http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » I'm Keksik and I know it


I'm Keksik and I know it

Сообщений 1 страница 34 из 34

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Время действия: 80 лет назад, лето
Место действия: Скалистые горы, пещера дракона
Участники: Аморонг, Флеурис
Краткое содержание: всем известно, что девушки любят ждать принцев на белом коне. А дракон чем не девушка? Вот она тоже хочет, наконец, понять, что такого в этих принцах, что их принято дожидаться. Правда, найти их еще надо. А тут принц сам ползет в лапы. И коня еще за собой тянет. К слову, о принце. Какой принц в здравом уме и при трезвом рассудке решит пойти один на один против дракона? Правильно, никакой. Наш принц здорово надрался, прежде чем решился на подобную глупость. И теперь ему море по колено, дракон как домашняя ящерка, картину только упирающийся конь портит. И да, у принца свои планы на этого дракона, вернее на эту милую очаровательную драконшу.
[audio]http://ovrload.ru/f/51759_lmfao_-_i_m_sexy_and_i_know_it_(zaycev.net).mp3[/audio]
http://semki.org/wp-content/uploads/2012/03/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%86-%D0%BD%D0%B0-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%BC-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B5.jpg

+3

2

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь одын штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции. С оружием чисто для понту, ибо предпочитает магию. Конь белый, чем ближе к точке назначения, тем сильнее пугается и упирается. Упряжь на коне тоже драгоценная, украшенная всякими дорогими причиндалами.[/SGN]
"Моййй любимый собутыльник! Давай по одной!"
©

Согласиться на эту авантюру было - раз плюнуть. Другой кто подумал бы. Задумался. Замыслился не просто о необходимости этого мероприятия, а в целом, о возможности его воплощения в жизнь. Другой бы кто вообще пошевелил извилинами. Но не Флеурис. Ему не нужно было что-то решать, на что-то решаться, чтобы подписаться на очень странную сомнительную авантюру, на спор, просто потому, что ему сказали "а тебе слабо!" Да не слабо ему, ему вообще ничего не слабо! Особенно, когда демон, основательно наподдав, готов перейти Грозовое море пешком от одного края материка до другого.
Флёр любил принять на грудь, это у него было чем-то сродни тотального средства развлечения и расслабления. Но обычно он не терял головы даже в состоянии самого сильного подпития, а тут не просто его на слабо взяли, так еще и дух авантюризма пробудили. Красивая сказка, выдернутая со страниц книг и предложенная к осуществлению. По сути, спор был прост как пять медяков.
- Говорят, что на верхушке этой горы живет дракон. Слабо залезть к ее пещеру, притворившись прекрасным принцем, и вызвать гадину на бой, мол она у тебя принцессу утащила, гадина чешуйчатая? - фантазия спорщиков зашкаливала, ибо тоже была подогрета немыслимым количеством высокоградусного.
- Пф... Да как пять пальцев...! - отмахнулся демон.
Действительно, разве ему страшен какой-то там дракон? Ну что он может сделать бессмертному вдрызг пьяному демону? У которого, между прочим, внезапно всплыла в голове давно лелеемая идея. Можно даже две идеи совместить. И спор выиграть, и свою затею осуществить. Приятное с полезным. Что там приятное - тоже интересный вопрос. Удовольствие вызвать на бой дракона в его же собственном логове небольшое. Флёр словно почувствовал, как его кожа горит, расплавляется, как жарится его мясо, обугливаются кости, и передернулся всем телом.
"Ну до такого не дойдет, надеюсь. Что бы ни был там за дракон, а ему придется погоняться за мной, чтоб поджарить".

Новоиспеченному принцу выдали облачение. С виду оно было прекрасное, дорогое, добротное. Красота такая, что не каждому высокородному вельможе под стать. А на деле - ширпотреб, но высококлассного качества. Да и меткий глаз не отличит от оригинала. Правда, в такой броне не выдержать даже легкого пинка драконьей лапой, доспехи наверняка попросту сомнутся в один большой металлический ком. А если пыхнуть огнем, то внутри окажется хорошо пропеченное демоническое мяско.
Но разве это, опять же, испугает Флеуриса? Конь и тот, бедняга, боится куда больше. Ведь если дракон пыхнет в тот момент, когда на нем, белоснежном скакуне, сидит всадник, то помимо демонического мяска окажется еще и конское жаркое.

Проблема заключалась в том, как забраться на гору. Она была высокой, в некоторых местах отвесной и совершенно не подъемной. Бледномордый конь категорически отказался скакать наверх, аргументировав это тем, что он благородное животное, а не горный козел. Просто встал, как вкопанный у подножья, а дальше ни в какую.
Что еще оставалось демону? Сначала он уговаривал, обещал горы морковок и сахаров. Обещал стойла и племенных кобылиц. Потом начал угрожать, мол на колбасу пущу тебя, тупое животное. Но когда и это не возымело действия, он просто плюнул на коня и неровными полукругами принялся поднимать и себя, и его вверх с помощью своей магии. Подъем был долгим. Коня чуть приступ не хватил, когда увидел, что земля удаляется, а копыта больше не касаются твердой почвы. Начал истерично ржать, затем истерика скатилась в жалобные стоны, а после и те затихли.
Так или иначе, до верхушки добрались. И Флёр, молодцевато дернув поводья, вскинул подбородок и узрел перед собой огромное округлое отверстие пещеры.
- Выходи, гад ползучий! *ик* На не совсем честный бой!

+1

3

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Драконий отдых после драконий трапезы - святое дело. А Вы как думали? Тут речь не о мисочке диетического салатика на обед. И даже не о тарелке супа с шашлыком на второе. Прожорливая суть огромной рептилии требовала мяса, причем несколько десятков килограмм как минимум. Так что после такого обильного застолья (пусть и не было никакого стола) драконица могла только поудобнее устроиться - причем на боку - и впасть в сладкую дрему, едва-едва прислушиваясь к тому, что творится вне стен пещеры. В конце концов, какой придурок полезет на гору, с высоты которой, вместо земли, виден лишь туман, сквозь который смутно просматривается зеленая поверхность низменного мира? А учитывая, что и во время подъема храбрец-недоумок получит не один десяток шансов свернуть себе шею в головокружительном подъеме...
Таким образом, родная пещера была очень спокойным и тихим местечком, достаточно безопасным. И здесь можно было спокойно остаться с собой наедине, предаваясь блаженным медитации и созерцанию.
В общем, Аморонг дрыхла почти что без задних лап, свернувшись на боку, а тонкие струйки дыма из ноздрей плясали от волн мощного дыхания спящего дракона. Снилась, по правде говоря, ересь еще та.
Вот встречалась такая чушь в сказаниях, что драконы имеют страсть воровать не абы кого, а принцесс. И держать их в плену в ожидании выкупа, а то и сжирать. Причем, в пищу отправляются преимущественно девы, отчего драконица, честно говоря, пребывала в недоумении. Самой ей хватит кинуть один взгляд на любой камень, чтобы назвать его имя и определить фальшивка или нет. Такова ее суть, которая просто волшебным образом тянется ко всему драгоценному. А вот с девушкой... Как-то раз, впервые ознакомившись с детской (!) сказкой такого рода, Аморонг надолго озадачилась: каким же это образом дракон определял, что добыча его невинна в плане плотских утех? И честно говоря, ответа на этот вопрос не отыскала, попросту оставив его открытым - не такое важное это знание, а в сказаниях встречается слишком много небылицы даже для мира, где магией едва ли не дышат.
Так вот. Нечто подобное и снилось. Украла, значит, драконица себе принцессу из замка. Дуру дурой, надо отметить. Светловолосую, само собой. И прямо головная боль с этой милой Агнессой началась: то она убежать пытается, то прекрасный принц припрется ее спасать. То этот принц Агнессе не нравится, и она сама с золотой сковородкой наперевес (откуда только такую нашла в сокровищнице...) бежит впереди драконицы изгонять этого неудачника-женишка с воплями "Вон пошел, моя драконушка, в обиду не дам, а ты сам гад ползучий!".
Вырвавшись из своего кошмара, Аморонг какое-то время вяло моргала, уткнувшись носом в россыпь золотых монет. Двигаться уже было легче, а тяжесть в брюхе постепенно уменьшалась. Сколько часов провалялась так драконица не знала, но была готова перевернуться на другой бок и продолжить отдых, когда услышала нечто, что не очень напоминало порыв ветра или еще какой звук, который может находиться на такой высоте в достаточно изолированном месте.
Иными словами, Аморонг услышала голос и аж подняла морду от золота, вслушиваясь. Первой мыслью, возникшей спросонок, показалось, что это - продолжение сна. И что вот-вот послышится тонкий нежный голос Агнессы, которая будет горестно оплакивать свою судьбу или призывать немедленно выкинуть нового рыцаря вон - кто знает, какое у нее сейчас настроение. Но слух выловил новый призыв, и наконец-то драконица полностью проснулась и вникла в ситуацию.
Какой-то нахал мало того что заявился в ее святыню, но и... И звал ее? А в каких случаях дракона зовут к себе? Или этот некто очень могущественный, или там подготовлена ловушка. Прямо у входа-выхода в пещеру. Нет, Аморонг не испугалась, просто закатила глаза с угрюмым рыком вслух, досадуя, что так не вовремя приперся или приперлись эти никто. И поднялась с тяжелым шумным вздохом, укладывая крылья.
Бежать, спотыкаясь на ровном месте, она не собиралась, само собой. Ступала лениво и важно, пристально поглядывая по сторонам. Да еще и ловушки свои приходилось обходить - тут пригнись, там ступай по особому, здесь ниточку не задень... Так что прошел добрый пяток минут прежде чем шипастая угрюмая морда выглянула из пещеры, уставившись на...
Драконья голова моргнула, с подозрением глянула по сторонам, наверх и снова вперилась пылающим взглядом в всадника; сама Аморонг пока не спешила выбраться целиком из пещеры и показываться. Нет, ментально она уже просканировала местность вокруг. И никого больше не нашла, кроме этих двоих.
Но... Конь? На такой высоте? Как???
А еще это непонятное и совершенно бесполезное снаряжение и амуниция, которая даже раздражает ее наметанный взгляд в плане украшений. Но больше всего недоумения вызывал факт, что горе-рыцарь во-первых был абсолютно пьян, а во-вторых не походил на того, кто провел несколько дней в мучительном подъеме по горам. Тут, знаете ли, не дорожка камнем выложенная до ее логова стелется.
Осознав, что никого угрожающего поблизости нет, а это недоразумение во плоти что-то от нее хочет, Аморонг только сейчас потянулась магией к разуму принца, чтобы понять, что это за небесная кара пытается свалиться ей на голову. И наткнувшись на абсолютную преграду, которую или не пробить, или ковыряться в защите ей придется вечность, окончательно впала в некоторый ступор, забыв и гневно рычать, и плеваться огнем, и вести себя как дракон, в логово которого кто-то нагло приперся. Впрочем, мысленно влепив себе по морде, драконица растопырила крылья, как-то по кошачьи прижимаясь к земле, издала громкое и оглушающее шипение и начала красться вперед. Можно проблему решить очень просто - конь сейчас заистерит и точно предпочтет полет с такой высоты смерти в драконьих зубах.
Но все-таки... Конь... Тут... КАК?
- Пшел, брысь! - вплелись в шипение шелестящие слова, которые можно было легко и не разобрать. Тем более, когда на тебя прется многометровая зубастая и злая махина.

Отредактировано Аморонг'эртааль (17-05-2015 18:16:41)

+1

4

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь одын штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции. С оружием чисто для понту, ибо предпочитает магию. Конь белый, чем ближе к точке назначения, тем сильнее пугается и упирается. Упряжь на коне тоже драгоценная, украшенная всякими дорогими причиндалами.[/SGN]
Вообще демон не ожидал, что ему еще дожидаться придется, пока чешуйчатая ящерица соизволит вылезти из своего логова. Он полагал, что раз он пришел (читай - прилетел) в этом богами забытую дыру, удостоил монстра своим присутствием (за одно только это дракон уже должен выползти, упасть на спинку и картинно испустить дух), то тот мог хотя бы морду высунуть из своей пещеры в качестве знака почтения. Однако проходили минуты, а реакции на призывы Принца не было.
Флеурис откашлялся. Быть может, голос подвел его? Может, у дракона проблемы со слухом? Ну всякое ведь бывает. Старенький дракончик уже, зубы повыпадали, чешуя потускнела, когти сточились, глаза не видят, уши не слышат. С таким, правда, и драться даже стыдно. Поединка не выйдет. Честного уж точно.
"Убью быстро и безболезненно", - решил демон. Порыскал по седельным сумкам, кажется, у него еще оставалась недопитая бутылка. Вот только Флёр и так был в состоянии сильной алкогольной прострации, ему с трудом давалось удерживать крепко норовистого коня, который совсем не разделял страсти всадника к убиению дряхленьких драконов.
Хорошенько прочистив горло, Флеурис снова заорал:
- А ну выползай на свет, прожорливый кусок мяса!
Не сразу, но теперь из пещеры послышались какие-то звуки. Дракон выползал медленно, что Флёр грешным делом списал на артрит и каменную драконью подагру. Разве только хруста суставов не было слышно. Впрочем, демон прислушивался и уже даже подумывал, быть может, выдать болезненной рухляди какие рецепты по лечению болячек нетрадиционной медициной? Уринотерапия, например! Подумав также и о том, что после обильных винных возлияний Флёр мог бы прямо сейчас выдать страждущему столько лекарств из этой самой терапии, демон прыснул со смеху.

Конь, однако, подобного веселья ничуть не разделял, и чем ближе раздавались тяжелые драконьи шаги, тем сильнее нервничало бедное животное. И вот, наконец, хозяин логова выбрался.
Флёр вообще повидал на своем жизненном пути немало драконов, и удивить его чем-то или кем-то подобным вряд ли было можно. Конь же был впечатлен основательно.
Справедливости ради, стоит сказать, что будь демон трезв или хотя бы не настолько урыт в хламину, то непременно оценил бы размеры и мощь, величие и красоту появившегося перед ним существа. Но сейчас он чувствовал лишь какой-то азарт, воодушевление. Ни капли страха, который ему, собственно, вообще не был присущ. Ни капли сомнений, что это какая-то не очень хорошая идея, лучше отправиться восвояси, пока дракон чего не сделал...
А что он может ему сделать?
Ох, эти варианты Флеурис перечислял, методично поднимаясь на гору. И все они казались сейчас ему жутко забавными и любопытными.
"Поджариться в доспехе? Наверное, круто! Так я еще никогда не дох! Оказаться расплющенным в котлетку? Да не, это банально и пошло. Быть сожранным? Оооо!" - эта идея возникла еще по пути к вершине горы и с каждым преодоленным метром лишь крепла. Демон давно уже интересовался, что там у дракона внутри. Откуда берется драконье пламя, способное даже камни превращать в текучую массу. В общем, такой исход Флёра тоже ничуть не пугал.

