http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » На войне все средства хороши


На войне все средства хороши

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 2,5 года назад
Место действия: Грес
Участники: Сатрашар, Ритца
Краткое содержание: длительная слежка группы грабителей за местным толстосумом приводит их главаря к званному ужину. Важное мероприятие требует особой подготовки и невероятной тщательности, поскольку именно на нем планируется выяснить время отсутствия жертвы в своем поместье. Без женщины на таком балу появляться нельзя, а тут подружка узнала об интрижке своего нареченного на стороне. Ссора с любимой вынуждает колдуна искать спутницу в более злачных местах, однако подельница должна быть новенькой, а ее репутация- абсолютно не прочной, ибо, узнай ее на мероприятии кто- то из бывших клиентов, и делу конец.

0

2

- Как ты мог, мерзавец, я ведь тебе верила?!- раздавался женский крик из- за двери одной из комнат в гостинице. Затем послышался лязг скоростного столкновения некоего хрупкого предмета о пол.
- Я думала у нас все по- настоящему!- продолжала истерить кудрявая блондинка, схватившись за кочергу.
- Думала она, ложась в койку с самым известным ловеласом в округе ,- иронизировал про себя мужчина, неторопливо перешагивая через черепки под ногами, но в целом не делая резких движений.
- И с кем: с моей лучшей подругой!- злилась женщина. Она совершала угрожающие пассы кочергой, яростно рассекая воздух все в большей близости от Сатрашара.
- Судя по тому, как охотно эта плутовка раздвигала ножки, вы точно лучшие подруги,- размышлял маг, не подавая ни звука. Он давно усвоил, что во время женских скандалов лучше помалкивать: оправдания тебя только унизят, а делу все равно не помогут.
- Эта мымра хвасталась ночью с тобой у колодца перед всеми моими знакомыми!- негодовала подруга, начиная метаться из стороны в сторону с кочергой в руке.
- Ночь со мной- отличный повод для бахвальства, так что я ее понимаю,- лыбился колдун, припоминая пикантные подробности недавнего инцидента.
- А я ведь действительно любила тебя!- выдала уже не девица прежде, чем уйти вон, даже вещи не собрав.
- А я любил деньги твоего папочки, пока он не преставился и не оставил все твоему брату. Старый черт мигом меня раскусил, а теперь смысла быть верным уже нет,- прикинул колдун про себя, с чувством совершения чего- то грандиозного смотря в след недавней любви всей своей жизни. Он запер дверь и разлегся на диване, пока не вспомнил важную деталь. Сат стремглав сорвался с ложа, пытаясь быстро открыть дверь. Трухлявый замок не поддавался, расшатанная ручка не выдержала слишком откровенных подергиваний в сторону и отвалилась, заставив колдуна выбить дверь ногой.
- Шарона, у меня завтра вечером важное мероприятие, я рассказывал. Сходишь со мной на него, а уйдешь тогда после него, хорошо?,- как ни в чем не бывало предложил волшебник, догнав девушку на лестнице и взяв ее за руку.
- Ты совсем бальной?!- взвизгнула она на всю гостиницу и, засадив каблуком по ступне Сатрашара, поспешила удалиться.
- Что это с ней сегодня?- прикидывал мужчина, разводя плечами в стороны.
****
Тем же вечером иллюзионист взял с собой деньги, мешочек драгоценностей бывшей и направился в бордель. На первом этаже гостиницы он присоединился к шумной компании, отмечавшей день рождения друга, поэтому в "храм любви" прибыл уже подшофэ.
В чисто убранном, опрятном доме, в котором всегда был приглушенный свет и полуобнаженные дамы, он подошел к стойке. Быстрый шаг по улице в дикий ливень полупьяным был не очень приятным завершением и без того скверного денька.
- Сат, я ведь говорила. чтоб когда- нибудь ты придешь ко мне,- встречала его пышногрудая хозяйка "Ласковой розы". Она облокотилась через стойку, выставляя прелести под глубоким вырезом бюста на показ избранному гостю.
- Жозель, в жизни случается всякое, ты угадала. Но сейчас мне нужен кто- то посвежее,- выдал осмелевший колдун, стирая дерзкую ухмылочку с лица давней знакомой.
- Как обычно хамишь,- констатировала она тоном счетовода, открывая учетную книгу,- Ты ведь знаешь, на девственниц всегда большой спрос, так что девочки в этом смысле малость потасканные, но я найду для тебя самых свежих- обслужат на высшем уровне ,- заговаривала ему зубы полная женщина в годах, схватив руку колдуна, чтобы неторопливо опустить ее на свою бюст.
- Жозель, я ценю твои усилия, но мне действительно нужно кое- что особенное ,- спокойно объяснял Сатрашар, полностью расслабив руку.
- Ладно, есть один вариант. Она не из наших, в городе проездом, я ее только что приютила- от ливня зашла укрыться. Должна же она еду и кров отрабатывать. Подожди на верху в комнате 7, сладкий, я сейчас ее приведу,- разъяснила женщина, внимательно следя за своим гостем.
Иллюзионист поднялся на верх и вошел в нужное помещение. Оно было скуднова- то обставлено: большая кровать, маленький столик и пара окон с покосившимися рамами. Сняв свой плащ и сапоги, колдун улегся на кровать. Девушки не было четверть часа, поэтому уставший волшебник прикрыл глаза и заснул, позабыв обо всем на свете. Его рубашка задралась вверх, оголяя плоский живот, а штаны в конец измялись, так что выглядел Сат абсолютно безобидно.

+1

3

Ливня Ритца давно не боялась. Скверные погодные условия могли подпортить настроение, надломить некоторые планы, вызвать отвратительную болезнь - простуду, от которой не было спасения даже тифлингу с ее-то иммунитетом. Но бродяжка очень легко могла укрыться или под ветхой крышей заброшенного дома, коих всегда отыщется в достаточном количестве, если уметь искать, или же просто затаиться в пышной кроне дерева, листья которого примут на себя основную массу дождя. Укрытий всегда было много, и только ленивый, лишенный фантазии останется мокнуть под обилием небесной воды. В редких случаях приходилось оставаться под буйствовавшим небом, когда дела не терпели отлагательств.
В борделе полукровка действительно скрывалась, но далеко не погода была тому виной, пусть и оказалась названа в качестве причины поиска убежища встретившей тифлинга хозяйке притона - ту пришлось долго умасливать позволить скрыться в стенах сего заведения, обещая ничего и никого не трогать под угрозой встречи со стражей, а так же подсобить с какой-то работой в случае чего. Денег, как водится, у полукровки с собой толком не было.

Ритца снова столкнулась с бывшими друзьями - бандой, которая не оставила бы ее в живых, встретив на своем пути. И пусть спасало то, что для главаря девчонка была названа погибшей, но двое других хищников из этой своры прекрасно знали о ее побеге - благодаря им полукровке удалось тогда воплотить безумный план. А жизнь научила очень дозированно доверять встреченным людям, поэтому тифлинг не удивилась бы предательству. И очень надеялась, что в таком месте искать ее никому не придет в голову.
В борделях ей, как ни странно, бывать практически не приходилось, пусть девчонка и имела некоторое отношение к древнейшей, как говорится, профессии этого мира, и этому были свои причины. Во-первых, Ритца ненавидела, когда заставляют силком с кем-то разделить ложе и страсть. Ей доводилось откупаться собственным телом и натурой для сохранности своей жизни, но подобные ситуации она сходу себе прощала, аргументируя тем, что не было иного выхода. Во-вторых, у нее за весь период жизни сформировались свои предпочтения, которым полукровка предпочитала по возможности следовать. Деньги в таком деле были приятным бонусом, а не конкретно заработком - по крайней мере, так девчонка это объясняла себе. Страхолюдина, при взгляде на которого тянет блевать, таким и останется, даже если будет протягивать целый мешок золотых. Грех такому позволять коснуться своей шкуры, уж куда интереснее облапошить и оставить без денег неудачника при иных обстоятельствах, а предаться похоти с кем-то куда более смазливым на мордашку. Наверное, избирательностью могла Ритца похвастать только к своим партнерам даже на одну ночь. Ко всему остальному она старалась быть неприхотлива и неразборчива, пусть и между крысиной тушей или буханкой свежевыпеченного ароматного хлеба постарается выбрать и заполучить второе.

В общем, укрывшаяся в обшарпанной каморке тифлинг ожидала чего угодно. Что прикажут мыть посуду, перестилать белье, где-то прибраться, вычистить уборную - что угодно из того, что побрезгуют делать другие. Но в жизни полукровка не думала, что ее попросят кого-то заменить или попытаются подложить очередному клиенту!..
- Нет, - категорично заявила Ритца, когда ее покой нарушили и высказали требования. Плевать, что эта дамочка в теле оказала огромную услугу беглянке, даже об этом не зная. Низкопробной шлюхой, которую может кто угодно, как угодно и когда угодно поиметь, тифлинг никогда не была, так это считала, и падать настолько низко не хотела. Даже если ее продали на ночь неповторимому красавчику - чисто из принципа, нет!
Жозель эта была далеко не дурой, дожив до своих лет и управляя заведением по оказанию услуг интимного характера, уговаривать умела, - в данном случае очень умело взять за горло в образом смысле, пригрозив и стражей, и уймой еще каких проблем - а потому тифлинг, пусть и злилась как бестия, но ничего не могла сказать в ответ, мысленно надумав просто вскрыть глотку наглецу, который пришел развлечься, и дать деру в окно. Ищи потом ветра в поле - лучше встреча с бандой, чем такое! Это, конечно, была минутная мысль, поскольку собственная шкура и жизни Ритце были очень дороги. Невероятно как.
Пускать в таком ширпотребном виде полукровку, разумеется, никто не собирался, а поэтому всё время было посвящено приведению в надлежащий вид. Тифлинг же попутно продолжала пытаться отбрыкнуться от таких навязанных обязанностей. Она бы и с боем начала прорываться на свободу, но слишком опасалась, что массовым кровопролитием привлечет лишнее внимание и окажется схвачена, если не убита на месте.
Вымытая, парфюмированная какими-то дешевенькими и слишком едкими для ее обостренного обоняния духами, от которых первые минуты слезились белоснежные глазищи, приодетая в откровенный, вызывающий и полупрозрачный наряд, что слишком хорошо подчеркивал ее нечеловеческую пластичность и гибкость, Ритца уныло плелась рядом с этой Жозелью, которая хотя бы не стала тащить ее силком под ручку прямо к дверям, чтобы сдать полукровку как вещь покупателю. Хозяйка лишь властно указала номер комнаты, оставшись в коридоре, а тифлинг, сдавленно сглотнув, бесшумной кошкой на цыпочках двинулась к двери. К гребаной судьбе на одну ночь, которую возненавидела уже заранее, даже не увидев, но уже отчаянно мечтая убить.

В комнату Ритца скользнула бесшумно, замерев на пороге на несколько секунд. Человек безмятежно дрых на кровати, а пары алкоголя полукровка чувствовала даже с такого расстояния своим подбитым от духов обонянием. Девчонка пару мгновений боролась с желанием подобраться поближе, чтобы удушить мерзавца прямо во сне. Он, быть может, был недурен на рожу для ее вкуса, но ни с кем сейчас переспать Ритца не планировала. Еще больше она уповала на то, что мужчина придет в ужас от экзотического облика тифлинга, который непривычному глазу мог показаться пугающим, а уж всеобщее отношение к отпрыскам демонов редко включало исключения.
Белоснежные, едва ли не сияющие в полумраке глазищи, загнутые кверху рожки, нежно-салатового оттенка кожа и острые клыки, за которыми таился раздвоенный язычок. Ах да, еще же смертоносные коготочки на правой руке, длинный хвост - ну разве такую возжелаешь? В обычное время тифлинг любила добиваться симпатии и комплиментов, вызывая своей лаской похотливую взаимность. Но сейчас она скорее даже боялась, что этому алкашу всё будет ни по чем. С другой стороны... Давно ли она боится оказаться слабее человека?
Бесшумно к спящему полукровка все-таки подобралась, стараясь не разбудить. Мебелью и изысками комнатушка похвастать не могла, но зато тут была подушка, которая необходима для спонтанного плана девчонки. Вся беда в том, что прямо на ней разлегся этот патлатый... Ладно, не урод, допустим. Пусть даже будет красавчиком, но особой симпатии тифлинг к нему не испытывала.
Мысленно досчитав до "три", уже стоявшая рядом полукровка выдернула из-под головы мужчины ту самую подушку, в один миг ей накрывая его лица и еще наваливаясь сверху, рассчитывая на последующее сопротивление.
- Ес-сли хоть что-то вякнешь с-сейчас-с - убью! - мрачно, но приглушенно (опасаясь, что Жозель может быть поблизости) рыкнула девчонка, и только потом ослабила свою хватку, надеясь на разумное сотрудничество, а не мордобой на месте.
- Не шуми, - предупредила Ритца.

