http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Скелет в шкафу


Скелет в шкафу

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA] [NIC]Зверица[/NIC] [STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Участники: Ритца, Элеонора Аморе;
Место: Ариман;
Время: около 4-х лет назад, лето;
Сюжет: бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Стоит насторожиться, почему хорошо обставленный дом внезапно готовы уступить в аренду за символическую плату, уходя от вопросов о настоящей причине такой низкой цены. Где же подвох? Стенают тут призраки по ночам и грохочат цепями, снятся реалистичные кошмары или просто наводят ужас Тёмные силы? А может, хозяйке правда срочно нужно уехать из города, а дом попросту некому оставить в присмотр?
Спустя несколько дней посреди ночи ответ на этот вопрос в буквальном смысле слова стучится в окно...

Отредактировано Ритца (09-05-2015 18:20:31)

+1

2

Ах, Ариман - славный город, где столько добычи и наживы, да одна беда - ухо тут нужно держать востро даже Зверю, которая уже привыкла быть на слуху и внушать всем страх с животным ужасом. И так уж погано накануне сложилось, что потрепали как раз их банду в охотничьей вылазке. Ну кто мог подумать, что тот малый торговый караван сумел нанять себе мага, который резко затруднил сбор кровавой жатвы и выступил неожиданным барьером?
Трилю пришлось вызывать целителя, Рич нехило матерился от полученных ожогов, неопасных, к счастью, для его жизни; новичка разорвали когти Зверицы, когда плененный ментальным воздействием мага он попытался ее удушить во время нападения. Гном - главарь их - остался целым и нетронутым, но никакой несправедливости никто не ощущал - так уж сложилось, что он всегда всё планировал и отыскивал информацию для очередной их нападки, но кровь проливала его стая, в которой вне конкуренции по безумию и жестокости была зеленокожая полудемоница. Досталось и Тигру - вопреки своей кличке, оборотнем он не являлся, иначе бы давно захлебнулся своей кровью, принимая смерть от Зверицы, что ненавидела больше всего лунных. Напротив, это был ее собрат по крови, тоже тифлинг, пусть и отличался внешне от полукровки - ни рогов, ни хвоста у него не было, зато острые зрением кошачьи глаза и пугающие, едва ли не вампирские, клыки вкупе с нечеловеческой скоростью делали из него смертоносного хищника.
Обосновалась потрепанная банда на самой окраине, в захудалой таверне, хозяин которой знал прекрасно славу кровожадных убийц и предпочитал с ними сотрудничать, прикрывая в случае чего и всегда давая приют. Ну а проникнуть в город давно уже не составляло никакого труда, пусть и приходилось зачастую разделяться.

Зверица была довольна - сама она уже давно восстановилась от полученных царапин, а потому так и рвалась на свободу. Да и в Аримане у нее было к кому заглянуть; последние годы вкус ее падал на женщин, а отдельным вниманием пользовались светловолосые, без примеси крови иных рас. Ей нравилось иметь дело с женским полом людской расы, которые были куда слабее ее, манили своими формами, мягкостью сути. Коротая ночи, полукровка не раз чувствовала себя кошкой, в когтях которой бьется нежная и испуганная птица; к слову говоря, очень сильно и раздражал страх, когда в любой момент от нее ожидали пресекающего жизнь взмаха острых когтей. Сама Зверица лишь фыркала на подобное и злилась, что от ужаса очередная игрушка впадала в некий ступор и становилась бревном, едва ли не падая в обморок от любого прикосновения, которые как правило были достаточно нежны.
Молодая вдова - не по вине полукровки, надо отметить - по имени Тайя жила в нескольких кварталах от таверны, где сейчас находилась тифлинг. Их знакомство не было чем-то особенным в жизни полукровки, особой привязанности к этой самой Тайе она не испытывала, но при первых же возможностях предпочитала проводить ночи в ее доме, в ее постели и, собственно, рядом с вдовой. Зверица знала, что девчонка боится до потери пульса, но тщательно маскирует страх и в своей живости и даже в попытках на радость от таких неожиданных встреч. В принципе, кровожадную тварь, которой нравились и пушистость золотистых волос, и трепетный взгляд сероватых глаз, и сладкий манящий запах, вполне устраивала и такая наигранность с попытками скрыть истинные чувства. Зверь всего лишь приходила когда желала, получала свое - иногда она даже не распускала свои руки и хвост больше чем следует, а просто наслаждалась уютным теплом близости женского тела - и следила, чтобы Тайя даже не смела задуматься о выдаче тайны полукровки страже и хранителям закона.

Вот и сегодня, дождавшись наступления темноты, Грукха она всё-таки уговорила отпустить ее порезвиться и проведать свою давнюю знакомую. Торжествуя короткой свободе, где предоставлена сама себе, Зверица в неизменном своем черном плаще бесшумным стремительным призраком направлялась к дому, где жила Тайя. То и дело раздвоенный язык скользил по губам, задевая острые клыки - полукровка предвкушала развлечение на сегодня.
[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]

Отредактировано Ритца (09-05-2015 19:32:50)

+2

3

Когда тебе чуть ли не впихивают ключи от твоего, внезапно, нового дома, который хозяйка уступает за весьма маленькую сумму для такой прелести, в голове прорезается тоненький голосок, шепчущий: "Че-то все это подозрительно!". Только этот голосок заглушает нахлынувшая радость и счастье от того, что в руках находится заветный ключик от не менее заветного дома, а сама счастливая обладательница готова чуть ли не мурлыкать от удачного приобретения.
Элеонора, правда, долго не могла поверить, что теперь имеет свой собственный дом, хоть и в Аримане, который ей не особо-то и нравился. Но это было неважно, важно, что теперь было место, куда можно было вернуться после трудового дня, после поездки в другой город; место, где можно было с удовольствием упасть в кресло перед камином и попить чай. Где не было, черт возьми, звуков и запахов таверны! Это ли не прекрасно? Конечно, подозрительное поведение прошлой хозяйки дома, золотоволосой Тайи, которая была несказанно счастлива избавиться от такого превосходного жилища, настораживало, и в первые дни, когда утихла радость, Эл строила предположения насчет того, что могло так напугать Тайю. Может, тут обитали призраки? Но нет, за несколько ночей ни одного намека на присутствие привидений не появилось. А может, хозяйка просто хотела побыстрее уехать по личным причинам? Мало ли, может, у нее троюродная сестра мужа бабушки заболела. А потом думать об этом Аморе надоело, и она просто начала обживать домик.

Вот и сегодня все шло спокойно. Торговля на рынке Аримана удалась, да еще и осталась сумма с выполненного совсем недавно заказа. Сумму эту северянка считала более-менее приличной. Она, собственно, не была богачкой, да и вообще не представляла, как эти люди живут с ощущением вечно полных карманов. Ни в чем себе не отказывать - это вообще девушке было трудно представить. Ей частенько приходилось хоть в чем-нибудь, но отказать себе и своему назойливому "хочу это". С одной стороны, это было несомненно печально, но с другой выходило так, что останется больше средств обмена на дальнейшее существование. Все и везде упиралось, к сожалению, в деньги, но что поделать? Такова жизнь.
День плавно перетек в вечер, а вечер порадовал крайне приятной прогулкой по Ариману в компании с очаровательной скромницей по имени Мари, которая зарабатывала на жизнь песнями на главной площади города. Странно, что в присутствии Элеоноры она так стеснялась быть откровенной и вообще быть собой, весь ее задор куда-то девался, и почти все время Мари смущенно улыбалась, пряча очаровательную улыбку за локонами русых волос, глядела на свою попутчицу искоса и с непонятными искорками в глазах, говорила тихо и почти не смеялась, хотя голосок у нее был великолепный. Впрочем, вдаваться в странности Мари Эл не хотела, лишь провожая ее до таверны, где девушка временно остановилась. Ариман был лишь остановкой на долгом пути девушки, и северянка из-за этого частенько проводила меж ними параллели, ведь она тоже так жила. Раньше жила.
Вернувшись в дом ("Свой дом..."), Элеонора повесила плащ на крючок в коридоре и прошла в гостиную, где с наслаждением уселась в кресло, на пару мгновений закрывая глаза и вслушиваясь в тишину, по праву царящую в доме. Ей было абсолютно комфортно в этом месте, где хоть ненадолго можно было отдохнуть от суеты улиц и шума общественных заведений. Здесь, наедине с собой, можно было расслабиться. Думать только о своем... Ну или хотя бы чаю сходить попить.
Вечер прошел чуть скучнее, чем обычно, но за день торговка так вымоталась и решила, что лечь сегодня спать пораньше - не такая уж плохая идея. Отсутствие в доме посторонних позволяло творить все, что вздумается, поэтому на постель Элеонора завалилась без ночной рубашки - так, почти полностью обнаженная, аргументируя... Нет, ничем не аргументируя. "Какая кому разница, как я сплю в своей постели?" - подумала девушка, прежде чем завернуться в одеяло и уютно устроиться на кровати, почти что сворачиваясь в клубочек.

+2

4

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
Зверь же с каждым мгновением всё была ближе к своей цели. Ступала она уже не так бодро как несколько минут раньше, но виной была не усталость. Полукровка насмешливо подумала, что очень забавно будет, если вломится она в дом, когда будет уже совсем темно, а сон сладко укутает в своих объятиях. Кроме того, если память не изменяла тифлингу, Тайя часто полуночничала, делая что-то по дому или рукодельничая. Вот и изволила полудемоница слегка прогуляться по улицам, больше всего желая развлечься во встрече с какими-нибудь неприятностями и порвать чужие глотки; а утомившись пешей прогулке, недолго думая, забралась на крышу, там и сворачиваясь клубком, с прищуром уставившись куда-то в сторону. Иронично, когда-то одиночество резало каждым своим прикосновением, а сейчас выступало своеобразным бальзамом на душу. Нет, Зверь ценила свою семью, пусть подсознательно это общество и воспринимала как нечто мучительное и несущее вечную боль. Но бесконечные напоминания как ей помогли и приютили от жестокого мира сглаживали всё это впечатление, и тифлинг продолжала быть цепной псиной и марионеткой главаря, готовая по первому взмаху руки порвать на клочья любого.
Сейчас, пусть одиночество и позволяло вздохнуть свободнее, но какой-то колючий комок в груди продолжал быть, заставляя порой гневно скалить клыки без причины, а то и рычать. Мучительные ощущения входили уже в привычное состояние, ровно как воздух, вкус и запах крови, а так же ненависть к большей части смертных. Кроме, - свистяще вдохнула воздух Зверица, - Тайи.
Когда эта игрушка окончательно наскучит тифлингу или как-то провинится - та не снизойдет до пощады или жалости. И даже знакомство в тройку лет не станет помехой. Но к чему задумываться о грустном? Полукровка щурится, пробегаясь коготками по черепице крыши, на которой нашла себе приют. Вечно эти дурные, странные и бессмысленные подобно ее жизни мысли любят плескаться в разуме, стоит ей как-то замереть неподвижно и отстраниться от реальности. Всё подстегивало к тому, чтобы отключить свои способности мыслить и стать действительно Зверем, который ведает лишь слепые и бескомпромиссные инстинкты.
Тифлинг недовольна, сама разозлив себя. Снова тоскливо размышляет, что устала, слишком устала. И это было не физическим утомлением, ее выносливость порой удивляла саму Зверицу. Но бесконечный огонь изнутри уже было нечем подпитывать, и казалось, что он начал пожирать ее саму, испепеляя. Хотела бы она уйти от семьи, став снова свободной и кинутой на произвол судьбы? Полукровка щурится, глядя на небо, но не видит его красоты - мысли забрали ее целиком и полностью.
Спустя часа полтора, когда наступила уже именно ночь, а не сумерки или вечер, Зверь встрепенулась и потянулась, вставая на ноги. Несколько минут, чтобы добраться до Тайи и... Весь запал как-то развлечься в эту ночь уже угас, но навестить свою, так сказать, подругу тифлинг обязана. Хотя бы напомнить о своем существовании, своем неизменном присутствии поблизости и убедиться, что страх смерти всё еще контролирует забавную игрушку.
Бесшумно крадучись и ползя по стене нужного дома, Зверица вполне привычно и почти тихо вскрыла окно соседней комнаты от спальни. Эта лазейка была создана специально для нее, стоило лишь нажать в определенном месте и по-хитрому поднять раму - и проникнуть в дом ничего не стоит. Проскользнув внутрь и даже любезно закрыв за собой эту своеобразную дверь, тифлинг самодовольно ухмыльнулась, предвкушая женский визг, который придется тут же прервать, чтобы не взбаламутить царицу Ночь за окном. Что подумает стража, м? Возможно, что прерывать даже поцелуем. Или, - снова ухмыляется полукровка, - подушкой придушить, самую малость.
- Тайя, радос-сть моя, - гортанно и мягко проворковала Зверица, входя в спальню - мышцы лениво напряглись, готовые сделать скачок вперед и единым прыжком преодолеть расстояние до кровати. А то, что там спит кто-то иной... Разве отсюда увидишь?

