http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ну очень страшная история


Ну очень страшная история

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Хатрак, Люка
Время: Пять лет назад, летнее лето
Место: Где-то во глубине Рузьянских лесов, деревушка Лесная Капуста
Сюжет: Если вдруг деревенские очень рады приходу чужака, то этому может быть только две причины: все пьяны или случилась печаль-беда. В этой деревенька случилась очень страшная беда в лице одного любителя органов и социальных экспериментов.

0

2

http://s7.uploads.ru/R3ML1.png

Эта деревенька, со звучным названием Лесная Капуста, ничем не отличалась от многих других деревенек, разбросанных по всем рузьянским окрестностям, разве что сонные все тут  были какие-то, вялые. Чуть явление чужака не пропустили. Первыми его заметили девицы, что под заборчиком сидели, вопреки теплой погоде шеи их почему-то были обвязаны платками, разило от них чесноком ядреным (правда, это было незаметно, потому как в деревне все было пропитано чесночным духом вплоть до портков и даже в нужниках воняло чесноком), а еще они поминутно смотрелись в зеркальца, сначала затаив дыханием, а потом облегченно вздыхая.
- Ой, - сказала одна, углядев чужака.
- Ах, - сказала другая и еще активнее налегла на кулек с семками, пока товарки отвлеклись. Впрочем, все три девицы, кровь с молоком, как говорится, пристально смотрели на высоченного детину нечеловечьих кровей, но без страха. Скорее, заинтересованно, оценивающе так.
- Здравы будьте, - хором отозвалось трио. Достаточно громко, чтобы привлечь внимание соседки, чья седая голова в ярком платке показалась над забором.
- Ой! - прошамкала старушка, - чай добрый молодец пожаловал! Шчаштье то какое! Здоров, шыночек.
Бабка, принявшая на себя удар начала беседы с незнакомцем, отвернулась и рявкнула так, что горделиво расхаживающий по дороге петух предпочел на забор вспорхнуть.
- Дееед! Шгоняй к мужикам за Штароштой! Да побыштрее, шоб одна нога шдеся, а другая тама!
Судя по звукам, приказ сопровождался ударом скалкой для пущего ускорения.
Пока же ждали Старосту, будто по волшебству, вокруг полуорка успела собраться толпа, в основном из женщин, стариков, детей и одного юродивого. Ему задавали множество вопросов, но в основном, конечно же, всех интересовало какой из себя воин чужак. Квасом, как полагается, угостили и хлебом с солью, а потом торжественно под зелены рученьки повели к дому старосты, жена которого как раз успела накрыть стол и поставить пироги (увы, шалость детей вкупе с жадностью некоего зверя привела к тому, что пироги достались козе Бандитке).
Гостя как раз усадили за богатой снедью стол, когда во дверях показался запыхавшийся Староста, мужчина уже не первой молодости, а сейчас вовсе подозрительно багровый после пробежки.
Староста, узрев внушительную тушку полуорка, просиял почти буквально. Тут ему полагалось кашлянуть, присесть, и под сакральное "подлей еще" начать беседу о погоде, дальних далях, распросить о подвигах, впечатлится и только после кувшина третьего попросить немнооожечко помочь дрбпым селянам. Но слишком измотаны были все, напуганы и буквально на пределе, так что Староста просто бухнулся в ноги нелюдя и душевно попросил помощи с челобитной и всем полагающимся, обещая заплатить зелену молодцу. В раж вошел и даже чуть не пообещал дочек своих отдать, да вовремя спохватился сам,  до того как ему бы решила жена помочь.
Слезно просил староста, заламывая руки, тяжко вздыхали остальные деревенские под окнами, хрустя чесноком, что яблочками спелыми.  Рассказывал он об ужас всяких нечистивых, что творились в замке старом, вернее в ращвалинах оного, зеленым горели уцелевшие окна, волки по ночам выли, корова исдохла (умолчал, правда, о том, что Бурька была уже почетной пенсионеркой молочного производства и входила в число коровьих долгожителей), но страшнее было иное, что в стенах замка чудовищно выло, хохотало и издавало еще какие-то богохульные звуки.
- А еще девочек вот покусамши! Упырь треклятый! - предъявленные девицы в количестве трех штук стянули шарфы и предъявили свои нетонкие шейки. У каждой были странные следы, будто иголкой пару раз ткнули. Хотя на обескровленных и чахнуших деревенские красотки похожи не были, как заливал староста.
- Да, что я Вам говорю, - страдальчески взвыл мужик. - Оставайтесь у нас, отоспитесь, а там ночью все сами увидите.

Красное солнце, предвещающее жаркий денек, закатилось за горизонт, светило дневное заменила холодная зловеще багровая луна, тоже намекающая на жаркую летнюю погоду, а отнюдь не являлась дурным предзнаменованием, как мерещилось бедным людям. Было душно и жарко, но ни одной тучки, чтоб ее. Ясно. Тихо. Ну почти тихо. Комары исправно зудели, что-то там стрекотало и в отдаление выли волки, загоняя лося.
А вот в замке было почти могильно-прохладно - старые стены не спешили расставаться с теплом. В подтопленных подвалах квакали лягушки и метались в лужах головастики. Почти мирная картина. Однако потревожена была долголетняя пыль и сдернута паутина. Древний орган смотрелся сосредоточием нечистой силы в свете луны.
Загорелись во тьме красным голодные очи, рука белая до жути опустилась на клавиши из кости, и раздался ЗВУК. От него в бедной деревеньке у всех засвербело в ушах и поползли мурашки по коже. Застонала скотина, залаяли, завыли собаки.
- Ну вот, оно, - выдохнул Староста и приложился к самогону убойной крепости.
Бдоооонг!  К первой музыкальной фразе присоединилась вторая, а там их нагнало эхо. Музыка была воистину чудовищна, и только истинное зло могло плродить такое.
Заплакали дети, просыпались деревенские, чьи сны вдруг стали оборачиваться кошмарами, в которых за ними гнались чудовищные твари с противоествественным количеством лам, зубов и прочего.
- Ахахаха! - довеском разнеслось над макушками, да так, что аж волосы дыбом вставали.
- Мы Вас умоляем, сделайте так, чтобы это прекратилось! - заголосил Староста, нервы его сдавали. С этим тут уже у всех плохо было. - Просим!
Зажглась свеча зеленоватым светом, бросая причудливые отсветы на роскошный богатый плащ, подбитый горностаем, с подбоем алым бархатным. Хрустнули сцепленные замком пальцы. Сверкнули клыки...
Дальнейшие причитания потонули в чудовищной какофонии. Будто разом кто вел ножом по тазу медному и громыхал гром, шипело множество змей и кого-то с чувством убивали.
Селяне с чувством тыкали в сторону виднеющейся меж верхушками деревьев более-менее целую башню с сияющим зеленым окошком на самом верху, особенно отчетливо видимую в свете багровой луны, чьи лучи будто облепило строение, словно придушить светилу ночному хотелось мерзавку, почему-то не желающую погребать в своих руинах источник богохульных звуков.

