http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ветродуй&Зелень. Опять? Снова!


Ветродуй&Зелень. Опять? Снова!

Сообщений 101 страница 150 из 231

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Участники: Ритца, Флеурис;
Место (начало):  недалеко от р. Эриадор, какой-то лес;
http://s2.uploads.ru/27KCH.png Дом Цветочного барда - вот отсюда пришла, да.


Подпруга трофейного седла была безнадежна коротка для объемного брюха тяжеловозной кобылы, к которой девчонка даже успела привязаться за всё время совместного путешествия; тихоходность и прожорливость животины отчасти компенсировались спокойным, флегматичным нравом и мягкостью аллюров, что для неумелой всадницы было важно. А еще эта бочка на четырех ногах тащила на своей спине внушительный груз и словно бы даже не замечала его...
Ритца устало вздохнула, утерла пот со лба, который снова выступил - дрожь в ногах и руках выбешивала, а слабость всё подмывала рухнуть безвольным кулем на землю. Переведя дыхание, девчонка мрачно саданула кулаком по пузу Зорьки, которая лишь переминалась на месте, недовольно выпучив глаза и отчаянно пытаясь понять, что от нее требуют. Придя к выводу, что оседлать эту здоровую бестолочь для более комфортной езды не выйдет, тифлинг сдалась и уселась на землю, безвольно уставившись перед собой пустым взглядом. Значит, зря украла эту хреновину из конюшни придорожной таверны. Ничего, там были еще...

Снова она переживала произошедшие за эти... - сколько? неделя? две? - дни события, которые не могли уложиться в рогатой голове, стоило хоть на секунду отпустить свою связь с реальностью вокруг. Ритца закрыла лицо ладонями.
Да, прошлая темная и кровожадная сущность очнулась и начала отравлять сознание девчонки, превращая полукровку в безумное чудовище, жаждущее смерти каждому встречному. Ночные приступы зачастили появляться, и Ритца была на грани, чтобы начать просто связывать себя (не без помощи артефакта) на время сна. Оставалось радоваться, что каким-то шестым, если не седьмым чувством, тифлинг выучилась безошибочно предсказывать, в какую из ночей на мир взглянет, открыв глаза, не она, а нежелающее сдохнуть прошлое - Зверь.
И именно эта тварь так в одну из ночей сумела вырваться на свободу, убив и хранителя - Лат пытался остановить взбешенного тифлинга, но та оказалась неожиданно хитрее, сумев его обмануть даже в мыслях...
Полукровка тогда выпала из сна, когда услышала обращение к себе голоса, который был слишком знаком, вызывал внутри трепетную дрожь и отчаянный ужас - обманчиво добродушный с хрипотцой бас гнома, в котором сквозило искреннее удивление.
Чего удивляться, что цепная тварь, пусть и успевшая одичать, очень охотно последовала по следу бывшего хозяина?..

Ритца сейчас не могла воспроизвести диалоги в своих мыслях, а вздумай Акхацелат их озвучить - собственноручно свернет ему шею, не дрогнув рукой. Она помнила только балансирующее безумие в своей душе: страх перед прошлым, нежелание его возвращения и рефлекторное желание подчиниться, которое воспитывали годами, создавая чудовище.
Помнила, что гном стоял прямо перед ней - забавный лысый сморчок с черными бусинками глаз, густющей бородой, здоровыми кулачищами. Разве опасный?.. Разве грозный?.. И бывшие друзья, которые помогли тогда бежать, сейчас смотрели непроницаемым холодом, нацелившись из луков в тифлинга, контролируя каждый резкий порыв, который может обернуться гибелью вожака...
Он что-то говорил, протянув ладонь, призывая вернуться. Обещал пощаду за побег, заманивал сладким, привычным голосом, который внутри откликался едва ли не мурлыканьем безумного Зверя, готового фанатично преклонить колени перед лидером.
Ритца, кажется, сумела победить саму себя.
Сумела протянуть время, покуда возвращала жизнь своему хранителю, который гордым оленем возвысился за спиной ее врага, коронованный ветвистыми и острыми рогами.
Сумела заставить шепнуть себя в мыслях "убей", коснувшись руки главаря.
И страшной болью внутри отозвался его крик, когда Акхацелат напал, своей костяной короной пронзая того, кто был ей лидером, за которого готова когда-то была умереть...

Что было дальше? Вопреки дрожи тифлинг заставляла себя вспоминать.
Эльф и мужчина от неожиданности и ужаса, кажется, остолбенели, и эта заминка спасла ей жизнь: свистнувшая стрела вонзилась в ствол дерева, а не тело девчонки, которая уже юркнула в укрытие.
Зато неожиданная встреча с собратом едва не стоила жизни полукровки. Оба они очень быстро взвились к вершинам деревьев: как белка и куница, то гонялись друг за другом, то рычащим и визжащим клубком сцеплялись, по-звериному желая перегрызть глотку или выцарапать глаза.
Вот только Ритца была не одна, и в определенный момент челюсти рыси, которой обернулся Лат, сомкнулись на горле полудемона, а сама тифлинг прямо вырвала тому бок, обнажая богатый внутренний мир на всеобщее подозрение. Ветка, на которой разыгрывалась сцена, не выдержала - хрустнула и полетела вниз, вместе с двумя бойцами.
Удар о здоровую ветку ниже в процессе падения отозвался лютой болью в боках, а ребра наверняка жалобно хрустнули от такой неожиданной встречи. Полукровка все-таки сумела уцепиться за кору, чтобы не рухнуть с нескольких десятков метров, перебивая себе хребет. Сбоку свистнула стрела, вынуждая вопреки боли подтянуться и юркнуть в листву, чтобы скрыться...

- Я не понимаю, - проговорила вслух Ритца, взъерошив вороную свою гриву. - Не понимаю, Лат. Они помогли мне бежать на волю в тот раз. Я отплатила им с-свободой. Почему? Почему тогда пыталис-сь убить меня?..

Она пыталась убежать, но вскоре вынуждена была обратить свой взор на них - преследующих ее, жаждущих мести фанатиков, ряды которых сама полукровка смогла покинуть. Тифлинг помнила их тактики. Помнила, что привыкли ждать то нее... И вынуждена была убивать, появляясь из ночной темноты беспощадным хищником, который не задерживался, нанеся удар, спеша раствориться во мраке снова.
И потом, когда девчонка смотрела на руки, на коже которых смешалась и ее кровь, и кровь бывших друзей, она смутно помнила, что рухнула на колени и отчаянно взвыла от безумной боли и тела, и души, утопая в одиночестве. И Ритце казалось невозможным, что в одиночку ей удалось то, чего столько лет не могли все стражники и наемники - перебить стаю...

Звонкая пощечина, подаренная самой себе, заставила Ритцу взрыкнуть, поднимаясь на ноги. Зорька тревожно покосилась, когда тифлинг молча и резко начала взваливать всю поклажу на лошадиную спину - действовала уже привычно и слаженно.
- Эта чешуя тоже меня пугает, Лат, - проговорила Ритца. Под чешуей она подразумевала непонятное пятно на правом запястье, которое шелушилось и отчасти напоминало след ожога. В принципе, чешуей тоже могло быть. А еще оно постепенно разрасталось. - Я с-становлюс-сь оборотнем. Жажда убивать. Чешуя. С-стану змеей или ящером. На двух лапах, с-с когтями и зубами...
- Ты не можешь стать оборотнем, потому что никто тебя не кусал и не проклял, - не без усталости наконец-то возразил шелестящий голос в мыслях. - Ты не зависишь от луны. Но тьма твоего сердца стала отравлять твое тело, ты права в этом.
- Надо в Грес-с. В академию, - убежденно заявила тифлинг. - Там помогут... Убрать эту дрянь. Убить ее.
- Ты серьезно? Ты правда веришь, что тебя пустят за порог, вылечат и еще поди накормят-напоят-оденут? Да, ты забыла уже про живой мир. Бродишь по лесам, говоришь то со мной, то с кобылой, любуешься звездным небом, млеешь от этой свободы и одиночества: есть с кем перекинуться словечком, а самая большая забота - поймать зайца на ужин. Вынужден разочаровать. Тебя, разве что, поспешат скорее добить.
- Я не любовалас-сь им! - вспылила полукровка. - Я лежала на с-спине и прос-сто с-смотрела, да, на небо! Ничего больше!
- Ты кого обмануть хочешь?
Злобно засопев в ответ, Ритца последним рывком затянула ремни, удерживающие поклажу, подхватила поводья и потянула за собой лошадь. Лат, в облике фоссы, безмятежно ступал рядом, напрашиваясь на пинок.
- Ладно. Не дуйся.
Тифлинг молчала, угрюмо ведя за собой Зорьку, которая ломилась с грацией лося сквозь кусты, сминая всё на своем пути. До ночи нужно успеть еще пройти сколько-то миль.
- Слезы Играсиль.
- Что? - девчонка снова проговорила вопрос вслух.
- Источник. Который обладает удивительными, неповторимыми целительными свойствами. Панацея всего. Практически. Легенда, но ее найти у тебя больше шансов, чем получить спасение в академии.
- И куда же идти?
- Одни говорят, что путь туда пролегает через Подземье. Другие описывают Скалистые горы. Третьи...
- А, мне можно идти куда угодно и молить небеса, что случайно ненароком на него наткнусь?
- Можно так.
- Иди ты?
- Увы, только в твоей компании.


- Да это же бред, - нервозно посмеялась вслух Ритца, сидя уже около костра, который кое-как сумела запалить. - Ищи то, не знаю что. Там, не знаю где. С-сказка!
Расстелив одеяло, она вытянулась во весь рост, уставившись на небо. В последнее время это уже входило в привычку. По крайней мере, эту ночь можно поспать спокойно, тифлинг уверена. Лошадь привязана, место вроде спокойное, а в случае чего - артефакт разбудит.
Вот только не спалось. Совсем. А затянувшиеся раны, царапины ныли... Что же за насыщенная такая жизнь последнее время? Особенно бока на простое прикосновение реагируют вспышкой перед глазами. Бррр. Двигаться не хочется вообще.

Отредактировано Ритца (07-09-2015 13:29:14)

+1

101

Ритца успела ощутить, как испуганно сердце ринулось к пяткам, когда Флёр глянул на нее весьма раздраженно и озлоблено. Девчонка даже была готова начать распинаться в извинениях, что так задержалась, хотя спешила как могла - что еще-то может оказаться причиной недовольства демона? Так что полукровка испуганно прижала уши, протягивая бутылку и чувствуя желание куда-нибудь забиться в угол, чтобы не попасться под горячую руку. Как раз еще вспомнила, что принадлежит душой и телом отныне не только себе. Или совсем не себе?
Но непонятные агрессивные эмоции очень быстро отступили с лица Флёра, и тифлинг только недоуменно кивнула на благодарность со стороны мужчины, не понимая такой резкой перемены настроения без причины. На ее памяти - честно говоря, подобные ситуации не вспоминались - это был первый случай, когда от демона довелось услышать "спасибо". Тем более нелепо это прозвучало при ее-то статусе.
А какой теплотой разлилось-то внутри оттого, что ее услугу заметили и не восприняли как должное! Если до того Ритца глянула в ответ перепуганно и отчасти заискивающе, то теперь глаза довольно прищурились, а сама девчонка прямо как-то расцвела, уголками губ жизнерадостно улыбаясь. И чего она так бестолково переживала, что всё плохо, что загнала себя в страшную и тесную ловушку, в которой задохнется или где ее сдавят стены? Ведь это же Флёр, который столько раз спасал ее жизнь! Пальцы задумчиво пробежались по полоске ткани, обмотанной вокруг правого запястья, под которым полукровка прятала ту странную болячку - не столько от окружающих, сколько от самой себя, боясь лишний раз натыкаться взглядом на это неприглядное напоминание о недуге.
Пока ее не было, демон не терял зря времени, и теперь Ритца с долей любопытства уставилась на целый ворох одежды всех цветов. С долей робости посмотрела уже на мужчину, вспоминая, что и сама нуждается в обновке, поскольку знахарь и целитель порвали прежние шмотки, сквозь прорехи которых виднелась ее кожа окраса молодой зелени. Идти, пестря такими пятнышками как какой-то леопард, ей не очень хотелось. И вроде бы всё в этом доме принадлежит не Флёру, но просто так подойти и взять то, что подходит, тифлинг опасалась. Да и как назло, стоило ей мысленно сформулировать робкое обращение к своему повелителю, как великий и ужасный попросту слинял из комнаты, прихватив отобранные вещи. Ритца проводила его недоуменным взглядом - что там творится в голове мужчины ей было неведомо, однако за демоном полукровка не последовала, оставшись в комнате. Памятуя о том, что он собирается завалиться спать, а на кровати осталась гора всякого-разного едва ли не с ее ростом, девчонка с неуверенностью решилась убрать обратно всё, освобождая ложе для сна. Вдруг, например, еще похвалит? Правда, прежнего ажиотажа, как при том же поиске бутылке, Ритца не ощущала, но никак не соотносила, что в одном случае ей приказали, а во втором поддалась сама зову инициативности.
Так что по возвращению Флёра постель была освобождена от барахла, а сама тифлинг валялась на полу, наполовину забравшись под ту самую кровать - кольцо выпало из кармашка, укатившись куда-то, и полукровка старательно пыталась его высмотреть. Высунувшись назад с драгоценной своей находкой и устроившись на коленях, она растерялась, принимая от демона бутон непонятного цветочка (сразу вспомнился тот вивенди, который поди всё бы про всё рассказал!). Смысл этого жеста Ритца не поняла, насторожилась на всякий случай и даже замерла, не спеша вставать на ноги.
Так и получилась какая-то непонятная картина со стороны: сидит, значит, Флёр на кровати, свесив ноги, а рядом тифлинг на коленях вся такая преданная из себя, недоуменно держащая цветок в руке и явно не понимающая, что делать, говорить и как реагировать.
- Ну... - протянула в ответ полукровка, радостно ухватившись за этот вопрос и вслушиваясь в свои ощущения. Сонливости как таковой не было, однако расслабиться, свернуться калачиком в тепле и лежа бездействовать ей казалось манящим и соблазнительным. В то же время, сознайся она, что спать не хочет, то мужчина мог спросить, зачем она напросилась отдыхать в его обществе. А отвечать на подобное девчонка не горела желанием, - с-средне, - заключила она и уточнила, - могу ус-снуть.

+2

102

Выглядело всё таким однозначным образом, что казалось, будто Ритца всецело восприняла на себя роль рабыни, вещи, прислужницы, тотальной собственности. Флёр не мог сослаться на то, что подобный эффект случился как результат договора на крови. Ну не может такого быть! Не мог контракт так радикально повредить полукровке ее последние извилины! Нет, ну Флёр сам, конечно, предупреждал Ритцу, что она, добровольно даря себя демону, станет чем-то сродни игрушки, но ведь он не планировал делать из нее покорную игрушку. В этом нет никакой прелести и удовлетворения. Наоборот, сколь прекрасен был бы такой контракт, если бы Ритца принялась жаловаться на свою судьбу и ныть, как ее тяготит ее нынешнее положение.
"Но с чего оно должно тяготить ее, когда пока что ничего не происходило? Ну ладно, прошло все-то несколько минут. У нее есть еще масса времени, чтобы переосмыслить всё, что натворила".
Какой контраст - лиловый цветок в зеленых лапках. Одна лапка, как лапка, изящная, аккуратная. Вторая - как клешня краба, со звериными когтями. Ох, Флёр помнил прекрасно, как эта клешня умеет рвать глотку. Неосознанно он коснулся рукой к своей шее, когда воспоминания о том самом дне настигли его. Тогда Ритца, опрокинув демона навзничь, оседлала его, как своенравного жеребца, приникла к губам, как будто собиралась подарить самый страстный в мире поцелуй. И в то же время полоснула когтями, убивая.
Универсальная память Флеуриса отчасти была и его карой, ибо он прекрасно помнил не только подобные моменты, но и свои ощущения во время них. И ту боль, что раздирала его тело, вынимая из смертной оболочки бессмертную душу, забыть было тоже невозможно. Ритца умела причинять боль. Она, похоже, тоже училась этому у какого-нибудь специалиста навроде Флёра. И даже потом, когда поняла, что демона не убить, даже тогда, когда лебезила перед ним и присмыкалась, стараясь ублажить и угодить, и тогда девчонка могла причинить ему самый ужасные страдания - дикие противоречия между привычным образом жизни и желаниями, которые способны перевернуть всё с ног на голову.
Рена тоже была такой. Рена очень прочно и надолго обосновалась в сердце Флёра, хотя он бы никогда не признался в этом, тем более ей. И никогда не признался бы, что ему ее не хватает.
Теперь рядом с ним другая женщина. Ну... как сказать. Не так чтобы совсем женщина... Флёр Ритцу в этом амплуа не рассматривал. Для него было откровением, когда несколько лет назад на обрыве он вдруг обнаружил, с какой страстью целует полукровку. Но то было раньше.
Сейчас она смиренно сидела перед ним на коленях, словно ожидала дальнейших приказаний. И цветок еще этот! Держит в руках его, словно хочет выбросить, но боится, что Флёр ей оторвет голову за такое отношение к его презенту.
Демон, отпив несколько глотков из бутылки, отлеветировал ее обратно на тумбу, а затем опрокинулся на кровать.
- Ну как хочешь. Я-то спать не хочу. Но знаю, что нужно. Мы ведь не можем надолго задерживаться, если ты хочешь.., - он с трудом сдержал порыв рассмеяться, в итоге окончание фразы прозвучал как-то сдавленно и скорее походило на интонацию грусти, - вылечиться.
Не поднимаясь, Флёр стянул с себя обувь по схеме "пятка одной ноги - носок другой", а после забрался уже нормально на кровать и улегся поверх одеяла.
- Когда ты заметила у себя эту.. болезнь? И.. может, все-таки встанешь с колен?

+2

103

Нет-нет, рабыней себя тифлинг не считала, пусть ее чувства в трепете и воспевали Флёра как лидера. Но не хозяина же и господина, пред которым ей должно валяться в ногах, извиваясь змеей! Просто она как-то оцепенела и замерла, вот так вот сидя на коленях рядом с ним и глядя снизу вверх, когда мужчина вернулся. Девчонка же вообще пыталась достать кольцо из-под кровати, а встать не успела что ли. Или нужным не посчитала.
Ритца настороженно моргнула, наблюдая за демоном, который, кажется, окунулся в свои мысли. Вот глядит на ее руки, в одной из которых всё так же злополучный цветок, и смысл вручения которого девчонка всё еще не постигла. А вот пробежался пальцами по своему горлу, и взгляд какой-то недовольный что ли. Нет, иное, но ей сложно дать название эмоции. Понимает лишь интуитивно...
Белые глаза снова коснулись взором острых хищных когтей, а после вернулись к Флёру. Тифлинг тоже помнила, когда убила его, неистово защищая свою жизнь и желая вырваться любой ценой. В тот момент спятивший от страха рассудок в жизни бы не подумал, что так самоуверенно ведет себя тот, кого простым ударом не умертвить, не отправить в мир иной. Полукровка-то решила, что ей повезло победить и освободиться, ведь слышать о таких всемогущих существах никогда не доводилось.
- Я боялас-сь, - сказала Ритца, решившись вплести свои мысли в размышления демона. Почему-то ей казалось, что не ошибается в своих подозрениях: именно остроту ее коготочков вспоминает Флёр, а не что-то еще, - ничего не понимала, но хотела выжить, убежать и... Вот, - неловко заключила она, словно оправдываясь. Или так и было?
"Забавно, - подумалось ей, - ведь всегда говорил, что делает то, что хочет. А сейчас говорит, что нет желания спать, но это нужно. И поэтому будет."
Вслух тифлинг предпочла не указывать на такую несостыковку. Взгляд ее снова сосредоточился на цветке - таком хрупком и нежном. Сожми руку в кулак, и от былой красоты ничего не останется, кроме смятых и изломанных лепестков. Но полукровка не умела ценить такую... эфемерную и недолго живущую прелестность. Ее алчный взор с любовью ласкал золотые кубки и всевозможные украшения, но равнодушно созерцал прекрасный сад или красочный закат. Такими богатствами нет смысла владеть, они не принесут наживы, а что до чувств и духовного мира... У Ритцы была не настолько простая жизнь, чтобы оказаться романтиком и позволить себе любоваться пейзажами, пускай вид того же ночного неба иногда завораживал ее. Но практичность была необходима для выживания, и эта же практичность не видела ценности в подобном.
И словно только сейчас Ритца осознала, что продолжает в покорном смирении всё так же сидеть. Неуверенно поднявшись на ноги, тифлинг осмотрела свою одежду. Лезть в таком виде на чистую кровать не хотелось и ей самой, а уж демон бы наверняка возмутился. Поэтому стягивая с себя лохмотья, полукровка устроила цветок на краешек кровати, опасаясь его хоть как-то повредить, а после, уже нагой, спешно юркнула на свободное место. Флёр устроился ближе к краю, беспокоить его девчонке было боязно, и потому неуловимо бегло скользнув на стену, она почти сразу уже свернулась на боку рядом с мужчиной: поджала ноги, а себя обняла за плечи. Так что пусть полукровка и устроилась близко к демону совершенно обнаженной, - осталась лишь та тряпица на запястье - но было видно, что никаких скабрезных и похабных намерений не держит, привыкнув, что их взаимная тяга друг к другу в прошлом не пошла дальше поцелуев и более откровенных ласк. Цветок лежал теперь рядом.
- Неделя, наверное, - пробормотала Ритца, фыркнув, когда черная прядь волос пощекотала ей нос, - или больше... Забыла. Раньше прис-ступы редко были. Теперь чаще и с-стали другими.
Лежа рядом - на расстоянии вытянутой руки, тифлинг чувствовала гремучую и противоречивую смесь ощущений. Давно забытое спокойствие от присутствия демона - никто не сможет ей ничего сделать, потому что всесильный Флёр не допустит беды. И в то же время какое-то волнение - как так, столь близко к ней находится некто, как же такое допустила? Ведь девчонка успела отвыкнуть и отчасти одичать, повадившись снова отдыхать и спать в одиночестве... Она поймала себя на мысли, что ей прохладно так валяться. А обнаженный по пояс мужчина наверняка был теплым. И сильный... Не родной, наверное, был, но точно хорошо знакомый - достаточно, чтобы не бояться пустых фантазий. Полукровка, завозившись будто устраиваясь поудобнее, приблизилась на пару сантиметров от силы, не прикасаясь к нему, ничего не говоря и не делая. Будто рассчитывала подсознательно так тихонько-тихонько подобраться вплотную и прижаться, греясь. Ведь живое тепло соблазнительнее любого одеяла - оно прямо-таки магнитом тянуло к себе девчонку.
- Так с-странно, - проговорила она отрешенно, словно пыталась отвлечь демона, - опять вс-стретилис-сь. С-случайно.
Такими мыслями обычно пытаются обрисовать идею вроде "да мы ж судьба друг другу!", но Ритца не думала о подобном. Скорее, что девчонка бы сослалась, что в очередной раз удача печется о зеленой шкурке, присылая спасение недотепе. Она вздохнула, завозившись снова - кажется, опять подобралась капельку ближе.
- Флёр, - это было очень непросто озвучить, и голос ее звучал медленно, напряженно, - а ес-сли... Ничего не выйдет с-с озером... Не поможет... То можешь убить меня быс-стро и... Ну... Чтобы не больно, незаметно... Чтобы не поняла этого?
По ее вопросу было ясно, что сомнений у Ритцы нет - умертвить ее демону ничего не стоит. Куда больше девчонку волновало, что если такое и произойдет, то пусть предельно без мучений и предварительных пыток.

