http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Три шага, два предательства, несколько смертей


Три шага, два предательства, несколько смертей

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Что делать той, кто была светлой, но кого насильно окунули во тьму?
Куда бежать, если никто не хочет помочь?
О чем просить, если за каждый миг промедления платишь своей душой?
Тьма ждет с распростертыми объятиями каждого нового адепта. Она улыбается предвкушая новое знакомство.
Начинается игра.

Где: Ариман
Когда: 5 лет назад
Кто: Алиса, Зираэль
Лето, тепло, солнечно.

Отредактировано Алиса Коварейн (08-07-2015 21:30:09)

0

2

-Вали отсюда, темное отродье! - пяткой копья оттолкнул меня стражник очередного поместья эльфийского лорда. - И больше не показывай свою отвратительную морду, шлюха Рилдира! Я таких, как ты, насквозь вижу.
Очередной удар настиг меня уже перед самым падением на мостовую. Я в слезах упала на жесткие камни, запахивая драный плащ в попытках прикрыть темные узоры на теле.
-Помогите мне, пожалуйста! - взмолилась я в последний раз, вкладывая в крик всю свою надежду и протягивая к ним руку без следов скверны. Но эльфы были глухи к моим мольбам.
Второй стражник подошел, саданул окованным ботинком мне в бок, выбивая воздух из легких и выпихивая за территорию городского поместья лесных эльфов. Пока я приходила в себя, считая искры из глаз и отлавливая открытым ртом воздух, кованная решетка закрылась, отгораживая мою последнюю возможность спастись. Я с трудом поднялась, но сквозь прутья хищно блестели стрелы, наложенные на тетиву в молчаливой угрозе. Я сглотнула слюну и поплелась прочь, прикрывая рваным тряпьем измученное этим бессмысленным странствием тело.
Пройдя полсотни шагов, я в изнеможении привалилась к стене и села прямо в уличную пыль, став неотличимой от сотен бездомных и нищих. Если забыть про знаки, покрывавшие всю правую сторону моего тела. И про то, что хранится в памяти. Про страх, боль и ужас, поселившиеся на руинах дорогого мне городка и любимого храма. Про тьму, свившую гнездо где-то под сердцем и ждущую своего часа.
Я вздохнула и посмотрела на радостное небо с веселым солнцем и барашками облаков. Как это было глупо пытаться найти понимания у эльфов, когда мои братья и сестры по вере отказались понять. На что я рассчитывала?
И правда, на что?
Я зарылась лицом в ладони и зарыдала. Слезы текли рекой, сотрясая тело судорогами душевных страданий. Из не до конца заживших ран, вскрытых ударами стражников опять засочилась кровь, но я уже не обращала на это внимания. Я просто хотела умереть. Здесь и сейчас.
Я не хотела жить со скверной тьмы внутри и снаружи. И не могла заставить себя убить.
Саму себя.

Отредактировано Алиса Коварейн (08-07-2015 21:25:10)

+1

3

Любой свет, как известно, делает тьму гуще. Стоит просто освятить пламенем свечи любой предмет, как сразу же в глаза бросится его темная, длинная тень, как напоминание о том, что у всего есть обратная сторона. Подобные законы применимы не только к таким простым вещам. К примеру, ими же можно объяснить то, почему в городе, рядом с эльфийским кварталом, где счастливо жили достопочтенные лесные остроухие, посвятившие все свои мысли и бесчисленные года служению светлым богам, нашла себе приют и носительница тьмы, беспросветной и пугающей.
На данный момент этот сосуд ужасного зла ломился в дверь одного из трактиров, требуя немедленно пустить и позволить надрать зад тем мерзавцам, которые смеют разбавлять вино. Разумеется, если бы дроу действительно злилась и хотела надрать кому-то зад, толпа подвыпивших господ и дубовая дверь не помешала бы ей. К счастью, пока такого желания не было, девушку просто забавляло то, как где-то причитает хозяйка, молясь своим бесполезным богам, а мужики, возмущенно кряхтят и, проверяя не сильно ли видно, что их штаны намокли от страха, ищут, что бы примостить к двери. 
Такие забавы быстро надоедают. Тем более в погожий денек, когда возможность встретить стражу возрастает, а сами пьяницы и носу не кажут из своего деревянного укрытия. Решив оставить бедняг в покое, давая им время подсушить штаны до вечернего визита, дроу посвистывая двинулась вдоль улиц. Она сама не заметила, как ноги принесли ее к кварталу лесных собратьев. Поплевавшись от вида напыщенной архитектуры, которую эльфы считали венцом творения, девушка решила, что делать ей здесь нечего, особенно при таком палящем солнце, и собралась уходить на поиски новых развлечений. 
Вдруг где-то недалеко раздался гневный мужской голос, потом умоляющий женский, зазвенели копья и зашумели шаги. Явно происходило что-то интересное и дроу не могла это пропустить. Втайне надеясь, что кого-то все-таки наколят на острие эльфийского оружия, девушка последовала на звук. 
Но нет! Видимо, сегодня ей не светило никакого веселья, кроме горстки пьяных мужланов. Около поместья эльфийского лорда был не огнедышащий дракон, не кровожадный демон и даже не маленькое народное восстание против нелюдей, а лишь нищая оборванка, лишенная рассудка. Ну право, кто в трезвом уме станет просить милостыню в доме таких педантов и скряг, как эльфы? Этих ханжей лучше караулить на людных улицах, бросаясь под их золоченые сапоги. Иначе, если их добрый поступок не увидит сотня очарованных глаз, смысла в подаяние эти сучьи дети не увидят. И снова дроу собиралась уходить, как вдруг заметила, что вся правая половина тела девушки покрыта какими-то знаками, очень напоминающими те, что она так долго зубрила, с трудом выискивая в подземных библиотеках книги со строками о Рилдире. 
Тут уж интерес не просто зажегся, а вспыхнул в эльфке. 
Темные боги отметили ее... Такие знаки не появляются просто так.
Строя догадки о том, зачем девушка, которой даровано такое благословение, ползет на крыльцо дома жалких светлых выродков, дроу поспешила к ней. Вся прежняя веселость куда-то улетучилась. Дело касалось Рилдира, и темная едва сдерживала дрожь предвкушения во всем своем теле. Действительно, вдруг, коснувшись этих диковинных знаков, забытые детские чувства воспрянут в ней, и она сможет снова хотя бы на полшага стать ближе к своему господину. 
Дроу ничего не пыталась объяснить незнакомке. Она, словно перед алтарем, упала перед ней на колено и, отведя ткань плаща в сторону, коснулась узоров на коже. И, действительно, это подействовало на девушку, как долгожданная доза на наркомана. Голова наполнилась тихими голосами, как комната наполняется запахом ладана, и вновь промелькнул образ прекрасного и могущественного Рилдира с гордостью смотрящего на свою верную жрицу. Но все это растаяло также быстро, как утренний туман...
После невероятного прилива сил, дроу почувствовала себя разбитой и покинутой. Единственное, что осталось у нее после долгожданного ведения - девушка, удивленно смотрящая на нее. 
- Ну-ну, - примирительно сказала эльфийка, - я всего лишь потрогала. Меня зовут Зираэль. А твое имя можно узнать? И откуда на тебе эти дивные письмена? 
Ласточка опустилась на мостовую рядом с новой знакомой и вся обратилась во слух, чувствуя, что рассказ будет долгим и стоящим.

+1

4

Сквозь боль, перемежавшуюся с воплями поедаемой души, я почувствовала, как кто-то коснулся моей руки. Той самой, по которой струилась скверна извращенных знаков. Той самой, которую я хотела отрезать себе в надежде убить тьму внутри. С трудом оторвав лицо из защитного плена ладоней, я посмотрела на того, кто не побоялся прикоснуться к чудовищу, отмеченному самим Рилдиром.
Эльфийка. Темная. Дроу.
Именно такой порядок узнавания прокатился по моему сознанию, пока я выхватывала взглядом побитой собаки одну деталь за другой. Острые уши, тонкие черты лица, красота - эльфийка. Черные доспехи с грудью на выкат, пауки и черепа на них напоказ выставляют сущность - темная. Почти белые волосы, темно-серая кожа, хищные глаза с неприкрытой порочностью - дроу.
Я выдернула руку в панике, со страхом всматриваясь в ее лицо. Я, как и любой служитель храма, была наслышана о непредсказуемости, гневливости и злопамятности темных эльфов. Хоть она была и миниатюрна, но даже такая - она бы с легкостью и, возможно, с радостью выпустила мне кишки, приди это в ее хорошенькую головку.
Но тьма внутри захохотала от этих мыслей.
Я сжалась в комочек, ожидая... Чего? Удара? Смерти?
Явно не того, что она просто заговорит.
- Ну-ну, - в голосе темной даже поблескивало несколько ноток примирения, - я всего лишь потрогала. Меня зовут Зираэль. А твое имя можно узнать? И откуда на тебе эти дивные письмена?
"Дивные письмена"?! Вот эта гадость? Дивные? Х-р-р-р... Ярость зародилась где-то внизу, сжирая остатки самообладания и выжигая страх. Еще и мое имя узнать хочешь, отродье? Ну давай знакомится!!!
*Глаза Алисы залило равномерным серым без зрачков, белков и радужки, сделав их похожими на два куска откованной стали*
Мир выцвел, стерев все остатки цветов, похоронив их под пеленой темного гнева. Серый-серый-серый. И на этом фоне еще ярче стала темная, сидевшая напротив, будто выделенная тьмой для приложения моих сил. Исковерканная мраком рука резким движением кинулась вперед, с силой сжимая горло эльфийки. Я легко встаю, держа ношу на вытянутой руке, в то время как в отведенной второй начинает скапливать сгусток тьмы, пробираясь по моему телу.
Я чувствовала его отвратительные касания, чувствовала, как проклятье отхватывает с каждым мигом кусочек моей души, но сейчас это было не важно. Я видела только эту заносчивую эльфийку, трепыхавшуюся в моей руке. И моя ярость требовала!..
Изодранный плащ скользнул с моих плеч, открывая такую же драную одежду послушницы храма Имира. Тьма плясала на кончиках пальцев, постепенно поглощая свет вокруг в непреодолимом голоде.
-Ну давай знакомится, Зираэль, - то ли рык, то ли крик вырвался из моих уст, оскалив выбеленные зубы.
Тьма внутри надрывалась от смеха и счастья.

0

5

Пожалуй, увидев происходящее и толком не разобравшись в нем, все учителя дроу и даже ее случайные спутники пробили бы себе лицо ладонью. Нелюдь, который в бою спокойно уворачивается как от стрел, так и от града ударов сталью, так просто позволил какой-то оборванке схватить себя за горло. Элемент неожиданности? Нет, никакой человеческой скорости не хватит, чтобы выпад остался неожиданным для любого война с практикой более пятидесяти лет, не говоря уже о убийце-дроу. Так что для сторонних наблюдателей оставался только один вариант, дроу совершенная растяпа, которая вот-вот поплатиться за это своей жалкой, недостойной ее народа, жизнью. 
Но, предположим, в ее действиях был философский подтекст. Зиарэль стало обидно, что возможно первый и единственный ее светлый порыв был так ужасно воспринят. Это так глубоко задело тонкую душу эльфийки, что кишки незнакомки были за секунду до вынужденной прогулки по мостовой вне своей хозяйки. Зираэль бы всплакнула, попросила у Рилдира прощения, содрала на память скальп и пошлепала бы по своим делам. Так бы этому и быть, если бы не демонический свет в глазах наглой девчонки... 
Это было интересно. Действительно весело и захватывающе. За это можно было простить и грязные пальчики на своем горле, и пафосные высказывания.  Тем более все эти одежды светлых жриц, сгустки тьмы и прочие неожиданные атрибуты бродяжки...
В порыве злости, девчонка вряд ли замечала, что держит на своей вытянутой руке больше шестидесяти килограмм (дабы оправдать дроу, скажем, что десять из них весили железные побрякушки, а остальное пышные груди и неподъёмное самомнение). К тому же, это был даже не мешок с картошкой, а нечто пусть пока заинтересованное и малоссопротивляющееся, но довольно злое и опасное. 
А вот самой бродяжке явно не хватало опыта и сил... Дышать Ласточка могла очень даже свободно, да и желание, которое изъявила ее новая знакомая, давало достаточно времени на действия. 
Убийца, уже с надлежащей дроу скоростью, выхватила из-за пазухи кинжал и с немалой силой саданула его рукоятью по запястью девушки. Разумеется, рука, держащая горло девушки, разжалась (рефлексы, все вопросы к Павлову), а запястье было как минимум повреждено, как максимум раздроблено ко всем чертям. Это мы узнаем чуть позже...
У дроу в запасе оказалось еще немного времени. Его как раз хватало на то, чтобы рука без кинжала успела скрутиться в странном жесте, а губы прошептали короткие слова заклинания. Сама простая ментальная магия, которой маленьких темных жриц учат уже на втором десятке лет обучения в храме. Слабое заклинания дезориентации, которое держится не более десятка секунд. 
Но, согласитесь, это опять же время. Которого дроу снова хватает, чтобы приблизиться к девушке и, схватив ее за поврежденное запястье, сжать настолько сильное, насколько способны пальчики, натасканные вырывать кишки из открытых ран. 
-Как некультурно, юная леди, - удручающе качнула головой дроу, продолжая медленно, но с чувством ломать девушке запястье, - неужели жриц светлых божков не учат вежливости? Печально, ведь тогда я преподам тебе урок. При знакомстве стоит называть свое имя, а впадать в состояние сумеречного берсерка можо уже после. Думаю, твой драгоценный Имир очень расстроен подобным поведением... Хотя постой. Знаки, темные шары и прелестные серые глазки... Позволь, я угадаю. Твои боги отказались от тебя, девочка. Бросили тебя, кинули и предали, как только что сделал тот лесной эльф, который, возможно, не так давно ходил возлагать дары на алтарь твоего храма. Так скажи мне, почему ты злишься на меня? Единственную, кто протянул  тебе руку за все время появления узоров на твоей коже. Все поменялось, милая, теперь ты видишь истинное лицо светлых ханжей и своего надменного божка. Это благословение. Дар зрения и понимания, которым тебя одарил единственный истинный бог. Прими это с благодарностью, иначе ты сойдешь с ума, девочка. Месть слаще безумия, уж поверь.
Стоит заметить, что раньше Зираэль не наблюдала за собой подобного педагогического зуда. Но на все воля Рилдира. Видимо, девчушка действительно была избранной, раз ей на пути встретился не обычный наемник, покаравший бы ее всеми возможными способами за такое поведение, а страстно влюбленная в тьму Ласточка, решившая открыть новому сумеречному дитя глаза.

