http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Из огня да в полымя


Из огня да в полымя

Сообщений 1 страница 50 из 50

1

Место: Альмарен, Город темного ветра
Время: Год и месяц вперед от настоящего времени
Участники: Эния, Амарилла, Сиф
Краткий сюжет: Талантливая на происшествия нимфа оказывается в одном из главных городов темных земель, последствия пока неизвестны.

Вдох, выдох, нырок в ответвление, рев за спиной. Как она так нарвалась? Кто ревет? Дракон. Ой, огнем пыхнул, вот как так, почти попал, хорошо хоть не совсем проснулся еще, а то точно быть рыжей шашлычком. Еще нырок.
"О небо, догоняет! Надо срочно сваливать отсюда!"
Думала девушка, на ходу составляя заклинание. Дракон приближался, прямой коридор, явно послышался вдох, сейчас дунет огоньком и поминай как звали. Придется так, без точного вектора, главное чтобы не разделило, а остальное переживем. Проблема была в другом, рыжая не могла не только вплести в заклинание точное направление, но и просто сосредоточиться, в панике у нее проносилась чуть ли не жизнь перед глазами, дриады, пираты, один симпатичный вампир, что так и не появлялся.
"Интересно, как он там?"
Подумала девушка, после чего ей стало не до того, дракон был готов ее испепелить и выдохнул, а рыжая все же запустила заклинание, сотворенное практически из сырой, хаотичной магии. Успела.
Девушка и сама не знала где она оказалась. Только что сбежала от дракоши, подумаешь золото помялось, тоже мне ценность, как уже в каком-то средней разрушенности зале. Какие-то щепки, нескольку прибалдевших от такого людей. Рыжая их понимала, появись перед ней кто так и не в такой бы ступор впала. Ну не умеет рыжая перемещаться без потерь для места приземления, что-нибудь да разнесет. И куда на этот раз? В прошлый раз девушке просто захотелось увидеть дракончика, ну мечта у ребенка была, а теперь то что? Вопрос, кстати сложный. Довольно мрачноватый интерьерчик, все еще не отвисшие люди, но у Энии как-то не было желания выяснять кто и зачем, а то история с огнедышащим пресмыкающимся повторится, делать ноги надо, пока не очухались. Только вот телепортация почему-то не срабатывает. Придется банально, через дверь, кстати, а где оная, где родимая? А, вот она!
-Ну, я пошла...
Сказала рыжая и мгновенно стартовала к выходу, решив что лучший метод избежания проблемы это избежать ее буквально, точнее сбежать, не разбираясь, к кому ее занесло.

Отредактировано Эния (10-04-2015 22:44:12)

+1

2

Обычный день, обычное заседание совета в присутствии некоторых других высокопоставленных представителей знати, на котором Амарилла, бездумно потратившая ночь на очередные эксперименты с темной магией, откровенно скучала и думала, что ее посиделки в лаборатории были бы стократ интереснее и полезнее, чем формальное нахождение в зале, пока собравшиеся что-то предлагали, обсуждали и горячо спорили. Если бы повод был действительно важным, вокруг стояла бы гробовая тишина, пока кто-то один менторским леденящим душу тоном вещал о свежих новостях в политической ситуации. Женщина всегда сравнивала это с сообщением о закате звезды Анклава, ну или, на худой конце, о конце света, но явно не будничных проблемах, которые имели обыкновения сваливаться, как снег на голову. Некоторые из них удавалось решить раньше, некоторые разрастались до поистине вселенского масштаба, но, в общем-то, тоже имели решения, которые рано или поздно приходили в светлые умы первых людей страны. Сейчас же на общее обозрение была вставлена то ли проблема урожайности, толи пограничные волнения, основная мысль каждый раз ускользала от женщины, которая стойко пыталась убедить себя хоть немного вникнуть в происходящее действо. Пытаясь сосредоточиться, Амарилла каждый раз теряла нить повествования, отчаянно подавливая зевки и с опаской косясь в сторону Сифа, который, как истинный лидер, сидел и внимательно внимал всей происходившей вокруг беседе, ну или умело делал вид, ему уж точно не привыкать строить серьезное лицо. Вампирша еле сдерживалась, чтобы не послать мужчине телепатически какое-нибудь откровенно ехидное замечание, чтобы заставить его сменить официальную мину, тем самым поставив ораторов в тупик. Обычно, если у Сифа как-то резко менялось настроение, всех окружающих его подданных это крайне настораживало, если не пугало. После этого она, правда, рискует получить нагоняй за неподобающее поведение, но что делать, если дела государственной важности настолько скучные?
Наконец решив, что шутка не приведет ни к чему хорошему, а только продлит злосчастное заседание, которое начинало уже порядком действовать на нервы, Лил совсем приуныла, начиная в уме рассеянно считать секунды, а сбившись, вспомнила какой-то навязчивый мотив и принялась его прокручивать в голове, некоторое время спустя поймав себя на мысли, что если бы в ее голову сейчас залез кто-то из присутствующих, вряд ли удалось бы избежать скандала. К счастью, опасаться за свою мыслительную деятельность вряд ли стоило – в зале разве что Сиф мог пробиться через защиту Амариллы, но ему и без этого было по зубам, раз взглянув, понять, что она сейчас ощущает. Еще раз обиженно покосившись на главу вампирского Анклава, который, кажется, тоже недовольно мазнул взглядом по своей советнице, Лил только приготовилась вести отсчет секунд заново, когда раздался громкий хлопок, дальняя часть стола превратилась в щепки, несколько присутствующих испуганно отшатнулись, а кто-то сдавленно вскрикнул.
- Хоть что-то новенькое – напрягшись, и начиная вставать со своего места, успела подумать Рилла, принявшая произошедшее за чью-то шутки и в тайне мечтая отблагодарить находчивого вампира, когда к великому удивлению из клубов пыли прорисовался точеный профиль. Девушка была явно не менее шокирована происходящим, но оторопь успела сбросить первой, с явным желанием скорейшим образом передислоцироваться за дверь, ну а там уж куда судьба выведет, Лила видела рыжеволосую, как и она сама, дамочку, первый раз, именно поэтому слабо веря в то, что незнакомка хорошо ориентируется в плане замка. Времени на размышления просто не было, а травмировать незнакомку абсолютно не хотелось, да и ждать, пока она очухается от ментального воздействия, если не ней не присутствуют амулеты от оного, совершенно не входило в планы Амариллы, поэтому, чуть менее быстро, нежели ей хотелось бы, вампирша вскинула руки в намерении сделать несколько пассов для создания темного сгустка энергии, почти неразборчиво пробормотала слова заклинания и с силой толкнула создавшийся сгусток вдогонку. Повреждений он не нанес бы, максимум, что можно было ожидать от столько простого и топорного заклинания – ушибы, но, направленный в голову, был призван сбить жертву с ног, пока остальные присутствующие наконец-то сообразят, что от них удирает странный гость, который грубо нарушил неприкосновенность границ замка, возможно даже шпион. В какой-то момент накатила глухая злость на неповоротливых мужланов, готовых только чесать языком, зачитывая очередную порцию отчетных данных, но абсолютно неспособных контролировать резко поменявшуюся обстановку. Так как в зале из всех  она могла доверять только Сифу, закономерным было то, что в следующий момент он услышал у себя в голове ее голос
- Надо брать живьем – коротко сообщила Лила и оборвала контакт, плотоядно наблюдая за девушкой в ожидании порции развлечений.

+1

3

Очередное заседание совета и иных представителей влиятельных вампирских домов, проживающих в Городе Темного ветра, выносило на порядок дня очень важные вопросы, как то - проживание в Анклаве представителей иных рас, например, оборотней или некромагов со своими собачками-зомби, обсуждение статуса дампиров и даже запрета на зачатие оных, которое каралось бы иссушением. Поднимались и другие вопросы, которые касались военных дел, дипломатических отношений с соседями, и море других положений, не столь важных, от которых хотелось зевать со скуки. Сиф с каменным лицом и колоссальным терпением выслушивал всё, что говорилось. Сам он практически ничего не говорил, отмечая себе на листе бумаги что-то, одному ему лишь ведомое. Такие заседания случались лишь раз в несколько месяцев, и потому проигнорировать их, отправить вместо себя представителя или сослаться на какие-то дела, пусть даже королевской важности, было нельзя. Тут же находились и все советники - Игмар сидел по правую руку от Сифа и участвовал в обсуждениях, отстаивая, впрочем, правильную позицию по каждому из них, но чересчур уж явно демонстрируя свое неприятие к другим мнениям. Рутан облюбовал для себя местечко подальше, в неприметном уголке, хотя это совсем не означало, что градоправитель витал мыслями в облаках. Напротив, он всё схватывал, записывал, но сам говорил лишь тогда, когда к нему обращались непосредственно. Лила тоже была в зоне видимости Сифа. Она пыталась, изо всех сил пыталась - и это было видно - чтобы ее форменную скуку и апатию не раскусили. Но Сифу даже не нужно было забираться к ней в голову, чтобы понять, почему ее взгляд блуждает по залу, почему она то и дело ерзает, почему не горит желанием влезать в обсуждения и изображает со всем согласную советницу, когда в обычные дни ее редко можно заставить просто помолчать. Даже не глядя на Амариллу, Сиф периодически ощущал на себе ее взгляд, но делал вид, что его заботят исключительно вопросы, поднятые на совете.
Сам он сидел во главе длинного овального стола, упершись локтем в подлокотник высокого стула, а кулаком подпирая подбородок. Зал совета был полон вампиров, и главе Анклава хотелось уже давно, чтобы сейчас тут остались только четверо - он и его советники. Так бы они куда скорее расправились бы с повесткой дня, приняли решения и воплотили их в жизнь.
С ног на голову ход собрания перевернуло внезапное событие - появление из ниоткуда девушки. Причем ее появление было не только внезапным, но и, как считал Сиф, невозможным - ведь телепортироваться в Дом Анклава невозможно! Он настолько хорошо защищен магией, насколько это возможно. Да и какой дурак рискнет прыгать в святая святых вампиров, где жаждущих теплой крови пруд пруди? А то, что девушка была живой, свидетельствовало ее до умопомрачения быстро колотящееся сердце, что почуяли все вампиры без исключения. У нее было лишь несколько секунд, во время которых она могла уповать на эффект внезапности. И на то, что вампиры отшатнутся от разлетевшегося стола, однако перегруппироваться им труда не составит.
"ЭНИЯ?!" - Сиф был как громом пораженный. Это действительно она, нимфа! Она совсем спятила что ли?! Даже он, лидер Анклава, не в состоянии защитить ее от полчища вампиров, большинство из которых категорически настроено против живых и считает их годными лишь для еды. Эния, однако, так и не поняла, где она и кто находится здесь, с ней в одной комнате. Ее шутка совсем не удалась. Вампиры тут же ринулись к ней наперерез, и кто знает, на сколько кусочков порвали бы отчаянную девчонку, если бы Сиф не опередил их всех. Он слышал, что ему сказала Лила, но объяснять не было времени. Привет, скорость и реакция древнего вампира. Как ветер, Сиф пронесся к нимфе, подхватил ее и так же быстро смылся неведомо куда. Объясняться ему придется после, а для начала...
- Какого черта ты здесь делаешь?! - он не мог сдержать свою ярость так, как долгое время сдерживал скуку или возмущение. - Ты совсем спятила?
Они стояли в какой-то узкой комнатушке, темной, не освещаемой даже захудалой свечой. Эния не могла бы видеть Сифа, а он как-то забыл об этом маленьком нюансе. Сам-то ее видел прекрасно. Но зато она могла бы узнать его по голосу, если, конечно, до сих пор помнила его.

+1

4

Не успела. Если бы на пороге остановили, то рыжая еще бы поняла, хотя и было бы обидно, но как-то слишком уж. Толчок в голову и разогнавшаяся нимфа уже чистит пол своим лицом. Щеку ободрала, ладони, не сколь больно, сколь обидно, хотя саднить они принялись тут же, но рыжая быстро залечила из, не дав даже крови выступить. Попутно отметила, что фонит тут темной магией, в этот раз ее занесло не в пограничные скалы, а дальше, в темные земли, ну, оно и понятно, направления нет, концентрации нет, мозгов… нет, они есть, но, похоже, в отпуске, так что занесем в графу отсутствуют. Еще бы, от таких потрясений не только они из организма сбегут.
Но куда больше ее испугали моментально сомкнувшиеся на ее еще даже не докатившейся никуда тушке руки. Прохладненькие такие и смутно знакомые. Впрочем, не до воспоминаний было Энии, поэтому рыжая попросту не обратила на это внимание, ее больше волновало то, что ее схватили и куда-то потащили, причем даже незаметно для самой нимфы. Такая скорость настораживает. Тут одно из двух, либо ее передвигали ну очень быстро, либо она ударилась головой сильнее, чем показалось изначально.
Вскоре глаза накрыла тьма, что еще больше испугало нимфу, в конце концов раз не прибили сразу, то еще есть шансы, а вот ослепнуть не хотелось. Хотя… тут проблемы и похлеще были. Прямо над ухом раздался чей-то вопрошающий рык, заставив рыжую сжаться в комок и тут же начать чувствовать себя виноватой, хотя бы из-за поломанного столик, сколько лет стоял небось и ничего, а тут одна дурная нимфа и в щепки.
Смысл вопросов дошел не сразу, с какого перепуга ее вообще кто-то спрашивает из темноты, да еще и явно пребывая в ярости, последний же вопрос даже задел отчасти честолюбивую нимфу.
-Что значит совсем?! Стою! Насколько я помню законами это пока не запрещено!
Огрызнулась рыжая, которую возмутило такое обращение, что мигом откинуло ее на некоторое время назад, в пиратскую бытность, где не раз приходилось осаждать слишком наглых обитателей кабаков или матросов. Правда пока не особо наглея, в конце концов, это она появилась незнамо где и сорвала незнамо что.
Ни что, ни где пока не были известны точно, а вот голос, если откинуть гневные интонации, был до боли знакомым. Когда до рыжей это дошло, то она тут же стихла и лишь толи с надеждой, толи с опаской спросила:
-Сиф?
После чего сориентировалась по голосу и, забыв первоначальную тему разговора, обняла вампира, прижавшись к нему и примостив голову у него на груди.
-Я скучала по тебе…
Только и сказала рыжая, наслаждаясь близостью к ней столь любого ее сердцу существа, пусть и злящегося на нее, но тут уж ничего не попишешь, судьба, видимо, у Энии такая, вечно в неприятности попадать, ну и втравливать в них других, разумеется.

+1

5

Удар достиг цели, рыжеволосое, как и Лила, создание, протаранила пол носом, заставив вампиршу самодовольно ухмыльнуться краешком губ – не зря Архимаг тренировал ее быстро реагировать на все, даже самые нереальные ситуации, даже самые интригующие и требующие тщательного осмысления. Нет времени объяснять – бей тем, чем есть возможность оглушить, а дальше уже будешь разбираться, сбила ты с ног друга или врага. Друг, хоть и ошалеет от такого “теплого приема”, простит, а враг потеряет свое преимущество, галантно переходящее в руки девушки. По этому непреложному правилу девушка и жила до сих пор, что не раз спасало ее бледную холодную шкуру от навязчивого дыхания смерти в спину. Сейчас же, не успев толком порадоваться за себя-любимую, Лил даже не увидела, а ощутила, мощный рывок, исходивший их того места, где только мгновение назад она наблюдала Сифа, но не успев разобраться, что сподвигло Лидера сорваться с места, ведь рыжее недоразумение уже было обезврежено, и магичка собиралась собственноручно притащить добычу на суд всех присутствовавших высокопоставленных господ, а, возможно, и заполучить этот интересный экспонат к себе в лабораторию, чтобы изучить феномен телепортации в вампирские угодья, где стояли такие блоки, которые не смог бы взломать и самый ухищренный маг, зато с которыми спокойно справилась странная гостья, Амарилла уже приготовилась в несколько прыжков настичь свою жертву, когда той и след простыл. Знаете, что такое разрыв шаблонного мышления? А знаете, что случается, когда такое приключается с главным магом Анклава, привыкшим только побеждать? Увидев, что Сиф и был тем самым наглецом, посмевшим лишить ее законных почестей, уязвив ее самолюбие, Лила утробно зарычала, скаля клыки. Несколько вампиров попроще, кому не часто приходилось сталкиваться с советницей в моменты ее крайнего бешенства, отшатнулись, испуганно глядя на нее, видимо, про себя полагая, что женщина тронулась умом. Оба других советника Сифа были слишком заняты и шокированы происходящим, чтобы хоть как-то отреагировать на выходку Марсифа, впрочем, они потихоньку начали соображать, что необходимо успокоить собравшихся, поэтому начали тормошить народ, тоже заметив отсутствие главы, бегло объясняя, что он сам разберется с нарушителем, так умело сбитым Амариллой. По-видимому, эти двое ожидали помощи от женщины в этом нелегком деле, но она не собиралась облегчать им задачу, тратя драгоценные мгновения на отведения глаз от вопиющего нарушения. Еще чего, если Сиф намеревался опозорить ее, он это сделал, за что она не преминет отплатить ему тем же. Даже не удостоив Рутана и Игмара сообщением, что она собралась вдогонку за прытким вампиром, Лила вылетела из зала, вызвав еще одну волну воплей. Кажется, кто-то слишком впечатлительный даже попытался имитировать обморок.
Бесконечные коридоры сплетались в одну огромную паутину. Куда мог направиться лидер – а кто его знает, даже женщина обычно путалась в его желаниях и предпочтениях, отдаваемых тому или иному помещению замка, а теперь – ищи свищи, ведь сбегал он в спешке, был не менее ошарашен произошедшим, она была уверена в этом, и явно не имел конкретного плана действий. Добрых полчаса обыскивая каждый укромный уголок замка, который был ей известен, и взбеленившись еще больше, Лила в остервенении пыталась разгадать убежище своего повелителя и друга, как вдруг идея пришла сама собой. Конечно же, кто она? Маг! Ментальщик, к тому же достаточно сильный. Сиф вряд ли успел поставить мощный блок на свое сознание, слишком уж он торопился спасись бегством, значит был шанс нагло вломиться и разузнать, где он в данный момент находится. Риск был слишком велик, но Амарилла была настроена решительно. Выдохнув, она сосредоточилась и потянулась к сознанию Сифа. Как она и предполагала, блок был плевый, для нее не составит труда его взломать, поэтому, решительным жестом она проломила защиту, сливаясь с сознанием, скорее всего ошарашенного таким беспардонным поведением вампира, Лила успела ухватить лишь какую-то темную комнату, ощутить близкое присутствие девушки. Стоп, она что, обнимает Сифа?!  От культурного шока, Амарилла даже упустила тот момент, когда мужчина наконец-то выпихнул ее из своей головы, грубо захлопнув сознание, но общее направление она уловила, ринувшись с новым запалом в погоню за повелителем. Самое интересное, такой фокус вряд ли сошел бы с рук любому другому, но Лил была всецело уверена в своей счастливой звезде, которая хранила ее, начиная со встречи с лидером в лесу, и включая настоящее время, когда Лила дерзнула позволить себе такую вольность.  Глубоко вздохнув, она сделала последний поворот и уставилась на небольшую, неприметную дверку, которую успела уже несколько раз пропустить ранее. Более, чем уверенная, что Сиф чувствует ее, женщина застыла мраморным изваянием, ожидая объяснений, еле сдерживаясь, чтобы не снести дверь.

+1

6

Это было не похоже на Сифа. Его вызывающий поступок на глазах у всех. Его сокрытие магички, которая, по всем параметрам, является шпионкой, не иначе. Он никому не говорил о своем знакомстве с Энией, и прежде всегда держал крепкий замок на своей  памяти, своих мыслях, оставляя для Амариллы лишь одну маленькую лазейку - возможность связаться и телепатически говорить, если так будет нужно для дела. Сиф никогда не заикался даже о нимфе, хотя сам часто о ней вспоминал и думал, но в итоге отмахивался и злился на самого себя, что занимается подобной чепухой.
"Наверняка она и думать обо мне забыла. Учится, наверное, в своей Школе, нашла новых ухажеров. Их даже искать не надо, пальцами щелкнет, и они послетаются, как мухи на мед", - так считал Сиф, вспоминая их последнюю с Энией встречу и момент расставания, когда он оставил ее у ворот гресской Школы магии. С той поры утекло не так уж и много времени на самом-то деле, и все же события перевернули мир с ног на голову. Времени погружаться в собственные размышления на тему того, что когда-то случилось, попросту не было.
А теперь предстояло думать, что делать.
"Ох, Рилдир... На глазах советников и десятка глав самых влиятельных домов умыкнуть магичку. Не просто магичку, а нимфу. Ее светлая суть за милю ощущается", - как бы Сиф не злился на Энию, а он был рад ее видеть. Был бы еще более рад увидеть не в таком месте и не при таких обстоятельствах, но всё же. Правда, теперь предстояло выяснить, как она сюда попала, с какой целью. Если она действительно шпионка, то... как ни горько это признавать, а Сиф лично велит пытать ее и затем казнить. С соглядатаями он всегда поступает только так. Никакого милосердия от жесткого лидера Анклава ждать не приходится.
Наверное, вампир из-за клокотавшей в его груди ярости ослабил защиту, не углядел, что она дала трещину, и это позволило Лиле забраться в голову Сифа, пусть и с трудом и не с первой попытки. И естественно, Сиф это почувствовал. Он буквально вытолкнул вампиршу из своего разума и рявкнул: "Не смей лезть ко мне в голову!"
С Лилой разборки будут попозже. Ее винить, конечно, не стоит, ведь она, как и остальные, ничего не поняла, и кто знает, чего себе надумала.
"О боги, а что я хотел? Безусловно, меня будут искать хотя бы советники, и самый легкий способ сделать это - так, как поступает Лила. Но на этот раз..." - ничего вразумительного он сказать себе не успел, потому что Эния, наконец, узнала его и обняла.
-Я скучала по тебе…
- Ты сумасшедшая, - Сиф поддался минутной слабости, чтобы тоже стиснуть девушку в объятиях, почувствовать ее тепло, ее тело, бившее жизнью. Но сразу же отстранился, - как ты здесь оказалась? - тут же он проговорил ей мысленно, почуяв присутствие еще одного лица, - "постой, не говори ни слова. Мы не одни."
Он развернулся, оглядывая тесное пространство, в котором они с Энией были как в ловушке. Сам сюда ее притащил, но тогда выбора особого не было, следовало найти наиболее укромное и дальнее местечко, чтобы хотя бы выиграть время.
- Амарилла, - Сиф сделал шаг вперед, закрывая собой нимфу и не отпуская ее руки. Он боялся за ее жизнь, его собственное положение его мало беспокоило в данный момент, - не стесняйся зайти и обвинить меня в предательстве.

