http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Дорога к себе


Дорога к себе

Сообщений 1 страница 50 из 54

1

2 года назад. Через 2 недели после событий Странных людей.

Нет ничего более странного и вместе с тем логичного, чем союз противоположностей. Большой и маленькая. Человек и чудовище. Мужчина и женщина. Собранность, расчет и хладнокровие на пару с веселостью, шебутной игривостью и непредсказуемостью. Старость и молодость. Бессмертие и...
Вечно веселая тяга жить.
Что свело вместе полуорка и рыжую девушку? Что ведет их по дорогам? Что заставляет их жаться друг к другам холодными ночами?
Явно, не поиск любовной неги. Скорее, семейные узы, которые, казалось бы, невозможны.
Зима даст ответ.

+1

2

Весело прядает огонь костра, отправляя сотни искры в черненные небеса. Звезды весело перемигиваются друг с другом, посматривая из бесконечной бездны на двоих, сидящих у костра. Огромная фигура полуорка, выхваченная из тьмы красноватыми отблесками и маленькая на его фоне рыжая девчонка с кошачьими глазами. Полуорк лениво шевелил хворостиной красноватые угли, хмуро глядя в огонь янтарными глазами.
Тени плясали в шрамах и морщинах на его лице. Желтоватые клыки поблескивали, выглядывая из-под губы. Он потянулся и кинул ветку в огонь, и на нее тут же накинулись хищные пламенные псы, выгрызая деревянное тело и оставляя кроваво-алые всполохи. Хат усмехнулся, вспоминая медь, что украшала голову его спутницы. Все же... Все же огненно-рыжие девушки - они слишком темпераментные, и он в этом в очередной раз убедился.
Но он не был разочарован.
Он снова ощущал себя живым.
Не стариком, которого несет течение, а вновь молодым, который сам выбирает себе путь в этом мире. И сейчас его путь был в том, чтобы довести эту девчушку до безопасного места... Или еще куда. Хотя ему было бы интересно и приятно, останься она с ним еще сколько-нибудь долго.
Но с другой стороны, он очень жаждал поговорить с ее родителями, отпустившими почти не приспособленную к дороге девчонку бродить по этому жестокому миру. В его голове не укладывалось, как это возможно? Рысь не умеет драться. Не обладает магическим даром. Да и вообще какими-то навыками для одиночных странствий явно особо не наделена.
Так что вопрос повисал в воздухе. Как и почему?
И полуорк очень хотел знать на них ответ.
Но пока надо поесть. Он снял с пламенной подстилки котелок с походной похлебкой из убитого им по дороге кролика, закрепил его на специально составленных камнях и приглашающе махнул рыжей рукой.
-Прошу к столу, доча, - это странное слово стало привычным в последнее время. И говорить его было легко и приятно. И оборотень пользовался этой возможностью с удовольствием.

Отредактировано Хатрак (31-07-2015 21:09:49)

+1

3

С ухода от каравана, которым заведовал Авр, прошло 2 недели. Целых 2 недели, Рилдир его раздери, а Рысь... До сих пор ни о чем не жалела! даже наоборот!
Неожиданная лесная встреча с полуорком, ставшая для неё спасением, постепенно и нехотя, а становилась, пожалуй, лучшей встречей в её прошедшей жизни! И на то находилось целых 3 причины: во-первых, ново обретённый попутчик не только был большим, сильным и пугающим внешне, но и умел всем этим пользоваться! Но, что главное, почему-то хотел этим пользоваться в защиту самой мелкой и неугомонной девчонки, у которой, в свою очередь, подобных навыков было в сильном недостатке. Во-вторых, Хат оказался на диво интересным собеседником, да к тому же наставником и чуть-чуть коллегой. Почему чуть-чуть? Да потому что у него, разумеется, не было такого чудесного инструмента как кротта, а попытка сыграть на инструменте Ючи полностью провалилась. Как девушка смеялась на каждый разлаженный звук кротты в ответ на прикосновения зелёных пальцев, и как гордилась после, при виде слегка вытянувшегося клыкастого лица напротив, когда у неё в руках инструмент запел! Э-э-э-эх...!
Ну, а в-третьих..
- Прошу к столу, доча!
- Ага, проиграл! Ну и кто тут у нас на сегодня зверь лесной под лешим хожий, а? А?! А-а-а?!!! - Рысь, само рыжее довольство, торжественно вскочила и указала на зелёного здоровяка тонким пальцем из под широкого пледа, будто заранее отвечая на свой быстро высказанный вопрос, - Ну, Тятя? Давай, кукарекай три раза! Мы же договаривались! Кто первый не промолчит - тот и проиграл! Ну?! - уже спустя три вдоха восторженного ожидания заканючила девчушка, принявшись виться вокруг широкого силуэта полу орка, будто кошка особо мелкой породы вокруг десятилитровой бочки сливок, - Ну ты же о-бе-ща-а-а-ал!
Да, это была третья причина безмерной радости девчонки. Ведь она, нежданно негаданно обрела настоящего названного отца! Да ни какого-нибудь, а такого, кто был готов о ней заботится, не отмахивался пустыми сказками-небылицами, а кроме того... Постоянно находился рядом и по большей части слушал, а не говорил! Ну, или, по крайней мере, старался! Ведь игра в молчанку за прошедшие две недели стала меж двумя не кровными родственниками почти традицией! Которую лично сама Рысь очень даже любила, хотя виду и не подавала, с удовольствием подыгрывая обидой или даже оскорблённой упорностью в достижении победы порой хмурому и уставшему от вечных вопросов полуорку. Так случилось и в этот вечер, хотя.. Нет, сегодня Рысь выиграла честным путём!

Отредактировано Ючи (03-08-2015 12:14:59)

+1

4

Хат изогнул изувеченную бровь, из-за чего все лицо пошло складками. Рысь умела превратить любой день в праздник, любую дорогу – в балаган, а любую остановку в цирк. За это и любима… и ненавидима. Полуорк усмехнулся и постучал ложкой по котелку с наваристым бульоном.
-Будешь маяться дурью – останешься без ужина, - подмигнул он рыжей. – И ты уверена, что хочешь услышать, как я кукарекаю?
Зима вокруг них крутила нежные хороводы из снежных хлопьев. Орк был рад, что прихваченная по случаю в начале пути палатка все же осталась при нем. Иначе Рыська бы околела на таком морозе. А пока там внутри пляшет товарищ их большого кашеварного костра, согревая воздух в маленьком помещении. И заставляет Хата вспоминать совсем уж отдаленные времена и события.
И улыбаться.
Невинные глазища, полные радости от каждого мгновения жизни, напоминали и самому полуорку про давно позабытые умения радоваться жизни, видя не только горечь и боль, но и свет, таившийся в каждом из живущих. И давно немолодой уже оборотень с готовностью ухватился за эту возможность.
-В общем, я прокукарекаю, когда ты наконец соизволишь сесть за еду, доча, - назидательно указал ложкой рыжей полуорк. – Иначе ты останешься и без хлеба, и без зрелищ, глупышка.
Наполненные отеческой любовью обидные в обычных условиях слова стали привычной частью разговора. И Рысь уже не обращала на них внимания, хотя поначалу часто пыталась устроить разнос по поводу и без. На что Хат отвечал одной лишь спокойной и чуть кривоватой усмешкой. Тяжелые думы отступали на задний план, когда смотрел на этого ребенка солнца. Ему были приятны даже явно заранее обреченные на провал попытки научиться играть на кротте, совершенно не приспособленной для игры такими крупными пальцами, как его. Его же гитара еще ни разу не показывалась из кофра на свет.
Он берег этот последний аргумент на крайний случай. Когда названная доча вконец разуверится в его навыках барда, окончательно решив, что он просто головорез с большой дороги. А пока – пусть лежит.  Успеется еще.
Пока он старался наслаждаться моментами веселья, которые метлой собрала Рысь из каких-то совершенно неведомых углов на огромный совок и вывалила на голову полуорка. Она умудрялась создать розыгрыш на пустом месте, раскрашивая расцвеченные рутиной походные дни в пестрые краски бесконечных игр. Даже молчаливость его она превратила в очередную игру, в которой Хат был не прочь проиграть.
Пусть ребенок балуется, коль это не ведет к чему-то плохому.

+1

5

- Будешь маяться дурью – останешься без ужина, - назидательно подмигнул полу орк рыжей, на что ты немедленно поспешила показательно надуться, – И ты уверена, что хочешь услышать, как я кукарекаю?
А вот это уже была чистой воды провокация! И девушка, не будь собой, немедленно поспешила на неё отреагировать! По-своему..
- А ты хочешь, чтобы солнце вставало или облака по небу плыли? - голосой Рыси звучал звонко и слегка обиженно, будто у ребёнка, которому конфету обещали, а в последний момент не дали по "веской причине перебивания аппетита перед едой", - Ты обещал, что проигравший кукарекает! А значит - кукарекай! Я же ради этого целый час не говорила! А из-за того столько мыслей передумала! Столько! - широко разведя руками и привстав для полноты объема обдуманного, девушка громко и жизнеутверждающе плюхнулась на своё место перед костром да на Хата упрямо уставилась, - Ты мне за эту перекочевряженность мозгов из-за молчаливости ещё и леденец должен, а не только кукарекать! Я ведь так и песни забыть могу, и легенды, и даже, куда мы вообще идем..
На последних словах Ючи будто ненамеренно понизила голос и полуобернулась, посмотрев то через одно плечо, то через другое, как будто там и правда кто мог оказаться. Их совместная дорога длилась вот уже целых две недели, а напасть на конкретный след балагана или ещё куда им так и не удалось. Да и не понятно, действительно ли они его искали? По крайней мере Ючи старалась об этом лишний раз не спрашивать, а то, мало ли, удумает себе здоровяк чего, решит, что сильно девчонка жаждет от его компании избавиться (ОПЯТЬ!), а потом вертись, уговаривай, оправдывайся..
- В общем, я прокукарекаю, когда ты наконец соизволишь сесть за еду, доча, - заставил девушку со встряхиванием головы вынырнуть из задумчивости голос полуорка, – Иначе ты останешься и без хлеба, и без зрелищ, глупышка.
- Ой-ой-ой, напугал ежи капустой! Смотри, сам ведь без ужина останешься! - и, пропустив мимо ушей ранее обидное, а теперь ставшее обычным обозвание "глупышкой", Ючи цапнула ложку, которой в неё же на беду и тыкали, встряхнула измазанной правой, перекладывая столовый прибор в привычную левую, привстала да бодренько зачерпнула варева прямо из котла. Первая проба показалась слишком острой, заставив Рысь сморщиться. Вторая - кислой, вытянув её лицо в стороны, будто кто за щёки потянул. Ну а третья..
- Так, все! Я целые три ложки съела! Теперь ты три раза кукарекай! Волков распугивай! А то - вон, уже рядом выть надумали, ну?
Зябко поёжившись и зажав ложку во рту, Рысь поспешно закутала себя обеими руками в сползший было плед и покосилась на укутанный сугробом куст за своей спиной. Там, в недалеких лесах, и правда периодически слышались какие-то ворчания, а иногда и отдалённый волчий вой. Нет, девушка, по детству своему шальному, диких животин не боялась, но и встречаться с ними при зимнем голоде так же особого желания не имела. Лучше как-нибудь иначе - всем свою дорогу, и, еще лучше, если у зверей она будет идти в отдалении от её тропинки в Хатом!
А тем временем первые ложки похлёбки, все-таки не распробованные сначали, как раз прижились в желудке приятным теплом, и организм затребовал продолжения банкета. Так что Рысь, пользуясь приглашением и коротким затишьем, поспешила за еду всё-таки приняться, аппетитно прихлёбывая и периодически на полуорка насмешливо так и искоса из под растрёпанной рыжей челки поглядывая. Все-таки, забавный он был! Хоть и седой весь!

+1

6

Хат уже давно слышал на периферии слуха приближающийся вой стаи серых  хищников. И этот вой ему не нравился, мягко сказать. Слишком много совсем не звериной злости и жажды крови. Уж такие нюансы столь старый оборотень, как Хат, умел различать лучше многих. И то, что для Рыски было лишь дополнением к развлечению от кукарекания в исполнении огромного полуорка, для него самого было сигналом огромной опасности.
Оборотни.
Безумные дикие оборотни, окончательно потерявшие разум от плывущего в черноте неба желтого диска полной луны. Поэтому Хат особо не вслушивался в щебетание девчушки с рыжей копной на голове. Он встал, потягивая воздух широкими ноздрями, стараясь по запахах вычислить количество нападающих.
Ведь в том, что это – нападение, он уже не сомневался.
Он оглядывался, определяя направление атаки. Зубы сами щерились в оскале, выдавая звериную натуру, бушующую под зеленой кожей. Медведь не любит волков. А этих волков подражанием петухам, даже вырвавшемся из луженой глотки полуорка, не отпугнуть. Он неспеша потянулся, доставая пару мечей из петель на кофре и втыкая их в снег у своих ног. Огромный топор привычной тяжестью лег на плечо.
-Держись у огня, - прошелестел тихой сапой голос оборотня. Янтарные глаза встревожено бегали по снежным барханам вокруг, на которых шелестели голыми ветками ушедшие в спячку деревья.
Вот и первые гости на их незваный ужин. Трое волков, поблескивая в свете луны серой шерстью на чрезмерно огромных телах, выскользнули из теней. Красные глаза злобно горели жаждой крови и  плоти. Хат зарычал в ответ на их очередной хищный вой.
Три глотки зверей бездны против одной – но разумного существа, знающего свои силы и слабости. И Хат смог бы с легкостью противостоять этим тварям, если бы…
Если бы за его спиной не стояла девчонка, которая далеко не настолько сведущая в мордобое, как он сам. Да и не настолько живучая, впрочем, тоже… И для нее разговор по душам с целой стаей оборотней может оказаться фатальным.
-Пень им в бок, - прорычал Хат, беря топор наизготовку. – Бери факел, Рысь. А лучше два. И не подпускай их к себе. Это оборотни.

+1

7

Веселье весельем, но чем больше Рысь посматривала на зелёного тятю, тем быстрее с ее лица сползала улыбка, а здоровый аппетит заменялся настороженной икотой. В конечном итоге, когда в недалеком окружении снова раздался волчий вой, девушка и вовсе есть перехотела, быстро и осторожно отложив ложку в сторону и зябко натянув плед на голову:
- Тятя, так ты это.. Ик, ой! Кукарекать.. Ик! Будешь? - с каждым словом тон девушки становился всё тише и настороженней, а испуганные взгляды то на один, то на другой ближайший сугроб - пронзительней. Что-то было не так! Что-то, что подсказывало ей либо сейчас же драть когти, либо, в худшем случае, срочно закапываться в снег и притворяться мертвой. Сразу и наверняка! Хотя..
Хотя, закапываться в снег от волков? Глупость! Да уж скорее на дерево надо залезать! Да повыше! И.. И это.. Шишками откидываться! Да! Вот.. Ик! Вот, на пример, вон на это.. Или на то? Ик! А, ик, может даже.. На это? - мимолётное отвлечение на сторонние мысли едва ли помогло, когда в подозрительной ворчащей тишине раздался шипящий голос полуорка.
- Держись у огня, - прошелестел громкий шепот, переплетаясь интонациями с потрескиваниями костра, на что Рысь судорожно закивала. Она и сама, непроизвольно, уже подобралась к оранжевым огненным ладошкам настолько, что щёки пекло от нестерпимого жара, а волосы грозились вот-вот воспламениться. Но Ючи было не до того. Испуганно щурясь, она пыталась понять, что происходит. Рука уже сама тянулась к небольшой сухой палке, которой Рысь сама же минутами ранее ковырялась в углях, когда..
- Ой, мамочки!
Трое волков, поблескивая в свете луны серой шерстью на чрезмерно огромных телах, выскользнули из теней. Девушка ощутила, как у неё холодеют сначала ноги, затем руки, а после всего этого и сердце, с каждым вдохом от страха пропуская сначала один, а дальше и по целой паре ударов! Это были явно не обычные звери! Будь они такими, то ни за что не вышли бы в ночь к огню! Рысь это знала наверняка, так как раньше всегда спокойно пережидала зимние ночи в свете небольшого пламени, и хищники обходили её стороной. Но не в этот раз! А это значило..
- Х..х.. Хат? Чт.. Что мне делать-то.. А?
Я зык не особо слушался, так что Рысь поспешила покрепче сжать зубы, лишь на мгновение бросив умоляющий взгляд на широкую и знакомую спину названного батьки. Ючи сама не поняла, как оказалась на ногах, широко расставив полусогнутые ноги и держа ту самую горящую палку в левой руке наизготовку. Глаза её, всё так же неотрывно и отчаянно следили за тремя громоздкими серыми тенями попеременно, Отмечая их приближение. Приближение..
ПРИБЛИ.. ЖЕНИЕ?! Леший Рилдиру в пах, да они же.. Нападают?!
Рысь ещё не успела поверить своим глазам, а тело уже начинало панически неосознанные действия. А именно, попыталось двумя резкими движениями обвести вокруг тела огненно-световой круг, когда..
- Пень им в бок, бери факел, Рысь. А лучше два. И не подпускай их к себе. Это оборотни.
- Да я уже! - отчаянный ответ едва помог справиться с собственным, застрявшим под горлом страхом, когда слева, с противоположной от Хата стороны (то бишь прямо перед Ючи), послышалась ещё пара гортанных ворчащих отзвуков. И вот тут девушка уже не стала стесняться в выражениях:
- А ну пошли к Рилдиру в печёнку, лешевы выродки!
Резким движением не глядя пустив руку вниз, Ючи попыталась перехватить ещё одну горящую палку, но на этот раз правой рукой. Схватившись чуть ближе к горящему оголовью, чем нужно, девушка непроизвольно взвизгнула, отбросила причинившую её боль палку в сторону и так же рефлекторно попыталась было сунуть обпалённую ладонь в рот, когда из кустов буквально вылетел серый и мощный силуэт!
- Ой! - Ючи даже не успела понять, что произошло, когда колени ее подкосились, а в следующее мгновение сразу после удара промерзшей земли в спину, над её сложившимс в горизонтали телом пролетел громоздкий серый и вонючий зверь, покрытый жесткой и грязной шерстью. Кажется, девушка даже успела ощутить приступ тошноты от пойманных ощущений и щекотнувших щёку волосков, прежде чем шок и испуг смешались в одном едином порыве, и Рысь...
- К Рилдиру!
Вдох, и Ючи одним сильным рывком оказывается снова на ногах. Выдох, и оставшаяся зажатой в левой руке раскалённая палка устремляется своим горящим концом прямиком в загривок промахнувшегося мимо неё, но не мимо костра, зверя. Новый вдох - девушка краем глаза замечает ещё одну опасную тень слева от себя и, больше не анализируя, со всей силы толкает тело вперёд и вниз, к сугробу у основания одной из развесистых сосен, чтобы уже в следующее мгновение...
Лапоть все-таки остался в зубах зверюги. Клыки, кажется, даже щекотнули кожу на лодыжке, но так её и не повредили. Пальцы, руки, лицо и даже тело, попав под колючие удары еловых веток, разодравших в нескольких местах одежду, оказались исколоты и изодраны в кровь. Плед, и тот был первым выброшен в морду атаковавшего её волка, но... Кажется, Ючи никогда раньше так быстро не лазила по деревьям! Особенно, босиком! Особенно зимней ночью, когда пальцы, казалось бы, скользят по всему, чему только можно. Но.. Она-таки, залезла! И весьма высоко! А когда залезла, краем зрения увидела, что к Хату, помимо первых троих, слева заходят ещё трое, а значит:
- Тятя, сзади!!!

