http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зов свыше

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s9.uploads.ru/JA62G.png

Участники: Вита, Магнус Эссен.
Дата и время: около года назад, лето, закат.
Место: руины близ Арисфея.
Сюжет: Каждый когда-нибудь отправлялся в путешествие и наверняка уставал когда день близился к закату. Так произошло и с юным рыцарем, ищущем свой путь по дороге жизни. Равнины Греса не отличались гостеприимством и вот, уже ближе к Арисфею впереди показались руины некогда оживленного храма. Обвитые зеленью и побитые безжалостными ветрами, они все еще хранили древние тайны и тела расхитителей гробниц, что рискнули осквернить сие место. Каменные лабиринты с проникающими сквозь остатки крыши солнечными лучами манили к себе путников, и казались хорошим спасением от начинающегося дождя. Но кто же знал, что путник окажется в руинах не один и услышит глас, может быть, даже свыше?

http://s9.uploads.ru/fY36V.png

Отредактировано Вита (26-07-2015 21:52:38)

+2

2

Неспроста говорят - дурная голова ногам покоя не дает. Теперь Магнус, новопосвященный рыцарь, понимал значение этих слов как никогда прежде. Это же надо было додуматься - отправится на поиски упоминаний о легенде сразу после посвящение. Стать искателем.
С другой стороны, это было гораздо лучше, чем устраивать вечные пиры на деньги крестьян. И потов - ведь не спроста она вмешалась в его судьбу. И Магнус был полон решимости выяснить, кому он обязан жизнью и какова плата.
Между тем, поиски его привели в слабозаселенные земли Гресса, недалеко от границы с Арисфеем. Что он тут делает?
Юный рыцарь попытался вспомнить легенду о лорде Клентоне, объединившем земли герцогства тысячи лет назад для защиты от нашествия орков.
В легендах о нем упоминалась некая чаша, полученная им в трудную минут от девы, которая скрылась после вручения в глади воды. Была ли та девушка той, что спасла Магнуса - загадка. Но все таки это была зацепка, и вела она к захоронению лорда Клентона, оставалось только найти утраченный артефакт. Между тем вечернее небо неожиданно для всадника затянулось тучами, где-то вдалеке свое недовольство этим выразили боги. Намечающийся дождь казался малоприятной перспективой для уставшего всадника, поэтому юноша пришпорил коня и погнал его вперед, к виднеющимся на горизонте лесу.
Несмотря на то, что дождь все же застал юношу, ему все- же улыбнулась удача - лес начинал расти окурат на руинах небольшого замка. Обученый вопросам фортификации, Магнус стал живо представлять себе этот замок в дни его величия. Вот тут были главные ворота, вот там несколько стрелковых башен, а вот тут могла распологаться осадная машина. Однако уже внутри Магнус растерялся - он не нашел привычных помещений - казарм, кузнец или конюшен. Не было и башни лорда, зато на его месте располагался храм. Возможно, монастырь? Монахи часто возводили крепости, чтобы защищаться от грабителей.
Но не став долго размышлять о происхождении этого храма, юноша поспешил внутрь, желая скрыться от дождя. Достигнув главного входа, юноша слез с коня, и взяв его под узцы, осторожно вошел в помещение храма.
Взору юноши предстал широкий зал, некогда богато украшенный, но сейчас полностью разворованный. Некогда величественные колоны в большинстве своем были обрушены, а на месте витражей были пустые оконные проемы. В конце зала Магну мог разглядеть статую неизвестной ему богини,  а под ней алтарь, подозрительно похожий на жертвенный.
Мурашки побежали по спине парня - не нравилось ему это место. Однако и не нравилось ему находится под дождем. Справедливо отметив, что забытые боги не имеют сил и власти, юноша стал разводить костер в стенах храма, подвязав Дорна к одной из колон. Однако глубины храма манили путешественника - может быть, именно здесь находится ключ к поискам рыцаря

0

3

А погода между тем не радовала. Птицы затихли, остальные степные и лесные животные так же перестали подавать какие-либо громкие звуки. Природа ждала. Небо все больше затягивая темная пелена, навевающая лишь печаль и отчаяние, ветер завывал словно перед смертью, а равнина парила. Дождь постепенно усиливался и вот, где-то вдалеке отчетливо сверкнула молния, за ней вторая, третья и словно удары небесного молота по равнине прокатился гром, сотрясающий все живое. Нередко такую погоду называют гневом богом, да только на что гневаться то? А вот неизвестно.

За стенами полуразрушенного храма постепенно набирались лужи, да и через дыры потолка внутрь проникало немало воды, но между тем, казалось, руины были неприступны. Мощные стены, обвитые лозой защищали от ураганного ветра, не позволяя стихии сбить молодого рыцаря с ног и унести в бескрайние дали. Постепенно растущее пламя костра освещало главный зал, куда пробрался путник. Место оказалось не так богато, как порой описывают подобные места в легендах или летописях, однако даже сейчас, спустя столетия прекрасная лепка и гениальность мастеров прослеживалась в каждой каменной складке и изгибе тела статуи. Амат - сама тьма и начало всего. Она была изображена на удивление спокойной, можно даже сказать умиротворенной. Стопы статуи сливались с землей, а волосы, словно живая вода струились по ее стану. Но выразительней всего были глаза. Казалось, они смотрели в самую душу. Да, в них не было зрачков или цвета, но даже каменные они были холодны и манили идти за их обладательницей. И в то же время, они словно указывали в ту сторону, куда тянулись и руки девы - в коридор, единственный сохранившийся в наземной части храма, словно моля или взывая о ком или чем-то.

