http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Чужими дорогами


Чужими дорогами

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Кто: Алиса, Актория, Харниэл
Где: Путь от Ставки Хастин к Гресу.
Как: Вечер. На небе загораются звезды, легкий ветерок колышет листву. Относительно прохладно.
Казалось бы, обычная ситуация: Красивая путница по пути из одного селения в другое попала в засаду разбойников. Нахальные рожи, сальные усмешки, похотливые мысли и потные ладони. Все как всегда. Тысячи таких девушек исчезли среди лесов и полей из-за своей глупости.
Но в этот раз все совсем не так.

Очередность: Алиса, Актория, Харниэл

Мерные шаги. Шаг за шагом. Звук за звуком. Шуршит длинная юбка, которую хочется оторвать к бесам. Корзинка, накрытая белой тканью, оттягивает руку. Красный чепчик жмет голову, стараясь удержать пышную шевелюру иссиня-черных волос с седой прядью. Неудобные туфли с деревянной колодкой раздражающе стучат о втоптанные в дорожную пыль камни.
Бесит!
Все бесит!
Скорее бы уже произошло то, чего я жду. Скорей.
Внутри все клокочет, требуя выхода пламенной ярости, но я сдерживаюсь. Все мои силы направлены на то, чтобы держаться в с трудом созданном образе. Я - мать троих детей и иду из гостей домой. Вечером. Одна. По отлично знакомой дороге. Наплевав на слухи о разбойниках, которые лютуют в последнее время. Ведь что может со мной случится? Тут всего пара часов ходьбы!
Фу-у-ух... Как сложно изображать дуру, оказывается. Эта миленькая улыбка и добрая песенка, фальшиво вылетающая из груди... Раздражает всё и все.
Ну ничего, мои птенчики... Скоро тетушка Тьма познакомится с вами поближе, и я утолю свой голод... Да и окрестным деревням жить будет полегче. Хотя меня уже достаточно давно не волнуют такие мелочи. Но если есть возможность развлечься за чужой счет, подзаработать да и поиметь красивое лицо заместо обычно вселяемого мной ужаса... или похоти, то почему бы и нет, как говорится?
Я усмехнулась и тут же услышала чей-то похмельный голос, в пьяном угаре орущий мне:
-О! Ребзя, смотрите, какая цаца к нам заглянула! - последовал дикий гогот из нескольких глоток. - Пирожки, небось, прешь?
Наконец, я увидела их. Шестеро ублюдков в рванье, с потрепанными алкоголем и еще какой-то дрянью лицами. Давно немытые волосы свалялись в тугие комки, из ртов пахло сгнившими зубами и хреновой брагой. Глазки бегали, сально ощупывая мою фигуру, прикрытую тугим платьем под горло. Отвратительное ощущение грязи. Даже когда меня насиловали и пытали - даже тогда я чувствовала себя лучше. Не таким ничтожествам лапать мое тело. Нет, явно не им.
Стоп, Алиса! Надо сначала, чтобы все они выбрались из укрытий, давая полное представление о том, с чем ты будешь иметь дело. Хм... вооружены, кто во что горазд. Ножи, пара ржавых мечей, колун и палица. Явных навыков боя судя по первому впечатлению нет ни у кого, кроме вон того, со шрамом на шее. Вот тот может оказаться интересным соперником.
А, может, и нет.
Я округлила глаза в притворном страхе... Но, думаю, этим мужикам плевать на мое притворство. Они уже слишком пьяны, чтоб распознать фальш. А узоры тьмы на моем теле предусмотрительно скрыты тканью, чтобы заранее не отпугнуть тех, за кем я охочусь. Ну здравствуйте, птенчики. Идите сюда, мои дорогие!
Тьма всех любит...
-К-кто вы? - в настолько наигранном испуге, что мне самой стало смешно, спросила я. - Ч-ч-что вам надо?!
Но, опять же, никто не заметил, что шут-то - ненастоящий.

Отредактировано Алиса Коварейн (09-09-2015 21:14:08)

+1

2

Сколько уже прошло времени? Тори не считала дни, проведённый в пути из Ставки Хастин. Она просто отдалась потоку времени, который теперь нёс её вперёд, изредка больно ударяя о уступы воспоминаний. Совсем свежих, ещё полных ярких красок воспоминаний. Встреча с ними была и правда неприятной.
  С чего начать? Ах да, роман с демоном, который казался таким волшебным, таким незабываемым и лёгким, оказался закончен. Неприятно, грустно, но ничего не поделаешь: Актория не смогла бы вечно терпеть подобные исчезновения любимого человека. Расставание оказалось бы неизбежным и ещё более болезненным. Вдобавок, Арфалеон даже не удосужился её снова найти после призыва, хотя уж в этот-то раз найти Волчицу ему труда не составило бы. Но на нет и суда нет.
  Ещё там, в Сарамвее, обида так не съедала девушку. Как это происходило почти всю дорогу. Последние несколько дней это ужасное чувство почти отступило, оставляя на своём почётном месте пустоту. Всё произошедшее в городе-оазисе теперь казалось таким далёким, будто было несколько лет назад.
Всё это маленькое лирическое отступление о моральных терзаниях Фреодегар никак не повлияло на её желание двигаться в сторону родного Рузьяна. Только вот не хотелось очень быстро возвращаться в родные стены. Графиню дома ждут по-умолчанию, но никогда не торопят появляться без собственного желания, что давало полную свободу действий Охотнице. Мать, что тоже была проклята, всегда могла справиться абсолютно со всеми делами семьи без ущерба здоровью. Так что, если белокурая аристократка завернёт по пути в Грес на пару деньков, то ничего страшного, как считает сама Тори, не случится. Уж точно не дома. А вот сама девушка явно умудрится влипнуть в какую-нибудь историю. И, похоже, даже сейчас история не заставит себя долго ждать…
-К-кто вы?
  Голос донёсся до чуткого уха оборотня откуда-то спереди. Была в этих звуках и тревога, которая заставила сердце оборотня дрогнуть и ускорить шаг, но, в тоже время, в голосе девушки слышалась фальшь. Обычное человеческое ухо не уловит эту ускользающую деталь, но любого представителя другой расы она заставит насторожиться. С этой мыслью оборотень снова замедлила шаг, но не остановилась, подбираясь всё ближе к группе людей.
  Активировав артефакт, что заглушал шаги, Тори скрылась за густой листвой кустарника, что бы поближе к компании. Вечерняя тьма, опустившаяся на дорогу, уютно укрывала девушку от глаз, а браслет не позволял услышать её и без того мягкие шаги. Арбалет же потихоньку был заряжен и готов к внезапному применению.

+2

3

Нужен был отдых, чтобы переосмыслить все случившееся. Пустой дом теперь навевал не просто тоску, он будто высасывал все силы. Раньше здесь была дружная семья, от которой остался он один. Дверь в комнату матери была закрыта все это время и Харниэлу казалось, что оттуда идет холод. Не морозный свежий ветер, а холод утраты. Вивенди пытался больше времени проводить в лавке, так как здесь хоть мать и бывала, но очень редко, так что вещей, напоминающих о ней, было на много меньше. Кроме того сюда заходили покупатели и можно было отвлечься от своей проблемы, выслушивая чужие истории. Да, у всех в жизни случались трагедии, жизнь так устроена. Харни понимал это, поэтому старался не жалеть себя. С другой стороны он чувствовал свою вину, что так мало оплакивает свою мать. Ему казалось, что таким образом он выказывает свое неуважение к ней.
Легче всего вивенди было на свежем воздухе, когда легкие потоки ветра окружали его. Где-то среди них была его мать, которая уже никогда не примет облик человека. Но именно на улице он чувствовал ее присутствие и от этого становилось немного легче. Теперь, после закрытия лавки, Харниэл не спешил домой. Он отправлялся погулять и, бывало, что бродил часами то в горах, то на заснеженных просторах Ледяной Империи. Со временем он стал отдаляться все дальше, туда, где были зеленые деревья, где был теплее ветер, где было больше жизни. Он не брал с собой скрипку. Теперь, ее заменили метательные ножи. Однажды Харни поймал себя на мысли, что он ищет встречи с убийцей матери. Глупо конечно, но в жизни все возможно же.
Вот и в этот раз вивенди забрел довольно далеко от своего дома. И не просто далеко, а чуть ли не на другой конец мира. Он просто слился с потоком и мчался в его ритме. Здесь были другие деревья, другая листва, другая жизнь. Снова став человеком, Вивенди бродил по лесу, неслышной тенью, и просто наслаждался тем, что в другом месте ему дышится легче. Каждый раз, отправляясь на такую прогулку, Харни потом возвращался домой практически на рассвете уставший и сразу засыпал. Но в этот раз все пошло не так. Его чуткий слух уловил какие-то голоса. Вечер. Темный лес. Он и не ожидал, что кто-то будет в такое время в таких местах, а тем более девушка, так как женский голос он услышал четко. Можно было, конечно, не обращать внимания, но кроме женского голоса он услышал мужские и их интонация ему не понравилась. Неслышно, вивенди начал приближаться к тому месту, откуда шли звуки. Остановившись в тени деревьев, вивенди увидел девушку, которую окружала группа человек, явно настроенная не совсем доброжелательно. Харниэл нахмурился. Вспоминая недавний опыт, когда помощь обратилась в катастрофу, он хотел было уже уйти, но в голове мелькнула мысль, что терять ему уже нечего. К тому же, злость на убийцу матери моментально переметнулась на эту группу мужчин с оружием в руках.
Не долго думая, вивенди, по прежнему скрываясь в тени деревьев, метнул один нож в одного, у которого в руках находились два ржавых меча. Метательный нож угодил прямо в горло цели. Мужчина замер на минуту. На его лице тут же отразилось недоумение, а, спустя пару секунд, из раны и изо рта хлынула густая темно-красная кровь. Это, на некоторое время, привело всех остальных в замешательство.

