http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Повесть о былом свете


Повесть о былом свете

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Участиники: Алиса Коварейн, Шарка
Время: 6 лет назад
Место: Лесничих
Условия: Начало лета. Солнце. Позитив.
Большой поселок или небольшой город на полторы сотни разномастных домов со странным именем Лесничих с ударением на последний стоит недалеко от основных дорог, и путники часто заворачивают туда передохнуть с дороги или обменять золото на нужные в пути товары.
Потому Лесничих и может похвастаться трактиром и даже храмом светлых богов, где всегда помогут и отогреют тех, кто нуждается.
Сейчас в Лесничихе столпотворение. Ярмарка. Со всех окрестных деревень спешат люди и нелюди на это событие районного масштаба.
Каменные и деревянные дома готовы принять гостей. А служители храма готовятся лечить вывихи, перелома и порезы, которыми всегда полны народные гулянья.

0

2

Я смотрела сквозь окно на то, как скапливается народ на главной площади городка. Улыбалась. Я люблю это время. Я люблю чувствовать аромат праздника в воздухе. Люблю видеть счастливые лица. Именно для этого я выходила на сцену раньше. А теперь я смотрю со стороны за тем, как выступают другие. У меня другая задача.
Теперь я помогаю людям, как когда-то помогли мне. И в этом моя жизнь. Я создана для этого. Создана дарить любовь свою и Света тем, кто был ей обделен. Иногда даже Генрих ревнует меня к моему служению.
Ах, Генрих, любовь моя! Скоро, скоро ты вернешься из своего путешествия и мы поженимся. Всего год остался. Караваны всегда ходят долго. Ты обещал мне дом в конце своего путешествия.
Глупыш мой.
Я-то знаю, что все не так просто. Но и у меня есть сбережения. Пусть небольшие, но достаточные, чтобы вместе нам хватило на осуществление нашей мечты.
А то на меня уже бабки косо смотрят. Двадцать четыре года уже, а не замужем. Это не укладывается в их головах. А я просто счастлива! Счастлива ждать того, кто ждет встречи со мной. Счастлива любить и быть любимой.

Но тут мои сладкие мысли прервал настойчивый стук в дверь храма. Я поспешила распахнуть их.
-Я рада приветствовать вас в храме Света! - сложила я ладони в традиционном жесте смирения и благочестия.
-Алис, мой охламон опять руку вывихнул, - чирикнула мне бабка Авенир, как только я закончила.
Я посмотрела на постанывающего подростка лет двенадцати, придерживающего опухшую руку и по-мужски сдерживающего слезы.
-Проходите, сейчас посмотрим.
Я впустила их в храм и прикрыла створки. Вернулась к мальчишке и аккуратно усадила его на кушетку. Закатала рукав, стараясь не тревожить измученный сустав. Нежно ощупала его, проверяя, цела ли кость. Авенир внимательно следила за мной, но не лезла с советами, полностью доверившись мне и моему пятилетнему опыту. Я обмазала опухший плечевой сустав обезбаливающим бальзам и дождалась, пока с лица внука исчезнет гримаса боли.
-Сейчас может быть больно, - шепнула я ему. Взяла его за предплечье и плечо и аккуратно вправила руку до еле слышного щелчка. Мальчик даже не пискнул. - Молодец, малыш, - я потрепала его за щеку и дала ему леденец. - Больше не падай так.
-Спасибо, Алиска! - поблагодарила меня Авенир. - У тебя золотые руки.
-Свет направляет меня, - традиционно ответила я, провожая их до выхода.
Здравствуй новый день, полный забот и помощи тем, кто нуждается.

Отредактировано Алиса Коварейн (14-06-2015 22:03:57)

+1

3

Ярмарки я любила: яркие, живые, полные веселья и радости. Подобные события затмевали всю темную сторону каждого; казалось, что в один миг пропали все воры, душегубы и просто неприятные личности. Но как же сильно ошибаешься, если веришь в подобную сказку! Обязательно, что найдется множество шарлатанов, которые продают или какие-то подделки, или же обманывают как-то иначе. Так что мимо всяких гадалок я сразу прошла, даже не оглядываясь назад, чего бы мне не пророчили. И за сумкой приглядывала, разумеется, а то обдерут как липку, последнее имущество утянут.
Я-то сама тут не только как зритель была, но и, так сказать, участница. Нет, акробатикой я не хвастаюсь, никакие трюки и фокусы не покажу. Зато в коробке, которую старательно тащу, множество перьев всяко разных и цветом, и формой - совиные, разумеется. Что-то на поделки и шитье кому-то пойдет, кто-то для ловца сна обязательно что-то купит. Была скромная связка в количестве пяти штук и больших маховых перьев, которые я намеревалась продать для письма по десятке серебряных, не меньше. В конце концов, я что, зря их что ли из крыла выдергивала? Это, между прочим, очень неприятно и больно! Но что поделать, если линять по собственному желанию не получается. Зато и выбрала самые пестрые, красивые, такими похвастаться самое оно. Я уже предвкушала как будут все гадать: от какой же неведомой птицы такая прекрасность?
И мимо светлого храма я тоже проходила. С любопытством глянула, но в мыслях покачала головой: мне туда дорога закрыта. Я, конечно, оборотень законопослушная, едва ли кому опасная, а всё равно светлой магии и серебра боюсь как... Хм, огня не боюсь, как-то не с чем даже сравнивать. В общем-то, боюсь я тех штук как светлой магии и серебра. Бред какой-то, посмеиваюсь я мысленно, а на деле улыбаюсь, широко и довольно.
В общем-то, уголок я себе отыскала, где удалось обустроиться: коробку раскрыть, прозрачные коробочки с перьями разложить или так их, на куске ткани положила, придавив небольшими камнями, чтобы никуда не делись. Правда, что больше зрителей встречалось, нежели настоящих покупателей. Или же спорщиков, которым то не так, а это не эдак. Обругают весь товар, настроение подпортят, небрежное "фи" кинут... И купят у твоего соседа что-то похожее молча, втридорога! Ох, мне людскую логику иногда не понять.

А вот на самое красивое, самое крупное перо ценитель нашелся далеко не сразу. Судя по одеянию: из того как раз храма эта женщина. У меня тут прямо совесть проснулась, потому что и задаром жаль такую красотищу отдавать, но и деньги-то тоже нужны... В общем, великодушно скидку вполовину цены я обеспечила, решив, что это не самая великая потеря. Но вот беда: деньги у светлой служительницы оказались не с собой, то есть... Я намекнула, что никуда товар не денется, специально отложу и подожду. Но - нет, попросили проследовать вместе со всем остальным. Я лишь недоумевала: а что, им перья для чего-то еще могут быть нужны? Впрочем, что-то там для оберегов из подобного нужно. Промышляют и таким, наверное?
Парочка минут ушла на то, чтобы всё собрать в коробку и лишь затем последовать за женщиной. И чем ближе мы подходили к этому храму, тем как-то внутри становилось тревожнее. То ли правда так на меня свет влияет, то ли проникалась величием, красотой... А вот у порога я остановилась.
- Думаю, что мне не стоит проходить внутрь, - потупила я взгляд. - Я лучше тут Вас подожду...

+1

4

Я задумалась, глядя в окно и не заметила, как старшая сестра вышла куда-то. Возможно, по делам, возможно, просто по глазеть. Какая разница?
Она из тех, кто чувствует, когда будет нужна, так что пока волноваться нечего. Посетителей особо пока нет, ведь народные гуляния только набирают обороты. Все будет потом, когда корчмы будут ломится от желающих выпить, когда отыграют музыканты веселые кадрили, когда циркачи закрутят свои коленца и душезахватывающие трюки. Как я когда-то.
Я опять улыбнулась.
Это было давно. И сейчас я буду там. И буду готова помочь тем, кто нуждается в этом. Нет разницы, купец или крестьянин, богач или бедняк. Свет един для всех. Все мы ходим под одним солнцем, а значит, все достойны помощи и заботы в равной степени.
А вот и сестра. Быстро вошла в храм, не закрыв дверь, и скрылась во внутренних помещениях. Видимо, побежала искать что-то. В непривычной для нее спешке. Обычно эта женщина, которую я никак не могу привыкнуть называть иначе, как Старшая Сестра, двигается степенно, соответственно своей должности и положению. И ей это простительно. Ведь более доброго и светлого человека я не встречала в жизни. Она достойна всяческого уважения и благоговения.
Сильная женщина. И сильный светлый целитель, к слову.
Но тут я увидела у порога хрупкую рыжую девочку невысокую, хрупкую, с каким-то мило-добрым лицом и разноцветными глазами, в которых искрилась жизнь. Я не смогла устоять перед желанием познакомиться с таким интересным посетителем.
-Здравствуйте, госпожа! - церемониально поприветствовала я ее. - Что привело Вас в нашу скромную обитель?

Отредактировано Алиса Коварейн (14-06-2015 22:40:39)

+1

5

Госпожа! Сколь непривычно, неожиданно прозвучало такое обращение для меня. Нет, я одета прилично; может, без роскоши, но добротно: всё чистое, нигде никаких дыр нет, за этим я слежу как могу. А уж в поселке ничего не стоит решить проблемы с новыми вещами. Ну, вопрос только в деньгах, но ведь какие-то запасы на черный день, на очень черный день и на конец света всегда отыщутся. Конечно, с хомяком не сравниться, но... Живем, однако, живем. А, ну да. Так вот, на госпожу я никоим образом не тяну. Может, что поглядываю несколько горделиво, с долей высокомерия, а осанка действительно как у породистых, но тут скорее воспитание сказывается. Да и в том же светском обществе, уверена, я бы предстала как невоспитанная лесная девка, даже если бы старалась показать себя с предельно лучшей стороны.

Повторить этот приветственный или просто церемониальный жест, который изобразила подошедшая девушка, я сейчас никак не сумела бы, поскольку максимум могла обустроить коробку со своим товаром подмышкой, но сейчас держала ее в обеих руках.
- Ам, день добрый, - несколько растерянно улыбнулась я в ответ, ощутив какое-то неловкое волнение. Словно нашкодивший котенок, ей богу. Вот казалось, что просто проследовала за покупательницей, по ее же просьбе, а вот мнусь теперь тут как какая-то попрошайка или задумавшая недоброе. Это, видимо, меня снова на неловкость пробило; чувствую, что пришла не туда, куда следует.
- Да вот... - сумела я как-то и кивнуть одновременно на коробку со своим товаром, и пожать плечами. - Одна из... Служительниц, - я невольно с вопросом в разноцветных глазах глянула на девушку, уточняя таким образом, верно ли уловила статус своей покупательницы, - просила подойти сюда, чтобы она забрала покупку и отдала деньги. Ну, а мне пройти внутрь... - тут я замялась, - не позволяют некоторые особенности образа жизни. Такие, совсем незначительные.
- Да и не госпожа я вовсе, - поспешила я перевести тему, а сама невольно поглядывала внутрь храма: идет, нет? - А вы... Какому-то Богу поклоняетесь или что-то иное?
В конце концов, когда я проходила мимо этого величественного, гордого строения, то с некоторой грустью глянула, а теперь заполучила прекрасную возможность узнать о нем получше. Главное, чтобы экскурсию не предложили, потому что внутрь заходить я не хочу, боюсь и, наверное, не могу. Мне и тут, рядом, немного не по себе. Интересно, а вот если тут кто-то есть, кто считывает ауру или чувствует Тьму? Оборотней не любят и боятся. Знаем, привыкли уже почти. Зато среди совиных я не просто за свою, но и вроде княгини, королевы, царицы или кем они меня считают? Царь-птица, хах!