Очередная молния и ярый раскат грома тряхнул храм, но между тем не обрушил его. Здание упорно держалось, не позволяя себя сломать. Несколько камешков со звоном ссыпались с потолка и отскочив от статуи, покатились прямо в тот самый коридор. Костер освещал его всего на метр, не более и при очередном порыве ветра, на удивление в ту же сторону, коридор будто вспыхнул и тут же потух. Тишина, исходящая оттуда, казалось оглушала и подавляла даже вой ветра и бой грома вдалеке.

- Сюда... - Тихий, но между тем отчаянно-молящий, такой манящий глас послышался в мыслях парня, а может, может вокруг, везде? Он был так громок и одновременно тих, оглушаем и еле слышен. Почудилось?  - Сюда... - Молния сверкнула совсем близко и сквозь дыру в потолке, осветила глазницы статуи, сверкнувшие благодаря этому, словно магическим огнем, не принимающим отказ. - Спустись... - Раскат грома. Громкий, оглушающий. Совсем рядом. Заставляющий содрогнуться или даже подпрыгнуть на месте. - ись... да... - Угасающий зов, одной  лишь интонацией манящий о помощи и спасении, зовущий к себе.

Отредактировано Вита (29-07-2015 17:13:13)

0

4

Странное ощущение тревоги навивалось вместе с ветром через многочисленные расщелины храма. Тревога не по надежности постройки храма - крепкие, хоть и покрошившиеся своды здания с трудом вызывали беспокойство по поводу их прочности. В самом завывание ветра слышалось что-то беспокойное, пробирающее до самой души, и лишь треск костра и его теплые объятия защищали от это тревоги.
Между тем, непогода всю усиливалась - звуки грозы напоминали топот грозного титана, с каждым шагом приближавшегося к храму, где скрывался рыцарь. И судя по всему, титан был по меньшей мере в ярости.
Магнус встряхнул головой, прогоняя глупые, нелепые мысли - титаны, даже если и существуют, то находятся в заточении.
Словно пытаясь найти подтверждение своим мыслям, Магнус бросил свой взгляд на статую богини. Ее спокойный вид немного успокоил мысли парня, однако ее взгляд... Казалось, статую смотрела на него - на нарушителя божией обители, посмевшим осквернить своим присутствием этот храм.
И Магнус даже не знал, чей храм он осквернил. Может быть, действительно титан, суженый той девушки, чье изваяние украшает этот зал, идет по его душу.
Чувство опасности забралось в душу - что он может противостоять богам? но храм не покинуть в такую погоду - оставалось ждать свой участи. Или...
- Сюда... Отчетливо послышалось в голове парня. Что это?
Прислушавшись, он услышал все тот же звук - завывание ветра и теплый треск костра. Возможно, это происки ветра, гуляющего по храму.
- Сюда... Вновь отчетливо услышал рыцарь, одновременно со вспышкой молнии, озарившей зал. но была ли то молния? Быть может, это гнев богини, чей взор во вспышке объялось пламенем. Только теперь рыцарь заметил, что богиня на что-то указывает.
Спустись... Послышался раскат грома, дающий понять - никаких отказов она не потерпит. Посмотрев, куда указывает статую, юнашу заметил до этого скрытый от него коридор.
-ись... да... - уже почти молящий голос словно потверждал догадку юноши, что именно туда требует спустится его богиня.
Юноша достал и своей сумки один из факелов и поджог его, после чего поднялся и направился в сторону коридора, ведомый как страхом, так и любопытством.
На мгновение юноша взглянул на свет факела - а что, если это вовсе не кара за осквернение, а призыв о помощи. Что,если статую принадлежит той, на чьи поиски пришел сюда рыцарь. Речная дева? А злобный титан, заточивший ее сюда, пытается не дать освободить ее.
Ободренный этими мыслями, юноша вошел в коридор, и свет факела стал разгонять мрак старого коридора, ведущего куда-то в низ - не иначе как склеп. Или божественную тюрьму?

0

5

Вита ликовала. Хотя рано, слишком рано. Юнец лишь решил пойти, он ничего не обещал, но все же подавал надежды, пусть и призрачные, но кто, как не она может оценить призрачность возможных событий и свершений?

Когда парень прошел мимо статуи, то из ее глаз словно текли слезы, хотя на самом деле это была обычная "небесная" вода. Однако все слишком "хорошо" складывалось в одну, единую картинку. Будь тут верующие фанатики, они бы уже нашли столько смыслов и решений в одной только погоде, что может парню даже не поздоровилось бы: кто-то сказал бы что он разгневал богов, кто-то - что обидел, другие что он стал избранным, третьи - изгоем, и так продолжать можно вечно. Главное парню повезло, что подобные личности не осаждали все храмы.

Коридор был тих, даже слишком. Казалось, в нем сокрыта какая-то магическая тьма и тишина. Длинный и сырой, он то вел вперед, то сворачивая резко вправо или влево, однако постоянно уходя вниз, в глубь, куда-то под землю. Побитые временем каменные ступени, начавшиеся где-то через тридцать метров коридора, были скользкими и постоянно шуршали под ногами - из-под подошв рыцаря то вылетали листья, то выскакивали маленькие камушки - потоки воды смыли сюда все, что только возможно. Один раз под ноги попался даже кинжал, звонко отскочивший к одной из стен. Однако никого из живых не было - даже крыс.