+2

4

Кровь брызнула мне в лицо, когда чей-то нож пробил горло рядом стоящего мужчины. Тьма. Они мои!!! Аргх! Это мои игрушки! Ненавижу!!! Ярость брызнула в кровь расплавленным жаром, сдирая с мира разноцветье, обнажая его серое бессердечное нутро. И окончательно стирая с лиц этих ублюдков остатки эмоций. Всех, кроме страха.
*Алиса резко стала серой с серебром тенью самой себя, лишившись красок.
Тьма с рыком вырвалась из меня, скользнув по рукам вниз, черными облаками срываясь вниз. Хищные струйки рванулись к разбойникам, обхватывая их ноги, привязывая к месту, где им не посчастливилось находиться. Но это уже было не важно. Я начала танец. Шаг. Точка. Рука сминает кадык ближайшего разбойника, расплескивая фонтан крови. Тьма с яростью рванула чью-то ногу, валя неудачливого мужичка под дикий вопль. Еще шаг. Музыка криков и дополняется барабанной дробью хрустящих костей под жестким ударом. Разворот. Точка. Косой маховый сносит еще одного мужика. Они начинают приходить в себя. Я смеюсь. Радость и упоение чужими страданиями захлестывают меня с ног до головы. Кувырок, сальто.
Убивай, девочка темная, убивай.
Танцуй во тьме. Танцуй.
Точка. Скинуть опостылевшие кандалы деревянных башмаков. Порвать юбку на лоскуты, освобождая ноги. Тьма клубится вокруг пальцев. Сталь сверкает вместо глаз. Оружие? Зачем мне оружие, когда я сама – оружие? Я снова рассмеялась, вглядываясь в их искореженные страхом лица.
-Хотите поиграть, мальчики? – немного рокота в голосе. Немного угрозы. Не переиграть. Не передержать. И в последний раз спустить пружину напряжения. – Тогда бегите, ублюдки. Бегите как можно быстрее. Тьма дает вам фору в сотню вдохов.
Я демонстративно стряхнула все еще тянущиеся от меня к ним темные эфемерные сущности, освобождая их. Улыбочку! Больше сладострастного порока и предвкушения крови и ужаса в глаза. Ну что же вы стоите, мальчики? Я демонстративно вздохнула, показывая, что отсчет пошел. Они переглянулись и рванули прочь. Как можно быстрее. Оставляя раненых и убитых товарищей, бросая самое тяжелое оружие и все, что мешает скоростному сверканию пятками. Глупышки! Все равно догоню, если захочу! Но пока…
Пока у меня есть более интересные дела. Например, узнать, кто мой таинственный метатель? Поэтому я проводила взглядом убегающую четверку и обвела взглядом близлежащие кусты и заросли в поисках того, кто испортил мне игру, обломав весь оргазм от убийств и насилия.
Я стерла чужую кровь со щеки, задумчиво посмотрела на испачканную ладонь и вздохнула, заметив красные проблески на темно-сером мазке. Тьма разжимает тиски на моей душе, вновь возвращая меня в мир обычных людей. Но менее злой я от этого все равно не стану. И прощать того, кто лишил меня удовольствия от первого, самого вкусного страха, я не собираюсь. Я оправила драные ошметки юбки и двинулась к кустам, от которых, вроде бы, прилетел хищный металлический зуб, прервавший мою игру.
-Ну что, спаситель, - с толикой ехидства поинтересовалась я у неизвестного. – Все еще рад своему глупому желанию помочь бедной и несчастной девушке?

Отредактировано Алиса Коварейн (15-09-2015 00:16:07)

+2

5

Вся эта ситуация не вызывало ровном счётом никак радостных эмоций. Что-то подсказывало, что на арене событий появилась ещё одна фигура, но она не спешила показываться, ровно как и сама белокурая охотница. Но, внимание к себе новенький всё же привлёк своими действиями. Зоркий оборотничий глаз успел уловить полёт метательного орудия, что лишило жизни одного из напавших на девушку мужчин. Актория закрыла рот рукой от увиденного зрелища. Графиня хоть и обладала достаточно крепкими нервами, но видеть смерть людей она не любила. Животные одно дело, но люди…
  А то, что произошло потом вообще выбивалось за рамки восприятия реальности. Столкнуться с кем-то тёмным Охотница не ожидала, поэтому сие стало достаточным потрясением. Рука опустилась вниз, но рот так и остался приоткрытым не то от ужаса, не то от удивления. Нет, Актория не была трусихой, но сие, уж простите, её впечатлило.
-Ну что, спаситель, все еще рад своему глупому желанию помочь бедной и несчастной девушке?
«Уж не знаю, как этот спаситель, но я точно не рада». Обороть взялась за арбалет, готовясь выпустить болт в эту так называемую девушку, что на практике оказалась колдуньей. Уж насколько были правдивыми все рассказы об оборотнях и их тёмности, об их злодеяниях, но сама Тори  не была одной из этих стай, что творили бесчинства. В её душе был свет, который требовал хоть какого, но истребление Тьмы. Особенно, свежая обида на демона только подливала масла в огонь. В разделении выродков Рилдира на стихийных и классических дворянка была не сильна, поэтому для ней всё слилось воедино. Теперь мир какое-то время делился лишь на белый и чёрный, напрочь лишаясь серого.
Тёмные бровки сдвинулись к переносице, выражая напряжение и злость. Тонкий пальчик лёг на спусковой крючок арбалета и, после прицеливания, мягко надавил на него. Но, не всё так гладко бывает в охоте, как того хочется любому приверженцу этого ремесла. Резкий звук взлетевшей за спиной птицы заставил руку дрогнуть и болт со свистом пролетел мимо уха странной особы, да врезался в ствол дерева у третьего участника сей сцены. «Амат, да ты издеваешься! Творцы явно такого не предвидели. когда составляли где-то там мой путь». Фреодегар была впервые расстроена тем, что ей не удалось устранить человекоподобное существо. Пожалуй, назвать светлой аристократку всё же нельзя, ведь червоточина эта была далеко не уделом светлого существа, хоть и должно было послужить той эфимерности, которую все кличут добром.