+1

7

А рыжая в свою очередь и знать не знала в какие неприятности втравила Сифа. Нет, что ее появлению в темных землях не рады девушка усвоила, а вот насколько скомпрометировала своего вампиреныша пока не ведала, хотя были где-то в глубине смутные сомнения, но Энии было явно не до них.
Несмотря на обстоятельства: темнота, нахождение только богам известно где, тесная комнатушка… хотя последнее скорее плюс, поскольку вампир был рядом и в зоне досягаемости, сложнее было бы притащи он рыжую в просторный зал и ходи по нему кругами. Представив такую картинку рыжая улыбнулась. Ну не чувствовала она от Сифа опасности, да и даже если бы он вызывал у нее суеверный трепет, то уже поздновато, влюбиться успела.
А рыжая, несмотря на представления у Сифа о верности нимф, никого себе более не заводила, также часто вспоминая одного вампирчика. Его, его действия, слова, губы… ощущение прохладных касаний. Много раз девушке хотелось уйти из Греса и вопреки здравому смыслу уйти в темные земли, просто чтобы увидеть его, хотя бы еще раз, но каждый раз ей казалось, что ее не ждут, что она лишь помешает, и нимфа оставалась в чертах города.
Хотя большую часть свободного времени рыжая проводила близ природы, хотя бы в школьном саду, где другие студенты уже привыкли к устроившейся в ветвях девушке, поэтому не обращали внимания. Как и Эния на них, она прекрасно понимала, что они из разных миров, большинство – это аристократы, которых родители послали развивать пусть даже мизерный дар. Ну и меньшая категория – просто талантливые маги. Эния, к счастью, относилась к меньшинству, поэтому училась бесплатно и под крылом одного милого старичка-менталиста, попутно неплохо разбиравшегося и в других сферах магии и просто знаний, но на уровне теории, узкий профиль, зато педагог отличный, правда вот немного рассеянный во всем, что напрямую не касается магии, иначе рыжая бы попросту сюда не попала, хотя… тут еще и талант влипать в истории, так что не будем все валить на дедушку.
Но вернемся из прошлого в настоящее. Эния и не подозревала о раздумьях Сифа, в частности тех, что касались шпионов, их разоблачения, пыток и смерти, что могли быть уготованы для нимфы, приди она сюда с корыстной целью сдать все планы анклава. Но, к счастью, девушка мало того что их не знала, так и действительно оказалась здесь чисто случайно, из-за неумения концентрироваться на чем-то одном.
Но как удачно-то попала! Хотя бы выяснила, что ее помнят и ею хоть как-то дорожат, поскольку ненужную игрушку он бы попросту дал растерзать остальным присутствующим вампирам. Ан нет, спас, волнуется значит.
От такого рода мыслей на душе у Энии потеплело, рыжая только сейчас поняла, как ей не хватало его весь этот месяц, в городе, где всё и все представляют собой нечто чужое, но нужное, в конце концов не вечно же по лесам скитаться, постепенно рыжей все больше хотелось найти Дом. Теперь она понимала, что движет многими людьми и почему она никогда бы не стала копией дриад, деревьям выбирать не приходится их дом там, где они есть, а вот у рыжей это понятие весьма размыто.
Время убегало и останавливалось одновременно. Полчаса пробежали практически мгновенно, но это мгновение растянулось чуть ли не до бесконечности для Энии, вот такой вот временной парадокс. Такое бывает как правило у безумцев или у очень счастливых людей. К которой категории относится нимфа сказать было сложно, скорее сразу к обоим. Рыжая разве что не мурлыкала, когда Сиф в ответ сжал ее в объятиях, ей ничего больше было не надо, лишь бы так продлилось как можно дольше. Почувствовав родные руки, девушка мигом улетела на седьмое небо и там застряла. Даже констатация одной из категорий состояния девушки ее оттуда не стащила, Эния лишь зарылась лицом в его рубашку, вновь вспоминая его кожу, запах, ощущая прохладу тела с небьющимся сердцем. Ну и пусть! Зато у девушки сердечко билось так, что суть ли не пробивало оставшуюся оболочку и чудом оставалось внутри.
Правда вскоре Сиф отстранился, спустив девушку с седьмого облака где-то на пятое и дав ей способность хотя бы думать. Например как объяснить, какими ветрами ее сюда занесло. Хотя версия, в общем-то была готова. Рыжая уж было собиралась озвучить самое правдоподобное объяснение, но в ее все еще летающей в районе пятого облака головке прозвучало предупреждение, сбив еще на парочку ярусов ниже, до простой радости от нахождения рядом любимого существа. Даже гость за дверью ее не пугал, разве что вызывал любопытство.
Сиф предусмотрительно спрятал девушку за собой, чем спровоцировал новый прилив нежности у нимфы, которая снова поднялась до пятого облака и уткнулась головой ему в спину, даже и не думая никуда вырывать руку. А вампир тем временем пригласил гостя, точнее гостью, судя по имени, полюбоваться на рыжую. Впрочем, Эния негласно ответила взаимностью, ей тоже было любопытно кто там такая, но пока все равно ничего не видно, поэтому девушка еще не спешила выглядывать из-за спины Сифа, упиваясь его близостью, поскольку чутье ей подсказывало очередные проблемы.

+1

8

Голова разболелась от грубого выпихивания из чужого сознания, хотя Амарилла была к подобному абсолютно подготовлена. Женщина давно уже не была зеленым вампиренышем, которому все в новинку, а Сиф, обучавший ее всем премудростям по своему образу и подобию, сейчас, видимо, рвал, метал и поминал свою советницу тихим незлобным словом, проклиная тот день, когда открыл перед ней все секреты и лазейки. На это Лил могла только развести руками и покаянно пожать плечами, зачем обвинять ее во всех грехах, если сам утаивал столь интересный факт от той, которая стала сестрой не только по крови, но и по духу. Теперь, так некстати, вспомнились все блоки, которыми вампир закрывал свое сознание, заставив рыжеволосую негодующе выдохнуть и вознамериться оторвать лидеру голову за все секреты, которые он был намерен от нее хранить. В конце концов, неужели она так напоминает собой зверя? До этого момента вроде бы не напоминала, но сейчас обида каленым железом жгла небьющееся сердце, заставляя помышлять о самых извращенных наказаниях. Как для Сифа, так и для его … избранницы? Укол ревности был воспринят с крайним удивлением, Лил никогда не испытывала к мужчине  никаких теплых чувств, кроме дружеских, конечно, с оттенком отеческого почитания, однако рев обескураженного лидера в своем сознании она услышала, более того, мысли сразу же встали на места. До этого момента от нее ничего не скрывали, по крайней мере, давали ей такую иллюзию, а она, в общем-то, крайне ревностно блюла это негласное соглашение, за что теперь была жестоко щелкнута по носу. А эта рыжая, видимо, знала о душевных притязаниях вампира, раз не преминула обнять его, не боясь оказаться с порванной глоткой. С небольшим опозданием Амари отметила, что девушка была светлой, этот факт еще глубже вогнал шпильку обиды в душу.
Она не ошиблась, Сиф ее почуял, и был крайне недоволен таким самоуправством со стороны советницы, хотя знал ее лучше любого другого. Как она должна была поступить? Сделать вид, что ничего не произошло? Остаться в зале, наивно полагая, что мужчина сам прикончит жертву всеобщей истерии? Эти варианты не только шли в разрез с самим женским естеством вампирши, но и так же претили чувству ее собственного достоинства. Впрочем, следующую фразу своего повелителя она восприняла, как пощечину. Столько лет общения, разрешения многих проблем, в конце концов, Амарилла в какой-то степени считала себя той рукой, за которую можно без боязни схватиться, если потребуется любая помощь, и тут ей предлагают во всеуслышание объявить его изменником. Можно было подумать, что у мужчины немного поехала крыша, хотя, думается, так оно и было. Аккуратный, быстрый и цепкий взгляд скользнул по тому месту, где предположительно должна была находиться девушка, но та надежно спряталась за спиной своего рыцаря, заставив Лилу покривить губами. Вряд ли лидер догадывался, какие сейчас чувства снедают его подданную, но мог хотя бы для приличия прошерстить ее ментально, чтобы хоть чуть-чуть понять, кто тут враг, а кто предан до последнего вздоха. По крайней мере, она ни коим образом не выдала своих истинных чувств, так и оставшись стоять на пороге комнаты, раздумывая, как быть дальше. Если сейчас открыть рот, уши Сифа явно завянут раньше, чем он дослушает ее тираду до конца, молчание затягивается, угнетая всех троих, хотя нет, вряд ли гостья сильно была напугана ситуацией, она даже не подозревает, на что способна разъяренная советница, так что здесь только двое отчетливо понимают, что может сейчас разразиться.
Медленно со свистом выдохнув воздух, и покачав головой в знак того, что конфликт исчерпан, и она крайне разочарована в мыслях Сифа на свой счет, Амарилла начала принимать более расслабленную позу, как будто бы, чтобы разрядить обстановку, но в последний момент руки сложились в отлаженный до автоматизма жест и быстрее, чем разум осознал, что только что сотворила его хозяйка, метнули такую же, как и ранее в зале, в общем-то, абсолютно безобидную сферу, призванную больше ударить по самолюбию Марсифа, нежели его покалечить. На такие серьезные меры Лил бы просто не пошла даже под страхом мучительной смерти, просто… Женская обида, бес ее бы пожрал! Пусть теперь ходит надутый, с болезненно задетым самомнением, зато они будут квиты. Смолчать, впрочем, тоже не получилось, поэтому за сгустком в лидера вампиров, за неимением чего-то реально тяжелого под рукой полетел град обвинительных слов.
- Ты! Мне! Не доверяешь! – отчеканила девушка, как будто бы каждое ее слово было подобно серебряному лезвию, призванному побольнее вспороть шкуру вампира. Дико хотелось взвыть и отхлестать нахала по щекам, но пока еще разум был сильнее захвативших душу, словно тайфун, эмоций. – Значит так ты платишь мне за беспрекословное доверие и верность? - следующая сфера была пущена наобум, призванная скорее сбавить градус негодования, нежели достичь цели в виде вампирьей тушки. – Я бегаю за ним, как мать за нерадивым мальчишкой, а он тут в игры решил поиграть! Укрыть ту – палец безжалостно указал на то место, где все еще обреталась девушка, - кто нарушил все мыслимые и немыслимые законы, наши законы – на слове наши Лила сделала особый упор. Спустив основной поток пара, и, вроде как, обойдясь без жертв женской самодеятельности, она продолжила уже более спокойным тоном – при этом ты опозорил меня перед двумя другими советниками, но это я бы еще смогла проглотить, если бы кроме них в зале не было еще десятка страждущих занять мое место и увидеть мое фиаско, – в голосе опять прозвучали злые нотки, пальцы непроизвольно сложились в очередной жест для заклинания, - поэтому я требую, чтобы ты сейчас же рассказал мне, что здесь творится. Предвосхищая последующие нотации, вампирша не преминула легко оскалиться, показывая клыки.
-Время просьб закончилось – отрезала она, отсекая любые поползновения поставить ее на место чем-то вроде, ты всего лишь советница, я не обязан отчитываться перед тобой, или я сам решу свои проблемы. Сейчас главной проблемой, как не прискорбно это было признавать, являлась разъяренная женщина, жаждавшая пока что лишь объяснений, но при отсутствии оных вряд ли бы она смогла сдержаться бы, чтобы не перейти к открытым действиям, доказывавшим ее звание первого мага Анклава.
С другой стороны, природное любопытство шептало, что зря она так горячится, ведь каждый влюбленный, а в этом Амарилла была теперь уверена так, что готова была бы поставить обещание не пользоваться магией до конца своих дней и самостоятельно удалиться от политически дел в общем и с глаз Сифа в частности, если бы это оказалось неправдой, способен на безумства. Подтверждение этому факту красноречиво представлялось перед ее серыми очами, заставляя внутренне содрогаться, размышляя о своей участи, постигни ее такое же светлое чувство, побочным эффектом которого являлось полное лишение объектов взаимодействия мозгов. Мало-помалу злость начала отступать, долго пребывать в напряженном негодовании девушка не умела, что было так же прекрасно известно вампиру, галантно уступая место заинтересованности – кого же именно выбрал ее повелитель?

+1

9

Когда минутный порыв прошел, предстояло подумать о том, как поступить дальше, что делать, как быть, куда деть Энию, как ее уберечь. Не последнее место занимал и вопрос - как выкручиваться изо всей этой ситуации перед советниками и остальными вампирами, присутствовавшими на совете и видевшими всё своими глазами. Лидер Анклава умыкнул потенциальную шпионку-светлую прямо из-под носа десятка вампиров. Это же немыслимо! Долго ли ждать, пока погоня настигнет? Игмар точно бросится выяснять, в чем дело. Рутан, может быть, повременит, сначала рассудит, что стряслось, потом дождется, пока Сиф сам не объявится, и только тогда станет задавать вопросы. А Лила? Как она поступит?
Хм, предсказуемо, наверное, для мага, который владеет телепатией на таком высоком уровне. И все-таки Сиф не был готов к вторжению в свой разум, потому и пропустил этот момент, и вампирша смогла обнаружить их с Энией. Что теперь? Попытается отобрать нимфу и забрать ее для своих допросов? О, даже один подход Эния вряд ли переживет...
С Лилой он справится, если что. С трудом и потерями, но справится. Он ее намного старше, а мастерство вампира зависит от возраста. Так что... Главное, чтобы Эния не полезла на рожон, помолчала и догадалась бросить все свои магические резервы на ментальный блок. Лила все равно его пробьет, пусть и не с первого раза, но по крайней мере нимфа это почувствует и сможет сказать Сифу, что вампирша пытается залезть к ней в голову.
Но сейчас она стояла напротив. И тут даже мыслей читать не нужно, достаточно просто взглянуть на выражение ее лица. Лила была в ярости, причем, как понял Сиф из ее последующих слов и поведения, в ярости не из-за поступка главы Анклава, а из-за того, что оставил советницу в неведении. Показателем уровня ее ярости послужил и сгусток темной энергии, как бросок, отправленный в Сифа. Вампир на секунду вскинул брови.
"Как будто она не знает, что мне это не навредит", - ну а Эния была позади его, прикрытая им от такой магии, как щитом.
Он стоически невозмутимо выслушал ее обвинительные речи. На его лице не дрогнул ни один мускул.
- Я никому не доверяю, - отозвался вампир, его голос был ровен и спокоен, - но есть те, кому я не доверяю чуточку меньше. Ты должна бы знать об этом,- Сиф чуть сильнее сжал пальцы Энии, только в этом выражался нарастающий в его душе гнев. Лила обвиняет его в том, что он ей не доложил о своих сердечных делах? Так что ли? Она издевается или серьезно? Он ведь и сам не мог объяснить, каким образом Эния очутилась в Анклаве, и этот вопрос волновал его больше всего на свете. Ведь если она действительно шпионка, как всем сразу показалось, то ее судьба предрешена.
- Амарилла, - Сиф очень редко называл ее полным именем, обычно это значило, что он ею в чем-то недоволен. А тут и гадать не нужно. Где ее выдержка? Где соблюдение хотя бы элементарной субординации? Или минимум уважения? Перед ней не простой несмышленый мальчишка, - ты упрекаешь меня в том, что я опозорил тебя, и в то же время переходишь все границы дозволенности. Ты забываешься. поэтому в твоих же интересах не пытаться повторять со мной этот твой магический фокус. У тебя есть право требовать объяснений, но ... - вампир запнулся на мгновение. - Не здесь и не сейчас, - видимо, придется прибегнуть к помощи Лилы, если она соизволит ее оказать. Избавиться от общества вампирши уже не представляется возможным. - Мы можем отправиться в твой кабинет? - он еще с некоторым подозрением смотрел на Лилу и продолжал укрывать собой Энию.

Отредактировано Сиф (14-04-2015 22:35:39)

+1

10

Из блаженного состояния Энию вывел крик вампирши, а кого еще, живым тут делать нечего, одна рыжая нимфа не в счет! Более того в них швырнулись заклинанием, знакомым таким заклинаньицем.
«Так вот кто сбил меня в зале!»
Мысленно возмутилась Эния, подумывая кинуться в отчитывающую Сифа, забавно, девушка думала, что он тут как бы главный, чем-нибудь светлым, но после проверила запас сил и признала это бесполезным, да и не убила же… за что ей огромное мерси от рыжей, хотя проехаться личиком по полу – не самое приятное времяпрепровождение.
В итоге Эния оторвалась от лицезрения спины Сифа, с открывшейся дверью это стало легче, хотя ненамного. Поэтому рыжая использовала заклинание света, точнее его иллюзии, видной лишь самой Энии, которой не хотелось отвлекать двух разбирающихся темнейшеств, но интересно же! Плюс эта магия не являлась исконно светлой, поэтому вреда причинить никому из присутствующих не могла, зато подробно показала все выглянувшей из-за плеча вампира девушке.
Оппоненткой Сифа являлась разъяренная рыжая девушка, хм, забавно, везет ее вампиренышу же на буйных рыжих! Сначала вечно попадающая в неприятности нимфа, теперь вот вампирша. Интересно, кто она ему? Судя по реакции и словам толи девушка, толи друг, толи еще кто, в общем, пока понятно лишь то, что ничего не понятно, в частности, в чем ее, Энию, обвиняют, кроме разнесенного столика. Ну, не из-за него же скандал! Видимо что-то еще натворить успела, но вот что?
Попутно девушка задумалась, а как объяснить свое появление здесь, нет, можно, конечно рассказать всю правду, с подробностями, с деталями, но если Сифу, девушка и рассказала бы, то вот перед Амариллой как-то не хотелось делиться тем, как она попала, поскольку и сам метод и его исполнение – это верх глупости и случая. Сиф-то уже понял, что из себя представляет рассеянная и наивная нимфа, а вот его советница… а что это она стало понятно из контекста даже рыжей, поскольку Лилу возмущало именно это, что нимфу умыкнули у нее под носом и перед носами других, именно других, советников.
«Вот умею же попасть! Совет ему сорвала…»
Подумала рыжая и тяжко, хоть и тихо, вздохнула, ситуация начинала ее нервировать, особенно тесной каморкой, где стены были буквально повсюду и несколько давили на психику не любящей находится в зданиях рыжей, хоть пребывание в городе, в чертах школы, это почти исправило, но вот в тесных помещениях у Энии вновь проявлялась клаустрофобия… к счастью слабая, без я не могу дышать или, я падаю, мне плохо, просто нимфа чувствовала себя не в своей тарелке. Поэтому, когда Сиф предложил от туда, Эния была только за, хотя перспектива встретить еще кого-то не прельщала, но все лучше, чем находиться здесь, хоть и будучи буквально прижатой к своему любимому вампиренышу.
Попутно рыжая прикинула, что ставить блок бесполезно, поэтому оставила свой обычный и повесила несколько в другом месте оповещалку, что должна была показать, что в сознание проник кто-то лишний, причем даже различало кто и откуда. Маленькое такое, незаметное заклинаньице.