Отредактировано Ючи (19-08-2015 00:05:05)

+1

8

Хат слышал возню за своей спиной. Слышал смрадное дыхание еще одной тройки нападавших, но отвлечься от этих троих – значит дать им отличную возможность для атаки. Но сзади была Рыска, которая не была таким уж хорошим бойцом, чтоб можно было ее спокойно оставить разбираться со своей группой нападающих. Хат взрыкнул и обернулся, бросая быстрый взгляд на диспозицию за своей спиной.
А там рыжая выплясывает между двумя оборотнями и вполне успешно. Одного она ткнула факелом в загривок, когда тот всем телом провалился в костер, от второго уклонилась и драпанула так, что голые пятки сверкали.
«Опять обувь потеряла, зараза», - промелькнуло в голове у Хата, пока рука отработанным за пару веков движением вытаскивала огромный нож из поясной петли и отправляла его в полет. Длинное лезвие взрезало плоть на спине волка, отвлекая того от рыжей на долю мгновения, оказавшегося достаточным для того, чтоб та, показывая чудеса эквилибристики, забралась на вершину сосны, становясь недосягаемой для подранка.
Тот выплюнул лапоть, но Хата он уже не интересовал. Троица, отвлекавшая на себя внимание, бросилась вперед, а с наблюдательного пункта на верхушке дерева раздался девичий крик:
-Тятя, сзади!!!
Взмах топором отогнал ближайшего собрата по проклятью, а сам оборотень уже развернулся к еще одной тройке оборотней, выставляя левое предплечье перед собой. Ему-то еще одного проклятья бояться смысла нет…
И тут же в подставленную руку впиваются длинные клыки оскаленной пасти, вспышкой боли рассказывая всему телу о происходящем. Но Хата сам укус беспокоил не больше комариного. А вот повисшая на руке восьмипудовая тварь сильно раздражала. И он вспомнил разбитную юность.
Усиленный сталью мысок сапога впивается в живот твари, выбивая жалобный скулеж из утробы. Клыки на короткий миг разжались, но этого полуорку было достаточно, чтоб высвободить руку, схватить второй рукой волка за загривок и отбросить прочь, как плюшевую игрушку. Но тут же еще двое собратьев научившегося летать вервольфа повалили  мощную зеленую фигуру в снег.
-Ах ты ж Рилдирово семя! – зарычал он, удерживая жаждущие плоти рты. – Да ваших предков еще на свете не было, когда я начал этот мир топтать!
Крепкие пальцы сдавили горла вдруг заверещавших волков, разрывая плоть и сдавливая горла. Вой боли и страха медленно перетек в сдавленный хрип и тут же смолк, сменившись посвистыванием воздуха из разорванных гортаней. Хат отшвырнул два тела от себя и встал, смотря на тройку резко притихших оборотней.
Гнев впервые за долгие годы нашел дорогу сквозь стену самообладания, вырываясь наружу. Хат уже натурально зарычал. Низко, утробно, угрожающе. Его шкура начала покрываться серо-бурой шерстью, орочья морда начала удлиняться, все больше становясь подобием медвежьей только с намного большими клыками. Янтарные глаза засветились жутким светом, бросая мрачноватые отсветы на все окружающие предметы.
-Шавки подзаборные, - исковерканный рот с трудом справлялся с человеческой речью. – Охотиться решили? Сейчас вы узнаете, кто здесь настоящий охотник.
И в абсолютном и от того еще более пугающем безмолвии недообернувшийся вербер бросился в атаку. Он схватил ближайшего к нему оборотня за переднюю лапу и голову, поднял над головой и дернул в разные стороны, отрывая конечность от только и сумевшего вяло пискнуть чудовища. Хотя кто из них являлся большим чудовищем сейчас – можно спорить долго…
Изливая фонтаны крови, волк улетел в сугроб, а монструозный полуорк-вербер обернулся к оставшимся в строю волкам. К ним присоединился подраненный кинжалом и рано обретший крылья, но по их поджатым ушам и хвостам было понятно, что страх перед Хатом гораздо больше жажды крови, еще недавно туманившей их мозг. Смесок сплюнул, вновь возвращая себе нормальный и привычный вид.
-Доигрались, щенки, - холодно сказал он, переводя взгляд с одного перепуганного собрата на другого. – Но сейчас вы напали не на тех, ублюдки гиены.
И тут из-за кустов вышел еще один зверь. Он не был больше остальной стаи, но от него исходила реальная аура силы, присущая всем достаточно старым перевертышам и позволявшая им дистанцироваться от остальных. Его облик начал деформироваться, становясь более человекоподобным, и вскоре он уже шел на двух ногах, обходя остатки своей семьи.
-Ты же один из нас, - слова с трудом вырывались из волчьей пасти, но смысл их был понятен. – Зачем ты мешаешь Охоте? Лучше присоединись! Давай вместе отдадим дань темным богам и нашей крови!
Даже сквозь невнятную дикцию прорвался фанатичный экстаз адепта. Лицо полуорка скривилось, он подхватил выроненный ранее топор и подошел к вервольфу. Их глаза оказались на одному уровне, и Хат мог наконец-то говорить не нагибая головы.
-Волк медведю не товарищ, - в интонациях сквозил лед. Целые поля льда, обдуваемые бесконечными морозными ветрами. – Никаким ублюдочным богам я дань отдавать не собираюсь. А ты, шавка подзаборная, лучше вали, пока я еще добрый. Иначе…
Он не стал договаривать, что последует за этим «иначе». Но это и не требовалось. Человекоподобный прижал уши, как все остатки его охотничьего отряда от страха. Хат наконец выпустил зверя наружу, и все оборотни смогли ощутить реальную силу монстра, стоящего перед ними. Он был всяко старше всех их, вместе взятых.
Они попятились, поскуливая от страха под тяжелым взглядом янтарных глаз. Вожак еще старался сохранить гордый вид, но остальные окончательно сдались страху и просто драпанули прочь. Вожак же еще раз глянул на полуорка, но не увидев в том ни толики понимания и принятия их общности, постарался еще раз образумить его.
-Ты – один из нас! Зачем ты возишься с людишками! Ты… Вы один из могущественнейших оборотней на континенте! И заигрываете с мясом?!
-Именно потому, что я – один из самых старых оборотней, я предпочитаю общество людей, а не помешанных на убийствах идиотов, как вы, - выплюнул он слова. – А теперь брысь, пока я не передумал.
Для убедительности он потряс топором, но вожак ретировался уже бросил все и бежал без оглядки, осознав, что Хат действительно с легкостью его убьет, если тот не поторопится. Хат проводил серую тень взглядом и грузно сел в снег, схватившись за голову окровавленными руками.
-Ну почему обязательно какой-нибудь ублюдок все испортит? – устало спросил у мира вокруг.

+1

9

Ощущение безопасности на вершине ели продлилось недолго, каскадом сменившись сначала отчаянной боязнью высоты, а чуть позже - уже искреннем страхом за Хата!
- Тятя.. Нет! - испуганно-отчаянный всхлип вырвался из самого сердца девушки, когда полуорка-таки покалили. Целая троица массивных и агрессивных волчар полностью заслонили фигуру полуорка и заполонили собственным торжествующим рыком все прочие звуки! Рысь даже успела поймать мелькнувшую на границе сознания мысль о столь ужасной и несправедливой смерти и собственной вине, как вдруг...
- Ах ты ж Рилдирово семя..!
- Что? Ай! - Ючи даже не успела обрадоваться голосу, с которым успела попрощаться, как сначала рык волков сменился отчаянным скулежом, а в следующее мгновение один из оставшихся по её душу шавок предпринял ещё одну попытку до нее добраться! В прыжке! И ведь, гад блохастый, прыгал как высоко! На заглядение, просто!
Вот только Ючи, не будь идиоткой, заглядываться не стала, а первым же делом взялась за отчаянную оборону. Чем, спросите, можно обороняться на еловой серёдке? Дак шишками, конечно! А ещё...
Нелепо отмахнувшись от скалящейся морды в метре ниже её ноги шишкой да побольше, Рысь почти что ухнула вниз, подскользнувшись на леденящем боку ветки. Благо, что "почти"! В последний момент руки инстинктивно перехватили близлежащие колучие лапы, сжали их в резком захвате, чтобы в следующий вдох... Волка внизу накрыло буквально небольшой снежной лавиной. А знаете что такое сугроб, падающий четко на вас да с приличной высоты? Вот и не узнавайте! По меньшей мере, оборотню понадобилось целых три вдоха на то, чтобы выбраться. И Рысь поспешила обратить их в пользу. Во-первых, как могла подтянула к себе наиболее бликие к ней шишки, белкой просочившись сквозь хитросплетение ветвей повыше, а во-вторых...
Зря она, все-таки, решила узнать как там Хат! Так как как глянула, так и застыла с открытым ртом. Кажется, даже самую большую и уже полюбившуюся шишку из пальцем выпустила, и та приземлилась прямёхонько на нос неудавшемуся ее преследователю внизу.Впрочем, девушке было не до того, так как именно в этот момент испугавший её одним своим видом медвежище неожиданно начал приобретать знакомые черты, а следом...
Че-ГОО?!!!!
Все! Девушка, окончательно потеряв нить понимания реальности, так и просидела до самого волчьего отступления, зябко поджав под себя разутую конечность. Кто-то там с кем-то говорил, кто-то что-то доказывал, и Рысь, кажется, даже что-то уловила и поняла про "самого могущественного на континенте" и "мясо", но.. Все мельком! Все мимо! потому что только сейчас Ючи неожиданно осознала о какой такой опасности говорил Хатрак, когда предупреждал её! А ещё.. Неожиданно поняла что он имел в виду, рассказывая про одиночество. Ведь медведи..

- Ну почему обязательно какой-нибудь ублюдок все испортит? - послышался усталый выдох в гнетущей тишине и девушка, будто от колдовства очнувшись, вздрогнула. Очумелый взгляд ещё с десяток вдохов бездумно скакал по веткам и окружающему Рысь пространству, пока, наконец, не зацепился за массивную, но небольшую с её высоты, и сгорбленную фигурку полуорка на фоне покрасневшего местами снега. Так и не пущенная в ход шишка отчаянно сильно кольнула руку. Страх воспоминания о звере, которым мог становиться её названный батька, захватил было лёгкие в колючие тиски, прерывая следующий вдох, но...
- Эй, ведмедь, чего сидишь?! - звонкий голосок Рыси разнёсся в гнетущей тишине надломленным колокольчиком, а спустя мгновение правее правого плеча сгорбленного полуорка приземлилась шишка, - Высоко сижу, далеко гляжу! Вижу душу твою, о себе говорю.. Ну и так далее, кхе-кхе, - Ючи, привычно отвлекаясь от ненужных мыслей скороговоркой, неожиданно жалко всхлипнула, чтобы уже в следующее мгновение добавить громче и отчетливее, - Снимите меня отсюда-а-а-аа, а-а-а-а?!
Эх, а все-таки зря она вниз глянула. Конечности от неожиданного осознания, что придется ползти вниз, будто холодом свело да укололо. И теперь Рысь, будто своя одомашненная родственница, раз взобравшись на дерево, намеревалась долго и зычно просить о помощи, так как слезть ну точно сама была не в состоянии. А медведи..
Да какие к лешему медведи-волки-сурки-перепёлки, когда тут.. ВЫ-СО-ТА! Уй, мамочки! Помогите!

Отредактировано Ючи (21-08-2015 00:42:08)

+1

10

Дикий крик с сосны вырвал полуорка из меланхолического состояния равнодушной ненависти к миру вокруг, напоминая, что он не один на этой поляне, и есть и другие, кому сейчас требуется помощь. И именно сейчас его дочурке требуется помощь названного папки.
Он поднял янтарные глаза на злополучное дерево, выхватывая знакомый огонь волос на фоне небес, и поднялся. Вытер окровавленные руки о и так испачканный снег и двинулся к дереву, ставшему тюрьмой для огненного котенка человеческой природы. Подойдя вплотную, Хат глянул вверх и выругался. Девчушка продолжает его удивлять и… радовать, несмотря ни на что.
-Рыска, я иду, - усмехнулся он, кладя руку на нижнюю ветку и обхватывая ствол второй. – Сейчас я тебя сниму.
Когти заострились и удлинились, давая Хату возможность цепляться напрямую за ствол. И он неспешно пополз вверх, стараясь минимально раскачивать массивную сосну, служившую убежищем для рыжей. Дерево поскрипывало, распуская кору на стружку под жалами медвежьих лап, но оборотень упорно полз вверх, ломая мешающие ветки и сбрасывая их вниз. Обратно он собирался спускаться совсем другим путем.
Вот и последняя остановка. Девушка сидит прямо тут, рядом, только руку протяни, подрагивая на стылом ветру, играющего хвоей и огнем волос. И Хат не стал противиться этому порыву. Он бережно подхватил дочу, мягко обнимая ее одной рукой.
-Все уже хорошо, Рыска, - с забытыми нотками нежности в голосе сказал он. – Ты в безопасности, доча. А теперь держись.
Он отпустил ствол сосны, втягивая когти опорной руки и одновременно толкаясь ногами. Хрупкое тело дочери он прижал к груди, мощной спиной раздвигая острые ветви, полные наглых иголок. Катапультный снаряд из девушки в крепких объятиях полуорка вылетел на свободное пространство, сделал кувырок и упал на землю, поднимая целый снежный буран.
Хат принял весь удар на полусогнутые ноги, чтоб непривычная к таким способам путешествий девочка не получила травм. Поднял с земли надкусанный лапоть и приладил его к босой ноге.
-Хех… - усмехнулся он, стряхивая с головы Рыси осыпавший ту снег. – Опять тебе обувку ладить надо, доча, - потом аккуратно поставил ее на землю и со страхом всмотрелся в необычные глаза. Он не хотел ее потерять. Не сейчас. Не здесь. Улыбка стерлась с его лица, когда он набрался сил спросить. – И что ты теперь думаешь о своем отце, Рыся?
Он разжал захват рук и отошел на шаг назад, чтобы не давить на нее. Чтобы показать, что она вольна делать свой выбор.
Такой, какой посчитает нужным.

+1

11

И всё-таки, чувство, которое ощущает кошка, оказавшись на верхушке дерева, далеко не свобода и не злорадство! И даже не доминантность или власть. Нет-нет-нет! Чувство, которое испытываешь, забравшись на дерево, с которого физически не способна слезть - это.. Страх! И, надо сказать, страх всепоглощающий! До сведённых судорогой конечностей, до неспособности отвести взгляд от всё удаляющейся в воображении земли, до приступов ступора, тошноты и полуобморочного головокружения..
Короче, девушке совершенно не понравилось! А уж когда снизу донёсся уверенный окрик тяти, а сосёнка как-то уж очень подозрительно вздрогнула... Кажется, девушку, до того на несколько застрявших в глотке вдохов онемевшую, прорвало:
- Иии, осторожно! Ой.. Ай.. Дерево! ДЕ-РЕ-ВО! Оно же.. Уй! Оно же качается! Ай, Тятя! Ой мамочки, ой.. Ай.. Не нааад-дооо!!!
Визг, переплетающийся с ругательствами и панически-пустыми междометиями закончился только когда Хат-таки дополз примерно до её местоположения и завис на когтистых руках с кривой ухмылочкой напротив. Надо ли говорить, что Ючи замолчала не столько из-за радости, сколько из ошарашенного понимания, что к ней и правда пришли! На такую высоту! И кто?! Полуорк, который оказался медведем-оборотнем, и теперь... Отчаянно напоминал девушке того самого мохнатого зверюгу.
Рысь, как сидела на ветке и широко распахнутыми глазами пялилась прямо на полу-орка, так от него тут же попыталась попятиться, неловко перебирая намертво вцепившимися в дерево конечностями в желании скрыться от когтистых лап под прикрытием уже тонкого в этом месте соснового ствола:
- Эээм... Кхе-хех! Эм.. Здрасти!
- Все уже хорошо, Рыска,
- Ась? Чего? Да.. Это... А-а-а-а-ай! - Ючи, так и не успевшая заныкаться за древесный ствол, неожиданно оказалась в перехвате полу звериной, полу человеческой лапы. В принципе, она была бы даже и не против такой поддержке, вот только крепкий захват очень неудобно выворачивал её собственные запястья, вынуждая отцепляться от веток и как будто терять основные точки опоры! А это, стоит заметить, на высоте доброго десятка метров, было крайне неприятно! Так что Рысь..
Ты в безопасности, доча.
- В безопасности?! Да тут же.. Высоко! Нет, я.. Я же.. Упаду! Эй, ой.. Ай! Погоди!!!
Ючи не успела опомниться, как была крепко и намертво прижата к груди полу орка, что вынудило в буквальном смысле вцепиться пальцами уже в его одежду. Что собирался сделать Хат - она понятия не имела, но всё происходящее ей абсолютно не нравилось! Так что когда, неожиданно, до её уже и без того растревоженного паникой сознания донеслись слова про "Держись"...
Короче, Рысь до сих не знает, как оказалась на земле, да ещё и выжила после этого! Должно быть, на то всё была воля богов и сила её названного батьки. И Ючи, откровенно говоря, сегодня даже благодарна зелёному великану, за то что так позаботился о ней и не оставил умирать на дереве. Но тогда...

- Хех… Опять тебе обувку ладить надо, доча, - донеслось до девушки глухо, словно сквозь перьевую подушку. Рысь, еще не до конца осознавая что происходит, только кивнула в ответ и непроизвольно дёрнула обутой теперь уже ногой:
- Угу.
Действие получилось какое-то автоматическое, даже деревянное, что саму Ючи не очень-то взволновало.
Девушку откровенно трясло: конечности не слушались, зуб на зуб не попадал, голова кружилась... А уж что творилось на мысленном фронте - мама не горюй! Больше всего на свете ей хотелось присесть! И, особо желательно, на что-то стабильное и не качающееся! Так что, когда полуорк изволил освободить её от своего крепкого захвата, Рысь как была, так и осела прямо в сугроб, осоловело пялясь на тятю и не способная вымолвить и слова. Вопрос Хата про "думаешь" дошел до ошарашенного спасением сознания девушки далеко не сразу, так что пришлось медведю подождать с минуту, а то и две, пока Ючи, наконец, сумела подобрать слова и перемешать их с мыслями. А уж когда она это сделала...
Громкий выдох, воспарив перед лицом девушки крупным белёсым облачком, стал первым знаком в её готовящейся сорваться с губ речи о "правде", "честности", "справедливости" и "добре"! А начала эту речь Рысь примерно так:
- Фья-тмя, - первое слово далось девушке не очень внятно, так что Ючи, дабы её наверняка услышали, слегка пожевала воздух в безмолвной разминке челюстей и попробовала повторить его ещё раз, - Тятя! - кажется, вторая попытка удалась на славу, так что Рысь поспешила продолжить, - Я, конечно, понимаю, что ты сильный, большой, опасный и всё такое прочее... Однако хочу заметить тебе одну очень важную вещь, которую была бы рада сказать стоя, да вот ноги меня после всего произошедшего ни Рилдира не держат. Эээх-фуух! - выговоренная на одном дыхании длинная мысль заставила слегка запыхаться под конец, что Рысь, разумеется, постаралась использовать с пользой. А именно, оправила и постаралась закрыть задравшуюся-таки брючину на левой ноге, дабы дополнительно не морозиться снегом. Успешно! И именно поэтому следующая фраза звучала уже гораздо увереннее, чем все ранее предшествующие ей:
- Так вот, - ещё раз переведя дух, девушка пристально и обиженно уставилась на Хата снизу вверх, будто кот на укравшую у него сметану хозяйку, - Как это вообще называется?! Ты что, специально выискиваешь пути посложнее, а дороги - покорёжистей?! Мы же, вроде бы, договаривались, что будем честными друг перед другом, и если что - всегда предупреждать о неожиданностях ЗА-РА-НЕЕ, а не если вдруг сильно припрёт, так? Договаривались же, а?!
Выдержав трагичную паузу, в которой девушке не хватало только упёртых в бока кулачков и скалки на изготовку, дабы сравниться с заставшей за попойкой собственного отца старшей дочерью, Рысь неожиданно скоро сменила выражение со злости на жалость и вдруг пронзительно и жалко заныла:
- Ты заче-е-е-ем кинул меня с дерева-а-а-а, а? Да ещё и не предупрежда-а-а-ая! У меня же чуть се-е-е-ердце не выпрыгнуло, наглый ты медведь из лесу тёмного-о-о-о!!! - Ючи и не хотела реветь, да слёзы от неожиданной жалости к себе, переплетённые с накатившим облегчением от спасения так здорово долбанули в голову, что влага сама выступила на глаза. А раз так - пришлось пользоваться! Ну а если девушка включает "рёву", то... Правильно! Ревут все вокруг вместе с ней, кто сердцем чуток и душою слаб.. Ой, ну то есть, славен! Так что Рысь, не будь идиоткой, едва ощутила на лице первые признаки слёз, подорвалась и бросилась к оборотню на грудь - слезами горе заливать да заодно под утешения успокаиваться. И плевать ей было абсолютно, что зелёный этот здоровяк был оборотнем! Мало ли она их видела! Даже в том же балагане, и то трое бегали! Правда, волки, и не в полнолуние, но... Всё равно!
К двуипостасным девушка научилась относиться вполне терпимо! В то время как полёт с сосны и нежданное спасение дались ей очень тяжело.

Отредактировано Ючи (29-08-2015 01:20:46)

+1

12

Полуорк терпеливо выслушивал полный эмоций и чувств монолог дочери и упорно давил улыбку в зародыше. Но это не было выше его сил. Девушка кипела, бурлила эмоциями, хмурила брови, сверкала глазами, но все это было умильно и прекрасно, что Хату от одного созерцания этого рыжего вулкана страстей. И когда та прижалась со слезами к могучей груди, он лишь бережно обнял ее и гладил медь волос.
-Спокойно, девочка, спокойно. Научись доверять тому, кого сама в отцы выбрала, - тихо сказал он, уловив паузу во всхлипываниях. – Сама посуди, согласилась бы ты, предложи я тебе такой вариант спуска? Думаю, нет. А спуститься по другому – долго и опасно. Так что я принял такое решение и воплотил его в жизнь. Да и не кидал я тебя с дерева, глупышка.
Он аккуратно поднял заплаканное личико к свету луны и поправил растрепанные локоны. В янтарных глазах плескалась отеческая нежность и забота. Совершенно неожиданной для стороннего наблюдателя гостьей на изрезанном шрамами лице была добрая улыбка, которая даже нагло торчащие клыки умудрилась облагородить. Оборотню была дорога эта девочка. И он был рад, что его темная натура не оттолкнула ее, не заставила бежать без оглядки, что она пыталась сделать при их первой встрече две недели назад.
-А по поводу остального… Я хотел тебе сказать, но ты не стала слушать, - он пожал плечами, признавая часть своей вины, возлагаемой пышущей негодованием Рыской. – Но ты и сама хороша. Так до сих пор и не представилась нормальным именем. А кличкой твоей мне тебя звать немного поднадоело, дорогая.
Он усмехнулся еще шире и еще раз провел по каскаду волос. А потом неожиданно стиснул девчонку и поднял в воздух. Хат был рад. Просто рад и счастлив. И хотел делиться этим счастьем с той, кто сделала его счастливым. Ведь так мало для одинокого сердца надо… просто быть нужным. Кому-то. Где-то. Когда-то.
А оборотень не чувствовал своей причастности к чему-то уже очень давно. С момента разрыва с Беатриц. С того самого момента, когда его чуть было не повесили. Когда его жизнь сломалась в четвертый раз. Давно это было. Полтора века неприкаянности. Много это? Или мало? Бес знает.
Он опустил дочурку на землю, сам застеснявшись такого бурного проявления чувств. Негоже такому старику, как он, так расчувствоваться. Неправильно это, но это… так приятно.
-Знаешь, дочурка, я рад, что ты появилась в моей жизни… Слишком давно я один. Слишком.
И на пару мгновений все двести с лишним лет отразились на его лице, показывая злобные пальцы старости, яростно стиснувшие его сердце и душу. Горько быть бессмертным, когда осознаешь, что никогда не будешь иметь ни семьи, ни своего дома, ни нормального человеческого счастья.
А это, как бы странно не звучало от такого чудовища, как полуорк-оборотень, было главной мечтой Хата. И именно к ней дала ему прикоснуться Рыська. За что он ей был благодарен до глубины души.