Отредактировано Люка (24-06-2015 21:26:21)

+4

3

Хат уже несколько дней был в дороге. Он не спешил, просто переставлял ноги, делая шаг за шагом. Тысячи и миллионы шагов отпечатались в его памяти. Тысячи и миллионы не удостоились такой чести. Но это было не важно.
Двести лет в дороге. Двести долгих и коротких, ярких и серых, веселых и не очень. Он давно не ведет счет пройденным лигам и по скольку раз наведывался в тот Грес или Рузьян. Он просто шел и шел. Как давно привык. Он не ищет себе другой жизни и не желает ее.
Ведь еще столько дорог не хожено, столько песен не спето, столько книг не прочитано...
Полуорк-бард, м-да... Совсем не классическое сочетание.

Хату просто было интересно, что будет за вот этой развилкой уже сотню раз пройденной в другую сторону дороги. А там... там деревушка. Неровные улицы, чуть подуставшие дома в наличниках в окружении огородов. Казалось бы, обычная деревушка. Да вот только зачем три дивчины на околице в платках сидят, будто суженного ждут?
Полуорк не особо прореагировал на смешанную реакцию указанных барышень. Он привык, что его появление вызывает трепет, тревогу и страх в разных пропорциях. Привык, что люди пугаются, эльфы брезгливо морщатся, а полубратья орки гневно посылают нетипичного собрата. Как ни странно, с гномами Хату было проще всего. С теми выпьешь хорошенько, и уже свой.
Но когда девушки вдруг поприветствовали запыленного вояку с двуручным топором вместо посоха, Хат даже позволил себе приподнять бровь, выдавая всю степень своего удивления. А когда к ним присоединилась и старушка, оборотня совсем заинтересовал этот хутор. Дело тут нечисто! Не часто ему оказывали столь радушный прием.
-И вам не хворать, - ответил им полуорк, останавливаясь напротив. Больше он предпочел ничего не говорить. Скоро все ответы появятся сами собой, зачем торопиться и тратить энергию на произнесение слов? Хат вообще не отличался многословием и страстью к словоблудию... Если, конечно, это не песни.
Он лишь поморщился от вездесущего запах чеснока, бьющего по орочьему обонянию, усиленному еще и медвежьим, с утроенной силой. И этот запах усиливался вместе с увеличением количества человек вокруг полуорка. Они глазели на него, спрашивали, даже чуть ли не пальцем тыкали в мышцы, проверяя крепость этих самых мышц. Но Хат стоически отмалчивался, лишь самых ретивых осаживал свирепым взглядом. А когда вокруг как по волшебству начала появляться снедь разномастная, оборотень окончательно уверился в своей правоте. Селянам от него чего-то да нужно, иначе бы такой балаган не устраивали. Его племя не жалуют почти так же, как и тифлингов. А уж если узнают, что он еще и оборотень, то все, пиши-пропало. Но сейчас все было по-другому. А, значит, это все не просто так.
Полуорк обводил происходящее янтарными глазами с явным недовольством. Но отказываться от предложенного кваса и прочей пищи не стал, чтобы не обидеть хозяек, взрастивших и сделавших это. Поблагодарил кивком и самой мягкой из своего арсенала улыбок, все равно сильно смахивавшей на оскал. Хат всегда относился с уважением к женщинам и их труду. Уж как воспитали. И он гордился теми, кто его так воспитал. Но это все стало неважно, когда в дверях дома, в который полуорка чуть ли не насильно отволокли всем скопом, появился запыхавшийся немолодой человек с покрасневшим от бега лицом.
Хат рассматривал это явление сквозь призму своего опыта и понимал, что этот человек - явно староста этой деревушки, и именно сейчас он наконец получит объяснение такому радушию. и не ошибся. Староста бухнулся на колени, вызвав легкий намек на улыбку на губах полуорка, и начал быстро-быстро рассказывать, мол, они тут все изнывают от нечисти в руинах замка, что стоит неподалеку. И просят они храброго воина (Хата, то есть) разобраться, что за нечисть поселилась там и каждый божий день устраивает свои песнопения. Хат молчал, лишь кивал в требуемых местах этого сумбурного монолога. Лишь на слезливых обещаниях денег, денег и еще раз денег он криво усмехнулся, напугав активно потеющего старичка, утирающего лысеющую голову платком с вышивкой.
-Двести, - оборвал он бесконечный монолог старосты.
-Что? - не понял сначала тот, а когда начал понимать, быстро-быстро закивал, - Конечно, конечно, заплатим, сколько скажете!
Как понял полуорк, попроси он сейчас за избавление от нечисти луну с неба - староста бы и ее пообещал. Но обещаниями сыт не будешь, так что Хат решил напомнить об одном обязательном условии при договорах с орками.
-Надеюсь, вы понимаете, что будет, если вы меня обманете? - такая длинная фраза, сказанная спокойным тоном, в устах полуорка выглядела страшнейшей угрозой, и староста вздрогнул. Судорожно кивнул, оглядев массивную фигуру полуорка в шрамах и татуировках. Бес его знает, что там подумал старик, но Хат поставил себе памятку следить за этим обладателем плутоватых глаз...
Потом бенефис старосты вновь продолжился, но Хат уже не слушал ни про покусанных девиц, ни про зеленый свет из окон. Это все нюансы, которые мало влияют на общую картину. Полуорк даже внутренне похихикивал над бедным старостой, не осознающем всю комичность ситуации. Ведь он одну нечисть нанимает разобраться с другой нечистью.
- Да, что я Вам говорю, - страдальчески взвыл мужик, отвлекая оборотня от веселых мыслей. - Оставайтесь у нас, отоспитесь, а там ночью все сами увидите.
Полуорк кивнул и отодвинул старосту с дороги. Он не желал больше находиться в обществе этого болтуна. Так же молча он шел мимо домов и заборов, не реагируя на приглашения хозяек и хозяев жилищ. Он уже решил, где и как будет дожидаться ночи. Там, изгибе дороге был отличный камень с деревцем - вот он и послужит пристанищем оборотня на остаток дня.
-Я никуда не уйду, пока не выполню свою часть сделки. Просто буду там, - он ткнул пальцем в облюбованный камушек и аккуратно оттеснил с дороги последнее препятствие в виде трех девиц уже натянувших платки обратно.
Пройдя двести шагов, он завернул за валун и устало привалился спиной к его крепкому боку, скрываясь от глаз. Потер лицо, пригладил волосы, положил справа топор, слева перевязь с мечами и хмуро посмотрел на солнце, мирно катящееся по небу на запад. Аккуратно, со всей бережностью извлек из твердого кофра свою шестиструнную подругу и легонько коснулся грубыми пальцами струн. Тихий перезвон окрасил окрестности. Он подстроил ее и начал тихо перебирать аккорды и мелодии, вечно кружащиеся в памяти и голове. И тут он запел. Необычным для полуорков красивым баритоном под рваный ритм сбивчивых аккордов.

