http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Два охотника - две жертвы


Два охотника - две жертвы

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://img.gfx.no/1317/1317362/online-100913-ca06-1380708407.jpg
Участники: Элеонора Аморе; Дарэл
Временной промежуток: примерно пол года назад; поздняя осень.
Место: Тарк - небольшой городок на пол пути из Леммина в Хенеранг.
Улицы плохо освещены. Из по земли и из стен по всюду торчат какие то трубы и непонятные механизмы - сказывается близость к городу гномов. Холодные осенние ночи, наполнены движением в темных переулках.  Местные жители подозрительны и недоверчивы. Приезжие дерганые и злые. Городская стража появляется редко и старается побыстрее вернуться к себе на пост, под охрану стен и защитных заклинаний. Рай для преступников всех мастей.
Сюжет: С оной стороны - молодая девушка, вроде как порядочная торговка, а вроде и неплохой наемный убийца. С другой стороны - молодой парень, вроде как неплохой фокусник, а вроде какая то нежить. С одной стороны - заказ на голову слишком удачливого в карты фокусника. С другой стороны - жажда, что страшнее любых пыток. С одной стороны - стиль жизни. С другой стороны - вопрос выживания. Так что же победит? Жажда наживы или жажда жизни?

0

2

Холодный осенний ветер со злобой швырнул порыв такого же чуть ли не ледяного воздуха в лицо, растрепав при этом полы черного плаща. Плащ с капюшоном служил не столько для того, чтобы уберечь свою хозяйку от дождя, а был банальным дополнением образа и позволял оставаться инкогнито в толпе и даже ночью. У него не было рукавов, но он ничуть не хуже прикрывал тело и спереди, скрывая от любопытных глаз то, о чем никто не обязан быть в курсе. Темная свободная рубашка, кожаный нагрудник - легкая броня могла выручить в нежелательной ситуации, хоть и не защитила бы от серьезных повреждений; облегающие штаны и высокие сапоги позволяли не только с комфортом передвигаться верхом, но и пробежаться от заварушки на своих двоих, пока не появится возможность где-то переждать опасность. Только поможет ли это Элеоноре сегодня, в темном и неприветливом Тарке?
Отчетливая бледность ее кожи и светлые волосы выделяли девушку из темной толпы ничуть не меньше всегда спокойного поведения. На грубость грубостью в ответ северянка не отвечала, на откровенные и ужасные по качеству заигрывания в таверне не реагировала вообще, гоняя по бокалу на длинной ножке темно-красное вино. Но внешность Эл несомненно выделяла ее из толпы, это было словно яркое пятно среди темноты. И, конечно, это девушке было не на руку. Если идти на задание, то так, чтобы это было незаметно, а тут как-то не совсем незаметно получалось. Приходилось постоянно носить капюшон и жаться в темные углы, чтобы хоть как-то и хоть что-то узнать про свою новую цель.
На этот раз наемной убийце под прикрытием заказали одного ну уж слишком удачливого игрока в карты. Заказчик был в ярости, проклинал бедного мужчину как только можно, чуть ли не слезно просил поиздеваться над этим самым игроком в карты перед смертью, но Элеонора лишь покрутила пальцем у виска. Она и так, судя по всему, меньше мужчины, а по логике еще и слабее. Как она над ним там издеваться должна? В общем, от этой прихоти заказчика пришлось вежливо отказаться, договорились просто на убийство. Это Эл было не впервой, зарабатывать на жизнь надо было, а каким путем - уже личное дело Аморе.
Девушка шла по улице, наскоро кутавшейся в сумрак осеннего вечера, осматриваясь по сторонам и пряча лицо в тени капюшона. Ей не нравился мрачный Тарк и подозрительные механизмы, торчавшие то тут, то там. Элеонора вздохнула, когда ее в очередной раз весьма грубо пихнули в плечо, но ничего не  сказала. Нервничать сейчас не хотелось, это скажется потом в движениях, от которых зависел успех заказа. Рано занесешь руку, поздно выпустишь клинок, не туда ударишь... И все. А драпать из города ночью как-то не хотелось, ведь мало ли, что может подстерегать нерадивого путника на дороге.
Северянка дрогнула, когда рядом что-то громыхнуло, но справилась с желанием пуститься бегом по улице до ближайшего здания со светом в окнах. Она шагала по улице Тарка, глядя на людей. Городок был небольшой, поэтому нескольких дней хватило, чтобы немного узнать о своей новой жертве. Его звали Дарэл и был он, как оказалось, фокусником, что несомненно повеселило Аморе. Теперь девушке стало понятно, как мужчина умудрился выиграть у ее заказчика в карты: ловкость рук, ничего необычного. Будучи под прикрытием и торгуя на местном рынке, Элеонора поспрашивала местных жителей о фокуснике, будто бы невзначай. Люди здесь хоть и были на особо разговорчивы, но все-таки отвечали, и из этих сведений у наемной убийцы получилось узнать, где чаще всего видели Дарэла. Впрочем, этого было достаточно, там уже само все склеится: найти, пойти следом, убить. Хотя с последним пунктом могли быть явные проблемы. Элеонору всегда волновало то, как же убить того, кто сильнее тебя, но обычно все складывалось удачно, поэтому и сейчас девушка полагалась только на удачу. А следовало бы?
Мурлыча себе под нос что-то успокаивающее, Аморе вскоре отделилась от толпы, срезая путь до следующей улочки по переулку, полностью увязшему не только в осенней грязи, но и в вязкой темноте. Выйдя же на нужную улицу, девушка остановилась подле стены одного из домов, опираясь о нее плечом. Она искала глазами нужный ей силуэт, надеясь, что сегодня Дарэл покинет свое место обитания и потащится на улицу этого ужасного города.

+1

3

Солнце опустилось за горизонт. Лучи света, в последний раз лизнув крыши домов, растворились в сгущающемся мраке. И в тот же момент, как уже длинная осеняя ночь вступила в свои права в северном городе Тарк, в подвале одного из заброшенных складов, зажглись два маленьких огонька. Они медленно, синхронно сдвинулись влево, затем вправо, и вновь вернулись на исходную позицию, быстро рванулись вверх и вперед, оставляя в темноте иллюзию светящейся красным дорожки.
-У тебя глаза светятся. - прозвучал в голове тихий и как буд-то бы  детский голос.
- Не удивительно. - последовал ворчаливый ответ. Голос явно принадлежал мужчине.
- Хреново выглядишь.
- И вновь не удивила. - красные огоньки стали медленно тускнеть, и в конце концов помещение вновь погрузилось в абсолютный мрак.
-Тебе нужно лучше питаться.
-Знаю.
- Раз знаешь, так чего же?
- Этот город. Он слишком мал. Сложно найти хорошую пищу, за которую никто не хватится.
- Самообман. Ты ленив в последнее время - в этом причина.
- Возможно.
На некоторое время воцарилась тишина.
- Чего расселся? Всю ночь решил тут провести? Ты так и вовсе высохнешь.
- Мне кажется, или ты вдруг начала обо мне заботится?
- Видимо мы слишком привыкли друг к другу.
- Видимо.... И наверное даже слишком.
И вновь всепоглощающая тишина, внутри всепроникающего мрака.
- Пойдем.
Шелест одежды. Легкое дуновение вызванное движением. Скрип досок. Глухие шаги.
-Забыл.
-Что? ... Ах да. - что-то зашуршало. Хлопок. Шаги. Скрип засова.

Мышь, что нашла себе убежище в этом, давно заброшенном, полуразрушенном складе встрепенулась и юркнула, куда то за опрокинутый ящик. Что-то скрипнуло. Доски в дальнем углу помещения подернулись призрачной дымкой и исчезли. На их месте показались две створки, закрывающие вход в подвал. Вновь что-то скрипнуло и одна из створок откинулась. Из зияющего темнотой проема показалась мужская фигура, укутанная в черный кожаный плащ с воротником подбитым серым мехом. Мужчина аккуратно закрыл створку и замер возле входа в подвал. Через минуту, когда человек выходил из склада, внутри уже не было ни единого намека на существование подвала.

При свете луны, Дарэл выглядел совсем плохо. Бледная кожа, из-за плохого питания еще бледнее чем обычно, казалась и вовсе белой. Кожа на лице огрубела, а под серыми глазами появились мешки. Всегда вытянутая фигура, теперь была слегка сгорблена. Впечатление складывалось, что он чем-то тяжело болен. Да и в общем то это было не далеко от истины.
Ловя на себе неприветливые, а порой и откровенно брезгливые взгляды, парень задумался над тем что, нужно было бы покупать плащ с капюшоном. Собственно плащ то ему по большой части без надобности. Холода он все равно не чувствует. Только вот если он вдруг вздумает щеголять у всех на виду в легкой одежде в конце осени, когда температура стремительно падает и того и гляди с неба посыплят ледяные хлопья, то скорее всего долго он не протянет. Почему то вспомнился старичок у которого Дарэл приобрел плащ. Он уверял, что плащ самый что ни наесть волшебный, правда в чем заключается его волшебство он не знает, по тому то и отдает его почти за даром. А волшебный он потому, что сделан из кожи черного Кельмирского прыгуна и меха дракона. Где растет у дракона мех, Дарэл так до сих пор придумать и не смог. Хотя у Иски вон борода есть. Правда ей и до дракона то далеко.
В подобных мыслях парень и добрался до одной из таверн, где в последнее время выбирал себе ужин. Заведение не первого класса, но и не последнего. Как раз такое, в котом собираются более менее состоятельные гости города. А значит больше шанс найти здоровую пищу. Мельком глянув на вывеску над входом на которой значилось :"Добро пожаловать в таверну Пятое колесо!", Дарэл толкнул дверь и шагнул в шумный свет питейно-увеселительного заведения.

+1

4

Темнота укутывала не хуже плаща, из-под капюшона которого на едва-едва освещенную улицу глядела пара голубых глаз. Девушка жмурилась от порывов холодного ветра, думая, что если она после этого заболеет, то вся выручка с задания пойдет на лечение. Если, конечно, задание вообще будет выполнено... Остаться без денег перед самым лютым сезоном было равносильно гибели, и Элеонора это понимала. С каждым днем северянка все больше и больше чувствовала потребность в звенящих монетах и старалась хоть немного, но все же приблизиться к ним.
Ожидание затягивалось и становилось невыносимым. Убийце надоедало ждать. Она не знала, как долго уже стоит здесь, на холодной улице, где дует промозглый ветер. Но она и не знала того, как долго ее цель планирует тут задержаться, а потому действовать надо было побыстрее. Северянка и так потратила несколько дней на сбор информации, которая по сути была почти бесполезной; и так один день убила на то, чтобы хоть мельком увидеть загадочного фокусника. Последнее получилось действительно как и было сказано - мельком, разглядеть получше Дарэла Эл не удалось. И именно в эти секунды все ее расчеты рушатся, ведь уже столько времени у девушки нет ни единой нормальной зацепки. Скрываться в городе, где скрытны почти все... Аморе лишь покачала головой. Она прогадала с местом ожидаемой поимки своей цели. Стоять и дальше мерзнуть не было смысла, а потому Элеонора отстранилась от стены и направилась по улочке в сторону таверны, где она остановилась.
Избегая сталкиваться с нервными местными жителями, девушка шагала вдоль по улице, дыша холодным воздухом, пропитавшемся сыростью осени. Она не смотрела по сторонам, потому что знала, что ее ждет вид на сплошные серые стены Тарка и таких же серых его жителей. Из подворотни выскочила собака, таща в пасти что-то, что уже было мало похоже на еду, но торговка сделала предположение, что это нечто в клыкастой собачьей пасти все-таки было когда-то едой. Шавка вильнула в сторону от Элеоноры, кладя свою сомнительную по ценности добычу на грязный булыжник, которым была вымощена улица, и оскалилась, предупреждающе рыча на идущую мимо Аморе. Девушка посмотрела на обозлившуюся на весь мир собаку и прибавила шагу - все-таки, рисковать и проверять, бросится ли она или нет, не стоит, пусть валит себе с миром в темные переулки. У Эл другой путь, который вскоре закончился, когда северянка остановилась перед городской таверной, которая называлась "Пятое колесо". Оригинальности хозяевам было, конечно, не занимать, ведь почему колесо и почему пятое никто так и не знал, да и не стремились люди овладеть этим познанием.
Таверна встретила свою гостью запахом еды, дешевого пива и курева. Последнее Элеонора терпеть не могла, но что сделать? Оставалось терпеть, ведь не пойдет же она к пьяным мужикам (их мужчинами-то сложно назвать) просить, чтобы те не курили. Этот запах был неотъемлемой частью аромата любой таверны. А еще он впитывался в одежду и его потом хрен выветришь. Но была еще одна причина, по которой приближаться к посетителям заведения у северянки не было ни малейшего желания. Как уже было замечено, их разница была еще и в различиях полов. Собственно, пьяный, ну или полупьяный (а иногда и вообще трезвый), мужчина может иметь не самые дружелюбные намерения по отношению к хрупкой на его фоне девушке, и неважно, могла ли эта самая девушка отбиться или нет - один черт дурацкие мысли им приходили в голову быстрее, чем что-либо еще.
Поэтому, войдя в таверну, Эл окинула взглядом зал, выискивая свободный столик, а когда нашла, то опомнилась, стягивая с головы капюшон. Завсегдатаи таверны к ней уже привыкли, а потому, когда черная ткань капюшона оказалась за спиной, открывая взгляду лицо Аморе, помахали рукой и начали зазывать присесть к ним. Девушка, удерживаясь от желания показать всем присутствующим средний палец, лишь улыбнулась, вежливо отказываясь. "Можно подумать, женщин ни разу не видели" - мысленно скривилась северянка, проходя к свободному столику и обходя недавних кандидатов на совместное времяпровождение большим полукругом. В общем-то, представительниц женского пола тут и вправду было маловато, всего три: сама Элеонора, русоволосая Хелен, которая разносила гостям еду, да рыженькая Лиска, настоящего имени которой никто не знал. Последняя развлекала присутствующих песнями, иногда настолько проникновенными, что пьяные, казалось бы, просто в ничто гости плакали навзрыд. Аморе молча наблюдала, молча знакомила руку с лицом, в общем, все молча...
Вот и сегодня их женский состав не изменился. Хелен вспорхнула со своего местечка, ловко пробираясь к севшей за столик Эл, а когда подобралась к ней, то выдала свою привычную фразу:
- Привет. Что будешь заказывать? - и все с самой милейшей улыбкой, постоянно убирая выбившиеся из роскошной косы к концу дня волосы.
- Салат давай. Вина в бокальчик плеснешь? - северянка подняла голубые глаза на все еще улыбающуюся Хелен, которая с готовностью кивнула и упорхнула, словно птичка. Подперев щеку рукой, девушка скучающе оглядела зал, думая о том, что денег осталось немного.
Словно угадывая мрачные мысли Элеоноры, Лиска уселась за стойку и шепнула что-то своему другу, который у нее выступал в роли горе-музыканта, ибо не всегда играл точно так, как нужно было: то выше брал, то ниже, то слишком затягивал соло, то наоборот укорачивал его. Но Лиска все компенсировала своим чудесным голосом и, дождавшись, когда польется нужная ей мелодия, затянула песенку про одноглазую девочку:
-...я ей сказала: "Эй-эй, одноглазая девочка,
Я вырежу твое маленькое сердечко.
Ты ведь заставила меня плакать...",
- чуть ли не мурлыкала рыжая под переливы музыки. В общем, ее вообще не беспокоило то, что тут едят и что песенки про вырезание чьих-то сердец тут могут быть не совсем уместны. Лиску мало что волновало, на самом деле, но ее песни народу нравились. Только где он их таких понабрала - черт знает. Лучше бы про бабочек на лугу пела, это хоть менее противно.
Элеонора покачала головой и отвернулась от затянувшей свою песню рыженькой, скользнув взглядом по залу. Здесь все было будто как всегда, но странное беспокойство поселилось в груди северянки, и она не могла понять, отчего же это. Правда, Хелен с едой и вином отвлекла девушку от этих мыслей; Эл села прямо, а девчушка снова исчезла среди толпы таверны.
Торговка принялась за еду, на которую много времени не ушло, а затем придвинула к себе бокал с темно-красным вином, с привычной задумчивостью всматриваясь в жидкость. Ее мысли витали где-то далеко, на происходящее вокруг она не обращала почти никакого внимания и очнулась лишь тогда, когда услышала шаги совсем рядом. Подняв глаза, Элеонора увидела буквально плюхнувшегося на стул, стоявшей рядом с ее стулом, полупьяного... Парня, наверное. "Господи, ты еще что за идиот?" - северянка со вздохом оглядела подсевшего к ней ну никак не привлекательного незнакомца. Карие глаза, даже слегка помутненные, взгляд не может остановиться на чем-то одном, светлые волосы растрепанны, одежда не ахти... Ладно, весь вид не ахти. И разит алкоголем за километр...
- Это, я тут подумл... - только начал говорить незнакомец, а Аморе уже сразу поняла, что дума далась ему нелегко и вообще ему вредно напрягать мозги. - А мы ведь, между прочм, не-ве-ра-йа-тна похожы! Смари, у меня волосы светлые, и у тя тож! Я тут время провожу скушноватенько, и ты! Так это...
- Что, поцеловать хочешь? Или еще чего? Ты смотри, дружок, - Элеонора пыталась сохранять невозмутимый вид, продолжив: - Как бы я тебе по зубам еще оказалась. Я же в постели зверь, - девушка кокетливо поиграла бровью, а затем склонилась к парню и шепнула ему на ухо: - Мышка, - отстранившись, торговка, как ни в чем не бывало, отпила из бокала вино, а ее пьяненький товарищ, потупив чуток, расхохотался, уткнувшись мордой в стол, найдя эту шутку безумно смешной. Аморе лишь покачала головой и встала, окликая Хелен: - Хелен, дорогая, этот милейший господин сказал, что заплатит за меня, - кивнув на бьющегося в истерике парня, девушка стала пробираться сквозь наполненный зал, уже в душе лелея мысль о том, что сейчас дойдет до своей комнатки на втором этаже и рухнет спать...