+1

13

Слёзы заканчивались не сразу, но.. Всё-таки заканчивались! Как давно Рысь вот так вот просто не ревела в чьих-то понимающих объятиях, да еще и под успокаивающие разговоры? Год, два, пять.. Десять лет? Нет, чуть меньше, чем всю жизнь - так, наверное, будет вести отсчет правильней. И потому сейчас, когда весь шквал пережитых эмоций, прорвавшись слезами, расползался по щекам и горячими каплями осыпался в снег, а рядом был кто-то, большой и сильный, способный защитить, Ючи, впервые за долгие годы, больше не хотелось чего-то бояться! А когда уходит страх... Правильно! Приходит доверие!
И девушка, всё еще шмыгая носом и стыдливо утирая глаза кулаками, уже не просто доверяла, а верила этому большому в сравнении с ней зелёному великану. И, даже когда тот поднял её лицо в лунному свету и утер толстыми пальцами колючие слёзы, не смогла удержаться и нагло показала этой смешной и искорёженной свето-тенью зелёной физиономии язык! И какое это было наслаждение! Тебя обвиняют в том, что ты гадкая, а ты показываешь язык и морщишься, будто это делает твой язык ещё длиннее! Красота же, ну!!!
Он тебе: " Я хотел тебе сказать, но ты не стала слушать," - а ты ему: "Бе-е-е-е-ее!"
Он тебе: "Но ты и сама хороша, "- а ты ему за то двойное и куда более яростное: "Б-е-е-е-бе-бе!" И так до бесконечности! Пока, наконец, желание читать нотации не исчезнет, озорство не перетечет через мимику и жесты от тебя к названному батьке, ну а потому..
- Ахаха-хаха-ха, уууй! Пустиии!
Конечно, Рысь могла бы представить что-то подобное, но внезапное крепкое объятие и ощущение полёта, внезапно, ничуть не испугало её, а напротив - обрадовало! Ну ещё бы! Одно дело, когда тебя поднимает в воздух едва знакомый человек или нелюдь, который только предполагается хорошим! А другое... Когда самый настоящий названный тятька! Которого так и хочется лапать, шебуршить, заваливать вопросами, но, главное..
Никогда не позволять ему одевать вот это выражение лица!
- Знаешь, дочурка, я рад, что ты появилась в моей жизни… Слишком давно я один. Слишком.
Рысь нахмурилась, едва рассмотрела на уже ставшим таким знакомым лице полуорка угрюмые и опасные полу-тени, а потому поспешила взять небольшой разбег и с наскоку боднуть названного батю головой в живот! Точно подражая молодой козе, у которой растут, а от того чешутся рожки:
- Что было, то прошло! А теперь мы вместе, и так будет всегда! Слышишь? - намеренно подобравшись под широкую лапу оборотня, Рысь довольно нагло перехватила своими тонкими пальцами за широкую ладонь полуорка и ею же себя и обняла за плечи, заглядывая ему в лицо с хитрой улыбкой снизу вверх. Так оказалось теплее. Плащ-то девушка умудрилась кинуть в морду волкам при нападении, и теперь, опять, по зимнему холоду была не в самом лучшем одеянии.
- И вообще, я в детстве мечтала с настоящим медведем подружиться! Вы ведь.. Такие, ну.. Такие.. Эм.. - неожиданно потерявшись в словах и от того активно взмахивая руками, девушка старательно пыталась подобрать нужное выражение, но спустя целых 3 вдоха просто отмахнулась и резко обхватила полу орка за пояс руками в объятиях, - В общем, большие и теплые, вот! А ещё, - неожиданно перейдя на шепот и на всякий случай оглянувшись по сторонам, Рысь добавила, - Классно ты тем волкам навалял! Прям вот... Ух! - небольшой, но острый на костяшки кулачок гордо разрезал воздух взмахом, - Жаль только... Лежат они вон там. Теперь. В крови.. И ты грязный.
Быстрый взгляд в сторону так и не поднявшихся волков вызвал нелепый и противный приступ тошноты, который девушка старательно подавила и тут же уткнулась Хату лицом в бок:
- Слушай, тять, давай ты больше не будешь.. Так их, ладно? И давай возьмем вещи и пойдем отсюда побыстрей, ага? А то меня, как Ючиэн, ещё кто-нибудь из здешних, помимо тебя, запомнит, да? А мне не хочется!
Вот таким, довольно ненавязчивым способом представившись, Рысь поспешила улыбнуться и пожать плечами. Своё второе, или родовое имя ей называть не хотелось. По крайней мере потому, что оно было постыдным. Или слишком простым? А, может, девушка просто не чувствовала с ним родства? Каждый ответ подходил в той или иной степени. И потому Ючи всегда старалась называться именно прозвищем. Ну, в крайнем случае, только именем. Но уж точно никак не с родовым послевкусием.
Вот и сейчас, слегка отойдя от шока и мимолётно, но крепко щекотнув Хата по левому боку коготками (А ну не кисни, зелёный здоровяк!), девушка собралась уже отправиться за своим инструментом и сумкой, старательно обходя пятна крови и разлитую тут и там запорченную похлёбку, когда один из "раздавленных" ранее полуорком оборотней шевельнулся и заскулил. Рысь так и подпрыгнула, когда услышала этот полный боли и мольбы звук. И, не зная что делать, резко обернулась к Хатраку, в немом испуге вопрошая: "Что делать?" Подходить и рисковать своей жизнью, несмотря на всколыхнувшую сердце жалость, девушке, почему-то, совершенно не хотелось.

Отредактировано Ючи (29-08-2015 14:39:14)

+1

14

-…А теперь мы вместе, и так будет всегда! Слышишь? – Хат слышал в ее голосе реальную веру в слова, сказанные в таких странных обстоятельствах. И они трогали особенно сильно. До глубины уставшей от долгого одиночества души. Войны, дороги, предательства… и смерти. Множество смертей.
Все это заставило его душу зачерстветь, загрубеть, покрыться шипами сарказма и скепсиса. Полуорк спрятался за этой броней, наблюдая, как чужие жизни пересыпаются сквозь пальцы песком времен. И вот сейчас одна искорка чужого тепла растопила ледяную маску, сдирая ее с мясом с костей лица.
-Не говори того, в чем не можешь быть уверена, девочка моя, - мягко сказал оборотень, касаясь пальцами ее волос. – Мне достаточно, что ты сейчас со мной. Большего я не прошу.
Он почувствовал, как подрагивает ее тело от прохлады зимней ночи. Но сейчас даже его любимая изношенная безрукавка была в крови. Не лучший способ согреть дочурку, чурающуюся крови. Ее слова про мишек заставляли его улыбаться, но улыбка тут же потухла, когда зашел разговор о недавнем избиении, учиненным им для стаи волков.
-Я не такой уж и грязный для того, кто разогнал только что семерых оборотней, доча, - нахмурился в притворном недовольстве полуорк, смотря в красивые глаза названной родственницы.
- Слушай, тять, давай ты больше не будешь.. Так их, ладно? И давай возьмем вещи и пойдем отсюда побыстрей, ага? А то меня, как Ючиэн, ещё кто-нибудь из здешних, помимо тебя, запомнит, да? А мне не хочется!
-Значит, Ючиэн… Ючи… - попробовал на язык ее имя Хат. – Красивое имя. Зря ты его прячешь. А с волками, доча, по-другому нельзя, к сожалению. Или я их так, или они закусят тобой так же. Что ты выбираешь?
«Мимика – вот твое главное оружие, Ючи, - подумал великан, прижимая девушку к груди. – Мимика и живые глазищи, в которых отражается твое огромное и доброе сердце». Но он не стал говорить это вслух. А то возгордится еще и совсем слушаться перестанет. Она и так неуправляемая от слова совсем. Но тут плавное течение мыслей было прервано скулежом, раздавшимся оттуда, куда улетел получивший в живот волчонок.
-Держись у огня, - Хат аккуратно высвободился из объятий замершей в страхе Рыски и пошел на звук, даже не делая попытку достать оружие. – Сейчас разберусь.
Он подошел и увидел, дрожащее волчье тело корчится и плачет, насильно возвращаясь в человеческое обличье. И вот перед привычным к этому взором янтарных глаз предстал бьющийся в судорогах тонкокостный подросток. «Впервые обратившийся, - сразу понял полуорк. – Попал под контроль вожака и стал частью стаи. Бедняга». Он скинул безрукавку, обернул ей вздрагивающее тельце и поднял на руки. Потом повернулся к дочери.
-Придется взять его с собой, - коротко сказал он. – Ему нужна помощь и наставник.

+1

15

- ..Что ты выбираешь?
Как же не вовремя прозвучал этот вопрос! Точно с момент раздавшегося скулежа! Так что Рысь, хоть и имела готовый ответ на такой простой вопрос, решила промолчать, лишь только сделав себе зарубку на будущее: "Еще поговорим о еде!"
- Держись у огня, - произнес Хат, направляясь к скулящему и даже не делая попытку достать оружие. Рысь же только кивнула, снова проглотив так и просившуюся на волю шутку про закуску. Не та была ситуация! И Рысь, должно быть, впервые за свою жизнь поймав себя на ощущении какой-то ответственности и слегка поражённая ее горьковатым и непривычным привкусом, предпочла не молоть языком за зря. Всё-таки, пусть и оборотень, пусть и опасный, но.. Ему действительно было больно! И Ючи ощущала это с четкостью неинициированного друида.
Сейчас разберусь.
- Осторожней, тять! - в пару быстрых и крадущихся шагов подобравшись к костру и обхватив себя тонкими руками за плечи, девушка смотрела за происходящим издалека, нелепо вытянув шею над тонкими плечами в попытке рассмотреть возможную опасность и, если что... Ну, не знаю, головешкой кинуть или завизжать так, чтоб оглушить! А, может, даже.. Кортиком?
Ой! С-с-с-с, это..? Что это?!
Ючи не успела поймать неуловимо-пронзительный момент, когда её собственные кости, казалось, отозвались мимолётной ноющей болью в ответ на последний рывок окончательно вернувшегося в человечье обличье волка. Девушка только и успела что повести плечами в брезгливом ознобе да сильно растереть плечи собственными ладонями, в попытке согнать крупную дрожь с рук, когда..
- Придется взять его с собой.
- Ой.. Что? - Ючи, еще не до конца осознавшая и принявшая необычные ощущения, удивленно отвлеклась на обернувшегося к ней Батю и со странным потрясением уставилась на угловато-хрупкое тело под окровавленной телогрейкой на руках полу орка. Странно, но вид крови и болезненная бледность незнакомого паренька теперь не вызывала и капли отвращения. Только странная, тягучая и какая-то обволакивающая каждый сустав в теле тянущей и едва заметной болью скорбь. Как будто, все это было не правильно. Всё это было зря. Или, что скорее, произошедшее было совершенно вне воли этого мальчонки, который на вид всего на каких-то 3-4 года отстал от нее самой по взрослению, а это значит...
Ему нужна помощь и наставник.
Новая реплика от бати снова заставила девушку испуганно и явно вздрогнуть, выныривая из тягучего омута совершенно не свойственных ей ощущений.
Точно, помощь! Он ведь ещё молод, да и никому не повредил, правильно? Как там Матушка говорила? По молодости и бесы случайных ошибок простительны, да? Хотя..
Взгляд девушки мгновенно прояснился, а лицо от отстраненно-пораженного снова приобрело упрямо-серьезное выражение, во след которым Рысь с  кивком поспешила со сборами разбросанных тут и там вещей.
- Сейчас. Я быстро!
Свою сумку и кротту найти удалось быстро. Плащ, на диву прорванный волчьими клыками лишь в одном месте да подпалённых по правому пологу, быстро вернулся на плечи, подарив малую толику тепла. А спустя три минуты..
- Тять, твои вещи мне брать? Может ему мяса немного? Я припасла чуть для похлебки, а? Пара полос вяленного осталась... - девушка как раз собрала все вещи подле кофра названного родственника и, в меру возможности, зачистив снегом котелок, подтащила его туда же, с нескрываемым беспокойством и какой-то невнятной обеспокоенностью то и дело поглядывая на Хатрака и волчонка в его руках, - И он, это... Он больше не будет кидаться, да? А то ведь... Это.. Ну я..
Рысь неуютно повела плечами под закопчённым и порванным плащом да быстро отвела глаза к собственной кротте, не готовая говорить открыто то, что все-таки просилось с языка. Слегка помолчав, Рысь все-таки решилась и честно посмотрела на названного батю:
- Я не хочу становиться оборотнем. Ладно? Это.. Слишком больно! И.. Ну... Вон как его корёжило всего! А я.. Такое не выдержу! Точно-точно! Да и вообще.. Ну.. Не хотелось бы.
Под конец Ючи снова опустила глаза, ощущая себя нерадивым учеником перед строгим учителем, любимая ваза которого была разбита в следствии дурацкой шалости. Было и стыдно, и зябко, и как-то даже страшновато. Как будто девушка только что упрекнула родного батю в его природе, и за то... Обязательно сейчас прилетит или упрек, или недовольство. Ну, или, в самом худшем случае, удар. Наверное, последнего Рысь боялась больше всего прочего. Но промолчать, даже наученная горьким и так и не осознанным опытом общения с родным отцом, все равно, как и раньше, не могла.

Отредактировано Ючи (17-09-2015 23:30:31)

0

16

-Мои вещи не трожь, доча, - пробасил полуорк, укладывая подранка около огня. Хоть на нем и не осталось после обращения видимых ран, но и сил тоже в худом теле не осталось. Хат отлично представлял то, с какой силой наносит удар. И от такого даже матерый оборотень приходил бы в себя достаточно долго, не говоря уж про свежеобращенного. - Тяжелы они для тебя. А вот мяса давай – ему оно сейчас нужнее, чем нам с тобой.
Он хмуро посмотрел на дрожащего мальчонку и нахмурился. «Нет, я догадывался, что вечер будет нескучным, но что мне на голову свалится помимо рыжей еще один человек пубертатного периода… - вяло толкались мысли в седеющей голове, пока он неспешно шел к кофру, чтобы вытащить оттуда моток крепкой веревки. Обратившегося уже оборотня она не удержит, но момент превращения задержит достаточно, чтобы сам Хат смог вырубить несчастного. – Видать, на роду мне написано на старости лет заделаться приемным отцом у бесовой тучи детишек». Он хмыкнул и поднялся, держа свою добычу на сгибе локтя. Как раз тогда, когда Ючи задала очередной сверхживотрепещущий вопросец.
-Нет, не будет он кидаться. Сейчас сил нет, а позже – не будет возможности, - он подошел к уже начинающем согреваться юноше и склонился перед ним. Тот открыл глаза и, увидев зеленую морду перед собой, задрожал, но у него было сил даже на то, чтобы пошевелить рукой, не говоря уж о бегстве. Хат же постарался сделать как можно более дружелюбную гримасу, что при его клыках, шрамах и цвете шкуры было большой проблемой. – Не бойся, малой. Я не буду тебя бить больше, если ты обещаешь меня слушать и не перечить. Договорились?
Тот судорожно, но еле заметно кивнул, безвольно смотря в янтарные глаза того, кто недавно с легкостью раскидал целую стаю его собратьев. Обрывочных воспоминаний, оставшихся после обратного превращения, об этой битве ему хватило, чтобы понять, кто этот гигант и что он может. Но сейчас в янтаре глаз не было расплавленной ярости, а лишь примеси усталости и некоей заботы. И это заставило мальчонку успокоится и смирится с судьбой.
-Вот и хорошо, - отечески потрепал по мокрой голове мальчугана полукровка. – Значит, мы с тобой договоримся. Сейчас я тебя свяжу. Не для того, чтобы сделать тебе больно, - тут же объяснил он, увидев вновь зарождающийся в карих глазах ужас. – А для того, чтобы ты не смог сделать плохо ей.
Короткий кивок в сторону замершей рыси, уже собравшей свои пожитки. Полуорку было достаточно одного взгляда на нее, чтобы понять ее метания. Но девушка решила озвучить свои страхи. Видимо, чтобы самой для себя их обрисовать и акцентировать.
- Я не хочу становиться оборотнем. Ладно? Это.. Слишком больно! И.. Ну... Вон как его корёжило всего! А я.. Такое не выдержу! Точно-точно! Да и вообще.. Ну.. Не хотелось бы.
И потупила так глазки, будто что-то плохое сказала. Будто обидеть кого могла этим своим признанием. «А кого? Меня? – устало подумал Хат, аккуратно поверх теплой безрукавки связывая согласившегося на все волчонка, понявшего, что ему и правда не желают зла. – Так я и сам не хочу ей такой судьбы. Никому ее не желаю. Это отвратительно и очень, очень трудно – держать внутри себя еще одного. Зверя. Чудовище, которое хочет убивать. Явно, не для хрупких плеч этой маленькой девочки».
-Не станешь ты оборотнем, девочка моя. Я не хочу и не допущу этого, - пообещал зеленый великан своей названной дочери. Он посадил спеленутого мальчика себе на плечо, подхватил второй кофр, повесил лямку на плечо и задумчиво поглядел на тяжеленный топор, играющий металлическим блеском в свете костра. Иногда этот атрибут орочьей расы доставляет множество неудобств. А пользоваться в последнее время им, слава всем богам приходится все реже. – Это – не то, чего бы я пожелал даже врагу. Идем? Негоже среди поля боя разговоры разговаривать.
Страшное оружие, поднявшись с земли, снова превратилось в странное подобие посоха. Полуорк усмехнулся.

+1

17

Рысь стояла ни жива, ни мертва, ожидая чего угодно, но только не...
- Не станешь ты оборотнем, девочка моя. Я не хочу и не допущу этого.
- А? - спокойный голос названного бати заставил девушку удивлённо вскинуться и уставиться на Хата, как на восьмое чудо света. Хотя, почему восьмое? Первое на своей жизни! Ведь её, кажется.. Даже не осуждали? А, напротив..
Это – не то, чего бы я пожелал даже врагу. Идем? Негоже среди поля боя разговоры разговаривать.
- А.. Ну да, хорошо! Я щас только, это.. Иду!
Будто лишённая опоры неожиданным и на диву понимающим ответом зелёного, Рысь засуетилась вокруг костра, заваливая тот снегом. Старая привычка не оставлять за собой больших следов сработала и сейчас, когда вокруг следов этих в виде крови и редких тел было хоть.. Одним местом жуй! Но уйти девушка не могла, пока не выполнит ритуал "прощания" со стоянкой.
И вот, когда Хат, отягощённый весом волчонка на одном плече и тяжестью своих вещей - на другом, успел уйти на добрую сотню метров, Рысь рванулась за ним следом, беззаботно перепрыгивая сугробы и утирая испачканные в саже руки подтаявшим комком снега с ближайшего чистого сугроба.
Они снова были в дороге. Снова на пути неизвестно куда, но зато вместе. А ещё..
Рысь, нагнавшая Хата и пристроившаяся к нему в паре шагов позади, то и дело бросала заинтересованно-обеспокоенные взгляды на волчонка снизу вверх. И на этот раз, юную да рыжую беспокоили не его зубы, а...
- Эй, на вот! Возьми, оденешься потом!
Прошло всего каких-то две минуты с начала движения импровизированной компании, когда на плечо бати, прямо поперёк голых колен волчонка, легла потёртая, но сухая и чистая длинная рубаха из крапивной нити. Рысь, встретившись с дёрнувшимся и обернувшимся на неё волчёнком суровым взглядом, вдруг неожиданно и ярко улыбнулась в наступающих сумерках да весело подмигнула:
- Не дрейфь, не отравлена! Я её, между прочим, для себя приберегала, но.. Кхм, тебе нужнее, - девочка на мгновение запнулась, как в повествовании, так и в попавшихся на пути палках, но уже спустя пару вдохов выправилась и продолжила как ни в чем ни бывало, бросив быстрый взгляд на батю, - А то, матушка говорила, у вас отваливается на морозе.. Всякое! А потом болеете.. Ну, в общем.. Как-то так. Да, Батя?
Поспешно перескочив ближайший сугроб, чем выиграла себе возможность обогнать широко шагающего зелёного, Ючи зашагала впереди него спиной вперед, с интересом то заглядывая в лицо бате, то рассматривая в неверном, отражающемся от снега вокруг свете его поблескивающие белизной клыки, то и вовсе хитро щурясь в сторону мальчонки. Зря, наверное, Рысь так делала! Так как не прошло и пары десятков шагов, как в спину её пнуло самое настоящее дерево.
Негромко ойкнув и потерев ушибленный выступающим обломленным суком бок, Ючи тут же развернулась и поспешила зашагать нормально, лицом вперёд, но все одно непременно и впереди своего зелёного бати. Ноги мёрзли даже сквозь двойной слой партянок и лапти, пальцы рук вместе с новом занемели и раскраснелись на периодических порывах ветра, а направление движения оставалось для девушки до сих пор совершенно неизвестным! Но в том был и свой неизгладимый плюс! Рысь точно не могла ошибиться в выбираемом пути и шагала.. Куда глаза вели.
Кстати, о глазах.. У девушки, неожиданно, возник животрепещущий вопрос, который она не постеснялась громко и довольно бойко озвучить, снова в лихом развороте на левой пятке лаптя оборачиваясь лицом в оборотням и шагая спиной вперёд:
- Кстати, Батя, а вы вот оборотни, да? Я всегда хотела узнать.. Вы в темноте хорошо видите? Или, всё-таки, как собаки или лисы, по нбюху больше и слуху ориентируетесь, а? - немного помолчав и снова едва не налетев на дерево, Рысь слегка выравняла собственное движение и заканючила вновь, - Это я к чему.. Просто вам-то, может, оно и хорошо, а я вот в темноте, ну.. Совсем почти ни.. Ай! - очередной сук почти пропорол бок её телогрейки, чем мигом вызвал в девушке отчаянное возмущение и сдавленные проклятия, - В общем, я хочу привал! А ещё надо его вон накормить, а в темноте я мясо не отыщу совсем, а? Ну как..?

