http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Свет или тьма?


Свет или тьма?

Сообщений 1 страница 32 из 32

1


Участники: Шарка, Селебрен Айвэ, Маилика.
Дата и время:3 года назад.
Место: лес на границе земель эльфов.
Погодные условия: Начало лета, вечер, лёгкий туман.
Краткий сюжет: Много путников находят приют в лесу, подальше от дороги. Чаща всегда встречает их тишиной и красотой нетронутых мест. Нимфы любят придерживаться именно таких мест, поэтому одна из них разбила там лагерь, совсем не ожидала что к ней на огонь придёт ещё одна девушка, а уж что их заметит в чаще зоркий глаз эльфа тем более. Тяжело жить в гармонии, когда мир поделён на светлые  и тёмные расы. А что если тёмные не такие уж и тёмные?

http://s019.radikal.ru/i638/1506/b9/a876fd184ddd.jpg

Очередь:
- Шарка
- Селебрен Айвэ
- Маилика

Отредактировано Маилика Сквон (03-06-2015 10:52:10)

+1

2

Дорога одна. Направления разные.

Умный конь и сам знал дорогу, направлять его не нужно было. Так что Селебрен отпустил поводья, даже не смотрел вперед, а выудив из сумки карту, прикидывал, сколько еще ему предстоит проехать, чтобы добраться до поворота на Грес. Туда было нужно прибыть к послезавтрашней ночи. Зачем - отдельный вопрос. И естественно, Селебрен не стал бы никому на него отвечать. Он придумал бы тысячу мелких обтекаемых ответов, которые вроде и годятся, а вроде и не являются ценной информацией. Это, конечно, если кому-то вдруг захотелось бы выяснить причины, по которым лесной эльф в одиночестве путешествует, покинув любимые леса.

Леса для Селебрена действительно были чем-то удивительным, второй душой. Особенно Арисфей. Этот величественный гигант занимал почти всю центральную часть материка, он был огромен и разнообразен, а Айвэ казалось, что знает там каждое деревце и каждый куст, словно исходил эти тропы за тысячу с гаком лет от "а" до "я". Лес весь словно был наполнен музыкой, она отдавалась в сердце каждого из жителей эльфийского предела, будь то сами эльфы, либо дриады - хранительницы зеленых массивов, либо иные создания, встречающиеся куда реже. Когда-то Селебрен видел единорога. Издалека, ведь эти величавые благородные животные не подпускают к себе почти никого, особенно сторонятся мужчин. Поэтому эльф считал, что ему повезло увидеть единорога даже издалека.

Селебрен мягко провел ладонью по шелковой гриве своего белого, как снег, без единой отметины, коня. Он еще молодой жеребец, норовистый. Эльф получил его в королевских конюшнах, после того как лишился прежнего своего верного друга, Златогрива. Нового товарища толком еще не узнал, хотя тот был послушный, когда дело касалось дороги. Он знал все эти тропы, как будто на них родился и жил. А может, попросту чувствовал, как истинный следопыт. Тогда уж точно они с Селебреном нашли друг друга.
Они ехали неспешно, эльф решил, что рассчитал дорогу, как надо, и можно не торопиться. В Гресе его ждут не раньше субботы, по его подсчетам он успевал к утру пятницы и еще было время, чтобы не думать о деле и заняться своими делами.

Лес редел, и чем ближе Селебрен подъезжал к опушке, тем сильнее натягивал поводья, замедляя ход коня. Как будто хотел чуть дольше задержаться в Арисфее. Можно было бы заночевать в лесу, дело близилось к ночи. Селебрен, недолго колеблясь, спешился и окинул взглядом местность, где можно было разбить небольшой лагерь на одного. Но не на дороге ведь это делать, а тут неподалеку должен быть ручей. И эльф пешком направился в нужную сторону, ведя коня за собой на поводу.

+1

3

Нимфа лежала в лесной чаще, на наспех приготовленной лежанке. В предыдущей деревушке нимфе снова досталось. Хотя все люди и так знали, что она добрая лесная нимфа, но в том что у коров пропало молоко - обвинили её. И всё бы обошлось если бы деревенская ребятня не видела, как девушка кормила корову клевером. Из за этого девушка еле унесла оттуда ноги. За добро она получила зло, деревенские бабы выволокли её на улицу и чуть не забили палками, за то что она ведьма, наворожила неудачу и увела мужей из семьи, хотя Маи старалась ни с кем не общаться, даже больше чем уверенна, что мужчины просто загляделись на неё, за что получили от жён. И такая история случалась практически везде. После этого Маи долго думала замывая раны в источнике. Хорошо ли то что её вырастили люди? Может если бы в её сердце было меньше любви к людям, то она жила бы счастливее, с дриадами? Вот и сейчас она лежала и в полу-бреду смотрела на кроны деревьев, ей просто нужен был отдых. Она не решилась бы просить помощи у людей, поэтому сейчас молила лес помочь ей побыстрее восстановить силы. Практически весь резерв девушка направила на то, что бы поднять людям урожай. А теперь...Теперь это зрелище было печальным, из ран на ногах сочилась кровь, из ссадин на руках тоже, не пострадало лицо и голова, их она закрывала руками. Рёбра вроде были целы. Вдоволь наплакавшись в глуши нимфа заснула.

+1

4

А я шла по лесу и думала. Вот оно как всё чудно вышло: вышла в деревушку, думала задержаться на пару дней, отдохнуть, и на тебе - сколько там всего интересного обнаружилось. И коровы-то внезапно доиться перестали, и крыши поголовно у всех прохудились, и дети чем-то болеют, а еще слишком непослушные словно бес вселился, и вообще всё плохо и ужасно. Такое чувство, что селянам главное было кому-то поплакаться на жизнь и найти источник всех бед. Впрочем, как мне гордо успели похвастать, со вторым проблем не вышло. Отыскали ведьму, что всякие пакости творила, побить ее до смерти не успели, а вот выгнать выгнали. И искать ее как-то боязно, но и мести боятся. А я с вежливой улыбкой на губах делала вид, что никак не понимаю намеков, чтобы это уже я заняться бы должна этим вопросом и извести злодейку за какую-то награду али нечеловеческое спасибо. Что-то совсем мне не верилось в такое. Ладно бы отомстить кому-то одному, но... Как я поняла, эта девушка жила в деревне. А это, простите, совсем уже глупости получаются. Всё равно что плевать в колодец, откуда сейчас будешь пить.
Так что, не понравилось мне в этой деревне, а может в глубине души я забоялась, что сама так в чем-то перед ними провинюсь. Это просто слава всем Богам, что до полнолуния нескоро, сама я полностью контролирую свою вторую суть, и нигде у меня не написано огромными буквами "Я - оборотень!". Нас, полагаю, боятся пуще огня. В общем-то, справедливо такое отношение, потому что мне до сих пор слегка неловко за первые недели моей новой жизни, где я наворовала уйму скота, поражая всех лютой прожорливостью. И просто слава небесам, что я никогда не тронула никого из людей. Уж такое я бы простить себе, наверное, не сумела бы. Мне и так тошно припоминать, что Охра - ненаглядная моя совушка - хищная пакость, которая обожает что-то покрупнее. Впрочем, оно и верно, что сипуха ростом с человека мышками не особо наестся...
Так, что-то я о не самых приятных моментах задумалась. Ну, оборотень. Ну, хищная стала, хотя до сих пор мутит при мысли об этом. Зато, например, летать умею! Ночью-то, ага. Так мне совой и пришлось стать в буквальном смысле слова, потому что ночной образ жизни как-то незаметно вклинился и оказался весьма удобным. Спать в конце концов когда-нибудь да нужно. Вот и дрыхну я без задних ног теперь по утрам и дням, а к вечеру бодра и полна энергии.
- Кстати, из еды-то у нас только коврига хлеба, - вспомнила я вслух, обращаясь не то к себе самой, не то к маленькому сычику, который уже не спал, сидел на плече, вцепившись коготками в одежду. - Спасибо, что хоть это удалось прикупить. Лошадь бы нам, да, пернатик?
Лупоглазый комок перьев что-то подумал, нахохлился и деловито щелкнул клювом в ответ. Я улыбнулась, осторожно наклонившись, чтобы и под колючей лапой ели протиснуться, и своего спутника не потерять. Ну, уж на одиночество мне никогда жаловаться не доводилось. Вечно-то ко мне простые собратья тянутся. А уж кто росточком мал и вовсе обожает, покровительство видит, ни капельки не боится. А и мне удобно - они и глаза мои, и уши. Правда, что заставлять их служить мне вовсе не нужно. Даже ту самую ведьму, которая навряд ли ведьма, ищу самостоятельно.
Заблудиться я не заблудилась, а вот вечереет уже, и я всё никак не отыщу свою цель. Вроде и стараюсь держаться следов, но...
- Ладно, - снова я заговорила вслух. - Попробуем иначе.
С лесом у меня иногда получается говорить. У меня и родители-то всегда почитали лес, а мама-нимфа многому научила, хотя друидом я была средненьким, мастерства не достигла пока что.
Я глубоко вздохнула, остановившись, закрыла глаза. Попыталась слиться душой и мыслями с деревьями, кустами, травой, прочувствовать свежий воздух, голоса этого маленького мира. Открыться полностью, ничего не тая.
- Ну же, помоги мне, выведи, - прошептала я, отчаянно взывая и всем естеством, моля о помощи. Вначале ничего не было, а потом пробежался ветерок, зашумел листвой. То ли это было знаком, то ли ответом - я не поняла. Но на всякий случай пошла в сторону ветра, внимательно осматриваясь по сторонам. Заприметив девушку издалека, я сдуру перешла на легкий бег, запнулась уже недалеко от нее об корень, пискнула и торжественно рухнула прямо перед телом. Спасительница прибыла, да. Сычик, разумеется, успел слететь и уже с любопытством поглядывал на всё, сидя на ветке ближайшего дерева. Поднявшись, попутно отряхиваясь, я глянула на рыжеволосую девушку и покачала головой. Не стоило сомневаться, глядя на ее раны, что это - та, которую я ищу. И чуется мне, что это - не просто кто-то, а нимфа. Или полукровка, как я, с кровью нимфы.
- Эй, - я робко дотронулась до ее плеча, не затрагивая раны. - Ты жива?

+1

5

Чуткие уши эльфа уловили какое-то движение в лесу. Нет, ну понятное дело, что в лесу само собой будет какое-то движение, в палитру цветов и красок вплетается многообразие звуков, запахов. Чувства эльфа всё это хорошо воспринимают, отграничивают, помогая выделять что-то особенное, важное. И в гамме звуков Селебрен прекрасно различал и шелест листьев, и легкий шорох травы, и тренькание иволги, и щелкание скворцов, и частый перестук дятлов, и журчанье ручья, и даже, казалось бы, тот невесомый звук, когда легкий солнечный луч касается полупрозрачной нити паутинки. Селебрен остановился, а следом остановился и конь, ткнувшись лбом в плечо хозяина. Эльф слегка насторожился, прислушиваясь. Он был уверен, что в Арисфее нет причин чего-то бояться. Хранители границ всегда учуют, если в благословенном лесу затаится какое-нибудь зло. Но тут было нечто другое.
Айвэ, медленно ступая, пошел на звук. Его шаги были неслышны, стопа опускалась на землю, укрытую мягкой травой, бесшумно, не затевая веточек или тут и там выглядывающих колокольчиков. Эльфы, если пожелают, могут быть очень скрытными. Вот чего не скажешь о белом коне, следовавшем за Селебреном и увлекаемым за повод. Конь послушно шел вперед, но ничуть не заботился о том, чтобы сохранять свое инкогнито, а потому под его копытами то ветка какая хрустнет, то камешек покатится, то потревоженные птицы выпорхнут из куста, задетого округлым конским боком.
"Надо дать тебе имя Топотун", - подумал, усмехаясь, Айвэ. Имя у коня было и своё, долгое, вычурное, что-то вроде Ател'лиендиль, и точно так же долгими словосочетаниями расшифровывалось. Селебрен называл коня коротко - Диль, хотя привычному к разговорам на эльфийском языке эльфу не доставляло каких-либо неудобств проговаривание и полной формы имени.

