http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » "Залог - дороже денег!"


"Залог - дороже денег!"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Участники
Флеурис ; Хунбиш
Время
12 лет в прошлое от нынешнего исчисления. Осень. Золото. Первые заморозки. Смеркается.
Место
Предместье Леммина. Улицы бедняков и зажиточных крестьян. Рыночная площадь и прилегающие кварталы.

http://www.anypics.ru/mini/201211/45817.jpg
Этот заказ стал для Хунбиша особенным - его первое задание в роли помощника своего торгового покровителя! Поручение до смешного простое - передать свёрток сияющих эльфийских тканей заказчику на окраине Леммина. Свёрток не открывать. Посторонним глаза отводить. Цену повыше выменять. Всё просто и без объяснений! Но не зря первый блин в этом мире поминают всуе не раз, и не два ежедневно.
Хунбиш, ведомый чётким объяснением хозяина, куда идти и где искать, явился в город под видом бедного и поистаскавшегося торговца. При себе у него лишь коллекция курительных трубок на продажу да легенда о напавших по пути к городу разбойниках, которых, видят боги, сам Имир желает отловить и четвертовать, едва его благочестивые руки дотянутся до мерзавцев! Но сможет ли торговец из прибрежных земель продать в этом холодеющем под северными ветрами городе действительно ценный товар избранному заказчику? Ведь от успеха этой сделки зависит его дальнейшая жизнь...

Отредактировано Хунбиш (15-05-2015 14:23:16)

+1

2

Этот город!
Серые стены по левую руку. Серые стены - по правую. Серая брусчатка, покрытая блёклым инеем - под ногами. И ненастное, пронизанное ледяным ветром небо - тоже серое! Леммин, как оплот человеческого разума близ скалистых гор подавлял своей непритязательной суровостью. Хунбиш, сумевший проскочить насквозь промокшие ворота с прокисшей стражей за один единственный, выделенный на въездную пошлину, медяк, зябко потирал руки. Кажется, ещё года три назад стены города не были пропитаны запахом тлена. Дома - не покосились. Брусчатка не стремилась опрокинуть при каждом неосторожном шаге. И люди...
- Милая госпожа, позвольте..? Сеньор при алых лентах на божественной красоты сюртуке, подскажите..? Храбрый страж порядка! Свет очей моих ослепших от величия вашей доблести! Не подскажете ли мне..? Переулок Лапмона. Да-да, с изображением алой птицы на излучине дорог. Нет. Да. Но как же нету, побег надежды моей! Ведь я точно помню, что было! Было полтора года назад, когда достопочтенный торговец Вагнер продавал калачи Эвертейса на углу Лапмона за два гроша каждый! Хороши были калачи! Свежие, жаркие, как поцелуй прелестницы из гаремов знати, и... Как же так? Ужели переименовали? Ох, голова моя пустая, пропащая! По что боги наградили карой мои слабые руки! Лишили покоя сердце моё, отняв последний знак к опочивальне мыслей и снов моих! Милейшая Симмона, как же мне теперь найти тепло смоляных глаз близ золота нежных локонов да мягкости кожи твоей...? Первозданная госпожа, за что же кара сия ниспослана мне, ай-тай! Вэй-аркадай! И как, милейшие, как же доблесть ваша не стала указующим гением в поисках судьбы моей надломившейся? У-у-ун-куй, кручиной покроется голова моя пропащая... Каджэ махале сонм! И... Что? Как вы сказали? Два перехода прямо и направо? До зелёного дома и к набережной? Ужели правда, свет очей моих! Доблестный и благородный страж порядка праведного! Так ли это, друг его и в силе, и в честности? Так ли? Вай-тай, слава же единому солнцу нашему, народности! Слава! Я найду! Обязательно, звёзды радости моей! Слава солнцу, и вам, милейшие! Вы спасли... Вы спасли мою душу, почти пропавшую, и за то судьба обязывает меня подарить вам плату денежную. Нет, ни в коем случае не отказывайтесь! Это же правило! Правило великого солнца одаривать тех, кто помог бескорыстно и праведно! И отдаю ее я вам честно и правильно! Всё что могу, всё что могу, души моей звёзды! Боги смилостивились, уберегли тончайшей работы трубки курительные от злых разбойников! И вот я, дошёл, принёс и справился, чтобы вам, побеги радости моей, в благодарность за величие души вашей, даровать одну из сих красот рук умельца южного! Всего за пять серебряных, когда другим и в золотые даже чудо не достанется! Пять серебряных, лучи солнцеликого, и да согреют дым и травы творения его и дом ваш, и души, и дни быстробегущие, и... Всего один серебряный? Ай-тай, дорогой и ясный алмаз земель леднистый, как же можно-то? Творение чудесное, и по такой цене выторговывать! Четыре, свет души моей, четыре и три с медяшечкой, звёзды яхонтовые! И пронесу я весть о добрых стражниках Леммина! Пронесу по свету целому, ублажая уши вдов и молодиц! Пусть знают, что стражи Леммина не за зря ходят, не просто стражествуют, но помогают и благости делают! И знают толк в южных традициях, которые эта трубка, в ручную кропотливо четырьмя дочерьми ласковыми расписанная, вам, разумеется принесёт! И...  Ну как же два? Как же два, милейшие? Ведь ручная работа! Ясное солнце в бесцветности прочих подобных, пресных и сломленных! Как же два, адамант рук моих? Но, может, три? Ах, нет. Тогда два и с четвертью? Вот только для тебя, хороший мой! Только за праведность и доблесть твою, звездой ясной мне в пути указующей! Только для тебя за два с четвертью серебряного продам это чудо земель южных, восточных и северных! И будешь рад ты, и цветок души твоей рад будет! И побег цветка души твоей - тоже оценятся! И тогда...
Деньги зазвенели сладкой патокой. Хунбиш, вежливо склонившись, сжал ладонь и передал стражнику тонкую курительную трубку из бамбука. Вокруг собралась толпа. Зеваки. Воры. Разбойники. Простые жители. Все они могли стать покупателями, но сейчас Арал не мог позволить застаиваться. Высоко и счастливо взмахнув рукой, он поклонился снова. Широкие полы второго алого кафтана мазнули серые камни площади. Хун, не задерживаясь больше, поспешил накинуть на плечи серый плащ, затянуть шерстяной воротник и протолкнуться сквозь чужие плечи к соседней улице.
Похоже, кто-то ещё пытался его отыскать, но громкий на торгах, Арал умел сливаться с толпой по своему обыкновению. Обтёсанный кафтан и выменянные на грошовую трубку серебряные приятно грели душу. Нужно было отыскать ту самую улицу Лапмона. На ее углу - алую вывеску с птицей. И свернув налево перекрёстком, очутиться в трёх кварталах западней, у трактира "Левый перепёлок". Там-то и была назначена встреча.
Серый город. Серые стены. И нескончаемо серое течение мыслей. Хунбишу нравилось положение дел. Ведь когда люди растут и жиздятся на всём сером и блёклом, одно единственное перо птицы Айрун может уйти на вес золота. И никому не нужно знать, что в южных землях птица Айрун - это всего лишь облезлый, побитый, задыхающийся от последнего мора петух.

+1

3

[AVA]http://sh.uploads.ru/Q6g10.jpg[/AVA]
Небольшой, но вполне пристойный, аккуратный дом. Один этаж всего. Наверху, на втором этаже, что-то необитаемое. То ли чердак там когда-то был, то ли прежняя хозяйка пыталась сделать теплицу, но потом так и забросила это дело. Не зря ведь на кухне да в кладовке с потолка земля сыплется иногда. Хотя ее затея вполне благородная: построить в этом однотонном безвкусном городишке островок зелени, цветов, красоты.
Флёр мнил себя художником. Правда, мнил лишь в мыслях, тайно, никому не распространялся об этом. Висят на стенах в его обители картины без подписи, его рукой написанные. Если кто зайдет и обратит внимание, спросит, кто автор, то демон отмахнется, ответит, что купил на ярмарке или в магазине, или что это подарок, а ваятель неизвестен. Это было его "своё", его отдушина, о которой он никому не хотел рассказывать. И, как художнику, Флеурису хотелось видеть перед глазами красоту. Те же цветы были бы вполне приятным дополнением к этому дому. Флёр выходил в небольшой дворик, огороженный невысоким заборчиком, и разглядывал всё вокруг. Но разве тут можно найти красоту? Когда серый камень переплетается с серым камнем, серая дорога вьется меж серых стен, и даже у прохожих серые одежды. Ему хотелось чего-то яркого. И тогда он уходил в одну из комнат, оборудованных под мастерскую, и вспоминал то место, которое он любил больше всего на свете и которое некогда было его настоящим и единственным домом - Пальмовый архипелаг.
Флёр мог провести в мастерской дни напролет. И хорошо, что в этом доме, кроме него, никто больше не жил. По утрам лишь приходила служанка убраться и приготовить завтрак. Иногда она еще покупала продукты. Но ее общение с демоном заключалось лишь в паре слов, среди которых были "Здравствуйте" и "До свидания", ну и, естественно, чуть больше они разговаривали, когда дело заходило об оплате ее услуг. Признаться, Флеурис даже не знал, как эту служанку звать.

Он жил здесь чуть больше года. Для бессмертного существа этот отрезок времени - пшик. Словно секунда пролетела. Потому дом и казался необжитым. Флеурис часто гулял, отыскивая для себя места вдохновения, но чаще приходил к выводу, что этот город нагоняет тотальную тоску. И в последние дни всё чаще задумывался над тем, чтобы куда-нибудь перебраться.
Однако одну из таких прогулок можно было назвать результативной. Флёр забрел в лавку редкостей. В принципе, он уже бывал тут, покрутился, не нашел ничего особенного и ушел, так и не промолвив продавцу ни слова. Однако в этот раз они почему-то разговорились. Речь зашла о какой-то картине, о технике ее исполнения, об обработке и так далее.
- А вы сами рисуете? - поинтересовался продавец.
- Я? Нет, ни в коем случае, - Флёр соврал, не моргнув и глазом. - Подыскиваю интересные вещицы в коллекцию.
На том и разговорились. Странно. Обычно демон не подвержен долгим беседам с незнакомыми людьми, к тому же лавочников почитал за обычных пройдох, которые только и думают, как срубить с покупателя побольше денег. Но в этот раз его собеседником оказался человек, действительно знающий и любящий свое дело. И оказалось, что он знает, как достать для Флеуриса несколько уникальных экземпляров книг "Неизвестного пера" и само Неизвестное перо. Это был созданный сотни лет назад артефакт, ценящийся исключительно художниками. Флёр мало что знал о нем, да и торговец лишь предположить мог, однако в книгах должно было рассказываться об этой вещице подробнее.

Но даже если вы нашли общий язык с торговцем и он обещает помочь вам с получением подобных раритетов, то это ведь совсем не означает, что услугу не надо будет оплатить. В общем, договорились и о цене, и о сроках. Но торговец сразу взял себе некую сумму лишь за посредничество. Остальную оплату предстояло произвести тому, кто доставит ценную посылку, а это должен был быть представитель владельца. Была определена вероятная сумма, срок доставки, прочие условия сделки. И когда пришли к соглашению, далее демону оставалось лишь ждать.

Посредника на условленном месте встретила служанка Флёра. Она получила за эту маленькую услугу дополнительную плату и с радостью согласилась чуть раньше освободиться от своих прямых обязанностей ради этой маленькой работки.
- Вы от господина Алдора? - спросила она, завидев единственного остановившегося на улице у вышеупомянутого трактира человека. Он был похож на путника, который проделал долгий путь. Серый дорожный плащ, да и в целом вид того, кто истоптал много дорог. Служанка не была особо наблюдательна, чтобы разглядеть еще что-то. Ей передали имя, передали место встречи и всё. - Мой господин ожидает вас, я вас провожу.