+1

18

«Иногда дети – это безостановочные производители проблем. Даже если детям уже почти двадцать. Просто есть люди, которые никогда не повзрослеют», - думал Хат, с улыбкой наблюдая за дочей. Этот огненный всполох безостановочно щебетал, что творил, с чем-то сталкивалась. Полуорк внимательно слушай ее, но и не давал себе права расслабиться. Охотничья бывает не одна. И, если их соберется достаточно, ни ему, ни Ючи, ни даже этому мальчугану, что сидит на плече, завернутый в безрукавку, не сдобровать.
Порвут и сожрут, не поперхнувшись.
Поэтому и на предложение Рыси он ответил не сразу. Опасно это было. Рационально опасно. Но вот интуиция утверждала обратное. Ему очень не хотелось разбираться, кто более прав, разум или интуиция, но вот то, что Ючи уже не в первый раз запнулась о невидимую корягу, его убедило. Ведь тащить их двоих не представлялось возможным, рук-то всего две, и вторая занята оружие и скарбом, без которого в походе никуда. И это заставило Хата задумчиво остановиться на очередной небольшой прогалине в окружении заснеженных деревьев.
-Видимо, ночевать мы будем здесь, - хмуро сказал он, аккуратно опуская своего пленника на землю. Потом наклонился и очень внимательно всмотрелся в его глазах. – Если ты обещаешь мне сказать, когда начнется превращение, и не будешь тут всякую идиотию творить, я тебя развяжу. Договорились?
В исполнении массивного оборотня этот вопрос больше был похож на угрозу, но молодой парнишка уже понял, что эта зеленая громадина не горит желанием растерзать его на месте. И вообще не желает кого-то убивать. И он судорожно кивнул, с трудом унимая дрожь в промерзшем даже несмотря на меховую защиту, данную ему этим самым полуорком, который вроде как должен в приступах ярости желать уничтожить все вокруг.
-Хорошо, - улыбнулся Хат, обнажая свои внушительные клыки. – Тогда не шевелись.
Несколькими движениями он распутал волчонка, выпуская того на волю. Пристальный взгляд янтаря в окружении сеток морщин еще раз пробежался по худощавой фигуре, но больше оборотень ничего говорить не стал. Он вообще не любил повторять по нескольку раз одно и то же. И чаще всего ему и не приходилось этого делать.
Он положил свои вещи рядом с мальчуганом, справедливо рассудив, что в человеческом облике такой молодой оборотень после недавней встряски оружие полуорка даже поднять с земли не сильно в состоянии, не говоря уже о том, чтоб сколько-нибудь эффективно его использовать. Великан спокойно повернулся к мальцу спиной, хоть и не переставал прислушиваться, пытаясь отловить малейшие звуки неправомерных или просто глупых действий с его стороны.
Но пока волчонок его не разочаровывал, поэтому полуорк залез в свой кофр и начал доставать всякие нужные в обустройстве временного пристанища вещи. Огниво, нож, теплый плед, который сам Хат пользует чрезвычайно редко, привычный и к холоду, и к ветру. Все это аккуратно выкладывается рядом на тряпочку, заботливо подготовленное и готовое к использованию. Потом полуорк подумал и обернулся к волчонку.
-Слушай, малой, двигаться-то можешь? Или сильно замерз? – в его голосе звучал даже некий намек на заботу. Но гораздо больше задумчивой обреченности старого существа. – Пень мне в бок… Это, похоже, входит в привычку, детей вытаскивать из неприятностей, - он немного горестно вздохнул и обернулся, поблескивая янтарными глазами в темноте. – Рыся! Ты хворост сможешь собрать? Только далеко не отходи, чтоб я тебя видел.
Несмотря ни на что, он не собирался рисковать дочерью. Но и ходить с ней, защищая от всего сразу, он тоже не мог. Да и девочка уже достаточно взрослая, чтоб знать, когда показать пятки. И она уже отлично показала, что умеет пользоваться этим умением. Но Хат все же перестраховался, слепив уже опробированный и доказавший свою эффективность боевой снежок и воткнув свой кинжал в снег, чтоб было удобно схватить какой-либо из снарядов и сразу метнуть.
Он повернулся к волчонку и накинул плед ему на плечи, закутывая того с ног до головы, как сердобольная матушка кутает свое дитя. Достал с пояса флягу с ядреным пойлом, могущим отлично разогнать кровь в такой холод. Отвинтил пробку и приставил горлышко к губам паренька.
-Пей. Согреешься.
Тот несмело глотнул и тут же закашлялся. Но Хат насильно влил в него еще несколько глотков, заставляя проглотить обжигающую небо жидкость.
-Крепись, малой, пень мне в бок. Живым выйдешь из этой передряги, - он завинтил пробку, хмуро наблюдая за тем, как волчонок кашляет. Но его лицо уже начало приобретать здоровый розоватый оттенок, показывающийся сквозь синеватую бледность. – Тебя как звать-то?
-Р-роланд-д, - наконец придя в себя после совершенно убойного коктейля, взорвавшегося в желудки, ответил парень.
-А я – Хат. А вот та рыжая егоза – Рысь, - он кивком указал на пламенную шевелюру.

+1

19

Рысь улыбалась, скакала, храбрилась и продолжала идти вперёд, всем своим видом показывая, что ей все нипочем! Но на самом деле... Едва-едва отбивалась от нервной дрожи и желания срочно броситься в кусты под приступы тошноты. перед глазами продолжали всё так же мелькать образы очень недавнего прошлого! Челюсти, клацающие совсем рядом! Ядрёная вонь собачатины, и злобный рык зверья в красках свежей крови! то ещё зрелище, честно говоря! Да рысь вообще сомневалась, что сегодня уснёт нормально! Но показать это бате и, этому, как будто малому? Не-е-е-е-ет! Не дождётесь!
Танцуй, Рысь, танцуй! Пока ноги не отнялись! А все плохое.. Потом, Рысь, потом! Сначала нужно выбраться и выжить!
- Видимо, ночевать мы будем здесь, - хмуро сказал Хат, аккуратно опуская своего пленника на землю. Ючи, как шла спиной вперёд, так и села в сугроб, запнувшись об очередной попавшийся под лапти сук. Мигом выругавшись в три известных ей орочьих слова, два грубых гномских и одно длинное, языкоскручивающее эльфийское, Ючи попыталась подняться с рывка, не преуспела, утянутая назад весом сумки и кротты, попробовала еще раз, ухватившись за низкую ветку дерева и..
- Да Рилдир в колено оркам! Тьфу, леший меня благослови! Тьфа! Ну что за недоразумение!
Отплёвываясь и активно отряхиваясь от съехавшего прямо ей на голову с ветки сугроба, Ючи была похожа на драчливого промерзшего воробья, которому, мало того, наваляли от всей души и сил, так ещё и последнее пропитание отняли! Особенно девушка разошлась в собственных проклятиях сквозь зубы, когда уразумела, что снег не только пробрался ей за шиворот мерзкой изморозью (заставив повертеться волчком на месте, выбрасывая ледяных захватчиков вон из теплого шиворота), но ещё и в сумку влез! А там ведь, леший их дери, крупа, мясо вяленое, травы!
- Да чтобы этот снег и зиму, без крыши над головой да со зверьём опасным в округе!
Активно вытаскивая свои припасы и протряхивая сумку, Рысь пропустила обоюдное решение оборотней об освобождении. Так что когда её окликнул отец, обернулась и застыла в совершенном непонимании, рассмотрев мальчонку без верёвки на конечностях:
- Эээ.. Это что, так его и оставишь? А вдруг он.. Того..?
Не сказать, чтобы девушка так уж не доверяла своему Бати и его решениям, но... Освобождать совсем молодого оборотня, который, похоже, ещё и себя контролировать нормально не может, а потом поворачиваться к нему спиной!
Рилдир козлу под хвост! Да у нас даже в балагане их вязали на все полнолуние! Даже днём не выпускали! А тут...
- Рыся! Ты хворост сможешь собрать? Только далеко не отходи, чтоб я тебя видел.
- Да иду уже, иду! - недовольно встряхнув плечами дополнительно к недавним пляскам, Рысь смерила волчонка взглядом и пригрозила, прежде чем отправиться на "задание", - А ты... Только попробуй что вытворить! У меня шишки по карманам ещё есть! А кидаюсь я метко! Понял? Гхрры! - напоследок показав слегка увеличенные для человека, но маловатые даже для вампира клыки в подобии быстрого оскала, Рысь аккуратно спустила собственные вещи на снег и поспешила на поиск веток.
Ветер подвывал, поднимая снежные ураганчики и норовя забраться ими под телогрейку и импровизированные штаны. Лапти вязли в сугробах, заставляя чертыхаться сквозь зубы. А руки занемели полностью уже после пятой попытки отрыть всего-то третью по счету ветку. Что уж тут говорить про видимость... Ориентировалась Рысь скорее на ощупь, чем на "смотрю, куда иду". И когда очередной, принятый за достойный внимания хворост оказался промёрзшей до самой сердцевины веткой тут же стоявшего орешника, а сверху, спасибо какой-то дурной зимней сове, ухнула очередная порция снега, Ючи не выдержала и вспылила:
- Так, всё! Хватит с меня! - резко развернувшись с "охапкой" в три ветки в руках, Ючи зачавкала промокшими насквозь портянками в расквашенных лаптях обратно к компании бати и второго оборотня, однозначно намеренная если не возмутиться, то покачать собственные права полностью! Потому как накипело! Потому как из-за этих вот волков их оборудованный еще до темноты уютный лагерь с горячей едой был разгромлен! А кроме того...
Тебя как звать-то?
- Р-роланд-д.
- А я – Хат. А вот та рыжая егоза – Рысь.
- .. которая тоже хочет хлебнуть чего-то горячего, так как в округе все промёрзло на добрые три десятка лет вперед! Уфф, вот! - подойдя к Хату и Роланду почти вплотную, девушка с гордым видом бросила пред их ясные очи найденную "охапку" веток и, недовольная всем происходящим, упёрла кулаки в бока. И не столько для изображения себя больше и строже, сколько для согрева промёрзших до стылой ноющей боли в суставах пальцев! А ведь ещё и ноги мерзли! И палатку как-то надо расставлять по темноте! Нет, девушку это явно и совсем не устраивало! А потому..
- Роланд, да? Значит.. Из благородный какой, что ли? Ай, не важно, - отмахнувшись как от своих сейчас особо не нужных мыслей, так и от  недовольно морщащего нос мальчонки, рысь неожиданно перешла в речевую атаку, - Скажи-ка нам, Роланд! Ты ведь местный?!
Тоном девушки можно было бы сосульки в сугроб, будто молотком, забивать, тогда как мальчишка только неопределённо дёрнулся и с какой-то жалобно-недовольной физиономией отвёл взгляд сначала в сторону, потом на Хата..
- Ну.. я..
- Ладно, не важно, - Рысь, в силу своего ужасного сумеречного зрения различавшая лишь смутные силуэты оборотней, обрубила заранее не сильно важный ответ на корню. У неё начинали замерзать ноги, добавляя к общей ноющей боли еще и крайне неприятное и въедливое настроение, которое, на беду, грозило вот сейчас вылиться на незадачливого пленённого волчонка. И оно выливалось же! Порциями. Небольшими!
- Ты знаешь тут рядом где-нибудь селение? Или землянку какую? Может пещеру даже, а? Потому как оставаться здесь.. Ну, - посмотрев прямо на размытый для её зрения большой силуэт Бати рядом, Рысь пожала плечами и развела в быстром и отрывистом порыве руки в стороны, мигом снова запрятав их подмышки, - правильно, Бать? Здесь же мы совсем околеем! Да и эти волки...
Ючи не стала говорить о том, что лазает она по деревьям так хорошо лишь потому, что в свое время сталкивалась с обычными волками поздней зимой, в период их страшнейшей голодовки. И вот когда это умение спасло её в первый, но, увы, далеко не в последний раз..
- Короче! Они же могут вернуться! А мне бы не хотелось, ну, знаешь.. Опять на дерево! Потом опять за шишки! И околеть полностью ближе к рассвету верхом на ёлке, как недоеденное сморщенное яблоко на..
- Я знаю одно.. Место.. - мальчонка заговорил не сразу, и не особенно уверенно, но, поведя плечами под теплейшей телогрейкой и натянув ее почти что себе на нос, посмотрел прямо на Хата с просительным страхом, - там обитает местный лесник. Идти не далеко, а дом крепкий.. И путников раньше он всегда привечал. И..
- Всё ясно! Значит идем к леснику! - решив не дослушивать мальчугана, Рысь торжественно обрадовалась хоть какой-то альтернативе леса и сугробов. А потому, на радостях, ещё и волчонку полоску мяса надумала выдать. Но, только, по приходу к леснику. А до того..
- Ну как бать, мы же идем, да? сколько туда идти-то, кстати? До рассвета точно доберемся? А?
Девушке откровенно не терпелось добраться до того самого крепкого лесничего дома. Даром что его могло не существовать, а мальчонке верить особо не стоило, но.. как же хотелось под крышу в такую ночь! Кто бы знал! К тому же..
- До северной границы леса этого. Там на опушке. Он. Это не далеко, наверное..
Так себе описание, конечно, получилось, но.. Девушка, как и волчонок, в две пару глаз уставились на зелёного здоровяка, ожидая решения.

0

20

Хат задумчиво вслушивался в болтовню дочери и волчонка, давя усмешку где-то внутри черствой и страшной морды. Он всякий раз дивился тому, как девчонка умеет превращать любое событие в комедию, даже сама того не осознавая. Этот навык дорого стоил в походной жизни, пусть иногда и раздражал до белого каления. Но именно сейчас это позволяло разрядить обстановку и сделать эту темную и страшную ночь чуть светлее. И оборотень сдался, наконец позволив себе тихонько рассмеяться, когда Ючи с особенно серьезным лицом начала выспрашивать у Роланда о близлежащих постройках.
Сам Хат отлично понимал, что стены даже сколь угодно хорошей лесной сторожки не удержат стаю волков. Но если Рыси от этого будет легче – он согласен на этот достаточно рисковый поступок. На открытом пространстве больше вариантов для маневра, чего может сильно не хватить в замкнутом пространстве. Хотя там есть свои преимущества, да и детям сейчас важнее тепло прогретой комнаты, чем возможность видеть далеко и успеть подготовится к нападению. Он пожал плечами и поднялся, одним движением завернув все свои вещи в ткань, на которую так аккуратно их выкладывал.
-Там хотя бы будут дрова, - хмыкнул он, быстрыми движениями запаковывая скарб в кофр и закидывая его на плечо. – А ты, малой, опять залезай на плечо. С босыми ногами далеко не уйдешь по снегу. А лечить обморожение нам, к сожалению, нечем. Только отрезать и прижигать.
Он криво усмехнулся, видя, как вздрогнул молодой парнишка от его слов, и протянул руку, за которую тот ухватился, как за спасительную соломинку. Полуорк легко закинул его на плечо, подхватил своего верного боевого товарища с угрожающего размера лезвиями на длинной стальной ручке. После этих приготовлений он посмотрел на дочь внимательными, поблескивающими в темноте глазами с янтарным оттенком. Орочья кровь была особенно заметна в темноте ночи, когда глубокие тени обрисовывали выступающие скулы, широкий подбородок и тонкие полоски губ, из-под которых торчали острые клыки.
-Идем, что ли? – спросил он. – Показывай дорогу, волчонок.
И он пошел, с легкостью пробираясь сквозь заснеженный бурелом. Хоть зимой обычно медведи и спят, но Хат всегда был больше шатуном, чем замшелым лежебокой, потому он умел ходить по лесу в любое время года, пусть и не так элегантно, как это умеют эльфы или друиды, но зато также эффективно. И по его следу можно спокойно идти с почти той же скоростью, что значительно увеличивает его ценность, как проводника. И значительно усиливало ненависть со стороны ревнителей целостности этих самых лесов, но оборотню на это было как-то плевать.
Последний, кто пытался ему доказать, что он-де должен следовать заветам лесохранения, потом долго отстирывал портки в речке, когда увидел оборотня в гневе. Большая зеленая помесь медведя с орком ему, наверно, еще долго мерещилась в каждой тени его любимых лесов.
Размышляя на тему столь разных подходов, полуорк под чутким руководством впередсмотрящего Роланда вывалился из кустов на протоптанную лесную тропинку, которая и должна была привести их к месту их будущей ночевки. Дальше дело пошло значительно легче и быстрее. И всего через пару сотен шагов немного покосившаяся под снежной шапкой сторожка предстала взорам утомленных путников во всей красе.
-Хоть одно радует, - угрюмо высказался полуорк, подходя поближе. – Дровница действительно полная. И стены крепкие, - он ссадил мальчугана с плеча, скинул кофр и вытащил нож, и лишь после этого аккуратно приоткрыл дверь и скользнул внутрь, чтобы убедиться в безопасности будущего жилья. – Заходите. Здесь чисто.
Вскоре троица уже вовсю обживала небольшое помещение. В очаге потрескивал огонь, Хат сидел возле стены с полуприкрытыми глазами и о чем-то размышлял, тихо напевая какую-то грустную мелодию, вполуха слушая треп Ючи и Роланда, оказавшихся почти ровесниками. Седые волосы подкрашивались рыжеватыми блестками от пламени, а усталые морщинки и глубокие шрамы вокруг глаз почти скрылись в тенях, делая оборотня чуть-чуть моложе  и немного… человечнее.

+1

21

Когда названный отец припугнул волчонка про обморожение, Рысь как-то невесело хмыкнула, но, проводив несколько ревнивым и обреченным взглядом опять усевшегося на зелёном плече мальчугана в теплой безрукавке, промолчала. Идти по широкой тропе, остававшейся за Хатраком, было действительно легко, хотя и не менее холодно! Сугробы, даже проломленные и обваленные, все равно оставались высокими, а шаги оборотня были слишком широкими, так что девушке зачастую приходилось перепрыгивать из одного его следа в другой. Лапти - они, все-таки, не сапоги. Нырнёшь в сугроб - и можно снимать и идти босой. Все равно эффект будет тот же!
Честно говоря, пока они дошли под руководством волчонка до сторожки, Рысь успела трижды изругаться свою "находчивость" и "светлые идеи". Надо было придумать, брести непонятно куда, ведомые оборотнёнком, о котором ничего не известно! Да ещё и Ночью! Зимой! Через лес, напролом! После недавнего нападения таких же... Оборотней!
Нда, Рысь... Когда-нибудь, ты точно умрёшь от любопытства и своего идиотского "а давайте"! Потому что с таким везением.. Долго не живут! Тьфу!
Однако, на счастье или на печаль, а сторожка оказалась и правда таковой, какой ее описывал Роланд. По крайней мере, засады не обнаружилось, дров было навалом, да и стены - крепкие. Не прошло и получаса, как Рысь, быстро отряхнувшись от снега и первой, после Бати, нырнув в признанное безопасным убежище, носилась белкой то за снегом для котелка, до за ножом, то за крупами и мясом..
Да, к слову, вяленное мясо, а, точнее, его кусок, как и было обещано, Ючи волчонку все же выдала, а на том разговаривать с ним больше и не горела желанием. Да и о чем?! Ужин бы приготовить, да дом согреть - вот что было сейчас главное. А разговоры уж...
- Это.. Рысь, - негромкий, даже слегка смущённый голос от облачённого в её же нижнюю рубаху и батину безрукавку волчонка заставил девушку удивлённо вздрогнуть и вскинуться в направлении зовущего. Почему-то, в неверном свете разгорающегося огня в очаге, мальчуган показался девушке каким-то уж ну очень пришибленным и несчастным.
Вон, даже к мясу так и не притронулся, хотя.. Я еще от Матушки помню, что оборотням, после обращения, да и во время, жуть как хочется мяса! А он.. Юррр, так, ладно! Чего это я? - тряхнув головой, избавляясь от неважных мыслей, и быстро засыпав остатки крупы в котелок, Ючи удовлетворённо хмыкнула и ответила:
- Ась? Чего вашему благородному величеству угодно?
Рысь старательно удерживала голос в бодром дружелюбии, ну или вроде того, так как опасалась случайного взрыва ярости, отчаяния или ещё чего-то в том же роде. Однако.. Тут, похоже, дело было вообще в другом и не этом.. Ну, в общем, не в том!
- Не называй меня так, - бурчание мальчишки из под быстро придвинутых к подбородку и охваченных ладонями колен показался каким-то.. Обречённым. Ючи даже от нарезки лука отвлеклась, удивлённо вскинув брови и поспешно выдохнув. Ей бы не разреветься от лучного духа, а тут...
- Хм.. - задумчиво почесав кончик нока острием ножа, рыжая пожала плечами и снова принялась за нарезку вонючего корнеплода, - Хорошо. А как мне тогда тебя называть? - вопрос получился из разряда издевательских, но задан был более чем спокойным и дружелюбным тоном. Как обычно, на всякий случай. Чтобы не раздражать.
- Роланд и зови. Мы же, вроде как, ровестники, и..
- Так ты что, не из благородных, что ли? - Рысь, ловко расправившись с луком, похоже, вовсе не замечала той невысказанной боли при каждом упоминании о происхождении волчонка, а потому продолжала названную тему. На беду "не благородному" волчьему отпрыску. А, может быть, на счастье?
- Нет, я..
- Ясно-ясно, тогда! - отставив овощи в сторону и вооружившись ложкой, Ючи прошла к котелку и нарочито медленно забултыхала его содержимым, - Не благородный, зато родители оказались с фантазией. Назвали тебя Роландом, а ты теперь страдаешь от этого. И у волков ты оказался, разумеется, просто по случайности, потому что на самом деле ты хороший, но жизнь твоя тяжела и несносна! А все вокруг тебя гады, и только ты, Роланд не из благородных, такой..
- Да какое тебе вообще дело? Благородный я или нет?! Тебе что, больше нечем заняться, кроме как выспрашивать у меня эту тему?! Это что, что-то изменит?!
- Сю-у-у-уп! - Ючи, спокойно, будто и не заметившая вспышки волчонка, хотя от его раздражённого, полурычащего голоса побежали мурашки по коже, потянула кашу из ложки, задумчиво почмокала губами, скривилась, молча направилась к собственным сумкам в поисках специй...
- Ты что, игнорируешь меня?! - волчонок, до того провожавший девушку возмущённым взглядом, даже приподнялся со своего места, тем временем как Рысь, продолжая быть к нему спиной, активно рылась в собственной сумке с негромким приговором: "Так.. Асафетида и базилик. Нужно найти асафетиду и базилик.. Так, не то, не это.. И снова не то.."
Волчонок за спиной, похоже, немного дрейфил, хотя и был уже заметно возмущен красноречивым игнорированием его несчастной персоны. Он, подскочив, то и дело, бросал взгляды на привалившегося к стене зелёного великана, и то открывал, то закрывал рот, мялся, сжимал кулаки в неуверенном возмущении, опасаясь, похоже, что "большой медведь" на самом деле не дремлет. А всё слышит! И если ему что-то не понравится, то...
- О, нашла! - довольный и негромкий возглас прервал напряжённую тишину, когда Рысь вытащила из собственной сумки небольшой холщовый мешочек с пряным ароматом базилика. Как же ей нравилась эта травка и её запах! Блаженно втянув носом распространяющиеся от мешочка ароматы, девушка повернулась обратно к огню и стоящему с крепко сжатыми кулаками да раскрасневшемуся парнишке, после чего удивлённо приподняла брови, по-птичьи склонила голову на левую сторону и, пару раз нарочито быстро хлопнув ресницами, выдала:
- А ты чего вскочил, малец, а? Каша ещё не готова, и рубаха у тебя задралась! Не знаю как тебе, а я бы, на твоем месте, попросила у бати штаны, а то.. Ну-у-у-у... - неоднозначно повертев в воздухе ладонью, рыжая нахально хмыкнула и, прошагав мимо оторопевшего и мигом покрасневшего ещё больше мальчонки, быстрым ходом, снова присела возле очага в желании добавить специю и не упустить кашу. А спустя мгновение Рысь едва не рассмеялась в голос от звука быстро натягиваемой, похоже, до самых пяток, её родной рубахи (так что ткань от усилия затрещала) и возмущённого возгласа:
- Да как ты смеешь надо мной так издеваться, деваха, а?! Да ты..
- Цмаф, нда, - причмокнув в очередной раз от опробованной с ложки каши, Рысь обернулась на волчонка с лучезарной улыбкой, - Я - не благородная! Из семьи бедняков из пригорода Леммина, а потом и циркачами взрощенная! Наглая, беспринципная, вредная и до бесконечности прекрасная особа! И горжусь этим, между прочим! - измазанная в зернах каши ложка ткнула в сторону закипающего, что тот котелок над огнем, мальчонки, - О, и еще одно! Очень важное! Я - самое яркое солнышко во всей этой промёрзшей к Рилдировым пяткам округе. Которое вам, ваше высокоблагородие, ещё и готовит из собственных с батей запасов! На личных, добровольных и бескорыстных началах, между прочим. И.. Это после того, как ты со компанией сородичей меня чуть не погрыз! Представляешь?! Какая я хорошая!- нарочито медленно и с удовольствим погладив себя же любимую свободной ладонью по голове, Рысь улыбнулась немного шальной, но уверенной улыбкой, - Ну, и что дальше? Я что-то упустила, нет? Ах, да. Я представилась, рассказала маленько о себе, а права, при этом, не качаю. В то время как ты... Просто Роланд, непонятно откуда, да ещё и с замашками такими, что лучше бы мы тебя не брали! Вот, честно тебе говорю! Да..  и ещё! Рубашку мне мою не порви! Она у меня последняя, между прочим! А то потом.. Еще зашивай её после тебя, стирай, отбеливай.. А вы, как бы "неблагородные", даже спасибо никогда не скажете, а только я, да я, да я! Фу!
Всё! Кажется, мальчонку можно было выносить. И еще не понятно от чего и куда. То ли от избытка язвы на его чести. То ли от перекипевшего внутри ещё подросткового тела возмущения. А то ли...
- Ну вот... Говорила же, что невоспитанный!
Зря, наверно, Рысь решила настолько честно с оборотнёнком пообщаться. Так как, то ли взбешённый, то ли возмущённый, а волчонок, неосознанно ли или специально, заново впал в процесс обращения. И, если вначале, когда он превращался в человека, подобное действо выглядело, мягко сказать, не очень, то теперь...
- Тя-а-а-а-ать!