+2

104

- Мм? - рассеянно взглянул Флёр в глаза полукровки. Он как-то не подумал о том, что она настолько стала проницательной, что может связать задумчивый взгляд, устремленный на ее когтистую лапу, и ненавязчивое потирание собственной шеи. Неужели это было таким очевидным? Или контракт связал еще вдобавок и души этих двоих, позволяя одной подсматривать мысли другого? Тогда это становится проблемой, от которой можно избавиться одним лишь известным демону образом. Только Ритце он однозначно не понравится.
Далее он, лежа на кровати, наблюдал, как девчонка разоблачается. Стаскивает с себя грязные, порванные тряпки, в некоторых местах даже с потеками крови. Да уж, с таким набором в Ледяную Империю точно соваться не стоит. Значит, и Ритце придется покопаться в чужих шкафах и поискать новую одежду. Флёру в этом плане проще. Он может подстроить свое тело под чьи-то вещи, если кто-то окажется ниже или выше, толще или худее. У полукровки в этом смысле выбора меньше.
Но вот она продолжает раздеваться, оголяясь безо всякого смущения перед мужчиной. Неужели так привыкла сверкать своими зелеными прелестями перед кем-то другим, что теперь уже даже не обращает внимания, если кто-то так разглядывает ее грудь или задницу? Флёр не пытался скрыть своего взгляда. Он не раз видел Ритцу голой. Не раз они спали рядышком, прижимаясь друг к другу обнаженными телами. Иногда доходило и до чего-то более откровенного, но ни разу это не вылилось в непосредственное занятие сексом. Максимум, доходило до оральных ласк. В частности, односторонних со стороны Флёра, правда, тогда демон преследовал определенную цель - усыпить бдительность девчонки, довести ее до наслаждения, а затем поставить в неловкое положение своим неожиданным преображением. Ох, он помнил, какое лицо было у Ритцы, когда Флора застала ее изнемогающей от желания, обнаженной, стонущей на полу... И без партнера. Выглядело всё так, словно Ритца ублажала себя сама или просто поддалась зову диких фантазий, которыми смогла довести себя до пика экстаза.

Сейчас никто никуда никого не доводил, никаких мыслей о сексе или подобных наслаждениях не возникало. Хотя Флёр не отводил взгляда от стройной фигурки с соблазнительными изгибами.
"Ну... если ей отрезать хвост, а на голову надеть мешок, то... она будет очень даже возбуждающая", - ухмыльнулся он собственным мыслям. Кажется, и прежде он говорил себе, что взгляд Ритцы ему не нравится. Этот белый, отстраненный, когда не видно, куда точно он глядит. Жуткий. И рога отпилить можно было, а то надо, помимо прочих сексуальных процедур, задумываться еще и о том, чтобы острие рога не ткнулось невзначай куда-нибудь в глаз. Насчет хвоста тоже говорилось уже не раз. Не самое лучшее приобретение...
"Хотя, пожалуй, когда она спит с бабами, то хвост ей может быть весьма полезен. Надо же как-то заменять отсутствие члена", - снова в мыслях хохотнул демон. Теперь задумчивость уступила место расслабленности и в какой-то мере даже игривому настроению.
Ритца уже свернулась рядом по своему обыкновению в позу зародыша и, похоже, решила поговорить. Раз уж не спится.
- Приступы... ты говоришь, как психопатка, - он перевернулся набок, лицом к девчонке, затем протянул руку к ее запястью и стащил замызганную тряпицу. - И что здесь такого? Ты ж, поди, и лечиться не пробовала какими-то традиционными способами.

- Да, странно, что встреча оказалась случайной, - согласился демон с улыбкой. Ритца чуть придвинулась к нему, потом еще немного. И так, словно опасалась, что Флёр попросту отпихнет ее ногой от себя и рявкнет, что не место холопам рядом с царями.
Затем он попросту приподнял девчонку в воздух, вытащил из-под нее одеяло и забрался под него полностью, следом и полукровку накрыл.
- С озером поможет, - упрямо и твердо заявил Флеурис тоном, не терпящим возражений. - Ты знаешь, если я за что-то берусь, то сделаю это. И если чего-то хочу, то получаю.
Насчет убийства он промолчал. Захотел бы убить ее, то уже давно бы убил. А если не хочет, то и не сделает. Логика мужчин очень проста.
Если Ритца робко пыталась подползти к Флёру, то он такими ненавязчивыми попытками страдать не стал, а просто сделал это, сократив между ними двумя расстояние. Приобнял девчонку за талию и провел тонкую линию пальцем вдоль ее позвоночника сверху вниз, добравшись до самого основания хвоста.
- В твоих интересах, чтобы ты тоже желала вылечиться, - теперь пальцы обхватили этот самый хвост и слегка сжали, - иначе начну от тебя отрывать по кусочкам, - сказано это было с улыбкой и могло быть воспринято как шутка. Но с Флёром вообще сложно определить, где он шутит, а где вполне серьезен. Впрочем, рука его у ритцыного хвоста надолго не задержалась, а вернулась на прежнюю позицию в районе талии.

+1

105

Если когда девчонка и смущалась своей обнаженности, то это наверняка было наигранным притворством, в крайнем случае - безудержным страхом перед противником, который жаждет унизить или овладеть ею силком. А так для тифлинга давно уж не проблема разоблачиться при чьем-то даже пристальном и оценивающем взгляде - или не заметит, или дразняще потянется, похваляясь и своей гибкостью, и пластичностью, и соблазнительными формами. Тем более и сам демон не раз выступал примером для подражания, а Ритца, вопреки пренебрежению ко многим правилам приличия и нормам морали, не имела привычки, например, постоянно щеголять в чем мать родила, не стесняясь окружающих - то есть умела вести себя относительно сносно... Но к чему такие ограничения в этот момент?
Она недовольно сморщилась, но не сопротивлялась, когда мужчина избавил ее от самого последнего элемента гардероба - того самого импровизированного браслета, который обнажил участок кожи, напоминавший след кислотного ожога или какой-то магией.
- Я не знаю как лечитца, - пробурчала тифлинг, оправдываясь, - прос-сто... Вот зас-сыпаю, вот вроде с-сплю. А потом очухиваюс-сь невес-сть где. В крови у чьего-нибудь тела. Плевать, животного или нет. С-стала с-себя с-связывать на ночь, - она хмыкнула, - благо, что Лат потом помогал выс-свободитца. Или он же ночью будил, когда... Не с-собой была. А пару раз уже такое было, когда не с-спала. С-словно с-сознание теряла, но не падала, а что-то, наверное, делала... Не знаю. Не помню ничего. Я вроде научилас-сь заранее чуять, когда такое будет перед с-сном. И тогда не с-сплю. А эта штука... С-связана с-с прис-ступами. Чем они чаще и с-сильнее, тем оно больше.
Легкая паника всколыхнулась, когда Флёр поднял ее тело магией, но в один миг девчонка успокоилась, когда поняла, что тот просто решил перебраться под одеяло, позволяя и ей там же оказаться. Более того - сам накрыл и полукровку тоже. Почему она фокусирует свое внимание на таких мелочах?.. Вот придралась в своих мыслях к тому, что мужчина поблагодарил за принесенную бутылку, хотя до того едва взглядом в пепел не обратил. Теперь внутренне радуется что ли, что ее укрыл. Разве прежде такого не было? Мелькало, вроде бы. Так что изменилось-то? Чего цепляется к этой чуши?
Она вздрогнула от неожиданности, когда демон столь внезапно оказался рядом, приобнимая за талию и притягивая к себе. Но очень скоро вытянулась во весь рост, покидая ту закрытую и защитную позу - раскрылась для Флёра, прильнув к нему. И чего, глупая, надумала, что всё будет хуже и не так как раньше? Разве тогда был у нее выбор выполнять наказ ли, желание демона или нет? Разумеется, что нет. А теперь она вся, целиком и полностью без остатка, душой и телом - сам говорил! - принадлежит ему. Это ли не...
Заводит?
Ритца тихо и прерывисто выдохнула, досадуя, что мужчина частично всё еще в одежде, и живое тепло его рук, живота и груди, плечей, в одно из которых тифлинг уткнулась носом, негативно контрастировало с шероховатым и грубым прикосновением ткани ниже пояса.
Полукровка замерла, боясь, что позволила себе больше, чем разрешено. Одна рука - как раз левая - очень удобно приобнимала Флёра в ответ, робкими прикосновениями самых кончиков пальцев лаская спину. Девчонка ощутимо напряглась, когда его ладонь сжалась на хвосте, приготовилась к возможной боли... И расслабилась, когда несчастную конечность миновала страшная участь оказаться оторванной.
- Я прос-сто боюс-сь, что однажды уже не я прос-снусь, а она, - прошептала Ритца, щекоча ему кожу своим дыханием, - что я рас-створюс-сь во с-сне, и никогда меня больше не будет. Вообще. А она будет жить... - так девчонка говорила о своем темном прошлом, видя его не просто цепочкой своих деяний и воспоминаний, а отдельной сутью, имя которой даже предпочитала не озвучивать, будто боялась придать сил жестокой твари.
Ой-ой. Тепло и от одеяла, и от его близости. До легкого, приятного головокружения. До сухости во рту. До алчного желания сжать пальцы на плечах, а шею обжечь пылким прикосновением губ. Ритца слышала, как гулко и учащенно стучит ее сердце. Как сбилось дыхание, став таким спешным, укороченным. Вроде расслабилась, растеклась от его рук, но в то же время и напряглась где-то внутри. Он, еще скрываясь в облике девушки, предположил, что у нее давно "мужика не было"? А ведь и правда давно...
Шипяще и медленно выдыхая, девчонка попыталась хоть капельку отстраниться, чтобы не терзаться и не заводить себя его близостью. На подсознании где-то отпечаталось, что по неведомым причинам, но... Но ничего дальше этих игрищ не идет... И если нельзя (нельзя? А почему нельзя?..), то легче отступить первой, сдаваясь.
Правда, ее порыв отдалиться остался лишь в мыслях, а силы воли не хватило покинуть пределы манящего живого тепла и уйти от прикосновения рук. Таких сильных, могущественных рук, которым она принадлежит целиком и полностью... Которые могут убить ее одним единственным прикосновением, но никогда этого не сделали... И не сделают, правда?
Она даже не заметила, как все прежние опаски и мысли услужливо ушли далеко-далеко, оставляя ее в опьяненном состоянии. И в итоге Ритца лишь больше прильнула к Флёру, не без робости запечатлев на шее, которую уйму лет назад вспороли ее же когти, поцелуй.

+2

106

- Тебе это только кажется. В твоем теле только ты и никого больше, - словно в подтверждение своих слов, Флёр прилеветировал обратно бутылку и помахал ею перед носом Ритцы. В гладком стекле отражалась слегка искаженная, выпуклая физиономия полукровки. Демон приподнялся на локте, чтобы сделать несколько глотков. Ритце предлагать не стал, памятуя, что в пьяном виде она слишком несдержанная в своих порывах бить морды. В случае с Флёром ей больше никогда не повторять подобного, ибо в следующий раз он не челюсть ей сломает, а шею, и лечить либо воскрешать не станет. Один раз девчонка могла попытаться ударить по его гордости. Повторения же он не допустил бы.
Что касается проблемы тифлинга, которую она на самом деле сама себе надумала, Флеурис не видел в этом ничего зазорного, даже если Ритца говорила правду, даже если действительно ее душой завладевала время от времени какая-то другая особа. Если только саму девчонку это так уж беспокоит, то... ну ладно, можно попытаться вправить ей мозги. Хотя Флёр подозревал, что с этим проблем будет куда больше, чем с тем, что тифлинг периодически превращается в кровожадную маньячку.
- В любом случае, меня твои метаморфозы не отпугнут, - снова улегся демон на подушки, покрыв одеялом плечи. Бутылка, теперь не нужная, была отправлена в обратный полет.

Смена положения, преображение из маленького зеленого комочка в готовую льнуть к демону, повторяя изгибы тела самого Флёра, не остались им незамеченными. Мелькнула мысль, что Ритца только для того и осталась с ним. Он ведь не дурак, понимал прекрасно, к чему ведет всё это. Каждое его движение, каждое касание вызывало у полукровки ответную реакцию. Охотную, очень скорую, живую реакцию, и далее этим прикосновения стали обоюдными. Ритца уткнулась Флёру в шею носом, втягивая в себя его запах... которого не было. От демона вообще ничем не пахло. Могло пахнуть от одежды, от волос, если до того мужчина лежал, например, на траве. Сейчас, пожалуй, от них доносился едва-едва заметный аромат тех самых роз из палисадника. Но от остального тела не было слышно ничего. Кроме разве что легкой напряженности, что Ритца могла ощутить, так близко приникнув к мужчине.
- Выкупаем тебя в озере, будешь как новенькая, - отшутился он, попытался таким нехитрым способом укрыть эту свою внезапную напряженность. Слишком уж близко было обнаженное тело тифлинга. Слишком уж жарко отпечатывалось ее дыхание на шее Флёра. А он помнил прекрасно, чем обычно заканчивались такие действия. Ничем. И ранее, кажется, Ритца становилась инициатором. Сейчас всё было скорее наоборот.
Или всё изначально к тому и шло? Долгие годы, десятки лет упорного противостояния друг другу и себе, чтобы в итоге всё равно не устоять и сдаться перед собственными желаниями.
Разве он не повторял неоднократно, что является их заложником? Не видит причин, по которым нет возможности или смысла удовлетворять любое свое желание. Ритца сама пришла к нему. В который раз. Отзывается на его ласку, ластится под его руками, изгибается. А раз так, то зачем пытаться искать причины, чтобы снова отступить? Причин нет. Ритца ему принадлежит, душой и телом. Видимо, точно так же, как и он принадлежит ей с самого момента подписания того дурацкого контракта. И как так получилось, что демон не учел этот пункт?

Человеческое тело, помимо воли, с охотой отозвалось на поцелуй в шею. С губ сорвалось тихо "сссс" на вдохе.
"Что ты делаешь?"
Нет, нет же, кажется, он все-таки произнес это вслух, обращаясь то ли к себе, то ли к Ритце. Такими путями магические резервы не восстанавливаются. И даже больше того - усталость накроет и физические резервы. Зато какой сладкой будет истома... Будет ли?
Более одергивать себя Флёр не стал. Он в одномоментье перевернул Ритцу к себе спиной и сжал с жадностью, одновременно касаясь языком краешка остроконечного ушка.
"Интриганка. Более полувека соблазняла меня... Или мы соблазняли друг друга?"
Правая рука скользнула через бок девчонки к ее животу, горячая ладонь накрыла ту область, что лежала чуть ниже пупка.

оффтоп

+2

107

Хотела бы Ритца в это верить: в ее шкуре живет лишь она, и никого больше, но упрямо девчонка цеплялась за обратное, скорее считая, что сама невесть как наслала на себя проклятие, нежели просто расколотый болью ее разум безумствовал. Бездумно тифлинг глянула на свое отражение, которое было искривлено и казалось смешным. Полукровка не улыбнулась, но внутренне ощутила довольство, что больше ей Флёр не предлагал пить. Она была твердо уверена, что подобный инцидент больше не повторится, но тоже не хотела рисковать...

Он был рядом, и она дышала его запахом. Далеко не сразу в их сожительстве Ритца осознала, что у демона нет запаха. Вообще нет: не пах как мужчина, не разило от него потом или чем-то еще... Хотя некоторая вуаль спиртовых ароматов частенько его сопровождала. Но для себя девчонка упрямо твердила, что у Флёра есть запах, просто не может не быть - он пахнет свободой, ветром и силой. Ведь ту же воду обзывают безвкусной, но это же абсолютная чушь! Родниковую - свежую и чистую - будешь с восторгом лакать, обзывая вкуснейшей, а затхлую или иную какую побрезгуешь и пригубить разок...
Еще тонко щекотали ей ноздри цветочные ароматы, но она не обращала внимания на них. Льнула к мужчине и прижималась всей поверхностью тела, как зеленый плющ, такой слабый и гибкий, тянется к могущему древесному стволу, что станет для него поддержкой и опорой. Кажется, невольно даже ногу ему хвостом оплела, будто боялась, что снова уйдет, оттолкнет, отвергнет!..
Ничего такого не случилось. Ритца не хотела представлять, что было бы, прогони ее Флёр или исчезни сам прямо в воздухе. Но сейчас он был рядом, и ее осторожная робость, крадущиеся прикосновение, что словно вопрошали - можно так делать? Ты не против? - всё больше сменялись определенной уверенностью в себе и происходящем... Может быть с некоторой долей жадности и торжества. Наверное, что тифлинг все еще ожидала подвоха, что в самый желанный момент мужчина посмеется и осадит ее назад. Что он когда-то говорил?.. По обоюдному согласию, без скрытых помыслов?.. Не вспомнить формулировку, но полукровка твердо считала, что чиста перед ним, желая его всей душой в тот момент. Просто потому что это именно он рядом, а не кто-то еще.
Ее поцелуй в шею нашел отклик, и полукровка среагировала на него, прильнув губами вновь, теперь тонко щекоча кожу раздвоенным язычком. Скользнула рукой по спине и рефлекторно - даже не соображая ничего в тот момент и едва ли это заметив - попыталась было забросить ногу на мужчину, однако не успела среагировать, как Флёр уже был за ее спиной, а чувствительное заостренное ушко обожгло дыханием и прикосновением, от которого она затаила дыхание, сщурившись. А потом его рука, пройдясь в жарком поглаживании по животу, ушла еще ниже, вызвав море мурашек. Девчонка, кажется, даже сдавленно охнула, в один миг прогибаясь так, как не смогла бы ни одна женщина - вся такая покорная его воле, принадлежащая целиком и полностью, соблазнительно терлась о мужчину - живот, пах...
"Снова те штаны!"
Кажется, Ритца даже издала тихое шипение в своей досаде. Или то реакция на сводящее с ума прикосновение, отчего она тихо и сдавленно скульнула следом?..
Полукровка все-таки неожиданно и резко выскользнула из его хватки, застигнув врасплох и в тот же миг опрокидывая Флёра на спину. Беспардонно оседлав демона, - не то желая оказаться ведущей, не то провоцируя его захватить власть и подчинить тифлинга, поставив ее на место - она, склонившись, неистово целовала плечи и шею, не отказывая себе в удовольствии чередовать нежные и страстные прикосновения губ с аккуратными и озорными покусываниями заостренными клыками. Облокотившись на одну руку, этой ладонью девчонка взъерошила ему волосы, огладив вокруг уха.
"Как жаль, что у него нет рогов... Это же так... Так..."
Стягивая с мужчины штаны второй рукой, Ритца наконец-то прильнула к его губам, лаская змеиным язычком и провоцируя на взаимность - оттягивая этот момент, теперь она так пылко и хищно целовала, закрыв глаза и просто задыхаясь от счастья... И нехватки воздуха, разумеется.
Ей хотелось, чтобы Флёр узнал и увидел ее другой. Не бесполезной недотепой, которая вечно попадает впросак. Не бестолковой выскочкой, которая способна лишь раздражать.
А безудержной в страсти, отчасти капельку нежной, но далеко не покорной бестией, близость с которой запомнится хоть на сколько-то. Чтобы пожалел о том, что отталкивал. Чтобы тоже потянулся в ответ, рассеяв те свои сомнения, что она - пха! - едва ли интересна как женщина ему.
...и чтобы не отверг сейчас.

+2

108

http://s2.uploads.ru/s2X0E.png

+3

109

Словно рыбой в родную стихию возвратилась или птицей воспарила в небо, чувствуя себя свободной и уверенной - никаких прежних опасений, потайных страхов... Только манящий магнетизм по отношению к демону, сопротивляться которому нет ни сил, ни желания. Ритца постоянно поглядывала в его глаза, что были серыми как волчья шерсть, смертоносная сталь или осеннее небо в ненастную погоду. И от его ответного, опьяненного страстью и чувствами взгляда что-то ойкало внутри, вызывая лишь большее вожделение.
Она была наблюдательной и чуткой, где-то рефлекторно в подсознании подмечая всякий отклик на ее прикосновение или же поцелуй. Стоило Флёру как-то иначе вдохнуть, прикрыть в блаженстве глаза, хотя бы уголками губ позволить себе улыбнуться, отвечая на ее нежности, как она старалась вызвать еще более яркую реакцию на себя, подстраиваясь под его желания и его чувствительность тела.
Девчонка чувствует, что к ней неравнодушны, и это ластит самомнению, вызывая некоторую гордость и желание добиться большего. К демону она тянется всей душой, приглушенно шипя на прикосновения горячих рук, от которых, ей казалось, она размякнет, став покорной и покладистой как подтаявший воск. Где-то в глубине души всё так же мнется робость, что в самый решающий момент он отдалится, оставив ее, разгоряченную и жаждущую, одиноко валяться в постели.
И стоило об этом подумать, как Ритца сразу становилась еще более пылкой и яростной в своих ласках, словно желала хотя бы напоследок, перед его уходом, насладиться вкусом губ Флёра, вдыхая всё тот же его запах, которого не существует, но в наличии которого девчонка упрямо себя убеждала...
Стянув все-таки штаны с мужчины, тифлинг отчасти успокоилась, что демон никуда не пропадет от нее... Не сумеет выпутаться из сети эмоций, в которой увязли они оба. Теперь полукровка практически улеглась на мужчину, продолжая целовать, и уже обе руки взъерошили ему волосы, соскальзывая с них ниже, к плечам - тут пальцы прошлись несколько грубее, пощипывая и массируя, но тут же свою шалость скрывая за поглаживанием, которое мгновенно сменялось щекотливым поскребыванием коготков по коже...
Выдохнув, Ритца капельку подалась назад, заелозив на ногах Флёра, когда мужчина уже уселся, глянув на нее сверху вниз. Серый взгляд снова прижег, заставив учащенно бьющееся сердце споткнуться, а потом рвануться еще скорее, словно то пыталось вырваться наружу. Девчонка довольно облизнулась, а потом потянулась за еще одним поцелуем - более агрессивным и напористым, где позволила себе прикусить губу демона, но соленого привкуса крови не ощутила, лишь легонько кольнув болью, которая не отрезвляла, а только больше подхлестывала разобраться с негодяйкой.
Запрокинув голову, - не сколько по своей воле, сколько оказавшись вынужденной это сделать, когда мужчина властно схватился за рог - она тихо скульнула, оказавшись жертвой жара и холода. Обнаженной и разгоряченной спины неприятно касалась прохлада, зато каким огнем отпечатывались поцелуи и касания... Полукровка заелозила снова, порывисто выдохнув. 
Выгибаясь - подчиняясь руке, пальцы которой не давили, призывая еще больше прильнуть, а ласково гладили - тифлинг устроила свои ладони на плечах Флёра, а хвостом оплела их обоих за талию, связывая своеобразным обручем... кольцом.
Однако неожиданно и молниеносно ее пальцы, что вроде только что массировали плечи мужчины и ласкали их, замком сжались на запястье свободной руки демона, с силой поднимая ее выше - ко второй, что продолжала удерживать в плену рог. Ритца приглушенно и мягко зарычала, словно надумала уведомить Флёра, что решила захватить власть, подчиняя его своей воле и оказываясь ведущей, а не ведомой.
Хвост скрутил руки демону, соединяя их - сдавил, быть может, несколько сильнее, чем стоило. Не исключено, что у человека остались бы синяки после такой игры... А тифлинг, напрягшись и еще сжав сильнее ногами его бедра, подалась с усилием вперед, чтобы снова опрокинуть мужчину на спину и вернуть возможность целовать, лаская губами.

+2

110

http://s2.uploads.ru/s2X0E.png

+2

111

Словно тонко чувствовал и знал ее саму, ее маленькие прихоти и привычки, "излюбленные" места для ласки или просто отзывчивые дрожью во всем теле на прикосновения. А Ритца же в своем неуемном вожделении казалась влюбленной в него всем сердцем, словно вновь встретилась с самым дорогим существом после разлуки, своей длиною близкой к вечности... Она просто не умела иначе, хотя надо заметить, что в тот момент полукровка была искренне счастлива близости с Флёром, а не кем-то еще. Такой соблазнительный и манящий, столь загадочный и во многом непонятный девчонке, безгранично всемогущий и настолько желанный в своей жестокой игре прошлого - притягивал же, выступал инициатором невинной изначально игры, провоцируя желать большего, и ускользал в последний момент, заставляя скрипеть зубами от злости и сыпать проклятиями в пустоту.
Для девчонки до сих пор не наступило времени, когда секс отправляется в категорию наскучившей или ничего не значащей обыденности, превращаясь исключительно в избавление от похотливого голода плоти и зуда возбуждения между ног. Напротив, скорее эта сокровенная близость стала для нее специфическим культом, где тифлинг обрисовала для себя некоторые запреты и принципы, позволяя себе раскрыться в полной мере перед партнером, даже если не знает о нем ничего, включая имя. Ей, прожженной эгоистке до мозга костей, не было зазорным позаботиться о ублажении и того, с кем делит ложе хоть на одну ночь - и неважно, что разбегутся после всего, не встретившись никогда в этой жизни. Хотя в женском обществе полукровка чувствовала себя раскованнее и увереннее, одаривая избранницу куда более откровенными ласками, но которые не дарила мужчинам... И Ритце, казалось бы готовой подпустить к себе кого попало, думалось, что она разборчива и избирательна, а выбор ее падает лишь на особенных - тех, с кем можно сплести неповторимую, незабываемую и яркую паутинку эмоций и страсти в частности, а не просто по-животному совокупиться.
И все-таки Флёр был особенным и желанным не только потому что постоянно дразнил, но не давался, обладал харизмой и был хорошим, опытным любовником. Девчонке не было свойственно так сладко и напряженно замирать, всматриваясь в чужие глаза, а его серый взгляд всегда заставлял сердце ойкнуть или неравнодушно дрогнуть... Что-то тут было. Не безграничное ли доверие тому виной?.. Принадлежать рукам, способным стереть ее в пыль, но так и не делающим больно. Заводила не сила, которая могла уничтожить ее - в этом мире тифлингу уступала разве что людская раса в физическом превосходстве. Заводило ее то, что этой силе можно отдаться, не боясь за себя.