+2

5

Все таверны похожи одна на другую. Вне зависимости от города. Вне зависимости от респектабельности. Вне зависимости от времени. Все они словно построены одним и тем же архитектором, и должно признать - весьма скверным архитектором. Впрочем, это ничуть не сказывается на посещаемости данных "учреждений". Всегда есть постояльцы. Всегда есть завсегдатаи. Всегда есть праздные алкоголики. Всегда есть деловые люди. Невероятный коктейль из существ всевозможных рас, всевозможных профессий и всевозможных социальных слоев. И все они умещаются в таверне. За закрытыми дверями комнат, за деревянными столами, за барной стойкой ведутся самые различные разговоры - от пьяного обсуждения по теме "У кого глаз круглее", до заключения деловых сделок. Таверны предоставляют места для самого разного контингента. Для веселых компаний и деловых партнеров, для любителей быть в центре событий и для тех кто ценит уединение. Для последних к слову сказать в каждой таверне стоят по несколько небольших столов в темных уголках помещения, и таверна "Пятое колесо" тут не была исключением.
Закрыв за собой дверь, и окинув взглядом помещение, Дарэл направился к отдаленному столику, что находился в самом конце зала, и до куда почти не дотягивался свет от ламп. По дороге к облюбованному месту он безразличным взглядом осматривал собравшихся нынче здесь посетителей, отмечая про себя несколько уже знакомых личностей, что по тем или иным причинам были им отбракованы. Бросилась в глаза пара гномов, что усиленно поглощала пиво о чем то оживленно переговариваясь на своем языке. Они вызвали у Дарэла лишь кратковременный интерес и тоже были забракованы. Да, гном бесспорно сейчас бы очень помог парню, но этот народец был известен своей сплоченностью, а значит пропавшего непременно хватятся. Да не просто хватятся, а будут искать с завидным упорством, а после еще и мстить, при том всем кто попадется на пути. Нет гномы явно не подходят.
Не успел еще Дарэл удобно расположится на стуле возле облюбованного столика, как к нему уже подбежала официантка с неизменной улыбкой на холодном лице. Кстати вот тоже задачка. Внешне девушка ничем не отличалась от сотен и тысяч ей подобных. Но это если на ее смотреть обычными глазами... А вот в инфракрасном спектре она выглядела куда как экзотично. Теплыми у нее были только ладони, по крайней мере из того, что не скрывала плотная одежда, а все остальное тело было холодным. И самой холодной частью ее тела, была голова. Даже глаза, которые у всех существ неизменно светятся теплом, у этой девушки зияли черным холодом.
Как обычно? - весело пролепетала Хелен слегка наклоняясь к столику. То-ли что бы лучше расслышать ответ, то-ли что бы лучше рассмотреть посетителя (хотя зачем его рассматривать? Дарэла Хелен по всей видимости узнала), то-ли еще по каким одной ей ведомым причинам.
-Да - последовал тихий ответ, и официантка коротко кивнув побежала к кухне.
Взгляд серых глаз Дарэла, в задумчивой медлительности скользил по лицам посетителей. Порой он на секунд останавливался на чьем то лице, но после неизменно продолжал свой путь. Пару раз взгляд возвращался к уже оцененным лицам, но опять же не надолго.
-Ваш заказ. - весело произнесла Хелен переставляя с подноса на стол блюдо с не полностью прожаренным мясом и открытую бутылку какого-то пойла. По сути то парню было все равно что пить - он просто при первом посещение выбрал среди алкогольной продукции название позакавырестей и с тех пор при каждом посещении его заказывал.
- Приятного аппетита - бросила Хелен улыбнувшись во все тридцать два и унеслась к другим столикам.
- Приятного аппетита - чуть слышно повторил слова официантки Дарэл, и принялся нарезать мясо маленькими кусочками, изредка прерывая это занятие глотком неизвестного алкоголя из бутылки
Когда все мясо было порезано, бутыль опустела на треть, а Дарэл уже почти убедил себя в приемлемости невысокого, но крепкого паренька, поглощавшего пиво за барной стойкой, отворилась дверь, и в полку потенциальных "компаньонов" Дарэла на эту ночь прибыло. Более того, спустя минуту после того, как с головы вновь прибывшего был сброшен капюшон, парень понял, что наконец то нашел то что ему нужно.
Внушить в стельку пьяному парню, что ему очень скучно и единственное, что может ему сейчас помочь с этим делом - это разговор, а возможно и не только с воооон той девушкой, которая кстати так сильно на него похожа, ведь у нее волосы такого же цвета, не составило никакого труда. И спустя всего несколько минут выбранная Дарэлом девушка уже вставала из за столика, в то время как сам парень продвигался сквозь толпу наперерез предполагаемому маршруту ее движения.

- Искренне, прошу прошения. Я так неловок. - произнес извиняющимся голосом Дарэл после того, как столкнулся с Элеонорой.Он чуть было не опрокинул ее, но в последний момент аккуратно удержал за талию и помог найти опору.
- Еще раз прошу меня простить. - выпуская талию девушки из рук вновь извинился Дарэл, и сделав легкий поклон направился в сторону выхода.
Ключ от комнаты Элеоноры перекачевал в карман к Дарэлу. Парень улыбнулся уголком губ и вышел из таверны. Впрочем далеко уходить он не стал. Пройдя несколько метров он остановился у стены соседнего здания где затаился среди каких то торчащих из земли труб.

+1

6

Казалось бы, что может случиться плохого в этот вечер? Ладно, не поймала Элеонора сегодня Дарэла, зато денек в плане торговли на городском рынке был неплох, ужин вкусный, да еще и платить не пришлось! Ну красота же! Однако, жизнь на то и жизнь, чтобы резко менять свои планы и помогать случаться самым разным событиям. Интересно, именно поэтому девушку на ее пути к лестнице, ведущей на второй этаж, едва не опрокинул на пол посетитель таверны? В любом случае, не ожидавшая такого Эл действительно чуть не рухнула на грязный деревянный пол заведения, если бы не ловкость рук и реакция столкнувшегося с ней человека.
- Искренне, прошу прошения. Я так неловок, - послышалось над ухом еще не поднявшей головы после столкновения северянки, а та только сейчас поймала себя на том, что стоит, вцепившись незнакомцу в плечи, пытаясь уберечься от падения. В конце концов, самая обычная защитная реакция; слегка ослабив хватку, Аморе подняла голову, намереваясь осмотреть того, чьи плечи она имела честь сейчас сжимать, и тут же внутренне напряглась.
Ну конечно, по иронии судьбы за талию девушку придерживал Дарэл, лицо которого торговка запомнила. И сейчас память ее, собственно, не подвела; именно это и заставило Элеонору ощутить холодок внутри. Побоявшись, что слишком пристальный и напряженный взгляд может выдать ее беспокойство, Эл недовольно поджала губы, собираясь уже было высказать парню все, что она о нем думает, однако тот после еще одного извинения поспешил покинуть таверну. Бросаться бежать за ним было глупо, потому девушка лишь проводила Дарэла взглядом, слегка поиграв на публику, недовольно цокая языком и качая головой, мол, ну что за мужчины пошли! Ой, все! Развернувшись, несостоявшаяся убийца продолжила свое движение к лестнице, которую скоро достигла и по которой поднялась на второй этаж, где шум из зала таверны слышался приглушенно, а в коридоре царил полумрак, разрушаемый лишь светом двух свечей в подсвечниках, стоявших на каких-то старых столах. Когда Аморе прошла мимо свечей, их огонь колыхнулся, едва не затухнув; северянка дошла до двери, ведущей в ее комнату, и стала искать ключ. К сожалению, его в нужном кармане не оказалось, как не оказалось и в других. Эл сжала зубы, злобно выдохнув. "Да черт бы тебя побрал, Дарэл!" - долго думать, куда делся заветный ключик, не пришлось. Ловкость рук - и дело сделано, и Элеонора это тоже, к сожалению, знала.
Получалось смешно. Она охотится за ним, а он нагло тырит из кармана ключ. Зачем, правда? Аморе рассеянно покосилась на запертую дверь в свою комнату - у нее нечего было брать из вещей, а все деньги она носит с собой... "У меня даже вещей, за которые можно было бы выручить пару серебряных, нет, что уж говорить про артефакты!" - девушка прислонилась плечом к дверному косяку. А вдруг парню вовсе не что-то ценное понадобилось? Вдруг он ворует женские вещи, а потом на них... "Так, все" - Элеонора остановила поток дурацких мыслей. Лучше бы о вещах посерьезнее думала, ей-богу! И снова развернувшись, торговка направилась назад, но возле лестницы остановилась. "Украсть из кармана ключ... Рассчитываешь, что я пойду за тобой, Дарэл?" - мысленное обращение в пустоту. Ей никто не ответит. Но без ключа попасть в комнату нереально, только замок вскрывать, но этого Эл уже не делала очень давно, да и забыла она, как отмычку-то в руках держать...
Глубоко вдохнув, будто собираясь нырять в воду, Аморе сделала первый шаг по лестнице. Нырять и вправду придется, только не в воду, а в темноту улиц и в их поразительную, э-э, архитектуру? Элеонора качнула головой, спускаясь по лестнице и вскоре оказываясь вновь в полном света и шум зале таверны, откуда быстренько выскочила через входную дверь.
Захлопнув за собою дверь, девушка осталась наедине с улицей и с наверняка таящейся в ее мраке опасностью. Конечно, это весьма глупый шаг - сразу же кидаться вслед за вором, но что остается, если за смерть этого самого вора обещали мешочек денег?.. В душе вновь шевельнулся и поскребся страх, заставляя Эл дрогнуть, но все же сделать первый шаг. Она направилась по слабо освещенной улице... куда-то. Элеонора не вдумывалась, куда идет, и не старалась искать Дарэла. Северянка чувствовала, что он должен сам ее найти, а потому даже пошла на отчаянный шаг, не надев на голову капюшон, - пусть ее светлые волосы послужат горе-фокуснику ориентиром... "Еще бы знать, нужен ли ему этот ориентир..." - подумала северянка, настороженно осматриваясь вокруг.