+1

4

http://s7.uploads.ru/R3ML1.png

- Если навалиться всем весом и держать так подольше, можно вообще избежать действий, за которыми тебя сюда прислали,- раздался разочарованный голос мага, который появился у стены, облокотившись о нее плечом.
- Можно спрятать труп в доме, а за пару- тройку дней, пока он начнет гнить, исчезнуть из города,- продолжал он, скрестив руки на груди. Колдун не отводил глаз от девушки, буквально пилил ее взглядом сердитых карих глаз.
Сат всегда спал чутко. Стояло женщине или партнерше ночью повернуться, как он мгновенно открывал глаза. Не очень удобная особенность, но иногда очень нужная. Мужчина мгновенно проснулся, как только дверь открылась. Решив поглядеть, с чего начнет знакомство жрица, он исчез, оставив вместо себя клона на прежнем месте. Увиденное расстроило мага, а мгновение спустя его клон на кровати растворился.
- Неужели я должен вверять судьбу дела в руки этого... существа?!- с грустью размышлял он, принимаясь медленно двигаться к столику. Налив себе полный стакан вина, он отпил немного, расплескав алкоголь по рукам.
- На задании нужно доверять напарнику, а это... всадит мне нож в спину при первой же возможности и скроется. Как я могу ей довериться? Два месяца! Два месяца проклятой слежки, он вот- вот уедет! Шарона, почему ты оставила меня именно сегодня?! - негодовал Сат, допивая бокал. Мужчина взял всю бутылку и сел на подоконник, растянув ноги вдоль него.
- А отсюда отличный вид, труп можно скинуть в сторону кустов или закопать ночью, уже скоро стемнеет,- сказал он, вглядываясь куда- то вдаль, а потом резко повернул голову к девушке.
- Решила убить, так убивай сразу, не медля. А нет, так не балуйся попусту.
В голове мага пронеслись слова товарища, предлагавшего наколдовать себе спутницу. Поддержка такого долгого волшебства отнимет все силы и не позволит сконцентрироваться на своей части задания, получении сведений. Случайная спутница на улице могла быть узнана, потаскушку могут опознать быстрее, но к Жозель часто приводят молоденьких из сел около Греса. Почему именно сегодня нет никого подходящего, а единственный оставшийся вариант- полоумная истеричка?
Обычно, все всегда шло гладко: первая кража, первый срок, первое волшебство, первая женщина- все всегда давалось Сату легко, поэтому он не готов к серьезным осложнениям и ситуациям, требующих длительных размышлений, серьезных решений здесь и сейчас. Дай время, создай спокойную обстановку и этот парень у короля дочку уведет из- под носа так так, что та сама не захочет возвращаться, но сейчас времени не было.
- Бросить бы эту затею, да сил уйма убита. Неужели в этом долбаном городе нет ни одной женщины, которая бы мне подошла, что приходится связываться с этой?!- продолжал негодовать он, отпив с горла уже половину бутылки. Мир потихоньку расплывался, стены тихо покачивались, а в голове начинала играть музыка. Такая протяжная, уводящая с собой куда- то ввысь, но здесь, внизу, проблем было куда больше. Они (проблемы) не отпускали колдуна, заставляя все больше вязнуть в этом мерзком болоте из перманентных сложностей. Казалось, все складывается неплохо: информация о богаче пополняется, график передвижений хорошо известен, ужин, где он должен рассказать о времени своего отъезда и домик готов к опустошению, но даже в таком легком мероприятии, как подбор куклы, чтобы стояла рядом и кивала всем проходящим, даже здесь появилась загвоздка.
- Я скажу Жозель, что мне все понравилось, но за это ты мне будешь должна. Завтра вечером пойдешь со мной на встречу местных аристократов. Будешь изображать мою даму, пока я занимаюсь важными делами,- рассказал маг свои условия, медленно расшнуровывая мешочек с драгоценностями. Он утопил в нем пальцы, вытаскивая крохотный зеленый камешек, ограненный со всех сторон. Изумруд блестел на солнце, переливаясь в его лучах. Сатрашар окинул незнакомку взглядом и бросил камень в ее сторону.
- Справишься, получишь еще девять таких.
Мужчина встал с подоконника, чуть покачиваясь, опустил почти пустую бутылку на столик и проходя к двери, остановился рядом с собеседницей.
- Хочешь отказаться, отказывайся сейчас и гони камешек назад. Если же согласна, будешь ждать меня внизу таверны завтра на закате. От тебя требуется быть милой спутницей, которая улыбается прохожим. Понимаю, что поведение дамы для тебя сущее кощунство, но придется сделать над собой усилие ,- рассказал условия Сатрашар, зашагав к двери. Несмотря на алкоголь, говорил он нормальным тоном... или это тоже был наколдованный звук. Вопрос лишь в том, стал бы маг тратить силы, чтобы произвести впечатление на существо, к которому относится с нескрываемым презрением. Он дошел до двери, а напоследок обернулся, чтобы добавить:
- Снова попытаешься меня убить... тогда лучше откажись сейчас,- прервался он на угрозе, оглашение которой посчитал излишним. А потом уже окончательно удалился.

Отредактировано Сатрашар (27-08-2015 19:09:32)

+1

5

Вот такого поворота девчонка однозначно не ожидала. Пребывая в твердой уверенности, что в комнате нет никого больше кроме ее самой и спящего тела "клиента", она не сдержалась от испуганного взвизга, сопровождающегося рекордным прыжком на месте в добрый метр, если не больше, когда услышала голос за своей спиной. Обернувшись уже в воздухе, прижимая к себе подушку, словно спасительный талисман, тифлинг в изумлении уставилась на человека, который подпирал плечом стенку и глядел на нее с явным неудовольствием, а тон его пропитался разочарованием, словно мужчина ожидал чего-то большего, чем попытки убить... Его двойника?
Теперь Ритца с недоумением перевела взгляд на лежащего, который через секунду растворился прямо в воздухе. Столкновение с магом в ее планы не входило, а сейчас... Сейчас она привычно рванулась в самый омут проблем, не изменяя собственным традициям. Подушка, больше не удерживая руками, упала ей под ноги, а сама полукровка словно бы съежилась, пытаясь стать меньше.
- Я не хотела тебя убивать, правда! - тут же поспешила начать оправдываться тифлинг, мысленно подивившись тому, что глядел на нее мужчина равнодушно. В смысле, что не отплевался с презрением, что ему посмели подсунуть демоническое отродье или не пялился как на какую-то экзотическую зверушку. И пока не было ясно: хорошо это или сулит еще большую беду.
- С-слушай, - уже не поверить, глядя на Ритцу, что еще пару минут назад она угрожала убить за малейший шорох: сейчас девчонка стушевалась, глядела испуганно и, на всякий случай, жалобно. Делала всё, чтобы выглядеть безобидной бедняжкой. - Мы можем вс-се решить миром.  Я прос-сто ис-спугалас-сь, что меня отправили неизвес-стно к кому, чтобы...
Нет, но все-таки удивительно. Как ни в чем не бывало этот маг продефилировал к столику, наливая себе полный бокал вина: словно не воспринимал девчонку достойной угрозой для себя... Или обладал еще целой пачкой козырей в рукавах. Ритца, понимая, что имеет дело с иллюзионистом, чувствовала себя не в своей тарелке. С этой магической ветвью у нее были свои счеты, и полукровке весьма не нравилось, когда ее заставляли видеть то, чего не существует.
- Я не убивать хотела, - вякнула повторно тифлинг, отступая назад, к стенке. - Я договоритца пыталас-сь, но боялас-сь, что шуметь с-станешь...
Это уже прозвучало откровенно смешно, но дипломатия у девчонки всегда была на последнем месте в небольшом списке умений и достоинств. Тем более, что она действительно кинулась бы убивать сразу, имей такое желание. Да, оно фигурировало у нее по пути сюда. Так успела передумать! Жажда чужой крови вообще переходила на уровень какого-то инстинкта: спонтанно появлялась, а после затихала по велению воли полукровки.

Потом всё постепенно начало вставать на свои места. Честно говоря, вербовка на какое-то там задание у Ритцы впервые произошла в подобных условиях. Однако загнанная в угол (учитывая, что она постоянно пятилась назад, стараясь держать мужчину в поле зрения, то подобное выражение имело место быть уже в обоюдном смысле: образном и реальном) девчонка несмело кивнула на слова, что будет должна за такую услугу, а потом уже навострила остроконечные ушки, пытаясь понять, на что подписалась. Всё звучало ладно, просто и казалось идеальной обманкой. Особенно кинутый камешек, который Ритца рефлекторно поймала в кулак, рванувшись вперед. Раскрыв ладонь, она недоверчиво (иллюзионист же! Обмануть может!) уставилась на изумруд, а после перевела взгляд на человека. Впрочем, учитывая специфику его умений, то может и не человек скрывается под этой оболочкой...
- Идет, - медленно и настороженно проговорила тифлинг. - Надеюс-сь, что никакого обмана и гадос-сти не с-случитца?
Стоит ли говорить, что заветный мешочек, приятно постукивающий скрывающимися в нем самоцветами, удостоился алчного и заинтересованного взгляда, который потом с усилием переключился на глаза мужчины? Человек отступал к двери, продолжая говорить, дорассказывая условия задания, на которое Ритца уже согласилась. Оставалось надеяться, что ее не обманут: в руках не иллюзорная обманка, обещанные слова передадут хозяйке, а еще саму полукровку не сдадут или в лапы бывшей родной банды, или просто страже. Не то чтобы она была параноиком, но иногда умела додумывать кошмары на пустом месте.
Оставшись одна, девчонка растерянно расселась на кровати. Камень лежал на коленях, а сама она взъерошила пальцами копну черных волос.
Ее зовут сопровождать на каком-то там вечере аристократии. Тифлинга. Причем, если некоторым везунчикам почти ничего не доставалось от родителя-демона, то только абсолютной идиот в ее случае не обнаружит в ней присутствие темной крови. Полукровка не сдержалась от нервного смешка. Допустим, что под платьем (Рилдир подери! Ей придется надеть платье?!) легко скрыть присутствие хвоста, а длинный подол может скрыть и босые ноги - еще не нашлось в этом мире туфлей, от которых не начинали беспощадно ныть и отниматься ее стопы спустя минимум полчаса. Допустим, что можно создать причудливую прическу, которая скроет рога. Но... Глаза? Голос? Когти? Цвет кожи, что самое заметное?!
Девчонка откинулась назад, закрывая ладонями лицо. Вот попала, а? Был еще один вариант: просто свалить. Камень в карман, ноги в руки и ищи ветра в поле. Но потом Ритца припомнила обещание мужчины довести счет изумрудов до количества десяти штук и поцокала. Слишком соблазнительно, слишком. Нужно попробовать рискнуть... Забавно, что при всей страсти заполучить как можно больше цацек за свою работу, она дико начинает переживать и надумывать лишнее, если за простое задание обещают слишком щедрую оплату.
Выглянув наружу из комнаты, она уже не увидела того странного мага. Покачав головой, тифлинг вернулась обратно, потопталась там еще и наконец-то выбралась на улицу прямо через окно, рассудив, что может позволить себе такое: никаких вещей всё равно тут не остается, а ночевать в этой дыре желания не осталось, ровно как и задерживаться до вечера. А уж куда приткнуться на темное время суток сыщет она и так.

Изумруд себе, впрочем, оставить не удалось. Прикинув, что завтрашний вечер в обществе аристократов и назначенное время на закате солнца подразумевают или минимум времени для подготовки, или его полное отсутствие, девчонка пришла к горестному выводу, что разжиться имуществом для создания облика светской дамы (каждый раз при этой мысли ее начинал разбирать хохот) придется самостоятельно. Что ей, в принципе нужно?.. Платье. Платье, Рилдир подери!
- Отлично, - проговорила полукровка, двигаясь безлюдными улочками. - Я иду покупать платье. Ха, ха и еще раз ха!
Для начала полукровка озадачилась обменом камешка на монеты, и уж точно не в банк намеревалась идти по такому вопросу. Был у нее знакомый гном, который держал лавочку. Возможно, что в обмене он лукавил не один раз, однако курс держал выгодный и никогда не задавал лишних вопросов. Ему было плевать, откуда досталось кому-то сокровище или кто жаждет осуществить обмен. Матерый торгаш, в общем-то, который знает толк в своем деле.
От него тифлинг вышла вполне жизнерадостная. Если камень и был подделкой, то даже гном ее не распознал, а золотые в ее карманах были очень приятной тяжестью. Пришлось снова давить желание скрыться от мутного типа, который собирается тащить ее невесть куда.
Необходимым одеянием Ритца все-таки разжилась. С торговкой в лавке пришлось долго спорить: вначале она не желала иметь дела с тифлингом, потом подсовывала скорее тряпки, нежели что-то приличное, и лишь спустя пару часов перемериваний, ругани и мучительного выбора полукровка получила в свои руки темно-изумрудное платье длиной до самого пола. Главным плюсом было то, что под него не был нужен корсет и прочие прибамбасы, названия и назначения которых девчонка абсолютно не понимала. На один единственный раз этот вариант, по ее мнению, был идеален. Отчасти она себе даже понравилась в нем. Разумеется, что и черный плащ Ритца прикупила. Прошлый как обычно оказался слишком изношен, пришитием заплат девчонка себя не утруждала, так что от вороха тряпья предпочла просто избавиться, когда им пришел срок. Поразмыслив, перед самым выходом полукровка разжилась еще парой перчаток, которые вряд ли станут лишними.

Последующий день прошел в основном в сомнениях. Больше всего тифлинг не понимала, как маг сумеет осуществить свою задумку. Заколдует ее, что ли? Магические иллюзии казались полукровке всесильными. Но добровольно подвергаться магии ей не хотелось!.. Таверну, о которой говорил мужчина, она знала - вероятно, что речь шла о недалекой от борделя забегаловке. Вот недалеко от входа и выжидала сейчас полукровка, закутавшись поплотнее в плащ, накинув капюшон и держа в руках сверток с тем гребаным платьем. Сама она считала, что со своей стороны сделала всё возможное - не кожу же ей перекрашивать под привычный людскому взору телесный цвет? Что там из всех проблем остается? Окрас, наличие рогов, белоснежные глаза... Ну и самое главное: девчонка понятия не имела, что ей придется делать там. Строить из себя аристократку? Ха! Будет, что вспомнить! Манер в ней кот наплакал.
- Ну и где же он? - нервозно переминалась на месте девчонка, глядя на заходящее солнце. - Может, раздумал? - зябко поежилась она, с надеждой осматриваясь по сторонам.

