлая шавка на грязной улице, которая защищает свой кусок хлеба; так не рычит сторожевой пес; так не рычит одинокий косолапый увалень. Так рычит волк, скаля свои белые клыки, переступая с лапы на лапу, давая мышцам перекатываться под своей шкурой. Волк, который нашел себе легкую добычу, умирающее или старое животное, которое словить не составит труда. Волк.
"Но волки ходят стаями", - промелькнула мысль в голове Аморе, тут же вызвав холодок, пробежавший по спине. Стаей родичи псов загоняют свою добычу, отрывают от стада, окружают, убивают. Но здесь же обладателем обозленного рыка явно был один волк. Но почему один? Они так редко ходят поодиночке... И что же лучше - умереть от рук своего заказчика или от клыков страшного зверя? "Ничто не лучше, я жить хочу", - взмолилась девчонка, поджимая колени к животу, с содроганием ожидая дальнейших действий либо хищника, либо моряка.
Джой же, тоже прекрасно расслышав рычание, сначала метнулся к забеспокоившейся лошади, впряженной в телегу, которая нервно переступала с ноги на ногу и испуганно прижимала уши к голове, и попытался хоть как-то успокоить почувствовавшее опасность животное. Она была близка к тому, чтобы сорваться с места и убежать, волоча за собой телегу, в попытке спасти свою шкуру, и от этого ее удерживало лишь то, что поводья были привязаны к ближайшей молодой березке с тонким стволом. С горем пополам сумев кобылу успокоить, мужчина, которым овладело желание поскорее закончить со своим грязным делом, двинулся к Элеоноре, достав откуда-то с козлов телеги увесистый пиратский клинок. Уже открыв глаза, убийца молча на него смотрела, но смотрела с непониманием - он мог сейчас же уехать прочь, не рискуя встретиться к разъяренным зверем, что сидит где-то совсем близко, но не сделал этого. Жажда исполнить то, что было задумано, настолько сильно овладела им, что Джой, кажется, совсем не чувствовал страха перед лесным монстром, готовым сорваться с места и прикончить их обоих. "Что ж ты делаешь, идиот?" [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

Отредактировано Элеонора Аморе (20-09-2015 13:20:04)

+1

5

Недовольство всё возрастало. Белый мех, подаренный творцами, вздыбился на загривке. Серые глаза наблюдали за происходящим, а сам зверь не пытался выдать себя раньше времени. Хотя, до человеческого сознания и доходило, что её уже давно услышали. Особенно это было видно по лошади. Этот страх, самый яркий сейчас из всех, будоражил сознание оборотня. Жажда крови проснулась мгновенно, затуманивая разум графини. Нет, она держалась, что бы не напасть на людей. «Но животное обречено», - вынесла вердикт Волчица. Внимание временно выпустило из своих объятий двоих людей, сконцентрировавшись на волнующемся жеребце.
  Волчица резко вынырнула из зарослей, буквально в один прыжок настигая свою добычу. Лошадь не успела среагировать, оказавшись прижатая массивным телом к земле. Белоснежные клыки впились в глотку, разрывая жилы и мышцы, ломая хрящи. Испуганное ржание, что до этого резко зазвучало, стихло в бульканье. Новая порция крови залила алым и без того грязный мех. Зверь утолил свою жажду крови, а солоноватый вкус на языке принёс неимоверное удовлетворение. Теперь можно было и к людям переходить. В самом лучшем смысле этого понятия.
  Тори развернулась, всё ещё не спуская с морды разъярённого выражения. Из пасти капало свежая кровь лошади, оравшая траву. Кажется, вид произвёл неизгладимое впечатление на обоих незнакомых людишек. Мужчина с ножом в руке и девчонка, валяющаяся на земле и связанная. «Кажется, тут всё понятно», - проблески сознания. Морда облизнулась. Зверь медленно зашагал в сторону мужчины, угрожающе рыча. Большая туша, которая в холке была метра полтора, приближалась к предполагаемой жертве, надеясь напугать её. Убивать мужчину без линей на то надобности Актория не собиралась.[AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]

Отредактировано Актория (21-09-2015 21:09:38)

