http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » О рыцарских поступках и их последствиях


О рыцарских поступках и их последствиях

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://pre00.deviantart.net/76d1/th/pre/i/2010/340/8/1/in_the_woods_by_charlottethederanged-d34d4q0.jpg


Участники: Кастилий и Зираэль
Место: Рузьянские леса
Предыстория: Ночь. Пустынная дорога среди темного леса. Юный священник держит путь в одиночестве, не подозревая, какой насыщенной окажется для него эта ночь.

0

2

Местные предупреждали о том, что ночью этим путем идти не стоит. В последний месяц здесь пропало несколько человек. Некоторых нашли мертвыми недалеко от тропы, другие исчезли, видимо, навсегда. Те же немногие, кто пережил ночной переход, ничего такого страшного рассказать не могли, даже наоборот, удивлялись тому, как спокойно все было. Такие истории не пугали Кастилия, напротив, они - по его части. Священник был уверен, что здесь не обошлось без темных сил, а потому считал своим долгом все проверить и устранить опасность для людей. Он выдвинулся на закате, хотя его и не радовала перспектива провести ночь в дороге, другого пути он не видел. Что-то на этой тропе происходило и происходило исключительно ночью, да и то не всегда.
Кастилий двигался в темпе, но и не слишком спешил. Он с прищуром вглядывался в темень за деревьями и внимательно вслушивался в каждый звук. Не было ничего кроме теней деревьев и шума ветра. И пусть причудливые изгибы веток могли бы сойти за когти и зубы чудовища, а шелест листьев – за его рычание, это было далеко не то, чего ждал вооруженный священник. Начинало казаться, что вылазка пройдет безуспешно, но расслабляться было еще рано. «Зло всегда бьет в тот момент, когда ты этого меньше всего ждешь» - вспомнил Кастилий слова учителей и неосознанно положил правую руку на рукоять меча на поясе.
Так, не теряя бдительности, он шел несколько часов. Глаза стали уставать от постоянного напряжения, а лесной шум уже, казалось, звучал в голове священника. Пора было устроить привал, отдохнуть, перекусить. Кастилий уже думал о том, целесообразно ли будет разводить  костер в его ситуации и как надолго он может привалиться, как его взгляд выхватил что-то выбивающее из привычной картины. Он не сразу разглядел движение в темноте среди деревьев и поначалу решил, что это снова игра теней. Но затем в лунном свете он разглядел достаточно четкие человеческие (по крайней мере, на вид) силуэты. Недолго думая, священник обнажил меч и направился к силуэтам. Кастилий старался прятаться за деревьями и двигался осторожно, так чтобы создавать минимум шума. Только взволнованное дыхание могло бы его выдать, если бы не ветер, так любезно уносящий все звуки прочь. Впрочем, это работало в обе стороны, и сам Кастилий тоже ничего не мог расслышать.

+1

3

Авторы замечательной сказки о Красной шапочке, наверное были бы очень расстроены, узнав, что, несмотря на их повсеместно известное произведение, девочки продолжают в одиночку разгуливать по темным лесам, полным чудищ, желающих девичье плоти и крови. Пусть с тех времен прекрасные создания научились неплохо орудовать клинками и носить с собой на прогулки ни много ни мало целый оружейный склад, но и чудовища в своем развитии на месте не стояли. Все чаще путниц на дорогах встречал никакой не волк в бабушкином берете, а самый настоящих свихнувшийся оборотень, утративший свою человеческую форму. А такие встречи, как известно, даже у самых грозных охотников редко кончаются счастливо... 
На разве какой-то там волколак способен остановить девушку, которая куда-то спешит? Что за вопрос, разумеется, нет. Особенно, если она как раз принадлежит к тем, кто таскает с собой оружие в комплекте с неподъёмной ношей самоуверенности. О ком же речь? Да вот о той милой дроу, что бредет по полночному лесу, насвистывая и наслаждаясь такой прекрасной ночью. Где-то в глубине леса ухают совы, воют на красавицу луну волки, а цикады, ночные сменщики соловьев, выводят на лапках-скрипках свои трели. В воздухе пахнет свежестью и сыростью. Приятный дитю Рилдира сумеречный свет падает на темную кожу, наконец избавленную от ткани плаща, освещая ее так, что она мало чем отличается от светлой. Ночь уравнивает права, выступает против различий и дискриминации. В ее свете дроу ничем не отличается ни от своего лесного, ни от сумеречного собрата. Но путница любит ночь вовсе не за это, а то, что можно немного отдохнуть от назойливого солнца и расслабить уставшие за день глаза. 
Но сегодня у дроу явно был плохой день. Вместо приятной прогулки под луной наедине со своими мыслями, ей предстоял страстный танец с неизвестно откуда возникшим упырем. 
Создание ночи не тратило силы и время на то, чтобы понять кто перед ним - "свои" или слуги Имира. Он, раскрыв огромную пасть, продемонстрировал ряд ужасных клыков и удивительную вонь изо рта. 
-Дружище, я не стоматол... - завела было песенку девица, как чудище, растопырив когтистые пальцы, бросилось прямо на нее. 
В голове эльфки что-то щелкнуло и мир стал до крайности простым и будто бы двумерным. Все перешло в полную власть инстинктов и рефлексов. 
Если на тебя бежит враг, нужно уклониться, в процессе вытаскивая клинки из ножен и встать в стойку, приготовившись контратаковать, как только упырь кинется снова. Это и произошло. Мерзкие кривые клыки щелкнули в районе девичьего плеча, а клинки... Клинки впустую прорезали воздух, где мгновение назад стояло чудище. Новые броском ужасный вампир целил прямо в белокурую голову, неизвестно как оказавшись у убийцы за спиной. Резко разворачиваясь, дроу один мечом отразила удар, а вторым снова, но уже быстрее, постаралась задеть брюхо монстра. И снова мимо... Злобной бестией упырь визжал и кружился, изматывая свою жертву. На эльфийке начали появляться первые капли крови, сочащихся из легких, но все таки ран, когда ее глаза случайно поднялись к небу.
Чертово полнолуние! Теперь ясно, почему этот гад такой сильный...
Упырь, казалось, с каждым ударом набирался сил. Его укусы и удары лап становились все сильнее и точнее, дроу все больше думала о защите, понимая, что нападение почти невозможно. Единственное, что ей удалось за все время боя - вывести из строя одну руку упыря, выиграв для себя короткую передышку. 
Рилдир, я не справлюсь с ним. Как же, черт возьми, не хочется умирать...
Дышать становилось все тяжелее, первая капля пота прокатилась по лицу от лба до подбородка, а боль в изодранном ударом когтей плече становилась все сильнее. Медленно, но верно, дроу уставала, рискуя стать пищей для своего оппонента.

+1

4

С каждым шагом Кастилий все отчетливее слышал, что происходит среди деревьев. Сначала он разобрал непонятную возню, затем понял, что это звуки боя вперемешку с воплями какой-то твари. Кто-то попал в беду, решил священник и сорвался с места, перестав осторожничать. Он не видел врага из-за деревьев, но все же нутром чувствовал, что времени у него немного и важна каждая секунда. И вот через несколько мгновений он вырвался на поляну, где происходило действо. Если бы дроу, попавшая в передрягу в тот момент могла обратить внимание на появление священника, она бы решила, что тот выскочил из какого-нибудь портала, так уж неожиданно он возник. Даже упырь, несмотря на свою усиленную реакцию и нечеловеческую скорость, не смог должным образом отреагировать. Кастилий занес меч над собой и тут же рубанул вниз, намереваясь отрубить упырю голову и первым ударом закончить битву. Клыкастый в этот момент дернулся вперед и удар пришелся на лопатки. От силы удара упырь мордой приложился к земле. Тварь неистово визжала, ведь клинок мало того, что вошел аж до кости, так еще и обжигал похлеще нагретой сковороды. Рана дымилась, и потянуло запахом жареного мяса. Священник не любил причинять страдания, даже таким, не заслуживающим существования созданиям. Он снова поднял меч и хотел было добить упыря, но тот имел свои планы на этот счет. Ударом руки он сбил священника с ног, тот упал на спину и выронил меч. Затем клыкастый попытался подняться, но рана на спине причиняла слишком много боли и он снова повалился. От своих намерений упырь не отказывался и пополз на Кастилия с явным желанием оторвать от него кусок мяса и не один.
-Рилдирово отродье! – не сдержался от ругательства юный священник.
Дабы задержать монстра, Кастилий принялся пинать того по зубастой морде, оставляя на ней следы ботинок. В то же время, в одной руке он копил заряд светлой энергии и, когда тот набрал достаточную силу, метнул его в упыря. На секунду яркий луч озарил лесное пространство, ненадолго ослепив, успевшие привыкнуть к темноте глаза священника и уж тем более дроу. Пожалуй плата в виде кратковременной слепоты – ничто по сравнению с тем, что испытывал в тот момент упырь. Светлый луч пронзил его, оставив ожоги на лице и спалив глаза. Монстр стал издавать ужаснейшие звуки, размахивая при этом беспорядочно руками. Кастилий вскочил на ноги, поднял с земли меч и, подгадав нужный момент, одним взмахом снес крикливую голову с плеч. Обезглавленное тело еще немного дергалось в конвульсиях, прежде чем жизнь окончательно его покинула, только тогда священник смог вздохнуть спокойно. Теперь нужно было побеспокоиться о жертве упыря, если та конечно, еще жива.
-Вы как? – обратился он, приближаясь к той, кому, кажется, спас жизнь.

0

5

Из огня да в полымя... 
Поставь любого из прислужников Рилдира перед выбором - сражаться с сумеречной дрянью в полнолуние или оказаться раненым на попечении человека, чей меч просто сжигает дотла темных существ, он просто перегрызет себе вены на руках, потому что оба варианта это верная смерть. Не было еще в истории Альмарена таких случаев, когда заметив, что темная дама очень недурна собой, рука паладина дрожала, и он со слезам на глазах отпускал барышню, упуская возможность отделить голову от тела еще одного чудища...
Все возможные варианты мелькали в голове дроу с чудовищной быстротой. Бежать? Ага, только если ползти, оставляя за собой кровавый след. Быстро пристрелить паладина из арбалета? Чертова бабушка, рука не позволит сделать это так быстро... Оставалось всего два варианта. Первый - понадееться на лунный свет и прикинуться лесной или хотя бы сумеречной эльфкой, с которых спрос меньше. Второй, по возможности навешать лапши о том, что она, бедняга, в изгнании за свою тягу к свету и Имиру. Оба варианта были такими унизительными, что гордая, но глупая дроу решила выбрать смерть, но не предательство своего народа и бога. 
Алые глаза яростно взглянули в лицо спасителя и... И где-то в небе заиграла It must have been love, а вокруг начали порхать разного рода купидоны и ангелочки с перепончатыми крыльями и арбалетами в руках... В общем, случилось то, что случалось с девицей примерной раза два месяц - вечная и трогательная любовь с первого взгляда. Вот уже и смерть не казалась такой страшной, потому что просто не верилось в то, что человек, которого дроу так любила, может вонзить в нее свой обжигающий меч (нет, конечно, в одном смысле может, но только лишь в нем). В воображении эльфийки они с прекрасным незнакомцем уже обустроили домик где-то на окраине леса, она родила с десяток прекрасных паладинят и с упорством нимфы готовит мужу борщи и запеканки из мухоморов. 
В общем, чего только в ушибленную голову не придет... Но главное не это, а то как талантливо блондинка изобразила всю эту гамму чувств на своем лице, видимо, отбирая в этом года оскар у несчастного ДиКаприо. 
Сначала яростный взгляд стала мутным и задумчивым, а потом девушка, пошатнувшись, стала падать на колкий покров темной травы... 
- Мне кажется, - хрипло произнесла дроу, - меня сильно ранили... Укус на бедре... И плечо больше похоже на недоделанную отбивную. Пожалуйста, умоляю, не бросай меня...
Стоит уточнить, что при любых других обстоятельствах девушка бы просто достала из своей сумки нитки, иглу, спирт и, попивая последний, спокойно бы сама разобралась со своими ранами. Но пока выгоднее и для жизни, и для продолжения знакомства со своим спасителем было притвориться, что два клинка вообще непонятные валяющиеся железяки, которые неизвестно с какой стороны держать надо, а раны так страшны и опасны, что юная девица вот-вот истечет кровь и умрет прямо в сильных руках паладина. 
Откуда такое притворство и лицемерие? Все просто, точно так же, как нет мантихоры, которая не высосет из жертвы мозги и не пожует глазные яблоки, нет и паладина (ну а кем еще может быть мужик с огромным горяченным... кхем... мечом?), который пройдет мимо умирающей женщины, будь она хоть демон, хоть сама невинная Артемида, раненная на охоте. Сначала отважный воин света выходит и вылечит страдающую девицу, а потом беспощадно зарубит, окажись она темной, ибо в этом ханжестве и есть вся сущность света и его прислужников. 
И вот сейчас, истекающая слезами и кровью, теряющая сознание и глубоко дышащая пышной грудью девушка думала лишь о том, как бы подольше продлить свое умирающее состояние (уж не выпить ли незаметно слабого яду?..) и поэффективнее им воспользоваться.