+2

7

Долго ждать не пришлось. И это радовало. А вот что заставило задуматься и вызвало некоторое внутреннее напряжение, так это то , как намеченная Дарэлом девушка покинула таверну. Он то ожидал, что блондинистая особа выскочит из из таверны, может и не с визгами "Воры! Воры!", но в некотором смятении и некоторое время побегает в беспорядке возле входа в таверну, ну или хотя бы в растерянности покрутит головой по сторонам. Но нет. Девушка вышла из таверны уж слишком спокойно, и почти незамедлительно направилась куда то в глубь города лишь изредка настороженно оглядываясь по сторонам, впрочем сее действо было характерно для всех обитателей Тарка.
- Слишком спокойна. - пронеслась мысль в голове и тут же засосало под ложечкой. Впрочем, о чем беспокоится Дарэлу? Ведь еще только начало длинной осенней ночи. И пусть даже он ослабел, но все равно в нем осталось более чем достаточно сил для того, что бы справиться с девушкой. И даже если она выкинет что-то необычное, то фокусник вполне сможет раствориться в ночном городе. Уверив себя подобными мыслями парень оттолкнулся от стены и, запахнув поплотнее плащ, направился следом за Элеонорой.
Следуя за своей жертвой на расстоянии около десяти метров, Дарел особо не скрывался, но и не стремился быть замеченным. Передвигался он довольно тихо, и преимущественно рядом со стенами зданий, на которые почти и не попадал свет от редких уличных фонарей и из еще более редких не закрытых ставнями окон. Серые глаза неотрывно смотрели на Элеонору. Руки упрятанные в карманы плаща, следуя давней привычке, непрестанно перебирали карты. В движения проявлялась некая нервозность, вызванная нетерпением и все еще не отступающим чувством легкой тревоги.
-Куда же ты идешь? Почему же ты так спокойна? Кто ты? - мысленно задавал вопросы Дарэл впереди идущей девушке и она ему естественно не отвечала. Так же как не отвечала и Иская. И вот этот факт как раз таки и подпитывал, то небольшое чувство тревоги. С тех пор, как Элеонора вышла из таверны, спутница парня не произнесла не единого слова, и вообще как то затихла. А это ведь на нее совсем не похоже. Она к этому моменту должна была бы уже раза три съязвить и сделать пять глубокомысленных выводов. Но нет ... тишина. И ведь даже не шелохнется - замерла. Да и пес с ней! Мало-ли, что этой прилипале взбрело в голову.
С такими мыслями, в таком темпе и в таком порядке Элеонора с Дарэлом и шли по улицам неприветливого Тарка. Улицы к слову сказать постепенно становились все темнее, грязнее и безлюднее, видимо они неуклонно отдалялись от центра города. Не надолго оторвав взгляд от своего предполагаемого завтрака, парень оглядел местность и чему то про себя кивнув, свернул на очередной развилки. Он успел уже хорошо изучить этот город, и знал, что через пару сотен метров, та развилка на которую он свернул, вновь приведет его на улицу по которой продолжала шагать Элеонора.

+1

8

"Умная мысля приходит опосля" - это вот просто абсолютно точно описывало ситуацию, сейчас творившуюся в голове Элеоноры, которая готова была не один раз познакомить руку с лицом. "Актриса! Ага, как же! Твою мать, Эл, актеры из какой-нибудь захудалой группы в обморок бы упали от твоего артистизма" - ругать себя, после того, как на старт уже не вернуться, после того, как игру уже не начать заново, было бессмысленно. Но надо было бы хоть немного соответствовать образу той, у кого украли ценную вещь: побиться  в истерике, выбежать из таверны с криками... А она вышла слишком спокойно, слишком бесстрастно отнеслась к этой далеко не мелочи. Это наверняка должно было насторожить вора в лице Дарэла, но он, тем не менее, клюнул и двинулся следом за девушкой, ведь та буквально чувствовала его взгляд на своей спине.
Она не слышала его шагов, не оборачивалась, просто зная, что парень следует за ней по пятам. Элеонора оставалась спокойна. Хотя, наверное, нужно было беспокоиться о том, получится ли у нее или не получится убить или хотя бы серьезно ранить свою жертву, но Аморе пресекла эти мысли на корню. Лишнее беспокойство и лишняя трата нервов. Конечно, дело пускать на самотек она не собиралась, но и переживать из-за него тоже не хотела. Охотница в своей негласной игре, была ли Эл жертвой в игре Дарэла? Девушка опустила голову, слегка оборачиваясь назад, и заметила на приличном расстоянии от себя едва-едва различимый силуэт в темноте улиц Тарка. "По чьим правилам будем играть, Дарэл?" - мысленный вопрос в пустоту остался без ответа; северянка продолжила шагать вперед.
Тарк влек ее в глубину своей паутины улиц, которая находилась далеко за пределами небольшого центра города. Здесь расставил свои сети и Тарк, и люди, которые охотились друг на друга. Город запутывал их, но у Элеоноры не было времени для того, чтобы думать об этом. Она была увлечена сложившейся ситуацией, в которой охотник бежит от своей жертвы, заставляя ее в лице фокусника следовать за собой, уводя в глубину этого мерзкого города, а жертва наоборот считает себя тем, кто охотится, а не тем, на кого охотятся. Мотивы парня несомненно для Эл были неизвестны, а оттого к ним разгорался все больший и больший интерес. Жаль, что у них вряд ли найдется время поговорить... "Безумно жаль"
Девушка абсолютно не знала, сколько улиц они с Дарэлом прошли и как долго вообще идут, но поняла, что так долго продолжаться не будет. И это подтвердило и само исчезновение из-за ее спины фокусника, который, по всей видимости, куда-то свернул, намереваясь настигнуть Элеонору на следующей развилке. Северянка на миг остановилась и огляделась, но никого не заметила, что не могло не радовать. Убийца накинула на голову капюшон, почему-то так и не собрав волосы в привычный пучок или хотя бы хвост. Она решила, что дала Дарэлу достаточно времени налюбоваться на ее светлые волосы, будто бы пятнышком света мелькающие в серости Тарка. Почти незаметное движение рукой - и из-под рукава покорно высунулся клинок, голодно оскалившись холодной сталью в лунном свете, который для этого города был несказанной редкостью. Оружие, легкая броня... А спасет ли это? "Сейчас и узнаем"
Спрятав руку с выпущенным клинком под плащом, Элеонора вновь двинулась вперед по улице, держа нужную руку в напряжении, которое вскоре передалось и всему телу. Она была готова делать все, что подскажут ей сложившиеся обстоятельства: атаковать, отбиваться и убегать прочь, застыть на месте и выжидать, вслушиваясь в мертвую тишину Тарка. Приближалась заветная развилка. "Пусть хоть сейчас мой расчет будет верен" - взмолилась северянка, пряча лицо в тени капюшона и не надеясь на приятный исход предстоящей встречи с охотником на саму себя.

+1

9

Стоило пройти пару метров по ответвлению основной улицы, как из под плаща маленькой белой молнией выскользнула Иска, и ничего не говоря куда то умчалось. Дарэл аж споткнулся от такого финта ушами своей спутницы. Мало того, что молчит уже длительное время, так теперь еще и уходит без слов в неизвестном направлении. Такого с ней раньше не случалось. И что бы это могло значить? А быть может эта вредина наконец решила оставить Дарэла в покое? "Ха... Мечтать не вредно...!... Рядом она... и чего ей только удумалось? Взгляд серых глаз скользнул по стене здания к крыше, туда откуда чувствовалось ментальное присутствие Искаи. Постояв еще пару секунд в задумчивости, парень наконец вновь двинулся в избранном направлении, при этом ускорив шаг. Ведь нужно было добраться до очередного пересечения улиц раньше своей жертвы.
Впереди, среди сплошного мрака, стал виден тусклый свет пробивающийся из не плотно закрытых ставен соседней улицы. А значит вот оно - пересечение двух улиц, пересечение пути Дарэла и Аморэ. Парень нащупал в кармане украденный ключ и извлек его наружу. Близость развязки подстегнула голод, который тут же сдавил виски тупой болью. Еще одно представление и ... приятного аппетита.

Дарэл вышел на пустыный перекресток и повернулся лицом к приближающейся девушке. Губы его коснулась виноватая улыбка, правая рука вытянулась веред, открытой ладонью вверх. На ладони лежал ключь от комнаты девушки.
-И вновь я вынужден просить у Вас прощения. Я не только не уклюж, но еще и очень стеснителен - долго не мог решиться... Кроме того... - Дарэл немного замялся - ... врачеватели говорят, что это болезнь, психиологическое расстройство. Называют это клептоманией. Ничего не могу с собой поделать. Постоянно тянет украсть какуюнибудь безделушку. - тяжелый вздох и еще более извиняющаяся улыбка. - К сожалению в этот раз это оказался ключ, и я так понимаю, что он очень для Вас важен. Прошу пощения. Из-за меня Вам пришлось ходить ночью по этим ужасным улицам сего кошмарного города. - Дарэл медленно начал двигаться вперед, всем своим видом показывая, что он искренне раскаивается в содеянном и собирается вернуть ключ владелице.
- Надеюсь вы сможете меня простить. И конечно же я готов возместить причиненный вам моральный ущерб. В таком виде в котором Вы пожелаете. Будь то материальные блага, либо какая услуга. ... Ну конечно если это будет в моих скромных силах. - продолжал говорить парень спокойным, чуть извиняющимся голосом. И каков же был контраст между его действиями и его внутренним миром. Голод разгорался с каждой секундой все сильнее. Жажда крови туманила взгляд и путала мысли. Еще немного и он уже не в состоянии будет себя контролировать. Столько лет уже прожито, а все едино... каждый раз, когда жертва уже почти у него в руках, он теряет рассудок.

А немного позади Элеоноры, накинув на себя иллюзию невидимости, паря в паре метрах над землей, за всем этим наблюдала маленькая костяная змейка. Она в задумчивости переводила свой взор с Дарэла на Элеоноре и обратно. Что то прикидывала, что-то планировала. Она смотрела на двух существ в этом перекрестке и читала их как открытые книги. Не существовало для не преград в познании этих существ. Она листала их память, она слушала их мысли, она видела их эмоции. И не смотря ни на что, оставалась всего лишь наблюдателем. Оставалась закрытой библиотекой знаний, в которую нет доступа никому из ныне живущих.

+1

10

Она вышла на развилку первой и на пару мгновений замерла на месте, настороженно вслушиваясь в звуки спящего города. Элеонора еще раз огляделась, но не увидела никого. Вот вроде и нужно так, чтобы не было никого, а вроде и страшновато слегка, хоть и убивать приходилось уже не в первый раз. Девушка уже хотела закончить со всем этим поскорее и с рассветом сбежать из Тарка. Стараясь ступать как можно осторожнее, Эл не успела сделать и пары шагов, как на развилке показался Дарэл, заставив северянку чуть ли не стрункой вытянуться и прищурить глаза. Тело было излишне напряжено, и это могло ее выдать; Аморе расслабила руки и почему-то решила пока задвинуть клинок назад, чтобы парень мог видеть обе ее руки, выпрямила спину, но все так же осторожно направилась навстречу фокуснику. В этот момент Элеонора жалела, что не могла читать мысли, дабы узнать, что именно замышляет идущий ей навстречу парень.
Убийца решительно замерла на месте, когда между ней и ее жертвой оставалось всего пара метров. Нет, она дальше однозначно не пойдет. Голубые глаза пристально следили за Дарэлом, наблюдая за каждым его движением. Это все походило на танец. Сложно танцевать, когда твой партнер отказывается это делать. К счастью, здесь было совсем наоборот: в искусном танце сплелись оба партнера, поражая воображение друг друга великолепной игрой, сменой масок и будто бы отточенными движениями. Оба были на вымышленной сцене в абсолютно реальных образах уже не в первый раз.
Элеонора с недоверием скользнула по лицу парня, отметив наигранную виноватую улыбку, потом перевела взгляд на руку Дарэла, где на открытой ладони лежал ключ от ее комнаты. Аморе были неинтересны все его извинения; за время монолога фокусника она не проронила ни слова, оставив на лице такую же маску безразличия. Можно было повозмущаться, поорать на горе-вора, но это же так банально! Да и к тому же, Эл не хотела поднимать лишнего шума. Когда Дарэл двинулся вперед, северянка едва сдержалась от того, чтобы отшатнуться в сторону, глубоко вдохнула и заставила себя стоять на месте.
- Надеюсь вы сможете меня простить. И конечно же я готов возместить причиненный вам моральный ущерб. В таком виде в котором Вы пожелаете. Будь то материальные блага, либо какая услуга. ... Ну конечно если это будет в моих скромных силах, - произнес парень.
Такой поворот событий слегка удивил девушку, и в ее глазах на мгновение промелькнули задорные искорки. "Так, значит, играешь? Красиво, Дарэл..." - протянула про себя Элеонора и внезапно сама двинулась вперед, шагая осторожно и тихо. Эл понимала, что сама подпускает свою жертву близко к себе, но внезапно проснувшийся задор никак не утихал, побуждая поиграть с магистром обмана в последний раз. Протянув руку, девушка хотела было уже взять протянутый ей ключ, но остановилась, так и не коснувшись заветной вещи на ладони парня. Пару мгновений поглядев на ключ, убийца перевела взгляд на самого фокусника, и на ее лице мелькнула едва заметная улыбка. Внезапно северянка двинулась в сторону, обходя Дарэла полукругом и останавливаясь за его спиной.
- Возместишь мне ущерб? - проворковала из-за спины парня Элеонора, скользнув пальцами по его плечу. - А если я попрошу взамен за эту неприятность притащить мне мешок золотых монет, м? А если, - Эл провела холодными пальцами с плеча до шеи, даже не скрытой под воротник, - я попрошу об услугах интимного характера, тоже кинешься выполнять? - промурлыкала девушка. "Алые губы всегда лгут..." - вспомнилась строчка из песни Лиски (опять же, откуда она их берет?). У торговки губы не алые, но лгут не меньше... - Осторожнее со своими обещаниями, - Аморе игриво выскользнула из-за спины Дарэла, забирая ключ с его ладони и пряча его в карман. - Кто знает, к чему это может привести? - на губах вновь взыграла улыбка, а рука под плащом едва дернулась, вновь выпуская наружу клинок.