+1

6

Я позволила себе мягкую улыбку, наблюдая за метанием гостьи. Она такая безмерно живая, подвижная. Похожая на пламя. Непосредственная и, думаю, веселая, как ветер. Но однако ж было в ней что-то основательное, как у земли под ногами. И непонятная боязнь вступить в храм лишь разжигала мое любопытство. Но смирение, Алиса, смирение! И терпение. Вспомни, чему учила тебя Старшая сестра.
Кстати, о ней.
-Если вы о только что вошедшей, то это наша Старшая Сестра, госпожа Диана, - представила я ее  со всем возможным почтением в голосе. Правда, как мне кажется, даже этого было бы не достаточно, чтоб выразить все мое благоговение перед этой женщиной. - Наш храм посвящен Имиру-создателю, но, как говорит Настоятель, вера не в том, кому и как мы кланяемся, а в том, какие дела мы несем в мир. Лишь наши деяния в соответствии с заповедями помогут другим встать на путь к Свету.
И я посмотрела на солнце, медленно сползающее к горизонту. Вечер скоро. Легкий ветер бросил мне в лицо черную прядь волос, которые я по обыкновению забыла утром убрать в полагающуюся прическу. Ах, забывчивость моя... Хорошо, что ни Настоятель, ни Старшая сестра не ругают нас за такое нарушение канонов.
Какая все-таки приятная девушка. Сохранившая чистоту и непорочность детства. Кажется, что ей всего лет шестнадцать, такая легкость в ней...
Вот только чуть заостренные ушки и внешняя хрупкость намекали о не совсем человеческой природе девушки. Или совсем нечеловеческой?.. А значит и лет ей может быть больше... Много больше, чем мне. Не подходи к другим со своими мерками.
Как там гласит старая пословица? Со своим уставом в чужой монастырь?..
Нет, не то. Ну да и Свет с ними, этими пословицами. Какая разница? За умную сойти перед самой собой?
Я хмыкнула, разрушив окончательно образ благочестия. Не получается у меня существовать по этим каноническим стандартам! Это каменно-доброжелательное выражение лица тренируется годами... А я всего ничего при храме обретаюсь.
-Меня Алисой звать, - плюнув на все условности, сказала я, наконец позволив себе просто быть собой. И в очередной раз оправив буйную гриву на голове. - А тебя? Ты, должно быть, счастливая! Тремя элементами отмечена!
Глупо, возможно, но мне тесно в рамках условностей. А эта девушка мне сразу приглянулась. И это отрицание своей "госпожести" лишь усилило мою симпатию. Возможно, зря, возможно, нет.

Отредактировано Алиса Коварейн (16-06-2015 11:22:12)

+1

7

А я все-таки успокоилась. Не то почувствовала шестым, интуитивным чувством, что вреда мне тут не будет, что радушие вполне искренне и никто не таит камня за пазухой, не то просто сумела отыскать какие-то доводы, что я не виновата и вообще в сторонке, скромно у порога мнусь.
- Диана, - повторила я вслух, пробуя имя на вкус. Да, ей подходило. Имена и вовсе любопытная вещь. У каких-то рас оно несет в себе смысл сути, характера или какой-то иной особенности обладателя. Где-то просто набор звуков, отличающийся какой-то мелодикой. Правда, что любое имя так или иначе, а меняет своего хозяина себе под стать. Это тяжело было объяснить, понять... Для этого нужно было много прожить и быть внимательным, уметь замечать едва отличимые тонкости.
- Ну, да, это я не самый умный вопрос задала, - усмехнулась я, выслушав слова девушки. - И впрямь, кому еще, если не Имиру. Мне, правда, доводилось встречать и странных фанатиков, что поклонялись духам и выдуманным Богам, но те были все-таки Темные. А Свет... - тут я на мгновение умолкла. - Он иногда слишком категоричен.
Что-то я себя бестолково веду. Прямо как-то вызывающе как будто, прямо павлином такая на словах кручусь: а угадайте кто я такая, а я вот нечисть, а у вас тут рядом совсем, под носом! Нет, распустилась совсем, надо держать в руках. В конце концов, во мне кровь Светлых созданий. Лесной эльф и нимфа. Единение с природой, терпение и милосердие. Может, мне тут по соседству с храмом обосноваться? Лечить умею, что-нибудь полезное наварить тоже смогу.
Девушка, честно говоря, не очень походила на служительницу. Нет, не в смысле, что была какая-то злой, лицемерной... А вот не было у нее еще той маски, той гравировки, которую заполучает каждый, кто слишком долго маринуется в определенной среде или деятельности, пропитывается насквозь и изменяется до неузнаваемости. Видимо, не так давно она здесь, совсем не так давно...
- Шарка, - кивнула я в ответ приветливо, а после добавила уже куда серьезнее, - но не Шар.
- Счастливая? - тут я вполне искренне удивилась, невольно опуская глаза на себя, словно искала те самые три элемента. - Эээ... Какими? - с подозрением спросила я, невольно прищурившись.
Нет, несчастной и бедной я себя никогда не назову, жизнь моя по-своему прекрасна, я ее вполне ценю. Вместе с ночным образом, полетами в виде птицы, тем самым "ужасным" проклятием и прочим. Магу я, конечно, спасибо до сих пор не сказала бы при встрече, но... Нравится мне такая жизнь. И Охра тоже дорога. Хотя паразитка еще та, чего уж тут...
Я тут внезапно озадачилась: а как-то отличаются мои перья от простых? Ну, какой-то там темной аурой пылают или нет? А то напродаю тут сейчас, храм вдруг как-то испорчу. Я-то диверсии не планирую никакие!
И наконец-то ту самую Диану вижу, спешит. Помявшись, дождавшись, когда она подойдет, я потупила взгляд.
- К слову, полагаю нужно уточнить... Но те большие перья, которые для письма... Они от оборотня.

+1

8

-Я знаю, моя дорогая, - послышался мягкий обволакивающий голос Старшей.  Я резко развернулась, стараясь вернуть положенные статусом позу и выражение. Но по мелькнувшим в глазах Сестры смешинкам поняла, что не особо в этом преуспела. Но Сестра уже устремила свои зеленые глаза на Шарку. - И даже знаю от какого. Но это не отменяет ни их качества, ни... - женщина задумчиво сделала в воздухе неопределенный жест и продолжила. - Ни того, что даже заслоненное темными тучами солнце остается солнцем. Держите плату за ваши товар и труды. Спасибо.
Она протянула рыжей весело звякнувший кошель, а потом внимательно глянула на меня. Иногда мне кажется, что Диана много старше, чем выглядит. Слишком много мудрости в ее глазах, чтобы уложить даже во весь отведенный человеку срок жизни. А не в те жалкие сорок-пятьдесят лет жизни, на которые выглядит Старшая. Что она хотела сказать рыжей, я не поняла, но это было сказано и не для меня. Мне же сейчас скажут что-то, судя по всему.
-Ах, Алиса-Алиса... Не получится из тебя сестры благочестия, - вылила на меня ушат холодной воды Старшая. Я даже вздрогнула от ее слов. Как, не получится?! Это же все, чего я хочу. Ну кроме свадьбы с Генрихом... - Но именно такие, как ты, и дают нашей вере силу. Не скрывшиеся за масками, утомленные обязанностями и требованиями сестры, а... люди и нелюди, просто желающие сделать этот мир лучше.
Она обежала меня, а потом девушку добрым взглядом.
-Идите, девочки. Веселитесь, я сама управлюсь, - она махнула рукой, отпуская нас. - Тебе будет полезно, Алиса, увидеть, что мир не так однозначен, как указано в книгах.
Впервые за все наше знакомство на ее лице мелькнула такая яркая и живая улыбка. Я чуть не запрыгала от радости, поняв, что меня освободили от обязанностей на этот вечер. На вечер ЯРМАРКИ!!! Радость даже затмила последние слова Сестры, которые я благополучно пропустила мимо ушей.
И когда целительница ушла, оставив дверь храма открытой, я какое-то время всматривалась в пустой проход, еще сомневаясь в нежданно свалившемся подарке. А потом взвизгнула от радости.
-Шарка, если не сложно, подожди меня, я сейчас! - уже срываясь в свою келью, попросила я рыжую. Я даже как-то не задумалась, что она вообще не должна меня ждать, и вообще мы знакомы всего несколько сотен вдохов. Просто я привыкла, что даже такие просьбы Старшей выполняются беспрекословно.
Я вбежала в келью, стянула через голову поднадоевшую робу и принялась собираться для выхода в город. Давно я там не была просто как человек, а не служитель храма. Достала из шкафа одиноко висевшую там легкую длинную тунику, чтобы не думать о выборе низа, сандалии решила оставить, в каких была. Подхватила ремешок и кошель с небольшим запасом денег, и, на ходу одеваясь и подпоясываясь, рванула обратно.
Стрелой вылетев из полумрака внутренних помещений, я была ненадолго ослеплена ярким солнцем и остановилась, ожидая, пока глаза привыкнут.

Отредактировано Алиса Коварейн (16-06-2015 15:32:26)

+1

9

Внутри словно волна дрожи нахлынула. Не какой-то страх или паника, а трепетное волнение, хорошее такое чувство, но слишком будоражащее. Я прямо потянулась всей душой к этой женщине, которая казалась такой уверенной, понимающей, всезнающей... Светлая, которая не обожжет и не ослепит болью существо, что не по своей воле стало Темным аурой...
Наваждение отпустило, но я всё еще словно пребывала в каком-то трансе и очаровании и голосом, и словами, и теплой надеждой, что повеяло от них. На мгновение мне стало гадко, что я посмела пожелать плату за свой товар, пусть и намного меньшую. Словно воровкой себя почувствовала что ли... Поэтому я просто молча отдала всю коробку, а на немой взгляд лишь кивнула: так надо, мол. И звякнувший кошель я убрала в сумку, даже не утрудившись вскрыть его, посчитать монеты: доверилась, как говорится, целиком и полностью.
Немного легче мне стало, когда внимание Дианы переключилось на мою новую знакомую - Алису. Пожурили ее за что-то, - я краем глаза отметила, что девушка попыталась принять вид подобающий ее статусу - но следом и как-то сразу... Похвалили что ли.
Я внезапно поняла, что более серьезно присматриваюсь к идее остаться тут и обустроиться по соседству...
А вот на последние слова Старшей я мысленно обиженно фыркнула. Мир не так однозначен? И как это понять? Она отпускает младшую на прогулку с оборотнем в ожидании, что я предоставлю темный урок? Или - напротив, что темная аура не обязательно несет зло?..
-Шарка, если не сложно, подожди меня, я сейчас!
- Хорошо, - я растерялась, честно говоря. Не в смысле, что была против такой компании, а просто не ожидала, что и на прогулку по ярмарке отправлюсь после своей скромной торговли, и собеседник найдется. Тем более, что можно многое узнать: какие-нибудь сказания, легенды, рецепты в конце концов... В общем-то, ждала я верно Алису, уже поглядывая в сторону праздневства.
Девушка вылетела из храма как чертик из табакерки, заставив меня аж дрогнуть от неожиданности: я как-то и задуматься успела, и замечтаться, а тут прямо бестия принеслась. Я даже хотела ее пожурить, повторяя слова Дианы, но внезапно решила, что это может быть грубо, а потому лучше промолчать.
- С чего начнем? - полюбопытствовала я, уверенная, что именно жительнице поселка лучше знать какие зрелища заслуживают внимания в первую очередь, а чем можно пренебречь.
- Только дрессированных животных я бы не очень хотела смотреть, если таковые тут есть, - с некоторой виной в голосе добавила я. Такое созерцать мне и правда было сложно, особенно, если зверь когда-то был дикий, вольный, а теперь вынужден под чужую дудку плясать, в наморднике... Это в лучшем случае. Иногда, не понаслышке знаю, могли и когти, и зубы попросту вырвать. Гадко, в общем.

+1

10

От ее слов я впала в небольшой ступор. "С чего начнем?" Свет, да что за напасть такая! Я тут живу уже несколько лет, но меня такой вопрос ставит в ступор! С чего можно начать...
Ну ладно, животных она отсекла... Правда, у нас на ярмарке их уже давно не было. Как-то не прижилось это у нас. На главной площади сейчас танцы и акробаты. А на рынке...
А на рынке сейчас как раз всякие красивости разложили!
Имир-создатель! Как я давно не ходила по рынку... Не покупала ничего для себя. Просто так. Не еду или простую, положенную по статусу сестры благочестия одежду, а вот какие-то красивые штучки, что-то, что делает женщин женщинами. И я рассмеялась своим мыслям.
-На рынок! - приказным тоном сказала я и потянула свою новую знакомую в сторону ярмарочного базара. - Там сейчас украшения распродают!!!
Возможно, рыжая и пыталась воспрепятствовать моему порыву, но... что может остановить женщину, рвущуюся покупать? Ничего.
Я сбежала с пригорка, на котором стоял наш Храм, таща за собой бедную разноцветку, как я ее прозвала про себя. Надеюсь, она не обидится, если я, по своему обыкновению, все же проговорюсь, не сумев удержать свой глупый язык в узде. Ведь он уже жил своей жизнью, задавая вопросы и не дожидаясь ответа.
-А ты откуда? А чем ты занимаешься? - и тут до меня дошло, что невежливо так набрасывать на мало знакомую девушку, даже если мне самой она кажется очень симпатичной. - Я прошу прощения! Трещу без умолку... Все никак не научусь смирению и терпению. Веду себя глупая маленькая девочка.
Я с трудом заставила себя снизить скорость до комфортной для моей более низкорослой спутницы. Что за непотребство, Алис! Разве этому тебя учили в храме? Разве так себя должна вести сестра благочестия? Права Диана. Не получится из меня сестры. Слишком порывиста, слишком сумбурна (о, какое слово вспомнила! Хорошо, хоть это еще в моей голове беспутной откладывается более-менее. А не как все остальное).
Хмурая гримаса на мгновение промелькнуло на моем лице. Но я усилием воли убрала его. Негоже расстраивать гостью, а то, нечаянно, обижу ее чем-то. Я же не знаю, какие обычаи в той стране, откуда она родом. Не хотелось бы разрушить наше знакомство, не дав тому толком начаться, своей беспутной глупостью.
-Простите, если чем-то обидела... Я просто... - я помедлила, подбирая такие слова, которые могли бы лучше объяснить мои смены настроения. - Просто я так давно не была на рынках. Уже почти четыре года. Поэтому могу быть излишне... напористой.
Я потупила глаза, надеясь, что сумбурная фраза смогла объяснить мою спешку.
Свет, как же я глупо, наверно, сейчас выгляжу. Рыжая сейчас просто плюнет на меня и пойдет своей дорогой. А действительно хотела бы с ней погулять, познакомиться поближе.