Сколько подхваченных ветром душ?
Сколько отданных пламени вер?
Сколько соженных солнцем туш?
Сколько залитых кровью дел?
Сколько покрытых ржою чудес?
Сколько забитых толпою творцов?
Сколько ставших прахом сердец?
И обращенных в пепел дворцов?
Сколько преданных друзьями людей?
Сколько отданных в руки врагов?
Сколько смертельных для мира идей
И извращенных идеей мозгов?

Сколько, сколько несем в себе мы?
Сколько, сколько хранит наша память?
Сколько, сколько несем в себе мы?
Сколько, сколько хранит наша память?

Сколько спасенных, чтобы просто спасти?
Сколько готовых без платы помочь?
Сколько готовых к небу идти
Даже когда идти уже невмочь?
Сколько тех, кто не торгуясь любил?
Сколько правды в слове любовь?
Сколько людей, тех, кто простил
Даже предавших друзей и врагов?
Сколько поднятых из праха домов?
Сколько окрашенных счастьем минут?
Сколько прекрасных картин и томов?
Сколько их впереди нас ждут?

Сколько, сколько несем в себе мы?
Сколько, сколько хранит наша память?
Сколько, сколько несем в себе мы?
Сколько, сколько хранит наша память?

И еще десятки песен одна за другой. С каждым разом мелодия выходила все лучше, отвыкшие в походе пальцы разрабатывались, вставая в нужные лады все лучше. Полуорк улыбнулся и отложил инструмент. Хватит на сегодня. Скоро вечер, пора готовится... Он достал клинки из ножен и пошел разминаться. Никто не знает, что и как обернется, а подохнуть из-за неразмятой мышцы полуорк не желал.
Но вскоре его разминочные упражнения были прерваны самым нецензурным способом. Кто-то заиграл на исполинской мощи органе. Оборотню лишь раз удалось услышать этот инструмент в действии, но он хорошо запомнил утробный звук низких и яростно дикий вой верхних нот. Он глянул на замок и усмехнулся. До тех пор, пока его уши не настигла бессмысленная какофония звук, извлекаемых из величественного инструмента неумелой рукой. Хат вложил клинки в ножны, накинул на плечо сумку-кофр с пожитками и взял топор.
Под бесноватую мешанину звуков стенающего инструмента он пошел в сторону освещаемого зеленоватым свечение замка. Хат то и дело кривился от особенно отвратительных созвучий, но не позволял себе ругаться вслух. И даже смог удержать свое желание выломать входную дверь хорошим ударом с ноги, а просто открыл ее, потянув за ручку.
Хат вообще нетипичный полуорк.
Сотня ступеней вверх, что отделяло вход от верхнего этажа центральной башни, для тренированного наемника не была помехой. Он даже не запыхался и так же аккуратно открыл последнюю дверь в чертог безумного музыканта. И усмехнулся, увидев предсказанную воображением картину. Тощий бледный субъект с маниакальной улыбкой в безумии колотит по клавишам циклопического органа в окружении паутины и пыли. Хат решил для начала все же решить дело миром. Как-никак, субъект-то никого не убил и, похоже, не собирался. Так что пока будет отнесен к вменяемым.
-Приветствую, - громко крикнул он во всю мощь легких, перекрыв даже ор измученных труб. - Поговорить надо.

Отредактировано Хатрак (25-06-2015 12:09:50)

+2

4

Та-да-дам! В последний раз вампир брякнул по клавишам и только тогда величаво обернулся, счастливый до безобразия. Наконец-то явился кто-то смелый! Да еще так, что Мастер его не расслышал. Талант, однако.  "Особенно при таких-то габаритах, " - оценил он, рассмотрев гостя. Здоровенный, высоченный, прямо глыба, скала, в общем. Примечательный экземпляр, что сказать.
- Не из деревенских, - высказал мысль вслух историк, успевший немного понаблюдать за жителями деревеньки - объект исследований же. Однако легкий чесночный душок подсказывал, что колоритная личность, на кою вампир беззастенчиво пялился с большим любопытством, недавно побывала у капустинцев.
"Эх, не нашлось средь мирного народа воина храброго, тогда кинули они клич и отозвался .... орк, но не чистокровный? В общем, на роль великого воителя для моего нового романа он подойдет. Превосходно подойдет", - плутовато подумал Мастер. 
- Ах, где же мои манеры?! - опомнился вампир, красиво вскочив на несчастную скамью, которую приволок с этажа ниже. Та протестующе заскрипела, но выдержала вес немертвого, мстительно выдав тоны пыли из обивки. Впрочем, некоторым дыханием не нужно, зато эффект, как говорится был на лицо. И на лице. Пожалуй, эффектнее только было бы, будь сегодня гроза.
- Йа есть грьаф фон Кролок, - гордо возвестил упырь, распахивая полы плаща и царственно кивая.
Откуда пришло смешное поверье о невообразимом акценте у Детей ночи, он не знал, но вовсю эксплуатировал эти мифы к вящей своей выгоде. Особенно сейчас. Очень уж интересно было, как отреагирует сей, несомненно, нестандартно мыслящий индивидуум, раз сначала решил поговорить, а не голову сходу пытаться отпилить воплощению зла, то есть Мастеру.
- Допро пошйаловать, - продолжал развлекаться историк и просто искатель приключений на свою бедовую голову, - в мой родофой гнессссдо. Хотьите послушйать еще Истинный Симфоний Ночьи?
Вампир встряхнулся, сгоняя с себя клубы пыли, и гордо укутался в плащ, дабы произвести еще более незабываемое впечатление полного ид... индюка. Конечно, было любопытно проверить насколько крепки нервы смертного, но новоиспеченный граф был уверен, что гость откажется. Обычно все отказывались, не умея ценить поэтику ночи, ту особую эстетику мрачного существования кровососа и прочую тому подобную белиберду. 
- А фы, позфольте узнать, кито будьете? - повернув голову в профиль, дабы еще больше сходить на полного ... упыря, спросил Мастер. Несмотря на то, что казаться он мог беспечным и легкомысленным, вампир был таки настороже. Люди, нелюди всякие бывают, агрессии вроде бы в наемнике (интересно, сколько и чего ему пообещали капустинцы?) не ощущалось, но смертные, должно быть из-за горячей крови, куда более непредсказуемые существа, чем и интересны. Зато вампирам не нужно разминаться, чтобы всегда быть на пике формы. Только питаться регулярно. У всякого существования свои плюсу и минусы.
- О.... а чьито это у Фас, дьорогой мьой гйость? - глазки Мастера жадно заблестели от любопытства, когда углядел он кофр у несовсем орка. Что это там такое?