Факел рыцаря освещал пол и стены, на которых то и дело встречались выбоины и следы от некогда ярых сражений, не раз даже промелькивали следы, похожие на кровь, а впереди ждали лишь ступени и тьма.

- Сюда... - Голос был тих. Он шептал и манил. Отдавался едва уловимым эхом в мыслях парня, будто отскакивал от стен и возвращался к нему. - Да, ниже. Еще... Еще... Ближе... - Живой. К ней шел живой. Нежить их ненавидела, однако Вита сейчас пребывала немного в ином состоянии, если можно так сказать о призраке. Она ждала, жаждала, звала. Его, живого и сильного.

Постепенно коридор становился уже и круче уходил вглубь и вот, спустя несколько шагов, перед рыцарем появился совсем небольшой зал, на противоположном конце которого был проход дальше. Весь зал, весь пол был устлан трупами, а точнее - скелетами, переплетенными временем, враждой и тоннами пыли. Костяные руки держали самое различное оружие, начиная от кинжалов и заканчивая кнутами. Один из скелетов, видимо ползший в противоположный проход, был пригвожден к полу мечом, а его рука тянулась во тьму, словно указывая куда рыцарю было необходимо пойти. Все "тела" наполовину были затоплены в черной, как ночь, воде - их руки, ребра и челюсти утопали в ней. А шепот в голове рыцаря неустанно звал идти далше. - Сюда... Вперед.... Еще немного... Сюда... Ко мне...

0

6

Длинный темный коридор, уводящий куда-то вглубь, следы сражений и тревожное завывание ветра понемногу остужали пыл юноши - что-то во всем этом было однозначно не так. И голос, казалось, становился все более навязчивым, и уже не молил, а, скорее, указывал парню. Все это навевало мысли вернуться к костру, переждать дождь и вернуться сюда только в сопровождении какой-нибудь инквизиции или хотя бы жреца.
Однако юношеское любопытство гнало парня вперед - что с ним могло случится в заброшенном храме? В худшем случае - шайка разбойников.
А может быть призраки?
Эта глупая мысль вызвала ухмылку на устах парня, и он продолжил спуск.
Однако она довольно быстро спала, когда юноша вышел в зал, богато усеянный костями. В том, что тут когда-то прогремело сражение, сомневаться не приходилось - хотя время стерло все подробности боя, некоторые остатки находились в неестественных положениях. Развеивал все последние сомнения скелет,между ребрами которых красовался воткнутый меч. Но кто и за что тут сражались.
Оружие некотрых было не весьма экзотическим - Магнусу попался на глаза несколько кнутов.
Еще не покидал вопрос о том, от куда нападали - в главном зале храма следов сражений не было, в коридоре были, но не было останков. Припомнился кинжал - возможно, его извлеки из тела по дороге к выходу.
Но нападали ли вообще?
Опять же, пронзенный мечом скелет...Он был убит в спину, явно пытаясь то-ли убежать, то-ли...
До чего-то добраться. Это могли быть те самые грабители, которых боялся Магнус больше всего. И они могли что-то неподелить. И перерезать друг друга всех, до одного.
Тогда что это и здесь ли оно еще?
Решив долго не гадать, Магнус стал спускаться дальше, начиная чаще жалеть, что не заручился поддержкой какого-нибудь ордена паладинов

0

7

Дни, месяцы, года? Вита не вела подсчет, но в этих руинах она была уже долго. Слишком долго. В ее положении от нетерпения можно сойти с ума.

Глас в голове парня на некоторое время затих и рыцаря должна была оглушить стоящая в подземелье тишина. Она оглушала. Свет факела освещал коридор, а после проход в совершенно небольшой зал, туда, куда спешил пригвозденный мечом к полу скелет. Даже его рука, казалось, указывала на возвышение впереди. Свет неплохо освещал небольшое помещение, однако, не все. Но центр... Цент был виден. В центре комнаты находился саркофаг. Резной, вытесанный из белого камня, он отлично передавал образ богини из главного зала. Руки, фигура, волосы, лицо - все было идеально. И казалось, время боялось тронуть такой шедевр - словно тронь его - и он исчезнет. Ни единой трещинки, ни единого подобия мха или ссадины. Здесь тоже было сражение, наверняка - об этом кричали выбоины на стенах, но на самом гробу ничего, ни царапинки.

Высеченная на саркофаге богиня держала руки на груди и в ее руках видимо должно быть что-то. То, что у нее отняли - забрали, лишили, обокрали! Бессовестно осквернили храм и прибежище божественной сущности. В зале не было скелетов, лишь тишина и горечь. Однако, что-то другое тут было... И оно блеснуло в свете факела. За высеченную на саркофаге складку одеяния богини что-то зацепилось. Если присмотреться, то можно было заметить, как из-за угла гроба видна часть круга, а точнее - круглого амулета, кулона, медальона - называйте как хотите, но "безделушка" висела себе без хозяина и поблескивала в "лучах" факела.