Отредактировано Алиса Коварейн (17-06-2015 20:42:46)

+1

11

Рынок - это здорово, поэтому сопротивления я не оказала, позволяя себя утащить в нужном направлении. Да и, честно говоря, не уверена, что мои попытки высвободиться оказались бы замечены и приняты в расчет. Я даже ревниво подумала, что, видимо, не те мои годы, чтобы быть такой же шустрой, активной и достаточно резвой, вызывая подозрения о наличии шила в одном месте... Осознав, что я ворчу как старая бабка, то лишь посмеялась над собой, опять-таки в мыслях.
А украшения и вовсе заслуживают отдельного внимания. Особенно меня восхищали те, которые не были созданы из драгоценностей и самоцветов. Я сейчас даже не про всякие бисерные безделушки, а вот... Мне, к примеру, как-то довелось увидеть такой деревянный кулон с потрясающим узором, что накрыло любовью с первого взгляда. Я едва волком не выла у прилавка, потому что он не продавался. Ей Богу, что в тот момент была готова украсть и убежать, чудом сдержалась...
Оставалось надеяться, что сейчас такие жертвы и гаммы чувств меня минуют, а даже в мыслях затрагивать такую возможность приобретения грешно в присутствии из младших служительниц светлого храма.
- Ууу, я очень далеко, из деревушки, даже названия уже не вспомню, - радушно ответила я на вопросы Алисы, которая своими хлопотами напоминала сороку, а разница в наших возрастах ощущалась сейчас особенно ярко. А я-то всегда думала, что я неиссякаемый источник энергии!.. - Так-то я путешествую. Где-то лечу, чаще животных, а где-то торгую, много чего делаю, - даже не возмутилась на то, что завалила расспросами, по сути вторгаясь в мою личную жизнь. - Человека одного ищу очень долго. Вроде бы забыть надо, а я вот... Вдруг его тут встречу, - я аж встрепенулась от теплой волны надежды. Нет, это невозможно, но вдруг? Мир перевернется, если я снов встречу этого паршивца... Уши ему оторву в первую очередь. Мог бы хоть записку оставить тогда!.. Да, я злопамятная. И верю, что он жив.
- Все мы немного дети, - отозвалась я эхом, успев немного отвлечься на воспоминания, которые сейчас для меня являются путеводной звездой, смыслом жизни. - И лучше сохранить в себе это, а не быть как древний дракон, который все знает и которому все скучно, оттого и дрыхнет годы напролет, - фыркнула я.
А потом мне пришлось аж глаза поднять на Алису, а потом невольно и обернуться себе за плечо.
- Это мне-то выкать? - нахмурилась я, ехидно прищурилась, а после усмехнулась снисходительно. - Не-а. Не прощу.
- Четыре года? - такая цифра как-то не могла не насторожить. - Ты... Ты не из этих мест? Или такая затворница? - поразилась я вслух.
Хотя, нет, не поверю, что такая активная девчонка может быть домоседкой. А вот то, что в храме уйма работы и не вздохнуть лишний раз - допустить можно.

+1

12

Слава светлым богам! Вроде обошлось, девушка не обиделась. Она еще и травница... Прям, камень с души. Я заулыбалась, слушая ее мудрые мысли, и понимая, что мои догадки о разнице в возрасте нашли подтверждение. Я еще притормозила и внимательно всмотрелась в собеседницу. Какая она все-таки хорошенькая...
Свет, что я думаю?! Вроде, до этого никогда таких наклонностей за мной не замечалось. Да и у меня Генрих есть, чего я тут слюну пускаю на девчонок?
Но, пробежав весь порядок своих мыслей, я поняла, что никаких таких наклонностей не появилось, а просто констатация факта. Опять умными словами думаю! Да что со мной такое? Вроде, никогда не страдала желанием поразить кого-то интеллектом... твою же доску от забора! Все, к небесам, лучше буду отвечать на вопросы, а то совсем в мыслях уплыву в неизвестность.
-Нет, Шарка, не затворница, - залилась я смехом. - Какое там... Просто дела, дела... Я же тоже лекарь, как и ты. Людей лечу, руки вправляю, переломы латаю... Все, что можно сделать без магии. Вот какие-нибудь рецепты я бы у тебя попросила, если не боишься профессиональную тайну раскрыть, - о боги, что я несу... уже и говорить так начала!
Я улыбнулась ей. Быть может, действительно, что подскажет? Это было бы просто замечательно! Я люблю учиться.
А вот учить - не очень.
-Я тоже не местная... Просто со мной тут приключилась история, которая заставила меня сменить род занятий... - я попыталась отбросить воспоминания об ужасном падении с каната, подвешенного на уровне третьего этажа, которое чуть не закончилось моим хладным трупиком под камнем на местном кладбище. - Поэтому я теперь помогаю людям, как когда-то помогли мне.
Попутно мы вышли на окраину городка, и я на краткий миг остановилась, до сих пор любуясь на с любовью вырезанные наличники и коньки на домах, на аккуратно подметенные дорожки, на вычищенные канавы, в которых грязь не задерживалась дольше одного дня. Городок был любим жителями и отвечал им взаимностью. Здесь даже люди были чище и красивее, чем в других, видимых мной в странствиях в бытность акробаткой бродячего цирка.
-А как зовут этого человека, которого ищешь? - я окинула в памяти список имен и лиц, к ним прилагающихся, готовясь сразу дать ей ответ, есть ли тут  нужный человек. Попутно мы вновь тронулись в путь и наконец добрались до шумного рынка. Люди весело щебетали, как птицы, беззлобно переругивались, пытаясь сторговать выгодную цену, кричали во всю глотку, нахваливая товар.
Свет...
Как же тут хорошо.
Я уже успела забыть это ощущение единения с толпой.
Но тут меня окружили людишки с удивленными вопросами.
-Алиска, тебя наконец выпустили из заточения, - озвучил общий вопрос плотник Борей, весело усмехаясь беззубым ртом. - А кто нас лечить будет, если что?
В его голосе не было упрека, лишь шутка, и я заулыбалась в ответ.
-Да ничего с вами не случится! С чего бы? - я дернула его за неопрятную бороду. - Вот только если ты опять за кувшин с вином не зацепишься. А так, я же тут - помощь быстрее придет.
Я ему подмигнула и раздвинула гомонящую толпу, продираясь наконец к прилавкам...
Свет...
Как же тут хорошо...
Блин, я повторяюсь. Но тут действительно отлично, чего скрывать.

Отредактировано Алиса Коварейн (19-06-2015 21:48:32)

+1

13

Мда, если бы я умела читать мысли, и в тот момент меня угораздило бы заглянуть в голову Алисы... В общем, растерялась бы основательно, а потом долго б с подозрением косилась в ее сторону, подозревая в еще каких-нибудь грехах. К счастью, что по взгляду ничего не промелькнуло, что могло заставить задуматься о подобном.
- Ну, я не совсем лекарь, - усмехнулась я в ответ. - Я немного друид, больше на магию-то и опираюсь. И тем лучше, потому что кровь меня как-то... Беее в общем, - поежилась я и скорчила гримасу.
- Рецепты? - я, честно говоря, удивилась, следом и задумавшись. - Да какая у меня профессиональная тайна... Тем более, что и тут нужен баланс, - пожимаю я плечами. - Иная паранойя поделиться рецептом приводит к тому, что тайна уходит в могилу вместе с хозяином. Я подумаю, что тебе может оказаться полезным, - пообещала я Алисе.
- Какое совпадение, - ощущая некоторую неловкость от того, что затронула неприятные воспоминания, проговорила я, скользя мимолетным взглядом по сторонам. - Тоже когда-то безмятежно жила, потом влипла в одну историю и вынуждена была раз и навсегда покинуть родной дом, куда меня просто не пустили и не пожелали принять.
Опять, да? Я снова начинаю всячески выпендрежничать. А ну, угадайте, кто тут оборотень? Не слышу, громче! Да ну что вы, неужели я так призрачно намекаю на свою расу?
Нас - боятся. Дело даже не в том, что бываем смертельно опасны в полнолуние и слишком нестабильным психикой. Но одна капелька нашей крови в чужую рану... И ряды перевертышей пополнятся. Хорошо, что я лечить себя сама умею. Хорошо, что меня так просто не убить. Хорошо, что... Ай, ладно, просто хорошо. Чудное время и местечко.
Я с удивлением отметила, что уже незаметно мы выбрались на окраину, где было множество симпатичных и нарядных домов, за которыми видно, что следят. Нравились такие деревушки и села, где люди понимали, что место их родного дома стоит почитать, а значит и заботиться. А то доводилось бывать в таких местах, где свинарник от жилого дома не отличишь... Да и люди как раз свиньям подобны. Фр!
- Флаид его зовут, - отозвалась я. - Я его под таким именем знала. Высокий такой, глаза как лед. Холодные-холодные, синие. И волосы русые, короткие были, тогда по крайней мере... И честно говоря... Он не человек, а оборотень, -  решила я уточнить столь щекотливый момент, заранее извинившись в мыслях перед этим потерявшимся засранцем, что раскрыла его секрет.

Вот и снова рынок, только это уже какая-то другая его часть, тут меня еще не было, так что поглядывала по сторонам я с любопытством, придерживая по привычке сумку, чтобы ничего не стянули. Я промолчала, вслушиваясь в разговор Алисы с кем-то, но улыбнулась своим мыслям, следуя за девушкой.
- Ты говорила, что какие-то там три элемента отметили или что-то такое... Что это значит? - вспомнила я, что так и не получила ответа на свой вопрос еще у храма.