Звук, а точнее звуки, становились всё громче и яснее, и вскоре Селебрен понял, что слышит женский, быть может, даже детский плач, который вскоре, правда, утих. Сел остановился, задумавшись. Видимо, кто-то заблудился в лесу. Почему же эта девочка замолчала? Нашла тропу? Или попросту уже не осталось сил на слезы? Эльф всё же решил не прекращать поисков, пока не отыщет несчастную, ну или пока не поймет, что ищет зря. Искал он еще с полчаса, пробираясь сквозь заросли подлеска, и, наконец, выбрался на небольшую прогалину, где увидел двух девушек.
- ‘Quel re (Добрый день), сударыни, - Селебрен изящно поклонился, когда его появление стало очевидным и не могло не остаться незамеченным. - Mani marte? (Что случилось?) Могу ли я вам чем-нибудь помочь? - его речь звучала плавно, мелодично, особенно переливчатыми казались слова на родном его языке.
Он остановился на почтительном расстоянии, ведь этикет требовал, чтобы девушки сначала согласились, чтобы мужчина приблизился к ним. Селебрен, правда, не был уверен, что эти девушки как-то знакомы с этикетом или понимают эльфийский язык, но считал, что всё нужно делать по правилам. Он вообще был на редкость правильный эльф.

+1

6

- Ты жива?
Тихий голос помог девушке вернуться из обморока. Сначала она ужасно обрадовалась, увидев доброе лицо девушки, спустя время когда взгляд нимфы сфокусировался она услышала эльфийскую речь. Это заставило её поднять голову на источник этого приятного её уху звука. Кажется там был мужчина. Нимфа понимала его речь, но весьма отдалённо. Исквир учила её словам своего народа, народа своей матери, которая полюбила человека. Маилика прилежно училась, но боялась что её речь будет звучать совершенно не правильно.
- Жи...ва. А кто ты? - девушка посмотрела на мужчину, - А вы кто?
Девушка в глубине души Маи снова плакала, но теперь от счастья что лес не отвернулся от неё, дал ей сил и спас, послал спасителей.
-Mani marte?
Маи попыталась рукой прикрыть разорванным платьем раненные ноги.
- Ничего, просто люди в селе...меня не так поняли...они...
Маи не хотела никого винить, поэтому закусив губу, решила не продолжать говорить.
Благодаря помощи девушки Маи села. Боль пронзала спину, но нимфа держалась не жалуясь. Предложение помощи, нимфу порадовало, ведь эльф никогда не предложит помощь по его мнению не достойному существу. Было в нём что-то родное, светлое. Во время своих путешествий Маи видела эльфов, но всё реже в них можно было почувствовать дыхание их земель, гордость их вечнозелёного леса, благородство их мечей.
Нимфа не возражала чтобы он приблизился и жестом пригласила его. Слово оставалось за спасительницей, может, она просто шла мимо и сейчас уйдёт. Магический резерв Маи немного восполнился, но творить волшебу в таком подавленном состоянии она не хотела.

+2

7

- Жива! - мысленно выдохнула я с радостью, тут же позволив себе слегка успокоиться. Хорошо, что мне посчастливилось найти не бездыханное тело, жизнь из которого успела выпорхнуть. Зная себя, уверена, что долго бы винилась в том, что не отыскала дорогу вовремя, не догадалась по неведомым признакам оказаться на нужном месте в нужное время. Вроде и понимаю, что ничего не поделать в таком случае, но... Видимо, что укорять себя - любимое развлечение, которое посторонним людям нельзя доверить.
- Я... Я Шэр, - представилась я, уже вовсю осматривая раны; прикидывала, где нужно исцелять магией, а где достаточно просто промыть и перевязать. Я, если честно, не видела смысла в том, чтобы тратить силы на маленькую царапинку, которая уже на следующий день рассосется.
Хруст веток на расстоянии я как-то упустила из виду. В конце концов, хищник бы подкрадывался, а я бы почувствовала опасность. А оглядываться на всяких оленей, что бродят по лесу - так на мне сейчас великая и ответственная миссия лежит, чтобы отвлекаться на такие пустяки!
Но, как показывает практика, не всё, что ломится сквозь кусты аки лось является лосем. И услышав на расстоянии, где-то за спиной, мелодичный говор эльфа я резко вскочила на ноги - до того присела около девушки, успев даже исцелить и заговорить, предельно сосредоточившись, пару наиболее неприглядных ран, которые меня тревожили.
Правда, в тот же миг я успокоилась, а потом напряглась снова. Лесной эльф едва ли навредит, они преданы Свету и достаточно благородны, но порой они слишком высокомерные выскочки, гордыня которых зашкаливает. Не в каждом остроухом можно найти приятного собеседника, а я... Я как бы и вовсе оборотень - мерзкая нечисть, которой доброго слова не заполучить. Впрочем, может он этого не заметит или не обратит внимания? Припоминая многочисленные уроки отца-эльфа, я на секунду озадачилась ответным приветствием. Elen sila lumenn omentilmo? Звезда сияет в час нашей встречи? Как-то это перебор... Но не подойдет и простое "привет" - Aaye.
- Saesa omentien lle, - улыбнувшись, ответила я. Рада видеть вас.
Увидев, что рыжая девушка обрадовалась эльфу и поманила его к себе, я, помедлив, тоже кивнула. Я старалась выглядеть предельно приветливой и вежливой, но тонкую нить напряжения в голосе и своих чувствах не могла скрыть. Мне оставалось только помочь ей встать, скромно отходя за спину.
- Я умею целительствовать, - негромко проговорила я. - Я справлюсь с ее ранами. Неразумные селяне обвинили ее в том, в чем она совершенно не виновата. И мало обвинили, так и попытались... - я хмуро покосилась на оставшиеся раны. - ...По-своему продемонстрировать недовольство.

+1

8

Когда Селебрен уже подошел ближе, то понял, что помощь рыжеволосой девушке все-таки понадобится. Вот правда, чем ближе эльф подходил, тем сильнее одолевали его весьма противоречивые чувства. Он, как эльф и как тот, кто владел, пусть и не мастерски, светлой магией, очень ярко реагировал на любое проявление тьмы. А тут учуял темную душу, да так, что сразу же вскинул лук и наложил стрелу на тетиву. Наконечник заискрился подчерпнутой светлой магией из резервов самого стрелка. Но в кого же целиться?
- Стойте! - он остановился, внимательно присматриваясь к обеим девушкам. Одна была прелестной юной красавицей, и ее облика не портили ни слезы, ни ссадины. Она была из тех, о которых говорят "Vanimle sila tiri" (Ваша красота сияет ярким светом). Селебрен многих девушек повидал на своем долгом веку, а потому мог безошибочно определить, что эта красавица - нимфа. Ее аура сияла всеми небесными цветами, и любоваться ею было отдохновением для души.
Вторая же девушка внешне ничем особым не выделялась. Разве что с ее глазами было что-то не так. С такого расстояния даже зоркий эльфийский взор не мог обозначить, что глаза ее разного цвета - дурной признак, как считается. Селебрен понял, что это именно ее аура виделась ему подернутой дымкой, и светлое естество эльфа взбунтовалось, почуяв это пока еще магическое противостояние.
- Отойдите от нее! - в прежде мягком и певучем голосе Айвэ прозвенели ледяные нотки. Никакого дружелюбия и подавно не слышалось. Лишь приказ, не терпящий возражений. В качестве подтверждения серьезности своих намерений эльф спустил тетиву. Стрела, коротко тренькнув, со свистом вгрызлась в древесный ствол, пролетев в паре сантиметрах от лица обладательницы темной ауры. Магия, которой был пропитал наконечник, с легким шипением и искрами рассеялась в воздухе, соприкоснувшись с целью. А на тетиве уже была натянута новая стрела. Селебрен не промазал, он лишь сделал предупреждающий выстрел, но дал понять, что следующим пробьет девушке голову, если она не подчинится.
Ему даже не стало доказательством ее благих намерений то, что она заговорила на эльфийском, да еще и попыталась что-то рассказать о своих способностях к целительству и желание помочь обиженной людьми нимфе. Наоборот, Селебрен даже оскорбился, что "темная кровь" пытается говорить на благородном языке высших эльфов, хотя акцент ее настолько коверкает слова и звуки, что лучше бы говорила на всеобщем.
- Tira ten’ rashwe, (Осторожно) в ее крови темное начало, - Селебрен всецело доверял своим ощущениям и ничуть не доверял словам посторонних. Из этих двоих он благоволил к нимфе, которая была самим добром и светом, такими их заложила природа или боги. А что касается второй девушки... то бездна знает, что она такое. Поэтому Селебрен, не отводя лука и продолжая целиться в нее, спросил, - Ya lle (Кто вы)?

Отредактировано Селебрен Айвэ (07-06-2015 23:04:24)

+2

9

- Шэр, очень приятно, а я Маилика, можно Маи.
Тихий голос нимфы, и полуулыбка благодарности за помощь. Девушке помогли принять вертикальное положение, голова немного кружилась, но тёмные точки быстро прошли. Теперь Маилика могла сконцентрироваться и осмотреть эльфа. Это был лучник, внешностью был прекрасен, статен и красив. Маи любила красивых людей, однажды она встретила дракона, он был великолепен, сердце её тогда трепетало. Эта любовь к прекрасному, была выше сил нимфы, она была просто заложена в неё её светлыми создателями. Поэтому сейчас, против воли девушка даже сама сделала шаг к нему навстречу. На ум снова и снова приходило, то что она хотела бы посетить эльфийский лес, но холодный как лёд голос остановил её.
- Стойте! Отойдите от нее!
Нимфа остановилась, она не понимала что происходит, только что он предлагал помощь, а теперь вскинул лук направляя его на Шэр. Так уж вышло, что нимфа, хоть и любила светлых созданий как что-то своё, родное, тёмных не презирала, она считала, что во многом они не заслуживают плохого обращения с ними.
А те тифлинги, они были несчастны и тот вампир и эта девушка...это несправедливо. Она помогла мне, она не заслужила стрелу. Нельзя решать кто злой а кто добрый лишь взглянув на него.
Маи зажмурилась когда стрела просвистела мимо неё. Она знала что эльфы не промахиваются, значит это было просто предупреждение.
Нимфа загородила собой девушку:
- Стойте, подождите, тут какая-то ошибка. Она помогла мне, я думаю она не злая. Не надо никого убивать...пожалуйста.
Маи протянула руки к мужчине, сделав пару шагов.
Сейчас у Маи в душе бушевала настоящая буря, она одновременно хотела подойти к эльфу и уйти с ним в его благодатные земли, где не будет горя и боли, и не хотела оставлять девушку, которая ничем не виновата, а виновата только тем что помогла ей.