+1

6

Резкая боль пронзила мое запястье. Я взвыла и отдернула руку, прижимая ее к груди. Под пылающим взглядом дроу, я скукожилась, осознав, что только что произошло. Я отдалась тьме! Я добровольно чуть было не убила живое существо...
Баюкая ноющую руку, я смотрела на нее полными ужаса глазами, осознавая, что только что подписала себе смертный приговор.
Я, как слепой котенок, отступила назад, не видя и не слыша ничего вокруг. Несколько показавшихся вечностью вдохов, и...
Пелена серости спала с моих глаз, возвращая краски миру.
А дроу схватила меня за изувеченное запястье, с нечеловеческой силой сжимая поврежденный сустав. Из глаз посыпались искры, туманя взгляд. Я взвыла еще громче, пытаясь выдрать руку из хватки смерти, дробящей кости. Но ничего не могла сделать. А эльфийка вновь подала голос.
-Как некультурно, юная леди, - удручающе качнула головой дроу, продолжая медленно, но с чувством ломать девушке запястье, - неужели жриц светлых божков не учат вежливости? Печально, ведь тогда я преподам тебе урок. При знакомстве стоит называть свое имя, а впадать в состояние сумеречного берсерка можо уже после. Думаю, твой драгоценный Имир очень расстроен подобным поведением... Хотя постой. Знаки, темные шары и прелестные серые глазки... Позволь, я угадаю. Твои боги отказались от тебя, девочка. Бросили тебя, кинули и предали, как только что сделал тот лесной эльф, который, возможно, не так давно ходил возлагать дары на алтарь твоего храма. Так скажи мне, почему ты злишься на меня? Единственную, кто протянул  тебе руку за все время появления узоров на твоей коже. Все поменялось, милая, теперь ты видишь истинное лицо светлых ханжей и своего надменного божка. Это благословение. Дар зрения и понимания, которым тебя одарил единственный истинный бог. Прими это с благодарностью, иначе ты сойдешь с ума, девочка. Месть слаще безумия, уж поверь.
-Нет! Нет!!! - заорала я во все горло, с помощью почерпнутой откуда-то силы выдергивая наконец руку. - Это все ложь! Ты врешь!
Я отскочила от нее и рванула, куда глаза глядят. Нет, все это ложь! Все это просто кошмарный сон! Не могли меня предать все. Нет!
Слезы текли по лицу, ноги сами несли меня в неизвестность, вторя мечущимся в голове мыслям. Не могли меня все предать. Не могли! Боги, эльфы, сестры... Нет... Не-э-эт!.. И тут моя голову пронзила вспышка. Генрих! Мой любимый, мой дорогой, мой самый лучший Генрих! Ты же где-то рядом должен быть! Где-то тут, около Аримана!!!
Я в паническом рвении пролистывала страницы памяти, ища название деревни, где он работал у какого-то лавочника. И откуда с караванами ходил, чтоб заработать нам на свадьбу и дом. Его не было в Лесничихе, когда все произошло, но он уже должен был знать о случившемся, и... ищет меня!..
И тут я наконец вспомнила не только название, но даже и как туда добраться. Я рванула со всех ног, уже не обращая внимания на боль в истерзанных босых ступнях от постоянных пеших прогулок. Каким-то образом я умудрилась забрать плащ, и сейчас прятала клейма от пристальных взглядов.
Вот и ворота остались позади. Я бежала. Бежала. Бежала. Дыхание давным давно сбилось. Кровь сочилась по левой руке, исторкаясь из множество рубцов, оставленных мне палачами. Тьма смеялась внутри. Тьма радостно рыдала. Тьма жгла изнутри обещаниями правды и силы. Тьма...
За что мне все это?! Почему это все досталось мне?! Почему, Имир?!!
Я не оборачивалась и не знала, следует ли темная за мной или...
Или?

+1

7

...И почему все эти смертные такие суетные? К примеру, где это видано, чтобы так подрывался с места остроухий друид или прыгали по мостовой орк в обнимку с демоном? Ну тем более, ни дракон, ни достопочтенный гном не будет так мчаться, утруждая своих новых знакомых утомительной погоней. На подобную беготню способны только всякие смертные девчонки, чье шило в заднице своими размерами может встревожить даже едва знакомую дроу. 
Если вдуматься, что такого страшного произошло с этой дамой?.. Ну появились на ней дополнительные украшения, в виде узоров на коже, что ужасного? Многие существа специально наносят их на свою кожу, называя это модой. Зачем же тыкать в них таких занятых нелюдей, как лесные эльфы, и бегать по улицам, как очуемелая, тем более, когда тебе уже предложили помощь? Ведь дроу действительно была настроена на длинную и плодотворную лекцию о пользе служения Рилдиру и даже была готова расщедриться на кувшин вина или даже предложение отомстить заносчивым лесным собратьям. Но у смертной, видимо, начались внеплановые Олимпийские игры, и она, покривлявшись, якобы от мук, припустила по темной улице.
Дроу закатила глаза и понадеялась, что девчонка хотя бы не убьется, споткнувшись о какой-нибудь камешек в темноте.
О боже мой, матерь Ллос и великий Рилдир, вы действительно этого хотите? Мне, вашей смиренной дочери и верной слуге, бегать за проклятыми смертными и, аки какой-то бродяга проповедник, рассказывать им о вашей власти? Учитывая нелепость задания, я требую дополнительный знак свыше (… или сниже?..)
-Убирайся отсюда, темное отродье!
Именно с этим звуком, а не с обычным "плеск-плеск", из рядом расположенного окошка на Зираэль вылилось ведро воды. Окно захлопнулось прежде, чем убийца успела рассмотреть наглую бабень. 
Мокрая и злобная, Ласточка сорвалась с места и неслышно последовала за девушкой.
-Все понятно, спасибо, в знаках больше не нуждаюсь, - прошипела Нел'Вир уже на бегу. - Спасибо, хоть не помои. 
Петляя по темным улочкам вслед за так и не назвавшей свое имя смертной, Зираэль не спешила открывать факт своей погони, хотя догонять глупых девчонок у нее получалось гораздо лучше, чем ломать запястья. 
Когда неожиданная подопечная дроу выбежала за ворота города, последнюю начали терзать смутные сомнения. Уж не утопиться ли в ближайшем озере решила эта глупышка? А может она просто хочет, чтобы ее загрызли волки в лесу? Или лесные разбойники оставили на ее теле другие, уже более неприятные, а к тому же липкие и мерзкие следы? В общем, эльфка начинала склоняться к тому, что ее высшая миссия, предначертанная самим Рилдиром состоит в том, чтобы убить эту бешеную самым приличным и подходящим способом для того, кого отметила тьма. Теперь осталось решить, что-то ритуальное или просто максимально быстро? Ну да ладно, стоит сначала догнать, а уж потом Рилдир с фантазией в помощь. 
Благо уже начинало темнеть и беглянка не могла видеть увидеть дроу, которая на приличном расстоянии следовала за ней, то и дело скрываясь в тени. От возможной и уже продуманной Ласточкой атаки девушку спасло то, что навстречу ей вынырнули из полутьмы какие-то домики, оказавшиеся селом.  Видимо, именно к одному из них и направлялась выдохшаяся бегунья.
Тут желание сделать язвительный комментарий пересилило всю жажду незаметности в Зираэль. Она довольно быстро, благо этого ее скорость и выносливость точно позволяли, сократила расстояние до смертной и остановившись за углом дома, к которому подошла ее новая знакомая, сладко пропела:
-Как оригинально! Ты снова собралась стучаться к кому-то и просить помощи? Очнись, теперь ты уже не та, кем была прежде. И пока такая ты, кроме меня и Рилдира, никому не нужна.