- Пшел, брысь! - надо сказать, что дракон тоже вел себя, мягко говоря, не очень адекватно. Услышав эти слова, Флеурис в полнейшем недоумении склонил голову набок. Так еще совы делают иногда.
- Да как ты смеешь, гад ползучий, говорить так со мной! *ИК* - демон в протестующем жесте взмахнул рукой вверх и все-таки не удержался и вывалился из седла.
Конь расценил это, как стимулирующий пендаль к свободе, и стремглав унесся покорять неизведанные просторы горной верхушки. Флёр, чертыхаясь, кое-как поднялся, звеня своими доспехами и чувствуя себя в них совершенно неудобно.
- Я ПРИНЦ! - величаво гаркнул демон, а затем спокойно и доходчиво объяснил, - я пришел тебя убивать, треклятое чудище.

+2

5

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Надо отдать должное этому неведомому существу: своим внезапным появлением оно сумело огорошить даже драконицу, которой уже не одна сотня лет исполнилась, и оттого простым удивлением ее было уже сложно поразить. Несомненно, что обыденные, не магического происхождения, отдельные чудеса этого мира еще могли царапнуть восхищенным неравнодушием драконье сердце, и многие знания еще не перекочевали в ее персональную копилку мудрости. Так что сейчас Аморонг, застигнутая врасплох этим недоразумением на белом коне, поддавалась любопытству, которое зародило множество вопросов в мыслях. И это значило, что странному гостю может быть отписано побольше минуток на жизнь.
Сделав такие выводы, свою смехотворную атаку, с целью скорее просто шугануть как надоеливо крутившегося под ногами голубя прочь, драконица прервала и остановилась, стоило пьяному в стельку рыцарю навернуться с коня. Замерев на месте и выпрямившись, Аморонг с почти что задумчиво-философским видом проследила за стремительной скачкой белого как снег коня куда-то прочь от места событий. К конине, кстати, она относилась весьма лояльно, а место в брюхе можно и отыскать. Так что направление, куда умчался неверный и не особо боевой спутник, драконица на заметку взяла. Потом, всё так же молча, Аморонг перевела взгляд на гремящее нечто перед ней. Нечто ругалось, путалось в своем драгоценном и пафосном обмундировании и пыталось встать. Картинно усевшись перед этим зрелищем и обвив хвост лапами, она выжидала, продолжая молчать.
Пьяному море по колено, и на нетрезвую голову и смертным, и бессмертным удается провернуть всякие несуразицы, которые граничат с невозможным. И всё-таки мера неизбежна и тут. Драконица внезапно осознала еще одну вещь, которая не укладывалась в происходящее. Если каким-то чудом эти двое и не свернули себе ноги-шеи в пути, то белая масть за всё время пути обязана была приблизиться если не к вороной, то к гнедым оттенкам точно - из-за грязи. Впрочем, ладно. Никто не исключает, что этот горе-рыцарь отполировал своего верного скакуна, то и дело прикладываясь к бутылке, перед тем как начать орать как резаный - в смысле, что требовать аудиенции и внимания.
Осознание, что выведать правду и секреты у вусмерть пьяного принца как-то может и не получиться (или заполучит в ответ исключительно бессмысленное бормотание), несколько огорчило Аморонг, и та снова попыталась заглянуть в мысли человека, вновь наталкиваясь на непреодолимую преграду. Такая совершенная защита могла быть у крылатого владыки, но присутствия собрата драконица не ощущала, и могла поклясться любым своим крылом, что причина тут крылась в чем-то ином. Вероятно, что какой-нибудь крайне могущественный артефакт, достаточно сильный, чтобы даже она не ощущала его.
Увидь кто из знающих Аморонгъэртааль в нынешнем состоянии, то не смог бы ее узнать. Да и сама она постепенно приходила к выводу, что слишком много чести этому типу, который мало того что приперся к родимому дому, но еще и сверхнагло себя ведет, что-то смея требовать и вякать. Осталось только поблагодарить, что ничем не машет, прыгая перед ней - и это речь про меч.
Так что изначально-то драконица слушалась гласа любопытства и была готова убить это недоразумение несколько позднее, а как дошло бы до дела - сделала бы всё предельно быстро, деликатно и, да простят небеса, едва ли не нежно. Это речь уже про удар лапой, огненный плевок или свидание с желудком - как пойдет дело.
Теперь же Аморонг посчитала, что от типа, спирт у которого на данный момент заменяет кровь, толку будет столько же, сколько шерсти со свиньи. Так что, демонстративно зевнув, драконица поднялась на лапы, лениво потянулась, раскрывая крылья, - всё еще спокойна и даже не вспылила, диво дивное! - и якобы ненароком смела этого самого принца длинным подвижным хвостом, отправляя в полет куда подальше, покуда разворачивалась.
- Надеюсь, принц простит мне мою неловкость, - процедила вслух свои мысли Аморонг, с недовольством размышляя о том, что не особо-то и стоила такая встреча ее личного времени и нарушенного отдыха; сама она двинулась обратно к сокровищнице. Не развлеклась, не узнала ничего полезного, просто смела вон как бесполезную пылинку, незваного гостя, которых бывает крайне мало в этом месте. Что не обозначает радушие и гостеприимство при встрече.
Бывает же в жизни... Всё равно что в пустыне заполучить дождь из лягушек или рыбы. Которые тоже прилетели по воздуху, ага.
- Точно! - выдохнула драконица, сопроводив свой возглас огненными всполохами. - Левитация!
И едва ли успев далеко отойти, она развернулась всем корпусом, крутя головой из стороны в сторону. Кажется, она ошиблась, что этот тип ничего из себя не представляет. Правда, у него были шансы выпасть из реальности от удара хвостом, но может доспехи хоть как-то смягчили? Умения к левитации действительно объясняли многое, если не всё.

+1

6

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь ноль штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции. С оружием чисто для понту, ибо предпочитает магию. Ужратый вхлам, слегка соображающий, но с трудом контролирующий, а потому внимание: "Возможны осадки в виде фрикаделек пендалей"[/SGN]
Дракон во всем своем великолепии, грандиозности возвышался над одинокой фигуркой, силящейся подняться на ноги после падения из седла. У фигурки земля перед глазами ходила ходуном. Демон дал этому явлению собственное объяснение:
- Во разожрался, жирная скотина, - обвиняющий перст ткнулся в сторону дракона. - Земля от твоей туши *ИК* трясется. Небось всё потому, что принцев прекрасных и принцесс таких же *ИК* за милую душу... того... омномном уминаешь!
Конь ускакал, и это демон почувствовал себя так, словно ему топор меж лопаток воткнули. Белый гад, откормленный отборным овсом, и не собирался поддерживать пафосный образ наследника какого-нибудь престола. Флеурис вслед клятвенно заверил белого предателя, что пустит его на колбасу, как только найдет. А найдет обязательно. Куда тому деться, когда на верхушке горы даже дракону места маловато, а где спуск, одному чешуйчатому, видать, и известно? Наверняка животина притаилась в кустах, смотрит на пространство перед пещерой в предвкушении предстоящей бойни и молится, чтобы дракон насытился одним лишь человечишкой и не тронул его, скакуна благородного.
"Ладно, ладно... шкура неблагодарная", - мысленно погрозился демон, скользнув мутным взглядом по подозрительно шевелящимся кустам. Однако сейчас дело было не в беглом коне, а в куда более серьезном сопернике. Дракон, выслушав крамольные речи в свой адрес, кажется, обиделся.

Когда Флеурис протрезвеет, то сначала согнется в приступе гомерического гогота от того, что ему взбрело в голову и как он это решил провернуть. А потом удивится, почему дракон не попытался прибить или сожрать его сразу. Что за странное существо? Да и ауру должно чувствовать! Или за ореолом алкоголя ее не слыхать?

Пока демон распалялся и продолжал вызывать ящера на нечестный бой, монстр решил не дожидаться гонга или даже окончания речи, а потому поступил по-своему. Флёр не обратил внимания на все движения дракона. Демон его не боялся. Он и в трезвом-то виде не боялся ничего, а в пьяном так вообще мог совершать такие поступки, которые на голову не натянешь, а по части абсурда они точно займут первое место и побьют все рекорды. Получив подачу от драконьего хвоста, Флёр улетел куда-то в сторону шевелящихся кустов. Конь успел отскочить, прежде чем демонический снаряд прилетел ему в бок. Боль, причем неслабая боль, слегка отрезвила демона.
- Кажется, эта гадина сломала мне парочку костей, - пробурчал он, с трудом поднимаясь на ноги. Долгие годы привыкания и даже какого-то наслаждения от боли принесли свою пользу. Но демон прекрасно умел самоисцеляться, достаточно было на долю секунды принять облик ветра, доспехи успели удивленно звякнуть, собираясь опасть на землю, ничем не поддерживаемый, но вот уже тело на месте, снова здоровое, полное сил. И что самое печальное - трезвое.
- Что за... - Флеурис оглянулся на коня, потом на дракона, хвост которого только что с последним взмахом скрылся в пещере. - Оно меня только что превратило в мяч?
Нет, демон не злился. Тотальное недоумение овладело всем его существом. А потом он хохотнул. Даже трезвому, ему пришлась по душе безумная идея, которую он заключил с неудачниками местного городка. Выбравшись из кустов, Флеурис увидел, что дракон, отчего-то уже забеспокоившийся, вернулся. Демон в издевательском поклоне приветствовал его снова.
- Интересно, а как драконы смотрят на то, чтобы возить на себе пассажиров? - поинтересовался Флёр словно между прочим. А затем телепортировался прямо на шею ящера, да еще и пристукнул его пятками, как пришпоривают лошадей. Мол, вперед, мой верный скакун!

+1

7

Однозначно ни в какие ворота не проходит то, что творится сейчас. По сравнению с простыми воришками, которую трясутся за свою жизнь невесть как, мечтают бесшумной мышкой обчистить сокровищницу и прекрасно осознают, что им принесет встреча с весьма недовольным драконом, рыцарь был на редкость неприятным типом, совершенно незнакомым с правилами этикета и дипломатии. А ведь самое очевидное, что стоит попытаться мольбами и слащавыми речами пытаться оттянуть неизбежное, пророча что угодно в обмен на избегание страшной участи; здесь же казалось, что ее так и провоцируют на атаку. Впрочем, если изначально она сильно насторожилась такой встрече, подозревая ловушку, то теперь испытывала только одно желание: устранить эту вякающую назойливую пародию на героя напрочь. Уже не так важно как он тут оказался. Будь это хоть сам Рилдир, ему не поздоровится.

К некоторой досаде Аморонг, небрежно подаренный взмахом хвоста полет не отправил цель к далекой земле, что стелилась далеко понизу и казалась с такой высоты объемной картой и картинкой. И этот тип был всё еще живой, уже невесть как стоял на ногах и вообще поприветствовал ее поклоном, в котором лишь слепой и наивный не углядит откровенную насмешку. Несмотря на ауру достаточно могучего существа, этот соперник не вызывал опаски у драконицы; только раздражение, которое отзывалось зудящим призывом разорвать наглеца, испепелить или размазать по камню мерным кровавом слоем, выпустив вонючие внутренности наружу. Угрожающе зарычав, вытягивая вперед длинную шею, она успела сделать пару шагов навстречу к рыцарю до его издевательских слов. Рык перетек в разгневанный рев, и на место, где только что стоял этот гад прилетел огненный ком, которым плюнулась Аморонг. Цели пылающий шар не достиг, потому что этот... Принц успел как сквозь землю провалиться, и не сразу драконица осознала, что ее оседлали как какого-то ишака. Поворачивать морду в сторону своего новоиспеченного всадника она не стала, зато сейчас мужчина мог прекрасно ощутить и заметить, что чешуя внезапно словно бы потемнела и покрылась липким нечто, напоминающим не то мед, не то смолу. Насмешливо обнажив клыки, Аморонг склонилась к собственной лапе, которая тоже уже была в этом неведомом веществе, и небрежно дыхнула искрящимся пламенем. В тот же миг огонь с веселым и азартным треском в считанные мгновения поспешил распространиться по чешуйчатому телу; и целиком горевшая без боли и вреда для себя драконица злобно зашипела, лишь сейчас поворачиваясь в рыцарю головой. Испечься прямо так, подплавившись доспехами она ему не дала, и сделав рывок вперед, схватила острыми зубами злополучного всадника, стягивая его с себя. Подкинув человека в воздухе, Аморонг перехватила его удобнее, когда привстала на задние лапы и поймала свою добычу в воздухе, заглатывая целиком подобно огромной змее, поймавшей мышь. Доспех неприятно царапнул нёбо, и эта раздражающая боль привела к мысли, что ей хочется еще стать причиной чужой смерти.
Хищные и внезапно голодные до чужих мучений глаза выцепили коня, которому теперь, ставшему мишенью, не было суждено жить, жевать зеленую травку и творить прочие лошадиные дела. Драконица прыгнула с места - этому прыжку было далеко до кошачьей смертельной грации, до стремительного змеиного броска. Прыгнула несколько тяжело от собственного роста, соответствующей массы и избытка пищи в брюхе, но ситуацию спасли крылья, которые, прираскрывшись, растянули прыжок; обрушившись живой яростью, ударом когтистых лап Аморонг тут же смяла коня, не дав ему толком ржануть или метнуться в сторону. Желудку было нелегко от такого объема пищи внутри, но это не было весомым аргументом оставить свежее и живое мясо пропадать. Лошадиную тушу заглатывать целиком было слишком неудобно и рискованно, так что в этот раз драконица кормилась, вырывая большие кровавые куски вместе с костьми. Вкус крови и накрывшая тишина, нарушаемая лишь урчанием и чавканьем, звучала сладко.
[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]

+1

8

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь ноль штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции. С оружием чисто для понту, ибо предпочитает магию. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, жаждущий оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]
Кататься на драконе могло быть очень веселым и занимательным занятием, если бы дракон только не был против этого. Флёр, кажется, никогда прежде не оседлывал этих здоровенных чешуйчатых тварей. Вот сам их форму принимал, хотя ему больше нравилось рассекать по небу в виде неукротимого потока воздуха. Однажды даже случилось так, что этот поток поймал один из вивенди. Ну не рассчитал, бедолага, что может отгрести такую "удачу" в свой карман, как стихийный демон. А тот не преминул поразвлекаться. Долго рассказывать, что в той истории было дальше, можно лишь упомянуть, что в результате ни один вивенди не пострадал.