+2

5

Хат задумчиво разглядывал типичного такого упыря, повернувшегося к нему, и будто не услышал его фраз. Его заинтересовал плутоватый блеск в глазах и озорные толпы бесенят, танцевавших там неугомонный вальс. Его чутье подсказывало, что с этим любителем органов с ударением на второй слог будет интересно.
И тот оправдал его надежды целиком и полностью. Вскочил на лавку, поднял тучи пыли, развернул полы плаща и возвестил:
- Йа есть грьаф фон Кролок, - скаля впечатляющий комплект зубов, легко могущих соперничать с челюстями самого полуорка, он продолжил. - Допро пошйаловать в мой родофой гнессссдо. Хотьите послушйать еще Истинный Симфоний Ночьи?
Хат хрюкнул от удовольствия и бредовости актерской игры на стереотипах. И решил не отставать. Он вскинул топор в воздух и потряс им.
-Я есть Хат! - прорычал он, специально понижая голос октавы на две. - Хат не слушает! Хат сокр-р-р-рушит тебя!
Это было смешно и одновременно глупо. Но как же давно он так не развлекался. Мало кто мог понять сложность слома стен шаблонов, которыми окружены отщепенцы вроде полуорка. А вот этот граф отлично улавливает суть проблемы, раз может позволить себе так дурачится. Он снова потряс топор и ударил им в каменные плиты, высекая искры, брызнувшие во все стороны.
Потом опять лезвие править... Но за такое веселье я готов этим поплатится!
- А фы, позфольте узнать, кито будьете? - вновь подал голос вампир, повернув голову в профиль для полной умильности картины.
-Я есть ХАТ! - вновь рыкнул полуорк, будучи уверенным, что собеседник и в первый все услышал. Но роль есть роль. - ХАТ СОКР-Р-Р-РУШИТ ТЕБЯ!!!
Вновь топор по камням, только теперь уже по кладке проема, высек искры, оставляя длинную и глубокую царапину. Хат с удовольствием развлекался бы так еще, но тут вампир заметил его кофр и, протянув когтистый палец, спросил:
- О.... а чьито это у Фас, дьорогой мьой гйость? - Хат прям видел как блестели любопытством глазки веселого собеседника. И он уже не смог сдержаться.
Он самым вульгарным образом заржал, привалившись спиной к той самой стене, которую пару вдохов назад бил топором. Нет, ему однозначно по душе этот товарищ!
-Это гитара, граф, простая гитара. И всякий походный скарб, - проржавшись, сказал оборотень. - Давайте перестанем ломать комедию, а то мы так с вами и до утра не закончим, а мне, в отличие от вас, еще и спать иногда надо.
Хат поставил кофр на пол, придирчиво осмотрел лезвие топора, которое не сильно пострадало от достаточно сильных ударов, и, удовлетворившись результатами, отложил и его тоже.
-А теперь, досточтимый хозяин, давайте решать, как быть. Селяне не довольны вашими навыки игры на музыкальных инструментах, и я подтверждаю их слова. Играете вы прямо-таки отвратительно.

Отредактировано Хатрак (30-06-2015 17:07:07)

+2

6

Незнакомец, точнее уже новый знакомец, и впрямь оказался выдающимся индивидумом, так красочно изобразив ходячее воплещение  стереотивов всех орков, что любо-дорого было посмотреть. Это был незабываемый спектакль, жаль, Хат решил его заканчивать. Смертные почему-то не любят расстягивать забавы надолго, эээх.
- Спать надо днем, - наставительно произнес вампир, с трудом подавляя желание говорить с тем чудовищным акцентом. - Чтобы ложиться с полным осознанием  того, что кто-то в это время ползет работать, - сам Мастер тоже придерживался этой филисофии, впрочем, для существа его породы и возраста оный распорядок дня был скорее обязательным. О чем, вампир, конечно, не стал говорить сейчас, но поделившись этим дивным философским принципом, мужчина заржал громко, откинув голову назад.

Эхо же его смеха и раздававшиеся прежде боевые выкрики полуорка достигли ушей капустинцев. Только эхо из вредности и просто по долгу службы исказило их страшно.
- Ах, бедный, - всхлипнула одна из девиц.
- Упырь его пытает, должно быть, - всхлипнула другая в ужасе.
- Ыыыы, - третья была морально с этим могучим героем.