Отредактировано Маилика Сквон (08-06-2015 11:08:24)

+2

10

Ох, как зазвенело напряжение между нами; эльф насторожился, встрепенулся, словно демона поблизости почуял. Ну, почему у меня аура стала темной?! Вот что больше всего меня оскорбляло до глубины души. Будучи дочерью двух светлых душ, я была уязвима к светлой магии и воспринималась миром как нечисть. И это всё при том, что нет того человека или нечеловека, что пострадал от когтей Охры!
Сердце ёкнуло, когда мимо, заставив ошарашенно моргнуть, пролетела стрела со свистом ветра, что уже впилась наконечником в дерево и словно заискрилась. Всё произошло слишком быстро; я не ожидала нападения, а уж при виде оружия и вовсе поддалась какому-то ступору, нелепо замирая: так, видимо, проявлялась моя забота о противнике, чтобы тому было проще попасть. Что поделать, самоирония наше всё...
Искорки, что невольно коснулись меня, обожгли хлеще огня. Я не вскрикнула, только охнула от жуткой боли, отпрянув от них назад, невольно коснулась места ожога пальцами; ладонь внезапно оказалась липкой от пота, а сердце заходилось в бешеном темпе. Я уже говорила, что многих эльфов недолюбливаю? Нет, разумеется, что это я с дроу тесно не знакома, иначе на лесных остроухих глядела бы с щенячьей преданностью, восхищаясь тому, что они - просто душки. Интересно, а отец-эльф... Он... Он бы меня такой, какой я стала, принял бы? Ведь тогда после проклятия я ни разу не видела своих родных. И что мне тогда сказал Флаид? Ох, уже не вспомнить...

Маилика закрыла меня собой, но в этом уже не было нужды, потому что я, вырвавшись из оцепенения мышонка перед огромной змеей, успела юркнуть за дерево, предпочитая вести переговоры хоть из-за какого-то укрытия. Чувства обиды и злости переполняли меня, а проучить этого выскочку очень хотелось. Именно, что проучить, никоим образом не навредив. Это, в конце концов, у него по всей видимости не дрогнет рука, отправляя стрелу мне в сердце. Я сама училась стрелять из лука, я помню мастерство отца, которое так мечтала заполучить хотя бы вполовину. Конечно, что с эльфом мне не сравниться, но и промахиваюсь я достаточно редко. И не по причине, что почти не беру лук в руки!
- Я не наврежу, - повторила я, очень осторожно выглянув. - Мне противны кровь и смерть.
Очень мне хотелось сделать вид, что не заметила я вопроса от эльфа, но не рискнула: слишком убедительно смотрелось оружие в его руках, а следующая стрела действительно могла попасть в меня. Собственно, я буду безумной, если решусь на свою задумку, но... Пока не решусь.
- Да, я - оборотень, - невольно понизила я голос, но не сорвалась на шепот. - Но я не как они.
- Если можешь ты ее исцелить - вперед. Я уйду, - хмуро заявила я, досадуя, что слишком много чего помешает мне улететь. Хотя бы то, что меня пристрелят еще в период обращения. Эх, вот чувствую родник под нами, вытянуть его смогу, направить струю ледяной воды в эльфа - тоже. Сколько я проживу после этого? То-то и оно.

Отредактировано Шарка (08-06-2015 12:56:40)

+1

11

Селебрен ничуть не разделял светлых порывов нимфы касательно девушки-оборотня. Он был воспитан так и всю жизнь прожил исключительно в мыслях о том, что всё темное нужно искоренять, что не случается чудесных перерождений лягушек в принцесс, а злобных тварей в невинных фей. Оборотни - темные создания. Даже если рождены они были от эльфов, а потом заразились проклятой кровью, в итоге все равно превратились в зверей. Зверей, которые обращаются в полнолуния, меняя облик на животное, ведомое лишь инстинктами. Зверей, которые нападают на мирных жителей, убивают и наслаждаются вкусом крови на своих зубах.
Эльф мог предположить, что эта девушка-оборотень сейчас не опасна, ведь полнолуние нескоро, и что у нее нет дурных мотивов, она здесь лишь для того, чтобы помочь попавшей в беду нимфе. Но это предположение! А Селебрен до сих пор жив только потому, что не полагается на предположения, а предпочитает перестраховываться. Для него не существует "серого". Есть только "черное" и "белое". И сейчас перед ним находились как раз две представительницы одного и другого.

На минуту Селебрен вступил в конфронтацию со своими принципами. С одной стороны, ему, как Heru Eldalie (эльфийскому лорду) не пристало поднимать оружие против юной безоружной девы. С другой стороны, он явственно ощущает темную ауру и видел, как от искр светлой магии оборотень отшатнулась, ойкнула. Магия обжигала темное существо. И это тоже был показатель, что Селебрен не ошибается. Ему сложно было представить себе, что даже принять помощь от подобного создания можно без каких-либо последствий. Сам бы эльф лучше остался лежать весь в ранениях, нежели позволил оборотню касаться его.
- Она помогла вам, но уверены ли вы, что ее помощь не обернется вам спиной? - мягко проговорил Айвэ, обращаясь к нимфе. Эти хрупкие создания природы всегда были в почете в Арисфее. Как жаль, что он не умеет общаться мысленно, а всё, чему умудрился научиться, лишь защищать свой разум от чужих проникновений. Обсуждать же девушку при ней так, словно ее здесь нет, было неприлично даже если учитывать, что эта девушка - оборотень, и, по мнению Селебрена, не заслуживает никакого снисхождения.
Еще больше покоробило чуткий слух эльфа фамильярное обращение к себе. Какая-то простолюдинка, даже не человеческий детеныш, как звериный, тычет ему так, словно они тут давно знакомы и вместе по кабакам пьют на брудершафт.
- Я могу вас вылечить, - специально Айвэ игнорировал слова оборотня и обращался исключительно к нимфе, - Manka lle merna (если вы хотите). Что касается темного создания, то... - он колебался, принимая подобное решение. И в целом оно далось ему нелегко, ведь тут не просто неприязнь к подобным существам сквозила, но и возникшая еще более неприязнь за это обращение девушки, на которое ей не было дано никакого разрешения. - Detholalle (Дело ваше).
Селебрен опустил лук, тонко свистнул, повелев своему коню не отставать. Тот и без поводьев шел за своим хозяином с присущей этим благородным животным покорностью. Айвэ прикрепил свое оружие на луку седла, а затем подошел к нимфе, останавливаясь на почтенном расстоянии.
- Моё имя Селебрен Айвэ из светлого дома Айвэ, - легкий изящный поклон сопровождал эти слова, - чем я могу помочь вам?

+1

12

Маилика видела, эльф задумался, если бы он хотел, действительно хотел кого-то убить, то его стрела настигла бы Шэр в ту-же секунду, одним точным ударом. Нимфа понимала его опасения, девушка думала даже, что эльфы смогли сохранить целостность, благодаря тому, что защищались и защищали свои земли от того что было им чуждо, но она не видела смысла в кровопролитии. Хватит этой земле и той крови что вытекла из её ран.
- Да, я - оборотень.
Всё равно, это не значит что она плохая и злая.
- Она помогла вам, но уверены ли вы, что ее помощь не обернется вам спиной?
Нимфа распахнула, цвета молодой травы, глаза ещё шире, она думала о том что он сказал, это казалось ей странной глупостью.
Разве может добро стать злом? Или он думает что она съест меня, когда я вылечусь?
Маи улыбнулась:
- Нет, я не думаю так. Я лежала без сознания и возможно если бы не она, я так бы и пролежала тут. Поэтому злом, было бы, если бы в её сердце не нашлось милосердия мне помочь.
Маилика снова улыбнулась.
- Да, пожалуйста, если вам не трудно вылечите несколько синяков, и не могли бы вы посмотреть рёбра.
Маи не была уверенна в их целостности, уж очень болел правый бок, но до этого так сильно они у неё не болели, ей было не с чем сравнить. Поэтому она решила довериться рукам эльфа. Они в медицине были весьма сведущи. Лика и сама бы хотела у них поучиться, если бы только смогла попасть в их лес, в их земли.
Селебрен Айвэ...
Девушка мысленно повторила имя, оно казалось ей красивым и напевным. Потом пришло осознание, что об этом роде она уже когда-то слышала, а именно, о нём рассказывала ей её приёмная мать-Исквир, которая была полуэльфикой. Вроде мать Исквир была дальней роднёй этого высокого рода эльфов.
Как оказывается тесен мир.
- Шэр, выходи пожалуйста. Я не причиню тебе зла, и не дам его причинить тебе.
Девушка указала на полянку. Здесь ничего не было кроме наспех сложенной лежанки, и небольшой горстке хвороста.
- Шэр, сможешь развести огонь? Выпьем чаю.
Девушка думала задержаться здесь на чай и отблагодарить спасителей чаем.

+2

13

Сейчас я весьма запоздало осознала свой промах, отчего хотелось в лютой досаде хлопнуть себя по лбу. Пресловутым задним умом я осознала, что мало того, что моя аура не особо отличается жизнерадостными светлыми оттенками, так еще и я сама подлила масла в огонь, с перепугу или от растерянности большой перескочив на "ты". Ну, а что? Бывает у меня такое, что начинаю тупить и творить глупости. Я и холодно обращаться на "Вы" не всегда жалую, лишь в отдельных случаях, когда нужно отрезвить собеседника и демонстративно провести черту между ним и собой. В конце концов, вежливость проявляется и в иных вещах. Тон, мимика, учтивость... Так, ладно, это я себя уже пытаюсь оправдать в своих же глазах. Себя-то любимую рано или поздно простишь, а вот с остроухим как быть, с Айвой этим?
Мысленно я себя убеждала, что моя миссия выполнена целиком и полностью. Прекрасная нимфа - я поняла, кто это, да! - находится в надежных руках, а темная лошадка - я в главной роли, пф - тихонько уходит прочь, чтобы никому не мешаться. Неприятно, обидно, высказать пару ласковых эльфу охота до колик, но стоит поразить саму себя своими терпением с героизмом - смолчу! Прям вот гордость сумею уткнуть, даже не покошусь на него с оскорбленным видом, мол, нехорошо, уважаемый, наше совиное чувство собственного достоинства так нетактично задевать.
И вот только я, стало быть, уже прикидывала в какую сторону начать вести отступление, чтобы не получить стрелой в зад, спину, затылок и прочие участки тела, как Маилика меня все-таки окликнула. Я насупилась, недовольно нахмурилась, пользуясь тем, что за стволом меня не видно. А ведь небось еще и к разноцветным глазам моим придерется, и болезненно скривится как рассмотрит во мне и кровь эльфа да нимфы. Я вздохнула, потеребив пальцами защитный оберег - дырявый камень на кожаном шнурке, подарок от оборотня-учителя, что всегда обращался в белоснежного тигра с ярким холодным взглядом цвета небес.
- Ладно, - без особой радости отозвалась я, все-таки выходя из-за ствола. Демонстративно соблюдала дистанцию, держалась в сторонке, мол, я же нечисть, поголовно всем враг и вообще мерзопакостное существо. Поглядывала на магию эльфа с легким любопытством, словно рассчитывала чему-то научиться. Чему только научишься у существа, владеющего магией светлой, которая для меня неприятна, опасна и вообще пагубна? А я вообще когда-то вот серебро носить любила! Кхм, ну вот. Началось. Сколько лет жила себе и радовалась, что умею летать - всё, приехали! Остроухого встретила, по ушам получила, словно вот из ушата помоями... Нет, ледяной водой лучше, окатили и всё. Печаль и огорчения: я оборотень, как жить!
- Могу, - отозвалась я, ныряя в сумку рукой: вроде была там где-то зачарованное огниво, которое огонь в любую погоду и при любой криворукости обладателя выдаст. Айву - в мыслях я теперь его иначе не назову - я старательно, как весьма чуткое к чужим капризам темное и нечестивое создание, обошла по дуге, поглядывая на него боковым зрением: я же не буду так наивно подставлять спину, пусть и не желаю зла.
Покуда я возилась с хворостом, я осмысляла предложение Маи. Напоить нас чаем. Представив выражение лица эльфа, что сидит за одним костром с оборотнем, я едва сдержалась от смеха. Чувством юмора только и оставалось глушить и изгонять обиду, не давая сделать себя ранимой и уязвимой на чужие усмешки.
- Готово, -  поднялась я на ноги, когда ветви уже весело трещали, покусываемые яркими язычками пламени. На плечо внезапно слетел тот сычик, что где-то всё время сидел, затаившись. Я аж дрогнула от неожиданности, а потом бездумно погладила его по когтистой лапке.