Отредактировано Актория (15-09-2015 21:19:21)

+1

6

Конечно внешность бывает обманчива, но чтобы на столько. Прежде Харниэлу приходилось встречать дракона в образе девушки, милую девушку с тяжелым прошлым, у которой оказался твердый, но добрый характер, ну и девушку-тифлинга. Но то что сейчас предстало перед ним ни шло ни в какие рамки. Незнакомка, которая несколько минут тому назад могла стать жертвой злобных разбойников, сама превратилась в хищницу. Представшее зрелище больше походило на на сражение, а на бойню, где конец уже предрешен. По спине у вивенди пробежали мурашки.
Да что это такое? Демон? - мелькнула у него мысль. А если и демон, то зачем разгуливает здесь по темным лесам, зная, что в таком облике найдет приключение на свою пятую точку. Специально их приманивает? Бандитов? Что за добрые порывы у демона?
Харни казалось, что у него заложило уши, потому что он не слышал криков. Ему казалось, что рот у несчастных раскрывается в безмолвии. Не в силах отвести от этого взгляд, вивенди так и застыл на месте, впившись ярко-голубыми глазами в кровавую сцену. Конечно, он тоже хотел бы отомстить, но сейчас это желание в нем уступило место жалости, омерзению и непониманию.
Очнулся Харниэл только после того, как девушка обратила оставшись в бег, а сама, развернувшись к зарослям, направилась в сторону вивенди. Харни неслышно сделал шаг назад, скорее по инерции, чем из страха. Как-то не было у него желания показываться на глаза той, которая в считанные минуты перебила банду разбойников.
Быть может у вивенди был шанс неслышно скрыться в тени, но, видимо, по хорошему закончится эта встреча не могла. Харниэл уловил вибрацию в воздухе от движений, который исходили от зарослей неподалеку. Легкий шаг в сторону и сзади послышался треск дерева, в которое врезалось что-то металлическое.
Здесь еще кто-то? - мелькнула мысль у вивенди и только после этого он понял, что этот один шаг был в неверном направлении. Он вышел из тени зарослей и оказался в пару шагов от той, которая обладала "страшной" силой.  Харниэл напрягся и внимательно посмотрел на девушку, но его взгляд так же скользнул сквозь нее, где мелькнуло что-то светлое.

0

7

Тьма вековечная! Да что тут за дурацкий фарс творится! Стрела пролетела у самого уха, срезая прядь волос и впиваясь в дерево напротив. Я хотела было обернуться туда, откуда прилетел этот странный снаряд, но тут взгляд зацепился за тонкую фигуру длинноволосого мужчины, выступившего из тени деревьев там, куда только что вонзилось холодное металлическое жало. День становился все чудесатее и чудесатее…
-Спаситель мой, еще пару мгновений назад я хотела тебя убить… - хмыкнула я, сжимая кулак с пляшущей вокруг него тьмой. – За то, что испортил мне игру. А я этого не люблю…
Безумная улыбка играет на губах. Несколько длинных, полных зовущей игры и танцевальной грации шагов, и я оказываюсь рядом с ним. Аккуратно снимаю доставший меня чепчик с головы, бросаю его на пол, распуская черные водопады волос, обрушившиеся на мои плечи штормовыми волнами. Тьма растаяла без следа, когда я протянула руку и со всей возможной нежностью коснулась его подбородка, подушечками пальцев ласково проводя аккуратной линии скулы. Я любовалась его лицом, идеально выверенным, искусно слепленным, скульптурным, изящным.
-Но ты – красивый, - закончила я свою мысль, улыбаясь чуть менее безумно. И гораздо более страстно. – Мне бы хотелось… Много чего, но не сейчас, красавчик. Сейчас надо познакомиться с последним участником комедии положений.
Я приложила палец к его губам, прося ничего не говорить. Сейчас и здесь – слова почти не важны. Важны страсть и ярость, клокочущие внутри нас. Важны чувства и эмоции. Я подмигнула ему и сделала разворот на пятке, всматриваясь в кусты напротив злополучной поляны. Там где-то сидит стрелок, жаждущий кого-то из нас. Скорее всего, меня. Врядли этот голубоглазый брюнет станет причиной такой страстной жажды убийства, что захочется его убить прям вот так, из кустов, как дичь на охоте. А вот я… особенно, после недавнего представления…
Я усмехнулась и развернулась полностью, поднимая обе руки вверх. Пусть видит, что я безоружна и не собираюсь нападать. Хотя как бы я могла это сделать? Между нами шагов пятнадцать минимум, и пока я, даже пользуясь некоторым преимуществом в скорости перед обычными людьми, успею их пробежать, стрелок успеет совершить выстрел. Как минимум один. А дальше… Дальше как кости наших судеб лягут. Если бы промахнулась – танец был бы интересен. Если бы попала… Что ж, одной мертвой темной в мире стало бы больше.
Но я не хочу пока играть в эти игры. Мне интересно видеть, с кем свела нас моя подруга-пересмешница здесь и сейчас. Поэтому…
-Дорогой мой стрелок, - громко позвала я, высматривая малейшее движение на той стороне. – Будь добр, яви свое личико нам. Все же… Не зря нас свела Судьба, чтобы мы тут поубивали друг друга, даже не познакомившись. Это было бы невежливо по отношению к затейнице, не находишь?
Усмешка сама наползла на мое лицо. Нет, вечер однозначно удался. И плевать, что я могу умереть! Зато… это же весело. Весело и чудесно. Кто этот парень сзади? Кто этот стрелок? Да и кто я в нашей колоде карт? Валет, дама, семерка, туз? Кто мы? В какую игру нами играет Плетущая нити? Почему?
Тихо вскрикнула птица, поднимаясь со своего насеста где-то в тени деревьев. Где-то завыл волк. Лес жил своей жизнью, позабыв про таких неместных и непонятных людей, ведущих странный разговор в его убаюкивающих объятиях. В лесу все шло своим чередом. А у нас?..
Я улыбнулась, обнажая белые ровные зубы.

+1

8

Разочарование посетило душу и разум Охотницы, когда болт, предназначавшийся Тёмной, пролетел мимо. Уж виной ли тому лёгкая депрессия после расставания с демоном или нет,  но  впервые Актория испытывала подобные эмоции. Но дальше оборотень практически затаила дыхание. Весь монолог прекрасной (тут и не поспоришь) девушки, что владела поганой магией тьмы, был прослушан на одном вдохе ровно до того момента, пока вернувшаяся к нормальному состоянию особа не пригласила Тори появиться на арене развернувшегося действа. Будто белая вспышка промелькнула перед глазами, возвращая аристократку в реальный мир.
Это было бы невежливо по отношению к затейнице, не находишь?
Тьма стояла так близко, так соблазнительно близко. Ровно настолько, что бы можно было без промаха выстрелить. Но запал прошёл, схлынув ледяной волной куда-то вниз, давая разуму прийти в себя и осознать всё происходящее. «Твою мать. Что ты творишь, дура? Творец из тебя никакой, между прочим», - сказано самой себе. Арбалет опустился, а сама белокурая графиня шагнула вперёд, выбираясь из укрытия. Шаг мягок, да ещё и артефактом приглушается. Поэтому её появление можно было считать самым тихим из всего, что произошло за последние минуты. Оружие разряжено и опущено, однако не стоит забывать о кинжале, что покоится на поясе. Он может быть пущен в ход хоть в следующее мгновение. Ровно как и сила оборотничья.
- Ты красиво говоришь, отродье Рилдира, - как можно спокойнее произнесла сероглазая,- и про судьбу. И про вежливость. Неужели ты во всё это веришь?
  Только теперь Актория обратила пристальный взор на мужчину. Он пах не как обыкновенный. Запах был более лёгким, ненавязчивым. Аромат никак не совпадал с тем, что до этого приходилось унюхивать девушке. Он красив, как и говорила до этого страшная незнакомка. Но после её же слов Тори показалось. Что это красота выступила своеобразной валютой, которой он откупился от смерти. Только не подписался ли он этим на что-то ещё, что-то похуже? Интересный вопрос.
-Красавчик, ты ведь не человек. Верно?
Взглядом белокурая пробежалась по его лицу и телу. Но графиня не позволила себе долго смотреть га мужчину. Пора была вернуться к звезде сегодняшнего вечера, которая, собственно, и собрала таких разных существ на одной дороге.
- Что за глупый маскарад ты устроила?