+2

5

Сон тянулся и тянулся и был про что-то светлое... Не про бабочек на лугу, конечно, но все равно оказаться за гранью реальности в таком сне было очень приятно, если учесть, что мир зачастую был не таким светлым и милым. И ведь никогда же не подумаешь, что тебя из этого воображаемого мира могут вырвать, заставить проснуться, чтобы узреть едва-едва различимые силуэты мебели в полутьме комнаты.
Вот и сейчас Элеонора сквозь сон вроде бы услышала какой-то щелчок, а вроде и не услышала... В любом случае, девушка лишь лениво приоткрыла глаза, затем снова их закрыла и, перевернувшись на другой бок, тут же снова погрузилась в царство Морфея, укутывающее ее сознание плотной пеленой отчуждения от происходящего вокруг, шепчущего, что Эл слишком устала и не досмотрела свой милый и долгожданный сон. Но все же тишину в доме что-то прерывало, и это заставляло напрягаться, но долго бороться с усталостью Аморе не смогла, вновь непозволительно расслабляясь. Оказывается, зря...
Когда она уже и вправду услышала приближающиеся к спальне шаги, северянка была готова вскочить с постели и храбро обороняться. Правда, обороняться с почти полностью обнаженным телом немного бессмысленно, но это сейчас мало кого волновало. "Бежать на улицу в таком виде тоже бессмысленно..." - пронеслось в голове полусонной Элеоноры, прежде чем та услышала шаги уже в спальне. Мозг лихорадочно генерировал идеи, кем мог быть полуночный гость. Вор? Вполне себе. Убийца? Э-э, версия была не очень веселой. А может, любовник бывшей хозяйки дома? Ну это вообще выйдет весело, однозначно веселее, чем предыдущая версия, где Эл убивают. Развлекаться ночью с кем-то, когда надо спать... "А этот кто-то, если он любовник, не убежит, узнав, что тут и не Тайя вовсе?" - подумала девушка, прежде чем вновь образовавшуюся в доме тишину прервал незнакомый голос.
- Тайя, радос-сть моя, - вошедший тянул букву С, но непонятно, намеренно ли или же он так говорил всегда. Точнее... она? Голос ночного посетителя был подозрительно похож на женский.
Аморе нехотя разлепила глаза, поморгала пару раз, а затем подняла голову, все еще сонно глядя на пришедшего. Не привыкшие к темноте глаза девушки не сразу различили силуэт, который был почти незаметен на темном полотне, видневшемся в дверном проеме. Собственно, гостья (силуэт оказался женским), видимо, рассчитывала увидеть в постели Тайю, потому как вроде бы собиралась совершить прыжок в длину с расчетом приземлиться прямо на кровать, словно кошка. Еще через пару мгновений Элеонора поняла, что видит у гостьи хвост, и тут уже сон как рукой сняло.
- Какого хрена... - хрипло бросила в темноту Эл, садясь на постели и подтягивая одеяло к обнаженной груди. Уже и спать перехотелось, и сон свой досмотреть, каким бы хорошим он ни был. Хотелось только разобраться в том, что происходит в этом чертовом доме и почему в дверном проеме стоит девушка с хвостом. И почему она приперлась ночью? Северянке осталось лишь плечами пожать: видимо, незнакомка с Тайей были любовницами или что-то типа того. Но надо признаться, что выбор у Тайи был странный, ведь человекоподобных созданий с хвостами называли тифлингами. Полукровки, проще говоря, ребенок, появившийся на свет от союза демона и представителя какой-нибудь другой расы. А тифлинги славились своим далеко не кротким нравом, чаще всего были агрессивны, в общем, характер им достается от родителя-демона. И если Тайя игралась по ночам с такой вот полукровкой и ее это забавляло (или забавляло ее подружку), то сейчас вся эта ситуация Элеонору не веселила вообще. Как от стоящей там, в темноте, гостьи отбиваться, чем и будет ли это под силу Аморе, которая явно в несколько раз слабее тифлинга. Сердце в груди забилось чаще, от испуга будто бы пытаясь выпрыгнуть вон; девушка нервно облизнула пересохшие вдруг губы. Все мысли из головы выветрились и никак не желали возвращаться назад, когда были так необходимы. Единственное, что пришло на ум торговке - сохранять спокойствие и прикинуться глупенькой, коими частенько считали всех светловолосых девушек, авось сработает! Нервно сглотнув и пытаясь унять дрожь и в теле, и в голосе, Элеонора обратилась к полукровке: - А... А вы кто? Я вообще могу вам чем-то помочь? - улыбнуться не вышло бы, поэтому девушка и не попыталась это сделать, поджав колени к груди и убирая светлые локоны волос назад, за спину, чтобы не мешались и не лезли в глаза, чувствуя напряжение по всему своему телу. К сожалению, клинки были далеко, очень далеко, она не успеет... Оставалось лишь сидеть и ждать.

+2

6

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
Удивляться Зверица не любила. С подозрением относилась к сюрпризам, которые очень редко приходились ей по душе, а уж получать неожиданности вообще терпеть не могла. Однако, услышав совершенно другой и чужой, но тем не менее женский голосок, который несколько недоумевал по поводу происходящего, тифлинг ощутила совершенно схожие чувства в происходящим, которые формулировались на уровне "какого хрена...". Разве что, может, менее цензурно.
Мысли, надо заметить, промелькнули очень разнообразные. Первым делом полукровка, как ни странно, ощутила очень неприятный укол ревности, от которого хотелось в тот же миг вскрыть глотку девчонке, даже не вникая в ее внешность - будь она хоть смазливее в сто раз Тайи, это ее не спасет. Зверица заменять себя кем попало не позволит.
Но девчонке повезло, неощутимый укол в тот же миг растворился без последствий, когда тифлинг поняла, что та спит одна, пусть и в кровати хозяйки. Измены Зверица не прощала, хотя для начала можно было развлечься втроем... Впрочем, той, ради которой она едва ли не полгорода прошла, тут так и нет. Ступор быстро отпускал из своих сетей, и теперь с удовлетворением полудемоница отметила, что ее находка не завизжала, не заистерила и даже не швырнула подушкой, что было бы совершенно бесполезно. В общем, делала всё, чтобы продолжить милый разговор и просветить некоторые моменты - это вполне устраивало вломившуюся хищницу, в белоснежных глазах которой мелькало самое что ни на есть любопытство. И нагота, судя по всему, ее новой игрушки не ускользнула от пристального взора; раздвоенный язычок наигранно пробежался по губам. Если девчонка от силы могла в темноте разобрать хвостато-рогатый силуэт - хотя нет, не могла, одеяние придавало бесформенность фигуре, то Зверица прекрасно всё видела и уже довольная отметила, что и у незнакомки светлые волосы, что тоже в несуществующем списке отметилось плюсиком.
- Любопытно, - проговорила тифлинг, небрежным жестом скидывая с себя плащ, который с шорохом рухнул на пол - сама она осталась в привычных тряпках, которые прикрывали самые интересные места, но не сковывали в движениях и всё еще держались, даже пока не на честном слове. Махнув хвостом, склонив рогатую голову набок, полукровка бесшумно вышла вперед, ступая на цыпочках; в сравнении с тишиной от ее шагов даже мягколапая кошка казалась бы подкованным носорогом.
Усевшись на край кровати, закинув ногу на ногу и заглядывая белизной глаз в глаза девушки, Зверица лукаво прищелкнула хвостом об одеяло.
- Будешь кричать - захлебнешьс-ся с-своими и криком, и кровью, - нежно пообещала она светловолосой, пресекая таким образом попытки сопротивления, и, рассматривая вблизи девушку, с усмешкой задержала свой взгляд на ее губах, который следом скользнул ниже - жаль, что одеялом прикрылась...
- Можешь, дорогуша, можешь. Например, кто ты такая и где Тайя? В шкафу, нет? - эта мысль о возможном убежище пришла спонтанно, и тифлинг прищуренно уставилась на названный предмет, который мог таить в себе не только одежду, но и разыскиваемую любовницу. Впрочем, какое-то шестое чувство подсказывало, что Тайи вообще нет в доме - странно, но не так огорчающе. Ведь очень недурно обнадеживала подобная живая находка, которая пока что вела себя смирно, а разнообразие Зверица всегда ценила. Даже дурное настроение готово отступить назад.
Не самый плохой сюрприз в эту ночь, если это... Не ловушка. Кстати, а действительно. Вдруг эта сучка Тайя решила сдать ее? Какую-нибудь бабу как приманку оставили тут, а сами ловцы по комнатам в засаде расселись с арбалетами. И пусть девчонка спросонок выглядела действительно ничего не понимающей и даже испуганной, а тифлинг все-таки настороженно дернула ухом, тщательно прислушиваясь к дому. Хвост взволнованной змеей заелозил по кровати, шурша простынью, но сама полукровка временно успокоилась, никого не услышав. Может, ее бывшая любовница попросту сбежала? Нужно будет потом ее найти и разрешить спорные моменты их милых и своеобразных отношений...

Отредактировано Ритца (12-05-2015 23:29:05)

+2

7

Элеонора заметно дрогнула, когда с полуночной гостьи слетел ее плащ, оставляя ее лишь в странном подобии одежды, которое составляли лишь тряпки. Как они там держались - последнее, о чем надо было сейчас думать. В голове северянки крутился рой мыслей о том, как бы остаться после такой внезапной встречи живой и что будет, если она прямо сейчас кинет в тифлинга чем-то увесистым... "А чем кидать-то?!" - провизжал в истерике дотошный внутренний голос, а внутренняя богиня артистично грохнулась в обморок. Эл нервно сглотнула, внимательно следя за тем, как незнакомка мягко и плавно подходит к постели, смотря на ее абсолютно белые глаза, на закругленные рога на голове, на длинный хвост... Аморе боялась сделать лишнее движение, дабы не спровоцировать полукровку на какие-то активные действия, поэтому девушке оставалось лишь спокойно сидеть и наблюдать за тем, как гостья присаживается на краешек постели. Торговка лишь поджала губы в ответ на фразу, обозначавшую то, что сопротивляться бесполезно. "Да и не очень-то и хотелось..." - подумала девушка, комкая в руке одеяло.
- Можешь, дорогуша, можешь. Например, кто ты такая и где Тайя? В шкафу, нет? - раздался в глухой ночной тишине комнаты вопрос, с ответом на который Элеонора даже не сразу нашлась.
Сперва, конечно, она тоже перевела взгляд на шкаф, как и тифлинг перед ней. Однако, мозг стал соображать чуточку получше, и до северянки дошло, что Тайя-то уехала. Интересно, почему все ищут любовников именно в шкафу? Почему не под кроватью, не на балконе, если он есть? А если шкафа нормального нет? Хотелось усмехнуться своим мыслям, но присутствие в доме незнакомой личности, весьма ясно показывающей то, что она привыкла быть главной, что она сильная, не давало это сделать. Решив не слишком тянуть с ответом, Элеонора неуверенно начала:
- Тайя... Уехала. В спешке. Куда - понятия не имею, - Эл внимательно посмотрела на полукровку, обдумывая ответ на вопрос о том, кем она является. Полностью представляться не имело смысла, да и когда это Аморе называла незнакомцам свою фамилию? Мысли вдруг полностью выветрились из головы, даже не удосужившись подсказать северянке, у которой внезапно обнаружился склероз, собственное имя. Элеонора незаметно облизнула пересохшие от волнения губы и, набрав в грудь побольше воздуха, осторожно продолжила, тщательно выбирая слова и говоря с расстановкой: - Меня зовут Элеонора. Тайя продала мне этот дом. И уехала. Я больше не видела ее, - Аморе все-таки решила шевельнуться, опуская ноги, некогда поджатые к груди, на постель, и получше подхватывая одеяло. Теперь преградой между обнаженным телом Элеоноры и внимательным взглядом белых глаз полукровки было лишь это самое одеялко, на которое торговка возлагала большие надежды. Она до сих пор не могла точно определить намерения тифлинга. Были ли они приличными или же нет - черт знает. Тут и спросить-то побоишься... А вот на хвост Эл заинтересованно смотрела в течение примерно полминуты, разглядывая его и борясь с дурацким желанием за него дернуть. "Она меня потом за голову дернет", - мрачно заключила Аморе, между тем все так же осторожно вопрошая у сидящей напротив нее гостьи: - А с кем я имею честь говорить? - манеры иногда спасали. А иногда - нет. Какой же тут случай? Ответит ли полукровка или же продолжит держать свое имя в секрете? И что будет делать дальше?
Девушка тихо, но судорожно выдохнула. Страх закрадывался в самые потаенные уголки души и тела, сковывая конечности и создавая эффект того, что ты не можешь пошевелиться. Признаться, Аморе, наверное, ни разу так не боялась, как сейчас. Это как ходить по доске над бездонной пропастью. Один неправильный шаг - и ты падаешь в пустоту, а пустота сжирает тебя, не оставляя ничего. Элеонора боялась сделать этот неправильный шаг в разговоре с тифлингом и в своем поведении в данный момент, поэтому лучшим выходом из ситуации видела спокойное восседание на уютной постели в обнимку с одеялом и практически полное бездействие. Если ночная гостья спросит - она ответит. А если начнет действовать... Эл поежилась - а тогда что? "Не думать о плохом, не думать, не думать..."

+2

8

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
- Значит, эта с-сучка вс-сё-таки не выдержала и бежала, - задумчиво проговорила Зверица, облизывая губы. - Хотя бы хватило этой дряни с-совес-сти или с-страху никому ничего не выдать, - довольно добавила полукровка, осклабившись. - Раз уж никто не ждет меня тут...
От всполохов ревности, которые могли выступить серьезной угрозой жизни девчонки, уже не осталось следа, зато их место заменила... Обида. Горьковато-щемящее ощущение на мгновение накрыло собой, уводя от извечных душевных мук, а ко всему этому приплелось раздражение. Ну, разве Зверица была так плоха, что Тайя не оценила ни одной ночи с ней, избирая трусливый побег от своей весьма сладкой участи? В те моменты и томные вдохи, и пылкие поцелуи говорили совсем противоположное. И теперь - ускользнула. От нее, дочери демона, которую боялись как неуправляемую бестию, от которой неведомо чего ждать - беспричинного стремительного нападения со смертельным взмахом когтей или снисхождения, когда плотский голод вел за собой и требовал развлечься, а потому жизнь очередной жертве оставлялась на неопределенный срок.
К сожалению, что именно девчонке, которая пусть и никоим образом не виновна в огорчениях тифлинга, доведется испытать на собственной шкурке последствия нахлынувшей обиды и разочарования. Впрочем, в мыслях полукровка отметила, что убивать новую добычу, которая явно выпуталась из остатков сна, не намеревается, пока что. И пусть излишков красоты белые, держащие в себе насмешку глаза не отмечают у новой хозяйки дома, но и голубизна глаз, и вьющиеся светлые волосы, и пухлые губки создают сравнительно приятное впечатление. Не красавица, но вполне сойдет на одну (а может нет?) ночь. Как там говорят? Синица в руке, журавль в небе? Малая желтопузая пташка вполне устроит тифлинга, которая иногда умеет умерить свои капризы. Всё равно сейчас Тайю никак не отыскать, но можно попытаться выследить ее потом, расквитавшись за такое унижение гордости.
- Ничего. Уехала... Значит, уехала, - осознав, что слишком задумалась, бесцеремонно рассматривая девушку как товар, нарушила молчание Зверица. - Элеонора... Нет. Долго. Леора. Так лучше, - сияющие белизной глаза прищурились. - Я? Зверитца, как называют. Может, с-слышала. Но тебя не трону, наверное. Я за другим пришла. Ну, и получу с-свое.
Излишняя вежливость невольно навела на сравнение со смешной попыткой как-то отгородиться и провести дистанцию, что принесло бы такой же эффект как... Постройка символического заборчика из веточек с надеждой, что такой барьер окажется непреодолимым для хищника, который неторопливым - никуда и так от него не денешься - шагом движется навстречу, насмешливо демонстрируя оскал.
Зверица усмехнулась, мысленно проговаривая про себя вопрос от Леоры. Впрочем, своя истина в таком построении имелась. Поговорить со Зверем и в живых остаться - честь действительно небывалая, ровно как и везение. Потому что полукровку учили больше ждать измены в плане доверия и подставы, ведь могут очень много отвалить золота, если сдать тифлинга властям. А поэтому легче развлечься и следом вскрыть глотку свидетелю, чтобы сохранить свою свободу, жизнь и неприкосновенность. Вполне может быть, что мнение Зверя успеет перемениться, и девчонку встретит такая же участь. Раз она купила себе дом, то надолго в городе. Или же поступит как Тайя, продав свое жилище первому встречному, чтобы свалить в закат подальше от такой судьбы и таких знакомств.
А вот какой-то заинтересованный взгляд, направленный в сторону собственного хвоста, полукровка заметила и улыбнулась - снисходительно, пусть и откровенно демонстрируя свои клыки.
- Интерес-сно?
Змеинообразная конечность, которая всё это время как-то да виляла по кровати, неожиданно уже стрельчатым кончиком неторопливо гуляла по плечу девушки, слегка соприкасаясь теплой и гладкой поверхностью. А потом, словно бы в озорном настрое, хвост попытался то ли вырвать одеяло из рук девушки, которая продолжала им закрываться, то ли нырнуть за него, к более интересным зонам. Наблюдала за девушкой Зверица чуть склонив набок голову, всё продолжая улыбаться - уже с долей рассеянности, словно бы частично отошла к своим мыслям. Немного позже она ужалит Леору, чтобы устроить той сладкую смуту разума, при которой бояться станет сложно. Но пока... Просто не будет спешить, подкрадываясь в своих задумках всё ближе. В конце концов, смаковать испуганный трепет своей жертвы, которая ничего не понимает, но страстно желает выжить - тоже удовольствие, порой превышающее плотское.