Дракон не ожидал такого подвоха, что кто-то сумеет выжить после подачи хвостом. Тупая ящерица наверняка надеялась, что незваный гость улетит совсем с горы и избавит от необходимости добивать. Но у Принца были совсем иные планы.
- Но, лошадка! - заорал он, "пришпоривая" дракона пятками и стуча по чешуе. Его это веселило, еще больше веселило то, что ящер накаливается от ярости. Он попросту готов взорваться, разгораясь в этой своей волне гнева.
Хотя нет, стоп... Он и вправду горит! Да и кажется, Флёр вместе со своими чудесными доспехами оказался приклеен к какой-то черной вязкой ерунде, выступившей на шкуре монстра. Демон такого поворота явно не ожидал и попытался отодраться от чешуи простыми методами, без применения магии. Но, как и в случае зыбучих песков, все попытки лишь усугубляли положение. Попытался отодрать ногу, упираясь руками в тело гада, и лишь прилепился еще и руками. Да и огонь этот еще заполонил видимость перед собой. Флёр не пытался ничего предпринять, хотя сгорать ему, конечно, очень уж не хотелось. Доспехи стали шибко быстро плавиться - дерьмонтиновый материал дал сбой еще только при получении удара от хвоста. А от огня и вовсе растрескался и расплавился, вклеиваясь в тело демона и оставляя на нем ожоги. Флеурис заорал. Да, черт подери, это было катастрофически больно! И ему плевать, если мерзкая хвостатая гадина самодовольно ухмыляется, шкеря такие же мерзкие зубы.
"Я тебе прорежу их, кусок драконьего мяса!" - чуть ли не прорычал демон вслух, однако боль все же была настолько сильной, что из обожженного горла вылетали только хрипы и стоны.

Но дракону и этого показалось мало. Он клацнул этими самыми зубами ("НАСЛАЖДАЙСЯ ИМИ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ!"), перехватывая тело Флеуриса пополам. Размягченные доспехи совершенно не стали никакой преградой для того, чтобы острые, как мечи, клыки прошили почти насквозь человеческое тело. Словно прощаясь с окружающим миром, демон в последний раз сомкнул веки, прежде чем бездонная глотка поглотила его.

Наверняка дракон не собирался жрать уже помершего принца. Но так уж вышло, что принц не мог быть по умолчанию помершим до конца, а потому воскресился аккурат в глотке, проходя на уровне где-то восьмого шейного позвонка. Зацепившись там за складку, выровнял падение и вдруг осознал, что дышать ему тут абсолютно нечем.
"Чертово тело. Надо было в вампира превращаться", - кстати, хорошая мысль, которая тут же и была исполнена. Теперь Флеурис мог видеть в темноте и совершенно не нуждался в поддержании своей жизнедеятельности путем движения легких. Всё еще удерживаясь за складку и не желая падать вниз по драконьему пищеводу куда-то вглубь, равно как и не спеша телепортироваться наружу, Флёр задумался, как бы поступить сподручнее. Правда, почти сразу же пришлось уворачиваться от громадных кусков мяса, которые полетели сверху, и демон один раз даже чуть было не получил по голове копытом.
"Вот прожорливая гадина. Сожрала-таки моего коня!"
Вскоре, впрочем, Флеурис нашел и в своем положении достаточно много положительных моментов. Внутри дракона он, пожалуй, еще не бывал. А чем не ценный опыт? Тем более любопытство взыграло, и захотелось разглядеть, откуда же берется это хваленое драконье пламя. Так что Флёр создал объемный воздушный шарик, умостился внутри и, как с горки, разогнавшись хорошенько понесся вниз, туда где в желудочном соке уже методично обрабатывалось конское  мясцо.

+1

9

- Вот и всё, - уже лениво ковыряла конский истерзанный труп драконица. - Вот и нет принца на белом коне.
Первоначально, пусть и было далеко не пусто в драконьем нутре, она активно терзала свою вторую добычу, отгрызая огромные куски. Потом, излив свою злобу на вторгнувшихся (и пусть бедное копытное не по своей воле приперлось, оно тоже воспринималось виновным), Аморонг как-то успокоилась. Человека больше нет, теперь ему не суждено увидеть белый свет и еще побудоражить свою кровь горячительными напитками. Или, - вспоминает она ауру сожранного гостя, - не человека?
Это уже не имело значения, и кем бы этот тип ни был, кричал от огня он как самый простой смертный, и эта мелодика была слаще для слуха драконицы любого умелого оркестра. Полусожранную добычу она оставила, брезгливым пинком большой лапы скидывая вниз, на радость зверью, для которых это обернется даром свыше в буквальном смысле слова. Вслушиваясь в что-то неприятно-тревожное в своем брюхе, Аморонг, недовольно урча, поскребла по желтой чешуе пуза когтями, словно требуя всему содержимому немедленно улечься поудобнее и смиренно усваиваться, а не беспокоить попусту. Приглушенно сыто рыгнув, извергая невольно дым с всполохами пламени, крылатая затем облизнулась, собирая с морды остатки крови длинным языком - сейчас металлический соленый привкус напротив успокаивал, а не будоражил хищную суть. В нынешний момент пролитая кровь означала конец тревогам и каким-то помехам ее покою.
Ничего высматривать и вынюхивать дальше драконица не намеревалась, чувствуя, что вокруг больше нет живых душ. Так что потянувшись всей тушей, она удовлетворенно и широко зевнула, раззявив пасть, фыркнула и поплелась обратно в пещеру, чтобы продолжить дерзко прерванный свой сон. На мгновение задумавшись, она угораздилась случайно наступить на одну из магических ловушек. Впрочем, лизнувший брюхо огонь не вызвал даже щекотки, и всё в том же апатично-флегматичном настроение Аморонг проследовала дальше.
Устроившись на золотом ворохе всяко разного, она долгое время елозила, стараясь отыскать себе наиболее удобное положение и досадуя на свою жадность в плане количества пищи.
Отдохнув, она, наверное слетает развеяться или же проветрится по городу. Дремота не возвращается, и драконица негодует на дискомфортные ощущения в брюхе, словно этот тип всё еще жив. Не сказать, что, по чувствам, этот принц гарцевал на своем скакуне, но спокойно понежиться и поваляться в ближайшие пару часов не суждено. Шумно выдохнув, Аморонг решает отвлечься на составление дальнейших планов. Например, в Гульраме, как она слышала, открывается любопытная книжная лавка, где можно отыскать редкие (а то и в единственном виде) экземпляры. И не про сборник поэзии в данный момент речь...
- Да что это такое, - вслух досадно рыкнула Аморонг, когда в брюхе что-то булькнуло, квакнуло и дрыгнулось. Крайне вредная пища эти принцы! Может, правда исторгнуть лишнее?
[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]

+1

10

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь ноль штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Пока что Флеурис не нашел ничего интересного, бродя по внутренностям дракона. Он прокатился с горочки по пищеводу, развлекаясь вовсю и кувыркаясь в своем воздушном шарике. С размаху прыгнул в желудок, обследовал его и пришел к выводу, что нет, дальше по пищеварительному тракту он плыть не станет. Если у человека кишечник длиной в несколько метров (случалось видеть, как всё это добро вываливается омерзительной зловонной кучей из выпотрошенного чрева), то у дракона куда больше, и путешествовать по наполненному нечистотами извивающемуся тоннелю приятного мало. В принципе, Флёр не за приятностями оказался внутри дракона, а ради любопытства и собственных научных изысканий. Но даже ради этого нырять в драконьи кишки не захотел.
По счастью для ящера, демон не умел читать мысли, но зато задумал покопаться в чужих мозгах. Причем покопаться в прямом смысле. Там извилину передвинуть, здесь скрутить ее в бантик или морской узел... Авось это как-то повлияет на мерзкого чешуйчатого, и он спятит совсем уж, начнет танцевать танец маленьких лебедей, и то еще будет зрелище! Но не затем Флеурис влез к дракону в брюхо. И не затем, чтобы оказаться там, куда пытается протолкнуть его сам желудок.
Даже тут, внутри, было ощутимо, что дракон куда-то идет. Вот он увалился, вот ему некомфортно, неудобно, начинает елозить, пытаясь отыскать максимально уютную позицию. А Флёр вместе со своей воздушной оболочкой, не позволяющей просочиться внутрь желудочному соку и бес еще знает чему (анализы содержимого драконьего желудка не проводились), был вынужден тоже плавать, кататься среди всего, что теперь там варилось, разлагалось и перерабатывалось. Он с трудом умудрился удержаться в желудке, распирая его своей воздушной сферой, когда куски конского мяса отправились в свой последний путь.
"Так. А где же у него эта штука, из которой он пыхает огнем? - демон задумался и предположил, что должно это дело находиться ближе к горлу. Пробраться туда несложно, однако когда он путешествовал по  пищеводу, то не заметил ничего схожего на нужную ему железу. - Может, это в легких или рядом с ними? Значит, нужно пробраться туда".
А как это сделать? Правильно, для начала нужно забраться обратно в глотку, там уже перепрыгнуть в дыхательные пути, например, в трахею, и скатиться вниз. Только обычно это вызывает чихание и кашель, видимо, нужно не просто забраться, а еще постараться не вылететь наружу с соплями.

Вампир-демон задрал голову, разглядывая, где там ход наверх. Судя по движение внутренностей, дракон, наконец, принял горизонтальное положение и угомонился. Хотя бы на какое-то время. Флеурис посчитал, что эти минуты, которые неведомо когда закончатся, необходимо использовать с максимальной пользой. Воздушный шарик поплыл обратно, пришлось чуточку уменьшить его в размерах, чтобы не касаться стенок пищевода, ибо тогда это могло спровоцировать рвотный рефлекс, а демон не желал оказаться снаружи ни с соплями, ни с содержимым желудка. Правда, он все равно умудрился зацепить какие-то свисавшие с "потолка" штуки, когда был уже в горле, и это наверняка не осталось бы для дракона незамеченным.

[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции. С оружием чисто для понту, ибо предпочитает магию. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, жаждущий оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

11

Размышления о высоком драконицы оказались бесцеремонно прерваны, так что вдумчиво продумать список книг, который она желает заполучить, ей не удалось. А это, между прочим, вопрос важный! Переделывать свою пещеру в библиотеку она не собиралась, то есть основная масса книг должна быть прочитана, запомнена и... Мягко говоря, утилизирована. В лучшем случае - перепродана. Пару любопытных рукописей, конечно, можно отыскать в сундуке дальнего ответвления пещеры, но это особо редкие экземпляры, которые приятно перечитывать или с каждым разом можно подчеркнуть нечто новое. И да, там же ютился томик со стихами.
Нет, вообще-то глупо ожидать, что в брюхе всё будет тихо и спокойно, учитывая ее рацион. В конце концов, она никогда не заморачивалась такой глупостью вроде как раздеть свою добычу, избавить от панциря доспехов или тряпочных шмоток, выбрать самые лакомые и мягкие куски плоти, презрительно не обращая внимание на кости и склизкие органы. Разумеется, что желудок усвоит это всё, но обязательно сопроводит яркими комментариями и размышлениями вслух в виде всякого бульканья, плюханья и прочего. Вероятно, уточняет, где он видит прожорливость своего обладателя и как обожает драконью всеядность.
Аморонг в своей жизни не раз с любопытством использовала живые и разумные цели для своих тренировок и каких-то опытов. Но разумеется, что примерять на себя эту роль добровольно драконица никогда не станет. И искренне ужаснулась бы тому, что внутри нее не переваривается, а вовсю исследует ее анатомию и особенности строения это самое нечто, которое при встрече было принцем. Оставалось лишь в сторонке порадоваться, что хоть конь оказался самым обычным копытным, пусть и завершилась его судьба достаточно трагично.
Драконица все-таки решила обойтись меньшим злом, так что живой пассажир ее нутра мог ощутить, что огромная, заключенная в чешуйчатую броню туша поднялась снова и куда-то неспешно двинулась - к выходу, разумеется.
От пещеры Аморонг отошла подальше, словно брезговала исторгать частично переваренное содержимое из желудка слишком близко к родному логовищу. Она вообще порой слишком презрительно относилась ко всякой грязи и нечистотам, и если многие вполне себе позволяли отведать падали, которая уже была с душком, то красная драконица только при очень большой нужде могла включить подобное в свой рацион.
Как раз к тому моменту в горле очень неприятно и гадко защекотало, и яростно замотавшая головой самка ящера все-таки сумела выплюнуть то, что причиняло массу беспокойств изнутри. Правда вот, пребывая в твердой уверенности, что внутри нее живого никого нет - кто сумеет пережить перемалывание острейшими зубами и едкость желудочного сока?
Поэтому пока драконица слегка отвернулась в сторону, продолжая кашлять и сопровождая всё всполохами огня. Зато внутри ей сразу стало спокойнее. [AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]

Отредактировано Аморонгъэртааль (28-05-2015 13:39:23)

+1

12

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь ноль штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
^^ [audio]http://ovrload.ru/f/53963_sound_1.mp3[/audio]
Песня Аморонги к своей голове))

Уж сколько приключений ни выпадало на долю Флёра, уж в какие переделки он попадал и в каких местах побывал, но нутро дракона - это, пожалуй, просто пик всего на свете.
"И как это я раньше не додумался до такой гениальной идеи? - недоумевал демон, проплывая над конскими ногами, булькающими в желудочном соке. Благодаря ночному зрению вампира, демон видел, как работает каждая мышца изнутри, как сокращаются стенки желудка, как открывается и закрывается то, что в современных научных кругах именуют клапаном (привратник типа) - Во мне явно умер, еще не родившись, превосходный анатом! Как же это все-таки увлекательно..."
В ту же секунду у Флеуриса возникла еще одна гениальная и совершенно идиотская (как и большинство гениальных) идея - примерно таким же образом ведь можно исследовать не только тело дракона, но и тело человека! Понятно, что в таком виде, как его сейчас проглотила мерзкая ящерица, в желудок гуманоидной особи не попадешь, ну так можно стать тем, кто любит жить в человечьих кишочках. Как там в старом бородатом анекдоте:
- Поздравляю, в вас зародилась новая жизнь!
- Доктор, но я же мужчина!
- А глистам, голубчик, всё равно.

Только представив себя в подобном амплуа, Флёр безудержно заржал.
"Нет, нет, в качестве шутки еще пойдет, но превращаться в такую ерундовину я даже в состоянии алкогольной прострации не стану!" - отмахнулся он все-таки от своих не самых радужных мыслей и решил заняться более насущной проблемой. То есть тем, что было сейчас.
Начался долгий и не такой уж интересный подъем обратно, когда приходилось быть супервнимательным и стараться не щекотать пищевод дракона по причине, уже описанной ранее. Это стало делать сложнее, когда неугомонная ящерица снова куда-то помелась.
"Вот не лежится ей спокойно", - негодовал Флёр, пузырь вокруг теперь удавалось стабилизировать не так хорошо. Приспосабливаться к ходу у демона не получалось вовсе. - "Кажется, остановилась..."
Он подумал, что, быть может, она просто перебралась на другое место, удобно умостила своё раздутое брюхо среди сокровищ и теперь заснет, предоставив демону свободу копаться в ее теле, но рано обрадовался.
"Что это за звук?" - Флёр насторожился, а потом... - Ййййиииихаааа!
Как из пушки, он вылетел из драконьей глотки, пузырь лопнул в процессе, кажется, чиркнув по громадным клыкам. Полет ему понравился, приземление не очень. Да еще один немаловажный факт забыл - он вампир, а на улице солнышко, день в разгаре. Хорошо, хоть дракон выплюнул его под сени деревьев, куда-то в те же кусты, куда улетел Флеурис и в первый раз.
- Нет, ну это мне уже начинает надоедать, - проворчал демон, поднимаясь на ноги. В этот раз он ничего не сломал, но приложился неслабо головой то ли к камню, то ли к стволу дерева, черт разберет. Выпрямившись, Прынц заявил, - слыш, ты, образина! - сделал шаг в сторону дракона, попал в солнечный лучик и тут же отскочил обратно с воплем, - ай, горячо!
Меняться прямо сейчас, на глазах у дракона, не хотелось. Зато хотелось обратно в брюхо, оставшееся не до конца исследованным. И  как, простите, туда забраться, если до мерзкой ящерицы еще нужно дойти, а Флеуриса и цель отделяют метры солнечного света!
"И как это я раньше не догадался!" - собственная сегодняшняя гениальность поразила его до глубины души. Он шмыгнул за дерево, дабы не палить свои способности перед драконом, и приготовился телепортироваться. А что? Желудок изучить успел, следовательно, мог очутиться там, едва дракон в очередной раз раскроет пасть.