Медальон был не вычурным, но и, явно, не простым. Гладкая поверхность, что должна была носиться со стороны тела хозяина, была в царапинах. Гравировка или какой-либо текст отсутствовал, однако с другой, лицевой стороны причудливым, а возможно и замудреным образом были сплетены тонкие металлические линии. Они не обозначали ничего. Или ничего для того, кто не сведует? Кто знает. Но ясно было одно - это не крестьянская безделушка, но и не дорогущее украшение светских дам. тут было что-то другое.

Вита, использовав силы, заставила медальон чуть качнуться в воздухе, словно от дуновения незримого ветерка и тихо позвала. - Помоги... Верни, что украли...

0

8

Юноша продолжал спускаться вниз, погруженные в размышления о том, что и кто не поделили в этом храме, перебирая в голове все возможные сценарии. Перед глазами мелькали то одни, то другие реконструкции сражения, но главные вопросы - кто, за что и когда - оставались покрыты мраком. За всеми этими размышлениями Магнус не сразу осознал, что что-то вокруг поменялось. Юноша оглянулся, пытаясь выявить новый источник тревоги, но дело было не в окружении. Звуки - они напрочь исчезли - не было не ветра, до этого терзающий воображения юноши, не ярости небе, бушующего где-то наверху, ни... голоса в голове. Лишь треск огня в пустом коридоре. Нервы были накалены до предела.
И все-же Магнус стал спускаться дальше, пока не вышел в следующий зал. Пламени факела было достаточно, чтобы осветить его практически целиком, но рассматривать там было нечего, кроме одного - по центру стоял вытесанный из камня саркофаг. Причем изваяние было настолько скучно вытесанным, что Магнус было подумал, что перед ним лежит на алтаре девушка.
Рассмотрев изваяние, рыцарь признал в девушке ту же богиню, что стояла в главном зале, только этот образ был словно сотворен только вчера - ни одного сколка, ни одной зазубрины.
Сам же девушка должна была что-то держать - в ее руках был высечен паз, в котором раньше что-то находилось. Возможно, это был какой-нибудь ритуальный артефакт, или ключ - гадать можно было вечно.
Решив, что саркофаг больше не представляет интереса, юноша отошел от него, словно пытаясь найти еще что-нибудь - разбивать гробницу богини явно не входило в планы рыцаря. Но, направляясь в другой конец зала, внимание юноши привлек блеск - его источником стал медальон, который юноша сразу не заметил. Он был не броского вида, но явно достаточно древний.
Помоги... Верни, что украли...
Словно раскат грома в этой кромешной тишине, вновь раздалось в голове юноши.
-Но что?
Спросил юноша у изваяния, взяв медальон в руки и осматривая его - быть может, его и украли - по форме он был похож на углубление в саркофаге. Но разве он украден - он так и не покинул стен храма. Возможно, это лишь побрякушка одного из нападавших. А, возможно, и ключ от саркофага.
Решится проверить юноша не мог - слишком много вопросов и никаких ответов. Он лишь смотрел на медальон, думая, к чему приведет его собственное любопытство

0

9

А изваяние молчало. Оно не давало никаких ответов, не подсказывало как быть дальше - ничего. Богиня лежала, словно выжидая.

Если бы юный рыцарь попробовал вложить медальон в руки изваяния, то мучился бы достаточно долго. Да, визуально он отлично подходил, однако, в углублении рук были небольшие впадинки и если проскользить по ним пальцами руки, то стало бы ясно - предмет, что находился здесь, был многогранным внизу и гладко круглым на вершине, что можно было сказать по верхним краям углубления. Возможно, это был драгоценный камень - кто знает. Но не медальон, что был в пыли.

- Он юн... Как он юн... - Сочувствовала? Что вы! Изучала? Может. Хотела посмотреть? О да. Хотела выпить, съесть? Да! Да! Вит уже столько лет планировала, представляла себе, как поведет себя, при проникновении кого-либо в это забытое богами место. Она знала, какую политику выберет с некромантами или иными темными магами. Понимала за какие ниточки души нужно будет дернуть у зажиточных и алчных скряг. Она-то знала, что можно им пообещать. Угадывала на перед желания, вопросы, обещания. И сотни раз условия ей ставили, и возмущались и клялись, что уничтожат - было многое. Но вот, она в руках юнца. Впервые. - Как же ты скверна, злодейка-судьба... - Он полон сил. В нем бьется сердце, жизнь течет! И столько впереди, свершений, путешествий, сил. Жизнь! И если б Вит была простейшей кошкой, она бы зашипела, выцарапала ему глаза. Жизнь! Он живой! Убить! Прогнать! Забрать! Но внешне медальон никак не реагировал, и рыцарь не ощущал, не слышал всех переживаний призрака, того, что происходило внутри такого крохотного "ларца". Впервые за столько лет медальон был в руках, и Вит чувствовала тепло рук парня. Тепло жизни. Живой! Он ей противен! Он молодой, его надо убить!

На вопрос парня в его мыслях, в голове, шепотом малящим вновь зазвучал приятный, но при том шуршащий голос Вит. - Верни тот камень, что тут был. Украден он, могила же моя осквернена. - А говорила Вит, словно богиня, как изваяние, что обокрали, осквернили, надругались и... оставили. - Храм осквернили. Меня предали. - Вжилась так шибко в роль иль правду говорит? Узнаем. - В нем заключена неведомая сила. Его надо вернуть. Не в тех руках опасен он и страшен. В нем разрушительная сила. Его... - Молчание. Вит выждала немного времени и подобрав мгновенье, тихонько возвала. - Позови меня. Я покажу и путь укажу.