+2

9

Девушка молча наблюдала за задумавшейся над чем-то полукровкой, по возможности стараясь меньше шевелиться и слушая, как полудемоница слегка шипит, рассматривая ее закрученные рога будто бы без дельного интереса. На самом деле, любопытство подстегивало и требовало теперь потрогать еще и рожки на голове тифлинга, не забывая и о хвосте. Впрочем, то, как пристально и придирчиво скользил по ней самой взгляд белых глаз, Элеоноре хоть и не нравилось, но она молчала. По иронии судьбы, та, кто имела дело с товаром, сама сейчас оказалась на месте этого самого товара. Который обязательно надо пощупать, оглядеть, а после решить, нужен он или не нужен совсем... И вот это решение потенциального покупателя решало сейчас все: жить Эл или не жить.
- Элеонора... Нет. Долго. Леора. Так лучше, - вот на это заявление от полуночной гостьи Аморе хотела было уже возмутиться, но вовремя вспомнила, что лучше держать язык за зубами. Леора так Леора, не очень-то и хотелось, чтобы ее называли полным именем, да... - Я? Зверитца, как называют. Может, с-слышала. Но тебя не трону, наверное. Я за другим пришла. Ну, и получу с-свое.
Фраза "Я тебя не трону" прозвучала очень успокаивающе, будто бы камень с души свалился. Не убьет - уже хорошо, а что именно Зверица планирует с северянкой делать - другой разговор. В общем, девушке оставалось радоваться тому, что она останется жива. Поразмыслив, торговка решила, что тифлинг шла сюда с целью, которая несла интимный характер. Иначе зачем было пробираться в дом под покровом ночи и даже ничего не утащить из дома ценного? Видимо, первоначальные догадки Элеоноры о связи между Тайей и Зверицей оказались верны. Вот только Тайи нет, а в ее постели сейчас сидит Элеонора... Логическая цепочка выстроилась в голове девушке на удивление быстро для того, кто проснулся всего минут пять назад, а может, и меньше, но невольный страх перед полукровкой отрезвлял и заставлял проснуться полусонное сознание не хуже ушата ледяной воды.
За своими мыслями северянка и не заметила, что снова пялится на хвост полукровки, скользящий по простыне и неустанно напоминающий ей хвост змеи. Да и сама Зверица почему-то напоминала змею, но не столько своей кожей, имеющей, оказывается, зеленый цвет. Змеиная кожа имеет множество вариаций окраски, но все змеи одинаково грациозны, быстры, все имеют клыки и раздвоенный язык, но далеко не каждая змея имеет яд. Все змеи - хищники. "И Зверица тоже хищница", - подумала Элеонора, переводя взгляд на лицо тифлинга, которое слегка озарила улыбка с ясной демонстрацией клыков. На вопрос о том, интересен ли ей хвост, девушка предпочла не отвечать, да и не успела бы, потому что он в следующее мгновение уже оказался на обнаженном плече Эл, заставив ту откровенно вздрогнуть. Вот только манипуляции хвоста сидящей напротив нее полукровки с одеялом, в которое она так вцепилась, Аморе не слишком уж и поняла, в любом случае прижимая одеяло поближе к себе. Любопытство и безрассудство взяли над торговкой верх, и она решилась все-таки не просто пошевелиться, а протянуть руку и дотронуться до змеинообразного хвоста Зверя, мягко отодвигая его в сторонку от себя и напоследок пробегаясь по мягкой его поверхности пальцами.
"Что меня погубит - так это любопытство", - пронеслось в мыслях Эл, прежде чем она убрала руку прочь, вновь поднимая глаза на тифлинга, которая внимательно следила за ней, улыбаясь несколько рассеянно. Быть может, Зверица думала о чем-то своем. В любом случае, пробраться в ее мысли Аморе не могла, поэтому просто начала оглядывать полукровку с головы до... хвоста? Девушка незаметно улыбнулась своим мыслям, но вслух не сказала ничего, боясь разгневать свою любезную гостью.

+2

10

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
Боится. Притаилась как зайчонок в кустах, едва не дрожит, покуда рядом вынюхивает пронырливая лиса, которая готова вонзить клыки в мягкую живую плоть, если отыщет свою затаившуюся добычу. Иногда чужой страх был настолько осязаем, что Зверица почти могла описать его на вкус, внимала всеми фибрами души и ощущала как сладко внутри вскипает кровь от обилия азарта и адреналина. Приятно являться источником этого звериного и неконтролируемого ужаса, быть угрозой чьей-то жизни и контролировать происходящее.
Впрочем, слова тифлинга со скупым недообещанием не тронуть оказали некоторый эффект, отчего девушка несколько расслабилась и - полукровка оказалась удивлена этому - продемонстрировала свой характер, без особой робости отодвигая от себя хвост, до того с любопытством пробежавшись по нему пальчиками. Такое мягкое сопротивление умиляло и никоим образом не раздражало; по крайней мере, пока от настойчивости Зверицы не начали откровенно увиливать в сторону. Что поделать, но было в этой ситуации маленькое, но крайне весомое недоразумение, которое заключалось в том, что полукровка попросту не признавала, не слышала такое слово как "нет", всегда получая желаемое по-хорошему или грубой силой.
Повисшее молчание никоим образом не мешало тифлингу, которая всё так же сидела на кровати и откровенно рассматривала хозяйку, являя собой оплот не самой вежливой и деликатной гостьи в этом мире. И, достаточно пронаблюдав за Леорой, Зверица наконец-то сдвинулась с места, подсаживаясь поближе на пару десятков сантиметров, а хвост снова уже скользил по плечу, правда в совершенно ином направлении. И если первоначально были легкие даже не сколько посягательства, сколько намеки на них, с целью отобрать одеяло или пробраться под него... То теперь в какой-то миг обострившийся жалом кончик хвоста скользнул было к затылку, а потом внезапно извернулся, с тонкой комариной болью вонзившись иглой в шею.
Боль должна была быть неожиданной, но так же внезапно она и пропала, не успело сердце выдать и пары ударов даже в ускоренном от напряжения состоянии. Хвост полукровки, которая успела подобраться еще ближе, держа теперь остатки дистанции между собой и Леорой, невозмутимо уже поглаживал гладкую спину, словно не было только что травли разума девушки дурманом и резкой непонятной атаки с целью ужалить.
Это, к слову говоря, была своеобразная щедрость Зверицы, которая достаточно трепетно относилась к своему яду, и получали несколько мутных капель далеко не все подряд встречаемые ею. Наркотик в своем изобилии приносил страшные страдания, удерживая на границе с реальностью и не давая толком провалиться в обморок, чтобы убежать от безумных мучений. Но в крошечных пропорциях он не хуже, даже гораздо приятнее алкоголя вносил легкий туман в восприятие, заставляя мир расслабленно расплываться в глазах, а тело обволакивал приятной слабостью и нежеланием ощущать напряжение мышц.
Бросаться же оголодавшей и страстной нимфоманкой, которую только что освободили от целибата, на Леору тифлинг совершенно не спешила. Сейчас будет очень любопытная и двоякая игра, цель которой раздразнить обе стороны и распалить кровь. Левая рука плавно дотронулась до девичьего плеча, касаясь с какой-то осторожностью, словно могла или спугнуть, или обжечься, а по губам скользнула насмешливая улыбка. Зверица начала добиваться своей добычи.

+2

11

К удивлению Элеоноры, Зверица не кинулась на нее за то, что девушка посмела прикоснуться к хвосту и воспротивиться его действию. Гостья продолжила сидеть... До какого-то времени. В какой-то момент полукровка сдвинулась со своего места на краешке кровати, подсаживаясь чуть ближе. Эл с трудом удержалась от того, чтобы не слететь с кровати и не ускакать, аки горная козочка, прочь от опасной полуночной гостьи, но все же осталась сидеть на месте, слегка испуганно поглядывая на Зверя. Ее хвост снова взметнулся к плечу северянки, и та уже напряглась, ожидая дальнейших своеобразных приставаний, однако теперь он направился не вниз, как ожидалось, а горизонтально, от плеча к шее. Аккуратные и плавные движения заставили торговку вздрогнуть, а вот последовавшая за этим боль и вовсе осталась почти незамеченной. Это и вправду было похоже на укус комара, а кусают они, заразы, незаметно, да и почти не больно. О последствиях, конечно, известно всем, но это другой разговор.
Среагировав на какой-то крохотный отголосок боли, Аморе хотела было поднять руку и проверить, что за чертовщина творится на ее шее, но вовремя удержала себя от таких поспешных действий. Близость Зверя призывала быть осторожнее в своих движениях и желаниях. Например, она может запросто обойтись без того, чтобы дотронуться до изящных закрученных рогов, венчавших голову тифлинга. Лучше все-таки не рисковать и не проверять, может ли полукровка отгрызть Элеоноре руку, имея в своем распоряжении поистине звериные клыки.
Девушка скользнула языком по пересохшим губам, после чего в своем обыкновении закусила нижнюю, настороженно следя за тем, как ее дорогая гостья тянет свою руку к плечу северянки и касается его как-то подозрительно осторожно, словно дотрагиваясь до хрупкой игрушки, которая могла в любой момент сломаться. "А я не игрушка для нее?" - невесело усмехнулась Эл, уже откровенно, однако, наслаждаясь мерными поглаживаниями хвоста тифлинга своей спины. Это было очень необычно, а потому интересно. И за этими мыслями то, что вколотый ей наркотик, о котором торговка даже не подозревала, начинает действовать, Аморе даже и не сразу заметила. Это было схоже с тем, как наступает опьянение: плавно и ненавязчиво, но все-таки окружающая их со Зверицей темень и без того смутные силуэты мебели сперва подернулись, будто внезапно у Элеоноры заслезились глаза. Но, конечно, никаких слез и в помине не было, а следом за помутнением взора пришла и полнейшая расслабленность, которая отодвинула все существующие проблемы на второй план. Не было никакого желания напрягаться ни по какому поводу, даже куда-то пропало желание бежать от тифлинга прочь. Зачем, если для этого надо было вставать и куда-то идти?..
Увы, но бороться с этим состоянием оказалось совершенно нереально. Да и хотелось ли? Нет, вряд ли. Мысли смешались в единый клубок, и лишь одна из них выбивалась из общего потока - мысль о сидевшей совсем рядышком ночной гостье, именуемой себя непонятно за какие заслуги Зверицей. Может, она и вправду зверем была, вот только за какие заслуги - непонятно. Да и важно ли? У нее вон хво-о-остик... Ми-и-иленький... И потрогать-то так хочется снова, что уже не в силах сопротивляться Эл снова сама коснулась скользившего по ее спине хвоста, скользнув по нему пальцами, будто бы намереваясь добраться до самого основания.
- Какая... прелес-сть... - подражая Зверице, проговорила Элеонора, помутненным взглядом глядя на лицо улыбавшейся насмешливо в это время полукровки. Другая рука, выпустив из своего плена одеяла и дав ему упасть на колени, поднялась, касаясь рогов на голове тифлинга, а затем скользнула вниз по волосам, от них спустившись к плечу и далее уже к спине. Чуть шатнувшись в сторону, Аморе опустила взгляд на губы Зверицы и как-то тяжело выдохнула. Последним криком из так быстро уползающей адекватной реальности были мысли: "Какого черта... происходит?.."

+1

12

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
В первые минуты Зверица даже посчитала, что подарила яда несколько больше, чем следует: ей показалось, что еще немного, и девушка попросту уснет у нее на руках; слишком внезапно напряженный страх, который до того сиял в глазах Леоры сменился расплывающимся дурманом, словно отравленную её игрушку "повело" - точь-в-точь непривычного к алкоголю, которому дали щедро пригубить крепкий хмель.
Сейчас полукровка напоминала не плотоядного хищника, загонявшего в угол добычу, судьба которой окончательно решилась, а туман, стелящийся по земле и подбирающийся с каждым мгновением ближе; окружая и обволакивая, не давая ускользнуть от себя хоть сколько-то далеко. Опаска со стороны Леоры и мягкое проявление характера пропали без следа, и тифлинг даже ощутила легкое разочарование, что игрушка так целиком и полностью отдалась в ее власть, поддавшись навстречу. Впрочем, ничего страшного, и полукровка переиграет свои позиции, а задремать в ближайший час минимум девушке не светит, и в ее интересах не отключиться от переизбытка ощущений или наркоты в крови.
Но пока что Зверица продолжала с любопытством присматриваться к происходящему и смаковать игру перехода чувств, не спеша продемонстрировать себя в качестве ведущей. Несмотря на то, что присутствие демонической крови делало тифлинга достаточно ненасытной в плотских утехах, она оставалась женщиной, которой, по сравнению с представителем сильного пола, требовалось больше времени, чтобы... Хм... Заинтересоваться и воспламениться в желаниях страсти. Такая роскошь крайне редко доставалась, когда ночь оплачивалась; видимо, негласно считалось, что куртизанке положено сходить с ума от одного прикосновения или же от взгляда на голого мужика, подобно животной самке в брачный период. Сейчас - иное дело, когда можно подразнить голод, понежиться в постепенно разгорающейся страсти как дракон плещется и купается в родном огне. Самое смешное на взгляд тифлинга было в моменте, когда голод настолько сводит с ума, что требует логичного по природе продолжения... Которого не может быть в однополом союзе. Полукровке нравился вкус коктейля этих противоречивых чувств, который тоже мог довести до пика в ощущениях - досады, быть может злости, страсти и возростающего с каждым мгновением голода.
Одеяло в кои-то веки оказалось отпущено, а девушка пробежалась рукой по черным спутавшимся волосам, отчего Зверица даже попыталась подставиться под ладонь основаниями рогов, которые у демонических рас являются весьма и весьма чувствительной зоной - куда там до шеи, груди или ушек...
Но увы, и желаемого полукровка не получила, отчего капризно нахмурилась. Никто не запрещал, разумеется, бесцеремонно сгрести ладошку в свою хватку и направлять, подсказывать, руководить без слов на тактильном уровне, но пока тифлинг решила не спешить, прислушиваясь к своим ощущениям на прикосновения Леоры и реакции на них. Впрочем, такими темпами она сама уснет прямо здесь от скуки, и слишком как-то расслабилась, словно сама пропитала свою кровь большим количеством наркотика, чем следует. К слову, а почему полукровка обделила себя ненаглядную и в этом удовольствии?
Остатки дистанции Зверица сломала одним махом, и если мгновение назад она сидела на краю кровати, пусть и приблизившись к Леоре, то теперь уже гибкой хищницей забралась полностью, склоняясь к девушке, которую пусть игривым, но властным жестом опрокинула на спину, не давая подняться снова. Одеяло отправилось куда-то в сторону, быть может даже слетело на пол, и покуда тифлинг пока не спешила прильнуть к губам девушки в поцелуе и только подразнивала их едва ощутимыми прикосновениями раздвоенного языка, хвост ее скользнул к ее же шее, где тонко кольнул показавшейся на мгновение иглой. Чуть позже мир в ее глазах тоже пьяно начнет расплываться, а пока... Правая рука всё-таки будоражащей щекоткой пробежалась коготками по светлой коже плеча и ниже, уходя после к груди, а сама тифлинг, так и не дотронувшись до губ Леоры своими, уже баловалась змеиным язычком с шеей девушки, где едва ощутимые влажные прикосновения им тут же холодил воздух.