оффтоп

я не нашел в анкете имени торговца, поэтому свое прикрутил. Если не подходит, скажи какое, исправлю)

+1

4

Как скучно передвигаться на ногах. Хунбиш, прошедший не одну дорогу с караваном, не уставал убеждаться в этой простой и двоякой мысли. Ведь будь у него хоть одно крыло айрэса, споры со стражей и эту бледноликую толпу можно было бы миновать за один единственный взмах. Но нет испытаний - не по силам. А стремлений - не по плечам.
Мужчина нашёл условленный трактир чуть раньше срока. Покосившаяся вывеска на единственной из двух цепочке гласила "Л.вы   е...пёл.к". Сомнений не осталось после грандиозного выхода одного из местных выпивох. Виртуозно прокатился по каменной брусчатке и точно вписался в промежуток меж стеной и дверью соседнего дома. Местное гостеприимство позабавило Арала. Он даже решил зайти под низкий обод дверной арки во след суровому вышибале, но внезапно был остановлен. И кем!
- Вы от господина Алдора?
Незнакомая, улыбчивая, немного запыхавшаяся. Но как прекрасно сочетался румянец на пухлых щеках с быстро прикоснувшимися к губам розовыми ободками ногтей! Хунбиш был сражён. В одно быстрое движение оправив запылённый плащ, он поклонился незнакомке и кивнул. Имя торгового покровителя едва ли что-то значило для странника. Его хозяин был не глупее других, и всегда договаривался о сделке на дальние путешествия под залог чужих имён. Вот и сегодня.
Алдор? Что ж, пусть он станет Алдором на этот день. Как ярки эти вороные кудри.
- Готов служить хоть самому вождю небес, звезда очей моих, коль отопрёт мне это тайну имени прекрасной незнакомки.
- Мой господин ожидает вас, я вас провожу.
- Как можно, госпожа? Чтоб с вашим лоском, и служить кому-то? Прекрасен и силён ваш господин, раз вы ему служить согласны. Так станьте же моею путеводною звездой. Погода нынче пасмурна, не так ли? И как справляетесь вы в столь тонком кружеве с ненастьем серых дней?
Её локоток под мягкой тканью рукава удобно лёг на руку Хуна. Без спросу. Ненавязчиво, но уверенно. Идти с женщиной по серым улицам под ручку было и удобно, и умно. Арал уважал правила. Но более всего он уважал женщин. За их изящество линий и лёгкий шаг. Иная женщина, как сокровище. А откажет ли себе дракон в удовольствии присвоить драгоценность?
- Найти жемчужину меж серых стен - большая удача, госпожа. И я рад, что она досталась мне. Вы действительно служите кому-то? Так странно видеть прекрасный нежный лотос в услужении и пагубных заботах хмурых дней. Вам дарят цветы?

Отредактировано Хунбиш (17-05-2015 00:41:23)

+2

5

[AVA]http://sh.uploads.ru/Q6g10.jpg[/AVA]
Придет ли нужный человек на условленное место? Да кто его знает? Флеурис, конечно, старался думать, что торговец из лавки редкостей не приврал. А даже если приврал, то что ж теперь.
Да, на демона такое равнодушие совсем не было похоже. Обычно он взрывался, метал гром и молнии, едва что-то шло не по его желанию или сценарию. А тут даже махнул бы рукой и вновь устремился к незаконченному полотну, чтобы продолжить рисовать. У Флеуриса бывали такие спокойные, умиротворенные периоды. Другой человек в таком состоянии был бы вполне нормальным. А для демона, для которого эти дни, месяцы, годы (да сколько угодно могло длиться подобное) были совершенно нетипичны, можно было обозначить такое депрессией, апатией, душевным спадом. Он мало на что реагировал. Вот разве только торговец в пресловутой лавке умудрился демона заинтересовать своими рассказами. Если это "Неизвестное перо" действительно найдется и окажется доставленным, то это же прекрасно! Флёр слышал о нем, но не очень хорошо представлял себе его свойства. Вроде как оно позволяет художнику рисовать разными цветами, оттенками, придавать нарисованному эффекты разных красок, карандашей или иных художественных принадлежностей. Ценно лишь для художников. Но может быть, в его остове заключены еще какие-то свойства, кто знает. Флёр надеялся, что в книгах, которые шли в комплекте к перу, найдутся более подробные сведения.

Однако даже тот факт, что именно сегодня должен прибыть посредник и привезти заказ, не слишком-то радовал демона. Его и пытки не радовали, и игры, в которых он обычно бывал настоящим виртуозом, причем в качестве игр имеются в виду не шашки и домино. Более-менее он приходил в себя, уединяясь в своей мастерской. Чаще выходил вечером прогуляться, и это тоже спасало от всепоглощающего уныния. Между прочим, стихийный демон в депрессии - страшное зрелище. Не потому что Флёр в одиночестве к ночи надирался до поросячьего визга, а потому что в таком настроении мог наворотить дел куда серьезнее, чем обычно.

Мадлена, служанка Флёра, встретила нужного ее господину человека почти вовремя. Чуточку опоздала, но что для женщины - какие-то полчаса? К тому же у слуг ведь куча своих дел, которые нужно переделать в любом случае. Ведь хозяин не станет выяснять причины, почему завтрак не готов, а посуда не вымыта. Работать у Флеуриса Мадлене нравилось. Он почти с ней не разговаривал, предоставлял ей полную свободу, оговорив лишь спектр обязанностей, которые должны быть выполнены в любом случае. А во всем остальном - делай что хочешь. Не придирался, не дергал, не приставал. Последнее еще молодую и весьма привлекательную женщину, кстати, даже обижало. Ну подумаешь, она прибирается в  его доме. Так у соседей тоже несколько горничных и повариха, и хозяин уже каждую в своей спальне опробовал, а одну даже обрюхатил. А этот только появляется мельком, со смурным видом поздоровается или спросит чего, денег даст - и весь день его не видать. Она подозревала, что, запираясь в своей спальне или мастерской, он пьет без удержу, потому что запасы алкоголя стремительно таяли, а затем демон стал давать больше денег, лишь бы Мадлена закупала новые напитки.
Пока она шла на место встречи, то в который раз мысленно любопытствовала, откуда у Флёра деньги. Он не утруждал себя какой-то работой, да и аристократом с богатым наследством и обширными землями, кажется, не был. Соседи ничего о нем практически не знали, друзей у него не было, и женщин никогда в дом не водил. В общем, слегка задумавшаяся над этими странностями своего господина, Мадлена не сразу обнаружила, что посланец от некоего Алдора ей низко кланяется.
Это было приятно, но также очень необычно. Женщина зарделась и попыталась возразить:
- Ну что вы, я обычная крестьянка, которую господин взял себе в дом прислуживать. Он просил встретить вас и проводить в дом, - именно "просил", а не "приказал". Кстати, тоже странность, по мнению служанки, о чем-то просить прислугу.
Речь торговца лилась переливчатой рекой. Мадлена непроизвольно заслушалась, но правда, почти ничего не поняла. И слова вроде бы ей знакомы, а смысл утекает сквозь пальцы. Ей оставалось лишь соглашаться со своим спутником и мило улыбаться.
А когда мужчина подхватил служанку под руку, она, кажется, покраснела пуще прежнего. Нет, ну бывало у нее в девичестве бегать по улицам с кавалерами или степенно следовать по площади под руку с каким-нибудь ухажером.
- Господин Флеурис очень добр ко мне, - не нашлась, что ответить, помимо этого, Мадлена. Хотя и эти слова были не совсем правдой. Флёр не был к ней добр, как и не был зол. Иногда он вообще ее не замечал, словно ее не существует. Иногда его настроение менялось, и он мог разговориться. А несколько связных предложений - для него уже считалось верхом болтливости. - Цветы? - она действительно задумалась над этим вопросом. Лет пять-десять назад ей, конечно, дарили цветы. Ее звали на свидания и пытались утащить в кровать. А вот замуж никто не звал. Потому-то двадцативосьмилетняя Мадлена (а в крестьянских кругах незамужняя девушка таких лет слыла старой девой) до сих пор была одна. Но не выливать же поток своего девичьего несчастья на того, кого ждет ее господин? - Да, конечно, случается. Вы очень добры.

Они добрались до нужного дома, небольшого, не выглядевшего роскошным особняком, но и не бедной хибарки. Мадлена пригласила гостя войти, а сама отправилась доложить Флёру, что гость прибыл. Вот только незадача, он, кажется, опять закрылся в своей мастерской и то ли не слышал, то ли не собирался отвечать на все призывы.
- Мне так неудобно говорить вам об этом, но... - вернувшись к гостю, которого провела до этого в просторную гостиную, Мадлена смущенно и запинаясь проговорила, - мой господин... ну он очень своеобразный человек. И настроение у него... в общем, он не отвечает. Заперся в мастерской. Может быть, вам удастся его образумить? - предложение это звучало, конечно, по-идиотски. И Мадлена очень боялась, что этот вежливый и обходительный молодой человек тут же плюнет на всё это, развернется и уйдет.

0

6

Внимательно выслушать и понимающе покивать. Взвесить улыбку, как драгоценный камень, и вежливо выверить шаг в исключении излишней поспешности. Как много требуется для осознания ситуации и подбора отмычки к чужому сердцу. Как мало нужно, чтобы вскрыть сердце силой, не потратив и минуты времени.
Хунбиш наслаждался эмоциями нежданной спутницы. И пусть дорога была сера, как и прежде, мягкая ладонь и алый румянец на припудренных щеках оставался при нём. Его достоянием. Его заслугой. Его собственностью. Пускай и на короткое время.
- Уверен, госпожа, вам никогда не преподносили Аструтис - цветок приморских краёв и чистейших рек, чьи лепестки подобны белому бархату кожи, а аромат - сравним соблазном с юной прелестницей. Это цветок изысканности, романтики и достигнутых звёзд. Вы любите звёзды, милая госпожа? Уверен, что любите! Ваши глаза говорят об этом. Как две звезды Анепала - прекрасны и обворожительны. Ах, видит Имир, я благодарен, что он позволил мне идти подле вас, госпожа! Ведь не ровен час, я заплутал в этой серости улиц! Но вы, как небесный свет надежды души моей спасли добротой падшую душу, указуя путь. Я рад, что ваш хозяин добр! Это важная черта любого хозяина! Ведь не будь доброты у повелителя, не будет и слаженности в решительности его слуг. Как дом, лишившись своей основы, рухнет! Вы ведь понимаете, госпожа души моей? Понимаете, верно?

Недолгий путь до места назначения обозначился двумя важными деталями. Хунбиш не стеснялся в словоблудии, незаметно, но настойчиво приобняв спутницу за талию. По пришествии к хозяйской двери, он успел трижды коснуться губами розовых полукружьев ногтей на доверенной ему руке, и дважды по три раза проникновенно заглянуть в искристые очи попутчицы. В её желании услужить больше сомневаться не приходилось. Но дом, принявший роль обители для важного клиента, не вызвал должного ощущения грядущей прибыли.
Заскучавший в серости купец с душой аскета или обедневший вельможа, желающий отдавать деньги и прибыли только на усладу глаз и рук своих? Кем бы ни был заказчик, у него находились деньги на служанку. И на внутреннее содержание дома. Хотя запах запустения никуда не исчез. Кого же скрывала дверь, молчаливо откликнувшаяся на множественный стук служанки?  Как подобрать слова к существу, которого никогда не видел?
Хунбиш не мучился подобными вопросами дольше, чем оно того требовало. Всего минута ожидания и осмотра в средней состоятельности гостиной позволили ему расслабиться и подчиниться окружающему. Всё должно быть так, как должно. И не в его правилах торопить событие или грозящую встречу. К тому же, сейчас на горизонте маячило более многообещающее знакомство. И грозило оно выгодой при любом исходе торговой сделки.
- Мне так неудобно говорить вам об этом, но... Мой господин... ну он очень своеобразный человек. И настроение у него... в общем, он не отвечает. Заперся в мастерской. Может быть, вам удастся его образумить?
Арал продемонстрировал беззаботную улыбку и понимающе кивнул. Его жест был красноречивее слов, и говорил об исключительном принятии любого исхода.
- Не расстраивайтесь, свет очей моих, вы не виноваты, - два шага мимо потёртого и запылённого дивана, три далее - навстречу девушке с протянутой рукой ладонью вверх, - Уверен, что мастера не стоит беспокоить во время торжества его идей. Пусть помолчит, закончит, а мы пока...
Хунбиш приблизился вплотную, перехватив ладонь служанки мягко под запястье. Смотреть в глаза, не отпускать улыбку с губ и медленно кивнуть во след её румянцу.
- Я подожду хозяина, а вы идите. Но дайте обещание, что в ночь сегодня встречу я вас вновь, - понизить голос до низкой хрипотцы, не отрывая взгляда - склониться в поцелуе к тонким пальцам девушки, - Ваш лик мне светит звездами. Указывает путь. Вы мне составите компанию в прогулке завтра по утру? Я в городе совсем не долго, но... Видит Имир, я был бы очень рад.
Арал не собирался отпускать служанку без обещания, а лучше - поцелуя. А после выждать отмеренное время для него не составит труда. Сесть на диван. Протянуть гудящие после долгой дороги ноги. Осмотреть всё окружающее подробнее. Найти способ оповестить хозяина о своем прибытии. Всё это могло подождать. Пока рядом была девушка.