0

6

Бедной жертвой упыря оказалась эльфийка, причем эльфийка с необычным цветом кожи. Кастилий ранее так близко не видел эльфов даже с обычным цветом кожи, а тут ему встретилась такая замечательная представительница дроу? Или все же сумеречных эльфов? Священник прекрасно понимал, что выбор тут небольшой и в то же время довольно значимый. Окажись она дроу, ее исцеление станет, возможно самой большой и скорее всего последней ошибкой Кастилия, однако если он убьет сумеречную, то возьмет на себя тяжкий грех. Вот тебе и выбор. Можно было, конечно, просто спросить, но совершенно очевидно, что в обоих случаях ответ был бы один.
Дилемма отошла на второй план в тот момент, когда девушка жалобно простонала, моля о помощи. Тут же Кастилий расставил приоритеты, решив: сначала лечим, а потом думаем калечить или нет. Он убрал меч в ножны (благо вытирать клинок надобности не было: кровь нечистых сгорала дотла), затем склонился над девушкой, осматривая рану на плече.
-Лучше отвернитесь, - священник решил, что дама может не выдержать нелицеприятного зрелища, совершенно не подозревая, что та видит такое чуть ли не каждый день,- Сейчас будет немного больно, - предупредил Кастилий.
Он сразу заметил клинки, лежащие возле девушки, и не мог не отметить некоторое несоответствие в поведении эльфийки при наличии у нее такого оружия. Но, опять же, размышления об этом – потом. Священник взял  в руки один клинков, попутно оценив, то как удобно он лег в руку и насколько хорошо выполнен, затем подвел оружие к ране и ловким движением выковырял зуб упыря.
-Так. Вот и все… - болтливость не была для священника характерна, но он привык успокаивать разговорами раненных во время лечения, вот и комментировал каждое свое действие.
Теперь оставалось только немного светлой магии. Бросив клинок с зубом на землю, Кастилий поднял ладони над раной и стал нашептывать что-то себе под нос. Следы укусов затягивались неохотно, и это было странным: священник потратил на упыря совсем немного сил. Тем не менее процесс шел, пусть и медленно, а от того несколько болезненно, все же так в разы лучше и намного быстрее, чем применять хирургическое вмешательство. Пока же рана затягивалась, Кастилий, не прерывая молитвы, с интересом рассматривал эльфийку. Ее чудные заостренные уши, неестественно пепельный цвет кожи и глаза цвета свернувшейся крови – все это было в диковинку для юноши.
-И как же вас угораздило в столь поздний час оказаться в этом лесу? – тему для начала беседы долго искать не пришлось.

Отредактировано Кастилий (12-07-2015 22:53:20)

+1

7

Увидеть тень сомнений в глазах паладина с мечом, на котором только что просто сгорела кровь упыря, было более чем страшно. Тут даже вселенская любовь не могла удержать дроу от мысли все-таки быстренько уползти подальше. Успокоить себя удалось лишь тем, что все святоши слишком благородные, чтобы убивать безоружного. Значит перед казнью, мужчина обязательно вручит ей ее любимые клинки. А уж имея их в руках можно было и побороться...
Рилдир, кого я обманываю... Он меня просто поджарит. 
К счастью для маленькой глупой дроу, паладин тоже оказался туповат, поэтому все-таки преступил к лечению. Его большие теплые ладони легли на холодную, подобную граниту кожу, и эльфийка, даже находясь на таком близком расстоянии от разоблачения, вздрогнула от вновь нахлынувшей похоти любви. А когда на эту же кожу излился поток светлой магии, девушка готова была просто таки плакать, то ли от смеха над нерадивым спасителем, то ли от боли. Магия жгла, неохотно заживляла, попутно высказывая все, что думает о шикарной идеи своего хозяина лечить дитя тьмы светлой магией. Поскольку дроу все-таки не являются какими-нибудь жалкими упырями или бесами, да и не столько в них тьмы, сколько в демонах, рана все-таки затянулась и девушка вздохнула в облегчением, поняв, что ее разоблачение откладывается скорее всего до рассвета. 
Столкнувшись с заинтересованным взглядом священника, блондинка вновь испытала спазмы, вызванные отчаянной борьбой сердце (или все-таки не его...) с головой. Мозги, которые таки имелись в прелестной головке, вопили: "Оставь все, бегии, просто бегии! За оружием можно вернуться позже. Вряд ли такой праведный хрен решит его украсть".  Сердце же, прикинувшись чуть ли не совестью, вещало: "Как бежать? Он спас нас! Мы должны ему заплатить. Жаль, что при себе ни копейки... Ах, придется расплачиваться натурой". К сожалению, эти два органа были не единственными в хрупком эльфском теле. А пока они были заняты споро, к рулю подошла госпожа желчь, не знавшая ни здравого смысла, ни теплых чувств.
-Чего ты так смотришь? За спасение, конечно, спасибо, но грудь не покажу, - скривилась в усмешке девушка. - А как я здесь очутилась. Очень все просто. Мама послала бабушке пирожков отнести. Вместо шапки красной, правда, дала пару клинков, умная ведь женщина. А тут раз, упырь, полнолуние. В общем, сожрал он пирожки моей бабули, да еще и меня в придачу хотел. 
От такого монолога и сердце, и вся серая жидкость в дроу недоверчиво застыли, а потом махнули на нее рукой, готовясь к немедленной капитуляции. Теперь ни бежать, ни дальше играть раненую лань не было никакой возможности. Оставалось надеяться, что паладин тоже будет настроен на шутки, или хотя бы на то, что выберет для дроу какую-нибудь быструю смерть. 
- А вообще, обычно хорошие мальчики знают, что нужно сначала представиться, а уже потом задавать вопросы, - снова неожиданно для себя выпалила дроу, и чтобы хоть как-то сгладить ситуацию, поправилась, - Меня, кстати, Зираэль зовут. Правда, спасибо тебе за помощь
Наверно, у паладина создалось ощущение, что упырь повредил Ласточке еще и голову. Ведь со стороны весь ее монолог выглядел так, будто сначала лебедь умирал-умирал, потом обратился в шипящую змею, а после стал пушистым добрым кроликом. В общем, были у мужчины все основания полечить девушку еще...

+1

8

Такой резкой смены настроения от девушки Кастилий ну никак не ожидал. Он конечно слышал, что эльфы высокомерны и лицемерны, но не настолько же, чтобы хамить сразу после того, как получил помощь. Чувство юмора у юного служителя бога осталось вместе с бросившими его родителями, а потому шутку он никак не оценил.
-Я не…  - хотел было начать оправдываться юноша, но девушка осыпала его новой порцией колкостей и упреков, благо хоть под конец додумалась поблагодарить.
-Простите мне мою рассеянность. Меня зовут Кастилий, покорный слуга бога нашего, Имира. – представился священник, когда ему все-таки дали слово.
Кажется, барышня своим неуравновешенным характером дала все основания полагать, что она дроу. Священник был совсем не рад придти к таким выводам, но жестокие реалии жизни не считались с желаниями людей, посылая им все новые и новые испытания. И хотя, пока девушка не дала никакого повода к тому, чтобы ее покарать, Кастилий уже представлял, как пронзает ее своим клинком. Так уж он воспитан.
«Будь милосерден. Но, когда имеешь дело с тьмой, единственное милосердие, которое ты можешь проявить – уничтожить ее, как можно скорее» - прозвучали в голове священника слова его наставника.
Кастилий решил вернуться к насущным проблемам, чтобы отвелчься от мрачных мыслей.
-Нужно развести костер, - сухо сказал он.

+1

9

Что же чувствует зверь, загнанный в ловушку? Ему нельзя бежать, потому что это только раззадорит поджарых гончих. Его острые зубы ничто по сравнению со стрелами охотников. Никого не разжалобит вид его пушистого брюха. Загнанный зверь чувствует холодное дыхание смерти у себя за спиной, и нет для него других решений, кроме как ждать, пока чья-нибудь милостивая стрела унесет на своем острие его жизнь. 
А как насчет игрока в карты, где ставка ни много, ни мало его жизнь? Вот от него уже зависит очень много. То насколько быстро он сможет прочесть скользнувшую во взгляде собеседника мысль, какую карту он положит на стол и насколько верно произведет расчеты. Но даже будь он великим мастером своего дела, ему не отделаться от навязчивого хохота госпожи Фортуны за спиной... 
В каком же из этих двух положений находилась дроу? Видимо, волка, решившего на охоте перекинуться в картишки с охотниками, поставив на кон свою шкуру. 
Конечно, можно было сто раз убить или ранить паладина, вылечившего Зираэль руку. Достать арбалет, пустить болт и бежать сквозь темный лес куда-то далеко-далеко... Что же мешало? Во-первых, в этом не было никакой выгоды. В полнолуние весь лес кишит монстрами, которые в сто раз опаснее пока что нейтрально настроенного священника. Во-вторых, если девушке и была чужда благодарность, то мужики с огромными мечами были исключением из этого правила.  И из-за размера меча, и из-за их симпатичной наружности. Но что же было делать в таком случае? Зираэль прочла в глазах своего нового знакомого то, что он понял, кто она есть. А предложение развести костер восприняла, как желание убедиться в этой догадке и завершить этим костром то, что начнет обжигающий меч. 
Рука потянулась арбалету за спиной, но дрогнула, и тело маленькой дроу, будто бы переняв этот импульс, задрожало в истерике. Тем временем, паладин, не ожидая помощь, ловко и быстро развел тот самый костер. На земле образовался круг свет, шагнуть в который для темной эльфийки значило сдать себя со всеми потрохами. 
Да что за черт?! Пробей ты ему уже голову своим сраным болтом. Ты их не для красоты таскаешь.
Кастилий, глупый, наивный, добрый и смешной паладин, сидел спиной к оставшейся во тьме леса дроу. Убить его мог даже ребенок. Любой, черт возьми, калека мог подойти и стукнуть его по голове. Что же за Рилдирова сила мешала Зираэль сделать это? Благородство? О каком благородстве речь, если не так давно она зарезала соплеменников, считавших ее своей дочерью. Благодарность? Эльфка не знала такого слова. Честь? Она не мешала убивать женщин и детей.  Лихорадочно перебирая все, что такого мерзкого и светлого могло проснуться в ее душе, Нел'Вир недоумевала. Ничего. Там было также сыро и темно, как и пару часов назад... Что же тогда? 
Это сводило девушку с ума. Черной, взбесившейся тенью она стояла в шаге от света костра. Она знала, что если прямо сейчас не найдет в себе силы пристрелить своего спасителя, ей придется шагнуть в круг и, как эстафетную палочку, передать ему право решать, что делать с ее жизнью. Это было так заманчиво, но так глупо... Время тянулось, как орчья сопля, заставляя Зираэль дрожать все более крупной и заметной дрожь. Наконец, дроу почувствовала, что все сроки раздумий завалены, паладин обернулся к ней, и ей пришлось сделать шаг к костру. Свет жадно кинулся к ней, с хохотом указывая Кастилию на ее темную кожу, распущенные белые волосы, в которых запуталась пара лунных лучей, приглушенно алые глаза, цвета пресловутого, уже всем надоевшего вина. Ну и, конечно, как же свет мог обделить своим насмешливым вниманием брошь в виде паука, которая скрепляла плащ.
Взгляд паладина жег не хуже его меча. Зираэль поймала этот взгляд и судорожно вздохнула, пытаясь унять истеричную дрожь. 
-Вот так вот быть рыцарем. Спасаешь девушку от чудовища, глядь, а она сама чудовище, - пытаясь хоть как-то сохранять насмешливый тон, дроу скривила дрожащие губы в насмешке. 
-Слушай, дай мне хотя бы мои клинки. Воин не должен умирать, как заколотая свинья. Прошу тебя, - окончательно сорванным голосом прошептала эльфийка.
Как она не старалась, от ощущения такой глупой, нелепой казни, на которую она сама же себя и обрекла, избавиться не удавалось. Глаза были мутными от слез. 
После такой смерти Рилдир не возьмет меня к себе... Как, как этот чертов свет смог выжить в моей душе после рек крови, гор трупов и все того, что я отдала тьме?..