Отредактировано Ючи (28-11-2015 12:27:25)

+1

22

Полуорк устало прислонился спиной к стене и вполуха слушал переругивания рыжей и волчонка. Болело тело, ныли старые и новые раны. Ему хотелось последовать примеру своего лесного собрата и впасть в спячку. Лет на тридцать. И чтобы никто не трогал, чтобы не приходилось ломать стереотипы и убеждать кого бы то ни было в том, что он – не монстр, не чудовище, а просто желающий спокойной жизни путешественник. И сейчас перед его усталым взором развивалась очередная картина очередной глупой сцены, создаваемой по обычной человеческой глупости. И когда…
- Тя-а-а-а-ать! – пискнула дочь, вдруг осознав, что терпение Роланда не сильно отличается от ее личного. И предел его наступил прямо сейчас, ознаменованный хрипами тяжкого превращения.
Хат задумался, а не дать ли волчонку покусать дочь, чтобы та поняла, насколько тяжела эта ноша. Да вот только он ей обещал и свои обещания он нарушать не привык. Крепкая рука схватила неведомо как оказавшееся рядом с бардом полено. Мощный бросок почти без замаха, и импровизированный снаряд отбивает у молодого оборотня продолжать всякие поползновения в сторону рыжей. Побочным эффектом, правда, оказалось то, что волчонок со всей дури врезался в стенку сторожки, отчего та затряслась, поскрипывая старыми бревнами. Полуорк же медленно, покряхтывая, встал и подошел к дочери. Он повернул ее лицом к себе и всмотрелся в ее глаза.
-Иногда надо уметь вовремя останавливаться, - негромко сказал он, хмуро поглядев на девушку, и не стал развивать мысль. Он не желал ее ругать, надеясь, что дочь и сама все поймет правильно. – А теперь надо привести мальчонку в чувство.
Пара длинных шагов, и Роланд, уже снова перекинувшийся в человека, оказался на зеленых руках. Он еще раз посмотрел на Ючи, как бы говоря, что до этого можно было и не доводить. Положил тело волчонка у стены подальше от рыжика и дал глотнуть ядреного напия из своей фляги. Тот, лишь пригубив жидкость, тут же судорожно вздохнул и закашлялся. Хатрак устало кивнул и привалился к стене рядом, делая большой глоток из той же фляжки. Он чувствовал, как дрожит мальчонка. Но сейчас его усталость была явно сильнее его желания облегчить жизнь паренька.
Болела рука, с которой так и не сошли укусы братьев. Болело тело от дикого напряжения недавнего мордобоя. Болела голова, гудящая от с трудом сдерживаемых эмоций.
Оборотень просто устал, как бы ни было это странно.
Устал жить.

+1

23

Рысь ни на минуту не сомневалась, что её спасут. И даже когда вслед за прилетевшему по волчонку бревну ей прилетел краткий, но довольно серьезный выговор, ничуть не расстроилась. Спокойно кивнула, пожала плечами, незаметно показала язык в сторону отрубившегося "не благородного" и бати, да вернулась к кашеварению.
До ужина оставалось совсем не долго. За толстыми деревянными стенами завывала метель. По полу гулял сквозняк. А в котелке мерно и воодушевлённо булькала похлёбка. Всё было бы ничего, да только девушку, севшую тут же, на чужой тюфяк, слегка потряхивало от страха. А когда Рысь боялась.. Правильно. Она играла. И потому, не изменив и в этот раз в своей собственной привычке, Ючи дотянулась до родного инструмента, заботливо протёрла струны и вытерла капли растаявшей снежной крупы, глубоко вдохнула и вдохнула, приводя собственные мысли и чувства в согласие, и..
Заиграла. Спокойно, размерено, с малой каплей расслабления и надежды на лучшее, но.. Большей частью просто в светлой грусти признания жизни такой, как она есть.

~ мелодия атмосферы

0

24

Хат молча слушал музыку, забыв и про волчонка, и про усталость. Музыка взбередила старые, давно забытые раны, разрывая душу в кровь. Полуорк слышал в звучании нот старые разговоры, выброшенные чувства, сожженные письма и стертая любовь. И крики убитых, лязг оружия и кровавая жижа, выплеснутая на горн войны- все это пролетело перед затуманенным взором старого оборотня. Смерть привычно усмехнулась за плечом профессионального убийцы, пытающегося забыть и закрыть эти страницы своей памяти.
-Слушай, доча, а ты была на войне, - вдруг спросил он у Рыси. - на настоящей, грязной, отвратительной, кровавой войне?
Он смотрел в огонь и вспоминал. И дым кузни смешивался с гарью пожаров в этих темных воспоминаниях. И упорно забываемые длинные острые уши отозвались чудовищной болью в правом предплечье, где под широким браслетом скрывались выжженые каленным серебром четыре руны, которые не давали забыть, что вероломство и предательство можно встретить даже среди светлых эльфов.
Ляг, отдохни и послушай, что я скажу.
Я терпел, но сегодня я ухожу.
Я сказал, успокойся и рот закрой.
Вот и все, до свидания, бес с с тобой!

Я на тебе, как на войне, а на войне, как на тебе.
Но я устал, окончен бой, беру свой скарб, иду домой.
Окончен бой, зачах огонь и не осталось ничего,
Но мы живем, и нам с тобою повезло... на зло.

Боль. Это боль, как ее ты не назови.
Это страх, там где страх, места нет любви.
Я сказал, успокойся и рот закрой.
Вот и все, до свидания, бес с тобой.

Негромко пропел оборотень и прислонился головой к стене, отхлебывая из фляжки. Медленно угасали кровавые картины в памяти. Уже почти не болел несуществующий шрам на шее от петли, в которой ему почти день болтаться пришлось, напрягая все мышцы, пугая своей страшной мордой прохожих и стражу. Слабое заклятье левитации было отвратительно хреновым подспорьем в деле выживания.
-Сгинь, память, подальше, - полуорк тяжело вздохнул.

Отредактировано Хатрак (03-01-2016 20:19:56)

0

25

Ючи играла, казалось, совсем позабыв про окружающее. Её пальцы скользили по струнам совершенно отдельно от сознания, которое, почему-то, на этот раз, совсем не стремилось к радужным размышлениям. Скорее наоборот: вспомнились родители и горькая присказка отца, которую он повторял из года в год на ее дни рождения ("Не повезло тебе, ой не повезло"). Вспомнилась вторая её, названная семья, под крыло которым Рысь сбежала уповая на волю Судьбы, дорог или, может быть, удачи. Вспомнились авантюры и лица, с которыми она когда-то была, казалось бы, близка и любима, но теперь..
Нет-нет-нет, все ушло. Увы и ах, но прошлое никогда не возвращается! А это значит.. - тихий, едва различимый шипящий выдох сорвался с губ девушки, когда она одним бесшумным хлопком ладони заглушила распоясавшиеся струны, - Нужно жить настоящим! И, лучше, если я не буду больше бередить то, что давно ушло. Да. Ведь иначе..
Рысь уже практически отложила инструмент в сторону, восстановив собственное душевное равновесие до положения "всё нормально, пройдем, переживем", и потянулась было к бурлящему над огнём вареву, которое вот-вот грозилось подгореть, но.. Названный отец внезапно огорошил её совершенно странным вопросом:
- Слушай, доча, а ты была на войне, - колючие мурашки, захватившие тело девушки от самого затылка до поясницы, вынудили её резко и испуганно посмотреть прямо на большого мужчину.
- Что, Бать? - какое-то нехорошее предчувствие не просто дергало, а в буквальном смысле царапало и рвало её душу беспокойством, когда она расслышала странные интонации, с которыми были произнесены слова названного отца, но потом.. Видят боги, происходящее ей показалась ещё хуже:
- ..На настоящей, грязной, отвратительной, кровавой войне?
Не сознанием и не опытом, но каким-то шестым чувством Рысь поняла, что сейчас, вот именно в этот самый момент, когда её тело начало потряхивать не от сквозившего из под двери холода, а от сдерживаемых внутри недобрых ощущений, творится что-то очень важное. почти что жизненно важное для этого огромного, всегда казавшегося непробиваемым зелёного получеловека. И это что-то.. Было очень не хорошее. Очень!
- Нет, никогда, - осторожно произнесла она, настороженно всматриваясь в лицо гиганта, будто в попытке узнать и вовремя поймать то самое чувство, которое.. могло бы ей помочь верно определить момент! И вот..
- А что, она страшнее, чем о ней говорят?
- Ляг, отдохни и послушай, что я скажу...
Девушка замерла в недвижимости, чутко вслушиваясь в каждую интонацию ранее неслыханной для нее песни. Очень жесткой песни. Возможно, даже, отчаявшейся или.. Нет, что-то было другое. Но что? Рысь даже точный смысл и сравнений забыла сохранить для себя, а лишь только копалась в чужих эмоциональных недосказанностях, когда..
Последний слог песни упал в практически замершую тишину их небольшого убежища. За спиной, потерянная и лишённая внимания, зашипела подгоревшая похлёбка. Пахнуло гарью, а Ючи, сама не понимая почему, всё ещё изумлённо, широко распахнутыми глазами смотрела прямо на названного отца. Как будто снова в ожидании послежднего штриха, завершающей точки или.. Ещё чего-то подобного. И вот.. Дождалась!
- Сгинь, память, подальше, - Рысь, ведомая нелепым импульсом, подалась вперёд и вниз - прямо к Хатрака, в нелепом желании что-то сделать, как-то помочь или, может, разделить это непонятное ощущение на двоих, но.. В последний момент, за мгновение и всего в паре быстрых шагов у него, испугалась вдруг чего-то, на выдох замешкалась, постаралась ещё раз справиться с собственными непонятными эмоциями и, после..
- А я не боюсь тебя!
Бух, и девушка уже крепко обхватила большого и зелёного седовласого воина поперек пояса, наверняка поставив ещё не пару, а все пять синяков на ударенные о жесткий пол колени, но от того лишь сильнее сжимая объятия и утыкаясь названному отцу в подмышку.
- И что бы там она или они не говорили, чего бы там ни рассказывали и не наговаривали, я все равно буду рядом, - бухтеть в пропахшую потом зелёную кожу было не удобно и даже слегка тяжело, но Рысь, похоже, не собиралась останавливаться, и, резко вскинувшись на Хатрака и посмотрев ему в глаза снизу вверх с неожиданной поспешностью и шаловливостью улыбнулась, - И сколько ты меня не ругай, я все равно буду этого "не благородного" задирать! И тебя - ревновать! А все потому, что он занял моё место на плече! - мгновение, и вот уже шаловливое выражение на лице девушки приобретает явные признаки недовольства и детской обиды, которой самое место было бы обретаться у 5ти летнего ребёнка, лишённого леденца, но никак не у 18ти летней девахи, - И вообще, пускай он, раз такой не гордый, кашу последним ест! Я ему, честно, оставлю самое поджаристое! Что сейчас выкипело и на углях осталось, да? А мы с тобой, батя, поедим что повкуснее и правильнее, да? ведь мы же гордые! Да? - очередное шаловливое подмигивание карим глазом, и вот Рысь, уже совершенно не стесняясь, нагло и дерзко пытается забраться к названному отцу на плечо, цепко и довольно сильно цепляясь за него и пальцами, и локтями, и коленями - в общем всем, чем придется! Чтобы достигнув своей цели, гордо возликовать, взмахнув в пространство грязной ложкой:
- Вперед, Отец! Нас ждут великие дела! И Ради них.. Накормим мы господ горелой кашей!
И в тот же момент, разбуженный вонью действительно горящей прямо на глазах похлёбки, подал очередные и подбитые признаки жизни оглушённый ранее волчонок.

+1

26

-Бесы, доча, ну-ка прекрати! - улыбнулся прорвавшийся сквозь крепостной вал хандры полуорк. - Куда тебе ревновать меня-то? Ты сама слезла с этого плеча, недовольная качеством ездового комфорта, если не помнишь.
Он аккуратно вылез из объятий дочери и покрутил головой, разминая затекшие из-за резко нахлынувших воспоминаний мышцы. Мощное, покрытое шрамами и густым волосом тело чуть-чуть подрагивало от старых ран, но Хат взял себя в руки и, лишь немного кривя верхнюю губу, задумчиво кивнул, соглашаясь с предложенной дочей программой. Поесть - это была отличная идея, которая должна вернуть в оборотня достаточно доброжелательности, чтобы перестать желать убить любого, кто попадется под горячую руку. Он еще раз встряхнулся, сгоняя остатки армии темных воспоминаний во мрак дальних уголков сознания.
-Думаю, мы поджарку поделим по-братски, доча, - усмехнулся наконец-то, окончательно выныривая из тенет былого. - Все же мальчик не виноват, что не смог долго противостоять армии твоих острот и тяжелой гвардии полена. Помоги его в себя привести, - он подтащил приходящее в себя тельце к теплому очагу. - И надо  бы порыться в закромах, может, тут одежка какая сыщется.
Скрывая за этой бурной деятельностью все еще не отпустившую до конца усталость, оборотень неспешно и аккуратно двигался по слишком маленькому для его габаритов помещению, пригибаясь тут и там, чтоб не задеть нависающие потолочные балки. Он принюхивался, выискивая интересующие его предметы даже не по запаху, а по его истончившимся следам. Вскоре из-за потрескавшегося шкафа он выудил пыльные, но еще крепкие штаньцы, позабытые и потерянные кем-то из лесников. Придирчиво осмотрев находку, Хат понял, что они волчонку будут велики, но это лучше, чем ничего. Или женская долгополая рубаха.
Кривая усмешка вновь вернулась на лицо, искривив губы и оскалив клыки.
-А жизнь-то у тебя, Роланд, налаживается...

+1

27

Похоже, Бате полегчало. И это не могло не радовать!
Довольная собой, хотя всё ещё сохранявшее беспокойство за зелёного здоровяка, который оказался далеко не таким неприступным, как казалось (Что же такое страшное скрывается у него там, за этой улыбчивостью? Леший под ноги, нельзя давать ему расслабиться и задуматься! А то ведь.. вон как весь, постарел, кажется, на всю сотню лет и сразу же! Ужас!), Рысь поспешила сползти с зелёного плеча, мимолётно и проказливо дернув Хатрака за островатую мочку уха:
- А и слезла, но теперь назад хочу! Какое бы ни было комфортом, а место все равно мое! Я его первая заняла, а этот мальчик и на своих четырёх быстрее меня сбегает куда ему надобно. Понятно? Вот!
Красноречиво и утвердительно цыкнув зубом, рыжая с некоторым сомнением покосилась сначала на отчаянно мычащего и хватающегося за невидимую шишку на макушке мальчонку, а потом и на кротту, столь поспешно и неожиданно отброшенную в сторону, едва девушка усмотрела, что бате-то, оказывается, плохо! И такой значительный перевес в симпатиях висел на стороне инструментов, что девушка в буквальном смысле заставила себя, принудила и моральными воплями заставила себя силы свои в первую очередь к волчонку направить, а не к родной и проверенной кротте. А тут ещё и батя со своим простой, но не приемлющей отказов просьбой подоспел:
- .. Помоги его в себя привести, -  Хатрак подтащил приходящее в себя тельце к теплому очагу, тогда как Рысь, не без вящего недовольства, поспешила стянуть и отдёрнуть от огня перекипевшую в котелке похлёбку, - И надо  бы порыться в закромах, может, тут одежка какая сыщется.
- Ага, колпак балаганский ему очень к лицу бы подошел! - Ючи, все-таки, не удержалась от ворчливого замечания, но просьбу, всё-таки, выполнила, осторожно потыкав носком левого лаптя в голое колено мычащего и неразборчиво ругающегося мальчугана, - Слышь, ты? Ну, харэ мычать и постанывать! Не на ложе же у вельможи в первую ночь лежишь! Вставай давай лучше, неженка! Слышь? - очередной и легкий тычок лаптем достался мальчугану под мягкое место в тот момент, когда Рысь возвращалась от противоположной стены их убежища, где заботливо пристроила свой инструмент. И как раз этот тычок и привел волчонка в чувство:
- Да пошла ты, нищебродка! Уй-й-й-й!
- Ой ты, батя, слышал? Мы ему кашу предлагаем, мясом и теплом делимся, а он нас нищебродами обзывает. Слышал? Да чтоб я с ним ещё хоть минутку няньчилась..! Да ни за что! - резко всплеснув руками, девушка резко и быстро дернула котелок с похлебкой на себя, а точнее на другую сторону от очага, да подальше от волчонка и угрюмо добавила, - мало тебе было поленом, зверёнок необузданный! Не зря вас, только обращённых в моем балагане на цепь сажали и не отпускали до самого перевоспитания! Олух!
Последнее слово Рысь, разумеется, буркнула едва слышно, полностью зарывшись в собственной сумке в поисках атрибутов для еды: ложек, мисок, кружек и хлебных лепёшек - на прикуску. А Хат тем временем, похоже, тоже времени зря не терял:
- А жизнь-то у тебя, Роланд, налаживается...
Рысь же обернувшись на довольного находками названного отца, мигом повеселела и даже рассмеялась:
- Ооо! В самый раз костюмчик пугала к его благородной гордости пойдет! Ха-ха! И рубаха моя, наконец, освободится! А то, ишь ты, обзывается, гавкает, а как чужое использовать, так роток до пола разивает!
Роланд же, рассмотрев сначала то, что ему предлагали, а после и угрюмо в сторону рыжеволосой глянув, выдохнул, будто на одном дыхании говорил:
- Спасибо, - побитая рука молча и просяще была протянута в сторону предложенных штанов, а парой мгновений позже, получив желаемую одежу и заметно оправившись от удара, Роланд снова на девушку неприветливо зыркнул и снова буркнул:
- Отвернись!
- Х-ха! Щас же! Сам за дверь пошел, там и переодевайся! Я существо хрупкое, в отличии от вас! И бревном не пристукнуть, и совестью не грызенные! Сам морозься иди!
И вот тут то парнишка не выдержал и, удрученно за голову схватившись, в буквальном смысле на Хатрака взмолился:
- Да Как вы эту языкатую терпите только?! Ведь не девка, а кикимора обернувшаяся. Что не слово, то осиное жало!
- Это я-то кикимора?!
- И все лезет-лезет-лезет-лезет.. Да что я вам сделал-то такого, что меня что ни слово, так ушатом помоев обливают?! За что ерепенишься, девка?! За рубаху, что ли?! Так на тебе твою рубаху, подавись! - мальчонка, не раздумывая долго, принялся тут же стаскивать свою единственную одежу с тела с явным намерением бросить осторчетевшую тряпку в лицо наглой и рыжей девке. А Рысь, возмущенная до глубины души, уже за новым поленом потянулась.
От одного оправился, и от этого не помрет! Кикиморой меня, значит, называть, да?! Да я его..