+1

11

То спокойствие, с которым Сиф оповещал свою советницу, по сути близкого друга, о том, что он не доверяет никому, было сродни пощечине. Лиле даже показалось, что она пошатнулась, как будто бы из-под нее выдернули землю. Но нет, стояла, даже не дрогнула и не опустила глаза, яростно сверлящие Лидера. Он, конечно же, скорее всего понял, что творилось в душе женщины, но предпочел оставить всю бурю эмоций на ее совести. Выпустив пар, Амарилла осмотрела творение рук своих, ее сфера ровным счетом никоим образом не могла навредить Марсифу, только лишь немного выбить из колеи, не более того, ну и являлась еще одним поводом быть недовольным своей советницей, впрочем, это было взаимно, и обсуждению не подлежит. Временно. Раздраконенное самолюбие согласилось немного успокоиться после того, как мужчина высказал, что все же Лила попадает в тот узкий круг доверенных лиц, которые знают его личность чуть более широко, нежели общедоступную версию Главы Анклава, но в тоже время этого было абсолютно недостаточно для полного морального удовлетворения. К превеликому сожалению, пришлось наступить себе на горло, и выдавить жалкое подобие улыбки, которая косо пересекла лицо вампирши и вскоре была убрана за ненадобностью более выказывать свой миролюбивый настрой. Понятно было, что Сиф явно в нерешительности, привлекать на свою сторону Лилу или же все же прогнать ее, впрочем, беря в расчет ее шаткое моральное равновесие, так рисковать уж точно не стоило. Вскоре, правда, раздражение стало медленно, но верно смываться природным любопытством, Амарилла нет-нет, да и бросала взгляд на рыжеволосую протеже Лидера, которая до сих пор была надежно скрыта за его широкой спиной, но, видимо, терзаемая тем же чувством, осторожно выглядывала, пытаясь рассмотреть окружающую обстановку. Что ж, хоть в чем-то взгляды двух барышень сходились, ситуация их обеих крайне заинтересовала, можно было даже сказать, что Сиф в их обществе смотрелся несколько…лишним? Приятные мысли об устранении преграды в виде мужчины пришлось отложить, стремительно обратившись в слух и переведя блуждающий взгляд на его лицо, когда Лила услышала свое имя. Поморщившись, женщина хотела высказать все, что она думает по этому поводу, можно было это сделать даже ментально, если Марсиф не стал параноиком настолько, чтобы закрыть для нее и этот канал, но многолетний опыт подсказывал, что сейчас лучше не спорить. Свое негодование она уже успела выплеснуть, нужно было действовать крайне осмотрительно, чтобы не нарваться на немилость.
- Я забываюсь? – ровно осведомилась женщина, с таким выражением лица, как будто бы ей сказали полную чушь – То есть то, что я хочу выгородить тебя от гнева остальных так теперь называется? – бровь сама собой изогнулась вопросительной дугой, подсказывая, что в данный момент он все же сглупил, и отвергать ее помощь было бы крайне неразумно, хоть и сильно било по гордости и самолюбию, но разум должен был подсказать правильное решение. – Ты думаешь, что я рискнула бы вторгнуться в твое личное пространство, если бы на то не было веских причин? Ты сам учил меня уважать личное, когда я получила этот дар, тогда почему сейчас, когда у меня не было другого выхода, ты неожиданно вспоминаешь об этичной стороне вопроса?
В голосе звучала усталость. Хотелось решить ситуацию и принять меры по успокоению взбеленившихся вампиров, которые, скорее всего, рвали и метали, учитывая, что сначала Лидер, а потом и Маг умчались в неизвестном направлении с неизвестными намерениями, прихватив с собой нарушительницу. Лила не давала гарантию за остальных, но она бы заподозрила что-то неладное незамедлительно. Только она хотела высказать свои опасения и все-таки воззвать к затуманенному разуму, как Сиф огорошил ее предложением пойти в ее покои. Сначала она не поняла, зачем это необходимо, ведь у Главы Анклава были свои помещения, куда не имел права зайти никто иной ни под каким предлогом. Недоверчиво одарив мужчину долгим вопрошающим взглядом, Амарилла медленно кивнула, все еще предполагая, что эта идея явно не тянет на звание лучшей мысли для будущих поколений. Спрятаться у той, кто сам демонстративно покинул зал совета, казалось вопиющим нарушением конспирации. Если уж прятаться, то найти подобную кладовку и отсидеться, пока все не утихнет. Или же спрятать рыжеволосую, хотя, Рилдир подери, она же светлая, ее за версту почуют. Деваться было некуда, поэтому, отступив в коридор и оглянувшись по сторонам, Амари легко поманила парочку за собой. Идти было хоть и недалеко, но пришлось сделать несколько лишних поворотов, чтобы избежать любого внезапного столкновения, которое могло привести к катастрофе. По дороге Вампирша хранила гробовое молчание, толи до сих пор обиженная на Сифа, толи не желавшая делиться своими мыслями при посторонней светлой. Когда она наконец-то открыла дверь своего жилища, в коридор просочился легкий запах свежих цветов, которые она, в тайне ото всех, приносила сюда, чтобы разнообразить достаточно аскетичную обстановку. Указав на пару дверей слева от входа, она оповестила, что за ними гостевые комнаты, если возникнет такая необходимость в уединении, а после провела в центральный массивный проем, откуда и исходил дивный запах, оказываясь в кабинете. Резной стол, имевший несколько потайных отделений, удобные стулья, стоявшие напротив, небольшая, но очень удобная софа, на которой хозяйка покоев обычно предавалась раздумьям, и куча книжных шкафов, идущих по стенам от пола и до потолка. Гордость Амариллы – ее библиотека. Сиф слишком часто был занят, чтобы хоть изредка заглядывать сюда, поэтому эта тайна оставалась до сего момента нераскрытой. Чтобы дать время всем сформировать свои метящиеся мысли в один сплошной текст, который поможет решить общую проблему, в которую все трое имели счастье вляпаться, Амарилла прошествовала к своему любимому креслу, присела, а после, поразмыслив, скинула сапоги, с наслаждением подтянув под себя ноги. Разговор обещал быть крайне интересным, но женщина не торопилась его начинать.

+1

12

Хорошо, что Эния сейчас молчала, иначе Сиф бы точно не смог удержаться от того, чтобы не влепить обеим девушкам по звонкой затрещине. Хотя нет, пожалуй, это не его конек - бить женщин. Для таких грязных дел он обычно снаряжает кого другого, менее щепетильного в вопросах чести. Впрочем, Амарилле, как древней, тоже мало кому удастся двинуть по шее, вот разве что тому же Сифу и будет по плечу. Вампир прикрыл глаза на пару секунд, так ему удавалось куда продуктивнее успокоиться и не начать выяснение отношений прямо тут, в коридоре, как какая-то истеричка. Да он-то в любом случае не выглядел бы истеричкой, скорее оберегал от подобного взрыва саму Амариллу. Она была чересчур импульсивной особой и могла наговорить много того, о чем после пожалела бы.
- Ты забываешься, - ровно подтвердил Сиф, глядя пристальным взглядом ей в глаза. Вампир мог бы и мысленно ей сказать, что прекрати устраивать сцену. Или давай, ори, зови подмогу и обличай меня в предательстве, или заткнись и помоги. Но сейчас примерно это выражал лишь взгляд его глаз цвета мшистой зелени. Однако в нем появились и отблески удивления, когда Амарилла продолжила говорить.
Что? Она собирается защитить его и Энию от других? Либо в ней просто взыграло любопытство и хочется узнать хоть чуточку того, о чем никогда не говорилось? Это все равно что заглянуть за ширму королевского будуара. Вдруг безупречная королева все же оступится, и чужая шпага окажется под кроватью, становясь средством компромата?
За всё время, что Сиф и Лила были знакомы, за все эти сотни лет ни разу ни одна девушка не фигурировала в обществе или разговоре главы Анклава, как фаворитка. Никто не видел, чтобы Сиф с кем-то уединялся. Он не был замечен в посещениях борделей, а его собственная спальня была тайной для семью замками даже для самого приближенного круга. Вот почему, должно быть, он не предложил схорониться там, а выразил желание отправиться в покои советницы.
- Я предупредил, чтобы ты не лезла в мою голову, потому же, почему и не хочешь, чтобы я лез в твою, - отозвался он и затем кратко пояснил, хотя не считал, что его действие нуждается в ремарках, - мы не прячемся, мы просто нуждаемся в передышке, чтобы решить, что делать .. с этой... - Сиф отстранился, показывая прятавшуюся за его спиной девушку, и добавил, - ситуацией.
"Я не собираюсь прятаться в своем же собственном доме и от своих же собственных соратников! - такая  мысль вызывала справедливое возмущение, и все же вампир сохранил свою извечную внешнюю невозмутимость, быстро погасив бурю внутри себя, - нет, сначала нужно выяснить, что Эния делает здесь, как она сюда попала, пробившись через ворох магических защит, не шпионит ли она для эльфов".
Но прежде стоило обезопасить и себя, и нимфу, чтобы она не повторила свой фокус с телепортацией. Сиф развернулся к ней лицом и заговорил, используя внушение и прикладывая к этому куда больше сил, чем обычно, так как приходилось пробиваться через выставленный щит:
- Не используй никаких магических фокусов, пока ты в моем доме.

Через энное количество времени два вампира и неожиданная гостья уже были в покоях советницы. Сифу сейчас не было дела до обстановки, до того, сколько тут комнат и с чем. Его интересовала лишь одна Эния, ее появление спустя несколько месяцев после их прошлой встречи. Амарилла уселась в кресло, Сиф подтолкнул нимфу ко второму такому же, а сам для начала несколько раз перепроверил, закрыта ли дверь, и лишь потом повернулся к Энии.
- Что ты здесь делаешь? - никаких предисловий. Слишком всё серьезно.

+1

13

Девушка чувствовала, что Сиф напряжен, даже более того он в гневе. Даже без эмпатии, которой рыжая пользовалась теперь чуть ли не все время, это было заметно. Пальцы были сильно стиснуты, а спина, в которую утыкалась девушка, напряжена. Нимфа попыталась успокоить его на кошачий манер, а именно легонько толкнув его головой и потершись носом, эффективнее было его бы обнять, но даже рыжая понимала, что такой жест еще больше скомпрометирует ее ненаглядного вампиреныша, а подставлять его не хотелось.
Хотя тут многое зависит и от Амариллы, Эния чувствовала, что захоти советница узнать, что было, то никакие блоки бы не спасли. Что она не слабее Сифа, ну разве что незначительно слабее, показывало ее общение, слабую вампир бы быстро заткнул, правители они такие, да и вообще начальники или главы, а он все же принц, пусть и мертвый. Мертвый принц, а звучит не плохо, хотя и несколько зловеще.
А Эния тем временем наблюдала за происходящим из-за спины, под конец окончательно потеряв нить и сжавшись из-за давления стен. Нимфа закрыла глаза и спрятала лицо в рубашке вампира, представив, что вокруг бескрайние поля. Начало отпускать. Рыжая вновь навострила ушки, отмечая новую тенденцию в общении двух вампиров. Роли сменились, теперь Сиф удивлялся, а Рилла изображала жертву. Разнообразие превыше всего, как говорится. Зато выяснилось, что вампирша решила прикрыть их, из-за чего заслужила еще один любопытный взгляд светлой.
А тема тем временем исчерпывала себя, Сиф отодвинулся, показывая смущенную рыжую во всей красе, ну не привыкла девушка к такого рода вниманию, когда толи прибить, толи еще чего хотят, хотя сейчас Амарилла не выглядела враждебной, но для Энии все равно была чужой и незнакомой, рыжая не знала чего от нее ждать.
Да и от вампира, оказывается, тоже. Неожиданно для нимфы он развернулся и поймал взгляд. После чего играючи взломав блокировку начал приказывать. Девушка вновь ощутила себя маленькой рыжей даже не кошкой, а котенком, рядом с, как ни парадоксально, учитывая перевоплощения вампиров, не с мышью, а как минимум с волком, что смотрит и не пока не трогает, лишь смотрит, а у рыжей уже отнимаются руки ноги и наступает паралич.
В общем, гипноз – не самая приятная вещь. Самое противное, приходится слушаться ведь! Скрепя сердцем, Эния, подчиняясь приказу, который не уточнял когда, что и зачем, сняла блоки, оповещения, перестала использовать эмпатию, погасила иллюзию, правда не сильно маскируясь, так что напоследок та блеснула светом, на время став видной всем, а после погаснув. Эния полностью осталась без магии, что ее несколько удручало.
А после ее повели довольно темными коридорами, еще бы, вампиры не выносят света, поэтому рыжая держалась за руку Сифа, чтобы не врезаться во что-нибудь и двигалась довольно медленно, опасаясь темноты.
Факелы были редким зрелищем, поэтому все погрязло в полумраке, но вскоре рыжая стала хотя бы предметы различать. Когда же они дошли, то девушка уже вполне освоилась и более менее видела в темноте, без особых деталей и на уровне силуэтов, но все же… приходилось двигаться чуть ли не наугад, хорошо хоть Сиф подтолкнул в нужную сторону и девушка без происшествий уселась в кресло. Где-то стояли цветы, видимо Амарилле они нравятся, жаль только им недолго жить без света, который вампирша уж точно не любит. А тем временем Сиф решил начать допрос.
-Сижу в кромешной тьме, можно хотя бы иллюзорный свет зажечь? А то так не честно, вы меня видите, а я вас нет.
Ответила рыжая, которая пока и себе на это ответить не могла, а чтобы ее не прибили за нервотрепку, судя по прошлому состоянию вампира, то он к этому близок, продолжила.
-Предупреждая следующий вопрос, то как я сюда попала я тоже понимаю слабо, хотя тут скорее способ телепортации решил сыграть такую шутку. Я, как бы сказать, телепортировала в никуда, не до векторов направления и прочей ерунды было, просто ударила сгустком сырой магии, а меня перенесло в зал. Я даже не сразу поняла, где я, но из прошлого опыта решила сделать ноги не выясняя сего момента. Ну, дальше вы сами видели...
Сказала девушка. Причем сказала чистую правду, никто не подкопается, правда не всю правду, а разница между понятиями существенная. Рыжая опустила почему ее перенесло именно в зал, именно тогда, когда там был Сиф. Нет, конечно, думать о ком-то перед смертью романтично до соплей, но вот раскрывать этот маленький девичий секрет не хотелось. Почему сказать сложно, наверное не из-за третьей, в конце концов Сифу нимфа этого тоже бы без определенного вопроса не сказала. Почему? А потому что никак не могла понять, как он к ней относится, он то милый, добрый, то холоднее стали, что еще больше путало влюбленную нимфу, сердце которой то билось сильнее от радости, то разрывалось от тоски рядом с этим мужчиной. Именно это сейчас заставляло рыжую отводить взгляд и несколько теряться в объяснениях, ну не умела Эния врать или скрывать что-либо.

+1

14

Постепенно успокаиваясь, Амарилла ловила себя на мыслях, что ей должно быть немного стыдно, хотя какой немного, она должна была уже на месте сгореть от шепотка совести за свою выходку, а более того, ее отчитали, как девчонку, и это явно не прибавляло ситуации привлекательности. К счастью, что такое совесть, женщина забыла чуть ли не с рождения, поэтому самоедством заниматься не планировала, и раскаиваться в содеянном не торопилась. Понимая, что если Сиф не оторвал ей голову в первые две минуты их встречи, то буря прошла стороной, оставив после себя легкое послевкусие адреналина, будоражившее сознание. Подтверждением этому ярко служила фраза Лидера, который спешил напомнить своей нерадивой советнице простую истину – поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Иными словами не лезь в чужую голову, если не хочешь в какой-то момент оказаться с проломленным ментальным блоком. Легкая усмешка коснулась губ, так как в данном случае оба вампира прекрасно понимали, что взломать замок на сознании Лилы может только Глава Анклава, слишком хорошо он обучал свою советницу, чтобы это мог сделать любой посторонний, но этого женщина не боялась абсолютно – от Сифа ей скрывать было нечего, хотя, кто знает, в какие закоулки чужого разума может забрести случайный посетитель? Допустим, с этим постулатом Лила согласилась, коротко кивнув
- Ты знаешь сам, что такое вряд ли повторится – с легким поклоном головы негромко подтвердила она, впрочем, не теряя при этом достоинство и уверенность в себе, но следующие действия главы не то, чтобы вызвали недоумение, но отразились на лице живейшим интересом. Он отступил, являя цепкому взгляду советницы ее несостоявшуюся добычу. Первыми в глаза, безусловно, бросалась огненно рыжая шевелюра. Настолько схожая по цвету с копной волос Лилы, что она невольно провела рукой, как будто бы проверяя, не сон ли это. Самое интересное, девушка была выше Амариллы, от чего вызывала бессознательное волнение у советницы, которая не привыкла смотреть на существ женского пола снизу вверх. Впрочем, эта досадная ошибка природы, не одарившей Лилу достаточно высоким ростом с лихвой компенсировалась самооценкой, в связи с которой обладательница предпочитала смотреть сверху вниз на любого за редким исключением. На этом беглый осмотр завершился, хотя интерес так и не был утолен, появилось даже ощущение, что эти два абсолютно разных существа, создание света и тьмы, могут дополнять и уравновешивать друг друга, а мужчина явно являл собой лишний чужеродный элемент. Но эта мысль испарилась из головы почти сразу же, как советница тряхнула головой и одернула себя.
- С этой…ситуацией – Лил с каменным лицом точь в точь скопировала заминку своего Лидера, ни единым жестом не выдавав, насколько же сейчас ей сейчас смешно, особенно учитывая, что *ситуация* стояла столбом, и была явно не прочь избавить от третьего лишнего элемента в их неожиданном треугольнике, хотя вампирша допускала, что может ошибаться, - сначала необходимо разобраться, а уже после решать, что делать. У меня, по крайней мере точно имеются вопросы, но не здесь, не здесь… - последние слова подобно эху ее собственных мыслей слетели с губ, пока женщина была погружена в свои собственные мысли, так как с одной стороны ей нетерпелось отправить Сифа восвояси на прогулку, ну или послать его успокаивать совет, тем временем выбив всю интересующую ее информацию без посторонних, с другой она лучше других понимала, что доверие Марсифа явно имеет четкие границы, учитывая, что сегодня ей дали усвоить, насколько они четкие и нерушимые, Амари чуть поджала губы, поэтому рассчитывать на рандеву без посторонних свидетелей явно не стоило. Тем более она отдавала себе отчет, что не стоит рассчитывать только на словесный рассказ, услышав все, явно захочется попробовать не слишком законные и безопасные трюки на практике, но вампир этого явно не одобрит, хотя, кто знает, может быть рыженькая будет совсем не против? Любопытный взгляд еще раз скользнул по незнакомке, пока Марсиф что-то ей втолковывал, и быстро перебежал на стену, чтобы не показаться навязчивым. Когда бессловесное общение, к общему девичьему облегчению, было завершено, компания все же двинулась в покои советницы.
Краем глаза наблюдая за поведением окружающих, советница, вполне ожидаемо ощутила безразличие Марсифа к обстановке в покоях, впрочем, что требовать от мужчины? Они обычно больше подвержены практичному взгляду на вещи, тем более на те, которые должны находиться в их жилище, нежели настроены на эстетическую часть этого дела, поэтому реакция вполне ее удовлетворила своей предсказуемостью. Спутница же проявила более живой интерес к месту, где она оказалась, правда густой сумрак, царивший в покоях, не давал ей возможности хорошо рассмотреть все предметы интерьера, зато цветочный запах точно отдавал чем-то родным, и явно должен был успокаивать. Вряд ли жестокий монстр и тиран, которым Амарилла могла представиться в самом начале, мог питать сентиментальную тягу к растениям. Правда, усевшись в кресло, женщина была готова к длительной паузе, поэтому сосредоточила свое внимание на собеседниках, но Сиф решил расставить все точки под вопросами, и в лоб начал задавать вопросы. Пока что один, если быть точным. Не понятно было, что в этот момент ощущала та, к кому была обращена реплика, но Лила откровенно поежилась и повела плечами, хотя и понимала, что воды здесь быть не должно, все же глубоко в душе,  как женщина, она была возмущена такой резкой сменой явно интимного настроения на сухое деловое, но высказывать вслух ничего не стала. Правда, ответ на заданный вопрос, прозвучавший от незнакомки. Чьего имени Амарилла пока еще не удосужилась узнать, но готовилась вскоре исправить досадную оплошность, привел ее в крайне веселое настроение. Даже в такой, казалось бы, патовой ситуации, девушка не теряла бодрости духа и юмора, что было так знакомо вампирше, которая ценила храбрость, которая не переходила рамки истерии. Именно поэтому Амарилла отделилась от кресла, с которым, кажется, успела срастись за все это непродолжительное время, и бесшумно придвинулась к шкафам со множеством полок, буквально ломившихся от различных вещей. Решив зажечь свечи, чтобы в комнате стало хотя бы чуточку светлее, Амарилла решила, что обычная свечка вряд ли сможет причинить ей существенный вред, но впустить чуть света в комнату было бы хорошим знаком уважения, направленным в сторону светлой, которая чувствовала себя во тьме так же неуютно, как и Лила, облаченная в плотные ткани, днем. Свечи были зажжены, а изящный канделябр водружен на рабочий стол, чтобы свет равномерно разошелся по помещению. После этого в комнате заметно посветлело, правда, радость от этого оба вампира вряд ли испытывали, но рыжеволосая гостья точно ощущала себя в своей тарелке, теперь имевшая возможность осмотреться и оценить детали, ранее скрытые тьмой. Лила, недовольная бурча себе под нос нечто нечленораздельное, удалилась в дальний угол комнаты, где все еще царствовал сумрак, только после этого почувствовав облегчение. Даже будучи древним вампиром, женщина крайне не любила свет и огонь, предпочитая находиться от него всегда на безопасном расстоянии, чисто для большей безопасности.
Выслушав сбивчивый и крайне скудный на подробности рассказ светлой о череде злоключений, приведших ее в обитель вампиров, Амарилла нахмурилась. До сих пор оставалось непонятным, как молодая и безусловно талантливая магичка – в этом не было сомнений, так как более опытный маг прекрасно бы понимал, что сырая, необработанная энергия может принести больше вреда, чем пользы, да и отправить к праотцам тоже вполне способна, так что здесь первые лица Анклава имели перед собой чуть ли не уникальный случай, когда недоучка смогла пробить купил, запрещающий телепортацию, да так, что угодила в святую святых – зал совещаний. Не удержавшись, женщина хмыкнула, хотя это больше было похоже на завуалированное хихиканье, чем на серьезный вердикт древней вампирши. Было очевидным, что каких-то более подробных деталей содеянного добиться будет просто нереально, с другой стороны Амарилла даже не успела задуматься, почему рыжую занесло именно к вампирам, так как списала это на фактор неожиданности и странные причуды капризной леди-судьбы. Но какой-то червячок все равно гложил, призывая чуть покопаться в этом случае, правда, был безбожно отброшен в сторону, и предпочел затаиться до поры до времени. Слишком уж велик был соблазн провести повторный эксперимент, смоделировав похожую ситуацию, только вместо неопределенного объекта, от которого, по всей видимости, драпала светлая – иначе поступок просто не поддавался бы логичному объяснению – только в состоянии полного отчаяния можно было бы использовать столь рисковый метод телепортации, когда надежды на выживание просто нет, могла выступить сама Лила, которая умела быть страшной, когда это от нее требовалось. Все мысли на данную тему и заставляли задуматься. Девушка явно умалчивала что-то, возможно, даже важное, что не давало картинке сложиться в голове советницы, поэтому она решила вмешаться в разговор
- Ты разумная девушка – опуская все эти церимониальные потребности в выкании, которое сейчас было немного неуместно, Лила заинтересованным взглядом гончей, которая взяла след, взглянула на девушку – поэтому у меня не укладывается в голове, в какой ситуации можно настолько зайти в тупик, когда смертельно опасная телепортация, уточню – телепортация с прорывом сильнейшей магической защиты как раз настроенной против таких вопиюще непозволимых действий – могла быть наилучшим выходом? Просто я хочу выяснить все детали – переводя кристально честный взгляд на Сифа уточнила вампирша – Ты же знаешь мою страсть к исследованиям…
К каким исследованиям у нее была страсть, женщина намеренно уточнять не стала, так как учитывая ее склонность к темной магии и некромантии вкупе с ментальным даром, Марсиф был прекрасно оповещен о ее жгучем желании везде, особенно в плане слабо объяснимых вещей докапываться до обоснования.