+1

11

Мысли, образы, слова... все смешалось в одном кипящем котле жажды. Зверь внутри сорвал с себя уже почти все цепи. Слова Элеоноры парень улавливал лишь самым краем сознания, и оно же ей и отвечало фразами, что были когда то услышаны, фразами что были когда то прочитаны, фразами, что были когда то сказаны. Глаза следили за девушкой бесстрастным взглядом. С лица исчезла улыбка и на него легла печать абсолютного равнодушия, что никак не сочеталось с его внутренним миром. Так же как и таящийся перед броском зверь, Дарэл до последнего мгновения хранил внешнее спокойствие. В то же время внешность парня стала претерпевать, пока еще совсем незначительные изменения. Черты лица слегка заострились, в серых глазах стали проскакивать, почти и не видимые, красные искорки.
Вместо светловолосой девушки перед собой, вампир сейчас видел лишь светящуюся светом жизни плоть, внутри которой стремительными потоками бежала желанная жидкость. Жидкость, что ценнее всех сокровищ мира и всех божественных благ, жидкость что продлевала жизнь, что дарила вечную молодость, амброзия, пища богов.
-Что есть золото? - голос Дарэла, так же как и его внешность лишился и намека на какие либо чувства, голос его лишился жизни, голос его стал мертв - Лишь метал презренный, что губит души и ума тех смертных, что по глупости своей считают его благом. Что есть плотские утехи? Лишь мимолетное отдохновение плоти смертной в агонии разорванной души. Неужто ты не смеешь пожелать того, что действительно тобой желанно? Твои слова сочатся ложью, и вижу я в твоих глазах лишь страх грядущих дней. Быть может хочешь ты покоя? Ну так скажи, и тот же час к тебе придет он.
Фигура Дарэла дрогнула и как то медленно, как будто бы во сне, качнулось по направлению к Элеоноре. Зверь рвал последнюю цепь, что сдерживала его свободу. Зверь готовился к броску. К первому и последнему броску. К броску после которого он вновь почувствует желанную влагу в своем горле. Тот вкус, что сводит сума. Зверь готов насыщаться и считанные мгновения отделяют его от излюбленной пищи. Понимала ли это Элеонора или нет? Не важно! Сейчас все вокруг не важно. Жертва уже попалась в расставленные силки. Клетка захлопнулась и осталась лишь иллюзия свободы для той, кому уготована участь стать еще одной жертвой на алтаре вечной жизни. Дарэл не видел больше перед собой ничего, кроме струящейся по шейной артерии крови. Он не слышал ничего кроме мерного стука сердца своей жертвы. Он больше не мог говорить.

+1

12

Дарэл был странным, и это настораживало Элеонору. Девушка бросила взгляд на его лицо, про себя отмечая, что что-то в нем изменилось, а что именно - она понять не могла. Этот город и все его обитатели были излишне подозрительными, и северянка уже не удивилась бы, наверное, встретив представителя другой расы здесь. Да и вообще, стоило бы этому удивляться? Неприветливый Тарк казался отличным домом для, скажем, оборотней или вампиров.
-Что есть золото? Лишь метал презренный, что губит души и ума тех смертных, что по глупости своей считают его благом. Что есть плотские утехи? Лишь мимолетное отдохновение плоти смертной в агонии разорванной души. Неужто ты не смеешь пожелать того, что действительно тобой желанно? Твои слова сочатся ложью, и вижу я в твоих глазах лишь страх грядущих дней. Быть может хочешь ты покоя? Ну так скажи, и тот же час к тебе придет он, - голос у парня звучал уж слишком спокойным. Хотя нет, спокойным - это слишком громко сказано. Дарэл сейчас весь казался безэмоциональным, словно мертвым. И в его голосе тоже не звучало никаких эмоций.
Он был похож на хищника. Только вот был ли резон тогда сцепиться с ним и опробовать в бою свои силы? Девушка прищурила глаза, оценивающе глядя на Дарэла. Внешний вид не может рассказать о человеке все, поэтому сейчас убийца подумывала над своей тактикой боя. Или... побега? Может, все-таки будет лучше сбежать восвояси? "Посмотрим"
- Красиво говоришь, - Элеонора улыбнулась уголками губ, отступая назад на пару шагов. - Быть может, я прямо сейчас хочу уйти? Выскользнуть из твоих сетей, охотник, - еще несколько шагов назад; Аморе сохраняла спокойствие, и на этот раз почему-то не чувствовала ни страха, ни волнения. Вот так, на волоске от гибели, в скольких-то шагах от своего предполагаемого убийцы - ничего. " Умирать не страшно. Но кто сказал, что я вообще сегодня умру?" - Быть может, твоя жертва хочет остаться в живых, только и всего? - Эл замерла на месте, пристально наблюдая за Дарэлом. В уме она уже прикинула свой план действий, но не могла похвастаться, что он был идеален. Не бывает идеальных планов. Ей точно придется импровизировать в становящемся излишне агрессивным танце. Вдохнув поглубже, на мгновение убийца прикрыла глаза, но почти сразу же их открыла, вновь устремляя свой взгляд на фокусника перед ней. Между ними было шагов пятнадцать, не меньше. Элеонора не оборачивалась и не оглядывалась по сторонам, не желая упускать парня из виду. Хмыкнув, Аморе продолжила говорить: - Чего ты ждешь? Подойди и возьми то, что хотел. Вся твоя... Дарэл, - имя фокусника северянка произнесла на выдохе, в тот же момент напрягая тело и сжимая ладонь под плащом в кулак. Выпущенный клинок уже был готов вонзиться в живую плоть, разорвать ее, захлебываясь в крови; Элеонора надеялась, что ее надежды оправдаются, и Дарэл кинется вперед. Это самый удобный вариант для того, чтобы засадить ему клинок... хотя бы куда-нибудь, а потом устроить марафон бега по темным улицам Тарка. Если он охотился за ней, то не упустит шанса закончить начатое. Осталось ждать.

+1

13

Девушка что-то говорила, но ее слова не достигали сознания Дарэла. Нет, конечно он слышал ее слова, но вот смысл их понять он в таком состоянии был не способен. А потому и не отвечал ей, как впрочем и не делал то о чем она просила, то на что она рассчитывала. Он стоял с бесстрастным видом и чуть наклонившись пристально и безучастно смотрел на нее, ни как не реагируя на ее слова, в том числе и на свое имя. Безмолвная сцена по среди пустынной темной улицы длилась не долго. Луна, наконец то, в очередной раз, нашедшая прореху в свинцовых облаках, нависших над Тарком, осветила двух охотников, мечтающих о крови друг друга. Тут же, на соседней улице, что - то с силой громыхнуло, и этот звук словно стал сигналом к началу действий.
Глаза Дарела вспыхнули красным пламенем, оскал появился на его до селе безмятежном лице. Где то вдалеке завыли и заскулили собаки, птицы, нарушив свой ночной сон, взметнулись с крыш близлежащих домов. Мышцы парня в раз напряглись и кинули его тело вперед. Кинули со скоростью совершенно не достижимой для обычного человека. Время для Дарела замедлило свой вход, оно позволило молодому вампиру пройти сквозь него. Все пятнадцать шагов, что разделяли изначально Дарэла и Элеонору, парень преодолел за какую то секунду. Молниеносный молчаливый рывок в сторону жертвы. И вот уже "пасть" вампира, с теперь хорошо видимыми иглами зубов, стремительно приближается к шее девушки. Пальцы, скрюченные словно когти хищной птицы, готовы схватить жертву. Руки готовы сжать ее в стальных тисках объятий вампира. Вампир, один из лучших ночных хищников города, показал свое животное начало. Показал свое второе лицо, нет не лицо - звериную, алчущую крови морду.

В то же время покинула свой наблюдательный пост и Иская. Она, не сбрасывая свой покров невидимости, опустилась к земле и приняла свой "человеческий" облик. Сразу же как только ее ноги коснулись разбившейся и выбитой брусчатки, устилавшей эту улицу, она направилась к груде мусора, что была навалена прямо внутри одного из домов, стена которого по каким то неведомым причинам решила обрушиться внутрь самого дома. Подойдя к мусору, девочка принялась рыться на этой импровизированной свалке. Со стороны должно быть это выглядело довольно странно. Еще бы - ведь существа обладающие обычным зрением и лишенные дополнительных и усиленных чувств видели только то, что груда мусора сама собой стала перемешиваться. Однако кому было смотреть на все это дело? Элеонора и Дарэл были слишком заняты друг другом, а кроме них тут больше никого и не было, даже животные разбежались. Ну разве если только зависшие под крышей одного из домов две летучие мыши могли наблюдать за этим, но им было все равно. Кстати летучим мышам приписывают родство с вампирами не только по тому, что некоторые их виды не прочь питаться кровью, но еще и по тому, что это единственные животные которые совершенно не боятся вампиров, а от чего и почему в них отсутствует страх перед этой нежитью, никто так объяснение дать и не смог. Ну да это все не важно, ведь так или иначе, а Иская рылась в груде мусора никем не замеченная.

+1

14

Действия в посте согласовывались с игроком

Когда надежды оправдываются - это хорошо. Только когда сбываются надежды, несущие какой-то сомнительный характер, тут еще стоит задуматься, хорошо это или плохо. Вот и сейчас стоило подумать: а хорошо ли вообще, что Дарэл, словно угадывая мысли Элеоноры, кинулся вперед? Только думать было некогда, потому что жалкие пятнадцать шагов, разделявшие двух охотников, были преодолены оказавшимся все-таки вампиром парнем с немыслимой для обычного человека скоростью и за всего пару мгновений. В мешанине хищно сверкнули красные глаза, показались острые клыки, которые были похожи на клыки знакомой девушке тифлинга, именуемой себя Зверицей. Но для ассоциаций тоже не было времени...
Едва клыки фокусника оказались в опасной близости от шеи Эл, она решила больше не медлить, потому что замешкайся она сейчас, и все обернулось бы не самым лучшим образом. Клинок уже давно был выпущен, а потому оставалось лишь выдернуть руку из-под плаща, чтобы сталь сверкнула в лунном свете не хуже, чем глаза вампира. Аморе слегка отдернулась и, пока не стало слишком поздно, с силой двинула рукой вперед так, чтобы клинок вонзился прямиком в бок Дарэлу. На миг встретившись взглядом с фокусником, северянка, набрав в грудь побольше воздуха, уже ощутимо подалась назад, вынимая из теплой плоти испачканное в крови лезвие. Она держала расчет на то, что такой поворот событий должен хоть немного, но дать ей фору, а потому развернулась и дала деру с места происшествия.
В симфонию внезапно ожившей ночи добавился еще один звук - тот, что обозначал быстрый бег от опасности. Элеонора понимала, что далеко она от Дарэла не убежит, куда ей до его вампирской скорости! Но все-таки стоит попробовать убежать от своей возможной смерти, пусть еще побегает за ней, пусть еще сыграет с убийцей в кошки-мышки. Просто так стоять и принимать все происходящее как должное Эл в любом случае не собиралась; все мысли выветрились из ее головы, пока она бежала по неприветливым улочкам мрачного Тарка, храня надежду на спасение и своей грешной души, и своего прекрасного юного тела... Ну или просто прекрасного. Или вообще просто тела. Кого волнует?
Черт дернул девушку пуститься петлять по переулкам. Мол, отличный способ оторваться, дополнительный шанс сбежать от того, от кого в принципе убежать нереально, да и вообще, нет ничего нереального! Кто вообще придумал эту формулировку? Правда, в очередной раз вильнув на развилке вправо, Элеонора уткнулась в тупик. В боку от долгой беготни неприятно кололо, и ругаться на себя за откровенно неудачный проложенный маршрут уже не было сил. Остановившись, северянка прикрыла глаза, пытаясь отдышаться и напряженно вслушиваясь в звуки ночного города. А вдруг удалось оторваться?

+1

15

Когда то Дарэл читал книгу, в которой описывалось как "что-то подпрыгнуло и ужалило". Вот и сейчас что- то подпрыгнуло и ужалило вампира, благо не в то место, куда главного героя той книги. Хотя и тут приятного малого. Острая боль в боку. Клинок внутри твоего тела весьма неприятная и болезненная вещь. И не думайте, что вампиры не чувствуют боли. Раны их заживают быстро - это да, но боль... боль они чувствуют, конечно могут от нее отрешиться, но все таки. Боль пронзившая тело парня заставила его остановиться, он замер, словно налетев на невидимую стену. Зверь внутри него, который взял вверх над сознанием вампира минуту назад, захлебнулся в ярости и отступил назад, возвращая контроль над телом разуму.
Взгляд красных глаз оторвался от шеи девушки и устремился на то место, где мгновение назад в его боку торчал клинок. На лице Дарела застыло удивление и непонимание. Какое то время он осматривал дырку в плаще, и где то в глубине души сожалел об испорченном плаще и продырявленной его любимой жилетке. На счет раны же он совершенно не беспокоился, ибо знал, что через минуту от нее не останется и следа. Всетаки в существовании вампиром есть и свои плюсы. Ну да об этом позже, ведь сейчас, когда взгляд парня оторвался от нового отверстия в его теле и направился туда, где должна была бы стаять девушка, коей уготовано сегодняшней ночью стать ужином вампира. он увидел лишь только пустую улицу. Ну да это не беда, немного обидно, что она убежала, но поправимо. Дарэл рванул с места, все увеличивая скорость бега и увеличивая, словно бы намереваясь протаранить стену дома, который стоял на его пути, однако этого не произошло. Не добежав до стены каких то пару метров, парень подпрыгнул, да так словно бы его подкинула вверх какая то пружина. Уцепился за карниз, подтянулся быстрым рывком и оказался на крыше.
Быстрый осмотр ничего не дал. Девушку не было видно, улочки в Тарке были узкие и весьма затрудняли "осмотр достопримечательностей" с крыши. Однако, если бы Дарэл полагался только на зрение, он бы уже давно помер бы с голодухи. Выслеживая жертву, стремясь остаться незамеченным в ход шли всевозможные ухищрения, работали все органы чувств. Вот и сейчас ни чуть не расстроившись тем фактом, что блондинка скрылась из виду, вампир замер на месте и закрыл глаза. Он стал вслушиваться в ночь. Скрип ставен... шебуршание крыс, мерное посапывание спящих горожан, сладкие стоны не спящих, и еще много других звуков. Но все это не то, Дарэл искал совершенно иной звук... искал и нашел. Частый топот по мостовой. Кто то явно бежал, бежал по всей видимости выкладываясь на полную. Судя по звуку этот кто то был довольно легким, вероятно всего девушка, учитывая особый ритм бега присущий женскому полу. Легкий ветерок подувший со стороны заинтересовавшего парня звука укрепил его уверенность в том, что там бежала именно та которую преследовал вампир.
Дарэл открыл глаза и побежал по крышам, перепрыгивая не широкие улочки, наперерез девушке. Миновав несколько кварталов парень вновь прислушался и удивленно повел бровью. Хотя чего тут удивительно, естественно испуганная жертва будет бежать не разбирая дороги и петлять, а если и не испуганная, то значит спасающаяся бегством с умом - попытается запутать следы. Однако все эти петляния не пошли на пользу ни одной из жертв Дарэла. Так и сейчас, рано или поздно но вампир нагонит девушку. Еще несколько кварталов, несколько поворотов и кругов. И вот звук шагов внезапно стих. И стих он там где, Дарэл знал, находится тупик. Уже не спеша, очень тихо, парень прошел по нескольким крышам, подошел к краю и глянул вниз. Там стояла Элеонора. Стояла спиной к стене тупика и напряженно вглядываясь в ночь. Она по всей видимости ждала когда из за угла вывернет вампир. Ну что же... из за угла конечно он не вынернет, но все таки негоже заставлять девушку долго ждать. Не мудрствуя лукаво, парень просто спрыгнул с крыши и презимлился в пяти метрах от Элеоноры, прямо перед ее глазами.
-Ну вот и все - произнес Дарэл выпрямляясь. На его губах даже появилось нечто вроде улыбки.