0

28

-А ну хватит оба! - рыкнул он на дочь и волчонка. - Вам надо поесть и набраться сил. Обоим. Завтра предстоит долгий переход до города. И мы обязаны, - он выделил это слово особенно. - дойти за следующий день. Так что ешьте и ложитесь спать. Молча.
И показал положительный пример, выудив из кофра побитую миску с ложкой с надкусанным краем, плюхнул получившееся варево и снова сел в угол есть. Мощные челюсти, доставшиеся от отца-орка, с легкостью могли бы перемолоть свинную ногу вместе с костями, потому каша была для них легкой добычей. Янтарные глаза внимательно следили за молодежью, пока под зеленой шкурой перекатывались мощные мышцы, следуя за движениями руки с ложкой. Малахитовая скульптура "Гигант, пожирающий кашу". Он снова становился привычно неразговорчивым, хмурым и даже чуточку злым. Но потом Хатрак взял из кофра очередную книжку и нацепил на нос окуляры, превратившись в гротескный шарж на мудрецов школы Тяжелый Кулак в Нос.
Вот только в отличии от классических бугаев, он не шевелил губами и не водил пальцем по строчкам при чтении. Он просто бегло читал страницу за страницей, перелистывая их привычными движениями. В его взгляде была задумчивая мыслительная деятельность и нездешняя отстраненность. Но любой, кто решит, что полуорк не следит за окружающей обстановкой, может нарваться на огромный десятипудовый сгусток контролируемой холодной ярости.
Правда, все это не здесь и не сейчас. Оборотень был поглощен совсем нерадостными мыслями, изредка созерцая пару царапин, мелькавших из-под длинной юбки на ноге дочери, которую волколак попытался укусить совсем недавно. И он надеялся, что это, все же, просто еловые ветки постарались, а не зубы и слюна собрата по проклятью. Потому он и будет завтра гнать, будто за ним все демоны Рилдира гонятся. Пока есть время. В данном случае лучше перебдеть, чем недобдеть и пустить все на самотек, ломая жизнь названной дочери и пуская ее совсем по другому руслу.
И нарушая тем самым данное слово.
А он дюже не любил так делать. Всего однажды ему пришлось совершить нечто подобное. Но у него были веские причины в тот день. Хатрака тогда повесили, предварительно выжигая на шкуре каленым серебром клеймо убийцу на предплечье.
Он потер широкий браслет, под которым скрывались четыре руны, и передернул плечами, вновь углубившись в чтение книги.

+1

29

Вздрогнув и инстинктивно вжав голову в плечи при грозном окрике Бати, Рысь, тем не менее, не успокоилась. Возмущённо фыркнув и глянув на явно запутавшегося в её разлюбимой, а теперь ещё и порванной под левом рукавом рубахе Роланда, девушка резко подскочила, бросила что-то вроде:
- Ну и пожалуйста! - натужно откинула в угол таки вжатое в руках бревно да гордо направилась к своей сумке. У стены опять затрещала тканью её рубашка, перемежась недовольными шипящими ругательствами от волчонка, и Ючи, четко осознав, что с любимой вещью можно уже распрощаться, с досадой бросила через спину отца в волчонка своей миской и ложкой.
- Ешьте сами, я уже сыта по горло! И тряпку эту тоже себе оставь! - и более не дожидаясь прочих ответов, Рысь подхватила кротту, уселась в дальнем от очага, но ближнем к двери, на сквозняке, углу, натянула рукав собственной рубахи до самых пальцев, сжала их в кулак и принялась за чистку инструмента.
Короткое и нелицеприятное "спасибо" от Роланда Рысь предпочла и вовсе проигнорировать, будто его и не было. В сознании роились мысли одна обиднее другой, но девушка, следуя своему остаточному убеждению, что уже взрослая и может с ними совладать, старательно не подавала обиженного вида. Хотя брови её то и дело угрюмо сходились на переносице, а кротта жалобно отзывалась на слишком резкое движение рукой.
В доме воцарилась тишина. Гнетущая, нарушаемая только подвыванием метели за дверью и шелестом страниц книги Хатрака. Рысь, уставшая за недолгое время злиться и обижаться, молча и завистливо поглядывала в сторону Бати, но так ничего и не сказала.
Интересно, а пишет он так же хорошо, как читает? Хотя, какая разница! Все равно учить он меня не станет.. Тьфу!
Досадливо пошкрябав зазудевшую лодыжку над самыми портками, Рысь, ещё раз глубоко вздохнув, поднялась и прошествовала к лежанке. Там, под слоем соломы откопав какое-то рваное подобие одеяла, девушка лишь короткое мгновение придирчиво его осматривала, а после, шумно выдохнув и так и ни сказав никому ни слова, завалилась на сено и закуталась в одеяло с головой.
Спать, значит? Ну и буду спать! Пошли вы все к лешему в коленку! - повернувшись спиной как к волчонку, то и дело посматривающий  подозрением в ее сторону, что к отцу, который, казалось, вовсе не обращал на рыжую внимания, Ючи честно постаралась уснуть.

Отредактировано Ючи (22-01-2016 13:04:17)

+1

30

Хат пропустил демарш дочи мимо ушей, понимая, что ей требуется возможность выпустить пар. Он аппетитно доел остатки каши, воздев ложку вверх, показывая ее чистоту. Приятная сытость тяготила желудок, заставляя уставшего полуорка в изнеможении прикрыть глаза. Эта ночь была слишком длинна и наполнена событиями, чтобы вымотать даже такого выносливого воина. Он встряхнулся и потянулся, похрустывая суставами. Тут же напомнили разодранные зубами предплечья. Хат сморщился и тяжело посмотрел на неглубокие раны. Под его взглядом кожа быстро заросла бурой шерстью и тут же снова очистилась, оставляя лишь новые белесые шрамы.
-Ладно, дети, спите, я подежурю пока, - он тяжело встал, подошел к двери и привалился к косяку, прикрывая янтарные глаза.
Грузные мысли неспешно катились в голове, вплетаясь в грустную мелодию, лейтмотивом которой было лишь одна нужда - успеть. "Надо завтра бежать из-за всех сил, чтобы, не дай боги, Ючи не стала такой, как мы с волчонком, - он сжал челюсти и тут расслабился, давая мощному телу передышку от всех забот последних недель. - Хоть одно радует - мы очень давно не ночевали в тепле... А тут такая приятная сторожка. Отогреемся".
Огонь бросал отблески на его лицо, закладывая еще более глубокие тени в морщины вокруг глаз. Именно сейчас стали видны те два безумно длинных столетия, который прожил оборотень со всеми их перипетиями и сложностями, предательствами и бесконечной войной, которая никогда не заканчивается...

Война - это то, что сделает нас святыми...
Смерть - это наш общий последний причал.
И разницы нет, с нами или с ними.
Ты как и я на праздник опоздал

Он устало хмыкнул и расслабился. Сознание продолжало работать, выхватывая отдельные звуки, запахи и движения воздуха, выискивая возможные опасности, но сам оборотень уже перешел в состояние отдыха, замерев огромной малахитовой скалой почти без движения. Лицо разгладилось, теряя обычную угрюмость. Даже клыки не столь зловеще блестели, отражая золотистые отблески огня. Умиротворение снизошло на великана, хоть и сам он никогда бы в этом не признался.

+1

31

Как Ючи ни пыталась уснуть быстро и продуктивно, у нее это никак не получалось. Мешал голод, непривычно наклонённая лежанка, так что ноги и голова оказывались ниже общего уровня тела, сквозняки и какой-то затаённый и почти забытый внутренний холодок неприятного предчувствия. Как будто вот тут рядом кто-то очень сильно нервничал, или за стенами крепкой сторожки ходили хищники, от которых никак не уйти, а может быть..
Может быть могло что угодно. И это нервировало. Раздражало. Будоражило.И злило. Но в итоге... Рысь, все-таки уснула, проснувшись примерно за час до рассвета от резкого рывка всем телом.
Ощущение было такое, будто кто-то взял и прижёг девушку вдоль спины ледяным хлыстом. Но распахнув глаза и заторможенно осмотрелась, девушка так ничего необычного и не заметила. Пламя в очаге прогорело, оставив тление. Воняло подгоревшей крупой и шерстью. В дальнем, противоположном от нее углу помещения свернулся калачиком Роланд. Удивительно, но теперь, при болящей, будто после перепития, голове и крайне отвратном настроении мальчишка рыжую не раздражал. Она даже удосужилась подняться и, стараясь не шуметь, подобралась к мальчугану да набросила на его явно замерзшее тельце нагретое за ночь ее телом одеяло.
Дурак же недоразвитый! Штаны и рубашка - это, конечно, хорошо! Но залягать в самом дальнем углу.. Хоть бы к огню пододвинулся, лешак недоделанный!
Задумчиво и едва слышно хмыкнув своим мыслям, Рысь как бы невзначай и теперь уже внимательней присмотрелась к лицу мальчонки в отсвете тлеющих углей. За вчерашний вечер же не удалось, а теперь - вот он, как есть, благородный, холёный и обласканный. Глянув и присмотревшись к пальцам рук мальчишки, Ючи в очередной раз подтвердила свои изначальные умозаключения - ни единой мозоли или сбитых костяшек она не рассмотрела.
Как пить дать, благородный сынок. Но как же его угораздило.. С оборотнями, в охоту, ночью лесной? - поскоблив ногтями всё ещё саднящую от чего-то лодыжку, Рысь удрученно качнула головой, посмотрела на разбросанную тут и там посуду, в очередной раз  удрученно покачала головой и неслышно поднялась, осторожно приближаясь к так и заснувшему стоя у двери Бате. Рыжая не хотела его пугать или как-то ещё подкрадываться, а потому, прежде чем позвать, осторожно коснулась его плеча ладонью, подлезая под руку с левого бока и выглядывая на едва-едва занимающуюся зарю сквозь дверную щель:
- Доброе утро, Бать. Не устал? Давай, подменю, - короткая клыкастая улыбка в поддержку едва слышному шепоту, знаменующая шутку, и девушка снова перешла на вполне серьезный тон, продолжив все так же едва слышно, - Нельзя этого Роланда родителям возвращать в город. Он из благородных, как бы не отнекивался, и если мы его таким приведем, нас же за похищение и повяжут. Слышишь? - осторожно подёргав зелёного здоровяка за руку, Ючи ещё немного помолчала и только после продолжила, - Может, мы его нашим сдадим лучше, когда найдем, а? Помнишь, дядька говорил, что они в Ариман ушли. Обождем немного да нагоним их по выходу из города, и дело с концом, а? А там уж у нас оборотни есть, таких обращённых обучать и воспитывать обучены. А когда освоится немного, тогда и родителям его вернут. Я точно знаю, Матушка лично позаботится, а? Только в город сам, вот прям щас и спешно, может, ну.. Не пойдем, может? А?
Не сказать, что девушка и правда верила в подобный пессимистичный исход всей их эпопеи со спасением волчонка, но в город идти, как бы то ни было, все равно упорно и очень не хотела. Что-то, называемое обычно предчувствием, скребло под тонкими рёбрами девушки и призывало: "Не ходи! Не надо! Отложи на потом! Не надо туда ходить.. " И Рысь, выросшая в крепкой дружбе с собственной интуицией, и в этот раз не хотела пропускать подобные предупреждения мимо ушей.

Отредактировано Ючи (22-01-2016 18:33:43)

0

32

Мутные сны, смешанные с не менее мутными воспоминаниями захватили наконец задремавшего оборотня уже под утро. Тяжелая ночь наложила отпечаток на всё, даже на обычно спящего без лишних сновидений, полуорка. Он за кем-то гнался, кто-то гнался за ним. Девичьи лица перевоплощались в черепа, а под светом полной луны Ючи протягивала к нему покрывающиеся рыжей шерстью руки с немым вопросом в заплаканных глазах: "Почему ты не выполнил своего обещания?" И где-то там, в глубине подсознания снова раздавался усталый голос Беатриц, которая качала головой и припоминала Хату все былые и будущие ошибки.
Он дернулся от последних ее слов, которые при столь резком пробуждении даже не смог запомнить. Янтарные глаза распахнулись, кое-как приспосабливаясь к утреннему полумраку сторожки. Лишь через некоторое время он смог понять, что последние слова, звучавшие в голове, были не отголосками дурного сна, а реальностью, исходившей из того светлого пятна, которое очень медленно оформлялось в лицо чем-то встревоженной Рыси. А вот ее слова, которые тоже в голове собрались из мозаики звуков, были не лишены смысла. Настолько не лишены, что полуорк согласным кивком показал свое отношение.
-Все бы ничего, доча, - наконец захрипел он, с трудом узнавая свой голос, звучавший будто с тяжелого похмелья после длительной пьянки. - С твоим мнением о том, что делать с Роландом, я согласен полностью. А вот насчет того, надо или не надо в город... - он пожал плечами. - К сожалению, мне надо туда. Без каких-либо вариантов, доченька. Так что ты побудешь в лагере с Матушкой, а я все же загляну.
Он встал, потянулся и посмотрел в угол, откуда поблескивал внимательными глазами парнишка, подрагивая то ли от страха, то ли от холода.
-Крепись, малой, дворянином станешь, - усмехнулся полуорк. - Вернем родителям в целости и сохранности. Даже оплаты за доставку не потребуем.
Тот судорожно кивнул, но особой радости на его лице оборотень не заметил. Но сейчас его это не особо волновало. В его мыслях главной было разобраться, заразилась ли дочь ликантропией или нет. А волнения отпрысков дворянских родов могут подождать.
-Поедим на дорожку, и можно собираться.

0

33

Расслышав хрипящий голос бати, Рысь даже вздрогнула от неожиданности и испуганно заглянула полуорку в лицо. почему-то ей почудились нотки потусторонней жути в уже порядком привычном голосе, и это немедленно заставило насторожиться, но.. Всё обошлось. Да и соображал Хат, похоже, вполне себе нормально и расчетливо, так что девушке оставалось лишь тяжело вздохнуть в ответ на заявление о необходимости зайти в город, и угрюмо, сквозь недовольно нахмуренные брови, добавить собственное условие:
- Хорошо! Но тогда в город я пойду с тобой, а этого, - короткий взгляд на волчонка, который, видите ли, четко когда не надо изволил проснуться и подслушивал, - оставим при Матушке и его грядущих учителях, ага? Не отпущу тебя одного к этим охальникам и городским трепачам! И, к тому же, - тут Ючи даже сподобилась улыбнуться и дёрнуть за пальцы висящей у нее через плечо ладони Хатрака вниз, - Раз уж все равно туда пойдем, то поможешь мне с некоторыми личностями? Они со мной в свое время спорили, что я не то что оборотня, даже орка испугаюсь и от страха умру! А ты, вона какой, и то, и это в одном, да ещё мой батя! Вот же будет потеха-то!
Фыркнув и хлопнув батю по широкой груди ладонью, Рысь ловко выскользнула из под его лапищи как раз в момент, когда полу орк решил обернуться и обратиться к волчонку. Сама рыжая лишь фыркнула на ободряющую фразу и вредно продолжила недосказанную батей поговорку себе под нос: "..Главным петухом во дворе!" - да принялась за проверку оставшейся со вчера каши, мытье плошек да сбор нехитрого и быстрого завтрака из того, что у них осталось.
Отдирать слегка пригоревшую, а после подсохшую кашу оказалось делом не из лёгких, но Рысь кое-как при отчаянном пыхтении справилась и, вскоре, над заново разведённым очагом уже закипала вода для приготовления травяного чая. Бутерброды из остатков булки, сыра и вяленного мяса (всего по кусочку на каждого), а так же при разложенных луковицах и найденных здесь же, в самом углу, картофелинах, заброшенных в угли ещё по пробуждении, а теперь вытащенные на свет в своем недопеченном виде - вот и все, что представляло нехитрый завтрак путешественника.
Впереди предстояла долгая дорога по заснеженным местам до самого города, и поесть да попить горячего было важно и нужно. Вот только кружек Рысь все так же нашла лишь 2 и, с сомнением покосившись на волчонка, все же отдала ему собственную, предпочитая разделить питье с батей.

0

34

Хат усмехнулся, слушая жизнерадостный щебет дочурки, и подвигал плечами, разминая затекшие от неудобной позы мышцы. В его голове крутилась веселая мысль о том, как им лучше и быстрее добраться до города, но пойдут ли молодые на такое? Ючи-то скорее всего согласится, а вот Роланд...
А кто его будет спрашивать?
-Ладно, доча, попугаем твоих друзей-товарищей моей клыкастой рожей, - дружелюбный оскал в его исполнении мог бы испугать многих, но не присутствующих, видевших полуорка в более страшном и пугающем образе. - Но пока надо перекусить.
Он потер руки, предвкушая простую, но, главное, горячую еду с питьем, столь ценимые в такую холодрыгу, которая их ждет за дверью. Стая волчат пока не спешила повторить свое нападение, и это было хорошо. Повторять свой ночной подвиг с рваными ранами, которые вот только-только затянулись, полуорк очень не хотел. Даже его сил и скорости восстановления на подобные эксперименты могло не хватить. Он же не стальной, в отличии от его оружия.
Быстрый перекус закончился легко и непринужденно. Даже Роланд с видимым удовольствием ел приготовленные бутерброды и недопеченный картофель - организм брал свою, требуя топлива для регенерации тканей и энергии, затраченной вчера на перевоплощение и исцеления после разговора по душам с тяжелым сапогом полуорка, а потом еще и с поленом, кинутым меткой зеленой рукой.
-Крепись, мальчонка. Придется тебе еще потерпеть не только наше с рыжей молнией общество, но и других... кхм... комедиантов, - хмыкнул оборотень, доедая последнюю ложку.
Потом он помог Рыси собрать их скарб, упаковал это все в кофр и достал оттуда какую-то хитрую сбрую, которую начал крепить к крепкому боку потертого хранилища его гитары и прочего инвентаря. Пальцы привычно соединяли кольца и ремешки, а сам оборотень мелодично и басовито напевал веселый мотивчик, впервые нормально открываясь названной дочери, как певец. И очень даже неплохой, что было странно для такой клыкасто-шрамированной физиономии и общим габаритами, внушающими скорее подозрение в его любви к причинению тяжких повреждений, а не к игре на музыкальных инструментах.
-Что ж, детки, как вы смотрите на то, чтобы прокатиться с ветерком?
Игривая усмешка на его лице обещала много веселья. Вот только кому это веселье достанется - не уточнялось.

+1

35

За всеми приготовлениями к дороге и треволнениями, Рысь не сразу заметила, что делает отец. А когда заметила, то не сразу поняла что к чему, и от того с заметным интересом наблюдала как за прикреплением вещей (в состав которых ушла и её сумка, тогда как кротту рыжая все-таки отбила для носки на себе), так и за проверкой всех ремешков. И никак не могла отделаться от странного ощущения знакомости всего проиходящего. Будто что-то такое она уже когда-то видела, и даже делала. Что-то очень похожее, но не совсем такое же.
Однако как Рысь не пытала собственную память, воспоминания не приходили. А ассоциация в буквальном смысле щекотала собственной неуловимостью язык. Еще и неожиданно открывшийся в названном отце талант к песнопению сбивал здорово и весьма, отвлекая на желание подпеть или поддакнуть, что, как ни посмотри, решению загадки только мешало. А от того слегка раздражало и нервировало.
И вот, когда, казалось, всё уже было готово, и зелёный здоровяк дал отмашку обоим своим подопечным, Рысь, наконец, не выдержала и таки задала животрепещущий на языке вопрос, который столь долгое время не давал ей покоя. И звучал он, примерно, так:
- Батя, а что ты делаешь?!
Полученный ответ ввёл Рысь в некоторый ступор, по прохождении которого... Захотелось в озарении хлопнуть себя же по лбу.
Ну конечно же! Вспомнила! Упряжка для волков, как же я могла забыть? Такая же фигня, только побольше, и с ремнями для вещей! Хм, а что, ведь практичная вещь, хотя никогда такой раньше не видела! И вес, вроде бы, уравновешивает, и движению мешать не должно. Вот только.. Не думает ли Батя.. Того. В Медведя?! И.. Потом.. Прокатить?! Эм.. Что, вот так прямо сразу? Нас двоих?! Или.. - короткий и довольно непритязательный взгляд на замешкавшегося неподалёку волченка, - Этот на своих четверых побежит? Кхмф.. вряд ли. Если горластость не контролирует. А он не контролирует. И это означает, что... - короткая гримаска брезгливости, всё-таки, вылезла на лицо девушки, от чего она поспешила отмахнуться, покрутила головой и тут же бросилась к отцу с непререкаемыми доводами:
- Батя! Только чур я впереди! Ой, или сзади, а то он меня покусает.. Хотя нет, всё-таки спереди! Так виднее и надёжнее будет. Хм, нет.. То есть сзади, а то ветер.. Или.. Хмф, шишикин хвост, - не на шутку задумавшись, Рысь прижала кулачок к губам и, задумчиво покосившись на волченка, шепотом выдала казавшийся одним из наиболее важных для нее вопросов, - Бать, а почему.. Ты раньше меня так не катал, а? Леший его за ногу, мне ведь теперь так не хочется уступать ему первое место, хотя я и понимаю, что на втором - гораздо комфортнее!
Слова звучали почти обвинительно, тоном детским и непосредственным. Кажется, рыжая даже надулась вполне себе натурально и вразумительно, мысленно все так же решая, чему поддаться: комфорту или же гордости. ведь уступать этому благородному и без того зарвавшемуся мальчонке Ючи жуть как не хотелось!