+2

10

Ответов не следовало. Ничего не могло подсказать рыцарю, что именно украдено, что нужно вернуть. И лишь побрякушка, которую он держал в руках, могла служить какой-то зацепкой. Впрочем, как и скелеты уровнем выше, медальон лишь стал источником новых вопросов. Положив его обратно на саркофаг, юноша вновь принялся осматривать комнату, как вновь услышал в голове молящий шепот:  -Верни тот камень, что тут был. Украден он, могила же моя осквернена.
-Гробница была ограблена, по крайней мере, лет сто назад. Как я верну тебе то, чего, быть может, больше нет? - Обратился Магнус в пустоту, пытаясь найти неведомого собеседника. Не мертвая же богиня обращается к нему?
Но зал по прежнему был пуст, и Магнус был тут единственным живым. И что пугало юношу сильнее всего прочего - его дар, щит, что сослужил ему добрую службу не раз, вибрировал в руках героя, словно так-же ощущал то напряжение, каким был охвачен Магнус.
- Храм осквернили. Меня предали. В нем заключена неведомая сила. Его надо вернуть. Не в тех руках опасен он и страшен. В нем разрушительная сила. Его...
Голос оборвался, словно побоялся спугнуть. Словно подбирая слова, чтобы заставить Магнуса пойти на поиски.
- Позови меня. Я покажу и путь укажу.
Позвать богиню? Но как? Коль ей выстроена гробница, то она мертва. Да и как могут смертны боги? Нет, нарушать законы природы, взывать в душам мертвых, даже богов, Магнус не собирался. Он ведь даже не знал, кто просит его - быть может, древняя богиня тьмы, хранительница зла и покровительница хаоса, заточенная героями сюда, ибо действительно она бессмертна.
-Кто ты? Кто осквернил твой храм?

0

11

Как только медальон был положен на саркофаг, Вит тихо позвала. - Возьми... Не отпускай. Из рук его не выпускай. Он проводник. Твоя звезда. Не оставляй его.  - Призрак недовольно поморщилась, где-то в глубине медальона и следующие ее мысли он не слышал:
- Да что происходит с молодняком?! Они все прозорливей и менее наивней... И нет чтоб просто спросить "как делать, что делать, что я за это получу?". И чему их только учат! Нет чтоб послушанию! Как мог он не узнать что здесь, что наверху Амат?! Как мог он не узнать ту, о которой столько мифов? Верховную богиню и начало из начал... Да что с ним?! Что за... Как можно говорить с тем, кто даже не понимает что с ним пытается связаться сама земля... Равнины, горы, небеса и тьма... Пф! Это смехотворно! Это знают все! Все знают про Амат! Это легенда мира! Его рожденье, сотворение! Она же мать богов, начало мира. Что он за человек.... Или ему плевать?! Не чтит богов?! - Могла бы Вит смеяться - рассмеялась бы уже давно, да так, что слышала б округа. Она пыталась воззвать к божественному трепету людей перед верховными, бессмертными, сильнейшими, а тут... - Да что же с ним не так?! - Недовольная, она чуть было не использовала остаток сил вне медальона, но вовремя сдержалась. Ее мысли, благо, парню не были переданы и принадлежали лишь ей. - Живой... Чтож ты не так глуп как те же купцы или искатели сокровищ... - Где-то внутри Вит разрасталась жажда. Жажда крови, жажда жизни. И нет, не вновь стать живой. Жажда его жизни, которую она бы отобрала, забрала, вырвала из его тела. Усилием подавив нарастающее чувство, призрак дала себе и парню несколько минут тишины.