Пару минут покопавшись в мусоре, Иская все таки нашла то что ее устроило. Полутораметровая увесистая металлическая труба. Которая правда в паре мест проржавела до дыр. Но это для нее было не критично. И по тому накинув на трубу невидимость Иская зашагала следом за убежавшими Элеонорой и Дарэлом. И если выслеживание цели для вампира было не очень обременительным, то для его спутницы это выслеживание и вовсе можно сказать таким не являлось. Девочка просто шла по ментальному следу девушки, иногда срезая свой путь, заранее видя что оный след петляет. Таким образом она не намного отставала от Дарэла, которому все таки приходилось волей не волей повторять маршрут своей жертвы.

+1

16

За стуком бьющегося сердца не было слышно абсолютно ничего. И сердце билось так часто от адской смеси усталости и страха, того животного страха, который присущ всем, кто может дышать, двигаться, чувствовать. Всем, у кого в груди мерно колотится сердце.
Ночь, цепляясь брюхом за крыши домов, растянулась на небе, словно огромная черная кошка, которой было так интересно наблюдать за тем, что же происходит внизу. Наблюдать за тем, как же быстро сменились приоритеты и роли, поставив одну из охотников в тупик в прямом и переносном смысле. Элеонора, стоявшая на подкашивающихся ногах и с напряжением вслушивавшаяся в глухую тишину ночного сумрака, который, на самом деле, был полон звуков, так рьяно хранила в груди надежду на то, что она все-таки оторвалась от самого опасного хищника ночи. Надежда умирает последней. Только вот она в любом случае умирает.
Это была игра в прятки, как будто тоненький отголосок детства. Дети тоже любят играть в прятки, веселятся и пытаются выиграть, чтобы показать, кто же прячется лучше всех, а кто - ищет. А прятки у взрослых... Мало когда серьезные и позабывшие о детских забавах взрослых подчиняются игривому настроению и ради веселья бегут искать место, где можно было бы спрятаться. Повзрослевшие дети прячутся от стражи, от врагов, от тех, кто хочет покуситься на их жизнь, и в этом больше не прослеживается ни веселье, ни игра. Ребенком быть проще.
Судорожно вздохнув, девушка огляделась, незаметно касаясь пальцами холодной поверхности клинка, который не был перепачкан в крови вампира, думая, что делать дальше. Ждать? Бежать? Все два варианта казались абсолютно дурацкими, а третий никак не придумывался. Подсознание вообще подсказывало, что ждать того, что Дарэл выплывет из-за угла и, красноречиво подергав бровью, скажет, что он пришел. Впрочем, оказалось, что подсознание и не врет, потому что спустя буквально пару секунд убийца заслышала шорох вверху и вздрогнула всем телом, но поднять голову не успела. Фокусник соизволил спрыгнуть откуда-то... с крыши? "Ладно, неважно", - северянка впилась глазами в невесть откуда взявшегося вампира. Напряжение прокатилось по всему ее телу, заставляя чувствовать себя загнанной в угол птичкой, на которую вот-вот прыгнет голодный кот.
Только вот не все птицы способны обороняться. Выпущенные клинки давали какое-то частичное ощущение безопасности. Есть оружие, умеешь им пользоваться - отлично, значит, по крайней мере, сможешь нанести какие-то повреждения противнику. Странное утешение, но оно более-менее работало.
Произнесенная Дарэлом фраза не возымела какого-то видимого эффекта; Элеонора лишь прищурилась, думая о чем-то и скользя по вампиру взглядом. Мест, куда ему еще можно было бы засадить клинок, было хоть отбавляй! Вот только вопрос в том, предоставится ли девушке возможность вообще это сделать? В любом случае, с места убийца не двигалась, даже почти не шевелилась, лишь изредка вдыхая полной грудью.
- А может, и не все.

+1

17

- А может, и не все. - произнесла девушка и улыбка Дарэла стала чуть шире, обнажив белоснежные иглы зубов. Все правильно - надежда умирает последней, и Элеонора видимо все еще надеялась. Только вот на что? Врятли сейчас какой нибудь светлый рыцарь заявится в этот переулок и спасет прекрасную даму, вырвет ее из лап ужасного кровопийцы. Нет... явно надеяться не на что. Элеонора попалась, и теперь ей поможет только чудо, а чудеса как известно очень привередливы и происходят совсем не тогда, когда они действительно нужны. И по тому девушка все таки окажется в руках Дарэла. Зубы вампира все таки вонзятся в белую шею своей жертвы. Кровь девушки покинет ее тело, и насытит ночного охотника. Элеонора даст вампиру силы жить дальше, а сама навсегда останется в ночи мрачного города. Свет ее души погаснет в этом темном переулке. Мрак Тарка поглотит еще одну душу и быть может станет еще непрогляднее.
- Поверь... Это все. Тебе никуда не деться. Смирись со своей судьбой. - и ведь действительно никуда не деться. Сзади стена, по бокам стена, а единственный путь перегородил Дарэл. Попытается ли девушка миновать его? Возможно. А получится ли? Врятли. Не справится простому смертному с порожденным ночью хищником. Не справиться даже вооружившись сверкающей сталью. Теперь парень знал, что Элеонора вооружена и не позволит ей еще раз ранить себя. Тем более, что и внутренний зверь присмирел. Видимо все таки сказываются прожитые года. А раз вампир полностью себя контролирует, то и случайностей он недопустит. Впрочем, даже если бы девушке и удалось еще пару раз пронзить плоть вампира стальным клинком, то это бы почти никакого действия не возымело бы.
Парень вытянул руку в направлении девушки открытой ладонью кверху, словно приглашая ее подойти к нему. И одновременно начал влиять на нее по средствам гипноза, заставляя Элеонору шагнуть на встречу своей судьбе, шагнуть в объятья вампира. Конечно, Дарэл еще очень молод, и не может с такой же легкостью, как старшие вампиры, влиять на людей, но и его гипноз на что то да годится. Легкий туман в голове, желание приблизиться, угасание стремления к жизни, внезапное доверие... все это вполне ожидаемо от его воздействия.
- Иди ко мне. Не бойся. Тебе не будет больно. Иди ко мне. Я подарю тебе наслаждение. Я подарю тебе чудесный сон. Вся мирская суета забудется. Тебе будет хорошо. Иди ко мне. Ты погрузишься в вечное блаженство. Все страхи уйдут. Вся боль забудется. Тебе будет хорошо. Иди ко мне. - голос парня был ровен и спокоен, на лице его застыла умиротворяющая улыбка, в глазах его было истинное желание помочь, облегчить участь Элеоноры. И очень сложно должно быть было сопротивляться этому зовущему голосу. Голосу что обещал так много.

+1

18

Страх на мгновение отступил, уступив место взявшейся из ниоткуда приглушенной ярости, едва девушка заметила улыбку на лице фокусника. "Да он что, издевается?" - Эл сжала зубы, борясь с желанием прямо сейчас кинуться к вампиру и заехать ему в лицо, дабы стереть дочиста следы этой самодовольной мордашки. Однако это было равносильно суициду, а кончать жизнь самоубийством, да еще и в демонами забытом странном и ужасном городе не хотелось, поэтому внезапно появившийся пыл, который был сравним лишь со вторым дыханием, пришлось поубавить, заткнуть все свои внутренние голоса, утихомирить упавшую в обморок внутреннюю богиню (лол простите) и заглушить все ненужные в такой ситуации чувства и эмоции. Она хотела остаться наедине с Дарэлом. Наедине, лицом к лицу, чтобы полностью контролировать себя и свои действия и ощущения, чтобы при взгляде на парня все-таки видеть врага, следить за его движениями, а не задумываться о том, что у него, оказывается, глаза красивые.
- Поверь... Это все. Тебе никуда не деться. Смирись со своей судьбой.
Его голос резал тишину, кромсал ее на куски, разбивал на миллионы осколков. Элеонора закрыла глаза на какой-то миг, вслушиваясь в то, как говорит вампир, чувствуя, как отзвуки его речей врезаются в память. О, этот день она, если выживет, уж точно надолго запомнит. И этого самодовольного идиота тоже... "Но глаза все-таки красивые"
- Смысл смиряться с судьбой, если за нее можно бороться? - убийца открыла глаза, сверкнувшие откровенным холодом, словно две льдинки, небрежно мазнув взглядом по Дарэлу и задержавшись на его окровавленном боку. Северянка не обещала, что выцарапает из лап вампира свое право на жизнь, но прямо сейчас сдаваться и падать ему в ноги девушка была не намерена.
А что до клинков... Что же, теперь парень знает, что в распоряжении Аморе есть оружие и что она - Эл опустила взгляд на голодно оскалившуюся сталь - воспользуется им при любой удобной возможности. По сути, это была правда, Элеонора не побрезгует шансом загнать клинок поглубже в теплую податливую плоть и драпануть прочь от опасности, расценивая и бегство как выход из таких неприятных ситуаций. "Наверное, было бы проще, будь я, не знаю, магом, что ли", - девушка задумчиво прикусила губу, приходя к выводу, что так действительно было бы намного лучше. Не пришлось бы стоять и ожидать, когда же Дарэл соизволит к ней приблизиться или еще что, а просто атаковать на расстоянии. "Он ко мне не приблизится", - тут же осадила себя убийца, поморщившись. Нет, вампир достаточно умен, чтобы не повторять своих ошибок. Он что-то предпримет...
Ну и, в общем-то, фокусник и предпринял. Гипноз. У него тоже были свои козыри в рукаве, и это Аморе было не на руку. У нее не было какого-нибудь зачарованного амулета, который бы защищал от такого воздействия на разум, и это была одна из ее слабых сторон. И вообще, ситуация была хреновая, потому что разум подернулся легкой пеленой, как и окружающий мир, а в голове настойчиво, призывающе звучал голос стоявшего перед ней вампира. И как бы не боролась с желанием шагнуть навстречу парню убийца, сильное сопротивление она оказать не могла.
Шаг, за ним еще один, за этим - другой, а в голове помимо чужого голоса звучит и свой, уговаривающий не сдаваться. И было видно, что попытки борьбы с гипнозом все-таки были - движения у северянки из легких и плавных превратились в резкие, словно каждый шаг давался ей с трудом. Впрочем, так и было. Девушка сопротивлялась, по пути даже вскинув руку с выпущенным клинком, однако и она вскоре безвольно опустилась на плечо вампира, к которому Элеонора успела приблизиться непозволительно близко. Присмотрись Дарэл к глазам стоявшей перед ним Эл, он бы заметил в них пустоту, ничего более. Никаких эмоций.
Оставалось, как в банальных романтических историях, рухнуть прямо в объятия своего возлюбленного, который в этот раз был совсем не возлюбленным, а опасным ночным хищником, прижаться всем телом и выдать что-то типа "Я так долго ждала этого дня, сделай меня своей!". Жаль, что не судьба!

+1

19

- Смысл смиряться с судьбой, если за нее можно бороться? - еще успела произнести девушка, прежде чем гипнотическое воздействие Дарэла на ее разум возымело свое действие, и она сделала первый шаг к нему. Правда нужно отдать девушке должное - она сопротивлялась. Сопротивлялась всеми силами. Ее движения были медлительны и прерывисты. Ее рука сжав клинок поднялась, нацелив стальное острие в грудь вампиру. Но... Но всетаки этого сопротивления было недостаточно. Шаг за шагом девушка приближалась к Дарэлу, вздох за вздохом ее воля слабела, и она все больше поддавалась влиянию вампира. И вот, наконец, спустя несколько невероятно долгих для парня, и невероятно коротких для девушки, секунд, рука с клинком легла на плече вампира.
Одной рукой Дарэл разоружил свою жертву, а другой одновременно крепко прижал ее к себе. И спустя пару мгновений, уже безоружная блондинка была заключена в крепкие объятия вампира. Вампир коротко обвел ее взглядом, лишь не надолго остановив его на ее глазах, да и то только ради того, что бы убедится в том, что она в ближайшее время не сможет освободится от гипноза, да еще и на всякий случай усилить оный. Всматриваться же в ее глаза и тем более искать в них какие то эмоции или чувства вампир совсем не планировал. Ему это было не интересно. Для него, девушка в его объятиях была не более чем пищей. Пищей готовой к употреблению.
Сверкнули белые клыки вампира и тут же погрузились в шею девушки. Ее теплая кровь брызнула в горло Дарэла даря ему неимоверное блаженство. Что же чувствовала девушка парень не знал, да в общем то и не особо хотел это знать. Ему хватало и россказней, гласивших что жертвы вампира испытывают наслаждение. И бывает даже, выжившие после встречи с вампирами, и сохранившие об этой встрече память люди, стремятся найти вампира, дабы вновь испытать то чувство что дарит им "поцелуй вампира".
Насыщаясь кровью свей жертвы, Дарэл присел на одно колено увлекая за собой и девушку, хотя нет... не увлекая, а скорее наоборот поддерживая ее тело. Быстро утекающая кровь отнимает много сил, и Элеонора теперь, выпусти парень ее из своих объятий, наверняка бы камнем упала бы на мостовую. Через некоторое время Дарэл и Элеонора уже приняли полностью горизонтальное положение. Девушка лежала на сырой холодной брусчатке, а сверху над ней навис вампир, что с жадностью приник к ее шее и быстрыми судорожными глотками поглощал красную жидкость, что давала жизнь им обоим. Сердце девушки билось все реже и реже, грозя в скором времени и вовсе остановится, если вампир не прервет свое пиршество.

