http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Золотая река


Золотая река

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s6.uploads.ru/G9krZ.jpg
Участники: Магнус Эссен, Элеонора Аморе, Венда Лаци
Время: полтора года назад, конец сезона весенних дождей
Место: города Ариман
Торговля - необходимый механизм любого государства, без которого страна обречена на забвение. Огромный оборот золота и товаров обогощает казну, кормит народ и дает начало ремеслу. Но торговля - дело опасное, ибо золото привлекает к себе много лишнего внимания. Богатые купцы могли позволить себе личную охрану. Куппцы беднее собирались в караваны, дабы защищаться от опасностей вместе. К таким караванам нередко присоединялись путники: авантюристы, искатели, наемники и другие.
С концом сезона дождей златоносные реки открываются вновь. И этот раз стал не исключением - у южных ворот Аримана вновь собираются люди, готовые внести свой вклад в дело богатсва империй
Очередность: Элеонора Аморе,  Магнус Эссен, Венда Лаци
PS: Всем приятной игры и нового опыта)

Отредактировано Магнус Эссен (09-08-2015 16:01:22)

0

2

Караваны. Чем веет от этого слова? Запахом пряностей, нежностью цветастых шелковых тканей, скрипом деревянных колес повозок, зычными криками торговцев, треском общего костра. Копнуть глубже - опасностью дальних переездов, которая так привлекает всяких там романтиков, обожающих дорогу и эти самые опасности.
Караваны.  Воображение сразу рисует гудящий рой людишек, суетящихся подле множества повозок, в которых запряжены лошади или ослы. Куча товаров - в коробках, в ящиках, небрежно завернутые в ткань, перевязанные веревками - покоится либо уже в повозках, либо еще на уличной брусчатке.
Торговцы, чей заработок именуется "ниже среднего", путешествуя между городами, постоянно собираются в такие караваны, чтобы дорога из одного населенного пункта в другой была более безопасной. Некоторые создают себе даже "торговую семью", как это называют некоторые стражники, - пародируя бродячий цирк, они  собирали группу из нескольких людей, постоянно путешествуя с ними и находя в этом свою выгоду. Когда каждый знает друг друга, когда люди проверили своего товарища по путешествию в бедах, им легче создать доверительную связь, нить, которая свяжет этих торговцев между собой надолго.

Элеонора морщилась, когда солнечные зайчики лениво пробегались по ее лицу, оседая на черных ресницах и ослепляя блондинку на доли секунды, прежде чем она отворачивалась прочь. Весна близилась к концу, закончились назойливые и все еще холодные дожди. Весна вообще опасное время года, обманчивое - днем может быть тепло, даже жарко, а ночи все такие же холодные, словно зимой. Но когда ты путешествуешь уже несколько лет, то успеваешь изучить все тонкости этого дела и борешься с желанием теплым весенним днем стянуть с себя теплую кофту, а ночью сильнее кутаешься в плащ и засыпаешь подле костра. Это все дается методом проб и ошибок, а иначе никак, ведь нельзя просто родиться с уже заложенными в голову знаниями о мире.
Девушка вздохнула, и белый дракончик ее дыхания взмыл в прозрачное утреннее небо, припорошенное кучками облачков. Она молча шла по улице сонного города, который только-только начал продирать глаза, словно бы ему скоро надо будет выйти из уютного дома и бежать на работу. Сумка неприятно давила на плечо, в этот раз тяжелее, чем обычно; шаги гулким эхом отдавались от каменных стен, разлетаясь по всей широкой улице, ведущей к воротам города. Кобыла, шедшая рядом, тихо и недовольно фыркала, будучи явно не рада, что ее подняли ни свет ни заря и заставили тащиться куда-то, мотала головой и пару раз даже пыталась хватануть свою хозяйку за палец, всячески выражая свое дурное настроение, за что получила по ушам.
Аморе пора было убираться из Аримана. Здесь было уже категорически нечего делать. Заказы, торговля, заказы, торговля... Деньги уже появились, а товара осталось совсем мало. Пришлось докупать его прямо здесь и валить ко всем чертям. Как раз из Аримана в это чудесное утрецо отходил торговый караван, который пристало бы называть именно той "торговой семьей". Интересно было, что это был именно тот караван, с которым когда-то ходила и Роуз Лейон, погибшая не так давно, а значит, что Элеонору они помнят и вряд ли хотят видеть. При воспоминании о рыжеволосой торговке у блондинки екнуло сердце, но она отогнала грустные мысли: впереди уже слышались голоса торговцев, которые в этот раз собрались у южных ворот Аримана и ждали тех, кто мог бы к ним присоединиться. Они были рады всем - наемникам, путешественникам, искателям приключений и просто тем, кто хотел бы в сравнительной безопасности добраться до другого города, но ставили им условие: в дороге все будут равны. То есть, каждый вправе будет сидеть у общего костра, есть общие припасы, но и охранять место ночлега посменно тоже придется всем.
Девушка вышла на площадь перед воротами, узрев сборище торговцев подле ворот. Их было сравнительно немного - всего четыре телеги на одиннадцать человек, пятая со сломанным колесом стояла поодаль, около нее слонялись эдакие "мастера на все руки" и пытались хоть что-то сделать до отправления. Она разглядела знакомых ей людей, не доходя до каравана метра три. Здесь была темноволосая Анук, уроженка Греса, которая торговала тканями; мужчина, на висках которого уже серебрилась седина, с бельмом на одном глазу и со странным прозвищем Пират; паренек-альбинос Аде, покрывший голову капюшоном плаща и поглядывающий на сломанную повозку своими холодными голубыми глазами; рядом с ним стояла нахохлившаяся, словно маленькая птичка, девчушка Адель с короткими и выкрашенными в темно-красный цвет волосами. Знакомые лица пробудили множество воспоминаний, от которых надо было тут же избавиться.
Глубоко вздохнув, торговка решила не останавливаться и прошла дальше, уже издали замечая, как недобро на нее косится большая часть собравшихся на площади людей. "Ну, с богом" - она шагнула навстречу этому скоплению недоброжелательности и достаточно сильно удивилась, заметив, как Пират призывно машет ей рукой, подзывая к себе. Настороженно стреляя глазами то влево, то вправо, Элеонора нерешительно, но все же направилась к старому торговцу фигурками из дерева, которые он делает собственноручно.
- Какие люди, - достаточно доброжелательно улыбнулся мужчина, когда девушка приблизилась к нему настолько, чтобы слышать каждое его слово. Знакомый низкий голос вызвал у Аморе рой мурашек, пробежавших по коже под одеждой; ноздри защекотал привычный, но давно забытый аромат дерева и смолы. Пират продолжал: - Какими судьбами здесь, Элли?
Элли. Она давно не слышала эту уменьшительно-ласкательную форму своего имени. Знакомцы и приятели обходились тем, что называли блондинку Эл, любовники же за одну-две ночи умудрялись придумывать "милые" прозвища и не менее дурацкие сокращения. Элеонора относилась к этому на редкость спокойно, но, оставшись наедине с собой после такого общения, нередко знакомила руку с лицом, надрывно вздыхая. Но от этого Элли, сказанного бодрым, что никак не вязалось с внешним видом мужчины, голосом, в котором ясно прослеживается нездоровая хрипотца, ей захотелось снова почувствовать себя в шкуре двадцатилетней девчонки с мрачными взглядами на жизнь, которая до боли в подреберье хотела каждую ночь зарываться лицом в густую рыжую шевелюру своей юной подружки.
- Я... - слова не шли. Но торговка понимала, что слишком долго молчит. - Я до Гвионы хочу добраться. С вами, - голос звучал наигранно твердо, а в голубых глазах стояла едва ли не мольба. "Возьмите меня, пожалуйста, возьмите с собой"
- Возьмем, чего ж не взять-то? - вопросительно, но с искорками в глазах взглянул на нее Леонард. - Рейно против не будет. Он же теперь у нас негласно за главного и все дела, - Пират осуждающе качнул головой, явно недовольный этим фактом. Девушка покосилась на стоявшего поодаль худого темноволосого мужчину с горбинкой на носу и проступающими на лице морщинами. Он был похож на стервятника, готовый рвануться за легкой добычей, но в то же время в нем чувствовалась какая-то нечеловеческая гордость, выраженная в излишне прямой осанке и во взгляде свысока. - Он слишком амбициозен и вспыльчив, чтобы вести нас. Многие считают также, но никак не соберутся высказать ему это в лицо. Но запомни мои слова, девочка: близится тот день, когда общий гнев окажется сильнее слова названного командира, - Лео прищурил серые глаза, глядя на Рейно, но в следующую секунду отвернулся и глянул на стоящую рядом Элеонору. - Не пойдешь к нему отчитываться, что с нами едешь?
- Вот еще, - выплюнула блондинка, наглядно поворачиваясь к Рейно спиной и оглядывая сломанную повозку. Кивнув на нее головой, она спросила у Пирата: - Мы точно вовремя отправимся? Я смотрю, проблемы и все такое, - удостоившись какого-то очень уж уверенного кивка от старого торговца, Эл лишь пожала плечами и продолжила оглядывать собравшихся на площади людей, все чаще и чаще встречая незнакомые лица.

Отредактировано Элеонора Аморе (10-08-2015 10:17:58)

+1

3

Ариман. Еще каких-то 5 лет назад  Ариман казался чуть ли не другим концом света, или даже другим миром - город вне герцогства, далеко от родных земель. Кто бы мог тогда подумать, что призрачные поиски занесут новоиспеченного рыцаря в такую даль?
Но некоторое разочарование постигло рыцаря в этих краях - мало того, что поиски в этом городе так ничего и не дали, так и сам город казался некой уменьшенной  копии Гресса - да, здания, септы, городские стены и имели отличную архитектуру, но жизнь тут протекала также. Такие же торговцы, такие же ремесленники, такие же горожане, те же проблемы, тот же шум и вечная спешка.
Наверно, поэтому утро казалось таким приятным - время, когда городская жизнь только начинает вяло просыпаться, на улицах не толпится народ, а вдоль торговых рядов никто не зазывает народ. Лишь редкие прохожие и стражники, иногда напоминающих призраков заброшенного города, и торгаши, не свет не заря открывающие свои прилавки.
И хотя поиски закончились абсолютным провалом - никто здесь знать не знает о речной деве, от осознания того, что в этом городе тебя больше ничего не держит, становилось тепло на душе. Юному искателю была куда приятнее походная жизнь - по крайней мере, за стенами города можно было наткнуться на что-то необычное.
Однако путешествовать между городами - это не патрулировать земли своего наставника. На неизвестного воителя, несущего неизвестный стяг, местные посматривали с опаской и помощь принимали от него  редко, что делало одиночные переходы крайне трудным занятием. Да и селения встречались куда реже, а одинокий путник, пусть и закованный в латы, выглядел весьма заманчивой добычей - как для зверья, так и для разбойников.
Поэтому Магнус начал путешествовать вместе с торговцами - обычно, условием совместного путешествия они ставили равенство всех участников каравана, и хоть все равно старались рыцарю дорогу не переходить, по крайней мере, не брезговали его помощью, а позже и вовсе общались действительно на равных, что не могло не радовать. Да и лишний меч торговцам никогда не помешает.
А поскольку сезон дождей подходил к концу, то и найти себе подходящий караван не составило особого труда. Еще за неделю до отбытия он договорился с Рейно о месте в караване. И теперь молодой рыцарь направлялся к южным воротам, к назначенному времени.
Найти торговцем не составило особого труда - это были практически единственные на улице люди, около дюжины, и пять телег. Судя по всему, торговцы заканчивали последние приготовления и дожидались последних попутчиков. Вдохнув последний раз запах "далекого" Аримана полной грудью, юноша направился в сторону главного караванщика, ведя за собой Дорна, сразу же привлекая к своей особе много внимания - вероятнее всего, не каждый год эти люди путешествуют вместе с закованными в железо человеком и конем. Без внимания Магнуса не оставил и сам Рейно.
-Ааа, сэр Магнус. Вы вовремя, мы как раз заканчиваем последнее приготовления. Хотя, если бы не эти дармоеды, мы бы уже были готовы к отбытию, - пренебрежительно фыркнул он, бросив взгляд на поломанную телегу.
-Рейно, небольшая задержка меня ничуть не расстроит, и потом, я все же попутчик, а не важный гость.
Магнус попытался разбавить царившую неловкость, сняв шлем и добродушно улыбнувшись попутчикам, но, казалось, это не помогла.
-Как скажете милорд. Мы скоро отправимся, не переживайте.
Магнус разочарованно вздохнул, вызвав некоторую растерянность у Рейно, после чего тот отправился поторапливать бедолаг со сломанной телегой. И вновь мужчина, повидавший в жизни гораздо больше, тот, кому Магнус годился чуть ли не во внуки, обращается с нему, словно сын к строгому отцу. Чтож, придется какое-то время мирится со всем этим уважением. Или не замечать.
И следуя второму варианту, Магнус молча подошел к "мастерам", и бегло оглядев ситуацию, схватился за край одной из телег и принялся приподымать его.
-Ну, чего смотрите? Вместе сподручнее будет - навались!