+1

13

Зверица теперь больше напоминала кошку, нежели змею, разве что не мурлыкала и не подставляла голову под ладонь на предмет погладиться. Впрочем, погладить тифлинга по головке Элеонора уже не успела, оказываясь поваленной на мягкие белые простыни. Бедное одеялко белой бабочкой спорхнуло куда-то на пол, упав туда почти что не слышно. Полукровка, опускаясь сверху, умело дразнила северянку, не удостаивая ее чести получить поцелуй, почему-то именно сейчас ставший таким желанным, будто бы величайшей наградой. А награду надо было заслужить, приласкав и злую и ужасную Зверицу, как и она сейчас ласкает слегка подрагивающее тело Эл.
Слегка дернув плечом и дрогнув от прикосновения к коже когтей, девушка едва ли не разочарованно вздохнула, когда ее ночная гостья так и не тронула губ, опускаясь к шее. Чувствуя влажные прикосновения раздвоенного языка, торговка лишь с усилием сглотнула, подумывая о том, что все-таки лежать и изображать латентное бревно в такой ситуации не подобает. Пару минут назад было видно, что Зверица совсем не против телесного контакта и позволит прикасаться ко всем своим интересным и совершенно нечеловеческим частям тел, а потому Аморе хоть и несмело, но подняла руку вверх, скользнув кончиками пальцев сначала по спутанным темным волосам тифлинга, затем по ушкам. Подобравшись же к рогам, Элеонора на миг замерла, а затем более решительно, чем пару мгновений ранее, коснулась и их, сначала чертя на одном из рогов одним пальцем какие-то незамысловатые узоры и медленно спускаясь к самому основанию. Ох, какая-то прекрасная пташка давненько уже напела, что основание рогов у тифлингов и демонов - очень интересная зона, прикосновения к которой дают прекрасный возбуждающий эффект, но так это или нет - Эл в любом случае не знала. Ей до этого момента спать с демоном или тифлингом как-то не удавалось. А вот сейчас, хоть и при стечении совершенно случайных обстоятельств, она лежит на постели под прекрасным представителем демонической расы. А тяга-то к экспериментам порой затмевала собой чувство самосохранения и здравый смысл, поэтому Аморе, руководствуясь исключительно тем, что "ну мне же интересно!", слегка сжала рог у самого его основания, а затем расслабила руку, мягко поглаживая предполагаемую очень чувствительную зону.
До хвоста сейчас, к сожалению, было не добраться (очень хотелось), но решив побаловаться со змеиноподобной конечностью немножко позже, девушка на миг прикрыла глаза, облизывая вновь пересохшие губы и закусывая нижнюю. Дразнящая игра Зверицы раззадоривала, разжигала как живой интерес, так и потихоньку возбуждение, накрывавшее мягкой волной, заставлявшее вздрагивать и сладко будоражащее воображение.
Судорожно выдохнув, Элеонора открыла глаза, наблюдая за тифлингом, что-то оценивая, прикидывая. Мозг медленно, но все-таки генерировал идеи о возможных действиях со стороны северянки, но для претворения одной идеи в жизнь надо было бы, конечно, оценить силу свою собственную и силу навалившейся сверху полукровки. Но делать это было некогда, поэтому Эл медленно и аккуратно, будто боясь спровоцировать опасного хищника, закинула ногу за спину Зверицы, затем вторую. Слегка помедлив, северянка с трудом, но все-таки практически сгребла тифлинга в охапку и перевернулась, оказавшись сверху. Такое положение давало больше места для действий; Аморе опустилась вниз, попутно убирая прядь волос за ухо, касаясь губами шеи полукровки и слегка прикусывая кожу в этом месте, после скользнув по месту укуса языком, оставляя на шее Зверицы влажный след. Проложив такую дорожку поцелуев-укусов до уровня ключиц, девушка замерла, выпрямляясь и усаживаясь поудобнее на бедрах тифлинга. Ее, с позволения сказать, одежда ("Черт, нет, это простые тряпки") слегка мешала, но пытаться сорвать тряпочки с полукровки и обнажить ее тело Элеонора не решалась. Нет, ну а вдруг за руку цапнет?

+1

14

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
Девчонка удивляла, а Зверице было крайне забавно смаковать всю эту ситуацию. Вначале трепетала как загнанная лань, которая чуяла у своего горла прикосновение ножа, теперь же Леора раскрывала свой внутренний огонь, пусть и продолжала опасаться острых когтей полукровки. Пока тифлинг продолжала считать, что бояться светловолосой нечего, и желания сожрать ее сердце так и не промелькнуло в рогатой голове хищницы. Сама же полукровка вела себя откровенно нагло, ничего не боясь, и была демонстративно расслабленна, словно смеясь: видишь, ты настолько слаба и боишься меня, что лучше исполнишь все желания, чем попытаешься напасть.
Пока что этот вечер или, точнее говоря, ночь была полна сюрпризов, но достаточно приятных и без подводных камней. Как уже в мыслях утвердилась Зверица, Тайю она выследит и убьет позднее, а пока что вволю налакается страстного тепла, которое подарит ей другая взамен на... Или жизнь, или быструю и легкую смерть, даже если сильно разозлит полукровку. Учитывая сколь пугающе извращенна была тифлинг, играясь со своими жертвами и растягивая их мучения, даже это была бы щедрость с ее стороны.
Прикосновение к самим рогам ничего не приносило, и Зверица не особо-то и разбирала каким узором гуляют пальчики девушки по ее головному украшению. Зато прикосновение к их основанию тифлинг сопроводила томным вдохом и довольным тихим урчанием, напоминая большую кошку, которую приласкали, но мурчание которой больше напоминает смягченный рык.
Леора удивила тем, что внезапно изъявила желание оказаться сверху, тут же воплощая его в реальность. И, честно говоря, Зверица не оказала сопротивления по простой причине: не ожидала такой прыти и так скоро, убежденная, что действовать в растлении ей придется неспешно и, о демоны, терпеливо, едва сдерживая собственную импульсивность. И тут - на тебе. Словно встретилась с оголодавшей до плоти суккубой. Впрочем, не стоило забывать о наркотике, от которого реальность сладко расплывалась, а многие действия казались правильными и порой виделись словно бы со стороны. Тифлинг и сама начинает пьянеть от двух сладких раздражителей ее сознания: и яда, который постепенно одурманивал, и от близости Леоры, которая сейчас принадлежит только ей. Или может будет принадлежать и потом? А если кто-то еще посмотрит на игрушку Зверя, то она убьет нахала, потому что ни с кем не станет делить свое...
Поцелуи дразнили и будоражили, заставляя порывисто вздыхать и удовлетворенно шипеть; прищурившись, с тонкой улыбкой на губах полукровка ожидала, когда же девчонка даст волю своим рукам и досадовала, что та неуверенно мешкает в подобном, словно продолжает ждать угрозы для себя. Будучи существом более сильным по сравнению с человеком, а особенно девушкой, Зверица с недовольным приглушенным рыком вернула свое лидерство, решив, что если та желает доминировать, то пусть сопротивляется и борется за него.
Раздеваться пришлось самой, и тифлинг внезапно пришла к выводу, что обновить шмотки можно будет из гардероба Леоры, а потому когти заставили ткань трещать, разрывая ее на тряпки. Обнажившись, продолжая сидеть на девушке, сжимая ее бедра своими, полукровка склонилась к светловолосой, наконец-то целуя ее в губы и позволяя себя обнимать и ласкать спину. Раздвоенный язычок уже был пущен в ход и то своим кончиком щекотал нёбо девушки, то провоцировал на ответную такую же ласку. Рука тифлинга - та, что была лишена пугающих когтей - с мягкой силой примяла грудь девушки, но как-то быстро скользнула ниже, увильнув в сторону, чтобы гладко и бегло пройтись по боку, спускаясь к бедру.
Оторвавшись от губ Леоры, полукровка хищно облизнулась и уже прильнула к шее девушки, игриво прикусив острыми клыками в районе сонной артерии, заставляя томиться в сладкой опаске, когда твоя жизнь принадлежит более сильному существу, что может тебя убить... Но не убивает. Пока что.
- Какая-то ты с-скромная, - с насмешкой коснулся ушка девушки вначале шепот, а следом бойкий змеиный язычок тифлинга. О да, она дразнила и провоцировала свою добычу сопротивляться, желать властвовать и получить большее, нежели просто поцелуи.

+1

15

Заминку Зверица не простила, рыкнув, переворачиваясь и вновь вжимая Элеонору в белые простыни. Та на миг зажмурилась, когда послышался треск буквально разрываемой ткани, а затем снова открыла глаза. Тянуло спросить, в чем тифлинг пойдет назад, туда, откуда свалилась на голову северянки в эту ночь, вот только лишний раз рот раскрывать девушка не стремилась. Впрочем, внимание, даже слегка рассеянное, полностью сосредоточилось на разглядывании обнажившегося тела полукровки; сладкое опьянение будто бы советовало протянуть руки, потрогать, прижать Зверя поближе к себе.
Полукровка склонилась, даря такой долгожданный поцелуй и не стесняясь запустить раздвоенный язык лежащей под ней Эл в рот. Та с наслаждением прикрыла глаза, растягивая желанные мгновения и обнимая свою ночную гостью, гладя ее спинку, покрытую такой же зеленоватой кожей, что и все тело. Коснувшись кончиком языка сначала язычка Зверицы, Аморе затем скользнула языком по клыкам тифлинга, мысленно вздрагивая. Она боялась. Это был реальный страх того, что полукровка может запросто с ней разделаться, а не наигранные глупости. Между тем, этот страх лишь добавлял остроты в мешанину будоражащих ощущений, которая толкала на весьма странные поступки и велела наслаждаться каждым действием со стороны Зверицы. Это было интересно. Это была игра, вот только затуманенный наркотиком разум не совсем понимал правила этой игры и что нужно сделать для победы. Или побеждать вообще не нужно?..
Разочарованно выдохнув, так и не дождавшись ласки от тифлинга, девушка враз напряглась, почувствовав, как смыкаются клыки полукровки в опасной близости от сонной артерии. Достаточно ее разодрать, и для человека все кончено, и именно это напрягало. Хищница, большая опасная кошка, Зверица заставляла томиться в неприятном ожидании, распаляла боязнь за свою собственную жизнь, биться маленькой пташкой в хватке острых когтей. Когда же ухо Элеоноры опалил горячий шепот, а следом до него коснулся язык тифлинга, она заметно дрогнула, но больше никак не пошевелилась, все еще слегка рассеянно поглаживая спину полукровки.
Внезапно у северянки словно второе дыхание открылось, и это можно было отнести абсолютно ко всему. Вспыхнувший с новой внутри огонек возбуждения приказывал действовать, а ответ на насмешку со стороны полукровки пришел в форме старенькой песни. Оттолкнувшись от постели, Аморе вновь перевернулась, во второй раз оказываясь сверху. Кровать жалостливо скрипнула, но больше никак свое неудовольствие не выразила. Девушка склонилась к тифлингу, даря ей короткий поцелуй в губы и почти сразу же спускаясь от губ к шее. В то же время тишину в комнате разрушил шепот откровенно наслаждавшейся ситуацией Элеоноры.
- Расскажи мне о смерти, мой маленький принц, - горячее дыхание опалило шею Зверицы, а губы плотно прижались к гладкой коже, оставляя легкий поцелуй. Эл чуть ли не мурлыкала знакомую ей мелодию себе под нос, цепочкой поцелуев спускаясь от шеи к ключицам, где девушка позволила себе ощутимо прикусить кожу, оставляя след от зубов. - Или будем молчать... - тонкие пальцы скользнули от шеи тифлинга до ее груди; ладонь мягко опустилась на грудь полукровки, сжимая ее сначала легонько, а потом уже более ощутимо. Опустив голову, Аморе пробежалась язычком по ложбинке меж грудей, а ее рука оставила грудь тифлинга в покое; девушка возобновила поцелуи, спускаясь мокрой дорожкой к животику Зверицы, дразня ее то прикосновениями языка, то ничего не значащими касаниями губ. -..всю ночь до утра? - дыхание коснулось уже живота ее ночной гостьи. - Скрой меня навеки, темная вода... - будто бы мольба в пустоту, которая не услышит, не ответит, не нарушит их уединение. Будто бы вызов, брошенный полукровке посредством вырисовывания на ее животе кончиком языка каких-то узоров. Желание овладеть ее телом почему-то разгорелось в разы больше. Аморе прикрыла глаза, продолжая медленно подбираться к низу живота Зверицы и продолжая петь песню, но уже мысленно.

Ой, все!