0

14

-Ой, спасибки! - я чуть не подпрыгнула на месте от счастья, ведь это шанс спасти еще людей. Возможно, когда-нибудь именно подаренный Шаркой рецепт даст мне возможность победить в страшной схватке с чужой болью.
Хотя меня гораздо больше бы обрадовало, если бы мои навыки больше не понадобились никогда и никому. Вот это достойная цель... Но недостижимая, к сожалению моему. Мне немного взгрустнулось, но я понимала, что нет смысла жалеть о несбыточном. Как бы не хотелось, но человеческую натуру не переделать.
Войны и кровь - погонщики телеги нашей жизни. Боль и страх - тягловые животные.
Почему так устроен мир - мне знать не дано. Я лишь хочу преуменьшить влияние этих бесконечно голодных тварей, охотящихся за каждым существом здесь и сейчас.
Я постаралась отбросить печальные мысли. Здесь и сейчас мне рады. Здесь и сейчас я нужна.
И это хорошо.
-Флайд... - я пересмотрела картотеку лиц и имен еще раз и помотала головой. - Нет, таких здесь не бывало в последнее время. Можно, конечно, поспрашивать среди народа, но сомневаюсь, что кто-то привечал такого примечательного человечка.
Про то, что он оборотень, я предпочла не уточнять еще раз. Это не важно. Я была уверена, что если его ищет такая хорошая барышня, вряд ли оборотничество сделало этого человека сколь-нибудь опасным существом. Оборотень ты или нет... Какая, в сущности разница? Чудовищ достаточно и среди людей... Причем таких, рядом с кем самый страшный оборотень - белая овечка.
Всеблагой свет... Чего меня на философию потянуло? Твою ж кобылу через забор! Опять умничаю перед самой собой?! Алиса... Соберись! Лучше вон на всякие красивости гляди.
-Три элемента... -я пыталась вспомнить умную мысль, которая мне пришла в голову вечность назад. Что же я там придумала себе? А! - Да так, просто мне подумалось, что ты трем элементам понравилась при рождении. Огню, земле и небу. И все они отметили тебя. Солнце прошлось по макушке, а небо с землей заглянули в глаза, раскрасив в свои цвета. Вот и характер у тебя соответствующий. Яркий и добрый, как солнце весной, легкий и веселый, как ветер в небе, и твердый, как земля, под ногами. Связана ты со всеми ними
Несмелая улыбка. Глупость несусветная, но я так вижу. Возможно, я и ошиблась где-то, но это лишь время покажет.
-В общем, не обращай внимание на треп глупой сельской девчонки, - я подмигнула ей, скрадывая свою неловкость за озорной улыбкой. - Лучше пошли, я тебе кое-что покажу!
Я потащила Шарку мимо прилавков к одному лишь мне ведомому месту. Я знала о великолепном резчике в Лесничихе, но ни разу не видела его работы. Я была уверена, что он тоже здесь на ярмарке, и искала его и его прилавок.
Стойка за стойкой, товары за товарами пролетали мимо, но я не останавливалась. Я была уверена, что его работы сразу привлекут внимание. Ведь, как говаривала молва, он вкладывал в них душу и сердце, отдавая всего себя. И я тащила Шарку... надеюсь, не против ее воли, мимо раскинувшегося великолепия.
Уверенность моя слабела вместе с приближением к концу ларьков, и именно в этот момент я увидела то, что искала.
Изящное перо блистало деревянными боками на солнце, отражая мириадами с любовью вырезанных волосков смешливые лучики. Длинная тонкая ость была выкрашена чуть более светлым лаком, скрывшем родную структуру дерева и оставившем лишь матовую чистоту линий прообраза. Казалось, мастер просто взял его из крыла живой деревянной птицы, настолько оно было похоже на настоящее.
Я залюбовалась этой красотой, а потом нерешительно тронула ее, боясь разрушить прикосновением магию танцев солнца на произведении столярного мастерства. Подушечки пальцев почувствовали тонкий узор из мельчайших надрезов, вплетенный в кружево древесных волокон. Они ощущали прикосновение теплого дерева и одновременно с этим касание сотен мельчайших щетинок...
-Привет, Алис! - послышался знакомый голос.
-Пауль? - удивилась я, отрываясь от разглядывания искусства. - Это ты все сотворил?
Я обвела руками прилавок, на котором ровными рядами лежали десятки поделок с великолепнейшей резьбой, наполненные деталями и оттенками, полные жизнью и любовью к своему делу. Одно лицо даже показалось мне смутно знакомым, но я лишь мазанула по нему взглядом, вернувшись к резчику.
-Да, - с легкой ноткой стеснения сказал молодой человек. - Ты же знаешь, что я всегда любил работать руками и вот...
Но тут наш разговор был прерван жутким воем, раздавшимся со стороны леса. Я резко обернулась и увидела огромную серую тень, несущую прямо на нас сквозь невысокий подлесок, подступающий к крайним домам на расстояние пятидесяти шагов.
-Твою же кобылу... - только и смогла выдохнуть я.

Отредактировано Алиса Коварейн (22-06-2015 20:41:27)

+1

15

Какая-то прямо детская радость со стороны новой знакомой по-хорошему забавляла Шарку, вызывая снисходительно-радушную улыбку, которая, поди невольно, могла напоминать сейчас Диану своей сдержанной доброжелательностью ко всему миру.
- Видимо, еще не добрался, - отозвалась рыжеволосая оборотница, вполне равнодушно пожав плечами, словно не ожидала ничего иного. - Не думаю, что он решил обосноваться на одном месте, вечно мы куда-то вперед на приключения перлись тогда. Ну, и если он еще жив, - задумчиво добавила девушка приглушенным тоном, высказывая на самую радужную мысль вслух.
Алиса никоим образом не высказалась касательно неприязни к проклятым луной, и это, надо заметить, приободрило Шэр, которая всё равно пока не спешила раскрывать свою суть, в кои-то веки обуздав бестолковое привлечение внимания к своей персоне. Зато наконец-то заполучила ответ на желанный вопрос, выслушала и ухмыльнулась:
- А зеленый или карий цвет символизирует небо? - насмешливо прищурилась оборотница, а потом улыбнулась. - Я всегда иначе воспринимала. Вернее, не всегда. Зеленый означал лес, потому что моя мать нимфа и многому учила. Впрочем, как и отец-эльф, - словно бы невзначай похвасталась родословной Шэр. - А вот карим глазом смотрит уже другой. Такая... Другая сторона меня. Не злая, но иная.
Ладно, можно брать свои слова обратно, что оборотница не пыталась привлечь к себе еще больше внимания...
- А мой характер такой открытый? - усмехнулась Шэр. - Или ты людей читать умеешь хорошо?
- Не-а, - мотнула головой оборотница. - Ты неглупая, просто молодая. Живая. Активная слишком... - это Шэр пробурчала уже едва поспевая за Алисой, которая в буквальном смысле слова тащила за собой рыжеволосую.
Зато потом наконец-то удалось перевести дух, убрать лезущую в глаза прядь волос, осмотреться. В конце концов на быстром шаге, что близок к бегу, не особенно оглядишься по сторонам, а куда уж там до вдумчивого созерцания всех и вся! Впрочем, сама виновата Шэр, раз обратилась к жительнице с просьбой начать с того, что заслуживает особого внимания.

Впрочем, Алиса знала в этом толк. Не разочаровалась Шарка ни на секунду от того, что доверилась в выборе девушке. Очарованная смотрела на дерево, на резные фигурки, которые казались прямо живыми, настоящими. Словно бы задумались, затаились, но в любой момент рванутся в движении!..
- Невероятно, - выдохнула оборотница, которая уже любовным взглядом взирала на вырезанную совушку, которая казалась уменьшенной копией ее птичьего образа.
Правда, спросить цену на такую красоту Шэр так и не успела. Жуткий вой донесся со стороны леса, и сама оборотница прекрасно понимала, что за этим следует.
- Но как так, до полнолуния еще нескоро, - вырвалось у нее вслух, что опять-таки могло вызвать вопросы о такой осведомленности касательно лунного цикла. Помедлив, Шэр кинулась в сторону волка. Видимо, или новообращенный... Или любитель попугать, вкусить живую кровь. Но девушка надеялась поймать его магией. Например, оплести лапы корнями...

0

16

Я смутилась ее словам и еще раз всмотрелась в глаза. И правда! Один был зеленым, а не небесно-голубым, как мне почему-то показалось? Или не показалось? Все же Шарке явно небо очень дорого. Я была уверена в этом.
-А не бери в голову... Солнце так блеснуло, что мне показалось, что один глаз у тебя голубой, - пожала я плечами, признавая свою оплошность. - А насчет двух сторон одной личности... - я лишь улыбнулась,  как бы показывая, что у всех нас есть второе я, которое любит появляться вовремя и не очень.
А потом я даже зажглась от смущения... Я и читать людей? Всеблагой свет, да мне бы в себе иногда разобраться! А то такой клубок мыслей и чувств, что хоть стой, хоть падай.
-Нет, Шарка... Я не умею читать людей. Я... - и все же решила не продолжать этот монолог, который явно заставит меня сказать еще какую-нибудь глупость. Хуже, конечно, уже не будет, вон как меня тут расхваливают некоторые запыхавшиеся рыжие, но все равно.

Когда раздался повторный вой, я замерла в ошеломлении. Никогда так близко не сталкивалась с оборотнем. Нет, точнее, я вообще с ними не сталкивалась, слава свету, но все же, это было жутко страшно. Настолько, что я даже не обратила внимания на слова Шарки. Серое нечто, являвшееся чудовищной смесью крупного волка и еще более крупного человека нагло выперлось из леса и грузно побежало в нашу сторону. И тут мой взгляд заметил еще одну пугающую особенность.
Дети!
Свет всепрощающий, он же бежит на играющих детей!
Тут же из головы вылетели все мысли. Я отбросила кошель, рванула полы туники, чтобы освободить ноги от их пут, и оставшись в одном белье и сандалиях, со всех ног рванула туда. Мышцы легко вышли на привычный ритм, будто и не было перерыва в тренировках, травмы и всего прочего. Бег разогнал кровь по жилам, сердце стучало в висках, но каждый мой шаг приближал меня к заветной цели.
Вот только оборотень был ближе. Гораздо ближе.
И, когда мне оставалось всего десятка два шагов, он распластался в длинном прыжке, и настиг бегущего со всех маленьких ног Никольда. Монстр подхватил его, засучившего ручками в попытках отбиться, и поднес к невообразимо огромной пасти, полной отвратительных зубов. Еще миг, который навсегда отложится у меня в памяти... Миг, и острые зубы врезаются в плоть малыша под истошный вопль последнего. Брызги крови окропляют землю вокруг. Еще один миг, и маленькое тельце без ручки и половины головы, исчезнувших в глотке зверя, отброшено прочь. По морде струится кровь первой жертвы, а злобные глазки высмотрели уже следующую цель.
Флавия. Симпатичная девочка с пшеничными волосами, которой периодически приходится мазать коленки от постоянных ссадин. И это чудовище устремилось за ней.
Девочка бежала и орала, да что может четырехлетний ребенок, на глазах которого только что растерзали младшего брата?
Оборотень был гораздо быстрее.
Я тоже. Мое сердце уже готово было выпрыгнуть из груди, легкие последовать за ним, но все же я приближалась. В мой мозг стучалась одна мысль: "Успей спасти!" Я не задумывалась, что потом. Но понимала, что от моих действий будет зависеть, жить этой девочке или нет.
И в последний момент я успела выхватить Флавию из цепких лап чудовища. Она что-то вскрикнула, но я уже развернулась и со всех ног понеслась обратно. Шаг, другой, прыжок через кусты. Мозг отрешено воспринимал маршрут, передав все обязанности по передвижению инстинктам. Он лишь прикидывал, насколько ближе становится с каждым движением злобное дыхание существа за спиной.
В очередной раз, почувствовав смрад гниющей плоти изо рта этой твари, я резко свернула вправо, взбежала на валун, все еще держа замершую от страха девочку, и сделала классический кувырок через голову. Точнее, попыталась сделать. Острые когти, которыми тварь хотела нас схватить, просвистели в ладони от моих ног, но оборотень, быстро осознав свою ошибку, просто дернул рукой вверх, ударив меня предплечьем. В верхней части траектории.
Меня будто молотом ударило. Кузнечным. Со всей силы. Орка. Слово сломанная кукла я отлетела прочь, все еще сжимая в объятьях маленький дрожащий комочек. Краем глаза я заметила, что мы пролетели пол вырубки и сейчас аккуратно впечатаемся в ствол вековой сосны. Я в последний момент извернулась, принимая весь удар спиной и ногами.
Жутко хрустнули, ломаясь, ребра. Мир озарился яркой вспышкой боли, высветив каждую клеточку моего тела, выделив каждый нерв и прокатившись по ним огненным валом. Мы отлетели от ствола, шмякнувшись тюком оземь. Я слышала, что девочка кричала и звала маму. С трудом улыбнулась, глядя ей в глаза.
-Все будет хорошо, малышка, - только и сумела сказать я.
Изо рта пошла кровь, толчками вырываясь из порванных легких.
Меня накрыла темнота.