- Найдешь. - Теперь ее слова он слышал. Словно вокруг или внутри себя. Они отчетливо звучали, наполняя зал и его разум, мысли, словно постепенно подавляя неуверенность, сомнения. Голос тек плавно, но уверенно. - Найдешь. Я помогу. Я знаю что с ним. Но сама я сделать это не могу... Я не могу сама. - Минута, тишина. - Иль не поможешь ты богам, что клятвенно вы люди обещаете служить? Что дали жизнь и хлеб вам? Что хранят вам жизнь? - Вит медленно вещала, постепенно, но вдруг "божественный" глас дрогнул, изменился. Он стал серьезен, холоден, жесток. Словно вокруг сгустилась тьма, а по стенам с доспехами прошелся иней. Казалось воздух даже напрягся, затрясся и вокруг все содрогнулось.  Или это лишь толчок в сознании юнца? - Кто я?! Как мог меня ты не узнать? Как?! Я даровала вам ту землю по которой ходишь, свет солнца и луны! Я освещаю путь, дарую жизнь, ночью тьму! Ох, как смертные вы заигрались... Не просто обокрали священных храм той, что даровала вам возможность жизнь путем своей же смерти, а еще и не признали! Ни капли уважения! Как же вы можете считать себя заслуженными жизни после всех таких утех? Неужто и тебе плевать на дар богов и наше благосклонное влияние? Но помни - все мы можем умереть. Даже боги знают что такое смерть. Но смерть у нас иная. За гранью у богов хранятся силы, да только не всегда они дают возможность вернуть реликвию. - Минута, пауза. Пусть думает. Не все же лить на парня с горяча божественного возмущения. Внутри кулона губы Вит тронула улыбка и "глас" богини потек чуть тише и добрей: сменился гнев на милость. - Я не могу сама вернуть себе спокойствие, баланс, пока камня нет на месте. Он был истоком... И я знаю где он. Далеко. Но он силен. И может случиться много бед. Разве я зря дала вам возможность ступать по лесам, равнинам и полям? Неужто ты не откликнешься помочь? Я ведь хочу баланса, а не зла. Спокойствия. И чистоты ума. - Вит вновь взяла паузу для парня. Ее призрачные пальчики хотели уже коснуться его сознания, тянулись и настойчиво крались, да только стоит ли тратить силы так? Да, она может потушить поверхностный мыслительный пожар, да только сил еще поднакопить необходимо для большего. Еще разок. Он юн. Он чист. Он рыцарь. Так ведь? Значит у него есть кодекс. А идти против богов, молящих о помощи после предательства... Как может юный светлый отказать, когда намерения богов чисты и праведны? Вит снова улыбнулась в глубинах амулета. - Мое имя ты знаешь сам. С пеленок. Ведь наверняка рассказывали. Я прощаю что ты не узнал меня. И понимаю, что изображена бываю в разных человеческих телах и изваяниях. Но помощь мне твоя нужна. Возьми кулон, тот амулет что положил... Не зря он путеводная звезда. В нем силы. Сотри с него слой пыли и назови. Назови его... - Его! Дада, теперь она вещала что имя есть у медальона. А что же делать. - Назови его. Вит... И он покажет путь. Вит... Вит. - Одно и то же слово повторялось в сознании юнца так мягко, словно имя малыша, словно простое слово, эпитет, или лавка старого купца. - Вит... Вит... - Ему оставалось только повторить. Постепенно голос призрака в мыслях парня угасал, оставляя лишь след и понимание того, что юному рыцарю нужно просто вторить "Вит". Ну а что может случиться от простого слова? Вряд ли разверзнется земля или обрушится потолок. Обыденное слово. Лишь слово. Он говорит - все целы. Просто слово. Это же проще простого. Губам оставалось только повторить, пусть тихо или совершенно неслышно. Она услышит. Главное - произнеси.

+1

12

"Амат...Конечно я слышал о тебе, творец всего живого, творец тьмы и света, зла и добра... Мать богов, хранительница жизни. Твои имя чтят во всех домах, твоему величию строят храмы и септы и тысячи жрецов почитают тебя. Вот только что-то здесь не так - времена великих войн законченны, и добрые твои сыновья одержали вверх над злом. Не думаю, чтоб они забыли о свой матери, оставив ее усыпальницу забытой."
Действительно, все это казалось какой-то ловушкой. Возможно, он действительно не признал в изваянии матерь богов, но разве за столько лет существования этой усыпальнице не появились чемпионы ее сыновей или ее собственные почитатели? Как могут смертные, посвятившие свои жизни богине, забыть про это место.
Конечно, так быть не могло - возможно, Магнус сам не отличался набожностью, но...
"Постой-ка... Быть может, это испытание, чтобы проверить мою решимость, мое стремление. Проверка, достоин ли я быть рыцарем? И если да, что ждет меня в конце этого испытания. И что будет если я откажусь"
Юноша усмехнулся, смотря на медальон и вслушиваясь в голос в своей голове. Сей голос робко подбирал слова, переходя то гневный отклик, то на нежный ропот, но цель его была одна - склонить юношу на поиски украденной реликвии. Как мог он, смертный, отказать ей, ведь если это правда и он прогневает мать добра и зла, то можно ждать беды. Не для себя, а для всего людского рода.
Но то, что тут забыта сама Амат никак не верилось. Да и если разграблен был сей храм, то почему остался этот медальон.
И снова он взглянул на него, и тут же в голове стал слышится глас ""Вит" и повторялся раз за разом, все тише, тише, пока совсем не угас. Должно быть, некое заклятие, что пробудит часть сил Амат, или чего страшнее, для помощи в поисках артефакта.
Он снова схватил медальон, подняв свой взор к небесам. Но боги оказались безучастны, давая юноши возможность самому выбрать свою судьбу и, может, судьбу мира. Пусть будет так, и пусть простят его за это боги и смертные.
Сжав кулон в своей руке, он тихо прошептал - Вит

0

13

Вит уже давно могла считать все мысли парня, если бы... если бы были на то силы! Она пролежала в этом забытом богами месте несчитанное количество часов, а может дней, лет - кто знает. Но то, что ее силы и во время ее появления здесь были исчерпаны предательством их братии  и последующим боем, так это точно. Призрак берегла все это время силы для одного - она надеялась, что сюда когда-нибудь заглянет темный душой и телом маг, желательно перешедший за грань жизни, как тот, старый ее компаньон... Даже призраки умеют уважать и принимать нежить, создавать дуэты лучшие из всех. Если б Вита могла, то наверное бы даже тосковала по тем временам, а может так и было, однако об этом не сейчас.