Из-за угла, уже скинув с себя покров невидимости, вышла Иская. Детское лицо ничего не выражало, и лишь тонкие заштопанные губы были с силой сжаты превратившись в тонкую бледную ниточку. Она несла с собой металлическую ржавую трубу, водрузив ее для удобство себе на плече. Фиолетовые, а всей темный час казавшиеся черными ее глаза, внимательно смотрели на "развалившуюся прямо на дороге пару". Она медленно, не отводя от Дарэла и его жертвы взгляда стала приближаться к ним. Труба по виду тяжелая, и казалось бы, совершенно не подъемная для небольшой девочки, с легкостью соскользнула с ее плеча. Иская держала ее на перевес и по всей видимости не прилагая к этому никаких усилий. Девочка оставалась не замеченной для Дарэла, ибо тот был слишком увлечен своим занятием, да и не в поле его зрения она была. А вот Элеонора вполне могла видеть это странное существо, ведь ее голова как раз была повернута в сторону выхода из тупика, в ту сторону с которой приближалось третье действующее лицо этой темной сцены. Правда вот на сколько хорошо девушка видела спутницу вампира? Да и вообще видела ли она ее в таком то состоянии? Это еще вопрос.

+1

20

Со стороны это выглядело сначала достаточно мило. Ну, встретив обнимающуюся парочку в переулке, люди в основном умиляются и думают что-то вроде "Ах, любовь - это так чудесно!". Ляпни это сейчас кто-то Элеоноре, с бесстрастным выражением лица послушно прижимающуюся к вампиру, когда она была бы в сознании, этого человека одарили бы взглядом а-ля "какой высоты был дуб, с которого ты упал?".
Она почти не почувствовала укус, но даже если бы хотела, то не смогла бы воспротивиться воле Дарэла, все еще державшего ее под гипнозом. Эл, в общем-то, сейчас вообще ничего не хотела. И ни одной даже мысли не мелькнуло в ее затуманенной голове, ни один мускул на теле не дрогнул, и  в душе это девушку ужасно пугало. Где-то там, где зарождаются чувства человека, загорался и огонек животного страха за свою жизнь, но почти тут же тух, погребенный под толщей безразличия. Чего-то особенного от того, что с каждой капелькой крови, которую вампир выпивает, уходит и ее жизнь, Аморе не испытывала вовсе, лишь как-то прерывисто дыша.
От смены позиции не изменилось практически ничего. Ну, кроме того, что теперь со стороны это выглядело уже не мило, а достаточно вызывающе. Не зная всех подробностей и мимоходом глянув на эту сцену, можно было вызвать ворох подозрений насчет того, чем же вот эти двое на брусчатке занимаются. Жаль, что ни один прохожий все-таки не заглянет в переулок, ибо в сценарии жизни это не прописано.
Женские пальцы в черной перчатке слабо сжались на плече нависшего над северянкой Дарэла; из девичьего горла вырвался хриплый стон, а голубые глаза уже были готовы вскоре закрыться навсегда. Было грустно вот так вот умереть, а надежда, что фокусник все же оторвется от шеи блондинки, была равна очень малому количеству процентов. Какие-то наислабейшие попытки оттолкнуть от себя ночного хищника не возымели нужного эффекта, да и сопротивляться уже почти не было сил. Остаток жизненной энергии у Элеоноры уходил на то, чтобы лежать под нависшим над ней парнем и без особого интереса разглядывать выход из переулочка. Искаю девушка если и заметила, то вообще не придала этому значения. О чем можно беспокоиться, когда ты тут лежишь и подыхаешь?
В любом другом случае, Аморе бы с радостью пообнималась с Дарэлом, романтично полюбовалась бы на его глаза в свете заката и все такое. Когда по жизни живешь с девизом "Почему нет?", то такие вещи перестают быть чем-то диким или недостойным девушки. Вынужденная одиночка по жизни, убийца все равно порою тосковала по общению, каким бы оно ни было. Начиная, допустим, с простых разговоров и заканчивая самыми простыми способами выражения ласки - поцелуями, объятиями. До постели иногда доходило, иногда - нет, но в любом случае к любовникам (и любовницам) Эл не имела привычки привязываться, за исключением давно умершей рыжеволосой Роуз. В изобилии почему-то было именно любовниц; Элеонора часто шутила, что так жизнь сложилась, но все-таки признавала, что мужскую ласку женской не заменить никогда. Нет, она не кидалась, изголодавшаяся по близости, на первого встречного мужчину, сдерживая эти животные порывы, но при удобной возможности никогда не брезговала завести себе новое очень близкое знакомство.
Было странно рассуждать об этом, когда вампир продолжал напиваться человеческой кровью, но темы получше в затуманенную голову торговки не лезли совсем, а помощи, казалось, уже и не будет. Тонкие пальцы девушки продолжали из последних сил хвататься за плечо Дарэла, сердце уже не раз пропускало удары, а дыхание становилось все тише и тише.
"Как жаль... так рано умереть..."

+1

21

Тишина.   Она бывает разной.   Незначительной и триумфальной.   Мимолетной и вечной.   Сладкой и тягостной.   Тишина есть ожидание.   Когда в зале театра гаснет свет - тишина есть ожидание начала.   Когда в комнату в ходит новое лицо - тишина есть ожидание продолжения.   Когда палач замахивается топором - тишина есть ожидание конца.   Тишина есть осмысление.   Осмысление произошедшего.   Осмысление текущего.   Осмысление грядущего.   Тишина.   Мы жаждем ее и боимся ее.   Мы стремимся к ней и убегаем от нее.   Мы любим ее и ненавидим ее.   Тишина всегда кружит вокруг нас.   И не известно, что принесет она, вновь приблизившись.   Тишина.

Ночь в Тарке достигла своего апогея. Сгустившийся мрак поглотил последние искры света. Даже дребезжащий свет редких фонарей померк, словно бы хищная ночь поглотила и эти искры жизни. Город замер в ожидании. Город замер в тишине.

Глоток. Еще глоток. Не слышно. Нечего. Ни дыхания жертвы. Ни глотков хищника. Тишина. Давящая, угнетающая, вездесущая тишина. Даже шума в ушах нет.

Шаг. Еще шаг. Не слышно. Ничего. Ни борьбы охотников и жертв. Ни поступи наблюдателя. Тишина. Ожидающая, побуждающая, обещающая. Даже шума в ушах нет.

Вампир чувствовал, что его жертва вот-вот умрет. Он знал, что даже если он остановиться сейчас, девушка все равно умрет. По крайней мере без посторонней помощи. Хотя это не важно. Он все равно не планировал оставлять ее в живых. Она умрет. Еще несколько глотков и все будет кончено. Еще несколько секунд и душа девушки на веки останется в темной ночи Тарка. Так думал Дарэл. А вот у его спутницы на этот счет было совсем иное мнение. Мнение которое вампир не учел. Собственно он и не мог учесть его. Такого раньше не случалось. Даже намеков на подобное не было. Но все когданибудь случается впервые.
После очередного глотка, когда иглы вампирских зубов слегка ослабив хватку, чуть-чуть вышли из податливой плоти девушки, Иская исполнила то что задумала. Размахнувшись, девочка, со всей доступной ей силы, пусть не великой, но усиленной весом металлической трубы, ударила Дарэла точно по скуле. Не готовый к такому повороту событий, находящийся в блаженном полузабытье, вампир не смог никак сопротивляться этому удару. И по сей причине, уста его оторвались от шеи блондинки, голова его запрокинулась на бок, из порванной щеки вызывающе выглянул осколок кости. От силы удара, Дарэла отбросило от его жертвы на небольшое расстояние.
Выпущенная из рук металлическая труба грохнула о мостовую, разрывая тишину. На лице Искаи, появилась улыбка. Она с довольным видом смотрела на плоды своего труда. На полуживую, но все же живую, и по всей видимости даже находящуюся в сознании Элеонору. На ошарашенного и окровавленного Дарэла, что с тупым изумлением сейчас взирал на свою спутницу, сидя на холодной мостовой.

В момент, когда ржавая труба коснулась головы вампира, его гипноз прервался, и девушка освободилась от влияния Дарэла. Хотя почувствовала ли она разницу, в таком то состоянии? Что то хрустнуло и резануло щеку, но парень не обратил на это никакого внимания. Шея цела - да и ладно.
"-Еще немного и она сломала бы мне шею" - была первая мысль вампира, после того как он сидя на мостовой и смотря на довольно ухмыляющуюся Искаю наконец то осознал, что произошло. Осознал но еще не оправился от шока. Вторая, третья, четвертая и все последующие мысли в голове вампира слепились в один большой клубок. Клубок из которого вычленить одну раздельную, а тем более стоящую мысль не представлялось никакой возможности. Чисто механически Дарэл коснулся рукой щеки. Поправил кость и та тут же встала на место. Страшная рана стала затягиваться на глазах. Регенерация только что насытившегося вампира поразительна. Через несколько секунд о сломанной челюсти напоминало лишь легкое пощипывание. Тогда же мысли в голове парня наконец то начали выстраиваться в ровные ряды. И чем более ровными эти ряды становились, тем быстрее отупение сменялось яростью.
"-Ну и чего расселся? Геморрой заработаешь." - с ехидной улыбкой произнесла Иская. После этой совершенно неуместной и идиотской, по мнению Дарэла фразы,  вампир подскочил словно пружина, моментально становясь на ноги, и а зарычал от злости. Лицо его исказила гримаса ярости.

Отредактировано Дарэл (31-08-2015 23:07:17)

+1

22

Было холодно. Холод, пришедший с осенью, усиливался и тем, что появился с наступлением ночи. Темно и холодно. Как будто перед смертью. Забавная ситуация, не так ли?
Вампир. Ну откуда ж ей было знать? А знать нужно было. Убийца, что не учел важные факты перед тем, как охотиться за чьей-то жизнью, совершает роковую ошибку. И она допустила ее, позволила себе упустить из виду то, что было так важно, позволила себе расслабиться и не ходить далеко за еще одной порцией информации. Решила, что справится и так. Самоуверенность губит людей. Погубит ли и ее?

Тьма окружала, обволакивала, тишина создавала вакуум, а гипноз не давал ни одной мысли пробиться, сверкнуть спасительной искоркой. Элеонора уже и не пыталась сопротивляться, где-то в глубине души жалея, что придется уйти из жизни так рано. Если еще могла жалеть, потому что силы стремительно угасали в молодом теле с каждым глотком, сделанным вампиром. То, что происходило вокруг, перестало иметь значение, перестало ее интересовать. Какие-то обрывки информации все-таки в разум, окутанный паутиной гипноза, поступали, но понять их, осмыслить, осознать, что происходит там, за пределами гипноза Дарэла, Эл не удавалось. Да и она не шибко-то старалась, растянувшись под фокусником и пассивно встречая свою смерть.
Но вдруг что-то произошло - хватка ослабела, клыки вампира покинули шею девушки. Ей, правда, было немного все равно, один хрен ничего не поменялось кроме того, что  из нее прекратили силой тянуть жизнь. А затем... Затем тот самый вакуум тишины разрезал четкий звук сильного удара и отчетливый хруст. Кажется, ударили именно Дарэла, ведь его гипноз вдруг перестал действовать, и блондинке вернулся контроль над своим телом. Правда, контроль контролем, а сил пошевелиться не было совсем, поэтому, опять же, мало что изменилось.
Совсем рядом на мостовую упало что-то металлическое, судя по оглушающему специфическому грохоту, который это нечто издало. Устало, с трудом, словно после бессонной ночи, убийца заставила себя приоткрыть глаза, дабы узреть, что вообще вокруг нее происходит, хотя и чувствовала, что недолго сможет любоваться окрестными видами. Перед глазами все нещадно плыло, не давая уловить полной картины происходящего, не давая сосредоточиться на чем-то: сказывался недостаток жизненных сил. Солоноватый привкус крови, царивший в ее рту, был неприятен, а дышать с каждым разом получалось все хуже и уже; не в силах справиться с одолевшим ее упадком сил, Аморе закрыла глаза, вновь погружаясь во мрак.
До нее долетали, как сквозь стену, долетали звуки творящегося вокруг нее. Судя по всему, фокусник вскочил на ноги и издал звук, похожий на рычание взбешенного зверя. В одно мгновение девушка даже почувствовала интерес - кто был ее таинственным спасителем? Кто избавил убийцу от убийцы? Вопросы, которые, увы, останутся без ответа.