Какие удивительные перемены произошли за считанные секунды!.. Такой робкой вначале, боясь оказаться назойливой, она словно в смущении тянулась к мужчине за крохами теплоты, одарив кротким поцелуем в шею, когда первоначальное желание уже начало завладевать мыслями, изгоняя их все вон из головы. И теперь как хищница и призванная, но высвободившаяся из оков знаков колдовского круга суккуба она смешивала воедино страстные порывы нежности и свою нечеловеческую суть, что прорывалась в виде легких царапок коготками или укусами, которые сменялись жгучими поцелуями. Тифлинг будто воплощала в себе переменчивое настроение Флёра, отражая его в себе - неосознанно, инстинктивно прислушивалась к нему и его желаниям, подстраиваясь под демона... Наблюдая, но не сфокусировавшись вниманием на этом. Да и можно ли вообще о чем-то думать, на чем-то сосредоточиться в такой момент? Если какие мысли и мельтешили в голове девчонки, то исключительно обрывками фраз или отдельными словами, мгновенно куда-то пропадая. Разве что вполне осязаемо пришло похабное озарение, что если мужчина целует ее в ответ, сплетаясь с ее змеиным язычком идентичным - раздвоенной тонкой лентой, то быть может... тогда... вдруг он и иным образом пойдет навстречу ей, играясь со своим телом... Полукровка задрожала, шумно и шипяще выдохнув. Скульнула, учащенно хватая воздух - жаркие и влажные поцелуи груди тут же сменялись холодком от прикосновения воздуха. А вот вновь демон прильнул к ее губам, и тифлинг с жадностью отвечает, пытаясь игриво поймать зубками его язык, а потом прикусывает демона за губу.

Повалила! Снова попался! Ее глаза алчно блеснули, мелькнула горделивая улыбка. По-скорпионьи выгнув хвост над собой, девчонка продолжает удерживать запястья мужчины связанными, придерживая их еще и когтистой ладонью. Сама снова улеглась поверх, облокотившись свободной рукой на кровать рядом с боком демона, чтобы не утратить равновесия и помочь себе удержаться. Лизнула его в шею, тут же прикусив кожу клыками - не больно, игриво. Перешла на плечи, пробегаясь дорожкой поцелуев... Спустилась к груди, и раздвоенная ленточка скользнула по мужскому соску, позволяя Флёру ощутить следом после щекотки и бодрящий холодок. А потом Ритца даже не успела среагировать, как оказалась на его руках, и мужчина уже стоял на ногах.
А ведь тифлинг так наивно поверила, что он целиком и полностью в ее власти. Словно позабыла, с кем имеет дело, и какими возможностями Флёр располагает. Надумала ведь уже отомстить - приласкать и раздразнить, уходя в сторону, но не высвобождая его рук из своей хвостатой хватки. Чтобы просто ощутил хотя бы тень ее чувств тогда, когда бросил на обрыве... И девчонка ни в коем случае бы не решилась на такое коварство, не будь она уверена, что после такого Флёр бы точно подмял ее под себя, отвечая звериным рыком и грубостью в страсти.
Сопротивляться Ритца пыталась, но скорее для виду или большего вожделения демона, нежели действительно жаждала возвратить доминирующую позицию. Выдохнула, прикрыв глаза, когда ее, покоренную, прижали к стенке, удерживая за руки. Изогнувшийся хвост скользнул по спине мужчины, поглаживая его, а тифлинг подчинялась, прогибалась под руками и дрожала от нетерпения, ощущая очередной звенящий приступ головокружения. Учащенно дыша, полукровка казалась окончательно смирившейся, без возможности как-то покушаться на власть мужчины - полностью в его воли и распоряжении...
Вот только хвост, что то поглаживал ему спину, то мелькал по бедру, с неожиданным наглым и звонким хлопком небольно вмазал по заднице Флёру, а Ритца самодовольно и нахально улыбнулась, не открывая глаз.

+2

112

http://s2.uploads.ru/s2X0E.png

+5

113

Однозначно, лучшая пытка из всех, какие ей доставались в подарок от демона и его щедрой на подобные презенты души, однако пусть безболезненная, но далеко не самая гуманная; разве что мучения приятны, а ожидание вызывает вожделенную дрожь и предвкушение дальнейшего продолжения заместо страха. Ритце хотелось увязнуть в происходящим как мушка навсегда застывает в янтаре. Чтобы ее не затронули ни время, ни усталость, ни поток жизни вокруг... Ее? Да нет же, их двоих!
Беспощадный истязатель, который был так близко к ней, так рядом - настолько, что можно предположить, что не только девчонка принадлежит ему, но и сам Флёр является отчасти ее... Умудрялся одаривать лаской каждый сантиметр ее возбужденного тела, удерживая в то же время практически неподвижной и беззащитной. А полукровке так хотелось бы обнять его, касаться руками в ответ и гладить, не оставаясь в стороне, и не быть простой игрушкой, подвластной лишь чужой воле, неспособной ответить взаимностью! Извивалась, пытаясь и высвободиться, и в то же время слушаясь наказов его ладоней, подчиняясь их направлению. Мужчина будто лепил - подготавливал из нее пластичный и отзывчивый не просто на прикосновения, но даже мысли материал. Слой за слоем стаскивал ее маски (маски?.. Нет, неправильно... Она открыта перед ним, искренна и честна) - вначале робость и опаска, что оттолкнет, потом контрастом ее напористая уверенность и животный голод, где тифлинг провоцирует на взаимность, пытается завести и соблазнить демона... А теперь покоренная им, готовая опуститься на колени в смиренной мольбе и отчаянной просьбе о снисхождении, чтобы овладел ею, принадлежащей и душой, и телом только ему - Флёру.
Не без помощи демона Ритца действительно металась на грани, но и с той же его помощью не могла пересечь черту, за которой достигла бы просто пика, настоящего фейерверка эмоций и чувств. Как умелый кукловод он будто держал ее на ниточках, подпуская вплотную к экстазу и осаживая... Скорее просто не давая последней капельки своей ласки, которой было бы достаточно. К тому моменту девчонка тихо и жалобно постанывала, пытаясь поймать мужчину хвостом за талию и притянуть к себе в немой просьбе - вот же, я перед тобой, я твоя, почему ты медлишь!
Где-то вдали в мыслях приглушенно звякнул колокольчик, что в происходящем какая-то странность, что-то не то, какая-то необычность, почувствовать которую не удавалось доселе... Но разве Ритца могла сосредоточиться? Мужчина просто топил ее в открытиях, выдавая лишь короткие мгновения, чтобы перевести дыхание и унять заходившееся сердце. Заново знакомил девчонку с ее же телом, позволяя узнать множество нового, одаривал настолько диким количеством ярких ощущений, что тифлинг была близка просто отключиться в плане чувствительности - так сильно его ласка ослепляла и вела за собой, лишала воли... Привязывала, как магия, к любовнику. Девчонка тонула в его страсти.

Полукровка охнула, мелко задрожала, пошатнулась, судорожно сжимая когтистую руку в кулак. Стена ощерилась щепками, когда острия вспороли дерево, а Ритца заскулила, выгнулась, хаотично хвост заметался из стороны в сторону, пока его не поймали, чтобы обездвижить... И снова Флёр издевался, заводя ее все больше и больше, но не позволяя достигнуть предела. Уводил, отстранялся на доли секунд, а этого уже хватало, чтобы перевести дыхание и отдалиться от желаемого не по своей воле... Да еще и тихий зов давней привычки пробудился, призывая ужалить мужчину - нет-нет, не в лучших традициях богомолихи или паучихи причинить страдания своему любовнику, а то и вовсе умертвить!.. Для нее это всегда было даром - поделиться этой эйфорией, что сольется в такой головокружительный коктейль и унесет прочь. Ритца уже не помнила, что яд безнадежно попорчен, зато где-то глубоко всплыло, что нельзя, иначе... Какая разница, если нельзя?
Она тяжело выдохнула, только сейчас запоздало осознав, что руки свободны. Однако о стену приходилось упираться, чтобы не потерять равновесие, потому что ноги угрожали пошатнуться в своей неуемной дрожи, а перед глазами всё плыло.
И потом, когда Флёр уже поднялся, обнимая, притягивая к себе, с томящим поцелуем прильнул к шее, взмокшая Ритца... Как-то вывернулась, развернулась, оказываясь уже лицом к лицу с демоном. Туманный и пьяный белый взгляд заглянул в его глаза, а потом она сама рванулась расцеловывать снова, будто спешила нагнать всё упущенное. Плечи, грудь, живот... Руки с жадностью ласкают и гладят его тело, опережая касания губ. Тифлинг даже не заметила, как опустилась перед Флёром на колени. Снова ощутила робость... Смущение? Когда она одаривала такими откровенными, желанным каждым мужчиной ласками? По своей воле никогда... Никого... А силком? Тошно вспоминать сейчас, да и в памяти пусто - умеет та ловко прятать от хозяйки колкие моменты, да жаль, что не все. Полукровка, успевшая застыть на пару секунд в своем промедлении, несмело потянулась вперед. Боялась скорее собственной неопытности, чем еще чего-то...
И эта самая неопытность, наверное, заметна в осторожных и настороженных поцелуях, в первых прикосновениях ее губ. Змеистый и бойкий язычок, приносящий экзотические и чувственные ощущения своей подвижностью и игривой щекоткой, компенсирует многое. Руки тоже действуют куда привычнее и увереннее - когтистая осторожно гладит бедро с внутренней стороны, а пальчики второй помогают уже девчонке - то бегло ласкают и поглаживают, то неожиданно слегка сжимаются... Чуть осмелела, уже и увлеклась, пробуя еще больше доставить удовольствия, но всё так же помнит про заостренные клыки, которые длиннее людских - тут уж сложно сказать, чего больше опасается: то ли сделать неприятно, а то и больно демону, то ли боится получить от него второй шанс, когда мешающиеся элементы окажутся... Убраны. Впрочем, вряд ли в тот момент Ритца была способна бояться Флёра. Только если за него, не желая сделать что-то неправильное, плохое...
Выдохнула, откидывая голову, преданно глядя снизу верх, словно рабыня на господина. Потянулась вперед снова, но уже вставая на ноги - фактически ползет по нему как змейка по дереву - льнет, прижимается, жаждет ласки.
- Я больше не могу... - жалобно прошептала она, а может просто подумала, прикусывая мужчину за плечо. Потянулась к шее с поцелуем. Руки моляще гладят, прося о снисхождении, нежно ласкают его спину.

+1

114

http://s2.uploads.ru/s2X0E.png

+2

115

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

116

http://s2.uploads.ru/s2X0E.png

+1

117

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

118

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

119

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

120

http://s7.uploads.ru/R3ML1.png

Когда разум начал проясняться, а страсть схлынула, Флёр отстранился и теперь взгляд, которым он наградил девчонку, был сродни тех, которыми смотрят на нашкодивших, но любимых домашних питомцев. И... о боги... нет, за демоном числилось множество грешков, но зоофилией он не страдал, и теперь пытался адекватно воспринять произошедшее. Ритца его уколола своим наркотиком? Опоила? Или приворожила каким-то сильным зельем?
И хотя бы результат феерического удовольствия был обоюдным, так можно было списать случившееся на взаимное помешательство, но тут, похоже, только Ритца умудрилась зайтись в безудержном оргазме, тряся кровать дрожью своего тела и оставляя пометки на теле мужчины. Он не почувствовал... ну почти ничего. Нет-нет, он был возбужден и чувствовал приближение пика этого возбуждения, но в итоге ничего не случилось.
А когда эта пелена, это наваждение спало с глаз, Флёр посмотрел на девчонку, сладко растекшуюся под ним, совсем другим взглядом. Отрешенным. Как будто ждал увидеть не полукровку, а кого-то другого...

Так что быстро Флёр отполз в сторону, перевернулся на  бок, затем сел, опуская ноги на пол, спиной к Ритце. На плече остался немного кровоточащий укус. Разгоряченную спину как будто обдувал непонятно откуда взявшийся при закрытых окнах ветерок, и на ней тоже саднили неглубокие царапины от когтей. Они медленно затягивались - регенерация демона давала о себе знать.
Вот только Флёр до сих пор не мог понять, что произошло. Нет, он помнил всё, каждую мельчайшую подробность, каждую секунду, проведенную им в объятьях полукровки. И потому еще больше задавался вопросом - почему так случилось?
"Черт, это, видимо, те нюансы контракта, о которых я сам не догадался позаботиться", - опустив горящую голову на ладонь, демон прикрыл глаза, погрузившись в свои мысли. - "Надо же, продумывал так, чтобы всегда мог бы остаться в выигрыше, оставил для себя лазейку в плане расторжения договора по первому моему желанию. Но такую мелкую досадную оплошность прошляпил. Душой и телом... как же... душой и телом..."
Теперь всё как-то прояснялось. И винить Ритцу в том, что она все-таки добилась своего, спустя несколько лет, тут было нельзя. Но винить ведь нужно кого-то! Себя бы Флёр не стал ни в коем случае, ведь сам он всегда поступает правильно, сам он всегда непогрешим. Значит, это Ритца.
"Ну ладно, говорить, что мне не понравилось, значит - кривить душой. Хотя односторонняя концовка мне  и правда не по душе. Теперь я знаю, что в договоре есть этот маленький пункт, нужно его исполнение успевать предупреждать. Тем более, что договор основан на моих желаниях, и если я скажу, что не хочу ее, то... больше этого не будет..."
И сразу же всколыхнулось воспоминание, где он в жаре говорил, что хочет.
Оглянувшись мельком на полукровку, Флёр потянулся за бутылкой, стоявшей на тумбочке. Если Ритца думает, что после близости у них в отношениях что-то изменится, то пусть не обольщается. Не станет демон трястись вокруг нее, узнавая, всё ли ей нравится, всё ли устраивает, хорошо ли себя чувствует, принести ли чего-нибудь. Она по-прежнему - его собственность. Его вещь. Его домашний питомец, навязавшийся под руку, как назойливая вечно лезущаяся под руку собачонка.

Какой контраст...
От такой страсти, чувственности, дикости - до быстро нарастающего раздражения и досады на себя, что поддался. Ведь не раз уже отталкивал от себя Ритцу, говоря, что ему не нравится спать с... арбузами.
Привычное вино обожгло глотку, Флёр залпом чуть ли не половину бутылки опустошил. Говорить ему не хотелось, думать тоже. И очень надеялся, что Ритца не станет сейчас, как заправская любовница, заискивающе заглядывать в глаза мужчине и интересоваться, всё ли ему понравилось, было ли хорошо и когда повторим. Не всё. Отчасти. Никогда.
Забравшись обратно под одеяло, он негромко, но достаточно твердо, чтобы было понятно, что это не вопрос и не предложение, сказал:
- Можешь идти.

+4

121

Ритца, тяжело и протяжно выдохнув, откинулась на спину, устроившись на широком подоконнике. За окном вечерело, и с застенчивой робостью появлялись первые звезды на небе, вспыхивая одинокими искрами и так замирая в своем тусклом свете. Примостившаяся на животе кошка дарила приятное тепло, и трехцветную зверушку девчонка то и дело приглаживала, собственного утешения ради касаясь пальцами мягкого меха. Ее успокаивало дарить такую ласку.

Мгновенная отчужденность Флёра отозвалась болью и растерянностью, неистовым желанием всё исправить. Тифлинг искренне хотела, чтобы ему с ней было хорошо! Куда значимее для нее была удовлетворение мужчины, а себя она оказалась готова поставить на второе место, но... Но.
Злости на него не было. Вспыльчивая и взбалмошная девчонка физически не могла ощутить ярость, раздракониться на любовника, проклиная хотя бы в мыслях его поступок и дальнейшее поведение. И ничего не получалось - выходило лишь тонуть в каком-то густом и удушливом болоте, которое утаскивало всё дальше и дальше на дно. Белые глаза были сухи - Ритца не плакала, не проронив ни слезинки, зато где-то на сердце словно нанесли рану, которая сочилась кровью. То и дело полукровка ежилась, недоумевая о природе такой боли, которую организм почему-то никак не мог устранить. Ей пробивали легкое, избивали плетьми, практически калечили множество раз, заставляя валяться издыхающей собакой где-то в грязи... И всё равно тифлинг выживала, зализывала свои ранения и снова крутилась в водовороте событий мира, где ее вновь пытались смять как зернышко жерновами. А здесь, казалось, с каждой минутой становится всё хуже. Ритца не понимала.
Она ушла сразу же, когда он сказал. Не просила остаться, не стала ничего спрашивать, только бесшумной, словно на мгновение став бестелесной тенью покинула комнату, подобрав остатки своей одежды. Ее тело, всегда было привыкшее отдаляться после секса и выстраивать дистанцию, в тот момент так желало расслабленно понежиться в тепле демона, чувствуя его силу. Но тифлинг безропотно приняла одиночество, первые мгновения даже не почувствовав обиды и боли - наверное, просто сказывался шок.
Куда и к кому потянулась за поддержкой полукровка, чувствуя себя использованной и выброшенной? Разумеется, к Акхацелату. Прохладное колечко обожгло разгоряченный палец, плотно обхватывая его. И теперь Ритца, отыскав одежду для себя в чужих шкафах, лежала на подоконнике в комнате верхнего этажа и глядела на звезды. Точнее, на одинокую и тусклую точку, что словно нарочно оказалась от всех своих сестер в отдалении. Кошка жмурила наглые и зеленые глаза.

тут бессмысленные и псевдофилософские диалоги ни о чем, бесполезное многобуквие, которое смысловой нагрузки не несет и на смысл поста не влияет -_-

Она тяжело и испуганно подорвалась, выпадая из сна - словно задремавший на боевом посту солдат, который успел уснуть и во сне осознал, что нет, нельзя! Несколько секунд Ритца оторопело моргала, вспоминая свое имя и пытаясь понять, где находится. Спина люто затекла от такого положения. Да и все мышцы теперь отзывались болью, с укором напоминая о чрезмерной активности накануне. Давненько девчонка не вспоминала, что после физической нагрузки тело так может мстить.
Кошка всё так же лежала на пузе, лениво щуря взгляд, и тифлинг устало глянула в окно. Еще серо, солнце поднимется позже. Стало быть, лишь пару-тройку часов проспала, хотя по ощущениям... Да ничего не скажешь по этим ощущениям. Ей просто тошно и гадко. Как никогда, наверное, раньше.

+3

122

Слава Имиру, что Ритца не стала допытываться о причинах того, почему Флёр ее так однозначно выгоняет. Не стала спрашивать, уверен ли он, и не стала просить передумать и разрешить остаться. Ибо демон, не глядя на девчонку, а только лишь чувствуя ее присутствие рядом с собой, очень был склонен к тому, чтобы передумать. Это даже для него было несколько жестоким - выгнать ее после совместной ночи. И потому он буквально силком заставлял себя терпеть, молчать, ждать, пока Ритца заберет свои тряпки и уйдет. Ожидал, что она хлопнет дверью со злости или попытается сбежать. Да всякие безрассудные поступки могут прийти в голову обиженной женщине. Интересно, чувствовала ли она себя прежде когда-нибудь в том же состоянии, в котором сама оставляла своих любовников? Ведь тифлинг не раз упоминала, что секс сексом, но спала она всегда в одиночестве, безжалостно выгоняя ставших уже неинтересными партнеров за пределы своего лежбища. А тут всё как раз наоборот.
Флёр растянулся на кровати, положив руки под голову и глядя в темноту, в которой скрывался потолок. Ритца не виновата в том, что им обоим захотелось. Виновато подобное составление договора, причем Флёр сам произнес эти слова, что берет ее в плату и душой, и телом. Это он сказал, не она, ее формулировка звучала иначе, пусть и заключалась в том же самом.
Выходит...
Теперь демон прикрыл глаза в изнеможении.
Единственный способ подобную причину сломать, дабы ничего такого впоследствии не повторялось, это разорвать договор. Вообще Флёр и прежде не видел в нем никакой особенной значимости или смысла, но он посмеялся, ухватившись за ее слова, а она не рискнула от них отступить. В таком случае это был даже не договор, а какое-то соревнование: кто быстрее проиграет.
"Выходит, что я", - усмехнулся мужчина. Изначально этот договор не должен был существовать. Ведь это не игрушки - делать подобное на крови. А они с Ритцей играются, как дети, тем, над чем нельзя шутить даже такому бессмертному, как Флёр.
- Я... желаю... - продолжая так же лежать на кровати, демон вычертил перед собой рунический символ того самого контракта. Только если прежде он выглядел нарисованным сияющими линиями, то теперь казался слегка мутным, с отливом красного, - желаю разорвать этот контракт. Он был основан на исполнении моих желаний, и на их же исполнении расторгается.
Красное собралось в одну точку по центру символа, после чего испарилось. Следом погас и сам знак. Защипало палец - то же самое могла ощутить и Ритца - там снова появилась царапина, которая, впрочем, почти сразу же затянулась. Тифлинг, получив свободу от своих обязательств, теперь была вольна отправиться, куда пожелает.
Флёр перевернулся на другой бок, накрывшись одеялом с головой, и попытался уснуть. Но только проворочался с полчаса. Да уж, этот отдых явно не назвать восстановителем магических резервов. Демон чертыхнулся, выбрался из одеяла и... сменил ипостась.
В темном стекле бутылки отображалась какая-то расстроенная физиономия Флэкси.

+2

123

- А вот и то, о чем я говорил, - невозмутимо прошелестел Акхацелат в мыслях тифлинга, лениво потягиваясь кошкой и зевая, демонстрируя клыкастую пасть. - Но, полагаю, идея о побеге уже абсолютно неактуальна?..
Оторопело Ритца смотрела на свою руку, вслушиваясь в изменение, которые... Что-то затронули. Только сейчас полукровка осознала, что не представляет, где находится демон. Секунду, а она знала местонахождение Флёра до того? Получается, что так. И боль, что дремала до того вместе с ней, вонзила острые зубы в сердце, прерывая дыхание - настолько в глазах потемнело, словно ее физически кто-то пытал. В полном сумбуре мыслей голос хранителя потонул, а тифлинг отчаянно уговаривала и успокаивала себя, что просто показалось, ничего не могло произойти. Может, во сне палец обо что-то задела, вот и царапнулась. Может, тот же самый Лат вредно куснул или когтями прошелся... И все-таки слишком было очевидно, что всё это - пустые надежды, а что-то внутри колючим смехом хохотало и на каждое робкое предположение отвечало "нет".