Отредактировано Амарилла (20-04-2015 13:42:42)

+1

15

Кажется, Эния не совсем понимала всю серьезность сложившейся ситуации. Она, наверное, думала, что если рядом Сиф, а не какой-то другой вампир, то всё нормально, это у нимфы случился эдакий курорт, где ей ничего не грозит. Теперь и предосторожностей не нужно, и опасностей никаких. Если самый опасный тут Сиф, то можно расслабиться и ни о чем плохом не думать. Вот уж эта девчачья беспечность! Вампир чувствовал, как это выводит его из привычного равновесия, и ненавидел подобное состояние. Ему понадобилось несколько минут, во время которых он молчал и глядел на запертые ставни. Внутренняя борьба между "успокойся и помни о своем статусе" и "ей, кажется, нужно показать, куда она влипла!!!" длилась недолго и внешне никак не проявлялась.
Вполне разумно повела себя Лила, которая не стала в присутствии Сифа бросаться на Энию, хотя, быть может, успела уже забраться к ней в голову. "О да, и как же я об этом не подумал! - вампир с трудом сдержался, чтобы не садануть кулаком по какому-нибудь предмету, однако еще не все было потеряно. Оставалась надежда, что Амарилла не влезла в голову Энии прежде, а сейчас можно было защитить нимфу от этого, и у вампирши не хватит сил пробить блок главы Анклава. Так Сиф и поступил. Эния не почувствовала бы ничего экстраординарного, даже, наверное, и не догадалась бы, что ее разум защищают и без ее ведома. А Амарилла, захоти без ведома начальства забраться туда, куда не следует, наткнулась бы на сильный ментальный блок. И, вероятно, поняла, кто его поставил. Не дура же.
Когда эта задача была выполнена, Сиф обернулся к девушкам. Хозяйка покоев уже зажгла свечи, и комната словно "ожила". Да и для Энии это, наверное, было к лучшему. Не так пугаться будет, глядя, как бегают по стенам смутные тени. А тут она уже видит перед собой Сифа, видит, что это действительно он. Они расстались не так давно, чтобы он успел измениться или чтобы их отношения, какими бы они ни были, успели поменять вектор.
Сиф выслушал всё, что говорила Эния. Признаться, звучало всё это до невозможности неправдоподобно. Не каждый маститый маг может пробить ту защиту, которая окружает Дом Анклава. А тут девчонка, проучившаяся в Школе магии без году неделю, толком не умеющая даже блок от телепатии поставить, вдруг "случайно" проникает через этот барьер? Такого попросту не бывает в природе. Невозможно.
"Уж лучше бы придумала легенду поправдоподобнее", - мысленно проворчал Сиф. - "Такой барьер слишком силен для твоих способностей".
К тому же для того, чтобы телепортироваться куда-то, надо знать место приземления, представлять его себе. А Эния явно никогда не бывала в Доме Анклава и, в целом, в Городе Темного ветра. В общем, ее ответы потянули за собой еще больше вопросов. И все-таки Сиф молчал, предоставляя пока что Амарилле говорить. Разум Энии был надежно скрыт от попыток в него вломиться. Сам Сиф этого тоже не делал, он размышлял, что повлечет за собой эта горе-ситуация. И сейчас, пожалуй, надо было отправиться к советникам и к главам домов, чтобы все объяснить. Вернее сказать, что проблема решена. Но можно ли оставлять Энию наедине с Амариллой?

0

16

Рыжая с благодарностью посмотрела на Риллу, которая зажгла хоть и не самый яркий, но все же источник света. Нимфа действительно неуютно себя чувствовала во тьме, более того, Эния ее боялась, как и самого дома. Что бы не думал Сиф, а нимфа прекрасно осознавала, что влипла, правда также отчетливо рыжая осознавала, что шансов, кроме милости Сифа, у нее нет в принципе, Эния видела на что способен он и догадывалась на что способны остальные. Поэтому страха не было, страх это явление, когда есть шанс, сейчас же ее жизнь буквально была в руках у главы Анклава, который должен был решить насколько ему дорога рыжая бестия. Да и устала Эния бояться, слишком часто влипает, чтобы тратить нервы на такую ерунду, хотя их можно использовать, например, на попытки по придумыванию плана, а после, поняв, что четкие действия не ее конек, на импровизацию.
Девушка, убрав оповещалку, и вправду не заметила вмешательства вампира. Впрочем даже если бы заметила, то возражать бы не стала, ситуация такая, что личное может стать общественным, а рыжая, несмотря на то, что скрытностью не отличалась, не хотела выворачивать душу перед первым встречным, да и вообще мало с кем говорила, зато если уж открывала рот, то берегите уши.
Заметив несколько скептичный взгляд Сифа, теперь она его хотя бы видела, рыжая обиженно передернула плечами, поняв, что ей не сильно-то верят, это ей, не сказавшей за всю свою жизнь и слова лжи! Максимум тактично недоговаривая.
-Не веришь – сам просмотри события последней части дня, не думаю, что для тебя это проблема.
Несколько обиженно сказала нимфа, отводя взгляд к цветочкам и разглядывая уже их, попутно отвечая хозяйке покоев.
-Ситуация? Представь, пещера, темно, не то чтобы очень, но если плохо видно в темноте… в общем мрак, ориентируешься чуть ли не на интуицию и слабые силуэты, которые выхватываются от регулярных вспышек света. Представила? Тогда дальше, лабиринт из незнакомых пещер, а впереди длинный коридор без поворотов, а вспышки света –это пламя дракона, который пока мажет, но уже раздувается, чтобы спалить одну рыжую бестию в моем лице. Тогда телепортация в никуда была куда выгоднее, хотя и имела бы массу возможных последствий вплоть до более чем вероятного смертельного исхода. Да и откуда мне было знать, что там, где я появлюсь, окажется барьер? Поверь, я не планировала оказаться в глубине темных земель, посреди зала, полного вампиров, которые только из-за происхождения и при любой возможности порвали бы меня на маааенькие такие клочочки. Я может и не самая здравомыслящая, но не самоубийца. Хотя да, барьер этот ваш выпил не мало сил, у меня баланс практически на нуле, только на простенькие заклинания и хватает, еще чуть чуть и в жизненные силы бы залезло, но тут мне повезло, большая часть магии, похоже, была на отражение и невозможность в принципе создать нужный канал магии, я же пробилась вовсе без этого, да еще и не четко выраженным заклинанием. В общем, как-то так.
Подробно объяснила рыжая, припомнив парочку уроков по телепортации, точнее их теорию, первая практика пока заканчивалась плачевно… попутно рыжая в который раз умолчала о причинах, хотя прекрасно их знала, впрочем, ее в лоб пока и не спросили…

+1

17

Мимолетный взгляд, брошенный на Амариллу, был украдкой пойман, но оставлен без ответа, так как вампиршей в данный момент двигали не столько благие побуждения, сколько бессознательное желание через удовольствие девушки добыть себе благосклонность Сифа, который явно готов был ей припомнить вторжение в собственное сознание. А чем Рилдир не шутит? Вдруг удастся выторговать снисхождение? В любом случае сейчас, когда обстановка немного разрядилась, Марсиф не видел более в Лиле угрозу для существования всего его запретного личного мирка, а рыжая гостья расслабилась, как будто бы пытаясь впитать свет, излучаемый свечами, стоило хорошенько подумать над последующими событиями. Вся ситуация казалась фантасмагорической квинтэссенцией девичьих фантазий, кроме того факта, что сама эта фантазия сейчас сидела живехонькая под прицелом взглядов двух древних вампиров, посылая страшную головную боль на две разумные головы разом, и испаряться, как призрак в утренней дымке, явно не собиралась, тем самым подталкивая к определенным мыслям и действиям. Сама девушка на скептические реплики Амариллы отреагировала вполне ожидаемо – обидой и предложением выпотрошить ее мысли, не отходят от места событий, но если бы все было так просто, вряд ли бы Лила сейчас ходила вокруг да около, задавала бы наводящие вопросы и, более того, ждала бы на них ответы, имей она хоть малейший шанс прикоснуться к той части человеческого естества, которая не умеет врать, если на нее не наложены чьи-то чужие чары. Без обиняков скосив взгляд на Главу Анклава, который, казалось бы, само отстранился от разговора, предоставив дамам привилегию самим выяснить взаимоотношения, выступив в роли судьи тогда, когда эта затея зайдет в тупик, в данный момент, не выражая никакой заинтересованности происходящим. Тихо хмыкнув, Амарилла продолжила свои ученые изыскания, касающиеся произошедших событий.
- Я все-таки не хотела бы прибегать к подобному варварству – ровно произнесла она, отводя взгляд от Сифа, от которого сейчас ожидать помощи было самым наивным из всех действий, который возможно было предпринять в данный момент.  Не будет же она сейчас, делая умоляющие глаза, просить Главу дать ей разрешение воспользоваться ментальным даром, чтобы просмотреть последние воспоминания его…кхм… все же фаворитки или Лила ошибается? Если бы Марсиф хотел, он бы давно сам проделал этот простой трюк, даже без ведома светлой, а если сейчас он молчит, вывода может быть два, и, увы, слишком противоречивых. Либо он все-таки все знает и безмолвно предлагает Амари докопаться до сути самой, без его подсказок и, скорее всего, без облегчения задачи в виде ментальной магии, либо он не захотел этого делать сам, и вряд ли будет рад, если Амарилла позволит себе такую вольность. В любом случае этот простой и самый очевидный путь для нее оказался перекрыт, приходилось импровизировать.
Мрак, пещера? Об этом нужно было рассказывать древнему вампиру, который уже давным-давно позабыл, что такое темнота? Женщина нехотя смогла припомнить, что значило это понятие для нее когда-то в очень отдаленном и как будто бы сказочном прошлом, поэтому с данной частью рассказа в плане ярких ассоциативных образов все же возникли некие затруднения.  Дракон? Опять же, некоторые смутные образы нечетко проступали после этого слова, но ничего настолько красочные, чтобы можно было с уверенностью сказать, что вампирша прониклась духом ситуации. В голове стучал вопрос – а зачем вообще нужно было лезть к дракону, если ты не знаешь путей отхода? Но его задавать Амарилла не спешила. В общем, перспектива обрисованной ситуации была крайне безрадужная, но все же пришлось еще раз задать так волновавший ее вопрос.
- Просто так оказаться в Зале Совета нереально, даже если бы ты знала, куда телепортируешься, можно было бы поверить в эту ситуацию, но ты ведь здесь первый раз, как я понимаю? – еще один косой взгляд коснулся Сифа, призывая того наконец-то перестать изображать мебель и включиться в разговор, чтобы поставить все точки в белых пятнах этой истории. Возможно, устраивать допрос с пристрастием и было интересной идеей, но абсолютно перестало нравиться Лиле, которая никак не могла свести концы с концами и понять, отчего начинала нервничать и злиться. Не хотелось выказывать откровенного недоверия, это могло завести в тупик любые переговоры, но добровольно сотрудничать с ней явно не хотели, возможно, стоило оставить этих двоих наедине, чтобы потом все же утолить свое любопытство со слов Сифа? Ну уж нет, эта мысль была сразу же отметена, так как самолюбие женщины понесло бы слишком ощутимые потери. Как так, она и не смогла разговорить девчонку? Позор на ее пока еще не седую, но все же древнюю голову! Она резко передернула плечами, осознавая, что до пыточных камер гостью вряд ли удастся препроводить, так что пришлось взять себя в руки и все же вернуть разговор в рабочее русло
- Я вернусь в зал и оповещу, что с нарушительницей ты пожелал разобраться лично? – то ли утверждая, то ли спрашивая, произнесла советница, поворачивая голову к мужчине, все же убеждая себя, что существуют более насущные проблемы, нежели вызнавание правды здесь и сейчас, пока в замке царит переполох по поводу случившегося.

+1

18

Надо было собраться и перестать думать о том, что это рядом Эния, та самая Эния, маленькая сумасшедшая нимфа, которая была готова бросить всё, чтобы остаться рядом с тем, кто мог перекусить ею в любой момент. Сиф отбросил куда-то в самый дальний угол то, какие эмоции вызывала ее прежняя готовность и какие эмоции сейчас вызвало это ее неожиданное появление. Сейчас важнее другое - результат такого появления на глазах у десятков вампиров и пошатнувшаяся репутация главы Анклава. Всё, что кроме этого, подождет, обсудить успеется. Да и попросту к тому, что кроме, следует подготовиться хотя бы морально. А вот утрясти ситуацию с остальными советниками и представителями уважаемых Домов необходимо сейчас.
Может быть, поэтому Сиф и не вмешивался в разговор Амариллы и Энии, полагая, что советница справится со своей работой выпытывания информации без чьей-то помощи. Что касается жизни и здоровья нимфы, то Сиф, кажется, ясно дал понять вампирше, что их гостья не должна пострадать. Он не объяснял причин такого деликатного отношения к нарушительнице спокойствия. Да и справедливо полагал, что не обязан этого делать.
Отойдя к одному из книжных стеллажей, Сиф вслушивался в струящуюся речь девушки, раз за разом отмахивался от отрывистых воспоминаний о том, что помнил сам из их предыдущей встречи. Легенда, рассказанная Энией, выглядела слишком уж неправдоподобно. Никто не поверил бы, что подобный антителепортационный барьер, который сооружали не один день несколько могущественных магов, внезапно нарушила одна маленькая нимфа, проучившаяся (если проучившаяся) в Школе Магии всего несколько месяцев. К тому же был еще один вопрос, который острым шипом кололся и не давал сосредоточиться на чем-либо ином.
- Она здесь в первый раз, - холодно отозвался Сиф, не оглядываясь. Он слышал всё, что говорилось, но делал вид, что книжная коллекция Амариллы волнует его куда больше, чем сложившаяся ситуация. - Эния, - спустя несколько минут молчания произнес он, - какой магией ты воспользовалась? Только не придумывай лишнего. Мы с Амариллой сами владеем телепатией на наивысшем доступном уровне и прекрасно знаем, что власти над пространством она не дает.
"Возможно, при ней есть какой-то портационный артефакт, - обратился вампир мысленно к Лиле, - порталом Тьмы Эния владеть не может, она же нимфа. А магией воздуха еще два месяца назад она не владела, и я не думаю, что сумела бы за такой короткий срок ее освоить".
Но если хотя бы условно поверить в слова нимфы и то, что она сначала была в драконьей пещере, а затем каким-то чудом, не представляя места назначения, очутилась тут, то оставалось лишь обреченно покачать головой.
"Я ее так ничему и не научил. Беззащитная девчонка, которая даже вампиру ничего противопоставить не могла, решила полезть в драконье логово? Спятила? Хотя что я спрашиваю! Она здесь, в сердце Анклава, оказалась на глазах десятка матёрых вампиров. Какая разница - каким образом это произошло? Произошло! Она точно спятила", - Сиф на мгновение коснулся ладонью лба, чуть потер переносицу, прикрыл глаза, словно все эти события вызвали сильнейшую головную боль.
Вампир развернулся лицом к девушкам только тогда, когда прозвучал вполне логичный вопрос от Амариллы. Вот только у Сифа на этот счет были свои планы. Да, он может, конечно, отправить Лилу объясняться с возмущенной и разозленной толпой, которая, кто знает, до чего успела дойти в своих умозаключениях. Но куда логичнее и правильнее, если это сделает сам Сиф. С другой стороны, оставлять Энию и Лилу вдвоем тоже небезопасно. В отсутствие Сифа Амарилла может даже незаметно для нимфы расколупать ментальный барьер, выставленный главой Анклава прежде, и тогда уже ничто не помешает ей покопаться в разуме гостьи и вызнать всю подноготную их отношений.
"Да каких отношений-то? - Сиф мысленно встряхнулся. - Мы виделись всего два раза. В общей сумме несколько дней. Да, мы... сблизились. На один раз. Но изначально было оговорено, что никаких "мы" в итоге не получится. Так что... Если Лила хочет знать что-то об этом, то пусть Эния сама ей расскажет, добровольно или нет".
И решив так, Сиф ответил теперь уже на вопрос советницы:
- Нет, я должен сделать это сам. Останься с Энией и проследи, чтобы с ней ничего не случилось. Пожалуйста, - легкий свист ветра и смазанное движение к двери, и вот девушки уже остались вдвоем.

+1

19

Рыженькая  и сама поняла, что накосячила, поэтому пыталась прикинуться частью кресла, пока не очень выходило, но рыжая старалась, по крайней мере не болтала без умолку и не лезла осматривать все подряд, сосредоточив внимание на цветочках.
Но вскоре это дело нимфе наскучило, и девушка начала рассматривать Сифа, вновь вспоминая и еще лучше запоминая каждую деталь ее внешности. Это было не трудно, вампир не мельтешил, нарезая круги по комнате, а также прикидывался, в данном случае, шкафом для книг. Вполне успешно так прикидывался, практически не двигаясь.
А тем временем рыжую активно обсуждали, сравнивая, что может, а чего не может Эния. Пока выходило, что то, что она сделала за гранью реальности. Но ведь она здесь… живая, здоровая и не знающая других версий происходящего, кроме собственной. Хотя их можно понять, рыжая и сама слабо верила в реальность происходящего.
Нимфа задумалась. Как это не входит в телепатию? И при чем здесь телепатия, если это только одно из направлений.
«И вообще, попробуйте сами объяснить то, в чем ничего ровным счетом не смыслите, а потом уж придирайтесь…»
Мысленно проворчала девушка, также мысленно тяжко вздохнув и начав отвечать на вопросы в порядке их поступления.
-В первый, как и вообще в темных землях. В смысле какой магией? Своей, врожденной, ментальной. Телепатия это далеко не все на что я способна, про иллюзии ты знаешь, еще более или менее телекинез, к которым вампиры тоже не склонны, если я правильно помню. Вот телепортация из того же списка, правда из всего этого она ведет себя очень и очень странно. Это самая сильная часть моей магии, она сильна даже неразвитой, но она мне неподвластна. Я никогда не оказываюсь там, где собиралась оказаться изначально, но в другом месте я появляюсь не смотря ни на что. Будь то барьер, сплошная стена или еще какое-либо препятствие, я его попросту разнесу… как тот столик. И знаете… на вашем месте я бы проверила тот барьер, мало ли…
Так вот. Я до этого использовала ее лишь один раз, когда пыталась освоить. Меня занесло в группу оборотней, слава небесам, они были близ Гульрама и довольно лояльных к моей расе. Меня быстренько доставили домой и больше я ее не трогала. В академии, где ты меня оставил, наставник предположил, что это из-за неумения концентрироваться на чем-либо в принципе. Он меня некоторое время учил сосредотачиваться, а после устроил практические занятия… ну я и перенеслась. Только не в соседнюю комнату, а прямо под очи к дракону, попутно разнеся что-то там. Ну а дальше я уже, собственно убегала от разъяренной рептилии. Теперь вот вампиры… знаете, мне уже даже интересно, куда меня в следующий раз занесет, правда не ранее пары тройки дней, ваш барьер мне все силы вымотал… так что гипноз был лишним, я теперь себе даже поставленный синяк залечить не могу.

Пожаловалась рыжая, с укоризной глянув на Сифа. Вот сейчас девушка действительно выложила все, что знала, и вампир это видимо понял. Почему нимфа так решила? Он испарился, почти в буквальном смысле слова, оставив Энию наедине с советницей. Нимфа опечалилась, встретив такую реакцию.
-Он сильно зол на меня, да?
Несколько печально спросила девушка у Риллы, без присутствия Сифа явно загрустив.