- И все же гитара... Прекрасный инструмент, - продолжал "пытку" беседой  Мастер, выуживая из волос паука, который на него свалился вместе с мусором с потолочной балки. - Лучше только орган.
Тут Хат изложил претензию капустинцев к шумливому соседу. Вампир, даром что дышать не нужно ему было уже больше ста лет, печально вздохнул. Очень печально.
- Никто не понимает моего искусства, моего поиска Истинной Симфонии Ночи, игра моя великолепна, просто здесь эхо непередаваемое и... Я, признаюсь, специально немного перебарщивал, очень мне было интересно проверить крепость нервов местных и с соседями познакомиться, только на пироги меня не пригласишь, а ко мне они никак. Очень дурная  слава у этого места. Жаль, конечно, что не нашлось в сем селе героя, но Вашу просьбу я уважу, так уж и быть, - воистину царственно вампир кивнул в этот момент, милостиво снисходя к просьбе прекратить шуметь по ночам. Не по соседски было бы не прислушаться к справедливым претензиям.
- Кстати, сколько они заплатить пообещали? - хихикнул вампир, спрыгивая со своего насеста и подхватывая канделябр. Так можно было лучше рассмотреть друг друга, да и сверлить отсвечивающим красным зеньками в темноте было как-то не очень вежливо, по крайней мере, так говорила наставница. А с ней не очень то и поспоришь.
- Подозреваю, тот маг, что жил здесь, согласно преданиям, что-то добавлял в свечной состав, они так все горят забавно, - поделился упырь, весело скалясь. От близости источника света глаза перестроились на иной спектр зрения и утратили зловещий красный огонек. Впрочем, холодный и неестественный цвет радужки выдавал нежить с головой.
- Уж не легенды ли о нем привели Вас, могучий Хат, в эти, не побоюсь сказать, глухие места?

Отредактировано Люка (02-07-2015 23:18:48)

+2

7

- Спать надо днем, чтобы ложиться с полным осознанием  того, что кто-то в это время ползет работать, - наконец нормально заговорил вампир, отбросив все изыски своего поведения. Веселью времени много не уделишь.
А жаль.
Хат отлип от стены и улыбнулся во все свои чарующе симпатичные зубища. Веселый товарищ вампирской наружности блистал на импровизированной сцене со своим демоническим смехом, и полуорку сильно хотелось аплодировать столь прелестной игре во все свои широченные ладони. Но он сдержался.
-Спать надо тогда, когда хочется, а не чтобы позлорадствовать, - поделился ответной мудростью полуорк. Их с графом мировоззрение не сильно отличалось, что помогло им легко найти общий язык.
Да и как могло быть иначе в разговоре нежити с нечистью? Два товарища и почти брата сидят и обсуждают проблемы мироздания, свернувшиеся в противостояние отдельно взятой деревушки и рвущегося к вершинам музыкального возвышения вампира. Все нормально так, по-житейски.
Обыденно, прямо-таки.
- И все же гитара... Прекрасный инструмент, - названный граф в задумчивости продолжил беседу. - Лучше только орган.
-У них разные применения. Орган - это безграничный пафос, - оборотень кивнул в сторону усеивающих стену труб от исполинского инструмента. - И его с собой не потаскаешь. Если, конечно, нет карманного измерения под боком.
Диалог их все больше напоминал разговор двух музыкальных эстетов, а не двух ночных чудовищ. И это все больше веселило полуорка. Кому расскажешь эту историю, что вампир с оборотнем вместо жертв и насилия обсуждают пристрастия в музыке, никто не поверит и будет крутить пальцем у виска, ссылаясь на полную неадекватность рассказчика.
- Никто не понимает моего искусства, моего поиска Истинной Симфонии Ночи, игра моя великолепна, просто здесь эхо непередаваемое и... Я, признаюсь, специально немного перебарщивал, очень мне было интересно проверить крепость нервов местных и с соседями познакомиться, только на пироги меня не пригласишь, а ко мне они никак. Очень дурная  слава у этого места. Жаль, конечно, что не нашлось в сем селе героя, но Вашу просьбу я уважу, так уж и быть, - неожиданно легко согласился на претензии деревенских вампир, чем в очередной раз обрадовал Хата. Не хотелось ему с помощью кулаков и мордобоя что-то объяснять этому отличному парню с такой же обворожительной улыбкой, как у него самого.
- Кстати, сколько они заплатить пообещали? - поинтересовался вдруг вампир.
Хат чуть изогнул бровь, рассеченную шрамом и усмехнулся.
-На двухстах сошлись. Слишком вы, дорогой граф, показательно аккуратно себя вели. Трупов нет, пропавших тоже... Не нежить, а святой просто, - еще шире улыбнулся Хат, представив тощего парня в черном на ниве святодейства.
Парень явно был тот еще балагур. Он нравился полуорку, впечатленному его заботой к собеседнику. Даже со скамьи сверзится додумался, чтобы подойти поближе.
- Подозреваю, тот маг, что жил здесь, согласно преданиям, что-то добавлял в свечной состав, они так все горят забавно, - поделился упырь, весело скалясь. От близости источника света глаза перестроились на иной спектр зрения и утратили зловещий красный огонек. Впрочем, холодный и неестественный цвет радужки выдавал нежить с головой.
- Уж не легенды ли о нем привели Вас, могучий Хат, в эти, не побоюсь сказать, глухие места?
Хат оглядел щуплого субъекта с головы до ног. Рядом с самим полуорком он казался еще меньше, гораздо ниже и легче. Лишь глаза немного могли испугать обычного смертного... Но вот только сам Хат таковым не был. И он помотал головой в ответ на вопрос графа.
-Нет, я просто случайно сюда забрел. Я бард, бродяга. Хожу-брожу, пишу песенки, пугаю этим людей, ломаю стереотипы. Все обычно и необычно одновременно, - полуорк даже выбрался из обычного молчаливого кокона с таким интересным собеседником. - И давайте на "ты", может? Не люблю этот великосветский мусор в разговорах.
Он оглядел помещение, потерявшее в свете нормальных свечей часть своего готического антуража.
-И, может, пройдем туда, где не будет этого веселящегося эха, которое так любит пугать людей? - спросил Хат, махнув в сторону двери. - А то сейчас в деревне, наверно, все под лавками сидят от страха.