+1

6

Вечер после возвращения из борделя маг провел в размышлениях. Он по обыкновению лежал, подложив руки под голову. Еще свежие воспоминания о произошедшем проматывались раз за разом. Незнакомка была симпатичной, хоть и выглядела помесью дьявола и лягушки. Первое впечатление очень часто становится штампов в людских знакомствах, на многие годы вперед создавая прочный фундамент или зыбучие пески во взаимоотношениях. Мужчина закинул одну ногу на другую и прикидывал, покачивая пяткой, какими выйдут последствия их вынужденного союза. В данном случае, первое впечатление было колоссально отталкивающим. Согласитесь, не очень- то хочется водиться со своим потенциальным убийцей. Но, чем больше зеленая дьяволица показывала себя, тем активнее отношение к ней менялось в лучшую сторону. Конечно, очень медленно, но все же сдвигалось с мертвой точки. Как минимум, ей хватило смелости начал реализовывать задуманное, а значит в сложной ситуации она не должна сплоховать. Довод неплохой только, если уверен в человеке. Говоря о зеленой незнакомке, подобной уверенности не было.
После того, как девица была поймана за руку, она не особенно растерялась, а быстро попыталась выкрутиться и придумать правдоподобную ложь. Эта находчивость также пригодится, но обстоятельства, при которых вскрывались все эти женские качества, не позволяли объективно взглянуть на факты. Колдун решил, что тыл этой зелени подставлять не стоит. По крайней мере, пока не будет уверенности, что она не всадит в него нож и не сбежит с драгоценностями. И, хотя девушка всеми правдами и неправдами отвергала свое желание пустить кровь иллюзионисту, желание отрастить глаза на спине одолевали его все сильнее.
- Ваша ванна готова,- - раздался писклявый девичий голос из- за двери. Дождавшись, пока шаги в коридоре окончательно заглохнут, Сатрашар поднялся на ноги и вышел из комнаты. На втором этаже гостиницы за поворотом от комнат находилась огромная бадья. Мужчина разделся, бережно уложив вещи рядом, и вошел в воду. Она оказалась почти холодной, но звать хозяйку и жаловаться на плохо оказанную услугу как- то не хотелось. Прикрыв глаза, он ушел в воду с головой. Вынырнув, авантюрист ладонью вытер воду с лица, убрал волосы назад, чтобы не лезли в глаза и какое- то время нежился в воде, констатируя, что она остывает с каждой минутой все быстрее.
Неприятные мысли постепенно улетучивались, однако волнение за завтрашнее мероприятие не давало полностью расслабиться. К сложностям реализации плана по выманиванию сведений добавилась еще и опаска за девушку. В определенный момент колдун вообще пожалел, что взял ее, но вскоре вспомнил, что дело для него слишком сладкое, поэтому можно попытаться потерпеть. Глаза зелени заблестели при виде драгоценностей, она не отводила взгляда от заветного мешочка, а камень подхватила так ловко, будто это инструмент в руках опытного жонглера.
Вернувшись в свою комнату после омовения, Сат долго выбирал себе наряд из сундука среди подарков от неудавшейся жены. Остановился он на изысканном темно- зеленом дублете, расшитым серебряной нитью, и строгих темных бриджах. Ложась спать с чувством выполненного долга (велико дело- выбрать наряд) авантюрист быстро провалился в сон. Подробности его видений, вылившихся в погоню за ним зеленого чудища, он никому не раскрыл. Проснулся после рассвета и остаток дня, надо признаться, ни черта особенно не делал. Голова раскалывалась после вчерашней попойки, поэтому утро колдун начал с того же самого алкоголя- в лечебных целях. Правда, тут было важно не переборщить, поэтому более бокала вина маг себе не позволил. Иллюзионист встретил тифлинга внизу, хотя надеялся, что та сама поднимется. Вопрос о том, что девице может быть просто не известен точный адрес своего подельника в данном случае даже не поднимался. Он окинул знакомую оценивающим взглядом, быстро сориентировался в ситуации, обратив внимание на сверток и, взяв Ритцу за руку, молча повел наверх, к себе, озираясь по сторонам.
Напарница вскоре стояла посреди комнаты, однако понадобилось обойти ее несколько раз кругом, чтобы запомнить контуры тела и все детали. Вскоре магические пассы руками и шепот заклятий создали в комнаты плотную белую дымку. Когда она начала понемногу рассеиваться, тифлинг выглядела вполне по- человечески: белая кожа, отсутствие рогов и маленькие аккуратные ушки, которые прятались под рыжими волосами.
- Побочное действие заклятия,- спокойным тоном констатировал колдун прежде, чем добавить,- Не идеал, конечно, но лучше твоего предыдущего цвета уж точно.
В очередной раз подойдя к окну, маг вышел из помещения, оставив Ритцу в комнате в гордом одиночестве. Сам колдун скидывал кожу прямо в коридоре, у лестницы. Кроме одной дамы преклонного возраста, стыдливо прикрывшей глаза ладонью, мимо никто в любом случае не прошел. Выход демонессы из комнаты застал Сатрашара перекинувшимся через подоконник.
Элегантно взяв даму за руку, парочка спустилась вниз. Таких пристальных взглядом зевак, набившихся в трактир немного опохмелиться, тут вряд ли помнили. Когда двое новоявленных аристократов спустилась вниз, на улице их ждал экипаж и карета, запряженная двумя лошадьми. Ко всему этому счастью добавлялся молоденький кучер, то и дело натягивавший широкую шляпу на лицо. Усадив даму первой, колдун поднялся за ней, держа ровную осанку и совершая все движения неторопливо, но четко.
- Не делай резких движений, не на кого долго не смотри. Отводи глаза если посмотрят на тебя. Если начнут разговор, кивай и предоставь все мне. Если меня не будет рядом, вежливо отделайся от собеседника. Лучше прослыть чуть грубой, чем позволить вывезти себя на чистую воду ,- заметил иллюзионист, держась за потолок транспортного средства на повороте. Место назначения было неподалеку, поэтому при желании до него можно было бы добраться пешком, но карета- это роскошь, а не средство передвижения.
Парочка покинула экипаж, медленно двигаясь ко входу в изысканное здание. На пороге стояла стража и холодок пробежал по телу волшебника. Он на мгновение замедлил шаг, но вскоре взял себя в руки и подошел к распорядителю мероприятия. Все другие гости называли свои имена и титулы, колдун же уверенно кивнул и получил одобрительную улыбку организатора мероприятия. Внутри было много места, но еще больше людей в ярких одеждах и с напитками в руках. Они разбились на маленькие группки, поэтому втиснуться к кому- то было нелегко. Четверть часа блужданий привели двух авантюристов к цели. Толстый аристократ в красном халате на восточный манер и тюрбане с зеленым пером ярко выделялся из толпы, однако при такой плотности людей найти его удалось не сразу. Рядом стояла худенькая женщина лет за сорок в длинных одеждах более тусклых тонов. Изысканный шелк контрастировал с отсутствием у нее всякой фигуры, чем придавал ей схожесть с тростью старика.
- Я тебе не все сказал: ты нужна мне не только, чтобы проникнуть сюда. Твоя основная цель, раскрутить этот бурдючок на сведения о его отъезде,- не моргнув рассказал о новых условиях Сатрашар, подходя к своей жертве с Ритцей за ручку.
- Любезный лорд Банифас, вам должны были обо мне доложить,- начал лебезить колдун, сделав короткий поклон.
- Ах, да- да, что- то припоминаю. Вы тот самый толковый юноша, у которого ко мне дело.  Увы, в подобной обстановке я никаких решений не произвожу,- парировал толстяк, переведя взгляд на дьяволицу. Хищные глаза лорда пожирали взглядом прелести зеленой, буквально раздевая ее в своих мыслях. Сат уловил удачный момент и решил подыграть.
- Нет, что вы, я и не думал докучать вам делами в такой день. Разрешите пригласить вашу супругу на танец. В наше отсутствие моя спутница почтет за честь составить вам компанию,- заявил колдун, уводя жену Банифаса в середину зала. Напоследок, маг подтолкнул Ритцу за талию вперед, дабы она была пораскрепощеннее с источником сведений.
Несколько минут спустя иллюзионист уже бодро шутил с доселе хмурой женой толстяка, прижимая ее к себе теснее принятого на танцах обычая, однако глазами он искал свою бывшую спутницу.
- Только не избей его и не запори все дело!- нервозно прикидывал он про себя, другой частью мозга строя план, как бы выудить информацию из жены незадачливого лорда.

Отредактировано Сатрашар (28-08-2015 21:21:12)

+1

7

Смиренно ожидая около входа в таверну как верный пес хозяина, девчонка успела пережить множество кошмаров, на которые не поскупилась ее фантазия, генерирующая теперь самые беспощадные идеи и возможности развития событий, что призывали незамедлительно дать деру отсюда, пока никто не покусился на драгоценную хвостатую задницу. Самым очевидным вариантом, который пришел в голову крайне запоздало для осторожного и разумного существа вроде Ритцы, промелькнуло подозрение, что на ее след вышла банда и теперь заманивала в ловушку, подкупив самой простой и безотказной приманкой: нанять для спонтанно придуманного задания, пообещать соблазнительную плату, развеять сомнения щедрым авансом и потом просто взять тифлинга живой, тепленькой и застигнутой врасплох. От таких предположений сердце вначале покрылось инеем, потом словно окунулось в пылающую магму и завершающим этюдом трагично ухнуло вниз куда-то к пяткам огненно-ледяным комом, а сама полукровка едва ли не заскулила от ужаса вслух, удерживая дрожащими руками сверток с платьем и перчатками. Самым последними бранными словечками она попеняла себя, этот город, бывших друзей и, на всякий случай, странного колдуна, которого никак не могла дождаться, не знала его имя и от страха уже очень смутно могла припомнить его лицо, от всего которого в памяти отпечатались только глаза: карего цвета и очень сердито глядящие, что никоим образом не добавляло храбрости.
Потом тифлинг начала ругать себя за неосмотрительность. Ведь она уцепилась в первую очередь не сколько за шанс подзаработать, а за надежду не оказаться выкинутой с привлекающим всех шумом из своего укрытия по причине несговорчивости и невыполнения условий договора, согласно которому она получала недолгий кров в обмен на некоторую помощь и определенные услуги. Промотав в голове вчерашние события, теперь Ритца озадачилась самым главным вопросом: почему она оказалась избранной для сей миссии и как этот маг вызнал о ее присутствии именно в этом месте? Девчонка на тот момент не догадывалась, что причина была проста: всё было построено на случайности и воле случая, а не поисках конкретно ее личности. В общем, Ритца неумолимо приходила к выводу, что заполучила кота в мешке вместо обычной работенки на уровне "убей - получи денежки" или "принеси ту штуку, потом ту, а теперь вон ту и тоже получи денежки".
К слову говоря, прождать полукровке пришлось не два часа, не час и даже не половину сего времени, а ровно десять минут, по истечению которых было странно, что черные патлы не засеребрились седыми прядями, а дрожащие ноги продолжали удерживать девчонку в вертикальном положении.
Увидев приближающуюся фигуру, которая направлялась несомненно прямо к ней, Ритца вначале обрадовалась - мучительное ожидание подошло к концу, потом испугалась - после мучительного ожидания могло настать время чего-то такого же мучительного, а после секундных размышлений обрадовалась снова - просто потому что это чувство было приятнее и более обнадеживающим. Двигаясь с удивительной для своего характера и нрава покорностью без попыток с негодующим шипением вырвать зеленую ладонь из хватки мужчины, тифлинг разрывалась изнутри от сотни вопросов по поводу предстоящий работы и тысячи желаний заполучить гарантии, что после всего останется живой, целой, в здравом уме и рассудке, а так же без кандалов, сомкнувшихся на ее запястьях. Молчание же этого странного типа, имя которого она не знает (!), пресекало на корню все попытки расспросов и получения обещаний о целостности своей шкуры. Девчонка на всякий случай мысленно себя уже похоронила, потом ощутила прилив негодования за преждевременно сложенные лапки в жесте бессилия и в итоге заставила себя молчать не испуганно, а гордо и надменно, продолжая удерживать злополучное платье в свободной руке. К слову, со стороны разница в вышеуказанных типах молчания заметна не была.
[AVA]http://cs624429.vk.me/v624429219/423f1/5wCv85iUYD0.jpg[/AVA][STA]ШТО ПРОИСХОДИТ, ШТО ДЕЛАТЬ??? О_О[/STA] [NIC]Прынцесса Зелень![/NIC]
Оказавшись уже в комнате, первым делом тифлинг устроила сверток (который до сих пор практически не помят, что удивительно) на сиротливо пустующем стуле, на спинку которого и скинула с себя плащ - всё это, разумеется, без запросов разрешения на проведенную деятельность. Оставшись перед волшебником во вчерашнем наряде, в котором так и убежала в окно, но уже значительно потрепанном суровой уличной жизнью, Ритца с долей смущения откашлялась, собрала в кулак былую свою нагловатую хамость и ехидно поинтересовалась:
- Ну, вот вс-сё идет пока по плану, но не думаешь ли ты, что твои хваленые арис-стократы не приметят во мне демоничес-скую кровь? Или же у вас-с там такое развлечение: кто более примечательного тифлинга вытцепит, ммм?
Беспокойство ее было обоснованным. И пусть можно: головной убор, доставшейся в наследство от папочки-демона, скрыть прической - которая имеет свойство некстати растрепываться; кожу цвета молоденькой листвы выкрасить какими-нибудь белилами - которые вполне могли обсыпаться, смазаться или измазать всё вокруг любым прикосновением; хвост укрыть в виде пояса или обвить им свою ногу - уследить за траекторией этой конечности в моменты волнения, испуга и прочих сильных эмоций практически невозможно; а уж раздвоенный язычок и соответствующая шипящая, рычащая и "тцикающая" речь и подавно выдавали в ней не самую желанную гостью на светских сборищах.
Колдун же вышагивал вокруг нее, и взгляд его, общупывающий каждый контур тела, больше был деловой, нежели распущенный и пошлый. Девчонка забеспокоилась.
- Ты что делать вздумал? - нервно переступая на месте и поводя хвостом, спросила она, а увидев, что мужчина начал явно творить магические пассы да еще сопроводил непонятные жесты речитативом заклинания, Ритца взвизгнула, - ты чё это, колдовать меня надумал! Да я тебя, йиу!..
Что-то предпринять она попросту не успела, потому что комнатушку овеял туман. Или ей казалось, что тут появился туман: хрен разберет этих иллюзионистов, Рилдир их всех сожри на завтрак!.. Почему-то сразу защипало глаза и запершило в горле, так что девчонка зашлась кашлем, зажмурившись. Хотя не исключено, что это сработало самовнушение... По крайней мере она не чувствовала боли или каких-то особых изменений в себе. В лягушку никто не превращал, на том и спасибо.

Когда магическая муть спала, девчонка глянула в зеркало, потом охнула, ахнула, ойкнула, всплеснула руками, убедилась, что именно свое отражение там видит и ошарашенно замерла: размышляла, не то восхищаться, не то пугаться тому, что подобная внешность может остаться на ней навсегда. Или это хорошо? Аристократичная белизна кожи, непривычно цветные глаза, что обзавелись зеленой радужкой и точками зрачков, пышная грива бесстыжего рыжего цвета.
- А это надолго? - нервно спросила Ритца и с долей облегчения обнаружила, что голосок остался прежним. Правда, это означало, что придется следить за словечками, подбирая такие их комбинации во фразы, что ее истинная суть не раскроется. Тифлинг шумно и взволнованно вобрала воздух, готовясь обрушить целый шквал вопросов, но внезапно озадачилась. В частности она обеспокоилась пропажей рогов и хвоста, хотя ощущения организма всячески ее заверяли, что необходимые элементы (или просто привычные и в чем-то дорогие сердцу) никуда не делись со своих насиженных мест. Чувства говорили одно, отражение же напротив доказывало глазам совсем другое. Ощутив когнитивный диссонанс, полукровка едва не сошла с ума, впадая в очередную панику.
- Нормальный у меня тцвет был! - запоздало фыркнула Ритца, однако уже оказалась совершенно одна в комнате. Покрутившись еще перед зеркалом, тифлинг нервно прикусила губу, жалобно скульнула и уныло поплелась к стулу, чтобы облачиться в свое зеленое одеяние - единственное напоминание о дорогом прошлом, если не считать теперешний окрас радужки глаз.

Уже одетая девчонка бесшумно и как обычно босая (что совершенно не было заметно под длинным подолом платья) вышла из комнаты, оказалась в один миг подхвачена под руку и поведена куда-то вниз. К превеликому счастью, смущаться и стесняться она разучилась крайне давно, но какую-то неловкость чувствовала достаточно явно. В частности, было очень нелепо ощущать на себе заинтересованные, восхищенные, завистливые и прочие взгляды без привычных унизительных возгласов и желания кинуть хотя бы камнем, а в идеале тухлым помидором. Вспомнив о своем аристократском и гордом видочке, Ритца как могла расправила плечи, придала своему выражению лица образ надменного высокомерия и пыталась ступать чинно и важно, будто была сама королевишна.
Уже в карете, успев до того застопориться перед дверцами и искренне не соображая, что этикет призывает девушку войти в сей транспорт первой, тифлинг выдохнула, тихо пискнула от избытка от эмоций и громким шепотом поинтересовалась.
- Как к тебе обращатца-то хоть?