+1

20

Даже не удостоив Главу Анклава взглядом, когда тот ледяным тоном попытался унять пыл советницы, после того, как та поинтересовалась про количество посещений чертога вампиров, выпавших на долю светлой, Амарилла задумалась. Разрозненная мозаика мыслей категорически отказывалась складываться в единую картину происходящего, и если в слова, сказанные рыжеволосой ей верилось с огромным трудом, то Сифу женщина верила безоговорочно, поэтому сейчас пребывала в крайне растрепанных чувствах, всем естеством ощущая подступающую злость от собственного бессилия и раздражение от попусту теряемого времени.  Пусть так, пусть фаворитка и не была здесь, Рилдир ее раздери, но ведь угораздило ее переломать мебель и переполошить весь свет вампирской элиты прямо в разгар совета? Для такого необходимо было обладать крайне исключительным везением, а если после этого всего она еще и останется жива… Лила резко вздрогнула и покривила губами, умом понимая, что эту оплошность она бы на месте Марсифа исправила только одним действенным способом – свернув хрупкую девичью шею, но вряд ли ей предоставят такую возможность, учитывая, как бережно тот относится к этому ходячему бедствию.
Не успев задать свой следующий вопрос, вертевшийся на языке, вампирша, к своему изумлению, услышала, как Лидер сам ввязался в разговор, видимо, также не особо веря в прозвучавшую легенду, но и не оглядываясь, как будто бы его резко перестала интересовать  сложившаяся ситуация, а обстановка комнаты вдруг показалась притягательно завораживающей. В общем и целом, он был прав, в частности по поводу того, что фантазировать было бесполезно. Когда перед тобой два мастера ментальной магии, умудренные опытом не одной сотни лет, сложно представить, как можно вывернуть реальное положение дел так, чтобы они поверили в озвученную нимфой версию событий. Женщина прекрасно отдавала себе отчет, даже если сейчас мужчина не утратил далеко не безграничное терпение, которое у Лилы подходило уже к критической точке, то рано или поздно он сам решит просто переворошить все сознание светлой, либо отступит в сторону, позволяя своей ученице проделать эту процедуру самостоятельно, и она не откажется от маленького удовольствия, наоборот, сделает все требующееся и даже немного больше, чтобы полюбоваться на страх в глазах девушки от произведенных манипуляций. Именно поэтому временное препятствие в виде задушевных разговоров воспринималось сиюминутно чуть более благосклонно, нежели обычно, ведь чем дольше ждешь, тем больше поощрения можно получить. Рассуждая таким образом, Лил напряглась, когда в уме зазвучал голос Сифа. Занятно. Значит, все-таки, есть, что скрывать, раз даже Лидер перешел на безмолвную речь, чтобы сообщить своей приближенной о подобной вещи. Странно, ей еще несколько минут казалось, что мужчина будет защищать свою пассию, а не подкидывать провокационные идеи, зная, что советница может не только прибегнуть к ментальному взлому, что уж кривить душой, Амари хоть и предана, но склонна проявлять своеволие в любой ситуации, особенно когда ее не просят этого делать, а если уж не запрещают… Губы тронула легкая улыбка, перешедшая в хищнический оскал, впрочем, опасаться было нечего, в данной ситуацией хозяйкой положения Лила чувствовала себя, поэтому как бы то ни было. А справиться с рыжей ей вполне представлялось возможным. Но сначала – развлечения.
Речь нимфы женщина слушала уже без особого внимания и энтузиазма, погрузившись в сладостное предвкушение предстоящего действа. Та подтвердила и так уже очевидную истину, произнесенную Сифом ранее, о первичности своего визита на огонек к вампирам, а дальше начался пространный рассказ об особенностях магии, который никак не желал надолго задерживаться в голове у Амариллы.  Какие-то сведения из прошлого, когда  светлую пытались, как показала дальнейшая практика, безуспешно научить этой премудрости, зачем они были сейчас необходимы? Никоим образом помочь в разрешении поставленного вопроса эта информация не могла, а вот потянуть время давала идеально, осознание этого снова заставило Лилу балансировать на грани бесконтрольного состояния всепоглощающей ярости. Рыжая смела рекомендовать им проверить барьер? За такое предложение вампирша могла себе позволить оторвать голову незадачливому советчику, но сейчас впала в легкий ступор. Защиту Анклава только что поставили под сомнение?  Плохим слухом Лила не страдала еще в свою бытность человеком, что уж говорить о преображенном теле, получившем столько прекрасных возможностей, но сейчас все происходящее наталкивало ее на печальные размышления о своей умственной либо слуховой ущербности, от чего руки чесались еще больше.
Сиф, как оказалось, пока лился поток слов от нимфы, успел обдумать слова Амариллы и решил сам успокоить Совет, тем самым открывая женщине не в самом благодушном настроении путь к осуществлению ее коварных планов. Безусловно, его просьба будет выполнена в самом лучшем виде, учитывая, что со светлой ничего не приключится, кроме как пары ударов плетью, если та будет сговорчивой, хотя в противном случае просто так она не отделается. Кровожадность и жгучее желание разделаться с выскочкой, по вине которой день не задался, а Сиф был на нее крайне зол, само собой затопило сознание. Не веря своему счастью, еще пару минут выждав для верности и убедившись, что Лидер все-таки не вернется, чтобы проверить правильность выполнения его просьбы, граничащей с приказом, Лил по-кошачьи обернулась.
- Да, он зол – мягко подтвердила она, рукой делая пасс, заставляя тьму сгуститься на дверях так, что при желании сейчас невозможно было бы их открыть силами одной маленькой светлой магички, и начала медленно приближаться к нимфе, прищурив глаза. Можно было бы сделать все проще, потушить свечи, оставив светлую во всепоглощающей тьме, но почему-то хотелось поиграть в кошки-мышки и насладиться моментом. Все равно у нее есть в запасе немного времени, чтобы потешить свое задетое самолюбие за счет гостьи. И Сиф потом может не открещиваться, что не в курсе методов Лилы по добыванию информации, а здесь такой прекрасный случай подвернулся, - но явно не злее меня
Холодное окончание фразы нарушило установившуюся в комнате тишину, но в то же время окончательно обозначило предполагаемые перспективы для светлой, давая ей небольшой выбор – немного посопротивляться, либо добровольно подписаться стать личной игрушкой советницы на некоторое время, коего должно было вполне хватить для успокоения собственного болезненно пульсирующего эго.

+1

21

Хорошо, что Эния хотя бы подтвердила слова Сифа. Может быть, она каким-то чудом уже ранее телепортировалась сюда? Может, кто-то умудрился прежде ее сюда провести? Но это был точно не глава Анклава, и о подобных похождениях своей знакомой нимфы он не знал. Даже мысли о подобном заставляли вампира недобро хмуриться. Он не любил, когда что-то, происходящее на землях даже, в целом, нежити оставалось за пределами его познаний. Это словно какой-то упрек в несостоятельности, некомпетентности главы. А он совершенно не считал себя некомпетентным руководителем. Наоборот, не видел никого другого, кто мог бы оказаться ему достойной заменой, и даже не потому, что был снобом, держащимся за свой стул, а как раз пытался оценивать всё объективно. И объективно оценивал защиту Дома Анклава, в частности, зала совета. Не зря его зачаровывали. Не просто так. Не какой-то там проезжий маг-шарлатан. Сиф потратил много времени на то, чтобы подобрать "нужного" мага, "обработать" его на предмет гипноза и верности, а затем оставить в анклавских казематах, чтобы время от времени он обновлял защиту. И выходит, что всё зря? Что любая залётная девчонка, толком даже не владеющая собственными способностями, спокойно взломает то, что создавали ни один день лучшие маги Темных земель и не только?
Пожалуй, вот над чем действительно стоило задумываться. И еще Амарилла была права в том, что Сиф не поверил Энии на слово. Как бы нимфу такое отношение не обидело, однако оно было обоснованным и прагматичным. Вампир слишком доверял логике и совсем не доверял случайностям, а потому считал, что Эния либо не договаривает чего-то, либо перевирает. Может быть, последующий ход, когда Сиф "доверил" Энию Амарилле, был как раз-таки хитростью. Он знал, что сам не сможет полезть к ней в мысли. То есть как, фактически сможет, конечно, но это будет выше его сил. Можно сказать, что он боялся узнать что-то, не предназначенное для его внимания и не относящееся к делу. А вот Лила с этим справится вполне. Сиф коротко усмехнулся. Конечно, она не преминет воспользоваться ситуацией, когда останется один на один с пленницей. Ей хватит ума не болтать о том, что не имеет отношения к проникновению Энии в Анклав и преодоление защитного барьера. И даже если она узнает - а она узнает, безусловно! - что связывает Сифа и Энию, что вообще между ними когда-либо происходило, что происходит, что пытается скрыть нимфа о своих чувствах, вампир все равно очень надеялся, что Лила оставит подобные сведения при себе и без комментариев. Главное, чтобы Эния в итоге не превратилась в закуску.
Эния говорила много. Сиф уловил общую суть, да вкратце понял, чем девушка занималась все это время. Училась, осваивала навыки, практиковалась. Вот только...
"Телепатия - это не телепортация. И только псионик может позволить себе такие выкрутасы, а уж ты, дорогая моя, точно не псионик, - Сиф уже оставил девушек наедине, сам остановился перед дверьми зала совета. Они были распахнуты, а внутри из всего ранее восседавшего за столами коллектива осталось максимум несколько лиц. Несмотря на то, что предстоял серьезный разговор и объяснения, мысли вампира были далеки от этого, - она что-то скрывает. Надеюсь, что Амарилла поймет меня правильно. И все же не тронет в итоге Энию. Я и сам не пойму, почему я так беспокоюсь из-за этого".
Эти всколыхнувшиеся с появлением нимфы эмоции неприятно жгли Сифа. Он не привык к подобному, чувствовал себя просто не в своей тарелке. Вдобавок это стало очевидно третьим лицам. Если вампиру было трудно принять какие-либо человеческие эмоции тет-а-тет с Энией, то теперь ему казалось, что хуже просто некуда. Однако когда Сиф увидел своих советников и выражения их лиц, то понял, что разговор предстоит долгий и серьезный, и лучше его не откладывать. Да и беспокойство по поводу Энии все-таки одолевало. Нет, он доверял Амарилле, и всё же слишком хорошо ее знал. Она может пообещать, что не тронет рыжую, и в то же время загипнотизирует ее и повелит покончить с собой, после чего, невинно хлопая глазками, заявит, что нимфу постигла настолько сильная моральная травма, что та попросту не смогла с ней дальше жить.

+1

22

Нимфа сидела и наблюдала несколько со стороны, поскольку сейчас казалось, что обоим вампирам глубоко до звезды ее присутствие, хотя даже не самой проницательной Энии было понятно, что ее рыжая персона играет в общем напряжении немалую роль. А главное, что девушка и сама не понимала в чем причина такого внимания. Ну прошла она сквозь барьер, ну и что? В первый раз что ли оказывается в самом опасном для себя месте. Один дракон или пираты чего стоят, а уж сколько нимфу брали или пытались взять в плен… в общем, драпала рыжая часто и со вкусом, унося свою вертлявую попу подальше от приключений.
Откуда ей было знать, что магия телепортаций ей неподвластна?  В это очень сложно поверить, учитывая, что эти способности у нее чуть ли не с появления на свет и их очень легко было спутать с природными. А все дело было в одном из украшений, которые нимфа одолжила… хотя чего уж там, честно своровала у владельцев. Причем довольно своеобразном, мало того, что оно давало возможность перемещаться куда угодно и без знания местности, так еще и имело очень и очень слабовыраженный магический фон, за что благодарить нужно артефактора, который столько маскирующих магию заклинаний наложил, что они скрывали и магию амулета и самих себя.
Артефактом являлась тонкая, украшенная крупными рубинами, не факт, что настоящими, но очень похоже, цепочка, что была вплетена в волосы нимфы, что не изменила этой своей привычке ни в бытность с пиратами, ни в школе магов. Да и рука не поднималась, никак честолюбивый маг наложил на изделие заклинание привязанности к вещи, поскольку стоило нимфе ее снять, как она становилась нервной и появлялось жуткое желание вернуть блестяшку. По этой причине вещичка была всегда при ней, хоть в волосах, хоть в кармане и пережила немало передряг.
Но вот сама девушка об этом не догадывалась, поэтому рассказать ничего не могла, как и объяснить. Да и у нее всегда была уверенность, что уж она-то найдет куда вляпаться и как прийти к неприятностям. Вот и сейчас они явно надвигались на рыжую. Сиф ушел, оставив Энию пребывать в смешанных чувствах и наедине с незнакомой вампиршей, при этом не имея ни капли магии за душой. Точнее имея, но без возможности использования. И Амарилла решила этим воспользоваться. Вот только допустила ошибку, подтвердив опасения нимфы. Услышав, что сильно расстроила Сифа, влюбленная нимфа окончательно загрустила, на некоторое время отвлекшись от мира и пропустив приближение и запугивания вампирши, вернувшись лишь на слова, да и то, они еще сильнее вогнали Энию в апатию.
-А тебе я что сделала?
Несколько отстраненно спросила рыжая, которая даже в обычном состоянии очень плохо различала контекст и полутона, а сейчас-то и подавно было не до них, поэтому нимфа не поняла намека вампирши и продолжила отстраненно смотреть в одну точку, находящуюся где-то на книжной полке. Попутно Эния тяжко вздохнула и стала думать, как загладить вину перед любимым вампиренышем, ну и перед второй рыжей заодно.

+1

23

Реакция жертвы немного обескураживала, ведь обычно остальные представители разумных рас, осознав, что вампир вышел на охоту, в страхе пытались сбежать, либо, особо уверенные в своих силах, пытались вымолить пощаду, впрочем, оба эти варианты были заведомо провальными. Здесь же азарт советницы столкнулся с абсолютным безразличием нимфы, которая, кажется, после ухода Сифа потеряла весь интерес к жизни, а так же к своей судьбе в частности, что не могло не вызвать недовольство Амариллы, которая была настроена на бурное начало игры в кошки-мышки. Но на нет и суда нет, поэтому сделав пассы рукой, женщина отослала несколько теневых щупалец по направлению к рыжеволосой.  Если уж строит из себя жертву обстоятельств, будут ей такие обстоятельства, за которые и самый черствый человек посмотрит на нее с неподдельным сочувствием.
- Ты подставила моего Лидера – эхом отозвалась Амарилла, подумывая, что в запасе еще есть время, чтобы ответить на некоторые вопросы, если они, разумеется, появятся, в течение захватывающего процесса добывания информации. Колебаний по поводу ментального вторжения у советницы больше не оставалось, она справедливо предположила, раз Сиф  оставил ее наедине с этим ходячим несчастьем, а не отправил расхлебывать скандал, то мужчина явно отдавал себе отчет, что может произойти, а если не запретил, то дал свое молчаливое позволение, и Лила не собиралась пренебрегать этим и расстраивать Главу своим бездействием. Если он слишком слаб, чтобы самолично узнать интересующие его детали всеми доступными методами, женщина возьмет на себя эту обязанность, после чего предоставит результат.
Когда тени, на подобие кандалов, обвились вокруг рук апатичного создания, Лил предприняла первую попытку пробраться в голову нимфы, но, наткнувшись на сильнейший барьер, зло зашипела. Все же Марсиф предвидел ее стремление любой ценой получить желаемую информацию, поэтому решил оградить воспоминания дражайшей фаворитки от цепких рук своей советницы. С одной стороны был вариант взломать ментальный блок, тем более светлая ничего не сможет ей противопоставить, но это требовало времени, а Амарилла не была склонна ждать, тем более не имея точного представления, сколько ей отведено времени, поэтому оставался второй – более грубый, но действенный вариант, когда любые секреты выдавались даже без гипноза и чтения мыслей – под пытками. Тот, кто посмел назвать это грубой силой, видимо. Понятия не имел, насколько изящными могут быть приспособления для выбивания признаний. Кнуты, оставлявшие широкие кровавые полосы на теле, огромное разнообразие кинжалов, иглы различных размеров – это всего лишь небольшая часть того, что было запечатано хозяйкой в потайном подземелье, о котором ходило огромное количество слухов, но в живую его видел разве что Сиф, что уж говорить про подопытных, которым вообще редко предоставлялся шанс выйти отсюда живыми. Но рыжеволосой явно повезло в этом плане. Ее необходимо было выпустить, а при этом сделать все таким образом, чтобы девушка могла ходить сама, а не напоминать кусок бесформенного мяса. Ограниченная таким образом в методах воздействия, Лила пожевала губу, размышляя над возможными перспективами, отстранившись от окружающей обстановки. С одной стороны можно было воспользоваться колюще-режущим арсеналом, но эта идея показалась слишком скучной. Душа просила чего-то завораживающего, поэтому, вынырнув из своих дум, Амарилла мягко подошла к книжным полкам, надавила на корешок толстой книги, вдавливая ее в заднюю стенку полки, и отпрянула, когда механизм отъехал в сторону, открывая проход, ведущий вниз. Смысла закрывать его Лила не видела – Сиф и так поймет, где ее искать, если они не управятся раньше, а другие не рискнут соваться в покои советницы без особого приглашения, поэтому, немного поразмышляв, женщина обернулась к своей невольной гостье и, как будто бы у той был шанс на свое мнение, поманила пальцем в темный провал лестницы, куда не доставали лучи свечей.

+2

24

Сиф старался не думать даже о том, что сейчас происходит в покоях Амариллы. Он доверял ей. Настолько, насколько может кому-то доверять личность, страдающая определенной степенью паранойи. Как уже говорил Сиф прежде своей советнице - он не доверяет никому, но советникам, и в частности ей, Лиле, не доверяет куда меньше. Если перефразировать на понятия среднестатистического человека, то это можно было бы даже расценить как своеобразный комплимент.
Всё происходящее выглядело для Сифа вполне логичным и закономерным. И то, что он отправился к главам влиятельных домов и советникам улаживать ситуацию сам. И то, что не хотел выбивать из Энии признание и правоту, ибо не мог решиться переступить через себя. И то, что позволил это сделать Амарилле. Нет, он не давал ей прямого повеления пытать нимфу или убивать, наоборот даже, он велел ей этого не делать ни в коем случае. И кажется, советница прекрасно понимала, что Эния имеет для Сифа какое-то значение. Лила не знала, какое именно, но достаточно было того, что оно просто есть.
Сиф чувствовал себя слабым. Сейчас, когда он увидел Энию, одну-единственную девушку за долгое-долгое время, которая могла пробудить в нем какие-то человеческие огрызки эмоций, в окружении вампиров, готовящихся разорвать ее на куски, в холодной, замороженной душе главы Анклава что-то ёкнуло. Он испугался. Иначе не унес бы ее прочь из зала, рискуя собой, своей репутацией, авторитетом, рискуя оказаться, условно, порванным своими же приближенными, заподозрившими лидера в связи со светлой. Светлой, которая нарушила антителепортационный барьер. Эния, возможно, не понимала всей серьезности положения, на которое облекла Сифа. Не понимала, что подставила его под такой удар, что ему теперь нужно было хорошенько постараться, чтобы выпутаться.

И то, что Амарилла могла бы сделать с нимфой, выпытывая у той информацию, это еще цветочки по сравнению с тем, что бы сделала советница, не получи от Сифа приказ "не убивать, не калечить". Это было нужно. Сиф доверял Энии куда меньше, чем Амарилле. И это тоже было понятно. Он знал Энию несколько дней всего, а Амариллу - многие века. Физическая близость с нимфой не имела власти над вампиром, этим фактом Эния никоим образом не смогла бы манипулировать Сифом, если бы вдруг захотела.
Выяснить, что Эния знает, о чем умалчивает, что замышляет, было необходимо. А так как Сиф относился к девушке предвзято, не мог с равнодушием смотреть на ее пытки или копание в ее мозгах, равно как не мог делать этого и сам, он перепоручил дело Амарилле. Перепоручил негласно, но ничуть не сомневался, что советница займется этим без промедления.

Самому же Сифу предстоял долгий разговор с основной когортой ничего не понимающих вампиров. Еще по пути к залу совета Сиф связался телепатически с Рутаном и Игмаром и велел им дожидаться в зале, собрать там всех, кто видел "прибытие" гостя и не предпринимать никаких лишних шагов до официального разъяснения ситуации. И пока Сиф шагал к дверям, то как раз и продумывал, как будет это объяснение выглядеть.