+1

6

Элеонора с замиранием сердца ждала либо смерти от клинка моряка, либо смерти мужчины от клыков волка. Зверь выжидал, томил ее неведением и страхом. И, наконец, он решил показаться.
Поистине огромный, волк выпрыгнув из кустов, мелькнув белизной своего меха в полумраке сонного леса, будто бы был привидением. С невиданной для такого, казалось бы, размера проворностью ночной хищник настиг свою первую (и хоть бы последнюю) жертву - лошадь, впряженную в телегу, что не успела воспротивиться, в один момент оказавшись погребенной под массивной тушей белоснежного зверя. Раздался неприятный хруст - так ломаются кости. Звуки грызни, раздававшиеся со стороны телеги, вызывали толпы мурашек и еще больший страх, чем был до этого.
Девчонка сжалась почти что в комок, нервно сглотнув и попытавшись прикинуть, какие у нее шансы выжить в накалившейся донельзя ситуации. Бросив испуганный взгляд на Джоя, блондинка поняла, что здоровый мужчина, вооруженный ножом, напуган не меньше, чем валяющаяся на холодной земле и связанная по рукам хрупкая северянка. А она, между прочим, еще и без оружия. "Да помогут мне творцы", - мысленно взмолилась убийца, посылая свои мысли к темным небесам. Молить за свою душу, тонувшую в чужой крови, было почти что бессмысленно, но искорка надежды все еще пылала, потихоньку затухая, в груди девушки - а вдруг беда стороной обойдет?
Пока волк пировал, наслаждаясь процессом убийства беззащитной жертвы, никто из людей не сдвинулся с места: Элеонора - потому что не могла, а Джой - потому что был скован страхом перед величавым и опасным хищником. Зверь, наконец, повернулся к ним, обнажая в оскале свои ужасающие клыки. Из его глотки вырывался клокочущий рык, а из окровавленной пасти падала на стылую землю еще горячая кровь. Девушка не могла и пошевелиться, чувствуя, как на макушке дыбом встают волосы, а по спине пробегает холодок. Белый хищник, очевидно, чувствовал исходящие от людей волны страха так же ясно, как обычный человек чувствует запахи.
Дрожа с головы до ног, Аморе наблюдала за тем, как непрошеный гость сегодняшнего вечера начал медленно, но вполне себе угрожающе надвигаться на них. Ее, благо, кое-как от волчьих глаз закрывал моряк, который все еще держал в руке клинок, но было видно, что эта самая рука у него уже предательски подрагивает. Эл отчаянно хотелось закричать, дабы позвать на помощь, но крик не шел, не хотел вырываться птицей из груди, дабы облететь лесную округу; неизбежность близкой смерти давила на нервы, сбивая дыхание, застилая глаза слезами, что на бледном девичьем лице были большой редкостью. Зажмурившись и нервно всхлипнув, девчонка не увидела, как, бросая клинок, убегает прочь Джой, слыша лишь удаляющиеся шаги человека и приближающиеся - волка... [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

+1

7

Белая массивная туша надвигалась на мужчину. Державшего в дрожавшей руке нож. Чересчур горячее дыхание зверя вырывалось клубами пара в ночной прохладный воздух.  Страх пьянил. Но не так. Как это бывает от алкоголя. Он туманил разум, но не так, как это делает трава. Творцы дали оборотням возможность терять голову от подобных эмоций других существ. Теряя последние крупицы контроля. И если бы на месте Тори был любой другой монстр, то он уже давно разорвал бы на мелкие клочки неразумных ночных гостей.
  Обнажённые клыки, кровь, вздыбленная шерсть — всё сыграло свою роль в этом представлении. Мужчина. Которых, похоже, и притащил сюда девчонку, бросился на утёк. Только клинок его мягко упал на землю. Для порядка Волчица ещё раз громкой рыкнула, провожая взглядом серых глаз сверкающего пятками. «Ничего, в этом лесу ещё есть на кого напороться. Но это уже будет не на моей совести». Если дурак наткнётся на логово медведя или нору другого хищника, способного одним ударом снести взрослого человека, а потом перекусить ему глотку не хуже того, как это проделала графиня с лошадью… В общем, подобное развитие событий уже никак не будет касаться ни одну из дам, находящихся сейчас здесь.
  Актория расслабилась буквально в одно мгновение. Шерсть улеглась, а морда стала выражать исключительно интерес. Чудище развернулось и медленно зашагало к лежащей на земле девушке. Большой влажный нос коснулся плеча зажмурившейся белокурой незнакомки, а потом оборотень начала жадно обнюхивать жертву того идиота. «Даже если она убийца, то это не даёт право кому-либо вот так поступать с ней». Поддев верёвки, Волчица подняла девчонку, да посадила её возле дерева. Большой язык прошёлся по щеке, оставляя на светлой коже смесь слюней и крови. Шумно вздохнув, отчего растрепавшиеся волосы наёмницы колыхнулись, Фреодегар отошла на шаг назад и уселась на землю. Вид у животного величественный и гордый. Оборотень возвышалась над связанной, словно снежная гора с двумя серыми камнями глаз. Это если не считать крови на морде и груди, а так же повиливающего хвоста. Но даже в этом облике Тори пыталась подать себя как дворянку. Воспитание, будь оно не ладно. «Ну давай же, решайся открыть глаза. Я не вынесу больше этого дразнящего страха. Ты слишком аппетитная становишься, когда боишься».[AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]