+2

9

-Спаситель мой, еще пару мгновений назад я хотела тебя убить… - обратила на него внимания девушка. Харниэлу казалось, что тени вокруг нее не просто шевелятся, они живут собственной жизнью. В руку незаметно скользнул еще один нож, но, пока что, его прикрывал рукав рубашки и ладонь вивенди. Откуда-то возникла уверенность, что если он сейчас направить оружие против этой девушки, то оно не достигнет цели, а будет поглощено этой тьмой, что струилась вокруг незнакомки.
Оказавшись рядом, всего в несколько мгновений, девушки распустила волосы. Темные пряди легли на плечи и волнами обрамили лицо, оттеняя бледное лицо, которое в лунном свете казалось фарфоровым. Да кто же она? Крепче зажав нож, Харниэл не отводил взгляда от глаз незнакомки. Мысленно он приготовился к тому, что найдет там что-то ужасное, то, что будет связанно с миром тьмы. Но это был человек, как ни странно. Простой... Нет, не простой человек. Она владела магией, той магией, которая не всем под силу и которую не все избирают. Если уж она сама предпочла связать себя с ней, то либо она безумна, либо здесь есть очень веская причина.
Внезапно девушка протянула руку и легонько коснулась его. Харни думал, что почувствует холод или этот будет какой-то скрытый удар, но нет. Рука была хоть и прохладная, но не ледяная, что говорило о том, что эта девушка не восставшая из мира мертвых, а человек из плоти и крови. Который смог в один миг уничтожить таких же людей. Да, пусть они были и разбойниками со злыми помыслами, но, все же, живыми существами. И одно дело убивать в целях самозащиты, а другое - просто рвать на куски.
Вивенди нахмурился после сказанных ею слов и немного отстранился. Хотелось задать вопрос, кучу вопросов, но девушка приложила палец к губам, показывая, что хочет выманить стрелка.
И у нее это получилось. Из-за кустов появилась светловолосая незнакомка с арбалетом в руке. Она двигалась так бесшумно, что ни одна травинка не шелестела под ее ногами. Картина складывалась довольно необычной. Вивенди мысленно уже решил для себя, что это была плохая идея залезать в такие дебри на ночь глядя. И если блондинка не внушала какого-то внутреннего беспокойства, хотя оружие в ее руке могло говорить об обратном, то девушка с темной силой заставляла все время быть наготове.
- Мне кажется, что обыкновенного человека среди нас точно нет, - отозвался Харниэл, на вопрос белокурой незнакомки. - Единственных людей только что разорвали в клочья и обратили в бегство, - вивенди даже не хотел смотреть в ту сторону, где валялись останки бандитов.
В голове никак не укладывалось, что столь прекрасные и, на первый взгляд, хрупкие создания, как эти две девушки, могут делать в такое время в лесу. И если причину для одной уже можно было понять, то вторая тут оказалась случайно, так же как и вивенди?
Светловолосая незнакомка задала вопрос, который так же мучила Харниэла. Но, почему-то, он сразу знал, что ответ ему не понравится.

+1

10

Я наслаждалась этой игрой. Этим танцем на лезвии ножа. Мои новые знакомые были обворожительны и смертельно опасны. Это заводило пуще любого зелья. Эта джанга на троих, вальс в шесть ног, пленяли непредсказуемостью сюжета и сложностью партий.
Мужчина и две женщины. Темноволосая и белокурая.  Ирония и насмешка пересмешницы. Во мне клубится мрак, а в неизвестной пока владелице арбалета? Судя по мелькнувшему в ее глазах отвращении - она из светлых. Судьба решила довести картину до абсурда? И их диалог с метателем лишь подкинул дров в костер моего веселья.
Я фыркнула от удовольствия, но сдержала смех, лишь одну улыбку позволив себе.
-Маскарад? - протянула я в ответ, нагло проигнорировав все ее оскорбления, большую часть вопросов и насмешливо растягивая гласные. - Ты не поверишь... Людям помогаю!
Вот тут я наконец-то поддалась смеху. Он рвал внутренности, скалил зубы, вырываясь дикой истерикой. Слава темным богам, я смогла взять себя в руки быстрее, чем у моих собеседников появилось желание пристрелить меня, как безумную. Хотя... Почему, как?
-Тьма... Этот вечер должен был быть просто интересным... А стал прекрасным! - я обвела их обоих веселым взглядом, даря им сотни бесенят сумасшедшей радости. - Давно я так не радовалась встрече на ночных дорогах, мои дорогие!
Музыка звучала в моей голове, заставляя танцевать, но я боролась с ней, боролась с этим своим желанием. Пока рано. Пока... Да и согласятся ли они станцевать с тьмой, живущей в моем теле? Думаю, нет. Я порхнула к мужчине и снова коснулась его подбородка, ловя его взгляд.
-Тебе жалко этих ублюдков? Они убивали и грабили на этой дороге путников. Или тебе жалко их, потому что их убила Я? - я отпустила его взгляд и его подбородок. - Не находишь, что это двойные стандарты?
Я обернулась и посмотрела на светловолосую.
-А тебе, светлая госпожа, хотелось меня убить за то, что я их убивала? Или за то, кем я являюсь? - я подняла руку на уровень глаз и развернула ладонь, на которой заплясала-заклубилась тьма. Улыбка коснулась полных губ. - Я - чудовище, не буду скрывать. Я порождение кошмара. Его питомец и выкормыш. Но вы-то сами далеко ушли от меня? Все мы - убийцы. И все мечены кровью. Чужой кровью. И своей.
Кулак сжался, расплескивая мрак. Улыбка сошла с лица. Я сжала губы и обвела их обоих холодным взглядом. Мертвенные лучи ночного светила заливали поляну нашей встречи, слизывая краски. Даже кровь, и та почернела, лишь на толику оттенка сохранив свою красноту. Похожим образом я вижу мир сквозь стальную поволоку ярости. И сейчас мы трое - лишь наброски самих себя. Более точные или более размытые. Как посмотреть.
-Но все это - неважно. Ни наши взгляды, ни наша вера, ни наше прошлое, - я посмотрела на небо, коронованное ветками деревьев. - Важен лишь этот миг. Здесь и сейчас.
Я коснулась рукой татуировки на голом бедре, где темные символы плели кружева темных узоров. Зябко поежилась. И лишь потом снова взглянула на них. На этих двоих. Они могут меня убить. Могут прервать то рилдирово дерьмо, что я называю своей жизнью. Стоит только вывести их из себя... Только просить их об этом не надо. Сразу попытаются сделать прямо противоположное, и спасти меня от меня же самой. Вот же тьма. Стою и размышляю, как сподручнее с помощью светлых совершить самоубийство!
Последний бокал вина явно был лишним.
-А здесь и сейчас один из вас помог мне победить банду разбойников, а вторая - попыталась пристрелить. Хотя я, вроде бы, совершаю богоугодное дело... - с насмешкой посмотрела я светловолосую. - Или?..
Я оставила вопрос висеть в воздухе. Неоконченный, недозаданный. И от нее зависит, какой она сама себе его задаст. И какой ответ я получу. И получу ли я его вообще.
Молчание - тоже ответ.
*офф. Пишу с телефона, поэтому не все так гладко, как хотелось бы*

+2

11

«Амат! Это Рилдирово отродье слишком много говорит», - поджав губы думала белокурая.
-А тебе, светлая госпожа, хотелось меня убить за то, что я их убивала? Или за то, кем я являюсь?
«Только за то, кем ты являешь уже можно открутить эту, несомненно, прелестную головушку». Но Тори молчала, давая тёмному порождению высказаться. Зачем? Она сама не знала, но встревать в этот монолог не спешила. И снова болтовня. Слова о том, что важно и нет. А важно оказалось лишь то, что вся троица собралась сейчас именно здесь и именно в это время. Только Актория не могла понять — почему брюнетка выделяет именно это.
-А здесь и сейчас один из вас помог мне победить банду разбойников, а вторая - попыталась пристрелить. Хотя я, вроде бы, совершаю богоугодное дело...  Или?...
- Ты не совершала правосудие. Ты игралась, услаждала тьму в своей душе и теле, - с доле презрения выпалила Охотница,- Ты еле сдерживаешься, что бы не сойти с ума. Ты даже благое дело превращаешь в… в… в полную хрень ты его превращаешь.
Тори сама удивилась, что не могла подобрать нужного слова, хотя вся известная ругань так и вертелась на язычке. И вообще вся ситуация казалась абсурдной и выдуманной, словной дурной сон или неудачный кошмар. И можно было подивиться самой себе ещё больше. «Откуда во мне столько злости? Столько желания убить её? Неужто он так сильно меня задел, что мне теперь хочется отыграться на Тьме за мои чувства?». Можно было смело кивнуть в знак согласия самой себе, но Фреодегар ещё не была сумасшедшей, что бы разговаривать самой с собой, поэтому она лишь чётко осознала причину своего гнева. Последний от этого не уменьшился, но стало немного полегче. Не пропала злоба в холодных серых глазах. Она сменилась отчаянием. Рана на сердце и душе была глубока и неизвестно, когда она зарубцуется.
- Но ты явно здесь не для того, что бы наши внутренние демоны выплывали наружу, - уже спокойнее, но всё же с ноткой жёсткости по отношению к незнакомке, учинившей весь этот кошмар.
А что же касалось мужчины? Он пока был мало интересен оборотнице. Только, разве что, ей хотелось понять, почему от него пахнет не так, как от человека. И почему он так не человечески красив. Это может подождать.