+1

10

Немая тишина наступила в тот момент, когда Кастилий сообщил о том, что собирается развести костер. Он не смотрел в лицо дроу, но прекрасно понимал, что с ней должно сейчас твориться. Развязка близка и для одного из них она означала смерть. В такой непростой ситуации священник оказался впервые. До этого все было предельно просто: есть враг, есть Кастилий и есть меч. Но с Зираэль все почему-то обстояло по-другому, среди трех простых переменных появилась еще одна, которую священник даже обозначить толком не мог. Кодекс чести, ставший для богослужителя кодексом жизни, говорил ему, что надо поступить правильно, но это «правильно» никак не сходилось с тем, чего хотел он. Все снова можно было перевести в обычную плоскость. Девушке просто нужно было дать повод: побежать, тогда он кинется следом и, если догонит… напасть, тогда он начнет защищаться и если победит… Нет даже в этом случае, все получалось совсем не так, как хотел того Кастилий. Сердце отчаянно противилось всплывшей в голове картине: лежащая замертво дроу и стоящий над телом Кастилий со своим хваленым мечом. Не хотелось ему, чтобы история закончилась вот так, но мог ли у нее быть другой конец?..
Выбивание из кремня искр, наконец, принесло плоды. Язычки пламени перекидывались с одних веток на другие и вскоре соединились в полноценный костер. Священник, наблюдая за этим процессом, сидел в напряжении. Он ожидал хоть каких-то действий от девушки, пока не решающейся подойти к свету. Кастилий не смотрел на нее, но чувствовал на себе ее взгляд. Напряжение нарастало, но ничего не происходило. Ожидание развязки казалось хуже самой развязки.
«Ну же! Беги… Нападай… Хватит томить, сделай хоть что-нибудь!» - взмолился мысленно Кастилий и все-таки обернулся.
Зираэль, кажется, только этого и ждала. Она сделала всего шаг, но этот шаг перевернул душу Кастилия с ног на голову. Последний луч надежды на счастливый конец погиб, когда первый луч света упал на эльфийку. И без того очевидная правда раскрылась полностью при обличающем свете костра. Лицо священника помрачнело сильнее прежнего. Прямо сейчас ему предстоял трудный выбор: пойти против чести или пойти против воли сердца. Он поднялся в полный рост, встал перед девушкой и посмотрел в ее глаза, будто пытаясь найти в них ответ. На попытку отшутиться Кастилий не отреагировал. Но вот то, что она сказала после…
-Слушай, дай мне хотя бы мои клинки. Воин не должен умирать, как заколотая свинья. Прошу тебя.
Только сейчас Кастилий заметил, как дрожат ее губы, как трясутся ее руки и как проступили в ее глазах слезы. Решать уже было нечего.
-Я не могу… - пошептал он, но обращался совсем не к Зираэль.
Кастилий выпустил из рук клинки и они со скрежетом упали на землю у ног дроу.
-Ты можешь идти… - он хотел что-то еще добавить, но слова комом застряли в горле.

0

11

- Мама, мама, посмотри! Дядя Весемир научил меня правильно держать меч! Гляди, как хорошо у меня получается. Он похвалил меня и сказал, что когда-нибудь я буду великим воином, который победит самого Сельветарма... Мааам? Мама, ты слышишь?..
Женщина в длинном черном одеянии корпела над бумагами в приятной полутьме высеченной прямо в скале комнаты. Ее белые, как лунь, волосы ниспадали на стул, колени и даже пол. Они были распущенными и слегка волнистыми, прямо как у девчушки, что стояла за ее спиной. 
-Ма, знаешь, я хотела рассказать тебе секрет, - малютка дроу устроилась на низеньком стульчике рядом с прекрасной женщиной, - Помнишь того дядю, которого вчера выгнали? Ну туда, где солнышко... Он сказал мне, что есть честные люди, которые могут помочь, даже таким, как мы. Представляешь? Он сказал, что когда он, маленький, по глупости оказался на поверхности один рыцарь на... ну на такой штуке с копытами и гривой, ой, точно, на лошадке, не убил его, а даже помог добраться домой. Видишь. А ты говорила, что они все лживые и двуличинистые. 
-Двуличные, Зи, - внезапно, густым, как мед, голосом проговорила длинноволосая женщина. - И я сказала тебе правду. На самом деле, все эти рыцари, и даже их кони, хотят убить нас или убрать подальше с глаз, как Имир поступил в Рилдиром. Ты никогда не должна вестись на пустые россказни. Свет убьет тебя, как бы сладки не были его речи. Иди и помолись Рилдиру, дочь.
Глаза матери сверкнули ледяной яростью и малютка Зи поняла, что, чтобы не злить мать и своего обожаемого темного бога, достаточно просто забыть про всякий свет, увидеть в нем врага и предателя, отказавшись от детского, но такого правильного восприятия тьмы и света как двух сторон одной моменты, невозможных друг без друга... 

...Кастилий внезапно возник перед девушкой. Вся она сжалась в комочек и замерла. В голову полезли слова матери. "Свет убьет тебя". Сейчас это звучало как пророчество. Свет, внезапно оказавшийся на краешке гнилой души, и свет в образе прекрасного паладина, взбешенного и решительного перед лицом тьмы, как бы прекрасно не было ее обличие. Чудный сюжет для поучительных детских сказок. Дроу во власти чувств со своей никому ненужной рыцарской честью и паладин, снесший ей голову прежде, чем она успела сказать "мяу". Дроувские детки будут просто в восторге, как и их мамы.   
Встретившись взглядом с Кастилием, Зираэль явственно увидела, как ее голова катится по темной траве, пачкая шикарные волосы кровью. Но сегодня, в эту странную, смешавшую все, лунную ночь, блондинке было уже все равно. Гнилое сердце билось, душа трепетала, пока тело било крупной дрожью. 
И вот, предположительно в тот момент, когда решительность в глазах священника достигла пика, он... Он просто взял и предложил девушке уйти, отбросив ее клинки. 
Слезы, огненным озером, закипавшие внутри Зираэль, наконец, хлынули наружу, обжигая эбеновые, непривычные к этому щеки. 
И вот они, прощу прощения за пафос, стояли друг напротив друга. Предавшие все, что было им свято, все, что вкладывали им в голову седовласые учителя и заботливые родители. Чему они принесли такую жертву? Любви? О нет, этой чертовкой тут и не пахнет... Они сложили все, что было им свято и дорого у алтаря собственного пути.
Впервые за девяносто лет темная эльфийка поняла, что никакой бог не может обязать ее убивать тех, кого она хочет оставить в живых. Ни один бог не может заставить забыть о благодарности и чести воина, ни один не достоин ее сомнений и мук. Она будет верно служить Рилдиру, как и прежде, но просто с осознанием того, что без света не было бы и его. Гнили в сердцу не из чего бы было взять свое начало, если были когда-то оно не было маленьким теплым комочком в детской груди. 
-Знаешь, я... - дроу не узнала свой голос, такой он был хриплый от слез и облегчения. - Я...
Никакие мысли не хотели лезть в голову. Весь мир был прост и чист. Такой, каким его видит невиновный заключенный, снятый с плахи до секунду до конца. Такой, каким его видит младенец, впервые открыв глаза. В общем, слов было катастрофически мало, а чувств много. Поэтому ничего Зираэль не оставалось, кроме как прижаться к паладину и зарыдать уже в  голос.

+2

12

«Что ты наделал, Кастилий?» - голос наставника прозвучал явственно, будто тот стоял сейчас в шаге от юноши и наблюдал немую сцену собственными глазами.
Священник вспомнил, когда слышал эту фразу. Еще совсем маленьким, он заигрался и случайно разбил какой-то кувшин. В тот момент ему и задал этот вопрос, со свойственной хрипотцой, рыцарь-наставник. И вот сейчас, когда все, чем жил Кастилий разлеталось на маленькие осколки, как тот кувшин, так не вовремя оказавшийся на краю стола, он снова слышал этот голос, ставший ему родным. К счастью, это было лишь игрой воображения, Кастилий предпочел бы провалиться под землю, чем смотреть в глаза своего наставника в этот момент.

От размышлений к реальности его вернула дроу, которая растрогавшись, зарыдала и прижалась к нему. В этот момент священника должно было свернуть напополам от отвращения. Это же надо, чтобы дитя Рилдира дотронулось до него! Но вместо этого пришли совсем другие чувства… Даже не представляя, какие переживания сейчас может испытывать дроу, священник глубоко сочувствовал ей. Как-то по-отцовски он обнял ее, прижимая еще крепче. Кастилий хотел что-то сказать, но нужные слова никак на ум не шли, да и не нужно было сейчас ничего говорить. Его сердце, еще недавно раздиравшееся от противоречий, вдруг успокоилось. Он понял, что не совершил ошибку. Да, перед ним было темное создание, но сейчас, познав милосердие, оно раскрыло свою нежную и светлую суть, полностью доверившись слуге Имира. А такая победа над тьмой, пожалуй, в разы ценнее победы меча. Как лучик света в пасмурном небе может раскрыться, разгоняя вокруг себя тучи, чтобы открыть миру солнце, так и душа дроу, возможно, после такого встанет на путь искупления и очищения. А может и нет. В любом случае, начало положено, а что будет дальше, покажет лишь время.

Многим это могло бы показаться странным, но к своим годам близости с женщиной у Кастилия не было. Причем близость имелась ввиду в самом буквальном смысле: он никогда даже не прикасался к девушке. Неудивительно, что когда, пусть и через одежду, Кастилий ощутил тепло женского тела, а в нос ударил аромат эльфийских волос, его мужское начало взяло верх, кровь стала приливать к его мужскому концу и  в конце концов что-то крепкое уперлось в бедро Зираэль. Ситуация получалась неловкая. Кастилий почувствовал, как загорелось его лицо от смущения. Нужно было как-то выйти из положения, сохранив достоинство, но как это сделать Кастилий не представлял. Он так и продолжал стоять, обнимая всхлипывающую дроу, надеясь, что та ничего не заметит.