Отредактировано Актория (23-09-2015 16:34:48)

+1

8

Белый хищник, царь ночи, издал приглушенный рык вслед убегающему мужчине, но за ним по каким-то причинам не бросился. Девушка лишь продолжила лежать неподвижно, ожидая и своей участи, параллельно придя к мысли о том, что, возможно, волк решил не утруждать себя погоней за моряком, а просто воспользоваться тем, что на земле валяется такая легкая и незащищенная добыча. Однако, рык стих; она сумела в наступившей тишине расслышать приближающиеся шаги, а затем почувствовала, как что-то мокрое и холодное касается ее плеча. Зверь начал обнюхивать ее так жадно, будто никогда не чувствовал людской запах, словно это было для него в новинку, а он хотел распробовать этот аромат на вкус, дабы запомнить надолго. А тело же северянки не отпускала дрожь, все еще мелкая, но предательски выдающая ее страх перед хищником.
Волк внезапно бережно поддел веревки и потянул на себя, дабы убийцу усадить; та, впрочем, от страха не стала даже сопротивляться, не особо задумываясь, как животному могло прийти в голову это действие. Послушно, словно податливый материал в руках творца, она приняла ту позу, которую ей по хитрому волчьему замыслу и нужно было принять. Глаз Элеонора не открывала, боясь вновь увидеть уже перед самым лицом искаженную голодом и яростью ощерившуюся клыкастую морду, а когда ее щеки, на которой виднелась мокрая дорожка, проложенная слезами, коснулся горячий язык, оставляя за собой мокрый след, то Аморе и вовсе замерла, не шевелясь, но зажмурилась еще крепче. В нос ударил резкий запах волчьей слюны; зверь отступил, более не приближаясь.
Блондинка не знала, сколько просидела вот так вот, с закрытыми глазами, едва-едва дыша. Ее томило бездействие со стороны хищника, из-за чего страх потихоньку начал утихать. "Почему он медлит?" - подумала девушка, прежде чем осмелилась открыть глаза. Затуманенный слезами девчачий взор голубых очей сразу же упал на размытую, массивную белую тушу, которая как ни в чем не бывало сидела напротив. Смахнув с ресниц посеребренные лунным светом капли, Эл взглянула прямо в морду ходячей белой опасности, нервно сглотнув. Волк (который, кстати, оказался волчицей) сидел, возвышаясь над северянкой, словно недвижимая каменная глыба, вся покрытая снегом. Вблизи хищница оказалась просто огромной, гораздо больше обычного своего сородича, что весьма насторожило Аморе, прежде никогда не видевшую таких больших волков. На морде же ее не было ни следа той голодной ярости, что была лишь пару минут назад. Она смотрела на блондинку с выражением умиротворенного любопытства, слегка повиливая хвостом, что вызывало тихий шорох - волчица задевала сухие облетевшие листья.
Постепенно ее спокойствие передалось и ошарашенной Элеоноре: дрожь оставила ее тело, дыхание выровнялось, а слезы на лице высохли. Удивленная тем, что перед ней вот так вот просто сидит большой белоснежный зверь, она слегка нервно облизнула пересохшие губы, с немым вопросом в глазах глядя в глаза волчицы. "Что же, ты меня даже есть не собираешься?"
- С-спасибо... Если ты меня, конечно, понимаешь, - настороженно подала убийца голос, в котором все еще мелькали нотки страха. Она сама не знала, с чего бы ей говорить с волком. Чего только не сделаешь после пережитого ужаса! [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