+1

7

[NIC]Мадлена[/NIC]
[STA]Очей очарование[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/kq4ME.jpg[/AVA]
[SGN]Светло-зеленое простое хлопковое платье в пол, подпоясанное ремешком, на ногах сандалии.[/SGN]

оффтоп

Хоспаде, женщины, как вы пишете за женщин!

Может быть, стоило Мадлене тоже поговорить с торговцем, вон как он изливается соловьем? Наверняка историй множество знает, и стоит спросить его, где он побывал на своем пути, как вечер служанки будет скрашен. Путь к дому и так показался таким коротким, что девушка даже пожалела, что не повела мужчину, например, город посмотреть. Зачем ему город смотреть, мог бы он поинтересоваться. Так это же только предлог, чтобы не так спешить привести гостя в дом к Флеурису. Правда, господин может рассердиться, что служанка так замешкалась. Поэтому она не стала ничего делать или предлагать, к тому же ей мешала раскрыть рот и природная скромность в общении с незнакомыми людьми.
Она только слушала торговца, поражаясь тому, как он легко и плавно перескакивает с темы на тему. Вот спрашивал о цветах, вот уже говорит о звездах, а далее и о доброте господина. И речь его течет так, словно иначе и нельзя. Мадлена открыла рот, чтобы ответить насчет этого цветка, с красивым незнакомым названием, но не придумала ничего под стать всему, что услышала от торговца, да так и промолчала. А ему, казалось бы, и не нужен был собеседник. Ему нужен был слушатель, им служанка вполне могла быть, периодически погружаясь в свои собственные мысли. И тогда какой-нибудь чуть более громкий, чем доселе, возглас выдергивал ее из такого рассеянного состояния.

Нет, Мадлене определенно льстило подобное отношение. Однако она была барышней недоверчивой и разумной, наверное, потому до сих пор в девках и ходила. И потому, даже слушая все эти комплименты и приятности, она сразу же настораживалась.
"Ему явно от меня что-то нужно"
Хотя затем накрывала волна спокойствия, голос разума отступал, замолкал, и тогда просыпалась Женщина, которой неважны были подоплеки поступков, главное - внимание, обходительность. Каждая женщина ведь хочет чувствовать себя привлекательной, а служанка вполне еще была ничего. В соку. Может, уже распрощалась с мечтой завести собственную семью, но от мужского внимания таяла до сих пор.

- У моего господина нет других слуг, кроме меня, - все же улучила момент и вставила несколько слов Мадлена, - он говорит, что я и одна справлюсь, так что лучше будет платить мне больше, чем видеть суету в своем доме.
Понимает ли она, о чем говорит ей торговец? Да как сказать... Понимает, когда он не снабжает свою речь таким обилием изобразительных оборотов, что смысл за ними ускользает в никуда. Для ушлого торгаша это очень полезное качество - пускать пыль в глаза покупателям, а там грешным делом и выбить на какую-нибудь ерунду цену втридорога. Она понимает, о чем он говорит. О цветах и о звездном небе, романтики хоть отбавляй. А по виду этого мужчины и не скажешь, что он такой мечтатель. По виду он путник, исходивший тысячи дорог, сапоги его стоптались, одежда пропылилась, а руки огрубели от поводьев или меча. Украдкой Мадлена бросала на него взгляды. Странно даже, когда подобная мужественность, опытность сочетается с обходительностью и таким красноречием.

В доме было тихо и пусто. Еще с порога служанка догадалась, где искать Флёра, а когда вернулась к гостю ни с чем (и ни с кем), то получила еще более ошарашивающее предложение.
Мужчина вдруг оказался в опасной близости. Мадлена почувствовала жар по всему телу, да еще и на щеках выступил этот предательский румянец, стоило гостю взять ее за руку. Его губы завораживали, с них слетали такие слова, которые попросту не укладывались в голове. Мадлена не была неопытной юной стыдливой девицей, которую нужно обольщать или которую смущают фривольные намеки, обычно она понимала всё с полуслова и могла дать от ворот поворот. Но тут словно в ход была пущена какая-то магия.
Он просит ее прийти к нему ночью, чтобы затем встретить рассвет. Для любой честной девушки это могло показаться не просто наглостью, но и грубостью, но в его словах нет ни капли грубости. Одни просьбы, которые, впрочем, так настойчивы, что не похоже на то, что тут требуется ответ.
-  Зачем? - наивно хлопнула ресницами девушка. Она боялась оказаться понятой превратно, и что сама поймет его превратно, и это поставит ее в крайне неловкое положение. Тогда она точно сгорит со стыда. А если еще и господин узнает... она не переживет этот его пристальный вопросительный молчаливый взгляд.
- Я бы могла показать вам город, но я ведь живу не здесь... А вам, должно быть, как раз к лицу занять одну из гостевых комнат господина, пока он... закончит свою работу.

+1

8

Офф

Похоже, это не их проблема. Отпускаем барышню. =)

А она догадлива! Пальцем в небо – крылья вон. Или под иссиним блеском локонов пряталось нечто большее обаяния и кротости дикой лани?
Хунбиш не отступил. Склонил голову в признании собственной ошибки. Не спрятал улыбку покаяния, но и рук не отпустил. Его поймала простая служанка. Но он не был бы собой, если бы ошибки совращали его в достижении выбранного пути.
- Вы бесспорно правы, госпожа, имя которой до сих пор остаётся для меня за тремя печатями, - тишина и сумрак окружающего играли мужчине на руку. Блеск его глаз при таком полусвете казался особенно зелёным и насыщенным. Торговец знал об этом, и пользовался.
- Но я не совсем торговец, а лишь посланник. Ваш господин, бесспорно, честен и щедр, чтобы предложить мне остаться на ночь, но по законам и кодексу я не смогу принять его предложение, - строго выверенные слова падали в чашу доверия девушки медными бусинами. Пан или пропал. Вот что действительно любит Хунбиш. Игру слов, без единого намёка на неискренность.
- Я хотел разделить с вами ночное небо, ведь стражи на воротах не выпускают раньше рассветного часа. Но, разумеется, я не в праве настаивать. У вас другая жизнь, иные заботы, дарованные Имиром.
Тяжёлый выдох сквозь крепко сжатые зубы, понимающий кивок и расслабление пальцев. Он сделал шаг назад. В отступлении. В понимающей капитуляции. В стратегически выверенном манёвре. И отвёл взгляд от девушки к стене. К картинам. Интересно, её хозяин эстет?
- Моё имя Арал. И я, бесспорно, благодарен вам, госпожа, за то, что составили мне приятную компанию на пути к заказчику моего господина.
Он отступил ещё на шаг и вежливо склонился. Мягкие ладони девушки были выпущены чуть раньше.
- Я не отказываюсь от слов, что вы прекрасны и вашему господину повезло иметь в ближайшей радости подобный Цветок Имира. Вы спасли мою душу, проводив до порога этого дома, и я надеюсь оправдать ваши чаяния на радость хозяина дома. Сделаю всё от меня возможное. Слово Арала.
Хунбиш распрямился и позволил себе вежливую, но добрую улыбку. Он смотрел на девушку прямо, без лишних намёков и предложений.
- Я дождусь вашего хозяина здесь, в гостиной, где гостю быть и положено. Прощу прощения за излишнее беспокойство за мою пропащую душу.
Арал улыбнулся немного шире и кивнул. В знак признательности. Его выжидающий взгляд не отпускал лицо девушки. Но так же подмечал окружающее.
На стенах то тут, то там красовались картины. Часть мебели была перекрыта от запыления. Помещение выглядело ухоженным, но запущенным. Сочетание не сочетаемого в совокупности с запахом отсыревших стен. Хозяин этого дома уже заинтересовал Хуна более многих. И ему уже хотелось получить ответы на некоторые свои вопросы. Но до того рядом всё ещё находилась девушка. И это было не менее интересно.

+1

9

[NIC]Мадлена[/NIC]
[STA]Очей очарование[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/kq4ME.jpg[/AVA]
Пока торговец не сказал, девушка и не подумала даже, как это невежливо с ее стороны - не представиться. Впрочем, мужчина тоже не удосужился назвать свое имя. Мадлена имела смутные представления об этикете, но почему-то полагала, что первому право это принадлежит именно представителю сильного пола. Хотя она-то была простая крестьянка, а он наверняка из торгового сословия или даже того выше. Да и, кажется, постарше ее будет. Значит, всё-таки ей называться первой?
- Меня зовут Мадлена, - снова ощутив предательский румянец на щеках, проговорила девушка.
Гость продолжал изливаться соловьем. И она, кажется, была готова слушать его часами. Вот только ее господин, Флеурис, вряд ли будет рад этому. И даже когда выяснилось, что Флёр не спешит появиться в гостиной и даже не торопиться ответить на все призывы служанки, Мадлена посчитала, что ее общество не годится для развлечения господских гостей. Да по сути, она и разговор не могла толком поддержать. Ибо речь торговца казалась ей чудесной, плавной, мелодичной, но подчас совершенно непонятной. Его приятно было слушать, но практически невозможно понимать. Это, наверное, такой своеобразный диалект, решила для себя девушка и оставила попытки вникнуть в смысл каждого произнесенного слова. Достаточно было тех, где слышался вопрос. После секундных раздумий служанка, рискуя создать о себе впечатление тугодума и недалекой, отвечала только на эти.
- Мой господин будет рад предоставить вам комнату, - снова сказала девушка, услышав, как гость отнекивается от ночлега. Она, правда, не была сталь уверена в подобной "радости", которую испытал бы Флеурис, обнаружив, допустим, на своей кухне незнакомца, который решил ночью выпить стакан воды. Но так же Мадлена была уверена, что если Флёр не решит все свои дела с этим человеком и тот уйдет, то в итоге демон будет очень недоволен. Кто знает, как выражается его недовольство. Пока что Мадлена лишь слышала, как иногда по мастерской летают предметы. Как будто художник, разочаровавшись в наброске или уже готовом полотне, швыряет его в стену.
Девушка едва слышно и с огромным облегчением выдохнула, когда представившийся все-таки гость упомянул, о чем именно подразумевал в своих тонких намеках. Намеками они были для Мадлены, но, возможно, для тех мест, откуда Арал родом, подобные фразы не выглядят чем-то фривольным и не имеют скрытых смыслов. И если он говорит, чтоб девушка пришла к нему ночью и скрасила долгие часы любования звездным небом, то, должно быть, так и есть. И никаких порочащих честь ее мыслей не существует.
Вслух же она об этом ничего не сказала.
- Я не спасала вашу душу, господин Арал, - смущенно улыбнулась Мадлена, - я спасла вас лишь от долгих блужданий по городу. Присядьте, - она указала на мягкий диван, - может быть, хотите чай, кофе или что-нибудь более крепкого? И я все же постараюсь еще раз достучаться до господина Флеуриса, - и она имела в виду достучаться не только в дверь мастерской, но и к его мыслям. Иногда у нее все-таки это получалось.