+1

13

Да что вы вообще знаете о неловких ситуациях? 
Вот перед нами маленькая дроу, которой едва стукнуло каких-то там девяносто лет, а вот взрослый и серьезный паладин, с внушительных размеров мечом (теперь-то мы всё знаем). Светловолосая девочка трепетно и нежно обнимает своего спасителя и благодетеля, упираясь своими упругими прелестями в его теплую грудь, как вдруг обжигающий меч таки касается ее живота. Только меч-то не тот, что стальной и упыря разрубивший, а самый такой стандартный, имеющегося у каждого мужчины, вне зависимости от рода деятельности. 
- Что за... - поднимая удивленную мордашку на паладина, спрашивает дроу. 
Но тут случается то, чего не было уже очень и очень долго. В голове блондинки появляется мысль (беспрецедентный случай!).
Погодите. Он паладин и судя по манере речи еще и священник... То есть, получается его учили в монастыре? О, Рилдир, мне же что-то рассказывали про эти ужасные места. Вроде бы есть мужские и женские, так. И там ученики и учителя только одного пола. И, кажется, кодекс этих мест запрещает любые контакты с противоположным полом. То есть...
Зираэль уже новыми глазами взглянула на своего неожиданного знакомого, все еще не собираясь убирать своими цепкие ручки с крепкого тела. Она и сама немного покраснела, чувствуя, что немаленькое мужское таинство нерадивого священника только набирает силу со временем. Сделав легкие движения вперед-назад и туда-сюда, развратная блондинка потерлась грудью об ребра мужчины, а животом об его готовый к борьбе со скверной меч. 
Вообще, сложно даже представить себе смущение и радость маленькой дроу. Это был единственный девственник (ну пока предполагаемый, конечно), который был встречен ею за все тридцать лет странствий. Это было так интересно и волнующе, что уже имеющаяся симпатия только усилилась, и  теперь единственной мыслью Зираэль было то, как бы поскорее раздеться перед скромняшей и, по возможности, соблазнить. 
Решив не травмировать психику парня, с которым подобные курьезы происходили в последний раз наверно лет в семнадцать, Зи прекратила хищно и удивленно пялиться, потупив глазки. 
-Прости, я... - девушка отстранилась будто бы из вежливости, но на самом деле, чтобы взглянуть на напряженное естество Кастилия, - я не хотела. Слушай, можно я не буду уходить? У меня нет ничего, чтобы развести костер и я еще слишком слаба, чтобы отбиться даже от простого волколака. А кровь на моей одежде совершенно точно привлечет целую стаю. 
Девушка посмотрела вниз, разумеется, скользнув взглядом и по фигуре паладин, и, действительно, увидела, что вся была покрыта упырей желчью вперемешку со своей кровью. Да и паладин после чувственных обнимашек тоже был не в лучшем виде. 
- Ой-ой, почуяв эту кровь сюда сбежится вся лесная братия нечисти. Лучше нам снять лишнюю одежду и пойти к реке ее прополоскать. Когда я шла, видела одну буквально вооон за теми деревьями, - дроу ткнула рукой в место, откуда действительно слышался шум воды. 
Не дожидаясь согласия своего невольного спутника, она начала стягивать с себя воняющую затхлой кровью броню. Легкие кожаные доспехи со вставками из традиционного темного метала звучно упали на черную землю. Зираэль осталась только легких серых льняных штанах и, так скажем, топе, заменявшем ей бюстгальтер. Ткань этого топа была очень и очень странной.  Вроде как, факт ее наличия был неопровержим, но с другой стороны, стоило свету упасть под каким-то не тем углом, как взгляду открывались роскошные, высокие и довольно большие, груди. На подтянутом животике легко угадывались полоски мышц, которые у дроу, занимавшейся не силовой, а скорее акробатической подготовкой, были похоже на мягкие, переливающиеся под шкурой, мышцы пантеры. Движения девушки были столько же плавными и беззвучными, как у темной хищницы. 
-Чего застыл? - весело и довольно доброжелательно спросила девица, - Снимай вещички и быстрее к реке, пока нас не почуял кто-то внушительнее упыря. 
Сама Зираэль с места двигаться не спешила. Сначала она наклонилась за своими обожаемыми клинками, будто невзначай решив не присесть, а нагнуться, открыв Кастилию соблазнительную складочку между грудей. А после она совершенно просто, без всякого ехидства и сладостных взглядов, уставилась на парня. С одной стороны, да, ей важно было соблазнить и максимально смутить святошу, но с другой, опасность монстров была вполне реальной. И вряд ли пара воинов сможет справиться с тем, что в полнолуние по воле Рилдира придет на кровавый след.

+1

14

Наивно было полагать, что такое изменение внизу живота пройдет незамеченным. Дроу даже не подумала сделать вид, что все в порядке, нет, она решила обратить на это внимание, то ли удивленно, то ли возмущенно вопрошая:
- Что за...
Алые глазки изумленно глядели на Кастилия, он же от такого раскраснелся как рак. Весь его пафосный вид непогрешимого богослужителя смыло как рукой. Сейчас он больше был похож на провинившегося подростка. Что делать и как себя вести в такой ситуации? Извиняться было как-то глупо, по сути, сам-то он ничего не сделал, хоть и ощущал себя виноватым. От волнения и переживаний, проблема начинала сама исчезать, но в этот момент дроу закопошилась и потерлась об эту самую «проблему», сделав ее вновь актуальной. Кастилий еле сдержался, чтобы не застонать от удовольствия в тот момент, когда упругий живот терся о его естество, а пышные полушария касались его грудей. Но не успел парень войти во вкус, как дроу прекратила свои движения и отстранилась, как будто совсем случайно это все проделала. Ее слова это только подтверждали.
Она говорила, что хочет остаться, и Кастилий понял, что хочет этого не меньше.
-Конечно, я и сам бы не решился продолжить путь в одиночку, - похоже, парочка поменялась ролями и в этот раз дрожал голос юноши.
Нес он, конечно, полную околесицу. Его нисколько не пугала местная нечисть, хотя бы потому, что за их душами он сюда и пришел. И если бы упырь самолично к нему явился, Кастилий бы только обрадовался такому повороту событий. Хотя сейчас он думал совсем не о том. Можно даже сказать, совсем не думал. Кажется, в сложившейся ситуации ему стал понятен смысл выражения: «мужчины думают одним местом».
Девушка предложила прополоскать одежду и, не дожидаясь ответа юноши, стала снимать ее с себя. Доспехи со звоном упали на землю, и на Зираэль остался минимум одежды. Взгляд упал на грудь эльфийки, как раз в тот момент, когда она повернулась к костру, и в просвете он смог разглядеть торчащий сосок. Почувствовав еще большее смятение и стыд, Кастилий отвернулся.
-Чего застыл? Снимай вещички и быстрее к реке, пока нас не почуял кто-то внушительнее упыря. – снова обратилась она к парню.
Кастилий вновь повернулся и… О боги, она, кажется издевалась! Вновь его взгляд оказался на ее груди, на этот раз в ином, не менее живописном, ракурсе. От такого воображение юноши совсем разыгралось. Он представил, как повалил девушку на землю и овладел ею прямо здесь, даже не спрашивая ничего. Благо совесть и здравый смысл никуда не делись и удерживали Кастилия от внезапных животных порывов, но если дело пойдет так и дальше, он боялся, что не сможет удержаться.
-Я… Ладно… - Кастилий уже и говорить-то связно не мог.
Ну ничего, сейчас он окунется в речку, охладит свой пыл и вернется в свое обычное состояние. Юноша снял с себя мантию, отстегнул ремень, на котором держался меч и снял крест, оставшись в рубахе с короткими рукавами и кожаных брюках. Держа все снятое с себя добро в руках, он пошел следом за девушкой к реке.

+2

15

Нет ничего более приятного, чем видеть мужское смущение, вызванное женскими прелестями. Румянец на щеках, скованные движения и неловкое блеяние приятно ласкает девичье сердечко. Ведь если кавалер впал в ступор, то значит есть от чего. 
Примерно это чувство гордости с примесью легкого смущения чувствовала дроу, наблюдая за Кастилием. То, как он дышал, смотрел на нее, краснел и смущенно отворачивался, все равно стараясь выцепить глазами как можно больше, только раззадоривали темную. Теперь она окончательно оказалась в своей тарелке. Если священник чувствовал пробудившийся свет в Зираэль, которая в порыве чувств прильнула к нему, то теперь была ее очередь замечать следы истинных темных чувств на симпатичной мордашке. Да, любовь, согласно учению Имира возможна, но только на бесконечно далеком расстоянии от похоти, в которую сейчас погрузился паладин. Темной эльфке даже стало немного стыдно за то, что она делает, но изъеденная мраком душа не желала останавливать веселую игру. 
Разумеется, Кастилий и разрешил блондинке остаться, и дал согласие для прогулки к реке. Идти было не так далеко, но времени на простенький разговор, уже давно засевший в светловолосой головке, хватало.
- Послушай, - вкрадчиво обратилась она к мужчине. - Мне интересно узнать больше о твоей религии. И я вовсе не шучу. Сможешь ответить мне на пару вопросов? Ну, например, как Имир относиться к сексу? Священникам, а ты, как я поняла выбрал для себя именно этот путь, можно коснуться этого таинства? 
Прохладный ветерок проникал под тонкое белье девушки, касаясь сосков и напрягая их вкупе с близостью прекрасного рыцаря до предела. Теперь самые интересные участки упругой груди дроу можно было увидеть не только на свету, но и просто случайно опустив взгляд. 
- О, мы на месте!
Эльфка оставила свой игривый тон и радостно вскрикнула при виде темного зеркала воды. Речка была довольно большая, но тихая и с приятным невысоким песчаным бережком, окаймленным вязью почти черных в лунном свете камышей. Девушка посмотрела на кучу одежды в руках паладина, на свои собственные шмотки и изрекла сакральную чисто женскую фразу, которой ни один мужчина не смел бы возразить:
- Кинь в воду. Пусть отмачивается.
Значило ли это что Зираэль действительно понимала что-то в стирке и знала, что кровь без отмокания в холодной воде не отстирается, или же просто то, что она вовсе не стирать сюда пришла... Кто знает, кто знает. 
- Да-да, вот туда же, куда я, подальше от того места, где мы сами будем плавать.
Наконец, освободившись от груза вещей и скинув клинки на песок, девушка снова, не спросив ничьего разрешения, начала освобождать себя от одежды. Первыми ее покинули кожаные сапоги, а потом и штаны, оставив стоять в одной лишь видимости белья перед священником. 
- Быстрее, побежали купаться! - радостно взвизгнула темная, кинувшись к воде.
Кастилию открылся прекрасный вид на упругую и подтянутую филейную часть девицы. Хитрая же эльфийка, нырнув, поспешила скрыться от взгляда мужчины в камышах, будто бы случайно, где и избавилась от последних предметов своего нехитрого гардероба. Сделав еще кружочек по темной глади спокойной реки, дроу помахала рукой мужчине, надеясь, что он все-таки не страдает куриной слепотой. И действительно, не увидеть сияющие ярче луны среди этого темного царства, разлитые по воде, как молоко, волосы Зираэль было просто невозможно. 
-Кажется, будто вода теплее воздуха. Давай быстрее сюда, а то совсем замерзнешь на берегу.

+1

16

Глядя на смущающегося и краснеющего по каждому поводу священника, Зираэль испытывала лишь удовольствие. Она совершенно не возражала на то, что Кастилий откровенно пялился на нее, даже наоборот, не упускала возможности лишний раз посветить своими прелестями. И если сначала это так завело юношу, что тот забылся и перестал понимать, кто он есть и для чего ходит по этой земле, то сейчас к нему пришло осознание того, что все происходящее никак не сходится с тем образом жизни, который он избрал для себя. Так совпало, что именно в этот момент, дроу решила задать провокационный вопрос, который только подкинул дров в огонь противоречий, разгоравшийся во внутреннем мире священника.
- Послушай. Мне интересно узнать больше о твоей религии. И я вовсе не шучу. Сможешь ответить мне на пару вопросов? Ну, например, как Имир относиться к сексу? Священникам, а ты, как я поняла выбрал для себя именно этот путь, можно коснуться этого таинства? 
Сразу ответить священник не смог, в первую очередь, потому что никогда не задумывался по этому поводу, а наставники, как-то уклонялись от разговоров на подобное. Впрочем, ответ наверняка был в одной из многочисленных религиозных книг, которые прочитал священник, нужно было только вспомнить. Восстановив в памяти нужные отрывки, касающиеся данной темы, в конце концов, он свел факты воедино, сделал определенные выводы и поделился с ними дроу:
-Имир не запрещает своим детям любить… - голос Кастилия больше не дрожал, - Но подобно Имиру, мужчина может любить лишь одну и при том, после связи, непременно должен сделать ее своей женой, равно как и женщина может вступать в связь лишь с мужем или с человеком, который вскоре должен стать ей мужем. Иное считается блудом, прелюбодеянием и греховно в той же степени, как и убийство невинного или воровство - священник договорил как раз в тот момент, когда лес закончился, и взору открылся живописный вид озаренной лунным светом реки.
От разговоров про религию запал похоти и вовсе угас в юноше. Жениться  в ближайшее время планов не было, и уж тем более он не собирался жениться на дроу. А значит, образам, которые недавно вспыхнули у него в голове, сегодня не суждено было сбыться. Какая-то часть Кастилия испытывала разочарование по этому поводу, но в основном он радовался, что нашел в себе силы противостоять искушению. Впрочем, возможно, ликовать было рано.
-Кинь в воду. Пусть отмачивается. – указала Зираэль на одежду священника и сама закинула свою в воду.
Не найдя причин сделать иначе, священник бросил свою мантию в воду, меч и крест он аккуратно положил на песок. Когда Кастилий вновь обернулся к дроу, она стягивала с себя сапоги. После того как обе ножки оказались босыми, девушка начала стягивать штаны, оставшись практически нагой. Но Кастилий смотрел на нее совсем не так, как несколько минут назад. На смену похотливому, смущенному взгляду неопытного мальчишки вернулся суровый, испепеляющий взгляд воина света. Дроу еще не заметила перемены, а потому продолжала вести себя довольно вульгарно. Священник же, глядя на все с новой точки зрения, на свежую голову, что называется, начал сомневаться в том, что правильно поступил, когда позволил ей остаться. Довольно было и того, что он сохранил ей жизнь, да на счет правильности последнего тоже возникали сомнения.
«Сколько еще невинных парней она соблазнит? Сколько жизней отнимет она своими клинками? Не слишком ли дорога плата за мой необдуманный эмоциональный поступок?»
Вопросы возникали один за другим, пока священник наблюдал за купанием дроу. Все они в общем-то сводились к двум вопросам: Кастилий совершил ошибку, когда не прогнал дроу и позволил сомнениям зародиться в его голове или когда не убил ее и  возможно обрек многие невинные души на смерть от ее рук?
-Кажется, будто вода теплее воздуха. Давай быстрее сюда, а то совсем замерзнешь на берегу, - подзывала девушка к себе.
А Кастилий, все продолжал смотреть и размышлять. В конечном итоге он решил, что поздно уже менять решение. Сохранить дроу жизнь, вселив ей в душу надежду и каплю веры в свет, а затем жестоко отобрать у нее все, чтобы та, перед смертью, окончательно прильнула к тьме?
«Боги, уж я-то точно на такое не способен.»
С такой мыслью, священник стащил с себя сапоги, бросил на них сверху рубаху и вошел в воду. Дроу сильно преувеличила на счет температуры воды, не такая уж она и теплая в ночной час была, впрочем, юношу, привыкшего к трудностям, это не пугало. Кастилий уже и не помнил, когда последний раз мылся, а потому был даже рад, что Зираэль придумала это ночное купание. Войдя по пояс в реку, юноша оттолкнулся и нырнул в воду, как совсем недавно это сделала эльфийка. На несколько секунд он исчез под водой и появился уже возле дроу, громко и глубоко вдыхая воздух. Теперь уводил взгляд не потому что смущался, а потому что не хотел пугать девушку внезапной сменой настроения.