Отредактировано Магнус Эссен (10-08-2015 17:16:50)

+1

4

Какое-то время они стояли в молчании, каждый думал о своем. Пират продолжал наблюдать за тем, как пытаются с горем пополам починить несчастную телегу; Элеонора же оглядывала присоединившихся к торговцам людей разнообразных профессий и внешностей. Нет, их было немного, даже мало, но они все же были - те, кого удача не одарила своим поцелуем в затылок, попутно толкнув в спину навстречу свершениям, те, кто опасался, что не пройдут такой большой путь одни и те, кто искал безопасный способ добраться из города в город. Они никогда, может, и не видели друг друга, но им предстоит не один день и не одну ночь провести бок о бок с другими незнакомцами, преодолевая дорожные трудности. Те, кто не готов к предстоящей дороге, будут поставлены перед вполне ясным выбором: либо заткнись и иди дальше, либо оставайся и умирай. Жестоко. Но справедливо. Жизнь - жестокая и бесчувственная тварь.
Спокойный, но внимательный взгляд голубых глаз останавливался то на одном человеке, то на другом, рассматривая его без должной пристальности, а лишь поверхностно, бегло. Она не интересовалась ими. Люди, которых северянка вряд ли еще когда-то встретит, не вызывали у девушки никаких эмоций или желания подойти и познакомиться. Леонард, Рейно, его люди - они же, напротив, были теми, с кем хотелось бы поговорить, но существовала преграда, именуемая невидимой стеной между караванщиками и самой Элеонорой. Стена, которую уже вряд ли удастся разрушить, которая прочнее любого камня, холоднее любой стали - увы, но попробуй девушка с кем-то из них заговорить, она вряд ли найдет спокойного общения.
За спиной раздался голос Рейно, холодный, словно ветра, царящие в небе над Агардой, окрашенный в пренебрежительный тон. Он к кому-то обращался, и это вызвало у Аморе невольный интерес; она обернулась назад, узрев облаченного в темные одежды торговца, разговаривавшего с... Рыцарем? Закованный в железо со шлемом на голове, рядом облаченный в доспехи боевой конь - сомнений не было, каравану, по всей видимости, предстоит путешествовать в компании с рыцарем, человеком чести. Продолжая слушать их с Рейно разговор, девушка все так же беспристрастно осматривала присоединившегося к торговцам человека, как это делало большинство собравшихся на этой площади. Когда тот снял с головы шлем, Эл незамедлительно мазнула взглядом по его лицу, про себя отмечая, что это именно парень, не мужчина. "Не молод ли для рыцаря?" - вопрос, оставшийся без ответа. Вслух блондинка произнесла другое:
- Лео, это кто там, рядом с Рейно?
Пират, обернувшись назад и пару мгновений поразглядывав новоприбывшего, лишь беспечно пожал плечами.
- Не знаю. Но о нем, кажись, Рейно и говорил, - наткнувшись на вопросительный взгляд Элеоноры, Пират хмыкнул. - Это он его пригласил. Мол, да, так и так, лишняя защита нам не помешает, особенно такая. Он же не просто так доспехи носит, согласись, а?
- Ну да, логично, - торговка дернула плечами, наблюдая за тем, как рыцарь спешит помочь с телегой, где было сломано колесо. Она отсюда улавливала его желание не столько помочь караванщикам, сколько отвести от себя любопытные взгляды, показать, что он как будто бы один из них, когда так не считает большая часть собравшихся здесь людей. Рыцарей превозносят над обычными людишками, восхваляют, а тут им придется достаточно долгий отрезок времени путешествовать с одним из них. Они будут вынуждены считать его равным, хоть это далеко не так. Он никуда не денется от беглого уважительного взгляда, от обсуждений своей личности за общим костром, от просьб что-то рассказать. - Как думаешь, будут с таким попутчиком проблемы? - наконец, подала голос девушка, не переставая наблюдать за действиями незнакомца и за тем, как резво "мастера" продвинулись вперед с починкой телеги.
- Со всеми попутчиками бывают проблемы, - ответил ей Леонард, посмотрев на стоявшую рядом блондинку, и сухо добавил: - Надо будет  хоть познакомиться при удобном случае.
Не удостоив старого торговца ответом, Аморе лишь согласно кивнула, косо глянув на переступающую с ноги на ногу рядом кобылу и получше взяв ту под уздцы. Пират же, обернувшись на зов Адель, коротко извинился, отходя в сторону, оставляя Эл наедине с собой и своими мыслями. В ее душе поселилось тепло; Лео всегда был ей словно отец, который, в свою очередь, считал северянку маленькой и упрямой девчонкой. Это даже не раздражало - забавляло. Украдкой улыбнувшись своим мыслям, девушка прервала созерцание картины под названием "А сейчас, ребята, мы починим тележку" и отвернулась, проверяя, хорошо ли заседлана лошадь (чего спросонья не упустишь), затянута ли подпруга, ничего ли не выпало из седельных сумок, и, удостоверившись, что все хорошо, спокойно вздохнула, трепля вороную лошадь по холке. Та ответила ей недовольным фырканьем, а где-то сбоку раздался визгливый голос Рейно:
- Вы там закончили с телегой или как? Мы сейчас отправимся без вас, олухи!

+1

5

После того, как рыцарь нежданно вызвался помочь бедолагам со сломанной телегой, дело ускорилось. Однако вряд-ли поступок рыцаря просто вызвал энтузиазм у торговцев - скорее, те испугались, что задерживают рыцаря настолько сильно, что он уже вмешивается сам. Да и Рейно, подавший свой противный голос, как решил Магнус, тоже заставлял поторопиться.
Наконец, новое колесо встало на свое место, и торговцы поспешили занять места у своих товаров - караван и так уже задерживался, и самым богатым из местных купцов уже не терпелось покинуть этот город. Больше же всех переживал Рейно - судя по тем отрывкам, что улавливал Магнус, он жутко негодовал по поводу сломанной телеге и постоянно чем-то грозился. Решив, что угрозы и оскорбления Рейно не достойны его внимания, рыцарь стал осматривать своих попутчиков - народ на удивительно разный для того, чтобы вместе переносить все лишения дороги. Однако общая задача всегда объединяет народ, и этот караван тому пример - не считаю некоторых торговцев, которые уже выработали свой круг и судя по всему, были за главных в этом караване, остальные люди, едва знакомые, уже по дружески что-то рассказывали. Кто-то кому то пытался помочь с грузом, и даже суровые наемники о чем то активно, но без страсти, спорили с одним из жрецов-пилигримов. Все это не могло не вызвать улыбку на устах юноши - все эти люди напоминали большую семью, где у каждого своя роль, но у всех своя цель.
Однако вскоре все телеги были запряжены, все кони оседланы и все места заняты - раздался скрип колес, и караван отправился в дорогу. Рыцарь так-же направил своего коня к выходу, поравнявшись с четвертой по ходу телегой, лишь на выезде из города слегка отстав, чтобы помолится богам о легкой дороге у небольшого алтаря, что обычно ставят у ворот любого города. Вознеся все необходимые почести, юноша со спокойной душой отправился в неизвестность - искать ответы, уже предвкушая всю романтику предстоящей дороги.

Отредактировано Магнус Эссен (12-08-2015 01:08:04)

+1

6

Они закончили с колесом довольно быстро после того, как к ним присоединился молодой рыцарь. Что это было - испуг ли, благоговение перед человеком чести, или же им просто не хватало еще пары свободных рук? В любом случае, это было уже неважно. Новое колесо заняло место старого, молчаливо поклявшись служить дольше своего предшественника. Люди разбредались по своим местам, занимали свои позиции, словно перед битвой: торговцы взбирались либо на козлы повозок, либо же на своих коней, потому что места на передках не всем хватало; немногочисленные наемники в своем обыкновении предпочли добираться до Гвионы на своих двоих; ну а те, кто присоединился к каравану по своей воле, были вынуждены сами заботиться о своем средстве передвижения, и это было известно абсолютно всем. У тебя нет лошади и ты вынужден идти пешком? Твои проблемы.
Слава богам, Элеонору это не волновало. Она краем глаза следила за тем, как Рейно осматривал повозки, с примесью нервозности во взгляде оглядывал попутчиков своего, как он считал, каравана, подмечая детали, анализируя, попутно прикрикивая на нерадивых незнакомцев, дабы те не мешались под ногами и собирались поскорее. Он не был похож на лидера - затравленный мыслями об опасностях, не поскупился растратить большую часть заработанных денег на наемников, чтобы уберечь - но не караван, а собственную шкуру. У девушки появилось такое ощущение, что они были здесь чисто для галочки, выступая за отвлекающий маневр, лишь бы этот стервятник успел унести ноги с поля боя, если такое на их пути возникнет.
Рейно не видел Аморе, либо же умело делал вид, что не видит; в любом случае, это не могло не радовать. Торговка хотела избежать неприятного разговора с ним до неопределенного времени. Сев в седло и подобрав поводья, блондинка молча проследила за тем, как и Рейно залезает на спину своего верного серого коня, который с ним уже несколько лет. Совсем рядом раздалась тяжелая, отдающая металлическим лязгом поступь; повернув голову, девушка узрела рыцаря, направляющегося к четвертой телеге. Довольно неприятный скрип колес возвестил о том, что караван начинает свой путь.
Процессия мирно шествовала по протоптанной дороге несколько часов. Торговцы переговаривались исключительно друг с другом, игнорируя вольных путников, прибившихся к ним. Так всегда. До первой ночи, до первых посиделок у общего костра - до того времени эти люди не обращали внимания на тех, кто ехал с ними, считая, что всегда найдется время познакомиться поближе. "Гости" каравана же изредка сбивались в небольшие группы да заводили разговоры, желая перезнакомиться со всеми еще до того момента, как придет время остановиться на ночлег.
Северянку с кем-то знакомиться не тянуло; она ехала рядом с пятой, еще недавно сломанной, телегой, наблюдая за людьми. Сумка сейчас не казалась таким уж тяжелым и неподъемным грузом; за спиной же во всей своей красе висел арбалет. Рядом с оружием, навыки обращения с которым у нее были, девушке было необъяснимо спокойней. Арбалет, клинки под рукавами рубашки - все это прочило защиту лишь при том условии, что ты умеешь, знаешь, когда, что и как сделать. Элеонора знала. А потому в ее душе поселилось спокойствие, ничто не отвлекало ее от дороги.
Первая остановка была лишь после полудня. До места, где Гелион вытекает из Арпара, верхом и в одиночку можно было бы достигнуть часа за полтора, если не меньше, но караван потратил на это несколько часов. Почему Рейно вообще решил ехать до Гелиона, когда им бы, по хорошему, надо а-абсолютно в другую сторону, - загадка. Никто не рискнул спрашивать, боясь навлечь на себя гнев и без того раздражительного стервятника в теле мужчины. Так или иначе, процессия встала - надо было напоить коней и напиться самим. Денек выдался жарким, на кого ни глянь - у каждого на висках и на лбу блестят капельки пота, каждый тяжело дышит и в изнеможении глотает воду из фляги, если таковая есть.
- Стоим полчаса и идем дальше. Нечего время терять, и так с этой телегой промаялись! - крикнул Рейно, первым подводя коня к воде и сам припадая к живительной глади реки.
Никто не стал спорить, либо в молчании, либо за негромкими разговорами давая напиться лошадям и утоляя собственную жажду. Элеонора встала поодаль, краем глаза наблюдая за тем, как с фырканьем пьет рядом ее кобыла, и присела на корточки, набирая во флягу воду. Ее спокойное существование, увы, было прервано резким голосом, раздавшимся над ухом торговки.
- Я все понимаю, но что ты здесь забыла? - Рейно недоволен. Не ожидал ее увидеть, не хотел тревожить старые воспоминания, поднимая их вверх, словно песок с морского дна. В душе ему неловко - у них обоих есть общий секрет, и оба поклялись молчать. Да и он просто никогда не любил Эл, что тут врать-то?
- Еду до Гвионы. А что, не видно? - девушка выпрямилась, закручивая флягу и кидая ее в свою сумку, лишь после этого обернувшись к мужчине лицом. Она улавливала исходящее от него негодование, но знала, что он ничего не посмеет сделать ей. Не здесь. Не при народе. Пользуясь этим, Аморе улыбнулась прямо Рейно в лицо, и достаточно громко поинтересовалась: - А почему, сэр, мы идем не в сторону Гвионы? Мне казалось, Гелион - не то место, которое караваны посещают по пути туда, разве нет?
- Да ты!.. - едва не задыхаясь от возмущения, мужчина угрожающе сделал шаг вперед, приближаясь к блондинке почти вплотную и опуская свою тяжелую руку на хрупкое женское плечико, сжимая его со всей силы.
- Я закричу, - тихо, едва слышно, не теряя зрительного контакта с Рейно, Элеонора сорвалась до шепота, всеми силами игнорируя боль в плече и желание отдернуться прочь или хотя бы куда-то ударить торговца. Она внимательно смотрела ему в глаза, серо-зеленые, как и несколько лет назад; Рейно отпустил плечо, намереваясь схватить девушку за ворот рубахи, за капюшон плаща - за что-нибудь, но все же схватить, если бы только та не увернулась, поднырнув под его рукой. - Заканчивай, Рейно, люди смотрят.

+1

7

Не многие остались в часовне вместе с рыцарем - дорого обещала быть долгой и трудной, и задерживаться ради оного-двух человек никто бы не собирался. Обычно, богов просили о помощи еще до отбытия. Однако Магнус был спокоен - колонна двигалась медленно, и Дорн спокойно догонит ее, даже не напрягаясь.
Преклонив колени перед небольшим алтарем, Магнус шепотом стал просит благосклонности у своих богов в долгой дороге, а так-же помощи в его нелегких поисках - шансы найти хоть что-нибудь, что пролило бы свет на его спасения, становились все призрачнее.
Закончив молится, Магнус поднялся и направился к выходу из часовни, отвлекая других посетителей лязгом своих лат. На выходе его уже поджидал Дорн, и рыцарь оседлав его, пришпорил коня в сторону каравана.
Как и предполагал юноша, караван он настиг довольно быстро. Колонна двигалась по дороге, уже многие годы используемая торговцами, хотя после сезона дождей она выглядела заброшенной, а игра света в листве наделяла тропу некой таинственностью.
Шло время, ленивое, но уже летнее солнце медленно ползло по небесному куполу - день выдался безоблачным и безветренным, и от того уже по летнему жарким - люди старались преодолевать дорогу в тени деревьев, однако чем ближе солнце было к зениту, тем тяжелее было укрыться от него. Рыцарю же было особенно не комфортно в своих доспехах, однако он лишь редкие струйки пота на лице могли выдать его неудобства.
Солнце и тягость длительного перехода на коню душило любое желание делится впечатлениями - лишь редкие обрывки фраз доносились до ушей рыцаря. Однако обрывки были словно пропитаны тревогой - Магнус уловил в них мысль, что караван направляется не в ту сторону.
Между тем солнце достигло зенита, и продолжать дорогу было чревато последствиями. Добравшись до удобного места, Рейно объявил привал, и караванщики поспешили приготовится к следующему отрезку дороги.
- Стоим полчаса и идем дальше. Нечего время терять, и так с этой телегой промаялись!
Соскользнув со своего коня и взяв его под уздцы, юноша отправился к сияющей в лучах солнца реке - воистину, сейчас она походила на сострадание богов. Зайдя под крону одного из деревьев, юноша отпустил Дорна и принялся развязывать шнуровку на своих доспехах, негодую по поводу того, что до сих пор не взял себе оруженосца. Между тем, тревожные мысли попутчиков уже внятными предложениями вновь добрались до Магнуса - Рейно действительно вел караван не в том направлении, однако в силу его характера, никто спросить о целях или причине смены маршрута не решался. Другие и вовсе не хотели совать носа не в свое дело.
Однако, вопрос стоял, и Магнус сам решил узнать ответ на него. Забыв про доспех, он взглядом поймал главного караванщика и направился в его сторону, подбирая слова для более мягкого обращения. Однако идею о дружеском вопросе напрочь отбило чуть ли не гневное возмущение торговца: -Да ты!..
Фраза эта была адресована довольно молодой девушке, стоявшей напротив Рейно. Ее лицо, словно противопоставление раздраженному лицу Рейно, было спокойным, хотя было видно, что тяжелая девушка проседала от тяжелой руки торговца. Оба они были похожи на обворованного торговца и воровку, доказательств вину которой нет.
Что-то подсказывало, что эта разборка Магнуса не касается, но завышенное чувство справедливости вынудили юношу вмешаться - тем более, разборка стремительно набирала обороты и Рейно попытался схватить девушку.
- Заканчивай, Рейно, люди смотрят.
-И не всем людям это нравится. У вас проблемы, сэр Рейно? - произнес Магнус строгим голосом, положив закованную в металл руку на плечо  караванщика. Тот, в пылу своего раздражения, даже не заметил приближения массивной фигуры рыцаря, что говорило не в пользу Рейно.