+1

8

Ноги сами несли меня по велению сердца. Или чего-то еще. Я в забытьи неслась в неизвестность, точно зная, что в конце меня ждет ОН. Мой Генрих. Я была уверена в благополучности путешествия. Я мечтала скорее встетиться с любимым.
Разбитые в кровь ноги оставляли красные следы в дорожной пыли. Шаг за шагом, миг за мигом. Я бежала, подгоняемая страхом, что все, что говорила эта темная - правда. Быстрее, Алиса, быстрее!!! Плащ давно потерян в бешенной гонке, и лишь изодранное одеяние послушницы отделяет меня от прохладного вечернего воздуха. Но я не чувствовала легких касаний, разгоряченная диким бегом. Я лишь закрывала клеймо на запястье правой руки, чтобы оно сильно не бросалось в глаза своей чужеродностью.
Беги! Беги!!!
Дома вынырнули из полумрака, тут же исчезнув из поле зрения, уступая следующим. Путеводная нить, связывающая меня с любимым становилась крепче, подрагивая от натяжения. Я все ближе к цели. Скоро-скоро, дорогой мой!
Я остановилась перед очередным домом как вкопанная, давая себе отдышаться. Давай отдохнуть избитым ногам. И отпустила успокоившееся запястье, переставшее напоминать мне о встрече с дроу. Но сама дроу решила мне напомнить о свое присутствии в самый неожиданный момент.
-Как оригинально! Ты снова собралась стучаться к кому-то и просить помощи? Очнись, теперь ты уже не та, кем была прежде. И пока такая ты, кроме меня и Рилдира, никому не нужна, - с неведомой заботой в голосе пропела она.
*С руки Алисы сорвался темный сгусток, врезавшись в угол дома, из-за которого появилась Зириэль.
-Исчезни, темное отродье! - взвизгнула я, и над ее головой взорвался кусок стены, обдавая темную градом осколков и пыли. - Имир покарает тебя!!!
И рванула на себя входную дверь, врываясь в дом, где, как я чувствовала, находится мой Генрих. Прихожая, зал, кухня. Интерьеры мелькали перед моим взором, как в ускоренной промотке длинного полотна. Лестница на второй этаж с изящными перилами из кованного чугуна. Три десятка ступеней. Продолжаем гонку. Быстрее!!!
Последняя дверь заставила меня вновь остановиться в нерешительности. Я боялась этого последнего шага. Боялась того, что и кто за этой дверью. Если... Если...
Все, Алис, соберись. Последний шаг.
Я открыла дверь и вторглась в роскошную спальню, освещенную множеством свечей. И дикий женский визг был мне ответом. Я рванулась было закрыть дверь с другой стороны, посчитав, что все это наваждение с путеводной нитью лишь примечталось мне из-за пережитого, но тут я увидела знакомую кудрявую шевелюру на подушках.
-Алиса? - послышался знакомый до боли голос из глубин огромной кровати. - Ты что здесь делаешь?!
-Кто это вообще, Геня?!! - заорала блондинка, лежавшая с ним рядом, указывая на меня. - Какого беса эта оборванка делает в моей спальне?!!
-Геня? - начала закипать я. Руки сами сжались в кулаки до побелевших костяшек пальцев. Я зашипела, глядя в любимые до слез карие глаза. - То есть вот чем ты занимался в своих "походах"?! - последнее слово я выделила ядовитой интонацией.
Он встал, прикрываясь простыней, примирительно протягивая мне руки. В его глазах была заметна лихорадочная работа мысли. Но я уже видела все, что должна была увидеть. Голая грудь женщины, возлежавшей рядом с ним недвусмысленно двигалась, как после бурных развлечений. Да и на его лице прекрасно был заметен румянец долгого и бурного секса.
Мир начал плавно выцветать под действием моей ярости.
-Алис, это не то, что ты думаешь! - воскликнул он, подходя ближе.
Обычная фраза всех пойманных на месте преступления мужчин. Все не так, как я думаю? Губы сами искривились в оскале. Краски окончательно пропали в никуда, оставив лишь серый цвет ярости и мести.
-А что я думаю, ублюдок? - спокойно спросила я у него. Потом продолжила, постепенно повышая голос. - Что ты был здесь, когда жгли твой родной город. Что ты жрал тут пироги, когда убивали всех его жителей. Что ты трахался с этой шлюхой, когда меня пытали и насиловали.
Он хотел что-то сказать в ответ на эти обвинения, но я не стала даже его слушать. Мне стало плевать.
Тьма окружила мои руки и сотнями голодных змей бросилась на него. В его расширившихся глазах я видела ужас. Простынка полетела прочь, оголяя до сих пор возбужденное "достоинство", но тьма уже навалилась на него, валя на пол и приковывая к нему всей силой моего гнева.
-Геня!!! - заорала блондинка с кровати, приподнимаясь. Я махнула в ее сторону рукой, и еще один жгут тьмы стеганул по ней, как кнутом. Она громко вскрикнула и упала обратно на подушки.
-Сесиль! - воскликнул Генрих, косясь из-под покровов тьмы на кровать.
-О... ты даже знаешь ее имя, мой дорогой, - я присела рядом с ним, всматриваясь в его испорченное страхом лицо. Как я могла любить такую тварь? Как могла доверять тому, кто меня предавал каждый день? - Что ж, пойдем знакомиться с Сесиль.
Я подошла к испуганно сжавшейся в комочек блондинке, которая для меня стала окончательно лишь серым наброском карандашами на саму себя. Тяжелый взгляд потерявших человечность глаз отразился в ее очах, заставив ее задрожать все телом. Да она была красива и изящна, да вот только чем я хуже? Моя бровь дернулась вверх, изображая недоумение. Что заставило его предать меня с этой?
*Алиса будто выцвела, став серой, как и мир для нее. Кожа посерела, волосы выбелились до белого серебра, губы и брови почернели.
Ветер из распахнутых окон взметнул мои волосы, заставив даже на секунду удивится их серебристой белизне. Но тут же этот нюанс был забыт. Месть. Только она имеет смысл. Я подхватила женщину за волосы и оторвала от кровати, второй раз за день повторив трюк с тасканием живых нош.
-Скажи мне, тварь, - холодно прошипела я ей в лицо, - чем ТЫ лучше МЕНЯ?!
С неведомой доселе легкостью я отшвырнула ее прочь, не слыша ни ее воплей, ни просьб и мольб моего бывшего жениха. Гнев и холод предательства выморозили все внутри, оставив лишь сожженые руины былого великолепия доброго сердца. Меня предали все, кому я верила. Все, во что я верила, оказалось ложью. Все тлен.
Так пусть и станет тленом.
Я в ярости взрыкнула, теряя остатки человечности, и отломала кусок колонны, поддерживавшей балдахин над кроватью. Приблизившись с импровизированным оружием к воющей в страхе Сесиль, я вздернула ее за горло, прижав к стене.
-Алиса!!! Стой!!! Прекрати!!! - прорвался сквозь пелену ярости голос Генриха. - Пожалуйста...
Но его вопли возымели лишь противоположное действие.
-То есть, о ней ты беспокоишься больше, чем обо мне? Тебе плевать на то, через что мне пришлось пройти да? На то, что со мной сделали? - от холода в моем голосе могла бы замерзнуть вода, будь она рядом. Но кровь в их жилах застыла точно. - Что ж... Значит, будет так.
Я подняла блондинку еще выше и со всей силы воткнула щепку ей в живот. Она дико заверещала и забила руками в сторону, но меня уже не волновали такие мелочи. Я дернула деревяшку на себя вспарывая мышцы и кожу. Кровь хлынула рекой, обдав меня волшебным душем сладостной мести. Я смеялась, чувствуя касание теплой темно-серой жидкости на моей распаленной коже. Отбросила бьющееся в конвульсиях тело прочь.
Посмотрела на заходящегося в крике ужасе Генриха с легким презрением.
-Нет, моя дорогая, ты так просто не умрешь, - негромко сказала я стонущей девушке, с упорством обреченного пытавшейся собрать внутренности на положенное место. Я откинула ее руки прочь, схватила пульсирующие кишки и дернула на себя под жуткий вопль измученной девушки. - Я прошла через кошмар. И тебе придется, - я усмехнулась ей в лицо, разматывая ее кишки. Потом сделала из них петлю и накинула ей же на шею. Безумный оскал окончательно захватил мышцы моего лица, преобразив его в демоническую маску. - Добро пожаловать ко мне в бездну!
Петля обвила ее шею, а другой частью ее же кишок я обвила другую поддерживающую колонну балдахина и резко дернула, вешая девушку на ее же кишках под дикий, но тут же прекратившийся вопль, угасший вместе с помутившимся от боли сознанием.
Потом мой взгляд остановился на все еще прикованном к полу бывшему жениху. По его лицу катились крупные капли пота, но он был не в силах говорить, ужас сковал его тело и разум. Да, я стала ужасом, дорогой. В том числе, и по твоей вине. Я пошла к нему, расстегивая по пути поясок на талии. В двух шагах от него я отстегнула бляху со знаком Имира, обжегшую мне руку, позволяя остаткам изодранного одеяния упасть на пол.
Тьма услужливо усадила его на стул, чудом устоявший на ногах во всех этих безумных эскападах, и он вперил в меня изумленный взгляд. А я наслаждалась страхом, смешанным со все возрастающим похотливым желанием в его глазах. Тьма опорочила меня, но и она же дала мне счастье быть желанной. Оскал сменился похотливой улыбкой, и я обняла его, садясь сверху.
-Что в ней было такого, чего не было во мне, мой дорогой? - целуя испачканными в крови Сесиль губами его шею, спросила я. - Что заставило тебя предпочесть ее общество моему? - я начала двигать бедрами, ощущая, как растет возбуждение в его мужском органе. - Что заставило тебя предать меня?!
Ярость затопила сознание, и я желала всем естеством мести. И месть не стала откладывать свое прибытие. Тьма хлынула с пальцев в его сторону. Она обхватила его голову, вливаясь в нос, в открытый в немом крике рот, в уши. Она начала давить, изгоняя кровь. Черные линии поползли по его лицу, показывая, куда забралась скверна. Глаза начали наливаться чернотой. Он бился подо мной, но я не давала своей ярости отпустить его. Я жадно поцеловала его губы, чувствуя, как бугрится кожа. А потом вся его кожа лопнула под диким напором тьмы, смешанной с его же кровью. Глаза обдали меня фонтанами черной испоганенной жижи.
И я осталась с оголенным черепом в руках. И рассмеялась.
Теперь я свободна!

+1

9

Тьма хуже клеща. Да, вот именно так. Мерзкое насекомое можно вытащить из плоти, хоть это будет неприятно, а в некоторых случаях даже опасно. Тьму же, если она успела прекратить свое существование как тень, подчеркивающая свет, а обрела свою форму, достать невозможно уже никакими способами. Больше всего ей соответствует слово "скверна", так любезно введенное в обиход господами инквизиторами. Болезнь, гниль, скверное и мерзкое варево, наполняющее вены и настойчиво рвущееся в сердце и мозг. Скверна как хворь, от которой нет ни лекарств, ни вакцин. Даже дитя, выросшее в свете, посвятившее свою жизнь солнцу и Имиру, нельзя уберечь от нелепой случайности, неожиданного прикосновение ко тьме, которое заставит тень от света в его душе, перестать быть лишь тенью. Свет слаб своей мягкостью. Давая поблажки своей сумеречной сестре, он всегда думает, что держит все в своих руках. Потом он начинает молиться о том, чтобы все вернулось под его контроль. А дальше, оп, щелчок, и тьма поглощает все, как целая бочка меда портится от одной лишь ложки дегтя, как ранее здоровый человек отправляется в могилу из-за одной лишь бактерии, попавшей в его кровь. 
Как раз сейчас, дроу по счастливой случайности, а может и по воле Рилдира, стала свидетельницей того самого щелчка. Тот сладкий момент, когда светлая жрица, еще недавно певшая песни кроликам и птичкам, бывшая верная подруга по делам сердечным и просто чудесный человек, развешивала кишки какой-то девчонки по балдахинам и мучила своего недавнего возлюбленного. Ну как тут, спрашивается, не пустить слезу умиления? 
Уж разумеется, мешать этому дроу не собиралась. По ее мнению, это было вообще первое трезвое решение смертной за все пару часов их знакомства. 
Сама же Зираэль, восседала на подоконнике окна, которое пылкие любовники, видимо, открыли, дабы впустить немного свежего воздуха в комнату, где все пропахло семнем и женским потом. Забраться было не так сложно, учитывая что прямо под окном находился козырек лошадиного стойла, за который не составляло труда зацепиться. Но это не так важно. Главное, что Ласточка успела посмотреть этот увлекательный эпизод бразильского сериала от начала до конца. Возможно, она бы даже сочла это поучительным, как в плане того, что неизвестно кем окажется баба мужика, с которым ты спишь, так и в плане изощренности убийств. Но, увы... Никаких разъярённых баб, будь они хоть магичками, хоть демонами, блондинка не боялась, а в плане убийства, пожалуй, даже нашла бы чем дополнить картину. Поэтому эпизод носил чисто развлекательный характер.
Дождавшись, пока новоиспеченная темная наупивается своей властью и силой, Зираэль кашлянула. 
- Кхем, вот видишь. От тьмы не убежишь, - последовало нравоучение. - У твоего женишка есть тут вино? Я, между прочим, уже несколько часов за тобой бегаю, даже имени не зная. Утомилась вся, ножки устали, горлышко пересохло, а от мертвых шлюх меня всегда начинает мутить.
Убийца откровенно жеманничала и капризничала, уже записав смертную чуть ли не в подруги. Хотя как иначе, на нее все таки указал Рилдир, а своей красочной экзекуцией, она подтвердила то, что несмотря на все отрицания и пустые слова про Имира, тьма нашла приют в ее сердце.
- И тебе бы лучше забрать вещи этой девицы, а то теперь шмотки жрицы тебе не к лицу, - гаденько захихикала Зираэль. 
Переступив через труп парня, дроу добралась до початой бутылки неплохого вина и пары стаканов, жестом приглашая свою новую знакомую присоединиться. 
- Садись и все мне расскажи. Рилдир свел нас, и вряд ли это спроста. Сейчас отвергать его власть над тобой, тоже самое, что пытаться не дышать просто потому, что воздух чем-то тебе не угодил. Расскажи мне все, вплоть до того, с чего ты решила пойти к эльфам, а я стану твоим гидом в этом темном царстве.
Зираэль налила себе вина и сделала добрый глоток, чувствуя как бесполезное, но приятное тепло разлилось по ее телу. В комнате было душно, даже несмотря на вечернюю прохладу, и терпко пахло свежей кровью. Водрузив ноги на тело покойного Генриха, Ласточка уже во второй раз приготовилась слушать историю незнакомки.