+1

14

Стремления нимфы защитить оборотня Селебрен не разделял ни капли. Однако же он понимал его, понимал, что нимфа - существо всецело светлое, и ей претят всякие мысли о насилии и тем паче убийстве. Эльф же не желал осквернять темной кровью земли священного эльфийского леса, ну и упомянутые уже принципы о том, чтобы не причинять женщине вреда, тоже давали о себе знать. Оборотню повезло, что она не дошла до границ собственно эльфийской державы, которые стереглись бдительными лесными стражами. Давным-давно, когда Айвэ перешагнул свой сто- или двухсотлетний рубеж, тоже оборонял он границы Арисфея, в том числе и от всякой нечисти. Лесные стражи славились своей непримиримостью к темным, и если те рисковали вступить под сени священного леса, то могли попросту больше не увидеть солнца. Эльфийские лучники не промахивались и предпочитали изничтожать нечисть, а не допытываться, по какой причине та вдруг забрела не в то место.
Селебрен же сейчас проявил некую мягкосердечность. Он согласился с нимфой, скорее пошел на уступки благодаря ее просьбе, нежели действительно считал, что оборотень достоин снисхождения.

Нимфа назвалась Маиликой. Правда, она представилась не ему, Селебрену, а той, другой девушке, "темной крови". И потому Селебрен, воспитанный на аристократическом эльфийском кодексе, не имел права обращаться к красавице по имени. Впрочем, учтивым можно быть и без этого. Главное, что сам представился, мужчина и должен делать это первым.
"Шэр... Как Шар. Что за крестьянское имя, более похожее на прозвище или кличку для собаки?" - Селебрен, остановившись перед нимфой, пусть и предложил ей свою помощь и теперь ожидал ответа, однако глаз с оборотня не спускал. Да и глупо было полагать, что эльф, удовлетворив просьбу Маилики, совсем уж останется беспечным. С тех самых минут, как нимфа согласилась на его помощь, он почувствовал ответственность за ее жизнь. Теперь он будет хранить девушку, пока не доставит ее в безопасное место. Даже если Маилике эта охрана и не нужна.
Эльф не стал больше спорить, отстаивать свою позицию и доказывать, что нечисть есть нечисть. Что темное начало рано или поздно возьмет верх. Сейчас Шар не хочет причинить зла (нимфе, естественно, эльфа она наверняка уже поджаривает мысленно на медленном огне. Его это, в общем-то, ничуть не задевало), а кто может поручиться, что Рилдир не нашепчет ей свою волю через время, и перевертыш бросится на светлых. Надо ли напоминать, что укус оборотня смертелен?
"Точнее не смертелен, а распространяет проклятие, но для меня это одно и то же", - добавил Айвэ в мыслях.
- Я не причиню ей зла, если пообещал, - мягко напомнил эльф, и в его голосе снова засквозили те приязненные и доброжеланительные нотки, как и при первом его обращении к девушкам. Он подошел ближе с намерением осмотреть полученные нимфой ранения. - Arwen en amin, hama sinome (леди, присядьте, пожалуйста).
Сам он с готовностью опустился рядом на колени и первым делом решил исценить израненные ноги. Светлая магия давалась Селебрену куда хуже, чем его матери, однако и на том уровне, на котором эльф владел заклинаниями этой школы, исцеление действовало превосходно. Разве только занимало больше времени и отнимало чуть больше сил. Селебрен не касался кожи нимфы, его руки, лучащиеся золотым светом, замерли в паре дюймов. Но и занимаясь исцелением, эльф продолжал следить за оборотнем. Что она там делает? Где ходит? Не замышляет ли какое коварство?
Теперь ребра?
- Вам придется... - Селебрен замялся на пару секунд, раздумывая, как сказать это, чтобы не обидеть девушку. - Придется... спустить платье до пояса, если желаете, чтобы я исцелил ваши ребра.

Оборотень, кажется, разводила костер. И это занятие отняло у нее предостаточно времени, чтобы Селебрен мог потратить часть своей энергии на помощь нимфе. После того он поднялся и отступил назад.
- Вам нужна еще помощь?

+1

15

Слово держать эльфы умели, а потому она верила новому знакомому.
Маилика ничуть не пожалела, от того что доверилась эльфу, сама она редко лечилась, старалась не ранить кожу. Рукам лекарей она не доверяла, а вот ему доверилась, его магия была приятной и согревающей, поэтому нимфа зажмурилась от удовольствия. Маи не спорила с ним, но, спускала платье неохотно, она отвернулась от мужчины прикрываясь руками, даже показывать нижнее платье мужчине она стеснялась. Было больно, но она вытерпела осмотр и лечение, краснея и смущаясь. Двигать руками и дышать стало легче, наверное это был сильный ушиб.
- С...спасибо, вы мне очень помогли Селебрен.
Нимфа улыбнулась, искренне от всей души, хотя его глаза были прикованы к оборотнице. Маилике подумалось, что он не заметил, а навязываться она не любила, поэтому понурив голову она посмотрела на готовящийся очаг. Но как только она подумала, что эльф отвлёкся, он снова учтиво вернулся к ней с вопросом.
- Вам нужна еще помощь?
Действительно, что мне теперь делать? Я осталась одна, без крова, без денег.
- Люди отняли у меня всё кроме моих трав и одежды, мне не куда пойти.
Маи сжала руки на коленях в замок, она не хотела навязываться, или просить о таком большом одолжении. Ей было стыдно смотреть ему в глаза. Своей магией она помогала, но эта помощь вышла ей боком. Впрочем, приступ слёз опечаленная этими воспоминаниями нимфа сдержала. Маи всегда была плаксой и иногда стеснялась этого, но она так жила всегда, такой родилась и несправедливость, грусть и боль, всегда вызывали её слёзы.
- Готово.
Маи, быстро достала небольшой чайник, и поманила рукой небольшой источник из под земли, наполнив чайник, нимфа пододвинула пару углей и поставила на них чайник. Оставалось дождаться пока он закипит.
- Шэр, а ты тоже была в деревне? Они говорили про меня?
Конечно, эти новости не успокоят меня. Зря спросила. Зачем им ведьма...?

Отредактировано Маилика Сквон (11-06-2015 23:26:04)

+2

16

Разводить костер я умела, в своих странствиях с оборотнем-наставником всегда почему-то приходилось заниматься этим мне. А тут уж волей-неволей научишься добиваться результата предельно быстро, не давая шансов на себя ворчать больше положенного. В этот раз я нарочито растягивала свою работу: то укладывала ветки по-удобнее, то в сумке зачем-то в поисках чего-то шарилась. Не хотелось мне стоять над душой эльфа, мяться на одном месте и крутить головой по сторонам, размышляя чем заняться. Вроде и лишняя я получаюсь, а вроде не дают смыться...
Так что, когда кося украдкой глазом и наблюдая, я пришла к выводу, что почти закончил Айва свои целительные дела, то наконец-то подпалила костерок, учитывая, что тому нужно время, чтобы хорошенько разгореться.

- Ну... - запнулась я на вопрос Маилики, не зная как ответить. Откровенную правду выдавать не хотелось, уж больно впечатлительная была девушка, а присутствие эльфа меня напрягало. Врать я не намеревалась, потому что мои намерения чисты, а очернять себя ложью не хотелось. Придется говорить недосказанностями, - была, уху, - кивнула я, а сычик на плече встрепенулся, нахохлившись. - Да и честно говоря, что поэтому-то и пошла в лес. Мне много всякой чуши рассказали. Ну, и похвастались расправой... Идти за тобой боятся, а вот кого-то послать и приплатить были готовы, - поморщилась я и поспешила добавить, - я-то им не поверила, потому что слишком это всё нелогично и странно. Искала тебя, чтобы помочь чем, потому что, судя по рассказам, досталось тебе сильно. Да и по ранам уж вижу, что права была в своих подозрениях.
Задумчиво уставившись на чайник, я встрепенулась.
- Ой, а у меня коврига хлеба есть! Свежий, в деревне купила как раз, - я с долей смущенной настороженности глянула на эльфа. Скривится сейчас, отмахнется от угощения нечисти поди. Но тем не менее, а свое скромное угощение, завернутое в белую ткань, я достала, прикидывая, куда устроить. Пикник прямо на земле будет? Покрывало бы какое...
Совеныш с плеча сорвался и куда-то улетел, провожаемый удивленным моим взглядом.
- Постелить бы чего-нибудь, - с сомнением проговорила я, старательно теперь избегая смотреть на Айву.
А вот пернатик внезапно вернулся, да еще и не один: прознал, походу, что собираемся мы устроить скромный маленький пир и... Решил сделать свой вклад. Я помрачнела, когда глянула на здоровую лягушку, которую сычик еле притащил и теперь, усевшись на подставленную руку, старательно демонстрировал, что это нужно взять и вообще поблагодарить. Кончиками пальцев я взяла за лапу бедное и уже неживое создание, чувствуя себя в высшей степени глупо: в одной руке хлеб, всё так же завернутый в ткань, а во второй - дохлая лягушка и довольный птах, который уже ползет на плечо.
- Эм, спасибо, конечно, - проговорила я с долей смущения, покосившись на сычика. - Но... Знаешь, мне как-то не хочется, может предложишь кому-нибудь еще? - протянула я обратно сей щедрый дар и украдкой кивнула на эльфа: ну же, его угости! И надо сказать, что меня едва пополам не согнуло от хохота, когда явно озадаченный сов потащил тушку уже Айве. А уж серьезное выражение лица и вовсе я держала с трудом.

+2

17

Исцеление отняло у эльфа силы, хотя и ранения не были опасными для жизни, пусть и неприятными, болезненными и просто не приемлемыми для такого прекрасного существа как нимфа. Селебрен не был мастером-магом, не был также и целителем. Он вообще редко когда пользовался своей магией для подобных целей. Да и вообще магией пользовался редко, куда больше доверяя не знающему промаха луку. К тому же, если попадались темные под руку, лук вбирал в себя крохи светлой энергии владельца, и тогда стрелы наносили куда больше урона, нежели простые, ничем не зачарованные.