+1

9

Оборотень неподвижно сидела, наблюдая за тем. Как девчонка всё же отходит от страха. Пусть это липкое и соблазнительное для кровожадного существа чувство не покидает белокурую до конца. Только хвост выдаёт в Волчице живое существо, вороша сухие листья за спиной животного. Взгляды пленницы и зверя встретились, и в глазах первой читался немой вопрос. Сейчас было ясно без лишних слов. Что убийца была удивлена поступком монстра. «Творцам скажи спасибо, что я хорошо себя контролирую и убивать людей не намерена». Любой другой оборотень на месте Фреодегар давно бы разорвал в клочья и лошадь, и мужчину, и его пленницу. Причём, никто даже не успел бы понять, что произошло на самом деле. Только вот теперь будет по Кельмиру слушок ходить о монстре невиданном, что в лесах местных не появлялся ранее. Кровожадном и страшном звере, в один удар убивающего лошадей и в один укус съедающее девушек. «Он точно решит, что я не отпущу его пленницу и будет уверен, что она растерзана жутким волком в глубине леса. Ей это на руку». Но вот не сказать, что это было полезно самой Тори. Могла начаться настоящая охота на оборотней. Сразу после полнолуния придётся покинуть Кельмир и уехать подальше.
- С-спасибо... Если ты меня, конечно, понимаешь.
Волчица кивнула головой в знак того, что понимает человеческую речь. А потом зверь встал и встряхнулся, сбрасывая с белого меха на филейной части жёлтые и красные листья. Выпрямившись. Актория подошла ближе к незнакомке и, будто успокаивая взглядом холодных серых очей, взглянула той в всё ещё влажные от слёз глаза. Обнажив клыки, Охотница лёгким уверенным движением разорвала верёвки на пленнице.
   «Поймёт ли она, что может спокойно уйти? Вряд ли. Её всё ещё колотит от напряжения и остатков страха», - мохнатая голова повернулась в сторону телеги, - «а ещё её, похоже, везли внутри этой гадости. И дороги девчонка просто не знает. Я бы могла её проводить до ближайшего тракта, если она не сможет выйти туда сама». Шумно вздохнув оборотень снова повернулась к незнакомке. Та казалась слишком перепуганной, что бы хоть куда-то двигаться. Актория аккуратно потёрлась головой о плечо девушки, стараясь придать ещё больше спокойствия жестами, так как слова в их беседе были недоступны для обладательницы белого меха. [AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]