0

10

Ярость отступала и вместе с ней уходил всеобъемлющий серый. Возвращались краски, раскрашивая мир в кровавые тона свершившейся драмы. Я вернула себе контроль над эмоциями, но в груди зияла холодная пустота, оставшаяся от сгоревших чувств. Туда же канули мечты и желания. Я сидела на трупе Генриха, держа в руках его оголенный череп. Потом оттолкнула его, тот с грохотом упал, расплескивая по еще не залитым доскам очередные кровавые ошметки. Я задумчиво посмотрела на дело рук своих, не ощущая ни доли угрызений совести.
Он меня предал.
Он заслужил это.
Тут я услышала легкое покашливание и обернулась на звук. На подоконнике сидела давишняя эльфийка и разглядывала меня и учиненный в комнате бедлам. Как еще жители соседних домов не прибежали выяснять, что здесь за ор?
- Кхем, вот видишь. От тьмы не убежишь, - наставительно сказала темная. - У твоего женишка есть тут вино? Я, между прочим, уже несколько часов за тобой бегаю, даже имени не зная. Утомилась вся, ножки устали, горлышко пересохло, а от мертвых шлюх меня всегда начинает мутить.
Я в прострации поглядела на подвешенный на собственных кишках труп и перевела взгляд на свои руки, по крытые черной и красной кровью от кончиков пальцев чуть ли не до плечевых суставов. Потом я посмотрела на свое тело и осознала, что проще перечислить не испачканные в чужой крови места, чем подсчитать окровавленные. Я подхватила с полу кусок не сильно угвазданной простыни и начала стирать кровь со своей кожи, открывая танцующие руны тьмы чужому взору, будь такой в этой комнате сейчас.
Дроу за чужую я уже не считала. Ведь она единственная не лгала мне. Я пожала плечами, наблюдая за ее манерными экзерсисами.
- И тебе бы лучше забрать вещи этой девицы, а то теперь шмотки жрицы тебе не к лицу, - гаденько захихикала Зираэль.
Я усмехнулась и осмотрела комнату в поисках хоть части женского гардероба.
-Как видишь, здесь никто никогда не раздевался, кроме меня, - стерев остатки чужой крови с тела, сказала я. Теперь я попыталась тщетно оттереть волосы, вернувшие привычный черный цвет. Но они окончательно превратились в кровавую мочалку, свалявшись в огромный валик. - Все уже приходили сюда раздетые.
Ну кто меня заставлял носить такую длинную гриву?! А... Генрих, точно. Я обернулась и посмотрела на труп парня. Он уже получил свое. Жаль, что так быстро отмучился, но сделанного уже не воротишь.
Дроу тем временем уже добралась до столика у кровати и по-хозяйски разливала вино по бокалам. Протянув мне один, она приглашающим жестом указала на место на кровати рядом с собой. Я не стала противится. Хватит уже этой глупой бесполезной беготни от той, кто действительно может мне помочь.
- Садись и все мне расскажи. Рилдир свел нас, и вряд ли это спроста. Сейчас отвергать его власть над тобой, тоже самое, что пытаться не дышать просто потому, что воздух чем-то тебе не угодил. Расскажи мне все, вплоть до того, с чего ты решила пойти к эльфам, а я стану твоим гидом в этом темном царстве.
Я улыбнулась и задумчиво покрутила в руке бокал. В той самой руке, которую утром я хотела отпилить или сорвать кожу, лишь бы стереть грязь тьмы с нее. А теперь это дерьмо стало частью меня... Но даже приняв это, я не прощу того, кто сделал это со мной. И я найду эту тварь.
-История глупа, как и все, что я сегодня делала, Зираэль, - откуда-то из закоулков памяти даже вынырнуло ее имя, сказанное мне этим утром, таким далеким и бесконечно чужим. - Я была послушницей храма Имира в городке в паре дней пути отсюда. Родном вот для того куска плоти, - я кивнула в сторону обезображенного жениха. - Помогала в меру сил, любила, мечтала о семье и доме, - вино горячей волной хлынуло по пищеводу и ухнуло в животе, разлившись теплом. - Потом пришли темные. Не такие, как ты. Другие. Вот с таким гербом.
Я показала ей печать на внутренней стороне запястья и замолчала. В голове было пусто. Ни мыслей, ни желаний, ни цели. Только тлело одно короткое слово: "Месть".
-Я найду этих ублюдков, и они ответят за все, что сделали со мной, - я зло усмехнулась и сделала еще один глоток. - А сделали они очень много... Пытали, насиловали, убивали на моих глазах моих подруг и сестер по вере... - как-то я слишком обыденно об этом рассказываю. Но запал внутри погас. Нет уже той Алисы, что была три недели назад. Но и новая еще не появилась. - В общем, все, что обычно делают темные с захваченными девушками. Потом был этот гнусный ритуал, и я стала обладательницей вот этого великолепия, - я провела левой рукой по узорам на правой. - А на утро они оставили меня одну среди руин моего храма. Ни одной живой души вокруг. Только трупы и догорающие костры.
Третий глоток смочил горло. Я совершенно не чувствовала хмеля. Вино стало как вода. Просто утоляло жажду.
-Вот я и бросилась искать возможность очиститься. Смыть с себя все это. Пришла к сестрам по вере, но они прогнали меня. Потом побежала просить помощи у эльфов... И чем это закончилось - та знаешь, - я грустно хмыкнула. - Ну и вот сюда после всей этой катавасии бросилась. В глупой надежде найти что-то, что сможет меня удержать на краю пропасти. Но не нашла.
Мой взгляд обежал комнату, остановившись на зеркале. В нем отражалась обычная я. Такая, какой я себя помню всегда. Красивое лицо, стройное тело с округлостями в нужных местах, изящные руки и длинные ноги. Мечта поэта... Если отбросить кровь, засохшую тут и там, жуткий колтун черных с кровью же волос на голове и узоры тьмы на коже. И жадную печать порока, поселившуюся в моих глазах. Навеки.
-Теперь у меня одна цель. Найти того, кто сделал это со мной. И заставить пожалеть об этом, - а потом в легкой задумчивости, будто выбирая кур на рынке, негромко добавила. - И поубивать всех тех, кто меня предал. Их я тоже не прощу ни за что. Они тоже причастны ко всему произошедшему. И они ответят.
Я понимала, что это значит. Охота. Бесконечная охота на людей и нелюдей, полная крови, порока и смерти. Я только что подписала себе смертный приговор. Но и им, чванливым эльфам за высокими заборами, самовлюбленным Сестрам в храме, гнавшим меня палками прочь, - этот приговор вынесен тоже. Я не прощу.
Тьма радостно взвыла, понимая, что я полностью окунулась в нее с головой и вожделенно погладила обломки моей души, пылавшие в огне ярости и гнева. Месть - отличный повод жить, когда жить не хочется.
Я отставила бокал и встала. Протянула руку, все еще хранившую следы крови, но вернувшую нормальные человеческие цвета, эльфийке в классическом жесте знакомств, с которого, по-хорошему, его надо начинать. А не бегать как угорелые или хватать за горло.
-Меня Алисой звать. Будем наконец знакомы.

Отредактировано Алиса Коварейн (10-07-2015 22:02:36)

0

11

Есть случаи, в которых стоит просто промолчать... Очаровательно улыбнуться, похлопать длинными ресницами, а лучше даже садануть собеседника чем-то тяжелым по голове, чтобы придя в себя он и не вспомнил об этом дурацком разговоре. 
Таким был и наш случай. 
- ...Потом пришли темные. Не такие, как ты...
Мдауш, после слов "не такие, как ты", только инстинкт самосохранения в дроу не залился веселым смехом. Действительно, не такие, как она... Такие, как Ласточка, не оставляли в живых никого. Налетали, как стихийное бедствие, не просто ломая и насилуя, но сводя с ума одним своим присутствием. Они не практиковали темных ритуалов и дешевой показухи, они просто размеренно и четко, как маятник часов, убивали. Протыкали сердца, отрубали головы, вспарывали животы... Только, когда становилось очень скучно, можно было позволить себе и развлечься с юными жричками, лишая их драгоценной девственности ни чем иным как собственным клинком.
Воспоминания так сладостно отозвались в эльфийке, что она чуть не прослезилась. Решив использовать свою растроганность во благо, Ласточка сделала вид, что так ее задело ни что иное, как рассказ новой знакомой. Шумно высморкавшись в вынутый из бронелифчика платок, Нел'Вир даже не думая, что такое юное дарование, как она, может переигрывать, отхлебнув вина, вновь обратилась во слух.
-Теперь у меня одна цель. Найти того, кто сделал это со мной. И заставить пожалеть об этом. И поубивать всех тех, кто меня предал. Их я тоже не прощу ни за что. Они тоже причастны ко всему произошедшему. И они ответят.
Эта фраза вновь заставила дроу оживиться. Поубивать! Убивать это как раз то, чего ей сейчас так хотелось. Как известно, аппетит приходит во время еды, а когда ест кто-то другой, так вообще сложно сдержать текущие слюнки. 
- Слушай, а чего мы тогда тут сидим, - забыв про свое наигранное сострадание, вскочила с места Ласточка. - Вперед! Вперед мочить эльфяк! До твоих сестер мы вряд ли доберемся без соответствующего отряда, а вот громить особняки лесных ханжей можно и безо всякой подготовки.
Теперь Зираэль была почти уверена в согласии своей новой знакомой. Такая Алиса, нравилась ей куда больше, чем сопливая бегунья, которой она была еще пару часов назад. Вот, что с людьми делают убийства. Прелесть, что такое. 
...За окном была уже совсем ночь. Нежный солнечный шар давно закатился за горизонт и на сцену в мантии из тысячи тысяч сверкающих звезд вышла луна. 
В более крупных городах, где по улицам в такое время шастают упыри и прочие дрянные кровососы, мало кто из людей и порядочных нелюдей рискует высунуть свой нос из теплого домика. Но в деревне, находящейся в успокаивающей близости к более крупному, но не менее спокойному населенному пункту, бояться было нечего. Мужики, а вместе с ними и измотанные днем стирки и уборки бабы шатались по темным улицам, даже не подозревая в какой опасной близости от них случилось будоражащее кровь преступление. И уж конечно никто из них и подумать не мог, что и сам находится в нешуточной опасности. 
А два будущих создателя ЧП в тихом городке, как раз, вышибая ногой дверь дома, вывалили свои разгоряченные и одурманенные кровью тела на улицу. Конечно, глупые людишки и не думали обратить на это внимание, ведь только дурак не выпьет в такой чудесный вечер, а значит шум, гам и выбитые двери вполне можно объяснить. Кровь же, оставшуюся на коже девушек было незаметно в благосклонном к детям Рилдира свете луны. 
- Для начала нужно найти тебе одежду...
Зираэль драной кошкой нырнула в одну из подворотней, воровато осмотрелась и заметила сельскую парочку, страстно ласкающую друг друга за углом. Влюбленные были так заняты передачей перегара друг другу, что даже не заметили, как за их спинами возникла дроу.
- Вечер добрый, господа и дамы, - шутливо раскланялась она, чем навела на молодых людей страшную панику. - Можно позаимствовать вашу одежду? 
Девушка застыла как вкопанная, а через секунду опомнившись, начала доставать шаловливые ручки своего мон шера из всех мест собственного платья. Паренек же, видимо в темноте не признал, что перед ним не простая пьяная шлюха и потянулся к ремню штанов, на котором предусмотрительно крепился простой охотничий нож. К сожалению, тянулся он слишком медленно, поэтому нож достался дроу, которая покрутив его в руке, приспособилась к его центровке и легким движением метнула его в сторону деревянного сарая, которым кончался тупиковый переулок. До него было метров десять.
- Чего это вы так? Вам она все равно уже ни к чему... - произнесла дроу, доставая свой кинжал. - Парень, у тебя есть две минуты, чтобы сходить за тем ножом, - девушка с парнем двинулись с места. - Нет-нет, вас, дама, я попрошу остаться и снять с себя платье. 
Девушка задрожала крупной дрожью и негнущимися руками начала стягивать с себя простое платье-сарафан. Все ее и без того не очень красивое лицо окончательно исказилось от рыданий. Было такое чувство, что дроу попросила ее не платье снять, а содрать с себя кожу. В общем, этот цирк быстро надоел эльфке, и как только платье оказалось в ее руках, а ничего не соображающий парень принес кинжал, острое лезвие оного воткнулось сначала в шею глупой девки, а потом и в живот ее возлюбленного. 
- В следующей жизни, будьте вежливей и никогда не отказывайте милым незнакомкам в таких простых просьбах, - поучительно произнесла эльфка, после того, как сдвоенный вопль стих. 
Дроу вернулась к Алисе и отдала ей вещи. 
- Ну что, не пробегал ли тут какой остроухий зайка, пока я отлучалась по делам? Вот, кстати, вещи, можешь надеть.