- Лестница!..
О, девчонка, что на всех парах вниз неслась, уже была в курсе, что между вторым этажом и первым пролегает целый ряд ступеней, которые ей нынче приходилось пересчитывать своими костьми. Где там был артефакт, тело которого тифлинг в одномоментье с себя скинула, одному ему и известно. Ритца же, отключившись буквально на долю секунды от пронзительной боли, что теперь оказалась вполне себе ощутимой, а не надуманной, вскочила на ноги снова и не сдержалась от смеси рычания и шипения. На левую ногу ступить было практически невозможно - лодыжку жгло, а бедро по всей видимости вывихнулось от такой жизни... Нет, скорее просто очень сильно ударилась. Припадая на раненую конечность, но скорее просто ее волоча за собой, Ритца рванулась в ту комнату, где еще недавно была так счастлива в объятиях Флёра. Сцепив зубы, стараясь не обращать внимания на очередные многочисленные ушибы, полукровка замерла в дверях, а увидев уже женский силуэт, прикрыла глаза и перевела дыхание.
Флёр не ушел и всё еще здесь, хотя отчаянный страх девчонка успела пережить, что именно ради побега демон разорвал договор. Можно было робко уцепиться за мысли, что ему было несладко, что что-то встревожило мужчину, и он не довольный спал без задних ног, выгнав ее, а что-то обдумывал. Хотя с чего ему быть довольным?
"Нет. Он ушел. Теперь снова будет эта... Флэкси."
Балансируя на одной ноге, а подбитую старательно удерживая в приподнятом состоянии, лишь бы не ступать на нее, Ритца молчала. Что-то упрямо продолжало ныть в груди, принося мучения, хотя на фоне боли физической это терялось. Впору было снова начать рвать и царапать саму себя, заглушая душевные муки. Как бы ей хотелось узнать, что лежит в корне их, как избавиться...
Тифлинг медленно вдохнула, продолжая стоять в дверях, словно избегала вступать в пределы комнаты демона. Поймала взглядом кошку, что стояла рядышком. Девчонке было что сказать, однозначно было. Но последние секунды молчания уходили на попытки собраться в своей решительности и озвучить мысли, даже если на них ответом станет лишь лаконичное "нет".
- Я только скажу, что это очередная бредовая...
- Верни, как было, - не то от чувства того внутри, что напоминает кровоточивую рану, не то от последствий полета по лестнице, (как знакомо, прямо как тогда...) - это не только больно, но и достаточно страшно - не то еще почему-то посеревшим голосом прошелестела Ритца. Это однозначно не было приказом, но почему-то не тянуло на просьбу и мольбу. Безжизненность тона девчонки пугала - словно ей не свободу вернули, а отобрали еще больше, лишив надежды и смысла дышать. Наверное, так и было: тифлинг рвалась в эту неволю, пусть и успела перепугаться собственной затеи в последний момент... Но не отступила, выдержав испытание тем ритуалом до конца. И теперь, спустя несколько часов, ей возвращали эту бесполезную, ненужную и такую сложную возможность решать за саму себя. Спускали с поводка, позволяя вернуться в большой мир, что вызывал неистовую панику и страх одиночества, которое едва ли тяготило раньше. Но ведь она была вольной еще несколько дней назад, наслаждаясь изоляцией! Флёр... Флёр виноват во всем этом, принося с собой хаос и смуту. И ведь полукровка порвет на лоскуты всякого, кто вновь ей предложит обратиться к услугам мага, который навсегда сотрет это имя, этот образ и эти серые глаза из памяти...
- ...сумасбродная...
- Или нет... Новый договор. И его рас-сторжением пус-сть уже с-служит моя с-смерть, - такое ровное спокойствие и равнодушие навевали на мысль, что или тифлингу просто нечего терять, или едва ли она понимает, о чем говорит. Но разве докажешь такое Ритце?
- РИЛДИР ДЕРИ, ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ?! БОГИ ХРАНЯТ ТЕБЯ, ПОЗВОЛЯЯ ЛИШЬ ОТДАЛЕННО УЗРЕТЬ ПОДОБНОЕ, А ТЫ ВНОВЬ ЛЕЗЕШЬ В...
- Заткнись, - легко и холодно бросила тифлинг в мыслях, не сводя пристального взора с девушки.
"Сейчас он... Она скажет "нет". И будет внутри очень больно. А я даже не знаю почему. Она точно скажет "нет", потому что я ничего не могу и..."
Если до того физическая боль подавляла душевную, то теперь внезапно обе эти твари скооперировались и сломали девчонку в долю секунды. Нет, Ритца не зарыдала в лютой истерике, моля демона вернуть ее в статус собственности и безвольной вещи. Однако болезненно побледнев, снова приобретая серовато-тусклый оттенок кожи, полукровка со сдавленным шипением сползла на пол, отчаянно сцепив зубы и сжав руки в кулаки. Воинственно виляющая хвостом кошка, стоя перед ней, пыталась испепелить взглядом изумрудных глаз, молча демонстрируя свое мнение о всем поведении хозяйки. Упрямо рванувшись, как подстреленный олень, тифлинг заставила себя встать, игнорируя ослепительную вспышку перед глазами. Когти корябали дверной косяк, помогая удержаться. Дрожала, сбившись дыханием как при истерике.
"Сейчас он... Она скажет "нет", и будет боль", - пульсировала назойливая мысль, однако приготовиться к этому Ритца не могла никак, лишь смиренно ожидая удара в виде отказа.

+3

124

[AVA]http://s3.uploads.ru/VJrcU.jpg[/AVA]
Флёр не собиралась... да, теперь в женском облике, как-то наказывать Ритцу. И если девчонка подумала, что расторжение договора и смена облика - это как плёткой по рогам за то, что она сделала что-то не так, то это не было истиной. Флэкси, именно Флэкси, стояла сейчас в комнате, где еще витал жар от некогда разгоряченных тел и где еще стекла на окнах до сих пор были затуманенными.
То, что Ритца почувствует, что договора больше нет и связи между ними тоже не существует, демоница не сомневалась. Вопрос был лишь в том, как скоро она это ощутит и поймет, отчего такая перемена случилась в ее сознании. Однако тишина в доме оказалась нарушенной очень скоро. До ушей Флэкси донесся грохот, который раздался жутким эхом по тихому, пустому дому. Демоница вздрогнула, напряглась, но не сдвинулась с места. Даже если бы Ритца свернула себе шею, Флёр и бровью бы не повела, остановившись, как вкопанная, перед кроватью. Но сразу же потоки магии полетели в лихорадочном поиске к девчонке. Где она? Жива? Дышит, это главное. Всё остальное не имело значения. Сломает руки-ноги, голову себе проломит - ничего, заживет, как на собаке.
Но куда же она так летела и зачем? Флёр ведь не собиралась уходить, она сказала же, что поможет девчонке с ее мнимой болячкой, а то что договор расторгла - ну... это было ожидаемым результатом. Не думала же Ритца, в конце концов, что может действительно обменять свою бесконечную защиту и опеку под крылом стихийного демона на себя? Она ведь даже сама не смогла четко сформулировать, зачем она нужна Флёр. Если сама не могла сказать это, то как же демоница могла отыскать для себя пользу от полукровки рядом?

Она доковыляла все-таки до порога, и Флэкси теперь в вопросительном молчании на нее смотрела.
- Верни, как было.
Да вроде ответ был и так очевиден. Если демоница решила договор разорвать, то явно не для того, чтобы тут же клепать новый. Вдобавок она искренне не понимала таких терзаний Ритцы. Она вела себя уже совсем не так, как в первую их встречу, когда на ее зеленой физиономии то и дело проскальзывала самодовольная жестокость. Не так выглядела она, как и в последующие встречи, где прежде преобладал страх, а затем заискивающая покорность перед сильным.
Вот, что бросилось Флэкси в глаза, вот, какое изменение произошло с Ритце за эти последние дни.
- Ты совсем перестала бояться, - не с досадой, но с каким-то уважением проговорила девушка. Она продолжала стоять, так и не удосужившись прикрыться хотя бы простынкой. - Не знаю, то ли это признак того, что ты перестала воспринимать меня, считая, что я никогда не причиню тебе вреда. То ли перестала воспринимать всерьез весь остальной мир, считая, что я всегда защищу тебя от него.
Но разговор этот напоминал беседу слепого с глухим. Ритце было всё равно, к каким умозаключениям пришла Флэкси. А Флэкси совершенно не интересовали пожелания полукровки и ее вариации на тему нового контракта. Нового контракта попросту не будет. Не для того демоница разорвала старый, чтобы тут же сотворить новую глупость.
- Ты забыла, кто я... - прошелестела Флэкси, равнодушно глядя, как Ритца то падает, то с шипением пытается подняться на ноги. - Пойдем, я покажу тебе.
Быстрым шагом она приблизилась, схватила ледяной ладонью девчонку за руку и потянула за собой. Ее не интересовало, больно ли тифлингу идти, успевает ли она или просто тащится безвольным кулем с мясом и костями. Сколько силы оказалось в этой хрупкой на вид девушке с растрепанными темными волосами и серыми, казавшимися сейчас словно изо льда, глазами. Пальцы крепко сжимали ладонь Ритцы, не позволяя той вырваться. Кошка-артефакт появилась в поле зрения, и Флэкси предупреждающе покачала головой, мол, не лезь. Она не собиралась казнить Ритцу или отрывать ей части тела. Лишь, как сама сказала, показать. Напомнить.
Они вышли во двор, туда, где в том самом палисаднике росли разноцветные розы. Флэкси повернулась к полукровке лицом и отпустила ее руку.
- Ты забыла,... что я такое, - ее голос стал грозным и сильным. В него теперь вплетались тянущиеся со всех сторон голоса ветров. - Я не твоя подруга. Я не твой любовник. Я тебе не муж, не жена. Я не семья тебе. Ты смотришь на человеческую оболочку, считая, что видишь облик настоящего Флёра. Но у настоящего Флеуриса... у него нет облика такого, какого ты можешь вынести...
Ее тело рассыпалось на миллиарды составляющих и начало стремительно увеличиваться в размерах. Усиливающийся ветер пригибал деревья к земле, поднимал ввысь пыль, выдирал с корнями те самые розы, а лепестки с них фонтаном улетели ввысь. Моментально на бывшим до того темном безоблачном небе сгустились громадные тучи, и до них протянулась огромная сияющая молниями фигура, сотканная из миллиардов облаков. Посреди этого великолепия стал закручиваться высокий, устремляющийся в небо смерч. И Ритцу теперь всё пыталось сбить с ног и утянуть туда, в центр.
Ветер поднялся до невообразимых скоростей. Ставни домов остервенело шлепали, ветер вырывал их с петлями, забирая в центр смерча. Туда же летели незакрепленные предметы, находившиеся во дворах домов. Утянуло нескольких не успевших укрыться прохожих, животных, птиц. И всё это озарялось ослепительными вспышками молний.

тыц

+3

125

- Да ты и не знаешь, чего я боюс-сь и как с-сильно, - холодно возразила полукровка, вот теперь ощущая клокочащую ярость внутри себя - взгляд ее даже не дернулся в сторону обнаженной груди, сфокусировавшись на лице. Флёр словно сбежал, сменив шкуру. После того, как она открылась ему целиком и полностью, отдаваясь. Оставил ее с чувством того, что ей просто воспользовались... И остались недовольны, вышвырнув вон. Как ошарашивало подобное после его поцелуев, его пылающего взора, его своеобразной заботы. Тифлингу казалось, что она близка возненавидеть демона.
- Ничего ты не знаешь, - боль изнутри вызывала безумие и провоцировала на такие же безумные поступки. Когти вспороли дерево, а рука следом сжалась в кулак, - обо мне - ничего! Не! Знаешь!
А вот знала ли Ритца по-настоящему с кем разделила эту ночь, целуя и даря тепло? Под чьим боком столько раз сладко спала, привыкнув к чужому присутствию так близко - только это существо тифлинг была готова вначале терпеть рядом с собой, а потом украдкой уже наслаждаться этим? И чьими глазами пусть не совсем любовалась, но неизменно замирала, чувствуя необычное напряжение внутри?
Рука девушки обжигала холодом - какой мучительный контраст с прикосновениями мужчины накануне. Полукровка шипела от боли, волочась следом за Флэкси. Чего она хочет показать? Что, Рилдир дери, нужно этой девке?.. И голос. У нее совсем другой голос. Не людской, не совсем женский... Что-то нехорошее грядет, и девчонка попыталась вырваться. Бесполезно.
На улице она повалилась на землю, тихо шипя от боли. И вот так вот, сидя у ног девушки, смотрела, как та растворилась в воздухе... Став им? Пробуждающаяся стихия внушала трепет и страх, но Ритца в тот момент боялась больше не смерча. Смутно осознав, что лишь сейчас узнала его полное имя - Флеурис - тифлинг, замершая всё в той неловкой позе, молча глядела на то, что творится в небе. И, наверное, подобный хаос воцарялся на ее сердце.
Флёр не был толком демоном. Демоны в истинном облике - рогатые, крылатые твари, а это... Что у него общего с теми темными? Магия... Она есть почти у всех. Мощь - тоже, а едва ли кто сравнится с воплощением воздуха. Или демоном является лишь потому, что можно призвать, обладая именем?.. Да плевать на это, плевать!
Но у него не было толком облика. Не было пола. Это было непонятно что, и все эти Флёр, Флэкси, Флора - были одеждой. А Ритца, стало быть, привязалась к простым маскам. Происходящее казалось абсурдом. Всё равно что привязаться к луне, влюбиться в ночь или воспылать чувствами к осени. Можно, никто не запрещает. Но ничего никогда не будет. Разве что стихи писать и воспевать в балладах...
Тифлинг захлебывалась в острой боли, которая теперь уничтожала ее. Это осознание было ужасным - то, что девчонка... какая разница что? Влюбилась или просто тянется всей душой к тому, что не имеет лица.
"Но ведь мы были вместе в эту ночь. Были!"
А с осенью, или луной, или чем-то там из подобной серии не сможешь оказаться близким. Не сможешь дотронуться, поцеловать. Обнять. А Флёра же Ритца... Это же было всё, было!
Она однозначно запуталась. И еще кинулась бежать - подбитая нога отзывалась всё той же болью, но уже позволительно на нее ступать и не падать. Обычно инстинкты звали тифлинга оказаться как можно выше, но теперь опасность воцарилась в небе. И полукровка укрылась в погребе потрепанного дома, захлопывая за собой крышку. Кошка лениво приземлилась на лапки, осматриваясь по сторонам. Девчонка же уже спряталась под бочкой - их тут было много: большие, пустые, добротно сколоченные. Одна была с выбитым дном, и именно под нее забилась Ритца, скрючившись и обнимая свои колени. Зверь щекотал мехом бок, устроившись рядом.
Безысходность душила, и тифлинг рыдала без слез и голоса, мелко содрогаясь в истерике. Пестрая рябь черно-серого тона пробежалась по шкуре кошки.
Безумно ей хотелось уткнуться в то крепкое мужское плечо, прижаться и прильнуть. Но теперь, помня об увиденном, она... Девчонка едва слышно всхлипнула. Вспомнила предложение демона о ментальном маге, что может стереть воспоминания. Потянулась к этому, а потому с яростью отмахнулась в мыслях, разозлившись на себя, Флёра, происходящее... На всё.
Больше всего Ритца боялась сейчас услышать, как скрипнет открывающийся люк, а по ступенькам тяжело пройдутся мужские шаги или легкие женские. И в то же время отчасти этого хотела, но...
"Ты мне надоела."
"Сколько раз я хотел тебя убить, ты бы знала".
"Можешь идти".

Нет. Пусть катится нахрен куда подальше. Пусть валит и оставит в покое. Пусть никогда не показывается на глаза! Пусть будет прозрачным и незаметным, как полагается быть воздуху...
Теперь слезы щипали глаза.
"Боги, за что? Зачем так?.."
Она, потеряв дорогую и любимую сердцем мать, в глубине души мечтала о сильном и могучем, о том, кто будет рядом и кого нельзя потерять, поранившись вновь. И это... Казалось шуткой. Невозможным. Реалистичным сном!
Нет-нет, Ритца помнила, что Флёр... Флеурис - воплощение стихии. Но так нереально было представить подобное. Думалось, что просто охренительно сильный и могучий. Ну, бессмертный. Любой облик может принять, но все-таки основной и наиболее привычный - тот мужской.
И теперь...
Кажется, в тот момент по неведомой причине умирало всё ее доверие к нему, которое так старательно взращивали.

+3

126

[AVA]http://s3.uploads.ru/VJrcU.jpg[/AVA]
Знала ли Ритца сама, чего она боится на самом деле, или все ее страхи оказывались лишь выдуманными фантомами, от которых можно было бы с легкостью избавиться по известному методу "с глаз долой - из сердца вон"? Флёр вообще даже в голову мысль подобная не могла прийти, что девчонка не страшится смерти, боли, унижений, конца света или чего-то еще столь глобального. Что ей... как это ни странно звучит, куда глобальнее и ближе проблемы, происходящие между ней и самой демоницей. И какое счастье, что Флёр не подозревала, что это за проблемы...
Ну она могла только догадываться и то предпочитала отбросить подобные мысли куда-нибудь на задворки сознания. Чтобы Ритца чувствовала что-то к стихийному демону кроме вынужденной покорности и услужливости? Нет, не может быть, не нужно, невозможно. Флэкси боялась к тому же не столько того, что может вызывать у девчонки что-то подобное, сколько того, что может на это ответить.
И снова засигналили ярким красным огромные буквы "БЕЖАТЬ! СПАСАТЬСЯ, ПОКА НЕ ПОЗДНО!"

Чем та же Рена оказалась хуже? Да вот не хуже она была. Вот в нее демон начал влюбляться, а зная, чем это обычно для него самого чревато, последовал своему тревожному звоночку и сбежал. После он всячески сдерживал себя, чтобы не плюнуть на предрассудки и не вернуться к айрэс, будучи бесконечно уверенным в том, что та его непременно примет. Она была сильной, умной, терпеливой, она умела окружать Флёра заботой, умела его слушать, но могла и прекословить, впрочем, ее мнение все равно мужчиной не учитывалось. Вдобавок, она была безумно красивой. Черты ее лица до сих пор были для демона своеобразным ориентиром - Флёр, хотя прежде был приверженцем брюнеток, после знакомства с Реной стал всё чаще присматриваться к блондинкам. Но... несмотря на все эти достоинства, он сбежал. Побоялся того, что может полностью раствориться в этой девушке, что без остатка и без ума полюбит ее, как писали всякие псевдоумные и псевдоисторические книжки о стихийных демонах.

Но сейчас Флёра не было - была Флэкси. Рены не было - была Ритца. И она была по сравнению с айрэс диким контрастом. Она не отличалась силой или умом, не была терпеливой, никакой заботы от нее можно было не ждать, ибо ни готовить она не умела, ни к какому труду толком не была приспособлена, ни просто морально не была готова дарить кому-то свое внимание. Все послушание ее Флёру, вся ее льстивость и услужливость заключались лишь в страхе перед неведомой, неоспоримой, непреодолимой силой. Ну и красотой тоже не блистала, вдобавок к теперь уже ориентиру красоты - Рене - Ритца была полнейшим антагонистом. И всё-таки... Несмотря на все эти недостатки, он оставался. Он, наперекор своим желаниям, доводам, обстоятельствам, оставался рядом с Ритцей и держал ее под своим крылом, как безумно дорогую, ценную, хрупкую безделушку.

Сейчас же Флёр, Флэкси, потеряла всякий человеческий облик. Она стала ветром, бурей, ураганом. Чувствовала свою свободу в такой максимальной степени, словно могла разлететься каждой своей частичкой по всему миру. Это было непередаваемым ощущением. Весь остальной мир перестал существовать. Больше ничего не было, кроме этой свободы...
Силы...
Безграничных возможностей...
Вне времени, вне пространства.
Мощь разбушевавшейся стихии, которая, войдя в полноту свою, способна уничтожить весь мир.
Понимала ли Ритца такую сторону той/того, кого пыталась заарканить себе в качестве карманного демона?
Как бы там ни было, сейчас она это, видимо, осознала. Ее глаза были как огромные сияющие белые блюдца. Волосы развевались от ветра в разные стороны, создавая ореол черных, взмывающих в воздух, переплетающихся змей. Наверняка сейчас полукровка дико жалела обо всем, что связывало ее с Флёром, в том числе и о совместной ночи, о том, что вообще узнала демона когда-то, более полувека тому назад. И какое счастье, что Флёр сам разорвал контракт. Теперь было видно, с кем этот контракт заключен... Нет, такой непредсказуемой бомбы ей не нужно рядом.

Но всего этого, даже если оно и имело место быть, Флеурис не видел/а, ибо всецело упивалась эйфорическим состоянием нахождения в истинной форме. Слишком редко удавалось ей проявиться так. И не сразу демоница пришла в себя, осознав, что не стоит терять контроль над своими желаниями, ибо это чревато для лежащего в округе города. А то и мира.
Ураган утих и съежился до размеров человеческого тела. Флэкси ухмыльнулась, разглядывая следы причиненных ею разрушений. Словно стихийное бедствие налетело на этот регион.
И нигде не видно ни Ритцы, ни ее артефакта.
"Где она уже? Неужели я... Да нет, я бы почувствовала... Я же почувствовала бы!" - сердце тяжело зашлось в галопе, едва Флёр подумала, что с полукровкой по ее вине могла произойти беда. Сразу же обратилась демоница к обновленным магическим резервам, и понеслись незримые петли ощупывать каждый сантиметр дома в поисках этого маленького зеленого недоразумения. И оно обнаружилось на дне подвала, скукожившееся под бочкой и мелко трясущееся. Пережившее демонстрацию демонической силы, но... переживут ли эту демонстрацию нити доверия и взаимопонимания, что все-таки были между этими двумя прежде?
Флёр материализовалась рядом с упомянутой бочкой. Села на колени перед ней, приподняла и отбросила в сторону укрытие, стараясь не пугать, а сделать вид, что это лишь жест помощи и ничего негативного за собой не несет. Но Ритца вряд ли бы сейчас воспринимала что-то на словах.
- Иди сюда, дурочка, - даже как-то ласково протянула демоница, подползла к полукровке сбоку и обняла за плечи, будучи готовой ко всякому. Что эта полоумная начнет метаться, вырываться, орать, махать конечностями и хвостом. Флёр была готова пресечь любые подобные попытки.