+1

10

После слов благодарности, прозвучавших из уст Эл, волчица с таким пониманием в глазах кивнула, что девушка невольно вжала голову в плечи. Волк, который понимает язык людей - что-то новенькое, что-то, что несколько пугало, если честно. Вот только о причинах такого беспрепятственного понимания человеческой речи у дикого зверя размышлять сейчас у Аморе не было сил. Голова все еще гудела, а страх, до сих пор крепко держащийся за сознание, пьянил и не давал трезво поразмыслить над ситуацией. Самое страшное позади - только вот блондинка даже на секунду об этом не задумалась.
Белая хищница поднялась с усеянной засохшими листьями земли и отряхнулась; девушка же продолжила сидеть, не шелохнувшись, будто бы в мгновение ока внезапная ее спасительница может с рычанием кинуться на нее и разорвать в клочья девичью глотку. Убийца взглянула прямо в умные серые глаза, в которых читалось невозмутимое спокойствие, и сама вдруг почувствовала, что страх отступает. Впервые она чувствовала себя в сомнительной, но все-таки безопасности рядом с одним из лесных властелинов. Не пошевелилась Элеонора и тогда, когда зверь, вновь обнажив белоснежные клыки, в один миг разорвала веревки, сковавшие ей руки, мысленно благодаря творцов за столь удивительное создание, внезапно пришедшее ей на помощь посреди леса, укутанного вуалью темноты.
К моменту, когда волчица обернулась к телеге, Аморе уже с пару мгновений глядела на нее, думая о том, там ли ее клинки, ее сумка, арбалет... А если не там, то где же тогда их искать? Без оружия она почувствовала себя беззащитной маленькой девочкой, которая даже защитить себя не сможет. Из плена мыслей северянку вывел тычок лобастой головы в плечо: зверь, огромный и непокорный волк, терся о ее плечо с доверительной лаской, будто бы стараясь уверить в том, что больше ничего страшного не произойдет. Слегка ошеломленная таким проявлением едва ли не заботы, Эл не сразу решилась ответить на этот жест, а когда решилась, то без тени страха, но с присущей ей осторожностью зарылась пальцами в густую белую шерсть. Гладить волчицу, так покорно и спокойно стоящую рядом, было даже приятно, а сам факт того, что рядом с ней находится хищник, который в холке ненамного ниже ее самой, убийцу... успокаивал. Заручиться поддержкой такого большого и грозного существа - значит, обезопасить себе жизнь на ближайшие несколько часов.
Вскоре девушка с трудом, но все-таки поднялась на дрожащие ноги с земли и отряхнула налипшие к плащу сухие листочки и прочие прелести из лесной подстилки. Неуверенно она направилась к телеге, словно готовая к тому, что из зияющей темной дыры прямо сейчас на нее выпрыгнет Джой, размахивая своим клинком. Но моряка внутри, слава Имиру, не было, и северянка, с облегчением вздохнув, забралась внутрь, слепо шаря по сену и тыкаясь во все углы в попытках нащупать свои вещи. Когда ее пальцы коснулись обдавшей их холодом стали, сердечко у Элеоноры бешено застучало; с благоговейным трепетом она провела по ставшим уже родными своим клинкам, после чего совсем по-детски прижала их к груди, как ребенок прижимает к себе свою любимую игрушку. Нашарив там же и сумку, и арбалет, Аморе вылезла назад, торопливо надевая клинки на руки и пряча их под рукавами рубахи. Перекинув через плечо сумку и повесив за спину арбалет, убийца в очередной раз облегченно вздохнула: близость оружия придало ей больше уверенности, чем его отсутствие.
- Что это вообще за место? - вслух спросила Аморе, беспомощно оглядываясь. Увы, поездка в крытой телеге сказалась на ситуации: девушка и понятия не имела, где она находится, а потому лишь бросила на волчицу умоляющий взгляд. - Ты же сможешь меня вывести, правда? Пожа-а-алуйста! - попытка состроить щенячьи глазки ей очень даже удалась. А вот почему блондинка вообще верила в то, что зверь выведет ее из чащи - совсем другой вопрос. [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

+1

11

Оборотень ощутила, как податливо пригнулась шерсть под пальчиками девушки. И чувствовала, как страх этой особы отступает. Давая всё больше возможности мыслить здраво, а не удерживать себя от опрометчивых поступков. Желание терзать плоть присуще любому оборотню. Но не каждый сможет это контролировать. Точнее, не каждый захочет это делать. Выращенные в Лунной Пади особи привыкли убивать. Это им передаётся с молоком матери, с учениями в стае. С точки зрения Тори — ей повезло родиться не там.
Волчица наблюдала за дальнейшими действиями девушки гордо восседая возле дерева.  «Творцы, она же такая молодая, а уже не может расстаться с этими железяками. Совсем девчонка, а уже встала на скользкую дорожку, которая может завести неизвестно куда. Но это уже будет не моё дело, а отвечать убийца будет лишь перед полной луной, которая сегодня простила ей её грехи».  Оборотница искренне надеялась, что сегодня поступила правильно, спасая эту незнакомку от неминуемой гибели. И правильно показала то, что ужасный проклятый монстр может быть милосердным. Она чувствовала витающее в воздухе напряжение, исходящее от девушки, но это был уже не страх, что, несомненно, радовало. Как только белокурая разобралась со своим оружием, то стало ещё легче. «Похоже, Она без этил клинков чувствует себя совсем незащищённой».
-Что это вообще за место? 
Зверь как бы закатила глаза. «Это лес. Добро пожаловать. Только ты всё равно меня не поймёшь».
-Ты же сможешь меня вывести, правда? Пожа-а-алуйста
Эти слова подкрепили ещё щенячьи глазки, которые. К слову сказать, прекрасно удались блондинке. Грудь Актории поднялась и опустилась в глубоком вздохе. Из ноздрей вырвался еле заметный пар. Серые глаза обратились к небу, прикидывая, сколько у них есть времени до того момента, как луна уйдёт, давая рассвету пролить на Кельмирские леса свои яркие краски.
Длинная белая шерсть дрогнула, когда Волчица начала подниматься с земли. Она неспешным шагом подошла к девушке и подставила ей свою спину. Везти кого-то верхом — далеко не самое любимое занятие оборотницы, но сейчас будет проще доставить блондинку к главному тракту именно таким способом. Через буреломы она сама не проберётся, а горе-убивец увёз её слишком далеко от большой дороги, что бы петлять тропинками. В темноте она уйдёт ещё дальше и нарвётся на ещё большие неприятности... Нет уж, раз Тор взялась спасать эту душонку, то сделает это до конца.
  Что бы поторопить незнакомку, Фреодегар очень шумно фыркнула: затягивать с этим делом не хотелось. [AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]