Ни одна высокородная эльфийка не откроет даже шеи и - упаси Имир! - части груди для взора мужчины, что не является ее мужем. В храмах женщин лечили исключительно женщины. А мужчин - мужчины, дабы женщинам тоже не возникало никаких соблазнов, глядя на подтянутые и словно вылепленные из мрамора мужские торсы. Сейчас же подобной альтернативы не было. Оборотницу Шарик (или Шарикову) в этом амплуа Селебрен даже не рассматривал. Она - "темная кровь". Какие бы ни были ее намерения, стоит ей лишь капнуть своей кровью на раны Маилики, и нимфа станет зверем, а эту болезнь уже ничем не исцелить. Кроме оружие из лунного серебра, которым отрубают голову подобным созданиям. Так что Селебрен выбирал лишь из двух вариантов - исцелить или не исцелять. Но раз сам взялся предложить помощь, то отказываться теперь было верхом невоспитанности и грубости.
Маилика прикрыла свои прелести руками, а эльф сделал вид, что и не заметил этого стыдливого жеста. Оборотень вообще была относительно далеко, однако Селебрен не сомневался, что Шарикова хоть в мыслях, но не преминула отпустить парочку гадких комментариев на этот счет. Эльф и оборотень - враги, и Айвэ даже не собирался притворяться. что это не так. Он не скрывал, что не доверяет "темной крови", что приглядывает за ней и особенно - следит за тем, не бросила ли она чего в воду.
- Amin hiraetha, - проговорил эльф, закончив свое лечение и тут же отвернулся, давая девушке возможность одеться не под взглядом мужчины. Затем решил, что, наверное, это не слишком вежливо с его стороны - говорить по-эльфийски, когда в собеседниках вовсе не эльф, и перевел, - простите меня. Не хотел вас смутить.

Если не желаешь кого-то смутить, то проще всего попросту перевести тему. И как раз к месту оборотень провозгласила, что у нее что-то там готово. Селебрен даже ощутил отчасти что-то, схожее с благодарностью. Поднявшись, он помог встать и Маилике.
- Amin n'rangwa edanea (не понимаю я этих людей), - пробурчал эльф себе под нос, а громче уже сказал, - Если вам некуда пойти, леди, то Арисфей всегда рад принять вас под свои сени. Если пожелаете, я сопровожу вас в Айна Нумитору. И если будет на то ваша воля, моя супруга обрадуется, если нимфа станет помогать ей в королевском саду. Там ваша магия будет уместна и почитаема.

Когда все трое уселись к огню, Селебрен занял место, чтобы быть между нимфой и оборотнем. Он словно таким негласным жестом демонстрировал, что не доверяет Шариковой по-прежнему, а Маилику готов и дальше защищать. Раз уж взялся за это дело, то не бросит его, и помочь попавшей в беду девушке - его святая обязанность.
Он молча слушал всё, что говорила оборотница. Его скорее волновали предрассудки деревни, нежели то, что там может приврать, переврать или недосказать девушка. На слово он бы не поверил ей в любом случае, каждое слово подвергая потоку сомнение, даже если бы она говорила о совершенно очевидных вещах вроде "Солнце встает на востоке. Столица Арисфея - Айна Нумитора".
Шар сообщила, что у нее есть хлеб. Селебрен выслушал молча и соглашаться не спешил, это всё равно было не для него, а для Маилики. Он бы лишь проверил, что хлеб не отравлен и съедобен. А тем временем птица на плече у оборотня умчалась в лес, удостоившись лишь мимолетного внимательного взгляда голубых глаз.
Лягушку же от щедрого сыча Селебрен принял с улыбкой. Его лицо впервые за это время разгладилось, словно выходка пичуги сняла какое-то витающее в воздухе напряжение.
- Благодарю, - это он обращался исключительно к птице, и что самое интересное, даже к ней "на вы". - Однако вы бы лучше своей дражайшей хозяйке предложили, ведь оборотни питаются любым подножным кормом, способны переварить и древесину, и уж тем более несчастный лягушачий трупик.
Проговаривая это, эльф стрельнул взглядом в темную, словно перебрасывал ей обратно эстафету. Один - один. А это противостояние может длиться вечно.

+2

18

Эльф понравился Маилике, он был вежлив и добр, эта доброта, после такой людской злости, очень грела душу девушки.
- Арисфей всегда рад принять вас под свои сени. Если пожелаете, я сопровожу вас в Айна Нумитору. И если будет на то ваша воля, моя супруга обрадуется, если нимфа станет помогать ей в королевском саду. Там ваша магия будет уместна и почитаема.
Святые рощи! Неужели я попаду в столицу, это же моя мечта, я поучусь магии, а там такие красивые места, сама столица это просто песня и сказка. Неужели я увижу её?
Милое животное, которое предлагало свою добычу Шэр и Селебрену, забавляло нимфу и она улыбалась рассматривая его.
И как только поймал такую большую лягушку.
- Спасибо за хлеб.
Нимфа потянулась к ковриге, видя неудобство Шэр, и быстренько разделила её, предлагая всем по очереди.
- Селебрен, знаете, я всегда хотела побывать в вашей столице. Поэтому с удовольствием пойду с вами, я буду рада познакомиться и с вашей супругой и с вашими детками.
Маилике не приходило в голову, что у такого красивого мужчины и по всем статьям выдающегося эльфа не может быть чудесной жены и не менее прекрасных малышей, она даже представляла себе этих милых златокудрых бедокуров, почему-то девочку и двух мальчиков по старше, и все как зеркало похожи на папу. От счастливой картинки собирающейся вместе за одним столом большой семьи, девушка даже зажмурилась улыбаясь, будто под лучами солнышка. Она всегда хотела побывать в такой семье. У неё была приёмная мать, но ей всегда хотелось посмотреть и на такое семейное тепло. Хотя общество эльфов пронизано официозом, Маи верила, что есть и у них что-то тёплое душевное, только для близкого круга. В тайне она мечтала и о своём доме, где будет муж и  дети, которых она очень любит, но пока эта мечта была призрачной, а ещё одна мечта о путешествии в Айна Нумитору, уже казалась ей не такой и призрачной.

Отредактировано Маилика Сквон (14-06-2015 19:46:17)

+2

19

На этом празднике жизни я действительно была лишняя. Чувствовала себя неловко, скованно, старалась вроде улыбаться, а сама больше закрывалась в мыслях. Разве что Айве, этому фрукту-выскочке должна была ответить, потому что совсем уж позволять оскорблять свой вид, своих сородичей было некрасиво. Нет, я и сама многим бы обормотусам выдала парочка оплеух, чтобы не позорили. Как раз-то от самых таких ярких, негативных будет идти отрицательное отношение ко всем без исключения одной крови, расы и прочее.
- Уважаю Ваш, - тут я прямо подчеркнула тоном, что да, ошибку свою прознала, бодаться будем вежливо, - богатый жизненный опыт, но не рискну пробовать подобные блюда без веского повода. Да и обязательно уточню пользу этой диеты у знакомых оборотней-бобров, если таковых когда-нибудь встречу.
И это я еще молчу, что не переношу мясной пищи в человеческом облике! Смех да и только, но тут и воспитание такое вышло, и сама душа не особо тяготела. А вот салаты, фрукты, ягоды... Отламывая маленькими кусочками ломоть хлеба, я прямо слюной изошлась, представляя свежую кислинку крупной лесной земляники. Даже взглядом по земле прошлась в надежде обнаружить пару кустиков с краснеющими ягодами.
Дальше только неприятнее стало, лично для меня. Пошли разговоры о столице эльфов, куда мне однозначно закрыта дорога. Эдакая наивная и детская демонстрация: смотри, что у нас есть и чего ты никогда не получишь. Не очень-то и хотелось!
Стоп, что Айва этот сказал? Супруга - да, а... Королевский сад? Ничего себе у него там женушка статус занимает! Да и сам, видимо, из дворянских остроухих этот выскочка, потому и задирает нос как неизвестно кто. Даже с совенышем говорил на "вы", ну ни в какие ворота не лезет! Это, конечно, всё хорошо, но под каким бы мне предлогом сейчас от них смыться, да?
Я задумчиво теребила оберег на кожаном шнурке, лишь бы занять чем-то руки. Уставилась разноцветными глазами на костерок, поддавшись вечному очарованию огня.
- Я ему, кстати, не хозяйка, - внезапно для самой себя проговорила я, отрывая взгляд от костра и глянув в глаза эльфа. - Просто с любой совой, филином или еще кем-то этой породы найду общий язык, и моих слов послушаются. А кто-то из малых почему-то вечно рядом со мной путешествует, но и улетают частенько, я им даже имена не даю. Впрочем, это и удобно, - усмехнулась я. - И глаза мои, и уши.
Сычик, не отыскав применения своему подарку, куда-то его подевал и уже сидел на нижней ветке растущего рядом дерева. Дулся, видимо. По-своему всё понял: старался, ловил, искал, а тут не оценили. Зато какую-то гадость едят.
- А и пусть оборотень, - задумчиво добавила я, словно бы оправдываясь. - Но и тут можно похвастаться. Птиц-перевертышей мало. Я, наверное, проклятие от мага уже и сама бы не захотела снять, если бы вдруг выбор объявился. Крылья терять горько. Да и еще всегда перьев в избытке для письма, - тут не поймешь, шучу я или серьезно говорю.

Отредактировано Шарка (15-06-2015 14:32:30)

+1

20

Отношение к девушкам было настолько разным, что это не могло не бросаться в глаза. К Маилике - вежливо-приветливое, дружелюбное, с участием и всяческим желанием помочь. К Шар - такое же вежливое, но вежливо-настороженное, холодное, с постоянным подозрением, как будто эльф в любую секунду ожидал от оборотня пакости. И если она сейчас внезапно вдруг вскинется, решив проверить реакцию Селебрена, то никто не даст гарантии, что эта ее попытка не останется без ответа. И ответ тот скорей всего будет заключаться в стреле в сердце. Так что ради собственной же безопасности темной следовало думать, что и как говорить, как себя вести. Пожалуй, Селебрен лишь из уважения к нимфе и внимая ее просьбе до сих пор не прикончил оборотня. Ох, сколько на его счету этих перевертышей было, не счесть. Лесные эльфы слишком уж непримиримы по большей части ко всяким сомнительным личностям, вроде оборотней, вампиров и другой нечисти. Поэтому, можно сказать, Шар повезло. Повезло, что встретилась с эльфом не один на один. Маилика была между ними как своеобразная стена.