Отредактировано Алиса Коварейн (25-06-2015 21:38:09)

+1

17

Шэр знала: легко может быть идиллия и царящее веселье, когда безмятежный мир еще не знает, что вот-вот в него вторгнется злобная Тьма, несущая кровь, разрушение и боль. Но подумать не могла, что это случится сегодня, сейчас и она станет свидетелем безумного хаоса; словно внезапно нахлынувшее затмение, накрывшее праздник тенью смерти.
Вервульф - классический, самый распространенный вариант оборотней, именно эту ипостась принято изображать на гравюрах, всяческих картинах. Полнолуние и волк, вскинувший морду к диску молочного цвета, пытаясь донести до нее свою скорбную песнь... Попутно обещающую смерть всякому, кто встанет на зверином пути.
И именно эта тварь страшными скачками направлялась к детям, видя в них легкую, беззащитную добычу, коей малышня и являлась. Девушка почувствовала как ужас вкупе с соленым привкусом крови невесть откуда сменился яростью. Возможно, что в состоянии аффекта она бы не раздумывая кинулась убивать чудовище... Обладай хоть каким-то оружием, которое могло помочь. Но и будучи самой перевертышем, Шэр имела представление о слабых местах проклятых луной. И собиралась воспользоваться своими знаниями для победы.
Внутри что-то оборвалось, когда пролилась первая кровь; именно в этот миг оборотница замерла, не в силах отвести взгляда от искореженного трупа. Охра словно билась внутри нее, просилась наружу, обещая помочь... Нет! Хватит чудовищ сейчас! Сможет сама справиться!
Вот мелькнула Алиса, вырвавшая девочку из пасти зверя. А вот уже бежит Шэр следом за оборотнем, что-то кричит в тщетной попытке привлечь внимание, а в руке сжимает кошель... Когда она его успела достать и зачем? Тело словно действовало само по себе: вот дико жжется отданное за ее товар серебро, крепко зажатое в кулаке...
А вот девушка наклоняется, чтобы подобрать камень и метко швырнуть в сторону волка, попадая в загривок. Обернулся наконец-то. Оборотница будто в трансе, воспринимая мир как-то замедленно, отчужденно, почти ничего не понимает... А оборотень прыгнул, и Шэр не стала уклоняться. Видела, что вервульф намеревался опрокинуть ее навзничь. Чувствовала это необъяснимым для себя самой способом. И когда оказалась подмятой под волком, то лишь метнула кулак вперед, прямо в раскрытую пасть, прямо в звериную глотку... Выпуская серебряные монеты.
Плечо было располосовано, казалось, до самой кости, но девушка пока не чувствовала боли. Едва ли не оглушенная от лютого воя взбешенного оборотня, которого изнутри сжигал ненавистный металл, принося дикую боль, она метнулась в сторону, уходя скорее подальше от острых клыков. Или его добьют сейчас, или попытается бежать... Есть несколько минут, пока не тронет ее...
И лишь сейчас Шарка увидела Алису.
Подбежав к ней, Шэр затормозила, падая на колени. Первым делом она быстро, на пределе своих возможностей затянула свои многочисленные кровоточащие укусы. Это было не вопросом эгоизма. Одной капли крови хватит, чтобы новая знакомая тоже стала зверем. И не то чтобы Шарка была против парных ночных полетов, но обращать кого-то против воли не намеревалась.
Лишь потом она доползла до лежащей, окровавленной девушки. Ужаснулась, но кинулась скорее призывать всю свою магию для исцеления, ощущая как нахлынула лютая слабость с головокружением. Раны затягивались, оборотница не жалела себя, всеми силами пытаясь вытащить Алису с того света. И потом, когда дело, казалось, было завершено... Она почувствовала какую-то лютую тоску, когда девушка продолжала лежать без признаков жизни. Прямо хотелось взвыть не хуже волка. Но пока Шэр не спешила сдаваться. Надеясь, что какие-то крохи жизни теплятся в теле Алисы, она содрала с одной из своих царапин болячку, обнажая ранку. Оборотень всегда живучее простого человека... И лучше такое существование, чем смерть. Но передать свое проклятие Шарка не успела. Кажется, веки лежащей дрогнули... Показалось?

0

18

О... Свет, как же больно! Как отвратительно хреново жить после душевной встречи с деревом! В груди, казалось, свернулся толстый еж с раскаленными иглами, хищно протыкая ее разбитое тело при каждом вдохе. Боль заполнила все мое естесство, стирая любые мысли, чувства и воспоминания.
Это вообще было плохой идеей изначально- плясать джигу со смертью. Но зато я ведь кого-то спасла... ведь спасла?
Резко мое сознание вернулось из океанов боли с панической мыслью. Твою ж кобылу! Тут же оборотень, а рядом Флавия, которую я, собственно, и спасала от этого чудовища.
Я резко открыла глаза и пошевелилась... ну, точнее, попыталась это сделать.
Остатки разума вновь накрыло пеленой боли, погребая под ее весом остатки моего я. Но даже этого краткого мига хватило, чтобы успеть почувствовать тепло чьего-то касания, возвращающее в израненное тело частицы жизни, выбитые опрометчивым поступком... и последующими полетами.
Вновь темнота отрезала меня от самой себя...

Не знаю, сколько я была вне себя, погребенная под тяжелыми перинами болевого шока. Но вдруг вкрадчивый лучик света несмело пробился в темное царство моей головы, вырывая меня из плена болевых ощущений. Он мягко осветил мою душу, и та рванула к нему со всей своей бестелесной скоростью. Она и я вместе с ней рвались туда, к свету. Она тащила меня за собой, вытаскивая из омута смертельных объятий.
Я вдохнула. С хрипом. Раздирая отвыкшие дышать легкие. Продравшись сквозь океаны страхов и вселенные боли я открыла глаза. Это было как прыжок в небо, когда ты ждешь, что упадешь, а ты вдруг взлетаешь.
Так и я взлетела из тьмы к свету, возвращаясь в реальный мир.
И увидела встревоженное лицо рыжей, смотрящей на меня своими необыкновенными разноцветными глазами. Я с трудом разлепила пересохшие губы.
- Сп... спасибо, - какая великая работа в произнесении простых слов! - К... Как... Флавия?
Я с покосилась на девочку, лежащую рядом и ужаснулась. Под ней расползалась кровавая лужа... все было зря! Я никого не смогла спасти!..
Сердце сбилось с ритма. Я захотела обратно, во тьму. И выть там, раздирая душу и тело в ошметки...
Но тут маленький комочек всхлипнул. Я облегченно вздохнула.
И под крики бегущих к нам людей мое сознание опять ушло на прогулку.

Отредактировано Алиса Коварейн (28-06-2015 20:03:07)

+1

19

Руку с кровоточащей царапинкой оборотница тотчас отдернула, когда увидела, что Алиса подала признаки жизни. Ни единой капельки крови не коснулось лежащей девушки, а крошечную рану Шэр тут же поспешила затянуть, чтобы ненароком не передать проклятие. Когда шок начал отпускать, постепенно Шарка начала осознавать, что произошло. Подняв разноцветный взгляд, девушка поискала глазами оборотня, но уже не увидела его. К горлу подступил комок, когда вспомнилось кровавое и жестокое убийство мальчика практически на глазах Шарки, которая ничего не успела сделать... Уже сейчас оборотница была не в силах ответить на слова Алисы, но послушно перевела взгляд в сторону девочки, за жизнь которой едва не поплатилась своей подруга. Девчушка была жива, но даже сквозь слезы Шарка видела окровавленный след зубов волкодлака. И оборотница понимала, что это значит...
- Жива, - глухо сообщила девушка, глядя за вялыми трепыханиями Флавии - маленького, новоиспеченного волчонка, который проснется в душе девочки ближе к полнолунию и потребует следовать зову охоты. Пытаясь не обращать внимания на жуткую слабость от колдовства, оборотница потянулась к девочке, чтобы исцелить ее, отдавая свои силы в магию. От запаха крови - соли и металла - тошнило и кружилась голова, но Шэр мужественно держалась, не смея дать слабину.
- Алиса, - только сейчас Шарка осознала, что вытащила служительницу светлого храма с того света. Всхлипнула, едва не кинулась обниматься, но остановилась, когда увидела следы крови на своих руках. Уже и не вспомнить чьи, а потому... Нет, нельзя рисковать.
- Алиса, я... - Шэр запнулась, подбирая слова, не сводя глаз теперь с Флавии. - Она теперь как я... Ой, то есть... Ну, он ее укусил... Ей лучше уйти из деревни. Я смогу позаботиться о ней какое-то время.
Хорошо, что невольное признание успела услышать лишь светлая, потому что наверняка селяне не будут рады присутствию еще одного перевертыша так рядом. Праздник обагрился кровью, теперь уже ничего не исправишь. А ряды проклятых луной лишь пополнились. Шэр горестно покачала головой, поднимаясь на ноги. Вытерев досуха руку, протянула ее Алисе, помогая тоже встать.
- Думаю, мне лучше уйти, пока никто ничего не понял, - прошептала оборотница подруге, а после склонилась к Флавии.
- Привет. Ты как? Ничего не болит больше? - волнение и страх было трудно сдержать в душе. Руки, ровно как и голос, люто дрожали у Шарки, но она нашла в себе силы ободряюще улыбнуться.

+1

20

Поплутав еще во пустоте  и тенях, я вновь выпорхнула на поверхность. С трудом разлепив глаза, я сквозь отступающий шум в ушах услышала сбивчатую речь рыжей.
- ...са, я... - рыжая запнулась, будто выискивая слова для объяснения. - Она теперь как я... Ой, то есть... Ну, он ее укусил... Ей лучше уйти из деревни. Я смогу позаботиться о ней какое-то время.
С тяжелейшими усилиями я перевела взгляд на девочку, пока до меня доходил смысл сказанного Шаркой. Флавию укусил... оборотень? Оборотень?! Это значит... что она... тоже? Значит, она будет превращаться в чудовище, которое только что убило Никольда? Никольд!!! А-а-а!!!
Перед моим глазами вновь встала отвратительная картина жесточайшего убийства. Голодные зубы оторвали кусок маленького тельца, отправив его в алчущую глотку. Кровь заливала серую шерсть, а в глазах, в этих желтовато-карих глазах стоял восторг от принесенной смерти...
И теперь Флавия будет такой же?!
Я даже села, превозмогая боль, чтобы посмотреть на маленького человечка, еще не знавшего, что он не человек. И на склонившуюся над ним разноцветку. И тут как молнией меня поразило.
Она же только что обмолвилась, что сама оборотень!!!
Я вскинулась, рывком подтягивая ноги, собираясь засадить ей со всей силы. Пусть силы-то сейчас толком нет, но... Она же такое же чудовище, как только что убившие Никольда и погубившее жизнь Флавии. Или?..
Или нет?
Это же она только что вылечила меня. Я помню, как хрустнули ребра, как шипел, вырываясь из пробитых легких, воздух. Я помню все это, но сейчас я могу мыслить и видеть. Я жива. И я вижу, что Шарка действительно переживает. Действительно. И что она хочет помочь.
И может.
Ведь став чудовищем... Она смогла остаться человеком. Человечнее многих из нас. И сможет научить этому маленькую девочку, которой незаслуженно досталась эта доля. Надо ли этому препятствовать?
- Думаю, мне лучше уйти, пока никто ничего не понял, - еле слышно сказала она, обращаясь ко мне.
Я посмотрела на все еще не пришедшую в себя девочку. Возможно, Шарка - ее единственный шанс устоять перед тем зверем, что теперь таится внутри. Она сможет научить и показать. Но просто уйти нельзя. Никак. Не отпустят. Даже жители Лесничиха за украденного ребенка... убьют. Надо объяснить. Хотя бы старшей сестре.
Я услышала, как заботливо рыжая обращается к новоиспеченной волчице, и на мои глаза навернулись слезы. Ну почему? Почему действительно хороших людей касается такая участь? Почему незапятнавшие души люди должны становиться чудовищами в угоду пересмешнице Судьбе. Светлые боги, как вы допускаете это?!!
Я тяжело встала, чувствуя, что боль отступает благодаря стараниям Шарки. Благодаря ее магии, которая, как я уже понимала, спасла немало жизней. И это - чудовище? Нет.
Моя ладонь коснулась ее плеча.
-Тебе нельзя уходить, - мягко сказала я и тут же поправилась. - Вам нельзя. Иначе будет охота, в которой вы обе можете погибнуть... А я не хочу этого допускать.
К горлу подкатил ком от страха за две ни в чем не повинных жизни, которым нужна моя помощь. Пусть невеликая, но именно такой им может не хватить. И я обязана сделать все в моих силах.
-Нам надо к храму. Главное, убедить Диану... - я задумчиво прокрутила в голове возможные варианты, уже справившись с накатившим страхом и загнав ужас от произошедшего на задворки сознания. - Я смогу ее убедить. И тогда вы сможете спокойно уйти. Сариссу и горожан мы возьмем на себя.
И наконец до нас добежали сердобольные горожане, наконец преодолевшие сокрушающее воздействие кошмарного существа, уже ушедшего с места убийства.

+1

21

Алисе было непросто, когда она едва вырвалась с того света не без помощи Шарки, у которой перед глазами лихо плясали разноцветные круги, а к горлу подступал комок. Еще сложнее было маленькой девочке, которая потеряла брата, если оборотница ничего не напутала. Честно говоря, пока что рыжеволосая девушка не имела ни малейшего представления как быть с девочкой, над которой сама вызвалась шефствовать и воспитывать. Не подумавши схватив такую ответственность, сейчас Шэр была в ужасе и искренне считала, что не справится. Но отступать было поздно, а дать второй шанс жизни девочке едва ли кто позволит. Ее скорее убьют тут, обозвав нечеловеком, который желает лишь крови и больше чужих смертей. А чудовищ принято истреблять...
Пожалуй только это всё еще не давало оборотнице свалиться без сил, потому что чрезмерное колдовство вышло ей боком.