+1

17

А сколько муки
Святые звуки
Наносят мне!

Но силой тертой
Пошлю все к черту.
Иди ко мне.

Деление шкуры неубитого медведя довольно распространенный порок, которым уже никого не удивишь. Но вот обдумывание всех возможных поз для бурной ночи с еще не соблазнённым святошей - это уже что-то новенькое. 
И именно этим приятным мыслям отдалась Зираэль, стоя чуть ли не по шею в прохладной воде. Она уже представила, как паладин подплывает к ней, кладет руки на тонкую талию и, внезапно увидев через черное стекло воды, что эльфийка совсем нагая, уже не может сдерживать свое естество и берет ее чуть ли не силой, захлебываясь от удовольствия и пресной воды... Но, видимо, ночные купания действуют отрезвляюще на всяких зазнавшихся дамочек. Потому что, когда Кастилий застыл на берег, решая присоединяться или нет, дроу в голову ударили слова про религию, Имира и замужество. И вот тут в пору было утопиться, похоронив себя, вместе со своими куриными мозгами на дне этой чертовой реки...   
Сердце девушке застыло, а потом забилось так быстро, что способно было и без движений тела создавать рябь на воде. 
О, Рилдир... Какое нахрен замужество?! Тупая ты дура. Говорила тебе мать, что умение вовремя закрыть свой прелестный ротик поможет тебе в жизни больше, чем умение заколоть с десяток бандитов. Блуд, убийство невинного... Как поэтично. Мол, был у тебя девушка выбор, как мне с тобой согрешить и какой именно свой меч в тебя воткнуть. Рилдир, что... Что он делает?   
И снова Зи ожидала только собственного арбалетного болта, летящего в ее блондинистую головку, так хорошо подходящую для мишени среди этого темного царства... Она сама, мать ее дери, натолкнула Кастилия на мысли о его светлом учении и боге. Чего было ждать теперь? Ну уж точно не того, что мужчина стянет с себя одежду и покорно нырнет в реку, чтобы оказаться поближе к темнокожей красавице.
Он что, плывет мне руку с сердцем свою предлагать? 
Абсурдные мысли мелькали в голове девушки одна за другой, а план соблазнения летел ко всем демонам. И пока паладин плыл, нужно было срочно что-то делать. К моторчику сердцу прибавился еще и скрип шестеренок в голове, который тоже можно было едва ли не услышать. Тем временем тень под водой все приближалась и дроу чувствовала, что ее вот-вот парализует от безысходности. В голове родилось три варианта развития событий.
Первый. Вежливый паладин решил, что неприлично покидать даму не поцеловав ей руку и решил предстать лицом к лицу, чтобы тактично и мило объяснить причину того, почему он не может больше оставаться в эльфском обществе. Представив такого галантного водолаза, Зи едва сдержала нервный смешок.
Второй. Мысли о том, что дроу есть воплощение греха, подумавшее было увести его с пути истинного, так взбесили Кастилия, что он решил не просто пристрелить беловолосую обольстительницу, а подплыть и своими руками задушить ее и утопить. 
Третий. Он все-таки не священник и весело разыгрывал девицу, чтобы подогреть обстановку. А сейчас плыл, чтобы воплотить эротические фантазии блондинки в жизнь.
Но времени было слишком мало, чтобы заставлять себя рассматривать каждый  вариант и решать, что же все-таки делать. Черная тень под водой была уже в шаге...
Но вот... Громкий вдох, будто звук похоронного марша. Того, под который надежда дроу заполучить лакомый кусочек отправлялась в могилу. Хотя, может еще не все потеряно?
Девушка, спрятав страх и сомнение глубоко в омуте своих алых глаза, смело взглянула в серьезное лицо паладина. Как он ни старался скрыть смену настроения, получилось у него очень плохо... Его взгляд был напряжен и обращен на какой-то темный куст, видневшийся справа, губы сжаты, а румянец так и вовсе исчез. Сейчас, когда он был в таком состоянии говорить с ним, просить прощения или даже просто приближаться было опасно и глупо. Больше подобных ошибок Зираэль позволить себе не могла. Поэтому решила сыграть на древнем как мир обще мужском инстинкте охотника. 
Еще тысячи и тысячи лет назад взбудораженный человеческий самец гнался за ланью, чтобы убить ее, хотя можно было просто пойти и собрать ягод или убить копьем гораздо более неповоротливого зверя. Прошли сотни веков, но до сих пор именно это странное чувство заставляет мужчин желать сильнее в сто раз то, что не само падает им в руки, а убегает прочь. 
Конечно, находясь в воде абсолютно без одежды и в метре от предполагаемого охотника, создать ощущение недоступности было очень сложно. Но при всем невезении с мозгами, женским хитростям у дроу можно было даже поучиться. 
Как только Кастилий все-таки посмотрел в глаза Зираэль, та изогнула пухлые губы в легкой улыбке и, оттолкнувшись ногами от дна, красиво и бесшумно ушла под воду. Вряд ли можно было заметить то, что девушка совершенно обнажена. Под темной гладь тихой и спокойной реки был виден только белый призрак роскошных волос, который удалялся от Кастилия все дальше и дальше. Наконец, когда воздуха стало слишком мало, Зираэль всплыла и глубоко вздохнула, заставив полные груди подняться и создать на воде рябь, которую добрая к своим детям луна тут же осветила, делая блики очень яркими посреди давящей тьмы воды. Мокрые волосы девушки луна тоже не обделила своим вниманием и теперь они, гладкие и тяжелые от воды, сияли чуть ли не ярче, чем сама небесная царица. Набрав побольше воздуха, дроу звонко воскликнула, обращаясь к опешившему молодому человек:
- Эй, догони! 
Она не стала говорить о том, что получит паладин схватив темнокожую русалку, не стала объяснять правила подводной игры, а просто стояла и, до безумия похожая на водного духа своими роскошными волосами и большими глазами цвета бургонского вина, смотрела прямо на Кастилия.

+1

18

Ситуация начинала напоминать недавнюю, когда Кастилий решал, как распорядиться с судьбой дроу. Та же тишина, то же нарастающее напряжение, даже стояли они так же, разве только одежды на них было больше. И хотя в этот раз жизни эльфийки ничего не угрожало, она явно испытывала серьезные опасения на счет намерений юноши. Кастилий уже видел, как выглядит страх в глазах девушки, и в этот раз тоже разглядел его, даже, несмотря на попытку скрыть его за маской храбрости.
Обстановку нужно было как-то разрядить, и девушка придумала отличный способ. По игривому и по-детски хитрому выражению лица дроу в тот момент, когда она ныряла под воду, Кастилий догадался, что девушка задумала. Наблюдая за тем, как удаляется прочь ее силуэт под водой, он вспоминал, как иногда, в очень редких случаях, ему и остальным мальчикам в монастыре разрешали порезвиться в речке. Тогда он мог забыть о своем предназначении, о сотнях страниц, которые были прочитаны, и тысячах, которые предстояло прочитать, забыть об Имире и Рилдире, забыть о противостоянии Света и Тьмы, отвлечься от всего насущного и просто почувствовать себя беззаботным ребенком. Маленький Кастилий любил такие моменты своей жизни, они разбавляли его не детскую, угрюмую, полную лишений жизнь радостью и весельем. Но с тех пор прошло уже много времени. Священник, взрослея, стал серьезнее ко всему относиться и вместе с тем забывал смысл слов «развеяться» и «развлечься» даже в хорошем их значении. Быть может, не так уж и плохо было бы просто позабавиться и снова окунуться в детство, которого у Кастилия было так мало.
Так что, когда дроу возникла из воды и задорно крикнула: «Эй, догони!», Кастилий не стал придумывать отговорок и включился в игру. Приняв горизонтальное положение в воде, он поплыл к девушке, работая сильными руками. В тот момент, когда он почти настиг девушку, та вновь ускользнула под воду, Кастилий же, набрав воздуха, тоже нырнул за ней. Когда оба оказались на поверхности, юноша потянулся было с тем чтобы схватить девушку, но та брызнула водой и, задорно смеясь, стала убегать. Кастилий быстро сообразил новые правила и, брызгаясь водой в спину Зираэль, бежал за ней. В какой-то момент он даже заулыбался, что показалось бы просто чудом для человека, который хоть немного знал его. Ну а если бы они услышали, как священник засмеялся, когда поймал дроу за руку, наверное, и вовсе решили бы, что человека подменили.
-Догнал! – задорно воскликнул Кастилий, рефлекторно притягивая дроу к себе.
Он немного переборщил с силой (по крайней мере, ему так показалось) и Зираэль впечаталась в него своими грудями. Тут-то он понял, что одежды на девушке нет совсем.
«Может выскользнула с нее, пока мы резвились?» - наивно предположил святоша.
Смущение вновь нахлынуло на парня и он отстранился, но лишь на полшага.
-Прости, я не думал… - начал было Кастилий извиняться, но понял по взгляду девушки, что она не сердита.
Снова наступила неловкая пауза. Юноша в очередной раз разглядывал темную эльфийку, понимая, что завтра у него такой возможности может не быть. Ему вдруг вспомнился один замысел, который не давал ему покоя с того момента, как еще в детстве он узнал, что в мире существуют эльфы. Но осуществить это он не мог в силу того, что, во-первых, близко с эльфами не контактировал, а во-вторых, то, что он хотел, было немного… странным.
-Эм… - начал неловко Кастилий, - Зираэль, прости за такую просьбу. Но я хотел потрог… прикоснуться… к…
Кастилий не договорил и просто потянулся ладонью к лицу дроу, а затем коснулся ее заостренного ушка. Он провел кончиками пальцем от мочки до верхнего конца и обратно, а затем другой рукой то же самое проделал со своим ухом, сравнивая ощущения. При этом дроу могла видеть его любопытствующее и немного задумчивое  выражение лица, будто Кастилий был ученым и совершал прямо сейчас какое-то открытие. Для него весь этот процесс не казался интимным, но прикасаясь к дроу и видя, как она изменилась в лице, он вновь почувствовал вожделение.