+2

25

Девушка, лишенная эмпатии и еще не набравшаяся опыта, чтобы считывать эмоции людей и так, не обратила внимания на признаки недовольства на лице Риллы, да и не то чтобы светло было, хотя и видно предметы. Но вот маленькие детали было видно с трудом, рыжая слишком привыкла к яркому солнечному свету Греса, да и вообще по факту.
-Согласна, Сифа я…  подставила, а ты тут при чем?
Удивилась нимфа, посмотрев на вампиршу. Эния знала не так много о расе людей, но уже успела усвоить, что особыми верноподданническими чувствами они не страдают, а темные, наверняка, в этом отношении еще хуже. Так чего советница так злится? Нимфа не понимала.
Но, видимо, этот аргумент темную не убедил, поскольку Эния ощутила на руках покалывание магии, которая была противоположна светлой по сути. Нимфа поморщилась и несколько завозилась, такое положение дел ей не нравилось, поскольку у самой девушки магии было по нулям из-за внушения.
Вторжения в мозг девушка не почувствовала, так как блок был не ее, а защиту вампирша не прошла. Так что нимфа просто сидела и уже даже с некоторым любопытством наблюдала за Амариллой. Страха не было, как ни странно. Хотя можно посмотреть на это и с другой стороны. Что такое по сути страх? Чувство, которое возникает, когда есть выбор и шанс потерять что-то или обрести, в данном случае, когда есть шанс спастись, у нимфы его не было, вампирша была в разы сильнее Энии, да еще и на своей территории. Стоило темной лишь пожелать, и девушка была бы уже мертва, никакая магия не помогла бы. Да и устала уже бояться, жила в страхе, не спасло, все равно скрутили и мнения не спросили, еле вырвалась из плена морей. А если придется умереть от рук вампиров, ну что ж, еще один урок, единственное, чего нимфа боялась сейчас, что убьет ее сам Сиф. Это было бы слишком больно для хрупкой души влюблено девушки, и умерла бы она еще в больших муках, нежели в агонии или под пытками.
Тем временем оковы из тьмы спали, а Амарилла уже звала ее к какой-то дыре в архитектуре комнаты, которой еще недавно тут не было. Нимфа пожала плечами и, умирать, так с музыкой, взяла со стола подсвечник, поскольку решила, что в темноте навернуться с лестницы – задачка легче легкого. И, несмотря на догадки о том, что внизу, гордо приподняла голову и пошла вниз уже без особого приглашения вампирши. Не верят – ладно, девушке нечего скрывать, а врать она не станет, так что выбора у нее нет, да и не хотелось нимфе быть с позором оттащенной в подвал, умоляя о снисхождении, не тот характер. Нимфа была легкомысленна, недальновидна, рассеянна, добра, несколько трусовата и падка на блестящие вещи, но вот унижаться бы не стала никогда, вымаливая пощаду. Тут либо драться до последней капли крови, до последнего вздоха, если противник равен или не сильно превышает девушку, либо сильно насолил, или сдаться сразу и просто не сопротивляться, в случае заведомо сильного противника, в данном случае противницы, меньше нервов уходит.
В этот раз девушка выбрала второй вариант, спускаясь, возможно, на свою собственную погибель. В итоге нимфа оказалась в комнате с кучей вещей, назначение которых Эния не знала. Поставив подсвечник на нечто, напоминающее столик, девушка обернулась к вампирше, ожидая каких-то действий с ее стороны.

Отредактировано Эния (18-05-2015 16:38:46)

+1

26

Охотничьи инстинкты и азарт подливали масло в огонь и без того щекотливой ситуации. Нимфа, которая, видимо, до сих пор не осознала, что в лице Амариллы, да и всего Вампирского Анклава, который был крайне негативно настроен к любым проявлениям светлой магии, не говоря уже о предрешенности судьбы одной маленькой беззащитной рыжей девушки, которая в данный момент была в полной власти вампирши, она столкнулась с самым, на данный момент по крайней мере, опасным приключением, по сравнению с которым дракон казался мелким пустячком. Умереть в пламени, превратившись в пепел – процесс явно значительно более быстрый, нежели сгинуть в небытие от потери крови, растянутой во времени только способами пыток и извращенностью палача. Более того нимфа не понимала связи между враждебностью Лилы и постановкой репутации Сифа под удар, что было для советницы очевидно…кхм… не как день, конечно, но пусть будет как ночь и лунный свет, в котором вампирша чувствовала себя более комфортно. Если под удар попадает Глава, советники обязаны либо вытащить его из щекотливой ситуации, либо же утопить, указав тем самым на его несостоятельность, как правителя. В данном случае первый вариант имел веское подтверждение в лице Амариллы, да и на счет Рутана и Игмара она не беспокоилась – сколько бы пререканий не было внутри их разношерстной команды, преданность Марсифу была одной из тех черт, что неразрывно связывала этих троих абсолютно разных вампиров.
- Сажая в лужу его, ты автоматически ставишь под удар и трех его советников – скучающим голосом пояснила она, как будто бы растолковывала неразумному существу абсолютно очевидную вещь, впрочем, такт в общении с другими зачастую отсутствовал в принципе, поэтому удивляться этому не приходилось. Проще было пропустить мимо ушей, нежели пытаться доказать вампирше, что она только что проявила вопиющее неуважение по отношению к собеседнику. В любом случае приговоренная к незатейливым забавам имеет право получить ответы. Вялая реакция на все происходящее вокруг уже не вызывала у Лилы каких-либо сомнений, быстро обретя в ее глазах статус данности, поэтому решив позволить своей невольной гостье самостоятельно проследовать в святую святых обители советницы, женщина, чуть помедлив,  отпустила щупальца, которые нехотя разжали свои тиски, выпуская жертву.  Где-то в глубине сознания все еще теплилась мысль взломать ментальный блок, но в случае чего Амари решила предъявить его целостность Марсифу, если он все же решит доказать ей, что приказ был не выполнен. То, что должно было оставаться тайной, ею и останется… Если девчонка сама не расскажет это, но тут уж ничего не попишешь – собственное желание поделиться сведениями только приветствуется. 
Наблюдая, как не желающая потерять достоинство, от которого уже мало что осталось, если быть искренними – картинно пропахать носом пол зала, как вещь быть украденной с места преступления, а сейчас остаться наедине с советницей по велению того, к кому, казалось бы, нимфа питала чувства, и кто не должен был бы бросить ее на произвол судьбы – после такого можно было бы спокойно сказать, что жизнь ставит подножку за подножкой, чтобы сломить непокорную натуру. Тем интереснее – прошелестел едкий голосок в мыслях Амариллы, терпеливо позволившей рыжей взять подсвечник, если уж потакать небольшим прихотям, то потакать во всем, в конце концов, это не внесет никаких существенных изменений в имевшийся план, и начать спуск по ступеням, после чего проскользнула внутрь прохода сама.  Даже если бы женщина лишилась зрения, она могла бы по памяти восстановить всю обстановку ее тайного логова, в которое приходилось наведываться достаточно часто, особенно если непрошенные посетители проявляли крайнее рвение в выказывании неуважения. Зала не уступала по размерам ее верхним покоям, возможно даже была чуть больше, имя несколько дверей, ведущих в одиночные карцеры, служившие время от времени последним пристанищем для особо опасных шпионов и врагов. Несколько столов, плотно придвинутых к стенам, на которых располагались как различные колбы с самыми разнообразными снадобьями – зельеваром Лила, к великому сожалению, не являлась, но с удовольствием экспериментировала с уже готовыми по ее запросу жидкостями и порошками, применяя их для своих кровавых забав. Были тут и отвары, при соприкосновении с открытой раной заставлявшие жертву пыток страдать от невыносимой жгучей боли, и те, что делали кровь густой, как желе, попадая в организм, от некоторых начинал ощущаться невыносимый холод,  от которого сводило мышцы. Коллекция была воистину предметом гордости, тщательно собиравшаяся в течение не одного года. Наряду со смертью, заключенной в склянки, здесь имелись и сами причудливые устройства для вырывания признания, правда нельзя сказать, что ими всеми Амарилла пользовалась с одинаковым удовольствием. Ломать кости – удел грубых мужчин, которые кроме этого и не знают иных способов для доставления боли, что уж и думать – переломал пару десятков хрупких составляющих человеческого организма, вот и получил информацию, все до скучного просто.  Здесь же первоочередной задачей стояло не сиюминутное получение необходимых сведений, а сохранение жертве жизни, чтобы не нарушать данного Сифу слова хоть в какой-то мере, а так же возможности передвигаться на своих двоих, иначе можно было смело сказать, что это помещение станет последним, что видела в своей не слишком длинной жизни светлая.
Когда та повернулась, видимо, покорно ожидая дальнейшего действа, Лил парой пассов вернула темные щупальца на руки, туго стянувших их вместе, после чего бесцеремонно выдернула подсвечник, поморщилась, и отставила его на стол, так и не став погружать залу в темноту – какая разница, есть свет или нет, когда можно истратить драгоценные секунды времени с большей пользой, нежели задувание свечей? К тому же и они могут пригодиться. Еще один пас, и щупы, чуть приподняв девушку над землей так, чтобы она могла стоять только на цыпочках, зафиксировали ее руки аккурат напротив кандалов, свешивающихся с потолка. Дергаться было абсолютно бесполезно, поэтому Амарилла легко приблизилась, протянула руки и с жадным лязгом захлопнула металл на запястьях, которые сразу же лишились магической оплетки.
Все приготовления были закончены, поэтому сладкое предвкушение не заставило себя долго ждать и затопило тело, отзываясь нетерпеливым, но приятным покалыванием в кончиках пальцах, жаждущих сомкнуться на излюбленном инструменте, когда Лил, немного задумавшись, отошла к своей коллекции. Торопиться она не собиралась в любом случае, даже если их забаву застанут.
- Хочешь что-то все-таки сказать? - произнесла женщина, не поворачивая головы

+2

27

Придумывать легенду стоило такую, чтобы она не вызывала лишних вопросов. Сиф может рассказать, что отправил Энию на допрос, а лучше всего, по его мнению, сделать это может Амарилла. И не соврет ведь, и всей правды не скажет. Почему же он ее так спешно выволок из зала совета? Да потому что магичка, которая пробила защиту от телепортации и всякой иной магии подобного рода, может оказаться опасной. Никто не знает ведь, что еще она умеет! Вдруг одним взглядом заставит заклятие Вечной ночи рассеяться, и на Город Темного ветра падут солнечные лучи. И почему именно он и Амарилла - на такой вопрос глава Анклава уже успел заготовить ответ. Ну как же, они ведь единственные телепаты такого уровня, кто точно сможет противостоять неизвестной колдунье. И мало того что противостоять, но ведь еще и сломить ее собственную защиту и вызнать всё, что требуется. А пока не поймут вампиры, что именно умеет незваная гостья, то лучше никому, кроме них двоих, к ней больше не приближаться.

Заготовив примерно такие легенды, Сиф вошел в зал совета, словно в потревоженный улей. Ничего не понимающие вампиры были озадачены, возмущены и озлобленны. Часть уже успела напридумывать таких сказок, что лесные эльфы напали на Анклав, а Сиф заодно с ними, ведь ему не впервой предавать своих. Один раз услышав нечто подобное, Сиф, не теряя своего хваленого самообладания, выбил болтуну зубы одним точным ударом. После чего отряхнул руку, глядя, как на глазах затягиваются ссадины, и спокойно объяснил, чего говорить не следует. Может быть, именно поэтому, памятуя о том совсем недавнем случае, разговоры все смолкли, едва принц вошел в зал.
- Сиф, ты спятил, - Игмар оказался рядом, положил руку на плечо главе Анклава и слегка сжал пальцы, - но что бы ты ни сделал, я тебя поддержу.
- Что тут происходит? - вампир кисло улыбнулся краем губ. Если уж от советника такие речи приходится слышать, то, видимо, додумки совсем не радостны.
- Мы отправили перерыть весь город на твои поиски. А некоторые начали говорить, что ты... ну ты знаешь...
- Да, и я знаю, кто это мог говорить, - Сиф коротко кивнул и отправился дальше. Не стоять же на пороге, принимая там все обвинения в свой адрес.
"Мы обсудим это после. Для начала я должен убедить всех, что нам ничего не угрожает, и с этой ситуацией я разберусь лично".
"Ты должен понимать, что какое-то время твое имя не будет иметь того веса, что прежде. Но мы задушим в корне все попытки взбунтоваться".
"Я понимаю. Но, как я уже сказал, с этой ситуацией я разберусь лично. Спасибо, Игмар".

Далее потянулись долгие минуты объяснений. Сиф подбирал слова, чтобы всё, что он говорил, не противоречило друг другу и сложившимся обстоятельствам, а наоборот дополняло. На него обрушился град вопросов и обвинений. Сдерживая себя от желания повторить фокус с выбитыми зубами, принц умудрялся спокойно, не дрогнув ни единым мускулом, отвечать. Где надо - врать. Что ж, ложь во спасение. Не во благо, но во спасение. И Сиф очень надеялся, что Амарилла не переступит той черты, которую он перед ней поставил. Эния должна быть жива.

0

28

Рыженькая и вправду несколько наплевательски относилась к угрозе, попутно сделав галочку, что нужно потом будет достать один артефактик полезный, который девушка видела в магазинчике Грэса. Выключает все болевые ощущения, учитывая умение рыжей находить приключения, вещичка не бесполезная, сейчас бы ох как пригодилась. Почему-то тот факт, что она вообще не вернется в Грэс Энией не рассматривался, поэтому ничто не мешало строить рыжей долгосрочные планы.
Тем временем ей дали возможность не остаться в кромешной тьме. Будь девушка посильнее да похрабрее, то попыталась бы огнем нейтрализовать вампиршу, но чего нет, того нет, поэтому нимфа довольно спокойно спустилась вниз, попросту стараясь не думать, что ее ждет. Про достоинство уж и нечего говорить, девушке просто не хотелось разодрать себе личико, падая, учитывая, что магии при ней не было, то залечить его будет весьма и весьма проблематично.
На ответ же Риллы нимфа лишь пожала плечами, на данный момент репутация советников ее волновала меньше всего, лишь один конкретный вампир, который ушел придумывать, что сказать остальным. Рыжей даже стало интересно, что за сказочку он им расскажет, чтобы не выйти на тему альтруизма к одной светлой нелепице, что вечно куда-нибудь влипает и каким-то образом раз за разом возникает в его поле зрения. Что он расскажет правду, нимфе не то чтобы слабо верилось, не верилось вообще.
Оказавшись внизу, девушка все же не смогла сдержаться от несколько нервного взгляда по вещам этой комнатки. Рыжую как-то еще никогда таким образом не пытали, поэтому чего ожидать от вампирши Эния не знала, но внутренне сжалась, мельком посмотрев на девушку. Вскоре на руки нимфы вновь легла тьма, и рыжая оказалась в кандалах, еле касаясь пола ногами. Зато магические оковы опали. Уже хорошо.
- Хочешь что-то все-таки сказать?
Услышав это, нимфа не смогла сдержать несколько обреченной улыбки. После чего начала в таком же стиле отвечать.
-А ты хочешь сказать, что поверишь тому, что я сейчас скажу? Я то не против, да только я слабо представляю, что ты вообще ожидаешь от меня услышать, кроме того как я сюда попала, поскольку на эту тему мне больше сказать нечего. Единственное, что я могу добавить, что кажется поняла, почему сюда. Меньше думать о «лидере» твоем надо было, когда чаровала. А так не имею ни малейшего понятия, как заклинание пробило купол.
Сказала девушка, попытавшись повиснуть на руках, не лучший вариант, в запястья тут же врезался металл оков. Зато цепи стали раскачиваться, так что девушка еле сдержалась от восклицания типа «Качельки!» или тому подобного и вернула ноги на пол, ожидая действий вампирши, парралельно думая как там Сиф.

+2

29

Вот поэтому светлые такие вкусные и поэтому же с ними живыми так сложно  – из-за оптимизма, граничащего со слабоумием. Амарилла не сомневалась, что нимфа не сумеет правдоподобно сыграть жертву, потому даже предлагать этого не стала, но то, что она не сможет испугаться и прийти в отчаяние, когда для этого есть серьёзные причины, просто поражало. Советница едва сдержалась, чтоб не поморщится от досады, но так или иначе она своего добьётся.
- Вот видишь, уже припомнилось кое-что новенькое, - заметила Лила, накрутив на ладонь короткую плеть, и предложила: - Попробуй убедить меня в своей честности. Для этого придётся рассказать всё, начиная с вашего знакомства, коротко, чётко и ясно, а не "оборотни-дракон-вампиры-кошачьи-яйца-дерьмо-горгулий". Сейчас немного освежим твою память.
Отрывистые шипящие слова на давно забытом языке спугнули тишину подземелья и пленницу опутала тончайшая едва заметная паутина. Нити, словно живые, поползли в разные стороны, затягиваясь и оплетая кожу, создавая у того, кто оказался в центре этого кокона, ощущение, что её срывают маленькими кусочками.
Получив требуемый градус страдания, Амарилла выждала ещё пару минут и ослабила хватку заклинания, а на её ладони возник и уплотнился лохматый сгусток серого тумана.
- Не смогу сегодня к тебе присоединиться, - обращаясь к нему с лёгким сожалением произнесла женщина. – Развлекайся без меня.
Комочек развернул кожистые крылья, пронзительно пискнул и крохотная летучая мышка выпорхнула в оставленную открытой дверь. Магический вестник предназначался Калину, молодому представителю одного из известных домов иногда составлявшему Лиле компанию для партии в шахматы или в другого рода играх. У них, действительно, были сегодня планы, об изменении которых следовало бы сообщить. Впрочем, Лила могла благополучно забыть о такой мелочи, если бы смысл послания заключался только в этом. Но она позаботилась, чтоб в сообщении просматривалась часть помещения, из которого оно было отправлено, и отпечатались аура нарушительницы спокойствия. Калин, конечно, заметит и потом невзначай упомянет приятелям, что советницу от его персоны могут оторвать лишь заботы государственной важности, а в подтверждение своих слов блеснёт осведомлённостью о тех заботах. И пойдут гулять по Городу Тёмного Ветра шепотки о том, как Амарилла замучила светлую в мрачных застенках, с каждым пересказом обрастая всё более жуткими подробностями, а вот имя Сифа в этих сплетнях фигурировать не будет, что и к лучшему.
Дело за малым, чтоб это славное солнышко, появляющееся не к месту и приносящее уйму неприятностей, незаметно исчезло, окончательно подтвердив правдоподобность именно такой версии случившегося, но в этом-то и заключалась загвоздка.
- Я хочу сделать так, чтоб твоё появление здесь стало первым и последним, и сделаю, даже не сомневайся, - Лила вновь обратилась к пленнице, на этот раз более миролюбиво. – Уверена, и ты сейчас хочешь того же. Пока непонятно, как ты ввалилась в зал совещаний, известно лишь, что это произошло потому, что ты думала о Сифе. Значит, чтобы подобное не повторилось вампирам нужно избавиться либо от тебя, либо от него. Первого не допустит он, второго не допущу я – патовая ситуация получается. Так что рассказывай всё по порядку и посмотрим, что ещё можно предпринять.

+2

30

И так перистые и полупрозрачные розовые облака разлетелись на клочки, оставляя девушку наедине с не самой радужной реальностью, лишь стоило ей очутиться в сжимающейся вокруг нее сети, что обволакивала все ее тело. Нимфа не сразу поняла, чем ей это грозит, но вскоре и объяснения потеряли смысл. Сеть начала затягиваться, все сильнее и сильнее сжимая Энию, как будто собираясь разрезать ее таким способом на сотню кусочков. Рыжая не была обучена умению молча терпеть боль, сдавив зубы до упора, поэтому вскоре девушка закричала, выгибаясь в этих путах. Девушка не знала, сколько это длилось, по мнению нимфы – вечность, но ее раса столько не живет, так что явно меньше. Стоило путам ослабить хват, как рыжая моментально обмякла.
Вот и висела Эния печально на паре железок, глядя в пол и стараясь не думать о том, что ее ждет дальше. Радовало лишь то, что Сиф это не самолично делает, влюбленную нимфу это бы убило. Ведь так сложно светлой понять, как легко можно променять свою любовь, чувства на что-либо. На власть, на деньги, на покой, на страсть, на что угодно. И ей не понять было, как можно легко «переключиться», предать все. А она была дорога ему! Не до безумия, но дорога! Иначе, что помешало бы ему убить своего извечного врага, стопроцентную светлую, нимфу, да и вообще не самую спокойную и почтительную особу, которая в придачу еще и влюбилась по уши. В темного. Хотя скорее не в него, в человека, которым он являлся. Пусть и не совсем живого. За терпение, за заботу, за улыбку, которую спокойный древний позволял себе порой, за многократное спасение себя любимой в том числе, за принятие ее такой, какая есть, за честность, в конце концов, ведь Сиф ей еще не разу не соврал ни о мотивах, ни о действиях, максимум сразу сказал, что рыжей это не касается. А теперь... девушка была растерянна, подавлена, не знала, что ей думать. Нет, прямого приказа Сиф не отдал, более того отдал прямо обратный, сохранить ей жизнь. Но он ее оставил, даже рыжей было понятно, что о пристрастиях советницы он знал. И все же она здесь. Когда все так просто, считать матрицу мыслей, воспоминания, гипноз, в конце концов!
-Как…
На грани слышимости прошептала девушка, находясь в некоторой прострации, все еще крайне мало реагируя на Амариллу, лишь висела на собственных запястьях, опустив голову вниз, впервые в жизни не испытывая желания посмотреть в глаза, точнее испытывая, но не в Амариллины глазки ей хотелось посмотреть. Хотелось понять, кто же Сиф. Тьма, у которой много масок или человек, забывший себя за века.
Девушка не знала, не могла знать, но надеялась на второй вариант. Тьму невозможно любить, но Эния любила, пусть и не отдавала себе отчета, ведь за годы жизни ей никто так и не объяснил, а что такое, собственно «любовь»?.. Ведь девушке просто было некого, да и незачем, не за что любить. Дриады ее этому не учили, пираты тоже, профессура не считала это важным, да и о любви рыжая слышала лишь слухи, ну и книги, но там все так сложно. Высокая любовь с кучей возвышенных понятий, безответная, платоническая, повседневная, страстная, тихая, громкая, нежная, жестокая, любая. А что значит любить в общем? Как понять, что любишь? Кто бы объяснил…
Вот и сейчас, даже в такой ситуации девушку тянуло поближе к парню, хотелось прижаться к нему, увидеть его улыбку, помочь как-то уладить свое появление. Ей было горько от того, что из-за нее у него проблемы, даже боль не могла ее отрезвить, только на время отвлечься, пока пытка была на пике, после чего нимфа вновь возвращалась в состояние острой тоски. Правда теперь приходилось волей неволей прислушиваться к словам советницы, чтобы не получить очередную порцию, за невнимательность.
-Думаю историю нашего знакомства тебе может рассказать и Сиф. Это не столько моя тайна, сколько его, поэтому без его разрешения я говорить не буду.
Ответила нимфа, посмотрев, наконец, Амарилле в глаза и передернув плечами, из-за чего кандалы зазвенели, а сетка неприятно впилась в кожу, Эния поморщилась, но смолчала, вернувшись в исходное положение. Глазки рыжей нимфы никогда не умели лгать, выдавая эмоции, которые она испытывала, как и мимика. Вот и сейчас, в глазках ярко отображалась тоска, боль, страх, который, нимфа как могла загоняла внутрь, не давая вырваться панике, но рыжая отчаянно боялась боли и лишь нежелание сдавать Сифа со всеми потрохами подчиненной удерживало Энию. А что ей сказать? Темный лидер кучу раз спас нимфу, да еще и переспал с ней, не прибив при этом. Компромат почище расчлененки в подвале. Да и вампир дал ей понять уже давно, что в темных землях ей не место, рядом с ним в частности, а значит, что и знать подробности их общения его… семье, нежелательно. Вспомнив это, девушка печально вздохнула, в очередной раз сбивая пару этажей облачного замка, которые строились с поразительной быстротой, особенно рядом с вампиренышем, но его не было, поэтому было легче напоминать себе об этом.
-А зачем тебе этот зал? Насколько я помню, то телепатам твоего уровня не требуются такого рода усилия, чтобы узнать что-либо хотя бы под гипнозом. А так, как ты узнаешь, что я не навру тебе убедительную сказочку, чтобы спасти себя?
Решила попробовать сменить тему нимфа, пусть даже на более опасную для шкурки, зато душа целее будет, не так болит, как от таких вот «отношений» которые хочет узнать вампирша. Как же Энии хотелось оказаться сейчас где-нибудь в другом месте. Например в саду гресской академии магических наук. На ее жгучее желание откликнулся все тот же амулет, на некоторое время создав магический фон из остатков вкачанной в него магии, но под внушением рыжая не смогла влить в него достаточно сил для перемещения, да и было их под немного, поэтому незримо для глаз вспыхнув, он вновь погас, прикидывая обычным украшением для волос в виде цепочки, что так любила нимфа.