+1

12

Я с усмешкой наблюдала за вдруг засуетившейся дроу. Убивать. Сладкое слово для такой безумной суки, как она... Да и как я сейчас. Я даже не стала указывать ей на комичность спектакля, последовавшего вслед за моей фразой. Десять лет на сцене научили смотреть сквозь маски. И я поняла, что именно пронеслось в беловолосой голове Зираэль. Но зачем ей знать об этом? Я не ванильная дурочка, только вступившая в мир... И помню много интересных трактатов о дроу в частности и темных вообще, чтобы знать, о чем говорю. Нападавшие были другими, но не в том смысле, который вложила в это слово Зири.
Они следовали четкой цели. Они не просто пришли поглумиться над городом и его жителями. Они пришли провести этот ритуал. И они сделали это, оставив его результат под палящим солнцем зарождающегося дня. Все их действия были подчинены этой странной цели, но в концовке... Я должна узнать, почему и зачем была выбрана именно я. Почему меня потом бросили, как сломанную игрушку. И еще должна отомстить.
Все же тьма, взяв окончательно мое тело и разум, изменила меня. Изменила без пути назад. Так же, как она исковеркала много столетий назад целую расу, так она превратила меня саму в сумасшедшее чудовище, жаждущее крови и мести. Я сжала кулаки, скидывая напряжение, охватившее мое тело. Не сейчас. Позже.
- Слушай, а чего мы тогда тут сидим, - переключилась на новое лицо Зи. - Вперед! Вперед мочить эльфяк! До твоих сестер мы вряд ли доберемся без соответствующего отряда, а вот громить особняки лесных ханжей можно и безо всякой подготовки.
Я махнула головой, выражая согласие. Месть начинается с малого... Я найду этого ублюдочного самовлюбленного эгоистка, который отказался помочь просто потому, что не захотел. Посмотрим, как он запоет с оторванными ногами. Кривая усмешка исказила мое лицо, а Зи тащила меня уже прочь из дома, не обращая внимания на мои попытки завернуть в комнаты со шкафами, где явно лежало много, очень много одежды.
Так мы и вылетели из дома, оставив меня без одежды и смущения, куда-то улетучившегося вместе со всей светлой частью моей души. Я повела бровью, окидывая пастораль классической деревни вокруг и вздохнула, стряхивая с голой груди прибившуюся пыль и грязь. Даже все раны, доводившие меня все это время, как-то резко перестали напоминать о своем наличии, зарубцевавшись и оставив множество шрамов по всему телу. Но Зири уже улепетывала, прочь с обещанием найти мне одежду. Я в задумчивости проводила ее взглядом и пошла обратно в дом.
Что бегать за одеждой, если тут ее целый ворох на первом этаже? Хотя... Действительно.
Сжечь все!
Кроме...
Я пошла наверх, обратно, в оскверненную смертью и болью спальню и подняла с пола испачканную в крови бляшку служительницы храма. На память о том, кем я была. И о том, что должна сделать. Бляшка обжигала ладонь заключенным в ней светом, но я не выпускала ее. Она останется со мной до тех пор, пока я не узнаю, кто и зачем перенес мою жизнь в кошмарный сон.
Вновь по губам пробежала кривая усмешка. Я взяла одну из свечей и подожгла тяжелую штору, решив все же скрыть следы преступления. Ради предосторожности. Простой пожар еще можно списать на случайность, но если люди найдут изувеченные темной магией трупы... За нами откроют сезон охоты. И не факт, что две пусть и необычные девушки справятся с толпами алчущих отомщения светлых паладинов.
Я спустилась вниз и подожгла еще несколько штор и вязанку хвороста на кухне. Гори все огнем. В пепел развейся, как и моя прошлая жизнь и все надежды с мечтами. Смерть и тьма - вот к чему ведет моя дорога. Я бросила потухшую свечу в разгорающееся пламя и вышла из дома, прикрыв дверь.
Из темноты появилась темная со свертком в руках и кровожадным блеском в глазах. Видимо, кого-то уже убила. Я улыбнулась ей, действительно радуясь ее приходу.
- Ну что, не пробегал ли тут какой остроухий зайка, пока я отлучалась по делам? Вот, кстати, вещи, можешь надеть. - и она передала мне платье и обувь, которые держала в руках.
-Нет, никаких остроухих кроме тебя здесь не бегает, - помотала я головой, натягивая подаренный наряд. Он безбожно жал в груди, и я легким движением порвала его, увеличив декольте сразу вдвое. Так же я поступила со слишком длинной юбкой, показавшейся мне неудобной. Оторвав ее до середины бедра неровной полоской, я кинула остатки ткани на крыльцо.
А полусапожки я даже не попыталась надеть. Эти огроменные разношенные до дыр куски плоховыработанной кожи я бы стороной обходила даже в бытность свою обычным акробатом. Да и босые ноги уже привыкли к перипетиям пеших путешествий за последние дни. Я кинула гадость рядом с тканью.
-Спасибо, Зи, - я подмигнула темной и кивком указала на ее вываливающуюся из корсажа грудь. - Похоже, это отличительный знак темных. Тесно нам в одежде светлых.
Легкомысленное подмигивание сопроводилось ярким отсветом пожара, озарившего наши головы. Я обернулась посмотреть на зарево и усмехнулась, увидев, окно какой комнаты пылало сильнее всего. А потом набрала в легкие побольше воздуха и закричала.
-Пожа-а-а-ар! Спасите-помогите, пожар! - и, подхватив Зи, рванула прочь, пока сердобольные сельчане вырывались из тенет вечерней дремы, спеша оказать помощь в своем добрососедском рвении.
Меня душил смех, и отбежав подальше, я позволила ему вырваться на свободу. Он сотрясал мое тело конвульсивными волнами, выбивая слезы из глаз.
-А теперь делаем ставки, - сквозь приступы смеха сказала я. - Успеет дом сгореть до того, как трупы обгорят до неузнаваемости и неопределяемости причины смерти? И будут ли люди вообще искать другие причины, кроме как смерть в огне? - поборов приступы смеха, я подняла глаза и встретилась с красными отсветами зрачков дроу. - Так что ты там говорила насчет "громить особняки"?

+1

13

Нет знакомства приятнее того, которое начинается с кувшина вина и яркого шоу, особенно, если последнее получилось из горящего дома двух никчемных, совершенно безразличных Рилдиру людишек. По этой шкале знакомство Зираэль и Алисы удалось на все сто процентов. 
Дроу и сама едва сдерживала смех, пробегая по селу с криками о пожаре. А ведь множество зевак, действительно, стали тревожно оглядываться, переговариваться, а некоторые даже пустились бежать следом. Но куда им было... Девушки, наконец, свободные и понявшие весь смысл и красоту сегодняшней ночи убегали в свете зарева пожара так быстро, что простые смертные просто выбивались из сил, а после наутро рассказывали, что видели навок, которые сначала подожгли дом, а потом растворились в ночной прохладе... 
Как только бег прекратился, дроу тоже не смогла сдержать смеха. Повалившись на холодную и колкую траву, она, взявшись за живот, засмеялась. Она смеялась и сожжённому дому, и недалеким крестьянам, и полной сюрпризов ночи, и своему новому приятному знакомству. Эта пара минут хохота, казалось, еще сильнее сблизила двух девиц. Теперь Нел'Вир могла быть уверенной, что Алиса не только согласится на ее кровожадную авантюру, но еще и получит удовольствие. 
Ставки значит, - хитрюще улыбнулась Зи. - Ставлю свой отличный кинжал на то, что людишки сочинят про нас целый миф и еще пару десятков лет будут в эту ночь молить богов уберечь их дома от двух сумасшедших баб. 
Новый приступ смеха съел последние слова эльфийки. Уж слишком смешными были лица сельских храбрецов, уносивших свои задницы от огня. Кажется, теперь они долго будут лезть в белокурую голову.
- А про особняки ты говорила сама, - напомнила убийца. - Разве в этих особняках прячутся не предатели, которые своим ханжеством породили еще одно дитя тьмы? Они предали Имира, но не примкнули Рилдиру. Они выбрали серость, которой нет в этом мире контрастов. Серость - это смерть. Та самая, которая сегодня ночью постучится им в двери. 
В глазах эльфки сверкнул самый настоящий адский огонек. Теперь в свете луны, с темным румянцем на щеках от бега, растрепанными волосами и горящими религиозным фанатизмом глазами, она, и вправду, выглядела очень опасной и красивой. Казалось, будто эти сутки помогли обрести истинное лицо не только Алисе, но и самой дроу. 
- Поспешим же в город! Возможно, я даже вспомню тот самый особняк. Нужно только вооружить тебя чем-нибудь... Или ты достаточно освоилась с магией?
Эльфка неспешно двинулась по большаку в город. Там уже потухли все одни. Жители мирно спали, не подозревая, какая страшная опасность грозит им за лицемерие и ханжество.
Считать, что для тьмы нет пороков - глупо. Если свет разменивается на мелочи и преследует жестокость и пошлость, но сумерки зрят в корень, видя самую гниль в тех людях, которые скрывают за маской доброты и невинности свое равнодушие и обосную обществу в целом грязь. Из-за беспечности Имира и других светлых божков, все ныне живущие разобщены, не считая свою псевдо доброту и стремление к выгоде грехами. За это не карают, не изгоняют и не ставят ловушек. Эта гниль прорастает в людях и нелюдях тихо и незаметно. А когда Имир заметит это, то будет слишком поздно... И мир погрузиться даже не во тьму, а в серость.
Именно такие мысли, веющие даже некой добротой (о ужас), имели власть над Зираэль, когда она предлагала Алисе пойти по душу своих лесных собратьев. Возможно именно эти мысли и хотел пробудить в своей жрице Рилдир, возможно именно для этого  он свел ее со странной и несчастной бывшей жрицей света...

+1

14

-А я... хм... - мысли никак не могли найти предмет, который я могла поставить против ее кинжала. - Даже не знаю, что могу предложить. Честь? - я усмехнулась от глупости этого предложения. - Была бы она... Ладно, лет через пять сама назовешь, что я тебе буду должна, если выиграешь пари.
Я ей подмигнула, сделав такую глупую ставку. Я догадывалась, чем это может обернуться для меня... Но какая разница? Живем один раз, а мне даже интересно, что придет в эту светло-темную головку, если дроу все же выиграет спор. А пока пусть смеется. У нее заразительный смех. Он действовал почти так же, как и картины дурдома вокруг.
Наконец мы вынырнули из объятий идиотического смеха, поборов этого демона. Как еще нас не схватили за это время? Ну тупы-ы-ые! Вот они мы, причины всех несчастий этой ночи, сходим с ума от смеха над вами! Берите хоть голыми руками. Но нет, никто не обратил внимания на двух темных, стоящих в сторонке.
- А про особняки ты говорила сама, - напомнила мне Зи. - Разве в этих особняках прячутся не предатели, которые своим ханжеством породили еще одно дитя тьмы? Они предали Имира, но не примкнули Рилдиру. Они выбрали серость, которой нет в этом мире контрастов. Серость - это смерть. Та самая, которая сегодня ночью постучится им в двери.
Я изогнула бровь в немом вопросе. Фанатизма в ней, оказывается, хватит на пару сотен храмовников. Я не ожидала таких слов из уст обычно язвительно-саркастичной Зи. Хотя смысл меня устраивал полностью, и я с улыбкой согласилась с ее словами, не заморачиваясь над формой, как были они поданы.
В ее красных глазах блистал вдруг обретенный новый смысл и новое понимание своей сути. Что ж, Свет... твою же кобылу! Мне уже правильнее даже думать, что Тьма! В общем, тьма, мы обе стали другими. Кто-то больше, кто-то меньше. Я усмехнулась, обнажая белые зубы. Думаю, они отлично посверкивают в темноте. Зачем темным такие отличные опознавательные метки? Чтоб их было проще вычислить в толпе?
Так вероятность, что мы просто будем ходить в толпе, не пытаясь кого-то убить просто за то, что все бесят, - ничтожно мала. Зачем еще помечать как-то?
Бес знает.
- Поспешим же в город! Возможно, я даже вспомню тот самый особняк. Нужно только вооружить тебя чем-нибудь... Или ты достаточно освоилась с магией? - деловито спросила темная, и я задумалась.
Хорошо ли я владею магией? А я ей вообще владею? На кончиках пальцев начали собираться еще более темные сгустки, чем ночь вокруг, повинуясь моей воле. Но я не говорю каких-то волшебных слов, не делаю жестов. Это просто тьма внутри. Она часть меня, а не приходящее снаружи заемное волшебство. Но бес знает, сколько это дерьмо будет со мной.
-Лучше все-таки найти какой-нибудь ножик... - усмешка, сопровожденная неопределенным хмыком. - Буду вспоминать балаганное прошлое. Когда-то я была очень неплохой акробаткой и метательницей всего, что под руку попадется.
Мы двинулись в обратную дорогу, уже не в той спешке, в какой мы сюда прибежали благодаря одной долбанутой послушнице храма, на которую не будем показывать пальцем. Тьма не была помехой для Зи, а я просто не обращала внимания на мелкие дорожные неурядицы в виде камней и ям на дороге. Мои ноги уже настолько огрубели, что после всех перипетий совместных похождений придется несколько часов отмокать в горячей ванне, чтобы привести их в порядок и вернуть положенную девушкам мягкость.
Я не знала, какие мысли вьются в голове моей спутницы... И слава всем богам, думается мне. Слишком сумрачны и непонятны их отсветы, периодически мелькавшие в красных глазах.
Мы добрались до закрытых на ночь городских ворот. Я задумчиво посмотрела на крепкие дубовые створки, окованные сталью, на алеющее небо на востоке и повернулась к темной подруге.
-Ждем? Или... - я пошевелила пальцами, намекая на множество различных вариантов.
-Кто вы такие? - грубо прервали наш начинающийся диалог из-за приоткрывшегося смотрового окошка.