Отредактировано Элеонора Аморе (27-05-2015 17:13:52)

+1

16

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA] Ой, всё. Ты наказана, не буит подробной НЦы!!11
Забавы ради ведущую роль Зверица отдала девушке, позволяя себе расслабиться, вкушая подаренное ей сейчас наслаждение; страх Леоры испарялся постепенно, но стоило как-то резко выдать свою хищную суть движением - и девушка напрягалась снова, порой замирая, словно боялась, что вот-вот и когти или клыки Зверя обагрят эту ночь и белоснежность простынь кровью.
Нет.
Да и если вдуматься, доминировать продолжала тифлинг, которая, словно бы смирившись, решила позволить девушке ласкать ее - полукровку, что была подобно шейху в гареме, окруженному невольными наложницами, которые старались выделиться из большинства и показать себя более яркой плененной пташкой. Кровожадная бестия, казалось, бездействовала, предавшись эгоизму на сейчас: ласку она отдавала своему телу, изредка вяло подсказывая без слов Леоре как интереснее действовать и как больше доставить нежности - направляя руками или как-то иначе. Разумеется, что Зверица рьяно помогала себе самой достигнуть пика блаженства без обычного мужского общества, что могло напоминать затянувшуюся прелюдию. А потом, в какой-то момент насытившись, тифлинг заграбастала девчонку в свою хищную хватку и повалила снова. В этот раз без шансов вернуть свою псевдоактивную роль и оказаться сверху.
Строки неведомой песни или стиха, что сорвались с губ Леоры, показались очень смутно знакомыми, но едва ли задели хоть одну из струн души Зверя. Разве какими-то словами проймешь ее? Те же прикосновения рук и губ говорили о куда большем, только нужно было уметь чувствовать и читать такой язык.
Да, тифлинг откровенно издевалась над своей игрушкой. Нет, ничего из болезненных действий она не принесла девушке, разве что или прикусывала порой с контролируемой и игривой силой, или коготками угрожающе покалывала, щекотала, но на этом всё. Издевка заключалась в том, что полукровка не давала вырваться своей жертве, ровно как и не позволяла вволю упиться страстью. Леора желала заполучить поцелуй? Нет, от ее губ Зверица самым бессовестным образом отстранялась, предпочитая сейчас продемонстрировать заинтересованность лаской груди. Она доводила девушку до смеси из томных вздохов - ведь всё-таки пытка была сладкой - и приглушенного рыка, несущего в себе взбешенность от того, что не дают желаемое.
Потом, наиздевавшись вволю, тифлинг все-таки сменила стратегию, а теперь руки ее и губы, скрывающие за собой оскал острых зубов, чутко прислушивались к желаниям светловолосой девушки и даже им следовали, словно цель Зверицы сейчас заключалась в том, чтобы заставить Леору судорожно выгнуться сейчас в порыве экстаза. Нужно ли напоминать о том, что полукровка всегда рьяно исполняла то, что хочет? В какой-то момент она и вовсе ушла куда-то ниже пояса, позволяя девчонке ощутить на себе все особенно яркие моменты ласки раздвоенным длинным языком. Ласки такой, которой, к слову, от нее не знал и не познает ни один мужчина, и лишь пара женщин могли похвастаться подобной оказанной честью. И доведя свою жертву до самого пика, полукровка отступила - сейчас она задумчиво вытянулась рядом, рассматривая девушку белым прищуром глаз. - Ты меня боишьс-ся? - с любопытством проговорила она, и даже не дожидаясь ответа, продолжила. - Ты, похоже, привычна к такому?

+1

17

Да я на тебя в суд подам и никакой авокадо не спасет тебя!!!11

А вот уже в третий раз снова оказываться снизу - печально. Но спорить со Зверицей Элеонора не стала, вздохнув разочарованно и послушно оказавшись внизу, в цепкой хватке тифлинга, словно маленькая беззащитная пташка, так тщетно пытающаяся вырваться на волю или хотя бы прекратить мучительные игры с хищницей, посягнувшей на ее хрупкое тельце, прижимающей крылышки к земле и не дававшей вырваться. Или хотя бы насладиться тем, что происходит...
Полукровка играла. Играла по своим правилам, развлекалась с добычей, которую потом вольна либо отпустить, либо лишить жизни, забрызгав белоснежные простыни алой кровью. Вот стерва вообще. Простыни же жалко!
Зверь не давала насладиться своими действиями полностью, заставляя девушку то вздрогнуть испуганно от прикосновения острых когтей, то нервно выдохнуть от ласк. Уж сколько раз светловолосая тянулась за желанным поцелуем, желая коснуться своими губами губ тифлинга, но не получала от игривой хищницы ничего. Приходилось лишь в очередной раз давить вздох, полный разочарования, чтобы потом сразу же едва-едва сдержать сладкий стон, который вызывали умелые, надо сказать, ласки со стороны полукровки. Аккуратно запустив в черные волосы Зверицы тонкие пальцы, слегка подрагивающие от все нарастающего возбуждения, Аморе позволила себе прикрыть глаза, чтобы хоть на миг ощутить себя за гранью каких-то людских проблем, полностью отдаваясь удовольствию, тем самым все больше и больше раскрываясь тифлингу.
В какой-то момент ночная гостья северянки, полностью показавшая себя в качестве лидера в этой ситуации, издеваться все-таки прекратила, но вот доводить девушку до смеси негромких и протяжных стонов и частых-частых вдохов не перестала, что не могло не радовать. Непрошеная, нежданная, наглая, Зверица совершенно незаметно для почти потерявшей голову и почти полностью провалившейся в удовольствие Элеоноры спустилась непозволительно, казалось бы, ниже. В любой другой ситуации торговка бы не позволила никому таких откровенных вольностей, но сейчас совсем не смогла сопротивляться, даже больше не сдерживая стонов, ставших громкими и свидетельствовавших о том, что все действия полукровки буквально сводят девушку с ума. Слегка нервно облизывая губы, она зажмурилась, делая тяжелый вздох и откровенно наслаждаясь ласками, что приносил удивительный раздвоенный язычок тифлинга. Тот, находясь внутри девушки, своими движениями, которые умело контролировала зеленокожая хищница, заставлял Эл даже слегка нервно вцепилась в простыни, сжимая те в ладонях, выгибая при этом спину и запрокидывая голову.
Оргазм же, подобно морской волне с венчавшим ее белоснежным гребнем, накрыл северянку буквально с головой; по всему ее телу пробежала крупная дрожь, а все мышцы на миг сократились лишь для того, чтобы прийти в расслабленное состояние. Пьянящий наркотик, все еще остававшийся в крови, привел Элеонору в слегка рассеянно-усталое состояние, но с приятным послевкусием. Это была сладкая усталость, от которой хотелось довольно жмуриться, словно кошка, и отдохнуть. Слова Зверицы Аморе уловила краем уха, приоткрыв глаза и косясь на растянувшуюся рядышком полукровку. Эл не хотелось думать. Не хотелось открывать рот и еле-еле шевелить губами, пытаясь что-то сказать. Но... Надо, наверное? Девушка прикрыла глаза, пытаясь восстановить сбитое дыхание.
- А ты боишься смерти? - прозвучал в повисшей тишине хриплый голос девушки, которая уже кончиками пальцев нащупала елозивший по простыне хвост тифлинга. Хвост тут же подвергся слегка растерянным поглаживаниям и скольжением по своей теплой поверхности пальцами. Аморе улыбнулась: все-таки, он ей безумно нравился. - Спасибо. Ты прямо... мастерица, - какой-то весьма сомнительный комплимент, но уж лучше так, чем совсем оставлять полукровку без словесных благодарностей.

+1

18

[NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA][AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA]
Зверица щурилась, но в прищуренном хищном взгляде не было ничего, что сравнимо с радушностью глаз довольной и сытой кошки, что сейчас лениво дремлет и нежится, свернувшись где-то на подоконнике под лучами солнца. Белый взор был холоден, напоминал своей сияющей остротой лезвия клинков, что готовы впиться в податливую чужую плоть. Тифлинг казалась расслабленной, безмятежно растянулась рядом на кровати, задумчиво повиливала кончиком хвоста и словно бы размышляла, что делать дальше с девушкой, которая окончательно потеряла страх.
Услышав какую-то нелепую благодарность в словах, полукровка недоуменно прянула ухом, будто бы усомнилась в своем слухе: прозвучало это действительно... своеобразно. Фыркнув в ответ, Зверица гибко потянулась, по-кошачьи выгибаясь и поражая своей нечеловеческой пластичностью, в которой сквозило слишком много от урожденного хищника, которому охотиться, убивать и терзать не просто в привычку, а в радость.
- С-смерти? - проворковала тифлинг, свистяще вобрав в себя воздух: и ее запах, и аромат девушки сплелись воедино после страстей. - Конечно, - равнодушно кивнула полукровка. Да, такое отрицать глупо: смерть была таким существом, которое всегда с охотой примет чужую жизнь в дар, протягивая жадные руки. Иногда Зверице казалось, что она пытается откупиться от пристального внимания этого бестелесного чудовища, что следует за кровожадной бестией по следам; убивая много, часто и бессмысленно, тифлинг всё равно считала, что слишком мало знает о Смерти, а потому продолжала ее бояться, быть может как нечто неизбежное и почти что непобедимое. Полукровка восхваляла кровь долгожителей в своих жилах, что породила ее - метиса-изгоя, который всё равно был гораздо живучее любого человека, сильнее и, что главное, с подарком в виде долгих лет жизни. Разумеется, что отсутствие осторожности и готовности отступить в любой момент могли прекратить ее существование - как ножницами оборвать натянутую нить.
- А вот чужой - нет, - блеснула глазами Зверица, ненадолго до того умолкнув, погрузившись в пучину хаоса своей души и вечной боли, что сейчас утихла, но продолжала быть. И что самое гадкое - она никогда не могла понять, почему внутри, в ее душе, всегда так страшно, одиноко и безумно холодно, а темнота сжигает дотла. Исплескивать свои страдания, отбирая чужие жизни, изредка помогало, но это было подобно наркотику, когда ты теряешь границу и меру, желаешь больше и больше, потому что прежняя доза прекращает действовать. Быть может, что однажды тифлинг взбесится подобно пораженному ядом безумия зверю, кидаясь убивать всех подряд и утратив разум; безумствуя, пока чей-то острый клинок не угомонит ее навсегда.
Отмахнувшись в который раз от тяжелых и липких мыслей, в которых не желала путаться как в паутине, полукровка воззрилась на Леору и улыбнулась уголками губ, показав клыки; ей наскучило, что сейчас девушка слишком разнежилась и больше не трепещет за свою жизнь.
- Поиграем в прятки? - хрипло шепнула тифлинг, хлыстнув по кровати хвостом. - Отыщу тебя - убью. Не найду и с-сдамс-ся - живи.
Не было сомнений, что девушка относилась к людской расе, выносливостью и крепостью иных существ похвастать не могла, а магией не владела. Прекрасная игрушка, которая не способна ничего предоставить в ответ, кроме своих попыток схитрить или напротив - слепой покорности судьбе. Зверь скалила зубы, ожидая, когда до опьяненной наркотиком девушки дойдет смысл предложения (а впрочем, кто сказал, что мнение и желание Леоры учитывается), и страх вернется в ее душу.

+1

19

я пытался

Как-то лениво моргнув и снова оглядев Зверицу с головы до кончика хвоста, Элеонора блаженно прикрыла глаза. Слегка опрометчивый поступок, когда рядом с тобой лежит та, кто обладает оружием для убийства, которое не нужно выхватывать из ножен, чтобы использовать по назначению. Тифлингу достаточно было лишь дернуться в сторону девушки, чтобы вцепиться в любую часть обнаженного тела девушки, так расслабленно лежащей рядышком.
Она выслушала ее ответы на свой вопрос. Она их поняла. И, кажется, даже не сомневалась, что полукровка даст именно такие ответы. Зверица не была похожа на ту, кого волновали чужие смерти, напоминая внешне беспощадную убийцу, которую опьяняли запах крови и борьба, которую веселил страх, огромным костром вспыхивающий в душе ее жертв. Ей наверняка доставляло удовольствие преследовать или выслеживать тех, чью жизнь должна оборвать именно она. Но за такой внешней оболочкой часто скрывалась довольно ранимая личность, которая в прошлом многое пережила, что ожесточило ее. Так может, и тифлинг была той, кто пытался теперь дать вечный отпор жестокой реальности? Вот только спрашивать ее об этом Аморе совсем не тянуло - кто знал, как может отреагировать полукровка?
Впрочем, спросить северянке вряд ли бы удалось, потому что явно заскучавшая в такой спокойной обстановке ночная посетительница махнула хвостом, звонко хлестнув им по белой простыне, которую так и не залила кровь выжившей (пока что) торговки. Ее голос, который звучал хрипло и был похож на сотню иголок, что враз кольнули в каком-то одном месте на теле, проникая глубоко под кожу, поведал о том, чем же хочется заняться Зверице. Условия такой импровизированной игры в прятки заставили Элеонору сначала в непонимании открыть глаза и попытаться понять, что сейчас было сказано, а потом в вернувшемся ужасе вздрогнуть. Страх за свою жизнь снова птичкой забился в душе, словно в клетке, пытаясь вырваться наружу, но ему этого не позволили.
Девушка пыталась быстро сообразить, куда прятаться, но в глубине души понимала, что ни одно место не годится - тифлинг найдет ее и выпустит кишки наружу. Элеонора закусила губу чуть ли не до крови; страх потихоньку парализовал не только тело, которое перестало слушаться совсем, но и поток мыслей, совсем останавливая его. В голове медленно, но верно образовывалась пустота, которая предотвращала все попытки как-то додуматься до того, куда же можно было сбежать от вездесущей Зверицы, просто поглощая абсолютно все мысли. "Я же не спрячусь", - промелькнуло в голове Аморе, прежде чем вакуум не без помощи вещества, введенного ей в кровь, полностью заполнил ее голову.
И будто в тумане, опьяненная ужасом за свою жизнь и подчиненная затуманившему  разум наркотику, который лениво плыл по крови, Элеонора перевернулась, захватывая тифлинга в аккуратные объятия, будто та была хрупкой статуэткой, и утыкаясь той носом в шею. С трудом уняв дрожь в руках и в голосе, торговка аккуратно начала:
- Это же неинтересно, не?.. - девушка прикрыла глаза, вдыхая запах, которым была пропитана полукровка с ног до головы. Она пахла жаждой страстей и убийств, и этот запах четко отпечатался в голове северянки. - Ты меня найдешь. В любом случае. Куда бы я ни спряталась, - Эл шумно выдохнула прямо Зверице в шею, все еще не открывая глаза и не до конца веря в свои слова. - Так может, прятаться будешь ты? Уверена, ты знаешь этот дом гораздо лучше меня. Не найду - убивай, все мои внутренности твои...