Отредактировано Кастилий (17-07-2015 00:35:17)

0

19

На родине дроу в темных городах-пещерах были только подземные озера со столбами сталактитов копьями нависающими над головами плавающих эльфов, и лазурная вода, на которую иногда падал солнечный свет, если озеро находилось близко к поверхности. Поэтому маленьким детям не разрешали подходить к этим чудесным сверкающим водоёмам, чтобы уберечь кожу и глаза от ожогов. Но мать малышки Зи никогда не запрещала ей ничего, и с ранних лет ребенок резвился в холодной воде, научившись плавать получше многих взрослых. Множество приятных воспоминаний было связано с купанием, которое приятно расслабляло мышцы после утомительных тренировок и служило вознаграждением за хорошо выученный урок. И сейчас, плескаясь и ныряя, девушка тоже чувствовала, что все ее тревоги, опасения и даже просто пошлые мысли отходят все дальше и дальше... Как настоящая русалка, она носилась по озеру, не произнося ни слова, только создавая тысячи брызг, освещаемых луной, и звонко смеясь над большим и неловким, как медвежонок, паладином. 
Но на секунду замешкавшаяся эльфка все-таки была схвачена большой рукой Кастилия. Он притянул темное тельце к себе и заметил наготу остроухой, которая тоже стала сюрпризом и для нее самой. Зираэль просто забыла о том, что избавилась от вещей и вообще обо всех своих глупых и пошлых мыслях, и теперь смущенно и недоумевающе смотрела на паладина.
-А... Извини... Я не думала... 
Попытки оправдаться были глуповатыми, невнятными, но зато искренними, потому что после эпической водной баталии, дроу до сих пор не могла понять, где же ее вещи. Но все это было такими мелочами и глупостями по сравнению с красотой лунной ночи, лучистыми глазами Кастилия и щемящим чувством счастья внутри самой Зи, что она просто махнула на это все рукой и посмеялась над нелепостью положения. 
Но тут с атмосферой вокруг парочки снова что-то случилось... Появилась какая-то неловкость и напряженность. Девушка широко раскрыла свои алые глаза, не понимая, что она могла натворить и уже хотела вновь прослезиться от досады, как Кастилий озвучил свою просьбу. Ну как, ее часть. 
Сначала Зираэль показалось, что он хочет потрогать нечего другое и, горделиво улыбнувшись, она выставила свою красивую высокую грудь с напряженными от ледяной воды сосками чуть вперед. Но рука паладина поднялась к темной девичьему лицу и легла на заостренное длинное ушко. Вряд ли юноша мог ожидать такой реакции... 
Зираэль в один момент после прикосновения стала вся красной, как рак, и ойкнув схватилась на руку Кастилия мертвой хваткой. Сначала, можно было подумать, что маленькая дроу чего-то испугалась, но потом, заглянув глубже в ее глаза, не составит труда понять, что своим неловким жестом паладин попал в самую цель... 
Рога тифлигнов и уши эльфов - мощнейшие эрогенные зоны, от одного прикосновения к которым представитель каждой из рас может просто отключиться от наслаждения. 
И вот сейчас после неловкого звука по типу "ой", из пухлых губ Зираэль вырвался тихий протяжный стон, надломивший царившую тишину. 
Она стояла совершенно нагая в холодной, прозрачной как стекло, темной воде, напротив мужчины, возбуждающем в ней странную смесь нежности и желания, который к тому же нежно проводил по ее заостренным эбенового цвета ушкам, вводя в полнейший экстаз. 
Все мысли спешно ретировались из светлой головки, оставляя простор для застилавшей глаза страсти и чувственности. Девушка сейчас была одним сгустком сексуальности и желания. Тяжелое дыхание, шумно вздымающаяся грудь и слегка дрожащие от напряжения руки... Зираэль определенно больше не могла сдерживать себя, да и не видела причин для этого. 
Она придвинулась еще ближе к Кастилию, встав в воде на носочки и обвив руками грудь, коснулась горячими влажными губами его шеи, медленно снизу вверх покрывая ее страстными поцелуями.

0

20

Дроу схватила руку юноши, будто хотела остановить его. Кастилий даже испугался, не сделал ли он чего плохого? Кто бы мог подумать, что удовлетворяя свою любознательность, Кастилий доведет девушку до высшей точки возбуждения. Он не сводил с нее глаз, но не мог разгадать её чувств, впервые видя такую гамму эмоций на лице девушки, полностью поглощенной страстью и желанием. От такой картины он и сам дико возбудился, абсолютно теряя над собой контроль. Больше невозможно было противиться этим алым глазам, в которых в немыслимом коктейле смешались похоть и нежность, нельзя было устоять перед пышными холмами ее грудей, нереально не сойти с ума, услышав сладостный стон, сорвавшийся с губ эльфийки. И если бы Зираэль не примкнула к нему, Кастилий сам бы притянул ее и зажал в объятиях.
Остатки его рассудка на последнем издыхании кричали: «Нет! Нет! Не смей!». Но стоило дроу коснуться губами шеи юноши, он сорвался окончательно и все мысли в его голове уступили место откровенным образам, которые совсем скоро должны были перестать быть просто образами.
Губы девушки медленно продвигались по шее Кастилия, но он уже изнемогал от желания, а ее горячее дыхание и влажные прикосновения просто сносили крышу. Не дав эльфийке покрыть поцелуями всю шею, он запустил руку в ее мокрые волосы и страстно впился в ее губы в своем первом поцелуе, между тем второй рукой он неловко заскользил по ее спине и бедрам. Кастилий просто не мог оторваться от сладких уст Зираэль, и их поцелуй, казалось, должен был продлиться вечно.
Но кроме внезапно пробудившихся в юноше чувств еще одной причиной затянувшегося поцелуя было то, что Кастилий не знал, как действовать дальше. О том, что делать с женщиной он представления не имел. Нет, конечно, что куда должно войти он знал, но что касается остального… Любовное искусство для Кастилия было тайной и Зираэль следовало взять инициативу на себя.

0

21

Do you remember all the sounds, when I found you by the lake
And how the water seemed to call your name

Торжество женщины, вкусившей запретный плод, чей сок никогда не грел губы ее сестер...   
Разврат и невинность сплелись в единую нить, обившую пару, которая под родительским светом луны, видевшей уже не одну тысячу подобных союзов, познавала друг друга.   
Горячие губы мужчины скользят по холодному, дрожащему мелкой дрожью похоти эбеновому телу, оставляя влажный, пряный среди ночной свежести след, чтобы слиться в поцелуе, таком естественном и простом в чарующей тиши, что стоит забыть о том, кто эти двое.   
Дроу? Священник? Теперь это все сахар, коркой покрывающий сосуд, где когда-то был мед. А сам сладкий, пьянящий лучше вина напиток тает на губах юной пары, воском растекающейся в руках друг у друга. Горячие ладони скользят по влажному ледяному телу, несмело изучая каждый изгиб.   
Зираэль чувствовала, как сдавливаются ее пухлые губы под сильным напором мужчины. Она вдруг поняла, что этот поцелуй первый для него. Все неловкие, медвежьи движения, легкий испуг от сомкнутых на нижней губе зубов. Это была обретшая оболочку невинность, которая решила коснуться разврата, но случайно погрязла в нем полностью. Дроу чувствовала и это. Она представляла себя черным спрутом, который обвил свою жертву, возымев полную и нераздельную власть над мягким, теплым и светлым телом. В ее руках оказался ароматный нагретый воск, из которого можно было вылепить что угодно. Этим светловолосая и занялась.   
Прохладными пальцами она скользнула по сильной руке своего любовника, настойчиво ее сжав.   
- Пойдем... 
Водным духом девушка выскользнула из реки, уводя Кастилия с собой на берег. Луна благосклонно кинула пару своих лучей на стройное, темное, как речной песок, тело. Каждый изгиб заиграл, освещенный сверкающим ночным светом, капельки воды на теле и волосах больше походили на драгоценные камни, щедро рассыпанные на бархатной коже. Уловив в похотливом взгляде юноши еще и восхищение, дроу прильнула к нему вновь, мягко, но решительно толкая его на песок.   
Кастилий оказался лежащим на берегу, Зираэль же села сверху, не спеша освобождать его от последних предметов одежды. Откинув волосы назад, она открыла взгляду своего любовника грудь с напряженными до предела сосками. Их черные ореолы, ярко выделяющиеся на теле цвета гранита, приковывали взгляд. Ниже был гладкий животик с выдающимися вперед косточками бедер... А дальше, куда юноша вряд ли решался смотреть, была тонкая недлинная полоска белых волос, шокирующая своей выразительностью на темной нежной коже. Как раз этим местом дроу ощущала "обжигающий меч" паладина и даже нетерпеливо двигалась на нем, желая поскорее ощутить его глубже в себе. 
Блондинка снова потянулась за большими и теплыми руками Кастилия, поднимая их до своей груди и вместе с юношей сжимая на ней пальцы. Холодная плоть с твердыми бугорками сосков легко поддалась этим нехитрым движениям, распространяя приятную волну по миниатюрному тельцу дроу.
-Даа... Хорошо... Ммм... - тихо простонала Зираэль, давая своему любовнику вдоволь наиграться с грудью.
Когда эта забава себя исчерпала, блондинка, придержав ослепительные волосы, опустилась вниз, прижимаясь губами и к шее паладина и упираясь своей грудью в его. Холодные губы скользнули к уху и обожгли его игривым дыханием, после легонько подразнили мочку губами и языком. Руки Зи тем временем пытались справиться со штанами паладина, которые готовы уже были порваться от выпирающего из них достоинства мужчины.

+2

22

Когда эльфийка прервала поцелуй и отстранилась, Кастилий почувствовал себя маленьким ребенком, у которого отняли конфету. К счастью, его ожидало куда более интересное продолжение, и расстраиваться было совсем незачем. Дроу потянула его за собой на берег, и юноша, в нетерпении от предвкушения последующих событий, следовал за ней.
Каждый шаг к берегу открывал обнаженное тело дроу все больше и, в конце концов, она предстала перед ним целиком абсолютно нагая. Глядя, как стекают капли воды по ее влажным, упругим изгибам, как отражается луна во взгляде ее глубоких, чувственных глаз, как переливается мягкий свет в ее белоснежных волосах, Кастилий удивился тому, что все это время мог как-то сдерживать себя.
Зираэль толкнула его на песок и юноша покорно лег. Затем она уверенно оседлала его и принялась тереться о то, что не так давно было названо «проблемой». Сейчас Кастилий думал совершенно иначе и был рад предстать в полной боевой готовности. Ему нравилось, что девушка управляла им, направляя его руки к своей груди. Он крепко сжал их, а пальцами стал теребить соски, окрепшие не меньше, чем его достоинство. Но одних прикосновений ему было мало, он хотел ощутить их вкус, присосаться к ним, как младенец.
-Даа... Хорошо... Ммм... – простонала дроу от удовольствия.
Это стало сигналом для Кастилия, и он потянулся к груди губами. Целуя сначала один холм удовольствия, а затем и второй, он дразнил кончиком языка темные бугорки на вершине этих холмов. Не дав насладиться в полной мере, Зираэль его оторвала и от этих конфет, но лишь для того, чтобы сохранить аппетит для главного блюда.
Она склонилась к нему и снова припала к шее, обжигая кожу своим дыханием и дразня губами ухо. При этом Кастилий чувствовал, как ниже ее руки пытались справиться с последним на них двоих элементом одежды. Когда же девушка справилась со своей задачей, и мужской клинок оказался обнажен, Кастилий больше не собирался медлить с тем, чтобы пустить его в бой. Не без помощи нежных женских рук, направивших орудие в нужном направлении, юноша одним рывком проник в нее. Пальцы его в этот момент впились в песок, мощная спина выгнулась от напряжения, а с губ сорвался полу-рык полу-стон. Впервые ощутив невероятно приятное тепло женского лона, он чуть было тут же и не извергся в нее, но к счастью для обоих, все ограничилось громким мужским стоном, слившимся в унисон с женским.
-Ох…
В этот миг сделать бы паузу, да насладиться моментом становления мужчины, но Кастилий и так достаточно долго себя сдерживал. Он схватил Зираэль за мягкое и упругое место и стал ритмично двигаться, полностью отдаваясь новым, безумно приятным ощущениям. И весь окружающий мир расплывался, стали несущественными все ярлыки и рамки. Нет ни тьмы, ни света, ни зла, ни добра. Есть лишь два тела, желающие утонуть друг в друге, две души, жаждущие слиться во-едино в порыве страсти и похоти.