+2

8

"Ох, уж эти сказки! Ох, уж эти сказочники!"
мультфильм "Падал прошлогодний снег"

Вампир сомневался, что в эдакой глухомани, у местных сыщется большая сумма, двести монет были очень даже неплохой ценной, говорящей красноречиво о том, как нехило достал  Мастер своей игрой на органе и их нервах.
- Тогда был бы не тот результат у эксперимента, - не говоря о том, что народа тут раз-два и обчелся, убивать - никого ж вообще не останется, а так неинтересно. Особенно тому, кому для существования нужна кровь.
А странный орк меж тем рассказал о себе немного.
- Бард?! Как интересно, необычно, - радостно, как-то даже восторженно произнес Мастер. Это ж какой герой для книги получится! Прекрасно, просто прекрасно.
- На "ты"? Но мы же еще не пили на брудершафт, - подколол упырь, злодейски двигая бровями, явно намекая, что в его случае напитком должна быть кровь из вен нового знакомого. Улыбка, впрочем, выдавала шутливое и хорошее настроение вампира. - Ладно, обойдемся без этих ритуалов, - снизошел Мастер.
Хат предложил прогуляться по замку, надеясь, что эхо будет вести себя приличнее в таком случае.
- Ну, вообще-то адреналин полезен в малых дозах и... - орган так и притягивал к себе взгляд Мастера. - ... Замок стар и уже изрядно обветшал, мне-то не странно, но .... - габариты гостя навевали некоторые опасения, очень уж внушителен был зеленокожий бард, пол и лестницы могли не выдержать оказанной им чести. А живые все-таки похлипче будут, да и в туман обращаться не умеют, просачиваясь в любую щелочку, не то, что некоторые.
- Бесспорно, эти развалины крайне интересны, но ... ладно, кто не рискует, тот не получает все, верно? Тогда за мной, на самую незабываемую экскурсию в жизни... - вампир обернулся, отдавая трупной зеленью в неверном свете странных свечей. - Ступать осторожно, гобелены не трогать, даже не чихать на них, а то развалятся.
По уже знакомой лестнице упырь повел Хата на этаж ниже. Коридор был устлан листьями, залетевшими вместе с ветром через разбитые ставни окон, всюду царила пыль, оседая даже на паутине, которой здесь было видимо-невидимо.
- Тебя привела сюда случайность, а меня легенды об этом месте, - не боясь повернуться спиной, начал экскурсию Мастер, услужливо тормозя возле очередного  пусть и пыльного, местами расползающегося гобелена, на котором пылкала огнем крылатая рептилия, и поднося канделябр, чтобы можно было рассмотреть лучше творение некой мастерицы.
- Как бард, ты должен оценить эту историю. Давным-давно, разумеется, - зеленоватый огоньки свечей выловили из мрака в довесок к дракону и его противника, единорога. Вечная, любимая тема, особенно среди людей. Разрушитель, безудержная сила, свирепость, мощь, приправленная силой огня против воплощения жизни, чистоты, неукротимости, гордости. Только этот единорог был черным и глаза его, вышитые золотыми нитями, будто сияли. - Замок этот, носящий имя, нет не Качан Капусты, а Приют Белой Леди, некогда принадлежал благородному рыцарю, чье имя не так уж и важно для истории, а вот имя его дочери стоит запомнить - леди Инельга, так получилось, была единственным потомком почившего рыцаря, которому стоило бы чаще бывать дома, я считаю. Согласно преданиям, молодая дева была прекрасна, однако в этих легендах так же упоминается и то, что овладела она ратным искусством не хуже папаши, а уж умом так вообще превзошла блудного родителя, если еще прибавить к этому манеру портретистов приукрашивать действительность, да и легенд тоже, можно смело сделать вывод, что леди Инельга была не столько прекрасна, сколь ... внушительна, раз носилась с фамильным двуручным мечом и рубила местных монстров и особо глупых разбойников в пресловутую капусту.
- Хам! - послышалось из ниоткуда и в вампира полетела шкатулка, кою тот, впрочем, успел поймать.
- О, забыл упомянуть, тут водятся привидения, - с хитрой мордой сообщил вампир, ведя орка дальше по этажу, мимо господских покоев, к библиотеке. - Как ты догадываешься, то была Инельга. Чуть попозже появиться ее дедушка на колеснице. Веселый старикан, надо сказать.
Так, лирическое отступление окончено, вернемся к леди-воительнице. Отец ее умер, и не было у нее более  родственников мужского пола, которые моли бы позаботиться о ней и ее землях, зато имелись соседи и неприятный факт, что пора бы ей уже замуж. Но не лежало сердце гордой леди к кому бы то ни было из гордых сэров, ни один из них не был ей предназначен судьбой. Ну сам знаешь, как любит народ мусолить тему истинной любви. Я уверен, что Инельга просто сама хотела править своими владениями, да и в живых остаться, потому как мало кому нужна жена умная и могучая, да еще и гордая как сто бара... Как настоящий единорог. Вот так вышвыривала девушка одного соседа за другим, некоторых наглецов даже из собственной опочивальни.
Библиотечные стеллажи были пусты, лишь горсточка пыли там и тут, намекали, что некогда полки прогибались под тяжестью знаний. Теперь же роль архивариуса и писцов исполняли белые пауки размером с мужскую ладонь. Не опасные, вроде бы. Для мертвеца так точно не опасные.
- Так леди Инельга однажды поняла, что от нее не отстанут, пока не будет у нее мужа, и стала искать свою истинную любовь, то есть парня-подкаблучника, который был бы ей верен, - с возвышенного на циничное перешел вампир, обходя помещение с высоким потолком, однако слегка прореженной крышей, да и в стене одной что-то было слишком большой проем для окна. А веер трещин поверх лег изысканным узором.
- Предприимчивая дамочка искала, искала и нашла. Младшего отпрыска захудалого рода. Он как увидел Инельгу, так и остолбенел, сраженный наповал ее красотой и моментально всякий ум потерял от любви. Ох, уж эти романтики, - Мастер закатил глаза.  - На его бы месте любой остолбенел, причем от ужаса, когда на пороге трактира появляется этакая... - вампир обвел руками в воздухе что-то крайне монументальное. - ... суровая тетка с мечом. И замуж хочет. Юноша, когда отошел от первого впечатления, согласился. Наверное, думал, что иначе его убьют.
Вампир захихикал, зачем-то вручил канделябр Хату и начал активно шуршать по полу, разгребая его от вороха листьев. Учуял он едва заметный запах, раздразнивший обоняние упыря, ибо то кровь была.
- И вот тут начинается самое интересное, ибо младший сын забытого рода, сэр, или как он предпочитал себя именовать, мэтр Арнульф был мужем ученым и магом талантливым. О чем вскорости узнали соседи, сунувшиеся поздравить новобрачных и кроме обычного удара по зубам от леди Инельги получившие еще и иные неприятности. Он был очень талантлив, да. Мэтр Арнульф не то в силу крови, не то в силу дара, жил очень долго. Он пережил свою супругу, хотя, говорят, до самого последнего вздоха бешенная старушка только так шорох наводила. Пережил их общих детей, внуков, правнуков... Годы шли, дети старели, умирали или просто расправляли крылья, уходили посмотреть на огромный прекрасный мир, веря в то, что найдут там свое счастье. В конечном счете, маг, всю жизнь, копивший знания как иной скряга золото, остался один. Замок ветшал, о нем все забывали. И так Арнульф сгинул, но... - Мастер отвлекся от своей копательной деятельности и поднял палец вверх. - ... его наследие осталось, дожидаясь нового хозяина.
Вампир плеснул из фляжки на пол. Только вот багровая лужица подозрительно быстро впиталась в пол, вспыхнула багровая искра и по  полу, на стену, а затем балки и потолок резво поползли знаки.
- Манускрипты, фолианты, свитки, - промурлыкал самоназванный граф, вставая с пола и как бы невзначай добавил. - Все это спрятано где-то в тайнике в замке. Правда, гласят легенды, на старости дедушка кудесник совсем сбрендил и везде понаставил ловушек-испытаний, чтобы его коллекция не досталась первому проходимцу.