+1

12

Харниэл совершенно не понимал, что здесь происходит. Казалось, еще минута этих странных разговор в темноте и он тоже начнет сходить с ума как и эта девушка, которая так яростно уничтожала людей. Все что она говорила, с одной стороны, напоминало бред сумасшедшего, а еще больше, бред помешанного на чем-либо. Ее непонятная радость, вернее, ее слова о том, что она испытывает радость. Правда в свете луны вивенди прекрасно видел, как блестели ее глаза. Вся ситуация сейчас походила на ненормальный сон и мог бы вызвать только смех, если бы не ощущение тревоги и напряжения.
-Тебе жалко этих ублюдков? Они убивали и грабили на этой дороге путников. Или тебе жалко их, потому что их убила Я? - снова оказавшись рядом, прикоснулась девушка к Харниэлу. - Не находишь, что это двойные стандарты?
Вивенди нахмурился. Тем временем девушка уже обратилась к блондинке.
Что за чушь она несет? - Харни сильнее сжал нож, спрятанный в рукаве. Пусть она и уничтожила "плохих" людей и сама же говорит о том, что убийство совершало во благо, но откуда можно знать, во имя чего совершали свои действия поверженные ею бандиты? К тому же, физическое уничтожения объекта твоей ненависти не гарантирует спокойствие. Уберешь одних, на их место придут другие. Правда, судя по тому, что говорила эта девушка, она совершала убийство не ради своего спокойствия. А ради чего? Забавы? В голове тут же всплыл образ растерзанного тела матери. Она оказалась просто в ненужном месте в ненужное время. А если бы то существо имело хоть каплю разума и не было ослеплено жаждой мести, то все обошлось бы. По крайней мере в это хотел верить вивенди.
Вот и сейчас перед ним стояло.... Да, стояло существо, которое просто напичкано какой-то ненавистью, но, при этом, получает от этого удовольствие. Если уничтожить его, станет от этого лучше или нет?
- Довольно этого бессмысленного бреда, - довольно громко проговорил Харниэл. - Неважно кто ты и во имя чего совершила убийство. У тебя такие же двойные стандарты. Убивая убийц ты не становишься лучше, ты становишься таким же убийцей. Хочешь вершить правосудие, отдай их на честный суд, где не ты одна будешь выносить приговор.
Вивенди бросил серьезный взгляд на блондинку, затем снова сосредоточил свое внимание на второй девушке.
- Убитых не вернешь, да и мы не в праве рассуждать кому сейчас жить, а кому умереть. На сегодня достаточно крови, мне так кажется, - сделал он легкий кивок в сторону трупов. Затем Харни демонстративно вытащил из рукава нож и убрал его за пояс, показывая тем самым, что сражаться он не собирается. Провоцировать того, у кого и так с психикой не совсем в порядке - это глупо. Конечно он не особо верил, что они смогут мирно разойтись, но нужно хотя бы сделать так, чтобы все обошлось минимальными потерями.

+1

13

-А судьи кто? – усмехнулась я в ответ на ее слова. – Меня наняли устранить эту банду жители окрестных деревень. Вот и все. А то, что я при этом еще и немного утолила свою жажду… Кого это волнует?
Я пожимаю плечами. Правда, кому какая разница, что я кроме платы золотом получила маниакальное удовлетворение своей страсти к убийству, насилию и прочим прелестям темной жизни? Это мелочи. Такие мелочи, которые и упоминать не стоит. Ибо богам плевать на них еще больше людей. И уж тем более на наших внутренних демонов, про которых заметила светловолосая.
-Нет, мне до ваших демонов дела нет, дорогая. Я вообще не для того сюда пришла, - я улыбнулась и подняла свою корзинку с вещами, которая чудом не получила никаких повреждений в этом маленьком идиотическом происшествии, имевшем место в недавнее время. – Иногда случайность – это просто случайность. Но случайность приятная. Не правда ли?
Тонкие пальцы откидывают полотенце, обнажая черное тканное нутро. Привычная моя одежда и мои любимые ножики, которыми я так сегодня и не воспользовалась. И блеснувшая в свете луны серебряная штучка со знаком Имира, которая в очередной раз решила показаться на глаза окружающим в наглую игнорируя волю хозяйки.
- Довольно этого бессмысленного бреда, - довольно громко проговорил, отвлекая меня от моего занятия Харниэл. - Неважно кто ты и во имя чего совершила убийство. У тебя такие же двойные стандарты. Убивая убийц, ты не становишься лучше, ты становишься таким же убийцей. Хочешь вершить правосудие, отдай их на честный суд, где не ты одна будешь выносить приговор.
Вот тут я не выдержала. Я рассмеялась в голос. Действительно, когда и где я умудрилась сказать так, что он понял, что я считаю себя лучше их? Я – еще большее зло, просто сегодня и сейчас мне захотелось поиграть на стороне светлых. И выполнить их работу за них. А этот… хм… светлый с темными волосами никак не унимался.
- Убитых не вернешь, да и мы не в праве рассуждать, кому сейчас жить, а кому умереть. На сегодня достаточно крови, мне так кажется, - такой демонстративный кивок в сторону всего лишь пары маленьких, чуть изуродованных трупиков… Ну вы чего. Это же так мило, так украшает окружающий пейзаж! А уж сколько пафоса было в его убирании ножа. Господи, имирово отродье, да что ж вы все так любите такие жесты. Ой, смотрите, какой я весь из себя пацифист, ручки иксиком сложил, ножи попрятал. Да ложь это все, и все мы это понимаем.
-А я и не говорила, что я – лучше их. Я – чудовище, - отсмеявшись, я подняла свою любимую памятную бляшку с земли и покрутила ее в руке. Каждый раз, когда я вижу ее, я думаю, зачем она мне. И каждый раз не могу дать ответ на этот простой вопрос. Зачем я ношу память о той, кем мне уже не быть никогда? – Хуже любого, кто сейчас находится на этой поляне в живом и не очень виде. Но здесь и сейчас это отходит на второй план. А ножик ты зря спрятал. Я хотела попросить тебя помочь… Но ничего, сама справлюсь.
Я вытащила длинный стилет зловещего вида, усмехнулась, пробегая глазами по лицам собеседников. Как они сейчас оценят мои действия, что сделают? Бесы и Тьма, мне так весело, что прям плакать хочется от этих наших игр. Аккуратное движение, и лезвие взрезает шнуровку на спине, освобождая меня от стискивающих объятий корсета.
-Не могли вы на пару мгновений отвернутся, а то мне надоело ходить в этом непотребстве, - попросила я их, начиная медленно стягивать рукава. – Мне, конечно, стесняться нечего, но вы же светлые…

+2

14

Тори снова слушала. И снова следила за действиями своих собеседников. Они были странные. Непонятные. Их мотивы — загадка. Что хочет эта сумасшедшая тёмная? А мужчина, так пафосно убравший своё оружие? Голова идёт кругом от того, что сейчас происходит на дороге. Белокурая даже не заметила, что за всё время по дороге больше никто не прошёл. Никого, кроме этой троицы не было и в помине. Но это всё не мешало думать и делать свои маленькие выводы. «Найм? Тогда всё встаёт на свои места. Но это не даёт право применять тёмную магию в светлых землях». Но тут же встал ещё один вопрос «Хей. А сама-то ты светлая? Самой-то тебе положено находиться здесь?». Но на этот вопрос самой себе Актория могла ответить однозначное «да». Она не считала себя тёмной, как могли бы посчитать остальные, узнав настоящую сущность собеседницы. И ничто не может сейчас переубедить девушку в её благих намерениях и осознавании себя частью так называемого Света. Пусть это может быть ошибочными домыслами на свой счёт, пусть это явный самообман, но сейчас всё настолько запутано, что такая твёрдая вера в своё место в этом мире позволяет удержаться на плаву.
-Не могли вы на пару мгновений отвернутся, а то мне надоело ходить в этом непотребстве.
  Графиня лишь прикрыла рукой глаза. Посчитав, что отворачиваться - делать слишком много чести.
- Что это была за побрякушка? Со знаком Имира?
Фреодегар не была через чур религиозной, да и вообще уповала на помощь давно исчезнувших богов слишком редко, но сейчас всё же эта маленькая штучка привлекла внимание. "Знак Имира? У неё?". Это любопытно. И не могло ускользнуть в свете луны от взгляда белокурой.
- Сразу видно, что она твоя. Но... ты же Тёмная. Что у тебя может делать знак Имира?
Оборотень не знала, что предпринять. Желание убить эту особу немного отступило, но совершать жест, подобный тому, что совершил брюнет, она не собиралась. Сейчас наличие оружия внушало чувство спокойствия и защищённости.