+2

127

Флёр... Флора. Флэкси. Флеурис. Каждый из увиденных обликов, стало быть, обладал своим именем. С вероятностью близкой к абсолютной они обладали и общей памятью со знаниями - этому были у девчонки подтверждения. Нюансы и тонкости характера уже знать точно Ритца не могла. Флэкси казалась ей отвратительной стервой. Флора напоминала хитрую лисичку, которая тогда очень ловко заманила, раздразнила, уложила на обе лопатки... И оказалась Флёром.
Флёр же, которого тифлинг, как сама считала, знала по сравнению с остальными... оболочками куда лучше и дольше, вызывал слишком много неоднозначных чувств у полукровки. Будучи порой невыносимым, он всё равно завораживал, притягивал и казался чем-то особенным, таинственным, приближенным к волшебной сказке. Сказочка, честно говоря, далеко не с прекрасными принцами, которые обезглавливают драконов и спасают поразительных красотой принцесс.
На принцессу Ритца походила меньше всего. Флёр же не особо тянул на принца, зато вполне мог предстать драконом, с учетом, что и таким тифлинг его умудрилась видеть в своей жизни. Могучим, вспыльчивым и непобедимым драконом, который вспарывает небеса своими крыльями и сливается с ветром в единое целое. И так уж ли нужен златокудрый надменный наследник какого-то там королька в бряцающих доспехах, если те самые крылья укрывают от всяческих невзгод мира?..
Тифлинг пыталась понять. Она знала про шефанго, которые способны менять свой пол, и, наверное, являются каким-то односторонним подобием демона. Вспомнились вивенди, за которого Ритца приняла Флёра, встретив его впервые... Глупо и смешно вспоминать такое сейчас. Разве хоть одного вивенди найдешь с подобным нравом?
Все эти маски и костюмы - что оно есть? Всего лишь одежда, которая укрывает единую суть, или... Множество существ, которые отчасти схожи между собой, но всякий раз разные?.. Ведь каждое обладает своим именем. Полукровка сдавленно всхлипнула, утирая слезы. Запоздало вспомнила, что Флёр способен ощутить присутствие артефакта - она робко надеялась, что всё остальное послужит достойной помехой для попыток отыскать девчонку. Кольцо вновь отправилось в кармашек под унылые мысли, что Ритца зачастила отдаляться от хранителя то из вредности, то по необходимости.
И вот же ирония - она... Среагировала, конечно, на такую внушительную стихию первоначально как все - ощутила неистовый ужас, за которым где-то робко-робко и тихо-тихо что-то провякал восторг, узревший подобную мощь. Но сейчас, сидя под бочкой, которая едва ли сохранит от буйства таких неподчинимых сил, полукровка думала о совершенно других проблемах. Почему-то ей стало так важно определиться с направленностью потока этих привязанностей, тяготящих чувств по отношению к Флёру. Чувства, которые причиняют боль и которые никак не удается приструнить. И ведь с какой яростью сразу же Ритца становилась готовой защищать всё то, что мучает и терзает, отыщись желающий покуситься на всё это и помочь избавиться, пусть радикальными мерами!
Растерянность переполняла тифлинга: опираясь на аналогичные ситуации прошлого опыта, теперь она столкнулась с чем-то совершенно невообразимым, что шокировало, ломало привычное восприятие мира и... Как тяжело усваивать что-то новое, что является исключительным и ослепляюще ярким.
От всей этой путаницы всё больше хотелось просто отмахнуться и сдаться, убегая хоть в спасительный обморок, хоть куда. Глаза ощущали усталость, зато теперь слезы не текли, а короткая истерика принесла лишь опустошение и тоску, но подло оставила прежнюю боль на том же месте. Открывающейся крышки погреба Ритца не услышала, зато ушей настигло чужое сердцебиение и дыхание так рядом. Кто-то (интересно, кто же?) опустился на колени... Тифлинг напряглась. Если демон поднимет бочку магией, но не станет переворачивать, то у девчонки получится удержаться за стенки, отчего создастся впечатление, что никого нет, но... Ее укрытие просто небрежно откинули в сторону, и полукровка запоздало попыталась было дернуться, рвануться в сторону от демоницы, однако тут же смиренно замерла, стоило пусть женским, но столь крепким рукам ухватиться за плечи Ритцы. Отчасти бесполезность попыток высвободиться послужила причиной такого затишья, но было и кое-что еще, более весомое: в прикосновении почуялось нечто знакомое, притягательное...
Тифлинг молчала, замерев неподвижным изваянием, а мышцам было далеко до блаженной расслабленности, кое сопутствует в доверительных объятиях. Не прильнула, но не стала тянуться на свободу, демонстрируя свою сдержанную неприязнь девушке. Как хорошо выдрессированная собака, которая терпеть не может тисканий, но прекрасно знает, что за укус, рычание или оскал может последовать удар, а потому приходится терпеть. Показав свое послушание, через пару десятков секунд полукровка отчужденным, равнодушным тоном поинтересовалась:
- Теперь я могу идти?
В голосе сокрыта не обида, пусть отсылка к итогам ночи слишком очевидно подчеркнута. Скорее речь о дистанции, которую Ритца уяснила для себя. К кому бы из оболочек ни питала она таких смешных для того, кто ведает вечность, чувств, однако то существо было слишком иным, чужим для привычного понимания. С таким нужно было смириться, понять и принять. Растоптать то, что ворошит всё в районе сердца когтистой лапой, но тифлинг... Как же она устала подчиняться и стелиться.
На девушку полукровка не глядела, специально отведя взгляд куда-то в сторону. Видно, что плакала. Но страхом, испугом или ужасом от нее не веет, и сама девчонка выглядит, словно узнала что-то такое тяжелое, болезненное и пытается это осмыслить.
А потом что-то словно иголочкой кольнуло, какое-то непонятное и туманное осознание, что в женском облике Флёр будто бы пытается убежать от Ритцы, но не оставляя ее одну. Собственную мысль девчонка понять не смогла, но предпочла запомнить, откладывая на потом. Напряженность и не думала спадать, а упрямая тифлинг мрачно твердила себе, что она одна, совсем одна, одной должна быть и никто ей не нужен. Демон же... Пусть всё сложится так, как должно было сложиться пару-тройку лет назад. Когда самоуверенная полукровка рассчитывала первые дни обратить Флёра в свой послушный инструмент.
"Он... Она... Оно просто доведет меня до озера, а потом мы больше никогда не встретимся. Никогда."
Уверенности в подобном у Ритцы не было, пусть она старательно это пыталась втемяшить. Но не могла не припомнить девчонка череду невозможных и случайных встреч, где судьба сталкивала тифлинга и демона буквально нос к носу, не давая им разминуться без каких-то взаимодействий. Взаимодействия приносили определенные последствия, и вот во что всё вылилось. С долей сомнений полукровка снова соприкоснулась с вариантом расстаться с воспоминаниями раз и навсегда, вычеркнув Флёра из своей жизни и памяти. И снова та тягучая, воющая боль на сердце...
- Как же я тебя ненавижу, - сорвался с губ надрывный и отчаянный шепот, а сама девчонка зажмурилась, задержав дыхание, будто ожидала удар, - ненавижу, - отчетливо повторила она, и слишком откровенно звучала борьба чувств в ее голосе, где ненависть едва ли имела место быть. - Ненавижу, - эхом едва слышно прошелестела тифлинг в третий раз, открыв глаза и пусто уставившись куда-то в сторону.

+2

128

[AVA]http://s3.uploads.ru/VJrcU.jpg[/AVA]
Всех стенаний и истерик, которые могли захватить Ритцу с головой, Флэкси не видела и видеть не могла - ночным зрением демоница не обладала, как, должно быть, полукровка запамятовала. А обнаружила девчонку исключительно по магической ниточке, и то Флёр умудрилась несколько раз наткнуться на какие-то предметы по пути сюда. Здесь же, в подвале, через узкое окно попадал лунный свет и позволял кое-как лицезреть очертания обстановки.
Хотя, конечно, можно было бы предположить, что Ритца находилась под воздействием бури разнообразных смешанных чувств. Надо ли говорить, что едва ли Флэкси было какое-то дело до этого? Она вообще всячески старалась избегать упоминания о своих чувствах, ей ли в таком случае задумываться о чужих. Проще было представлять, что у окружающих вообще нет никаких чувств.
Поймав девчонку в это своеобразное объятье, которое словно говорило собой "только попробуй дернись, и я сверну тебе шею", Флэкси как будто только сейчас обнаружила, что по-прежнему без одежды. Ее шелковистой мягкой кожи касалась грубая ткань тех ошметков, что Ритца подобрала для себя. Холодный и влажный земляной пол принес с собой еще и мелкую дрожь. Сейчас, когда Флёр не двигалась, никуда не шла, практически не шевелилась, ей казалось, что вокруг нее сжимается ледяной кокон. Хотелось чертыхаться на уязвимое до изменений погоды и температур человеческое тело. А от Ритцы, такое ощущение, веяло еще большим холодом.
- Теперь я могу идти? - от этого тона Флэкси стала и вовсе покрываться ледяной коркой. Отняв одну руку, она легко пробежала тонкими пальчиками вдоль позвоночника полукровки снизу вверх, задержалась в области шеи, где сжала в своеобразное полукольцо эту часть тела - так еще непослушных детей родители хватают, отчитывая и наказывая. Однако наказывать тифлинга демоница не собиралась.
- Ты забываешься, дорогуша, - медовым голоском на ухо протянула Флэкси. - Ты захотела заключить со мной договор и отдала себя в мое распоряжение. Я была вольна делать с тобой, что хочу, как хочу и когда хочу. Я была вольна позвать тебя или выгнать, похвалить или убить. Душой и телом, забыла? И когда он... - странно это было слышать от нее, когда о своей мужской ипостаси она упоминала, как о ком-то другом, - понял, в чем заключается огромный недостаток этого договора, то разорвал его. Ты еще недовольна, маленькое чудовище? - пальцы на шее сжались чуть сильнее, вынуждая девчонку запрокинуть голову назад. - Моё терпение не резиновое, не испытывай его.
Она недоумевала. Ритца ведет себя, как та, которой явно надоело жить. Флёр ведь никогда не бывала неправой, и сейчас она считала, что сделала для девчонки огромное одолжение, просто безвозмездный подарок, а та...
- Как же я тебя ненавижу...
Флэкси в одномоментье разжала руки с таким брезгливым жестом, словно собиралась взять в ладони милого котенка, а получила слизняка. Степенно поднялась с колен, выпрямилась, расправив плечи. Высокомерно и пренебрежительно взглянула на темную фигуру, съежившуюся перед ней, после чего равнодушно бросила:
- Потому что ты просто не способна ни на что иное.
Развернулась, шаг, другой, третий. Ступеньки наверх. Флёр права и безупречна в своем мнении. Ей ли отчитываться перед каким-то рогатым недомерком? Ей... стихийному демону, видевшему зарю мира и собственных богов, не пристало унижаться и пытаться заслужить расположение какой-то полукровки, ничего из себя не представляющей. Флёр никогда бы не стала снисходить до жалости или сочувствия. Так что...
Главное - дотерпеть до горделивого выхода по этой лестнице до дверей, а там можно телепортироваться. Дальше каждый сам по себе.

+2

129

Холодно было в погребе, и подобный холод воцарялся внутри души полукровки, а присутствие Флёра казалось чужим, отчасти неприятным, тяготящим. До того Ритца не мыслила, что можно желать одновременно и остаться одной, и чтобы ее не бросили в одиночестве, а теперь так дивилась этим противоречиям, не зная, чего хочет больше. Появление демона в жизни тифлинга всегда приносило хаос и смуту, но впервые за все годы существования девчонка тонула в таком круговороте. И этот выбор нельзя было скинуть на кого-то иного, всё было в руках полукровки, и уныние лишь больше поглощало и пропитывало каждую клеточку.
Девушка ее обнимала; тифлинг не ведала, искренний, от сердца это был жест или же наигранный. Еще Флэкси была обнажена, Ритца же всё в том же наряде, который подобрала в шкафах дома. Сквозь ткань она чувствовала соблазнительную мягкость женского тела, но едва ли что-то откликалось внутри.
От этих вездесущих рук полукровка не пыталась увернуться или высвободиться, равнодушно позволяя пальцам оказаться на шее и даже там сжаться. И бесы ведают, что есть причина этому - смирение от безысходности или остатки доверия к демону. Сейчас девчонка чувствовала, что момент разлуки приближается неизбежно, и считала себя готовой к этому, угрюмо помалкивая в ответ. Пусть последнее слово останется за Флэкси, если она этого хочет. Ритца не станет зубоскалить и огрызаться в ответ, отмахиваясь просто и однозначно - пущай будет по-твоему, лишь оставь меня в покое. Разве что смутное беспокойство вызвали слова про договор, а потом сердце ухнуло куда-то вниз, когда стало ясно, что Флёр - нечто иное, а не часть этой девушки.
Тифлинг в который раз закрыла глаза, не став оборачиваться и провожать демоницу взглядом. Тяжелая пустота давила на сердце. Полукровка упрямо говорила себе, что это - освобождение. У нее есть конкретная цель, которую нужно достичь, и девчонка в силах осуществить это самостоятельно, без помощи Флеуриса. А потом - полная воля. Например, можно вернуться в свой старый дом, восстановив его, и поселиться там... Сделать это место самым защищенным и безопасным, где не придется ждать удара в спину. Где всегда будет пища, уют и пламя в камине.
Сколько-то времени Ритца сидела в одиночестве, когда Флэкси ушла. Кошка, припав на лапы, задумчиво рассиживала рядом - полукровка даже не заметила, как вновь надела кольцо. Холода девчонка словно не ощущала, и удивилась тому, что дико замерзла, когда шевельнулась и поднялась на ноги, пошатнувшись - затекшие и закоченевшие ноги едва не уронили ее обратно. Выбравшись наверх, тифлинг не стала медлить.

У нее были смутные, но непроверенные подозрения, что демон всё еще в доме. Убеждаться в подобном полукровка совершенно не желала, зато выбрала наконец-то побег, на который так долго не могла решиться. Она почти ничего не взяла с собой.
Лишь черный плащ, чтобы скрывать свой облик в нем, тем более, что уже рассвело.
Потрепанную сумку, где лежал маленький ножик и пропитанный кровью платок с вышитым именем в углу.
Ритца оставила припасы, теплую одежду, оружие - всё. Даже не коснувшись алчным взором своих вещей, она двигалась стремительно и бесшумно в своих сборах, а потом покинула дом через окно, оставив на зубастом осколке не полностью выбитого стекла капельку крови и клок черных волос - затылок неприятно обожгло болью, когда тифлинг напоролась на острие, но почти сразу всё прошло. Она вздохнула, смакуя запах свободы.

Видеть последствия таких разрушений было пугающе. Останки тех, кто попал в смерч, тоже вызвали оторопь у Ритцы, стоило ей припомнить, что ее саму едва не затянуло туда. Поежившись, набросив капюшон на голову, тифлинг бросилась бежать, словно за ней гналась свора псов и каждая секунда промедления могла стоить жизни. Болотного окраса козочка гордо скакала поодаль, и Ритца лишь злобно фыркнула на очередной облик Лата, однако ничего не стала говорить. Путь ее пролегал к огромному, широкому и массивному мосту через реку, и именно у него полукровка неловко замерла, встревоженно глядя то на бурлящий поток воды, то на потрепанное ураганом сооружение.
- Не производит надежного впечатления, - согласился с ее мыслями хранитель и задумчиво почесал ухо копытом, - в обход?
- Выдержит, - зло буркнула Ритца и сделала первый шаг.

Многие доски были проломлены, а деревянное полотно так и щеголяло брешами, сквозь которые виднелась быстрая вода. Осознавая, что чем дальше от берега и чем глубже - тем меньше шансов у нее добраться до суши живой, тифлинг мелко дрожала, заставляя себя идти дальше. Она убеждала себя, что с каждым шагом всё дальше оказывается от демона, и это хорошо, правильно, прекрасно - надо продолжать двигаться.
А вот дальше... Путь впереди просто отсутствовал. Несколько метров пустоты и продолжение моста. Ритца прыгнула, на мгновение зажмурившись. Вот только забыла рассчитать, что потрепанное мостовое полотно вряд ли будет радо приземлению даже легкой весом девчонки. Перед падением в воду тифлинга прямо-таки оглушило треском. Запутавшись в своем плаще, она билась среди рухнувших в воду обломков. Ничего не видя из-за ткани, закрывшей глаза, девчонка чувствовала, что что-то прищемило ей запястье, утягивая на дно - рука некстати застряла в каком-то из огромных кусков.
"Разве дерево может тонуть?" - удивилась Ритца, отчаянно сопротивляясь и пытаясь вырваться к спасительному воздуху, столь желанному и необходимому ей. Потом, осознав, что тонет и сейчас умрет, в диком ужасе заметалась посреди мыслей, просто оглушая и парализуя хранителя потоком такого страха. Ее хватило на несколько стремительных гребков, которые едва ли приблизили к цели, а в глазах уже потемнело и легкие сдавило болью. Полукровка рванулась еще раз, а потом еще... И обмякла, потихоньку уходя на дно - лишь теперь ее разум не мешал хранителю пытаться вытянуть на берег горе-хозяйку, плененную здоровенным обломком, скрепленным железом.

+1

130

[AVA]http://s3.uploads.ru/VJrcU.jpg[/AVA]
Оказавшись за порогом подвала, Флёр вдохнула полной грудью свежий ночной воздух. До рассвета оставалось всего ничего. Серые сумерки наползали потихоньку, высвечивая контуры зданий. Утром станут видны масштабы разрушений, виной которым необузданный нрав воздушной стихии. Утром демоница уйдет в другую сторону.
Как странно...
Еще несколько часов назад он, Флёр, заключал контракт на крови с полукровкой. Несколько часов назад они находились в пылких объятьях друг друга и купались в любви, которой одаривали друг друга, и всё казалось радужным, прекрасным, намного более долговечным, нежели одна ночь. Этот контракт едва ли продержался бы дольше. Пожалуй, его даже в историю следовало бы внести, как один из самых коротких.
Флэкси вернулась в дом, в комнату, где всё и происходило. Запахи уже выветрились, разбитое окно зияло дырой посреди острых зубцов стекла, а штора развевалась от проникающих извне порывов ветра. Флёр принялась одеваться, даже не обращая внимания на то, что за одежду натягивала на себя. Она ей казалась чуть великоватой, но ничего страшного. Где надо, можно и поясом подвязать, рукава закатать, ремни и шарф затянуть потуже. Маленькое женское тело утопало в мужской одежде, но задумчивая Флёр, погруженная в свои безрадостные мысли, не замечала этого. Сумка оказалась тоже быстро упакованной. Спустившись вниз, демоница равнодушно окинула взглядом хаос, царящий на кухне. Здесь у них с Ритцей произошла та стычка, после которой пришлось тащить из города целителей и заставлять их лечить полукровку. И изначально приготовленный ужин из множества разнообразных блюд превратился в осколки посуды, непригодную для пищи смесь всего, стоявшего на столе в тот момент, черепки и щепки.
Флёр подобрала небольшой кусок сыра, хлеб, несколько вареных картофелин и запихнула всё это в сумку. Пригодится в дороге. На пороге еще раз оглянулась, хмыкнула, представив лицо хозяина, когда тот решил вернуться сюда и проведать свою дачу.

Сборы заняли около часа. В итоге, когда Флеурис вышла из дому, на улице уже посветлело. Теперь можно было в полной мере узреть масштабы разрушений. У самых ворот демоница наклонилась, подняв с земли сломанный цветок. Грязные редкие лепестки, выпотрошенные ветром, оборванные листья чашечки... Не уберегла Ритца свой подарок, этот хрупкий дар перед тем, как лечь к демону в постель. Флёр смяла остатки цветка в кулаке, затем разжала пальцы, равнодушно скользнув по остатку растения, опавшему наземь, и пошла дальше. Ладонь теперь пахла розами.

С новым утром мысли начинали устраиваться в голове по порядку. Значит, с Ритцей на сей раз покончено окончательно. Пусть теперь делает, что ее зеленой душонке угодно, идет, куда вздумается. Пусть ее защищает, оберегает и лечит верный спутник, который зачастую куда умнее хозяйки. Задержавшись у дорожного указателя на перекрестке, Флёр читала надписи, по какой дороге можно добраться до границы владений Леммина. Маленькая, но въедливая мысль тем временем закрадывалась в голову демоницы. Хотелось ей проверить, где же сейчас Ритца. По-прежнему ли сидит в своей бочке и изводит себя жалостью к себе любимой? Одергивала себя сразу же, чтобы не поддаваться на соблазн и не участвовать более в судьбе этой девчонки. Но потом все-таки не выдержала...
Лихие незаметные воздушные нити полетели, отыскивая ту, которая не могла и дня прожить, не найдя себе очередного приключения. А тут, как оказалось, ей и одного утра хватило.
"В реке? - удивленно осознала "увиденное" Флэкси. - Но разве она умеет плавать?"
Сдержаться от скорого порыва оказаться на том самом берегу она уже не смогла. Хранитель ощущался где-то неподалеку, но его присутствие для Флёр теперь было второстепенным. Она ощущала Ритцу уже не столько в воде, сколько почти на дне, утягиваемую всё дальше и дальше течением. Выскользнув из одежды, демоница нырнула, на ходу превращая своё человеческое тело в длинное скользкое и гибкое тело морского змея. Стремительно домчав до полукровки, он обвил ее кольцами и также спешно потянул наверх. А там выбросил на берег, возвращая себе прежний облик. Ритца была жива, разве только воды нахлебалась. И каким-то чудом умудрилась так запутаться в своем плаще и увязнуть в куске обрушившегося моста, что Флэкси только диву давалась. Она ее размотала и перевернула лицом вниз, перехватила поперек живота и несколько раз сжала. Вообще Флёр никогда не мнила себя целителем или спасателем, имея весьма смутное представление о том, что надо делать в подобных ситуациях, а потому не особо надеялась на какой-то результат. Впрочем, была уверена, что Ритца очухается и без ее помощи, а потому вернулась к своим вещам и уже в который раз за сегодня принялась одеваться.

+1

131

Как же страшно было тонуть и чувствовать давящую толщу воды со всех сторон. Тифлинг истерично металась, пытаясь вырваться к поверхности - такой светлой, близкой, но стремительно отдаляющейся вопреки всем ее движениям, являющих собой нелепую пародию на нормальное плавание. Она бы, быть может, сумела как-то удержаться поверху, отчаянно барахтаясь, однако челюсти ловушки капканом сомкнулись на запястье и утягивали на дно. Ритца запаниковала, ощутив жжение в легких. Инстинктивно попыталась было вдохнуть, но вместо желанного воздуха глотнула лишь воды. Какой враждебной и чужой казалась эта стихия, в которой тонула уже обмякшая девчонка...
Момент своего спасения она не уловила даже отчасти, позорно прошляпив явление величественного морского змея, что явился из ниоткуда и обвился кольцами вокруг бездыханного тельца. Даже обжигающее холодом прикосновение ветра непосредственно на суше не помогло очнуться, зато потом Ритца кое-как закашлялась, отплевываясь от воды и неловко пытаясь приподняться. Тело ломило, словно она промерзла до самых костей, а мышцы болезненно ныли, вызывая желание замереть неподвижным изваянием. Девчонке действительно было паршиво, и виной тому не мимолетное прикосновение костлявых рук смертушки, а осознание, что в который раз Флёр спас ей жизнь. Тифлинг не представляла, откуда демон узнал, что она тонула. В смысле, что да, может отыскать в любой момент в любом месте, но... Неужели следил за девчонкой? Или почувствовал невесть как, что та снова попала в беду.
Ритца кое-как повернула негнущуюся шею, глянув на девушку, что неспешно и невозмутимо облачалась в одежду без лишних слов. Словно демонстративно повернулась спиной, оказывая невероятное снисхождение полукровке своим очередным и великодушным спасением. Рилдир дери, а ведь действительно оказывает. Тифлинг осознала, как ей холодно в прилипающей к коже мокрых тряпках, однако сумела лишь зябко поежиться, будучи не в силах сбросить одеяния. Как разительно отличалось это смертельное купание от тех игрищ в пруду (или озере? нет, вроде пруд...) недалеко от дома демона, где Флёр смеялся, баловался, а потом нравоучительным тоном указывал, как надо держаться на воде. Почему так поздно всё всплыло в памяти? Хотя едва ли девчонка сумела бы заставить себя расслабиться, успокоиться, тем более, что ее утягивал на дно тот обломок.
- Флёр, - нет-нет, она помнила, что имя этой оболочки Флэкси, но то ли в тот момент слишком мутно соображала, то ли из упрямства обращалась к мужской ипостаси, - с-спас-сибо.
Она свернулась на боку, обнимая себя, в робкой надежде, что так будет теплее.
- Мне жаль, что не выходит показать, что я очень тценю тебя и твое общес-ство, - глухо прошелестела тифлинг, наблюдая за девушкой из-под опущенных ресниц, - жаль, что выглядит вс-сё... Чуть ли не наоборот. Но это не так. Я не знаю, почему вс-сё с-складываетца плохо и неправильно. То ли не умею и не понимаю как показать, то ли прос-сто не везет. Но ты... Ты потряс-сающий. Потряс-сающая, - поправилась полукровка, словно лишь сейчас увидела, с кем говорит. - И тогда, когда ты взялс-ся учить... А потом нас-стал пос-следний день... Это было очень грус-стно. И было такое ощущение, что не хочу уходить не потому что так удобно жить, но и... Не знаю. Не только поэтому, - к тому моменту она уже стояла на ногах, мелко дрожа. Угрюмо насупившись, Ритца буркнула, - и ненавижу с-себя за то, что рядом с-с тобой ничего не выходит и вс-сё валитца из рук, что даже мос-ст... Перейти - с-смертельная угроза. Я же не такая... жалкая.
Наверное, что тифлинг не решилась бы на такое обилие признаний, не будь девчонка уверена, что прощается с Флёром. Очередное спасение жизни, соприкосновение на короткий миг со смертью заставили ее многое пересмотреть. И если уж демона никогда не удастся увидеть, то пусть хотя бы со стороны полукровки промелькнут попытки сгладить всё напоследок.
- И готовишь ты вкус-сно, - последний комплимент, прозвучавший точкой в монологе от развернувшейся спиной Ритцы, показался комичным и неуместным. Но она не улыбнулась, угрюмо успев отдалиться на несколько шагов в сторону разворошенного дома. Там можно зализать раны, переодеться и согреться. Изодранный мокрый плащ продолжал болтаться на тифлинге, и сама она, насквозь продрогшая, выглядела действительно жалко.

+1

132

В отличие от Ритцы, Флэкси успела отряхнуться от воды, "выдуть" ее с себя с помощью магии, и теперь, когда натягивала на себя одежду, та была сухой и теплой. Демонице не было холодно. Но ей сейчас казалось, что она не чувствует вообще ничего. И даже будь ей в тысячу раз холоднее, чем скорчившейся на земле полукровке, пусть даже в лед ее саму закуют, Флэкси не почувствовала бы ровным счетом ничего. Она словно сама заледенела. Как же резко и больно, оказывается, бьют брошенные в лицо слова "я тебя ненавижу". Наверное, Флёр никак не отреагировала бы на них, будь она совсем равнодушна к Ритце и ко всему происходящему и происходившему между ними.
Договор на крови - это всё-таки не простая бумажка, которую можно подписать с кем угодно и где угодно. А они этот договор еще скрепили и иным союзом. То, что он так недолго просуществовал... вина отчасти самой полукровки, отчасти - Флёр, которая сформулировала свою часть договора таким образом, что сама попалась в ловушку собственных желаний.
Сейчас это всё было уже неважным. Оно казалось в прошлом, за чертой. А после этих "ненавижу", повторенных с такой страстью и неоднократно, для Флэкси за этой чертой осталась и Ритца.
Только почему, в таком случае, демоница опять ее спасла? Для какой цели следила за ее передвижениями?