+1

8

-И не всем людям это нравится. У вас проблемы, сэр Рейно?
Он их обоих застал врасплох, оба вздрогнули, но только Элеонора сумела поднять на так неслышно приблизившегося к ним рыцаря глаза, Рейно же стоял к нему спиной и просто физически не мог этого сделать. Ее потянуло поскорей слинять с места происшествия, оставив торговца в руках молодого рыцаря, но любопытство по отношению к столь значительной фигуре, вклинившейся в их спор, взяло верх, и девушка осталась на месте, приняв лишь более непринужденную позу. Скользнув взглядом по мигом окаменевшему лицу Рейно, она лишь насмешливо прищурила глаза, установив с ним секундный зрительный контакт.
- У мсье Рейно будут проблемы, если он и дальше будет вести караван в другую сторону. Не так ли, Франциск? - как ни в чем не бывало улыбнулась мужчине торговка, после чего добавила: - А наши личные проблемы мы обсудим позже. Когда ты остынешь и не на глазах у народа, - плохо прикрытая фамильярность в голосе. Эл было до фени, как это воспримет стоявший перед ней Рейно, она лишь многозначительно постреляла глазками в сторону рыцаря за спиной мужчины, как бы намекая, что лучше уж торговцу заткнуться и свалить в туман.
- Мы еще поговорим. Но только попробуй что-то вытворить, и твой арбалет тебя не спасет, - голос у Франциска был холоден, словно лед, а глаза превратились в две узкие щелки. Буркнув что-то неразборчивое в сторону закованного в доспехи парня за своей спиной, по всей видимости извинения, мужчина поспешил ретироваться.
Проводив взглядом его худощавую, облаченную в темные одежды фигуру, северянка лишь покачала головой. "Арбалет тебя не спасет" - мысленно передразнила его блондинка, стягивая с волос, собранных пучок, резинку. Светлые локоны упали на ее плечи, а сама Аморе все еще думала про столь громкое заявление, услышанное от Рейно. Он не будет ничего делать именно сейчас, дождется вечера, привала, и, наверное, выхватит девушку, пока та будет одна, для разговора. Или не для разговора - там уж как получится. Он средне управляется с кинжалом, зато мозги, когда надо думать о мести, работают просто великолепно. Хитрый лис, готовый при случае станцевать на костях Элеоноры - великолепная компания для беседы один на один, что сказать.
Поняв, что молчит уже примерно секунд двадцать, держа в одной руке резинку для волос, а взглядом следя за ушедшим в компанию более-менее верных ему людей Рейно, девушка заставила себя повернуть голову к все еще стоявшему перед ней рыцарю. Они с ним были почти одного роста, поэтому задирать голову, чтобы посмотреть в лицо, не пришлось; хотя увидеть его лицо в этот раз вообще не удалось - шлем с закрытым забралом все скрывал, а просить его снять... Зачем? И так сойдет. Да и он, скорее всего, откажет.
- Спасибо благородному рыцарю. Не знаю, что бы без вас делала, - искренняя улыбка и откровенная ложь - Эл знала, что делать и куда бить, чтобы Франциск загнулся раком, но правила приличия, воспитание (не на улице же росла) и должное почтение к стоявшему перед ней человеку не давали ей признаться в этом. "Пусть лучше считает меня хрупкой и беззащитной. Плохо ломать людям первое впечатление", - пронеслось в мыслях девушки, пока та продолжала беззаботно улыбаться, собирая светлые волосы в высокий хвост, чтобы не мешались. - А вы почему с простым людом путешествуете, позвольте поинтересоваться?

+1

9

Рука на плече торговца сжалась сильнее, давая понять, что терпение у рыцаря не безгранично и что неплохо бы объясниться сейчас-же. Девушка же многозначительно встала перед незадачливым мужчиной, чуть ли не ехидно смотря в его глаза
- У мсье Рейно будут проблемы, если он и дальше будет вести караван в другую сторону. Не так ли, Франциск? - как ни в чем не бывало улыбнулась мужчине торговка, после чего добавила: - А наши личные проблемы мы обсудим позже. Когда ты остынешь и не на глазах у народа.
Юноша почувствовал укор совести - судя по всему, дело было и вправду не его, эти двое были знакомы, и пусть питали друг к другу как минимум презрении, им было, что разъяснить друг другу.
Хотя давать Рейно что-то объяснять в таком состоянии было нельзя - хоть Магнус и не видел его лица, он физически ощущал кипящий в нем гнев. Может, зла девушке он и не желал, но что только не случается в припадке ярости.
- Мы еще поговорим. Но только попробуй что-то вытворить, и твой арбалет тебя не спасет - ледяным голосом бросил он девушке и неловко выбрался из-под хватки рыцаря, пробурчав что-то вроде "прощу прощенья", и поспешил вернуться к своему каравану. Все меньше этот человек нравился Магнус - видно, у него много тайн, и многие их них весьма темные.
И часть этих тайн знает девушка - отсюда и их неприязнь. Магнус бросил взгляд на нее - взор ее был устремлен в спину уходящего Рейно. Она долго молчала - видно, обдумывала угрозу Рейно, а слова его звучали как угроза, и рыцарь уже было собрался уходить, но ее слова остановили его.
- Спасибо благородному рыцарю. Не знаю, что бы без вас делала.
Девушка с благодарной улыбкой смотрела в его глаза. Приятные, мягкие и аккуратные черты ее лица располагали к себе с первого взгляда, а игра солнца в ее волосах создавали впечатление, что пряди ее волос сотканы из света. Вот только зачем она убрала такую красоту за спину, в пучок, было не понять. Любуясь ее личиком, Магнус вдруг вспомнил, что сам то в шлеме, и поспешил снять его, тоже мило улыбнувшись.
-Я бы на вашем месте не прибеднялся, миледи - ваш арбалет половина мужчин зарядить не сможет, не прострелив себе что-нибудь, да и двигались вы весьма искусно - еще не известно, кого я спас - вас, или Рейно.
После слов юноша учтиво поклонился девушке, представляясь - Магнус Эссен из Дольна - вновь специально опустив учтивое обращение "сэр".
- А вы почему с простым людом путешествуете, позвольте поинтересоваться?
- Путешествовать одному даже мне опасно. Я конечно, мог взять с собой свиту, поваров, охрану, геральдов и знаменосцев. Но мне кажется, забирать всех этих людей из родных домов ради мечты одного рыцаря - не самая лучшая идея. - пояснил Магнус собеседнице.

+1

10

Дорога. С самого утра Венда была вся в предвкушении путешествия, которое ей обещал ее новый учитель светлой магии. Лаци встретила этого почтенного старца около месяца назад. С самого начала учитель показался ей весьма добрым старцем. Однако в учебе спуску девушке не давал. За месяц обучения у Старца Венда выучила больше, чем за половину года сама. К тому же Старец вручил девушке целую кипу книг, которые Венда теперь таскала с собой. На вопрос, не жалко ли мудрецу такие ценные фолианты, пожилой мужчина лишь улыбнулся. Однако все хорошее имеет отвратительное свойство заканчиваться. Поэтому Лаци собирала сейчас вещи в дорогу. Старцу необходимо было навестить своих внуков. Так сам мужчина сказал вивенди, а она просто поверила. Нет смысла копаться в сути, если финал будет все равно един – она больше не сможет у него учиться. Пока что… Возможно в будущем она снова свидится с этим улыбчивым старичком, но сейчас высшим силам угодно, что бы девушка сопроводила его в дороге, переняв еще немного мудрости, и направилась своей дорогой. А именно в соседнюю с их пунктом назначения деревню. Там давний друг Старца как раз нуждался в помощнике. "Возможно, он сможет подсказать мне еще учителей светлой магии…"
Караван оказался небольшим. По крайней мере, девушка его представляла по-другому. Внушительнее, что ли… Она ожидала увидеть вереницу из повозок длиной до самых ворот и огромное скопление людей вокруг. И что бы эти повозки ломились от всевозможных товаров. Однако повозок было всего пять. Людей тоже относительно немного. Но, несмотря на это, девушка все равно почувствовала какую-то внушительность. Возможно потому, что вокруг суетился мужчина, очень похожий на стервятника, а может просто потому, что ее не покидало чувство принадлежности к чему-то большому и общему. Ведь до этого девушка почти постоянно путешествовала самостоятельно. Лишь изредка прибивалась к относительно небольшой группе попутчиков. А сейчас целый караван… Венда улыбнулась группе людей, к которой ее подвел Старец. Кажется, среди них был его знакомый. Чтож, чудесно. Девушка мгновенно нашла общий язык с воинственного вида женщиной и, кажется, ее младшей сестрой, которые сопровождали знакомого ее учителя. Сам же мудрец отошел справиться о пути, которым идет караван. Правильно ли он помнил, что конечным будет нужное ему место.
Прошло уже минут десять с тех пор, как Венда подошла к каравану, а он все стоял. Кажется, возникли проблемы с колесом одной из повозок. Вокруг суетились местные умельцы, но ничего путного пока что не получалось. А к каравану все продолжали прибывать люди. Вот подошла миловидная блондиночка. Оказалось, что и ее знакомые тут присутствуют. Лаци улыбнулась. Всегда приятно наблюдать за людьми, которые находятся рядом со своими знакомцами. Спустя некоторое время вивенди услышала тяжелую поступь: к их каравану присоединился рыцарь. "Благородная кровь? Что его сюда привело?"
Девушка стояла немного в тени, поэтому заметить ее было достаточно сложно. Очень выгодная позиция для того, кто любит наблюдать. А Венда была как раз из этого типа людей. Девушка просто обожала наблюдать. Суета людей ее забавляла. Самой девушке казалось, что они так смешно ходят вокруг, спешат, пытаются везде успеть. Самой Лаци это не составляло труда. Врожденная способность двигаться быстрее человека часто служила очень хорошую службу, хотя Старец иногда ругал за ее неспособность остановиться и подумать. Зачастую Вена действительно спешила сделать что-то совершенно зря. Дело с колесом от телеги пошло быстрее, когда к «умельцам» присоединился рыцарь. Возможно сам эффект присутствия человека без страха и упрека делал свое дело.
Наконец караван тронулся. Девушка поспешно села на своего верного коня и легонько дала пятками по бокам животинке. Путь проходил практически молча. Лишь изредка всхрапывали кони или слышались редкие отрывки разговоров. Было невыносимо жарко. Люди старались двигаться как можно меньше и поэтому видимо не разговаривали. А может, у каждого были свои мысли, которые не хотелось прерывать пустой болтовней ни о чем. И вот наконец-то объявили привал.
- Бедняжка Акш. Устал, родненький? – Венда спрыгнула со своего вороного скакуна, погладила того по мускулистой и грациозной шее и подвела его к воде. Старец пристроил свою белую лошадку рядом.
- Венда, будь так добра, сходи за лечебной травой. Я ее заприметил неподалеку. – И мудрец указал на рисунок в справочнике. Девушка кивнула, набрала во флягу воды и удалилась в поисках травы. Увлекшись напеванием какой-то незамысловатой мелодии и собиранием требуемого букета, девушка не заметила, как наткнулась на парочку попутчиков из каравана. Она бесшумно подошла ближе  и прислушалась. Кажется, они о чем-то спорили. Затем вновь вмешался рыцарь. "Что-то интересное назревает в караване…" Венда прислушалась к разговору рыцаря и девушки. Прятаться она намеренно не стала, но и попыталась сделать вид, будто ищет еще травы.

+2

11

-Я бы на вашем месте не прибеднялся, миледи - ваш арбалет половина мужчин зарядить не сможет, не прострелив себе что-нибудь, да и двигались вы весьма искусно - еще не известно, кого я спас - вас, или Рейно.
Элеонора предпочла лишь промолчать и улыбнуться - так, чтобы эта самая улыбка не выглядела натянутой. А что говорить? То, что она знает, как управляться с арбалетом - логично, иначе бы он не висел у нее за спиной. А движения, которые скорее не искусные, а отточенные со временем, не раз в прямом смысле спасали жизнь и помогали заработать денег. Но об этом необязательно всем знать.
"Магнус Эссен", - мысленно повторила девушка и удовлетворенно вздохнула, когда на звуки этого имени в душе ничего не екнуло, сердце не забилось чаще; его лицо ей не знакомо. Хвала богам, этот рыцарь не представляет для нее на данный момент опасности, но вполне мог бы стать объектом потенциального интереса... в довольно разных смыслах. Прищурившись, Эл еще раз окинула парня взглядом, изучающе оглядывая его.
- Очень приятно. Я Элеонора, - о фамилии торговка тактично умолчала, осторожничая. Незачем первому встречному доверять такую информацию, и этому правилу северянка придерживалась уже несколько лет, не желая вновь вляпываться в одни и те же истории. Скажешь человеку фамилию - значит, дашь ему дополнительную зацепку для твоих поисков, если после вашего знакомства что-то пошло не так. Мало ли сколько в мире людей с одинаковым именем, а вот если к имени прибавить еще и фамилию, то окажется, что таких "одинаковых" людей не так уж и много. Методом исключения нужного человека достаточно легко найти. Молча выслушав объяснения Магнуса по поводу того, почему же столь благородный человек идет наравне с обычными торговцами и другими людьми "низких" профессий, Аморе удовлетворенно кивнула. - Без лести скажу: правильно поступаете. Нечего тянуть за собой людей. Есть мечта - будь добр, стремись, иди к ней сам. Людям по большей части плевать, - девушка лишь небрежно пожала плечами, отводя взгляд.
Наткнувшись взглядом на собиравшую какие-то травы неподалеку девушку, северянка оглядела ее с головы до ног и, не найдя в ней ничего из ряда вон выходящего, мысленно успокоилась. Элеонора, кажется, видела ее на площади в толпе, хотя и не была уверена. Травница или просто путешественница - не имело значения, все равно они друг друга не знали и еще вряд ли когда-то увидятся. Однако, где-то в подсознании тоненький голосок подозрения противно пропищал что-то вроде "Она слышала? Много слышала?". Со стороны это походило на затравленность, на деле же - осторожность, которая уже прямо била через край, что здорово не нравилось самой блондинке. "Надо учиться не искать в каждом встречном врага и больше доверять людям..."
- Не думаю, что сейчас подходящее время продолжать разговор. Мы стоим еще где-то минут десять, а посему если не успели что-то сделать, то поторопитесь, Магнус, - торговка в очередной раз одарила рыцаря улыбкой, тонко дав понять, что диалог, увы, окончен аж до самого вечера, затем собрала волосы в высокий хвост, дабы те не мешались в поездке и отошла к лошади, без проблем залезая в седло и поудобнее перехватывая поводья. Ее взгляд вновь приковала девушка, собирающая травы, но лишь на пару мгновений - не надо никому думать, что Эл на нее пялится. Усмехнувшись чему-то своему и отметив, что у незнакомки довольно милая внешность, северянка отъехала от реки в тень деревьев, принимаясь ждать, когда же караван тронется с места.