+2

15

Наняли? - Харниэл только тяжело вздохнул и отвел взгляд в сторону. С одной стороны он был возмущен тем, что местные жители так слепы и не могут найти более достойного, способного защитить их жизни менее кровожадным путем. Но, с другой стороны, страх всегда толкает на необдуманные поступки. Наверняка людям было уже все равно кто, лишь бы убрал этих нарушителей спокойствия. Вот только о последствиях никто не задумался. Убив бандитов, исполнитель может легко перекинуться и на сами деревни. Почему бы и нет? В дали от крупных городов, свои законы. Когда кто-нибудь хватится, то убийца уже будет на другом конце мира. Если уж убийство придорожных бандитов доставляет удовольствие, то будет не удивительным, если можно испытать наслаждение, вырезая целые деревни.
Вивенди снова посмотрел на девушку. Конечно, может быть и такое, что она совершила это из чистых помыслов. Правда, почему-то, на этих мыслях Харни усмехнулся. Как-то не вязались героические подвиги с той сценой, которой была здесь несколько минут тому назад. Хотя, кто точно знает, как герои совершают свои деяния?
-А я и не говорила, что я – лучше их. Я – чудовище, - заявила девушка, после очередного своего приступа веселья. -  Хуже любого, кто сейчас находится на этой поляне в живом и не очень виде. Но здесь и сейчас это отходит на второй план. А ножик ты зря спрятал. Я хотела попросить тебя помочь… Но ничего, сама справлюсь.
Какой-то дешевый спектакль, - мелькнула мысль у вивенди. Он еще раз подумал о том, что стоит просто развернуться и уйти, а не продолжать бессмысленные разговоры. Но, с другой стороны, не обернутся ли тогда его мысли о деревни в реальность. Если потом окажется, что все это произошло на самом деле, то Харниэл будет знать, что он виноват в этом, потому что не остановил одну сумасшедшую. С другой стороны, а есть ли смысл ее останавливать. Может она и не собирается совершать такие зверства, может ей достаточно было разбойников. К тому же, если жители деревни на столь глупы, то это будет своеобразная плата.
Снова какое-то представление, только теперь с переодеванием. Вивенди молча повернулся в сторону поляны, откуда шел запах крови и в ночной темноте чернели останки убитых.
Замечания блондинки заставили Харниэла прислушаться. Он не сразу понял, что у той, которая так легко обращается и полностью властвует над своей темной сущностью, есть что-то от "светлого". Почему? Как? Значит это безумие действительно показное и все не так уж плохо, как кажется на первый взгляд. Да и тогда, наличие такой вещи, в некотором роде, может объяснять доверие местных жителей.

Отредактировано Харниэл (16-10-2015 21:30:41)

+1

16

Светлые-светлые… Все бы вам строить из себя бес знает что. Я усмехнулась, разрезая окончательно завязки опостылевшего платья. Оно грудой бесполезного тряпья осело к моим босым ногам, открывая лунному свету испоганенное и превращенное во вместилище порока тела. Блики скользнули по узорам, покрывающим кожу, щекоча тьму воспоминаниями о былом. Но я с улыбкой выгнала картинки из головы. Успею еще кому-нибудь оторвать голову, чтобы утопить в чужой крови свою боль.
Но потом.
Пока есть другие цели и задачи. Например, эти двое светлых. Интересные ребята. Веселые. Я не спешила отвечать на вопросы блондинки. Я специально тянула с ответом, купаясь в лунных отсветах, играя с ними, пока прятала печати мрака в черные ткани одежды. И лишь когда последняя пряжка была застегнута, когда последние ножи заняли свои места, я повернулась  к ним, возвращая улыбку с легкой искрой безумия на ее законное место. Глаза пробежали по их фигурам, наполненных негодованием, непониманием, недовольством и прочими чувствами с приставкой «не». И это меня радовало. Донельзя радовало.
-Эта побрякушка – память, - вновь блеснули серебристые бока между тонкими пальцами. – Когда-то я была на вашей стороне. Казалось бы, вечность назад, но… всего пять лет назад, – и тут я хмыкнула, вспоминая одну немаловажную деталь. – Меня даже от сана не отлучили, несмотря на небольшие такие проблемы…
Вторая рука окуталась мраком, будто стертая вечной Ночью небытия. Улыбка стала еще безумнее, а глаза, я была в том уверена, совсем потеряли остатки человечности, хоть и оставались еще обычными и знакомыми. Я люблю такие игры. Когда игроки сами не знают, что они играют. Эти двое тоже не знали ни правил игры, ни ее цели, ни о том, какие роли нам всем даны. А я наслаждалась их ощущениями, цепляющимися коготками за осколки моей души. Может, стоит уже сбросить маски и расставить акценты в абзацах безумного текста, написанного хитрой пересмешницей-Судьбой. Я закинула свой знак послушницы в поясную сумку.
-Ладно, пора наконец-то покинуть эту обитель смерти, - с деланной пафосностью сказала я, откидывая волосы от лица. – И познакомиться. Все же… Это невежливо с моей стороны втягивать вас в такой бедлам и даже не представиться, - говоря это, я пошла прочь, совершенно не заботясь ни о трупах, оставленных на попечение стервятников, ни об этих двоих. В действительности, мне было до них дела. Они были просто забавны. – Меня зовут Алиса… Хотя меня редко зовут. Я обычно сама прихожу.
К сожалению многих. Ведь я несу чаще смерть и кровь. Но это уже я не стала говорить вслух. Это лишняя деталь, которая и так понятна из обстоятельств нашей встречи. Я хмыкнула, отгоняя всякие черные мысли о том, что с этими двумя можно играть и совсем в другие игры. Но я немного фаталистка… И если Судьба на свела именно так… Что ж, расклады известны, осталось только сбросить карты и посмотреть, что выйдет.
А выйти явно должно что-то очень веселое.
Я опять улыбнулась.
Играем!

+1

17

Тори слушала речь Тёмной внимательно. И откровенно не понимала всего абсурда происходящего. Видела, но не понимала. Мельком оборотница глянула на мужчину, пытаясь понять — заинтересовало ли его сия ситуация так же, как и саму Тори. Любопытство губит не только кошек. Но и собак, и волков. Даже у мудрого зверя не всегда хватает благоразумия для того, что бы удержаться от соблазна узнать немного больше, чем следует.
 -Меня зовут Алиса… Хотя меня редко зовут. Я обычно сама прихожу.
Теперь незнакомка не была столь незнакомой. Она назвалась. «Зачем? Наши дороги дальше вряд ли пересекутся. Запоминать лишние имена ни к чему. И не факт, что эта тьма всё же не нарвётся на арбалетный болт или острый нож в эту ночь».  Руки всё же чесались сделать Альмарен чуточку… светлее. И дело даже не в Имире, к которому графиня относилась так же, как и ко всем остальным богам — достаточно равнодушно.  Дело в обиде. Её хотелось выместить, но было не понятно, как это осуществить. Да и чего уж там таить: Фреодегар сама отрицала наличие этой явной обиды.
- Стой, - уже вдогонку, но не сходя с места кинула белокурая Алисе.
«Вот что мне сейчас говорить? На кой демон я в это лезу?»
- Но почему ты поддалась тьме?
«Что за глупость я несу?»
- У тебя был сан, тебе разве не помогла церковь? И как они вообще это допустили? Не то, что бы я их хотела защищать или что-то тому подобное, - немного замявшись, - просто праздный интерес.
Охотница чувствовала, что сама наёмница не хочет просто так уходить. И что остаётся неприятная недосказанность. Ну и уже упомянутое чувство обиды, которое заставляет зверя внутри Тори метаться и большими устрашающими когтями рвать душу. «Он был не таким. У него совершенно другая история, в истоках которой не лежало ничего страшного. Я надеюсь на это. Он же был демоном. Но где гарантия, что и эта тварь — не демон, пытающийся нас одурачить?»