Отредактировано Эния (11-10-2015 12:04:19)

+3

31

- Никогда так не делай. Не дразни меня. Слишком велик соблазн продолжить, чтоб просто послушать, что ты попытаешься выдумать, чтоб выкрутится из такой ситуации. Обычно топят кого-то другого, это позволяет пусть не спастись, но хотя бы продлить себе жизнь. Сама догадайся, кого, - усмехнулась Амарилла. –  Сможешь?
Вопрос был риторический и ответа не требовал. Лила и так выяснила достаточно: общий секрет в прошлом, добротный ментальный блок от владыки вампиров, самопожертвованье от светлой девочки. С такими ингредиентами можно приготовить только одно блюдо. Хотелось вытрясти из неё подробности, а заодно и решить всё простейшим способом предъявив совету обескровленный труп, но брать игрушки Марсифа без разрешения определённо не лучшая идея. Дорого бы Лила дала за то, чтоб нимфа сумела её обмануть и правда оказалась не той, кем выглядела. Конечно, на какое-то время безопасность Анклава оказалась бы под угрозой, но зато какую замечательную охоту они потом устроили бы. Мечты, мечты… вероятность этого была настолько мала, что практически превращалась в невероятность и придётся довольствоваться тем, что есть, но это вовсе не означало, что она так легко выпустит намеченную жертву.
Насколько близки эти двое были физически, знали лишь они одни, да это Амариллу и не волновало. Сиф мог хоть гарем завести, случись у него такая прихоть, она бы и бровью не повела и даже кандидаток помогла бы отобрать, но владыку ни с того ни с сего потянуло на экзотику, захотелось вспомнить, что такое душевная привязанность. Кто бы мог подумать, что он ещё способен на подобные глупости. Что ж, ему уже давно известно, что за всё приходится платить, и раз делает, значит, может себе позволить. Чего нельзя было сказать о рыжей нимфе. Голова ведь не только для того, чтоб в неё есть, неплохо бы и соображать иногда, посмотрела бы на него как следует и задумалась, что сможет предложить тысячелетнему вампиру. Не иначе, собой его осчастливить собиралась. С таким же успехом можно что-нибудь четвероногое завести, то же верное и преданное, главное кормить и убирать вовремя. Так что шансов у Энии было негусто. Сифа окружали такие женщины, с которыми даже ей, Амарилле сложно было соперничать. Две ветреные, но всегда желанные любовницы - Власть и Слава постоянно крутились рядом, и даже если он мог отказаться от них, то свою единственную возлюбленную – Свободу никогда от себя не отпустит. Оставалось дождаться, пока к нимфе пропадёт интерес, и можно будет делать с ней что угодно. Впрочем, свои обязанности советница исполнила наилучшим образом, нашла решение, удовлетворяющее всем требованиям её повелителя, вернее всем, что он соизволил озвучить. В этом случае она лишалась лакомого кусочка, но поставить во главу угла свой интерес Лила не могла, оставалось только надеяться, что Сиф откажется от таких кардинальных мер, и тогда она уж точно закончит начатое.
Синеватые прожилки медленно исчезали с кожи девушки вместе с остатками заклинания. Амарилла уже сказала, что не собирается её убивать, да и мучить дальше смысла не было, сейчас, по крайней мере. Хотя есть ещё в запасе почти безобидные, но всё же приятные мелочи.
- Дом, это продолжение хозяина, в данном случае хозяйки, а о предназначении именно этой комнаты тебе может рассказать Сиф, если захочет. Это не только моя тайна, - объяснила советница, прекрасно понимая, как двусмысленно это звучит. – От тебя больше ничего не требуется. Слезай, - она щёлкнула пальцами и оковы разомкнулись, выпустив свою ношу. – И постарайся не падать в обморок, лечить я умею только кровопусканием.

+3

32

-Ничего бы не попыталась, я никогда не лгу. Просто не вижу логики. А зачем мне кого-то топить? И где, тут же воды нет... Да и как можно так продлить жизнь, если плавать не умеешь? Топи не топи, все равно на дно...
Ошарашенно произнесла рыжая, с искренним удивлением воззрившись на Амариллу, которая, по мнению нимфы, начала нести какой-то бред. Все же два года еще не дали девушке полного и исчерпывающего знания о мире, в том числе о его фразеологизмах и речевых оборотах. Да и Эния пока старалась осваивать основные принципы жизни, менталитет, манеру поведения, а не расширяла свой словарный запас девизами типа "тонешь сам - топи другого!", хотя в свое время морской тематики у нее было за глаза, но там тоже не до такого было, больше учили слушаться приказов и владению оружием, чтобы не мешаться при абордажах, а вносить посильную лепту, кроме магии, конечно. Вот и сейчас для Энии половина слов Риллы стала просто набором слов и звуков, вроде по отдельности знакомые, а смысла ноль целых, нуль десятых.
Но следующие действия вампирши Энию просто убили, морально, к счастью. Девушка вообще запуталась в событиях и пребывала в полном шоке, потеряв любую логику в действиях древней. В то, что у вампирши совесть проснулась, сострадание там, не верилось вовсе, да и в то, что нимфе поверили тоже. Зачем тогда так нагнетать было? Особенно, если и без этого девушка сказала бы то же самое? Зачем этот подвал, режущая сеть, хищный оскал, в чем смысл???
Энию так и подмывало выложить все в устной форме Амарилле, лишь наличие здравого смысла удерживало девушку от такого шага.
-Что, так просто? И зачем тогда все это?
Нда, насчет здравого смысла нимфа себя переоценивала, даже возможность продолжения пыток не сдержала неизмеримое любопытство рыжей. Хотя, здравый смысл, конечно, был, но слова буквально сами вырвались, минуя одобрение мозга. Слишком уж ошарашена была девушка, которая уже морально готовилась к медленной смерти в этих оковах, не веря в исполнение приказа вампиршей.
В обморок же девушка падать не собиралась, не настолько уж она была и пуглива, хотя поначалу ноги чуть и подкосились, но Эния устояла. Поначалу девушка хотела было предложить поучить Амариллу лечить не только клыками, даже рот открыла, чтобы уже озвучить это, но так и замерла, представив, как же это надо поиздеваться над собственной природой, чтобы у темной светлая магия заработала, да и даже если сработает, то для самой Риллы такое лечение кого-либо все равно, что в огонь прыгнуть, бессмысленно и больно, смертельно больно. Девушка закрыла рот и даже несколько покраснела от того, какую глупость чуть не ляпнула.
-Обязательно спрошу потом. Ну что, наверх пойдем или тут его поджидать будем?
Уточнила рыжая, меняя тему, попутно отходя подальше от кандалов и поближе к подсвечнику, около него уютнее, и теплее. На улице не зима, конечно, но во дворце было несколько прохладно, тем более в подвальчике, а так какое никакое, а тепло. И свет. Хоть что-то из ее мира, где царствует солнце. Как же хотелось Энии сейчас растянутся на своей любимой ветке в саду и просто поспать. Хотя и с Сифом очень хотелось побыть, по-возможности наедине и по-дольше, но замок вампиров действительно не самое лучшее место. Но что мозг понимает, то сердце игнорирует, поэтому желания были в принципе равноценные, причем вампиреныш даже перевешивал, кто знает, увидит ли она его еще, а если увидит, то когда. И каким...
-Интересно, как он там? Уладил все? Надеюсь, что да...
Подумала девушка, попутно пребывая в некотором задумчивом состоянии, отстраненно смотря в огонь, не моргая и не реагируя на движение и слова, а после и вовсе взяв светильник в руки и двинувшись к лестнице, желая все же убраться из этого далеко не самого приятного места.

+2

33

Амарилла неторопливо пошла следом и вдруг подумала, что необходимость на какое то время сохранить жизнь нарушительнице спокойствия,  это не так плохо. Она ещё злилась на Сифа за всё, что сегодня произошло, особенно за то, что держал её в неведении, и компания лопочущей, выпадающей из реальности нимфы станет ему отличным наказанием. Воображение мигом нарисовало голодного, но довольного вампира на фоне яркой зелени в большущем венке и с букетиком ромашек. Конечно, до такого абсурда не дойдёт, терпенье владыки велико, но не безгранично. Впрочем, он и без этого успеет получить сполна. Амарилла никогда бы не позволила навредить Сифу, но не станет и вмешиваться без крайней необходимости, пока он делает это сам, так что можно просто устроиться поудобнее и понаблюдать со стороны, тем более что у неё лучшие места.
Оставив девушку в одной из гостевых комнат, Амарилла вернулась в кабинет, заперла подвал и зашуршала свитками пергамента на столе. Она недоглядела, хвалёная защита Дома Анклава нарушена, репутацию одного из самых надёжных мест Альмарена, да и её собственную теперь придётся восстанавливать. А ещё Марсиф со своей личной жизнью, в которую не суйся. Будто не понимает, что она стала общественной, как только свалилась на их головы в разгар совета. Женщина разгладила найденный чистый лист, достала свинцовый карандаш, но какая-то скребущаяся на краю сознания мысль никак не давала покоя. Будто нужно было сделать что-то ещё, но она упустила это из виду. Лила потёрла виски, припоминая. Ах да! "Кормить и убирать". Разгребать за нимфой предстояло ещё немеряно, это дело не одного дня, а вот покормить надо бы сейчас.
Она потянулась к огонькам жизни в коридорах особняка и вскоре наткнулась на одного из тех людей, что самолично привезла сюда. Желание советницы получить обычной еды удивления не вызвало, порой она требовала куда более странных вещей, так что меньше чем через десять минут парнишка топтался у двери. Лила забрала поднос и ласково погладила парня по щеке, тот сморгнул, будто разбуженный посреди ночи, и осоловело побрёл обратно. Скоро он очнётся и как ни в чём ни бывало займётся своими делами, вот только о визите в покои советницы уже не вспомнит.
На блюде красовалась жареная тушка, скорее всего кроличья, запечённые крупными кусками овощи и травки, компанию ей составили несколько ломтей хлеба и кувшин слабенького ягодного вина. Похоже, на кухне второпях собрали, что было, пир горой не устроишь, но трёх нимф накормить вполне хватит. Лила занесла всё это в комнату для гостей, пристроила на резном комоде в изножье кровати.
- На столике у двери вода и принадлежности для умывания. Полотенце в шкафу, там же есть кое-какая одежда. Если хочешь, разожги камин. Я буду за стеной в кабинете, - она ещё раз окинула взглядом комнату, убедившись, что ничего не забыла, и вышла, дав девушке возможность спокойно привести себя в порядок, а себе спокойно подумать.
Маги, это такие люди, которые знают наверняка, что чудес не бывает. Потому Амарилла вновь заняла своё излюбленное кресло, подтянула поближе бумагу и карандаш и принялась делать пометки. В сухом остатке у неё имелся маг-недоучка или недотёпа, а может и то и другое сразу, имелся дракон, обеспечивший основательную мотивацию, а так же некоторый запас сил равный резерву выше упомянутого мага, и вектор направления, обеспеченный небезызвестным вампиром. С такими исходными обоих должно было как следует тряхнуть, это в лучшем случае. Но заряд, отправленный Сифу, достался многострадальному столу, а положенная нимфе отдача видимо перепала дракону. М-да, знала бы бедная невезучая рептилия на кого нарвалась, бежала бы оттуда сверкая пятками.
До этих пор всё было просто и понятно, Амарилла сделала ещё несколько пометок, обозначив основные характеристики барьера, и тут началось. Сколько бы ни вертела она чертёжик, сколько бы ни вносила дополнений и уточнений, каждый раз получалось нечто невозможное. В конце концов, Лила поняла, что пошла на второй круг и отложила карандаш в сторону. Её познаний в теории пространственных искажений явно недоставало, нужен был совет того, кто разбирается не только в теневой стороне этого вопроса, но знаком и со свойствами света, а заодно и с их взаимодействием, и сложно было представить лучшую кандидатуру, чем сам создатель барьера.

Отредактировано Амарилла (13-10-2015 18:15:35)

+3

34

Тем временем Сиф всё еще беседовал со всеми, кто присутствовал на совете в тот момент, когда их бесцеремонно потревожили. Вампир мельком оглядывал зал, словно мог выцепить какую-нибудь мелкую не примеченную ранее деталь, которая объяснила бы, каким образом Эния смогла нарушить щит.
"Или маг тогда попросту в чем-то ошибся, - рассуждал Сиф, - умышленно или непреднамеренно умудрился оставить лазейку, и это хорошо, что через нее попала моя знакомая, а не какой-нибудь залетный... от кого она там убегала? Дракона?" - представить только, если бы своим телепортом Эния прихватила сюда дракона... Разъяренного дракона, жаждущего только убивать. Не надо было даже долго размышлять, чтобы представить количество обращенных в прах вампиров, сожженных драконьим огненным дыханием.
- И всё-таки я настаиваю, чтобы эту девку выволокли на открытую казнь. Тем более, если мне не изменяет моё чутье, она из тошнотворно-светлых, - один из глав влиятельных кланов был непреклонен, и, кажется, никакие доводы его не убеждали.
"Хотя тут я был бы не против, чтобы дракон на минутку объявился и избирательно кое-кого сжег", - зеленые глаза, не мигая, смотрели в сторону оппонента. Несмотря на то, что Сиф говорил, что в их обществе действует равноправие и каждый может высказать свое мнение и оспорить мнение другого, сам вампир терпеть не мог, когда его решения подвергаются сомнениям. Особенно, когда это делается в таком духе, как сейчас.
Но в итоге, к общему консенсусу пришли, и спустя несколько часов Сиф смог завершить совет и вернуться обратно в покои Амариллы.
Он буквально заставлял себя спокойно идти, высчитывая секунду-полторы на каждый шаг, чтобы не сорваться и за те же полторы секунды не оказаться у нужных дверей. Но почти сразу же, оказавшись за пределами зала совета, Сиф магией потянулся к разуму Энии, обнаружил, что нимфа жива, и успокоился. Это самое главное.
Правда, тут же задался вопросом, отчего он так беспокоится по этому поводу. Действительно ведь - светлая в стане темных, прежде мелькнувшая как эпизод в жизни Сифа. А в его долгой жизни было множество разных эпизодов.

Переступив порог покоев советницы, Сиф остановился, дал себе несколько мгновений, чтобы магия тьмы, окутавшая двери, вероятно, в попытках навредить Энии, если та попытается сбежать, рассеялась вокруг него. Он - не та пища, чтоб вредить ему.
Амарилла была замечена у стола, копающаяся в различного рода бумагах, свитках, книгах. Энии не наблюдалось, но Сиф не стал первым делом интересоваться судьбой нимфы, зная, что с девушкой всё в порядке. Ну как в порядке... Наложенная на ее разум прежде ментальная защита цела, сам разум цел - следовательно, всё нормально. Если Амарилла какими-то своими способами умудрилась навредить телу нимфы, то это лишь издержки профессии, ничего страшного. Заживет.
Сиф прошел вглубь кабинета и опустился в кресло напротив советницы, позволив себе чуть расслабиться.
- Я всё уладил, - этого можно было и не говорить. Ведь раз вампир вернулся, значит, это само собой разумеющееся. Но сказанные вслух эти слова казалось бы оборванную чуть ранее ниточку между Амариллой и Сифом. Он изучал лицо вампирши, отыскивая во всем ее облике недовольство случившимся и тем, что личное прошлое Сифа может тенью накрыть всё его настоящее. Не заданный вопрос "где Эния?" повис в воздухе. Сиф посчитал, что Лила и сама догадается, что именно сейчас его интересует.

+1

35

Девушка отнеслась ко всему настороженно, ну не так легко поверить было с бухты барахты темной, вампирше! Да еще и несколько недружелюбно настроенной, один подвал чего стоил. Даже странно, Сифу она поверила практически сразу. Хотя там были куда более другие обстоятельства, нимфу тогда дезориентировало то, что темный, даже не так, его древнее темнейшиство спасло заведомо светлое существо. Конечно, укусил потом, но не насмерть же, да и существу мужского пола как-то легче довериться, авось дар вытащит, а тут такая же рыжая хитрая темная, а девушка по себе знала, что можно ожидать все что угодно, правда если у нимфы это было попадание в неприятности, то у Амариллы, похоже, их постановка для других существ. Поэтому Энии все время казалось, что это такая изощренная шутка и ее припечатают магией о стенку. Так и шагала. Но никто нимфу сбрасывать с лестницы и мучить не собирался, поэтому светлая успокоилась. Но окончательно ее добило даже не то, что ее отвели в гостевую комнату, а принесенный вампиршей ужин. Нимфа так и застыла в шоке, чисто на автомате поблагодарив, в положении сидя на кровати, где незадолго до этого устроилась. Когда Рилла ушла, девушка еще некоторое время просидела в таком состоянии, пока не очнулась и даже не прониклась некоторой симпатией к клыкастой, все же именно заботиться о светлой ей приказано не было. На блюде было мясо с овощами и какой-то напиток, на запах слабо отдающий алкоголем. Ничего так наборчик, особенно учитывая целого кролика, которого девушка даже при желании не осилила бы целиком. Поэтому поклевав овощей и лапку, нимфа отпила вина и, признав, что от такого ее не понесет сильно, выпила кружечку для успокоения нервов, не каждый день все же в вампирское логово попадаешь и не остаешься там в живых. После девушка решила воспользоваться советом Риллы и умылась, попутно сменив несколько извалявшуюся в пещерах, да и от полетов по полу и ныканья в кладовках одежку. Правда камин разжечь не смогла, по-прежнему не ладя с методами разведения и использования огня, лишь пройдясь по комнатке и открыв окно. Интересно же,  как выглядит город? В итоге оказалось не так уж и страшно, город как город, только вот темновато в нем, а ведь должно быть еще как минимум пару часов светить солнце…
«Как давно они его не видели? Скучают ли по нему?»
Подумалось рыжей, для которой свет – это жизнь. И ей было сложно себе представить, как можно лишиться его. Нет, ночь девушка любила, даже очень, но и без яркого солнца жить, наверное, не смогла бы. А они живут. В этот момент нимфе стало очень жалко темный народ, наверное они и озлобились только потому, что в мире, где нет света, не могут пробиться и светлые чувства, надежда, любовь, прощение и тому подобные. Точнее могут, но ослаблены или подавляемы хозяевами. Сиф, к примеру, довольно добрый вампир, самый добрый, кого она в принципе встречала из темной братии, даже среди людей, но жутко упрямый и не хочет искать в себе человечность.
Хоть Амарилла и не запрещала в категоричной форме выходить отсюда, но Эния сама это поняла, побаиваясь показываться советнице на глаза, да и отдохнуть ей дали… а нимфа была утомлена сегодняшними забегами, стрессами, да и вчера не особо спала, может поэтому так рассеянна была на практике по телепортациям? Возможно. Откуда ей было знать, что амулет, носимый ею, создан тем же существом, что и барьер, что давало девушке некий ключ к его плетениям. Верно, неоткуда, поскольку создатель был пленен еще до появления рыжей на свет, да и цацка появилась в ее загребущих лапках случайно, ну правда, сама в руки просилась, ее бывший хозяин ее не особо охранял, носил на виду, да и она ему совершенно не шла!
Вот так, не задумывая над этим вопросом и задремала девушка, личико разгладилось и нимфа как никогда была похожа на маленькую беззащитную девочку, мирно сопящую и улыбающуюся во сне. Да и чего ей печалиться, девушка искренне верила, раз сразу не прибили, то не прибьют и впредь, да и просто пригрелась под одеялком, в котором рыжая довольно быстро запуталась, в итоге больше обнимая его, чем находясь под ним.