Отредактировано Элеонора Аморе (19-08-2015 13:26:59)

0

12

Прежде чем представится рыцарю, девушка окинула его подозрительным взглядом, словно пытаясь вспомнить, чем мог ей насолить когда-то Магнус. Юноша все же надеялся, что ничем.
- Очень приятно. Я Элеонора
Осторожничает... Не доверяет мне, хотя кто из обычного люда доверяет аристократии?
Без лишнего интереса выслушав его объяснения, собеседница лишь пожала плечами, устремив взор куда-то вдаль. Видно, ей не особо нравилось это знакомство, что ее мысли были заняты совсем другим, что слегка огорчало. Впрочем, это было неважно - вряд ли после этой поездки они вообще когда нибудь пересекутся, так что много это знакомство все равно не обещал.
- Без лести скажу: правильно поступаете. Нечего тянуть за собой людей. Есть мечта - будь добр, стремись, иди к ней сам. Людям по большей части плевать
Без условно, она была права. Но сказала она это скорее из вежливости, нежели ей действительно хотелось поделится советом. Розговор совсем не клеился, и Магнус оставил все попытки это исправить - незачем было навязываться этой девушке, тем более он и так влез не в свое дело. И словно в подтверждении этих мыслей, девушка, снова улыбнувшись, дала понять, что общаться она не намерена, и поспешила оставить рыцаря в одиночестве.
Впрочем, она была права: времени оставалось мало, а рыцарь даже бурдюк не напомнил. Еще раз окинув поляну взглядом, он заметил невдалеке травницу. Подслушивала? "Да что тут слушать... Ага, рассказ о том, какой рыцарь благородный, не взял с собой слуг? Хах, курам на смех - кому это интересно?"
Вздохнув, юноша отправился готовится к предстоящему переходу - увы, многое, как, например, все таки избавится от лат - Магнус уже не успевал совсем

+1

13

Кажется, ее заметили. Что странно, ведь она совершенно не привлекала к себе внимания. Как казалось самой вивенди. Подождав еще несколько мгновений после ухода парочки, девушка направилась к своему коню. Там ее уже ждал Старец. Похоже, мужчина был чем-то не очень доволен. Отдав ему травы, которые мгновенно перекочевали в сумку мудреца, Венда проверила подпругу Акша.
- Что-нибудь узнали, учитель? – Осторожно поинтересовалась Лаци. На что старец промолчал и лишь буркнул что-то неопределенное про лгунов. Вздохнув, Венда проверила содержимое сумки, припасы, количество воды во фляге и присела около копыт Акша в ожидании отправления каравана. Мыслями девушка невольно возвращалась к событию, которое застала буквально некоторое время назад. "Тот старикашка явно угрожал блондиночке. Интересно…Что она ему такого сделала?" Затем вспомнился рыцарь. "А благородный прямо кинулся защищать невинность. Хотя, на мой взгляд, она бы не только со старикашкой справилась, но и латному наподдать смогла бы." Лаци улыбнулась своим мыслям. "Наверно это здорово, когда можешь за себя постоять, а не прятаться и сбегать в надежде, что тебя не догонят." Однако Венда была довольна своей жизнью. Ей нравилось не причинять людям боль, а наоборот. Нравилось видеть, как раны затягиваются. И пусть вивенди пока что не могла заращивать серьезные повреждения, но она уже могла запросто вылечить глубокий порез или снять головную боль. А еще забавно было наблюдать за людьми, когда вивенди просто растворялась вместе с воздухом. Столько недоумения читалось в глазах. А когда еще и неслышно сзади подкрадываешься…Они пугаются, словно умертвие увидали. Венда усилием подавила смех, вспомнив недавний эпизод. Когда она чуть не нарвалась на неприятности, так же собирая травы. Она почти заполнила корзинку вербеной. Как внезапно на поляну вышли двое крепышей. Они обсуждали, что неплохо поживились за счет этого богача, о ком идет речь, девушка естественно не знала. Венда мгновенно растворилась в воздухе. Решив, что с воров не убудет, девушка аккуратно стащила небольшой мешочек золотишка, и на эти деньги купила учителю новый набор принадлежностей для изготовления лекарств. «Возможно, стоит понаблюдать за тем, что происходит в караване. Может те чудесные женщины что-то знают?» Решив, что при первой же возможности поговорит с группкой женщин, с которыми познакомилась еще до отъезда, Венда села в седло и приготовилась отбыть к месту ночевки. Старец копошился рядом. Мудрец еще собирал некоторые вещи, которые разложил на земле, дабы убрать травы понадежнее. Растения-то были редкими. Не так много мест было на этой грешной земле, где можно встретить подобный экземпляр. Поэтому пожилого мужчину можно было понять. Он старался сохранить самое ценное. Поэтому сейчас в сумку отправились различного рода ступки с пестиками, затем парочка книг, затем остальные не такие важные и ценные вещи. Лаци, наблюдая за действиями мужчины, вновь впала в раздумья. Эта поездка обещала быть интересной….

+1

14

Лошадь под девушкой стояла спокойно, чуть опустив голову и подергивая ушами. По ней, кажется, было видно, как ей все это "дорого" - таскать на себе всадника невесть куда, да еще и под палящим солнцем. А Элеонора... А что Элеонора? Сидеть в седле тоже тяжело, между прочим! Но это так, к слову. Нагнувшись вперед, блондинка ласково потрепала кобылу по взмыленной шее, на что та отозвалась... Нет, никак не отозвалась, не сочтя нужным как-то отвечать на это проявление человеческой заботы. Ой, все.
Большинство людей уже отошло от реки, в очередной раз проверяя, все ли в порядке в повозках, в нормальном ли состоянии кони - в общем, ничего удивительного, обычная повседневная для них суета. Караванщики ясно давали понять тем, кто присоединился к ним, что общаться прямо сейчас они не намерены (и вопрос, намерены ли были вообще). Выражалось это во взглядах, которыми те одаривали странников - недоверчивые и даже слегка высокомерные; торговцы показушно держались одной большой группой, едва ли соизволив лишний раз сказать незнакомцам хоть слово. Лично Эл это мало удивляло, она даже, можно сказать, понимала их, ведь зачем впускать в свой уютный мир кого-то другого? Зачем рушить уже устоявшуюся компанию, приглашая в нее чужого, с отличным от большинства мнением и своим взглядом на мир, который нужно еще изучить? Чтобы понять, какой это человек, может уйти не один год; торговцам нет до этого дела, у них на первом месте всегда стоит работа и деньги, которые благородно позволяют им прожить еще неделю, еще месяц. Именно поэтому они всегда держались одной единой компанией, в который каждый знает о другом все или почти все. Им не нужны чужаки. Им комфортно в этом обществе.
Недовольный голос Рейно вывел девушку из раздумий. Мужчина возвестил о том, что пора выдвигаться, взбираясь на коня. Его изящный серый конь, взмыленный, как и большинство лошадей здесь, нетерпеливо рыл копытом землю, явно после отдыха готовый преодолеть такое же расстояние. Караванщики тронулись практически сразу же, не особо дожидаясь многочисленных попутчиков, руководствуясь мыслью в стиле "Ниче, догонят". "Впрочем, ничего нового", - подумала Аморе, пуская лошадь неторопливой рысью рядом с одной из последних повозок. Скользнув взглядом по берегу реки в поисках своего недавнего и нежданного спасителя в латах, девушка его все-таки нашла, удостоив того на пару мгновений взглядом уже задумчивым. Спасти девчонку от недоброжелательно настроенного мужчины, конечно, хорошо, от этого подвига неустанно веет романтикой, но... Одно дело - помочь беззащитной девушке, а другое - спасти убийцу.
Увы, маленькие и не очень темные тайны есть у всех. Например, руки по локоть в крови, отточенное владение клинками и заботливо спящая совесть, позволяющая притворяться милой блондинкой, которая оружие-то в руках еле-еле держит. Северянка лишь хмыкнула, поудобнее перехватывая поводья. И ведь, черт возьми, работало, люди велись на образ глупенькой девочки. "А тут сработает ли?" - пронеслось в мыслях торговки, но она быстро откинула эту мысль. У нее за спиной арбалет, прикидываться дурой уже не прокатит. "Ладно, не страшно"

Они шли долго. Долго и молча. В жару так не хотелось раскрывать рот, чтобы сказать хоть слово. Кони тяжело шагали по пыльной дороге и либо тянули повозку, либо тащили на своей спине людей, готовых уже принять желеобразное состояние. Солнце не щадило никого, забирая, казалось, последние людские силы. Но и этому пришел конец: караван въехал в долину Алькоата, где через некоторое время их заботливо спрятали от обжигающих солнечных лучей кроны вековых деревьев. И дышать сразу легче стало, и вообще жизнь в тени всем показалась просто прекрасной. Оно и немудрено.
Элеонора молча прислушивалась к лесным звукам, едва-едва пробивающимся сквозь шум, который издавала медленно движущаяся процессия. Ветра не было, потому лес застыл в сонном молчании; дикое зверье тоже не высовывалось, явно прячась от послеполуденного солнца. И было в этом молчании что-то... плохое. Девушка задумчиво оглядывалась по сторонам, настороженно скользя взглядом по просветам меж деревьев, по усеянной листьями земле. Она не одна чувствовала что-то неладное, и это стало понятно по голосу Аде, который сидел на передах повозки, прячась под капюшоном.
- Слишком тихо, - возвестил парень, и в его голосе северянке почудилось отражение собственной тревоги. Каким бы ни был лес, в нем просто так не может быть так тихо. Хоть какие-то признаки жизни в лесной чаще все-таки должны быть.
В скором времени им придется искать здесь привал, разводить костер и отдыхать. Эл еще раз напряженно огляделась, сжимая в руках поводья, затем неопределенно качнула головой, вновь устремляя взгляд вперед, на дорогу, не в силах дождаться привала.

0

15

Подойдя к Дорну, который оказался чуть умнее Магнуса и проводил время так, как нужно было проводить всем - отдыхал и лакал воду, рыцарь наконец и расслабился сам в тени одинокого дерева. Хотя караванщики уже начали готовится к новому переходу, парню срываться с места вместе с ними не хотелось. Ну что с ними случится за те 15 минут, что он еще посидит тут? Правильно, все что угодно.
В такие минуты становилось даже завидно обычному люду - они не носят этих лат, и сами при этом страдают от жары... Что уж говорить о человеке, закованного в железо с ног до головы. Наверно, стоило приобрести что-то более легкое, но ведь латы подчеркивают твой статус, разве не так? Томно вздохнув, юноша достал свой бурдюк и осушив его полностью, лениво поднялся и стал наполнять его водой из ручья. Тот, как назло, соблазнял юношу лучше любого суккуба, своим журчанием нашептывая, что-бы рыцарь остался тут...навсегда...до конца лет своих. Только он, ручей...и сотни караванов, проходящие сюда на остановку. Отстранившись от этого коварного ручейка с полным бурдюком, рыцарь оседлал Дорна и отправился вслед уходящему каравану. Как оказалось, догонял он его не в полном одиночестве - некоторое зеваки тоже увлеклись отдыхом или своими делами и упустили тот момент, когда караван отправился в путь-дорогу дальше. "Семеро одного не ждут" - мелькнуло в голове парня. Это как нельзя было характерно для торговцев - не всех, конечно. Но они гонятся лишь за выгодой, а никто из опоздавших им не выгоден. Скорее, приятный придаток в виде пары рабочих рук или лишнего меча. Но вот те, кто работать не мог, был лишь обузой.
Юноша разочарованно вздохнул, придя к такой мысли, и пришпорил коня в направлении к каравану, попутно смотря, быть может, кто нуждается в помощи. Но, хвала светлым богам, никому она не понадобилась, и довольно скоро с караваном шли уже все путешественники.
И с полным составом караван отправился в путь за горизонт.
В дороге, особенно когда она проходит в полной тишине, время имеет свойство растягиваться чуть-ли не в бесконечность. Тишина утомляли вместе с переходом - не было ничего, за что-бы можно было зацепится и поднять настроение. Но никто сейчас не хочет рисковать, впускать в свой укромный мир кого-то чужого. В этоп плане торговцам было намного проще. Хорошо дела обстояли и с теми, кто путешествовал с кем то. А вот одиночкам, как Магнусу, в такой тишине было томительно.
Однако пейзажи все-же менялись, хоть и лениво. И вот уже вместо холмов на горизонте замаячили деревья, и а затем деревья затянули все пространство вокруг дороги. Жизнь сразу стала проще - палящее по летнему солнце скрылось за густой листвой.
Между тем, переход до этого места для многих оказался слишком сложным. Караван замедлил свой ход и шел медленно даже по своим меркам, а люди всем своим видом давали понять, что необходим привал. Некоторым даже очень - одна из девушек резко остановилась, схватившись за грудь... Судя по всему, ей стало неожиданно плохо , поскольку ее стало шатать из сторону в сторону. И, кажется, лишь один человек, старый, забеспокоился об этом и и спустился со своего коня рядом. Магнус так-же соскользнул со своего седла и подошел, как раз вовремя, чтобы успеть поймать начавшую падать девушку.
-С вами все в порядке? - задал глупый вопрос Магнус, смотря на девушку. Кажется, она тоже его видела, но по вполне понятным причинам ответом не наградила.
-У нее тепловой удар - сообщил старец, должно быть, ее отец, и запустил руку в одну из сумок на поиски чего-то. Магнус же попытался напоить девушку водой, и поднес бурдюк к ее губам. Та жадно припала к воде, делая большие глотки и вцепившись руками в бурдюк. К этому времени ее отец нашел склянку и протянул ее девушке.
-Выпей, тебе станет легче.
Оторвавшись от воды, девушка так и сделала... Вот только ее слабость чувствовалась даже сквозь железные латы, поэтому, не церемонясь, юноша поднял ее на руки и аккуратно усадил ее на Дорна, придерживая ее - он знал, что и девушка, и старец начнут воражать, если он предложит помощь.
-Что вы делаете?
-Помогаю ей добраться до привала без затрат лишних сил. На вас переход тоже плохо сказывается, а лошадь у вас одна и явно не подготовленная к таким нагрузкам. Не переживайте, я о ней позабочусь - заверил Магнус старца , и взяв под уздцы Дорна, вновь принялся догонять Караван