Переговорив с Флавией, как-то поддержав и успокоив ее (последние магические резервы ушли на это, потому что Шарка предпочла еще и магией убрать тоску и тревогу девчушки), полукровка утерла выступивший пот со лба, выдохнула и устало глянула на Алису, осмысливая ее слова, которые прозвучали вполне убедительно и логично.
- Хорошо, ты права, - выдохнув, проговорила Шарка, мягко приобняв девочку, которая жалобным котенком льнула к ней, держась за подол рубашки. - Слишком подозрителен будет наш уход прямо сразу.
Больше всего радовалась Шэр тому, что ближайшее полнолуние будет нескоро, а значит Флавию получится сейчас укрыть от пристальных взглядов селян, не выдав ее теперешней темной сути. Но теперь придется и последить, чтобы чрезмерно сильные эмоции не овладели волчонком, сминая в комок разум и отшвыривая его сторону, чтобы на его место пришли дикие инстинкты. И чтобы никого кровью не задела - тоже стоит присмотреть, а уж дети в большинстве случаев шаловливые, вечно куда-то лазят...
Шарка чувствовала, что безнадежно падает духом и боится не справиться. Беззащитно глянув в сторону Алисы, она попыталась собраться и заставила себя улыбнуться.
- Диана поняла, кто я, - проговорила девушка на слова подруги. Горько усмехнувшись, повторила слова той светлой, - даже заслоненное темными тучами солнце остается солнцем.
Прокрутив в памяти все имена, которые успела услышать, Шарка вопросительно глянула на Алису.
- Кто такая Сарисса? - на всякий случай тихо поинтересовалась оборотница. Смутные подозрения навеивали, что это было мать девочки. И вот теперь внутри что-то действительно ойкнуло. Прямо вспомнилось отчетливо, как ее саму забрал Флаид от родителей, даже не дав попрощаться. Как тоже учил и воспитывал. Это что же... Цепь такая получается? Получив долг, отдаешь его? Ведь теперь Шэр окажется наставницей и старшей, от которой зависит слишком многое. Подняв взгляд, оборотница увидела селян, что уже окружали пострадавших. Кажется, в их глазах слишком много настороженности. Верно, ведь сколько крови пролито? Наверняка, что кто-то из них теперь проклят, но вот кто - вопрошали многочисленные взгляды.

Отредактировано Шарка (20-07-2015 11:18:20)

+1

22

Я развернулась навстречу горожанам, придерживая еще полный боли бок. Сквозь зубы были готовы сорваться ругательства, но я сдерживалась. Силой воли и остатками гордости я не давала себе высказать все, что думаю. Я подняла раскрытую ладонь, призывая их остановиться. Сплюнула вязкую слюну, заполнившую рот и хмуро всмотрелась в лица, полные подозрений, страха, даже отвращения от нашего вида. Но и на паре лице читалась даже легкая похоть (из-за моего полуголого вида, вестимо), которой явно было не место здесь и сейчас.
-Девочка жива! - коротко и твердо объявила я. - Мы идем к храму - пусть Имир рассудит нас. А вы лучше похороните Никольда, пока...
К горлу подкатил комок, а на глаза навернулись слезы. Я не смогла закончить фразу. Не было сил. Все забрал этот короткий поединок с Судьбой, где она в очередной раз вышла победительницей, растоптав несколько жизней. Я отвернулась от них и стерла влагу с лица. Некогда плакать. Некогда рыдать. Надо спасать и спасаться. Я подхватила легкую девочку на руки и помогла встать изможденной Шарке. У нее совсем не осталось сил. Она отдала их мне и маленькой несчастной дочери пекаря.
Толпа расступилась, когда мы шли сквозь нее. Никто не сказал ни слова, лишь взгляды ощупывали наши фигуры. Никто не подал руки, но преследовали нас шепотки. Никто не помог. Кроме одного.
-Люди! Да что ж вы за нелюди такие?! - воскликнул в негодовании Пауль, подбегая к нам и подхватывая измученную Флавию. - Пошли, я помогу добраться до храма.
Когда с моих руку забрали эту ношу, я прочувствовала, насколько я слаба. Лишь сила воли и нежелание быть растерзанной своими же соседями заставляли меня, скрипя зубами, переставлять ноги. Шаг за шагом. Суставы разламывались от нагрузки, в голове гудело, но я упрямо шла вперед, помогая еще более истощенной рыжей разноцветке. Мимо вальяжно проползали знакомые дома и еще более знакомые лица, оставляя отпечатки на границах сознания. Сейчас у меня была только одна цель.
Сделать этот бесов следующий шаг! А за ним еще! И еще!
Стиснув зубы, терпи, Алиска, богиней терпения станешь.
Мы остановились у холма, на вершине которого величаво возвышался мой Храм. Я сквозь застилающий взор туман восхищено посмотрела на обрисованный светом солнца силуэт и улыбнулась. Сейчас все будет хорошо. Диана поможет. Я была уверена в этом.
-Все, девочки, садитесь, - раздался ее голос прямо передо мной. Я с трудом перевела взгляд и увидела обеспокоенное лицо в обрамлении растрепанных волос. - Пауль, усади Флавию на тот камень и бегом в монастырь за горячей водой!
Знакомые командные нотки, обернутые в мягкие перины правильного тона успокаивали. Я обессиленно и медленно опустилась там, где стояла.
-Диана, мы... я... - я даже не заметила, как впервые назвала ее по имени за очень долгий промежуток времени.
-Я все знаю, Алис, - сказала она, прикладывая палец к моим губам. - Вы молодцы. Вы сделали все, что могли. А теперь помолчи.
И мягкое тепло накрыло меня со всех сторон одновременно.

+1

23

Вопрос оказался незамеченным, но Шарке внезапно стало всё равно, и сил на повтор не нашлось. Опустошение превратило ее в какую-то безвольную куклу, которая на всё равнодушно хлопала разноцветными уставшими глазами. Первоначально она горделиво успела подумать, что ничего, молодцом держится, хотя казалось бы такие страшные раны залатала, не отпуская изучать загробный мир обеих дев. А потом оборотница отрешенно решила, что отчасти использовала собственную жизненную энергию, и такие жертвы никогда не сходят просто так с рук... Но по крайней мере, в ближайшие минуты Шарка имела все шансы в обморок не свалиться, а так же старалась всеми силами удержаться в этом мире.
Девушка не замечала ничего. Ни выражения лиц подобравшихся ближе людей, которые казались единым смазанным полотном неумелого художника, ни дрожи в ногах, ни чужих голосов. Словно всю ее обложили ватой и заперли в огромной стеклянной банке, изолировав от тревог окружающей реальности...
- Как же я пойду в таком состоянии? - на секунду прикрыла глаза оборотница, но и этого мгновения хватило, чтобы опасно покачнуться из стороны в сторону и чудом удержаться равновесие. Чудом, кажется, оказалась Алиса, в плечо которой Шэр судорожно вцепилась, едва не уронив и ее.
Боги, но как же далеко сейчас казался тот Храм, куда вела их дорога! С апатичной тоской девушка думала, что сейчас бы лошадь... Еще лучше - экипаж. А в идеале просто рухнуть на такую мягкую траву и выключиться, даже не уснуть. Просто лежать сколько угодно, хоть бы вечность!
Наверное, она сумела невесть как на ходу уснуть, машинально переставляя ноги и двигаясь не то как калека, не то как послушный зомби за хозяином. А потом внезапная остановка, и оборотница мутно моргнула, фокусируя взгляд разноцветных глаз на вершине холма, где устроилось величавое здание. Молча девушка подумала, что не сумеет взобраться так высоко и далеко. Это невозможно.
После раздался приятный голос, на который хотелось обратить внимание, поэтому девушка, напоминая всё то же бессознательное невесть почему живое существо, повернула голову к источнику звука. Моргнула, пытаясь вспомнить знакомый силуэт и лицо. И увидев, что уселась Алиса прямо на землю, Шарка повторила этот жест, тут же вытянувшись навзничь и пустым взором уткнувшись в небо.
Всё, больше никуда никогда она не сдвинется с этого места.
Стоп, но Флавия, они же должны уйти, пока никто ничего не узнал. И не сделал. Нужно будет подняться снова, взять под руку девочки, собрать вещи... Стоп, а где у нее вещи? А у нее были вещи?
Шарка смутно моргнула в который раз, как сова, пытаясь вспомнить о наличии своего имущества. И где его могла оставить. Наверное, в таверне, да? Или нет...
Глаза потихоньку прикрывались, а сонливость катастрофически неутолимо утягивала на темное дно.

+1

24

Шарка упала рядом, окончательно потеряв остатки сил. Я чувствовала тепло, которым одарила Диана, но видя подругу в таком состоянии, я не могла просто лежать. Пусть я сейчас развалюсь на части, пусть мое тело уже даже толком и не мое от усталости и раздирающей боли в заживленном магией боку.  Пусть.
Я с трудом порвала отношения с землей, принимая вертикальное положение. В глазах помутилось, черные круги затанцевали джигу, но я заставляла свой организм работать.  Крепись, Алиска, живой будешь. Флавия сидела рядом, уже достаточно пришедшая в себя и затравленно смотрела на нас.
Как маленький волчонок.
Кем она по сути и является с этого ужасного дня.
Я пошатнулась от слабости, и уже вернувшийся (когда только успел?) Пауль, подхватил меня, не давая вновь познакомиться с мягкостью травы. Я в изнеможении обхватила его крепкие плечи и заплакала. Слезы бессилия катились по щекам, обжигая похолодевшую кожу.
-Почему, Пауль? – истерично спросила я у него. – За что им все это?!!
Наконец-то боль и пережитый ужас прорвались сквозь плотину самообладания, и я меня затрясло. Тело сводило судорогой и било крупной дрожью, выдавливая целые водопады слез из глаз. Ну почему все так отвратительно? Почему безвинные страдают, а…
-Тихо, Алис, - мягко сказал он, касаясь моих волос. – Тихо, милая…
Я дернулась, как от удара, но тут еще одна волна добра и тепла накрыла меня, выгоняя холод поражения из души. Лишь пепел боли оседал в душе саваном смертельной усталости разочарования.  Дрожь затихала, сдаваясь чутким прикосновениям пальцев мастера по дереву, нежно скользившим по моим волосам. Слезы продолжали изливаться, но я постепенно брала себя в руки. Даже боль отступала прочь, возвращая тягу к жизни… И ее спасению. Я с трудом выдавила улыбку и выбралась из клетки мужских рук.
-Спасибо, Пауль, - кивнула я ему, отчего в глазах на мгновение опять потемнело. Но я не дала другим, надеюсь, этого заметить, и, проморгавшись, посмотрела  в глаза Старшей. – Спасибо, Диана… Но что мы делать будем?
В ее всепонимающих глазах зажегся огонек заботы и печали. Она подарила теплоту своей улыбки всем нам и посмотрела в сторону храма, откуда уже спешили еще несколько сестер. Под руководством и указующими  жестами Дианы они разобрали всех жертв недавней трагедии и аккуратно повели в сторону жилища света. Меня подхватили сразу с двух сторон, давая опору и подмогу, когда вконец разучившиеся ходить ноги решили подкоситься. Флавии помогала одна – самая молоденькая, защищенная толстым слоем ткани, чтоб не дай бог не смешать кровь. «Правильно, - пробилась сквозь затуманенное сознание мысль. – Помощь помощью, но рисковать не стоит». А рыжую переложили с земли на носилки и сразу четверо моих сестер по вере понесли ее под стены моего дома.
Дальнейший подъем будто выпал из сознания, сожраный чудовищной усталостью. Я просто вяло шевелила конечностями, не в состоянии ни помочь, ни помешать. Лишь два имени бились в сознании.
Флавия… Шарка… Флавия… Шарка…
Как стук молотков в кузне неподалеку.
Свет!
-Укладывайте девочек около входа, - прозвучал спокойный голос старшей, и меня усадили на скамейку подле входной двери.
Шарку прям на носилках положили около меня, и я смогла разглядеть ее изможденное лицо. Отданная сила проложила канавы морщин на ее коже, волосы стали похожи на свалявшийся комок, стерев былую красоту. Темные тени вальяжно расположились вокруг глаз. Мне было больно смотреть на нее. Больно и противно.
Не смогла.
Не смогла уберечь.
Никого.
-Сестры, принесите отваров и лекарств, - продолжала распоряжаться Диана, как отмечал мой мозг краем уха. Я сидела, привалившись к стене и смотрела на зажигающийся закат. А сестры суетились вокруг. Заставляя есть, что-то втирая, что-то прикладывая, что-то заливая в рот.
Я уже потеряла нить судьбы. И своей, и этих двух оборотней – теперь все в руках других. И я могла бы забыться. Но… Я должна еще кое-что сделать. Оттолкнув руки сестры, я встала и почти прямолинейно подошла к Диане.
-Старшая сестра… Диана… - несмело выдавила я, разглядывая ее спину, прикрытую храмовой туникой. – Я хочу с Вами… тобой поговорить.
Она оторвалась от Флавии, встала, отряхнула измазанные лечебным сбором ладони и обернулась ко мне. В ее глазах я уже увидела ответы на все незаданные вопросы, но я обязана их задать. Это должны слышать все.
-Флавия… Она теперь тоже?..
-Да, - коротко кивнула она. – Никольда жалко.
Я видела печаль в ее глазах. И она перекликалась с моей, что-то рассказывая своей товарке в моем сердце. Но в глазах Старшей я видела и другое чувство. Какое, я не могла понять…
-Шарка… Она как? – скомканные вопросы, требующие коротких ответов. Зачем договаривать, если и так все понятно.
-С ней все будет хорошо, - вздохнула Диана. – Она – сильная девочка. Нам всем очень повезло, что именно вы вдвоем оказались там. Иначе жертв было намного больше, - ее цепкий взгляд что-то заметил во мне, и она тут же продолжила. – Не вини себя. Ты не могла помочь. Зато ты помогла ей.
Она кивнула на замершую девочку.  Я тоже посмотрела на нее, и вспомнила самое важное, что должна была сказать.
-Шарка хочет взять ее в ученицы. И увести отсюда, - в омут с гордо поднятой головой, готовая на жесточайшую битву за правоту подруги.
Но битвы не случилось. Диана лишь задумчиво кивнула, рассматривая рыжую и Флавию.
-Это лучшая новость за сегодня, Алиса.