+1

12

Волчица вздохнула так глубоко и снисходительно, словно была человеком. Она обратила взор серых глаз к небу, будто бы размышляя о чем-то; Элеонора тоже не преминула украдкой глянуть на далекие небеса, замечая в прорехах меж переплетающимися ветками деревьев желтый диск полной луны. Полной луны. "Стоп..." Мозаика произошедшего начала складываться в светлой головушке сама собой. Ночь полнолуния, лес, зверь, что в добрых полтора раза крупнее обычного волка, что будто бы обладает человеческим разумом и пониманием... И если еще минут пять назад разум блондинки был отравлен страхом, не позволяющим мыслить трезво, то сейчас такая отговорка бы не прошла. Слишком многое указывало на то, что перед Аморе сейчас стоит оборотень собственной персоной. "Тогда понятно, почему она не убила..." - девушка прерывисто вдохнула, покосившись на волчицу. Однако, как ни странно, страх ее больше не обуял; в девичьей душе поселилась лишь благодарность и восхищение зверем, что навсегда был во власти полнолуния. "Интересно, какая она в человеческом облике?"
Хищница поднялась с земли, неспешно подходя к убийце. Когда же волчица подставила ей свою спину, северянка весьма удивилась: она никак не ожидала, что ее не просто выведут из чащи, а вывезут. И не сказать, что у девушки хоть раз возникало желание прокатиться верхом на волке: это, как минимум, было странно. Когда же оборотень фыркнула, да еще и шумно, словно пыталась без слов поторопить застывшую в нерешительности пред волчьей спиной девушку, та еще более неуверенно взглянула на зверя. Не сказать, что Эл весила столько, сколько весит хорошо откормленная какая-либо домашняя скотинка, но она все же сомневалась, выдержит ли ее волчица. В конце концов, путь неблизкий, зверю надо тащить не только свою тушку через лесные дебри, а еще и человеческую... Э-эх. "Ладно, чем больше я медлю, тем меньше времени остается до восхода..."
Аморе сделала шажок вперед, проводя по волчьей спине ладонью и ощущая под ней мягкую белую шерсть. Нервно вздохнув, Эл в последний раз бросила взгляд на телегу и кровавое месиво, которое ранее было лошадью, а затем начала процесс залезания на бедную-бедную оборотницу. С горем пополам, но разместиться на спине у зверя у девушки все же получилось; она в первые мгновения вцепилась в белую шерсть что есть мочи, ясно осознавая, что схожести с ездой на лошади здесь будет мало. Привыкшая ездить на спине у лошади, что была все-таки шире волчьей, едва ли девчонка сейчас могла сесть поудобнее и безопаснее, чтобы в процессе езды не свалиться и не потерять сознание снова посредством удара о стылую землю.
- Прости, пожалуйста, если больно, - запоздало извинилась она, выпуская из рук шерсть, а затем осторожно опустилась вниз, ложась на волчицу и прильнув к ней всем телом, прижимая ноги к бокам. "Надеюсь, так будет удобнее", - вздохнула убийца, вновь несколько нервно сжимая мех в ладонях, но уже совсем в другом месте - почти на загривке. - И если тяжело - тоже прости. Я тебе за это... Что хочешь сделаю, честно, - еще один вздох. [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