+1

16

Вот наконец караван снялся с места стоянки и отправился дальше. Венда только успевала глазеть по сторонам. Кажется, она еще не бывала в этой части мира…А может просто не помнит. В последнее время путешествовать доводилось немного меньше. Лаци даже не могла определить для себя это хорошо или плохо? Для обычных людей это наверно было хорошо, осесть где-нибудь в деревушке, хозяйство, семья, дети…Для вивенди это было немного, как бы это выразиться, мучительно. Они всегда стремились следовать за ветром. Даже глядя на своих родителей, девушка понимала, что для них не так важен дом…и прочие..ценности? Мысли медленно текли в голове. Казалось, что даже им жарко. "Чертова жара…Как же хочется окунуться в речку или озеро…И остаться там навсегда." Девушка горестно вздохнула и посмотрела на Старца. Старик что-то совсем тяжело ступал, еле передвигая ноги. Зря все-таки Венда не уговорила его взять второго скакуна. Лаци остановила Акша и спрыгнула.
- Учитель, Вам лучше сесть на коня. И ничего не говорите. Вам необходимо отдохнуть. Такая сильная жара может на вас дурно влиять. – В привычной для себя манере тараторила девушка. Ну как тараторила…Это окружающим так казалось. Для самой Лаци все было нормально, включая темп ее речи. Дождавшись, когда Старец усядется на Акша, вивенди пошла следом, слегка опережая лошадь.
День становился все жарче. Такое ощущение, что солнце решило проверить путников на прочность. Кто-то уже в изнеможении просился на телегу, кто-то почти лежал на лошади. А кто-то жадно глотал воду из бурдюка. "Кстати!" Девушка припала к своему бурдюку и жадно принялась пить воду. Лаци с трудом заставила себя оторваться от такой желанной влаги и убрать полупустой бурдюк в рюкзак, уговаривая себя потерпеть до привала. "Там наверняка рядом будет какой-нибудь источник влаги…Потерпи, а то все выпьешь и ничего не останется…" Мысли почему-то обратились к воспоминаниям об Ильсе. Девушка вспомнила, как они впервые встретились. Тогда он показывал ей где можно набрать воды. "Интересно, а где сейчас сокол?" Неожиданно перед глазами потемнело и Венда, в попытке не упасть, зацепилась за седло Акша. А дальше все как в тумане. Черные плавающие круги перед глазами не давали толком рассмотреть, что происходит. Кажется, Старец поспешил ей на помощь. И кто-то еще. Девушка жадно припала к предложенной воде, мысленно благодаря Богов за ниспосланную помощь. Кто-то что-то сказал учителю. Он поднес к ее губам какую-то склянку с зельем. Кажется для улучшения ее состояния. Не верить Старцу Венда просто не могла, поэтому безприкословно выпила предложенное снадобье. И правда, стало чуть легче. Круги перед глазами исчезли, и девушка смогла рассмотреть своего второго спасителя. Им оказался тот самый рыцарь, с которым любезничала симпатичная девушка со светлыми волосами. Лаци попыталась сказать спасибо, но получилось только не совсем внятное бормотание. Рыцарь усадил девушку на своего коня, и путники догнали процессию. Привалившись спиной к груди рыцаря, Лаци прикрыла глаза. Как же ей хотелось спать… Девушка силой открыла глаза, и осмотрелась. Караван подъезжал к лесу. "Ура! Прохлада!" От этой отличнейшей новости даже состояние девушки еще чуть улучшилось, и она смогла выдавить из себя то, что хотела.
- Спасибо Вам сер…эээ… - А получилось даже внятно. Однако только сейчас вивенди обнаружила, что не знает имени спасшего ее человека. Ведь человека же? Девушка немного извернулась и разглядела «рыцаря без страха и упрека». В голове снова закрутилось множество вопросов. Но девушка не знала стоит ли их задавать…Вдруг она сморозить какую-нибудь глупость? А обижать спасителя не хотелось. Особенно сейчас.

+1

17

А людям, увы, становилось все хуже и хуже, даже несмотря на то, что караван полз уже под весенней кроной леса. Молодые и все еще маленькие листочки не совсем спасали от солнечных лучей, а желанной прохлады так и не появилось. Девушка присмотрелась к тому, как начинает меняться небо в огромных прорехах меж листьями деревьев, про себя отмечая, что небеса уже скинули с себя ярко-голубые одежды, потихоньку одеваясь в шелк заката. То тут, то там кусочек недостижимой вышины становился темнее, его цвет менялся на более глубокий синий; ползущее по горизонту солнце раскидывало свои лучи по глади неба, и редкие облака начинали вспыхивать новыми цветами - красным, оранжевым, блекло-желтым. Скоро похолодает, и...
Внимание Элеоноры внезапно привлекло происходящее впереди. Кто-то из путников, присоединившихся к каравану, все-таки схлопотал тепловой удар, почти что падая на землю (вернее, схлопотала - падающей особой была девушка). Почти что - потому что ее в последний момент успел подхватить тот самый рыцарь, который встрял в любезный разговор Рейно и Аморе. "Какой герой", - не то язвительно, не то с толикой иронии подумала торговка, наблюдая за тем, как девчонке помогают встать и влезть на коня Магнуса. Зависть ли? Нет, просто недоверие ко всем находящимся здесь людям, а в особенности к тем, кто привык помогать человеку, а затем не просить чего-то взамен. Мир, так открыто смеявшийся над Эл и постоянно обнажающий свои клыки, приучил к тому, что так уже не бывает. А если и бывает, то очень редко. Лучше лишний раз побеспокоиться о безопасности собственной шкуры и все в таком пессимистичном духе.
Вздохнув, северянка устало оглядела караван и людей. Многие выглядели не лучшим образом, и стало ясно, что если они сейчас не встанут, то будет худо. Только Франциск вряд ли собирался вообще останавливаться... Утерев капельки пота со лба, девушка сжала поводья в руках, резко посылая лошадь вперед галопом, дабы нагнать идущего в самом начале каравана Рейно. Кобыла с хриплым ржанием тряхнула головой, вытянув взмыленную шею, и с силой оттолкнулась задними ногами, послушно с шага переходя в намного более быстрый аллюр. Хвала небесам, дорога была достаточно широкая, а потому достаточно было просто уйти на ее край, чтобы без проблем доехать до первых повозок и при этом никого не затоптать. Проезжая же мимо рыцаря с той несчастной, которой минуту назад было плохо, Элеонора одарила их задумчивым взглядом, который, правда, длился не больше секунды - лошадь все еще стремительно скакала вперед. Девушкой, что сейчас восседала на коне закованного в латы парня, оказалась вроде бы та травница, которая... В общем, та самая. Которая, вроде как, ничего такая.
Рейно выглядел не менее усталым, чем все остальные, и даже, казалось, постарел лет на пять. "Он и без того не красавчик, усталость ему точно не к лицу" - злобно хихикал где-то в глубине души тоненький голосок, и торговка с трудом заставила себя не улыбаться. Подъехав же к нему, блондинка сразу услышала недовольное "Аморе, отвали". Ну надо же, он даже головы не повернул!
- Ты мне тоже всегда безумно нравился, Франциск, - Эл позволила себе вести свою лошадь рядом с конем мужчины, при этом сохраняя непринужденный вид. - Только давай серьезно - люди уже идти не могут. Пора останавливаться, мне каж...
- Ага, - перебил ее Рейно, покосившись на девушку. В нем еще были силы препираться, что удивительно. - Вот давай я прямо сейчас и остановлю всех только потому, что тебе, мое золото, так захотелось. Вали отсюда.
- Ты идиот? - искренне удивилась торговка, услышав в свой адрес такое. К слову, она могла бы еще долго сражаться с упрямым Рейно на языках, только вот не в этот раз. - Если ты всерьез думаешь, что я тащилась до тебя лишь для того, чтобы попросить остановить караван по моей прихоти, то тогда ты еще безнадежнее, чем я думала. Людям плохо. Ладно, теми, кто не с вами, не с караваном, ты можешь пренебречь, а если тепловой удар схлопочет, скажем, кто-то из ваших? Вот весело будет, согласись? - Элеонора наблюдала за тем, как эмоции на лице Франциска сменяют друг друга. Бесстрастность сменилась сначала недоверием, а потом едва видным страхом от осознания того, что его ненавистная все-таки права. Обернувшись назад, мужчина оглядел тащившийся за ним караван, а затем глянул вперед и недовольно, но все-таки кивнул. А Аморе прям гордость распирала - ну надо же, уговорила! И цапаться долго не пришлось!
С самодовольной улыбкой она продолжила ехать рядом с Рейно. Тот вскоре объявил о привале, как раз найдя недалеко от, так скажем, главной дороги ответвление в сторонку. Тропинка привела на поляну, где, как видно было, любили отдыхать путники: следы от костров, поваленные деревья, часто служившие вместо мягких кресел для такого же мягкого места. Деревья, правда, жесткие были, но не суть. Усталые путники ручейком стеклись на поляну, первым делом припадая к достаточно большому ручью, протекавшему на ее краю. Истощенные, измученные, люди наконец-то дождались отдыха.

+1

18

Убедившись, что девушка удобно устроилась, он осторожно приобнял ее для надежности и принялся не спеша догонять караван, держась недалеко от "отца" девушки. К счастью, дочь травника помощью не брезговала, и полностью доверилась рыцарю, откинувшись на его грудь и начав отдыхать. Между тем солнце начала закрывать ветви деревьев, уже успевшие обрасти листвой, и от того начавшие надежно защищать не по весеннему знойное солнце. Судя по всему,этот факт прибодрил девушку, и она, еще слабо, но все же внятно поблагодарила своего спасителя
- Спасибо Вам сер…эээ…
-Сэр Магнус, миледи. Не стоит благодарностей. - произнес он в ответ, обрадовавшись хоть какому-никакому, но общению.Увы, на этом оно и закончилось, хотя девушку можно было понять - она была измотана и ей было явно не до общения. Поэтому Магнус не стал догучать ее своими вопросами, позволив ей устроится так, как ей было удобно, и молча продолжил путь, пока не нагнал караван.
Тот уже начинал останавливаться на привал - телеги лениво съезжали с дороги к источнику живительной влаги, цена которой была сейчас намного выше всего имущества, что везли с собой торговцы и путники.
Судя по всему, это место часто посещалось путниками, о чем говорили следы их деятельности - кострища, вокруг которого были повалены бревна, и кое где оставались даже собранный хворост и колотые дрова. Вероятнее всего, это было одно из немногих мест, где можно было отдохнуть на этой дороге.
Выведя коня на поляну, юноша ловко спрыгнул на траву сам и помог спустится девушке, и, ведя ее под руку, помог устроится ей у одного из деревьев, чуть подаль от всего шума.
-Если вам что то понадобится, только скажите. - любезно произнес он, обратившись к ее отцу, и вернулся к своему коню, разгружая того и давая возможность ему отдохнуть. Признаться, самочувствие у него самого было не из лучших, отдых требовался и ему самому, поэтому, не долго думая, он направился к ручью, наполнить бурдюк и напиться самому. Заодно он решил узнать, как долго они тут пробудут.
А Между тем, что-то тревожное прокралось в сознание парня, вот только что - сказать было трудно. Что-то подозрительное было здесь, да и почти все дорогу вдоль леса. Прислушившись, он вдруг осознал - лес был практически безшумен, что бывает крайне редко в это время года. Но что могло заставить его замолчать?

Отредактировано Магнус Эссен (22-09-2015 20:51:00)

+1

19

"Магнус…Магнус…по звучанию похоже на гнуса…" Девушка обернулась на рыцаря, проверяя, а вдруг он мысли прочитал? Вроде нет. Черт. Как некстати случился этот солнечный удар! И ведь не передохнуть толком, не искупаться, не скрыться от жары под крышей…Ужас. "Не стоит благодарностей. Теперь моя совесть никогда не успокоиться…Такой благородный, что прямо кошмар." Девушка вздохнула. "Ну, раз он такой весь из себя праведный, то тогда наверно не о чем беспокоиться?" Она совершенно не умела нагло пользоваться человеческой помощью. Всегда испытывала чувство вины, если человек не просил ничего в ответ. Это как-то странно было. А вдруг человек просто стесняется попросить? "Ой, ладно…Посмотрим, что будет." Девушку начало клонить в сон. Вот одно и тоже! Что в жару, что в холод! Что за странный организм?! Девушка прикрыла глаза. Так спокойно..хорошо…И кажется даже жара временно отступила. "Еще бы ветерок подул.." Вивенди, кажется, даже уснула. Хотя не могла уловить суть сна. События менялись так быстро, что мозг просто не успевал понять, что происходит и просто переключался на новые обстоятельства. Даже не утруждаясь запоминать.
Проснулась Венда от того, что ее сняли с лошади и отвели, в полусонном состоянии естественно вполне, под ближайшее дерево. Взгляд Лаци упал на ручей. Вода в нем была такая прохладная, прозрачная, так мерцала на солнце. Манила своим видом. "Ах…сейчас бы искупаться…" Девушка кажется даже машинально подалась вперед к воде. Внезапно перед лицом появился Старец.
- Ты в порядке, дитя? – Пожилой мужчина был явно обеспокоен.
- Да, все хорошо. Простите за беспокойство. Я просто устала немного. И длительное отсутствие ветра влияет на меня не лучшим образом. – Девушка улыбнулась седовласому старику и пододвинулась, пуская присесть рядом. – Я настоятельно Вам рекомендую продолжить путешествие на коне. Акш Вас любит. А я пойду рядом. Нет. – На попытку задать вопрос, ответила девушка. Она точно знала, что хочет спросить Старец. – Серу Магнусу я надоедать не желаю. В конце концов, я сама могу идти. И вообще, он не обязан со мной возиться. Наверняка у него своих проблем навалом. – Девушка снова улыбнулась пожилому мужчине и вздохнула. – Эта жара меня доконает…Хоть бы маленький ветерочек подул! Я так по нему соскучилась. – Внимание вивенди снова приковала речка. Решив, что хватит рассиживаться, девушка поднялась и поспешила набрать воды. А то кто знает, сколько они еще простоят. А идти, судя по всему, предстояло еще долго.
Девушка наполнила все их бурдюки водой и проверила Акша. Вороной жеребец лениво пощипывал травку на лужке у речки. Девушка украдкой бросила взгляд в сторону рыцаря. "И не жарко ему в этом железе…Странный…" После чего вновь переключила внимание на меланхолично жующего коня. "Интересно, а что сейчас Ильс делает? Так по братишке соскучилась."

+1

20

Во всеобщей радости по поводу того, что они наконец-то остановились, не принимали участия ни торговцы из каравана, ни Элеонора. Первым было неприятно разделять свои эмоции с "какими-то левыми людьми", несмотря на то, что они устали не меньше странников, а вот Эл было просто не до этого. Она настороженно осматривалась, цепляясь взглядом то за пепелища от костров, то за окружавший полянку лес. Это было что-то сродни чаще, которая обычно полнится звуками и шорохами, которые издают ее обитатели, большие и маленькие. Вот только эта чаща была тиха, застыв в каком-то могильном, мертвом молчании: хмуро шелестел ветер макушками вековых деревьев... И это все. Даже за шумом, издаваемым людьми, девушка все еще не могла расслышать ни одного привычного лесного звука. Вариант, что караван распугал всю живность, что обитала близ этой поляны, сразу отбрасывался - по пути сюда она тоже не слышала абсолютно ничего.
- Чего встала-то? - раздался совсем рядом недовольный голос, но отнюдь не Рейно это произнес. Аде, до сих пор прятавший от лучей солнца свою чувствительную к свету белую-белую кожу, закрывшись капюшоном, остановился подле торговки, распрягая коня. Аморе удержалась от резкостей в адрес парня, помня, что он был одним из немногих людей, относившихся к ней с доброжелательностью. Грубить ему сейчас было бы ну уж совсем не хорошо.
- Место тут какое-то... нехорошее, - отозвалась девушка, потихоньку расседлывая и свою лошадь, что устало дышала и косила глазом на воду. Слегка похлопав кобылу по взмыленной шее, она добавила: - Слишком тихо. В лесу не может быть такой тишины.
- Тут я даже спорить не буду, - устало, но все еще с нотками недовольства вздохнул паренек, вытирая со лба капельки пота. Ничего не выражающим взглядом он окинул окрестности и хмыкнул. - И слава Имиру, если здесь поблизости просто бродит дикое зверье, а не разбойники, - поймав на себе задумчивый взгляд Элеоноры, он добавил: - Зверь не подойдет к огню, а мы, благо, разводим костры. Чего не скажешь о тех же разбойниках - их это только привлекает, а эти ребята, гордо именующие себя наемниками, мне доверия никакого не внушают. Я бы лучше нос к носу столкнулся с медведем, чем с шайкой вооруженных мужчин.
Северянка промолчала, пожав плечами. На вопрос "что лучше: встреча с хищником или с разбойниками?" она сразу ответа дать не могла, да и сомневалась вообще в своих силах ответить на это. "Я бы предпочла ни с кем не встречаться и просто спокойно провести ночь", - устало вздохнула торговка, отпуская лошадь к ручью, дабы та могла напиться воды. Люди предусмотрительно оставляли коней подле ручья, привязывая поводья к лежавшим там же нескольким бревнам, на ссохшихся телах которых торчали специально не срубленные крепкие ветви. Это было достаточно удобно, сразу же решая проблему с тем, где оставить лошадей. 