Селебрен перехватил протянутый хлеб и быстро оценил его на запах и внешний вид. Следов отравы нет, никакой плесени или магии. И только после этой краткой экспертизы эльф передал съестное Маилике. Себе оставлять не стал. Для краткого перекуса у него всегда найдется лембас - те самые эльфийские хлебцы, единственное блюдо, которое он может приготовить. Но большего ему и не нужно. Несмотря на свое высокое происхождение и занимаемое положение при королевском дворе, Селебрен был неприхотлив и в еде, и в иных благах жизни. Сейчас он был не голоден, а потому отказался и от хлеба, и сам не стал есть свои запасы.
Он с вежливым вниманием выслушал слова Маилики, ее ответ на предложение отправиться в Айна Нумитору. Мигнул, несколько замялся, воспринимая услышанные слова. Какие еще детки? Да и супругой Таладрилле по факту не была. На бумаге простая формальность. Селебрен виделся с ней в лучшем случае пару-тройку раз в год, из которых половину с помощью Зеркала.
- У меня нет детей, - совершенно спокойно и даже с легкой улыбкой отозвался эльф. Пояснять ничего не собирался, у лесных всё, что касается семьи - исключительно внутренние вопросы, о которых не болтают налево и направо с первыми встречными, даже если эти встречные - прекрасные создания природы.
Селебрен перевел вопросительный взгляд на оборотня. Надо же, с чего это она так резво скачет с "ты" на "вы", а в ее интонации даже подчеркнуто "Вы" проскальзывает. Эльф же никак не подал виду, что его эти перемены только смешат. Внешне он оставался таким же сдержанным и невозмутимым, продолжая наблюдать за Шариковой и не желая выпускать из виду ни одно ее движение. Тем более его рассмешили рассуждения оборотня о лягушках и бобрах. То ли девушка настолько обиделась, что ей вернули ее же шутку в той же форме, то ли просто ляпнула первое, что пришло в голову, демонстрируя свою глупость. Как бы там ни было, Селебрен с той же учтивой вежливостью, но достаточно холодной по отношению к Шар, отозвался:
- Бобры не едят лягушек, смею заметить, - он чуть наклонил голову, услышав, что оборотень, оказывается, птица. И что получила проклятие она от какого-то мага. Это несколько воодушевило Селебрена, в его мыслях промелькнула надежда, что еще не все потеряно. Правда, потом Шар добавила, что уже не хочет избавляться от проклятия, и это означало лишь то, что оборотничество настолько проникло в ее сердце, что теперь его не исцелить. - Печально это слышать, - если в первой фразе промелькнуло какое-то участие, то в этой слова снова покрылись ледяной коркой. - Хвастаться тут нечем. Особенно, если вы, как утверждаете, доброй души и чистых помыслов. В таком случае, вы - изгой среди темных, ведь им не нужны те, у кого душа лучится светом. Но и к светлым вам дорога закрыта, потому что на вас лунное проклятье. А те, кто по серединке, будут сторониться, ибо опять же к оборотням отовсюду отношение предубежденное и настороженное.
Это, кажется, была самая длинная фраза, что Селебрен сказал за время знакомства с двумя девушками.

+1

21

- У меня нет детей.
Это прозвучало сухо и весьма печально, это нимфу нахмуриться. Нет, конечно это было личное дело эльфа, но вот верилось почему-то что будут у него такие малыши. Любовь вообще штука сложная, а взаимоотношения такой расы как эльфы не всегда были понятны. Маи, решив замять свой конфуз ободряюще улыбнулась мужчине, мол - Всё впереди!
- А и пусть оборотень. Но и тут можно похвастаться. Птиц-перевертышей мало.
- Птиц? Никогда не видела! Наверное летать это очень приятно. Иногда и я бы не отказалась от крыльев, которые меня могли бы унести далеко, но вот увы, у меня только две ноги, и это не спасает меня.
Нимфа подозвала совушку с ветки, он присел не её руку, чтобы она поерошила пёрышки на его грудке.
- Да, Шэр, ты ему определённо нравишься.
Девушка любовалось птичкой на минуту, выпав из разговора, как следствие услышала не всё.
- Но и к светлым вам дорога закрыта, потому что на вас лунное проклятье.
- Но Вам не кажется, что Шэр не виновата? Её же прокляли. Животные любят её, а значит она не несёт в себе зла.
Девушка хотела бы знать что думает сам эльф, конечно, долг обязывал его быть бдительным, но неужели всё для него всегда имеет такие чёткие цвета? Да и не верила Маи, что оборотень-птица, может быть настолько опасен. Страшен иногда, возможно, но вполне себе мил.

0

22

- Но я говорю про древесину, а не лягушек, - мысленно отмахнулась я от Айвы, приходя к выводу, что этот тип - редкостный зануда, а пытаться держать планку и строить из себя ту, которой я не являюсь... Больно нужно. И ревностью кольнуло, что нимфа потянулась всей душой к этому остроухому, а я так... Про меня вспомнит, что-то скажет и я, стало быть, должна быть благодарна. Нет, я не такая капризная и вредная, но просто... Ох, лишняя тут.
Селебрен же словно удумал учить меня жизни. И вот тут я слушала его уже с ледяной, предельно холодно вежливой улыбкой на губах. Он мне не нравился, я хотела уйти, но лишь чувство долга заставляло еще быть тут... Стоп, а какой долг-то? Ну, ладно, Маилика попросила, будем считать так...
- Темные меня не интересуют, я не их рядов, - склонила я голову в подтверждении. - Но если Вы - эталон Светлой сути, то посмею заметить, что великолепно ощущаю себя в нейтралитете, будучи изгоем обеих сторон. На сим желаю удачи и прощаюсь.
Теперь я повернулась к Маи, уже встав на ноги. Да, спонтанно как-то вышло всё. Планировала еще терпеть, но не хочу. Просто больше не хочу. Накипело
- Да, летать это прекрасно, - значительно мягче и любезнее проговорила я, не глядя в сторону Айвы. - Жаль, что лишь ночью, но в этом есть свое очарование. Рада была познакомиться, Маилика. Береги себя и будь осторожнее. Порой люди страшнее даже нас, а уж я и вовсе, разумеется, виновна во всех грехах.
Кивнув на прощание, я молча двинулась прочь от костерка, где не смогла найти себе приюта, за спиной услышала всполох крыльев: совеныш не пожелал оставаться с ними, выбирая мое общество. Ну хоть кто-то тут на моей стороне.
- Стой, куда же ты! - хотелось мне крикнуть, когда и сычик улетел куда-то... Не знаю. Может, что в сторону деревни или просто в лес. Я-то в другую сторону направляюсь.

Правда, что сильно далеко отойти мне не удалось, на несколько десятков метров. А этот беглец уже вернулся, сидит на ветке, что-то там ухует.
- Я на тебя в обиде, - бескомпромиссно заявила я, проходя мимо. - Нет, всё. Лети.
Правда, что все-таки беспокойство птицы передалось и мне, так что я решила вначале выслушать его, а потом...
- Ну почему ты не сделал это пораньше, чтобы мне не пришлось возвращаться? - вздохнула я.

Обратно двигалась бегом, надеясь, что выгляжу предельно мирно, а не взбешенным чудовищем, в которое у эльфа зачешется рука стрельнуть из лука. Тут, впрочем, не до прогулочного неспешного шага было дело, я спешила не просто так.
- Маи, - я остановилась за несколько метров от огня. - Там... Ну... В общем, похоже, что все-таки деревенские нашли кого нанять, чтобы... Ну... В общем, он - я мотнула головой в сторону птицы, - говорит, что видел много каких-то неприятных людей, которые идут оттуда. Правда, - поспешила я хоть как-то успокоить, - он считать не умеет, для него много - всё, что больше одного. Может, что речь просто про двоих, - пожала я плечами. В общем-то, идти можно дальше себе, главное не попасться никому. Я-то ведь тоже рыжеволосая и с кровью нимфы... Попутают еще, посчитают ведьмой. Ну а Маилику пусть этот спаситель на белом коне тащит в свою столицу, угу.

+2

23

Селебрен вежливо улыбнулся в ответ на очередную колкость от оборотня. Он не собирался опускаться до ее уровня, упражняясь в остроумии и кому-то что-то пытаясь доказать. Лично ему, эльфу, доказывать ничего не нужно было. Он и так был убежден, что Шар - существо опасное и зловредное, и лишь заступничество Маилики способствовало Айвэ пообещать не причинять темному созданию вреда. А если бы не это, то несколько стрел уже торчало из кочана оборотня. Хотя нет. И одной бы хватило. Свои же обещания Селебрен соблюдал, нарушая лишь в исключительных случаях, когда другой исход был невозможен или повлек бы за собой еще большее зло. Эльф до сих пор не доверял и настороженно относился к оборотню, и вряд ли что-то смогло бы такое отношение исправить.
Эльф промолчал на высказывания девушки, ограничившись лишь той самой улыбкой. Ее сарказм его ничуть не задевал. Лишь утвердил во мнении, что она мало того что проклятой крови, так еще и невоспитанная и недалекого ума, но считающая себя венцом творения дамочка. Он поднялся, когда она попрощалась - естественно, не с ним, что вызвало еще одну короткую улыбку ("Ох, Создатель! Тёмное дитя обижается на очевидное. Укажи ей путь, чтобы она никогда более не пересекала границ священного Арисфея") и вежливое: "Всего доброго".

Естественно, что задерживать Шарик Селебрен не стал, мысленно отправив ее скатертью катиться по дорожке. Хотя он не верил, что она вот так просто уйдет, ведь темные существа не вершат добро просто так, ничего не ожидая взамен. А значит, что оборотень вернется, чтобы взять то, что считают своим, вернее платой за свою наигранную добродетель. Он же, Айвэ, предлагал свою помощь бескорыстно и от всей души. Конечно, не абы кому такая честь могла быть оказана, но нимфе, да еще и столь прекрасной, как эта лесная чаровница, - да, и с удовольствием. Наивность Маилики подкупала успевшего в некоторых аспектах зачерстветь тысячелетнего эльфа. И то, что сейчас она защищала Шарикову, не понимая, что защищать нужно от нее, тоже было показателем наивности и неискушенности в жизни.
- Конечно, она не виновата, - терпеливо пояснил Селебрен, переводя взгляд со стены леса, где скрылась та, на Маилику, - никто и не обвиняет ее в том, что ей выпала судьба стать носителем проклятой частицы Неназываемого. Но как вы сами можете видеть, она не жалеет об этом. Значит, семена Тьмы прорастают в ее душу и, возможно, эти последствия уже необратимы. Что касается того, почему я настроен так враждебно, то поясню. Дело не в том, что она - злое или не злое существо. Дело в том, что в ее крови проклятье, и любая неосторожная царапина, капля крови может и вас превратить в такого недочеловека-недозверя. Вот, в чем опасность перевертышей.
Эльф усмехнулся, услышав аргумент нимфы, что Шар - добрый Шар, раз животные ее любят.
"То же мне - причина"
- Они тянутся к ней потому, что оборотни часто обучаются природному колдовству. Друиды они. Это подчинение, и никак не связано с тем, какова душа друида - пронизана Тьмой или тяготеет к добру.

Острый слух выхватил шорох в чаще еще до того, как Шар подобралась к зоне видимости. А когда выскочила на полянку, то в оборотня снова уже была направлена стрела. И как только Селебрен успевал так резво выхватывать и натягивать лук. Эльф не сразу опустил его, а лишь спустя несколько биений сердца. Специально пощекотал чуточку нервишки оборотня, а заодно и в мыслях раздосадованно подумал, что вернулась же все-таки. Как и предполагалось, обидчивая до самого копчика девчонка нарочито игнорировала Селебрена, предпочитая обращаться исключительно к Маилике. Но эльф, естественно, всё слышал и внимал каждому слову. Не послушаться предупреждения было бы глупо, хотя, быть может, это какой-то трюк со стороны Шариковской. Стоило только задуматься об этом варианте, как Айвэ расслышал другие голоса в лесу и с неохотой признал, что в этот раз слова оборотня похожи на правду. Он свистнул, подзывая к себе Север, а затем оглянулся на нимфу.
- Я знаю этот лес лучше, чем кто бы то ни было. Садитесь на лошадь, леди Маилика, - эльф почти что заставил себя взглянуть в сторону оборотня и прибавил, - и вы тоже. Север - выносливая кобыла, она сможет увезти и двоих.
Лошадь пряднула ушами и мотнула головой, словно показывая, что с таким положением дел категорически не согласна. В принципе, девушки были легкими и маленькими, так что разницы между седоком-хозяином или двойной ношей из всадниц не было.