+1

20

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA] [NIC]Зверица[/NIC] [STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Зверица насмешливо щурилась, повиливая хвостом и продолжая вальяжно разлеживать рядом, с откровенной наглостью скользя взглядом по формам и изгибам девушки, которые уже прекрасно успела изучить наощупь.
- Конечно, - мягко промурлыкала тифлинг, лениво перебирая коготками по белой простыни. - А ты уже, с-стало быть, прямо видишь и грезишь, как я где-то с-сижу в темном углу и даже не дышу, чтобы не выдать с-себя, а ты с-стремительно нес-сешьс-ся прочь по улитце. Верно?
Молниеносно ее рука метнулась вперед, щипнув Леору за обнаженный бок. - Не мечтай.
Полукровка, лениво потянувшись, тонко и хищно улыбнулась, когда теплое дыхание коснулось ее шеи. Она и сама, изогнувшись, ленивыми и несильными прикусываниями клыков прошлась по плечу девушки, скользя по гладкой коже раздвоенным язычком, поднимаясь к ее ушку. Там и замерла, прищурившись и вдыхая запах, который уже неотделимо сплелся в единое целое из двух ароматов. Зверица, встряхнувшая пугающим предложением свою добычу, словно бы не спешила приступать к кровавой игре, которая больше напоминала охоту, выслеживание добычи, чтобы справедливо ее загрызть и утолить свою вечную жажду...
- Ты и так моя, крошшшка, - прошипела тифлинг, внезапно резким движением в очередной раз оказываясь сверху, подминая девушку под собой. Склонилась к ее глазам, небрежно мазнула язычком по губам Леоры, словно бы размышляла, а не побаловаться ли по второму кругу?..
- С-со вс-семи потрохами, - казалось, что белоснежные холодные глаза глядят в самую душу, видят самое сокровенное и тайное, насмехаются над этим. Нет, тифлинг не умела читать мысли, иногда даже по мимике и выражению взгляда не всегда удавалось ей прогадать настроение своего собеседника. Да и нужно ли ей такое?
- Впрочем, - так ничего и не сделав, полукровка откинулась назад, усаживаясь на лежащей Леоре и мягко сжимая ее бока бедрами, - ты можешь как-то... Уговорить не играть с-с тобой.
Честно говоря, пока девушку тифлинг не намеревалась убить, пусть и грозилась, запугивала. Главное назначение этих мероприятий: добавить адреналина и азарта, не дать уснуть обеим. Зверица же не собирается торчать тут всю ночь, а еще она крайне не любит скучать. Хотя, надо отметить, что общество светленькой было весьма занятным, время за ним пролетало. Но - стрельнул ее взгляд в сторону окна - до рассвета еще нескоро, а потом она уйдет, разумеется, еще до первых лучей солнца. Пропадет в начинающей таять темноте так же внезапно, как и появилась, оставив странные и пугающие воспоминания, но наверняка, что чем-то будоражащие.
Зверица поймала себя на мысли, что и не так мучительно, не так безумно у нее внутри сейчас, что опять-таки выступало весомым аргументом не сильно калечить Леору и уж тем более не убивать.

+1

21

Хвала небесам, Зверица хотя бы без гнева отреагировала на такое предложение, хоть оно и оказалось провальным. Эл слегка нервно дрогнула, почувствовав, как касаются ее плеча острые клыки полукровки, как скользит по обнаженной бледной коже язык, как обжигает ее горячее дыхание новой знакомой. Она замерла вместе с тифлингом, когда та подняла голову к ее уху, шумно втягивая в себя воздух, в котором для нее, наверное, витали непередаваемые ароматы, которые девушка при всем желании не смогла бы учуять. Тем временем, сердце Элеоноры трепетало, как птичка: быстро и так оглушительно громко, что казалось, будто бы лежащая рядом Зверица могла не просто почувствовать, но и ясно услышать этот стук.
Но даже лежа в постоянном напряжении и ожидании, что вот сейчас полукровка должна что-то сделать, северянка все равно не успела опомниться, как вновь оказалась подмята тифлингом под себя, лишь протестующе что-то пискнув. И глядя в ее глаза, белые, словно молоко, и холодные, будто колючие снежинки, бьющие в лицо зимней вьюгой, она уже окончательно перестала противиться всему, что могло и еще может с ней случиться. Ее судьба в руках опасной хищницы, которая может враз поменять свое решение и больше не мучить, не оставлять свою игрушку в живых. Зачем? Она найдет сотни таких же. Аморе - одна из этого множества.
Лишь прикрыв глаза, когда Зверь соизволила пройтись раздвоенным язычком по ее губам, блондинка не посмела открыть глаза, чувствуя, как тифлинг садится на ее бедрах, внимательно вслушиваясь в ее хриплый голос и пытаясь найти в ее предложениях какой-то подвох, но увы, такового различить не смогла. А может - Элеонора пошевелилась, открывая голубые глаза и устремляя их взгляд на полукровку, мазнув по ее обнаженным плечам, груди, бедрам - нежданная ночная гостья и не собиралась пока причинять ей вреда?
"Уговорить не играть..." - повторила про себя девушка, слегка прищурившись. Размышлять над тем, чего же хочет тифлинг, долго и не надо было. Она здесь с одной целью - ради удовольствия. Плюс она, вроде как, гостья, а желания гостей надо учитывать... И северянка села, мягко смещая Зверицу со своих бедер чуть ниже, при это слегка приподняв колени, чтобы зафиксировать полукровку в удобном для себя положении. Она подняла на ту, в чьих жилах текла горячая демоническая кровь, взглянув на полукровку с долей какого-то непонятного обожания, а затем все так же мягко прильнула губами к ее губам. Впрочем, мягкость и показушная робость были всего лишь обманом - выяснив, что Зверю такое не по нраву, Эл хоть и не сразу, но сделала поцелуй более глубоким, приправив его разгорающейся страстью и скользнув своим языком в рот сидевшей на ней девушки, игриво проводя его кончиком по острым клыкам. Оставив одну руку придерживать тифлинга за талию, другой же торговка скользнула вверх, пробегаясь пальцами по обнаженной спине, по плечу, погладила волосы и, наконец, добралась до одного из рогов, что венчали голову полукровки, как корона по праву венчает голову королевы. Дотрагиваясь до основания рога, Аморе оторвалась от губ Зверицы, опустив голову и прильнув уже к ее шее, опаляя ту горячим дыханием и покрывая беспорядочными поцелуями, одновременно с этим слегка нажимая и обводя основание рога по кругу.
В какой-то момент, почти добравшись вереницей поцелуев до груди полудемоницы, блондинка позволила себе отстраниться и едва слышно шепнуть:
- Тебя так уговаривать? - поглаживая сидящую на ней девушку по спине, северянка замерла в ожидании ответа, одновременно вдыхая в себя запах кожи тифлинга.

+1

22

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA] [NIC]Зверица[/NIC] [STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
У светловолосой девчонки, говоря теперь предельно открыто, были все шансы выжить. Зверица крайне трепетно относилась к интимным моментам, практически свято их почитая. И обагрить кровью мгновения страсти, отдавая их в дар смерти - высшее кощунство по мнению безумной тифлинга, которую, казалось, в этой жизни от убийства уже ничего не способно остановить, разве что слишком сильное неравенство в силах не в пользу полукровки. Правда, это не отменяло того, что можно убить свою добычу гораздо позднее, когда от тела уже не будет веять ароматной вуалью похоти, когда ничто не связывает, и воспоминания не заставят когтистую руку дрогнуть на пути к еще живому сердцу жертвы.
Но разумеется, что афишировать и откровенно демонстрировать свою миролюбивость (которой, впрочем, не мешает болезненно и до крови куснуть или легонько царапнуть) Зверица не намеревалась. Она властно улыбнулась, демонстрируя хищно острые клыки. Позволила Леоре подняться, подчинившись ее смене положения; ни на секунду белый пристальный взгляд не оставлял без своего внимания девушку, контролируя каждое ее движение, словно полукровка боялась внезапной атаки или не доверяла своей игрушке. Впрочем, почему словно? Так было на самом деле, вышколенная бояться за свою жизнь и ретироваться при первом же намеке на угрозу, Зверица никогда не позволяла невесть кому нырнуть за свою спину и нанести удар исподтишка. Нет, она считает себя слишком ценной, чтобы протянуть ноги от какого-то шального убийцы... Леора, разумеется, напоминала кроткого мышонка, которым игрались кошачьи лапы с пока что спрятанными когтями - опасностью, вроде как, от нее не веет. При всем особом трепете, тифлинг не станет оплакивать того, кто посмел покуситься на нее, нападая первым.
Девушка же тоже очень хотела жить. Полукровка, чувствуя как уступчивая покорность в поцелуе сменяется настойчивой напористостью, мысленно усмехнулась. Она никогда не интересовалась избытком нежности, справедливо опасаясь задохнуться в этом отвратительном наплыве милостей, который мог вызвать только злобу и нарушить собственный принцип оставлять в живых того, с кем проводит ночь... Ну, на какое-то время оставлять в живых.
Леора однозначно уловила намек Зверицы, что для нее самой прозвучал предельно прямолинейно... В конце концов, она пришла ради собственного удовольствия, а не альтруистично ублажать первую встречную, довольствуясь ее томными вздохами, охами и завершающим "спасибо".
Она обнимала девушку в ответ, опоясав их обеим хвостом, словно отделяя своеобразной границей от внешнего мира с его заботами, взглядами и вечной хлопотливой жизнью. Полукровка целовала в ответ с еще большей страстью, будучи по сравнению с Леорой всё так же голодной. Никакого шепота томным голосом, никакого сорвавшегося вместе с блаженным стоном имени того, с кем совместно пьет коктейль пылающей страсти... Только тихое приглушенное рычание, иногда перетекающее в шипение. В этих звуках нет угрозы, но куда лучше слов они служат ответом, что да, ключик светловолосая девушка подобрала к замку верный.
Прикосновение к основанию рогов заставило сладко мир вспыхнуть на короткое мгновение в глазах тифлинга, которая шумно вдохнула, пробуя и в который раз на вкус запах девушки. Время, казалось, движется вперед, но не затрагивает этих двоих, Зверица давно позабыла о необходимости вернуться обратно, в стаю. Правда, еще помнила, что не одинока в этой жизни...
- Идем с-с нами, - неожиданно прошипела она на ухо Леоре. - Идем, я не дам им тебя тронуть... И с-сдохнуть там тебе тоже не позволю...

+1

23

Нет, Эл не ждала от Зверицы ни стонов, ни других звуков, которые издают люди в порыве возбуждения, отдаваясь страсти. Потому что она - не человек, а значит, и о своем удовольствии будет извещать по-своему. Поэтому девушка с каким-то удовольствием вслушалась в не грозное теперь рычание, которое издавала полукровка, с наслаждением вдыхая ее запах и оставляя на коже новые и новые поцелуи. Смакуя моменты, когда тифлинг целовала ее в ответ, Элеонора сладко жмурилась от чувств, переполнявших ее изнутри, изредка сама как-то с хрипотцой втягивала в себя воздух и выдыхала прямо на разгоряченное тело сидевшей на ней девушки.
Возобновив некогда прерванную цепочку поцелуев, северянка-таки добралась до вздымающейся и опускающейся, в соответствии с дыханием Зверицы, груди. Одна из грудей была сжата одной рукой, другая же рука Аморе скользнула по боку к бедру, пока что там и останавливаясь. До самого сладкого она всегда успеет добраться, а пока девушка продолжила баловаться с грудью полудемоницы, то сжимая ее, то осыпая рваными поцелуями, то лаская ртом. Она не знала, сможет ли утолить жажду страсти тифлинга, но торговка хотя бы старалась это сделать, попутно наслаждаясь происходящим и сама.
Только-только Элеонора успела отстраниться от груди полукровки с желанием спуститься еще ниже, к животу, а оттуда уже и к низинам женского тела, как ее ухо обжег разгоряченный шепот, больше напоминающий собой шипение кошки. Предложение Зверицы поставило девушку в тупик, так что та подняла голову, порастеряв свой пыл, и слегка непонимающе заглянула прямо в холодные белые глаза полукровки, которые были похожи на белую пустоту из-за отсутствия зрачков. Она с пару мгновений не решалась что-то произнести, растерянно поглаживая сидящую на ней тифлинга по бедру. Затем северянка все же спросила:
- Куда - с вами? И с кем? - шепот был хриплым, но Аморе откашлялась, чтобы сделать свой голос нормальным. Торговка следом обвела стены дома, словно не решаясь еще один вопрос, который взволновал ее не меньше, чем заставили взбудоражиться остальные. Но все же голос подать вновь девушка решилась: - И... как же я брошу дом? - она вновь взглянула Зверице в глаза, слегка склонив голову набок, при этом легко-легко, почти неощутимо продолжая гладить бедро тифлинга, потихоньку перемещая руку ближе к его внутренней стороне. Ей было жаль прерывать все это действо, но вопросы полукровки оказались слишком... неожиданными, чтобы так их оставить. Элеонора надеялась, что она все же сможет вернуться к тому, что делала только что, бродя взглядом по обнаженному телу полудемоницы, почти что пожирая его взглядом.

+1

24

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA] [NIC]Зверица[/NIC] [STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Зверица ощутила досаду. Этот вечер, который уже давно обернулся ночью, словно бы издевался над ней, раздразнивая до лютого рычания, но не давая желаемого, в последний момент осаживая ее импульсивность. Или это сама Леора измывается, некстати прекращая такие соблазнительные и будоражащие кровь деяния?..
Тифлинг, успевшая прикрыть глаза, недовольно глянула на девушку с плотоядным прищуром, словно намеревалась сделать нечто не самое приятное. Но свое настроение, успевшее перескочить за планку "ниже-среднего" она выразила лишь повиливанием хвоста, стрелка которого снова успела обостриться жалом на короткий промежуток времени - для хищницы было свойственно баловаться таким образом со своим верным оружием. Или правильнее сказать, что с приспособлением для пыток? Ведь даже в полном объеме яд не убивает человека, а всего лишь сводит с ума лютой, всеобъемлющей болью, что лишает понимания происходящего и где звук со светом становятся врагами, добавляющими болезненных ощущений и ослепляя, дезориентируя...
Полукровка даже было сосредоточилась на этой мысли, чтобы отравить девчонку и вдоволь насладиться ее жалобным криком с мольбой прекратить страдания. Но вспыхнувшая было злоба несколько поутихла, когда тифлинг себе напомнила: всё зависит только от нее самой, ее воля решать - дарить мучения или нет.
Пластично подобравшись, коротко напрягая мышцы для быстрого рывка, Зверица в который раз опрокинула девчонку навзничь, бесцеремонно улеглась поверх, прижимаясь грудью. В этот раз, надо думать, полукровка ставила точку в страстях, что произошли между обоими. Пугающая, нечеловеческая рука с острыми когтями, что успела приласкать в этой жизни далеко не одно сердце в буквальном смысле слова, с ленивой небрежностью прошлась остриями по девичьей шее, оставляя едва заметные белые полосы на коже, и лишь один раз мелькнула ароматная для чувствительного обоняния полудемоницы капелька крови, которую Зверица не преминула слизнуть быстрым движением раздвоенного язычка. Но в отличии от настоящих хищников, что ведомы инстинктами и рефлексами, полукровка, пусть и будучи на грани безумия и вышколенная убивать всё, что движется (а что не движется, вестимо, двигать и убивать) всё-таки не потеряла рассудка от пряного запаха металла и соли, пусть и издала утробное рычание.
- Что тебе дадут имена? - прищурилась Зверица. - Ес-сли ты не знаешь меня, то не знаешь и ос-стальных. Но поверь, что о нас-с с-слышали многие. Боятца. Дрожат.
Право, ее даже раздражали столь бестолковые вопросы со стороны Леоры, отчего полукровка даже на мгновение пожалела о таком щедром предложении, что прозвучало едва ли не на уровне признания любви. Что поделать, импульсивность, хаотичность во всем, особенно собственных мыслях, а тут и вовсе яркий пик страсти...
- Дом? - с кашляющим смехом переспросила тифлинг, словно не могла всерьез понять волнений девушки касательно жилплощади. - Дом? - уже просто откровенно хохотала Зверица, блеснув острыми клыками. - С-сожги. Продай. Прос-сто ос-ставь. Что тебе дом?