+1

15

...Ждать было не в правилах Зираэль. С раннего детства желания маленькой темной принцессы исполнялись мгновенно, иногда настолько, что она не успевала даже их формулировать. Она получала все и сразу: головы неугодных, лучшие игрушки, учителей и прекрасное оружие. Наверное поэтому ничего так не злило дроу, как попытки как-то остановить ее или вызвать хотя бы минутное промедление. За незнание тонкостей характера вздорной блондинки и поплатился стражник, так непредусмотрительно открывший свое окошко. Прямо в его тупую, жирную голову прилетел арбалетный болт, пущенный с такого расстояния, что без труда проломил череп насквозь. 
- Ахахаха, право, что за идиот, - еще один приступ дьявольского смеха наполнил ночную тишину. 
Непутевый охранник, так неудачно забывший свой шлем на столе, безвольной тушей свесился из окна, уперев свои, теперь уже навсегда застывшие, удивленные глазки в каменную стену. Теперь оставалось вытащить этого борова из окошка и достать его ключи от ворот. Задача оказалась нелегкой, но очень даже веселой. Почувствовав себе героиней пресловутой Репки, дроу все-таки вытащила все эти сто килограмм наружу (пришлось отрезать руки, а мозг... вышибленный мозг вряд ли что-то весил). Найдя связку ключей, девушки решили открыть не главные ворота, а двери каморки, в которой сидел до этого стражник. Там Ласточка и нашла нож для своей новой подруги. Конечно, она могла пожертвовать одним из своих, но... Да-да, но Зи была редкостной скрягой, и уж слишком дорого достались ей эти шедевры оружейного дела. 
- Пойдем, кажется, это не так далеко... Главное, чтобы вонь от того борова не привлекла слишком много внимания, - вернулась к привычному настроению дроу.
Как ошалевшие от мартовской поры кошки, девицы, с тем отличием, что ошалели они от жажды крови и мести, брели по темным улицам, обсуждая, сколько же еще напастей они принесут в этот маленький городок, полный лицемеров и глупцов. 
- Честно, я за то, чтобы все здесь к Рилдиру сжечь, - задушевно вещала Зираэль. - Это будет как вызов. Веками эти самые людишки считали огонь символом их драгоценного бога, поклонялись ему и уважали. А если огонь поглотить их же за их грехи, то что они скажут? Сможет ли хоть кто-то понять, какого из богов они прогневали? Может ли быть так жесток Имир, похожа ли такая внимательность на Рилдира? Что скажешь, побудем сегодня темными инквизиторами? 
Глаза Нел'Вир блеснули в лунном свете, подобно бликам в стакане хорошего вина. А потом внимательный взгляд обратился к эльфийскому особняку. В нем тоже было не так уж и много стражи. В основном дети и женщины... Но что же поделать, тьма не знает ни пола, ни возраста. С каких пор религиозных фанатиков и сошедших с ума светлых жриц должны беспокоить остроухие детишки и их заносчивые мамочки? 
- План действий таков, - как заправский командир начала Зираэль, вычерчивая острием клинка схемы на земле, - мы в помощью твоей магии тихонько-тихонько выламываем окно. Потом заделываем его снова, тоже, видимо, твоими силами... Если не выйдет, то хрен с ним. Проходимся по комнатам, собирая людей. Можно надрезать им связки, чтобы не кричали, можно просто затолкать что-нибудь в рот. А потом начинаем веселье! Будет это шоу изощренных убийств, просто резня или целое ритуальное сожжение - решать тебе. Главное, это быстро обезвредить стражу, чем займусь, пожалуй, я. Будет обидно, наколоться на эльфское копье в первый же день своего прозрения. 
Зираэль весело подмигнула Алисе и поспешила к окнам особняка. Свет везде был погашен, ничего не было слышно даже чуткому эльфийскому уху.
Спят... Что же интересно с охраной? Вряд ли ее много у простого городского жителя. Пара копейщиков, не больше. Эх, Рилдир, давно я такого не вытворяла.
- Алиса, ну же! Пока ты мечтаешь, утро наступит, - весело зашипела эльфийка, обнажая свои любимые клинки.

+1

16

Смерть, настигшая стражника, была стремительна и белобрыса. Я рассмеялась, глядя на деловитые потуги маленькой эльфки вытащить тушу человека через небольшое для его объемов окно. Но как-то даже не очень хотела помочь, играя шариком тьмы. Она и сама отлично справляется, вызывая улыбку комичностью происходящего.
Когда наконец справилась, сбросив изувеченное тело на землю и вытащив из-за пазухи ключи, я величаво проследовала за ней, устроив целое дефиле для несуществующего зрителя из покачиваний бедрами, колыханий груди и развивающихся на легком ветерке черных как смоль волос с серебряной полосой. Жаль, никто не оценит.
Мы как две тени скорой смерти шли по улицам не подозревающего города, и я слушала вещавшую как на проповеди дроу. Тьма, твою ж кобылу! Да откуда в тебе столько пафоса, дорогая моя?!
-...Что скажешь, побудем сегодня темными инквизиторами? - закончила свою мысль темная странным в своей бредовости предложением.
Хотя оно полностью подходило событиям последних дней. Светлые послушницы, вдруг ставшие вместилищем вековечной тьмы, дроу, вдруг решившие кому-то помочь... Дурдом. Так что темная инквизиция - отличный штрих на полотне вселенской идиотии.
-Инквизиция... Я хочу кожанный наряд инквизитора тогда! - рассмеялась я в ответ. - Чтоб облегал и со всеми полагающимися регалиями!
Потом мы наконец подошли к дому со знакомыми очертаниями, присущими лишь эльфийской архитектуре. Губы сами скривились от злости, а внутри вспыхнул пожар ярости. Нет, я не забуду, как меня из этого дома выгоняли копьями и сапогами. Не забуду.
Я вполуха слушала Зири, задумчиво разглядывая ставший еще более неприветливым в полумраке зарождающегося дня дом высокородных эльфов лесного помола. Я даже не задумывалась о том, что мы сейчас будем делать. Я лишь думала, как. И это меня пугало. Такая деловитая тяга к убийствам по сути невиновных людей - это не то, чего я ожидала от самой себя.
Хотя они сами напросились. Никто из тех, кто был в доме, не захотел помочь мне, когда мне нужна была помощь. Теперь никто не захочет помочь им.
Я зло оскалилась, выискивая возможные пути входа. Я не очень полагалась на приобретенную магию, чтобы выполнять трюк, предлагаемый темной. Но у меня были и другие варианты входа. Я же, как-никак, акробат. И тело еще помнит, что и как надо делать... Да и тьма, отравившая мое естество, подсобит.
Вот и ответ на мой вопрос.
На втором этаже распахнуто окно на той самой стене, что всего в пяти шагах от забора. Конечно, на верхушке защитного сооружения насыпано битое стекло или лежат прочие вкусности оборонительной тактики... Но я успела по такой гадости напрыгаться и натанцеваться в балагане, что такая мелочь меня уже не остановит. Лишь магии надо бояться...
Хех. К бесам! Погнали!
-Ты как-то слишком хорошо думаешь о моей магии, - кривая усмешка отразила мое недоверие к новоприобретенным способностям. - Но есть и другие способы входа. Без слома стен. Сейчас все будет.
Я обежала взглядом спящую еще улицу, подмечая варианты стартовых прыжков. Ну что ж. Я сделала три шага по направлению к интересующему нас дому, развернулась и рванула прочь от него. Пользуясь инерцией, забежала на стену соседнего здания на высоту в полтора человеческих поста, оттолкнулась и мягко приземлилась на скате крыши ближнего к забору эльфийского особняка дома. Пара чешуек черепицы чуть сдвинулось под моими ногами, но больше никакого разрушения не произошло. Я усмехнулась. Помнит, зараз-за. Все мое тело помнит. Вот только налитые тьмой мышцы стали гораздо сильнее, и любой прыжок стал еще дальше, чем был раньше. Гораздо дальше. Я рассчитывала на уголок этого здание в конце прыжка присесть, а не на середину конька.
Побежали дальше.
Десяток шагов и новый прыжок. Изящный кульбит в воздухе. Если бы кто наблюдал эту картину, смог бы с легкостью полюбоваться моей голой попой, сверкающей в алых сумерках рассвета из-за слишком короткой юбки. Но этот случайный кто-то врядли переживет встречу с красноглазой внизу. Так что...
Мое восприятие настолько изменилось, что во время полета я могла рассмотреть каждый булыжник мостовой, над которой летела. Я успела даже оценить, что эльфы в своей чванливой самоуверенности даже не сподобились хоть как-то защитить верхушку огораживающей периметр стены. Идиоты. Самовлюбленные идиоты.
Двадцать шагов свободного полета. Раньше мне бы показалось это невероятной удачей - сейчас это стало нормой. Сейчас мое тело и сознание, испоганенные тьмой, располагали гораздо большими возможностями, чем были даже в пиковой моей форме.
Я приземлилась на намеченный кирпичный столб на высоте в два человеческих роста. Окошко - вот оно, рядом. Еще пять шагов полета с моего насеста, и я смогу добраться до него. Смогу начать свою месть. А пока...
Пока колышется ажурная занавеска на легком сквозняке. Возможно, кто-то там сейчас спит. Или даже не спит... Хотя никаких звуков я уловить не могла. Но я и не эльф, чтобы полагаться на уши как поставщик информации. Очередной толчок отправляет мое тело в воздух. Три шага до цели. Я вижу траву, возвращающую зеленый цвет под мягкими касаниями солнца. Два шага. Издалека казавшаясь идеальной стена, на поверку оказалась сложена из достаточно плохо обработанных плит. Где-то выкрошился раствор, скрепляющий камни, где-то по самим камням пошла трещина, где-то вообще впопыхах замазали отколотый кусок какой дрянной штукатуркой. Один шаг. В руке блеснул нож, захваченный из караулки. Отвратительного качества железка, но на сегодня сойдет. А там разберемся.
Почти беззвучно клинок входит в щель в треснувшем камне в ладони от вожделенного окна. Пальцами ног я уперлась в ниши выщербленного ветром и дождем раствора и так и повисла на трех точках. Я не стала приземляться сразу на подоконник, чтобы лишним шумом не разбудить спящего. Окно было лишь приоткрыто, а не распахнуто настежь. И я бы его просто вынесла с грохотом и ором, а не аккуратно вошла. Теперь же можно исправить этот недостаток. Я легонько толкнула створку, открывая себе дорогу. Тихой улиткой переползла на подоконник, а потом и в комнату, оказавшуюся спальней.
Улыбка исказила мое лицо. Кто-то ровно сопел в сне, не подозревая о свалившемся на его голову несчастье в виде меня. Я тихо рассмеялась, вглядываясь в умиротворенное лицо спящего, что я смогла разглядеть в полумраке комнаты. И прокололась, забыв про чуткость эльфийского уха.
Спящий заворочался и открыл глаза, с удивлением посмотрев на меня. Он собирался закричать, но сгусток тьмы сорвался с моей руки и ударил его в горло, вбивая крик обратно в легкие. Он закашлялся, а я подошла к нему вплотную, со всей силы вбивая кулак ему в солнечное сплетение. Когда он согнулся, теряя остатки воздуха, я обхватила его голову пальцами и резко крутнула, ломая шейные позвонки с еле слышным щелчком.
-Тебе повезло, длинноухий, - злоба вырвалась тихими словами. - А вот остальным уже так не повезет.
Я выглянула из окна, высматривая подругу.