+2

9

Хат внимательно рассматривал улыбчивого собеседника, все больше проникаясь к нему странной симпатией. Этот веселый трупик явно раскрашивал суровые будни старого оборотня. Хата даже заинтересовал возраст собеседника, что было редкостью при общении с людьми и нелюдьми.
"Сколько же тебе лет, вампир, - подумал полуорк, разглядывая зубастого ночного жителя. - Явно не так мало, что ты можешь себе позволить смеяться над стереотипами".
Полуорк отмахнулся от удивления графа, привычно закрыв глаза на ломку стереотипов от своего признания. А предложение с намеком выпить на брудершафт он с усмешкой отмел.
-Поверь, дорогой граф, моя кровь уже давно протухла и явно не придется тебе по вкусу, - оскалив зубы, ответил полуорк. - Так что действительно стоит обойтись без этих ритуалов.
Потом граф подхватил полуорка своей энергичностью и повел по замку, рассказывая историю хорошо поставленным голос профессионального сказителя. Явно чувствовал многолетний опыт и любовь к этому делу. И их встреча становилась для полуорка все более будоражещей. Сломанные стереотипы лопнули осколками стекла, разбрызганные по всем окружающим стенами. Вампир-рассказчик? Полуорк-бард?
Рилдир, да что тут творится?!
А граф продолжал разглагольствовать, рассказывая обычную историю с необычными комментариями и демоническими проблесками в глазах. Он явно наслаждался наличием благодарного слушателя, а Хат действительно заинтересовался происходящим. А уж появение призрака означенной особы лишь подчеркнуло значимость и, одновременно, бредовость происходящего. Рассказ и их стопы вели по руинам замка.
Он задумчиво рассматривал указываемые гобелены, поглощенный историей. Маги, воительницы, жадные до земель соседи - обыденная история, рассказанная с умением, превращалась в основу для чудесной приключенской баллады. И полуорк был бы согласен ее написать, будь у него время.
Но времени спешащий к одному ему известному месту граф никому давать не собирался. Они добрались до какой комнаты, и вампир начал творить странный обряд с кровью, бегущими по стенам знаками, потусторонним светом и прочими обязательными атрибутами.
- Манускрипты, фолианты, свитки, - промурлыкал самоназванный граф, вставая с пола и как бы невзначай добавил. - Все это спрятано где-то в тайнике в замке. Правда, гласят легенды, на старости дедушка кудесник совсем сбрендил и везде понаставил ловушек-испытаний, чтобы его коллекция не досталась первому проходимцу.
Хат осмотрел помещение, расцвеченное новыми красками пылающими на стенах и потолке знаками и хмыкнул.
-Больше двух веков шатаюсь по миру и все недоумеваю от любви хреновых магов к излишним эффектами. Чего их так тянет к украшательствам, когда простая темная воронка, заведенная на фактор открытия, была б эффективнее, чтобы скрыть то, что хочешь скрыть. Хлоп - и нет навязчивого искателя чужих секретов. Даже костей его нет.

+2

10

- Не скажи, - Мастер кружил по кругу, осматривая знаки и про себя восхищаясь талантом почившего навеки мага. - Если быть слишком радикальным и негостеприимным, то кто станет наследником, приемником всего того, что накопил умерший? Всякий маг тщеславен, он жаждет быть незабытым, продолжен, как и его труды. Любой артефакт, любая когда-либо написанная магическая книга обязательно где-нибудь да всплывут. Потому что должны быть увидены, произнесены и постигнуты, - цинично хмыкнул вампир.
Хитер все  же был маг, отнюдь не все символы поддавались расшифровке или предлагали слишком большой выбор трактовок.
- Испытания не должны не давать ни единого шанса, иначе в них нету смысла, но и не должны быть простыми, дабы отсеять слабых и выявить достойных. И все счастливы. Маг получит того, кто продолжит его дело так или иначе, а мы, любезный Хат, незабываемые приключения, коими и прихвастнуть не стыдно.
С этими словами Мастер уверенно тыкнул комбинацию символов, сняв таким образов замок с одного из тайных проходов. Апломб, грация, непомерная наглость, со стороны могло показаться, что вампир знает, что делает и что таится во тьме коридора. На самом деле, упырь понятия не имел, но такие мелочи его никогда не останавливали. Он же не может умереть, то есть упокоится во цвете лет, иначе мир без него исчезнет, рухнет, рассыплется...в общем, плохо все будет.
- Прошу сюда, - театрально помахав плащом, радостно хихикнул этот очень самоуверенный субъект и гордо шагнул во тьму, не сомневаясь, что бард по зову искусства последует за ним.
Так это или нет, а оба очутились в коридоре, в котором факелы на стенах стали вспыхивать сами собой. И вьюном ветвилась вязь знаков. Если бы не пыль и вездесущая паутина было бы невероятно потусторонне и торжественно, а так лично Мастеру на ум шли ассоциации со старым чуланом, в котором давным-давно его запирали за шалости.
- Уиииииухахахахаха, - скрасить досуг решил призрак дедули леди Инельги на колеснице, запряженной подозрительно тощими прозрачными коняшками, проносясь на бреющем полете над головами двух приключенцов.
- Гости... Гости... Скоро не оставите вы кости... - засмеялся дедуля, стуча призрачным мечом по не менее призрачному щиту. - Ешли не рванете вы быстрей, будет нам веселье, вам печаль. Ахахаха.
- Что Вы имеете в виду, любезный? - впрочем, дрожь пола, скрежет, нарастающий шум и главное показавшийся позади огромный каменный шар более чем доходчиво объяснили, что может случиться.
- Беги! - крикнул вампир, подавая пример. Ему то, конечно, было не так страшно знакомиться с шаром каменным, ведь всегда можно обратиться в туман, но спутника терять было жалко, а потому Мастер держался рядом, страхуя и бодро зыркая по сторонам, авось ниша какая или дверка в комнату мелькнет.
Плащ трепетал на бегу, рядом несся дедуля и зло ржали кони под жуткое завывание призрака. Словом, картина маслом да и только.