+1

25

Снова оказавшись поваленной на постель, Эл уже даже не удивилась, просто слегка расстроилась, что это опять произошло. В любом случае, отступать уже было некуда. Очередную "ласку" со стороны тифлинга с использованием ее коготков девушка приняла более-менее спокойно, лишь слегка вздрогнув, будучи оцарапанной одним из когтей, но не произнеся ни слова. Когда же Зверица глухо, но все-таки зарычала, северянка лишь внимательней взглянула ей в лицо, пытаясь приметить хоть какие-то эмоции, но увы, не смогла увидеть абсолютно ничего.
Ее вопросы казались вполне логичными. Что дадут имена тех, кого ты, по всей видимости, никогда не видела? А если они такие же, как новая знакомая - одержимые кровью и желанием убивать все, что движется, - то стоило ли вообще давать согласие? Правда, в глубине души Элеонора понимала, что от ее согласия или несогласия ничего не изменится. Полукровка, что была сильней торговки во многие разы, может просто оглушить последнюю и утащить ее в самые дебри мира, который по уши увяз в насилии, похоти и спонтанных желаниях - в общество убийц, воров и всех им подобных. Все-таки, как ни крути, а Аморе все еще была своеобразной "добычей" Зверицы, а хищник волен делать с добычей все, что ему заблагорассудится.
Услышав откровенный смех со стороны тифлинга на свой вопрос о доме, блондинка ощутимо дрогнула. "Что тебе дом?" - от этого вопроса из уст неумолимой и беспощадной полукровки по телу предательски шла дрожь. Элеонора сомневалась, что сможет ответить честно, высказав все, что у нее на душе по этому поводу. Конечно, той, кого все боятся и, возможно, за которой периодически устраивают абсолютно бесполезную охоту, кто хочет оставаться в тени, восхваляя царицу Ночь, не нужно место, куда можно было бы вернуться и где можно было бы забыться, отгораживаясь от реального мира. Той, кто считает весь мир своим домом, не нужно ничего подобного.
"А мне разве нужно?" - внезапно спросила себя Эл, обводя спальню глазами, на миг оторвавшись от созерцания нависшей над ней Зверицы. Истина слов полудемоницы дошла до нее, больно вдарив в мозг волной осознания. Дом... Что ей дом, когда она несколько лет привыкла считать своей крышей небо, а стенами - бесконечные леса? А нахождение в помещении давило на голову, на сознание, на тело, привыкшее к бесконечным странствиям по миру. Именно в эту секунду девушка поняла, что внутри нее пылает желание поскорее вскочить в седло и уехать... Но, получается, что она все это время обманывала себя мыслями, что с мыслями о том, что у нее есть дом, станет легче?
От этих мыслей на душе стало противно и горько. С мелькнувшим в глазах отвращением Элеонора снова устремила взгляд на возлежавшую на ней Зверицу. Из ее груди вырвался вздох, но не более того; заговорить она решилась лишь после минуты молчания.
- Да, ты... права. Права, - словно пробуя это слово на вкус, северянка чуть прищурилась, не отрывая взгляда от белоснежных глаз полукровки. - Я его продам... - голос Аморе дрогнул, и она затихла, обдумывая все еще раз.

+1

26

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA] [NIC]Зверица[/NIC] [STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Зверица же растянулась рядом, уставившись в потолок белыми глазищами. Поигравшись с Леорой, позволив той пометаться вволю между блаженством и исступлением страхом потери жизни, сейчас хищная полудемоница как-то расслабилась, лениво позволяя себе обратить внимание на мысли, которые напоминали ошейник с острыми шипами внутри - никак не избавиться от удушливой, впивающейся боли, только хозяин, одаривший таким отвратным даром, имел власть подарить освобождение. Тифлинг напомнила себе, что скоро будет вынуждена вернуться к своим, иначе поводок свободы в ее банде укоротится вдвое. Неволю полукровка ненавидела, но с неприязнью была вынуждена соглашаться, что отдельные меры были не сколько капризом и ревностью главаря, сколько заботой о целостности ее шкуры. И только потому со скрипом позволяла собой руководить больше положенного...
Забавно, сколько раз ей доводилось бывать в этом доме, сколько маленьких и грязных секретов таится в его стенах, о которых белокурая даже не могла себе вообразить. Полудемоница украдкой повернула голову в сторону Леоры, насмешливо прищурившись. Та словно впала в тяжелые размышления, и пожелай хвостатая плутовка окликнуть ее по имени, та наверняка среагировала бы далеко не сразу.
Зверица молчала, смерила взглядом свою соседку по кровати и вернула взор обратно на потолок, словно тот был расписан редкими фресками, а сама тифлинг являлась особой ценительницей искусства; настолько глаза глядели серьезно, строго и почему-то отрешенно.
Молчание затягивалось, но полукровка не спешила нарушить его первой, наслаждаясь установившейся тишиной, которая от полной отличалось лишь обоюдным дыханием живых существ, стуком их сердец и какого-то шороха на чердаке - видимо, мышиной возни.
Зверица вздрогнула, когда Леора заговорила. Повернувшись на бок и пристально вперившись взглядом в глаза девушки, тифлинг молча выслушивала ее ропот, выглядя сейчас какой-то уставшей, равнодушной. И не поверить, что еще несколько мгновений назад это была ровно змея - подвижно пластичная и гибкая, с пронзительным хищным прямолинейным взором и прикосновениями, от которых одновременно хотелось и кинуться прочь, и чтобы они не прекращались ни на мгновение.
- Продать можно, - насмешливо проговорила полукровка, словно это не она пару минут предложила такое решение. - Но не в твоих интерес-сах. Ес-сть тут кое-что любопытное. Не верю, что Тайя убрала вс-се с-следы в с-своем с-стремительном побеге. Идем. Это внизу.
Зверица лениво потянулась, прежде чем спустить ноги на пол. Ухмыльнувшись и вильнув хвостом, она поднялась и легкой тихой походкой вышла из комнаты как была - полностью нагая. Свет ее глазам был не нужен. На пороге полукровка остановилась и недовольно глянула.
- Ты идешь или тебе ос-собое приглашение нужно?

+1

27

На некоторое время Зверица скинула с себя эту маску гнева, озлобленности на весь мир и желания получить все, что только захочется. Пока Эл говорила, она смотрела ей прямо в глаза - на секунду будто бы дыхнуло морозным ветром от белоснежных глаз - и молчала. А блондинка, лежа рядом, украдкой думала, что вот оно, ее настоящее лицо - подлинное равнодушие, присущее той, кто видел в жизни уже так много, которую уже, казалось, ничем не удивить. Тифлинг очевидно знала себе цену и знала, как удовлетворить все свои потребности... Да мало ли чего она еще могла знать?
Краем глаза Элеонора позволила себе еще раз оглядеть обнаженную полудемоницу, скользя взглядом по изгибам пластичного тела. На какой-то миг ей захотелось прикрыть глаза и зарыться носом в темные волосы Зверицы, мягко и ненавязчиво к ней прижаться и провалиться в объятия сна, но увы, реальность слишком жестока - за такое торговке точно не жить, а ее органы рискуют оказаться не внутри нее, а снаружи. Да и простыни белые жалко, вряд ли полукровка будет церемониться или стараться вырвать девичье сердечко из груди так, чтобы не запачкать ничего.
Из раздумий блондинку вывел голос гостящей в ее доме и на ее кровати опасной хищницы. Она говорила как ей и присуще - с неприкрытой насмешкой, но тоном, не терпящим возражений. Когда речь зашла о "чем-то любопытном", Аморе заинтересованно глянула на тифлинга, прищурив глаза и словно раздумывая, а не придумывает ли та что-то на ходу, но быстро отсекла эти мысли. Если они с Тайей были неоднозначно близки, значит, полукровка достаточно побывала в этом доме, чтобы узнать кое-какие его секреты и грязные тайны. И раз она хочет поделиться этими знаниями...
Особого приглашения девушке не требовалось. Эл села на постели и, коснувшись ногами прохладного пола, встала, набрасывая на обнаженное тело халатик, заботливо кинутый на стул подле кровати. Ограничившись лишь этим - завязывать та-ак долго - и не став больше медлить, торговка покорно направилась следом за Зверицей, позволяя ей направлять ее, вести по ставшему внезапно таким чужим и незнакомым дому, молчаливо дав добро на раскрытие тех секретов, о которых тифлинг сама решит ей рассказать.

+1

28

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA][NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Этот дом таил действительно много маленьких, грязных и далеких от чистоты перед законом секретиков. И уж конечно, что к этому была приложена рука Зверицы, которая пользовалась слабохарактерностью прежней хозяйки, заставив и обустроить особым образом пару помещений, создать пару тайников и пару раз по вынуждению участвовать в развлечениях безумной полукровки, которая попутно и сделала любовницей Тайю, считая, что таким образом оказала ей честь.
Леора двигалась следом: безропотно и молча, накинув на обнаженное тело халат, который едва ли скрывал все прелести фигуры. Замершая в дверях тифлинг смерила ее собственническим взглядом, самодовольно ухмыльнулась, облизнулась и выскользнула в коридор, напрочь позабыв, что одна тут видит в темноте.
С того момента она больше не оборачивалась, не вслушивалась в шаги и не ждала, уверенно ведя в сторону кухни, что располагалась на первом этаже. Бесшумной тенью юркнув в помещение, полукровка порывисто отодвинула в сторону стол, сорвала с пола ковер, что располагался под его ножками и подцепила когтями крышку люка, умело замаскированного под древесное покрытие и практически не выделялся на фоне.
Выдохнув, Зверица распахнула тайник и закашлялась, отшатнувшись, когда из черной дыры отчетливо повеяло падалью: у полукровки даже заслезились глаза от подобного, а ее обостренное в сравнении с людским обоняние оказалось на какое-то мгновение парализовано, выдав дезориентацию.
Фыркая и слепо мотая рогатой головой, тифлинг все-таки сумела добраться до окна, распахивая его, чтобы впустить в дом свежий воздух - ей, честно говоря, было плевать, что могут подумать те, кто учует ароматы с улицы.
- Вот оно как, - наконец проговорила полукровка, лишь сейчас направляя прищуренный взгляд слезящихся глаз в сторону дверного проема. - Она вс-се же не выпус-стила девчонку, хотя та даже с-с теми ранами могла бы еще выжить.
Зверице не было нужды заглядывать в переделанный под пыточную или вроде того погреб, крышка которого была уплотнена и обита, лишь бы не пропускать ни звуки, ни запахи. Кровожадно усмехнувшись, тифлинг с хлопком закрыла люк, небрежно отряхивая ладони, словно измарала их.
- И долго ты живешь тут рядом с-с мертвой? - насмешливо поинтересовалась полукровка. - Ничего не с-слышала, нет? Наверное, подобная с-смерть так с-страшна, когда надрываешь глотку от крика, но с-спас-сения нет.
Смрад еще мутным туманом висел в комнате, не спешил окончательно покинуть стены комнаты. Зверица же задумчиво уставилась в окно, где уже начинало светлеть: пока совсем немного, едва заметно, но чаша весов начинала склоняться в сторону приближения рассвета, оставляя ночь позади.
- Ес-сли продашь, - проговорила тифлинг, с неудовольствием понимая, что близится час ее ухода, - то можешь получить много претензий с-со с-стороны тех, кто обнаружит такую мелочь.
Тут она осознала, глянув снова на Леору и ее одеяние, что сама-то является абсолютно нагой.
- У тебя ес-сть нормальная одежда? - невозмутимо поинтересовалась полукровка, прикинув, что разница в размере будет нестрашна. - Нормальная, а не вс-сякие платья. Штаны и кофта.