+1

24

Маи тихо поблагодарила Шэр, задерживать её тут было не правильно, учитывая что эльф так говорил о ней. Сама бы Маи давно бы уже плакала где-то в уголке от таких слов о своей природе.
Нимфа не любила спорить, но почему-то казалось ей, что очень несправедливо думать что зло прорастает в душе проклятого. Маи задумалась, вот был человек и тут ему дали крылья, пусть и не на всё время, но он смог ощутить силу, ветер который несёт его под облака, да кто бы отказался от такого? Наверное никто, хотя есть и минусы, но Маи не считала рыжую спасительницу плохой, злой оборотницей.
- Они тянутся к ней потому, что оборотни часто обучаются природному колдовству. Друиды они. Это подчинение, и никак не связано с тем, какова душа друида - пронизана Тьмой или тяготеет к добру.
- Вовсе нет, животные не глупые, чтобы подчинятся всем!
Девушка возмутилась, и приготовилась аргументировать свой ответ достав руку из рукава, но их беседу прервал треск веток.
- Там... Ну... В общем, похоже, что все-таки деревенские нашли кого нанять, чтобы...
Сердце девушки пропустило удар. Эльф напрягся снова вынув лук, но девушка мягко взяла его за плечо.
- Не стоит, они не успокоятся, им мало того что они отняли всё, оставьте меня, вам не зачем рисковать собой.
- Я знаю этот лес лучше, чем кто бы то ни было. Садитесь на лошадь, леди Маилика, и вы тоже. Север - выносливая кобыла, она сможет увезти и двоих.
Мужчина решил всё сам, в этом нельзя было ему отказать, эльфы хоть и были внешне нежны и возвышенны о долге и чести знали и защищать женщин умели. Маи встала рядом с лошадкой поглаживая её гриву.
-Нет, я не оставлю вас, вы помогли мне, я не могу уехать им же нужна только я.

0

25

Наверное, что как раз в очередной раз направленный в ее сторону лук вынудил остановиться за несколько метров, не подходя близко. Шэр бы очень хотела ускользнуть прочь, отправиться дальше себе по своим совиным делам, но совесть категорически запретила поступать как последняя сволочь. Эльф бы, наверное, играючи отбил нимфу от неведомых преследователей. Или услышал бы шаги тоже загодя, уводя девушку в безопасное место. И вроде бы всё это оборотница понимала: в конце концов, Маилике ничто не грозило рядом с ним, а уж в искусстве Айвы владения луком Шэр сомневаться не хотела. И проверять на своей шкурке, собственно, тоже.
В этот раз, надо заметить, ее удивила нимфа, вызвав некоторый всполох раздражения: девушка нахмурилась, язвительно усмехнувшись следом.
- Так ты нас не оставишь или не можешь все-таки уехать? - прищурились разноцветные глаза, а голос прозвучал достаточно ехидно. По мнению перевертыша, рыжеволосая Маи выдала сейчас откровенную чепуху, которая состояла из сплошного противоречия.
Теперь вот стоило обратиться к Айве, который - это прямо ярко чувствовалось - мужественно переступил через самого себя, предлагая помощь и оборотню, которого терпеть не мог. Шэр была готова поклясться, что наверняка он был донельзя рад ее уходу... Впрочем, радость от расставания была вполне взаимной, чего уж тут скрывать. Вот только все-таки не тот момент для Шарки, чтобы продолжать неприязненно коситься, потому что приоритеты в критический момент она умела расставлять относительно грамотно.
В общем-то, уехать верхом в этой компании девушка была готова и согласна, но не спешила молнией взлететь в седло, чтобы устроиться там. Справедливо считала, что пока необходимо погасить непонятный героический пыл Маилики, который до добра не доведет уж точно. Оставалось надеяться, что воздушная разведка не про местных грибников ей доложила, а действительно крадущихся противников. Головорезов и прочего отребья, которым плевать кого и за что, только бы платили...
- Я могу задержать или отвлечь, - высказала предложение вслух Шэр, задумчиво вслушиваясь в лес вокруг. - Или... - она помешкала, прежде чем закончить фразу, - могу на крыльях убраться.
Она же могла и на своей спине кого-то унести, но даже не подумала озвучить такой вариант: слишком рискованно, потому что на гладких перьях удержаться сложно, а Айва как всегда воспримет это по-своему. Обвинит оборотницу в том, что украдкой пытается унести подальше себе добычу и сожрать в одиночестве.
Впрочем, в происходящем Шарка внезапно почувствовала шанс показать эльфу, что слишком категоричный взгляд на мир не есть хорошо и правильно. С другой стороны... А с каких это пор она обязана перед кем-то оправдываться, будучи невиновной?

+2

26

В очередной подаренной Маилике эльфийской улыбке проскользнула легкая снисходительность. Наивность девушки была налицо, а это значило лишь то, что нимфа еще совсем юная, жизни не знающая, видящая во всем вокруг себя лишь свет и добро. Селебрен уже давно расстался с подобными мыслями. Он слишком давно жил и слишком многое в мире повидал, так что знал прекрасно, что даже в исключительном добре и свете найдется темное пятно, прорастающее корнями к самым светлым сердцам. И в случае с Шар пример был самым красноречивым. Девушка говорила, что не родилась оборотнем, а ее поведение свидетельствовало о том, что до проклятья она не была темным созданием. Но теперь Селебрен ощущал темную ауру, темную кровь, и помыслы оборотня, пусть еще и не покрылись плесенью, не проросли злом и волей Неназываемого, но уже подернулись дымкой.
- Животные подчиняются тем, у кого хватает силы воли их подчинить, - с прежней улыбкой пояснил нимфе эльф. - Именно, что подчинение - это навязанная воля, а не исходящая добровольно. Я знаю, что оборотни Лунной Пади используют знания друидичества в своих черных целях, и во благо ни природе, ни самим перевертышам это не идет.
Но разводить подобные дискуссии Селебрен сейчас не собирался. Да и вообще он не наставник и не учитель, он - воин, и пусть даже сам король прислушивался к его советам, давать советы встреченной случайно девушке ему не к лицу. Поэтому эльф на этих словах решил тему закруглить и не продолжать. Даже если бы Маилика не вняла голосу более опытного и старшего собеседника, решив придерживаться своих собственных убеждений, Айвэ уважал этот выбор и отстаивание своего мнения. Пусть даже не считал его правильным.

Селебрен был настолько напряжен, когда услышал не предвещающие ничего хорошего звуки из леса, что когда Маилика положила руку ему на плечо, то это было по ощущением сродни, если бы она положила руку на камень. Эльф даже ухом не повел на ее слова. Оставлять девушку тут он и не собирался. Да и неужели она могла подумать, что он согласится на подобные слова?
- Mereth en draugrim! (Волчья свора!) - вполголоса выругался Селебрен, впрочем даже это нелицеприятное выражение из его уст, произнесенное на эльфийском, звучало как что-то мелодичное. - Не пойму, что могли вы такого натворить, чтобы крестьяне решились даже в священном лесу вас преследовать. В любом случае, даже и не думайте о том, чтобы остаться.
Как бы он ни был настроен неприязненно к Шар, но оставлять и ее тоже тут одну против толпы разгневанных селян не позволяла его эльфийская суть.
- Lle lakwenien? (Вы шутите?) Какой еще "задержаться и отвлечь"! - нетерпение эльфа начало пробиваться сквозь извечную невозмутимость. - Нам не стоит терять времени. Забирайтесь на лошадь и уходим.
В итоге решив, что они просто зря теряют время, Селебрен подхватил Маилику за талию и подсадил в седло, а затем повернулся и к Шар, вопросительно приподняв одну бровь. Если станет кочевряжиться, то и ее тем же приемом усадит позади нимфы. Сам же подхватил поводья и собрался вести Диля на поводу. Он знал Арисфей много лучше большинства эльфов и уж куда лучше любого человека, так что увести девушек для него не составляло особого труда.

Отредактировано Селебрен Айвэ (10-07-2015 23:11:27)

+2

27

- Не пойму, что могли вы такого натворить, чтобы крестьяне решились даже в священном лесу вас преследовать.
-Я просто помогла посевам.
Маилика хотела бы ещё поговорить на эту тему. Ведь она правда не знала очень много, она только начала свой путь и правда по сравнению с эльфом была юной и не опытной в делах рас и их особенностей. Чем ближе слышались голоса в лесу тем более напряжён и мрачен становился единственный мужчина в скромной рыжей компании, значит считал что Шэр и Маи грозила опасность.
-Ой!
Девушка ойкнула, когда сильные руки обхватили её талию и буквально водрузили на лошадь. Теперь у неё была задача по-важнее, удержаться на её спине. Нимфа редко ездила на лошадях, хотя очень их любила, денег на такое животное у неё не было. Разве что иногда единороги выходили к ней, но это крайне редко потому что их мало, да и многие уже не верят что они остались.
- Да, наверное вы правы, нужно уходить и лучше нам поспешить.
Девушка протянула руку Шэр, чтобы помочь взобраться. Она слегка наклонилась, и в этот момент над её головой пролетела стрела.
Этого и боялась девушка, преследователи были рядом, а они не успели уйти, значит будет драка?

0

28

Не понимала, честно говоря, смысла эльфийских ругательств Шэр. Куда экспрессивнее звучала ругань на гномьем языке. Людском, в конце концов. А язык остроухих предназначался для дипломатии, комплиментов, составления прекрасных баллад. И попытки высказать свое негодование звучали необычно, смешно и резали слух своей мелодичностью... Ровно как и нелепостью содержания. Девушке, впрочем, было не до улыбок.
Особенно оборотница напряглась, когда прямо над головой нимфы просвистела стрела. Что-то слишком дел приходится иметь с луками за последние несколько десятков минут. Пожалуй, что коварнее этого оружия будет только магия, которая порой оказывается настоящим сюрпризом - от стрелы увернуться больше шансов, ровно как и приметить такое оружие издалека, если не брать в расчет малый арбалет, который достаточно спрятать в рукаве. Шарка какие-то секунды медлила, но все-таки на спину лошади вспрыгнула сама, устраиваясь позади нимфы. Поспешно глянула в сторону, откуда прилетела остроконечная гостья, нервозно прищурилась, рефлекторно придерживая Маилику за талию, чтобы та не свалилась с коня - сама оборотница все-таки весьма неплохо ездила верхом, а чувство равновесия было необходимо и при полете. Так что в себя девушка верила, не боясь упасть. А уж править, по всей видимости, необходимости нет: эльф поведет своего питомца под уздцы. Но оставались некоторые моменты, которые не давали покоя Шэр.
- Я надеюсь, - сухо поинтересовалась Шарка, - что выбраться из леса (а мы, полагаю, идем туда) живой и целой мне потом дадут?
Оборотница пока не особо понимала, что происходит. Нет, так-то вроде всё ясно складывается: нашла ведьму, которая оказалась на деле нимфой, столкнулась с мимопроходящим эльфом, потом объявилась погоня... Но как быть в данный момент Шэр не особо представляла. Еще недавно этот Айвэ намеревался выстрелить в нее и рукой бы не дрогнул, а сейчас даже мысли не допускает, чтобы оборотница осталась и отвлекла на себя преследователей. Более того, готов отвести на действительно светлые земли. На такое девушка могла лишь мысленно покачать головой, дивясь смене приоритетов. Разумеется, что ей льстит такое отношение как к женщине, но уместно ли оно теперь, когда истинное отношение остроухий показал достаточно ярко?
Да и в мыслях она поддержала Селебрена: что-то всё складывалось слишком нелепо, чтобы погоня решила вторгнуться в лес эльфов - может Маилика не настолько невинна, как кажется? Шарка поймала себя на мысли, что не слышит лая псов, а это уже обнадеживало. И все-таки просто руки чесались, чтобы стать крыльями и лечь на воздух, где она ощущала себя в безопасности и при полных возможностях.