[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции, местами пожеванной и помятой. Понтовое оружие улетело куда-то в кусты, но наш герой не опечалился ничуть, ибо предпочитает магию. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

13

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Мягко говоря, Аморонг несколько растерялась, когда изрыгнула не полупереваренную тушку, а вполне живой организм, который продолжал нести чушь, пылал здоровьем и активностью. И это если вспомнить то, что еще недавно этот принц истошно орал, когда его поджарило огнем, а после острые зубы точно прошили его насквозь. В конце концов, драконица ясно чувствовала будоражащий вкус крови на своем языке, а теперь... Теперь стоило признать, что гость ее посетил слишком непростой, чтобы пытаться избавиться от него такими примитивными методами.
Аморонг злобно зашипела, услышав нелестное обращение к себе, которое не потерпела бы даже от самого Бога. Но ее негодование приутихло, сменившись очередным недоуменным любопытством, когда вздорный наглец попал под лучи солнца, взвизгнул как порось-переросток и отскочил назад. Запах подпаленной кожи ее ноздрей не достиг, уж больно много других, более сильных ароматов витало вокруг. Да и трупной вони, коя свойственна вампирам, не было драконицей учуяно за все мгновения нелепого знакомства. И в то же время не знала Аморонг иных существ, что шуганутся прямых лучей солнца, спеша укрыться в тени. Кроме того, и встретил-то ее всадник прямо под светом, когда восседал на своем белом скакуне, что уже мирно переваривался внутри. Хоть кто-то сегодня оказался нормальным и самым обыкновенным.
В задумчивости проследив, как вампир юркнул за ствол дерева, она ухмыльнулась. Напоминал этот жест детские заигрывания, когда демонстративно прячутся, привлекают внимание к своей персоне, провоцируя на игру. Иное дело, что играть драконица никоим образом не собиралась со своей добычей. Впрочем, тут скорее уже просыпалось любопытство, нежели желание изжить несчастного принца упырей.
Недобро осклабившись, Аморонг подалась вперед, а огромная трехпалая лапа играючи выкорчевала кусты вместе с корнями; жалобно хрустнувшая ветками растительность, коей было крайне мало тут, отправилась куда-то вниз лететь, но над вампиром раскрылось величавое огромное крыло, принимающее на себя губительные для кровососа лучи солнца.
- NahLaaS DILON, - пророкотала драконица, выпуская струйки едкого дыма из ноздрей. - От тебя нет запаха DINOK - Смерти. Но ты вампир - живой мертвец. Ты стал упырем, когда я DIVON - проглотила тебя?
Аморонгъэртааль никогда не славилась гостеприимством, а уж особенно не могла им похвастать на своей территории, к границам которой относилась крайне ревностно. Драконье высокомерное самолюбие было в ярости, что так быстро не удалось разобраться с нарушителем ее покоя, но слепой злобой и силой, вероятно, тут было не заполучить желаемого. И вся соль в том, что пока драконица точно не разобралась: она хочет, чтобы упырь просто ушел или сгинул, или чтобы ответил на ее вопросы, коих найдется достаточно. Но отыскать ответы можно и самостоятельно, свернувшись кольцом на золотом ложе, размышляя обо всем в своей полудреме или в облике человека отыскав нужные сведения в книгах, к которым она так же была далеко не равнодушна.

+1

14

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь ноль штук.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Вообще Флеурис совсем не планировал выбираться из драконьего нутра таким вот образом. Да он любым образом не планировал этого делать, ибо в нем заговорила вдруг исследовательская жилка, проснулся нераскрытый талант анатома (хорошо хоть не патологоанатома!), и в итоге демон спешно решил его реализовать. А тут дракониха, вернее ее неугомонный желудок взбунтовался и - ну вот кому скажешь, не поверят! - изрыгнул не перевариваемые остатки обратно, под гостеприимные солнечные лучи. Естественно, гостеприимными были бы они для кого угодно, но не для вампира, облик которого демон принял.
Странно же, что единственный, кто не хотел вылезать из драконьего желудка, был Флёр, тогда как любой другой на его месте наверняка только об этом бы истерически и думал.

Хотя пока что не об этом следовало размышлять. Дракон его выплюнул, Флёр-вампир обжегся на солнечном луче и сразу же ретировался в тень, а оттуда за дерево, ведь следовало продумать план и воплотить его в жизнь. Демон остался доволен своей задумкой - телепорт. Самое простое и не требующее особых затрат энергии решение. Место назначения находится совсем рядом, Флёр его очень четко себе представляет, ведь только что оттуда. А телепортироваться в желудок куда быстрее и безопаснее, чем оказаться проглоченным. В лучшем случае проглоченным. А то ведь дракон, удивившись, что его отбивная все еще шевелится, может в следующий раз и зубищами своими перемолоть. Флёр же ничуть не настроен ощущать эту чудовищную боль, когда ты еще не помер и чувствуешь, как дробятся твои кости, как перемешиваются внутренности, словно большущим черпаком, как выливается кровь - и всё это сопряжено с колоссальной по своему массиву болью, от которой невозможно избавиться. Ну кроме как воплотиться в свою стихию. Это просто, но тогда как же доспехи и остальная, пусть и бутафорская, но амуниция?!
"Моя гениальность становится тяжким бременем" - мысленно проворчал он. Почему так некстати в голову лезет столько глупых "а вдруг", в то время когда мысли действительно поражают своей гениальностью и изобретательностью?

Пока демон прикидывал, как лучше поступить, и вроде даже остановился на телепортации, дракон решил, что ожидание - не его сильная сторона. Куда-то полетели вывернутые с корнем кустарники и дерево, за которым укрылся вампир. И Флёр уже собрался выругаться как-нибудь поэпичнее, дабы повергнуть в ужас и хаос уши чешуйчатого, не привыкшего к таким изощренным матам, но оказалось, что над головой демона заботливо простерлось драконье крыло.
- Слушай, ты же вроде дракон, - поморщился демон, пораженный услышанным до невозможности глупым предположением, - драконша, - поправился он, приняв к сведению женский род, в котором говорила о себе его противница, - ну и где ж твои мозги? Я слышал, что драконы, мол, мудрые, умные и всякое такое. Где всё это, а? - Флеурис развернулся лицом к драконьей морде и, уперев руки в бока, задрал голову, с осуждением глядя на ящерицу. - Какой дурак будет думать, что кто-то может стать вампиром, если его проглотит дракон? Или что.. это ты так мученическую смерть определяешь? Дорогуша, в таком случае ты ни черта не смыслишь в мученических смертях, - и тут же Флёр с энтузиазмом предложил, - продемонстрировать наглядно?
[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции, местами пожеванной и помятой. Понтовое оружие улетело куда-то в кусты, но наш герой не опечалился ничуть, ибо предпочитает магию. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

15

Пока Аморонг была ведома любопытством, это чувство на какое-то время могло отсрочить кровавые разборки с гостем. На короткий момент она и вовсе могла проникнуться уважением, но ни за что не позволит к себе относиться как к какому-то тифлингу и прочему отребью. Она - дракон, существо древнее, могучее, и нет в это мире козявки, что могла бы поспорить с драконицей и оказаться достойной для подобного. Разумеется, что исключением бесспорно шли драконы, что были старше, а потому крупнее, сильнее и мудрее, но Аморонг знала - время играет ей на руку, что, правда, не подразумевало возможность просто спать целыми днями, просыпаясь лишь утолить голод. Силы, конечно, в каком-то смысле скопятся таким образом, но знания во сне не придут. Слишком мало их соберется и если прочитывать только книги, потому что нужно помнить про реальный мир вокруг, откуда можно зачерпнуть еще больше. И увы, но не всё видно, понятно и заметно с высоты драконьего высокомерия, отчего порой удобнее - даже драконица признавала - скрываться среди суетливых двуногих, выступая включенным наблюдателем и участвуя в некоторых событиях, а то и устраивая их.

Гость ее был достаточно сильным, чтобы выжить после огня, острых зубов и едкого содержания желудка. Аморонг шумно выдохнула, пытаясь разобрать его ауру: суть могучего существа, которое прежде ей не доводилось встречать, в этом не приходилось сомневаться. Потом - начала проковыривать ментальную защиту, решив, что тут просто нужно проявить много упрямства и терпения, коими порой приходилось хвастаться не по своей воле. Мухе пробиться сквозь стекло едва ли когда-нибудь получится, но дракон - не маленькое и беззащитное жужжащее насекомое, которое можно прихлопнуть ладонью. И располагает куда большими силами и магическими резервами.
- NahLaaS DILON, - с рыком повторила обращение Аморонг. - Я не причину назвала твоего обращения. Я сказала время, когда это могло случиться.
За грубость и невежество гость стал наказан. Нет, огонь не вырвался из горла и пасти драконицы, а лапа ее не попыталась размазать наглеца в тонкий блин, обнажая вонючие внутренности. Она просто убрала на мгновение крыло, позволив пагубному солнечному свету подпалить до дымка и криков кровососа, после чего живой шатер снова раскрылся над вампиром как ни в чем не бывало.
- Ты подобен вампиру, но не похож на него многим, - пытливо заявила Аморонг, сщурив яркие глаза цвета спелой вишни. - Ты стоял на самом свету, когда восседал на своем коне. А сейчас визжишь свиньей от самого тусклого из лучей.
Покуда текли рокотом слова, она не прекращала своих попыток пробиться до мыслей неведомого существа. Она ощущала ревностное негодование, что столкнулась с кем-то, кто может похвастаться такой же защитой, если не сильнее ее. В одном драконица была уверена точно: это не ее собрат, который изволил своеобразным способом пошутить. И даже угрозы со стороны существа оказались ею словно бы незамеченными.
- Я знаю разные легенды, незваный гость, - вырвались из ее ноздрей струйки дыма. - И многие из них напоминают детские сказки. Былины, поверья и баллады я знаю тоже. Ты - герой некоторых из них?
[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]

Отредактировано Аморонгъэртааль (08-06-2015 23:50:47)

+1

16

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Ах это сладкое чувство, когда тебя недооценивают, когда скользят взглядом, не замечая, и смешивают с толпой, чувствуя свое фантомное превосходство. Флеурис любил даже не опускать, а самым наглым образом сбивать всяких зазнаек с небес на бренную землю. Хотя справедливо причислял драконов и некоторых других могущественных созданий к тем, кому позволительно время от времени зазнаваться. Но не рядом с безумно прекрасным, самым лучшим в мире, великолепным, непревзойденным им - демоном. Ну кто может с ним, ослепительным, сравниться? Уж ни эта ли глупая ящерица, считающая себя венцом творения?
- Арррр! - злобно рявкнул Флёр, когда глупая ящерица убрала крыло, позволив вампирскому существу демона задымиться на солнце. Как же нагло она прервала его мысленную оду самому себе! Как позволила-то! Он метнул в нее грозный, испепеляющий взгляд. Ах, если бы он только мог этим взглядом шандарахнуть, аки молнией...
"Стоп!" - внезапное осознание, - "Я ж могу!"

- Время не имеет значения, когда твой возраст сравним с возрастом мира, - прищурившись, Флеурис резко развернулся, задрав голову в сторону морды дракона. Откуда ни возьмись, яркая молния выпорхнула из далекого облачка и ударила ящера прямо в нос. Флёр особо не целился, однако постарался не задеть голову, в которую после намеревался проникнуть. Ну и мешки с горючим веществом - так он назвал вкратце тот аппарат, которым пользовался дракон, плюясь огнем, - тоже задевать не хотелось, пока те еще не были изучены. Зато карающая молния двинула по чешуйчатому носу, обжигая чуть ли не насквозь.
- Хочешь узреть, как визжат свиньи, мерзкое алчное создание, чующее прекрасных коней и греющее толстым брюхом наворованные сокровища? Хочешь?! - выкрикнул принц. Он еще не придумал, как именно наказать дракона за его собственное невежество и глупость, да еще и за то, что тот не дал до конца облазить весь драконий организм. Однако предполагал, что ничем хорошим это наказание для дракона не выйдет. Ящерица может что угодно делать с демоном - жечь, жевать, топтать. Да, это будет чертовски больно и в 99% случаях смертельно. Вот только не для того, кого попросту невозможно убить.

- Я не знаю, о каких легендах ты говоришь, - фыркнул он уже из-под драконьего пуза. И когда успел туда переметнуться? Может, вообще телепортировался? Как раз в тот момент, когда молния долбанула дракона и на какое-то время ввела того в замешательство. - И быть легендой или ее героем мне совсем не хочется. Однако мы поспорили с... - трезвый мозг с трудом вспоминал то, что происходило с мозгом пьяным, - с кем-то... Поспорили, что я... - "Черт побери, о чем мы вообще спорили?" - какая разница, короче? Мне интересно, где в твоих легких зарождается огонь. Так что уж будь добр, дракон, раззявь пасть пошире и подожди, пока я это узнаю. Ну ты ж понимаешь, что мне надо обратно к тебе в брюхо, да?
Флеурис с этими словами хлопнул дракона по лапе. Хотел хлопнуть по пузу, но оно возвышалось над головой так, что надо было до него еще и добраться.

[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции, местами пожеванной и помятой. Понтовое оружие улетело куда-то в кусты, но наш герой не опечалился ничуть, ибо предпочитает магию. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

17

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA][STA]очень злой драконэ[/STA]
Тем временем Аморонг пришла к еще одному не самому приятному выводу, что подтверждал недостаточную ее мощь по сравнению с этим мелким и назойливым гадом, которого просто так не раздавить одним ударом лапы. Она точно помнит, что ее острые зубы прошили насквозь - вкус крови просто так не мог появиться. Доспехи, опаленные огнем, должны были плавиться в живую плоть, поджарить ее вместе с пламенем... Но существо, что до того орало, а значит чувствовало боль, было целым. Ну, если не брать в расчет свежеполученные ожоги от солнца. И этот вампир, Аморонг была готова поклясться, живой, а не оживший мертвец. Нет от него запаха мертвеца, а своему обонянию она доверяла.
- Значит, эта тварь такая же древняя, как и мир, - сощурились драконьи глаза, сфокусировавшие взгляд на принце. Она бы приняла его за одного из Первых крылатых владык, что своим ростом уже сравнимы с горой - столь огромны и величественны они... Но дракон может обладать лишь одним человеческим обликом, а иллюзия от артефакта или магии не сумеет обмануть Аморонг...