+1

11

Великолепно поставленная речь отличного оратора лилась, заполняя своим звучанием исчерченное рунами и символами помещение. Хат хищно усмехнулся, веселясь от своей явной неуместности в данном полотне, со всем своим комплектом зубом, мышц, татуировок, шрамов и тяжелого вооружения. Но смесок не собирался покидать эти гостеприимные (сарказм) пенаты. Хат повел обрубком носа, принюхиваясь к запахам, наполняющим воздух. Что-то еще витало в воздухе. Смазка?
-... а мы, любезный Хат, незабываемые приключения, коими и прихвастнуть не стыдно, - закончил свою мысль граф. Хат лишь усмехнулся в ответ.
-Иногда надо сначала выжить, - внес он ложку дегтя в бочку оптимизма вампира. - Хотя скучно как минимум точно не будет.
Он внимательно наблюдал за веселящимся вампиром, вытворяющим бес знает что. И, видимо, совершенно не понимая, что творит. Хотя самоуверенности ему было не занимать, в хаосе его движений не было заметно ни намека на логику. "Безумству храбрых поем мы песнь", - пробурчал себе под нос полуорк, не вмешиваясь. Ему было даже интересно, до чего доведет глупость и самомнение. И тяга к театральности.
-Прошу сюда, - чуть ли не сделав реверанс, пригласил смеска за собой вампир в неожиданно открывшийся проход.
Хат обреченно вздохнул и покачал головой. Не хватало только еще по лицу себя хлопнуть, но полуорк сдержался и проследовал за закинувшим на плечо плащ кровососом.  Факелы вспыхивали один за другим, заливая мертвенным магическим светом растянувшийся в неизвестность коридор. И вязь знаков следовала за вспыхивающими огнями. Усмешка исказила рот полуорка, обнажив еще пару острейших клыков, блеснувших в неверном свете магических светильников.
Пыль. Пыль забивается в нос, оседает на одежде, вздымаясь целыми облачками при каждом шаге. Паутина свешивалась с потолка, опутывая подтирающую его голову оборотня, сплетаясь с волосами в отвратительные серо-бурые клубки.
-Не-на-ви-жу подземелья, - прорычал тот, откидывая огромного пыльного спрута с лица. - Почему в них всегда такие низкие и узкие коридоры?
- Уиииииухахахахаха, - скрасить досуг решил призрак дедули леди Инельги на колеснице, запряженной подозрительно тощими прозрачными коняшками, проносясь на бреющем полете над головами двух приключенцов.
- Гости... Гости... Скоро не оставите вы кости... - засмеялся дедуля, стуча призрачным мечом по не менее призрачному щиту. - Ешли не рванете вы быстрей, будет нам веселье, вам печаль. Ахахаха.
- Что Вы имеете в виду, любезный? - впрочем, дрожь пола, скрежет, нарастающий шум и главное показавшийся позади огромный каменный шар более чем доходчиво объяснили, что может случиться.
- Беги! - крикнул вампир, подавая пример. Ему то, конечно, было не так страшно знакомиться с шаром каменным, ведь всегда можно обратиться в туман, но спутника терять было жалко, а потому Мастер держался рядом, страхуя и бодро зыркая по сторонам, авось ниша какая или дверка в комнату мелькнет.
Плащ трепетал на бегу, рядом несся дедуля и зло ржали кони под жуткое завывание призрака. Словом, картина маслом да и только.
Хат побежал, следуя за полами, протирающими стены. Булыжник весело долбился по всем выступающим поверхностям, наседая на их грешные тушки, но вскоре оборотню опостылело это занятие. Паутина хлещет по морде, сзади булыжник катится, спереди вампир бежит... Вроде, все нормально, но раздражает. А Хат не любит быть раздраженным. О-очень не любит.
Он остановился, со всей силы впечатал окованную сталью пятку в угол неровной плиты, служившей частью покрытия пола. Та подпрыгнула с другой стороны. Полуорк усмехнулся и ухватился за обколотый край пальцами, выдирая с корнем кусок настила.
-Ну кто так строит? - порыкивал он на неизвестных строителей, совершенно не обращая внимания на приближающийся кусок гранита достаточно веса для того, чтоб превратить Хата в ровно раскатанный блин из мяса, железа и костей с вкраплениями других веществ. - Без раствора, прям на гранит основания, чуть присыпанный гравием... Даже неинтересно.
Тяжелая плита в его руках вдруг с ужасающим треском врезалась в одну из колон, поддерживающих свод, ломая ее по середине. Хат схватил оба куска камня и вложил их в образовавшуюся после выемки плиты яму глубиной в ладонь, предварительно ногой расчитив от гравия гранитное основание. Получился такой тяжелый и крепкий упор, до которого валуну осталось катится всего ничего. Хат удовлетворенно взглянул на свою работу и сделал два совершенно спокойных шага, отходя от странного фортификационного сооружения.
И тут с ним близко познакомится прилетел валун. Под жуткий скрежет камня о камень, он толкнул обломки колонны, те вздыбили еще несколько плит, образовав каменную волну, окончившуюся ровно у мысков ног полуорка. Валун же подпрыгнул, врезался в потолок, дробя  перекрытие и так завис, растеряв всю свою разрушительную энергию. Пыль и мелкие обломки посыпались сверху, покрывая незадачливых нечисть и нежить ровной серой краской. Хат закашлялся, прикрывая кулаком рот. Когда пылевая завеса осела, он смог полюбоваться делом рук своих. Валун застыл, полностью перекрыв им путь назад. Но и не требовал нестись на всех порах вперед, рискуя сломать себе чего или пропустить спасительную дверь и упереться в тупик.
-Ну вот теперь можно двигаться неспеша, да, граф? - оскалился смесок, поправляя кофр на плече. - А то негоже нам с вами бегать, как детям неразумным. Мы с вами люди взрослые... А некоторые, так почти что и пожилые.
Он фыркнул своей странной шутке.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ну очень страшная история