Обилие рекомендаций и наставлений вновь уверили полукровку, что всё слишком серьезно, а провал карается минимум смертью. Болезненно скривившись, девчонка прошляпила поворот и слегка навалилась на колдуна по чистой случайности. Снова поддаваясь мелкой дрожи, к которой теперь добавилось и заикание, она захлебнулась обилием мыслей и пугающих вообразимых ею последствий такой авантюры. Ритце крайне хотелось уточнить некоторые моменты, но получалось из себя выдавить лишь жалкое мемеканье и всяческие "а... а... а как...".

Неловко выпавшая из кареты по приезду Ритца увидела обилие знати, пестрящее всевозможными нарядами и роскошью, вгляделась в их аристократические движения и уверенность, расслышала манеру изъясняться и ощутила жгучее желание свалиться в обморок прямо на месте, рассчитывая каким-нибудь образом провести в бессознательном состоянии всё время. Еще больше она надеялась, что ее спутник озвучит титулы, имя, должность и хоть какую-то информацию, которой и сама девчонка сумеет оперировать, однако волшебник отделался сдержанным кивком, получил в ответ доброжелательную улыбку и разрешение пройти внутрь. Тифлинг, сокрытая в образе милой дамочки, попыталась вести себя естественно для местного общества, но чувствовала, что сейчас лопнет от обилия эмоций и катастрофически боится облажаться.
Чужие голоса, смех, звон бокалов, музыка где-то вдалеке, яркое и красочное убранство вокруг в один миг оглушили, ослепили и дезориентировали полукровку, сделав из нее послушную и кроткую спутницу, которая лишь вытаращив глаза и отчаянно крутя рыжеволосой головой неотступно следовала за работодателем, боясь потерять его из виду.
- Что?! - услышав внезапно всплывшие новые условия, не сдержалась от приглушенного взвизга девчонка, осеклась, прижала пальцы свободной руки в перчатке к губам, затравленно покосилась на волшебника с испугом, потом перевела взгляд на толстяка и сдавленно икнула, практически незаметно. У нее даже стопы вспотели от волнения, кажется!..
- Д-добрый вечер, - как могла обворожительно пролепетала она, старательно пытаясь укрыться за спиной чародея, который уже сбагрил ее на танец в общество... Что?! Танцевать?!
Ритца ощутила вторичное желание свалиться в обморок прямо на этом месте. Мелко дрожа, широко раскрыв зеленые глаза, она с диким ужасом проследила за отдаляющейся спиной своего покровителя, потом уставилась на своего партнера по танцу.
О, да она же... Она... Она понятия не имеет, что ей сейчас делать! Да, доводилось от обилия дурмана в крови лихо плясать на столах, скидывая кружки на пол, но то ведь совсем иное! А тут как-то что-то переступать, как-то держать руки, что-то говорить...
- Мамочки, страшно-то как! - мысленно всхлипнула тифлинг, уже оказавшаяся в чужой власти. Выдавив обворожительную и предельно далекую от мученической улыбку, она то и дело косила взглядом в сторону других танцующих пар, чтобы скопировать их движения, и решила выступить инициатором разговора.
- Вы... - абсолютно? совершенно? какое слово подобрать?! - ...очень правы в... - своем? - ...вашем решении отложить... - все? - эти... - скучные? - ...унылые дела на потом в этот волшебный вечер, - мужественно выдала девчонка, снова улыбнулась и мысленно обрекла себя на провал. Впрочем, вкупе с картавостью и странной манерой речи можно было сослаться, что она прибыла из далеких краев и просто недостаточно хорошо освоила местный язык... Она не придурошная, это же просто акцент, ага?..

Отредактировано Ритца (29-08-2015 09:01:56)

+1

8

Вечер неторопливо тянулся, хотя казалось, что он вообще не движется. Волнение растягивало каждую секунду, а тревожные мысли, проносившиеся в голове, иллюзорно выдавали минуты за часы. В большом зале лорда Банифаса собралась местная знать, поэтому и порядок был соответствующий: жесткий контроль гостей на входе, у каждой двери стояло по стражнику, пристально вглядывавшемуся в толпу в поисках неожиданностей. Сюда бы еще досмотр личных вещей, но, в виду высокого положения людей в городском обществе, до такого не дошло, что не могло не радовать колдуна и его команду. Вместе с тем, в среде развлекающихся лордов были рассеяны засланные люди, также следившие за порядком, но уже изнутри. Они пили, шутили и танцевали, неусыпно контролируя свой сектор помещения. Распознать их даже внимательному взгляду было сложнова- то, поэтому приходилось подозревать каждого, видеть опасность в любом шорохе, тени или руке, неожиданно оказавшейся на твоем плече.
- Г-господин Сатрашар, а у вас много женщин?-обратилась к колдуну его партнерша по танцу, из- за опьянения растягивающая некоторые слова. На таких серьезных мероприятиях женщины ведут себя скромно, однако жена хозяина вечера, вечно обделенная вниманием, не устояла перед просьбой молодого кавалера скрепить вечер выпивкой. Мужчина хорошо играл свою роль, корча из себя балагура и лицедея, в сознании сохраняя трезвость ума.
- Будь вы моей женщиной, я бы не покидал вашей спальни ни на минут. Уверен, ваш муж в этом вопросе мной солидарен- лебезил Сат и, кажется, удачно посаженное семя начало потихоньку давать всходы. Судя по не совсем корректной координации движений, семя уже проросло, однако ответов на столь важные вопросы пока что дано не было, что, однако, не печалило иллюзиониста. Он раз за разом продолжал уводить беседу в нужную для себя сторону, разбавляя этот процесс очередным стаканчиком. Сам маг лишь мочил губы, однако зоркие глаза неустанно следили, чтобы уважаемая леди таких фокусов не выкидывала.
- Ах, дорогой мой, если бы... Но в нашей спальне... ик... он делает лишь одно: записывает все в свой проклятый дневник перед с-сном,- опечалилась аристократка, уже начиная конкретно так не попадать в такт танца. Ее тело во всю шаталось, а танец напоминал куда больше предсмертные конвульсии последнего бродяги. Если бы не твердая рука колдуна, женщина не смогла бы стоять на ногах самостоятельно более минуты. Хорошо, что вокруг была уйма занятых людей, и это не так бросалось в глаза, однако некоторые любопытные зеваки опьянение хозяйки дома заметили. Будь это базарная площадь, скандал поднялся бы сразу, но те немногие утонченные аристократы лишь отводили в сторону глаза. делая вид, что ничего не увидели.
В конце концов перебравшая барыня соединила руки в замок за шеей Сата и буквально повисла на нем, прижавшись щекой к мужской груди. Охоты держать сие чудо было с каждым мгновением все меньше, однако подобная вольность могла бы окончательно похоронить надежды обчистить этот самый домик. Пьяная женщина, которая к тебе прижимается- не самое плохое продолжение вечера для большинства мужчин, но Сат был другим. Невероятно избирательный и критически оценивающий все на свете, маг позволял увядшей женщине в годах откровенно к себе клеиться. Даже чудное платье из тончайшего шелка не могло сделать ее абсолютно непривлекательные формы хоть немного лучше. Но запах, запах был великолепен. Маг точно не мог понять, что это именно за набор ароматов, но догадывался, что дело не только в безумно дорогих духах из редких цветов, но и в ароматических ваннах или тому подобной ереси, за которую любая женщина продаст душу привратнику подземного мира. Закрыв глаза, колдун  попытался отстраниться от происходящего. Задание, цели и действия становились уже не так важны. Каждую секунду переступая через себя, он ощущал, что теряет часть своей души. Многое сейчас зависело от напарницы. Оставалось лишь надеяться, что она не наломает дров. С попыткой споить жену Банифаса авантюрист переборщил, ибо сейчас она даже своего имени вспомнить не могла. Придется довольствоваться теми крохами скудной информации, что пришлось добыть, но это после. Сейчас нужно как- то протянуть в не самой приятной компании. Мужчина двигался с закрытыми глазами, однако их срочно пришлось открыть, поскольку партнерша наступила ему на ногу и чуть не завалила на пол обоих. Взяв женщину за талию покрепче и прижимая к себе, с далеко не первой попытки колдун попытался, наконец, отстраниться от мира. Приятный запах создавал нужное впечатление, унося нашего героя за облака, где он кружился с прекрасной девой в более приятном танце. Лица ее видно не было, все было будто в тумане, но уникальные ощущения от этой встречи наводили на приятные мысли. Все звуки вокруг соединились в один протяжный, гипнотизирующий, а запах ее духов становился ароматом всего мира. Сат улыбнулся, вспоминая, что продажные женщины тоже так часто делают. Но рассмешила его не эта мысль, а воспоминание об одной знакомой, уверявшей, что для нее таким объектом визуализации является сам колдун. Возможно, они говорят так всем, кто им платит, но Сатрашару ласка распутниц всегда доставалась бесплатно.
На мгновение дымка в сознании колдуна рассеялась, и лицо спутницы стало видно, однако рыжая копна, рога и хвост заставили опытного авантюриста ужаснуться. Ни сколько самому образу, сколько подобной крамольной мысли, проскользившей в его голове пусть и на мгновение. Зелень была недурна собой, однако до образа безмятежных бдений явно не дотягивала. От этого лица хочется получать удовольствие, а в ее компании на душе всегда спокойно, новая же знакомая колдуна производила диаметрально противоположное впечатление, заставляя волноваться за ее действия каждую секунду. Слишком многое было поставлено на карту, чтобы вот так легко позволить абсолютно незнакомой девушке войти в самую ответственную часть дела, которому предстояли месяцы подготовки.
- По крайней мере. она не сбежала сразу, как только я рассказал ей продолжение. Возможно, обещание награды выполнило свою роль,-размышлял колдун, неторопливо убаюкивая в своих объятиях изрядно перебравшею леди- жену Банифаса. Что же, даже такие сильные на публике женщины имеют право расслабиться в хорошей компании. При других обстоятельствах колдун не побрезговал бы шантажом, дабы вытряхнуть из дамы побольше денежек за секрет. В этом деле гораздо лучше сыграла бы супружеская неверность, однако этот план был запасным вариантом, ибо пока что наклевывалась рыбка куда крупнее. Решив пока что избегать мыслей о том, каким будет происходить процесс измены любимому лорду- мужу, Сат рыскал взглядом по залу. Он уже приметил парочку мутных типов, один из которых больше часа стоял у столика с едой, так ничего не взяв, а второй слишком подозрительно на всех глядел. Дабы избежать взглядом их любопытных глаз, иллюзионист увел свою партнершу вглубь помещения, поэтому напарница была давно потеряна из виду. Можно было махнуть рукой и бросить девушку один на один с проблемами, мол, пусть сама выпутывается. Разведет толстяка на сведения- хорошо, нет- так ни черта не получит, но ситуация изменилась. В начале вечера казалось, что делу конец и Ритца провалится, но ее неожиданная выдержка и целеустремленность внушали определенную надежду на успех, пусть и призрачную. Раз пока что не поднялось никакой шумихи: хозяина вечера не вынесли вперед ногами и никто из стражи не активизировался, возможно, дело потихоньку движется и волнения на этот счет были необоснованными. Так или иначе, напарнице нужно было помочь, поэтому маг решительно настроился перейти на второй этап плана.
Он освободил правую руку, ввел ее в нагрудный карман и, нащупав внизу платок, картинно вынул его, выпрямив руку почти до конца. Белая ткань скользнула над головами гостей лишь на мгновение, но этого было достаточно, чтобы запустить процесс решающих в будущем событий. Сразу после Сатрашар принялся перемещать свою уже не совсем адекватную партнершу по танцам в самый край зала, решив притормозить у одной из стен. Внимание колдуна привлек человек с подносом в руке, разносивший закуски. Одного взгляда хватило, что юноша двинулся к нашему герою, произнеся стандартную и уже изрядно надоевшую за вечер фразу:
- Не желаете перекусить?- проговорил он высоким, почти женским голосом. Сказывался юный возраст.
- Желаю, но только не я,- ответил маг, бесцеремонно утопив руку теперь уже в его нагрудном кармане. Вытащив оттуда маленькую склянку с фиолетовой жидкостью, иллюзионист спрятал ее в рукаве. Мальчика- прислужника подобные действия ни чуть не удивили. В толпе это вышло незаметно, а стена сзади и спина юноши спереди сделали этот процесс абсолютно не идентифицируемым.
- Леонель... Отлично справился с каретой, но поворот надо будет отработать еще,- бросил колдун напоследок своему подельнику, даже не заметив его исчезновения буквально в следующее мгновение. Что же, смена подрастает достойная.
- Госпоже нездоровится. Приказано проводить ее в покои,- официальным тоном проговорил Сат, вверяю пьяную хозяйку дома в руки одного из стражников. Тот, сначала потупил взгляд, потом вспомнил, что ему приказано не покидать пост, и лишь после угроз расправы над ним лорда подхватил нерадивую леди, всю дорогу до поворота к лестнице ворча на весь мир. Что же, теперь одна дверь была незащищенной, поэтому проникнуть в здание для группы преступников будет проще. Главное, чтобы она додумалась воспользоваться именно этим входом, ибо вокруг их было четыре и все соединялись в главном коридоре.
Сердце билось, как с ума шедшее, капелька пота проскользила по лбу волшебника, а виски буквально разрывались от не вовремя начавшейся головной боли, по обыкновению Сатрашара. Самое главное, что дело еще даже не дошло до конца. Это только середина подготовительного этапа, а мандраж из- за высоких ставок такой, что хочется сквозь землю провалиться, лишь бы больше ничего не делать. В определенный момент колдун хотел послать все куда подальше, а тут еще и окно первого этажа было так близко: нырни да забудь все, что происходит, но первым, что отбросило  эту мысль, была доселе подозрительная спутница. Маг нашел ее там же, где и оставил, рядом с Банифасом и девушка, предоставленная сама себе, буквально брошенная на произвол судьбы, абсолютно не готовая к такому повороту не сбежала, продолжала общение. Ей приходилось тяжелее, ибо она даже не представляла, что ей предстоит, но она все еще выполняла свою часть плана. Безусловно, были и другие, более весомые доводы, но на удивление осознание именно этого факта пришло в голову мага первым.
Он размял кисти, двигаясь в сторону Ритцы и хозяина вечера. Солнце давно исчезло, уступив место на небосводе луне, однако никто из гостей не спешил расходиться. Вечер обещал быть долгим, да и вечером он был лишь по названию. С астрономической точки зрения правильней было бы сказать- ночь. Слуги начали зажигать свечи, рассеяв уже заставивший привыкнуть к себе полумрак, ритм танцев потихоньку замедлялся, изобличая людскую усталость. Основные силы гостей были потрачены на активное начало, однако серьезная работа для колдуна только начиналась.
Долго наблюдая за своей напарницей и ее "кавалером", Сат улучил момент, когда рыжая удалилась к столику с напитками. Время, пока они с Банифасом были разделены, идеально подходил  для проведения задуманного.
- Не шевелись,- шепнул он на ушко подельнице, неожиданно появившись у нее за спиной. Рука уверенно взяла ее за талию, прижимая к себе, чтобы, если вдруг испугается, ее действия не выглядели слишком уж вызывающими.
- В его спальне есть личный дневник. Последняя страница, место и время отъезда,- продолжил нашептывать он, давая девушке четкие указания. Взгляд Сата скользил по залу, контролируя передвижения самых подозрительных, и нежелание Банифаса ждать, выраженное в его угрюмой мимике. Хотя до конкретики было далеко, речь шла скорее о прозрачных целях. Как именно все это провернуть и что предпринять, чтобы совершить задуманное- на все эти вопросы предстояло отвечать девчушке.
- У северного коридора не будет стражи,- проговорил он, вольготно гуляя по женской талии, чтобы более четко указать нужное направление. Маг коснулся тифлинга покрепче, легко приложив силу в направлении на три часа. В подобные волнительные моменты из головы может вылететь любое ориентирование, а здесь нельзя сплоховать. Попытка будет лишь одна и, несмотря ни на что, спутница колдуна обязана знать, в каком точно направлении будет самый простой вариант попасть внутрь дома, если это вообще возможно.
- Передай ему от меня спокойной ночи,- бросил мужчина напоследок, незаметно спрятав склянку с фиолетовой жидкостью за пояском от платья Ритцы. Мгновение спустя он исчез в толпе, радуясь, что не пришлось сталкиваться с лордом- хозяином дома, объясняться по поводу отсутствия жены и плести еще какую- нибудь чушь о будущих совместных планах, продолжать лебезить и тому подобное. Хватит и его любящей приложиться к бутылке женки. Маг стоял на определенном расстоянии, иногда поглядывая на действия парочки. Сейчас судьба всего дела была в руках одной не внушающей особого доверия девушке. Ей предстоит убедить Банифаса пригласить ее в свою спальню, найти дневник, получить сведения и также незаметно улизнуть из логова льва.
С одной стороны, теперь от Сатрашара ничего не зависело, но с другой начиналась самая важная часть всего дела и волновался он больше, чем обычно. Можно было бы выйти и ждать ее снаружи, а потом слинять, если дело запахнет жареным, но, если организатор не готов собой рисковать, зачем это делать исполнителям? Тем более таким, на плечах которых была куда более весомая работа. Решив, что никуда не уйдет, маг продолжил крутиться в толпе, на всякий случай предупредив через своих людей кучера, что его лошади вновь могут скоро понадобится.
Выйдя на маленькую аллею за домом, колдун сел у фонтана. Он умылся, пытаясь совладать с волнением, когда почувствовал на спине чью- то руку. Так волшебник еще в жизни не пугался, поэтому отскочил на добрых два метра от своего первоначального места. Заливистый смех незнакомки, желавшей просто что- то спросить, действовал успокаивающе. При других обстоятельствах четверть часа спустя он был на этой самой аллее уже расшнуровывал ее панталоны, но сейчас мандраж за дело отбивал всякое желание. Колдун вернулся в главный зал, принимаясь разгуливать по нему, будто зверь в клетки, ни на кого не обращая внимания, однако парочки "голубков" на старом месте уже не было...