Отредактировано Алиса Коварейн (02-08-2015 21:55:33)

+1

25

Ей казалось, что глаза прикрылись ровно на минуточку, а на деле оборотница уснула крепко на несколько часов, в течение которых ничего не слышала и не замечала; казалось, что даже если бы кто-то начал от нее отрезать по куску прямо живьем, то и лютая боль не пробудила бы Шарку. Возможно, что Темное вплетение в ее изначально Светлую душу сути оборотня принесло спасение, не дав иссохнуть без магических резервов. А может, что были какие-то потайные запасы, которые существовали только для нее.
В любом случае, сон для девушки оказался лучше всяких медикаментов. Рилдир знает, что с ее телом делали за время отсутствия в этом мире, но когда Шарка открыла глаза, то обнаружила себя... Скажем так, как минимум не там, где она отключилась. Мышцы казались ватными и слушаться отказывались. Голова и вовсе отдавала чугуном, отчего у оборотницы промелькнули подозрения, что дай ей сейчас кто-то в лоб - услышит в ответ звонкий гул металла. Подозревала Шэр, что и солнечный свет выступил бы для ее глаз беспощадным клинком, но окружающий полумрак успокоил и утешил в один миг. Девушка смутно моргнула, с трудом заставляя себя подниматься. Кое-как подняв руку, она пощупала оберег на шее - дырявый камешек на кожаном шнурке, который достался от Флаида. Шарка свято верила, что он приносит удачу, и была готова согласиться в очередной раз, что ей повезло. Повезло выжить, не попасться никуда, не раскрыть перед простым людом своей сути, иначе бы ее порвали голыми руками...
Тихо застонав, оборотница обняла ладонями свою голову и лишь сейчас обвела помещение помутневшим взглядом внезапно выцветших глаз, когда сумела принять сидячее положение. Кажется, за окном уже распространялся по миру вечер, а солнце укатывалось за горизонт. По своим ощущениям девушка затруднялась ответить, сколько времени так провалялась: несколько часов или суток, однако надо было спешить, это она помнила явственно. Вот только в комнате было пусто, куда идти? Кого позвать? Хотя нет. Секундами позже Шарка высмотрела Алису, силуэт которой обнаружился у окна. То ли она не услышала возни оборотницы, то ли что-то еще, но... Так, нужно вспомнить про такой навык как речь. Кажется, им она владела... Владеет.
- Алиса, - сипло позвала Шэр и сморщилась, услышав свой голос, который, судя по звучанию, не один год старательно старалась пропить и прокурить. Почему-то внезапно и встрепенулась к душе Охра, попытавшись вырваться наружу. Словно по всей коже пробежались остриями иголочек - так просились наружу перья, однако непонятный бунт оборотница подавила сразу усилием воли. Удивительно, обычно такое бывает в эмоциональные вспышки, а сейчас девушка напоминает выжатый до последней капли лимон.
- Нам с Флавией надо уходить, - оставалось надеяться, что с девочкой ничего страшного не произошло за этот период. - Раз скоро ночь, то... - Шарка помолчала, а потом словно перескочила на другую тему, - нужна корзина. Такая, чтобы девочка поместилась в ней. Лучше с крышкой. Вещей пусть берет минимум. Немного еды, одежду на смену, что-то еще небольшое. А к корзине бы широкие ремни, чтобы... - слова путались в голове, фразы казались бессмысленными и нелогичными, оборотница сама запуталась в своих высказываниях и, сдавшись, обреченно бросила без сил, - она полетит на мне, так будет быстрее, безопаснее и проще.
Оставалось надеяться, что в пернатом облике сил окажется побольше. И их вообще хватит, чтобы взлететь с грузом.

+1

26

Мне было горько.
День пролетел в дикой пляске непонятых и полузабытых мгновений, медленно раскрашиваясь в серые тона. Мелочь вылетала из головы сама, крупные проблемы оставляли за собой огромные дыры в душе, проламываясь на свободу. Флавия оправилась и забылась чутким сном. Никольда похоронили. Диана помогла мне отстоять право девчонок на свободу. На пару с ней мы убедили разъяренных горожан, что рыжая – вовсе не оборотень, а спаситель в человеческом обличье.
Но лишь благодаря помощи Пауля, картина наших слов заиграла красками, и горожане, хоть еще немного недовольно ворча, начали расходиться по домам. Лишь одна тонкая фигурка осталась стоять, с горем высматривая нас резко постаревшими глазами.
Сарисса.
Бедная мать бедных несчастных детей.
Вот что МНЕ ей сказать? Что одного ребенка у нее отобрал один сумасшедший оборотень, а второго заберет второй?! Что?! Почему это все свалилось именно на нас? Почему? На нее? Почему?..
Отвратительно.
Я несмело двинулась навстречу, чувствую силу взгляда Дианы на своей спине. Страх? Нет. Страха не было. Был ужас перед долгом и понимание, что этот долг кроме меня отдать некому. Я была там. Я сделала все, что было в моих силах. И это самое страшное, что моих сил… оказалось недостаточно. Их было ничтожно мало. И теперь я вижу перед собой лицо женщины, у которой отняли две трети жизни. Две трети ее самой.
Я тряхнула головой и поежилась. Я боялась первых слов. Боялась этого разговора. Но…
-Сарисса, я… - надо начинать с чего-то. И эти слова не хуже многих. Если не прерваны дерганным взмахом руки.
-Молчи, Алиса. Я знаю все, что ты хочешь сказать, - еле слышно начала она, оборачиваясь на спины уходящих соседей. – Я хотела бы устроить истерику… Обвинить тебя во всех грехах, но я видела из окна все. И твою попытку спасти, и ее попытку вылечить, - она кивнула на храм, где лежала в бессознательном полубреду Шарка. – Вы сделали все, что могли… Все… И за это я вас ненавижу!
Последние слова она чуть ли не прошипела, в ее уголках ее глаз блеснули слезы, кулаки сжались от ярости. И тут же расслабились. Да и сама женщина резко покачнулась, будто этот эмоциональный всплеск отобрал у нее последние силы. Я подхватила ее, и она подняла на меня изувеченное горем лицо.
-Алис… Попроси ее научить Флавию оставаться человеком! Попроси ее… И пусть моя дочка хоть иногда проведывает нас с Веледом. Мы будем ждать… - ее голос вновь сорвался до бессвязного шепота. – Мы ее семья.
Я смотрела на измученную женщину в своих руках и не понимала, что сейчас делать. Обещать? Что? Убеждать? В чем?! Что делать-то, Имир?..
Хотя бы то, что она просит.
-Да, Сарисс… Я попытаюсь сделать все, чтобы Флавия вернулась к тебе… Попытаюсь.
И тут робкий огонек надежды пробился сквозь тучи страха и боли этого дня. Нет, мать, потерявшая дитя не нашла в себе силы улыбнуться той, кто не смогла ее спасти. Но и ненависть начала затихать. Быть может…
Быть может, она пройдет когда-нибудь.
Сарисса аккуратно вырвалась из поддерживающего захвата, отвернулась, утирая капельки влаги с лица, и пошла прочь. Не оглядываясь. Не прощаясь. И ничего больше не говоря. И я смотрела ей в след…
Также, как я сейчас смотрю из полутемной комнаты во тьму оконной раме. Ветер трепал мои волосы, заигрывая с их чернотой, казавшейся на фоне горя, разлитого вокруг, зловещей. Да и сама я ощущала себя скорее вестницей смерти, чем спасительницей.
Я обхватила вдруг покрывшиеся мурашками руки и передернула плечами. Нет. Однозначно, нет. Я не хочу делать ничего больше. Мне страшно. До жути страшно. Но надо.
Я услышала, как заворочалась Шарка за моей спиной, но не стала оборачиваться. Я ждала, пока моя подруга увидит меня и первой начнет разговор. Почему именно она? Потому что я… слаба.
-Алиса… - просипел ее голос, отражаясь от каменных стен еле различимым эхом. - Нам с Флавией надо уходить, - голос крепчал, и я уловила в его интонациях волнение. И явно не за саму Шарку, а за девчушку, которую та видела в первый раз сегодня утром. - Раз скоро ночь, то... - Шарка помолчала, а потом словно перескочила на другую тему, - нужна корзина. Такая, чтобы девочка поместилась в ней. Лучше с крышкой. Вещей пусть берет минимум. Немного еды, одежду на смену, что-то еще небольшое. А к корзине бы широкие ремни, чтобы... – новый скачок мысли, увенчанный обессиленным вздохом. - она полетит на мне, так будет быстрее, безопаснее и проще.
-Я все знаю… - прервала поток слов. Я действительно все знала. Диана мне все отлично растолковала, когда я пришла более-менее в себя от разговора с Сариссой. Откуда она это все знает? Мне неясно. Но иногда мне кажется, что Старшая… действительно Старшая. И старше она намного больше, чем кажется. – Все уже готова, Шарка… Диана все приготовила. И еды для тебя в твоем… том облике тоже приготовила. У тебя же сил нет совсем.
Я чувствовала будоражащие касания ветра на коже. И соленый привкус крови на языке от прокушенной неизвестно когда губы. Мне было больно. Больно каждой частице моей души. Больно прощаться…
Так.
Таким образом.
Сейчас.
И…
Навсегда.
-Шарка… Сарисса, мама девочки, просила, чтобы та когда-нибудь… вернулась домой. В гости.
Все. Последний долг. Больше я ничего не могу сделать. Вообще ничего. Слова сказаны. Больше никаким образом я не могу повлиять на рыжую. Просто надеяться, что та научит Флавию. И та захочет вернуться туда, где начался ее новый виток ее жизни. Жизни изгоя.
Простите меня…
Слезы солеными ручейками катились вниз, подхватываемые хитрыми пальцами ветра.
Мне было горько.

Отредактировано Алиса Коварейн (19-08-2015 21:06:03)

+1

27

Шарка ненавидела себя за трусость, которая изнутри подстегивала ее к побегу, чтобы убежать прочь из деревушки и попытаться забыть всё: от красот торжества до пролитой крови, металлическая соленость которой вызывала подкатывающую тошноту и головокружение. И не без облегчения девушка понимала, что нет ее вины в произошедшем ни капли: возможно, что не окажись полукровка поблизости, то всё закончилось бы еще страшнее. Но подобное утешало настолько же эффективно, насколько капелька воды может утолить безумную, иссушающую жажду...
Собственная подлость подавляла ее, а угнетающая атмосфера добивала окончательно. Шэр была уверена, при всем желании отречься от низменных, гадких чувств в этой ситуации лучше их услышать. Просто потому что сейчас все обострились. И если всплывет невесть откуда правда, что и Шарка относится к проклятой крови... Ее никто не услышит, ровно как и служителей храма, в стенах которого она укрывается. Да куда больше вероятность, что и от самого величавого здания после такого предательства не оставят ни единого камня!..