+1

18

Не смотря в сторону "убийцы", Харниэл прислушивался к тому, что она говорила. Кроме слов от нее исходила далеко не приятная аура.
Сан? Что за чушь? - нахмурился вивенди, продолжая осматривать ночную поляну, будто он вообще здесь не при делах. Он не мог поверить, что такое может быть. Да, конечно он слышал и сам понимал, что между добром и злом границы бывают довольно размытыми. Ведь одному ты делаешь хорошо, а другой, возможно, от этого страдает. Да и быть со всеми хорошим - это уже лицемерие. Но это когда речь идет о каких-то других вещах, потому что убийство, как ни крути, все же плохо, пусть и во благо. Есть же другие способы решить такие проблемы. Хотя Харни понимал, что найдя ту, которая убила его мать, он может тоже не сдержаться и совершить ужасную ошибку.
Сам вивенди был далек от церкви. Он знал только то, что ему рассказывали родители. К тому же он верил, что для того, чтобы делать добро, не обязательно нужно быть глубоко верующим. Он только верил в те силы, которая были даны всем вивенди с рождения, что они нужны именно для того, чтобы делать только хорошие поступки.
-Ладно, пора наконец-то покинуть эту обитель смерти, - неожиданно заявила девушка. Харниэл повернул в ее сторону голову. Неужели она собралась просто уйти? Хотя, с другой стороны, даже у самых кровожадных хищников есть чувство пресыщения. А еще существует такое понятие как усталость. Полностью неутомимых существ не бывает, как ни крути.
Остановить? А зачем? - мелькнула мысль. Он не особо понимал, что делать дальше. А если отпустить, что будет затем? Он все равно не сможет вот так просто сейчас напасть на нее.
Тут вторая незнакомка остановила ту, которая представилась как Алиса. Ее вопрос был вполне логичен. Чтобы до конца понять, что делать в данной ситуации, нужно узнать причину возникшей жестокости.
Незаметно в широких рукавах Харниэла скользнул нож. Нет, он не собирался нападать. Просто, если девушка не остановится и решит скрыться, ее нужно будет хоть как-то остановить. К тому же, если все что она сказала про деревню - это правда, то тут уже ничего не сделаешь. А может она врет, что было бы не удивительно. Как проверить? Спросить у самих жителей. Но не отпускать эту девушку, ведь если все ложь, то потом ее уже не найдешь.
Лезвие коснулось тонких пальцев и замерло. Что именно он будет делать, пока что, Харни не знал.

0

19

Она меня остановила глупым вопросом. Зачем ей это? Мы здесь все чужие. Мы идем по чужим дорогам. Мы все – убийцы и жертвы. Каждый из нас уже сам несет в себе толику смерти… Но раз уж она хочет именно так продолжить нашу игру – я только «за». Я обожаю игры… Эти танцы на растянутых, как струна, нервах, битва с огнем чужой ненависти и льдом непонимания. Мы горим, сжигаемые изнутри страстями и эмоциями, убиваем самих себя лишними рамками и правилами, которые не дают пожару наших чувств вырваться наружу.
Я усмехнулась своим мыслям и развернулась к ней, разглядывая ее лицо, обрисованное лунным светом. Интересная гамма эмоций… Что ж, хочешь ответов? Получи.
-Иногда наши решения – результат чужих ошибок, - безумие помахало лапкой на прощание, оставляя горькую усталость и потухшую ненависть. – Меня предали. Свои же. Такие же обладатели санов, как и я, - песочные струйки воспоминаний скользили по колбе часов памяти, порождая сотни полузабытых чувств. – Ни насилие, ни пытки, ни даже эти дерьмовые ритуалы не заставили меня ступить на этот путь. Чудовищем меня сделали светлые. Такие же, как вы. Такие же, какой я была когда-то...
Я пожала плечами, усмехнулась и отвернулась от них. Тьма плясала джигу под сердцем, требуя броситься на них, требуя их крови. Она звала растерзать их плоть, разорвать на сотни кусочков, выпить их кровь и станцевать на их костях. Но… Я не буду делать ничего такого. Это было бы и глупо, и скучно. Слишком ожидаемо, да и пресытилась я чужой кровью на сегодня. А эти двое… Я видела холод в глазах брюнета, а блондинка вызывала у меня определенный скепсис. Она охотница, и это было видно в каждом ее движении, но что-то в ней было надломлено. Что-то заставляло ее искать любые поводы для конфронтации.
И мне было даже интересно, что же гложет сознание, заключенное в этой прелестной головке. Люблю такие ребусы, хоть и пользы в этом никогда не было.
-Удовлетворила я твой праздный интерес, - спросила я у так и не представившейся собеседницы. – Или будут еще вопросы? – я обежала их лица взглядом и с легкой задумчивостью продолжила. – Думаю, никто из светлых особ на этой поляне так и не жаждет представиться отродью тьмы и мрака в моем скромном лице?
Я улыбнулась, обнажая ровные ряды белых зубов. Пока чудовище спит внутри, подавленное моей волей, подстегиваемой любопытством и тягой к жестоким и опасным игрищам с живыми игрушками. На кончиках пальцев плясали сгустки мрака, готовые сорваться безумным смерчем. Но они были почти не заметны в ночном мраке, стершем большую часть нюансов, но углем вычертив картину в целом.
Черное на черном в окружении кровавых брызг.

0

20

-Иногда наши решения – результат чужих ошибок .
И тут оборотень не могла поспорить. Эти слова будто отразили её собственное состояние на данный момент. Ошибки одного человека ведут к резким решениям другого. Иногда эти решения идут наперекор решениям третьего человека. Или его желаниям. А потом тот, кто завари всю эту кашу просто исчезает, растворяется в воздухе прямо у тебя на глазах, а ты рвёшь на себе волосы из-за обиды и того, что оставила в том далёком городе подругу. Хоть и была оставлена записка, но рыжую бестию клочок бумаги с угольком вместо чернил жест хоть какого-никакого а прощания вряд ли удовлетворит. «Что сделано, то сделано. Я не обладаю силами, способными вернуть время вспять. Тем более, тут надо его возвращать как минимум на год назад», - так графиня успокаивала себя всю дорогу из Сарамвея.
Что с этой особой сделали «светлые» - осталось загадкой. Ясно было лишь то, что они предали. Тори никогда не относила себя к поклонникам Имира или Рилдира. Но она предпочитала считать себя частью пресловутого света, нежели тьмы, к которой приписывают всю проклятую породу. Наверное, даже если дикого зверя воспитывать домашним котёнком, то он забудет свои корни и будет ластиться к гостям.
Ясно невооружённым глазом, что сейчас блондинка старается лезть на рожон, сама того не осознавая. За недели пути она не могла выплеснуть свою озлобленность. Удобный повод всё не подворачивался, да не подворачивался. А здесь всё отлично складывалось, но что-то всё же не давало сорваться с цепи трезвого сознания и пуститься во все тяжкие.
- Если мы представимся, то будет уже не так интересно. Игра будет слишком открытой. Не так ли, Алиса?
Почему именно игра? Всё это было похоже именно на неё — на странную игру, правила которой ещё достаточно шатки, что бы говорить о них всерьёз. Это чистой воды игра с чем-то неизвестным и достаточно опасным. Но всё казалось сном. Немного тяжёлым, достаточно мрачным и совсем нереальным.

0

21

Одно только слово может не просто прояснить ситуацию, оно может может в корне изменить ее. В данном моменте таким словом являлось "предательство". Вивенди провел подушечками пальцев по лезвия ножа, спрятанного в рукаве, и опустил глаза. Предали и она сама обратилась к тьме, как к единственному защитнику, хотя таковой она не является. Харниэл твердо верил, что темная сторона только создает иллюзию прочности и безопасности. Если ты будешь проповедовать ее, то к тебе никто не подойдет, никто не решится напасть, потому что побоится. Но так ли это? Ведь представители светлых сил сами устраивают охоту на "темных", значит ни о какой защите не может быть и речи. Получается, что те, кто переходят на сторону тьмы, оказываются обмануты самой силой?
Вивенди тряхнул головой и прислушался к тем небольшим репликам, которыми перекинулись между собой девушки. Представиться? Игра? Харни нахмурился и внимательно посмотрел на Алису. Ей явно не нужны их имена. Да и свое, скорее всего, она называла из праздного интереса. Может хотела посмотреть на реакцию. А если это так, то о ней должно быть известно. Хотя, это были всего-лишь предположения Харниэла.
- Если мы представимся, то будет уже не так интересно. Игра будет слишком открытой. Не так ли, Алиса? - проговорила блондинка, которая не стала называть своего имени. Вивенди не особо видел в этом во всем какую-то игру. Но, тем не менее, он и не видел смысла называть свое имя. К чему это? Если бы от этого поступка что-то решалось, а так.... Так надо было понять, что делать дальше.
- Ты на столько хорошо знаешь "светлых", судя по твоим рассказам, - глухо откликнулся Харниэл, внимательно смотря на Алису прозрачно-голубыми глазами. - Тогда ты должна понимать, что просто так, за то что ты совершила убийство, не важно из каких целей, тебя не отпустят. И даже рассказ о том, что тебя предали и по вине все тех же "светлых" ты стала той, кем ты сейчас являешься, не смягчает вины. Наверняка это все только укрепит твою верю во тьму, как в нечто более справедливое, но, на самом деле это не так. Не думаю, что кто-то из нас двоих, - он "бросил" быстрый взгляд на блондинку с арбалетом. - Будет убеждать тебя в обратном. В этом нет смысла, - нож в рукаве скользнул ниже и пальцы крепко ухватили основу рукоятки. - Если предложишь мирно разойтись, то это будет не духе "темных". Я не прав?