Она молча и быстро одевалась, всё больше злясь на себя и свою податливость. Выходит, что Ритца, сама того не зная, имеет на Флэкси огромное влияние.
Никак не продемонстрировав, что услышала слова благодарности, Флёр застегнула последнюю пуговицу, перебросила сумку через плечо и повернулась лицом к тифлингу, не зная, говорить ли  "прощай" или не нужно.
И тут из этой дрожащей скорченной тушки, из этого тельца, маленького комочка плоти полились целые потоки слов, которые прежде расценились и Флёром, и Флэкси выше всяких похвал и признаний. А ведь и правда, выходило, что рядом с демоном Ритца превращалась в беспомощную тряпку, не способную ни на что. И опрометчиво было думать, что Флёр мог чему-то девчонку научить. Он смог научить ее только одному - привыкнуть к себе и, видимо, себя возненавидеть. Правда, сейчас диким контрастом с теми словами звучали новые признания...
Она ценит? Она благодарна?
О нет, даже в облике женщины демон не мог понять запутанную женскую душу. Но Флэкси молчала, оставляя все свои размышления при себе, позволяя Ритце говорить всё, что той заблагорассудится. И та говорила. Считала, что они прощаются, а перед последним мигом можно приоткрыть собственные мысли, обнажить их, позволить себе слабость что-то чувствовать...

Она... он... да, теперь он так ничего и не ответил. Ритца уже повернулась спиной, не видя, что Флёр вновь сменил ипостась. Демон смотрел ей вслед молча, ощущая дикую пустоту внутри, снаружи, вокруг, везде. Ему опять неимоверно хотелось превратиться в ветер. В этом бестелесном свободном состоянии он был вне всяких сомнений и предрассудков, его ничто не волновало и не занимало. Это было самое лучшее время, когда нет ничего в мире, что способно тебя задеть.
- А сейчас... - наконец, бросил он девчонке вдогонку, - какое у тебя ощущение? Ты хочешь уходить?
Флёр стоял на одном месте и не делал попыток как-то задержать Ритцу, вернуть ее, сгладить острые углы. Всё идет так, как должно, течет своим чередом. Демон не ожидал иного ответа, кроме "да, хочу", ибо ему до сих пор резали память выкрикнутые в том подвале девчонкой слова.

+1

133

Однозначно не было бы всех этих слов, не будь тифлинг уверена, что настал конец их причудливым пересечениям в жизни, неоднозначным и таким зачастую противоречивым отношениям, что, впрочем, предстают не без своей изюминки. Вопрос даже не в том, что она этого хочет, хотя не исключено, что отчасти готова согласиться и с тяжелой пустотой, которую принесет ей уход демона, лишь бы определиться хоть с чем-то в этом мире; просто сама по себе Ритца была убеждена - Флёр едва ли задержится после случившегося. Алхимическая гремучая смесь, в которой сплелись воедино и отчаяние, и страх, и обида, и горечь, вынудили девчонку идти на поводу эмоций, но уже сейчас она была бы не в силах признаться Флеурису в своей ненависти, которая успела исчезнуть, словно никогда не появлялась.
Чувства, впрочем, продолжали бурлить, однако уже в совсем ином русле. Например, нахлынуло ужасающее смущение, просто уничтожающее тифлинга своим присутствием. Она, увидев воочию колоссальную мощь бессмертного существа, что столь приближено к Богам (а вдруг и является одним из них?..), позволила подобным словам сорваться с языка, наслаждаясь безнаказанностью. Или просто в тот момент оказалось плевать на всё, включая и собственную жизнь, покушения на которую всегда делали девчонку готовой змеей извиваться у чужих ног?
Этот мужчина, эта женщина, это... уникальное и необъяснимое существо, понять которое, по всей видимости, Ритца едва ли была способна, вторглось в ее жизнь, принесло смуту и всё перевернуло с ног на голову, пропитывая своей суетной сутью и душу тифлинга. Лечение против этого хаоса было - демон озвучил его еще до заключения договора, но не в силах полукровки согласиться на такое, даже осознавая, что после уничтожения ключевых воспоминаний ей и в голову не придет, что ее обокрали по ее же желанию.
Кроме того, это - единственное, что останется после всех приключений. Кажется, в тот момент эти обрывки прошлого, предстающие перед глазами яркими картинками, были куда весомее для Ритцы, чем сохранение самой себя, поиск желанного волшебного озера исцеления ради.
Уходить ей не хотелось, но в который раз происходящее - треклятая Судьба! - не интересовалось мнением и желаниями тифлинга, а та с покорным смирением отдавалась течению жизни, одинаково равнодушно глядя бы и на смертоносный водопад впереди, и бесконечность пути.

Почему-то на этой ноте хотелось сделать какое-то бессмысленное безумие, что-то назло самой себе. Ритца поймала себя на мысли, что сдерживается в желании, например, бросить кольцо в реку, закинув куда подальше.
- Не надо, - чужой голос, не знакомый доселе полукровке, прозвучал с долей испуга и мольбой. Тифлинг поежилась, тут же рассудив, что Лат действительно мог быть полезен. Не во всем, однозначно не во всем, но бывали моменты, когда его наличие было кстати... Она ничего ответила, однако хранитель не нуждался в словах. Тоже, надо признать, приятное качество в нем, которого полукровке могло не хватать в жизни.
Холод донимал, потихоньку прогрызаясь до самых костей. Кончики пальцев и босые стопы уже значительно ослабели в своей чувствительности, и девчонка дрожала как лист на ветру. До потрепанного дома было не так далеко и долго добираться, но в таком состоянии каждый шаг являлся маленьким геройством и подвигом.

Она замерла, ощущая, как стремительно что-то ухнуло вниз внутри, когда ушей достиг его голос. Оборачиваться не спешила, замерев с полуприкрытым взглядом, стараясь унять внезапно участившиеся сердцебиение. Рефлекторная реакция неравнодушия на этот наиболее притягательный для Ритцы облик? Или же едва уловимый аромат надежды, что две дороги не разойдутся в разные стороны навсегда, а снова побегут в своем танце то рядом, то сплетаясь в единое?
Кто он таков? Флэкси... Флора... Флёр... Флеурис. Их было слишком много для одной девчонки, и та путалась, паниковала, не понимая, с кем имеет дело. Подобно шефанго тот обладал возможностью принимать и женский, и мужской образ, но... Обладал ли половой принадлежностью тот ураган? То, что было представлено как "настоящий Флеурис". И в то же время по каким-то причинам, что ведомы одному демону, он представал в образе людском, в котором едва ли виднелась истинная мощь бессмертного существа. Ослепительно яркой в тягостном унынии промелькнула искрой смешинка, что так уж ли велика для девчонки разница, которая с одинаковым радушием и вожделением тянулась и к мужскому, и женскому теплу тела? И почему-то сразу такая мысль показалась постыдной, неправильной, не вписывающейся в иную серость души.
Всё так же не оборачиваясь, склонив голову и дрожа от холода, Ритца ответила.
- А я не говорила, что хочу уходить. Но разве имеет значение, кто уже уйдет первым - ты или я?
Неожиданно звонко чихнула, съежившись и шмыгнув носом. Полуобернулась на демона.
- Да и так уж ли важно, какие у меня ощущения?
Определенно, что-то было в этом вопросе со стороны Флёра. Какое-то неравнодушие... Крошечный выступ, за который при должном мастерстве реально уцепиться, удерживаясь. Но иди речь о скалолазании - девчонка показала бы себя с лучшей стороны, а плести заманивающие фразы и лукавить перед кем-то в разговоре было значительно сложнее. Вранье и попытки подлизаться были слишком очевидны, заметны, и потому стоило быть предельно открытой, но... Снова внутри что-то подломилось.
- Я не знаю, кто ты. Я не понимаю этого больше... Хотя, наверное, не понимала и раньше, но не задумывалас-сь об этом, - прошелестела полукровка, - не понимаю, что проис-сходит с-со мной. Не знаю, как быть теперь. Очевидно бежать от того, что пугает или выглядит непонятным, но я не... Я не хочу этого. И не понимаю, почему не хочу. Но разве это тоже имеет какое-либо значение, чего я хочу или не хочу?

+1

134

Понимала ли Ритца, какой непоправимый ущерб нанесла своим "ненавижу"? Она могла просто так бросить это слово в трехкратном повторении, не задумываясь о последствиях, но они были. Флёр не мог взять в толк... Он искренне не понимал, не мог разобраться в себе, почему чувствует в себе этот надлом. Для него это было ново и незнакомо. И неприятно. И пугающе. Ритца заставляла Флёра увидеть какие-то новые его стороны, узреть, что  у него тоже есть свои слабости. Как раз те самые, от которых он упорно и успешно убегал тысячи лет. Чувства..
Это осознание поразило демона, как молния. Он стоял, глядя в спину полукровки, ошарашенный своим открытием. Нет, он не влюбился в Ритцу и в жизни бы не сказал ей ничего подобного. Он вообще, кажется, не знал такого слова "любовь" и не знал как это - любить кого-то. У него было в прошлом море привязанностей, теплых, доверительных отношений, в которых демон растворялся и чувствовал себя в безопасности, счастливым, безмятежным. В случае же с Ритцей не было ничего подобного. Рядом с ней Флеурис всегда был насторожен и напряжен, как заяц, готовый в любую секунду дернуть от подкрадывающейся лисицы. Он никогда не чувствовал себя с ней в безопасности или безмятежности. А счастливым, по-настоящему счастливым ощутил себя лишь в тот момент, когда их с полукровкой тела сгорали в одинаковой страсти, и всё остальное больше не имело значения.
"Как же я тебя ненавижу"...
Теперь было пусто.
"Вот почему чувства - это слабость. Ты ведь привык всегда получать желаемое. И теперь ты хочешь того, что не может быть больше твоим, - какая-то горечь и насмешка сквозили в голосе, которым Флёр обращался мысленно к самому себе, - я никогда не побегу за ней, умоляя остаться. И больше никогда не стану искать ее. Хватит. Ты размяк, демон, ты стал похож на этих смертных - слизняков, которые готовы сражаться и умирать за свои чувства. У меня нет чувств. Закройся же... закройся..." - он перевел взгляд в сторону реки, словно ее буйное течение могло как-то смыть всё, что накипело на душе.
- Я не сказал, что ты так говорила. Я спросил, хочешь ли ты уйти, - пространно повторил демон. Теперь лучше бы она сказала "да", поставила окончательную точку и ушла. - Речь идет о тебе, значит, и решение лежит на твоих плечах. Если бы оно лежало на моих, то я бы не стал спрашивать твоего мнения.
Флёр ненавидел такие моменты. Сейчас ему хотелось провалиться сквозь землю. И он смотрел на бегущие воды, словно на спасительный пейзаж, картину, художество, что так радовало его сердце и отвлекало от пустоты и холода в душе.
- По крайней мере, так честнее, - он заставил себя перевести пустой, лишенный всяческого выражения взгляд в сторону Ритцы. - Ты пребывала под обманным впечатлением относительно меня. Прозрев, ты меня испугалась и решила, что не стоит более находиться рядом с подобным существом. Это понятно и вполне рационально. Для тебя. Для меня же очередной урок. Ты стала моим уязвимым местом.
"И я был готов согласиться на это, но столько противоречий внутри, что я не знаю, сам не знаю, не разберусь в себе, в своих желаниях, метаниях, сомнениях", - и он никогда ни за что не признался бы в подобных размышлениях никому, и уж тем более Ритце.
- Но разве это тоже имеет какое-либо значение, чего я хочу или не хочу?
- Да, - коротко отозвался Флёр. Кажется, он и без того услышал всё, что Ритца могла бы сейчас ему сказать. Он не держит ее. И по-хорошему, ему тоже следовало бы развернуться и уйти. У них разные миры... И разные чувства.
"Ненавижу..."

+1

135

Обычно в таких случаях она поступала как полудикий зверь, запертый наедине со своим укротителем и пленителем в одном лице: стоило прочувствовать слабину в том, кто всегда осаживал болью и силой, как его неизменно ждала атака, а наглость в считанные секунды зашкаливала до небывалых высот. Сейчас Ритца ощущала лишь большее недоумение и смятение. Флёр всегда казался ей оплотом уверенности, и ей было невозможно представить демона в растерянности... Которая, кажется, присутствовала в мужчине в данный момент. Если когда-то он являлся для девчонки сложнейшей загадкой, которая все-таки имела решение, то сейчас куда больше походил на бессмысленное количество символов и знаков, в которых не отыскать последовательности и смысла. Впервые в жизни видя Флёра в подобном состоянии, тифлинг чувствовала лишь очередную волну цунами паники от происходящего.
- Решение, - эхом повторила девчонка. - Обычно решения на что-то влияют, когда их принимают. Хорошо. Я не говорила, что я хочу уйти... И я этого не хочу. Это... Решает что-то?
Сейчас она была одна. Нет, успевший стать достаточно привычным жест снятия кольца так и не оказался воплощен в реальность. Полукровка просто закрылась в своих мыслях и чувствах от чужого присутствия, и едва ли бы услышала посторонний голос в своих мыслях. Зверь стоит далеко за спиной, у самой границы отмеренного создателя артефакта расстояния, в то время как тифлинг окончательно развернулась лицом к Флёру. Кто он там? Пес? Волк? Коза? Кошка? Она даже не обернулась узнать, словно забыла о существовании Лата. Он - неживое, пусть в его венах и течет нечто подобное на кровь, что он упрямо называет жизнью и энергией. Он - сложная игрушка, способная имитировать ощущения по отношению к хозяину, используя чужую память и полученные знания... Быть может он умело обманывает не только обладателя кольца, но и самого в себя по поводу наличия души и разума.
Неважно. Сейчас имел значение Флёр и то, что он укрывал за туманными словами. Девчонка уже почти не дрожала, пропитавшись холодом насквозь. Босые стопы не чувствовали земли, по которой несмело ступали бесшумной походкой. Да, Ритца как околдованная успела приблизиться на пару шагов к мужчине, с недоумением в белоснежном, немигающем взоре глядя на демона.
- Не уверена, что то было с-страхом, - призналась тифлинг, вновь останавливаясь. - Потеряннос-сть. Недоумение. Боль, - последнее слово отчеканила полукровка с большой неохотой, порывисто выдохнув. - То, что... - она осеклась, пытаясь подобрать слова предельно нейтральные и словно бы обходящие по дуге истинную природу Флеуриса, - ...я видела... Завораживает и пугает, но не это было ключевым.
Откровения на откровения. Кажется, в кои-то веки демон был более прямолинеен и честен с ней, и было уместно ответить той же монетой. Ритца медлила, даже примерно представляя слова, которые окажутся относительно правдивыми рамками истинных ощущений. Всё такая же промокшая насквозь и жалкая как тощая кошка после купания, она стояла перед мужчиной в паре метров, опустив взгляд уже себе под ноги. Ощутимо вздрогнула, подняв голову и впиваясь белым взором в серый, словно сомневаясь в правдивости сказанных слов. Это, пожалуй, оказалось решительным посылом все-таки продолжить открывать свои карты, которые каждый до того старательно уберегал от чужого посягательства.
- Я ис-спугалас-сь, потому что... - слегка пошатываясь, она сократила расстояние на очередные пару шагов, словно приучая мужчину к ее постепенному приближению, - ...поняла, что не понимаю, к кому чувс-ствую... нечто. Не знаю что, да и какое это значение имеет? - может быть, в тот момент глаза с игривой насмешкой сверкнули, словно дразня, - не понимаю, один ты, но разный или же... Вас-с много, но вы чем-то с-схожи. Имена, облики, мыс-сли иные, а вос-споминания единые... Не понимала, кто имеет для меня значение: примеренный образ или... То, что за ним.
Она вроде как ступила вперед, выставив ногу, но так и замерла - не то в размышлении хочет ли этого, не то в выжидании реакции мужчины, предсказать которую не могла совершенно. Молниеносно перекручивая в памяти и его слова, и ключевые события, Ритца с долей сомнения говорила себе, что имеет значение для демона. В то же время всплывали другие слова, в которых мужчина насмешливо сообщал, что не единожды мечтал ее убить, а так же девчонка надоела ему и едва ли что из себя представляет. Белое перечеркивалось черным, что в свою очередь тоже опровергалось какими-то фактами в пользу того, что тифлинг отчасти значима для мужчины, но в своих метаниях полукровка даже примерные очертания истины не могла определить.

0

136

- Решает... - эхом отозвался Флёр. - Если только ты знаешь, чего хочешь.
Ох, как любил демон идти по пути наименьшего сопротивления. Как было бы сейчас проще гораздо, услышав в ответ "я хочу уйти", попрощаться и разойтись каждый в свою сторону. Эта простая короткая фраза решила бы все проблемы, которые то ли действительно были, то ли оказались надуманными демоном и тифлингом, боящимися друг друга и себя самих.
Ритца развернулась, некоторое время потопталась на одном месте и затем медленно потянулась в сторону Флеуриса. Он стоял неподвижно, как статуя, с возрастающим напряжением и опасением глядя на приближающуюся девчонку. Каждый ее шаг отдавался гулким эхом в глубине демонической души.
"Что-то ты раскис, демон. Забыл, кто ты? Чего бы тебе ни хотелось, чего бы ты ни видел в ней, она не стоит того. Ты слышал ее слова и понял их правильно. Она - твой урок. Смертным нельзя открывать своей истинной сущности, они боятся ее как огня, шарахаются и предпочитают ненавидеть и трепетать, чем пытаться понять. Смертным достаточно видеть бесконечную вереницу масок. Этих разных человеческих масок, которые им привычнее. И Ритце тоже, хотя мне казалось, что она выделялась из всей этой однообразной серой массы"... , - не успел закончить свою мысль, переключившись на созерцание девушки, которая остановилась в паре шагов. Опасно близкое расстояние, из-за которого всякая уверенность начинала давать сбои и колебания.
- Проблемы как раз и были в том, что ты не осознавала мою суть. Я говорил тебе, ты соглашалась, но не понимала. Теперь увидела и отрицать очевидное уже нельзя, - ему казалось, что достаточно подойти к девчонке, взять ее за руку, притянуть к себе, как он делал тысячи раз, и всё образуется, станет на свои места, вернет в сердце демона что-то сродни спокойствию. Но затем приходили воспоминания о последнем подобном поступке. Там, в подвале, Флёр, вернее Флэкси, пошла на этот шаг, она демонстрировала Ритце свое расположение и участие, а в итоге получила лишь брошенные брезгливые слова "Теперь мне можно уйти?" И затем снова то... та ненависть.
- Ненависть, - нервная усмешка пробежала по губам демона. Он подсказал Ритце, что она чувствует по отношению к нему. - Мы вернулись к началу нашего знакомства.
Флеурис не понимал, с чем связано то, что Ритца не может соотнести различные образы, различные маски демона в одну. Для него это было очевидным. Ни Флора, ни Флэкси, ни Флёр не являются чем-то отдельным, особенным. Они - одно целое, прикрывающее истинную суть, ни разу прежде не обнажавшееся перед Ритцей или кем-то другим. Сейчас же, сдернув свою маску, Флёр пожалел впервые за свою жизнь. Не о поступке, а о том, что такой чести удостоилась именно полукровка, которая не понимала, не принимала и не могла оценить всё по достоинству. Она смотрела поверхностно - не в глубь, не в суть самой стихии, а на череду масок. И словно перебирала их, тасуя, какая нравится, а какая - нет.
- Ты замерзнешь, - кивнул он на ее мокрую одежду, решив сменить тему. Сбросил с плеч плащ и протянул девчонке. Когда не было нужды говорить о чем-то, что хоть отчасти напоминало чувства и основанные на них желания, Флёр начинал казаться увереннее и привычнее. Хотя сейчас в каждом его жесте, взгляде было столько апатии и безучастия, сколько не было, наверное, вообще никогда.
- Я ведь тут, я никуда не ушел, - со вздохом сказал он, словно какое-то признание, припомнив слова Ритцы о том, что есть ли разница, кто уйдет первым. Флёр не ушел, значит, он уже не первый. Решение по-прежнему висело на Ритце, если она, конечно, собиралась что-то решать и делать.

+1

137

- Иногда мне легче назвать, чего я не хочу, - повела плечами тифлинг, словно пытаясь сбросить с себя тяготящее право выбора. Когда-то давно для нее было значимо зависеть только от своей воли и желаний. А потом как-то всё слишком изменилось, не единожды надломившись. В итоге куда соблазнительнее выглядела золотая клетушка, пускай и тесная. Решать за себя сложно, мучительно и неприятно, зато значительно проще довериться более сильному и мудрому, что поведет за собой. Разумеется, что не за просто так: придется или ублажать могущественного союзника, или исполнять то, чем господин не желает марать свои руки. Убивать, например, бывает не так легко - надобно переступить через самого себя много раз, прежде чем рефлекс отнимать жизнь плотно укоренится наравне с остальными.
- Ненавис-сть? - задумчиво повторила она, пробуя слово на вкус. - Я хорошо знаю, что такое ненавис-сть. Она - огонь, который с-сжигает, толкает на безумия, пробуждает неконтролируемую ярос-сть. Ненавидя, желаешь убить или причинить боль. Уничтожить привычный и с-спокойный мир вокруг того, кого ненавидишь. Но я не хочу твоей с-смерти, как хотела тогда... - Ритца поежилась, будто опасалась обрушить на себя гнев стихии, - ...в начале знакомс-ства. Не хочу ранить... Не потому что могу получить такой же ответ или еще больший.
Он был близко и, кажется, пребывал далеко не в восторге от того, что девчонка незаметно подобралась к нему, оказываясь слишком рядом. Тифлинг ожидала, что мужчина отступит хотя бы на шаг назад, повинуясь голосу своего напряжения, что было заметно невооруженным глазом. Полукровку это удивляло: словно Ритца могла ему навредить, будто подобное было в ее силах. Брезгует? Едва ли. Слишком многое было между ними двумя, чтобы ему не нравилась она во всего-то промокшем виде после неожиданного купания. Но любопытству не удалось долго подержать внимание в своих лапках, и, поспешив скинуть свой холодный и пропитавшейся ужасной мокрой водой плащ, тифлинг не без удовольствия закуталась в сухой, с плеча мужчины, нахохлившись как воробушек зимой на ветке.
- Ненавис-сть было бы с-слишком прос-сто, - словно с сожалением произнесла полукровка, - но здес-сь что-то с-совс-ем другое. Непонятная мне боль и с-смута вкупе с-с ярос-стным нежеланием лишитца их каким-то однозначным с-спос-собом, - она одарила демона секундным косым взглядом, открыто напоминая про предложение стереть ее воспоминания. - И тот договор... К которому я тоже оказалас-сь неравнодушна, ос-собенно его рас-сторжению. Я хотела того, что было, - продолжала говорить Ритца. Ладонь ее задумчиво юркнула в нутро вымокшей сумки, потрепанной жизнью. Вот холодный кулон с тем алым камнем в обрамлении стального узора, а вот ножик - на его рукоять наткнулась... И промокшая ткань платка, на углу которого вышито имя той белокурой слепой девушки, что по своей воле попросила о смерти полукровку. Единственная память, что осталась от бывшей любовницы, нежные нюни и признания в любви которой одновременно и люто раздражали, и как-то тешили самолюбие. Нет, ее гибель от зверовых когтей однозначно царапнула по сердцу девчонки. Зариэль приходила иногда во снах. Жила в воспоминаниях, и отчасти тифлинг скучала по ней, но... Почему-то именно сейчас пришло твердое осознание, что это - прошлое, которое надлежит отпустить на свободу. Скомканную шариком сырую тряпицу, пропитанную когда-то кровью, полукровка просто кинула в воду, резко отвернувшись от мужчины на долю секунды. И уже не стала провожать ее взглядом, когда быстрый речной поток подхватил нелепый дар, унося в неведомые дали в свою собственность.
- Как будто по с-своей воле тцелуешь клинок, которым тебя или ранили, или могут ранить, - задумчиво прошептала Ритца, сжав кулаки, - хотя и это не похоже на то, что ощущаю. И вот уж это бы я хотела забыть, - выдохнула тифлинг, коснувшись мрака тех злоключений прошлого, пред которыми трепетала и дрожала.
- Я тоже никуда не ушла, - полукровка глянула в глаза Флёра, приблизившись наконец-то вплотную, и, потянувшись вперед, мягко уткнулась лбом в его плечо, словно слегка боднув. Так и замерла.