Отредактировано Сатрашар (30-08-2015 16:17:56)

+1

9

Первоначальная паника отступала: ее всё еще никто не сожрал живьем, не убил, не выдал стражникам и не обнаружил. Нервы девчонки не умели быть натянутыми сутки напролет, а тут, вопреки классике жанра, когда именно в подобный момент случаются все главные или внеплановые события, и вовсе расслабились подозрительно быстро. Сама Ритца себя утешала тем, что прекрасно вжилась в роль рыжеволосой аристократочки, и пока всё скользит как по маслу. Такова была ее суть: если вначале она всякий раз дрожала при необычностях тоненькой и хрупкой осинкой в ветреную погоду, то спустя время перенимала правила игры, стараясь им следовать. Будучи приспособленкой чистой воды, тифлинг сумела воплотить в себе и пугливую трусость, и определенную отвагу, которая явно граничила со слабоумием – иными причинами затруднительно было объяснить ее участие в этой авантюре, ровно как и во всех остальных приключениях, куда ее чаще заносило по воле судьбы и реже по собственной инициативе.
Общество толстого борова с рябой мордой, где даже нос напоминал пятачок, а похотливые глазенки блестели черными бусинками, – для полноты образа ему, пожалуй, не хватало лишь кабаньих клыков, копыт, хрюканья да хвоста пружинкой - ее тяготило, однако обилие то слишком вычурных, то вульгарных комплиментов находили отклик в женском сердце. В конце концов, внимание к своей дорогой персоне девчонка всегда ценила, а выслушивание приятных, льстивых речей по поводу ее глаз, фигуры, голоса (купился на акцент, купился!) и еще уймы чего едва ли бы когда-нибудь надоело. Тем более, что сейчас она не могла вспомнить, когда в последний раз удостаивалась подобного, приторно сахарного внимания.
Ритца в ответ продолжала мило улыбаться, избрав улыбку ведущим ключиком своей тактики. По крайней мере, хуже стать не должно – так она себя утешала. От обилия диалогов – а девчонка была вынуждена и ворковать какие-то глупые и бессмысленные ответы, поддерживая разговор, и мысленно бегло проговаривать слова, отыскивая в них «враждебные» для ее змеиного языка буквы, чтобы поспешить подобрать синоним – уже пересохло во рту. Еще какая-то парочка вилась рядом, и от престарелой женщины в безвкусном пестром наряде так несло вонью духов, что волна этого запаха отозвалась у полукровки порцией головокружения, легкой тошнотой и саму ее слегка повело, отчего на мгновение Ритца обмякла в чужих руках. Лорд, разумеется, сослался на то, что она от него теряет голову, готовая рухнуть прямо к ногам, и губы его растянулись в снисходительной, самодовольной лыбе. И тифлинг уже затруднялась назвать еще не облапанные его загребущими руками участки своего тела. Если комплименты отзывались внутри надменным удовлетворением, то нежелательные прикосновения тоже отзывались тошнотой и желанием влепить мерзкому уроду что-то вроде пощечины... Только по шее и когтями, которые к счастью были сейчас укрыты перчаткой.
Но она улыбалась, танцевала, что-то говорила (ах эти светское пустословие ни о чем с обилием лести и лицемерия…). И даже на какое-то мгновение позабыла выцеплять взглядом своего спутника, который то мелькал перед ее глазами, то волшебным образом растворялся в толпе. В какой-то момент Банифас глянул на полукровку с откровенным ужасом, слегка отшатнувшись. Сердце снова покрылось инеем от испуга, но сама Ритца заставила себя невинно захлопать зелеными (она надеялась, что цвет был всё еще таковым, а не вернулся в обыденную белизну) глазищами, глядя воплощением невинности.
- Что такое, мой лорд? – смешливо заметила она вслух. – Увидели призрака позади меня?
- Вы знаете, - с долей запинки проговорил ей на самое ухо собеседник, заграбастав в объятия и отвратительно скользнув руками ниже поясницы девчонки, а зловонием его рта ее шибануло особенно ощутимо, - привиделось на мгновение, что у вас, Имир помилуй, рога на голове, точь-в-точь как у демона!
Сердце трагично ухнуло вниз второй раз за вечер, тифлинг нервно прикусила губу, отчаянно кося взглядом в поиске зеркала или чего-то, что сумеет показать отражение, однако визуальные поиски не увенчались успехом. Но оставалось утешать себя, что раз народ вокруг не кинулся в стороны от их дуэта, как от прокаженных, то всё в порядке…
- Бывало, бывало, милорд, что меня подозревали в родне с-с демонами, но умолчу в каких эпизодах, - томно проворковала-прошептала Ритца, посмеявшись мысленно, что ответила почти напрямую правду. И это уже сам Банифас виноват, что повелся на интимность откровений, воображая себе невесть что.
[AVA]http://cs624429.vk.me/v624429219/423f1/5wCv85iUYD0.jpg[/AVA]
Удивительный, право, муравейник: казалось бы, что тут столько народу, столько чужих взглядов, но при должном количестве наглости, отваги и определенной ловкости рук можно было бы столько потрясающих дел провести!.. Осознав, что практически впервые в жизни Ритца находится в таком месте, где, поди, сама уборная отделана золотом, полукровка сходу ощутила и жгучую, завистливую неприязнь ко всем поголовно аристократам, и желание вырваться из танца, послать своего обхаживателя на оргию к демонам и погулять по чужим карманам, чтобы собрать куда больший улов, чем ей обещали за успешно проведенное дело.
Рилдир подери, точно ведь! То самое задание, где ей велено… Что велено выпытать? Дату отъезда? Девчонка не сдержалась от нервного смешка, который совпал с ожидаемой лордом реакцией на его очередную шутку, кои давно приобрели откровенно постельный смысл и, видимо, выступали заманухой в недра аристократской спальни или просто уединенного местечка. Осознав, что слишком давно волшебник не мозолил ей глаза своим присутствием, девчонка настороженно и бегло осмотрелась по сторонам, спровоцировав лорда на очередную попытку пристать и распустить руки – вероятно, испугался, что прекрасная леди заскучала в его обществе и мечтает вернуться к спутнику. Один раз ей даже пришлось уворачиваться от поцелуя, после которого подавить рвотные позывы бы точно не удалось. Строя из себя внезапную скромницу-недотрогу с отчаянным, надрывным шепотом «ну не при людях же!..», Ритца сумела отмахнуться от настойчивости, скрыв свою глубокую, укоренившуюся неприязнь за приступом стеснения и неловкости. И потом, слезно выпросив разрешение отдышаться (а голова уже действительно шла кругом от всех этих танцев, в которых ей повезло ни отдавить кому-то ноги, ни не подставиться под чью-то неуклюжесть), утолить жажду и перевести дух. И пользуясь тем, что горе-ухажер оказался перехвачен для короткого разговора кем-то из то ли его знакомых, то ли союзников по какому-либо делу (Ритца даже вслушиваться не стала, поспешив ретироваться), девчонка шустро ускользнула к столику, щедро заставленному бокалами с разноцветным содержимым на любой вкус… Который привык смаковать всевозможные виды алкоголя! Тифлинг удрученно вздохнула, разрываясь между желанием выпить уже чего угодно - хоть вино, хоть чистый спирт и желанием оставить свой потрепанный разум в трезвом рассудке, поскольку пьянела в считанные мгновения от одного глотка, пусть и так же быстро приходила в себя.
Когда наконец-то ее рука изящно выхватила один из сосудов с багровой жидкостью после мучительных размышлений (видимо, вино), ее талию уже хозяйски лапала чья-то рука, и с первого прикосновения Ритца поняла, что это – не окончательно доставший ее лорд, а кто-то иной, отчего судорожно замерла, словно пойманный с поличным воришка, на которого направили заряженный арбалет. Осознав, кто укрылся за ее спиной, девушка прикрыла глаза, тихо выдохнув и пытаясь унять колотящееся сердце: почему-то ей успело показаться, что ее истинную суть раскрыли.
- Ес-сли ты такой умный, и уже узнал, что дневник там, то чего с-сам его не забрал? – раздраженно прошипела в ответ Ритца, на мгновение сморщившись в недовольном оскале, показавшем клыки, которые сейчас были обычного, человеческого размера, а не выступали пародией на недовампира.
Разгуливающую по ее телу руку девчонка явственно ощущала, но целиком и полностью сосредоточилась на голосе, никоим образом не воспринимая тактильные подсказки – она даже не догадалась это всё соотнести в одно целое. И подозрение, что сама Ритца выступает в роли приманки или той, которую бросят на съедение и едва ли вытащат, когда дело запахнет жареным, робко подало голос, активизируя очередную волну паранойи.
- Север, - лихорадочно думала тифлинг. – Там, где холод и снег. Солнце встает на востоке, заходит на западе, а север между ними… Или наоборот? Или нет? Где мне тут найти север?..
Рука наконец-то убралась с тела, и полукровка украдкой выдохнула. Она, конечно, редко бывает против полапать кого-то и подставиться под ответные прикосновения, но за последнее время душа внезапно начала тяготеть к чувству меры, которое за эти дни оказалось просто не удел. Подкинутого флакона Ритца не заметила.
- Подождите-ка, - задумчиво пробормотала тифлинг вслух, когда осталась снова одна. – Мне его что, убить что ли? Причем тут с-спокойной ночи?.. Впрочем, - тут же осадила она себя, - отъезд мертветца вряд ли бы волновал этого... Колдуна.
Допив залпом вино (ох, сейчас будет веселее), Ритца поборола искушение отправить бокал в полет, отдавая его резво подскочившему юноше с подносом, который избавил ее от ноши с любезным поклоном. Воинственно выдохнув и сжав кулаки, девчонка боевым шагом направилась обратно к Банифасу, который явно успел заскучать без ее общества. Обольстительно улыбнувшись, словно разлука тяготила ее, и она рада возобновить их общение, полукровка заставила себя вольготно уложить руки на плечи толстяка...