Стемнело. Один за другим вспыхивали на поляне костры, разгоняя ночной мрак. Вздымая свою черную шкуру, тот прятался за окрестными деревьями, не прерывая царившего в лесу угрюмого молчания. На поляну спустился ощутимый холодок - весна была изменчива, ветрена и непостоянна, словно молоденькая кокетка из высшего общества, еще не готовая к серьезным отношениям. Кутаясь в свои плащи, куртки, кофты, люди расселись вокруг костров, позволив себе расслабиться. Те, у кого были палатки (а были они не у многих), уже давным давно их поставили, а сейчас же путники доедали свой скудный ужин. И опять же не факт, кто у кого-то вообще этот ужин был.
Караванщики, как и ожидалось, сели в своем кругу, прогоняя любого, кто пытался к ним приблизиться. Со стороны они, Рейно и его приближенные, были похожи на стаю волков, со вздыбленным загривком защищающие свою территорию. Глупо ли? Да, бесспорно, но повлиять на их решение и заставить сесть вместо со всеми было невозможно. Впрочем, их никто сильно и не трогал.
Среди торговцев находились и приятные исключения, люди, которые без задней мысли и какой-либо агрессивности или настороженности садились подле одного из костров вместе с людьми, которые кружком вокруг него расселись. Аде вместе со своей спутницей жизни Адель, Анук, да тот же самый Пират - все они уютно устроились в кругу более доброжелательных личностей, чем собственные коллеги по работе. Это грело душу Элеоноре, которая украдкой наблюдала за ними, подмечая, что совсем не поменялись эти люди. Сама же северянка вечер провела в гордом одиночестве, не желая ни с кем его делить; отужинала она в тени, совсем рядом с местом, где были привязаны лошади и где стояли повозки. Слава Имиру, в это место никто не совал свой нос, а потому ей удалось посидеть вдали от общества, прислонившись спиной к колесу и сидя на стылой земле. Лошади фыркали где-то в полумраке, топтались на месте, жевали траву - в общем, делали все, чего бы им хотелось. Но даже звуки жизни не могли сгладить поселившуюся в душе девушки тревогу: лес все еще молчал.
Вздохнув, Аморе все-таки поднялась с земли, вслушиваясь в доносившиеся с поляны разговоры. "Пойду подсяду к кому-нибудь. Надо найти Лео..." - блондинка тенью вынырнула из-за повозок и, двигаясь неслышно, пользуясь тем, что ее никто не замечает, зашагала в сторону костров. Пирата было сложно не найти: он, сидя в обществе довольно-таки молодых людей, самозабвенно в сотый раз рассказывал выдуманную историю своей жизни, которую он вещал каждому новенькому в караване или тем, кто вместе с караваном путешествовал.
-...А знаете, как я лишился своего глаза? - когда ответа не прозвучало, мужчина потер ладони, приготовившись к самому безумному, самому невероятному рассказу, входящему в цикл "А вы знаете, как я жил раньше?". - Дело было так. Я плавал на пиратском бриге, "Галке"...
Девушка улыбнулась, почтительно выжидая время и давая Леонарду добраться почти до конца истории. Она слышала эту историю сотни раз и каждый раз лишь смеялась, понимая, как недостоверно это звучит. Да и "потерял свой глаз" было большим преувеличением, потому что по сути Пират просто им не видел, а сам глаз был на своем законном месте.
-...но всякому веселью приходит конец. Однажды мы нос к носу столкнулись с охотниками на пиратов, которые промышляли лишь тем, что лишали таких, как мы, жизни. Оказывается, они шли за нами уже давно и готовились к абордажу, - Лео обвел взглядом сидящих в кругу людей. - Мы сопротивлялись, пытались уйти, но все тщетно. Они сцепили свой корабль с нашим "кошками" и нагло вторглись на нашу территорию...
- Их было так много, - внезапно возникла за спиной Пирата Элеонора, точно подгадав свое время. Она без стеснения положила ладони на плечи мужчины, обводя присутствующих, которые глядели уже на нее, взглядом, а затем продолжила, вложив в свой голос всю серьезность, дабы не выдать смеха, который так и рвался из ее груди. - Много, словно оборотней в Лунной пади. И обнажились клинки, и вскипел бой, откуда живыми вышли немногие, и длился этот бой так долго, что вы даже представить себе не сможете. И в том бою Пират сошелся с главарем охотников за морскими разбойниками. Их сабли плясали в свете полной луны, сливаясь в смертельном танце и звуках металлического лязга. Увы, мерзкому охотнику посчастливилось пройтись своей саблей прямо Лео по глазу, - выждав паузу, торговка продолжила: - Бой закончился. Охотники были с трудом, но побеждены, а трофеи с их корабля пираты забрали себе. А теперь, десять лет спустя, лишь пустота перед глазом, что попал под удар, напоминает Пирату о тех славных деньках.
Она чувствовала, что Леонард улыбается. Боже, как нелепо звучали его россказни! У него ведь даже не было шрама на лице, чтобы доказать то, что действительно был этот бой и главарь этих охотников со своей саблей, что наполовину лишил его зрения. Слушатели, однако, первые мгновения сидели и переваривали эту историю, не слишком задумываясь о правдивости; в кругу повисло молчание. Элеонора, всеми силами стараясь не улыбаться, уселась рядом с Пиратом на бревно, подаваясь вперед и грея озябшие руки у костра.
- У тебя всегда получалось лучше рассказывать эту часть, - с наигранной обидой в голосе произнес мужчина, а затем вновь повеселел, хмыкнув и обращаясь к тем, кто слушал рассказ: - Вот так все и было. Ну да ладно, за всеми моими воспоминаниями о былых деньках мы с вами даже познакомиться забыли. Какие-то вы все молодые, - оценивающе фыркнул Лео, оглядывая присутствующих. - Меня зовут Леонард, это - Элеонора, - он кивнул на сидящую рядом торговку, которая даже не удосужилась глянуть на сидящих вокруг костерка людей.
Все, хотя и неуверенно, но начали представляться, называя имена. Какие-то Аморе уже доводилось слышать, но она не придавала этому значения - много ли в жизни совпадений?

0

21

Решив, что источником тревоги было не что иное, как разыгравшееся воображение, юноша глубоко вдохнул лесной воздух, который стал заметно прохладнее. В конце конов, тут был много наемников, да и торговцы обычно готовы к любым сюрпризам. Звери сами несунутся к людям, если далеко не отходить от места стоянки, а несколько вооруженных  караульных на ночь отпугнут грабителей. Тем более до города было совсем недалеко, никто бы не решился нападать так близко к нему.
"Слишком нервный ты стал, сэр рыцарь" - юноша усмехнулся, еще раз оглядев поляну. Люди неторопливо готовились к ночлегу, привязывая коней недалек от ручья, дабы те не разбрелись или, еще хуже, заплутали в лесу. Собирали хворост, разжигали костры, собирали палатки. В воздухе поплыли манящие запахи разной еду - по большей части простой, дорожной, но от того не менее аппетитной. После долгого дня и обычная похлебка была изыском, достойного королей. "Интересно, а что в походе едят сами короли?"
Довольно скоро стемнело - весенние дни напоминали молодых людей, утром горячо обещающие жару и летний зной, а к вечером, словно неуверенные в себе, быстро уступали права хозяйке - ночи, которая укрывала мир пеленой мрака, приносивший с собой не по весеннему холодный воздух. Люди, до этого собиравшиеся небольшими кучками кто где, подтягивались все ближе к общим кострам. Кто то встречал ночь в тесном и неприступном кругу торговцев, явно не доверяющим чужакам. Кто то жался к своим, небольшим костеркам. Остальные же собирались вокруг самого большого костра на поляне, и именно он казался самым шумным, несмотря на то, что именно там собирались совершенно не знающие друг друга люди. "Вот она, чудесная магия дорожной ночи... Завтра они отправятся в дорогу как древние друзья, готовые разделить с ближним хлеб и воду. Не все, конечно, но многие". Сам Магнус встретил приход ночи немного в стороне, наблюдая за тем, как звезды по одной вспыхивали на небе, и мучая свою флейту, часто помогавшую ему коротать одинокие ночи. Рядом лежали его доспехи, от которых Магнус с радостью избавился как только узнал, что караван останавливается на ночь.
Однако, холодный воздух все сильнее пробирал юношу, порождая соблазн присоединится к общему костру. И рыцарь не стал долго ему противится, поддавшись ему и отправившись в сторону ночного маяка, вокруг которого все дружно над чем-то смеялись. Подойдя к людям, которые увлеченно слушали рассказчика или обсуждали услышанное с соседями, он сел на поваленный ствол к остальным.
Рассказчик, добродушного вида мужчина, рассказывал свои байки о лихих деньках, когда приключений было больше, враги страшнее а принцессы прекраснее. При рассказывал он это с такой уверенностью, что умудрялся развеять любые сомнения на этот счет. И лишь только после его слов пробирало на улыбку - ведь ты в это поверил.
Рассказы го напомнили рыцарю те деньки, когда он с палкой бегал с другими мальчиками по деревне и охотился на пиратов. Или сам был пиратов. Слова рассказчика проникали глубоко в сознание, доставая эти воспоминания, заставляя вновь вернутся в то пору, когда трава была зеленее, яблоки вкуснее, а драконы караулили за каждым углом.
В минуту, когда же он начал рассказывать о том, как потерял глаз, хотелось даже вскочить с места,взять палку прямее, принять позу поэпичнее и выкрикнуть "Так вот ты где, старый пират! Наконец я нашел тебя. Теперь я отомщу за своего отца"
Однако рассказ за него закончила юная девушка - та самая торговка, что давеча умудрилась поссорится с главным караванщиком. Причем появление ее, не смотря на все эффектность, гармонично вписывалось в рассказ пирата и казалось отрепетированным номером, хотя и можно было уловить тот, факт, что пират или новая рассказчица сами сдерживали смех.
И вот их рассказ подошел к концу, они с улыбкой перекинулись между собой словами и обратили свой взор на присутствующих, прядставляясь сами и предолгая представится остальным. И, поборов общее смущение, вышел первый. Им оказался мальчик лет 7, который сказал, что его зовут Оли и что он обязательно станет как дядя Лео, вызвав новую волну смеха и улыбок. И уже следом за ним путники начали по одному представляться, кто то смущенно и неуверенно, кто-то свободно, а кто то и еще пытаясь при этом пошутить.
И наконец очередь дошла до Магнуса. Все же дав волю детским шалостям, он гордо выпрямился и закутался в плащ, окинув присутствующих наигранным надменным взглядом, явно переигрывая, и выдавил из себя как можно грозным голосом
-Сэр Магнус Эссен из Дольна, чье имя заставляет дрожать драконов и чудищ, и трепетать сердца угнетенных.
Ему было все равно, что со стороны это могло выглядеть  глупо и нелепо. Ему просто хотелось отдохнуть, о чем свидетельствовало то, что он сам с трудом сдерживал смех - пришлось даже спрятать в плаще часть лица

+1

22

Привал. Место где можно отдохнуть. Хотя нет. И тут заставят поработать. У кого-то ноги болят, у кого-то спина отваливается. А Венда как девочка на побегушках! Можно подумать она меньше устала! Лаци вздохнула и натянула на себя улыбку. Ей нельзя было сейчас раскисать. До города еще не скоро, а если начать себя жалеть сейчас, то она точно разревется. Хотя…она и так планировала это сделать. Ей надоело улыбаться. В конце концов она тоже устает, тоже скучает, ей тоже многое не нравится. Но разве кому-то здесь есть до этого дело? Нет. Всем абсолютно наплевать. На чувства девушки, на ее состояние, на ее переживания. Всем. Даже этот рыцарь банально тешил свое самолюбие. Мол, помог несчастной девушке в беде. Пф!
Эмоции нещадно рвались наружу. Последний раз такое было через несколько дней после того, как Ильс сказал, что ему необходимо уйти одному. Девушка ненавидело это состояние. Этот отрывок времени, когда чувства, которые ты, казалось, запихнул в самую глубь, снова рвутся из груди, заставляя сжаться в комочек в темном месте и плакать. Вивенди сглотнула подступивший к горлу комок и продолжила помогать Старцу. Сейчас все важнее ее собственных эмоций. Впрочем как и всегда. «Никому нет дела…» Она проговаривала это как мантру в такие моменты. От этого даже становилось легче. Только вот желание разреветься никуда не девалось. Оно только усиливалось. Усилием воли девушка прогнала из взгляда тоску и кинула беглый взгляд на костер. Там сидела веселая компания. И даже тот самый рыцарь в сияющих доспехах. Венда на секунду остановилась, прикрыла глаза и вздохнула. Как же ей все надоело. Наверно стоило прогуляться недалеко в лес и подумать своем. О ее состоянии. "Только избавиться от него"…Уйти. Уйти куда угодно, но вернуться с той же улыбкой, с какой она ходит обычно. Вивенди снова сглотнула ком. Ее нежелание мешать людям у костра гнало ее подальше в лес.
- Я никогда не заведу себе друзей. У меня даже никогда семьи не будет. Разве что мне на пути попадется такой же вивенди. Это все. У меня никогда не получится полюбить по-настоящему. Меня чураются. Не любят. И не понимают. – Шептала Венда своему отражению в маленькой речушке.
- С чего ты взяла, что тебя не понимают? А ты попыталась сделать хоть что-то, что бы тебя поняли? Ты бежишь от людей. Конечно, тебе будет казаться, что все вокруг против тебя. Вспомни Ильса? Ты с ним заговорила, и он не оттолкнул. – Внутренний голос был как всегда прав, и от этого становилось ее более мерзко. Но девушка не могла не согласиться с ним. Она сама избегает людей. Она даже не знала почему. Генетическая память? Мудрость поколений? Лаци фыркнула. "Пора возвращаться, дорогуша." Старец наверно уже беспокоиться. Не стоит заставлять старика волноваться. Венда поднялась и направилась обратно к лагерю. Она села недалеко от того места где пасся Акш и принялась сверлить взглядом темноту леса. Так получилось, что села девушка относительно недалеко от костра. Однако все же так, что бы не мешать сидящим там людям.
Попытавшись снова уйти в свои мысли, девушка неожиданно запела. Сказывалась давняя привычка. Музыка всегда помогала думать. Девушка с детства пела. Сначала просто повторяла за матерью, затем за деревенскими женщинами, а потом и начала запоминать песни, найденные в архивах и библиотеках. Ей сейчас определенно нужно было подлечить душу. Что-то в последнее время девушка все чаще впадает в отчаяние. Наверно стоило поговорить об этом со Старцем. Он наверняка знает, что делать. Даже если и нет, то она хотя бы выскажется. Всяко лучше, чем переваривать это в себе и биться головой о ближайший столб. Или ствол. Или камень. В общем, обо все, что попадется под руку. Или под голову. Ну короче ей необходимо было высказаться. Иначе ее бедная голова просто разорвется. А вместе с ней и грудная клетка. Девушка даже не заметила, что мелодия, которую она напевала, оказалась ужасно печальной.
- Что тревожит тебя, дитя? – Мудрец всегда оказывался рядом в нужное время. Возможно, ей не помешает разговор прямо сейчас. Девушка улыбнулась, немного натянуто, и принялась тихо и плавно рассказывать пожилому мужчине о том, что терзало ее душу. Даже Акш, казалось, прислушивается к словам хозяйки. "Лошади же чувствуют эмоции, если мне память не изменяет." Девушка следила за каждым движением своего четвероногого друга. Созерцание этого помогало ей направить мысли на нужный лад, что бы рассказ был более понятен. Акш успокаивал. Девушка сделала короткую паузу и продолжила изливать наставнику душу. Старец всегда был прекрасным слушателем. Не обделил он девушку советом и сейчас. "Да только как его применить…Этот совет…" Венда снова вздохнула и вновь воззрилась на гнедого жеребца, так безмятежно щипавшего траву около палаток.