Когда парень вновь взял медальон, призрак словно ощутила прилив сил - она слишком долго этого ждала. - Давай.... Ну... Назови.. Скорей... - мысленно говорила сама себе она. Она знала - он взовет. Он человек, он смертный, он верит в богов и боится их гнева как и все живые. И пусть многое не состыковывалось, не срасталось, разве она должна перед кем-то оправдываться или находить причины, почему это маленькое святилище забросили? Возможно, даже потому, что храм был осквернен, а служители все перебиты и прах их тел давно уж разнесен по коридорам наверху.

И вот! Возвал, назвал! И Вит должна была, как запланировала, медленно явиться, сдержав себя, спокойно обуздав. Появиться прям на его глазах, сыграть, что она та о ком вещала, что он - спасители, а не осквернитель. Что он поможет ей, она - ему. Дуэт споют и будет счастье всем вокруг, нетолько им. Отправятся вдвоем на поиски, найдут и время вместе проведут, она его узнает, а потом, когда он будет верить ей и чувствовать себя спокойно, она его убьет. Убьет! Убьет! Убьет!! А может просто волю до конца подавит и будет управлять? Все мысли рыцарю вселять? О нет! Убьет! Убьет! Убить... Сейчас!

Вит сорвалась.

Как только артефакт залился легким светом серебра, как будто изнутри течет искристая вода, оттуда, из него стала выходить она. Юна, прекрасна, только призрачна, прозрачна! Девице было лет не больше двадцати, а тельце призрачное прикрывало платье. Вот, все что мог парнишка проследить, не больше. Лицо? Хм, вы представляете себе лицо девицы, что ярость, жажда и жестокость обуяли в миг и кинуться на вас она решила? Так вот, тут что в этом духе, только хуже и страшней.

Взревев словно баньши, Вит вырвалась из медальона так мгновенно и ринулась прям на него, что уследить за цветом глаз, длиной ресниц и прочим было невозможно. Она хотела только одного - убить! Сейчас и здесь!! Сейчас! Убить! Убить!

Он была так близко, близко... Еще чуть-чуть, один рывок. Ведь медальон откуда вырвалась она по его зову был в его руке, а это меньше метра, даже полуметра! Вит ринулась. И руки призрака обвили пальчиками шею парня, и хваткой смерти обожгли её в момент.

Вит забирала жизнь. Его. Уже сейчас.

- Я выпью! Выпью жизнь! До дна... - Вот это парень уже слышал. А тон был бешеный, несущий наслаждение и смерть. Глаза холодные как лед, но страсть жестокости в них била непокорной жилкой. "Богиня" забирала силы все, что были у него до встречи с ней и не вернутся скоро, а может  даже никогда. Сейчас она должна была увидеть то, что видела не раз. Как кожа морщится, словно бумага после "жарки", глаза то гневаются, то поют мольбы о мире и пощаде, а жизненные соки покидают обладателя меча и лат. Еще немного и она выпьет всё, действительно до дна. Обычно в те моменты жертва пребывала в шоке или билась с ней за жизнь, а иногда просто сползала наземь как игрушка...

Отредактировано Вита (19-09-2015 16:52:05)

+1

14

И после слов его таинственное свечение стало пробираться сквозь древний медальон, и каждое мгновенье сильнее становилось, как будто теплилась в нем чью-то жизнь. Но вместе с тем и странный холод пробрал вдруг юношу сквозь ткани и железо - и то бы необычный холодок - могильный холод, пробиравший не столько тело, сколько душу. Затем из медальона, нарушая все мысленные законы бытия, подобно некому ручью, из медальона стала вытягиваться серебряная дымка, клубясь буквально в шаге от искателя и обретая форму. Понемногу рой магических, а, может быть, и божественных частичек превратился в призрачный силуэт молодой девушке, покрытый легким платьицем. И силуэт сей был слишком бледен, был прозрачен и именно он веял тем холодом, что сковывал эмоции воителя. Он с тревожным чувством пытался осознать, так что же он наделал, осматривая божественного вестника... Но стойте, коль здесь она, чтобы помочь, то почему лицо ее скривилось в гримасе ярости сродни безумию. И рыцарь вдруг все осознал, увы, лишь до мгновенья, когда в залах раздался невыносимый, дотошный, вырывающий глубинные кошмары из памяти крик.
Оглушенный, потерявшийся себя в зале, авантюрист подвергся нападению. Не осознавая, что происходит, рыцарь попытался было дать отпор, но все усилия его вдруг оказались тщетны - не сразу понял он, что это были объятья смерти, душившие не тело - душу. "Я выпью! Выпью жизнь! До дна..." Он видел в ее глазах безумный голод, видел тот оскал, вселяющий ужас не меньше крика. И он чувствовал, как силы покидают его тело, но сила воли не давала ему запаниковать иль сдастся слишком просто.
Он не мог физически подействовать на призрака, но ведь их можно победить, он знал. Но как? Пока лишь он усилием мысли пытался не дать выпить его жизнь в одно мгновенье, но рано или поздно она иссушит его, оставив безжизненное тело здесь. Такой конец искателя не мог позволить для себя... Но что? Как можно победить?
Призрак..нежить...обман смерти, нарушение божественного цикла. Конечно! Пытаясь на задворках памяти найти забытые уроки скучных септ, он уверенно взглянул в ее глаза и начал читать молитвы. Казалось, как могли они спасти воителя, но он уверен был, что смогут. Молитвы об изгнание злых духов - чем призрак сей не он?
-Имир, создатель наш, хранитель света, смиренно я взываю к могуществу и мудрости твоей. Даруй мне силы развеять тьму, что... - он запнулся, все ближе была его смерть -...что поглотила это место. Даруй мне мудрость, чтоб не потерять рассудок от ужасов. Наполни тело мое светом, позволь нести его как твое знамя... -Он затаил дыхание, закрыл глаза - поможет или нет? Второго шанса быть не может... -Во имя света, я приказываю тебе вернуться во тьму, злой дух! Во имя Имира, я изгоняю тебя!