+1

13

На мгновение в глазах девушки промелькнуло осознание того, кто же на самом деле перед ней. Не просто большая волчица, Волчица. Та, что с восходом полной луны должна терять контроль и превращаться в монстра. Но жуткой истерики и сверкания пятками за этим осознанием не последовало, значит — всё нормально. Но вот нерешительность, что возникла после того, как Тори услужливо подставила свою спину для дальнейшей поездки — заставило появиться с холодных серых глазах зверя искорку недовольства.
  Наконец, наёмница взобралась на спину Актории, но как-то неуверенно и немного неуклюже. Не каждый день нормальным людям доводится ездить на волках. Это явно труднее, чем на лошади, тут нельзя поспорить, но ситуация подталкивает Тори быть немного раздражительной. Вес у девушки был небольшой, но непривычный.
То, что девчонка вцепилась в мех с таким.. хм.. энтузиазмом, заставило зверя тихонько рыкнуть. Инстинктивно захотелось встряхнуться. Желание это было быстро подавлено.
- Прости, пожалуйста, если больно.
Цепкие пальчики уже не так сильно сжимали шерсть, до этого, такое ощущение, просто норовя выдернуть её с корнем из оборотницы.
- И если тяжело - тоже прости. Я тебе за это... Что хочешь сделаю, честно
  «Я запомню это». Если бы волчица могла улыбнуться, то она бы сделала это. «Всё, у нас уже мало времени», - обратив свой взор в сторону полной луны подумала Актория. Её сейчас надо доставить девушку к главному тракту как можно быстрее и безопаснее, а уж потом вернуться к своим вещам. Оставленным достаточно далеко. А потом пуститься в путь по своим делам.
Переступив с лапы на лапу, зверь сделала первый шаг.. затем второй. Третий. Фреодегар будто пыталась распробовать движение с дополнительным грузом.  Следующие шаги уже более уверенные и быстрые. А через пять метров белоснежная туша с девушкой на спине уже ускорилась до рыси. Большие лапы мягко касались земли на еле заметной тропинке, тело ловко проскакивало между деревьями, стараясь сделать так, что бы девушка никак не задела старые стволы.  Там где тропинка уходила в сторону и начинались заросли, Охотница сбавляла темп бега и шла аккуратнее. Непривычно. Очень. И медленно по сравнению с тем бегом, к которому привыкла за все разы превращения в волка. Прыжок, и вот уже поваленное дерево за их спинами. Ещё прыжок, и яма позади. Так животное с человеком, прижавшимся к хребту монстра, двигалось неопределённое время, но луна уже успела заметно сдвинуться со своего места, неумолимо идя к горизонту.  Весь путь мог показаться наёмнице слишком однообразным. Но проклятая легко находила путь там, где его, казалось, не было совершенно.
  Сероглазая волчица остановилась в зарослях у главной дороги. Из ноздрей вырывался пар, говоря о стойко держащейся ночной прохладе. Лапой Тори отодвинула ветку кустарника, показывая наезднице место назначения. [AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]