0

36

-Что я делаю? - усмехнулся Хат. - Собираюсь в дорогу. Или ты решила остаться здесь и покормить волков?
Рассеченная шрамом бровь вздернулась в насмешливом вопросе, но полуорк уже решил для себя, что и как делать. Скарб был упакован и вытащен на улицу, пока сам он вполуха слушал, что там гундит его названная доча. Роланд же совершенно не понимал, что здесь происходит, и к чему клонит этот огромный брат по крови. Хат махнул ему рукой, мол, все будет хорошо, не напрягайся. И дворянчик даже как-то облегченно выдохнул. Полуорк тайком кивнул ему, пока Ючи высказывала свои две телеги сомнений и недовольства.
-А не катал потому что вообще негоже старика вроде меня использовать, как транспорт! - утробно рассмеялся он, скаля клыки. - Все же почти два с половиной века твоему папке, - он подмигнул и закончил. - Сами разберитесь, кто где ехать будет, - хмыкнул оборотень. - А пока отвернись. Негоже тебе на голых стариканов смотреть... А на голых отцов - тем более, - он стянул безрукавку и сапоги и цыкнул на дочь еще раз, перед тем, как покинуть ставшей их домом в эту ночь сторожку.
Зайдя за угол, он стащил последнюю часть гардероба, хмыкнул еще раз и запустил метаморфозу. Как давно он уже не обращался полностью... Не любил Хат это дело, хоть оборотничал уже больше двух веков. Взрыкнул он от того, что почувствовал, как начали меняться кости, ломая привычный силуэт крепкого полуорка в нечто огромное, косматое и страшное. Впрочем, не сказать, что этот облик сильно отличался в плане внушительности и страхолюдности от обычного (мягко сказать, не самого симпатичного) состояния.
Вскоре космач с иссеченной шрамами мордой и серо-бурой седой шкурой поскребся в дверь сторожки, предлагая, наконец, отправится в путь. Привычными движениями мишка влез в сбрую, закрепляя кофр на спине, на которой еще осталось место для двух некрупных седоков. Потом излишне клыкастый косолапый рыкнул и мотнул головой, поблескивая янтарем глаз и парой серег в левом ухе. Чудовище в облике медведя, покрытое былыми шрамами и отметинами терпеливо ожидало пассажиров, улегшись на все четыре лапы и положив морду на снег. А потом фыркнул, сдувая целое облако свежей ледяной взвеси, как талисман праздника зимнего солнцестояния.
Снежинки заискрились в солнце, оседая на шкуре серебром, превращая монстра в плюшего домашнего мишку, скрывая всю угрюмость легкой и такой хрупкой красотой застывшей воды.

0

37

- Тоже мне, старик развалюха нашёлся, - проворчала девушка в ответ на повторное отцовское цыканье (ведь, как верно ожидал полуорк, девушка трансформацией-таки заинтересовалась, тем более что медведь - он не волк, а значит совершенно другое дело!) и сделала вид, что активно увлеклась окончательными сборами: там картофелину подобрать, тут солому сгрести, здесь котелок дочистить... Но как только за зеленоватой спиной скрипнула дверь, Рысь тот час же забыла про навязанные себе же дела и бросила к небольшому окошечку в надежде увидеть хоть что-нибудь из превращения из полуорка в зверя, но... Увы. То ли бычий пузырь на окне был слишком мутным, то ли батя направился совершенно за противоположный угол дома, но смотреть оказалось абсолютно не на что. Зато за спиной, неявно, но отчетливо послышалось:
- Не зря про развязность деревенских девок байки ходят! За родным отцом и.. Туда же!
А вот такое волчонок явно ляпнул зря, так как Рысь, тот час вспыхнув, будто раздутый уголёк, резко обернулась к нему с самым возмущённым видом, по-деревенски, будто строгие хозяйки, заставшие кота прохвоста в початой крынке со сметаной, уткнула руки в боки и как прожгла волчонка взглядом:
- Это кого это ты тут, выросток богатеев, деревенской девкой-то назвал, а?! Вот я тебе сейчас рога-то прикручу и мекать заставлю, докозляешься!
- Это ты МЕНЯ козлом ославила?! Ах ты..

К моменту, когда в дверь поскребли длинные медвежьи когти, оставленное ранее относительно чистым убранство сторожки едва ли можно было назвать целым и нетронутым. Все, в буквальном смысле, было перевёрнуто вверх дном. Даром что сами бревенчатые стены выдержали и удержали внутри отчаянные вопли обоих гордых и задиристых отпрысков разных родов. И если юному Роланду его гордость и тщеславие еще можно было простить (виновато было, все-таки, больше воспитание и баловство родителей), то вот рыжей...
- Ааай! - вылетевшая спустя три мгновения после медвежьего зова на улицу всклокоченная рыжая была похожа на встрёпанного драчливого воробья, который, проскакав в единственном лапте по снегу с поджатой оголённой от левой ногой несколько метров, всё-таки свалилась в снег. Следом из дома показался волк, отчаянно жевавший и трепавший угодившую к нему в зубы лубяную обувку ружей. И чем дольше он трепал несчастный атрибут одежды, тем меньше общего у него оставалось с лаптями. И завидев это, Рысь, резко обернувшись и громко взвизгнув, с размаха запустила в наглую бурую волчью морду комком снега:
- А ну отдай обувь, козлище безбородый!
Бурая волчья морда скрылась из виду как раз вовремя, чтобы не попасть под снежный снаряд. Что обидно, скрылась вместе с остатками лаптя! И Рысь, собиравшаяся было подскочить и рвануться обратно в сторожку, уже даже подорвалась с места, но негромкий, но внушающий доверие рык за спиной заставил её-таки замереть, втянуть голову в плечи и остановиться, облачив себя в близкое подобие морской фигуры "бегущий по воде".
А Роланд, будь он трижды неладен, как ни в чем ни бывало уже гарцевал в волчьем обличье к огромному и серому от седины медведю вместе с её вещами и даже кроттой в зубах. При этом настолько умильно и просяще подобострастно выглядела оборотническая морда, что.. У девушки сами собой кулаки до побеления костяшек сжались.
Издевается ведь, гад! Точно, козлище безрогий! Ну я ему.. Этому... Наглому!
Но повторный рык и красноречиво-ироничный взгляд от обоих из оборотнической братии заставил Рысь, таки, прикусить язык, гордо вскинуть голову и похромать в сторону отца и собственных вещей, лишь слегка-слегка касаясь снега оголённой ногой при каждом шаге. В её сумки должны были лежать запасные портянки, которыми девушка и собиралась воспользоваться. Но этот смешливый и до боли раздражающий взгляд возгордившегося непонятно чем волчонка был...
- Я этого безрого, батя, к тебе на спину не пущу! Так и знай! - ещё один гордый взмах растрёпанными рыжими вихрами, и вот уже Ючи активно и старательно пыхтит, забираясь на спину огромному медведю с перекинутыми через плечи собственной сумкой и ремнём кротты вместе, в тщетной попытке не свалиться и не сползти обратно на снег. Роланд, казалось, в ответ на это, лишь независимо фыркнул и пробежался вокруг широкой медвежьей туши пару кругов, задумчиво что-то вынюхивая и потряхивая лапами. Похоже, ему и самому было не слишком приятно морозить лапы, что Рысь, заметившую это, немного успокоило. Не так обидно стало, что пришлось из-за глупости в гордом одиночестве ноги в снег окунать!
Утроиться на лохматой спине, перед кофром и в окружении закреплённых там же собственных вещей оказалось делом не из лёгких. А уж удержаться, когда эта гора мышц и шерсти в лице (а, точнее, морде) ее названного отца решит пойти или побежать, вообще представлялось невообразимым. Но Ючи, оставаясь оптимисткой даже в подобном случае, все-таки устроилась кое-как. Даже немного закрепилась и покрепче ухватилась за ремни. После чего, уже в четвертый раз проглотив мысленное предложение о санях или, хотя бы волокушах, покрепце прижалась к лохматой спине и, наконец-то, объявила:
- Готова, лохматые! Трогай!
Едва слова слетели с заметно заиндевевших губ, девушка тут же уткнулась носом в пахнущую лесом и, почему-то, палёной кожей шерсть седого медведя на его загривке.

0

38

Медведь терпеливо ждал, пока девочка и мальчик перестанут баловаться и играться и наконец-то будут готовы отправляться в путь. И когда доча устроилась на широкой косматой серо-бурой спине, он неспешно потрусил вперед, медленно набирая ход. Мощная зверюга, вооруженная длинными клыками и когтями, легко пробивалась не только через снежные переметы и сугробы, ломая подлесок и даже мелкие деревья ударами мощных лап и оставляя знатную просеку за собой для более щуплого и слабого волчонка.
Их дорога не омрачалась особыми проблемами, и ничто не мешало троим путникам пробираться сквозь лесополосу, оставляя за собой лигу за лигой из сотен неспешных шагов, каждый из которых чуть ли не втрое длиннее шага обычного человека. И эти покачивающиеся движения должны были укачать седока, но сейчас это было не важно. Как только солнце взошло в зенит, оборотень начал высматривать поляну, подходящую для привала. Сам-то он мог еще пару дней безостановочно идти, не нуждаясь в отдыхе, сне или еде, но вот о своих спутниках он этого сказать не мог.
И наконец-то подходящая крепость из стволов деревьев наконец-то была найдена, и покрытая шрамами морда растянулась в чем-то отдаленно похожем на улыбку. Он остановился в ее центре и встряхнул всем телом, пробуждая от невольной дремы, настоящей или мнимой, своего седока.
"Надо спешить, но, одновременно, лишняя спешка ни к чему, - мелькнула мысль в медвежьей голове. - Иначе в уставшем теле болезнь будет прогрессировать быстрее". И это мысль пульсировала под крепкими костями лба, болью отдаваясь в висках. Полуорк все больше волновался за судьбу дочурки, хоть и старался не подавать виду, скрывая тревогу за обычной своей косматой угрюмостью.
Он повел мордой и посмотрел на девушку, предлагая слезть и приступить к привычным хлопотам, давая самому Хату наконец-то сбросить столь нелюбимый облик зверя. В отличии от многих оборотней, он предпочитал звериному облику человеческий, хоть и тот не отличался особой красотой и изысканностью.
Скорее, в распоряжении Хатрака был выбор между чудовищем и... чудовищем. И полуорк предпочитал тело, в котором он родился.

0

39

Ох, врали те, кто говорил, что на медведе кататься весело!
Рысь осознала это уже на второй неожиданный рывок медвежьей лапой, вместе с прилетевшим в лицо снегом и еловыми иглами. Поездка, пусть и была быстрой, но удобной и увеселительной совершенно не являлась. Одно дело ехать верхом (не важно на ком или чем) по расчищенной дороге, а другое - пробираться через бурелом, да ещё и быстро!
К концу неприглядной поездочки Рысь, до того сдавленно пыхтящая невнятные ругательства себе под нос, уже была готова разругаться в голос, но мешала подступающая к горлу тошнота. Всё-таки, вот насколько девушка терпеть не могал верховую езду, настолько же сильно и даже вдвойне ей не понравилась покачивающая из стороны в сторону разлапистая походка отца в форме зверя. Кратко говоря, когда качка внезапно более или менее прекратилась, а спереди послышалось вполне себе различимое фырканье, Рысь едва ли смогла адекватно на него отреагировать.
Медленно отлепив закоченевшие и занемевшие от судорожного напряжения пальцы рук от ремня перевязи, девушка пыльным мешком с картошкой сползла с пушистого бока и, как была, так и села на снег, устало и вяло откинувшись спиной и затылком на мягкий бок медведя:
- Уффф.. Ну и поездочка! - устало утерев невольный пот со лба, Ючи брезгливо сморщилась и торопливо поджала тут же отозвавшуюся возмущенной резью оголённую левую пятку под себя, после чего поспешила с попыткой подняться, - Нда, ой! Ну ничего себе! Дела-а-а! Ой!
Опираясь о медвежий бок, как о спасительную стеночку, Рысь кое-как и все-таки приняла вертикальное положение, после чего пронзительно звонко икнула, извинилась, икнула ещё разок и, в следующий момент.. Поразительно быстро умчалась в ближайшие кусты, от куда спустя мгновение пулей вылетел Роланд с ошарашенными глазами. По характерным звукам стало ясно, что есть Ючи в ближайшие пару часов совсем не захочет! Разве что пить, да и то не факт!
Очухалась и хоть немного пришла в себя Рысь лишь спустя добрых пять минут вынужденного отсутствия. Причем появилась девушка заметно побледневшая и позеленевшая, будто все то время валялась в сугробе и еловые иголки за обе щёки упихивала. Осторожно дохромав до сваленной горкой кучи с вещами, Ючи бесцеремонно плюхнулась на собственную сумку с вещами, жалобно поджала под себя и закутала в подол платья ноги, затравленно осмотрелась и, отыскал слегка обеспокоенный на вид взгляд названного отца и насмешливый волка, выдала:
- Чего смотрите? Нормально все! Посвящение в Лешии у меня! Всем потаённым с лесными духами делилась, дорогу нам легкую вымаливала, поняли? Вот! И, в общем, костер сами разводите! С вашим нюхом у вас это получится лучше, если понадобится!
Характерный насмешливый чих волка стал ей характерным ответом, заставившись Рысь тот час же угрюмо и наигранно заинтересованно заняться осмотром собственных грязных ногтей на левой руке. А в мыслях так и крутилось упоминание о чрезвычайно остром волчьем нюхе, их любви к всякой гадости и возможной недостаточности маскировочного снежного покрова, который девушка поспешно устроила за кустом. Но, в целом, привал оказался до безобразия ценным и вовремя!

0

40

Медведь, почувствовав, как его строптивая ноша слезла, начав причитать, тут же мотнул головой и весело рыкнул, подмигивая волчонку. Он даже позволил себя использовать, как стенку, не поморщившись, когда слишком резвые пальцы случайно дернули несколько волосьев из плотной шкуры. Хат вообще отличался ровным и гневливым характером, столь необычным для сборной солянки орочьей и проклятой кровей. Видимо, воспитание значит все же больше, чем зов крови, кто бы что ни говорил.
Когда же барышня умчалась в кусты, чтобы прямо рассказать лесу о том, что она ела на завтра, полуорк лишь фыркнул и резко, почти незаметно глазу обернулся в более человеческую из своих монструозных форм. Хотя и эта щеголяла длинными клыками, янтарными глазами и мощными лапами, но ходить все же приходилось на двух ногах... Да и шерсти было поменьше.
Пока названная доча не пришла в себя, Хат быстро натянул штаны и сапоги, накинул излюбленную безрукавку мехом наружу и сел на то же место, где только что сидел в образе серо-бурого лесного исполина. "Общение с лесом затягивается... - задумался он и даже чуть-чуть забеспокоился, когда Ючи наконец-то соизволила явиться на сцену. - А теперь цветовая палитра нашей кожи имеет больше общего". Но он не позволил так и рвущейся наружу улыбке прорваться сквозь крепостную стену самообладания. И даже почти не отреагировал внешне на недовольство всем миром в исполнении рыжей. А вот волчонок не сдержался, за что удостоился гневного взгляда в исполнении окончательно ставшей похожей на ведьму Рыси.
Хат еще раз внимательно всмотрелся в дочь, пытаясь уловить признаки проклятия, но она пока не сильно отличалась от себя обычной. И это с одной стороны радовало, с другой же нисколько не успокаивало, ведь Рыры и в обычном состоянии слишком возбудима. И поди разбери, что из ее вспышек - норов, а что - проклятье.
-Роланд, собери хвороста, пожалуйста, - попросил зеленый великан волчонка. Тот лишь глянул на своего странного спутника, ненадолго задержался, а потом споро двинулся в чащу, оставляя отца с дочерью наедине.
Хат задумчиво огляделся, рассматривая их временную крепость, покачал головой и вернул взгляд янтарных глаз к хрупкой фигурке напротив, такой слабой и беззащитной на белом полотне снега в раме из вековых деревьев.
-Как ты, доча? - наконец спросил он.

0

41

Проводив прорысившего мимо волка недобрым взглядом, Рысь удрученно-облегчённо выдохнула, только когда серый хвост скрылся за массивом древесных стволов. Раздражал её этот благородный из волчьего рода! Ну очень раздражал! А тут еще это...
Девушка недовольно сморщилась, придерживая левой ладонью продолжавшее бурлить брюхо и непонимающе прислушиваясь к своему организму.
Странно. Не припомню, чтобы меня так закачивало, что даже еды лишаться приходилось! Тьфу.. Это ж сколько энергии потрачено зря, да еще и в убыток, ааа? - жалобно покосившись со своего места в сторону памятных кустов, Ючи неожиданно поймала себя на сожалении об отсутствии в её жилах магии, а то ведь, - Кхех, наколдовала бы еду из ее остатков заново! Хе-хе! Вот же был бы фокус! Можно было бы и не работать в принципе тогда, да.. Хотя вкус, наверное, у такой еды был бы прескверный.. О-о-ой!
Отчаянно завертев головой от представившегося аромата "магически восстановленной еды", Ючи резко и справедливо решила поменять тему размышлений или, хотя бы, фантазий. О еде теперь говорить в принципе не хотелось. О волках - тоже! Зато о дороге...
- Как ты, доча? - наконец послышалось со стороны зелёного здоровяка, от чего девушка, до того сидевшая с крайне хмурым и подавленным выражением лица, слегка оживилась и обернулась на вопрос:
- Жива-а-а-ая, Бать, жива-а-а-ая! Вот только, кхе-кхум, никак я не пойму одну вещь! Нам обязательно, все-таки, так в город-то спешить, а? - состроив до боли грустные глаза и старательно поджав под попу оголённую, а от того подмерзающую левую ногу, Рысь поспешно добавила, - Нет, ну правда, Бать, посуди сам! Роланду этому уже что день, что неделя - всё одно волком носится! Мне и вовсе спешить некуда. Тебе.. Ну разве что на встречу, как ты говорил! Но, может быть, тогда подкинете меня до дороги, а с Роландом сами побежите, а? - слегка замявшись, Рысь все-таки ощутила укол совести и какого-то неопределённого стыда, а потому поспешно потупилась и добавила, - Я же вас, это, Бать, и правда торможу! А так, дойду потихоньку, никому не помешаю, а дальше, в городе, уже на назначенном месте встретимся... А?
Было заметно, что девушке действительно неудобно говорить такое названному и совсем недавно обретенному отцу, но при этом для подобных слов у рыжей были самые утвердительные причины. К тому же, Рысь уже не впервой ловила себя на мысли, что является обузой для зелёного и большого здоровяка. А при объявившемся волчонке, буквально кричащем о необходимости в помощи и заботе о  себе, ощущение третьего сапога в паре и вовсе усилилось и не давало девушке покоя. Хотелось одного: либо прогнать волчонка прочь, что являлось само по себе жестоким и неправильным, либо.. Уйти и снова стать свободной и независимой. И, желательно, побыстрей!
А заодно, никто мои лапти больше грызть и драть не будет! Да и запасов мне тогда не на день, а на целую неделю наверняка хватит! А, может быть, даже, и на подольше!

0

42

-Мы начали этот путь вместе, - спокойно и немного хмуро ответил Хат, - и закончим его вместе. Других вариантов нет, доча.
Он поднялся и подошел к Рыське. Ласково потрепав ее буйную шевелюру, она присел рядом со своей уже потерявшей былую зелень дочурке и внимательно всмотрелся ей в глаза. Янтарь в обрамлении шрамов и морщин был полон заботы и внимания. И какого-то не-человечески странного беспокойства, которое оборотень не собирался облекать в слова.
А в мыслях его бегали совсем грустные думы: "Я не могу тебя отпустить, доча. Не могу и не хочу.  Я должен убедится, что все с тобой хорошо".  Он постарался скрыть свое волнение за улыбкой, которая на не самом красивом лице разбойника с большой дороги смотрелась не очень уместно, а клыки ее не красили вдвойне, но это было все, на что был способен полуорк для ободрения своей названной родственницы.
-Ладно, хватит киснуть. Нам еще полдня идти, так что надо перекусить и переварить то, чем перекусили, - веселость в голосе была натужной, но все же полуорк старался справиться с печалью. - Пошли чего-нибудь сварганим поесть. Вон и наш волк благородных кровей нам веточки для костерка несет.
Сноровистые движения зеленокожего были доведены до бессознательного выполнения, и сейчас Хат, выкладывая из кофра остатки съестных припасов, думал совсем о другом, напевая какой-то новый мотивчик грустной песни с печальным подтекстом.

Исповедь иль отповедь -
Это ваше право.
Исповедь и проповедь -
Кому-то лишь забава...
Веры нет и правды нет,
И лишь на то надежда,
Что, когда найдут ответ, -
Поймут его невежды.

Я свои долги раздал,
Погасил все свечи...
Люди всё спешат на бал,
А мой окончен вечер.

Горек праведных удел,
Светлых все же меньше.
Не достигнут все ж предел,
Тьмой не каждый мечен.
Шаг за шагом до небес:
Право на посмертье.
Я же крыл забыл отвес -
Не святой, не зверь я.

Я свои долги раздал,
Погасил все свечи...
Люди всё спешат на бал,
А мой окончен вечер.

Почему вспомнилась именно эта, посвященная давнему товарищу из небесных войск песня? Уже и не понять. Просто когда-то давно, два века назад, все было иначе. И жизнь была другой. Тогда дружба айрес и оборотня не казалась настолько невероятной, как сейчас. А теперь же и того товарища не найти на просторах материка, да и сам Хат стал гораздо жестче и злее, чем тогда.
Мир меняется. И его жители - тоже.
"Где же ты,  Дарий Секрестер? Доплыл ли на край света, как собирался? - задумался оборотень. - Уже не узнать, наверно".  Он посмотрел на взошедшее на трон зенита солнце, вспоминая, что когда-то давно именно это время было любимым для крылатого.
"Тени отступают в полдень - так ты говорил. И без теней сомнений ты всегда и начинал новое дело... Надеюсь, еще свидимся, друг. Когда-то давно ты помог мне, и теперь я хочу помочь этим двоим".