+1

17

Вот чего Зираэль не ожидала, так это такой прыти от своей новой смертной знакомой.
Повторять все эти замысловатые финты в воздухе было очень лень. Нет, а что вы хотите? Ночь, ничего не емши и не пивши, тебя тащат вырезать все остроухое население города. Тут даже если умеешь прыгать с такой же ловкостью, лучше поберечь силы. Ведь охранников не вырубишь рассказами о том, какое красивое сальто только что получилось. Поэтому, пока Алиса высаживалась десантом на второй этаж, Ласточка, вопреки своему крылатому прозвищу, выбрала наземный путь. Легко перемахнув через ограду, ибо два метра для дроу, способной к левитации, сущий пустяк, эльфка опустилась на мягкую траву во дворике. Еще пара широких шага до окна на первом этаже, занимающего всю стену от потолка до пола, и, вуаля, убийца у цели. 
Но самая шумная и быстрая работа была впереди. Нужно было выбить окно и прикончить стражников, которые сбегутся на шум. 
Достав свой арбалета из-за спины, эльфийка одним выстрелом разнесла все стекло на осколки, да еще и повредила обивку дивана, стоящего не так далеко в гостиной. Разумеется, шума было вполне достаточно, чтобы разбудить стражников, спящих на первом этаже, но немного не хватило на то, чтобы перебудить весь дом. Эльфы, большие зазнайки и любители комфорта, видимо обезопасили свое жилище и второй спальный этаж заклинаниями, уменьшающими громкость звуков. Ну что же, за это придется дорого заплатить...
Охрана представляла собой двух только что очнувшихся после "грез" лесных эльфов, разумеется, без брони, зато с копьями наперевес. Вид у них был глупый и растерянный. Но это ничуть не странно. Они ведь брали эту должность как раз потому, что и подумать не могли, что кому-то придет  в голову нападать на дом какого-то мелкого остроухого купца, поселившегося в городе. В общем, горазды они были только во всяких нищих своими копьями тыкать. 
Увидев настоящую вооруженную дроу прямо в гостиной, стража растерялась еще больше. Но нужно отдать должное храбрости светлых эльфов, они все-таки кинулись в атаку. Но этой минутной растерянности Зи хватило, чтобы наложить болт на арбалет и уложить одного ударом в широкую грудь. Второй, высокий, худой блондин, собрал в кучу всю свою решимость и с рыком, больше напоминающим писк котенка, кинулся на девушку. Легко уйдя с траектории его удара, дроу воспользовалась тем, что блондин слишком далеко ушел корпусом во время атаки и заставила его продолжить движение, несильно стукнув по спине гардой клинка. Стражник потерял равновесие и, запутавшись в ногах, упал на деревянный пол. Смерть не заставила его ждать и, прежде, чем несчастный что-то понял, Зи обернулась и воткнула клинок ему в шею. Отрубленная голова, вопреки мифам, никуда не покатилась, а осталась лежать рядом с телом. Зираэль двинулась дальше, по пути убедившись, что второй эльф, тоже светловолосый и высокий, лежал замертво.
-Прости, брат, но этот чудесный болт мне еще пригодиться, - пожала плечами дроу, собираясь достать свое оружие из груди стража. 
Опять же это потребовала громадных усилий. В итоге болт поддался только после того, как миниатюрная эльфка налегла всем телом и уперлась темным сапожком в тушу усопшего. Кости треснули повторно, ломаясь еще в паре мест и заветная штуковина была в руках у убийцы. 
Надеюсь, они единственные здесь... Надо подняться и посмотреть, что там у Алисы. 
Витиеватая, сделанная из белого дерева лестница нашлась очень быстро. Зираэль было даже жалко наступать своими измазанными кровью и грязью сапогами на ступеньки этого произведения искусства. Но с легкостью пересилив эту блажь, дроу взбежала на второй этаж.
Дверей было пять. И за каждой было очень тихо... Банная комната, спальня старших остроухих, детская, гостевая комната и, видимо, каморка прислуги. В одной из них сейчас находилась Алиса. Логическое мышление было не самой сильной стороной дроу, поэтому сопоставить расположение окна, в которое запрыгнула акробатка и комнаты, где она должна была быть, девушка не смогла. Осталось только одно.
-ЭТО КРОВАВАЯ РЕЗНЯ ВИУ-ВИУ. ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТАХ ВО ИЗБЕЖАНИЕ УЖАСНЫХ МУК, - набрав побольше воздуха в легкие, закричала дроу. 
За всеми дверями послышалось какое-то движение. Оставалась надеяться, что Алиса успеет выйти первой и поучаствовать в этом шоу.

+1

18

Я еще бы долго озиралась в поисках темного силуэта темной дроу, прошу прощения за тавталогию, но она решила сама дать мне знать о своем местоположении, разнеся в пух и прах окно на первом этаже. Вот и зачем я так старалась сделать все тихо? Если все равно она хотела устроить бедлам с самого начала? Сейчас тут стража со всего района, если не города соберется!
Я зло выдохнула, выгоняя желание свернуть одну маленькую белобрысую головку на бок. Врядли это надолго, но пока мы еще обе живы и здоровы. И свободны. Так что продолжаем веселье. Я усмехнулась и пожала плечами, окончательно забивая то, чего у меня нет, на все насущные проблемы кроме очевидного желания отомстить. И развеяться.
Тьма завихрилась вокруг пальцев и тут же опала, скрывшись внутри моего тела. Я хмыкнула. Это входит в привычку. И это... тьма! Это даже уже не пугает. Просто факт. Один из многих.
До моих ушей донесся приглушенный вскрик жертвы подруги. Я в этом так уверена, потому что больше тут кричать-то некому. Только счастливчикам, которые повстречаются нам первыми. А вот кто придет им на смену... Тем будет худо. Проходя по комнате к двери, я увидела зеркало и глянула на себя. И тихо хохотнула.
Сумасшедшая маньячка с садисткими наклонностями.
Дикий оскал, нечеловеческий блеск в глазах. Встрепанная прическа и отвратительные татуировки по всей правой стороне. Сгусток тьмы, пляшущий свой танец в руке. И все это увенчано аурой демонической порочности, так и бьющей по глазам и другим органам чувств.
Да, я чудовище.
И я горжусь этим.
Я подошла к двери в комнату, когда одна дурная голова заявила о себе во всю глотку. Я еле сдержалась, чтобы не выбить дверь к бесам (тьма его знает, смогла бы я это сделать, но уж очень хотелось!) и оторвать дуре белобрысой голову. Правду говорят - блондинки совершенно тупые!
А я не верила.
Я спокойно убрала разделявшее нас препятствие и хмуро посмотрела на Зи.
-Зачем так орать? - со злобой спросила я.
Но тут все наши разговоры были прерваны плавно открывшейся дверью и появлением третьего действующего лица разворачивающейся драмы. Маленький эльфиненок, потирая сонные глаза, вышел из комнаты и в страхе воззрился на двух явно нездешних девушек, появившихся ни откуда в таком знакомом ему доме.
-Ма-ма? - неуверенно спросил он, поднимая на нас голубоглазый взгляд.
-Твою же мать, - тихо ругнулась я, смотря в детские глаза. Убивать детей...
Тьма внутри загрохотала, требуя крови. Я растерялась. Я думала, что готова на все.
Но не на это.
Хотя...
Кто сказал? Я такое говорила? Не-э-эт!
Дикая усмешка опять раздвинула мои губы, и тьма, сорвавшись с обоих рук, рванула к мальчугану, опутывая его густой сетью. Я подошла к нему и схватила его за длинные нежные волосешки, с силой дергая испуганное тельце вверх. Он хотел закричать, но я прошипела.
-Только пикни! - серость вновь сковала мир, раскрасив мои глаза сталью.

Отредактировано Алиса Коварейн (13-07-2015 23:53:09)

+1

19

Как неоднократно отмечала Алиса, с головой у Зи действительно был не порядок. Вокруг куча жилых домов, по темным улицам бродит какая никакая, но стража, а она голосит, как умалишенная. Ну что тут скажешь, жизнь в полной безнаказанности за все свои промахи и пара клинков на бедрах редко благотворно влияют на мозги. 
Поэтому блондинка находилась в полной уверенности, что Алисе также весело, как и ей. Особенно, когда из одной комнаты выбрела сонная эльфская личинка. Она пропищала что-то своим тоненьким голоском, но даже опомниться не успела, как к ней подошла новоявленная служительница тьмы. Маленькое светлое тельце поднялось в воздух, схваченное цепкой рукой за волосы. 
- Эй, почему бы ему не пищать? Ничто так не действует на остроухих ханжей, как вид истекающих кровью деток. Особенно, если они сами произвели их на свет, - пожала плечами эльфка и снова сменила клинки на арбалет.
Болт пролетел в паре сантиметров от бока Алисы, что было не удивительно, учитывая то, как недавно Зираэль научилась стрелять, и оторвал руку маленькому созданию. Вот черт знает, умер ребенок, или пока еще нет, но соответствующей громкости вопль издать успел. Пожалуй, от таких звуков и подобного зрелища даже в Рилдире могла проснуться жалость... Но нет, ведь жалости не может родиться в пустом темном сосуде, который из себя представляли обе, надеюсь, девушки. 
На крик малыша из комнат начали выбегать напуганные эльфы. Женщина и трое мужчин. Все почти безоружные, если, конечно, не считать один чисто декоративный, вряд ли даже заточенный, кинжал. 
Женщина, светловолосая красавица в ночном наряде, увидев истерзанного ребенка, видимо, сразу умерла от разрыва сердца, ну или, что куда более вероятно, свалилась в обморок. Мужчины, хотя и потеряли уже половину своего эльфского достоинства, занявшись торговлей и отрастив себе подобие пивных животов, были готовы броситься на незнакомок. Только один из них, тот самый купец, узнал в Алисе бродяжку, которую не так давно отгонял от своего дома копьями. 
-Ты... Ты, - мужчина рухнул на колени, -  Рилдирово отродье! Гореть тебе вечно в огне.
Эльф горько разрыдался, не зная, кинуться к жене, или к ребенку. Другие два его родственника опешили, не понимая о чем говорит их собрат, и застыли, тоже не в силах решить, куда им кинуться. 
И вдруг снова дьявольский смех стал сопровождением сей трогательной сцены.
- Ну что же вы застыли? - утерев слезы смеха, спросила Зираэль. - У нас тут, между прочим, женщина и ребенок. Могли бы хоть попытаться их спасти. Но нет, так не...
Еще один болт из мешочка на поясе, Зи пристрелила потерявшую сознание эльфийку, чей тяжелый полукрик-полувзодх, казалось, наконец, заставил всех остальных прийти в движение. Эльфы, яростные и отчаянные, кинулись на девушек так быстро, что Зи едва успела убрать арбалет и схватиться за более привычное оружие.
-Ну, Алис, теперь тебе решать, какая участь постигнет храбрецов.

+1

20

Когда эта дура выстрелила из арбалета почти мне в бок, я лишь зашипела. Но когда этот же болт оторвал руку мелкому эльфёнку, заставив того истошно вскрикнуть, я окончательно возжелала убить идиотку. А с появлением еще трех участников трагикомедии, это желание сменилось жгучей потребностью. Губы скривились, обнажая зубы, и я с силой бросила тельце в ближайшую стену, окончательно добивая упавшую на колени мать и парализованного страхом отца.
Мелкий врезался в каменную кладку с диким хрустом. Черепушка треснула, раскрывшись как цветок. Мозги и кровь красным пятном забрызгали стену, превращая идеальное убранство маленькой залы в набросок картины безумного художника, еще не наложившего последние мазки краски на интерьер. И вот тут эльфийский выродок-отец меня узнал. Его глаза сначала распахнулись в миг узнавания, а потом сузились в гневе. Но потом он увидел сгустки тьмы, пляшущие в неверном свете рассвета вокруг моей фигуры. Он бухнулся на колени, протягивая ко мне руки.
-...Рилдирово отродье! Гореть тебе вечно в огне.
В его глазах стояли слезы страха. Я презрительно сплюнула, разглядывая того, кого прошлым утром молила о помощи.
-Это все - твоих рук дело. Ты сам виноват в его смерти. Я молила тебя о помощи, - я присела рядом с ним на колени, вглядываясь затянутые пеленой страха глаза. И видела в них отражение серо-стальных кусков, смотревших из моих глазниц. - Но ты отказал.
Еще один болт вместе с патетической фразой Зи отправился на свидание с внутренностями эльфийки. Я услышала ее вскрик и увидела в его глазах наконец победившую все барьеры ярость и ненависть. И двое остальных тоже не остались в стороне от происходящего. С легким шелестом Зи достала свои клинки, а я...
А что я? Я ничего. Я даже не соизволила встать, чтобы обороняться. Не от этих ничтожеств.
Тьма сделала все за меня.
-Ну, Алис, теперь тебе решать, какая участь постигнет храбрецов, - сказала перед самой атакой эльфов Зириэль.
Сотни линий вечного мрака бросились во все стороны, хватая всех случайных участников происходящего. Тьма не делала разницы между остроухими, подчиняясь моему гневу. Нет, они не могли причинить вреда такому количеству противников, но вот парализовать любое движение ногами - запросто. Я встала и посмотрела на замерших, кто в ужасе, а кто с арбалетом, эльфов.
-Тьма пришла за вами, серость. Тьма и безумие.
Оскал вернулся на мои губы, раздвинув их в дьявольской улыбке. Я вздернула безутешного отца и мужа, потерявшего и жену, и сына, на ноги и в последний раз посмотрела на его дрожащее в ужасе лицо. Тьма начала скапливаться на кончиках пальцев. Он скосил  глаза на мою руку, покрытую узорами мрачных ритуалов и с пляшущими жгутиками тьмы, и судорожно сглотнул.
-Н-н-не над-д-д-д-до, - проблеял он.
-Надо, дорогой мой, надо! - я приблизилась вплотную, обжигая своим дыханием его нежную кожу, не привычную к дальней дороге. - За все надо платить. И за лицемерие - тоже.
Я начала медленно сжимать пальцы, обхватившие его гортань. Ногти медленно взрезали его кожу, оставляя кровавые следы, и погружались все глубже. Он забился, пытаясь вырваться. Но кто может остановить сошедшую с ума в ее рвении отомстить?
Никто.
С отвратительными звуками, вырывающимися из дырок в отрываемом горле. Я рассмеялась и резко дернула, вырывая часть шеи вместе с болтающимся склизким языком, который когда-то давным давно и совсем недавно послал меня с моей просьбой.
-Лови, -  я бросила оторванную часть лесному собрату Зириэль. - Подарок от тьмы. И от меня.
Я подмигнула ему и наконец решила ответить на вопрос дроу.
-Они все умрут! - безумный хохот вырвался из моей груди, и тьма выпустила всех из своих цепких лапок.