+1

23

-Ты так рад меня видеть, что даже дар речи потерял? Ну брось... Я ведь совсем не на долго уходила. Хотя должна признать, что мне льстит, то как ты дорожишь мной. - продолжала подливать масло в огонь Иская. Хотя куда уже больше казалось бы? Дарэл с искаженным от ярости лицом стоял и с ненавистью смотрел на свою спутницу. Он пытался что то сказать, но из его уст вырывались только какие то не членораздельные звуки, больше всего похожие на рычание неразумного зверя. Такая наглость, и такая вероломность шокировала парня до глубины души, которой он уже давно лишился. Эта чертова бородатая змея оторвала его от еды, она чуть было начисто не снесла ему голову, она...она... она...
-УБЬЮ!!! - в конце концов, не своим голосом, во всю глотку взревел вампир, и бросился на Инскаю, намереваясь разорвать ее на мелкие кусочки и этими кусочками украсить стены домов Тарка. Видимо она в этот раз все таки перегнула палку. И судя по тому, что на ее лице на пару мгновений появилось смятение, то она это осознала и даже в некоторой степени раскаивается. Хотя нет... раскаяние это не про Искаю.
Не убьешь -произнесла девочка, и послала в Дарэла метальный удар. Точно рассчитанный ментальный удар, которым он уже не единожды справлялась с вампиром. Он был выверен до мелочей и должен был бы мгновенно свалить парня с ног. Свалить, но не причинить какого либо значимого вреда. Должен был... но что то в это раз пошло не так. Ментальный удар не только не подействовал на Дарэла, но еще и отразился от него изменив свое направление на обратное, в результате чего досталось самой Искае. На лице девочке отразилось удивление, и поморщившись от боли причиненной, по всей видимости своим же заклинанием, она сменила облик, обратившись в костяную змейку. И обратилась она как раз вовремя. Она еле успела скользнуть вверх поднявшись над землей на пару метров. Спустя мгновение, воздух, в том месте где толко что находилась Иска, рассекла когтистая рука вампира.
-Убью - вновь прорычал парень глядя красными глазами на замершую в воздухе спутницу.
Не убьешь - повторила змейка, но уверенности в ее голосе уже поубавилось. -Да и не нужно тебе это. Успокойся. Чего ты так злишься? Ведь не случилось ничего страшного - продолжила она говорить, видимо решив временно переступить через себя и в этот раз самой выступить в роли миротворца. тоит ли говорить что это не помогло?
-ААаргрххх! - прорычал вампир и сверкнув глазами прыгнул вверх намереваясь растерзать Искаю.
Она испугалась, пожалуй в первый за многие годы она действительно испугалась. Она испугалась и стала защищаться. Защищаться так как защищается любое испуганное существо. Защищаться интуитивно и максимально эффективно. Дарэл допрыгнул до нее, но допрыгнул в почти бессознательном состоянии, а потом мешком рухнул на мостовую. Очередной ментальный удар удар был куда большей силы. И не будь парень уже мертв, не будь он нежитью, не будь он высшей нежитью - на этом его история и окончилась. Но даже так, ему крепко досталось. Было чувство, словно голова взорвалась изнутри. Весь окружающий мир на несколько секунд померк.
Когда же парень вновь стал способен ощущать пространство и хуо бедно мыслить, то обнаружил себя стоящим на коленях на мостовой. Его голову обняв и прижав к себе держала Иская. Она что то говорила, но ее ментальная речь еще некоторое время тонула в шуме, что царил в голове вампира.
-.... .. ..... . ... ..и, прости меня. Я не хотела. Я не желала тебе навредиь, но так было  нужно. Прости. - наконец смог разобрать ее слова парень. Ярость прошла. Было только какое то отстраненое удивление от того, что иская извиняется. Никогда... никогда Дарэл не слышал от этого существа и намека на извинение.
- Поверь мне, Дарэл. Я не желала тебе зла. Это было нужно. Она не должна умирать. Прости. Я должна была так поступить. - странно, но при внезапно прорезавшемся у Искаи чувстве вины, она не просила прощения за то что несколько секунд назад чуть не отправила парня  праотцам с помощью своей магии.
-Ты меня чуть не убила. Два раза. - более мене придя в себя произнес Дарэл и отмахнувшись от своей спутницы встал на ноги. Та ярость с которой вампир нападал на евочку не вернулась, и уже не вернется - перегорела. Но злость на нее сохранилась. По сему парень смотрел на на расстроенное личико девочки весьма не дружелюбно. -И что значит:"Она не должна умирать"?
-Не могу сказать. - потупив взгляд ответила Иска.
Хм... не может она сказать... Как обычно. - парень сплюнул на мостовую - - Ну жива она... пока еще... - сомневался он в шансах блондинки выжить - И что теперь? Почисть хотя бы ей память.
-Возьми ее с собой. Не дай ей умереть. - Иская подняла взгляд фиолетовых глаз на Дарэла. И парень чуть было не поперхнулся. Нет не столь наглой просьбой. А самим фактом просьбы. Тем как она его просила. Может его спутницу сегодня кто то подменил? Когда это такое бывало, что бы Иская искренне просила, просила а не требовала, просила без издевки, просила искренне.
-Ис, ты... с тобой все в порядке? - приподняв одну бровь спросил вампир.
Не дай ей умереть. - был ему ответ.
Тяжело вздохнув, проглотив свою злость и негодование, Дарэл таки подошел к лежавшей на мостовой девушке, и аккуратно поднял ее на руки. Сегодня Элеонора все таки не умрет.
-С тебя должок.

Через несколько минут в седьмом тупике четвертой северной улицы, уже ничего не напоминало о случившихся здесь событиях. Лишь ржавая металлическая труба закатившаяся в сливную канаву сохранила на себе отпечаток челюсти вампира.

Спустя 43 часа. Подвал заброшенного склада. Временное укрытие Дарэла.

Раздался скрип и в подвале стало немного светлее.
-Все еще не очнулась?- спросил вампир закрывая за собой двери ведущие на верх и уже по привычке набрасывая на них иллюзию. Подвал вновь погрузился в непроглядный мрак.
-Нет, но я чувствую, что скоро сознание вернется к ней. То лекарство, что ты вчера принес хорошо помогает. - Иская последние две ночи не сопровождала Дарэла, а несла вахту возле бесчувственной девушки. -Ты принес, то что я тебя просила?
-Да. ответил парень, ставя корзинку, накрытую тряпкой, на импровизированный столик, возле импровизированной же кровати из циновки и мешков с сеном, на которой теперь покоилась блондинка.
-Хорошо. Это ей понадобится, после того как она проснется. - Иская находясь в облике костяной змейки поерзала на покрывале, под которым лежала девушка, устраиваясь поудобнее и вновь замерла.
-Если она проснется - глухо отозвался Дарэл усаживаясь на табуретку в углу помещения. Иска ничего не ответила на это заявление. Она за последние два дня уже порядком утомилась от скептицизма вампира.
В подвале куда не пробивался не единый луч света воцарилась тишина. Вампир молча и не шевелясь сидел в углу, в задумчивости разглядывая свою "гостью". Костяная змейка так же молча и не шевелясь, лежа на той самой гостье и думала о чем то своем.

Отредактировано Дарэл (08-09-2015 22:24:04)

+1

24

Время потеряло всю свою первоначальную суть. Какой в нем смысл здесь, в глухой темноте, которая обволакивала все тело, запускала свои холодные когти прямо в тело, забиралась под одеждой, плотной завесой укрывая от попавшей в свои сети убийцы все, что происходило вокруг. Здесь, в пустоте, было спокойно. Больной разум больше не тревожили гипнозом, звуки не резали слух, оставив место тишине. Здесь, нигде, хотелось находиться, может, вечно, потому что уставшему телу, казалось, дали отдых, не приходилось думать о том, как выжить, не приходилось планировать очередное покушение на чью-то жизнь, не нужно было видеть, как с клинка вниз, словно в замедленном действии, летят алые капли. Было хорошо. Было.
Пробуждение далось ей тяжело. Сперва Элеонора даже не осознала, что вообще очнулась, потому что абсолютно не чувствовала тела. Когда же она вновь ощутила, что может, хоть и с трудом, хотя бы рукой пошевелить, девушка это и сделала - ее кисть едва-едва дернулась. Попытавшись расслышать хоть что-то, что могло бы происходить вокруг нее, хоть единый отзвук, хоть эхо, рассыпающееся осколками по тому месту, где она находилась, блондинка к своему ужасу поняла, что не слышит ровным счетом ничего. С одной стороны, хорошо, что не было шумно, ведь Эл очень сомневалась в том, выдержала бы это ее голова или нет, а с другой это как-то сильно перекликалось с тем, как она чувствовала себя, находясь без сознания - абсолютная тишина, ни единого звука. Слегка приоткрыв глаза, готовясь взглянуть на мир хотя бы из-под полуопущенных ресниц, северянка узрела одну лишь темноту. По ее спине пробежал холодок - тишина и темнота являлись не всегда самым приятным сочетанием. Да, темнота укутывала убийцу или вора в свой мрачный шелк, скрывала их от ненужных глаз, а тишина была нужна, чтобы успокоиться и собраться с мыслями, но когда вокруг была лишь кромешная тьма без единого намека на источник света и не было абсолютно никаких звуков - это напрягало.
Собраться с мыслями у Аморе первое время не получалось, в безопасности, как обычно, она себя не чувствовала. Она ощущала, как учащается сердцебиение, как разум охватывает паника из-за кучи вопросов и предположений о том, что случилось, которые метались в голове. Не имея представления о том, сколько она пролежала без движения после пробуждения, девушка все еще не решалась пошевелиться. Как только мысли более-менее устаканились, первой фразой, пришедшей на ум, была "Я умерла или все-таки нет?". Почему-то ответ пришел почти сразу: нет. Где бы ни находилась Элеонора, но воздух здесь был тяжелый, да и вообще царила духота, будто бы в полностью закрытом помещении. Пахло сыростью. "Подвал?" - мелькнуло в голове предположение. Вполне может быть. "Так, ладно, спокойно. Я жива, я в подвале..."
Э-э, ну да, ситуация выходила чуть больше, чем великолепная. Единственной радостью было то, что Эл хотя бы была жива. Но и это породило все больше новых вопросов, например, почему вампир  не прикончил ее в том переулке Тарка? Вариант, гласивший, что в Дарэле внезапно проснулась человечность, и убийцу он решил пощадить, сразу же отметался, стоило только вспомнить, каким неподдельным голодом он был движим, с каким желанием полностью обескровить девушку он впивался в ее шею зубами. Кстати о шее... Шея-то болела. Не сильно, терпимо, но болела. Вдохнув, пытаясь набрать в легкие больше воздуха (вдох получился хриплым, разрезав тишину), блондинка снова пошевелила рукой, вытаскивая ее из-под покрывала, которым, как оказалось, она была накрыта, и коснулась пальцами шеи, затем и вовсе прижала к ней ладонь, жмурясь от тупой боли, которая все нарастала.

+1

25

Дарэл сидел с закрытыми глазами и совершенной пустотой в его сознании. Перед невидящим взором вампира сами собой возникали картины из его прошлого. Вот сельский Храм Имира, сверкает белоснежными стенами и островерхими куполами. Престарелый священник несет службу. Он одет в серую рясу подпоясанную красным плетеным шнуром. Морщинистые глаза старика с тревогой смотрят на собравшийся возле Храма деревенски люд. Кажется это было во время Белого Мора, около двадцати пяти лет назад. Тогда Дарэл был совсем ребенком... и человеком.
И снова Храм. Но теперь уже больше, гораздо больше. Главный Гресский Храм Имира и Играсиль. Какой то праздник. Много людей. Они все нарядные, одели по всей видимости лучшее что было у них. У всех приподнятое настроение. Множество служителей храма, так же в праздничных нарядах, ходят среди горожан и гостей города, раздавая всем желающим благословения. Дарэл тоже был там, и не один. С девушкой. Как ее звали? Теперь и не вспомнить. Они пришли туда вместе, они тогда были счастливы. Почему то воспоминание перед глазами Дарэла с такой точностью в деталях Храма, никак не могла явить ему лица его спутницы. Помнится она была очень красива. Блондинка. Глаза... нет, цвет глаз не вспомнить.
Картинка подернулась рябью и поплыла, меняя цвета. И вот уже совершенно иной Храм. Храм, что находится в недре одной из гор хребта Скалистых Гор. Черный Храм высеченный из единого монолита стены огромной пещеры. Храм украшенный невероятной по сложности резьбой. Огромные колонны и выступающие остроконечные башенки. Этот храм больше похож на дворец. Но все же Храм... Храм Рилдира. Один из немногих уцелевших. Там Дарэл побывал совсем недавно. Уже в бытность вампиром. И если бы он им не был, то никогда бы его и не увидел. Служители "света и порядка" как они любят себя называть, очень тщательно вычищают "скверну". И не имей этот Храм серьезной защиты его, как и тысячи других уже давно бы превратили в руины. В ту пещеру способны зайти лишь порожденные или служащие Рилдиру создания, к которым теперь относится и Дарэл. Для остальных же путь к святилищу темного Бога закрыт и смертельно опасен.
-Очнулась - ворвался в сознание парня голос Искаи прерывая плавно сменяющие картины прошлого.
Вампир открыл глаза и взглянул на девушку. Было не похоже на то, что что-то изменилось. Она все так же лежала недвижимой на импровизированном ложе. И лишь только ментальная ее составляющая стала чуть "живее". это то как раз и уловила девочка.
-Слаба - заметил вампир мысленно общаясь со своей спутницей.
-Но все же жива. А ты беспокоился, что она не выживет - пришел ему ответ
-Беспокоился? Мне глубоко плевать на то будет ли она жить или подохнет. Моя бы воля - она бы отправилась к проотцам еще в том тупике. - меланхолично заметил Дарэл. - Ты так и не скажешь зачем она тебе нужна?
-Она мне не нужна. Просто она должна жить. Впрочем может быть тебе пригодится.
-Врятли. - произнес парень заканчивая разговор.
Спустя какое то время девушка тяжело вздохнула и потянулась к шее, вызвав при этом легкую улыбку у Дарэла. Рана от его зубов на шее уже почти полностью затянулась. О ней сейчас напоминали лишь, только две маленькие красноватые точки, которые могли бы вполне сойти за укусы какого нибудь мелкого насекомого. Иская скользнула по одеялу, под которым покоилась девушка, и оказавшись на полу приняла свою "человеческую" форму. Дарэл остался недвижимым, а девочка склонилась над лицом чудом выжившей блондинки.
-С возвращением. - произнесла своей мыслеречью Иская обращаясь к девушке, так что бы ее слышал и вампир.