0

43

†a¤- Угу-у-у-у, - удручённо утерев заметно сопливый по холоду нос тыльной стороной левой ладони, Рысь понуро покивала в ответ на непререкаемое мнение названного отца. Конечно, ей совершенно не улыбалось ехать верхом на косматом ещё целых пол дня через бурелом. Но и полуорка рыжая вполне могла понять. Она тоже не хотела с ним разлучаться, совсем уж честно говоря! Однако признавать это честно и искреннее...
Нет, то было слишком непривычно! Слишком неправильно и постыдно для привыкшей к дорожной закрытости девушки. НА дороге лучше о себе не рассказывать. Как и о трактирам всяким - тоже! Живее и сохраннее будешь! Зато вот слу-у-ушать...
Поймав на себе обеспокоенно-пронзительный взгляд янтарных глаз, Рысь не удержалась и отчаянно сморщилась, показывая названному отцу язык с характерным: "Бе-е-е-е-е!" Детская уловка, ничего не скажешь! Но, все-таки, насколько же действенная!
А словив насмешливую, но какую-то напряжённую улыбку в ответ, Рысь не на шутку заволновалась. Как будто что-то было не так. Как будто нечто грызло и съедало взрослого названного родственника изнутри, а тот, наперерез доверию, старательно скрывал эту борьбу и битву... С чем-то. Или кем-то.
Девушка даже про холод и всё ещё подкатывающую к горлу тошноту позабыла, так её взволновала внезапная догадка. И она уже подалась вперёд, собираясь перехватить широкую ладонь названного отца своими ледяными ладошками и спросить, но..
- Ладно, хватит киснуть. Нам еще полдня идти, так что надо перекусить и переварить то, чем перекусили,
- Но, Бать.. А ты, разве...
Веселость в голосе полу орка была откровенно натужной, из-за чего Рысь ещё больше насторожилась и подорвлалась на ноги, силясь остановить названного отца и разобраться в чем дело, но.. Увы.
- Пошли чего-нибудь сварганим поесть. Вон и наш волк благородных кровей нам веточки для костерка несет.
Появление волка и правда спутало все карты, тут же заставив рыжую сызнова нахмуриться, посмотреть в сторону блохастого уничижающим взглядом и гордо заявить в зелёную спину:
- Ладно, я займусь обедом! Но ты мне все расскажешь! После! Понятно?! - Ючи постаралась напустить в голос побольше несвойственной ей строгости и природного упрямства, назидательно и четко указывая побелевшим от холода указательным пальцем в спину полу орка. Но простоять так сумела едва ли пару мгновений, спустя которые уже отчаянно заплясала на месте от холода и, раздражаясь от того больше прежнего, возопила в сторону волка:
- Ууу, паразит! Сгрыз мой лапоть, а мне теперь из-за тебя мёрзни! Пущу на шубу тебя, и дело с концом! Дармоед! Сам иди охоться, слышишь?! Пш-ш-ш!
Едва ли прыгающую на одной ноге и лопочущую девчонку можно было принять всерьез, но волк, сбросив охапку веток, что тащил в зубах, заметно ощерился и пригнул голову под вздыбленным загривком. Кажется, ему действительно не нравилось подобное обращение, и потому песня, послышавшаяся от Бати, оказалась как нельзя кстати! Что волк, что рыжая вмиг позабыв друг о друге, настороженно прислушались: первая - чтобы запомнить и обогатить свой арсенал, второй - просто, из любопытства, видимо. И пока Батя пел, Рысь успела натянуть на оголённую ногу ещё два слоя портянок, после чего более или менее сносно взялась за сбор пирамидки очага.
Без огня им было никак. Горячий напиток требовался так же, как источник в пустыне! А потому, едва песня окончилась, Ючи поспешила увести внимание полу орка к более насущным делам, а именно - к разведению костра. Рыжую откровенно пробивало холодом, так что даже зуб на зубю уже не попадал! А потому, совершенно не стесняясь, Рысь поспешила прижаться к горячей отцовской спине, забравшись к нему под безрукавку практически полностью. Так и правда было теплее! Уффф!  Да еще как!
А дальше был недолгий обед из остатков снеди, ничего особо не значившие разговоры и крепкий, заваренный Рысью из талой воды настой липы, согревающий и успокаивающий желудок. Рысь, в отличии от двуликих, от еды отказалась наотрез! Зато на напиток налегала за троих, из-за чего вскоре опять вынуждена была убежать в гости к кустикам.
Ну а позже, когда все вещи снова были собраны, очаг затушен и погребен под снегом, а моральное состояние подготовлено к очередной дороге, Рысь неожиданно взмолилась, стоя спиной к начинавшему обращение Бате:
- А может мы, хотя бы, не лесом пойдем, а по дороге, а? А то в следующий раз я иголки из волос уже точно не вычешу! А кто будет лесовицу слушать в трактирах, а? Да засмеют же меня, как пить дать!

0

44

Недолгий привал не был особо заполнен задорным смехом и улыбками, но и ростки тягостных печалей и дум под опаляющим солнцем отдельно взятой рыжей личности не могли прорасти и окрепнуть на почве чужих душ. Благородный кипиш и сумасбродство - вот что несет Рыська в мир. И сейчас этого было достаточно, чтобы даже кремень в виде ее названного отца поддался улыбке.
-Ладно, дуреха, будет тебе дорога. Думаю, недалеко нам до нее осталось. А потом и до города совсем чуть-чуть, - хмыкнул полуорк. - Так что давай, не робей, не станешь ты девочкой из леса.
Он ласково потрепал ее за нос и улыбнулся. В янтаре глаз пряталось гораздо больше, чем он мог и хотел сказать. Но и толику страха все равно он не мог выгнать из большого сердца. Поэтому спешка и еще раз спешка. Полуорк оторвал взгляд от дочери и кивнул уже готовому отправиться в дорогу второму перевертышу благородных кровей. Тому тоже передалась тревога старшего брата, хотя он и не понимал, чем она вызвана. А Хат быстро складывал скарб в потрепанный кофр.
-Что ж... Поспешим, - сказал он, одним движением теряя человеческий облик и стаскивая с резко лохматеющего тела одежду. И вот уже огромный серо-бурый медведь блестит желтоватыми глазами и пугает чрезмерно развитыми и мощными клыками. Но в глубине глаз все еще плещется холодный рассудок старого воина и насмешливые улыбки не менее старого барда, приправленные стальной уверенностью кузнеца.
Косолапый боднул дочь, приглашая присаживаться на мощный загривок рядом с закрепленными вещами. И, когда дщерь полуорочья соизволила устроиться на самом уникальном ездовом полуорке, неспешно потрусил вперед. Размеренная дорога, неспешное путешествие, подлесок, сменившийся укатанной колеей промысловой тропы. Здесь уже не надо было прорываться сквозь кусты и сугробы, но с другой стороны - приходилось опасаться случайных попутчиков, потому что девушка, разъезжающая на ТАКОМ медведе в компании с волком, как минимум, вызовет вопросы. А как максимум... ее легко может ожидать костер.
Поэтому стоило чутким звериным ушам и нюху почувствовать чье-то присутствие, кавалькада тут же сворачивала с дороги, исчезая между стволов. Но даже такие задержки не дали путешествию растянуться до заката. Волки и медведи двигаются быстрее двуногих, покрывая за тот же срок большие расстояния. И уже в сумерках Хат замер на полушаге, к чему-то принюхиваясь. Медвежья морда сморщилась, и он опять увел их странный отряд в близлежащий лесок. Заведя всех достаточно далеко, он обернулся и с усмешкой в глазах посмотрел на спутников. Утробно рыкну, предлагая дщери медвежьей покинуть свой насест, чтобы наконец снова стать самим собой.

0

45

Ободрения отца Рысь принимала только с молчаливым согласием и долгими, тяжелыми вздохами, как раз приходившимися на то, чтобы отогнать пар над кружкой от лица. А то размазывая потом иней по коже, мёрзни ещё больше и опять размазывай...
В общем, перекусили, собрались, пристроились, как было, рыкнула и поехали. Через лес и потом на дорогу! Слава богам..
Рысь, возблагодарившая свою предусмотрительность уже на выходе из подлеска, даже умудрилась подремать с середину дороги. Хотя, разумеется, периодическое потявкивание волка или недовольное ворчание медведя с треском подлеска давали о себе знать внезапными побудками. Но в целом.. По второму кататься верхом на косматом оказалось куда лучше, чем впервые! Хотя к моменту основной вечерней остановке девушка уже не чувствовала конечностей. Занемели и затекли, а, следовательно, и замёрзли в силу не летней погоды! Так что когда медведище изволил завалиться на снег и повести лобастой башкой с многозначительным взрыкиванием: "Слезай, мол", Рысь только и смогла что сонно, в зевке, растяпить рот, потом судорожно дернуть плечом, вытаскивая из под себя левую руку, затем дёрнуться ещё раз, в попытки выхватить правую, и, в следующее мгновение.. Свалиться в снег бездарней мешка с картошкой, который, на диву и по сравнению, еще и более воспитанным окажется! Ведь мешок не ругался бы! В отличии от мигом начавшей ворчать и стонать от пронзительной и тянущей боли во всех членах рыжей!
Ух, какая это была боль! Всем врагам не пожелаешь! Ощущение было, будто изначально израненные ноги-руки резко и судорожно заморозили, лишив их чувствительности, и теперь, постепенно, начиная от плеч и бёдер начинают вливать в них изнутри пронзительно горячий кипяток! И мышцы от того, пусть и отогреваются, но болеть меньше никак не начинают! А это значило..
- О-о-о-о-й, Рилдировы колени да Маат под горло! Ой лешие проплешины да кабану в брюхо! О-ё-ё-ё-ёй, больно-то как! Ой-айя-ОЙ, Батя, да откуси ты мне их! Ну.. или хотя бы одну, а? Вот, эту, правую! Она у меня сильнее всего болит! Ай, нет, все же левую! Или правую.. Откуси обе, а? Не могу больше эту рилдирову пытку терпеть! Прекратите мои ножки-рученьки.. А-я-я-я-яй!
И как бы ни было то постыдно, Рысь даже про всякие приличия от накатившего на нее "удовольствия" позабыла! И ведь валялась бы так и стонала дальше, если бы не Роланд, который, сначала покрутившись вокруг в явном раздражении, начал уже и зубы скалить, будто и правда укусить вознамерившись. А рыжая, находясь под впечатлением и заприметив "быстрое спасение" и рада была то рукой, то ногой в волка пихнуть:
- Ну кусай уже, ты, шавка бурая! Чего щеришься! Уй.. Да укуси уже, может мне легче станет! Батя, скажи ему, чтоб укусил! Брррр, да чего же тут так холодно-то?!
А ведь девушку и правда, то ли от ощущений неземных, то ли от вечернего мороза, но начинало заметно потряхивать даже сквозь плотный для ее обычного времяпрепровождения слой одежды.

0

46

Хат с отеческой любовью наблюдал за грызней своих юных спутников. Но тут его чутких ушей достиг совсем не обычный для соседства лес - город звук. Он внимательно прислушался, но ор дочери мешал ему сосредоточиться и вычленить из общего шума и гвалта заинтересовавший его звук.
-Ючи, помолчи чуть-чуть, - устало рыкнул зеленокожий отец, намерено называя дочь по имени, чтобы та перекинулась на кого-то более достойного ее нападок, чем бедный волчонок, который уже не знал куда себя деть. - Мы сейчас войдем в город. Мне надо к знакомому лекарю и еще с парой былых товарищей встретиться, а вам, детишки, где-то остановиться, чтобы оказаться в безопасности хотя бы на день, пока я не вернусь. Мы могли бы остановиться в одном из старых гостевых домов, как вариант... - но тут его привлекли какие-то крики и оры около ворот. Он быстро накинул безрукавку, достал из специальной сумочки окуляры и аккуратно высунулся из кустов, чтобы посмотреть, что же все-таки там происходит. А происходило там явление балагана народу со всей обязательной атрибутикой в виде шума, гама, разухабистых песенок и громких танцев. И полуорк довольно выдохнул. - Слушай, доча, не твой ли это караван? Может, вас свои приютят на время, пока мы Роланду родню ищем?
Он взмахом руки подозвал рыжую бестию и кивнул той на тележный круг рядом с импровизированной сценой, образованной ровно вытоптанной площадкой, на которой сейчас происходило действо. Сложно сказать, что там происходило в действительно, ведь даже пенсне уже не могло исправить близорукость оборотня, но вот чуткие уши утверждали о том, что веселье там только набирает обороты. А, значит, балаган только-только расположился и дождался достаточного количества гостей. И даже их странная компания не будет выглядеть глупо в окружении горожан и радостных лиц. Кому какое дело до пусть и огромного, но спокойного и никого не трогающего полуорка, сопровождающего человека с явно аристократической внешностью, осанку которого даже одеждка с чужого плеча никак не может скрыть, и девушку-барда с копной рыжих волос. Телохранитель, вельможа и придворный балагур после неудачного похода куда бы то ни было - это рядовая картина в это неспокойное время. Особенно, если вспомнить недавно отгремевшую войну совсем недалеко.
-Ну что, ребятки, двинем туда? - бородатый подбородок указал на скопище народа, предлагая прогуляться. - Там согреемся в любом случае. И одежду нормальную кое-кому прикупим.

0

47

И как бы Рыси, заскучавшей за дорогу, ни хотелось развлечься и согреться настырным ребячеством, план не удался!
Девушки хватило всего одной первой буквы, чтобы захлопнуть рот, перевернуться на снегу, зябко поджимая конечности и уставиться до боли возмущенным взглядом на названного отца. Разумеется, холод снежного покрова это не уменьшило, так что не прошло и пары минут, как девушка, сопровождаемая насмешливо-пренебрежительным фырканьем волка, уже во всю пыхтела и припрыгивала рядом, старательно охлопывая себя по плечам и бедрам в попытке согреться. Шуму было не меньше, но зато.. Ни слова, как и просили! Да и к тому же..
- Слушай, доча, не твой ли это караван? Может, вас свои приютят на время, пока мы Роланду родню ищем?
Рысь, уже вознамерившаяся вылить весь гнев негодования от перспективы остаться наедине с волком на одну общеизвестную зелёную и седую голову, при новом предположении аж чуть язык не прикусила и стремглав ринулась к Бате в кусты под левую руку - посмотреть. Место они выбрали не очень для обзора, да и постоянно прижимавшиеся к губам заиндевевшие руки в клубах пара от собственных выдохов мешали присмотреться, однако одну знакомую шевелюру с гантелями рыжая все-таки разглядела. А рассмотрев, мигом поскучнела, потом заметно занервничала и, старательно и поспешно выпутавшись из кустов, поспешила предупредить предложения отца своим категорическим мнением, но.. Слегка не успела:
- Ну что, ребятки, двинем туда?
- Я с ним и с ними не останусь! - продолжая отчаянно подпрыгивать то на одной, то на другой ноге, Рысь возмущённо ткнула в сторону волка пальцем, - Во-первых, он задаваться будет, едва говорить начнет! И тогда шиш мы в толпе затеряемся! - возмущённое ворчание стало рыжей ответом, а указующий палец лишь чудом остался цел и невредим от волчих зубов, - Во-вторых, не вижу явного толка, чтобы нам так сильно светиться! Тебя же, бать, за версту видно, внешность запоминающаяся, да и вообще.. Подозрительно ведь, не находишь? Сами ведь под удар подставимся, если так просто и сейчас же, под вечер, из леса выйдем! Да? Ну, и в-третьих, - выдержав недолгую паузу, Рысь довольно серьезно закончила, - Вон те балагурщики - не мои, и не друзья, а Крошерниковы - наши заядлые конкуренты! Их глава ненавидит оборотней и нелюдей. Их силач всегда мечтал завалить орка и вечно вызывал нашего Рыка на бой при встрече. И очень на него обижен, так как проигрывал ему три из пяти! И, к тому же, там есть тип, который лютой злобой меня преследует и знает в лицо! И с этими задаваками ты правда хочешь иметь дело и среди них затеряться?! - Сделав несчастное лицо, Ючи только удрученно цыкнула языком, подхватила сваленную тут же вместе с прочими вещами кротту на плечо и уверенно заявила, - Ты, конечно, как хочешь, но я с тобой в город пойду! И точка!

0

48

-Нет так нет, - усмехнулся оборотень. - Тогда пойдем сразу в город, поищем нормальный постоялый двор и недорогую лавку, где вас обоих одеть можно. А то совсем обтрепалась ты, а он вообще будто несколько месяцев плутал по лесам... - он бросил быстрый взгляд на волчонка и закончил. - Хотя, скорее всего, так оно и было. Не похоже, чтобы его кто-то искал.
Он отошел от завесы кустов и задумчиво оглядел их небольшой и странный отряд. Потом залез в свой кофр и выудил оттуда тощий кошель, о пополнении которого вечный путник особо и не заботился. "Финансы поют романсы, - хмыкнул Хат, высыпая содержимое мешочка себе на широкую ладонь. - Так, у нас даже есть пара золотых... Откуда бы? Ладно, и боги с ним. Как раз хватит сбор входной заплатить и на таверну да припасы с одежкой какой-никакой останется". Оценив их денежное положение и отложив часть монет на входную пошлину, Хат хмыкнул еще раз и запрятал кошель вглубь, чтобы ненароком никто из карманников не спер.
-Тогда идем в город. Познакомимся с достопримечательствами и поищем место, где можно передохнуть в тепле и с кружкой горячего эля. Даже я уже подустал от этого вездесущего снега, что уж говорить про вас, - он подмигнул янтарным глазом. - Ну что, идем, детишки?
Он подхватил нехитрый скарб, обошел их наблюдательный пост так, чтобы появиться перед стражей не как разбойник или еще какой преступный элемент из кустов, а как добрый путник со стороны дороги. Пусть мордой и не вышел, но оружие готов сдать, а детей - сопроводить в безопасное место. Для того, собственно, и прибыли в этот прелестный город.
Напевая веселый мотивчик, зеленый великан не спеша двигался в сторону городских ворот, выбрав не те, рядом с котором кутил балаган, а другие. Он был уверен, что его спутники следуют за ним, ведь по утоптанной и накатанной дороге это делать значительно проще, чем двигаться по глубоким сугробам.

Вместе весело шагать по просторам, по просторам, по просторам.
Все же трупов нам мочить лучше хором, лучше хором, лучше хором!
Мы сломаем мертвецов по костяшкам, по костяшкам, по костяшкам,
И разложим тот пасьянс по рубашкам, по рубашкам, по рубашкам!

0

49

- Уффф, Ба-а-а-атя-я-я-я! - обиженно надувшись и покосившись в сторону Роланда весьма недовольным взглядом, Ючи только и оставалось, что обиженно выдохнуть, скрестить руки на груди да первой направиться следом за полу орком.
Идею входа в город она до сих пор считала глупой и самонадеянной. Сам факт нахождения в компании с гордым и довольно вспыльчивым оборотнем был несколько сомнительным. А уж то, с какой веселостью названный отец взялся за исполнение своего на диву нелепого плана, и вовсе поражало! А ещё этот недостаток денег, количество которых Ючи успела оценить лишь мельком, необходимость снабжать прибившегося к их компании отщепенца и нелепо-кровожадная песенка!
Рыжая едва сдерживала раздражение. Но зато, когда вся нелепая компания приблизилась к другим воротам в город, первая протянула стражам три монеты за вход. Говорить и отвечать на вопросы она не стала принципиально, притворившись немой и просто указав на полу орка и мальчонку пальцем. Мол "Я с ними!"
А уж разбираться как и по какой причине следует попасть в город полу орку предстояло самому.
Рысь, все еще в тайне надеясь, что их просто не пропустят и погонят вон из города, с которым у нее все больше связывалось ощущение неприятных последствий, не собиралась мешать возможному персту Судьбы. А еще... Ей просто очень хотелось проучить двух самонадеянных мужиков, которые и думать забыли верить её прославленной женской интуиции.
Не хотите, как хотите! Сами тогда разбирайтесь! Я препятствовать не буду! Но и одних - тоже не отпущу! Самоуверенные какие нашлись! Тоже мне!

0

50

-Доча, не спеши, - тихо сказал оборотень, придерживая излишне ретивую рыжую девчонку. - Мы же вместе, а не порознь. Эти двое - со мной. Оружие сдам, - предвосхищая вопрос, полуорк протянул огромный топор стражнику и вытащил еще два клинка из специальных ножен на кофре. Мужчина, принимавший этот смертоносный груз, охнул от веса вооружения и передал в специальную каморку своему товарищу, который повесил на них специальные бирки. Следующим на огромной ладони Хата появились  шесть монеток пошлины, которые тут же перекочевали в приемный лоток. Хат хмыкнул. - Ну что, мы можем пройти?
Стражник скептически посмотрел на столь гротескно разнообразную троицу, почесал под шлемом. Ему не особо нравилась компания оборванца с благородным лицом, полуорка, покрытого шрамами и татуировками и девчонки-беспризорницы, но он не видел причин им препятствовать. Поэтому он махнул им рукой и открыл калитку входа.
Он потрепал своего взъерошенного названного детеныша и вошел в город, ожидавшей их в радостном предвкушении, скрытым под пуховыми одеялами снегов. Хат выдохнул облака пара и улыбнулся. Давно он был в этом городке. И надеялся, что этот приезд закончится лучше, чем прошлый.
-Ладно, детки, пора найти место, где мы сможем встать на постой. И мне надо будет сходить в одну из лавок, купить пару вещиц в дальнюю дорогу, - он подтолкнул своих подопечных и бодрым шагом двинулся по знакомым улочкам.

Он не знал, что его уже заметили. И что по цепочке осведомителей уже начали передаваться сведения о том, кто вошел в город. Город жаждал его крови и крови того, чьим другом он себя считал. Кривая снова привела его сюда после десяти лет. Но сам Хат и не предполагал, что его не только помнят, но и очень жаждут с ним познакомиться поближе. Гонец бежал по улицам, борясь с одышкой и болью в ногах. Его путь лежал в один злачных районов, где темные личности творили свои темные дела. Добежав до одного из сотен безликих серых домов, гонец постучал в дверь и, с трудом отдышавшись, резко выдохнул.
-Оборотень здесь! И с ним волчонок-дворянин! - выпалил он.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Дорога к себе