Она взревела, ослепленная короткой яростной болью, когда небесный огонь впился в ее нос, замотала головой, выпуская пламя в воздух. Огромная лапа метнулась на звук, на источник противного голоса, чтобы прихлопнуть этого жука - несомненно, его рук дело! Рыча, поводя мордой из стороны в сторону, драконица приподняла лапу, убеждаясь, что промазала.
- Хочу узреть твои кишки гирляндой на ближайшей ели!
Отвечать же иными словами, более сдержанными и под стать могучему сопернику Аморонг совершенно не собиралась, а топтать, рвать на части, испепелять эту тварь была готова вечность... Иное дело, что за несколько веков можно научиться сдерживать даже безумные порывы, которые, казалось, сметают всё на своем пути. Слепая ярость не поможет, а большая часть энергии растворится, не достигнув своей цели: врага сокрушать нужно с ледяным сердцем и трезвым рассудком, а не выступая на поводу эмоций... Стоит ли говорить, что красному дракону, кровь которого подобна жидкому огню, такое крайне сложно?
- Ну ты ж понимаешь, что туда тебе путь закрыт? - прошипела взбешенная драконица.
Всё так же обозленная болью, что продолжала жечься, Аморонг пинком лапы отшвырнула принца на солнечный участок, выигрывая себе некоторые секунды. Оставлять золото, дорогое алчной душе место и драгоценное Зеркало было отвратительно. Еще хуже было то, что уничтожить посягнувшего на территорию врага она пока не в силах. Драконица взлетела, отрываясь от земли, рванулась в облака, до которых было подать рукой или крылом с такой высоты.
Если исходить из слов этой твари, то интерес представляли не сокровища, до которых весь путь сплетен из множества хитрых ловушек: простых и магических. Правда, сейчас Аморонг не была уверена, что они выступят достойной преградой этому... Нечто.
Ну а позволять изучить себя драконица однозначно не позволит. Скрывшись в облаках, она легла на крыло, чтобы сделать круг вокруг родной горы. Это Нечто последует за ней? Интересно, как...

+1

18

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
- Неповоротливая кляча! - расхохотался демон из-под пуза дракона, - с твоей тушей только за юрким зверьком гоняться!
Про кишочки - это была знатная шуточка. Действительно, разве только одним хотением всё желание ящерицы и ограничивалось. Флёр веселился, играться с кошки-мышки с такой здоровенной дурындой было весело. Она ведь даже не понимала, что к чему. Ей еще, допустим, повезло, что Флеурис не по ее душу, голову или те же кишочки прибыл, а потому что из-за глупости собственной да по пьяни поспорил неведомо на что. Он и правда не очень отчетливо помнил тот разговор с ... кем-то из ... деревни что ли. Помнил, что его взяли на слабо и сказали, что ему, воздушному демону, чуть ли не всея всех и лучшему из лучших, не с руки вызвать дракона на бой. Между прочим, то, что сейчас происходило, на бой было похоже меньше всего.
Флёр попытался вспомнить, а ради чего, собственно говоря, тот самый бой затевался. Вроде бы какая-то принцесса фигурировала. Демону было плевать и на принцесс, и на принцев. Он сейчас даже не мог взять в толк, какого рожна согласился на эту авантюру да еще и принцем вырядился с бутафорскими доспехами. Они, между прочим, хорошенько так подплавились в огне. И в прежнее человеческое тело тоже под действием огня вплавились, причиняя невообразимую боль. Настолько невообразимую, что даже мазохисту вроде Флёра она показалась чересчур. А потом еще можно добавить попытку дракона продырявить тушку принца своими мечеподобными клыками...
И ради чего это всё? Ради какой-такой принцессы?
- Слушай, дракон... - начал было демон, решив уточнить, а есть ли та самая принцесса, ибо если нет, то всё это совершенно бесполезно и бессмысленно. И лучше вернуться в деревню и развешать по заборам кишочки тех выпивох-спорщиков, которые придумали такое идиотское задание. Хотя тут грешить было зря на них. Встреча с ящерицей выглядела весьма неплохим развлечением. До тех пор, пока Флёр не получил очередную подачу лапой и не улетел, заодно убиваясь, сгорая и превращаясь во вполне вампирскую пыль на солнышке.

"Нет, ну это уже совсем борзёж! - возмутился пока что незримый воздух, - сколько можно лупить своими корявыми пеньками по мне! Доспехам крышка, эх", - действительно, доспехи, смявшиеся от удара, как жестянка, кучей металлолома отлетели к деревьям. Дракон этот уже и так заждался встречи с богами. Ишь ты, аж два раза умудрился демона прибить. Пусть не до конца, но...
Флёр не собирался спускать ей с рук этого. Он наблюдал, паря невысоко над землей прозрачным облачком, как дракон взметнулся в воздух.
- Уж не думаешь ли ты, что так легко от меня отделаешься... - раздалось яростное шипение из ниоткуда. Вокруг крыльев и самого существа ящера воздух сгустился до консистенции густого киселя, и лететь в нем оказалось совершенно невозможно. Но и поддерживать в высоте Флеурис свою противницу не спешил, так что дракон, не имея возможности махать своими здоровенными бесполезными сейчас крыльями, начал падать.
Прозрачное облачко переместилось к краю утеса, взглянуло вниз, где простерлись точечками поселения, а ландшафт местности выглядел пестрым покрывалом.
- Далеко тебе падать, - присвистнул демон. - Будет большая драконья котлета. Надо чуточку подкорректировать твой полет, дабы она шмякнулась аккурат на ту деревню и шутников, что придумали мне такое заданьице.
Так он и поступил.

[SGN]Принц во всем своем великолепии, в прекрасной драгоценной амуниции, местами пожеванной и помятой. Понтовое оружие улетело куда-то в кусты, но наш герой не опечалился ничуть, ибо предпочитает магию. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

19

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Ни в одном страшном сне, ни в самом пике отчаяния не могла представить себе Аморонгъэртааль дня, когда воздух станет ее врагом. Всегда и везде небеса были спасительной свободой, словно созданными для того, чтобы могучие огромные крылья ловили ветер и вспарывали облака. Драконица видела, что смятые окончательно бесполезные жестянки остались на месте вампира, который просыпался пеплом, сожженный лучами пылающего солнца, и ничего больше кроме груды металла. Со своей высоты, вытянув массивную шею, Аморонг пристальным взглядом вишневых глаз пыталась высмотреть хоть что-то, что может еще докучать ее покою: встревоженная, она не верила, что сейчас закончилось всё так быстро и легко, ощущая неведомую угрозу, источник которой не могла отыскать.

Когда воздух уплотнился настолько, что крылья попросту в нем завязли, драконица яростно зашипела, не уступая и голосу, что прозвучал из ниоткуда. Гордыня и самолюбие, которые были подточены подобно тому как пакостный короед портит древесину, не позволяли так просто сдаться, но Аморонг видела, что падает и ничего не может сделать с этим. Правда, позднее неведомая сила оттащила ее дальше в сторону, но падение продолжало стремительно свистеть в ушах, и крылья были бесполезны в этой пугающей битве. Впервые в жизни она чувствовала себя беззащитной против стихии; даже первый полет в жизни дался ей легко и свободно, а сейчас...
Драконица, с ненавистью уставившись на приближающуюся, но еще далекую землю, рычала, отчаянно пытаясь сопротивляться, вырваться из воздуха, который напоминал сейчас смолу и не давал двигаться.

- SLEN VEN!* - рявкнула Аморонг, решив попробовать, чтобы суметь выжить. - Я признаю ViiK - поражение, ты сильнее. Но моя смерть будет потерей. Ты не сможешь получить главное сокровище, ведь только я знаю как извлечь его из тайника. По сравнению с ним всё золото и самоцветы ничто. Я отдам его, если отпустишь меня.
Не было никакого секрета, разумеется. Самое ценное - Зеркало, остальное лишь драгоценный металл и разные каменья, рубины преимущественно: Аморонг тяготела к камню, что подобен цветом ее чешуе и играет на свету искрами, словно внутри таится настоящий, живой огонь.
Но сейчас драконица была готова оставить все сокровища неведомому существу, что подобно своими силами ожившей стихии, а сама она надеялась сбежать через портал. В том же самом Аримане, к примеру, ведь не просто так всегда поступают деньги в оплату за комнату одной таверны, где по ее приказу (и дополнительную плату) стоит огромное зеркало и куда никого не заселяют... Много раз драконица раздраженно размышляла, что тратит впустую монеты, но как много сейчас бы отдала Аморонг, чтобы оказаться там, укрываясь от неведомой, могущественной твари!.. Оставалось уповать лишь на любопытство существа, что как снег на голову обрушилось своим визитом, играясь теперь ею как котенком. Земля продолжала неприятно приближаться.

* Воплощение ветра.

Отредактировано Аморонгъэртааль (22-06-2015 16:01:31)

+1

20

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
- А вот такой нежданчик, - с ехидством процедило слегка подрагивающее у самой земли пространство. Демон не спешил принимать очередную какую-то форму, довольствуясь тем, что растворился в собственной стихии. Благо, она была повсюду. Ему доставляло особое удовольствие играться с этим невероятно глупым экземплярчиком чешуйчатых созданий. Он вообще немного драконов знал лично, если быть точным, то всего лишь парочку. И прежде они в какой-то мере вызывали чувство, сродни уважению. Если Флеурис вообще умел кого-то уважать. Но это красное существо разрушило все его представления о расе драконов. Оно было таким глупым, что хотелось согнуться пополам и ржать от услышанной от него ерунды. Ну как может дракон, это древнее и мудрое существо, быть таким тупым!
Но Флеурис был несправедлив к крылатой. Он-то полагал, что она просто-таки обязана знать и почувствовать его, ведь драконы - сами по себе существа магические и обладают этой редкой способностью ощущать чужие ауры. А у демона аура ого-го! 

Прозрачное облачко замерло у края уступа, отсюда Флёр с интересом наблюдал, как набирает скорость алая туша. Ему даже инетерсно стало, а можно ли увидеть в глазах дракона, круглых как блюдца, страх? Обгадится ли от страха эта ящерица? Станет ли молить о пощаде? Призывать все кары небесные на неведомое ей существо? Или, наоборот, будет сулить все богатства мира и пытаться выкупить свою душонку?
Вот, кстати, последний вариант был как раз-таки верным.
- Да-да, - теперь облачко падало вниз параллельно с мордой дракона. Флёр с любопытством смотрел в огромный драконий глаз, словно ожидая, пока оттуда не начнут литься скупые крокодильи слёзки.
Лично самому прынцу было и без подсказок понятно, что он тут сильнее. Но ведь он не собирался доводить поединок до такого финала. Дракониха сама его к этому вынудила. А нечего зубы и когти растопыривать, огнем пыхать и жрать. Это больно, между прочим!
- Твоя смерть ни для кого не станет потерей, - равнодушно отозвался Флеурис. - Лично мне без разницы, даже скорее интересно глянуть, как на деревню с неба бабахнет большая драконья котлета. Твои сокровища мне и даром не нужны. Как будто, захоти я их, то не забрал бы. А что-нибудь более стоящее ты можешь предложить? И советую думать быстрее, а то тик-так, время улетает...
Ветер свистел в ушах, и слова демона улетали вместе с ним. Но дракон всё слышал. В принципе, Флёр не был маньяком, получающим наслаждение от убийств или подстроенных несчастных случаев. Скорее он получал удовольствие от создания ситуаций, в которых его жертвы испытывают непередаваемый ужас и готовы подтвердить пословицу о необходимости носить коричневые штаны.
- Ладно... - кисель отпустил крылья ящерицы, и та могла почувствовать, что снова способна ими махать, - возвращайся к пещере. И не советую пытаться удрать. А то.. ну ты помнишь.. котлетка, - на всякий случай напомнил демон, а сам попросту туда телепортировался и принял облик небольшого черного дракончика, свернувшегося калачиком у входа в пещеру.

[SGN]Принц во всем своем великолепии, уже безо всякой прекрасной драгоценной амуниции, которая нынче представляет собой груду металлолома. Наш герой находится в аморфном состоянии, то бишь в прямом смысле этого слова невесомым облачком парит над землей. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

21

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Сами понимаете: крайне хреновый нежданчик, особенно для существа, которое привыкло к своей моще и силе, упивается ими. Угрозу, в конце концов, видит исключительно от своих собратьев покрупнее и, главное, старше. Да и характером крайне скверное это создание: чуть что, так сразу или в морду врезать, или огнем испепелить. Нет источника проблемы - нет и самой проблемы, как говорится. И тут прямо по носу щелкнули, проучив драконицу знатно, в общем-то поставив на место. В исступлении кидаться вновь в драку Аморонг не собиралась, хотя кипящая огнем в жилах кровь просто жаждала дать ярости выйти наружу и сомкнуть острые зубы на вражеской тушке, прошивая ее насквозь... И нельзя такое делать. Вернее говоря, что можно, но никто за последствия не ручается. А драконица рассчитывала за свою жизнь вырасти еще не на один десяток метров, став сильнее. Иными словами, что не была готова умереть как всякое живое и разумное существо.

Если этот оживший воздух хотел ее испугать, заставить трепетать и отчаянно реветь от ужаса, то своего он не добился. Аморонг была борцом, которого на колени просто так не поставить. Будучи горделивым драконом, она, тем не менее, могла за себя постоять практически всегда и справедливо считала, что имеет право смотреть на весь мир как на навозную кучу. Включая, большую часть его жителей... Кроме, разве что, демонов, которым симпатизировала больше, чем соплеменникам. Ну, а в этот раз стоит признать, что переоценила свои возможности. Уставилась на обманчивую оболочку, пренебрегая истиной, что лежала на поверхности... Не обратила должного внимания на ауру могущественного существа, которое не по зубам Аморонг. Может быть, что в мыслях драконица была согласна, что получила по заслугам. Но, разумеется, не признает подобного вслух... Впрочем, может оказаться достаточно щедра на сдержанные извинения перед гостем, перед которым вынуждена признать свое бессилие.
- Недокормленный что ли, раз вечно про котлеты бурчит? - зависла на одном месте Аморонг, тяжело хлопая крыльями. Перевела дыхание, собираясь с духом, пытаясь как-то сориентироваться в происходящем. Подстроиться, что так непривычно... Потом рванулась вверх. Обратно к пещере.

Опустившись на каменную поверхность, драконица сложила крылья. Сделала пару шагов и остановилась, помедлив. Вначале вампир, теперь - маленький черный дракончик. Всё-таки она не совсем понимала это существо. Обладая такой силой, почему оно не желало подобающий облик? Или  это обманчивая ловушка, на которую легко купиться? Ведь сама слишком легко обманулась... Помешкав, Аморонг двинулась ко входу в пещеру. Говоря точнее, к той твари, что притворялась сейчас ящером.
- Ну и что теперь будет?
- Что тебе нужно-то? - поинтересовалась Аморонг, словно ничего только что не произошло. И вообще она видит подобное нечто в первый раз. Можно, конечно, еще имя спросить... Только есть ли в нем необходимость?