- Опять, - проскрипел вслух старый седовласый чародей, свесившись над перилами ложи, что царственно возвышалась над залом, и подслеповато всматриваясь в зеленый кристалл по центру люстры. – Опять этот рилдиров негатор сбоит и отключается, когда хочет сам этого! – придворный колдун в сердцах едва было не сплюнул на дорогой ковер под ногами, но вовремя осекся, вполголоса выругался и принялся приглушенно бормотать себе под нос заклинание, не сводя взгляда с артефакта. Когда-нибудь у Фелиция дойдут руки обзавестись новым или починить этот негатор. Главное, чтобы его промах сейчас никто не заметил, ведь всем гостям была обещана абсолютная безопасность от всех магический воздействий в этом зале!.. А еще с такого расстояния очень неудобно перезапустить артефакт. То кто-то толкнет, заставив споткнуться на каком сложном слове, то память уже не та, и приходится всё начинать заново…

Честно говоря, всё оказалось проще, чем она думала. Веселый и слабо сдерживаемый смех на шутки и комплименты, терпение касательно очередных разгуливающих по ее телу рук, которые всё больше норовили скользнуть или ниже талии, или выше, кокетливая игра глазками (про наказ отводить взгляд Ритца давно позабыла) – в общем-то и не заметила полукровка, как шумящий музыкой, голосами и звоном бокалов праздный зал остался где-то далеко, а ее, продолжая на ходу лапать и периодически зажимая в углах с самыми, что ни на есть низменными целями, тихонько уводят в сторону… Личных покоев, да? На север?
Внутри богатой комнаты девчонка уже вывернулась из хватки урода, который пытался было ее подтолкнуть в сторону кровати без всякой деликатности и начала быстрым шагом метаться по помещению, трагично всплескивая руками. Выражение досады очень потешно смотрелось на рябой морде, покрасневшей от обильных возлияний – Ритца позаботилась и об этом, но сама ограничилась тем испитым бокалом вина.
- Ах, неужели мы больше не увидимс-ся! – срываясь на отчаянный шепот, горько восклицала девчонка, забив на маскировку окончательно. – Боюс-сь, что с-судьба больше не распорядитца позволить нам вс-стретитца, ах, как это вс-сё печально!..
Но перейти к самой трагичной части, где она рассчитывала уже заставить лорда озвучить дату отъезда (девчонка запоздало вспомнила, что читает едва ли не по слогам) не довелось. Увидев уже знакомое выражение ужаса на свином лице, Ритца бегло глянула в сторону большого зеркала, обнаружила прорывающийся сквозь иллюзию свой истинный облик – рога, к примеру, уже ехидно короновали рыжую голову – и повела себя на чистых рефлексах, пока не поднялся шум...
…Блямс!
Не без восхищения полукровка уставилась на до блеска отполированный поднос, который даже не погнулся от такого удара, а потом опустила взгляд на тело у своих ног, которое теперь напоминало гору жира в одежде. Жив – в этом тифлинг убедилась, коснувшись шеи, где проходила сонная артерия, что продолжала пульсировать, передавая стук сердца. Спеша восполнить потраченное время, девчонка побегала по комнате в поисках пресловутого дневника, открыла его на последней странице и мрачно уставилась на совершенно непонятный черный узор букв, пытаясь среди них отыскать цифры.
- Шес-сть! – радостно прошептала вслух Ритца, высмотрев нужный символ, а потом перевернула книжку и с ужасом всхлипнула, - а теперь – девять!..
Безнадежная ситуация. Дневник нельзя было взять с собой, страницу – вырвать, а прочитать всё она смогла бы только в спокойной обстановке. Сердце в который раз кинулось к пяткам, когда лежащий Банифас всхрапнул, смачно почесал задницу и перевернулся на бок. Ритца мрачно наблюдала за ним. Побегав для пущей паники еще по комнате, тифлинг схватилась за голову, еще раз покрутила дневник, всмотрелась в остальные записи и сошлась на варианте «шесть». Или «девять» лучше? Поспорив сама с собой, она вчиталась более пристально в корявый почерк и все-таки сумела вникнуть, что речь идет вообще о цифре «восемь». То бишь, через неделю. Наверное.
- А это что такое? – тут ей попался на глаза маленький флакончик пурпурного цвета. Вообще-то у себя такого Ритца припомнить не могла. Откуда-то упало? Она обвела взглядом ненавистную комнату еще раз. Может, это у него снадобье от головной боли? Или от медвежьей болезни? Или что-то еще? А вдруг, если оставит, то запалится? А вдруг запалится, если не оставит?
- Да чего так вс-сё с-сложно-то, - всхлипнула полукровка, заверив себя, что потребует весь мешок самоцветов от того колдуна. Но зелье все-таки прихватила с собой.
Теперь оставалось как-то вернуться обратно, но… Ритца беззащитно глянула в сторону зеркала, где на нее продолжала смотреть альтернативная версия тифлинга, где налицо были заметные признаки наличия темной крови. Неуверенно глянув в сторону окна, полукровка раскрыла его и в нерешительности замерла. В платье спускаться даже с ее ловкостью будет неудобно, а падать… Она не кошка, чтобы на все четыре лапы приземляться. Но выхода не было, так что, обреченно выдохнув, Ритца прихватила подол хвостом, чтобы не запутаться в юбке, и выбралась наружу, стараясь оказаться незамеченной. Ночь снижала остроту чужого зрения, а ей… Ей бы просто не привлечь постороннее внимание. И не сорваться, разумеется.

+1

10

Между тем дело шло далеко за полночь: свечи на люстрах и канделябрах понемногу истончались, плача своими жировыми слезами, как бы знаменуя конец ночи. Подуставшая толпень аристократов уже давно разошлась. Те же, кто остались, представляли из себя едва ли треть от предыдущей численности. Это была аморфная масса по большей части молодых людей. Танцы прекратились, так что они сбились в несколько групп, что- то неторопливо обсуждая. Некоторые частенько косились на дверь, в сторону которой недавно ушел лорд Банифас. Видимо, ждали аудиенции, однако ожидание затягивалось, а убить время в интересной беседе не выходило: темы подавались скучные, а вопросы- односложные. Возможно, при других обстоятельствах и этих незатейливых попыток завязать диалог хватило, однако сейчас всеобщая нервозность рушила на корню любые попытки подобного. В зале начала появляться прислуга, убирающая за высокими гостями. Те, несмотря на все свое воспитание, намусорили так, что со стороны могло показаться, будто бы по дворцу прошел ураган, нежели здесь было спокойное светское мероприятие. Больше всего досталось столикам с закусками: такого количества разбросанной по округе и едва отведанной еды колдуну нечасто приходилось видеть, однако нервозность момента гасила даже приступы аппетита. Молодая служанка прошла мимо, нагнувшись к самому полу в метре от колдуна, а он сопроводил ее лишь грустным и безынициативным взглядом.
- Она там слишком долго,- размышлял мужчина, в сотый раз перекатываясь обеими ногами с пятки на носок ботинок. Маг так пристально смотрел в сторону пустого коридора, что, казалось, сейчас прожжет в нем дыру насквозь. В любом случае, возможность узнать, не напортачила ли Ритца с обольщением нашего толстосума, пусть даже такая дерзкая и шумная возможность, сейчас бы пригодилась. Вместо этого маг мучился неведением. Прикинув в мозгу самые разные варианты: от смерти девушки или смерти Банифаса до возможности их брака с последующем его скреплением прямо там, на брачном ложе (тогда Сат стал бы свидетелем, раз свел вместе два этих одиноких сердца) выходило, что рыжая должна была создать вокруг себя какое- то движение: спешку стражи к мету происшествия, крики женщин- свидетельниц, словом, хоть что- то, но все было тихо. Также, как и к моменту отлучки девицы, стражники дремали на постах, персонал занимался своими делами, вход в одно из крыльев также пустовал (что наводит на мысли о том, что стражник- провожатый в эту минуту делает с пьяной и перевозбужденной женой Банифаса, раз его до сих пор нет на посту)- дом был более, чем спокоен. Иллюзионист, привыкший все делать сам, полностью контролировать каждую мелочь и ничего серьезного не доверять мало проверенным людям, ненавидел это состояние больше остальных. Он сейчас был лишь свидетелем, не имея возможности как- то повлиять на ситуацию.
Странный юноша, который ни черта не делает, а только кого- то нервно ожидает, выглядел бы подозрительно, но только не в этой компании таких же желторотых просителей. Молодая интеллигенция, стремящаяся заручиться поддержкой известного купца, вечно ошивается неподалеку от него.
- Ну, все, с меня хватит!- огрызнулся про себя волшебник, которого слепое ожидание уже сводило с ума. Он засунул руки в брюки и, обтекая редких встречных прохожих, уверенно направился к коридору, в который недавно ушла его подельница. Решив обернуться напоследок, Сатрашар заметил на себе пристальные взгляды парочки стражников, охранявших другие коридоры. Подобное недоверие и суровая реакция простимулировали колдуна все же взять себя в руки и отойти на приличное расстояние от злополучного поворота. Этот путь под надзором, поэтому придется искать другие варианты. Вернувшись на свое прежнее место, маг начал методично искать взглядом людей в доспехах, чтобы показать, что он угрозы спокойствию их господина не представляет. Четверть часа ушла на эту, казалось бы, элементарную процедуру, ибо стража и смотрела- то на толпу в зале с неохотой. Либо они так серьезно подходят к делу, не растрачивая драгоценное внимание в пустую, либо просто презирают гостей. В богатом доме с хорошим жалованием и обилием надоедливых просителей возможны оба варианта, поэтому маг решил не испытывать судьбу. Так и не добившись полного успеха в деле усыпления бдительности охраны, он вышел из здания.
- Коридор идет прямо, затем лестница направо. Значит окно должно быть с другой стороны дома,- прикинул колдун, обходя сооружение по маленькой дорожке, выложенной камнем. На улице было невероятно темно, и это контрастировало с тем обилием света, к которому глаза мага привыкли за много часов на балу. Он неторопливо двигался вперед, оставив за спиной поворот. Как ни странно, стражи рядом не было. Возможно, они посчитали, что двухметровый забор и охранять- то не стоит, а, может, они просто отдыхают или филонят от работы. Так или иначе, путь в заветному окну был свободен, только его еще нужно было найти. В идеально подстриженном газоне стрекотали кузнечики, но света это не прибавляло. Колдун нащупал под ногами что- то мягкое- странное чувство, учитывая, что идешь по камню. Затем послышалось громкое шипение, заставившее мага машинально отскочить назад. Он прикусил язык, а потом ощутил странное прикосновение к ладони. Шипение вновь повторилось и Сат смог разглядеть на земле движущийся участок травы. Змея. Через секунду ладонь пронзила жгучая боль. Ползучая упорхнула в кусты, а маг на свой страх и риск пошел дальше. Ладонь хоть и болела, но двигаться остальным телом это не мешало. Теперь он пытался перемещаться аккуратнее и не наступить на еще одну змею. Можно было бы вернуться в дом и попросить обработать рану, но на это не было времени. Возможно, помощь тифлингу нужна прямо в эту секунду, а организатор всей концессии где- нибудь на кухне перевязывает пораненную ручку, позволяя поварихам да служанкам подуть на нее и ласково прогонять боль игривыми словечками.
Движение вверху здания привлекло внимание мага. Он не особенно- то задирал голову, поскольку точно не знал, где нужное окно, а мышцы шеи хотелось бы поберечь, однако напарница не была особенно незаметной. Она спускалась по фасаду здания, ловко пользуясь выдающимися наружу декоративными камнями. Что же, о ее хорошей физической подготовке такая акробатика говорила точно, да и смелостью она располагает, разбиться ведь можно вполне так реально, особенно, упав головой о каменную дорожку. Колдун не спускал с рыжеволосой взгляда, когда ощутил на щеке дуновение ветра, который мгновенно усилился, окатив его потоком холодного воздуха. Как любой мужчина в такой ситуации, пусть и в волнительный момент, глаза колдуна смотрели в точку, где ветер должен быть раздуть пышное платье тифлинга. Как ни странно, для этого дела даже зрение стало острее. Змею под ногами разглядеть не удалось, а исподнее девушки наверху вполне так реальная перспективка. Требовательный мужской голос за спиной прервал эротические бдения колдуна. Двое стражников, патрулировавших эту часть здания, стремительно приближались. Еще немного и они увидели бы девушку на стене, поэтому Сат резко ринулся к ним, благополучно упустив столь пикантный момент с игрой ветра и дамской юбки.
- У лорда Банифаса что- то случилось. Меня послали предупредить всех бойцов, что вам собирают в великом чертоге,- промямлил иллюзионист первое, что пришло на ум. Неожиданно один из бойцов похлопал по плечу другого, начиная двигаться в обратном направлении, однако его напарник оказался не столь доверчив. Догадавшись, что гражданские вообще никогда ни за чем не посылаются, да и какой- то тревоги не было, второй стражник попытался увести странного гостя с собой, однако маг неожиданно даже для себя оттолкнул его. Тот отшатнулся, а потом направил алебарду лезвием к нарушителю порядка. Травмированная рука вновь дала о себе знать резкой болью, поскольку была неожиданно задействована в конфликте. В следующую секунду Сатрашар махнул здоровой рукой, подвергая сознание обоих жутким видениям. Стражники упали на землю, держась за голову и что- то бормоча. Заставив их исчезнуть для всех остальных, маг сам почувствовал боль в висках и слабость в теле. Он прижался спиной к стене и медленно сполз вниз почти до конца. Голова закружилась от слишком большой потери магических сил за короткий промежуток времени. Мужчина был истощен: давно не ел, очень устал, сильно перенервничал и вообще в физическом плане был уже на пределе, а тут еще и этот укус. Само собой, столь мощные заклятие отняли уйму сил. Когда стало полегче, он вернулся к месту, откуда спускалась Ритца. Девушка была уже почти на земле, поэтому дальше ей помог спуститься вниз колдун. Невидимость стражников начала спадать и их увидели напарники.
- Быстрее, они уже близко!,- проговорил иллюзионист, хватая тифлинга за руку. До забора было десяток метров, однако парочки преодолела это расстояние, казалось, за несколько мгновений. Подсадив напарницу, маг перебрался сам, разодрав коленку, когда спускался. Дальше открывалась широкая пустынная улица, идущая в двух направлениях, но колдун точно знал куда идти. Он побежал влево, вскоре двигаясь между домами. Руку будто пронзали острые лезвие, брюки порвались на коленке и она уже обильно кровоточила, виски пульсировали от магии, а в теле закралась дикая усталость. Заставив себя пробежать еще сотню метров, колдун завел напарницу в трущобный район. Крики из дома Банифаса уже давно перестали слышаться, однако нужно было перестраховаться. Парочку ждали полуразрушенные пустые дома, один как две капли воды походивший на другой. Подойдя, как могло показаться со стороны, к первому попавшемуся, маг открыл дверь своим ключом и завел подругу внутрь. Заколоченные наглухо окна и всего одна комната с безнадежно покосившимся полом и скрипучими половицами, вот что представлял из себя этот, с позволения сказать, дом. Хорошо, как он вообще не развалился до сих пор.
- Я подготовил это место... если будут сложности,- проговорил он, переводя дух. Мужчина вспотел, поэтому быстро разделся до пояса. Всего его лицо было красным, поднялась температура, тело колотил озноб, но со стороны маг этого не показывал. Он еще какое- то время восстанавливал дыхание, затем зашел свечи, достал огромный меч из тайника в полу, на всякий случай, правда в теперешнем состоянии его было трудно даже поднять, не то чтобы использовать. Подойдя к бадье на краю комнаты, он умылся и сполоснул волосы в, как ни странно для этого места, вполне такой чистой свежей воде. Сат не особенно смотрел на напарницу, но закрыл за ней дверь и краем глаза контролировал ее действия.
- Узнала что- нибудь?- проговорил он, садясь на кровать- единственную мебель в доме. Мужчина же тем временем закрутил штанину повыше, промывая ободранное колено. Крови было куда больше, чем, собственно, раны. Простая ссадина, расслабился маг, радуясь своей победе, однако виски пронзила жгучая боль и колдун потерял сознание на кровати в ту же секунду. Очнулся он быстро, даже минуты не прошло. Укус на руке опух и чесался, кровь с прокушенного языка стекла по губе, демонстрируя, что сам волшебник отсосать яд не может. Встав на ноги и подойдя вплотную к девушке, Сатрашар проговорил:
- Если ты не знаешь, как обращаться с укусом ядовитой змеи, мне понадобится лекарь,- констатировал он, держа ладонь с двумя дырочками на виду. Теперь легко скрывать прошибающий все тело озноб оголтелый маг уже не мог. Тело горело, голова кружилась, а стоять на ногах было невероятно сложно, но нельзя было снова отключиться сейчас, когда остаешься в одной комнате с бессовестной воровкой, которая пыталась убить тебя, незнакомца, в сонном состоянии. Что же она сделает с потерявшим сознание и находящимся на гране смерти колдуном, который сам показа ей свои драгоценности?
Между тем, за окном начинало светать, однако заколотые насквозь ставни не давали особенного вина на улицу. К счастью, даже в таком мрачном месте солнце находило пути, чтобы ее лучики пробились через маленькие щелки между досок. Это создавало в темной комнате более теплую обстановку. Трущобный народ еще не спешил оживать, однако странное движение за окном, суета и поиски людей по всем окрестным районам чувствовались в бегающих вдалеке огоньках от факелов, рыскающих по округе стражников, в перекличках и отчетах о проделанной работе по поиску беглецов, да и в общей суматохе, царившей в ближайших районах. Так или иначе, но какое- то время из дома лучше не то, что выходить- и носу показать опасно. Магу, понимавшему всю сложность ситуации, хотелось надеяться, что тифлинг в его отсутствие там не убила похотливого лорда, иначе им обоим не сносить головы.
Пока же его карие глаза пили ее взглядом, ожидая ответа или каких- нибудь действий, даже негативных. Пожалуй, в таком состоянии маг проиграл бы даже в простой рукопашной схватке, умалчивая о возможных магических способностях напарницы. Иллюзия же развеялась, явив колдуну прежнюю зеленую рогатую плутовку.
- Будешь хорошо себя вести, снова сделаю тебя красивой,-съехидничал он, мысленно отсчитывая секунды в обратную сторону до своей следующей потери сознания. Хотя по его бледному виду об этом уже легко можно было бы догадаться самой. Руки дрожали и были ледяными, а лоб, наоборот, горел, но все те же карие глаза под длинными мокрыми волосами глядели на девицу взглядом, ожидающим все: от помощи, до удара лежащим неподалеку, на полу, мечем в сердце. Этот человек слишком через многое прошел, слишком многое увидел, чтобы чему- то еще удивляться.
Уже много десятилетий этот удачливый жулик легко предугадывал исходы многих дел. Опыт и интуиция, а также знание психологии помогали ему пробираться в самые защищенные места, сходиться с самыми закрытыми людьми и добывать то, о существовании которого другие даже не знали. Но сейчас был один из немногих случаев, которые колдун не предусмотрел. Он не доверял своей напарнице, поэтому корил себя за то, что вообще ввязался в это дело. Во многом потому, что бросил бы самого себя в такой же ситуации, предварительно обокрав. Эгоистичная жизнь не заботящегося ни о чем прощелыги давно оставила на нем свой отпечаток. И осознание того, что, если твой собеседник не лучше тебя, то тебе конец- сделало настроение волшебника очень горьким. На лице появилась фальшивая улыбка, как поступает Сатрашар в каждый момент глубоко отчаяния. Пытается убедить себя, что все хорошо, знает, что лжет себе, но все равно растягивает губы в улыбке. Иногда это помогает, но куда чаще просто способ как- то упростить ситуацию, сделать ее менее нервозной, чтобы попытаться найти какой- то выход. И в этот раз мужчина попытался успокоиться. Собрав силы в кулак, он протянул руку к лицу напарницы, нежно зачесал растрепавшиеся волосы ей за ухо, а потом, ничего не говоря, вложил весь мешочек с полусотней изумрудов (49, если быть точным, так как один был дан тифлингу в качестве аванса) в ладонь Ритцы.
Можно сказать, что маг мысленно подготовился к наихудшему исходу. Он сам точно не понимал, почему поступает так, но в определенный момент хотелось просто расслабиться, поступить, как считаешь нужным и не думать о последствиях.