[SGN]Светло-зеленое простое хлопковое платье в пол, подпоясанное ремешком, на ногах сандалии.[/SGN]

0

10

Её румянец говорил в противоположность словам. Хунбиш это оценил и согласно кивнул. Дождаться хозяина дома и главного заказчика на диване - не плохое предложение. Тем более, оно очень кстати вязалось с его личными представлениями о дальнейшем времяпрепровождении. Но что стоит личная гордость в противовес удовольствия барышни? Сущие гроши. Залог в угоду более выгодной сделке.
- Как скажете, госпожа Мадлена, - расправил плечи и ещё раз благодарно кивнул Арал, - Ваше предложение очень кстати. Я бы не отказался от согревающей настойки Ягоды Имира, но в ее отсутствии буду рад и кофе.
Ноги отозвались довольным гудением в ответ на расслабленность. Наконец-то он смог присесть. Диван оказался более чем достойным. Не по-спартански жесткий. И не елейно мягкий. Как раз то что нужно для неспешного отдыха и делового общения. Ещё бы девушку на колени, и мир мог бы показаться радушно улыбчивым. Но, увы, за стенами этого на диву прохладного помещения всё так же завывал ветер. Солнце тянулось к закату, обещая тёмную и холодную ночь. А хозяин дома, будь он трижды торговцем или ценителем прекрасного, лишь в десяти процентах из ста мог позволить случайному посланцу остаться в его доме.
Арал решил закончить разговор в наиболее быстрые сроки. Ведь в случае отказа госпожи Мадлены перспектива настоящей прогулки по ночным улицам торговцу не улыбалась совершенно. Стоило отыскать постоялый дом и выгадать комнату с сытным ужином. Но это было всё потом. Хотя уже сейчас хотелось думать об отдыхе после длительной дороги. Это было не профессионально. Но приятней, чем бездумно пялиться в темнеющую на стене картину ярких цветов и красок.
Хунбиш любил картины и искусство, но не на голодный желудок и при дорожной усталости. Оставалась надежда, что сделка пройдет быстро и без лишних осложнений.

+1

11

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Госпожа? Этот статный галантный мужчина назвал ее госпожой? О, нет, она всего лишь крестьянка, простая прислуга, и мало кто даже запоминает ее имя, довольствуясь привычным словом "служанка". Поэтому, когда Мадлена услышала, как к ней обратились, то даже округлила глаза от удивления. Но нет, ничего объяснять и исправлять она не стала. Это наверняка такой своеобразный скрытый комплимент от гостя, и Мадлена лишь улыбнулась на это.
- Увы, таких редкостей у нас нет, - вздохнула девушка, имея в виду упомянутую Аралом настойку. Она не хотела даже признаваться в том, что понятия не имеет, что это такое, о такой ягоде ей слышать не доводилось, не говоря уже о подобном напитке. Выдавать свое невежество она не захотела, как будто это значило, что у нее тут же отнимут этот мимолетный титул "госпожи", в роли которой ей уже понравилось находиться. Пока Флеурис закрывался в своей мастерской, дом был предоставлен всецело Мадлене, как и она была предоставлена исключительно сама себе. И сейчас, когда услышала, что она госпожа Мадлена, а не просто "прислуга", "эй ты, девочка" или в лучшем случае "горничная", это ей, естественно, польстило. Даже, наверное, куда больше сравнений со звездами и цветами, в которых она мало что смыслила. - Кофе, несомненно кофе. Прошу прощения, - и присев в легком поклоне, затем она покинула гостиную.

Гостиная была смесью роскоши и простоты, иногда взгляд скользил по самому обыкновенному дивану, в пятнах от вина на подлокотниках, с растрепавшейся оббивкой и кое-где в латках, а затем перескакивал на дорогой добротный стол черного дерева, с резными ножками, покрытый лаком и расписанный серебром умелыми руками художников. Гобелены, которые на рынке продавались за пару медяков, висели на стенах рядом с картинами в золоченых рамах, причем картины эти были явно руки мастера, а не какого-то любителя мазни по пьяни. Другой стол, стоявший у окна, был завален горой бумаг, свитков, книг, и вперемешку там же выглядывали непристойного содержания рисунки, игральные карты и мусор. Небрежность. Вот, как можно было обозначить всё это великолепие в целом. И таким был, в принципе, весь дом, кроме кухни, еще одной комнаты и мастерской. Кухней заведовала Мадлена и там уж она содержала всё в исключительной чистоте и порядке. Мастерская была вотчиной Флёра, туда он никого не пускал, и служанка даже не подозревала, как хаос там творится. Что касается комнаты, то Мадлена не знала, что в ней. Дверь всегда была закрыта на ключ, Флёр туда не заходил, в замочную скважину подсмотреть ничего не удавалось. Расспросы об этой комнате тоже ни к чему не приводили.
А из других комнат в доме были: хозяйская спальня, две гостевых, столовая и кладовка. Столовой никто не пользовался, ибо Флеурис предпочитал есть на кухне, так что там Мадлена лишь по привычке протирала пыль. В хозяйскую спальню попасть можно было не всегда - это зависело от настроения Флёра. Но все-таки служанка и там умудрялась прибраться.

Так или иначе, а в этот раз она всё-таки достучалась до хозяина.
- В чем дело? - он был недоволен, впрочем, не тем, что его потревожили, а, видимо, своей работой.
- К вам посетитель. Вы ждали его. Господин Арал от господина Алдора, - Мадлена смотрела на Флёра, выглянувшего из-за двери, и отмечала, что он перемазан в краске, одет в какое-то рабочее хламье и вообще выглядит, как бродячий художник, рисующий портреты на берегу реки за пару монет.
- Да, хорошо. Сейчас. Принеси мне вина, а ему... чего он там хочет? Тоже вина.
- Он пожелал кофе.
Флеурис махнул рукой, мол, что угодно, затем запер за собой дверь, сунул ключ в карман и пошел в гостиную. Его абсолютно не заботил его внешний вид. Как и то, что краска на его одежде до конца не засохла, и, когда демон плюхнулся в кресло, стало понятно, откуда на оббивке разноцветные пятна.
- Здравствуй, - он не имел привычки "выкать" и соблюдать какие-то правила этикета. Кажется, даже эльфийскому королю в свое время досаждал своим нахальным поведением. - Прости, что заставил ждать. Сейчас дождусь своей бутылки и потом приступим к делу. Путешествие сильно тебя утомило?

+1

12

Кофе - не плохая альтернатива горячительным напиткам. Однако позволить себе вести дела на пьяную голову мог только его хозяин. Хунбиш считал это привилегией. Которой он обязательно воспользуется - в будущем. Но не сейчас, когда на кону стояла его жизнь.
Мужчина слишком задумался о возможностях грядущего и упущениях прошедшего, чтобы вовремя заметить появление ещё одного персонажа. За Мадленной Арал следил вскользь, лишь по наличию её в ближайшем окружении. А нового господина стоило оценить по достоинству. Ни грамма смущения, лощености или вычурности - только уверенность и точность. Хунбиш отвлёкся спустя мгновение после приветствия.
- Здравствуй.
- Имир позволит, - традиционный ответ выскочил сам собой во след вежливому кивку. Арал рассматривал незнакомца, мысленно перебирая варианты дальнейшего знакомства. Слуга? Подмастерье? местный художник на службе у богатого господина? Или тот самый аскет - владетель дома?
Последнее предположение казалось Аралу особенно неправдоподобным, а потому цепляло интерес более прочих. Богач без намёка на прижимистость и жеманство? Это интересней десяти ночей с юной девой под боком. Хотя три девы могли бы затмить собой необычность случайной догадки. Могли. Но вероятность нахождения трёх барышень в пастели Хуну казалось ещё более невероятным.
Не ценили они его рост и стать. Как не отвлекались и на велеречивость слов. Должно быть требовалось что-то ещё. Что-то более точное и действенное, что Хун за молодостью лет пока не мог познать. Но он отвлёкся. 
- Прости, что заставил ждать. Сейчас дождусь своей бутылки и потом приступим к делу. Путешествие сильно тебя утомило?
- Десяток разбойников, четыре поста стражников, три ночных перевала, опасности, невзгоды в тоскливой серости этих северных земель и юная красотка на месте назначенной встречи. За подобный приз можно было бы пройти и более длинный путь. - беззаботная улыбка едва ли соответствовала действительности. Хунбиш не отпускал цепкий взгляд от лица нового собеседника.
Арал. Рад знакомству. - кивок на границе вежливости и секунда задумчивости вопреки протянутой в приветствии руки, - Дюже, краски на вашей одежде услаждают мой взгляд более, чем уличная серость! Печально, что ими не раскрасить грядущую ночь. Закаты близ архипелага - прекрасны.

+1

13

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Несколько рассеянный в ту минуту Флёр не сразу понял, чего там должен позволить Имир. Его отец и создатель давно уже не являл своего лика на бренную землю, чтобы сиять милость свою, что-то позволять или запрещать. И лишь спустя какое-то время демон понял, что это не буквальное выражение, а лишь ответ вежливости, принятый в южных странах. В каждой стране свои обычаи и свой говор. У лесных эльфов так вообще можно голову сломать, пытаясь вникнуть в смысл вычурных заковыристых фраз. Где даже простое согласие кроется в таком количестве церемониала, что, дослушав его до конца, можно успеть обидеться, простить, возмутиться, переосмыслить всю свою жизнь и лишь затем догадаться, что к чему.
Так что некую несообразительность Флеуриса можно было понять. Хорошо еще, что он не буркнул ничего в своем репертуаре в ответ, вроде "Ага, позволит, щазз", а попросту, усевшись в кресло, забыл об этом маленьком, вызвавшем замешательство словосочетании.

Кофе. Вот таким был выбор гостя, представившегося простым именем (или фамилией, или даже прозвищем) Арал. Сам Флёр представился с опозданием, опять-таки выдав то ли свою рассеянность, то ли свое невежество и пренебрежение манерами, а может, и то, и другое одновременно.
- Флеурис, - кивнул он, на секунду приложив ладонь к груди, обозначая таким жестом, что это - его имя. - Уверен, что не хочешь чего покрепче?
Мадлена остановилась рядом с Флёром, чуть далее кресла, где он сидел, в ожидании еще каких-либо указаний. Украдкой поглядывала она на Арала, когда думала, что тот не замечает ее взглядов. Демон тоже удостаивался их периодически, правда, учитывая, что Мадлена стояла позади, то Флёр даже не замечал, что она на него поглядывает время от времени.
Сам хозяин довольствовался бутылкой вина, которую ему вместе со стаканом принесла служанка. Плеснув в стакан, Флёр отставил бутылку на пол рядом с креслом и теперь постарался всецело сосредоточиться на своем госте.
- Ну, десяток разбойников - это, пожалуй, даже скрасило твой путь, - усмехнулся демон. Ему наоборот претили скучные походы (это еще когда он решался путешествовать пешком или верхом, но чаще пешком, ибо не слишком-то любил верховую езду), так что размяться во время странствий в ближнем бою или в редком магическим всегда оказывалось ценным опытом. - Да уж, Леммин не может похвастаться буйством красок. Юная красотка? - тут же Флеурис в легкой задумчивости нахмурился, - какая же это? - Мадлена, всё еще стоявшая тут, густо покраснела. - Ну, может быть, тебе после твоих загорелых южанок наши худосочные бледные дамы показались деликатесом, - он пожал плечами, каждому - своё.
На рукопожатие Флёр не ответил - не потому что высокомерен был и не захотел снизойти до подобного, а потому что сам сидел в кресле, а Арал облюбовал для себя диван, и между этими двумя элементами мебели было приличное расстояние. В итоге ни тот, ни другой покидать уютных мест не возжелали. Демон, впрочем, протянул руку навстречу, сделал движение ладонью, словно здоровается. Ну а что. Бывают же воздушные поцелуи! А это воздушное рукопожатие!
Он усмехнулся в ответ на вскользь замечание по поводу замызганной красками одежды.
- Ерунда, - отмахнулся тут же, - всё это лишь вещи, которые приходят и уходят и никакой ценности для меня не несут. Архипелаг? - вот этим словом Флёр уже заинтересовался, - так ты оттуда? А откуда именно? Просто.. когда-то давно я жил там, - перед глазами проплыл чудесный, роскошный дворец, а потом картинка подернулась рябью, и возникло пепелище, оставленное лишь для того, чтобы исчезнуть из жизни Рены.