Отредактировано Аморонгъэртааль (23-06-2015 16:43:54)

+1

22

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Вообще изначально бы у Флеуриса и этой крылатой бестии не получилось никакого конструктивного диалога. Ведь демон по пьяни прибыл сюда дракона убивать, а не вести пространные философские беседы. Протрезвев, он мог бы утихомириться и нормально поболтать или попросту убраться, чтобы поотрывать головы тем, кто придумал ему настолько идиотское задание, но дракон не дал ему такой возможности, а сразу напал. Причем уже после, даже увидев, что перед ним существо не простое и не смертное (ибо только дурак не догадается, что смертный не пережил бы путешествие по желудку), проклятый ящер не перестал задирать нос до облаков и вести себя, как альфа и омега.
"Потому что альфа и омега тут я", - заносчиво подумал Флеурис. Конечно, тот, кто не встречал не только превосходящего себе, а и равного (Флаид не считается, ибо это же Флаид, и их даже сравнивать нельзя!), никогда и ничем свою спесь не собьет.
Вот только Флеурис не считал себя горделивым или спесивым. Он искренне не понимал, почему кто-то может назвать его гордецом и высокомерным ублюдком. Ведь он не без основания лучше всех! Во всяком случае, так он думал.

Флёр знал нескольких драконов в своей жизни и примерно представлял, что они такое. Какого характера, упертого, тяжелого, бывают. Не перещеголять им, конечно, стихийного демона по этой части, однако Флеурис понимал, что это не те существа, которые будут ползать в ногах и умолять о снисхождении. В какой-то мере это подкупало. Заставляло взглянуть на красного исполина с некоторым отголоском почтения, что ли. Уважения ящерица сейчас бы от демона не дождалась хотя бы по той причине, что вела себя исключительно глупо. А Флёр ценил не внешний лоск или красоту, не размеры или принадлежность к той или иной расе, не силу и не магический потенциал, а умение слушать и слышать, знать и уметь, выкручиваться из любых ситуаций. Ум и сообразительность, в общем. Ум и сообразительность.

Красная ящерица вернулась к пещере. Флёру это было забавно. Обычно те, кто сталкивается с неведомым, но сильным противником, и понимает, что одолеть его не сможет, стараются смотаться от него куда подальше, едва возникает такая возможность. Да, демон пригрозил, что оформит драконью котлетку, если чешуйчатая гадина попытается слинять. Ну так ведь разве кто воспринимает угрозы с первого раза? Крылатая даже умудрилась удивить в чем-то. Она опустилась на землю, взметнув мощными крыльями пыль с земли, приблизилась, но сохранила такое расстояние, которое, наверное, посчитала для себя хоть каплю безопасным.
- Что тебе нужно-то?
Черный дракончик, любовно обвив лапы длинным хвостом, склонил плоскую голову в форме капли набок и сверкнул изумрудными глазищами в половинул морды.
- Я ведь сказал. Хочу исследовать твое тело. Вообще те людишки, что живут под горой, отправили меня сюда на спор, что я вызову тебя на бой. Я чуточку зол на них, ведь они воспользовались моим вдрызг пьяным и помутненным состоянием, чтобы выбить согласие на подобный бредовые спор. Однако ты должна быть зла на них куда больше меня. Ведь согласись, против меня у тебя нет шансов, - вальяжно мотнув головой, дракончик растянулся на траве перед входом в пещеру. Это выглядело сейчас, как будто маленькая букашка пытается угрожать слону. Однако не зря слоны боятся мышей. Наверное, они что-то об этом да знают...
[SGN]Принц во всем своем великолепии, уже безо всякой прекрасной драгоценной амуниции, которая нынче представляет собой груду металлолома. Наш герой находится в виде небольшого черненького дракончика, развалившегося перед пещерой с блаженным выражением морды. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

23

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Существу, живущему с сотворения мира, Аморонг заведомо уступала во многих пунктах; в том числе и мудрости, и сдержанности, и в жизненном опыте в целом. А терпением она не отличалась по жизни, будучи напрямую связанной с огненной стихией. Можно, разумеется, вспомнить про спокойный и ровный огонек свечи. Но ручной огонь жалок и ничтожен, и даже одна единственная искра способна разгореться в огромный пожар, разрушая всё живое и неживое. Поведение драконицы было сравнимо с повадками акулы, которые, будучи весьма любопытными созданиями, первым делом всё пробуют на вкус, определяя съедобность. К мерзопакостному характеру стервы можно добавить и страстное желание покоя вместе с уединением после весьма сытной трапезы, в то время как отдых был нарушен без особого этикета и почтения. В общем-то, всполох гнева, который затмил голос разума, оказался вполне объясним и очевиден. Ровно как и настойчивое желание отмахнуться поскорее от назойливого гостя, чтобы вернуться к дреме.
Но сейчас, получив по носу от куда более серьезного противника, пыл Аморонг несколько поубавился, а продолжай она в том же духе - добром такое не закончится. Вынужденная мириться с этим, драконица всё так же продолжала размышлять о способах избавиться от этого существа, отдаваться которому добровольно для изучения она не собиралась. И раз не убирается этот некто, то покинуть место событий согласна уже алая... Кажется, у смертных была похожая пословица на такой случай?
Как уже говорилось, тяга этого создания к избранию предельно жалких и нелепых обликов немного разочаровывала драконицу, которая сейчас созерцала мелкого черного недолетку, которому впору служить ручной зверушкой какой-нибудь придворной даме, заменяя собой левретку или пекинеса. Разумеется, что подобные мысли промелькнули исключительно в голове Аморонг и ни в коем случае не были высказаны вслух. Эта самая малая зверушка еще несколько мгновений назад сотворила из воздуха настоящую ловушку, едва не устроив для алой спонтанное свидание с землей.
- Хорошо, - немного помолчав, ответила Аморонгъэртааль. - Значит, хочешь этого. Хотя изначально пришел за иным.
В мыслях драконица насторожилась. Изучение тела как-то напрямую ассоциировалось со вскрытием того, что осталось после боя. Но первый мысленный порыв сменялся иным: из ее брюха это существо выбралось живым и целым, а после... Аморонг была готова поклясться, что оно стало воздухом, ветром - чем угодно, но не обладало физической оболочкой. Кроме того, в первом случае ее бы попросту убили, не разводя диалогов. Неприятно принимать, но именно таков исход был бы... Бы. Хорошая частица.
- Но для начала позволь мне на несколько минут отлучиться в пещеру, а после продолжим, - вкрадчиво проговорила Аморонг.

+1

24

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Можно было поинтересоваться у Флёра, для чего он выбрал себе очередной образ вот такой - маленький дракончик. Красная ящерица, наверное, тоже недоумевала по этому поводу. Ведь будь у нее возможность менять облик, как перчатки, она наверняка принимала какой-нибудь устрашающий, огромный и жуткий вид. Вот только не понимала она, что нет у демона привычки пугать народ внешностью. Наоборот как раз! Он лучше примет вид какого-нибудь мелкого и безобидного существа и далее будет лишь насмехаться и злорадствовать над теми, кто купится на подобное. Вот как этот дракон. Увидел принца, напал, сожрал, выблевал, думал поджарить, расплющить. Понял, что ничего не помогает, собрался спетлять. Надо же, даже свои непосильным трудом нажитые богатства был готов покинуть на произвол судьбы. Лишь бы унести свой многострадальный хвост от непонятного существа, которое ничем не убивается. Вот ради таких моментов, только бы узреть на драконьей морде это наитупейшее выражение, Флеурис готов был превращаться хоть в муравья, хоть в блоху.

Дракон была точно женщиной.
"Баба она и в Хенеранге баба", - черный ящерок ухмыльнулся от уха до уха, показывая широкую пасть, как сковородка с крышкой, полную двух рядов острых зубок. - "И рассуждает как баба. Типичная бабская логика. Хорошо - это она согласилась растопырить для меня свою варежку, а я залезу туда, проберусь, куда мне угодно, и потесню всех ее тараканов из извилин?"
- Изначально я был пьян, - нашел самый аргументный аргумент Флеурис. - А теперь я трезв, чуточку зол, чуточку заинтригован. И очень-очень-очень подозрителен.
Он склонил голову на другой бок, нетерпеливо помахивая кончиком хвоста. То, что красная ящерица оттягивала момент начала исследований, начинало раздражать. Неужели она действительно думает, что Флёр позволит ей куда-то там отлучиться?
- Конечно... - начал он с охотой, а потом яростно клацнул маленькими зубками, - нет! - поднявшись на ноги, неспешно потрусил ближе к алой. - Только что ты рассказывала мне, что твоя пещера ломится от всяких богатств и артефактов, а теперь хочешь, чтобы я поверил, будто тебе приспичило по малой нужде? Можешь тут отливать, я не из брезгливых. И кстати, - зеленые круглый как блюдца глаза с интересом уставились на дракона, - наоборот, мне даже любопытно, каким образом у вас, чешуйчатых, это происходит.

Нетерпение пробивалось через черную чешую. Флеурис фыркнул, примеряясь к животу своей визави. Он примерно помнил место в желудке, куда можно было телепортироваться. Пусть только постоит спокойно, чтобы расчет не сбился.

[SGN]Принц во всем своем великолепии, уже безо всякой прекрасной драгоценной амуниции, которая нынче представляет собой груду металлолома. Наш герой находится в виде небольшого черненького дракончика, развалившегося перед пещерой с блаженным выражением морды. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

25

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Аморонг категорически, однозначно, точно и люто желала избавиться или просто уйти от этого существа, которое могло вполне гордиться (по мнению алой, вестимо), что своей уникальностью сумело довести драконицу до подобного состояния и готовности бежать, поджав хвост и оставив всё. Сейчас она была абсолютно уверена, что даже десяток таких пещер с сокровищницами не стоят ее жизни. Золото - вещь наживное, а зеркальный телепортатор очень жаль, но он вызывает массу неудобств, в конце концов, а еще вполне можно прожить и без этого элемента роскоши. Кроме того, возможно у нее получится вернуться обратно, а основная часть имущества останется на своем родимом месте и не окажется похищена. Это Аморонг себя утешала, попутно ссылаясь на слова дракончика, что заинтересованным в сокровищах он не является.
Как ни странно, но причина в виде опьянения обилием алкоголя действительно прозвучала убедительно для Аморонг, которая задумчиво и неспешно кивнула на эти нелепые объяснения. Нельзя назвать ее любительницей упиваться вусмерть, но и за свои годы драконица стала коллекционером забавных эпизодов и поступков, когда разум в людской оболочке оказался весьма чувствителен к огненной воде, а чувство меры откликалось слишком поздно, предоставляя уйму времени для совершения безумных глупостей. Хотя есть ли оно вообще у вспыльчивой алой, у которой эмоции срываются с узды как дикие кони, сметая всё на своем пути?..

Невольно Аморонг насторожилась, когда такое мелкое создание с такой впечатляющей силой потрусило к ней, стелясь где-то у ног - казалось, что одного удара лапой хватит, чтобы пресечь жизнь черной малявки. Но драконица не сдвинулась с места, только раздраженно переступила, вильнув хвостом, и лишь ноздри шумно вдохнули воздуха, а багровые глаза прищурились в молчаливой ярости бессилия против такого соперника.
- Ошибаешься, - не побоялась ткнуть носом в неправоту своего противника Аморонг. - Хранить у себя артефакты - дело неблагодарное, а я говорила о металлах и самоцветах, но никак не о магических вещах. И уж гадить в родном жилище еще более дико, - холодно завершила драконица.
Допустим, что можно просто напролом рвануться в пещеру, стараясь активировать на своем пути как можно меньше ловушек, чтобы основная их часть уже задержала неведомую тварь. Но превратившись в человека, - а до Зеркала драконом не доберешься - она окажется слишком уязвима, медлительна и слаба. Скрепя сердце, Аморонг решилась на несколько отличный от исходного план, который тоже был пропитан риском, но имел больше шансов реализоваться.
- Из пещеры мне деться некуда, - проговорила драконица, глянув в сторону входа. - Можешь проследовать за мной и убедиться в этом.

+1

26

[NIC]Черный ящерок Флёр[/NIC]
[STA]Дракончик одын штук. Конь сожран и переварен.[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c421217/v421217619/9516/V2zaLK77obY.jpg[/AVA]
Тут уж Флеурис был кристально честен, рассказывая о своем теперешнем состоянии. Он ни на секунду не выпускал из виду дракониху, хотя периодически делал вид, что ему лень следить за ней, и откровенно поворачивался к ней хвостом. Но эта обманчивая беспечность могла сыграть алой не на руку, а на многострадальный зад. К огорчению демона, искавшего любой мало-мальский повод, чтобы перестать быть таким любезным, дракон не собиралась на рожон лезть, уже раз обжегшись.
Наверное, дракониха считала себя хитрой и донельзя умной. Наверное, она и была такой, сталкиваясь с теми, кто и до уровня ее когтя не дотягивал. Наверное, лопала без разбору всех и каждого, кто пытался оспорить ее право называться лучшей. Флёр понимал ее в этом. В стремлении быть безупречной. Вот только он-то, демон, не стремился быть лучшим, он был лучшим. И куда до него какой-то краснохвостой ящерице, пытающейся отыскать лазейку, чтобы избежать своей судьбы.
Черный дракончик, флегматично повиливая кончиком хвоста, разглядывал брюхо своей визави. Где-то там, он помнит, то самое местечко для правильного телепорта. Флёр не любил приземляться не там, куда рассчитывал попасть. Случались неудобства, а он не любил неудобства.
"Вот глупая курица, - досадовал он на красную, - почему бы ей просто не сожрать меня? Уже ведь сделала это один раз. И, однако, какая ирония судьбы. Тогда она хотела меня сожрать, а я не хотел оказаться сожранным. А теперь вдруг всё наоборот. Неужели я должен уговаривать ее как маленькую безмозглую ящерицу "скушай меня, скушай, за маму и за папу"?! Да черт с ней. Слушать ее!"