0

15

Вит думала он будет биться с ней мечом, будет стараться магией ей навредить, но нет... Сначала был ужас, страх и полное непонимание, но после вдруг в глазах взревела жизнь и воля, желанье жить, бороться за себя. Но призрачная дева не отставала, она не сдаст назад. Не здесь и не сейчас. Уж слишком долго она жаждала шанса, ждала питания, ждала чьей-то жизни.

И постепенно жизнь, что она тянула, все больше сопротивлялась, она ей не давалась. Лишь часть призрак выпить смогла, наверное даже большую часть, но вторая с ней сражалась. Словно ошпаренная кошка, призрак с визгом и ревом, сотрясающим стены, оторвалась от жертвы и бросилась в сторону интуитивно, стараясь спрятаться, спастись от молитвы.

- Нет! Ты не смеешь! Хватит! Прекрати! Не смей! - А медальон, почувствовав зов своего хозяина, начал затягивать Виту вновь, назад, во тьму, домой. И хоть желанье рыцаря было сформулировано не так четко, он точно дал понять чего желает, а желал он чтобы Вит вернулась во тьму. А в медальоне для нее была лишь тьма. - Нет! - Призрак в последний раз дернулась в сторону юноши, левой рукой касаясь его щеки, словно смерть прошлась рядом. Он исчезала, скрывалась в медальоне и прежде чем исчезла там совсем, её призрачные пальцы "царапнули" медальон и скрылись внутри.

- Нет! Нет! Так не может быть! Он мой! Я выпью жизнь! Я выпью!! - Вит билась в медальоне словно запертая в клетке. - О нет... Не уходи... Не уходи... Я помогу. ты знаешь. Я не наврежу... - Приятный голос сорвался снова на рев и визг. - Убью! Нет... Нет.. не уходи. Я помогу! Я обниму... Я обниму... И... Осушу до дна!! - Призрак бесновалась в своей клетке, желая выбраться наружу. - Позови... - её голос становился тише, словно она утопала в медальоне, так, во тьме...

Отредактировано Вита (14-10-2015 15:22:30)

+1

16

Он видел ее страх, он чувствовал, как начинала паниковать посланница богов, на деле демон, призрак...нечисть. Вначале она удвоила свой пыл, и Магнус чувствовал, как близко к смерти он, мог чувствовать взгляд богов и видел свет богов. Но продолжал бороться, взывая к свету и Имиру. Затем она вдруг в ужасе оторвалась от рыцаря, вновь сотрясая стены своим визгом. И юноша упал на четвереньки, но произнес последние слова. И демон, что так желал млодую душу испить, вернулся обратно в медальон, издав последний стон, в последний раз оскверняя мир своим гласом, хотя она цеплялась за рыцаря, за артефакт. Но магия была сильна...
Вот только магия ли?  Обычно жрецы описывали свою божественную магию как силу, что наполняла тело, крепила дух и защищала разум. Но Магнус ничего такого не заметил - напротив, он был как будто иссушен. С трудом он чувствовал холодный пол, с трудом пытался тело заставить шевелится. В глазах мутнело и расплывалось. Но он был жив...
Жив не из-за бога, что, видно, бросил юношу на произвол судьбы. Иль просто не заметил? Неважно, бог ли то, или судьба, а может сила самого искателя, но он был жив и был он победитель. В руках же томился медальон - теперь он знал, что сей камень - темница зла, куда запрятан демон, света враг.
С трудом поднявшись, закрыв сознание от голосов, что в последней надежде пытались снова заставить призвать демона, срываясь в гневе, ибо знали, что шанс их обречен, он положил темницу на алтарь, достав свой меч и занеся его для мощного удара. Но стой... Быть может, так он лишь сломает ее путы, освободив навечно. Нельзя так было рисковать. Но и оставлять его нельзя. Что делать?
Конечно. Храм. Ведь жрецы богов, и их воители, паладины, наверно знают, как демонов сражать... Они решат судьбу сей девушки - быть может, не зло она совсем. Быть может, совращенное дитя. Тогда служители Имира помогут ей обрести покой. Решено!
Взяв медальон с собой, он отправился наверх, подальше от проклятого места, что звался храмом... Не обращая внимание на грозу, на жуткую усталость, он поскакал в ближайший город.

Спустя три дня с того момента в один из храмов вошел не местный воин. Геральдика его говорила, что воин был из герцогства, чьи земли простирались на западе. Имя он не назвал, но отдал жрецам храма какой-то артефакт, сказав, что этот медальон - темница призрака иль демона, точнее он не знал. Просил не слушать голоса, что обещали обычно ложь, и быть готовым к ярости жильца сей обители. Он отдал слово призыва, написанного на клочке бумаге, в руки, как и молитву изгнания, и ушел. С тех пор о нем никто не слышал, а артефакт забрал один из настоятелей. И ныне судьба кулона опять покрылась тайной

0