Отредактировано Харниэл (14-12-2015 14:50:04)

0

22

Я пожала плечами и улыбнулась на слова блондинки. Открытой? Она уверена в том, что мы играем в прятки? Что ж… Ее право. Я вижу ее желания поскорее сорваться в кровавую круговерть драки, но она останавливает себя. Зачем-то. И ее имя для меня не важнее воздуха, затраченного на его произнесения. Или она думает, что я из тех, для кого имя – сила, могущая дать мне возможность взять ее под свой контроль? Не думаю. Усмешка сама наползла на губы и я хмыкнула.
А вот мужчина продолжал меня радовать, это да.
-О да… Я знаю светлых достаточно хорошо… - смех прорвался коротким фырком. – Мое предательство не особо волнует даже меня, не говоря уже об этих двуличных ублюдках, считающих себя венцом творения. А моя вера – это моя вера. Так же, как и твоя. И ее. А вот то, что в духе темных или не в духе… - тьма скользнула с кончиков пальцев, отгораживая меня от собеседников непроницаемым для их взглядов и оружия щитом. Я сделала два быстрых и неслышных шага под его прикрытием, пока длился недолгий век темной защиты, после чего она исчезла во мраке ночи. Мои губы коснулись его шеи, обжигая жарким дыханием, когда я ласково прошептала ему на ухо полным эротического вожделения голосом. – Позволь решать мне.
Ваш выход, господин и дама. Решайте сами, что и как вы сделаете. Толчок, и я разорвала дистанцию, продолжая безумно улыбаться. Танцуй, девчонка, танцуй во мраке ночи. Танцуй под светом звезд. Танцуй на острие ножа их чувств. Танцуй и готовься к игре со смертью в кости.
Я радостно рассмеялась и подмигнула этим двоим.

0

23

Оборотень не была ни тёмной, ни светлой. Хотя и старалась относить себя скорее ко вторым. В её характере была нейтральность, но близка скорее к свету, нежели к тьме. Даже не смотря на своё проклятие. Дарованное от рождения, она не причисляла себя к п»тьме», уверяя сами себя в том, что каждые волен сам выбирать сторону независимо от того, кем он является.
- Ты сама захотела встать на путь, отличающийся от пути служителей Имира. Да, это твоя вера. А у нас своя, тут ты права…
«Но какой человек в здравом рассудке станет выбирать путь заведомо неправильный? Пусть и слепое поклонение Имиру будет ужасно в своей фанатичности, но поклонение Рилдиру не менее опасно». Философские вопросы совершенно не подходили к сложившейся обстановке, но Тори же начала эту цепочку собственных теорий.
Алиса на какое-то мгновение пропала из поля зрения обоих путников. Тут не обошлось без магии, без тёмной магии, которая отдавалась достаточно неприятными чувствами и эмоциями у проклятой. Но это, скорее всего, лишь в силу морального неприятия тёмного колдовства, нежели в силу самой природы применённой магии. Самовнушение — сильная вещь.
И через мгновенье волшебница появилась прямо рядом с мужчиной, касаясь губами его шеи. Столь неоднозначный жест заставил тёмные бровки тори подняться вверх от удивления. Охотница встряхнула головой, отвлекаясь от увиденного.
- Тогда скажи, почему ты просто не исчезнешь? Мы тебя насильно не держим, но тебе ведь интересно, что произойдёт дальше, если ты ещё немного проведёшь времени в двумя незнакомыми людьми?

+1

24

Вивенди казалось, что он начинает понимать немного весь этот бред на счет светлых и темных. Эта девушка, которую предали, просто напросто запуталась. Она наткнулась не на тех, кто был настоящим представителем "светлой" магии. Конечно, Харни понятия не имел, как именно должны выглядеть в миру "светлые" и "темные", но он точно верил, что тот, кто несет добро и хочет сохранить мир, тот не должен оставлять такие воспоминания, тем более в памяти тех, кто был на их стороне. Хотя, благими намерениями выстлана дорога в ад, как говорится. Но это не значит, что темные силы помогут совершить правосудие.
Внезапно Алиса, прервав свои рассуждения, исчезла из поля зрения всего на несколько мгновений. Но, моментально, Харниэл почувствовал ее запах совсем близко. Какие-то секунды, и девушка оказалась рядом, обжигая горячим дыханием шею. Это было очень быстро. Смысл слов, которые она прошептала, прошел мимо вивенди, так как он понял, что если бы девушка хотела, то могла сейчас нанести удар и он бы не успел ее остановить. Слишком быстро. Харниэл прекрасно знал, что скорость света огромна, но что представляет из себя скорость тьмы? Хотя, нет. Наверное, все же, изначально была тьма, а затем уже появился свет. Значит, у нее нет скорости, она просто существует вне времени и пространстве, она просто есть.
Вивенди не успел ничего ответить, ничего сделать, хотя в руке по прежнему сжимал нож. Алиса тут же снова оказалась на расстоянии, с улыбкой на губах. Харниэл по прежнему ощущал ее запах совсем рядом. Нахмурившись, он внимательно смотрел ей в глаза. Ее забавляет данная ситуация.
- Тогда скажи, почему ты просто не исчезнешь? Мы тебя насильно не держим, но тебе ведь интересно, что произойдёт дальше, если ты ещё немного проведёшь времени в двумя незнакомыми людьми? - будто прочла его мысли другая девушка. Хотя, он сам не особо хотел отпускать Алису, потому что его удручало то, что столь безжалостное создание, пусть и не по своей воли, будет разгуливать где ему вздумается. Если она безумна, то это надо исправлять. Но, сейчас, Харни не был уверен, что они оба смогут что-то с ней сделать.
Просто уйти? - мелькнула мысль у вивенди, но его взгляд невольно скользнул на трупы и он крепче сжал нож. - Убедить себя, что это были плохие люди, это тоже самое, что поверить в благородность тьмы. Такого не может просто быть.

+1

25

-Почему я просто не исчезну? - в изумлении округлила я глаза, прикладывая руку к груди. - А, собственно, зачем это мне? Зачем мне исчезать с места качественно выполненной и при этом честно полученной работы?
Я пожала плечами и тряхнула головой, заставляя волосы черными волнами сверкнуть в свете звезд. Нет, право слово, эти ребята - такие смешные. Обвинить меня во всех смертных грехах а потом отпустить... Это по меньшей мере странно. Даже для таких необычных людей, как эти двое.
-Скажем так, мне интересно с вами, - наклонив голову, наконец сказала я. Потом пошла вдоль кустов, проводя пальцем по венцу кустов. - Так что вопрос не в том, почему я сейчас разговариваю с вами. Вопрос в том, почему ВЫ, все такие правильные, добрые, светлые, продолжаете говорить со мной? Ведь за вас уже давно должны были заговорить ваше оружие и магия, если она у вас есть... - потом в притворной задумчивости я остановилась и приложила ладонь к подбородку. - Хотя... Мы же с этого и начали наш вечер. Вы оба попытались меня убить.
Я посмотрела на них с хищной усмешкой. Остановилась. Прислонилась спиной к дереву и потеребила кончик седой пряди. На этой поляне трое убийц, а не одна, как уверены эти двое. Мы все торговцы смертью, как ни крути. Просто я это признаю. Как и многое другое. И не особо вижу смысл это скрывать. Я - чудовище, воплощение порока и ужаса. Во мне клубится тьма, на моих руках пинты крови. И я не буду это отрицать.
Ведь это и есть я.
Впрочем... В чем-то они правы. Зачем я трачу на них свое время? Наверное, потому, что мне действительно весело с ними. Они такие наивные в своей убежденности, что именно их жизнь - правильная, а моя - суть чернота, ужас и разрушение. А если нет?
-Ну так что ВЫ будете делать со мной? - усмешка стала еще шире. - Снова попытаетесь убить?
Черная бровь изогнулась дугой в насмешливом вопросе.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Чужими дорогами