- Откуда? - с удивлением, скорее саму себя спросила девушка вслух, покачав головой. Откуда Диане было знать, что превращается оборотница в птицу с человеческий рост размером и соответствующей силой мышц? Что Шарка решит, что самое удобное - уйти ей по воздуху, держа драгоценный груз в корзине на спине?.. Вопросов было предостаточно.
Но главным все-таки приятным фактом было то, что силы восстанавливались, просто постепенно, но верно возвращались. Колдовать, конечно, как в последний раз девушка не сумеет, но взлететь и сколько-то пролететь - запросто. Она бы нашла возможности и поохотиться там же, но с грузом это стало бы гораздо проблемнее.
- Силы найдутся, - ровным голосом сказала Шарка, вставая на ноги. Сонливость отступала с каждой секундой, забирая с собой и слабость. Или это уже Охра делится своими силами, вот-вот на свободу сорвется, потому и торжествует? Шэр упрямо мотнула головой, глубоко вздохнула и глянула на Алису. Перемены в состоянии удивляла, хотя еще несколько минут назад, только открыв глаза, полукровка была уверена, что сейчас протянет ноги прямо тут. Даже голова уже не гудела.
- Я скажу ей, - проговорила оборотница. - Всенепременно скажу, но... Несколько лет должно пройти, чтобы всё сгладилось. А потом Флавия поймет одну... Неприятную вещь. Она еще будет расти и меняться, но потом в один день перестанет стареть. Или это будет слишком незаметно. Жизнь ее продлится. Изменится восприятие времени. И она, застывшая в молодости, будет обречена смотреть на старость своих родителей, с которой ничего не сможет сделать. Это, наверное, нормально, почти у каждого есть свой срок. Но ей покажется это несправедливостью. И тогда она вспомнит о проклятии своей крови.
- Как Флавия? - тихо спросила девушка, а потом так же негромко добавила, - и мне придется попросить тебя об одной услуге. Я не смогу крыльями уложить всю поклажу на себя, а девочка не справится одна.
Девушка тихо подошла к окну, выглядывая на улицу.
- Мне жаль, что так всё вышло, - вздохнула Шарка. - Как ты сама? Держишься?

+1

28

-Откуда? – вопрос, наполненный тихим удивлением, повис в воздухе, наполняя комнату звоном незавершенности. Я хмыкнула, на долю мгновения вываливаясь из тоски, ломающей мое тело и душу.
-Иногда складывается ощущение, что она знает все, но… - я пожала плечами и развернулась, находя силуэт подруги, высвеченный робким светом, пробивающимся из-за приоткрытой двери. – Но в этот раз все просто. Утром ты продала нам перья, - хмыкнула. Такое ощущение, что это было столетие назад, а не сегодня. – Уже тогда Диана поняла, кто ты. А остальное – простая логика и несколько предположений.
Вновь молчание повисло в комнате, не давая нам пробиться сквозь стену предстоящего расстояния. Я смотрела на разноцветку. Даже сквозь полумрак я видела ее красоту и завершенность. А так же мириады мыслей и чувств, и сотни оттенков страха, проносящихся по светящимся озерам глаз. Но она решила остановиться на одной мысли, произнося ее вслух.
-Силы найдутся, - коротко сказала она, заставляя меня поежиться. Каково это, лететь по небу, отделяя себя от жестокой поверхности внизу лишь мощными взмахами крыл? Каково это, быть свободной от мелочного мира, наполненного трясками, ненавистью и болью?
-Но все же стоит поесть, Шарка, наверно… - что я себя как дотошная мамочка веду? Хотя… Я просто волнуюсь и беспокоюсь за нее и малышку, которую она понесет. Вот и все. – Тебе, конечно, решать, но зачем охотиться, если есть возможность подкрепиться здесь и сейчас?
Я отошла наконец от окна и подошла к ней, всматриваясь в абрис красивого лица. Горько понимать, что вот он, последний день (точнее, ночь) нашей недолгой встречи и еще более короткой дружбы. Она стала мне родной. Дорогой, как друг, которых уже очень давно у меня не было… Ведь служба  в храме не предполагает близких отношений. Даже с сестрами в служении мы лишь знакомы, но не дружны.
И вот так рушатся последние мосты, соединяющие меня и вот эту оборотницу, которую я хочу называть дорогим человечком.
Грустно.
-Шарка, надеюсь, ты не забудешь о просьбе Сариссы? – прервала поток очередного болезненного приступа тоски и страха словами.
- Я скажу ей, - проговорила оборотница. - Всенепременно скажу, но... Несколько лет должно пройти, чтобы всё сгладилось. А потом Флавия поймет одну... Неприятную вещь. Она еще будет расти и меняться, но потом в один день перестанет стареть. Или это будет слишком незаметно. Жизнь ее продлится. Изменится восприятие времени. И она, застывшая в молодости, будет обречена смотреть на старость своих родителей, с которой ничего не сможет сделать. Это, наверное, нормально, почти у каждого есть свой срок. Но ей покажется это несправедливостью. И тогда она вспомнит о проклятии своей крови.
- Как Флавия? - тихо спросила девушка, вновь резко меняя направление мысли, а потом так же негромко добавила, - и мне придется попросить тебя об одной услуге. Я не смогу крыльями уложить всю поклажу на себя, а девочка не справится одна.
-Флавия хорошо. Спит, - я впервые за этот вечер улыбнулась. Будто бы эта улыбка что-то значила… Но для меня она была сокровищем, которое я дарила. – Ее напоили снотворным сбором трав, и она спит… Возможно, даже до утра. Если проклятие… - голос предательски дрогнул, но я взяла себя в руки. – Если проклятие не завладеет ей достаточно сильно, чтобы пробудить.
Руки обхватили плечи, и я зябко поежилась, вздрагивая от мыслей и страхов, тысячами наглых муравьев захвативших муравейник моего сознания. Проклятие. Какое слово. Какие силы спрятаны за этим актом изменения. Я не знаю. И не хочу.
Но вот ответить я обязана.
-Конечно, я помогу, Шарка, - продолжая подрагивать, сказала я, глядя прямо в ее глаза, заражаясь вдруг расцветшей в них уверенностью. – Могла бы даже не спрашивать.
Она разорвала контакт зрачков и подошла к окну, всматриваясь в темноту в раме стекла. Она видела больше, чем я. Должна видеть. Она же оборотень… Иначе как она собирается в темноте лететь? Это же опасно…
Я в очередной раз задрожала от страха за нее. Но рыжая, каким-то десятым чувством почуяла мимолетное движение и поняла его по-своему.
- Мне жаль, что так всё вышло, - вздохнула Шарка. - Как ты сама? Держишься?
Я на мгновение замерла, не ожидая ни этого вопроса, ни сожаления, ни действительной заботы, пропитавшей каждый звук.
-Д-д-держусь, - чуть заикаясь, выдавила я. Потом справилась с собой и, сделав пару шагов, встала рядом с ней. Рука сама дернулась обнять стройное тело. И я не стала противиться этому порыву, нежно касаясь пальцами ее кожи. Я хотела передать ей всю заботу, все мое волнение за нее. Выгнать остатки страха и боли или забрать их себе, хотя бы. – Но дело не во мне… Сейчас на тебе самая сложная миссия. И я волнуюсь за тебя, разноцветка.
Я прижала ее к себе, мягко, но сильно стискивая в преисполненных дружеского тепла объятиях. Пусть это будет последним воспоминанием о нас, а не кровавые брызги чужих смертей и страданий. Но даже это чудесное мгновение не может длиться вечно. И я выпустила подругу из кольца рук.
-Нам пора идти, Шарка, - наконец согласилась я с ней. Действительно, не времени медлить.
Ладонь сама нашла свою подругу, и я повела ее по помещениям храма, отводя во внутренний дворик, защищенный от надоедливых взглядов и шепотков. Диана разослала всех сестер по домам, чтобы никто не мешал нам здесь и сейчас. Лишь мы, она и Настоятель были в храме этой ночью.
Флавия мирно сопела на кушетке рядом с достаточно большой корзиной под сенью звездного неба и холодного диска ползущей по небосводу луны. Пока не было никаких признаков действия отравы в ее крови, но кто может дать гарантию, что вот прям сей миг она не пробудится в безумной жажде крови?
Никто.
Надо спешить.

+1

29

- Перья. Точно, - вяло улыбнулась девушка, покачав головой. - Это словно было год назад, а не... Когда-то недавно.
Иногда Шарка была готова отдать многое, чтобы выучиться читать чужие мысли и чувства. Извечное любопытство немного снедало ее и сейчас, что чувствует и думает Алиса. Больше всего оборотницу удивляло то, что здесь она встретила понимание. Поразительным казался такой расклад: сёла и деревушки всегда славились суевериями, а местные храмы в большинстве случаев фанатично жаждали искоренить тьму любой ценой, и служители физически не были способны на пощаду. Она же, темная и проклятая кровь, сейчас скрывалась в стенах светлой обители, покровителем который выступал Имир. Впрочем, происходящее вместе с таким отношением казалось девушке более справедливым и правильным...
- Мне сейчас кусок в горло не полезет, - честно призналась Шэр. - Охра, конечно, более практичная и низменная, а еще прожорливая, но лучше всё потом и где-то в другом месте.
Теперь девушка ощущала жалость, искреннюю и щемящую тоску где-то на сердце. Ей казалось, что она встретила ту, которую смело могла назвать подругой. Даже если не уже, то немного позже непременно сумела бы назвать таковой. И так печально складывается жизнь, что задержаться никак не получится, а последующий визит оборотница постоянно будет откладывать на потом, увлеченная поисками Флаида... И теперешним воспитанием волчонка. Ответственность снова откликнулась волной испуга и легкой паникой, что справиться не получится. Детей совунья, конечно, любила и относилась к ним всегда положительно. Но о грамотной заботе, воспитании и обучении она имела слишком смутные представления, тем более, что проклятие требовало особого внимания и отношения. Шарка заставила себя отогнать тяжелые и липкие мысли, не желая ими пачкаться.
- Спит - хорошо, - кивнула своим мыслям девушка, вспоминая о способностях благоприятно воздействовать на эмоциональный фон ближнего. - Следующее полнолуние нескоро. Если ее психика стабильна... - Шэр оборвалась в своих словах, не договорив. Ну какая может быть стабильность после такой беды? Потеря брата, разлука с матерью. Это ребенок. Это только ребенок... - Справимся, - нарочито бодро проговорила оборотница. Грешно делиться своей паникой.

Алиса боялась, была на грани срыва, и Шарка могла слишком мало сделать, чтобы исправить эту тяжесть чувств. Многое нуждалось во времени - прекрасном целителе, который редко не справляется с тяжелыми ранами. Хотя и такой врач порой оставляет рубцы, не в силах вернуть прежнюю гладкость и гармонию...
- Так меня еще не называли, - попыталась легко как обычно ответить девушка. Попыталась вспомнить свою суть - птица не может быть тяжелой духом и нравом, небеса такого не любят. А Шарка привыкла дарить улыбки, свет и радость, вопреки налету темной сути поверх ауры. - Всё будет хорошо. Даже самая черная ночь растает с рассветом, - на мудрые слова и напутствия оборотница была бы щедра, но все умные мысли куда-то разлетелись, оставив неловкую виноватость.
Все невысказанные слова и чувства Шэр пыталась передать в объятиях - крепко, словно пытаясь укрыть от всего сразу, она обнимала девушку в ответ, со спокойной нежностью гладя ее по волосам. Учитывая, что оборотница была ниже росточком, Алисе пришлось немного склониться. Эта забота, тепло как-то согрели полукровку, заставив ее улыбнуться - уже иначе, как-то уверенно, едва ли не властно, непобедимо. Вопреки всему.
- Береги себя, Алиса, - серьезно сказала Шарка, а разноцветные глаза глянули с мимолетной тревогой; сердце оборотницы кольнуло какими-то отчаянием, страхом... Но наваждение отступило слишком быстро, оставив недоумение и уверенность, что это было просто волнение по поводу грядущего. И сжимая пальцы подруги, девушка последовала за ней следом.

Шарка подошла к спящей девочке, убрала прядку челки с ее лица, всматриваясь в спокойствие сна. Повернулась к своей спутнице. - Отвернись, - тихо обратилась она, и принялась снимать всю одежду, аккуратно ее сворачивая. Потом привычное взывание к обратной стороне, много боли, которая начинается с покалывания по всему телу...
- Теперь угу, - заявила огромная сипуха, лениво ворочающая головой с двумя блюдцами карих глаз - глубоких, добродушных и мудрых. Подумав, птица нахохлилась и добавила, - повернись, угу.
Переступая большими когтистами лапами на месте, сова всячески показывала, что готова уже взвалить груз на свои плечи. Пожалуй, что напоминало о человеческой ипостаси лишь оберег на шее - дырявый камешек на кожаном шнурке, больше ничего. И оба глаза были теплого шоколадного оттенка, поглотив свежую зелень листвы куда-то далеко.

И потом, когда все уже спали и видели десятые сны, ночное звездное небо вспорола пара огромных крыльев, а спящая девочка нашла себе пристанище в большой корзине, которую играючи легко несла гигантская птица, бесшумно скользящая по воздуху прочь от всего на свете.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Повесть о былом свете