+1

23

Стоны и глухое низкое рычание наполнили ночную тишину... Резкие ритмичные движения разрывали песок под спиной Кастилия, а шум речной воды вплетался в громкое, переходящее в стоны, дыхание Зираэль. Это был союз тьмы со светом, как образно, так и буквально, столь разительна была разница в цвете двух сплетенных страстью тел. 
Почему-то дроу думала, что юноша окажется куда более нерешительным и жалким, но когда его меч вонзился в ее лоно, она поняла, что ошибалась, и даже в вышколенном монастырском мальчике может сидеть статный и опасный зверь, которому достаточно лишь издалека учуять жертву, чтобы вспомнить, кто он есть. 
Сначала девушке льстил этот пыл паладина, но первый шок от полного погружения в похоть и грех быстро растаял, сменяясь ясным сознанием хищницы, выбившейся в привычную для нее среду. Секс был тем, в чём светловолосая красавица добилась даже больших успехов, чем во владении оружием. Ее тело, движения, голос и дыхание становились единым целым, растворяясь и сливаясь с общим ритмом. Она чувствовала то, как свет падает на ее прыгающую от бешеного напора мужчины грудь, как упирается в спину и лишь слегка лижет своими лунными лучами твердые горошины сосков. Она видела, как Кастилий разрывается между желанием смотреть на темное, изящное и красивое тело и еще неведомым ему порывом откинуться головой на песок и закрыть глаза, забившись от удовольствия в сладостных конвульсиях. Блондинка и сама была на пределе, так странно и сильно действовало на нее мускулистое тело под ней и большой, толстый член, разрывающий ее лоно ровно так, что можно было ощутить и легкую боль, и животное наслаждение. Но такой быстрый конец не устраивал Зираэль...
Ее рука с длинными светлыми ногтями легла на грудь мужчины, а другая на его ритмично двигающееся бедро и сжала его так, что даже через пелену близкого конца он смог почувствовать эту режущую боль. Он вынужден был недоуменно прекратить движение, чем девушка бессовестно воспользовалась.
- Тшшш, не так быстро, - облизывая пересохшие от стонов губы, прошептала она.
Темное соблазнительное тело чуть приподнялось на согнутых коленях, так, чтобы естество юноши только самым кончиком оставалось в лоне дроу. Руки тем временем, не смотря на то, что в них не было заложено большой силы, удерживали растерявшегося Кастилия от движений. Зато теперь он мог чуть поднять голову и увидеть, что же именно происходило в месте соития двух тел. Зираэль же оказывалась неожиданной хозяйкой положения. Она не без удовольствия понимала, что теперь ей принадлежит инициатива, что паладин ждет ее движений и пытается хоть как-то скрыть и подавить в себе тот демонический голос, который советует ему наплевать на все, повалить девушку на землю, поставить ее на колени и сделать все так, как хочет он. Но эльфийка не спешила. Плавным движением, оставаясь на самом кончике меча своего любовника, она провела рукой от груди до шеи юноши.
- Только не волнуйся...
Маленькая рука с длинными красивыми пальцами неожиданно сильно сжала мощную шею, синхронно с тем, как гибкое тело резко опустилось на всю длину члена. Резкая боль, напополам с невыносимым теплом, разлитым по всему телу от такого резкого и глубокого проникновения, вырвали с губ девушки грудной, протяжный и напряженный, как струна, стон:
- Ахх... 
Дроу все еще контролировала ритм, делая движения размашистыми и медленными, но рука ослабила свою хватку и теперь только гладила напряженную шею паладина. Вряд ли мужчина, впервые познающий таинство соития, мог быть доволен такой скоростью. Зираэль с предвкушением ждала момента, когда зверь внутри Кастилия возьмет верх и заставит его сделать с миниатюрным и слабым женским тельцем то, чего раньше паладину не пришло бы в голову ни в здравом, ни в затуманенном дурманом уме...

+2

24

Кастилий сразу задал быстрый темп движениям бедер, не задумываясь о том, что обрекает так себя на скорый финиш. Будучи неопытным в таких вещах, он не понимал, что мужчина может достигнуть пика наслаждения быстрее женщины, чем принесет последней лишь разочарование. Пожалуй, если бы он знал об этом, то сам бы замедлился, ведь огромное удовольствие ему доставляли не столько приятные ощущения внизу живота, расходящиеся по всему телу, сколько сладострастные стоны Зираэль и ее хищный взгляд, обращенный на него. Он больше не смущался и жадно смотрел, то на качающиеся в такт бедрам груди, то в ее алые глаза, которые загорались от удовольствия, при каждом движении Кастилия.
Юноша уже чувствовал приближающуюся негу и хотел было еще ускориться, чтобы скорее прочувствовать новую бурю эмоций, но, когда он в очередной раз двинулся навстречу бедрам девушки, он не почувствовал ответного движения дроу, вместо этого она схватила его за бедро и сжала так, что Кастилий не смог сдержать крика. Не понимая, что он сделал не так, он удивленно посмотрел на девушку.
- Тшшш, не так быстро, - сладким шепотом ответила она.
Она приподнялась, отстраняясь от Кастилия, но ровно настолько, чтобы не разорвать связь их тел. Она не спешила и это сводило юношу с ума, ему не терпелось продолжить, уже почувствовав приближение своего первого оргазма, он теперь хотел скорее испытать его. В голову ему даже пришло, что стоит, наплевав на желания Зираэль, повалить ее сейчас же на песок и овладеть ей жестко и грубо, как это делают животные. От таких образов терпеть стало и вовсе невыносимо, но Кастилий не посмел сдвинуться с места.
В глазах девушки он увидел хищный огонек власти, ей нравилось управлять процессом, ей нравилось смотреть на мужчину с каждой секундой сильнее мучающегося от бездействия. Кастилий поймал себя на мысли, что его эта ситуация не просто устраивает, она заводит, куда сильнее, чем все, что было до этого. Ему нравилось то, что девушка подчинила его своим желаниям, нравилось, что она перехватила у него контроль в самый чувственный момент. Это было словно сражение с достойным противником, только в разы приятнее и без вероятности летального исхода. Хотя с последним можно было поспорить…
- Только не волнуйся...
Зираэль внезапно сцепила свои руки на шее Кастилия и тут же опустилась на член так, что он полностью скрылся в ней. Ужас охватил его одновременно с волной наслаждения. Он хотел зарычать вслед за протяжным стоном девушки, но из стиснутого горла вырвался лишь хрип. Внутри вспыхнула первобытная ярость. Кастилий решил, что Зираэль в такой момент пытается его убить. Но ее руки ослабили хватку, а сама она задвигала бедрами, вновь заставляя его застонать и вместе с тем облегченно выдохнуть.
Его ярость никуда не исчезла, с осознанием того, что жизни ничего не угрожает, она все так же требовала высвобождения. Девушка вызвала в мужчине то, что раньше он называл «праведным гневом». Но сейчас, он понимал, что это его внутренний зверь, необузданный и бесконтрольный, его темная сторона, для которой не существует никаких правил и которая не должна была пробудиться.
Он потянулся корпусом вперед, принимая положение сидя, затем схватился за бока девушки и жадно впился ей в губы. Не успела она ответить на поцелуй, Кастилий поднял ее, отрывая от себя, и повалил рядом с собой на песок, после чего сам забрался на нее. Влажный от женских соков член обдало прохладой, когда он вырвался из жаркого лона, но долго это не продлилось. Не давая девушке опомниться, Кастилий вновь сильным ударом вошел в нее и стал совершать фрикции куда с большей амплитудой, чем до этого. Одной рукой он держал ее за руки, раскинутые на песке над ее головой, второй схватился за бедро. Его уже совершенно не заботили чувства девушки, ему было наплевать, делает он сейчас ей больно или приятно. Он смотрел в ее глаза, но даже, если бы вместо лишь усилившегося возбуждения, он увидел в них страх или мольбу отпустить, он бы не прекратил своих движений, не доведя дело до конца.

+4

25

Матриархат, феминизм, права женщин... Все это серьезно, пока женщина не окажется в постели с сильным и настойчивым мужчиной. Да, прекрасным созданиям нравится чувствовать власть, понимать, как многое от них зависит и иметь в своем распоряжении порабощенное мускулистое тело. Но удовольствие от подобной забавы невозможно даже сравнить с чувством, которое доступно женщине сломленной, побеждённой в равном поединке и перешедшей в полноправное управление мужчины. 
Сейчас Зираэль оказалась во второй категории. Зверь, вырвавшийся на свободу из клетки церковных книг и аскетизма, был в десятки раз яростнее и страшнее, чем могла предположить себе дроу. Кастилий, сорвавшись со своего монастырского поводка, стал совершенно неуправляемым. Увидь он сам себя в этот момент, мог бы решить, что в него вселился демон, так неестественно горела тьма в его  глазах, ставших почти темно-синими от злобы и страсти. 
Распаленный мужчина схватил девушку и, на секунду выйдя из ее пылающего лона, бросил на песок, зажав руки над головой в тисках своих медвежьих ладоней. Белые волосы, с оставшимися на них сверкающими каплями воды, походили на сотни тысяч мелких жемчужных нитей, разбросанный безумным купцом по речному берегу. Теперь Кастилий, не будь пелена ярости и сладости так прочна перед его глазами, мог бы видеть блондинку во всей красе. Тяжело вздымающаяся темная грудь, увенчанная черными сосками, сухие и опухшие от поцелуев и стонов губы, из которых хрипом вырываются протяжные звуки и пошлые словечки, призванные взбесить зверя в мужчине окончательно. Но и без этого зрелища паладину хватало сил и желания двигаться так мощно, что начали слышаться пошлые до крайности хлюпающие звуки и шлепанье бедер о бедра. 
Зираэль чувствовала каждое движение члена мужчины всем телом. Она хотела потянуться к своей груди, чтоб поласкать ее, но паладин крепко держал шаловливые темные ручонки. Девушка была полностью в его власти. Игрушка, вещь для удовлетворения животных потребностей, впервые с такой силой захлестнувших светлое сознание. Меч паладина двигался как поршень, только в десяток раз быстрее, доводя светловолосую девицу то ли до болевого шока, то ли до экстаза. Но что бы то ни было, оно было близко... Зи ощущала, как по ее телу начинают разливаться волны тепла, а приятная дрожь сводит пальцы ног. О нет, девушка вовсе не боялась напора Кастилия, напротив, он стремительно приближал пик удовольствия. 
-Я...уже, - стараясь совладать со стонами, прошептала блондинка. 
И тут же ее тело свела сладостная судорога, заставляя бешено сокращаться мышцы влагалища, а спину выгнуться невообразимой дугой. Алые глаза закрылись, а из груди, покрытой бисеринками пота, вырвался пугающей своей отчаянной громкостью стон. Лоно девушки сжало естество паладин так, что тот тоже вряд ли мог сдержаться. поэтому к ощущениям Зираэль прибавилась размеренная пульсация члена, семя из которого заливало все ее нутро. 
...Бессильным телом эльфийка упала на песок, стараясь перевести дыхание и собрать разбежавшиеся во все стороны мысли. Она до сих пор чувствовала обжигающее тепло во всем теле, а особенно в нижней его части, из которой паладин не спешил вытаскивать свой инструмент. Он, как поверженный и уставший от борьбы зверь, опустился сверху на блондинку, припав к ее мягкой, большой груди. Массируя тонкими пальцами кожу головы мужчины и играя с его темными волосами, остроухая шептала что-то приятное, лестное и успокаивающее, шокированному гаммой чувств паладину. 
- Было очень хорошо... Очень и очень, - срывающимся голосом повторяла Зираэль.