+2

11

Как обычно, ее нестабильное и шаткое состояние выдавало то щенячий восторг с детской радостью по поводу происходящего – как же, не хуже матерой лисицы разгуливала перед самым носом кур, которые ничего не заподозрили, а еще побывала в местах, куда ей путь всегда был заказан! – то истеричный ужас с призывом трагично метаться кругами, заламывая руки и воображая тысячи вариантов страшнейшего исхода такого рода приключения, не забывая проклинать свой дух авантюризма. Отправив наслаждаться сновидениями без помощи каких-либо зелий и снадобий того толстяка, имя которого Ритца уже вспомнит только под пытками и то перепутает отдельные буквы, сейчас тифлинг как заклинание и молитву в мыслях бормотала те строки, которые сумела разобрать в дневнике: восьмой день сего месяца. Оставалось надеяться, что речь там шла именно про дату отправления, а не посещение любовницы, к примеру, или не количество увиденных во сне драконов, кое необходимо для фиксации в личных записях, чтобы в соннике выведать значение или посоветоваться со сновидцем… Почему снова полный сумбур творится в голове и адекватность мыслей сравнима с… Впрочем, лучше не пытаться подобрать сравнение.
Девчонка старательно спускалась вниз, и будь она в привычном своем тряпье, которое едва прикрывает «срамные» места, зато никоим образом не стесняет в движениях, то всё было бы значительно проще. Хвостом полукровка придерживала подол платья, не позволяя ткани выступить коварной ловушкой, которая опутает конечности и заставит утратить зыбкое равновесие, однако каждый спуск на очередной десяток сантиметров ниже было необходимо контролировать и рассчитывать. С доверием у Ритцы вообще были проблемы в этой жизни, и такой драгоценностью от нее владели в этом мире исключительно две личности: один шальной стихийный демон (что, впрочем, не мешало таить на него некоторую обиду в мыслях) и она сама. Сейчас в своих силах тифлинг была абсолютно уверена, пусть со стороны у наблюдателей (если таковые имелись) пару раз могло прихватить сердце при созерцании такого опасного акробатства. Вообще-то высоту девчонка не жаловала, однако одно дело, когда тебя держат за шкирку над пропастью, и совсем другое, когда каждое движение зависит исключительно от себя. А в своей ловкости полукровка была уверена, что многое значило для нее самой...
Сильный порыв ветра подхватил юбки, вырвав их из не самой цепкой хватки хвоста. Ритца замерла на месте, решив переждать, и лишь сейчас слегка повернула голову, чтобы увидеть происходящее за своей спиной. И ощутила запоздалое раскаяние, что столь беззаботно, на виду у всех, занялась скалолазанием. При таком раскладе не хватало только плакат повесить на спину: эй, Вы, я что-то подозрительное тут натворила и теперь валю с места преступления, ловите меня полностью!
Надолго передышка не растянулась, хвостом тифлинг снова старательно скрутила подол, а потом уже более бойко рванулась вниз разодетой ящерицей – умея и по потолку пробежаться, она не верила, что может легко свалиться на землю. Или запутаться и неудачно дернуться угораздит, или кто-то собьет, но третьего просто не дано. И когда ее босые ноги коснулись земли, полукровка все-таки не сдержалась от порывистого выдоха: наконец-то всё.
Как-то так вышло, что она совершенно не заметила и не обнаружила шебуршащихся внизу людишек, когда медленно, но верно спускалась. Поэтому внезапное (для девчонки) появление иллюзиониста было сопровождено испуганным ойканьем с ее стороны, будто ее застигли с поличным.
- Кто? – хватило полукровку на вопрос в высшей мере идиотский, пусть и оправдывало ее то, что она уже весьма бойко и шустро передвигала ножками, ни на каплю не отставая от волшебника. Не исключено, что тифлинг могла бы и обогнать его, отпусти тот зеленую (уже, поскольку иллюзия медленно, но верно растворялась) ладонь.  Правда, один раз ее угораздило запутаться в гребаной юбке, едва не рухнув под ноги колдуну, но равновесие Ритца удержала, приглушенно и лихо выматерилась, сдерживая порыв оторвать по самый пояс мешающийся ворох тканей – кинутый обрывок платья мог бы выступить уликой… Вдруг спустят собак?
А еще тифлинга терзал один весьма неприятный вопрос. Вдруг вот тот лорд хрен-знает-как-его-там-зовут-уже-забыла-напрочь перепугается произошедшего покушения (наверняка выберет такой вариант) и надумает или уйти в тень, или вообще отложить дату своего отъезда? Но тут же девчонка утешила себя, что дальнейшее выступает совершенно не ее проблемой. Ей осталось заполучить свою плату, любезно сообщить узнанное (восьмой день сего месяца. Или шестой? Или девятый? Нет, вроде восьмой…) и куда-нибудь свалить подальше из этого города, пока ее никто не узнал. Ах да, еще нужно избежать встречи со старыми друзьями… Которые, кстати, не прочь пройтись по городу в ночное время суток.
Местность вокруг стремительно менялась, сама полукровка продолжала свой бег на рефлексе – через тот же забор она перемахнула играючи, не нуждаясь  в помощи мага и не заполучив ни единой царапины. А вот иллюзионист явно сдавал: ей казалось, что и задыхается уже, и вот-вот спотыкаться будет как старая кляча, и вообще уже не торт. В том же борделе был куда более уверенный и крепкий. Слабак – тронула губы девушки едкая улыбочка, но сама она молчала, позволяя увлекать в себя самую чащобу нищенского квартала, где воняло грязью и помоями. Преследования тифлинг не ощущала, но не стала сбавлять шаг, боясь, что неведомые охотники, подобно теням, могут появиться из ниоткуда и… Что-то страшное произойдет. Хотя, если подумать, сама она не причем. Никого не убила, не покалечила, чиста совестью!

- Миленько, - прокомментировала тифлинг окружающую обстановку, бесшумно проскользнув в помещение. Она тоже разогрелась от такой беготни, даже неприятно начало покалывать в боку, но падать без сил девчонка не намеревалась. Даже была наготове отпрыгнуть в сторонку, если ее решит зашибить какая-нибудь отпавшая балка с потолка. И не просто отскочит, а еще и наедет на иллюзиониста, что надумал тут совершать покушения!..
Только сейчас она могла рассмотреть потрепанного колдуна, который был и помятый, и в крови, и явно с ним что-то случилось. Девчонка злорадно улыбалась, чувствуя свое превосходство в силах. Но угрозой, пожалуй, для мага она не являлась: пусть человек не был авторитетным лидером для тифлинга, но он ее нанял и даже слегка заплатил. А с годами Ритца усвоила, что очень невыгодно вонзать клыки в кормящую тебя руку. Плевать на вопрос благородства и вежливости, просто некоторые руки умеют выпускать очень острые когти и мстить за предательство…
- Узнала, - подтвердила тифлинг, оправив черную прядь волос, которая лезла ей в белоснежные глаза – прежний облик вернулся целиком и полностью, а может только почти целиком и полностью. И делиться своими знаниями пока полукровка не намеревалась: подлым падальщиком она чувствовала, что сейчас ее добыча очень уязвима и слаба. Нет, мертвым колдун ей не был нужен, а она… Она далеко не великодушна, чтобы простить некоторые моменты и оставить их неотомщенными. – Узнала, - повторила Ритца, а потом лукаво склонила голову набок, блеснув клыкастой улыбкой, - но пока не с-скажу. Видишь ли, я прикинула вс-сё… И решила, что будет чес-стнее, что я получу вначале плату. Ты же догадываешьс-ся, что пос-сле вс-сего она немного возрос-сла?..
- Эй, - возмутилась она, когда колдун внезапно просел и обмяк, - ты с-сдох там что ли?! А, жив, - сразу утешилась полукровка, когда иллюзионист очнулся. Но насторожилась странному поведению, косо поглядывая.
- Укус-с? – не без удивления, на манер той самой змеи, прошипела девчонка. Запоздалый испуг успел мазнуть по душе, что и она могла попасться на зубы ползучке. Да, мало какой яд тифлинга просто так убьет, но… - Могу вырвать тебе руку, - любезно проговорила Ритца, а потом засмеялась, довольная своей шуткой. – Или с-сделать так, что это с-станет проблемой, которая меньше вс-сего будет тебя волновать, - слащаво добавила полукровка, поводя обострившимся иглой на конце хвостом из стороны в сторону сквозь прореху в платье, которое все-таки успело порваться, зараза зеленая!
Но потом выеживаться она прекратила, глянув с уже более серьезным, но всё тем же наглым прищуром глаз на вставшего мага – девчонку все равно не могло не радовать, что это у колдуна целый ворох проблем, а не у нее.
- Я знаю, что с-с ним надо делать, когда только-только ужалили. А так, - она пожала плечами, - видимо, тебе нужен лекарь. Хотя дай гляну, - внезапно раздумала тифлинг, подходя ближе. – Я и так нормальная, - едко проворчала Ритца на обещание возвращения внешности рыжеволосой дамочки, всматриваясь в уже опухший укус на ладони – две дырочки, словно пламенный привет от шального упыря. – Во дурень, - прокомментировала девчонка, искренне не понимая, как можно оказаться цапнутым в такое место. – Ты ее пригладить решил чтоль?
Никто, конечно, целенаправленно оказывать первую помощь ее не учил. Но за свой век с небольшим тяжело не нахвататься тех или иных обрывков знаний, которые могут спасти чью-то, чаще ее жизнь. Например, память услужливо подсказывает, что жгутом пользоваться нельзя, иначе яд, кажись, не сумев распространиться по всему организму, просто что-то там сделает с конечностью, в которой окажется «заперт»… Отсохнет у него рука в таком случае, наверное. Она же не медик!
Пока Ритца вела серьезные переговоры со своими общими целительскими знаниями, держа ладонь волшебника в своих руках, тот внезапно потянулся второй лапой прямо к рогатой голове, заставив отшатнуться и даже рыкнуть.
- Ты охр… - начала было недовольно тифлинг, поскольку сердце ухнуло к пяткам в сотый раз за гребаный день, ночь и вообще! Она не совсем параноик, но ненавидит прикосновения к животу, ногам, голове… Да любой части тела, которая уязвима и может быть ранена! Секс, конечно, является исключением, а в обычное время полукровка как дикое животное, которое инстинктивно защищает все свои слабые места от посягательств извне.
Но ничего страшного не случилось. Рука вполне себе так осторожно и отчасти нежно скользнула по ее волосам, оправляя прядь, а потом тот самый мешочек с приятным постукиванием камней оказался весь в воле полукровке, которая даже растерялась, рефлекторно хватая такое сокровище. Отчасти такой поступок со стороны волшебника отозвался очень большим недовольством в душе тифлинга. Изумруды ей бы ничего не стоило забрать с его бездыханного трупа, а теперь…
Да совесть-то и не вякнет ничего лишнего, если Ритца оставит человека издыхать тут. Хотя… Разве человек может быть таким выносливым? Люди, конечно, умеют удивлять и показывать чудеса живучести, но тут явно речь шла о какой-то иной расе… Или примеси крови долгожителей. Ах да, не те мысли. В общем, это было у нее что-то вроде принципа. Абсолютную верность от нее мог заполучить тот, кого девчонка признает лидером или тем же вожаком (и то этот авторитет придется постоянно удерживать, демонстрируя изредка силу превосходства) или же тот, кто щедро платит и подкупает ее неподкупную душу. А так как поблизости не было никого, кто мог одарить более выгодным предложением (или хотя бы вообще каким-то), то… В общем, Ритца пусть и могла свалить, но для нее самой такое было нежелательно и как-то неправильно что ли.
Недовольно фыркнув, она с досадой скрутила мешочек хвостом, отводя его куда-то за спину. Укушенная рука мага снова оказалась в ее цепких руках, а после и тифлинг прильнула к месту укуса, принимая роль пиявки на некоторое время. И какая-то даже досада брала, что вынуждена теперь чью-то жизнь тут спасать! Но полукровка утешала себя и тем, что у нее выбор слишком небогатый: покинуть стены этого дома слишком небезопасно. И шуметь тоже не стоит, чтобы не привлечь лишнее внимание. Не исключено, что тут придется торчать до следующей ночи…
Учитывая, что пол-литра яда точно не кроется в крови колдуна – ни одна змеюка таким количеством не располагает… Хотя хрен знает, в этом мире возможно всё, - тифлинг не провозилась особенно долго; отстранившись и брезгливо сплюнув на пол, она недовольно проворчала.
- Вс-сё, авос-сь и не помрешь, - поводя плечами, Ритца демонстративно скучающим взглядом пробежалась по стенам, словно они были интереснее изможденного волшебника. Или это ее отчасти накрыло смущением, что не добила мужчину, будто таким образом показала слабину? Переложив мешочек, который до того все удерживался хвостом в свои руки, полукровка любовно взвесила его на ладони.
- Этого, пожалуй, хватит, - невозмутимо заявила она. - А в дневнике указано, что в этом мес-сятце вос-сьмого чис-сла уедет.