+1

138

Пожалуй, Ритце рядом с Флёром было жить удобно и беззаботно. Делай, что хочешь, пока это не противоречит желаниям демона, и ничего за это тебе не будет. Флёр же сам предпочитал не задумываться, каково ему самому быть рядом с Ритцей. Сказать бы, что она ему нужна как любовница, так нет. Умом особым тоже не блещет. Выгоды от нее никакой, одни проблемы. Силой не подкупает, внешностью тоже. И все-таки...
"Рога бы ей оторвать", - подумал демон почему-то именно в этот самый момент, когда девчонка остановилась в шаге от него, выглядевшая какой-то опустошенной, разбитой - зеркальное отражение самого мужчины. Только он ничего из этого не показывал, заталкивая все, что считал глупостью, слабостью и прерогативой сопливых девочек, куда-то подальше, где оно не пробьется из-под масок холодной жестокости. Всё, что могла ощутить Ритца, это напряженность, струящуюся от Флёра так явственно и словно бы даже осязаемую. Его тело было натянуто, как струна, готовое сорваться куда угодно при малейшем неверном движении полукровки. О, сейчас демон даже не думал, как бы выглядел этот его побег. Он уже столько раз убегал от женщин... Ни одна не смогла слишком глубоко пустить корни в его душе, чтобы он впоследствии жалел о таком побеге.
Но сейчас Флёр и не задумывался о том, какое место для него занимает Ритца. Ему было необычно осознавать, что ее присутствие как-то влияет на него. И девчонка совсем не стоит в одном ряду с вещами или бутылкой вина, как то говорил Флеурис при заключении контракта. Разве демон бы стал спасать бутылку вина, упади та в реку? Нет, он бы нашел себе другую.
Тифлинг, кажется, отрицала теперь, что именно ненависть побудила ее оттолкнуть Флэкси, снизошедшую на шаг примирения. А что тогда? Разве Ритца не понимала, насколько тяжело горделивому высокомерному эгоистичному существу первому протянуть руку и предложить загладить все недоразумения? Для Флёра это казалось очевидным - девчонка не могла не понимать, не видеть этого. И выходит, что она специально оттолкнула демоницу, облив ее с головы до ног волной своего ледяного презрения. По-хорошему, Флэкси стоило бы оторвать полукровке голову за подобную вольность. И наверняка оторвала бы любому другому - и той же Кирран, и даже Рене. А тут только повернулась и ушла.

С равнодушием смотрел Флёр, как по ветру улетает белый платочек, как его подхватывает река и вскоре скрывает в своих водах. У Ритцы тоже бывают какие-то ритуалы освобождения. Вот бы и демону так просто сделать - взять девчонку и выбросить ее в реку, как тот несчастный платочек.

Мокрая голова уткнулась в плечо мужчины, как покаянная собачонка прижимается к коленям хозяина. Паритетно было бы сейчас оттолкнуть полукровку точно так же, как та оттолкнула Флэкси. Сказать, что ненавидит ее, презирает и больше не хочет знать о ней. И жалеет, что не может сам избавиться от воспоминаний о девчонке, и они, как древесные черви, будут разъедать память, не давая покоя.
Но вместо этого, вразрез со своими мыслями, Флёр поднял руки, сжимая ладони на плечах девчонки.
- Какая же ты все-таки дурочка, - фыркнул он, опустив голову вниз и носом почти что уткнувшись в копну мокрых спутанных черных прядей. - Я не знаю, что на тебя нашло, но ты забываешь, с кем разговариваешь.
Затем он замолчал, прекрасно понимая, что если они снова пойдут по жизненному пути дальше вместе, то спустить Ритце ее выходки Флёр не сможет. Она должна получить свое наказание.

+1

139

Каким же сложным дался этот последний шаг, который отделял ее от демона. Напряжение тифлинг чувствовала, равно как и извечное в таких случаях желание дать деру, поджав хвост. Убегать - легко, правильно, безопасно. Не нужно лезть туда, где могут обломать рога или знатно потрепать, оставляя едва живой. Флёр наблюдал за ней, как за крадущимся хищником, и девчонке так и казалось, что каждый шажок может стать решающим всё, последним - демон просто исчезнет. Полукровка чувствовала себя как на иголках, метясь посреди своих чувств. И хочется, и колется - пожалуй, едва ли что передаст состояние Ритцы точнее.
Тифлинг уже не задумывалась, что побудило бросить обжигающие жестоким холодом слова про ненависть. Может быть, в тот секундный порыв она действительно была близка, чтобы возненавидеть Флёра за тот хаос, что демон устроил не столько на улице, сколько в душе девчонки. Но всё это осталось за той чертой, где-то позади, и сама полукровка сумела преодолеть последнее расстояние между ними, уткнувшись в плечо мужчины. Не отпрянул, не оттолкнул, не рявкнул, хотя Ритца помнила, что демон вполне мог зеркально ответить на очередную выходку - что-то такое всплывало в памяти из его многочисленных уроков прошлого. Должно быть, это однозначный показатель чего-либо по отношению к ней с его стороны. Чего-то, наверное, значимого. Девчонка тоскливо подумала, что абсолютно не понимает, что происходит. А раз нет понимания, то не будет и разумного поведения, какого-то планирования, как выкрутиться и не попасться под горячую руку. Впрочем, в одном она оказалась уверена: Флёр не уходит. Не ушел. И, может быть, не уйдет.
А вообще хитрющий он, надо заметить. Всегда отбирая право выбора в большинстве случаев, в этот раз просто-напросто вынудил ее решать самостоятельно. Флёр словно отпускал ее, но при этом тянул к себе, ни в коем случае не говоря открыто "не уходи". Почему-то полукровка была уверена, что едва ли за ней побежали бы, ответь она, что всё кончено. Все-таки, вспоминая ту буйствующую стихию, а так же безграничную мощь Флеуриса, Ритца вообще недоумевала, как ее еще не прихлопнули аки мушку. И нет, ее всплески наглости не прорастали из безнаказанности. Тифлинг сама недоумевала, как и почему подобное случается. Желая сделать как лучше, она в итоге получала кардинально отличающийся от задуманного результат, и едва ли оказывалась рада этому. По крайней мере, сейчас всё решается мирно. Ведь решается же, да?
Ей всё так же было холодно. Выданный плащ спасал незначительно, и полукровка тоскливо мечтала о каком-нибудь теплом питье, а так же новой, сухой одежде. А еще бы оказаться рядышком с пылающим камином, да-а...
- Ч-что? - в один миг напряглась под его руками Ритца, ощутив возможную угрозу, но пока не представляя даже откуда та может объявиться. Прокручивая в памяти последние слова разговора, девчонка недоумевала. Вроде никакого хамства не было в сторону Флёра. И ничего такого, что было чревато нехорошими последствиями тоже не приходило на ум. - То ес-сть?..
Насторожилась, мужчина может это ощутить. Словно готова рывком отстраниться назад, высвобождаясь, но ничего дальше этого напряжения не идет. Даже не подняла головы, чтобы взглянуть в глаза Флёру - продолжает стоять на месте, покаянно прижимаясь к его плечу лбом.
- Жа-аль, - неожиданно протянула Ритца, - а я надеялас-сь, что знаешь.
Ей очень хотелось спросить и узнать, что дальше: не случится ли разлуки, всё ли по-прежнему между ними, а если да, то как это будет выглядеть и что из себя представляет по-прежнему? Куда и когда идут, всё то же ли озеро в планах... Ох, сколько вопросов. И тифлинг вроде бы робко надеется, что демон не уйдет, но боится услышать отрицательный ответ по поводу всего.

+1

140

- Я не умею читать мысли. Ты, кажется, опять забыла об этом, - демон некоторое время еще постоял так, в одном положении, чувствуя себя деревянным (бревно же!) и не способным разогнуть суставы или заставить ноги зашагать в каком-либо направлении. - И к счастью.
Ему было боязно знать, о чем там думает Ритца в его сторону. Впервые в жизни, наверное... Ну ладно, не в жизни, но в течение уже долгого времени Флеурис ощущал какой-то потусторонний трепет в себе, едва задумывался о том, что может услышать от полукровки о самом себе. Он думал, что что бы та ни сказала, всё окажется не тем и лишь усугубит и без того натянутые отношения между ними двумя. Поэтому уж лучше пусть молчит. Да и не свойственно ей, равно как и Флёру, изливать душу.
- Ну раз никто никуда не уходит, значит, дело решено, - хлопнув напоследок по плечам девчонки, демон нарочито веселым голосом добавил, - можем возвращаться и привести себя в порядок.
Он выпустил Ритцу из своих рук, хотя по сути и не держал ее вовсе, после чего словно встряхнулся, сбрасывая оцепенение. Теперь, когда стало очевидным, что полукровка сделала свой выбор в пользу Флёра, что она, по всей видимости, передумала и хочет остаться рядом, демон немного расслабился. Напряженность, удерживающая ранее его тело как натянутую тетиву, ослабило свою хватку. Жесткая маска лица отступила, разглаживая хмурые морщины.
Флёр мог бы перенести их телепортом - это не сложно и сэкономило бы куда больше времени, чем неспешная прогулка пешком. Однако мужчина решил, что как раз-таки прогулка принесет больше пользы. Они с Ритцей шли по деревне, где недавно бушевала стихия. Везде виднелись разрушения, причиненные этим бедствием, что сейчас спокойно шагало бок о бок с полукровкой. Местные жители разгребали завалы, кто-то рыдал, оплакивая погибших, утянутых в смерч родственников, кто-то сетовал или проклинал дурацкую погоду. Но одно было очевидно - работы, чтобы вернуть поселению прежний вид, предстоит немало. Флёр специально провел Ритцу здесь, дабы она еще раз увидела последствия неуемного, неукротимого демонического нрава. И чтоб не забывала о том, кто рядом с ней. Не какой-то там простой смертный, равный ей и благоволящий, терпящий все ее выходки. А бессмертное, вечное существо, горделивое, высокомерное, считающее себя венцом творения, могущественное и непримиримое к попыткам оспорить всё это.

Войдя в дом через покосившуюся на одну петлю дверь, Флёр тихо выдохнул. Только сейчас он, казалось, ощутил, что усталость обуревает его человеческое тело. Он был уставшим и морально. Ритца выматывала его. И снова внутренний голос нашептывал удрать. Флёр поглядывал в сторону окна и двери, словно никак не мог решиться на этот шаг.
И если он останется, то как и решил себе... Полукровка должна будет понести наказание. И демон уже знал, каким оно будет. Простит ли его после такого Ритца, не имеет значения. Флеурису плевать на подобное. Единственное, что он может пообещать, - сделает это, не причиняя боли.

Отправив девчонку искать одежду и переодеваться в сухое, Флёр, впрочем, долго в одиночестве не пробыл. Он отправился за Ритцей и вошел в комнату, когда полукровка еще не закончила. Подошел к ней со спины, тихо, как кошка, впрочем, Ритца не могла не услышать его появления. Положил ей обе руки на талию, проводя ими вверх, до плеч, и сказал:
- Есть кое-что, что нужно сделать, чтобы ты смогла быть со мной и дальше. Рискнешь, беря кота в мешке, для меня? Или откажешься, испугавшись?

0

141

- Я про это помню, - возразила Ритца явно не без сокрытой радости в голосе по этому поводу. Ей даже не хотелось представлять, что было бы, обладай демон возможностью читать девчонку как раскрытую книгу. Наверняка, что в считанные мгновения эта "книга" лишилась бы основного количества страничек, а то и отправилась бы в стремительном полете в сторону полыхающего камина. Нет уж, просто слава всему, что Флёр не умел заглядывать в чужие мысли. - Прос-сто с-слышала, что можно их читать или около того по мимике, голос-су, взгляду и прочему... Хотя, - она пожала плечами, - не думаю, что такое возможно без магии.
И Рилдир подери. Она столько всего наговорила демону (хотя, чего лукавить, могла расширить тот список сбивчивых комплиментов, получи больше времени и решительности в свое распоряжение), ожидая не без тоски предстоящее вечное расставание, а теперь... Нет, Ритца ни в коем случае не сожалеет, что всё сложилось именно таким образом, но старательно делает вид, что те несвойственные для ее эгоизма слова прозвучали от кого-то иного. Или вообще не прозвучали. Мало ли, что там послышится рядом с журчащим потоком реки? Одно дело, когда ластишься к кому-то, подчиняясь шепоту похоти. Льстивые речи в такой ситуации едва ли что значат по-настоящему, их цель - приманить к себе, опутать паутинкой страсти, приближая момент обоюдно желаемой близости. Как движения танца - сколь бы ни было подобное событие ярким и примечательным, но когда стихнет музыка и эмоции отхлынут, то дорожки разойдутся в разные стороны навсегда.
А тут тифлинг демона соблазнить не пыталась. Он, впрочем, оставался таким же манящим и притягательным, и, вот же странность, был желанным скорее как мужчина, нежели женщина. Но те откровения полукровка отпустила на свободу как птиц из клети, и была благодарна Флёру, что тот оставил ее признания без комментариев, не продемонстрировав даже насмешливой ухмылки в ответ.

Возвращались пешком, и озябшей девчонке, которая то и дело чихала, было такое не очень-то по вкусу. Особенно тяготил и пугал пейзаж разрушений вокруг, что сопровождал двоих во время пути. Ритце оказалось не по себе видеть это напоминание об истинной природе Флёра. В то же время не могло не навестить осознание, что безликие и едва ли значимые для тифлинга и демона окружающие люди пострадали, однако сама полукровка осталась цела и невредима - опустим уж потрепанную душу, в которой поселилось смятение. Всемогущая стихия, что демонстративно показала свою силу и равнодушие до жизней остальных, оберегало ту самую жизнь девчонки, покровительствуя отчасти и старательно защищая без всяких договоров. Это было... странно. Словно изменяя себе самой, Ритца почему-то чувствовала смущенное недоумение, нежели гордыню, что завладела ниточками манипулирования Флеурисом. Она и не верила, честно говоря, что может обладать каким-то влиянием на мужчину. Слишком убедительно и правдиво звучали колкие его слова про то, что тифлинг надоела, а сам он многократное количество раз желал стать причиной ее смерти. Хотя слишком много противоречий и несостыковок видела девчонка, отчего лишь больше путалась: кто она для Флёра и что их связывает?

Выветренный и расшатанный дом уже не особо хранил тепло и уют, однако где-то здесь была сухая одежда, на поиски которой Ритца отправилась. Она помнила, в какой комнате обновила свой гардероб, и поспешила именно туда, не отвлекаясь на иное по пути. Уже на месте, схватив первое попавшееся под руку, что обещало хоть сколько-то подойти по размеру (главное, что вещи не были сырыми и холодными!), тифлинг достаточно скоро переодела штаны, а вот набросить новую кофту не успела - подобравшийся со спины демон уже провел ладонями по озябшему обнаженному телу, проходясь от талии до плеч. Полукровка замерла, выпрямившись. Мокрые пряди волос очень неприятно касались голой спины, но девчонка словно не обращала внимания на этот дискомфорт, сфокусировавшись на близости Флёра. Рилдир дери, она откликается на эти руки вновь. Даже слегка подалась назад, чтобы к нему прижаться... Хотя Ритца знает, что, заполучив недвусмысленное предложение на близость, ощутит сомнение в этот раз. Ее слишком неприятно царапнул тот разительный контраст - когда из пылкого и страстного любовника мужчина превратился в отчужденного и холодного, повелев ей идти вон. И пусть с Флеурисом ей было просто неописуемо и удивительно хорошо, даже потрясающе... Она боялась, что снова повторится та концовка, что мгновенно перечеркнет всё послевкусие блаженства, оставив едкую горечь. Вот только не было похоже, что демона влечет к девчонке похоть в этот момент.
Ритца поймала себя на мысли, что почему-то не испытывает восторга по поводу того, что всё вроде бы успокоилось. Нет-нет, не в смысле, что заместо радости сидит равнодушие или недовольство. Скорее, что ощущения подсказывали - еще не конец. Еще что-то будет. И подтверждением пугающих размышлений стал вопрос мужчины, руки которого были такие теплые, сильные, зовущие. Тифлинг сглотнула. Эти прикосновения не давали ей сосредоточиться, обдумать всё и дать взвешенный ответ. Но... Но ведь Флёр обещал ее не убивать, верно? И надо отдать ему должное, что демон прекрасно держит свое слово. А тот разговор про вред до заключения контракта? Ведь Флеурис никогда и не вредил ей... За просто так. А если и наказывал через боль, то спешил всё исправить. В последний раз, например, привел целителей. Наверное, речь о какой-то клятве. Да, именно клятве - в этом плане тифлинг и демон разительно отличались. Девчонке ничего не стоило договориться с собой, отыскав компромисс. А вот нарушить клятву, которую кому-то дала, чревато проблемами. Особенно, если провинилась перед кем-то сильным.
- Х-хорошо, - сбивчиво проговорила Ритца, прикрыв глаза, а потом словно встрепенулась, - а ты про что?

+1

142

Не только на Ритцу действовали эти прикосновения, но и на самого Флёра точно так же. Он сейчас словно осознал внезапно, что ничто не может заставить его не хотеть эту маленькую юркую девчонку. Как когда-то отрицал, наоборот, возможность того, что она ему вообще может быть интересна как женщина. А может быть, стоило один раз попробовать? Пусть полукровку в свою постель, подпустить к своему телу, позволить ей и себе... А потом уже не хотелось останавливаться. Остановившись, хотелось начать заново. Даже если Ритца не подозревала, какие мысли вызывает у мужчины, то все равно не могла не чувствовать отдачи, которой делилось его тело в ответ на ее тепло.
Но она еще не получила своего урока.
Там, идя по улице, глядя на разбитые дома, поваленные заборы, вырванные с корнями деревья, полукровка лишь видела напоминание того, чем является этот обнимающий ее мужчина. Напоминание, что ему ничего не стоит сейчас свернуть ей голову. Когда его пальцы, как лианы, ползут выше, перебираясь с плеч по плавной линии к нежной тонкой шейке. Ритца отзывалась на прикосновения этих горячих пальцев, как иголки, выжигающих дорожку на теле девушки. Подалась назад, прижимаясь к нему спиной. И он сразу же обхватил девчонку одной рукой поперек живота, а второй - на уровне ключиц, чуть запрокидывая ее голову, дабы увидеть ее лицо.
- Хорошо, что ты мне доверяешь, - Флёр улыбнулся с легкой снисходительностью, самодовольством, в предвкушении того, что запланировал. Нет-нет, Ритца не узнает об этом заранее, она ведь берет кота в мешке, она не знает, какой кот расцветки. Наклонившись к ее губам, словно собирался поцеловать, Флёр прошептал едва слышно, - верь мне до конца.
И с этими словами его пальцы сжали шею девчонки в стальные тиски. Он не собирался ее убивать, но хотел ее придушить, чтобы она потеряла сознание и не чувствовала боли, которую он приготовил для нее. Флёр ожидал, что его жертва тотчас же начнет сопротивляться, вырываться, попробует ужалить хвостом или резко махнуть головой назад, стараясь всадить рога мужчине в плечо или хоть куда-нибудь. Демон был готов ко всему этому. Но он ни на миг не ослабил хватку, сжимая горло Ритцы, перекрывая ей воздух. Можно было сделать все куда быстрее и проще, попросту придушить магией. Вот только тут Флёр не собирался действовать по простому.

Дождавшись, пока девчонка перестанет извиваться и трепыхаться в его руках, Флёр подхватил ее на руки и уложил на кровать, а сам сел рядом с ее головой.
- Я же говорил, что оторву их тебе рано или поздно. Сколь много ты будешь совершать ошибок, столь много будешь терять, - пробормотал он. Протянул руки к ее волосам, расправляя их в стороны у основания рогов. Слегка подергал, примеряясь. Нет, сидят крепко. Просто так оторвать и не снять с девчонки скальп не выйдет. Значит, придется пилить. Оглянувшись по сторонам, Флёр не увидел ничего подходящего, что можно было бы использовать как инструмент. Выходит, опять - только магия.
...Нет, никаких подробностей об этой операции...
Просто результат - через несколько минут Флёр отодрал один рог, еще через несколько - второй. То, что осталось, выглядело как небольшие округлые пятна. Рога, непременно, отрастут, а пока... Пока будет так.
Вытянувшись рядом с девчонкой, подперев голову рукой, Флёр смотрел на Ритцу, ожидая ее пробуждения.

+1

143

Кажется, сейчас что-то будет, и нетерпеливое предвкушение стало поводом украдкой стянуть колечко, отправляя его в карман. Если до того тифлинг с содроганием думала о повторе случившихся событий, то теперь, когда нежилась в объятиях мужчины, была не в силах покинуть хватки этих рук, желая принадлежать им целиком и полностью. Флёр становился будоражащим наркотиком, который ей дали вкусить, но не позволили толком распробовать, вызывая жадное желание наслаждаться, получать его еще и еще, едва ли опасаясь, что подобное надоест. Какие там волнения, что может произойти что-то дурное? Рядом с ним полукровка теряла голову, и едва ли какая мысль сумеет достучаться, привлекая внимание. Лишь сейчас девчонка тонко и блаженно улыбнулась, прижимаясь к мужчине. Послушно запрокинув голову, она одарила его уже туманным и опьяненным взглядом.
Ей тепло. Она в безопасности. И она рядом с тем, кого хочет всей душой, словно ничего не произошло накануне. Хочет не только получать его страсть и нежность, но и отвечать тем же. Разве не замечательный способ сгладить все напряжение между ней и Флёром? Уж в этот раз тифлинг покажет с себя лучшей стороны, и...
- Я верю, - зачарованно прошептала полукровка, не лишая своих губ довольной улыбки. Потянулась было к демону - ведь он склонился поцеловать, как иначе - и тут... Нет, вначале она даже не успела среагировать и понять, что происходит. Вожделение сменилось испуганным недоумением в широко распахнутых белых глазах. Потом Ритца попыталась было вырваться из хватки руки, пальцы которой удавкой душили. Кажется, жалобно пискнула, не понимая, как быть. Где-то там на задворках сознания якорем цеплялась вбитая мысль, что убивать и ранить нельзя, совсем нельзя, но погибать вот так, без боя, тоже ужасно! Поэтому смертоносные когти не оставили ни единой царапины, а хлыстом беснующийся хвост так и не впился иглой в плоть мужчины. Вырывающаяся девчонка билась, испуганно скулила, постепенно ослабевая в своих сопротивлениях, когда в глазах начало безнадежно темнеть. И все-таки брыкалась она очень долго, до конца не смея поверить в такое предательство. Перед тем как окончательно потерять сознание, она отчаянно схватилась за руки демона, пытаясь их стянуть, а потом обмякла.

Отключка сменилась крепким сном, который не потревожили даже махинации с ее костяным головным убором. Какое-то время Ритца смиренно смотрела пестрые и абсурдные грезы, выдуманные разумом, а потом запоздало вспомнила последние мгновения настоящей реальности. Осознав, что всё еще жива, тифлинг рванулась скорее очнуться. Подскочила как ошпаренная, водя головой во все стороны и пытаясь понять, что случилось. Больно не было, но что-то подозрительно неправильное во всем самочувствии присутствовало. Флёр нашелся лежащим рядом с ней, и выражение его лица девчонке не понравилось. Потом белый взгляд достаточно равнодушно скользнул по валяющимся рогам (а откуда они тут взялись?), затем Ритца вновь бегло осмотрелась в комнате, никак не понимая, что не то.
Замерла.
Легкость, непривычная и незнакомая доселе, сопровождала каждое движение головой, что получалось слишком резким и порывистым. И эта легкость... Эти рога...
Ее рука в панике метнулась к волосам, чтобы убедиться в собственной неправоте, но так и замерла в воздухе, не дотронувшись. Ритца поняла, что хочет хотя бы на доли секунд отсрочить страшное осознание, не хочет принимать эту правду! Это невозможно, это не так!
Тифлинг поникла прямо на глазах, безвольно опустив руку. Сколько лет она оставалась неизменной, и свой облик принимала полностью таким, какой он есть. Эта внешность, которую многие могли посчитать воплощением безвкусицы природы, ей нравилась. Нравились и хвост, и когти, и белоснежный взгляд, и змеиный язык, и рога - всё, что делало ее уникальной даже в рядах тифлингов, где каждый пестрел своей особенностью. И теперь... Она - словно не она. Не та прежняя. Не Ритца, а кто-то другой, и это просто ужасно.
Полукровка так ничего и не произнесла с момента, как очнулась. Не обрушила свою ярость на демона с криками и матом. Не разрыдалась, убегая, чтобы забиться в угол. Просто так и замерла, усевшись, растерянно уставившись в пустоту.