Отредактировано Алиса Коварейн (14-07-2015 22:43:16)

+1

21

То, что творилось в доме благочестивого купца дальше, сложно описать словами... Это была и кровавая вакханалия, и обыкновенная резня, и торжество тьмы над светом во всей своей красе. Казалось, что ночь со своими мрачными иглами звезд, черные знаки на коже бывшей светлой жрицы и бурая, будто бы смешенная с землей, кровь на клинке дроу слились воедино, составляя зверскую картину безумия и гнева. 
Зираэль, считавшая гнев страшнейшей ошибкой, которую только можно себя позволить, невольно переняла его от Алисы. А она же, в свою очередь, сама того не ведая, познала истинное безумие, так ясно читавшееся в алых глазах дроу. Теперь они были связаны воедино этим вечером. Спокойствием созерцания и создания таинства смерти, погружения в грехи без надежды их отмолить. Да и кому, собственно теперь молиться? Рилдир только поощрил бы рвение своих детей, а Имир... Теперь все молитвы, которые когда-либо, возможно, будут по привычке обращены к нему Алисой станут раскаленными сверлами в его ушах. Так же, как в глазах светлого бога навсегда застынет картина с мёртвым ребенком, его матерью и парой отчаянных эльфов, без всякой надежды державших в руках бесполезные клинки. 
Это не шаги во тьму... Нет. Это нырок в нее с головой. Полное погружение, такое, что прямо до звона в ушах, до кровавой тошноты. Это вырвать сердце и положить его на темный алтарь, выскоблив прошлое и будущее из самых укромных уголков.
Для дроу это был не первый, и не последний подобный случай. Она уже привыкла получать удовольствие от стонов и криков, видеть прекрасное в хаосе крови и греха. Но удивительно было то, как легко тьма проглотила душу ее новой подруги. Видимо, рисунки на теле были пристанищем не только магии, но и чьей-то воли, настолько мрачной и беспощадной, что сумела без усилий прожевать даже душеньку праведной жрицы. 
Ну что же, сейчас не время для пафоса и подобных размышлений. Действо, прекрасное представление двух прекрасных актрис, подходит к концу. Половина зрителей убита, половина сведена с ума. Самое время для эффектного финала. 
-Ну же, подруга, ты слишком нежна с ними, - сдерживая смешок, иронично произнесла блондинка, добивая всех, кто еще каким-то чудом остался жив. 
Что же, картина получалась более, чем впечатляющее. За один вечер девять трупов. До рекорда было далеко, но для начинающей Рилдировой девки в самый раз. Как говорится, неплохое начало - пора заканчивать. 
Трупы были хаотично разбросаны по всему коридору второго этажа и гостиной на первом. Разумеется, обе девушки не наблюдали за собой желания тащить воняющих кровью и говном (да-да, таковое и у эльфов имеется) остроухих в одно какое-то место, чтобы просто разжечь костер. Проще была предать огню весь дом. Хотя что-то подсказывало Зираэль, что предусмотрительная Алиса не одобрит этого красочного шоу. Но, в конце-то концов, кто здесь мастер и учитель? Правильно, тому и решать. 
-А ты очень неплоха для бывшей светлой сучки, - дружелюбно похлопала девушку по плечу эльфка. 
-Но у меня есть для тебя одна штучка. Маленький сюрприз к твоему окончанию темной школы имени меня, - снова начала паясничать Зираэль. - Только, чтобы эта ночь не стала и твоей последней, постарайся не разочаровать меня, и как только я скажу "три", убежать, улететь или вовсе телепортироваться отсюда, как можно быстрее.
Гаденькая улыбочка играла на губах темной, которая доставала из кармана своей наивместительнешей сумки-ремня горсть маленьких черных шариков.
Возможно, если бы Алиса бывала в Гресе, она бы поберегла свой чудесный носик и не стала бы так внимательно разглядывать диковинные штуки. Ведь любой житель восточной столицы знает, что эти вещицы стоят дороже лучшего дурмана и опаснее самых острых клинков. Чудо алхимии, запрещенное во всех уголках необъятного Альмарена. Твердая смесь, взрывающаяся в течение двадцати секунд после сильного удара обо что-то и вызывающая сильнейшее пламя, сжигающее все на своем пути. "Дракон в сундучке", как ласково звали это чудо бесстрашные и влиятельные торговцы, на свой страх и риск предлагающие этот товар своим самым проверенным покупателям. То, как он попал к темной страннице - длинная история. Главное то, что сейчас он лежал на небольшой ладошке дроу, готовый разнести прекрасный особняк к чертям.
-Ну что же... Раз, два... Три! - девушка с силой швырнула пригоршню шариков в стену и, не дожидаясь никакого эффекта, кинулась к ближайшей открытой двери, выпрыгнув в разбитое подругой окно. Падать оказалось очень даже больно и высоко, но, к счастью, эльфка успела ухватиться за подоконник, повиснув на нем на пару секунд, что спало ее от серьезных травм. Отделавшись новым приступом смеха и парой синяков, Зираэль стояла во дворика дома, ожидая Алису и большой "бум", который обязательно обдаст двух девиц жаром и духом безумия. 
-Смотри, смотри! Сейчас будет очень красиво...
И, действительно, сразу после слов дроу дом будто бы в момент превратился в огонь, но не особо жгущий по области, а сосредоточенный в самом доме. Так что расстояния до забора девушкам вполне хватило, чтобы не оказаться зажаренными заживо. 
-Эх, хорошо горит, - произнесла дроу, сама того не зная, опираясь спиной на калитку ворот. - Вот бы... Ааа!
Так и не суждено было Алисе узнать, о чем замечталась блондинка, потому что резная дверца со скрипом открылась, а неосторожная девушка вовсе неграциозно повалилась на спину, все-таки ушибив ее. Но боли и досады не было. Снова бы только страшный среди ночной тиши смех.
- А ведь просто ларчик открывался, госпожа акробатка, - едва выговорила от смеха Зираэль.
Кстати говоря, со всеми этими хлопотами ночь промчалась незаметно, и было не так много времени до рассвета нового дня, в котором у Зи были свои дела.
-На этой ноте мы с тобой, наверно, и расстанемся, - поднимаясь, объявила дроу. -  Мне было очень весело с тобой. Если понадобиться еще подобного рода помощь - не стесняйся! Ну а сейчас, прощай, Алиса. А, может, и до скорой встречи...
Как всегда нагнав пафоса, эльфка подошла и просто обняла свою новую соратницу. За их спинами горел чудесный особняк, а рядом все чаще стали слышаться крики о пожаре. Поэтому пора было уходить. Это Зираэль и сделала, едва сдержавшись, чтобы ни обернуться и еще раз ни посмотреть на отчаянную и злобную, как сотня змей, бывшую светлую жрицу...

Отредактировано Зираэль (16-07-2015 16:30:17)

+1

22

Я с усмешкой разглядывала то, как Зири добивает ошеломленных жителей дома. Я не стала даже пальцем шевелить ни для того, чтобы помочь им, ни для того, чтобы их убить. Мне стало как-то совершенно все равно на происходящее. Я как пресыщенная пантера смотрела с довольной поволокой на глазах, как кто-то другой отнимает у меня жертв.
Но паясничание дроу над трупами ее собратьев вывело меня из меланхолии насыщения. Я увидела в ее руках какие-то маленькие шарики и начала догадываться, что сейчас будет то же, что и со всеми предыдущими посещенными нами местами за этот день, растянувшийся до утра. Она кинула их в стену и рванула прочь, на бегу выкрикивая счет. Я не стала отставать от нее, ведь эта безумная хотя бы точно знает, что она кинула в стену. Два десятка шагов, разворот вокруг оси и спиной вперед ныряю в окно, через которое уже успела пролететь блондинистая барышня. Сделав аккуратный переворот с прогибом в воздухе, я приземлилась на полусогнутые ноги, смягчая удар. Встала, задумчиво глядя на дом, хранящий пока еще тайну произошедшего в нем безумия. Здесь и сейчас я сделала свой третий шаг во тьму.
Меня предали и я предала в эту ночь. И это был первый шаг.
Я убила и пытала того, кто меня предал. И это был второй шаг.
Я убила ребенка... и насладилась ужасом в глазах его матери. И это был третий шаг.
Да, я чудовище, монстр, убийца. Я предала все то, чему меня учили столько лет. Я отдалась на растерзание тьме, которую в меня насильно влили. Я посмотрела на исчерченную рунами и узорами руку, наблюдая за танцем уродливых значков на коже при каждом движении пальцами. Я чудовище.
-Я - темная.
Это признание перекатывалось на языке, как сладкая конфета. Но я не успела им насладится.
-Смотри, смотри! Сейчас будет очень красиво...
Дом вспыхнул, как головка спички из красного фосфора. Дроу высказала свое восхищение рапсодией разрушения. Я же чувствовала лишь легкое разочарование. Месть не так сладка, как думалось мне. Месть таким мелким пешкам на игровом поле Судьбы и богов. Я должна найти лишь одного ублюдка. И лишь тогда я снова стану свободной. И сраное клеймо спадет с моей руки.
Дроу оперлась на калитку и чуть не выпала наружу. И вот стоило усомнится в умственных способностях нас обеих. Какого беса мы не проверили самый простой путь перед тем, как скакать по крышам и заниматься левитацией?!
- А ведь просто ларчик открывался, госпожа акробатка, -Зи засмеялась, вторя моим мыслям.
-Мы - две дуры, да, Зи? - мой смех вторил ее заливистым трелям.
А ночь постепенно сдавала позиции разгоревшемуся дню, с легкостью продавая небеса голубым краскам. Зи встала с мостовой, отряхнулась и заявила:
-На этой ноте мы с тобой, наверно, и расстанемся.  Мне было очень весело с тобой. Если понадобиться еще подобного рода помощь - не стесняйся! Ну а сейчас, прощай, Алиса. А, может, и до скорой встречи...
Она обняла меня, привстав на цыпочки. Быть может, это со стороны смотрелось бы умильно - две обнимающиеся в лучах костра девушки, не обделенные красотой... Но только если опустить детали. Если забыть, что костер на костях дома, в котором мы только убили много невинного народа. Если не вспоминать, что прошлым днем я подвешивала совершенно неизвестную мне женщину на ее же кишках. Если забыть много чего, что нас связывало с этой ночью.
Тогда да, картина умильная.
-Прощай, темная дуреха, - я отстранилась и потрепала ее за щеку, зная, что это может ее разозлить. - Не забывай о нашем споре. И выживи. А то я тебя из могилы достану.
Зири развернулась и пошла прочь, и по ее напряженной фигуре я чувствовала, что ей очень хочется обернуться. Но она сдержала этот порыв, чтобы не портить момент ненужными соплями. Усмешка скользнула по моим губам. Я в последний раз посмотрела на зарево пожара и пошла прочь. Куда глаза глядят.
Какие у меня планы?
Никаких.
Какая цель?
Убить ублюдка.
Что я сейчас буду делать?..
Хм... Я хочу есть. А там посмотрим.
Прощай, добрая Алиса.
Здравствуй, Алиса темная.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Три шага, два предательства, несколько смертей