+1

14

Хунбишу нравился собеседник. Определённо. Не было в нём той напыщенности и самолюбования, что свойственна богачам. А к тому же небрежность к важным деталям запаздывала с появлением. Уверенный и сильный. Возможно в самом расцвете сил или немного за эту дату. Привыкший или к подчинению, или к равному диалогу. Это был очень интересный экземляр. Для человека того возраста, на который собеседник мог бы тянуть. Но человек ли он? Имело ли это значение для дальнейшей сделки? Вряд ли.
Арал, удовольствовавшись полученными наблюдениями, расслабленно откинулся на спинку дивана. Он был доволен. Да и обзор на черноволосую прелестницу с этого положения был лучше. Румянец на выбеленных севером щеках действительно смотрелся краше чем на бронзовых ликах южанок. Да и тот обычно был скрыт за невесомыми паланкинами. А здесь - свобода и чистота иных традиций. Замечательно!
Однако происхождение заказчика Арала удивило:
- По тебе не скажешь, что ты с Архипелага! - Хунбиш говорил искренне, слегка приподняв брови в приятном удивлении. Даже чашка с бодрящим кофе была отставлена в сторону, удостоившись лишь быстрой пробы. 
- Деревушка Хайбишь, на западной окраине. Я там прожил добрых 3 года с перерывами на задания Алдора. Ох и лихие были времена. Потише, чем на материке, но это время мне не забыть, хоть даже если завтра мне придётся шагнуть за Порог!
Арал довольно осклабился и быстро пробежал взглядом по соблазнительному стану служанки за спиной Флеуриса. Пока та не видела. Хотя мужчина был уверен, что из внимания не упустила.
Да, деревушка, славная именем сходным с его собственным. Хайбишь - притон девушек и шальных рубак, решивших прожечь заработанный куш за считанные дни! Каждый день там и правда казался праздником длинною в жизнь. Три смены девушек, редчайшие южные сласти, драки и славная выпивка в удовольствие телу - что ещё нужно для отдохновения души? Ничего, кроме подработки вышибалой в одном из средних притонов местного образца.
Да, именно в те 3 года Арал научился прятать своё имя и деньги за семью печатями. Именно там его заставили дорожить своей шкурой независимо от обстоятельств и вбили эту привычку на всю оставшуюся жизнь. И именно в том конце архипелага он и пересёкся со своим нынешним хозяином. На славу или на горе. Жизнь покажет, не иначе!
- А на счёт разбойников, не поспорю, друг! Воспоминание забавно! Жаль только три потерянные души - они бы пригодились мне в обратной дороге. А теперь, - мужчина красноречиво пожал плечами, выпячивая нижнюю губу в жесте смиренной досады, - Увы. Но я смею надеяться, что их жертва стала не пустопорожней. И она, возможно, даже окупится сполна. Накинуть пару монет на похороны, отдать дань соболезнования женам - задача не из приятных. 
Мужчина красноречиво повёл бровями и вернулся к столику. Только за тем, чтобы с особым удовольствием на лице взяться за пробу принесённого кофе. Так себе выбор, конечно. С помолами южных земель Леммингский вряд ли мог сравниться. Но после короткого вдоха, Арал пригубил напиток и, на удивление, остался доволен терпким послевкусием. Он был самое то. Может быть немногим хуже, чем предпочитал его хозяин. Но всё же - не плохо!

Отредактировано Хунбиш (13-06-2015 15:53:24)

+1

15

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Вино показалось Флеурису кисловатым. Хотя как такое может быть, когда точно такую же бутылку он распил вчера? Демон покрутил в пальцах стакан, задумчиво наблюдая, как бордовая жидкость перекатывается по стенкам.
Странно даже, что с посланником они разговорились, причем не о деле, а о всяком разном. Флеурис, пожалуй, не мог уже и припомнить, когда и с кем спокойно и непринужденно говорил. Обычно он ко всем относился с подозрением и первый мысленный вопрос сразу же звучал так: "Что ты замышляешь?" С Аралом можно было просто поговорить. К тому же, как выяснилось, они оба прожили на Архипелаге. Флёр когда-то довольно прочно обосновался там, на одном из островов, жил долго, основательно, занял древний замок, который после обустроил и превратил в великолепный дворец, настоящую жемчужину юга.
Естественно, что говорить об этом Флёр не собирался. Тот дворец, сожженный самим хозяином, был многим известен, да и легенду тогда демон пустил, что сгорел и сам в том пожаре. Если уж Рена поверила в это, значит, и все остальные должны поверить. Значит, надо было придумать что-то другое. Флёр особо не горел желанием сочинять истории, так что решил попросту не сказать всей правды. А если расспросы продолжатся и дальше, тогда будет видно, что говорить.
- Да, оттуда. Много лет там прожил, хотя и много лет назад, как уехал оттуда. Дельфиний остров. Да, - согласился Флёр с легкой улыбкой, - те времена чудесны и незабываемы. Ты куришь?
Сам демон был подвержен только одной пагубной привычке - пьянству. Правда, он редко напивался до состояния нестояния, да и в целом алкоголь действовал на него значительно слабее. Просто нравился этот привкус терпкости и легкой горечи. Ему нравился вкус хорошего вина или иных напитков, а не то состояние, в которое вводит алкоголь. А вот с куревом отношения так и не сложились. Хотя где-то в ящике буфета лежала целая связка островных сигар. Южане любят затянуться, сидя полукругом у кальяна или любого источника огня.
Флёр отвлекся ненадолго, услышав, что нервозно переступает с ноги на ногу служанка позади его кресла.
- Иди домой, Мадлена. Ты и так сегодня задержалась, - кивнул демон ей через плечо. Девушка помялась еще немного, как будто спрашивая немого разрешения гостя, а затем, поклонившись, попрощалась и ушла.

Иногда Флёр забывал, что не все могут как следует дать отпор разбойникам. Что караваны для этих целей нанимают специальную охрану. И хотя основные дороги относительно безопасны, ведь там постоялых дворов понатыкали чуть ли не на каждом углу, боковые ответвления, старые тропы и тому подобное еще могут таить опасность.
- Да, жаль, - эхом повторил демон насчет павших охранников. Хотя ему было абсолютно безразлично это, с сожалением или жалостью Флеурис не сталкивался и гнал от себя всякие человеческие чувства. - Если твой хозяин прислал мне то, что я и заказывал, тогда жертва явно не пустая. Я обычно не торгуюсь за предметы, которые мне нужны. Если деньги есть, то не торгуюсь. Если их вдруг не случается, а отсрочку давать мне не хотят, что ж... - он пожал плечами и договаривать не стал. Если такое случалось, то демон все равно получал, что хотел, только уже другим методом. Но сейчас деньги были, и отказывать себе ни в чем он не собирался. Главное, чтобы посылка оказалась именно тем, чем надо. - Покажешь сверток? - Флёр приподнялся, чтобы пододвинуть кресло ближе к столику.

0

16

Дельфиний остров славился своими руинами и сказками. Кажется. Хунбиш не был уверен, так как проходил кораблём там лишь раз или два. Руины - видел. Рыбаков и выпивох - видел. Даже женщин оценил на закате и рассвете. Но так, чтобы сказать многое и прекрасное - вряд ли. Должно быть ему просто нравились острова настоящего - те, что строят свою историю здесь и сейчас, а не живут полузабытыми небылицами прошлого. Было и было. Что же с того? Надо жить дальше!
А кофе, всё же, оказался более чем не плохим. К нему бы ещё корицы и черного перца на ванильной воде!
- Те времена чудесны и незабываемы. Ты куришь?
- Попробовав раз - дал дыму отказ, - лучезарная улыбка сверкнула на лице мужчины, а ополовиненная чашка вернулась на стол, - Так говорил один мой приятель, тоже, кстати, с Архипелага. Может знаешь, Тузыхом кличут. Или Дохалом. Стоящий, надо сказать, человек! Перекурил много всего, а теперь ходит и на каждом слове: дох да дах на весь причал. И винит во всём эти смолы да "духа проклятущей дымухи". Я склонен ему верить. За то я продаю. - на этих словах Арал достал из-за полотна внутреннего картуза продолговатый свёрток серого холста. Развернул, осторожно достал на свет тонкую, исписанную яркими красками, бамбуковую курительную трубку и заботливо возложил её на стол.
- Вот таких красавиц. Похожи на женщин и изяществом, и формой, и воздействием на мозги, - Арал довольно сощурил глаза в сторону служанки. Но не задержался на ней долго взглядом. - Люблю, знаете ли, ручную работу, неповторимые силуэты и тонкую выделку.
Арал был действительно доволен дополнительным товаром. Хозяин выдал его для удержания легенды скрытности, но мужчина нашел и в ней свою жилу дохода и удовольствия. И пусть трубки были самые простенькие. Но разве могли они сравниться с теми унылыми подобиями тяжелых древесных пород, что делались на севере? Вряд ли.

- Иди домой, Мадлена. Ты и так сегодня задержалась.
Лаконичный ответ на случайное предложение. Арал оценил смену темы по-своему. Как отказ от ненужного товара, но трубку убирать со стола пока не стал. Ведь освобождение прислуги всегда знаменовало начало деловых переговоров. Возможно, в той же непринуждённой форме, но всё же - торга. Хунбиш был доволен, что дело вышло повернуть к главному так скоро. Хотя ему нравилось общение с этим странным богачом. А то, что собеседник богат Арал не сомневался. Ведь он смог оплатить тройную передачу заказа через чужие руки и доставку необходимого товара. А это значило для мужчины многое. Весьма многое. Однако с девушкой он, всё же, попрощался:
- Был безмерно рад знакомству, госпожа Мадлена. Приятного вечера.
Арал даже привстал с дивана и кивнул на прощание. Зачем? Залог на будущее, разумеется. Женщины любили обходительных и вежливых. Арал знал об этом. И, разумеется, как рачительный хозяин своих знаний - пользовался.

Проследить за уходом девушки с его положения в гостиной не составило труда. Теперь, когда они остались с глазу на глаз, наверняка заказчит изволит увидеть товар. Или намекнёт на него. В любом случае, Арал изменил вальяжному полу-сидячему положению на диване, устроившись более соответственно случаю. Вовремя.
- Если твой хозяин прислал мне то, что я и заказывал, тогда жертва явно не пустая. Я обычно не торгуюсь за предметы, которые мне нужны. Если деньги есть, то не торгуюсь. Если их вдруг не случается, а отсрочку давать мне не хотят, что ж... Покажешь свёрток?
Хунбиш выслушал всё произнесённое с должным вниманием и интересом. На лице. На самом деле, мужчина всегда пропускал подобные "введения в торговлю" мимо ушей, выхватывая только нужные куски. Значимые. Те, что могли повлиять на дальнейшую сделку. И теперь, услышав вопрос, не мог ответить иначе чем:
- А покажешь деньги? - минутная пауза и игра в гляделки с серьёзно-деловым лицом. Так обычно поступали самоуверенные торговцы, готовые набивать цену до потери пульса. Вот только Арал так же знал, что подобные не живут в торговых делах долго. Либо скатываются до простой базарной ругани. Либо и вовсе переходят в разряд низших чинов на побегушках у влиятельных и стойких.
Арал таковым быть не хотел. По крайней мере долго. А потому, едва задав вопрос, выдержал серьезность на лице буквально в 3 прошедшие секунды. После чего улыбнулся, хмыкнул и согласно кивнул:
- Хорошо. Точно с архипелага, вижу. Не поддался. Значит свёрток тебе. Ну, получи.
Большинство торговой братии предпочитают переносить товар не где-нибудь, а в тюках и сумках, бездарно выставляя своё положение на показ. Некоторые, более умные, прячут самое ценное под одежду, надеясь, что в случае нападения их прощупывать долго не станут. Самые оригинальные перепоручают дело тем, кого не жалко. И с которых в случае неудачи, можно содрать три выгоды в размен той, что упущена. Арал же, к великому своему сожалению, не мог да и не хотел перепоручать кому либо важное дело, а потому сделал иначе.
Он не торопился. Неспешно сняв с головы шапку и оправив встопорщившиеся волосы ладонью, он возложил головной убор себе на колени. В одно привычное движение выудил из небольшой сумки на поясе короткое лезвие и вспорол внутреннюю часть собственного атрибута одежды. Спустя целых 10 секунд яркий и упругий свёрток был извлечён на свет и предложен заказчику. Что находилось под тремя слоями эльфийского шелка Хунбиш не знал. Да особо и не интересовался. Главное, что обозначил для него хозяин, было: "В свёртке только часть заказа. Просветительская. Когда он её осмотрит, дашь понять, что саму ценность отдашь только после выдачи половины суммы ростовщику Альмэну на улице Северной. После оплаты, сможешь договориться о самой сделке за главный товар. Но не забудь. Сначала - оплата ростовщику."
Указания были получены, приняты и, на данный момент, исполнялись в лучшем виде. Вопрос был лишь в том, что Аралу не хотелось тащиться на ночь глядя к какому-то ростовщику. И это дело он надеялся либо перепоручить после всего, либо выполнить самостоятельно уже по утру. Вопрос был лишь в том, "Сколько" было в той ранее обговорённой сумме? Хозяин Хунбиша об этом не просвещал.