+1

26

Голова раскалывалась, а темнота почти что плыла перед глазами. Продолжая прижимать к шее ладонь и болезненно жмуриться, девушка снова пошевелилась, тщетно пытаясь понять, на чем она вообще лежит. Не сказать, что было прямо божественно удобно, но положили ее хотя бы не на холодный пол, где в два счета можно было себе отморозить себе... все.
Было удивительно, что в подвале все еще было беспредельно тихо. Ни одного шевеления, ни одного признака жизни, будто бы здесь всегда царила мертвая тишина. "Может, меня тут просто бросили подыхать?" - печально предположила блондинка, но тут же отмела эту идею. Нет, здесь, в помещении, чьи стены давили со всех четырех сторон, явно кто-то был, кроме нее. Но то, что этот кто-то не шевелился и вообще не издавал никаких звуков, вызывало у еще не до конца пришедшей в себя девчонки невольную панику, мелкую дрожь от мысли о том, что тут и вправду может никого и не быть, а все последующие дни ей придется провести здесь, чтобы умереть в месте, откуда ее никто не вытащит. Невольно вспоминались события четырехлетней давности в Аримане, когда в купленном ею доме Элеоноре пришлось нос к носу столкнуться с тифлингом, с которой якшалась бывшая хозяйка дома. Зверица, рогатая зеленокожая стерва, жадная до крови и плоти убийца, подарившая Аморе незабываемую ночь, сначала великодушно позволив провести с ней время в постели и не сдохнуть при этом, а затем открыв одну из самых страшных и далеко не последних тайн старого дома. Под ковром на кухне находился люк, который вел в подвал - видимо, там была импровизированная пыточная. Северянка поморщила нос, как сейчас ощущая тот ужасающий смрад разложения, который полукровка выпустила наружу, открыв люк.
Такая смерть поистине ужасала. И узнавать, каково это - умирать в полнейшей тьме, надрывать глотку и кричать, пытаясь докричаться хоть до кого-нибудь и терять надежду крупинка за крупинкой - убийце не хотелось. Она понимала, что когда живешь с руками по локоть в крови, еще умудряясь при этом торговать на рынках посреди толпы народа, то шансы на то, чтобы дожить хотя бы лет до тридцати, невероятно низки. Девушка вновь вздохнула, но тут же замерла, когда сквозь пульсирующую боль в висках в ее голове внезапно раздался чей-то голос.
- С возвращением.
Так коротко. Так чрезвычайно внезапно, заставляя Эл до боли напрягать глаза, дабы увидеть хотя бы силуэт того, кому этот голос в ее голове принадлежал. Когда же до нее дошло, что никаких очертаний фигуры в этой темноте и в помине не разглядишь, то блондинка всерьез задумалась над тем, а не сходит ли она с ума? И это предположение нашло отклик в происходящем: ну а как же, ее тут оставили в темном закрытом помещении, предварительно чуть не убив, у нее паника... Да, самые дурацкие предположения в таких ситуациях кажутся вполне оправданными. "Так, ладно, с ума сходят не так быстро", - попытка трезво мыслить, очень смешная попытка, не понесшая за собой никаких изменений - переубедить саму себя девушке не удалось. Ну как же ж жить-то, когда сам себя не можешь убедить в том, что все нормально? Ой, все.
Никак не откликнувшись на такое миролюбивое приветствие (а вдруг ей и вправду почудилось?), Аморе с горем пополам сумела на импровизированном ложе сесть, тут же склонившись вбок и прислонившись к холодной стене подвала плечом. Как мило было со стороны кого-то там положить ее прямо в углу, впритык к стенке, потому что прохлада, передававшаяся от стены к измученному девичьему телу вкупе со сменой положения с лежачего на сидячее, была сейчас сравни живительному коктейлю. И плевать, что стенка может быть грязная, и Эл тем самым замарает белую рубашку. "О, творцы, как же мне хреново..."

+1

27

Девушка никак не откликнулась на "приветствие" Искаи и сидя выпрямилась, облокотившись о стенку. В результате сего действия она заставила девочку поспешно уворачиваться от столкновения "лоб в лоб". Впрочем, ни игнорирование, ни попытка "забодать", никак не смутили спутницу Дарэла, и та продолжила все тем же бодрым детским голосом.
-Не вежливо молчать, когда с тобой разговаривают. Как спалось? - произнесла она и весело хихикнула.

Дарэл сидел в стороне и молча наблюдал за игрой затеянной Искаей. Ему не то что бы было любопытно что из этого получится, но и мешать ей он не собирался... пока не собирался. Хотя если он "зажжет свет", это ей помешает? Парень этого не знал, но в общем то и все равно. Как бы то ни было, а комнату нужно осветить, хотя бы для того что бы блондинка поела и не умерла с голодухи. Дать ей умереть сейчас, было бы слишком обидно. Ведь столько труда было потрачено на то, что бы не дать девушке отправиться на тот свет.
Просто осветить... не интересно... а вот если... - пронеслась мысль в голове вампира, и его губы растянулись в какой то маньяческой улыбке.
Еще когда Дарэл был человеком в нем стали проявляться задатки ментального мага, а когда он обратился в вампира то эти задатки уже переросли в нечто большое. И жаль только, что сам Дарэл о своих магических силах не знает, а то что он делает - списывает на свою вампирскую натуру. Но так или иначе, а магия ему подвластна. Магия на уровне инстинктов. Магия которой он управляет единой лишь мыслью.
Парень закрыл глаза и стал представлять то что должно было проникнуть из его сознания в материальный мир. Светильник, что должен был осветить помещение.

+1

28

А ведь голос в голове все не унимался, зазвучав вновь.
- Невежливо молчать, когда с тобой разговаривают. Как спалось?
Элеонора поморщилась. И когда это ее больной рассудок успел нафантазировать ребенка? Девчачий голосок звучал удивительно бодро и живо, вот только ни шороха, ни силуэта в кромешной тьме не улавливалось, чтобы хоть как-то подтвердить существование этого самого ребенка. Но откуда же тогда голос? Откуда такие абсолютно живые интонации в нем, словно прямо перед девушкой на расстоянии вытянутой руки стояла девчонка, которую скрывала вуаль темноты? Блондинка мотнула головой, отгоняя слетевшиеся роем мысли, с удивительной скоростью заполнявшие голову и заставляющую оную просто раскалываться от обилия вещей, о которых хотелось бы подумать.
- Сгинь к Рилдиру...
Больше всего на свете Аморе мечтала свернуться клубочком где-нибудь в углу, желательно возле источника тепла, и снова заснуть, но постепенно возвращающиеся ощущения после неопределенного времени, которое она провела в забытьи, давали девушке понять, что есть вещи и поважнее сна. Прежде всего организм требовал еды: живот начинало предательски сводить от голода; вновь болью, незначительной, отозвались почти зажившие раны от укуса на шее. А еще хотелось вдохнуть свежего воздуха, ведь он в подвале был спертый и весь окутанный сыростью. От недостатка кислорода немного кружилась голова; убийца вновь зажмурилась, поджав колени к груди. "Интересно, где вампир?"

+1

29

- Сгинь к Рилдиру... - как то недоброжелательно ответила девушка Искае, чем вызвала у той очередной смешок.
- Я к Рилдиру не пойду
Я пожить еще хочу
А Рилдир он ведь свиреп
Как дыхнет и ты ослеп
Раз рукой своей махнет
И отправишься в полет
Раз ногой тебя под хвост
И отправит на погост
- как то на ходу сочинила черте что девочка с зашитым ртом, и выдала свое творение блондинке на суд. Хотя конечно врятли на суд. Ее совсем не волновало, как воспримет это "шедевр" девушка.
-А как тебя зовут? - спросила Иская и ткнула девушку пальцем в щеку.

Тем временем, в мозгу Дарэла оформилась та иллюзия, что должна была осветить помещение... и слегка его приукрасить. Зачем приукрашать? Ответ очень прост. Это ведь обиталище страшного и ужасного ВАМПИРА! И значит оно должно выглядеть соответствующе. Нет, конечно не зловещим замком, в котором живет благородный вампир, который в сказке должен был вдруг обзавестись каким либо добрым чувством и спасти какую нибудь красавицу из лап отвратительно тирана. Совсем нет. Жилище злого и страшного вампира, что по ночам нападает в темных переулках на добропорядочных граждан, что выпивает из них всю кровь, а тела разрывает на куски. Такой вампир как раз таки и должен жить в подвале. И помимо его самого в этом подвале обязательно должен был находится шкаф или ящик из которого ненароком выглядывает явно давно мертвая рука. В его подвале должен быть чуть приоткрытый погребок сквозь щель в дверце которого видно стеклянные бутылки заполненные какой то красной жидкостью, по всей видимости кровью. И конечно же стены, потолок, пол, да словом все должно было быть забрызгано кровью несчастных жертв, которых не постигла легкая участь быть обескровленными на улице, которых кошмарная тварь утащила к себе в берлогу. И эпицентром всего этого должен был стать светильник составленный из костей жертв вампира, который парил бы в воздухе и освещал холодным красным светом все ужасы, что располагались в обиталище вампира.
Еще несколько секунд с момента как Иская коснулась щеки девушки, и вот появился костяной светильник задуманный Дарэлом. И этот светильник показал и сундучок, из под крышки которого высовывалась высохшая человеческая кисть, и погребок с бутылями крови, и кровавые узоры на стенах, и много еще чего, что обычно рисует воображение простых обываетелей при упоминании вампиров. И конечно же, этот светильник, явил пред ясные очи невольной гостьи, и самого хозяина подвала. Хозяин кстати сказать не выглядел таким уж страшным. Сероглазый парень восседал на стуле облокотившись о рядом стоящий стол и подперев рукой щеку. Одет он был в черные штаны, заправленные в черные же сапоги, белую рубашку расстегнутую на половину, и продырявленную на боку, за это кстати стоит сказать отдельное спасибо беловолосой девушке, что сейчас восседала на единственной тут "кровати". На шее и на запястьях висели несколько цепочек и амулетов, выполненных довольно искусно, но знающий человек приглядевшись к ним быстро определит, что это абсолютно бесполезные побрякушки. Серые глаза парня изучающе смотрели на блондинку. Уголки тонких губ слегка улыбались. В общем никакого ужаса и кошмара в нем не наблюдалась, ну если только слегка выглядывающие непомерные для простого человека клыки... но разве это страшно...?...

Отредактировано Дарэл (09-10-2015 22:33:25)

+1

30

- Я к Рилдиру не пойду
Я пожить еще хочу
А Рилдир он ведь свиреп
Как дыхнет и ты ослеп
Раз рукой своей махнет
И отправишься в полет
Раз ногой тебя под хвост
И отправит на погост,
- прозвучал бодрый девчачий голосок в раскалывающейся от боли голове Элеоноры.
"О боже, что?.." - девушка лишь устало вздохнула, даже не пытаясь ответить на вопрос о том, как ее зовут, даже не возмутившись, ощутив тычок в щеку - она не сделала ничего. Ну, разве только сильнее вжалась в спасительную стенку, словно надеялась, что именно она спасет ее от всего, что вообще тут происходит. Вот только стенка, увы, не спасла, и почему-то через пару секунд после того, как Аморе ткнули пальцем в щеку, в подвале внезапно вспыхнул свет, ослепив и абсолютно дезориентировав убийцу.
Издав звук, напоминавший что-то среднее между испуганный писком и усталым хрипом, девушка зажмурилась, низко опустив голову и пытаясь скрыться от пронизывающего света, который очень неприятно бил в глаза, которые с момента пробуждения видели лишь тьму. "Не ты ли хотела, чтобы тут было светлее? Вот и терпи теперь. Думать надо тише", - гневно выругалась на саму себя блондинка, лишь спустя пару мгновений попытавшись приоткрыть голубые очи, но безрезультатно. "Свет-то с чего красный тако-ой?" Вжавшись спиной в свой спасительный уголок, северянка предприняла еще таких три попытки , прежде чем одна из них увенчалась успехом - глаза открыть получилось, хоть и пришлось слегка прикрывать их рукой, словно защищаясь в солнечный день от ярких лучей.
Едва Эл привыкла к не казавшемуся уже таким  ослепляющему свету, она нашарила взглядом его источник: весьма экстравагантного вида светильник... из костей? Убедившись, что глаза ее пока что не подводят, убийца нервно сглотнула. "Здорово", - заключила она про себя, оглядывая помещение, в котором находилась. Да, это был подвал, но он больше походил не на заброшенные подвалы с паутиной в каждом углу, где тут и там сновали крысы, а на жилище зверя: то тут, то там на стенах, полу и даже на потолке ("Кровь фонтаном вверх била, что ли?") виднелась запекшаяся кровь, уже начинающая въедаться в холодные серые стены; какой-то сундук с высунувшейся оттуда человеческой кистью; погребок, где хранилась кровь в бутылках... Ну и, конечно, главный атрибут так великолепно обустроенного жилища ужасного и страшного кровопийцы - сам вампир, который восседал на стуле напротив Аморе, пристально ее разглядывая.
Бросив усталый взгляд на Дарэла, Элеонора от него отвернулась, запрокинув голову и прислонившись затылком к стене. Она была не в силах пугаться этой довольно-таки впечатляющей обстановки. Слишком устала. Слишком хотелось обратно в обморок, в забытье, в темноту, лишь бы не видеть его лица, да и вообще ничего из этого не видеть. Даже задумываться о том, что же за девчонка так бесцеремонно в нее тыкала, не хотелось.
А в голове было нескончаемо много. Много - и ответ на все без исключения хотелось бы знать, даже если это было бы невозможно. Девушка, не нарушая молчания, через "не хочу" скользнула взглядом по вампиру, все еще непривычно щурясь, и отметила дыру на его белоснежной рубашке, обрамленную кровью. "Значит, вылечился. Как жаль", - Эл уставилась в противоположную стену, прижав колени к груди.
- Я жива, - утверждение, ни в коем случае не вопрос. Голос прозвучал устало и хрипло. - Ты же мог растерзать меня в том переулке. Так какого хрена ты этого не сделал, фокусник недоделанный? - усталость влекла за собой раздражение и злость, которые убийца пока что пыталась подавлять.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Два охотника - две жертвы