Слушать он ее не собирался. Точнее он слышал всё, что она говорила, как пыталась выкрутиться, вот только все эти бла-бла пролетали мимо демонических ушей и растворялись где-то в потоках воздуха.
- Я никогда не ошибаюсь, девочка, - тоном "я тут сенсей" проговорил дракончик, медленно поворачивая голову снова в сторону алой. Изумрудные глаза превратились в две узкие щелки, - хочешь сказать, что в твоей берлоге нет ни единого артефакта? - вскинув вверх хвост с аккуратной пикой на конце, Флёр быстро добавил, - и прежде чем ты рискнешь мне соврать, я тебя предупрежу вот о чем. Узнаю. Сразу же. О том, что врешь, - тут он, конечно, привирал, ну так дракониха того не знает, зато у нее есть сотня причин поверить тому, в чем сейчас демон ее пытается убедить. - Я владею ментальной магией такого уровня, что тебе, милашка, и не снилось.
"Поэтому, надеюсь, ты сможешь сложить два и два, догадаться, почему не можешь влезть ко мне в голову, и больше не будешь пытаться, пока я окончательно не вышел из себя".
Тут было противостояние двух сильных личностей, но демон словно бы получал вызов, от которого не мог отказаться. Он мог бы с легкостью закончить этот бессмысленный разговор и сделать так, как сам того хотел. К слову, начинал склоняться уже к этой мысли. Но ему требовалось не просто оказаться в ее желудке. Ему хотелось оказаться там с ее позволения и пусть вынужденного, но согласия. Пусть считает это очередной его причудой.
- Подумай основательно, - мягко, рокочуще проговорил ящерок. Он приблизился к красной так, что она могла бы, не особо напрягаясь, прихлопнуть его лапой. Это была его особая стратегия. Злить, надоедать, напрягать, завести на всплеск ярости. - Так у тебя нет ничего магического в пещере?
Она не знает, кто он, не знает, что умеет. Не знает, что теперь, когда Флёр увидел ее и прочувствовал снаружи и - в буквальном смысле - изнутри, то сможет найти ее, куда бы она ни полетела, где бы ни спряталась. И если она надеется обмануть его, то тут уже будет дело принципа. Флёр оторвет ей ее красную, шипастую, но такую безмозглую голову.
- Если так, можешь идти, - клыкастая ухмылка, не предвещающая ничего хорошего. Флёр посторонился, милостиво пропуская дракониху ко входу в пещеру. Он ей не верил. И знал, что она его боится, тоже не верит, попытается любым образом освободиться от этого непонятного создания.
А ему ведь только повод дай.
Хвост нетерпеливо выстукивал хаотичную дробь по земле.
[SGN]Наш герой находится в виде небольшого черненького дракончика, развалившегося перед пещерой с блаженным выражением морды. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

27

[AVA]http://cs623827.vk.me/v623827219/1fb89/VB1t0f6QZTU.jpg[/AVA]
Цветные драконы изначально не созданы быть очаровательными душечками, дивными собеседниками за чашкой чая с пирогом/бокалом вина с какой-то закуской, а уж рассчитывать на понимание, какие-то уважение с их стороны и вовсе бесполезно. Красные особенно славились обилием нехороших качеств, которые нередко встречались в скверном их характере. Аморонг, к сожалению, исключением не была. И куда больше драконица привыкла расправляться с врагом быстро, открыто и без особых церемоний, а в нынешних условиях ее эго значительно страдало, встретив конкуренцию, которая оказалась не по зубам. Хитрость для драконицы тоже была не чужда, но этим оружием слишком редко пользовались, оставляя его ржаветь и покрываться пылью. Тем более, что обмануть существо, которое (кажется, обмолвилось само) обитает с появления мира... Что уж, это невозможно для Аморонг, которая уступает годами и мудростью.
Наверное, всё это в общей сумме подтолкнуло алую к плану, чтобы просто сбежать и переждать в спокойном месте. Знай она истинные возможности встреченного существа, то в один миг отказалась бы от своих задумок, но... Никто инструкцию по грамотному поведению с такими экземплярами не удосужился написать и вручить ей лично в руки, а поверить на слово - ха! Аморонг тоже не раз приходилось вслух преувеличивать свои таланты и силы, чтобы запугать. Да и например... Разве она бы не почувствовала, если этот сильнейший ментальный маг (так она ему и поверила!) проковырял ее защиту? Или же этот самый маг никак не попытался бы пресечь ее планы, загляни в мысли? Врет, однозначно врет. С другой стороны, едва ли кого природа одаривает врожденный ментальной защитой... Но для виду алая кивнула, пусть и смиренностью в ее облике не пахло - она попросту не умела прогибаться перед кем-то.

Черный драконеныш потеснился в сторону, позволяя ей пройти в родной дом. Дожила! Мышь разрешает кошке пройти за дверь! А кошка нервозно облизывается и прикидывает, как бы удрать целой и невредимой. Какой-то дешевый театр с бессмысленным и глупым спектаклем. Впрочем, у Аморонг был еще один козырь. Проснувшееся, активированное Зеркало обязательно выдаст всполох магической энергии, который может быть замечен. Ударом лапы она скорее раскроит череп, чем оглушит, а потому... Несколько шагов по направлению к входу драконица сделала, но потом очень резко повернула шипастую морду в сторону врага, раскрыв пасть. Нет, в этот раз не огонь зародился в глотке, а в тот же миг алая окутала всю площадь черным, едким дымом, в котором ничего не удавалось рассмотреть. Страшно, впрочем, было не это... В этой дряни было практически невозможно дышать. В лучшем случае пребывание в дымовой завесе грозилось обернуться долгим обмороком и безумной головной болью после. В худшем - смертью. Ждать исхода драконица не стала. Пользуясь укрытием, она уже скрылась в недрах пещеры - местность Аморонг знала настолько прекрасно, что могла пройтись тут с закрытыми глазами, не активировав ни одной ловушки.
Она перекинулась прямо на ходу, юркая уже в облике женщины в крошечный по сравнению с общими масштабами, размером с дверной проем проход - коридор к Зеркалу. Взмахнув рукой, она отделилась от сокровищницы высоченной стеной огня, отшатнувшись от жара, который не щадил слабую людскую оболочку. И теперь Аморонг совершила самую грубую ошибку: она сбавила шаг, идя по направлению к артефакту, будучи в твердой уверенности, что дымовая завеса оглушит врага, а если нет - он не преодолеет все ловушки и огонь.

+1

28

[NIC]Черный ящерок Флёр[/NIC]
[STA]Дракончик одын штук. Конь сожран и переварен.[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c421217/v421217619/9516/V2zaLK77obY.jpg[/AVA]
Флёр предполагал, что красная ящерица не снизойдет до ответа. Не станет рассказывать в подробностях, чем там набита ее пещера, какими цацками, какими артефактами. Сам лезть туда и искать что-то интересное он не хотел. Ему было банально лень. Вдобавок он подозревал, что если создаст впечатление, будто стоит снаружи пещеры и степенно дожидается возвращения драконихи, как полный дурак, она оступится и сделает какой-нибудь не очень приятный для нее самой шаг. А вот для Флёра этот шаг будет просто сладкой патокой. И потому демон не стал настаивать на том, чтобы мерзкая гадина перестала вести себя как царь и бог, когда тут, рядом с ним, демоном, она - лишь песчинка, не влияющая даже на самую малость мироздания.
"Задушить бы ее... Нет, это слишком просто. Голову оторвать? Банально. Что-то я всем отрываю головы. Это действенно, конечно, но надо поискать какой-нибудь иной способ лишения врагов жизни", - черный дракончик смирно сидел на прежнем месте, укутав лапы хвостом, и наблюдал за тем, как красная подползает к пещере. В жизни бы он не доверился подобному существу. Флёр был знаком с несколькими драконами, и все они, мягко говоря, не внушали никакого доверия. Все они были алчными, самовлюбленными, горделивыми засранцами, которых хотелось потыкать головой в их собственное дерьмо и дать понять, что они - лишь пыль, тлен, пепел.
"А пепел - к пеплу", - черный дракончик выдохнул маленький язычок пламени, который, коснувшись земли, погас, не причинив никакого вреда даже самой маленькой травинке. - "Вот будет забавно, если эту чешуйчатую идиотку сжечь. Пусть дохнет в собственной стихии. Хах! Но для того мне понадобится превращаться в нечто поболее этого мелкого дракона, а так даже неинтересно, наверное. Она ведь до сих пор думает, что я лишь беззлобно щелкаю зубами около ее уха".
Узнать об этом он, впрочем, не мог, ибо не умел читать мыслей, не владел ментальной магией. Пусть и соврал на этот счет самой драконице, ну так ей-то знать откуда, врет он или правду говорит. Всё равно убивать ее, если она слишком уж будет нарываться, демон не станет, лопая ее мозг, как воздушный шарик, разве только фигурально выражаясь.

Надо ли говорить, что Флёр ожидал подвоха? Правда, надеялся все-таки, что эта дура не оплошает так быстро. Ну мало ли... извилины заработают, мозг ведь ей нужен зачем-то, а? Так нет же! Эта ящерица глупая снова попыталась напасть. Ну или бес знает, что это была за попытка, ибо уже и без того не раз должна была убедиться, что Флеуриса убить невозможно.
"Моя затея с честным поединком, который выплыл в беседы о бытии и безысходности, провалилась", - напоследок признал демон. Черный дым заволок всю округу, он ведь не только забивался в нос и рот, проникая в легкие, мешая дышать, но и застилал собой глаза, стремительно сокращая обзор. Стоило справедливости ради отметить, что не только Флёр потерял из виду драконицу, но и она его. Зато все эти тщетные попытки разъярили Флёра до максимума.
- Тварь! - раскатистым рокотом донеслось до ушей красной.
В ту же секунду она могла почувствовать тяжесть в животе. Да-да, Флёр помнил то место, куда нужно телепортироваться. Вот только одна незадача... это место почему-то стремительно уменьшается и...
"Нет, так ты не сдохнешь!"
Он рассеялся в воздух, находясь внутри дракона, а затем выветрился через ее дыхательные пути наружу. Но не сразу же принял облик мужчины, позволив ей подумать, что оторвалась от погони. Пусть поколдует, потратит силы. Огонь вызвала, умничка. А это что? Что за зеркало, от которого веет магией?
Флёр моментально материализовался прямо перед женщиной, закрывая собой от нее этот артефакт. Резкий порыв вызванного ветра - и зеркало улетело через огненную стену куда-то вне зоны видимости. Раздался треск, звон.
- Упс, - издевательски хохотнул демон, прищелкнув пальцами. - Кажется, что-то разбилось, - и в ту же секунду сильная рука, словно воплощение всей демонической силы, схватила драконицу за горло и подняла на полметра от земли, сжимая шею цепкими пальцами. - Разве я не сказал, что ложь наказуема? Хм... пожалуй, ты права, слишком много текста, - вторая рука с размаху влепила ей кулаком в живот, а затем пальцы превратились в когти, острые то ли драконьи, то ли грифоньи когти, и вонзились в плоть женщины, не убивая, но причиняя неимоверную боль.
[SGN]Наш герой находится в виде небольшого черненького дракончика, развалившегося перед пещерой с блаженным выражением морды. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

29

Опрометчивость и высокомерно задранный нос обернулись бедой. Аморонг даже не обратила внимания, что на какое-то мгновение в брюхе снова объявилась сытая тяжесть, которая поспешно развеялась - ей было не до содержимого желудка и сопутствующим процессам пищеварения. Больше всего драконица рассчитывала, что в черном едком дыме этот маленький ублюдок задохнется или просто хотя бы потеряет сознание, давая ей массу времени, чтобы собрать самое ценное или хотя бы чинным неспешным шагом добраться до артефакта и открыть портал.
Но основным содержимым ее пещеры являлись побрякушки, которые не было жальче родной шкуры, и несколько книг, содержание которых Аморонг вполне неплохо помнила наизусть, кроме того, особой редкостью и уникальностью эти экземпляры не могли похвастать. Их пропажа не была невосполнимой потерей. Не было жаль и наброски рисунков, записанные размышления, стихи и прочее разбросанные творческие элементы драконицы.
Она уже даже смирилась с безвозвратной утратой Зеркала, но за свою жизнь была готова убить, сокрушить и стереть в порошок всякого. А если доведется сдохнуть, то только в компании с тем, кто посягнул на драконье существование. На коленях с мольбой о пощаде на губах ее никто никогда не увидит.
А сейчас и вовсе Аморонг была в твердой уверенности, что этот "принц", оказавшийся тем еще гадом, лежит на пороге пещеры без сознания. Откуда ей было знать, что ввалившееся чудовище успело вторично, без ведома драконицы, побывать в ее брюхе, а после спокойно покинуло недра желудка вместе с выдохом. Женщина даже успела торжествующе улыбнуться, припомнив взбешенный рык "тварь!". О да, она такая. Аморонг от души была готова подписаться под каждым нелестным эпитетом (разве что свою глупость не хотела полноценно признавать) и забавлялась всем грязным словечкам, слетающим с грязного языка ее жертв. Хотя долго забавляться, по-кошачьи жестоко баловаться с жизнью того, кто в мыслях обрекла на гибель, она не любила, предпочитая действовать быстро и эффективно.
Сегодня всё перевернулась с ног на голову.

Когда за спиной взметнулась непреодолимая без магической помощи стена огня, Аморонг сбавила ход, позволив сердцу успокоиться, а дыханию прийти в норму.
Но до зеркала женщина не дошла, и лишь сейчас на мгновение ее лицо выразило испуг, когда перед ней появился человек, что было в принципе невозможно по ее разумению. Заминкой Аморонг мужчина воспользовался, а звон стекла (или не стекла? Оно не могло разбиться, не могло!!!) отозвался внутри обреченной тяжестью.
Что же, будучи загнанной в угол драконица могла немногое. Выпрошенная унижением жизнь утратит свою ценность, а она даже в облике человека смертельно опасна.
Инстинктивно она хватилась за его руки, пытаясь сорвать хватку, которая впилась в шею и подняла ее над полом. И когда к подкрадывающийся удушливости присоединилась лютая боль, Аморонг не застонала и не захрипела, а сорвавшийся с губ звук больше всего напоминал рычание взбешенного зверя. Ненадолго она сумела разделиться, оставляя какую-то часть себя корчиться от безумной боли, а основную - сконцентрировать на магии, взвывая к своим силам и могуществу.
Соткавшаяся из ниоткуда взявшегося огня прямо в воздухе змея хищно метнулась вперед, едва ее очертания обрели четкость, и окольцевала мужскую шею, сдавливая ее пылающим ошейником собственного пламенного тела. Огненная тварь раскрыла пасть, но ни единого звука не проявилось, словно она зевала.

+1

30

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Вот зря, действительно зря дракониха решила потрепыхаться. Лучше бы заткнулась и сделала так, как говорил Флёр. Ну, подумаешь. Гордость бы немножко удавилась, но зато демон спокойно себе облазил бы драконий желудок, и сама ящерица осталась жива и здорова. Вот какая ей разница, что происходит в ее брюхе? То ли конские ноги переваливаются в желудочном соке, то ли стихийный демон в воздушном пузыре катается, как на горках?
В общем, плохой вариант она выбрала, очень плохой. Тот самый, где в итоге оставалась лежать отдельно от своей большой глупой чешуйчатой башки. Тот самый, где думала, что может обмануть демона или даже задержать его. Хитростью, магией... Да скажите на милость, как можно задержать воздух, который может проникнуть куда угодно?

Флеурису была безразлична ценность натасканных в драконью пещеру артефактов. Он бы мог, конечно, покопаться в этом логове ради интереса и поискать что-то действительно стоящее, но почему-то полагал, что найдет там только блестящее барахло, годное лишь для того, чтобы раздать его бедным и нуждающимся. Скупердяем демон не был, ибо привык получать, что хотел. И когда его душенька вдруг что-либо возжелает, ему не составит труда этого добиться. Если то, конечно, материальные какие ценности.