Отредактировано Хунбиш (14-06-2015 22:00:22)

+1

17

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёр был уверен, что большинство приятелей Арала попросту еще не было рождено, когда демон жил на Дельфиньем острове. Руины его дворца давно поросли травой, мхом, а дорога к нему закрылась за непроходимыми зарослями. Можно было увидеть развалины снизу, со стороны моря, ведь этот некогда шикарный дворец стоял на уступе, и можно было каждый день наслаждаться закатом или восходом над морем. Но то было лет сорок назад. Так что если друг торговца - обычный человек, то в те годы он был в лучшем случае ребенком.
Как бы там ни было, такого имени Флеурис не слышал, а потому отрицательно покачал головой. Арал отказался от табака или сигар, зато вдруг выложил свой товар - курительные трубки. Нахваливал он их знатно и мог сбыть одному куряге пару десятков, уж точно. Язык хорошо подвешен. Да вот только Флёр не курил и покупать трубки ему было незачем. Он их осмотрел, едва коснувшись гладкой поверхности подушечками пальцев, а затем коротко улыбнулся:
- Недурно. Хотя я бы не сказал, что их можно сравнивать с женщинами.
Ему показалось, или Арал действительно пару раз довольно красноречиво зыркнул в сторону Мадлены? К своему стыду, Флеурис иногда даже забывал, что Мадлена - девушка. Мог безо всякого стеснения и каких-то предубеждений раздеваться при ней, готовясь, например, ко сну или к купанию. И потом с удивлением обнаруживал, что залившаяся краской служанка старательно отводит глаза, но не уходит, ожидая на то разрешения.

Торговец оказался прелюбопытнейшим экземпляром. Когда Флёр, отослав Мадлену, решил перейти к делу и предложил гостю показать товар, тот усмехнулся, выдав свое встречное предложение:
- А покажешь деньги?
Демон на секунду вопросительно вскинул брови, а затем со смехом ответил:
- Да ты не промах.
Конечно, вскакивать и бежать за деньгами он и не собирался. Он считал, что раз уж деньги есть и отложена нужная сумма, о которой было уговорено, за книгу и перо, то дело почти что схвачено. Осталось лишь посмотреть, что прислал ему продавец.
С интересом Флеурис следил за действиями Арала. И не жаль ему свою шапку портить? Неплохая ведь. А в  Леммине такой, пожалуй, и не найти. Оказалось, что сверток со свитком был зашит прямо в подкладку этого головного убора. Вот это предусмотрительность! И правда ведь, знает, что вещица ценная, возможно, единственная в своем роде. Получив сверток в руки, Флёр принялся неспешно его разворачивать. Он думал, что там будет не только свиток, но и само перо, однако каково было разочарование, когда самого ценного артефакта внутри не оказалось.
- Здесь только половина заказа, - проговорил демон, разворачивая древний свиток на своих коленях. Затем, пробежавшись взглядом по надписям, спросил, - знаешь, что это?

+1

18

Хунбиш наблюдал за собеседником спокойно и с малой долей удовольствия. Раскрытие свёртка и извлечение свитка он отметил только довольным хмыканьем. Так и знал, что в нём нечто, содержащее бумагу, чернила и перевязь поясняющих слов. Не важно на каком языке, не важно о чем повествующих. Главное, догадка оказалась верной. И Арал был доволен своей проницательностью.
К тому же, он ожидал закономерного вопроса, который не заставил себя долго ждать:
- Здесь только половина заказа.
- Ага, это верно. - Хунбиш не изменял едва заметной улыбке, тем временем как Флеурис разворачивал древний свиток на своих коленях и всматривался в хитросплетение написанных на нём букв. Судя по лицу темноволосого, едва ли там нашлось что-то интересное. Или захватывающее. Или чрезмерно полезное. Оно и к лучшему! Значит сам Арал ничего стоящего не упустил.
- Знаешь, что это?
На этих словах мужчина откровенно зевнул, прикрывая рот кулаком, и смачно потянулся, хрустнув затёкшими суставами.
- Аааээх, понятия не имею, - захлопнув рот с негромким клацаньем, Арал сгруппировался и одним быстрым движением подсел поближе к собеседнику. Рука его сама собой изобразила жест, призывающий к чуткому вниманию. Как будто именно сейчас будет раскрыта небольшая тайна.
Хунбиш и правда заговорил не громче заговорщического шепота, хитро прищуривая глаза и улыбаясь:
- Но, откровенно говоря, хозяин и не велел мне отдавать сразу весь заказ. Сказал что-то про пол оплаты, ростовщика Альмэна и ещё какую-то такую муть. Ну знаешь этих.. Перемороченых, да? Так слушай! - на этих словах мужчина даже обернулся туда и сюда, будто их действительно мог кто-то подслушивать, и продолжил, - Я предлагаю что сделать. Мы сейчас выходим из дома и идём в какую-нибудь таверну, ну или трактир там, как будто обмывать. Ну сейчас же ростовщики все наверняка по девкам разошлись, да? Ну или деньги пересчитывают в своих подвалах да подполах! На кой им с нами возиться на ночь глядя, да? Так вот. Мы сейчас идем, обмываем, - красноречивый жест сложенными пальцами по горлу любителя выпить и "перекурить" после долгой дороги оказался очень кстати, - а завтра по утру встречаемся, находим этого неладного ростовщика, все дела делаем и.. В расчёте. Я тебе вторую часть товара - ты мне вторую половину или сколько там договорено. По рукам?
Арал ещё раз предложил собеседнику свою ладонь. Не слишком широкую, с длинными пальцами и мозолями на основных бугорках. Откровенно говоря, он шел ва-банк. Не хотелось ему искать ростовщика Альмэна на Северной улице. Не хотелось ему и уходить ни с чем из дома с хозяином, который оказался весьма неплохим парнем. А так, по сути дела, и договор, и сделка, и отношения укрепить да воспоминания вытряхнуть. Наверняка общего что вспомнить найдётся! По меньшей мере Хунбиш на это надеялся.
А не прогорит, так выгорит. Ведь у него был договор с миледи Мадленой. И то что в любом случае парень должен был остаться при деньгах и в бонусе его вполне устраивало.

+1

19

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Жаль, конечно, что не удалось осмотреть и артефакт сразу. Но по крайней мере, свиток выглядел подлинным. Флеурис разворачивал его аккуратно, словно боялся, что одно неверное движение - и ветхая бумага рассыплется в пыль. Хотя сколько веков она прожила уже и до сих пор выглядела относительно целой, по краям поистрепалась, где-то начертанные символы поблекли, но в остальном всё было в почти что отличном состоянии. Судить по свитку о пере Флёр не брался. Ведь из этих двух вещей именно артефакт имел для демона значение. Нет, сам свиток тоже, в нем говорится  (должно во всяком случае) о той самой, более главной, уникальной вещице. Но свиток без пера - просто информация, которая может пригодиться для общей осведомленности, но не несет никакого практического значения. Вот перо без свитка - это дело. Пусть не сразу, но демон методом тыка понял бы, как им пользоваться. Так что сейчас он мысленно посетовал, что ему сначала предложили оплатить свиток, а не артефакт.
"Ушлый торговец. Знает, что припрятать напоследок".
Сердиться на него за то было даже как-то грешно. Поступает так, как повелело ему начальство. А то, что Арал - всего лишь перевозчик, и без того ясно. Ну и плюс, ввиду некоторых особенностей теперешнего настроения Флёра сердиться он и не собирался.
Флеурис ни разу не поверил, что его гость не знает, что было зашито в подкладку его головного убора. Он был уверен, что содержимым свертка Арал поинтересовался в первую же очередь. Ибо мало ли.. а вдруг там какие-нибудь запрещенные вещества или средство для разжижения мозгов. Доверяться в таком деле на честное слово работодателя попросту глупо. Так что в ответ на "я ничего не знаю" Флёр лишь многозначительно хмыкнул.

- Кто такой Альмэн? - без особого интереса спросил демон, наконец, оторвав взгляд от свитка, свернув его и положив рядом с собой на кресло, словно таким образом показывая, что это мне, это мое и назад не отдам. - Я его не знаю, но если ты говоришь, что он ростовщик, то найду. А почему деньги нужно заплатить ему, а не тебе? Тебе твой босс не доверяет? - возможно, так прямо спрашивать не стоило, вроде как не слишком вежливо это, да ну Флёру же не особо есть дело до вежливости.
Умел же этот Арал мозги запудрить, завертеть словесно и словами поиграться так, что понять его было непросто. Флёр понимал, что он говорит, только не понимал смысла во всех этих предлагаемых действиях, о чем сразу же и заявил:
- Погоди. Зачем нам идти в таверну? - меньше всего демону хотелось искать какого-то там ростовщика, которого он и в глаза не видел. Вот если бы видел, то смог найти с помощью магии, а так придется отыскивать его жилище и стучаться в двери. Например, Флеурис так и собирался поступить. Подумаешь там, рабочий день у него закончился или по девкам шарится. Ничего. Снимут его и с девки, и из дому вытрясут. Флёр не намерен ждать до утра. Он слишком уж нетерпеливое создания вообще для слова "ждать". - Мы либо идем искать этого Альмэна и заканчиваем дело купли-продажи сегодня, либо... - Флёр хотел уже было сказать, что мол если ты устал, друг, то отдохни, наберись сил. В общем, проявить себя гостеприимным хозяином, но потом запнулся на половине фразы и на миг задумался. - "Да нет. С чего это я буду гостеприимным хозяином. Хочет спать - пусть ложится и спать. Хочет есть - пусть садится и ест. Бабу хочет - пусть идет и берет ее. Но с делом надо покончить сегодня". - К тому же Флеурису уже страсть как не терпелось использовать перо в деле. - Нет никакого другого варианта. Ищем его сегодня. Если он окажется несговорчивым или упрется, что его рабочий день закончился, то оторву ему руку. Думаю, это поможет. Обычно помогает, - он говорил с некоторой усталостью, но был вполне серьезен, хотя эту его последнюю фразу вполне можно было принять и за шутку.

+1

20

Хун почти обрадовался. Но уловка не прошла. Мужчина безбожно поник, расслышав заключительные слова о предложенных вариантах. Ведь он именно на это "либо" и хотел рассчитывать. Жаль, не прошло. И теперь предстоит искать торговца почище его собственного хозяина. С ним договариваться. Отдавать часть процентов за перевод денег через посредников в Гульрам. Не радостно, но достижимо. Вот только с прелестницей на ночь, возможно, предстояло попрощаться. Этот аспект огорчал Арала более прочих.
Качнув головой и обескураженно хлопнув себя раскрытыми ладонями по коленям, мужчина кивнул. Другого выхода у него всё равно не было. Ведь в случае отказа собеседник мог попробовать отдать деньги кому другому. А уж тогда возникала непосредственная опасность лично для его собственной шкуры. Которую очень не хотелось терять.
- Хорошо, Альмэн, так Альмэн. Хотя я слыхал, что он тот ещё пройдоха, но у хозяина, вроде бы, какие-то долги перед тем славным человеком. Эх, прощай вино и девушки.
Арал бросил короткий взгляд на стоявшую поодаль бутылку. В ней, похоже, плескалось ещё больше половины. За зря выбрал кофе, рассчитывая управиться со всем до выхода на промороженную улицу. Но после приземления о высоте не думают. Хун поднялся, оправляя свой меховой воротник и водружая на голову шапку. Последняя, похоже, оказалась с двойным дном. И прорезанное ранее было просто в пару резких движений вырвано и спрятано в карман картуза.
- С именем ростовщика была упомянута некая Северная улица. Она тут длинная? Так как если среди десятка домов ростовщика найти ещё возможно, то среди сотни...
Арал поморщился, будто лимон проглотил. Он предполагал именно второй вариант, опасаясь не управиться с поисками и до рассвета. Что уж говорить про отдых и ночные развлечения северного города? Но дело есть дело. А совесть его была чиста. Он донёс всё, что от него требовалось.