+1

23

Они улыбались. Им всем было весело, они все были умиротворены, расслабившись под покровом ночи. Огонь отбрасывал на их лица причудливые тени, попутно согревая людей посреди ночных холодов изменчивой весны. Как сквозь вату, сквозь дрему долетали до сидящей подле Лео Элеоноры голоса окружавших ее случайных попутчиков, которых она никогда не встречала и не встретила бы, если бы не увязалась за этим караваном. Она оглядывала всех молча, без улыбки, вглядываясь в лица, вслушиваясь в голоса, но чувствовала, что ей это без надобности - увы, эти люди, после того, как все они достигнут Гвионы, останутся позади, и дыханием изменчивой и подвижной жизни их образы, подобно пыли, которую сдувают со старых книг, поднимутся в воздух и улетучатся, оставшись где-то на задворках памяти. А может, они и вовсе не задержатся в памяти? Как знать.
Укутавшись в плащ получше, торговка устало вздохнула, выпуская изо рта облачко белого пара, змейкой улетевшего к темному небу. Очередь представляться дошла и до рыцаря, который, поддавшись охватившей всех атмосфере веселья после рассказа Пирата, вмиг сделал из себя грозного-грозного рыцаря, с наигранной серьезностью произнося:
-Сэр Магнус Эссен из Дольна, чье имя заставляет дрожать драконов и чудищ, и трепетать сердца угнетенных.
- О как, - вмиг отозвалась блондинка, вглядываясь в лицо парня поверх пляшущих язычков пламени, жадно облизывавших и вгрызавшихся в дрова. Он казался ей совсем молодым для рыцаря, но вслух об этом упомянуть девушка не рискнула - мало ли, обидится еще. Ее холодные голубые глаза скользнули по его глазам, изумрудным, словно молодая листва, проклюнувшаяся среди весны; девичьи губы тронула легкая улыбка. - И что, не нашлось еще чудовища, которое не сразил бы твой клинок, доблестный рыцарь?
"Найдется еще, не переживай", - про себя добавила Аморе, снова переводя взгляд на костер и не слишком-то вслушиваясь в возможный ответ Магнуса. Она грела руки у костра и никак не могла согреться. И, наверное, не смогла бы - сквозь гул притихших голосов (люди в кругу о чем-то шептались) северянка услышала оглушительный треск ветки, доносившийся из леса, обступившего поляну со всех сторон. Медленно, стараясь не напугать близ сидящих, она повернула голову в ту сторону, откуда донесся звук, попутно встретившись взглядами с беловолосым торговцем Аде и путешественницей по имени Витторией - те тоже настороженно вглядывались в абсолютный мрак, царивший в лесу. Лишь едва заметно кивнув на немой вопрос в глазах Аде, Элеонора повертела головой, оглядывая полянку, приютившую путников. "Если нас пригрело это место, то кого же в этот раз пригрел лес?" - стараясь не выдавать своей напряженности, девушка в упор взглянула на Аде, который держал руку под плащом на поясе - там в ножнах хранился небольшой кинжал, - а тот еле заметно махнул свободной рукой, предлагая отойти.
- Я сейчас, - шепнула Аморе Леонарду, который лишь плечами пожал - мол, идите, куда вздумается.
Аккуратно выскользнув из общего круга и выпрямившись во весь рост, торговка почувствовала, как напрягается все тело в преддверие возможной опасности. Едва рядом с ней встал Аде, она тут же, едва ли не срываясь на бег, направилась к краю поляны, который обволакивала ночь - там не было ни костров, ни людей, потому что все решили, будто этот край уж слишком неровен, дабы обитать на нем целую ночь.  Здесь, на границе их временных владений, было темно и, кажется, даже тихо. Эл метнула быстрый взгляд на сидевшую в опасной близости от этого края поляны девушку, которой сегодня днем было плохо; рядом с ней стоял старик. Они разговаривали и, кажется, если и слышали треск сухой ветки под чьей-то неосторожной ногой (лапой?), то не предали значения.
Остановилась девушка метрах в трех от теснившихся стеною деревьев, напряженно вглядываясь в мрак, ютившийся под их стволами, но он был мертв. Аде встал подле нее, оглядываясь.
- Надеюсь, это зверь, - его голос походил на шелест ветра; Аморе же лишь кивнула, не произнося не слова.
До боли в глазах блондинка вглядывалась в темноту, вслушивалась, пытаясь уловить какие-то звуки из леса. Ее опасения подтверждались - тишина  в лесу была вызвана присутствием тех, кто выходит на охоту, когда на землю спускается ночь. Вдруг раздался шорох где-то справа, заставив молодых людей вздрогнуть, но тут же стих; за деревьями мелькнула тень. Элеонора аккуратно завела руку за спину, снимая арбалет и довольно-таки ловко заряжая его; Аде же не спешил обнажать клинок, отступая на шаг назад.
- Это же забота наемников, - внезапно прошипела северянка, равняясь с парнем. - Где они? Не эти ли идиоты должны были нас охранять?
- Сидят жру... Пищу принимают. Они там вкруг Рейно рассредоточились в основном, а на этот край никого и не послали - хмыкнул торговец. - Пошли дадим им пинка, чтобы тащились сюда. Меня совсем не прельщает мысль помереть прямо здесь.
Девушка напряженно кивнула, отступая назад следом за Аде. Ей не особо нравилось, что они сейчас словно на ладони, уязвимая мишень, а потому убраться отсюда было самой лучшей идеей. Когда они, наконец, повернулись к лесу спиной, у нее чуть волосы на затылке дыбом не встали - как ясно она чувствовала чей-то пристальный взгляд, глядящий им вслед. Зверь так не смотрит. "Это разбойники"

Девичий вопль совершенно с другой стороны поляны разрезал умиротворенное гудение лагеря. Но он стих так же внезапно, как и начался; оборвался, повиснув в воздухе и сотрясая тишину. И, скорее всего, это являлось своеобразным сигналом, потому что в тот же миг, не дав людям и переполошиться, из темноты позади уходящих к людям Элеоноры и Аде выскользнули люди с оружием наперевес и самыми недобрыми намерениями, отражавшимися в едва ли не плотоядной улыбке, глазах, сияющих азартом близкой потасовки, и во всем их виде: они были опьянены близостью такой легкой добычи, которую не защищали как следует.
Аморе с ужасом обернулась и, не выпуская из рук арбалета, кинулась к тем людям, что были ближе всех - брюнетке и старику; Аде бросился к людям на середине поляны.
- Уводи старика, - рявкнула торговка на сидящую на бревне девчонке, совсем не по-девичьи легко поднимая арбалет и выпуская болт в ближайшего из бегущих, аки волков, учуявших добычу, мужиков, попадая ему чуть пониже плеча.
Бойня началась.

0

24

-И что, не нашлось еще чудовища, которое не сразил бы твой клинок, доблестный рыцарь? - язвительно спросила рассказчица пиратской истории, хотя на этом ее интерес к рыцарю явно иссяк. "Наверно действительно выгляжу глупо" - подумалось юноше, однако мнение одной торговки для того, чтобы испытать стыд, было явно мало. По крайней мере, некоторые дети смотрели на него трепетными глазами, и этого было достаточно, чтобы продолжать ребячится.
-Я же говорю, все чудища в страхе разбегаются от меня - только пятки сверкают. - парировал он каверзный вопрос и все таки рассмеялся, в мгновенье потеряв тот образ, который так упорно пытался построить. Вдоволь насмеявшись, Магнус все же вернулся на свои место, и после еще нескольких представлений люди принялись вновь обсуждать свои дела. Даже пират Лео, успев уже лишится свой напарницы, беседовал о чем-то своем с соседями - скорее всего, торговцами из каравана. Да, это все немного сблизило людей, но все таки никто пока не знал общих тем для разговора. Да и чувствовалась некоторая усталость - все таки самое трудное в долгой дороге - это начать двигаться.
Поэтому рыцарь погрузился в раздумья, периодически вылавливая из общего балагана одно-два  разборчивых слова, о не придавая им особого значения. Он смотрел на танец пламени, скачущее по поленьям. Треска пламени юноша не слышал, но живо себе его представлял. Что-то магическое было в этом танце, но вот что, юноша понять так и не смог. Но каждый раз это что-то приковывало его внимание в такие минуты.
Между тем, люди начинали разбредаться - время, хоть было не особо поздним, уже подгоняло путешественников погрузится в сон - скорее всего, караванщики отправятся в путь еще засветло, и многие хотели выспаться к этому моменту. Общий круг стал понемногу рядеть, и гул говора вскоре прекратился - люди уже больше перешептывались и общались уже совсем на личные темы. Магнус уже и сам подумывал вернутся к своему схорну, как вдруг оглушительный визг заставил замереть всю жизнь каравана. На несколько мгновений повисла тревожная тишина, как будто время остановилось. Люди пытались понять, от куда раздался звук и кому он принадлежал. Но оцепенение спало, и взоры устремились в сторону ужасного крика. А вскоре раздались еще и еще...
Пламя, такое манящее, всегда привлекало внимание. В этот раз случилось точно-также но свет костров собрались новые гости. Только в этот раз они вряд-ли хотели присоединится к каравану - скорее, отделить от него все самое ценное и оставшееся придать огню. Разбойники, лесные хищники, что стремятся нажиться за счет других, стеклись на легкую добычу и принялись выпрыгивать из тени. Видно, кто-то случайно обнаружил их засаду, и это вынудило их напасть сейчас. Но даже сейчас они застигли всех врасплох - бежать то было некуда, а наемники, впрочем, и сам Магнус, были не готовы.
Не долго думаю, Магнус вскочил с места, обнажая свой меч, и окинул взглядом всю поляну и всех людей. Наемники, нанятые Рейзо, видно, даже не думали защищать людей и заботились только о шкуре нескольких торговцев. Остальных явно не хватало на защиту всех. Времени организовать их явно не хватало
-Все, кто может держать оружие, ко мне, остальные прячьтесь за телегами ближе к главному караванщику! - властно скомандовал рыцарь, выходя навстречу разбойникам. Он понимал, что Рейно вряд-ли будет защищать людей, но за его людьми можно было спрятать кого-то - мимо них все равно никто не пройдет. Оставалось лишь надеяться, что у мужчин хватит мужества придти на помощь.
Не зная, почему, но вскоре Магнуса окружили вооруженные люди - кто был наемником со стажем, кто то просто схватил кусок полена, но они были готовы встретить неприятеля. Вряд ли его личное мужество, скорее, понимание того, что только вместе можно было выстоять
-Давно уже не разминался - послышалось где то под боком, но рыцарь не придал этому особого значения. А между тем практически все путники уже были за спинами защитников, и теперь к ним приближались вооруженные разбойники

Отредактировано Магнус Эссен (27-11-2015 18:37:04)