Сейчас же, сжимая мертвой хваткой горло драконицы, обратившейся в - надо признать - довольно страшненькую бабёнку, Флеурис наслаждался эффектом своего со всех сторон неожиданного появления. Ему и в голову не пришло заставлять ее унижаться и выпрашивать для себя жизнь. После обмана это всё равно бы не помогло, ибо демон уже решил для себя, что в его руках - смертница. Разве что оттянуть час ее кончины он мог, вестимо, потому что ему захотелось поиграться с ней, как кошка с мышкой. Причинить боль, увидеть в стекленеющих глазах страх неумолимой смерти. Первым ударом оказался тот, что затем стальной пастью вгрызся в живот жертвы. Флёр ощутил на пальцах горячую кровь, ощутил, как мягкая плоть обволакивает его руку, что забралась в нутро уже по запястье.
Надо отдать драконице должное - сдаваться просто так она и не думала.
- Как мне нравится, когда такие, как ты, сопротивляются, - с безумной улыбкой прошептал демон. Прошептал, потому как со стянутым огненной плетью горлом говорить сложно. Она жгла, и со смертным и слабым существом могла бы сделать всякое. Вот только огонь не горит в вакууме, и когда вокруг плети, а заодно и вокруг вражины образовался наколдованный купол, плеть просуществовала совсем недолго.
И если Флёр мог обойтись без дыхания, то его жертва вряд ли. Так что демон теперь, помимо того, что просто удерживал ее над поверхностью земли за горло одной рукой и вонзил вторую руку ей в живот, не давал ей дышать и с помощью магии.
- Изобрази-ка мне рыбку, - хохотнул он и труханул драконицу за шею с силой, достаточной, чтобы сломать кости человеку. Но у его противницы они-то были, наверное, попрочнее и выдержали бы подобную экзекуцию, пусть она и причинила бы новую волну боли.
[SGN]Принц во всем своем великолепии, уже безо всякой прекрасной драгоценной амуниции, которая нынче представляет собой груду металлолома. Наш герой находится в виде небольшого черненького дракончика, развалившегося перед пещерой с блаженным выражением морды. Внезапно протрезвевший, а потому злобный и преисполненный сарказма, он жаждет оторваться на ближнем своем, как следует.[/SGN]

+1

31

Лютая, беспощадная боль в животе расползалась по всему телу, вызывая ненависть и страх в душе. Второе чувство, впрочем, подавлялось драконицей, которая не желала верить в собственную гибель, а так же не верила, что загнана в ловушку, откуда не выберется живой - испуг она заставляла обернуться яростью, которая должна придать ей сил для очередного сопротивления за свою жизнь. Зрение ей отказывало, и лихо пляшущие пятна перед глазами скрывали всю реальность вокруг, но женщина не жмурилась, а зрачки ее то сужались, то расширялись - казалось, что она смотрит в пустоту.
Новое бедствие в виде отсутствия внезапно пропавшего воздуха вокруг заставило ее захрипеть, а слова мужчины не дошли до разума, потонув в звуке практически змеиного шипения, в которое перетекло мелькнувшее до того рычание. Огонь, огонь не горит без кислорода!.. А пробиться сквозь ментальный щит она не успеет: эта защита слишком сильна, кем бы установлена она ни была. Всесильная магия сейчас казалась бесполезными фокусами, которые не смогут спасти ее жизнь.
Аморонг уже практически не соображала, но провалиться в обморок не смогла: всё тело ее встряхнули, а притупленные чувства снова горестно возопили о новой порции боли, однако этот же рывок и позволил ей собраться с силами, сконцентрироваться на враге, а не обмякнуть умирающим телом.
Действуя по велению неведомого инстинкта, не особо воспринимая и понимая собственные поступки и их мотивы, драконица направила магию не на мужчину, а на себя, пытаясь прогнать боль и втоптать ее, уничтожить как букашку... Она действительно словно отступила, прекращая опутывать всё тело и разум шипастой сетью, больше фокусируясь и собираясь в районе живота, плоть которого уже была прорвана когтями(?). Жутко было ощущать колючие, колкие, разрывающие прикосновения к своим внутренностям. Мерзко было вдыхать запах своей крови.
Сколько продлится это ослабление в боли Аморонг не знала и не могла позволить себе теперь терять время впустую. Ярость и всю гамму темных, негативных эмоций она в этот раз не стала отодвигать на задворки сознания, чтобы хотя бы на секунду очистить рассудок - теперь она собрала всю свою волю с гневом и остальным хаосом чувств в кулак, ударяя снова магическим заклинанием. Да, огонь без кислорода не горит, и сама она долго не проживет без него. Однозначно, что даже в людской оболочке протрепыхается куда дольше простого человека, но продлит свою агонию на несколько минут от силы. Пробить барьер разума драконица тоже не сможет - по крайней мере быстро...
И все-таки она не была бы драконом без козыря в рукаве. Мастера огненного искусства умеют охлаждать не только неживую природу, но и убивать любое существо, которому необходимо держать тепло в организме для жизни. И именно этим охлаждением Аморонг атаковала, надеясь выиграть себе хоть какие-то секунды. Ей бы доползти до пещеры - главной сокровищницы, перевоплотиться и тогда игра будет течь по ее правилам... Или найти Зеркало - точно. Ведь Зеркало позволит ей ускользнуть, чтобы зализать раны. Этот садист не добьется своего, а в глубине души даже драконица ощущала омерзение: если хочешь убить - убивай, а не извращайся над пока что живым телом. А еще игрушки имеют свойство вырываться из лап своего палача, чтобы отомстить, и это учитывать нужно. Она была готова мстить своему врагу и умерев.

+1

32

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
Интересно, неужели гордость важнее собственной жизни? Неужели лучше подохнуть, как собака, но как гордая сука, чем жить? Боже, да какая разница, вымаливал ли ты свою жизнь у того, кто явственно тебя сильнее, или выбил ее в честной/нечестной борьбе? Важен результат! Не процесс, не причины, не обстоятельства. Не это придает жизни ее ценность.
Во всяком случае Флеурису казалось, что смертные существа должны думать примерно так. А то, как вела сейчас себя дракониха, - это удел таких бессмертных, абсолютно бессмертных, вроде стихийных демонов. Флёру со своей стороны нравилось такое сопротивление. Было весело. И непросто, следует признать. Ящерица демонстрировала завидное упорство. "И тупость". В борьбе за собственную жизнь. Хотя нет, не за жизнь, а за гордость. Ведь свою жизнь она могла бы спасти куда более простым способом. И для этого не надо было ползать у демона в ногах и целовать мыски его сапог. Отнюдь.
Но вот со стороны самой женщины... действовала она совершенно не рационально. Да чем она вообще думала, поступая так опрометчиво? Сначала обманывая, а потом пытаясь убежать? "Думала ли вообще? Идиотка"

Флёру же доставляло удовольствие всё происходящее. Он вообще не переживал и не жалел о своих поступках. О том, что собирается убить эту исключительно глупую представительницу такой древней и мудрой расы как драконы. Флёр, в принципе, ничего не имел против драконов. Он их даже в какой-то мере уважал. Но эта... Эта... особь... Она, по мнению демона, лишь портила всю репутацию драконьей расы одним своим существованием. Ну и Флеурис, по доброте душевной, был готов исправить этот досадный недочет.
Но конечно, просто так убить ее и отряхнуть руки - слишком просто и быстро. Во всех своих действиях Флёр пытался найти для себя выгоду. Не материальную. На все эти разбросанные по пещере цацки ему плевать. Но моральную выгоду - удовольствие, удовлетворение, радость. Радость не от собственно самого процесса лишения кого-то жизни, а от того, как это происходит. В общем, слишком сложная демоническая логика, которая кому-то может показаться извращенным садизмом. Что, в принципе, не далеко от истины.

Дракониха еще трепыхалась. Как птенец, которого голодная кошка придушила большой когтистой лапой. Она уже понимала, что ей не вырваться из этого капкана. По огромным, как блюдца, глазам Флеурис видел, что до ее мозгов медленно, но доходит истинное положение дел. Быть может, ящерица до конца не верила, что тут-то ей и конец придет. Быть может, еще надеялась на какое-то чудо. Однако Флёр ее безо всякого сожаления и без сомнений разочаровал. Последним фокусом женщины стала попытка охладить своего противника. Как только демон почувствовал очередную магическую манипуляцию со своим человеческим телом, так чуть ли не взбесился. Резким движением руки, находящейся в чреве своей жертвы, он выдернул клубок кишок наружу. Брызнула кровь. Она и прежде лилась рекой, а теперь, когда разорвана оказалась брюшная аорта, кровь хлынула фонтаном. Ну а последним движением демон совершил свою любимую комбинацию лишения жизни - он схватил липкой окровавленной рукой женщину за горло, под самый подбородок. Вторая рука тоже крепко ухватила за шею, только ниже. И...
Через несколько секунд тело распласталось по земле, а голова покатилась куда-то по золотистой горке монет.
- Ну, можно сказать, я выполнил задание, - демон деловито отряхнул руки, с брезгливостью глянул на выпотрошенную тушку с кишками наружу, и, посвистывая, развернулся к выходу. В пещере ему не нужно было ничего.
А со смертью драконихи магический огонь сник, и путь наружу теперь ничего не преграждало.

+1

33

Она умирала. Обещанного мельтешения прожитых эпизодов перед глазами не случилось, и почему-то драконица на мгновение ощутила сожаление, что не сможет кому-то сообщить эту важную информацию - что всё это враки, что жизнь просто обрывается, и на этом всё. Погодите, а почему такая чепуха сейчас имеет такое большое значение до нее? Или это норма, когда умираешь?..
Вонь прорванного нутра с пряным ароматом кровищи вызывали тошноту. А подобной боли Аморонг никогда в своей жизни еще не ощущала и запоздало поняла, что не ощутит. Обидно было издыхать тут, среди своих сокровищ и золота, в логове, гора которой подпирала собой небесный свод. Это место казалось ей самым защищенным, безопасным и родным, а теперь неведомая тварь проникла в родной дом и обагрила драконьей кровью каменный пол пещеры. И где-то поблизости было Зеркало, через которое больше никуда не уйти...
Своего противника ослепленная крадущейся тьмой драконица не видела, но чувствовала, что тот пожелает добить, увидеть мертвое тело, а не оставить на волю судьбы. И Аморонг могла сделать последнее, что не подсластит победу над ней.
Женщина вновь, в последний раз обратилась к своей магии, используя то, что подвело как защита и оружие, против себя. Говорят, что от самой жестокой и насильственной смерти становятся вампирами, но дракону такая участь не страшна.
- Я вернусь, - сфокусировалась на одной единственной цели Аморонг, делая его сосредоточением и смыслом догорающей жизни, чтобы не дать пресловутой душе, если она существует, так спокойно покинуть тело. Каждая клеточка ее сущности обязана впитать это. Прочувствовать. Осознать. Я вернусь.
И когда из шеи плеснуло еще больше крови, а голову оторвали от тела, жизни в драконицы уже не было.
Она сама себе остановила сердце, отступив куда-то назад в своем самом крупном поражении.
Туда, куда живым дороги нет.
И когда убийца покинул недра драконьей пещеры, оставив в самом дальнем и потайном коридоре выпотрошенную добычу, полупрозрачный туманный дымок отчаянно пытался принять форму и обрести реальные черты, чтобы скопировать образ лежащего тела.

+1

34

[NIC]Принц Флёр Прекрасный[/NIC]
[STA]Прынц одын штук. Конь сожран.[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/IoMv6.png[/AVA]
- Вот могла же ты нормально себя повести, я ведь не псих какой, которому лишь бы головы отрывать да руки в крови мыть, - с осуждением проговорил Флеурис драконице, точнее уже ее бездыханному телу, валяющемуся отдельно от головы. - Ну и зачем надо было пытаться умничать и обмануть меня, а? Когда не твоего среднего ума это дело. А теперь будешь дохлой тут валяться, пока черви не сожрут. Какая нелепая смерть... подохнуть посреди своих так старательно охраняемых сокровищ, - демон скучающим взглядом обвел эти нагромождения драгоценностей и иных ценных вещей, которые ящерица, наверное, собирала всю свою недолгую жизнь, и сплюнул на пол. Кому они теперь нужны? Эти горы золота...
Флёру уж точно не нужны.
Он в последний раз взглянул на труп женщины, скользнул равнодушным взглядом по уткнувшейся носом в землю окровавленной голове. Никакого сожаления о содеянном он не чувствовал, но почувствовал нечто иное - что-то вроде уважения к существу, которое, зная, что не победит в этой схватке, всё равно боролось. Не сложило лапки, не стало выискивать новые пути, чтобы выжить. Другое дело, что можно было бы до такого исхода и не доводить, и тут Флёр считал драконицу глупой курицей. Но ее упрямое противостояние, нежелание покоряться отчасти были знакомы демону, ибо сам он был точно таким же. Потому он решил, что сделает своей почившей противнице небольшой подарок.

Очутившись снаружи пещеры, демон остановился и задрал голову, разглядывая высокий горный пик, который был укрыт снежной шапкой и терялся где-то в облаках. Из темноты пещеры следом вылетело и то самое зеркало, к которому в самый острый момент опасности бросилась драконица. Вылетело, конечно, поддерживаемое магией. Атрибут был здоровенным, тяжелым, так что Флёр не стал напрягаться, чтобы тащить его за собой вручную, и предпочел сделать это с помощью своих способностей. Он еще не знал, что это за штуковина, но магию от нее чуял и решил, что разберется потом. А если окажется, что фуфло, то разбить и выбросить никогда не поздно.
Но сейчас, разглядывая заснеженную верхушку горы, демон прикидывал, как провернуть задуманное и не накрыть лавиной лежавший далеко внизу городок.
В итоге, Флеурис взмыл в воздух, утянув за собой и артефакт, и поднимался так высоко, что земля внизу стала казаться разноцветными лоскутками и уходила за горизонт расплывчатым полукругом. Здесь, наверху, было очень холодно, а еще и атмосфера была настолько разреженной, что Флёр чувствовал, что даже он тут долго не продержится. Следовало спешить. И демон, собрав все свои силы воедино, чуть ли не до самого основания труханул гору, а затем мощный вихрь налетел на снежную броню верхушки, и почти сразу же одна за другой вниз покатилось несколько массивных лавин. Обрушившись на площадку перед пещерой, снег накрыл собой всё. Он, конечно, когда-нибудь растает, ведь тут температура воздуха гораздо выше, чем там, наверху. Но пройдет не один год, поди.
По крайней мере, так драконьи сокровища останутся в неприкосновенности.
- Да и мало ли... вдруг мне когда-нибудь понадобятся, - усмехнулся Флеурис своему отражению в зеркале, а потом ему же и сказал, - ладно, пора домой.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » I'm Keksik and I know it