Отредактировано Хунбиш (01-07-2015 17:30:04)

+1

21

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
На добрую половину вопросов, которыми демон буквально засыпал своего гостя, тот не посчитал нужным ответить, что уже вызвало в душе Флёра всплеск негатива. Он жутко не любил, когда его игнорируют, и всячески делал так, чтобы это исправить. Обычно средства для подобной перемены отношений были совсем не мирными. К слову, Флёр не считал подобные "воспитательные меры" угрозами, а полагал их как само собой разумеющееся. Не наказание, а лишь закономерность, следующую за непочтением к собеседнику. Причем он мог сам игнорировать хоть всего собеседника целиком, и это бы не посчиталось им за неуважение. Но его, демона, никто не имеет права вот так динамить!
В общем, будь сейчас Флеурис в своем прежнем состоянии и настроении, не столь отрешенный и не пресытившийся в очередной раз жизнью и временем, то от Арала наверняка остались бы лишь эти восточные тряпки, в беспорядке разбросанные по комнате. А сейчас демон лишь сверкнул взглядом на мужчину, словно говоря - лучше не продолжай в том же духе. Торгаш, однако, не стал добивать свое и без того пошатнувшееся положение и выразил согласие с планом демона. Вдобавок не стоило забывать правила "тот, кто платит, всегда прав".
- Будем надеяться, что пройдоха, - туманно отозвался Флеурис. Жутко не любил, когда его кто-то пытается обмануть. Хотя это не было так уж невозможно. Демон не владел ментальной магией, мысли читать не умел, и все его умение вызнавать ложь заключалось лишь в интуиции, возможности читать мимику собеседника, да в собственном опыте. Так что Флёр врунам мог оторвать язык или завязать его в узел, ворам переломать руки, убийцам снести голову. Подобные радикальные методы пусть и были жестокими и кровавыми, но приносили Флёру успокоение. Он чуточку искоренил зло в этом мире и свое собственное настроение улучшил. Не просто так ведь пошел резать прохожих направо и налево! А занялся очисткой общества от мусора.
- Это же твой выбор - кофе, - в недоумении дернул плечом демон. - А девушки.. не проблема. Хочешь расслабиться, выберешь любую, на какую глаз ляжет, - ехидная и весьма коварная идея вдруг кольнула Флёра в затылок. Арал, быть может, просто пошутил, заговаривая об алкоголе и женщине, но ведь... а почему бы и нет? Но то всё потом, потом... сначала дело. Свиток свитком, его интересно будет почитать на досуге, за бокалом вина или чашкой чая, но истинная ценность в Пере, и пока Флёр не возьмет в пальцы остов, ничего больше его не заинтересует. Быть рядом с вожделенным артефактом и не иметь возможности его заполучить... ну что за пытка для того, кто не умеет терпеть! - Никто не заставляет тебя сразу же пускаться в обратный путь. И если я останусь довольным, получив мне принадлежащее, то и ты можешь наслаждаться моим гостеприимством столько, сколько пожелаешь.

Жаль, что Арал не знал, чье гостеприимство ему так ласково светит. И вопрос еще остается открытым - уж не лучше ли воспользоваться гостеприимством кого-нибудь другого.
Торговец поднялся, оправляя одежду и водружая шапку на место. Флёр допил вино и только затем поднялся, ничего не говоря, пошел к прихожей, где на вешалке висела верхняя одежда - и мужская, и женская. Демон ведь не чурался принимать любые обличья. Он подхватил пальто, набросил на плечи, вынырнул из домашних тапок и переобулся в сапоги. Затем замер на пару секунд, словно о чем-то вспоминал.
- Подожди здесь, - бросил Аралу, а сам отлучился и отсутствовал не более пяти минут. - Северная улица? - переспросил, когда уже вернулся и вместе с гостем они выбрались на свежий воздух. - Да бес ее знает, длинная или нет. Найдем. Язык до Агарды доведет.
Демон знал город хорошо, и где искомая улица находится, тоже. Туда они и отправились.

+1

22

Ощущение опасности кольнуло шилом меж лопатками. Что-то было не так. Арал это всегда чувствовал. То ли хвостом, которым обладал лишь во снах, то ли за... Хунбиш напрягся и нахмурил брови. Он успел поймать недовольный взгляд клиента. А вот обдумать его первопричины - не совсем. Что могло задеть, казалось бы, вполне адекватного мужика? Вроде, маму его не трогал. Как и жену. Хотя, заикнулся про девиц. И вино. Так, возможно, не верно что-то понял. Или ответил. Или невеста его из таких? Было бы не кстати.
- Это же твой выбор - кофе. А девушки.. не проблема. Хочешь расслабиться, выберешь любую, на какую глаз ляжет.
- Ну, если предлагаешь... - Арал повел плечами в немом одобрении, незаметно расслабляясь. Имир миловал, дело не в девках и выпивке! Иначе, совсем бы был пропащий день! Но что же тогда? Где был допущен косяк?
- Никто не заставляет тебя сразу же пускаться в обратный путь. И если я останусь довольным, получив мне принадлежащее, то и ты можешь наслаждаться моим гостеприимством столько, сколько пожелаешь.
Арал только неоднозначно качнул головой, утёр пятернёй возникший на загривке озноб, хмыкнул, но утаивать не стал. К чему бы, если и на то были ясные установки?
- Хозяин не одобрит такой вольности. Срок дан, завтра - в уход, - Арал недовольно сжал и разжал кулак, посмотрел на ладонь и, внезапным выпадом, ухмыльнулся в левую половину своего зубного набора. Кривая ухмылка - верный признак вынужденного довольства.
- Ты спрашивал про доверие? Ха, он никому не доверяет. Цена и сделка - вот и всё доверие. А с этим Альмэном у босса, похоже, тупая грызня. Должен он ему, или навроде того. А так ли будет рад ростовщик слуге своего главного должника? Хотя, мы придём с деньгами... Хе, - Арал поправил воротник и поморщился, будто прокисшей браги хлебнул, - Да, глупый выбор с кофе был. Глупею при виде девок. Но, раз предлагается после... Сыграем!

Не долгое ожидание едва ли напрягло Хунбиша. По большому счёту, оно даже оказало ему услугу. Лишний раз осмотреться, запомнить детали, перепроверить наличие и отсутствие товара - всё это были дела не долгие, но важные. А с возвращением хозяина дома пришло и начало очередного пути и поисков.
- Северная улица? - переспросил Флёр, когда они вместе выбрались на свежий воздух. Арал только кивнул. Обречённо, надо заметить. Само название не нравилось ему своим созвучием. Северная. Почему нужно было отправлять именно на другой конец этого постылого города?
- Да бес ее знает, длинная или нет. Найдем. Язык до Агарды доведет.
- Надеюсь, так далеко идти нам не придется, Имир милует да поможет, - шерстяные варежки пришлись бы очень кстати, но за их неимением приходилось плотней запахиваться в плащ, - Хей, так что ты говорил про девок? Ты знаешь место, где их ещё и выбирать дают?
Арал решил, что поддержать роль ведомого и падкого на слабый пол будет наиболее правильно. Тем более, что ему действительно было интересно. А до улицы под промозглым северным ветром ещё требовалось дойти. Так почему бы не согреться мыслями о женских телах? Вариант казался вполне не плохим.

+1

23

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёр на секунду вскинул брови. А мужик-то не промах, пытается ухватиться за любую мало-мальскую возможность то ли расслабиться, то ли преуспеть. Демон именно что ничего ему не предлагал. И удивился чуть этой фразе, прозвучавшей в ответ на снисходительное "боги, да делай, что хочешь".
- Я предлагаю сначала закончить с делами, а затем поступать так, как угодно, - чуть дернул плечом Флёр. Ему на секунду показалось, что Арал пытается его ненавязчиво на что-то развести. А показалось ли? Торгаш он и есть торгаш. Наверняка в уме уже распланировал, как выжмет из покупателя чаевые или еще какую-то сверхплату за свое общество. Флеурис ухмыльнулся уголком губ. Ну пусть попытается. Это будет даже забавно, если что получится. Мало ли. В принципе, Флёр не был скупердяем, и если у Арала хватит смекалки выбить из демона дополнительный барыш, то пускай. Значит, будет заслуженно.
Пока что демон был недоволен тем, что большая часть его вопросов оказалась проигнорированной. Впрочем, апатия превысила недовольство, и потому торговец оказался нетронутым демоническим гневом, сохранил голову и иные части тела. Однако гарантии дать, что это не изменится в любую секунду, никто дать не мог.

- В дороге случаются всякие непредвиденные обстоятельства, - пожал плечами демон. - Хозяина здесь нет, он не видит, где ты и чем занимаешься. Можешь сказать ему, что тебя задержали в дороге разные трудности. Или ты принципиально не врешь? Но тогда,  - он усмехнулся, - я могу тебе создать какие-нибудь трудности, и тогда врать не придется.
Это была не угроза, а предложение. Во всяком случае, пока Арал не вызывал у Флёра желания отрывать головы, это была не угроза. А если демон в какой-то мере благоволит к собеседнику, то может выразить это свое благоволение каким-нибудь актом бескорыстной помощи. Точнее так это будет выглядеть со стороны. Себе же выгоду Флеурис всегда бы сумел отыскать. Даже в таком апатичном состоянии, в котором пребывал последние несколько месяцев.
- Ну что ты, кофе был хорош, - демон оделся, дождался, пока его гость не будет готов покинуть дом, а затем вышел на улицу. - Алкоголь притупляет у людей восприятие окружающего мира, поэтому ты сделал правильный выбор, если не хочешь, чтобы тебя обдурил тот самый ростовщик.
Ростовщики славились своим умением окручивать клиентов и выбивать из них дополнительный доход. Флеурис втайне даже надеялся на то, что его попытаются обмануть. Он очень уж не любил, когда из него делают дурака, наказывая провинившихся по-своему. В ладони на долю секунды слабо заискрилась маленькая молния.
Но Альмэна, пожалуй, пока что трогать не стоит. До тех пор, пока Перо не окажется у демона. Наказать, если то потребуется, всегда время найдется.

Они шли по улице, пока Флёр припоминал, куда нужно повернуть, чтобы выйти на Северную. Память демона обычно не подводила, но за несколько месяцев проживания в Леммине (пусть Флеурис жил тут и не в первый раз) изучить всю карту города он не успел. Да и надобности не было. Так что Флёр освежил память и узнал нужное направление у пары прохожих да у стражника, которые попались вскорости на глаза. Тем временем Арал всё рассуждал о девушках.
"Да, у мужика давненько бабы не было", - покосился на него Флёр. Не, ну а почему в противном случае он уже не впервые об этом спрашивает? Тем сильнее взыграло желание провернуть ту маленькую аферу. Если свезет. Если получится. А не получится - ну и ладно. Главное артефакт забрать.
- Бордель, - отозвался Флеурис. - В борделях обычно дают выбирать женщин. На какую денег хватает. А что, у тебя какие-то особые предпочтения?
Был бы он чуточку внимательнее, то мог бы заметить, каким взглядом Арал лобызал фигурку Мадлены. Служанка была ничего, ладная, еще не в летах, и на мордашку симпатичная. Но Флёр почему-то не смотрел на нее как на женщину, а потому даже не подумал о том, что она может привлекать его гостя.
- Судя по ориентирам, мы на месте. Где-то тут его дом, - искать долго не хотелось, так что Флёр попросту двинул по воротам ближайшего, а когда на этот грохот выбежало несколько слуг, спросил, включив "господский тон", где отыскать жилище Альмэна. И уже через десять минут демон и торговец стояли перед нужной калиткой.

0

24

Разговор особо не заладился. Хунбиш надеялся услышать нестандартный способ выбрать и соблазнить женщину, но уловив слово "бордель" кисло поморщился и отрицательно мотнул головой. Ему не нравились бордельные девки. Они были какими-то... Затасканными. Как поцарапанное и потемневшее от слишком частой натирки и времени зеркало. И даже тщательный уход, парфюм и гардероб не могли этого изменить. На 3 сотни продажных девок лишь у одной можно было увидеть горящие хотя бы интересом глаза. И то, если повезет. А выбирать из стекляшек, когда мимо проплывает самородный бриллиант, обдавая ароматом естественности и жизни... Арал был против подобного расточительства собственных сил и времени.
Но вопрос про вкусы он все же решил удовлетворить:
- Не люблю блондинок, - прозвучало довольно глухо, но уверенно из под высоко поднятого до самых глаз мехового ворота, - лоску много, мнения о себе - ещё больше, но блеска, - Хун повертел пятернёй прямо перед собой в жесте оценщика, объясняющего клиенту всю посредственность и дешевизну принесённого ему "раритета", - На фоне тёмных локонов девы выглядят куда эффектней.