+1

14

"Боже, дай мне живой доехать до дороги, пожалуйста", - взмолилась Элеонора, едва Волчица сделала первые шаги, приноравливаясь к ощущению дополнительного (живого и шевелящегося) веса. И почему на лошади ездить было так легко? Казалось бы, умеешь ездить на коне - сможешь и на волке при возможности, что ж тут сложного? "Ой, все", - девушка испуганно зажмурилась, сдерживая порыв вновь вцепиться в белую шерсть что есть мочи, едва оборотница зашагала быстрее, увереннее. Увы, вряд ли она бы одобрила...
Блондинка нервно вздохнула, зажмурившись, когда ощутила, что зверь все ускоряется и ускоряется, переходя с шага на быструю рысь. Тряска слегка усилилась, но в целом больше ничего в поездке на волчьей спине убийцу пока что не смущало; она через пару мгновений даже открыла глаза, всматриваясь вперед. Волчица двигалась на удивление уверенно, петляя меж деревьями и рассекая ночь. Кажется, оборотень прекрасно представляла себе их дорогу, раз шла сквозь спящий лес без заминок, ныряя в заросли и мягко касаясь большими лапами лесной подстилки. Правда, во время прыжков Аморе все-таки позволяла себе крепче прижиматься к волчьей спине и сжимать озябшими пальцами густую шерсть.
Сколько они шли? Кто знает. Весь путь был довольно однообразным, а переплетавшиеся между собой кроны деревьев не давали возможности поднять взгляд к небу, чтобы хотя бы примерно определить время. А дорога и вовсе казалась нескончаемой, пейзажи, видневшиеся по сторонам, вкупе со ставшей уже привычной небольшой тряской и мерным волчьим дыханием вгоняли в сон, укутавший уставшую северянку, прижимающуюся к спине зверя, своим одеялом, одурманивая ее прелестной перспективой вздремнуть хотя бы на минут десять... Ну или даже на полчасика... И, увы, сопротивляться этим чарам было практически невозможно; Элеонора, которой сейчас волчья шерсть казалась мягче подушки и уж подавно - соломы в телеге, а спина оборотницы, так удивительно ловко петлявшей по совсем незаметным тропинкам, - прекрасной заменой любой кровати, на какое-то время сумела задремать, плотно прижавшись щекой к шерстке Волчицы. Как она сумела в состоянии полудремы удержаться на спине движущегося огромного волка? Считайте это чудом.
Она открыла глаза лишь тогда, когда почувствовала, что они остановились. Зверь более не двигался с места, выдыхая клубы белого пара, тут же взлетавшего к уже сереющим небесам. Подняв голову и сонно оглядевшись вокруг, Аморе заметила, что Волчица вывезла ее прямо к главному тракту, тактично остановившись в зарослях подле него - не хватало еще, чтобы кто-то увидел огромного полутораметрового волка. Вздохнув, девушка аккуратно спустилась со спины проклятой, ступая на мерзлую землю. Она с благодарностью заглянула во внимательные серые глаза.
- Спасибо тебе, я бы сама никогда не выбралась, - Эл подалась вперед, осторожно обнимая оборотницу в знак все той же благодарности. Но затем она отстранилась, с беспокойством глядя на небо. - Тебе... надо спешить. Скоро луна покинет небо, - улыбнувшись Волчице, девушка махнула ей рукой, выскользнув из зарослей прямо к главной дороге, напоследок добавив: - До встречи... Волчица. [AVA]https://pp.vk.me/c622331/v622331587/4a86d/S-q-qcarEN0.jpg[/AVA]

0

15

Когда девушка соскользнула ос спины зверя, Тори почувствовала облегчение. Нет, ей было не тяжело её везти, но непривычность делала своё дело. Волчица встряхнулась и шумно вздохнула. Благодарность. Что читалась в глазах блондинки, несомненно грела душу даже такому монстру, как оборотень. Обладательница белого меха склонила голову набок в ожидании, ведь она не могла теперь просто так развернуться и уйти. Это было бы просто некрасиво и чисто по-животному.
- Спасибо тебе, я бы сама никогда не выбралась. 
Девичьи руки обвили шею Фреодегар.  Это было искренне, с душой. Волчица снова вздохнула. Но уже не так сильно, что бы не доставть дискомфорта наёмнице. Та в свою очередь достаточно быстро отстранилась и беспокойно глянула на небо, виднеющееся через заросли кустарника.
-До встречи... Волчица.
  Актория кивнула, провожая девушку взглядом. Будет ли ещё встреча этих двух особ на просторе Альмарена? Или нет? Судьба в этом мире — дама очень капризная. Она может много раз сводить одну и ту же пару, которая каждый раз надеется расстаться навсегда, а может не давать встретиться тем, кто жаждет встречи. Точно ясно одно — сегодня Тори сделала всё. Что в её силах, что бы не оказаться очередным монстром из страшной сказки. Благородство и сострадание — удел людей. Если оборотень упустить в себе это, то ему уже никогда не стать тем, кем был раньше. По-крайней мере, так считала сама графиня.
  Запахи около тракта царили совсем другие, нежели в глухом лесу.  Здесь пахло людьми и прочими существами-путниками. Нос то и дело дёргался, вдыхая запахи дороги, считывая всю информацию последних часов. Но ничего ценного узнать не удалось.
  Оборотень дождалась, когда белокурая скроется из виду и развернулась хвостом к главной дороге. Её здесь больше ничего не держало, а наёмница была права:  скоро рассвет, а ещё надо найти свои вещи и раздобыть сытный мясной завтрак. Это только так кажется, что у животных дел совершенно нет, но если ты хоть раз был в шкуре четвероногих, то будешь крайне убеждён в обратном. Волчица буквально сорвалась с  места, начав петлять  между деревьями, уходя всё дальше от тракта, уходя от этой истории, закончившейся для всех благополучно.
[AVA]http://www.pixic.ru/i/T0w0687886a103R4.jpg[/AVA]
Конец

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не ходите в полнолуние гулять