+1

29

Куда она шла, зачем, что хотела показать - вопросы, которые на первое время остались без ответа. Да и стоило ли спрашивать, получила бы Эл ответы на них раньше времени? Что-то ей подсказывало, что нет. Наверное, логика. Да, скорее всего, именно она.
Зверица же не оборачивалась, уверенно и неслышно скользя по коридорам и лестнице. У Элеоноры внутри поселилось чувство, что она вообще ничего об этом доме не знает, чего нельзя сказать о тифлинге, которая передвигалась по помещениям с завидной целеустремленностью, да еще и умудряясь ни на что не наткнуться в темноте. Девушке же приходилось следовать за гостьей (хотя гостьей Аморе сейчас ощущала себя), передвигаясь по дому на ощупь, и, увы, не обошлось и без незначительных ушибов. На лестнице же северянка вообще от полукровки отстала; та ускакала вперед, аки горный козлик, а торговка, ругаясь про себя, поползла по лестнице, стараясь не упасть и не сильно уж пародировать недееспособную улитку. По лестнице все-таки получилось спуститься, не расквасив себе нос и не сломав позвоночник посредством падения вниз, и на первом этаже блондинка почувствовала себя более уверенно, чем еще полминуты назад чувствовала себя, судорожно цепляясь за перила.
Шум из кухни дал понять, что тифлинг там и занята чем-то, хозяйничает, так сказать; Элеоноре ничего не осталось, как проследовать туда. Но едва она сунулась в помещение, как ей в нос ударил жуткий, зловонный запах разложения, падали, гнили, ну как это еще можно описать? Оторопев на пару мгновений, девушка резко рванулась назад в коридор, в неподдельном ужасе закрывая нос тыльной стороной ладони. Зверицу это, кажется, тоже не порадовало - рогатая, судя по звукам, металась по кухне некоторое время, а затем открыла окно. О, свежего воздуха сейчас глотнула бы и торговка, если бы была достаточно смела для того, чтобы выбежать из дома в одном лишь распахнутом халате. Едва-едва справляясь с тошнотой, стараясь не дышать и вытирая проступившие на глазах слезы от зловония, Аморе пересилила себя и шагнула к кухне, останавливаясь в дверном проеме. Вовремя, потому что полукровка, стоя у окна, начала говорить.
- Вот оно как. Она вс-се же не выпус-стила девчонку, хотя та даже с-с теми ранами могла бы еще выжить.
"Дев... Девчонку? Она ее что, пытала?" От потока новой информации вкупе со смрадом, которым разило из раскрытой открытой крышки люка, ведущего хрен знает куда ("Я не думаю, что хочу это знать"), начинала кружиться голова; блондинка прислонилась к дверному косяку плечом и, все еще не в силах сказать ни слова, прикрыла глаза. Последующие слова тифлинга, где она даже не пыталась прятать насмешку, она слышала словно сквозь вату и так же не отвечала ей. Эл стало... Страшно. Страшно не от того, что под ее кухней покоился труп, а от того, что этот дом утаил от нее еще множество грязных секретов, которые, может, были еще даже хуже этого. Она вдруг ощутила себя заплутавшей путницей, нашедшей ночлег, гостьей в доме, который вроде как принадлежал ей.
- Ес-сли продашь, то можешь получить много претензий с-со с-стороны тех, кто обнаружит такую мелочь.
Ну, она хотя бы закрыла люк, может, запах станет как-то терпимее и его будет меньше. Вновь распахнув глаза, девчонка коротко взглянула на Зверицу, едва заметно мотнув головой. Вариант о продаже этого дома отпадал чуть больше, чем целиком и полностью. А что с ним тогда делать? "Сжечь? Буду сидеть на крыше дома напротив и смотреть, как горят мои деньги..." - попытки шутить были попытками спастись от реальности. А полукровка, кажется, и вовсе собралась уходить, оставляя Эл наедине с открытием и с мыслями о том, куда теперь девать этот дом.
- У тебя ес-сть нормальная одежда? Нормальная, а не вс-сякие платья. Штаны и кофта.
- У меня их вообще нет, - после почти минутной паузы ответила ей Аморе. Затем она будто бы недовольно поморщилась, глухо добавив: - Ну, платьев, в смысле. Штаны с кофтой есть... Наверху, подожди... - скользнув в темноту коридора, которую в скором времени должен был разрезать рассвет, Эл быстро удалилась на верхний этаж и лишь в спальне смогла нормально вздохнуть, чувствуя себя в сомнительной, но безопасности. Словно полусонная, она подплыла к шкафу, открывая его; глаза ее затуманили раздумья, одежду для своей гостьи она искала вслепую, на ощупь перебирая небольшую стопку вещей. Выудив же оттуда то, что и требовала Зверица, девушка все в таком же состоянии поплелась опять-таки вниз. Ей стоило больших трудов пересилить себя и войти на кухню, а еще больших усилий потребовалось для того, чтобы не уткнуться в эти самые вещи в своих руках лицом, лишь бы не ощущать царившую в комнате вонь. - Держи.

+1

30

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA][NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Какое хрупкое, неполноценное и жалкое явление это людское племя. Как вышло так, что именно они распространились по всему миру, оказываясь одной из многочисленных рас? Тифлинг считала, что лучшей роли, нежели кормовой скот для всех остальных - оборотней, вампиров, драконов и им подобным - этот народ не заслуживает. Слабые, глупые, так ничтожно мало живущие... И эти рабы по своей сути смеют как-то унижать полукровок, чей родитель - сам демон, отдавший половину своей темной крови потомку!
Зверица ощутила всполох ненависти по отношению к девчонке, которая еле плелась позади, слепым котенком натыкалась на предметы и просто требовала своей жалкостью поводыря. Конечно, что никто Леору под ручку не будет вести, услужливо предупреждая о неожиданно возникающих из темноты препятствий. Полукровка лишь терпеливо ждала, раздраженно повиливая хвостом.

И потом, после пугающего афиширования одной из тайн треклятого дома, оставшись наедине с собой, нагая Зверица подперла спиной стенку, выжидая возвращения девчонки - следовать за ней тифлинг не стала, погружаясь в мысли. Нелепо и невесть почему ей вспомнилось сравнение зеленого цвета, которым в обилии могла похвастать ее кожа, с цветом жизни: мол, растительность таковой расцветки, а уж без растительности и никак не выжить - будут мертвые пустоши, полные тоски и забвения.
Какая ирония, - уголками губ улыбалась прикрывшая веки тифлинг, - что я смерть, а не жизнь.
Многие могли бы поспорить с таким высокомерным мнением о себе, потому что в настоящем хаотичном бою полукровка не прожила бы и нескольких десятков секунд, оказываясь порванной на клочья. Но с каким садитским наслаждением она исторгала свои злобу, ненависть и боль на беззащитных или заведомо слабых!..
Издав глухой, клокочущий в горле рык, Зверица яростно мотнула головой, изгоняя наваждение и слепую жажду терзать что угодно, лишь бы приносить разрушение.

- Тебя за с-смертью только пос-сылать, - холодно и грубо сообщила тифлинг девушке, резко отбирая у той принесенную одежду и начиная облачаться; Леоре повезло, что полукровке было совершенно наплевать на цветовую гамму тряпок, волновал лишь размер, и с ним светловолосая жертва обстоятельств сумела угадать. Полудемоница бы и голой спокойно могла ходить, но общество вокруг такой самоуверенный жест не оценит, а грязь очень быстро сделает Зверицу похожей на дроу цветом кожи.
Открытое окно неспешно, но верно разгоняло смрад разложения, хотя нельзя сказать, что и на улице царил свежий, экологический чистый воздух, которым приятно дышать. Тифлинг замерла, рассматривая робкий рассвет. Ей давно было пора уходить по-хорошему, чтобы не получить от лидера по рогам. Или не подставлять своих на поиски, в ходе которых можно попасться.
- Мне нужно уходить, - терпеливо, будто говорила с очень бестолковым созданием, проговорила Зверица. - Тебя не возьму с-с с-собой с-сейчас-с, потому что идти буду быс-стро и, думаю, по крышам. Но я зайду за тобой в с-следующую ночь. С-считай, - белые глаза пронзительно глянули на лицо Леоры, - что позволяю тебе с-собрать вещи. Но много не бери, я твое барахло тащить на с-себе не намереваюс-сь.
С этими напутствиями тифлинг подошла к девушке, рукой требовательно к себе притянула в грубом, собственническом поцелуе в губы и вышла с кухни, помня, что оставила свой плащ где-то в комнате на верхних этажах. И уж двигалась в темноте хищница неуловимо быстро, поднявшись по лестнице. Закутавшись в черную ткань, она через всё то же окно выскользнула наружу, не собираясь кому-то попасться на глаза.
А завтра тифлинг придет снова.

+1

31

- Тебя за с-смертью только пос-сылать.
- Ага, - легко согласилась все еще не отошедшая от шока Элеонора, даже не предпринимая никаких попыток спорить с тифлингом. Во-первых, опять же, она все еще была немного не в себе после увиденного, а во-вторых, может быть, Зверица была права - девушка не засекала время, которое потребовалось ей, чтобы дойти до шкафа, взять оттуда интересующую полукровку одежду и вернуться обратно, а если учесть, что сосредоточиться на чем-то после немаленького ошеломления ей было трудно, то весь этот путь до верха и назад словно в тумане мог затянуться... Надолго.
Девчонка молча наблюдала за тем, как стоявшая перед ней тифлинг надевает одежду: натягивает белую рубашку, темные штаны. Она не сомневалась, что дерзкая несносная Зверица может обойтись вообще без одежды, но не делала она этого только по ей известным причинам. Да и приняло бы общество разгуливающую по улицам нагую полудемоницу? Нет. Скорее всего, нет. Но едва гостья начала говорить, терпеливо, медленно, обращаясь к Аморе словно к маленькому ребенку, который мало чего понимает, девушка подняла на нее взгляд. Голубые глаза блондинки были затуманены раздумьями, но она заставила себя немножко приостановить мыслительный процесс, дабы выслушать то, что хочет ей сказать Зверица. При словах, что та сейчас никуда ее с собой не возьмет, северянка дрогнула, глупо пару раз поморгав. Она и думать забыла, что была удостоена чести быть приглашенной следовать за полукровкой и ее... бандой? Ну а сейчас, несмотря на то, что ответа, ни положительного, ни отрицательного, Элеонора на это приглашение не давала, все сводилось к тому, что торговка пойдет и точка. Никаких отказов. Да и разве можно было отказать этой очаровательной рогатой девушке, которая, в случае подбора в разговоре неверных слов, разорвет тебе горло, а твои кишки намотает себе на шею вместо бус, аки светская красавица?
"Она придет ночью..." - пронесся в голове отголосок речи тифлинга; Эл едва заметно дрогнула, не показывая нарастающего волнения. И страха. Поцелуй, оказавшийся грубым и ставящим точку во всяких между ними нежностях, девчонка приняла смиренно, не сопротивляясь, позволяя рогатой делать то, что она пожелает. Пусть. Только бы она поскорее ушла, унеся за собой воспоминания об этой ночи, которые пугающим туманом витали в воздухе. И Зверица все-таки тенью рванулась в коридор, оставив уже откровенно дрожащую девушку стоять посреди кухни, раз за разом вдыхая смрад давно разложившейся плоти.
Ее окутал страх, сковывая движения, вызывая предательскую дрожь по всему телу. Она познала то, какой безжалостной и хладнокровной может быть эта полукровка, и теперь в голове блондинки крутился вопрос: а что же она может сделать с ней? Не слишком ли опасно будет подвергать свою жизнь постоянному нахождению в таком обществе, идти за ней в качестве домашнего питомца без собственной воли и желаний? Всю жизнь сидеть на коротком поводке... у убийцы.
"Нет. Видят творцы, не бывать этому"
В сонной утренней тишине дома, наконец, раздались шаги - Аморе взлетела на второй этаж по лестнице с пугающей для нее скоростью, метнулась в спальню, не обращая внимания на разметавшиеся полы халата. Ее движениями руководил все тот же самый страх, животный страх за собственную шкуру, и нежелание и далее оставаться в доме, полном кровавых тайн. Она собиралась в спешке, в суматохе, кидая все вещи в одну сумку и даже не удосуживаясь их сложить так, чтобы те меньше помялись. Сердце бешено билось, норовя выпрыгнуть из груди; в краткие сроки Элеонора собралась и переоделась, приведя себя в порядок, а затем все так же быстро спустилась вниз. Плащ она надевала уже на улице, с третьей попытки накинув на голову капюшон, а дом так и вообще еле как закрыла - руки дрожали, ключ в замок не попадал. Зачем закрывала? А хрен знает. Но после этого ключик от злополучного места был успешно выкинут.

Сонный город из окон домов наблюдает за тем, как пустые улицы бороздит одинокая девчачья фигурка; как девчонка, испуганная, побледневшая, берет коня и вскакивает тому на спину. Конь гарцует, ржет и бьет копытом, стук подкованного копыта глухим эхом отскакивает от стен домов и разносится по городу; блондинка бьет жеребца по бокам, посылая того вперед галопом, в спешке покидая Ариман. Город провожает ее нагнетающим молчанием, покорно оставляя все свои секреты гнить и дальше. До следующего раза.

+1

32

[AVA]http://cs624428.vk.me/v624428219/29e3b/oMobQjRIHFg.jpg[/AVA][NIC]Зверица[/NIC][STA]Слишком много крови не бывает...[/STA]
Льстивые, ведомые эмоциями обещания и слова Зверица нередко бросала легко, не задумываясь о последствиях и чужих ожиданиях, так же легко и забывая об однажды сказанном, однако даже после ухода из любезного дома, где зеленая как молодая листва девчонка, наполовину принадлежащая к племени демонов, коротала не один раз ночи, полукровка помнила о светловолосой девушке, запах и вкус которой всё еще ощущался обостренным хищным восприятием, вызывая то приглушенное рычание, то насмешливую, отчасти даже мечтательную почти улыбку на тонких губах.
Бесшумной и скрывающийся тенью, словно беззащитный в дневное солнечное время призрак, смертельно опасная и безумная Зверица возвращалась обратно к хозяину, который вышколил подчиняться и всегда приходить назад, служа верой и правдой. Непокорный нрав полукровки отчасти проявлялся в отношениях с главарем, однако тифлинг предпочитала не пересекать границы безнаказанности. И пусть язвительным тоном, цедя слова сквозь зубы, но она отчитывалась о своих похождениях ему, как перед матушкой. Не преминула девчонка похвастать и своим приобретением, за который отправится на следующую ночь, демонстративно проигнорировав недовольство своего вожака.

И Зверица действительно вернулась, едва ранние сумерки нахлынули на город. Ей не терпелось заполучить игрушку в свои руки, подчеркнуть право собственности и горделиво задирать нос перед банкой, никого не подпуская к своей живой вещи. Предвкушая вторую теплую встречу, тифлинг плотоядно облизывали губы змеиным язычком и подрагивала от обилия эмоций внутри. Кроме того, эта светловолосая станет славной подругой полукровке, и ей можно будет многое показать и рассказать. Зверица уже украдкой мечтала, как научит ее пытать свою жертву кроваво, безумно и жестоко, но не позволять ниточке жизни оборваться. А если эта дивная куколка погибнет, то полукровка обязательно отомстит убийцам и сотворит для усопшей костяную усыпальницу из останков врагов.
Тифлинг не один раз рисковала попасться на глаза лишним свидетелям и просто сходила с ума от нетерпения и вынужденной необходимости сдерживать свою поступь, а не нестись словно ломовая лошадь вперед, к дому Тайи. Ха, та дурочка за весь период знакомства не удостоилась такого предложения, а Леора... Чем-то она зацепила Зверицу, а та привыкла получать желаемое и упиваться наслаждением вволю.
Вот наконец-то она на месте, меньше секунды требуется, что проворной куницей добраться до нужного окна и проникнуть в недра комнаты, еще не чувствуя пустоты нежилого дома.
Тифлинг скользила беззвучно по каждому помещению, упрямо пытаясь отыскать девушку, хотя глаза не могли лгать: вещей не было, видно, что сборы проходили в панике, и в доме никого нет. Осознав, что ее не просто провели, но фактически предали, Зверица не сдержалась не просто от рыка, но лютого воя, вливая в него обиду и злобу.
Долго тосковать волком-одиночкой было опасно, потому что девка могла науськать сюда стражу, и тифлинг понимала это слишком хорошо. Рыча, бешено мечась хвостом из сторону в сторону, Зверица заставила память полноценно запечатлеть образ беглянки, чтобы однажды расквитаться при встрече.
Однажды.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Скелет в шкафу