+1

29

милые леди

Очень прошу прощения за торможение. Возникли непредвиденные обстоятельства. Надеюсь, такого больше не повторится.

Будь перед эльфом не нимфа, а какое-нибудь другое существо - не обязательно темное, даже простой человек, - Селебрен обязательно бы подверг его слова сомнениям. Разве за помощь в посевах люди станут хвататься за палки или оружие и пытаться убить всем скопом ту, кто лишь желает добра? Нет, это вряд ли. Даже самые несведущие в магии, темные крестьяне могут ощущать ореол прекрасного и чистого, исходящий от настолько светлого существа, насколько может быть нимфа. От Маилики же Селебрен не чувствовал вообще ничего темного и злого. Никакой угрозы. И потому всё, что услышал он от девушек, казалось ему совершенной несуразностью. Не бывает так. Просто так ничего не случается. Должна же быть какая-то веская причина, чтобы простые люди, не бандиты, не вояки, решились на убийство.
Айвэ всё же посчитал, что сейчас не совсем подходящее время для выяснения всех подробностей. А даже когда они скроются от преследования, то эльф не позволит себе подвергать слова Маилики сомнениям. Точнее мысленно он может в них сомневаться и пытаться мягкими путями выяснить правду. Но прямо говорить это ни в коем случае не станет. Недоверие ведь может глубоко обидеть, особенно если девушка сама по себе обидчивая, да и так пережила не совсем приятный период в жизни.

Селебрен сейчас видел только три пути развития событий: либо он увезет девушек (что сразу и решил сделать), или останется, чтобы встретить толпу и приказать ей повернуть назад, твердо обозначив, что нимфа находится под защитой эльфов Арисфея, либо вступить в бой, что было бы не совсем благородно для Айвэ - сражаться ему, лучшему лучнику королевства, с кучкой безродных крестьян, вооруженных вилами да рогатинами. Так как второй вариант грозил перейти в третий, то Селебрен решил остановиться на первом, как на самом безопасном.
Маилики не сопротивлялась, когда эльф водрузил ее в седло. Скорее даже не ожидала такого поворота событий. А когда он выразительно взглянул и на Шарку, мол, вас тоже подсадить или сами справитесь, оборотень соизволила забраться в седло. Селебрен не собирался нагружать коня еще и своим весом. Ател'лиендиль покорно пошел на поводу, опуская тонкие копыта в изумрудный пышный травяной ковер.
- Я надеюсь, что выбраться из леса (а мы, полагаю, идем туда) живой и целой мне потом дадут? - раздался недовольный голос оборотня.
Селебрен мельком оглянулся через плечо, как будто удивлялся, что она вдруг решила обратиться к нему.
- Конечно, - коротко отозвался он. Действительно, он ведь пообещал, что не причинил Шарке вреда. А свое слово эльф не нарушал.
Беглецы резво скрылись среди деревьев. Селебрен использовал такие неприметные тропки, о которых только настоящий знаток Арисфея может лишь догадываться. Конь белым пятном скользил между деревьями, кое-где всадницам приходилось наклоняться, чтобы не стукнуться о низко склоненные ветви. Селебрен думал, что люди не станут углубляться далеко в лес, все-таки это вотчина светлых эльфов, а те не любят чужаков, нарушающих границы. Однако чуткие уши слышали крики позади, и пришлось подать сигнал лесным стражам. Тонкий свист, а следом переливчатая трель, похожая на треньканье соловья, разнеслись далеко по лесу. Через несколько мгновений пришел и ответ - такой же свист.
- Теперь можно не спешить, - проговорил Айвэ и замедлил ход.

Спустя полчаса они выбрались к дорожной развилке.
- Вам есть, куда идти? - осведомился эльф у Шарки, а затем перевел взгляд на Маилику, - а вы не передумали отправляться со мной в Айна Нумитору?

+2

30

Хорошо было вот так для разнообразия положиться не только на себя, а на кого-то другого, на такого мужчину как этот прекрасный эльф. Нимфа уже с обожанием смотрела не него, чувствуя с каждым шагом коня как всё ближе и ближе бьётся сердце леса эльфов. От этого девушка и сама преисполнялась душевного подъёма, и хотелось просто бежать на встречу зовущему своими тайнами и красотой лесу.
- Теперь можно не спешить.
От тревоги не осталось и следа, нимфа с удивлением рассматривала всё вокруг. С высокой ветки на девушку упала маленькая гусеница, которая оступилась, направляясь у поискам своего места для кокона. Нимфа накрыла гусенечку ладошкой, с выдохнула на неё теплом своего тела. Накрытая малышка лежала в ладонях девушки. Благо Шэр придерживала неуклюжую Маи за талию и девушка не боялась упасть с лошади. Как раз у развилки уже бабочка выпорхнула из рук девушки, поражая всех синевой своих прекрасных крыльев.
- А вы не передумали отправляться со мной в Айна Нумитору?
Маи улыбнулась эльфу, а бабочка сделав круг почёта присела на плечо мужчины, отвлекая внимание. Может быть в столице светлых созданий я смогу найти своё счастье? Не буду больше одинокой, буду заниматься своим любимым делом-травами.Девушка плавно перевела взгляд от бабочки на глаза эльфа.
- Да, я поеду с вами, домой. Я очень хочу побывать там.

0

31

Сидеть позади девушки было несколько неудобно и непривычно, а стоило равновесию хоть как-то пошатнуться - очень хотелось схватиться за что-то, чтобы удержаться. Нет, Шэр верхом ездить умела, давным давно осталось позади время, когда даже с простой рыси ее могло угораздить свалиться, потеряв стремя. Но не иметь возможности ухватиться за переднюю луку седла или гриву малость припугивало, отчего оборотница сидела с очень серьезным видом, не давая спутникам и доли сомнения в свой счет. Тем более тот еще позор бояться ехать на шагу, когда лошадь смирная и ведут в поводу. Нет уж, эльфу этому Шарка не собиралась давать возможности еще надсмехнуться над ней. Поэтому девушка лишь больше расправила плечи и выпрямилась, мимолетно обернувшись назад.
Значит, в Арисфей. Нельзя сказать, чтобы увидеть эльфийские леса было мечтой и всеобщим смыслом, но такой шанс мог достаться лишь раз в жизни, а потому упускать его из виду оборотница не намеревалась. В конце концов, любопытство никуда не девалось, а возможность хоть одним глазком глянуть на светлые земли и остаться в живых - разве не сказка? Впору было порадоваться такой странной встрече с приближающимся исходом, который пока не ясен. А то, что еще не конец Шэр была уверена.
Продолжая мягко придерживать Маилику за талию, чтобы та не упала (попутно и для собственного утешения), Шарка постепенно успокаивалась, когда преследование отстало, судя по словам эльфа. Усмехнувшись в мыслях певчим разговорам остроухих, оборотница предпочла сдержать все колкости при себе. В чужой монастырь со своим уставом не вламываются, в гостях ведут себя прилично, а в противном случае можно продемонстрировать себя невежественным лесным созданием и получить в лоб. Стрелой, да.
Из всех волнительных моментов оставался один: сколь крепко слово эльфа, который обещал вроде как и позволить ей выбраться отсюда живой и целой. Шарка знала, что порой такие обещания могут истекать сроком годности: вроде только что тебе клялись что-то там сделать или не сделать, а проходит время и значимость такой клятвы сравнима с пылью. Да и Селебрен, допустим, сдержит свое слово, а как быть с остальными эльфами, которые могут вначале пустить совушку на подушку, а после разбираться со всем остальным?
В общем, оборотница на эту тему продолжала терзаться сомнениями, которые порой выражались в долгом и задумчивом взгляде, адресованном Айвэ, что уже замедлил ход. Держаться теперь было куда проще, так что украдкой Шэр выдохнула с облегчением.
Вопрос со стороны эльфа поставил девушку в тупик: любопытство терзало и призывало следовать дальше, однако без чужого покровительства едва ли получится всё рассмотреть, не оказавшись облитой презрением светлых существ, если не их яростью - экскурсия спокойной не сможет быть. Это Шарка понимала, заранее огорчившись.
- Найду куда, - лаконично отозвалась она на вопрос эльфа, который уже куда больше внимания оказывал нимфе. Оборотница, впрочем, не ощущала ни единой тени ревности.

+2

32

Вообще можно было и не убегать вовсе. Селебрен был уверен в своей собственной яркой ауре и силе. Он считал, что стоит ему лишь развернуться лицом к этим смертным крестьянам и повелеть убираться, как те опустят сельхозпредметы и покинут территорию светлых эльфов. По сути, за одно лишь то, что они посмели осквернить своими грубыми башмаками эти земли, их уже следует нашпиговать стрелами.
Почему Айвэ решил все-таки увести девушек подальше и не рисковать, проверяя, удастся лишь своим именем и самоуверенностью отогнать чернь подальше? О нет, тут он скорее не их жизнями не захотел рисковать, а своей чистотой. Чистотой не одежды, не тела или лица. А чистотой ауры, ведь перестреляй всех, кто гонится следом, и аура покроется кроваво-красными пятнами. Эльф не желал становиться убийцей кучки запутавшихся в собственном невежестве людишек.
Хранители границ, которым он подал знал, разберутся. То ли отгонят крестьян, то ли подстрелят парочку, а остальные сами сбегут. Во всяком случае, это уже не проблемы Селебрена и его спутниц.

Он вел коня за собой, пробираясь с эльфийским проворством меж ветвей. Лишь белая коса мелькала. Изредка оглядывался, проверяя, как там девушки. Они ехали молча и пока что с успехом держались в седле. Диль, в общем, был весьма покладистым конем, так что не удержаться на нем было бы сложно.
И лишь у развилки, где один путь вел в сторону Греса, а другой забирал круто на северо-запад, Селебрен остановился и поинтересовался у девушек насчет дальнейшего пути. Согласно кивнул в ответ на слова Маилики, некоторое время с легким прищуром испытующе глядел на Шарку.
Хотел уточнить, куда именно, потом передумал. Все-таки ведь не в няньки он к ней нанимался. Да и не нуждается она в помощи, особенно его, эльфа. Сама говорила, неоднократно демонстрировала с таким апломбом, которому все лесные эльфы, вместе взятые, позавидовали бы. Она гордая, ни в жизнь не попросит помощи у того, кто считает ее "темной кровью", "проклятой". А он не станет в который раз предлагать. Достаточно одного отказа.
С Маиликой - другое дело. Ей в деревню возвращаться уже смысла нет. Да и, видимо, некуда там возвращаться. Талладрилле, супруга Селебрена, не откажет приютить нимфу, которой досталось от человеческой жестокости. А Селебрен, передав девушку с рук на руки, отправится дальше по королевским поручениям. Очередное его задание уже давно заждалось.
- Хорошо, - согласно кивнул эльф и после легкой заминки добавил, - значит, здесь наши пути расходятся. Vanya sulie, arwen Shar'ka (Попутного ветра, леди Шарка).
Он дождался, пока оборотень спешится, после чего вспрыгнул на лошадь позади Маилики и, не теряя времени, не оглядываясь, рванул по дороге обратно, а оттуда свернул на едва приметную тропку, которая довела бы их прямиком до Айна Нумиторы.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Свет или тьма?