+2

25

Компания у костра все продолжала смеяться. Кажется, им было действительно весело. Даже рыцарь в сияющих доспехах  присоединился к общему веселью. Девушка оглянулась на очередной взрыв громогласного смеха и лишь крепче обняла колени.
- Неужели ты не хочешь пойти к ним, дитя? Возможно, это поможет тебе развеять твои сомнения. – От взгляда Старца ничего нельзя было сокрыть . Он словно видел девушку насквозь. Все ее страхи и все ее печали. Это радовало Венду.  Ей, как не особо общительной особи было трудно делиться с другими своими чувствами. Она считала, что это никому не интересно и что гораздо лучше и проще пережить это все внутри себя, чем заставлять кого-то слушать. Брюнетка улыбнулась пожилому мужчине и покачала головой.
- Нет, учитель. Мне и здесь хорошо. Тут спокойно. К тому же скоро уже нужно будет пойти спать, если мы не хотим клевать носом в дороге. И вам стоит отдохнуть после сегодняшнего солнцепека. Я переживаю за ваше здоровье. – Девушка коснулась ладонью плеча Старца. Он тихо рассмеялся и погладил свою длинную белую бороду.
- Ох, дорогуша, лучше бы ты позаботилась о себе, нежели обо мне. Мой век – недолгий. А вот у тебя все впереди. Если не убережешь себя, то не познаешь всей прелести мудрости и старости. – Мужчина снова тихо рассмеялся себе в бороду и замолк, слушая природную музыку и явно ей наслаждаясь. Венда последовала примеру учителя и прикрыла глаза. Буквально спустя секунду до ее чуткого слуха ветер донес тихие-тихие разговоры. Некоторое количество мужчин. И если девушке не изменяла логика, то вероятность того, что это были заблудившиеся в лесу лесорубы или такие же караванщики, которые решили присоединиться к братьям по гильдии торговцев вечером, была крайне мала. Поэтому девушка на всякий случай начала присматривать места, где можно было спрятать мастера с Акшем. И заодно достаточную площадку для тех, кому могла понадобиться помощь учителя. То бишь если будут раненые. А они, скорее всего, будут. "Главное, что бы обошлось без жертв".
Громкий женский крик. Словно этот крик послужил к началу бойни. И дальше все как в замедленном движении. Вот все начинают носиться как сумасшедшие, вот рыцарь хватается за оружие и что-то кричит, кажется, призывает всех обороняться, вот к Венде подбежала блондинка с арбалетом и буквально приказала увести Старца в укрытие. И Лаци слушается, понимая всю необходимость этого. Девушка помогает старику подняться, по пути хватает Акша под уздцы и уводит в одно из более менее безопасных мест около главного караванщика.
- Старец, вы посидите здесь, а я сейчас. – И прошептав заклинание, девушка буквально растворилась в воздухе. "Думаю, стоит помочь тем, у кого проблемы из-за суматохи. Например тому мальчишке". Схватив чей-то валявшийся на дороге щит, брюнетка поспешила к ближайшему плачущему ребенку, который в суматохе потерял из виду родителей и явно не знал, что делать. – Пойдем маленький. – Голос окружил мальчишку подобно ветру и мальчик явно заинтересовался. А дальше увести его в безопасное место не составляло труда.
- Венда, дорогуша, ты мне тут нужна. – Учитель уже начал помогать пострадавшим. Девушка всегда поражалась спокойствию мастера. Он мог с абсолютно беспристрастным лицом находиться как в саду, любоваться прекрасной природой в цвету, так и в пылу сражения, помогая раненым и иногда даже вытаскивая их с поля брани на себе. Возможно, Венда хотела бы быть такой же уверенной в себе, когда достигнет годов учителя. Девушка поспешила к пожилому мужчине. – Мне нужно, что бы ты достала из моей сумки недавно сваренные лекарства и принесла мне. И заодно захвати травы, которые ты собирала. Это прекрасное обезболивающее. И поторопись, родная. Иначе мы можем его потерять. – И сказано это было таким тоном, словно они сейчас обсуждали сорта чая, купленного на ближайшем рынке. Девушка взяла все необходимое а заодно попросила у женщин, которые встретились ей на пути, собрать чистые тряпки для бинтования раненых. А пока учитель залечивал тяжелые раны, девушка помогала чем могла, то есть промывала ранения, которые могла залечивала, а которые не могла передавала в заботливые руки Старца. И казалось, что народ обступил их в кольцо и не думал прятаться, а лишь наблюдал за тем, что они делают.
- Эй, парнишка. – Венда позвала стоящего неподалеку мальчонку. – Ты не мог бы помочь вон тому дяденьке с раненой ногой добраться сюда? Спасибо. – Она улыбнулась мальчику и тяжело вздохнула. "Да когда же это кончится…" И похоже люди главного караванщика тоже вступили в игру. Еще бы, только что некоторые из нападавших покусились на его добычу. Этого он точно спустить не мог. Поэтому натравил на них своих шавок. "Ну что же. Теперь у нас есть шанс выйти сухими из воды." Венда осторожно высунула свой очаровательный носик из укрытия и осмотрела импровизированное поле брани. Люди из каравана сражались словно псы. Те, которых мастер уже вылечил, снова кидались в бой с новыми силами. Если конечно не были сильно измотаны ранениями и побоями. Девушка обернулась на Старца и вновь осмотрела битву. «Вам бы поторопиться, защитники. Иначе мы рискуем остаться без сильнейшего белого мага. Он скоро может устать. Все-таки переход был нелегким.»  Ой, кажется у рыцаря проблемы. Шлем-то надевать нужно. Из кустов в него целился арбалет. "А вот нападать со спины совершенно не красиво!" Девушка прошептала заклинание и подняла сильный вихрь, который ненадолго дезориентировал и абсолютно всех, а потом оформился в маленькие торнадо и по сшибал нападавших с ног. А девушка, воспользовавшись заминкой растворилась в воздухе и нашептала рыцарю на ухо.
- Надо смотреть по сторонам. Прямо за тобой в кустах арбалетчик. Не расслабляйся, иначе голову прострелит. - И поспешила вернуться на свое место. Там как раз ее дожидался очередной раненый. Девушка глубоко вздохнула и прочитала исцеляющее заклинание, вернувшись к тому, что в данной ситуации будет гораздо полезнее, чем ее неумелое вмешательство в ход сражения.

+1

26

Выстрелила почти навскидку, но ведь попала же! Темная рубаха разбойника обагрилась кровью, ручейком заструившейся из раны; он сдавленно вскрикнул, словно кот, которому наступили на хвост. Элеонора дольше выжидать не стала - рванула прочь, спасаясь от приближающегося урагана из плоти и стали с намерением потревожить чужое спокойствие и поднять все с ног на голову. Сзади слышались крики, полные боевого азарта, полные наслаждением близости легкой добычи; может, и ей что-то кричали вслед, только торговка не сильно над этим задумывалась, не вслушивалась в слова, похожие на звериный рык.
Нырнула в толпу "своих", как рыбка ныряет в воду, обернулась, тяжело дыша и глядя на разбойников; из полуоткрытого девичьего рта поспешно вырывались белые клубы пара, вздымая белые спины вверх, к черному небу. Неприятно кольнуло под ребром, и девчонка замерла на несколько мгновений, едва ли не обессиленно глядя на приближающихся врагов, уже явно считавших, что битва выиграна в их пользу. Но под внешней слабостью скрывалась сила, которой не каждая представительница прекрасного пола могла похвастаться; испуг, мелькнувший в глазах, сменился на предвкушение; в молодом теле взыграла кровь, забурлил, полился по венам азарт, застилая глаза беловатой дымкой. Не сказать, что северянка так сильно любила сражаться, а уж тем более - с разбойниками с большой дороги, но момент, когда клинки пронзают податливую плоть шеи, заставлял ее почти что жмуриться от удовольствия, полученное путем ощущения победы. Если она сможет выиграть битву у противника, превосходящего ее по силе в несколько раз, значит, сможет победить и в следующий раз. А если не сможет, то просто сбежит восвояси, затаится в тени, нападет со спины. Да, хитрые и подлые приемы, которые так не жалуют люди благородного происхождения и рыцари, но кому тут к ним привыкать? Убийце, у которой руки по локоть в крови, или разбойникам, которые сами порой не чураются напасть исподтишка? С крысами и драться надо было по-крысиному.
Краем глаза блондинка заметила тощую фигурку Адевале: тот стоял недалеко от нее, за подбрасыванием кинжала пытаясь скрыть свою общую нервозность. Приближаться к парню она не стала (зачем?), вместо этого оглядевшись по сторонам. Путешественники, которые были не в силах сражаться, как то: женщины, совсем молодые люди, те, кто где-то и когда-то заимел травму, теперь мешающую помахать хотя бы ножиком - уходили прочь, ручейком сливаясь под защиту наемников Рейно. Сам Франциск, кажется, выудил свой старый клинок чисто для виду, чтобы размахивать им и издалека подбадривать тех, кто по своей воле оказался под натиском непрошеных гостей. Элеонора скривилась, лишь покачав головой, в очередной раз понимая, что мужчина ей просто отвратителен, как и она ему. Впрочем, их общие тайны она продолжала держать под замком безмолвия; да и не до них было как-то.
-Все, кто может держать оружие, ко мне, остальные прячьтесь за телегами ближе к главному караванщику!
Голос рыцаря донесся до нее как сквозь вату, и Аморе, пару раз моргнув, бросила взгляд прищуренных голубых глаз и на него. Властность в его голосе никак не сочеталась с излишне молодым лицом, но и это можно было стерпеть. Людям нужен был лидер, который был бы в том положении, чтобы вести их сквозь тернии крови и драки к победе, и именно он - молодой, еще не слишком опытный, полный энтузиазма и жажды жить - подходил на эту роль. На его неопытность никто не посмотрит, а многие даже и не узнают о ней; главное, что Магнус ("Его ведь так зовет?") сможет объединить кучку бродяг, умеющих держать оружие в руках, и поведет их... прямиком к смерти. "Оптимистично",  - сделала вывод Эл, лишь хмыкнув, но тем не менее шагнула поближе к собравшимся за спиной парня людям, уже готовым к сражению, тут же словив на своей спине взгляд, полный презрения - стереотипы о женщинах, глубоко заложенные в разум общества, скоро дали о себе знать.
- Бабу отсюда уберите!.. - послышался ну очень недовольный голос где-то позади, но тут же оборвался. Не теряя должного самообладания, но чувствуя, что в любой момент готова сорваться, девчонка обернулась, косо глянув на мужчину, которому только что пригрозила секирой такая же "баба", как и она сама - наемница, путешественница, да кто знает, кем она была? Но решительный ее взгляд заставил обидчика заткнуться, проглотить продолжение фразы. Мужчина хмуро отвернулся от брюнетки с оружием, шмыгнул носом и с неприязнью воззрился на блондинку, глядевшую на него через плечо. Элеонора лишь пожала плечами, с полуулыбкой отворачиваясь.

Сталь лихо схлестнулась со сталью, плоть - с плотью. Едва первые ряды импровизированного отряда обороны приняли на себя первые же удары, девушка скользнула в сторону, краем глаза улавливая движение сбоку от себя и стремительно оборачиваясь - вовремя, чтобы успеть рвануться влево, уходя от рубящего удара боевым топором. Разбойник с лицом, испещренным шрамами, скалился, не ожидая получить тот достойный отпор, который ему хотелось бы. Более того, кто вообще в особе женского пола, да еще и в блондинке (привет стереотипам), мог увидеть противника? Так, кусок на один зубок... И он замахнулся снова, порываясь ударить, целясь Элеоноре в плечо, но опять не попал. Мужчине, кажется, совсем не нравился этот топор - незнакомец был массивным, плечистым и явно совсем недавно начал учиться управляться с таким оружием. И убийце было это лишь на руку - она, ничем не нагруженная, легкая, по сравнению с ним, словно перышко, уворачивалась от его слегка неловких ударов, кружила вокруг, словно в смертельном танце. Маленькая и юркая, Аморе берегла свои силы и выматывала соперника своими резкими перемещениями, а когда поняла, что тот стал менее энергично нападать, осмелела настолько, что скользящими движениями перемещалась за чужую спину и, пока противник еще пытался опомниться от нового неудачного удара, совсем-совсем неглубоко всаживала скрытые клинки в уязвимые места, которые уже успела приглядеть за все время, пока находилась в позиции обороны. Факт наличия ранений бесил разбойника, застилала ярость пеленой глаза от неудач, и он нападал снова и снова, без разбора вертя топором. Несколько раз смертельное лезвие просвистело лишь в паре сантиметров от девичьего плеча и непокрытой шеи, и страх за собственную шкуру взыграл внутри девчонки, заставив ту окончательно перейти в наступление. Уже без прежней легкости уходя от сильного рубящего удара, который почти что рассек ее руку, она рванулась за мужскую спину, с силой ударив разбойника в подколенную ямку ногой, отчего здоровый мужик, подрастеряв свою энергичность, но приобретя усталость, рухнул на землю, упираясь в нее уже самим коленом. Срабатывало безотказно; убийца, не медля, нанесла два точных удара в незащищенную по чьей-то глупости шею и разом вытащила оба клинка, отскакивая назад. До ее ушей едва донесся хрип; разбойник схватился за свою прелестную шейку, прежде чем рухнуть наземь окончательно.
Переводя дух, дыша тяжело и глубоко, северянка огляделась, дав себе несколько мгновений отдыха, прежде чем опять нырнуть в толпу с обнаженными мечами.

Отредактировано Элеонора Аморе (07-03-2016 16:33:15)

0

27

Что чувствуют генералы, приказывая войскам идти на верную смерть? Что чувствуют герои, которые знают, что не вернутся из боя, как и те, кто идет за ними? Что для них - эти жертвы? Разменная монета? Допустимые жертвы? Или герои?
Он не знал. Он не знал, почему он приказал собраться им всем - таким разным людям. Почему просто не дать им убежать - ведь разбойикам нужны не они, а их добро. А что может быть ценнее жизни?
Он и не знал, почему люди пошли за ним. Стеной клинков, копий, топоров, дубин, да просто вил или палок они встали за ним, готовые принять на себя жадность грязных, прогнивших людей. Кто он для них? Герои? Или палач?
-Держаться вместе! - выкрикнул он толпе истинных героев, после чего плотнее сжал рукоять меча и перевязь щита.
Дыхание участилось, голова начала пульсировать в такт биение сердца. Весь мир на короткое мгновенье остановился. Остановился настолько, что воитель успел разглядеть безумный оскал первого нападавшего. Это был громила, явно промышлявший разбоем не один год. Такой же неформальный лидер, за которым шли его люди. В его взгляде читался азарт, и подобие триумфа - перед ним стоял всего лишь очередной малец, возамнивший себя воителем. Стоило его смести, как вся эта кучка людей разбежится, обнажая свои спины. Легкая победа. Легкая нажива.
Зрительный контакт, тест на волю, был выдержан обоими - Магнуса не сломил вид бугая. Напротив, он был полон решимости убить его. Своим примером вдохновить людей на подвиг. И переведя взгляд на торс противника, он сделал выпад, первым врываясь в хаос битвы.
Мгновенье - и вот мощнейший удар обрушивается на щит воителя. Топор грабителя, под стать размерам хозяина, едва не проломил прочный дубовый щит, оставляя на запястье ужасную боль. На Магнус сумел принять удар, не пошатнувшись, и резким движение стал уводить щит с вошедшим его лезвием топора в сторону, желая выбить оружие противника из рук. Но супостат оказался проворнее, чем казалось с виду, и успел вынуть лезвие из древесины, попутно нанося удар клинком в другой руке. Послышался лязг металла - то скрестили клинки двух противников, желающих друг другу смерти. Затем еще, еще - танец клинков завораживал, пленил. Он был прекрасен. Был смертелен. Он был великолепен. Звук боя порождал азарт, а боль вводила в ярость. Все это придавало сил, но Магнус был воитель. В отличии от противника, рыарь знал, когда следовало пускать ярость в ход, а когда выжидать. И он ждал, принимая ярость противника на себя. Со стороны казалось, что шквал ударов разбойника застал воителя в расплох. И только Магнус знал, что побеждал.
Чем быстрее ты стремишься выйграть битву, тем больше сил ты вкладываешь в удар. Но как бы силен удар не был, парировать его возможно гораздо меньшими усилиями. А значит, разбойник выдыхался, а Магнус хранил силы. Хранил для одного удара.
И он дождался - топор вновь обрушился на щит. Дуб даже треснул, но сталь не пропустил. Но противник не успел вновь вытащить его, не успел приготовится к удару - и тяжесть древесины обрушилась на голову врагу. Оглушенный, он отступил назад, пытаясь понять, что произошло, забыв о том, что у  врага помимо щита есть еще клинок.
Сталь с чавканьем пронзило горло супостата, обильно орошая рыцаря горячей кровью. Горячие струи горячей жидкости ознаменовали победу в сей дуэли - могущественный противник был сражен, дуэль лидеров взята - а значит шансы выжить множились.
Но тут...
- Надо смотреть по сторонам. Прямо за тобой в кустах арбалетчик. Не расслабляйся, иначе голову прострелит!
Нет времени смотреть по сторонам. Пока я в авангарде, я лишь на помощь с тыла рассчитывать смогу. Я доверяю вам, герои!
И он вновь окунулся в пучину битвы, вставая в строй к другим бойцам. Ведь битва только начиналась.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Золотая река