+3

26

Темное альтер эго Кастилия праздновало сразу две победы: первое высвобождение из заточения длиною во всю жизнь священника и победу, над возомнившей себя хозяйкой положения дроу. И хотя она сама того желала, возможно, даже больше, чем Кастилий, он определенно был доволен тем, что показал, кто здесь главный.
Кастилий ни на секунду не остановил своего напора, уверенно приближаясь к высшей точке удовлетворения. Сконцентрировавшись на собственных ощущениях, он не слышал ни стонов, ни ругательств Зираэль, куда там, он даже не слышал собственных мыслей. Он уже ощущал, как с каждым ударом семя все ближе подкатывает к его орудию, уже готовому выстрелить во всю мощь. Казалось, все чувства скопились в одном месте, превратив остальные части тела во второстепенные инструменты, необходимые для достижения цели, но не являющиеся основным средством для этого. Все же, несмотря на приближающийся конец, Кастилий мог бы еще какое-то время продолжать свои мощные удары, если бы под громкий стон, переходящий в крик, лоно Зираэль не стало сокращениями мышц засасывать его пульсирующий член в себя. После такого терпеть просто невозможно.
Кастилий напрягся всем телом, при этом сжав руки дроу с огромной силой и до крови впиваясь ногтями в ее бедро. Из его груди вырвался стон, тут же перешедший в рык, сравнимый лишь с ревом льва. Невиданное прежде ощущение полного удовлетворения захлестнуло его, расслабляющей волной отдаваясь по всему телу. Кастилий разжал руки и, обессиленный, упал головой на пышную грудь дроу. Внутренний зверь получил свое и, довольный, исчез в глубинах подсознания, возвращая миру прежнего юношу.
«Боги, если это греховно, зачем вы сделали это таким приятным?» - спросил сам себя юноша, когда к нему вернулась способность думать.
Чувствуя волнительное дыхание дроу и слушая стук ее бешено бьющегося сердца, Кастилий не понимал, как он мог даже думать о том, чтобы сделать ей больно. Нет, речь не о той боли, что он причинил девушке в порыве страсти, а о той, которую он собирался нанести своим настоящим, стальным мечом. Только сейчас Кастилий осознал, что по уши влюбился. А кто бы не полюбил ту, что сделала его мужчиной, так страстно ему отдавшись и доставив неземное наслаждение?
-Было очень хорошо... Очень и очень.
Дрожащий голос Зираэль звучал словно музыка для ушей юноши, но он промолчал. Вместо ответа, он нашел в себе силы приподняться, чтобы вновь сплести свои губы с губами девушки в нежном поцелуе. Такой ответ был куда лучше любых слов, какие только мог придумать Кастилий.

0

27

Когда Кастилий нежно поцеловал Зираэль, наверняка где-то на небесах весело смеялся его бог, а Рилдир звучно вторил из своей подземной тюрьмы. Это совершенно точно была нелепая и неожиданная шутка, призванная разнообразить тысячелетнее существование. По их воле в темном лесу, куда обычно побоится соваться и ушибленная на голову дроу, и горящий праведным гневом паладин, встретились два безумных фанатика, готовых сложить на алтарь своих богов что угодно. И было бы правильно, если бы эти случайные знакомцы кинулись друг на друга с мечами, желая в очередной раз доказать верность догмам своей религии. Что же вышло в итоге?... Они, голые, счастливые, согревшиеся в горячем слияние тел, лежат на темном речном песке, сплетясь в нежном поцелуе.
Что чувствовала дроу? Чтобы не солгать не будем вдаваться в подробности, ибо они сейчас темнее того самого леса, в котором состоялась роковая встреча. Говоря в общем, Зираэль была опустошена. Как будто в один сосуд сначала старательно налили все ее чувства, выковырнув маленькие скляночки даже из самых укромных мест, а потом опрокинули этот кувшин над ночной рекой, смешав все с водой и илом. В блондинке не было ни любви, ни сочувствия. Ей просто хотелось остаться на этом песке, закрыть глазам и открыть их уже тогда, когда Рилдир заберет ее к себе. Нежный поцелуй Кастилия заставил какой-то комочек в углу ее сердца вспыхнуть... Но он тут же погас, уступая место непривычной серости. Если бы остроухая сейчас попыталась понять от чего это, то только бы впала в раздражение, будучи не в силах нащупать ответ. Она просто использовала юношу для удовлетворения своих потребностей? Вряд ли. Иначе, зачем было тратить столько сил на священника, если можно было легко поскакать на "лошадке" любого мужчины из девяти деревень, через которые шел путь дроу. Может серость - это неразбериха, с которой начинается любовь? Снова не то. Кастилий был хороший и милый мальчик, но только этого было не достаточно для сердца эльфки, которое под напускной ветреностью скрывало высокие требования к тому, с кем можно будет провести свою скромную вечность. В общем, разгадка серости лежала где-то за пределами сознания светловолосой. Да и тем более, такая прекрасная ночь не время для головоломок. 
-Я пойду отмоюсь от песка, - тихонько сказала Зираэль, выбираясь из-под лежащего на ней священника.
Вновь окунувшись в холодную речную воду, дроу будто бы пришла в себя. Память о недавних событиях подсказывала, что теперь девушка в безопасности, так как убить свою первую женщину Кастилий вряд ли решиться. Поэтому с течением чистой воды, будто бы и с Зи сходила вся эта непривычная ей корка романтизма и страха. Эльфка готова была стать привычной, циничной и саркастичной собой. Даже если и придется убегать по лесам да лугам от взбешенного ее выходками Кастилия. Теперь он был свой. Как обычно говорила о таких неожиданных знакомых Зи - 
Близкий друг мой вагины.
И это было неплохо. Теперь можно был расслабиться и продолжить ночь посиделками у костра, который, наверно, уже потух. 
Остроухая первым делом смыла песок и семя со своего тела, а потом двинулась за вещами. Одевшись, она побрела обратно, наслаждаясь тем, как мало тревожат воду ее нарочито плавные и бесшумные движения. Вдруг зоркий алый глаз заметил, что в водной толще в метре от темной ноги дроу плывёт толстый и ленивый речной окунь, будто и вовсе не замечая девушку. Конечно, ловить такую рыбу без оружия было глупой и безнадежной идей, но и упускать ее не хотелось. В итоге, по своей манере думая недолго, Зи прыгнула на рыбину, словно пантера, выставляя вперед ловкие, цепкие руки. И тут случилось чудо, которое, наверно, было возможно только в эту ночь! Рыба, как она не билась, стараясь отхлестать наглую рыбачку по щекам, осталась в темных руках, когда Зираэль выходила на берег. Улов был не самым большим, но рыбки, все еще надеющейся вернутся в воду, вполне хватило бы на ужин для двоих.
- Ну! Чего стоишь, быстрее, хватай! - послышался голос девушки откуда-то из-за плавника. 
Когда рыба, наконец, стараниями Кастилия, была убита и вытащена на берег, длинные ногти дроу очищены от чешуек, все ее порезы и ранки обмыты водой, блондинка вспомнила про одежду. Почему-то Зираэль без труда удавалось делать вид, что совершенно ничего не произошло. Хотя, может, по ее мнению, все действительно было так, как должно было быть.
- Я пойду выстираю всю одежду. Разведешь костер здесь? - улыбнувшись, предложила Зи. 
Прихватив клинки, она спешно двинулась к тому месту, где лежала мокрая амуниция. Ласковое течение реки уже почти все вывело и смыло, дроу же оставалось только слегка поводить руками в холодной воде и достать оттуда все. 
Было, между прочим, по ночному холодно. Мокрые волосы стыли на предутреннем воздухе, мокрое белье липло к темному телу, а тяжелые от воды доспехи так и вовсе раздражали. Эльфы то, конечно, не болеют, но вот холод и сырость чувствуют также, как и все. Ну может чуть лучше. 
Девушка уже возвращалась обратно, как вдруг поймала себя на шокирующей и шальной мысли, что не хочет возвращаться. Не хочет видеть потерянный и недоуменный взгляд Кастилия, читать в любом его движение вопрос "Что же нам теперь делать?" и пережидать неловкие паузы, когда священнику колоколом будут бить в голову воспоминания о бурном сексе. 
Бросив мокрые вещи паладина на песок, она развернулась лицом к темному лесу и побежала прочь от света разгорающегося костра...

+2

28

[audio]http://music-pesni.com/music/b4fc3a1d7ad66a32bc71d424fa7213d5.mp3[/audio]
Torn apart at the seams and my dreams turn to tears,
I'm not feeling this situation
Run away try to find a safe place you can hide
It's the best place to be when you're feeling like me...

Воодушевление Кастилия как рукой сняло, когда он не почувствовал ответного поцелуя от Зираэль. Мир грез, в который он окунулся впервые за целую вечность, рассыпался как песочный замок, открывая глаза парню на жестокую действительность. А заключалась она в том, что он предал собственного бога, взял на себя тяжкий грех да еще и при этом беспамятно влюбился в темное создание. И что же получил взамен? Лишь холодное:
-Я пойду отмоюсь от песка.
Девушка ловко выскользнула и ушла к реке, оставив жреца одного с его проблемами. Он чувствовал себя раздавленным. Кто он теперь? Что у него осталось? Вопросы сыпались один за другим, терзая и без того разорванную на куски душу.
Кастилий схватился за волосы и сжался, как ребенок в утробе матери. Его жизнь просто трещала по швам. За какие-то пятнадцать минут наслаждения, он расплатился всем, чему был верен на протяжении всей жизни.
«Да, все верно. Согреши и будь наказан… Так говорит Имир!»
Но если божье наказание жрец понимал, то, за что его наказывает Зираэль, он понять не мог. Кастилий возложил у алтаря любви перед ней все, что мог отдать, а в ответ – равнодушие?
Священник еще долго лежал бы, жалея себя, но в один момент он услышал столь желанный голос и в его сердце вспыхнул огонек надежды:
-Ну! Чего стоишь, быстрее, хватай!
Девушка вела себя так, будто совершенно ничего не было. Огонек в душе потух и осталась лишь пустота. Кастилий приблизился, схватил рыбу, после чего ударил по ней кулаком так, будто это рыба была во всем виновата. 
-Я пойду выстираю всю одежду. Разведешь костер здесь?
-Как скажешь… - сухо ответил жрец, бросая рыбу на песок.
После этого он натянул штаны и принялся собирать сухие ветки. Мучительные мысли больше не тревожили его. Он не хотел ничего, он не любил ничего, он не ненавидел ничего.
«Наверное, так себя чувствуют мертвецы» - тишина в голове прервалась.
Костер вскоре осветил небольшую площадь песка на берегу. Кастилий смотрел на дроу, которая приближался к нему с охапкой вещей.
«Черт, как же ей наверно холодно…»
Вот она слепая и искренняя любовь жреца света. Ему жестоко разбивают сердце, а он продолжает переживать и заботиться, даже на секунду не задумываясь о том, чтобы обвинить ее в чем-то. Было ли это типичной чертой светлых или же это наивность только Кастилия, но искренние и светлые чувства просто не позволяли ему плохо думать о Зираэль.
Вдруг девушка остановилась, бросила вещи Кастилия и, развернувшись к лесу, побежала, даже не решившись в последний раз посмотреть ему в глаза. Кастилий молча наблюдал за этой картиной, в его мимике сначала не проявилось даже удивление, но потом... Потом калейдоскоп чувств снес ему крышу.
-Ха… А-ха-ха-ха-ха-ха! – жрец, казалось, сошел с ума, когда увидел, как скрылась за деревьями фигура дроу.
Он безумно смеялся еще несколько минут, а потом резко замолчал. Встал и уверенным шагом направился к реке. Затем вошел неглубоко в воду, где упал на колени прямо на твердые камни. На физическую боль было плевать, так было даже лучше, она отвлекала от того, что творилось внутри. Кастилий раскинул руки и поднял взгляд в ночное небо. Безумный хохот вновь вернулся к нему.
-Вот он я, Имир! Стою перед тобой! Теперь ты доволен?! Так ты заплатил мне за то, что я отдал служению тебе свою жизнь?! За один грех? За одно нечистое желание? За любовь? Так ты обходишься с теми, кто верен тебе?!
Хохот резко прекратился, когда до Кастилия дошел смысл его слов. Ему захотелось оторвать собственный язык, с которого он только что нес полное кощунство. На глаза священника навернулись слезы. Он не смог их сдержать и капли хлынули, обжигая холодные мужские щеки. Он закрыл лицо руками, его губы вновь зашевелились:
-Прости… Прости! Прости! Прости! Прости! - сначала жрец шептал, а потом принялся повторять сказанное, все громче и громче, в итоге сорвавшись на крик, - ПРОСТИ-И-И!
Дроу наверняка слышала этот пронзительный крик, но он был обращен не к ней. Жрец просил прощения у своего бога. Он знал, что получит его, ведь Имир всепрощающ. Но взамен ему придется пообещать никогда больше не идти в разрез с его волей. Такая плата за прощение более чем устраивала священника.
Священник еще долго сидели повторял как мантру: «прости...». Он ждал ответа от своего бога. И дождался. Кастилий сначала почувствовал в груди тепло, а затем ощутил как с новой силой разгорается в нем огонь веры. Его опустошенная душа вновь наполнилась светом. Имир благословил его вновь, отпустив грешному сыну грехи. Но жрец знал, что прощение дается лишь однажды, и больше он не может подвести Имира. Больше он не даст слабины перед тьмой, не поддастся искушению, не пощадит ни одной темной души, что встретит, твердо решил Кастилий.

+5


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » О рыцарских поступках и их последствиях