+2

12

Солнце, доселе лишь вяло показывающее свои лучи где- то под небом, уже вполне явно от линии горизонта отделялось. Это не был яркий алый рассвет, который нравится девушкам и романтичным юношам, но кое- что получше. После ночного дождя, который успел запомниться по прилипшей к телу одежде, небо нового дня должно было явить кое- что феерическое.
- Проклятье, начинает светать. Еще может подняться радуга, и Акш станет слоном в посудной лавке, если я снова отрублюсь! Повезло, что меня не было в сознании лишь короткое время, иначе...- нервно рассуждал колдун, вглядываясь в дощечки, отделявшие оконный проем от остального мира. Даже сквозь щели в них свет проникал сюда, а радуга должна была усилить этот эффект, что только путало магу карты. Однако в этот раз обошлось без радуги, хотя небо все равно выглядело ясным и даже золотистым у линии горизонта. И пусть ни тифлинг, ни полуэльф этого видеть не могли, рисовать какие- то картины в воображении не запретить даже, если это лишь фантазии в виде комбинаций уже увиденного ранее. В фантазиях на тему неба и солнца у полудроу опыт большой.
Эмоционально готовя себя к тяжелым решениям, Сатрашар был в себе уверен, сотни раз разбивая женщинам сердца, он не интересовался последствиями. Возможно, кто- то из них действительно ушел из жизни, как грозил. Сделай это хотя бы каждая десятая, высказавшая угрозу вслух, число смертей на совести выходило запредельным для любого. Мухлюя в карты, волшебник даже не пытался понять, что, возможно, отнимает последнее у отца семейства, к тому же делает это абсолютно незаслуженно. Просто он знал, как устроен этот мир. Понимал, как нужно себя вести, делать лишь свое дело, не беря на себя груз ответственности, просто не вдумываясь во все это. Бесстрасстно ломать чужие судьбы, калечить тела и отнимать жизни.
- Сатрашар...- произносил про себя маг, когда в чем- то сомневался. Это было редко, но иногда случалось. Иллюзионист не помнил о Нем ничего, кроме имени. Сатрашар. Человек, которого спасла от смерти его мать, из- за которого она согласилась жить в подземелье, который лишил их всего в итоге.... и оставил.
- Мама зарыдала, а я понесся его остановить,- вспоминал мужчина. Стеклянный взгляд и холод тех враждебных глаз он не забудет никогда. Уничтожая судьбы людей, которые считали его семьей, тот человек не проронил ни капли сочувствия или сопереживания. Каждый день, скитаясь по улицам с мамой, мальчик вглядывался в свое лицо, увиденное в отражении, и ненавидел свои глаза... А потом была дочь мельника, купеческая внучка, знатная дама и еще сотни уже давно позабытых не то, что имен, даже лиц. Маг заставлял их полюбить себя, легко манипулировал женскими желаниями, а потом забирал все сбережения, разбивал сердце и уходил, грозно посмотрев в глаза в конце. Научиться магии было проще,  зная более бытовые аспекты человеческой психологии. Юноша вместе с именем забрал себе его отношение к миру, поведение, жесты, мотивы, саму его жизнь. Иногда казалось, что у молодого мага получилось стать им. Каждый новый разрыв укреплял решимость, делая сострадание маленькой свечкой, постепенно таившей под разгорающемся пламенем. Он отлично усвоил уроки, нехотя преподнесенные Сатрашаром о том, как вызвать в женщине слепую любовь. И вглядываясь в потолок пещеры по ночам, чтобы представить себе солнце за ним, полукровка ревновал маму к нему. Она все время была рядом с ним, все время услужничала перед ним, получая в ответ лишь сердитый взгляд, будто бы это само собой разумеющееся положение вещей. И даже, уделяя внимание сыну, она все равно будто бы была с ним. Тот взгляд виделся мужчине в кошмарных снах до сих пор. То, как легко он оставил свою семью.
Поначалу делать другим больно было тяжело. Сат первое время писал записки с придуманными историями причин для временного отсутствия. Затем он стал просто исчезать. Каждый раз хотелось остаться. Почти каждый раз- он и сам влюблялся. В первый раз казалось, будто разрываешь  сердце самому себе. Потом было легче, но с каждый разом появлялось ощущение, что лишь часть его переживает расставание. Сожаление уменьшалось по мере нарастания числа избранниц, а воспоминание тех холодных глаз всегда отрезвляло. Пока в определенный момент Сат не перестал что- то чувствовать. Вскоре он научился уходить, смотря ей в глаза, видя ее слезы, зная, что она будет рыдать всю ночь, и все равно уходить самым жестоким способом, глядя на нее в конце с презрением. Так, как Он смотрел на его маму в конце. Мальчик ненавидел этого чужака, ненавидел из- за отсутствия детства, из- за пренебрежения к его матери, постоянных ссор, побоев, но больше всего полудроу ненавидел Его за то, что мама никогда не смотрела на свое дитя таким же взглядом, как смотрела на Него. И ненависть к объекту своих детских страхов сделала его таким же, сделала... Сатрашаром.
- Я отниму у тебя все, и даже твою жизнь,- по обыкновению заканчивал сеанс своих воспоминаний иллюзионист. Перед ним была цель, и как бы трудно не было следовать ей, нельзя отступать со своего пути. В ту ночь Он не отступил, а маг уж точно сильнее него.
В этот раз повезло, и Ритца ничего не заметила. Что же, спонтанные отключки опасны, но иногда и ему должно везти. После стольких проколов это была расплата Вселенной в виде счастливого случая... или невнимательности напарницы. Она, впрочем, уже слишком много на себя брала. Колдун не собирался платить, это и не было нужно, но для правдоподобности пришлось внести корректировки в план. Паршивое ощущение из- за целой тучи проблем, и необходимость перманентной поддержки заклятия выжимали все силы из совсем еще недавно могучего волшебника в самом расцвете сил. Нельзя сказать, что идею пришлось менять на корню, так как в общих чертах все так и было задумано, но кое- какие мелкие проколы заставили вовремя подстраиваться под ситуацию. И хотя импровизация не была сильной чертой мага, сейчас все вышло неплохо.
Тифлинг что- то бормотала, вяло поддевая нанимателя. Видимо, рисоваться перед человеком при смерти, было ее хобби, однако в конце она что- то совсем расщедрилась. Сатрашар надеялся, что у него хватит сил отправить какого- нибудь посыльного за лекарем, пока еще стража совсем не прошерстила район. Сомневаться в честности местных, конечно, приходилось, поскольку ничто не гарантирую возврат ободранного мальчишки с деньгами к незнакомку, пусть и нуждающемуся в помощи, но кое- что подсказывало, что пятеро мальчишек отправить куда более разумно. Возможно, хоть один вернется. Несколько же врачей поделятся друг с другом знаниями... или перессорятся, если не повезет. Так или иначе, напарница махнула рукой на намек, что ей нужно сыграть роль посыльного и начала сама осматривать рану. Сомневаться, что женщина с ядовитым хвостом может понимать в таких вещах- не приходилось, но ломать, не строить, поэтому ее задумчивый вид больше пугал, чем селил в душе надежду. Когда она начала сама отсасывать яд, маг понял, что, возможно, не так прекрасно разбирается в женщинах, как он думал. Но как же серьезно ему было суждено ошибиться. После всего произошедшего отношение Сату у нее должно было быть вяло- пренебрежительное. Так и задумывалось, ибо сейчас нельзя было уйти в тень и не думать о последствиях, как обычно. А сталкивать в пропасть того, кто тебя ни во что не ставит, куда проще, чем удобного товарища, которым девица успела стать. Прежде, чем прильнуть губами к укушенной ладони, бродяжка подняла глаза на мага.
- Этот... взгляд,- скорбно пронеслось в голове колдуна за секунду до того, как влажные губы коснулись его плоти. Холодные глаза Сатрашара, самое страшное и ненавистное воспоминание из детства, два кусочка льда, преследовавших его всю жизнь на лице прохожих, бросавших случайные взгляды на оборванца с матерью. Ненависть заставила его подниматься над всеми и больше века опиваться отнятым у плачущих вдов богатством, помыкая другими вдоволь. Уже много десятилетий иллюзионист не вспоминал о том злодее. Он со временем и сам забыл, почему стал объектом своей ненависти. Разгульная жизнь нечестивого себялюбца затянула, перестав быть временной маской. Иногда даже казалось, что это всегда была его жизнь. Но иногда наступало прозрение, как сейчас, ибо два таких же кристалика льда вновь смотрели не него. Самое. Лютое. Презрение. Когда те, кто ниже тебя, требуют от тебя неугодных тебе действий, даже не понимая, за кого ты их принимаешь. Тысяча слов, высказанных в одном взгляде. И пусть девушка истолковала все иначе, решив, что Сатрашар смирился со смертью и заплатил ей сразу, а не отдал деньги на поиски лекаря- все это уже не имело значения, ибо тифлинг приняла тот последний жест за мольбу о помощи. Самым же жестким было то, что эту невысказанную просьбу она, переступая через себя, исполнила. Не хотя, думая лишь о своей совести и последних остатках сочувствия, она принялась делать ненавистную себе работу. Насколько же низко выглядел маг в ее глазах, раз она на такое пошла?
Все эти мысли отвлекли иллюзиониста от происходящих событий. Он даже не ощутил, как яд покидает его тело, пусть и со столь необходимой кровью. Ритца прильнула к мужской ладони, наклонившись над ней головой. Несколько мгновений и в самом темном углу комнаты, в проеме между стеной и шкафом, появилось нечто. Мясистое лицо человека с повязкой на глазу зависло в воздухе. Затем заклятие было полностью снято, заставив луч солнца, вылетавшего между ставнями, отразиться от лезвия зачарованного кинжала. Высокий человек, большую часть тела которого окутывала тень в слабо освещенном помещении, к тому же в самой темной его части, мог не надеяться быть раскрытым, но о враге известно было мало, поэтому нужно было перестраховаться. Маленькие и туповатые бусины, заточенные под выполнение конкретных задач, а не раздумывание, уставились на полуэльфа. Сатрашар встретился взглядом с третьим присутствующем в комнате и сдержанно повернул лицо сначала влево, затем вправо. Нужно было действовать незаметно чтобы девушка ничего не почувствовала, но и быть полностью понятым одноглазым. Таинственный кинжальщик моргнул и, не шевелясь, вновь исчез. Приходилось поддерживать заклятие искривление света, дающее эффект невидимости, от самого входа в дом, будучи и без того уставшим, с ранениями и ядом в крови, да еще и такое значительное время- та еще задачка для не настолько уж и сильного мага. Тут и потеря сознания кажется пустяком, учитывая, сколько сил потрачено. Усилие воли заставило иллюзиониста сконцентрироваться и вновь сделать одноглазого незаметным, но это был далеко не последний случай, обязывающий потратить силы сегодня.
Стояло тифлингу закончить с раной, спасая жизнь нашему герою, как тон беседы резко поменялся.
- Ты меня не знала совсем недавно, а сейчас идешь на такое из- за денег- насколько же ты продажная?- сурово проговорил маг. Нужно быть уверенным, что напарник понял слова верно, а моргнул не из- за соринки в глазу. План дает круговой вираж, а умение мыслить и понимать намеки это не те качества, за который Акш способен получить похвалу, поэтому тут действовать нужно по- своему. Уже и слова девушки о цифрах из дневника прошли мимо ушей.
- Помогла мне, а теперь исчезни. Ты мне противна. Видеть тебя не хочу. Вон!- не особенно подбирал маг слова, стараясь выпроводить бывшую напарницу побыстрее. На ее лице сменились интерес, удивление и гнев, а прилетевшая после всего этого пощечина чуть отрезвили сознание колдуна. Красотка забрала деньги и сбежала, а Сат лишь смотрел ей вслед, выведя одноглазого из невидимости.
- Бос, а пппочему вы не дали мне пырнуть ее зачарованным кинжалом, как мы и планировали? - заикаясь спросил недоумевающий поддельник, подходя к кровати,-Банда обещала нам целое состояние за свою живую подружку,- добавил он, пряча кинжал за спину в ожидании ответа.
- Ее дружки подождут,- сказал маг тоном, не оставлявшем шансов для альтернатив,- Прежде, чем привести ее банде, я заберу все, что у нее есть,- холодно проговорил волшебник, не отводя взгляда от двери. Его вендетта образу врага из прошлого получила новое воплощение.
- Беги, Зверитца, но знай, ты не можешь изменить свою судьбу. Никто не может...

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » На войне все средства хороши