Продолжать собственную мысль Арал не стал. Зарываясь в мех высокого воротника лицом и недовольно оглядывая почерневшие в вечерних сумерках стены улиц, мужчина мысленно проклинал как ростовщика, так и заказчика. Ведь выбор города жительства был на их совести! А значит первопричиной нахождения здесь самого Хуна так же было в списке их повинностей. Мороз усиливался, и настроение шагающего во след заказчику торговца падало вместе со значением градусника. Хотя быстрота, с которой Флеурис отыскал нужный им дом, а так же быстрота и озабоченность суетящейся чужой прислуги слегка порадовали взгляд. Это оказалось забавно, наблюдать за подобными самому себе прошлому со стороны и высоты приобретённого статуса.
- Судя по ориентирам, мы на месте. Где-то тут его дом.
- Тогда закончим побыстрей, - разузнав доподлинно и рассмотрев в сумерках нужный им дом, Арал поспешил первым к указанной двери, - Лишь бы старый прохвост оказался дома.
Побелевший кулак успел ударить по промерзшей поверхности дерева лишь два раза, когда в глубине дома засуетились и послышался отдалённый гул голосов. Больше всего это походило на то, как некто затаскивает напрочь связанного и лишённого способности говорить заложника в подвальное помещение. Хуну даже показалось, что он услышал стук бьющихся о ступени ботинок, когда дверь неожиданно и резко приоткрылась.
Арал не отшатнулся только благодаря годовой выучки охранника караванов. Однако крупный озноб так и остался рассыпным холодом вдоль позвоночника. Это было неприятно.
- Кто такие? - тусклый старушечий голос проник сквозь приотворённую всего на ладонь дверь, заставив мужчину недовольно сощуриться. Краткого оборота на Флеуриса Аралу хватило, чтобы решить первую представительную речь взять на себя:
- К господину Альмэну, по договорённости, - Хунбиш говорил спокойно и ровно, без лишних эмоций. Старушенции на встрече клиентов были для мужчины не в новинку, но особого удовольствия не приносили. Уж слишком старость коверкала характер и взгляды на жизнь, зачастую делая их непреодолимой преградой для достижения собственных целей.
Вот и в этот раз, старушка в явно видимом белом чепце и фартуке поверх задрипанного синего платья, не торопилась реагировать и открывать дверь. Цепкий взгляд тёмных, будто погасшие угли, глаз, пронизывал насквозь то одного, то другого мужчину в молчаливой подозрительности. И продолжалось это добрую минуту.
- Господин Альмэн на месте? - наконец сделал новую попытку Арал, когда старушенция снова ожила:
- Уехал за город. Будет назавтра к обедни. Уходите.
- Минуту! - не позволив Хуну попытаться выведать ещё хотя бы одну подробность, старушка резко захлопнула и закрыла дверь на замок изнутри. Два интуитивных и требовательных удара кулаком о промёрзшую дверь так же не принесли никакого результата. Торговец, постояв с три удара сердца в недоумении и недовольстве, угрюмо развернулся к Флеурису, зябко и в извинении разводя руками.
- Хорош город и гостеприимство. Просто пример для подражания!

Отредактировано Хунбиш (16-08-2015 18:56:15)

+1

25

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Блондинок Флёр и сам не любил, потому и вполне согласился с этим предпочтением Арала. Правда, несмотря на эту нелюбовь, демон умудрился однажды хорошенько вляпаться в то, что называют чувствами (и когда осознал это, то смылся очень быстро), как раз к одной блондинке. Это некстати всколыхнувшееся воспоминание он сразу же затолкал куда подальше, лишь бы и не вспоминать о том, о чем не хочешь. Вот и почему нельзя просто выключить воспоминание? Было оно, было, а потом - хлоп - и... а кто такая эта Рена? Не, не слышал...
Демон с легким удивлением увидел, что его спутник скривился от упоминания борделей. Ну ладно, не любишь бордели, так а где еще найдешь место, где тебе предложат девушек на выбор, а ты будешь ходить там и скептически придираться: эта мелкая, та бледная, у той сиськи маленькие, у другой задница как у вьючной лошади. Вот в борделе как раз такое и позволено. Только если приходишь в какой-нибудь элитный бордель, то за подобные словечки вслух еще и по ушам от маман схлопотать можешь. И если не там искать девушек, с которыми не собираешься строить никаких отношений, а лишь хочешь обменяться с ней лаской на одну ночь, то где еще? Подавляющее большинство женщин не раздвигает ноги перед первым встречным лишь потому, что тот об этом попросил.
Ввиду таких мысленных рассуждений, Флёр пришел к выводу, что Арал либо практически невинен и неопытен в этих вопросах, либо наивен и глуп, либо наоборот, чересчур высокого о себе мнения и считает, что любая дама прыгнет к нему в кровать, помани он ее пальчиком.

На улице было холодно, что ярким контрастом ощущалось после теплого помещения. До первого снега еще далеко, конечно, но изморозь по утрам уже появлялась на ветвях деревьев и траве, прихватывала землю и сковывала тонким ледком воду в лужах. А еще она отрезвляла и заставляла идти быстрее, словно морозный змей кусает за задницу.
Флёр запахнул пальто плотнее, поднял ворот, чтобы ветер не задувал, пробираясь ледяными лапками под одежду. Арал, уроженец явно более теплых мест, казалось, с первого взгляда возненавидел такую погодку.
Они относительно быстро обнаружили нужный дом, и торговец сам решил постучать. От каждого его удара словно мелкая белая пыль взмывала в воздух. Ждали тоже недолго, правда, открывшая дверь женщина слишком быстро ответила, что хозяина дома нет, и снова дверь захлопнулась. Аралу не понравилось гостеприимство. Флеурису - тоже. Он недовольно поджал нижнюю губу, некоторое время сверля  взглядом древесину и словно прикидывая, как лучше выбить дверь. Но потом расценил, что если Альмэна все равно нет дома, то тут хоть весь дом до фундамента снеси - ничего не изменится. Можно было бы выяснить, где именно сейчас ростовщик, и наведаться туда, вот только опять же... а зачем так торопиться, раскрывать свои способности, беспокоиться и искать этого мужика? Завтра так завтра. Аралу теперь ничего не останется, как составить демону компанию за бутылкой вина или ужином в таверне.
- Ну, придем завтра, - пожал он плечами, - можешь у меня переночевать, если нет других планов. Гостевая комната свободна, и Мадлена, кажется, вчера ее даже убирала.
К тому же, если Арал решит остаться в доме Флёра, то демону будет куда проще осуществить свой хитрый замысел.
- Еда есть, питье тоже. Если тебе так уж хочется женщину, то... - он улыбнулся в воротник, - вечером ко мне должна прийти одна. Мало ли, вдруг понравится. Ну а если нет, то... в любом случае, она, кажется, неплохая художница.

+1

26

- Крутить через мировую ось этого Альмэна, - было единственным ответом Хунбиша, - И этот город. Блондинка или брюнетка?
Мужчина недовольно осмотрел ухоженное, но промороженное здание и тут же спрятал ладони в широких рукавах. Разумеется, мгновением спустя он покивал в ответ на логичные слова Флеуриса. И даже мысленно согласился с ним, но... Эта старая колоша, захлопнувшая дверь прямо перед его носом, все одно испортила настроение на всю оставшуюся ночь.
Действительно, делать было нечего. Но именно этот факт вынужденного ожидания и раздражал мужчину. Ведь не выполнив дело, он не мог спокойно приняться за отдых. И ненавистная посылка, из-за которой любой знающий может попытаться лишить его жизни, всё ещё должна оставалась при нем. Неприятное наблюдение. Но есть ли выбор?
Невнятно покрутив шеей в попытке размять затёкшие в постоянно поднятом состоянии плечи, Арал с обреченностью утопленника посмотрел прямо на заказчика:
- Твоя правда, придётся. Но сначала, - ещё раз окинув едва различимые в вечерних сумерках темные улицы тяжелым взглядом, мужчина неожиданно резко изменил угрюмость на предвкушающий интерес, - Кажется, мы проходили трактир по пути сюда. И не один, - не задерживаясь лишнего мгновения, мужчина развернулся и уверенно направился в обратный путь, в безнадёге отмахнувшись от негостеприимного дома рукой, - Рилдир с этой бабкой и ростовщиком! Сам Имир направляет нас на путь блаженства и расслабления! А посему предлагаю не противиться и подчиниться. А если кратко, составишь мне компанию в выпить?
Откровенно сказать, Арал не горел желанием напиваться. Как и не желал излишне сближаться с показавшимся изначально своим, но странным Флеурисом. Но, как уже было сказано, у него не оставалось выбора. К тому же, быстрая оговорка хозяина про вино и девушек всё ещё бередила нутро мужчины на момент сомнений и желания поисков. Ведь, если "случайности не случайны", то возможность натолкнуться в трактире на того самого Альмэна и, быстро разрешив все дела, наконец действительно отдаться веселью и отдыху, была не такой уж и призрачной. А если так, то что мешало, шагнув на авось, попытаться убить одним камнем двух попугаем?
У Хуна подобных препятствий не наблюдалось.

+1

27

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёр фыркнул. Насчет Альмэна был согласен. Да и насчет остального города, пожалуй, тоже. Та еще погодка. А вот еще пару недель пройдет, и вообще зима нагрянет, начнет поливать сперва ледяным дождем со снегом землю, а затем снегопады. В середине января они тут привычное явление. Но пока что демон и его спутник могли сетовать лишь на изморозь да температуру воздуха около восьми-десяти градусов. Как бы и не так уж холодно, чтобы отморозить себе что-нибудь от долгого пребывания на улице.
- Брюнетка, - отозвался демон с легким смешком. Хотя какая разница, брюнетка или блондинка. И та, и другая может быть. Но ведь Арал сам заявил, что предпочитает темноволосых красоток. Так что, как говорится, лишь бы твоя душенька была довольна. И затем он широко улыбнулся, - Флорой звать. Тебе понравится.
"А если не понравится, убью!"
Пока что Арал не противился тому, чтобы остановиться на ночлег у Флеуриса. Демон предполагал, что обычно хозяева не столь щедры со своими курьерами, чтобы предоставлять им еще и средства для проживания в какой-нибудь гостинице. Так что, если у Арала в запасе нет миллионов золотых монет и дворца с драгоценностями, то он предпочтет расположиться на халяву, чем платить даже за один день в каком-нибудь видавшем виды заведении средней паршивости. Ну а если всё-таки решит отказаться от предложенного гостеприимства, предпочитая разграничивать продавца и покупателя, то так тому и быть.
- По пути сюда был не один трактир, - с видом знатока здешних злачных мест проговорил Флёр. - Впрочем, я не привередлив. И могу даже предоставить тебе право выбора, - он остановился перед одной из вывесок, где большими, но слишком уж корявыми для прочтения буквами было выведено название. И, следуя своему любимому правилу "мы посоветовались, и я решил", демон кивнул на дверь, - пойдем сюда, неплохое местечко. И главное - нет музыки.
Составит ли Флёр компанию, где надо выпить? О, о таком даже можно и не спрашивать. Надо признать, что с тех пор, как демон выполз из своей мастерской и, в целом, из дома, то его апатичность чуточку рассосалась. Так что тут надо было, видимо, благодарить нового знакомого. Хотя тот, по сути, ничего особенного не сделал, однако Флеурис посчитал, что именно в нем причина очередной смены настроения. В нем и в той затее, которую Флёр придумал для него.
Толкнув дверь заведения, демон первым вошел внутрь, расстегнул ворот пальто и примерился к одному из столиков. Учитывая, что ночь была не за горами, народ уже собирался в теплые стены трактира, но пока что свободных мест было предостаточно.
- Что будешь? Есть, пить... Тискать официанток? - одна такая как раз подошла к Аралу, чтобы принять его заказ.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » "Залог - дороже денег!"