+1

144

Ожидание казалось долгим и невыносимо томительным, Флёру очень уж хотелось потрясти девчонку, заставляя ее прийти в себя, похлопать по щекам, вылить на нее кувшин холодной воды. Он не беспокоился, что придушил ее больше, чем следует. Нет-нет, в этом-то он свои силы очень даже хорошо рассчитывал, не мог причинить ей большего вреда, чем собирался. Однако хотелось уже поскорее увидеть ее пробуждение, услышать ее голос, почувствовать на себе ее взгляд.
"О боги..." - одними губами прошептал он, внезапно осознавая, во что вляпался. Эгоистичное желание обладать тем, кем хочешь, с кем хорошо, кого не желаешь отпускать. Нет, нет, любовь не предполагает такого эгоизма, хотя... конечно, у демонов вообще свои представления о подобных высоких чувствах. Но одна лишь мысль о том, что он чувствует спокойствие и умиротворение, зная, что Ритца здесь и с ней всё в порядке, привела его в ступор. Опять заколотились тревожные колокольчики в голове. Опять Флеурис, кажется, занес ногу над прежними граблями. А шишка на лбу от Рены еще не сошла, так куда же снова.. в этот омут...

Ну ничего. Сейчас Ритца очнется, увидит, что он сделал с ней, и расторгнет эту связь, это туманное недоразумение, возникающее в голове Флёра.
Через какое-то время девчонка завозилась. Открыла глаза, увидела лежащего рядом и испытывающим взглядом смотревшего на нее демона. Он чего-то ожидал. Реакции. Может быть, криков, упреков, попыток отомстить за такое предательство. Ведь приласкал, как кошку, приютил на своей груди, чтобы затем больно ударить в спину. Так это, должно быть, выглядело для Ритцы. Но для Флёра то, что он тифлинга придушил перед исполнением своей задумки, являлось подарком для нее. Избавлением от боли. Он бы в любом случае наказал ее за то, что перешла дозволенную черту. Сказать бы, что не чувствовал мстительной радости, когда отрывал ей рога, так нет же. Чувствовал. Торжествовал в своей затее. Ритца считала, что может делать что угодно с демоном, а он в ответ не причинит ей вреда, никогда не поднимет на нее руку. Ошибается.
Поднимет. Причинит.
И избить ее может до полумертвого состояния.
И изнасиловать может.
И пытать таким количеством пыток, на какие только способен его изощренный ум.

Но что боль для той, которая привыкла к подобному, пусть и продолжала ее бояться? Она утихнет со временем, и это не то наказание, которым можно усмирить наглую выскочку. А вот сейчас, когда она очнулась и оторопело уставилась на рога, что валялись на кровати, когда медленно поднесла руку к голове, но так и не коснулась той пустоты... Это будет с Ритцей и дальше. Никуда не исчезнет. Теперь она, глядя в зеркало, в отражение в воде, будет помнить, как нельзя поступать.
- Так ничего и не скажешь? - поинтересовался Флеурис у спины полукровки. - Где же вся твоя ярость? Где крики, бросания вещами, угрозы? Где брошенное в пылу "ненавижу"? Мм?

+1

145

- Я... Я не знаю, что... Что говорить, - отчужденно пробормотала Ритца, отвернувшись от своих рогов. Замерла, стараясь не дергать головой, чтобы не ощущать снова ту пугающую легкость движений. Это было настолько неожиданно, что тифлинг даже не представляла, как реагировать на подобный удар ниже пояса. Не было сил ни злиться, ни рваться уйти. Ха, каких трудов им двоим стоило восстановить равновесие по отношению друг к другу, чтобы снова пытаться всё разорвать и сломать. Значит, все-таки правду вещали ее предчувствия, что еще не конец.
Она уткнулась лицом в свои ладони, сгорбившись. Нет, не плакала. И уж тем более девчонка не собиралась кричать на мужчину. В конце концов, Ритца не готова очнуться в следующий раз без хвоста. Или ушей. Или глаз. Или языка. Или, Рилдир дери, ноги, если не руки...
Смутно полукровка осознала, что подставила свою спину демону. Но не сделала попыток вернуть Флёра в поле зрения. Ей его вообще никак не остановить, если задумает что-то натворить - плевать. И одета девчонка всё так же наполовину. Штаны есть, а кофту надеть никто не удосужился. Тоже плевать.
Но как же... Как же так.
Рожки были не только декоративным украшением, не только памятным приветом от наличия в ее жилах темной крови, которой тифлинг гордилась, но и не раз спасали жизнь, принимая на себя удар. А сколько раз удавалось ошарашить внезапной атакой противника, который наивно думал, что всё оружие полукровки - лишь когти да хвост?
И теперь - вот. Лежат за спиной на покрывале. Что с ними станет делать Флёр - бесы ведают. Хоть пусть светильники в свой дом делает - ей, кажется, плевать и на это.
Ритца откинулась назад, снова ложась на спину, обнимая себя за плечи. Глаза пощипывало. Возненавидеть Флёра, хотя он прямо провоцировал ее среагировать яркой вспыльчивостью, не получалось. Может, потому что с неохотой полукровка сама понимала в глубине души собственную вину перед ним. И ей было даже сложно понять, что принесло большую боль: то, как неожиданно и подло ласка сменилась удушением или же то, что он просто... Просто сломал ее. Сделал непонятно чем. Тифлинг радовалась, что не может рассмотреть себя со стороны, а в комнате нет зеркала - ей казалось, что в отражении девчонка увидит совсем иное существо, а не безрогий образ самой себя.
Свое доверие после демонстрации истинной природы она сумела частично сохранить, частично восстановить по отношению к демону. А как быть теперь? Как доверяться этим рукам, как расслабиться, если в любой момент гладящая ладонь может сжаться в кулак, причиняя боль? Хотя сколько раз он делал больно, и это не помешало раствориться в страсти, отдаваясь целиком и полностью...
Полукровка угрюмо утерла глаза, сцепив зубы. Честно говоря, тифлинг не имела понятия, отрастет головной убор снова или нет. И, кажется, именно сам факт предательства ранил значительно глубже... Не принося почему-то с собой желания убежать прочь. Ритца нарочно не глядела в сторону Флёра, боясь и вновь наткнуться взглядом на оторванные рога. Ничего не спрашивала. Не обвиняла. И даже не стала демонстративно отодвигаться в сторону, показывая, что его присутствие столь близко вызывает неприязнь. Потому что не вызывает. Кажется.
Обычно она как ребенок была готова мстить, показывать свой характер и недовольства, но тут... Флёр всё любезно возвращает ей. Как там в детской и глупой сказке, про какую-то зверушку, что зубоскалила своему отражению и пугалась, покуда не надоумили одарить улыбкой?.. Конечно же, что Ритца жизнерадостно улыбаться мужчине и не собиралась. Но такой урок подавил, выбил из равновесия и оказался слишком жестоким.
- Когда идем? - глухо спросила она, глядя в потолок. Не стала уточнять, актуальны ли прежние планы. Если нет - сейчас это станет известно.

+1

146

- Тебе нечего сказать мне? - продолжал допытываться Флёр. - Я избавил тебя от рогов. От части тебя. Не спросил тебя, а сделал так, как сам захотел. И тебе нечего на это ответить?
Видимо, тут он опять пытался чему-то научить ее. Может быть, давать отпор. Может, пытаться отстаивать свою точку зрения. Хотя да, толку сейчас-то злится, орать, выяснять отношения. Рога все равно уже не приклеишь обратно, не вернуть их. Она сами отрастут когда-нибудь, пусть это будет слабым утешением для Ритцы. Но то, что их сейчас у нее нет, урок и наказание.
- Ты не хочешь упрекнуть меня, что я воспользовался твоим доверием? - вопрошал демон. Казалось, он старался выжать из Ритцы какую-то яростную реакцию. Ему хотелось этой бури, хотелось, чтобы девчонка орала на него, защищая своё. Пыталась лупить своими кулачками по его груди.  Затем выдохнул, - твое доверие ко мне никуда не делось, оно тоже уже часть тебя, - теплая ладонь мягким движением провела по доверчиво подставленной спине.
Ритца отклонилась, ложась рядом. Скрестила руки, прикрывая обнаженную грудь, как будто только-только увидела мужчину рядом с собой и в зеленой полукровке вдруг проснулась целомудренная скромница. Флёр не мог поставить себя на место Ритцы и понять, как она может себя чувствовать сейчас. Для него потеря какой-то части тела или какого-нибудь органа не значила ничего, для него не составляло труда эту часть снова отрастить. И тут он не понимал, отчего Ритца настолько потеряна и разочарована. Ну подумаешь, рога поотрывали. Они же отрастут, да и потом, может, ей понравится без рогов ходить! Спасибо еще скажет! Будет потом постоянно просить отрывать!

Но сейчас она смотрела в потолок, не поворачивая головы в сторону Флёра. Он наклонился к ней, запечатлев легкий поцелуй на ее плече, после чего доверительно прошептал:
- Ты чудесно выглядишь.
Она привыкнет.
Затем Флеурис сел на кровати, теперь оказываясь к Ритце сам спиной, и проговорил:
- Ты тоже отрываешь части от меня. Мы - квиты.
Когда идем? Куда идем? За последнее время складывалось впечатление, что Ритца совершенно забыла обо всем на свете, находясь под крылом демона. Она словно забыла о своем недостатке на запястье, который постоянно скрывала тряпкой. Забыла о Лате... его присутствие сейчас чувствовалось где-то далеко-далеко.
- Найдешь себе одежду, и можем уходить. Я буду ждать внизу, - с этими словами мужчина быстрым шагом покинул комнату. Ему не хотелось, чтобы Ритца говорила что-то еще вслед, чтобы за разговорами опять они теряли время, чтобы что-то происходило. Теперь демон был готов сосредоточиться на путешествии.
Север. Впереди суровый снежный ледяной край.

+1

147

Вот словно ковырял. Бездушный экспериментатор, который тыкал острием в различные участки тела и вопрошал: больно? А если так? А вот так? Что-то злое внутри действительно шевельнулось, досадливо щелкнув зубами. Даже любопытно, как теперь Зверица воспримет Флёра. У нее больше нет семьи и стаи, к которой тень безумного прошлого рвалась. Нет больше вожака, что сотворил мятежную кровожадную душу, остался лишь демон, что силен и непобедим - истинный лидер, за которым грешно не потянуться, желая следовать и подчиняться. И этот демон лишил ее части самой себя, вкрадчиво интересуясь ощущениями.
- Нет, - механически и бездумно отвечала Ритца, явно отступая и увиливая от провокаций на ссору или эмоции, предпочитая спрятаться внутри самой себя, - нечего.
Разумеется, что множество слов нашлось бы, попытайся тифлинг их отыскать. Но она нарочито молчала, подавляя все всполохи гнева. Долго их удерживать не получится, и негативная энергия эмоций потребует выхода, но... Не сейчас. Не при демоне.
- Нет... Не хочу.
Отсутствие боли многое играло. Рога тоже не мозолили глаза, а рассматривать свое отражение девчонке было несвойственно. К легкости на голове она привыкнет, и всё нормализуется. Наверное. Пока ей не решат оторвать уже хвост, а потом все остальные части тела, как когда-то, полжизни назад, угрожал демон, закрыв девчонку в камере подземелья.
А вот прощальная издевка перед уходом оказалась последней каплей - этот идиотский комплимент, нелепый поцелуй в плечо. Лучше бы посмеялся, нежели вот так одаривал очередным уколом! Нет, в спину мужчины всё так же не устремился поток брани и ничего не полетело из ближайшего, что могло попасться под руку - хоть те же самые оторванные рога. Зато до боли сжав кулаки, Ритца заставляла себя размеренно дышать, пытаясь таким образом успокоиться. Будь у нее возможность - она бы точно кого-нибудь убила, изливая разъедающую злобу на того, кто не в силах ответить тем же. Вполне закономерно и логично - сильный обидел ее, более слабую, и она с большой охотой отыгралась бы на том, для кого является опасным противником.
Отчужденно полукровка глянула в сторону демона. Что она от него отрывает? Вот что? И пальцем не трогала, Рилдир подери! Или же... Ненависть. Он говорил про нее там, у реки. Он упомянул это чувство сейчас, в этой комнате. Когда наплевать - так не ведут себя, забывая все попытки оскорбить в тот момент, когда их услышали. Это открытие помогло продержаться секунды, по исходу которых девчонка осталась уже одна. А вот дальше Ритца позволила себе сорваться с поводка.
С первого этажа до слуха демона однозначно доносилась какофония звуков убиваемой комнаты. То звон стекла, то грохот рухнувших предметов. Никакой ругани или рычания, крика. Просто словно сама мебель взбесилась и скакала по полу. Заключительный аккорд и вовсе должен был заставить подскочить - казалось, содрогнулся весь дом. И да, разумеется, что тифлинг слегка задержалась на десяток минут, не спеша выходить.
Задумчиво упершись левой рукой в бок, Ритца практически философским взором созерцала погром, который устроила. Перья счастливым снегопадом витали в воздухе, остатки стекла в окнах были выбиты, всевозможные вазы, графины покрывали осколками пол или же были вышвырнуты на улицу. Матрас кровати был вспорот, равно как и практически везде обивка кресел и дивана, а сами они всё опрокинуты и расшвыряны. Стул вообще напоминал ворох дровишек для растопки. Части стола разметало по всей комнате. Однако внимание полукровки было приковано к шкафу, который в рухнувшем виде занимал полкомнаты. Шкаф, что был длиной с почти всю стену и высокой до потолка, был огромным и неподвластным маленькой бестии чудовищем. Несокрушимой горой. И сейчас, глядя на его остатки у своих ног, Ритца прямо восхищалась собственными талантами в деле разрушений. Потом она демонстративно отряхнулась от перьев и щепок, которые покрывали и волосы, и надетую кофту, подхватила сумку (где лежали и бедные рожки, завернутые в ткань), оторванной тряпицей - вся одежда из остального гардероба была порвана когтями в клочья - замотала запястье и вышла, направляясь вниз.
Совершенно невозмутимо, спокойно и поразительно сдержанно, словно не она - такая, казалось, маленькая и хрупкая - только что расхреначила жилое помещение, а так же будто виделась с демоном буквально пару секунд назад, Ритца продефилировала мимо него к своим вещам, которые бросила в безуспешном побеге, подхватила драгоценный багаж с запасом провизии, а так же оружием и одеждой с прочими мелочами и вышла на улицу. И всё это убийственно молча.

+1

148

Ну нечего, так нечего. Не хочет ничего говорить или делать, и пусть. Флёр не станет больше суетиться вокруг, трястись, спрашивать, как она себя чувствует, не больно ли, не обидно ли. Да черт подери! Он демон! Он делает, что хочет! Пусть эта безрогая курица спасибо скажет, что он оторвал ей только рога, а не голову или задницу.
Демон встрепенулся, оказавшись снаружи. В доме, казалось, даже стены давили на него. А присутствие рядом Ритцы делало существование Флеуриса невыносимым. Он посмотрел вдаль, в небо. Сейчас оно было таким спокойным и безмятежным. И не скажешь, что пару часов назад тут бушевала стихия. Небо словно звало за собой. В нем было спокойно, душа отдыхала. Никто не рвал ее на части, как сказал давеча демон.
"Все-таки бабы - зло. Злобные стервы, готовые выжать из мужика все соки. Ведьмы, которые предельно точно научены вертеть мужчиной в свое усмотрение. Даже самая маленькая... - взгляд Флёра упал на девочку лет семи, которая бродила вслед за матерью и что-то подбирала с земли, - уже в ее крови заложен этот хитрый секрет. Она сама еще не знает, что растет злобной стервой. Все проблемы из-за баб".
Утвердившись в этом постулате, демон успокоился. Теперь всё будто стало на свои места. Обидки эти... да кому они нужны? Вот опять же.. ну попытался демон проявить чуточку сострадания, заботы, сказать Ритце, что она теперь стала ведь куда симпатичнее. Ну правда же стала! Так нет. А она морду воротит. Изображает из себя обиженную неженку, у которой чуть ли не самое дорогое и ценное отняли.
Такие размышления окончательно сбросили с Флёра наваждение, в которое он был погружен последние несколько часов. Он теперь сам себе удивлялся - что? Я? Чтоб я какие-то симпатии к этой зеленой кикиморе чувствовал? Да пошла она к черту!

И такой же взгляд отгребла себе Ритца, выйдя из дома. Флёр прекрасно слышал, как она там буянит, но ему и дела до этого не было. Как и теперь он выглядел совершенно отстраненным и равнодушным. Казалось, прикоснись к нему - и твои пальцы покроются ледяной коркой.
Тифлинг могла обижаться, дуться, хорохориться, сколько ей влезет. Теперь, когда душа демона снова покрылась броней, его не задевали ни физические, ни душевные страдания полукровки. Она сейчас могла хоть в ноги падать - удостоилась бы разве что презрительного брезгливого взгляда.
Молча? Так молча. Флеурис подхватил свой посох и пошел следом за Ритцей. Он направлялся прямиком к реке. Той самой, где девчонка умудрилась искупаться. Помимо того моста, разломанного стихией, больше других переходов на тот берег не было. Брода тоже. Да и течение реки было достаточно стремительным, чтобы пытаться перейти вброд или переплыть. Однако демон, словно не замечая, что дороги нет, шел вперед. И вот его нога уже заносится над крутым обрывом, опускается и... становится на воздух. Глупо ведь думать, что Флёр собирается утопиться. Он попросту перешел на тот берег по воздуху, как будто для него это было таким же естественным, как и ходить по земле. А затем развернулся и выжидающе посмотрел на Ритцу.
Она ведь не жалкая. Так она сказала. Ну так пусть теперь покажет, как она способна преодолеть препятствие, не ища километровый обход. А играя в молчанку, особо не попросить помощи у спутника.
"Карты в руки", - мужчина чуть вздернул подбородок, словно говоря, мол, ну что теперь ты будешь делать.

+1

149

А ей стало удивительно легче после создания разрухи. Ей-богу, словно стаю оборотней вырезала голыми руками, а их шкурами выстелила пол. Слегка устала - куда без этого, но не настолько, чтобы рухнуть без сил. Выпустила пар, пребывая пусть не в радушном спокойствии, но сдержанности, которая не заставит ее сорваться на Флёре без провокаций с его стороны. Трудно сказать, что чувствовала тифлинг к демону, но обидой это являлось лишь отчасти. Скорее, что молчание было по весьма прозаичной причине - Ритца не представляла, о чем говорить. А раз молчал мужчина, то разговор так и не пошел. Полукровка потихоньку юркнула в свои мысли, машинально вышагивая чуть позади Флеуриса. Можно было достать кольцо, но... Нет, и потянувшаяся было к карману рука безвольно повисла. Не сразу тифлинг заметила, что они возвращаются к реке, что едва не стала последней колыбелью девчонки. Но мгновенно девчонка успокоилась - ей ли бояться речушки, находясь рядом с демоном? Правда, сам Флёр выглядел теперь отчужденным, и уж не поверить, что перед выходом из комнаты он и поцеловал, и отозвался лестно о ней. Ритца поежилась, предчувствуя поворот на очередную ссору или напряжение, от которых уже воротило. Что за ирония, почему она, желая покоя и тишины, вечно вляпывается во всякие приключения? Почему желая чего-то надежного и стабильного, она находится рядом с самым непредсказуемым существом в этом мире? И ведь за право оставаться в этом обществе она готова цепляться когтями до последнего. Полукровка заставила себя вспомнить истинный облик Флеуриса, что нес разрушение и был ужасающим в своей мощи. Ведь своими глазами всё видела Ритца, но чего в итоге испугалась? Не того, с кем столько времени спала рядом, с кем разделила ночь и к кому тянулась всей душой. Испугалась, Рилдир подери, что не знает, к кому испытывает свои жалкие чувства, над которыми трясется как птенец-дракончик над золотым! Испугалась, что не знает - все маски принадлежат одному или каждая маска - кто-то другой...
Бред.

Тифлинг поежилась, оправляя плащ, который набросила на себя, выйдя на улицу. Звеневшее молчание напрягало ее, но нарушать тишину первой всё так же боязно. Да и что говорить? Почему-то стоило заглянуть внутрь себя, и все мысли просто-напросто разбегались по сторонам, не давая себя поймать. Ужасное ощущение, когда хочешь чего-то сказать, а нечего. Может быть, достать кольцо, чтобы Лат чего подсказал? Ритца бездумно следовала за Флёром, как безропотная овца, и подпрыгнула, когда, в очередной раз шагнув, она ступила в воду. Поспешила отскочить назад, сбрасывая с себя оцепенение - настолько впала в мысли, что и не заметила, когда дошли до реки.
Кажется, кое-кто или забыл о присутствии девчонки, или демонстративно оставлял ее на берегу в гордом одиночестве. Тифлинг покосилась на мост, с которого рухнула в воду и едва не утонула. Нет, промокать еще раз ей хочется меньше всего. Она не светская дама на балу, чтобы переодеваться десяток раз за день. И пытаться преодолеть такое препятствие с грузом тем более не станет. Что за муха укусила демона, пока она громила комнату? Ах да, он же вообще такой...
Пф, ладно, Ритца не будет впустую тратить силы с угрозой попортить имущество или свою шкурку. Вещи по-удобнее устроила на плече, ладошки сложила рупором...
- Хей, великий и могучий! Непобедимый и... - тишина, посвященная ворошению своего лексикона, - эээ...
Поняв, что молчание затягивается, а мысль умная не приходит, Ритца помрачневше буркнула:
- Помоги мне. Пожалуйс-ста.
Да, она знает такое слово, пусть и прибегает к нему еще реже, чем к "спасибо". А уж корячиться из-за собственной гордости... Ей легче поискать брод, а это далеко небыстрое дело.

+1

150

Всё путешествие до реки прошло в полнейшем молчании. Напряжение между демоном и тифлингом можно было ножом резать, настолько он было ощутимо. Флёр считал, что он один раз попытался навести мосты, не получилось, ибо девчонка слишком задирает свой маленький зеленый нос, а потому к чертям эти мосты. Пусть горят. Пусть рушатся, как тот, что упал в реку. Чем больше демон думал об этом, тем сильнее убеждал себя в своей правоте и непреклонности. И когда перешел реку по воздуху, даже не замочив подошв своих сапог, и когда остановился, наградив Ритцу тяжелым взглядом, ожидая, пока она соизволит что-то придумать. А она плелась за ним, как побитая выдранная кошка, сохранившая огрызки хлипкого достоинства, и продолжала молчать. Только наступив в воду, очнулась. Поняла, что Флёр не собирается вести ее за собой тем же путем, каким прошел сам. Не собирается облегчать ей жизнь и задачу. А может быть, это очередное испытание или проверка того самого чувства собственного достоинства на прочность?
- Хей, великий и могучий! Непобедимый и...
Флёр сощурился. Ритца могла бы просто попросить его, раз уж на то пошло, но без этого ненужного пафосного бреда, тем более в свете последних событий это выглядело как издевательство. Надо ли говорить, что на  свое издевательство Ритца получит зеркальный в несколько раз приумноженный ответ? Даже если тифлинг ничего подобного не имела в виду, не думала как-то задевать Флеуриса или практиковать на нем свои маленькие колкости, тут уже, по всей видимости, проблема разности восприятий. Мужчина ощутил это по-своему. Это не потешило его гордость или самолюбие, будь комплиментом. Не задело оных, будь издевкой. Но стало своеобразным спусковым механизмом для того, чтобы перед Ритцей появился очередной непростой выбор.
Флёр не будет вести ее за руку и переносить через препятствия. Наоборот, пожалуй, подкинет еще одно.
- Помочь? - глухо поинтересовался он. Стоял, повернувшись к девчонке вполоборота, как будто никак не мог выбрать - пойти ей навстречу или уйти. И, к слову, по всему его виду можно было бы сказать, что он более склоняется ко второму варианту. Но несмотря на это произнес демон совсем другие слова, - хорошо. Разбегись и прыгай.
Это было очередное непростое испытание для Ритцы, вера во Флёра которой значительно пошатнулась за последний день. Прекрасно зная это, Флеурис не мог с точностью сказать, как поступит полукровка. Доверится ли она всецело демону, который ее вроде как предал, и сделает, как он предложил? Или не станет рисковать, понимая, что он вполне может в качестве урока заставить ее искупаться, а то и утопнуть. Кто поймет, что творится в голове этого безрассудного мужчины?

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ветродуй&Зелень. Опять? Снова!