+2

36

- Мне бы такую уверенность, - с оттенком лёгкой зависти протянула Амарилла. – А впрочем, лучше не надо, никогда не занималась самообманом и начинать не собираюсь. Хотя… - её голос сделался задумчивым. – После сегодняшних событий я уже не уверена, что так уж и никогда.
Да-да, Лила прекрасно помнила, что ей не доверяют меньше, чем остальным, и поднимать эту тему снова не собиралась, хотя бы потому, чтоб рассказывая какая это "великая честь", не забрызгать ядом прекрасной работы ковры, но сдержанность, увы, не числилась среди её сильных сторон, само как-то с языка сорвалось. Чтоб придать разговору более официальный тон и больше не повторять подобного, советница опустила ноги на пол и не спеша обулась.
- Твоя светлая гостья нам ещё отзовётся, но не думаю, что произойдёт что-либо такое, с чем не удастся справиться, - продолжила Лила. – Потреплют языками у тебя за спиной, повозмущаются, что ты что-то утаиваешь от Анклава и забудут, при условии, что им больше не будут об этом напоминать.
Марсиф был практически идеальным правителем, вампиры уважали его силу, а те, что поопытнее ещё и мудрость, но стремление к превосходству заложено в их природе и с этим ничего не поделать. Молодёжь постоянно устраивала мелкие внутриклановые драчки за власть, то между собой, а то и со старшими. Последнее обычно заканчивалось отрыванием пары-тройки мятежных голов и всё возвращалось на круги своя, но порой взамен ушедших в небытие старейших в Совете появлялись новые лица. Такова жизнь, уклад которой Сифа никогда не задевал, потому что мало кто осмелился бы в одиночку бросить ему вызов, да и те предпочитали дожидаться подходящего момента, который мог никогда и не наступить. Но если дать достаточный повод для недовольства, они сумеют объединиться и тогда Город Тёмного Ветра захлебнётся в чёрной крови бессмертных.
Такая перспектива, даже далёкая и туманная, Амариллу совершенно не радовала. Её устраивало текущее положение вещей, не смущала жизнь в тени Марсифа и, уж тем более, не прельщало его место. Советница как никто понимала, что власть накладывает и ответственность, которая не каждому по плечу, и хотела бы сохранить всё, как есть. Это желание в какой-то мере уравновесило её уязвлённое самолюбие, потому Лила была спокойна и держалась, пожалуй даже холоднее, чем обычно.
- Нимфа должна исчезнуть. Навсегда. Самым надёжным способом ты воспользоваться не хочешь. Обратить её тоже вряд ли возможно, такие серьёзные изменения, скорее всего, приведут к гибели. Но мы тут побеседовали немного и, кажется, нашли выход. Переместиться в незнакомое место можно только при наличии очень надёжной зацепки, своеобразного "якоря" и здесь таковым можешь оказаться только ты. Она должна забыть тебя, Сиф, тогда проблема будет решена. А ты можешь ей в этом помочь и, в общем-то, должен был это сделать уже давно, - женщина всё-таки не выдержала и сорвалась на повышенный тон. – Знаешь, я многое могу понять, и как можно увлечься светлым, и почему оставить его в живых. Но, во имя всех демонов бездны, зачем же понадобилось так много ей о себе рассказывать?! Неужели трудно остаться "рыцарем на вороном коне", "ужасом на крыльях ночи" или о ком там грезят мечтательные светлые барышни? Тогда бы все… - пылкий монолог оборвался на середине и так и остался незаконченным.
Лёгкий сквознячок от открытого в соседней комнате окна добрался до кабинета и заставил советницу ещё раз помянуть незлым ласковым словом демонов, которые, в общем-то, были ни при чём, нимф, всех вместе взятых и отдельно одну конкретную, которая, судя по витиеватому высказыванию Лилы, приходилась роднёй скорее первым, чем вторым. Амарилла тут голову ломает, как сделать, чтоб этого чуда никто не видел и не слышал, а она решила на окошке посидеть. Хоть не с крыши поорать и то хорошо. На полировке письменного стола остались четыре параллельные бороздки от ноготков советницы. Она смахнула стружку на пол и приглашающим жестом указала Сифу в сторону соседней комнаты, предлагая забрать своё сокровище.

+2

37

http://s7.uploads.ru/R3ML1.png

Амарилла проницательна, как никогда. "Я всё уладил" - это скорее была попытка настроить себя на нужный лад. Как будто произнесенные вслух, эти слова, как заклинание, сразу же возымеют действие. Но Сиф не был таким уж дураком, чтобы не понимать последствий своего поступка. Да, все присутствующие на совете сделали вид, что объяснения лидера их удовлетворили и отныне всё нормально. Но Сиф не первый день на свете жил и прекрасно понимал, что подобными сказками можно усыпить бдительность разве что ребенка. Прожженным вампирам нужны либо доказательства, либо применение силы. И Сиф подозревал, что в данном случае второе будет куда более эффективным.
- Ну ты могла бы и не ёрничать при мне-то, - мягко пожурил Амариллу Сиф. - Да, я знаю, случившееся - целиком и полностью моя вина. - "Мне следовало в последнюю встречу с Энией загипнотизировать ее, заставить забыть меня или заставить возненавидеть", - но сказать, что я так уж сильно раскаиваюсь и занимаюсь самобичеванием, я не могу. Да, это небольшая оплошность, которую можно исправить.
Сиф понимал, что Амарилла права. Она беспокоится не только о том, чтобы кто-то из меньших не пытался вякнуть на лидера, но и о его собственной репутации почище, чем сам он. Иногда Сифу даже казалось, что на этом поприще Лила перегибает палку. Но не отметить ее усердия и результатов он не мог.
До сих пор у Сифа репутация была практически безупречной. Если не считать, конечно, попыток Рутана и Игмара образумить своего лидера от всяческих, как они полагали, человеческих слабостей - огрызков человечности и того, что мешало ему трезво рассуждать. Однако как бы там ни было, во многом поступки Сифа были самыми трезвыми и рассудительными из всех возможных.
Правда, свалившуюся на голову вампирам рыжую нифу назвать подобным поступком было нельзя.
И снова Амарилла была права. Она вторила голосу разума Сифа, который тоже говорил, что Эния должна исчезнуть и вообще забыть о том, что Сиф существует. Для него это не было особой проблемой, ведь жил же как-то без нимфы тысячу с гаком лет. Он не хотел даже думать о том, почему Эния оказалась именно здесь, что заставило тот телепорт сработать подобным образом.
- Я уже однажды заставил ее забыть. Сделаю это еще раз, - твердо сказал вампир.
Амарилла была безжалостной. Рубила правду-матку хлёстко и наверняка. Сиф, с одной стороны, ценил эту ее черту, а с другой - хотелось, чтобы она перестала озвучивать собственные его мысли в таком непреклонном виде.
- Я никем не увлекся, - отрезал вампир.
Поднявшись, он коротко выдохнул, сдерживая порыв взъяриться, и, не ускоряя шага, отправился в ту комнату, куда указывала ладошка Амариллы.
Окно открыто, а сама нимфа спит на кровати спокойно и безмятежно, как будто не в логове вампиров находится, а на пляже какого-нибудь тропического острова в окружении лесных эльфов и айрэс.
Доля секунды - и окно снова закрыто. А Сиф словно бы и не двигался со своего места. Только какая-то быстрая смазанная тень мелькнула туда-обратно. Затем он несколько секунд смотрел на Энию, пытаясь понять, почувствует ли что-то - сожаление, тоску, злость, - если вдруг нимфа перестанет дышать. Пожалуй, да, что-то почувствует. Смерти он ее не хочет. Но не хочет и того, чтобы она находилась здесь. Отвлекала его, подставлялась сама. Что бы она там себе ни надумала, у нее с Сифом ничего общего нет и не будет. Это невозможно. Это даже не рассматривается как какой-то вероятный вариант. Так что да, Амарилла права - единственный выход сейчас - стереть память и отправить обратно каким угодно образом.

+4

38

А рыжая мирно дрыхла, не подозревая, какую пакость ей приготовили древние. Нет, идеи, конечно, были, даже эта пару раз проскальзывала, как впрочем и что ее просто и без затей прибьют, возможно публично. Но хотелось думать, что ее просто поймут, примут как есть ситуацию и просто депортируют обратно, к землям света, по крылышко ассамблеи магов.
Как бы Эния не любила Сифа, а возможно как раз из-за этого, она не хотела оставаться здесь и уж тем более не желала своему милому вампиренышу неприятностей. Ей было легче пожертвовать собой, чем сломать чью-то жизнь, таковы нюансы воспитания светлых, по крайней мере по такой тактике ее воспитывала шестерка дриад в первые пять лет существования, за остальные два с лишним ничего существенно не изменилось, разве что немного расширились познания рыжей о мире и самую малость стали прививаться людские повадки, что сначала были отрицательные у пиратов, потом нейтральные у профессуры, а дальше… кто знает, так далеко, со своим умением влипать во все и вся, свое будущее нимфа не планировала, раз …дцать  изменится, одно попадание в Темные земли чего стоит…
Хотя тут довольно интересно, если забыть, что в окружении куча клыкастых расистов. И если человека они бы еще потерпели, то светлую, пусть даже и такую безобидную, как Эния, да еще и симпатизирующую темным в принципе, одному уж точно, они прибьют не задумываясь. Девушка была удивлена, что по замку Сифа еще не бродит толпа вампиров с факелами и вилами по ее светлую душу. Хотя да, глупости, какие факелы, они же огня боятся… тогда с какой-нибудь пакостью темной, у Амариллы же выходят темные заклинания…
Именно от таких вот не обнадеживающих мыслей спряталась девушка в объятиях сна. Правда не очень глубокого, мало ли что. Так что проснулась Эния, почувствовав на себе чей-то довольно тяжелый взгляд. Девушка подумала уж, что к ней пришла вампирша, но открыв глазки увидела куда более высокий силуэт. Все же хорошо, что подсвечник не в пространство воздушного коридора поставила, не потух. Поэтому узнать в госте, хотя кто у кого гостит еще вопрос, хозяина поместья не составило труда.
Выбравшись из под одеяла, девушка без лишних слов встала, подошла и обняла вампиреныша, многострадальной пятой точкой почувствовав надвигающиеся неприятности, а значит может случая больше и не представиться… поэтому Эния решила еще урвать себе еще немного времени близ его, пока не начнется разбор полетов и вынесение приговора, уж больно серьезный вид был у парня, серьезнее обычного. И опасаясь исполнения последнего, девушка спрятала глаза, да и все лицо, привычно зарывшись им в рубашку на уровне груди Сифа. Постояв так некоторое время, нимфа все же решила узнать, во что же ей выльется случайный залет в гости к вампирам.
-Ну что, где будем ставить запятую в фразе «Казнить нельзя помиловать»?
Несколько настороженно начала девушка, стараясь даже не думать о вариантах и не отпуская, в то же время, Сифа. Энии было тревожно и не отпускало чувство, что решение ей ну очень не понравится, но хотелось надеяться на лучшее. А пока… девушка прикрыла глаза, ощущая прохладу не совсем живого тела и была вполне довольна жизнью, даже несмотря на несколько мрачноватые перспективы в будущем. Не могла иначе, розовые очки это уже диагноз, да и зачем волноваться, если будущее неизбежно? Зачем изводить себя поисками того, что уже давно решено? Все случится в свое время, и раз ее пока не прибили и даже не пытали почти, то можно порадоваться такой мелочи жизни, как присутствие любимого существа, пусть и злящегося на ее рыжую персону.

+2

39

Советница откинулась на спинку кресла, сложила ладони перед собой, уперев друг в друга кончиками пальцев, и улыбнулась. Приятно, когда с тобой соглашаются. И пусть они немного не сошлись в терминологии, такая мелочь, право же, не стоила спора. Амарилла большинство своих интересов называла увлечениями, будь то новый любовник, эльфийская поэзия шестого тысячелетия или очередная дорогая безделушка. Всё это и многое другое в той или иной мере увлекало её, потом приедалось и исчезало из поля зрения, постепенно забываясь. То, что не подходило под это простое и всеобъемлющее определение, Лила считала либо обязанностью, либо страстью. Обязанностями она дорожила, находя в их определённое  удовольствие и приложение своему неиссякаемому азарту. А вот страсти советницы не приносили добра ни ей, ни окружающим, подобно лесному пожару выжигая дотла изнутри и уничтожая снаружи всё, до чего могли дотянуться. К счастью, такое стихийное бедствие случалось едва ли чаще прилёта кометы.
Говоря об увлечённости, Лила вовсе не стремилась уязвить Сифа, а лишь признала за ним право на выбор развлечений без оглядки на чьё-либо мнение. Но сейчас ситуация вышла за рамки развлечений и увлечений, что ненадолго выбило привыкшую к непогрешимости своего лидера советницу из колеи. А вот это всезнающей и всемогущей Амарилле принять оказалось гораздо сложнее. Но долгая жизнь многому учит и главный из этих уроков терпение. Гордыня перебесилась и улеглась плотными кольцами на прежнее место, изредка высовывая змеиный язык и дожидаясь часа ужалить выбранную жертву, а Лила занялась не терпящими отлагательства вопросами.
Пространство над камином украшала карта Альмарена и Амарилла перевела взгляд на неё. Ткачи, трудившиеся над этим гобеленом, явно обладали изрядным мастерством, но вот знания географии им не всегда хватало. Одни участки карты изобиловали подробностями, другие обозначались весьма приблизительно. Впрочем, трудно было ставить это в вину мастерам, они лишь перенесли на холст то, что получили от картографов. Но немало оставалось на Альмарене мест, куда веками не ступала нога путешественника.
Из города нимфу можно было вывезти двумя способами. На восток до переправы через Безымянную реку, а оттуда либо на северо-восток в Ржавый дол и дальше на корабле в любую точку побережья, либо на юг вдоль границы орочьих земель вплоть до Леммина. Но в обоих случаях предстоит проделать долгий и опасный путь, да ещё и сделать это незаметно, а учитывая свойства груза, это возможно разве что по воздуху. Есть ещё подземный проход через Хенеранг, его жители не слишком обрадуются вампирам, но нимфе отказать не должны, особенно если им как следует приплатить. Тоже не идеальный вариант, но, пожалуй, самый быстрый из всех.
Лила запустила пальцы в отливающие красным золотом волосы и недовольно наморщила носик, при некоторой доле везения может и удастся такое провернуть, но на удачу она полагаться не любила. Тем более опытным путём установлено, что Эния куда более везуча. Окажись Амарилла или Сиф так же случайно где-нибудь в Арисфее, закончилось бы это плачевно, а эта ничего, до сих пор невредима, да может ещё и живой отсюда выберется. Так что всевозможных "счастливых" случаев лучше избегать, что нимфе по вкусу, то вампиру смерть. Ну, может не совсем смерть, но ничего хорошего ждать не приходилось. А ещё, чтоб по окончании пути полностью избавить девушку от воспоминаний, сопровождать её придётся кому-то из них, и поскольку Марсиф доверяет только Марсифу, нетрудно догадаться, кто это будет. Вот только очень нежелательно, чтобы их с нимфой видели вместе. Можно, конечно, отправить с ней Амариллу, но тогда придётся окончательно проститься с секретами, а может ещё и с Энией. Лила перестала хмуриться, исчезла залёгшая между бровей изломленная морщинка. Любопытно, очень любопытно, как он из этого выкрутится.

Отредактировано Амарилла (25-10-2015 21:13:15)

+1

40

Ужасно находиться между двумя женщинами. Пусть даже эти женщины имеют слишком разное значение, так что их даже сравнивать нельзя - нет таких параметров, по которым можно было бы сопоставить сходства или отличия. Амарилла много раз доказывала, что она - самое важное и полезное звено в той цепи, что Сиф выстраивал почти тысячу лет. Без Амариллы... вампир едва слышно выдохнул.
"Нет, без нее мы будем и дальше жить. Ничего не изменится, она ведь уже уходила, и если захочет уйти - то уйдет, никто ее не удержит. Даже я, - Сиф смотрел на советницу, мысленно любопытствуя, понимает ли она свою ценность в Анклаве? Понимает ли, насколько велика ее роль и значимость для самого лидера? - Но без нее я потеряю слишком большой кусок того, что создавал так долго и упорно. Каждый раз, как она уходит, я боюсь, что она не вернется, и... Конечно, я не умру от этого и не брошу то, за что взялся".
Очередной тихий полувздох.
Эния появлялась в его жизни гораздо реже. Оставила два ярких следа, после которых Сиф думал, что уже нимфу не увидит. Ведь это и для нее опасно, и для него самого. Если верить девушке, то попала она сюда случайно. Следовательно, можно стереть из ее памяти воспоминания об этом событии, а еще лучше - воспоминания о Сифе вообще. Ведь в противном случае нет никакой гарантии, что Эния рано или поздно снова не умудрится телепортироваться к вампиру.
"Хотя надо будет порыться в причинах взлома антителепортационного купола. Найти их и устранить. Ведь так сюда кто угодно может прилететь, а нам сюрпризы не нужны".

Оставив Амариллу в одиночестве, Сиф отправился к Энии. Советница тоже не спешила присоединяться, понимая, что этим двоим надо какое-то время, чтобы обсудить общие вопросы. Ну или ей попросту это было неинтересно. Или она рассудила, что с помощью своего вампирского слуха всё равно услышит весь разговор, и для этого необязательно присутствовать лично.
Когда нимфа подошла и прижалась к вампиру, тот с трудом подавил желание отступить, дабы сохранить личное пространство. Непривычны ему по-прежнему были чужие прикосновения, а от девичьей ласки успел отвыкнуть и вовсе. Не потому что именно касания Энии ему как-то не нравились, а потому что с огромным трудом заставлял себя преодолевать свою тысячелетнюю гаптофобию.
- Я верну тебя обратно живой, - сказал Сиф. Он не стал напоминать, сколько проблем Эния принесла своим появлением. Это и так очевидно. Не стал говорить, что сотрет ей память. Девушка не глупая, догадается, что иного выхода попросту нет.
И слишком много соблазна сейчас, рядом с ней. Горячая кровь бежит по ее венам, словно маленький алые ручейки под тонкой прозрачной кожей, которую так легко порвать острыми клыками. Разве Эния не знает, что ее присутствие - это слишком большое испытание для вампиров? Сиф, подняв руку, ревностно оглядел тонкую изящную шейку. Нет, никаких следов от укусов на ней не было.

- Пойдем, - отстранившись, Сиф подхватил девушку под локоть и вывел в кабинет, где находилась Амарилла. Теперь уже обращался исключительно к ней, - нашла что-нибудь? - одним взглядом он указал на карту. Советница слишком похожа на него, чтобы тратить драгоценное время впустую. А если она осталась в одиночестве, то, вероятно, думает о каком-нибудь плане. - Мы можем доставить ее к Северному Порталу, а оттуда - ... ты знаешь, куда он ведет.

+2

41

- Прекрасно, - оставив в покое прядь волос, кивнула она.
Как это часто случалось, Сиф нашёл выход, о котором Лила не подумала. Она рассуждала, как поступила бы сама, а сама она ещё дня три после столь неудачного перемещения, ни за что не приблизилась бы к какому угодно, даже к самому стабильному порталу. Советница слишком дорожила собой, чтоб повторять такой опыт, не разобравшись в причинах странностей и не восстановившись как следует. Она прекрасно знала, что искажение может перенести не только не туда, но и не в полном комплекте, без пары конечностей, например.
Впрочем, сейчас ведь речь шла не о ней. И портал, действительно, самый быстрый вариант, а значит и лучший из них. К тому же, так будет удобнее подкорректировать воспоминания девушки. Убегая от дракона, она шагнула на ту сторону реальности, а потом просто выидет в другом, пусть и очень необычном месте и пропажа энного промежутка времени между этими событиями останется незамеченной.
Только вампира это, похоже, не слишком-то радовало. Не всегда, чтобы понять состояние собеседника, нужно заглядывать в его мысли, порой достаточно лишь проявить чуточку внимания. Поза, осанка, мимика и жесты, выбор слов и построение фраз, едва заметное изменение интонации расскажут умеющему читать между строк много больше, чем доступно стороннему наблюдателю. И сейчас парочка выглядело скверно.
Больше всего досталось утомлённой переходом нимфе, Лила даже подумала, уж не началась ли у нежного создания от общения с нею какая-нибудь болезнь, объясняющая столь стойкое безразличие. Все по-разному справляются со сложными обстоятельствами, у Амариллы в моменты слабости наружу выбирался давно и прочно сроднившийся с ней монстр и, как бы говоря "Не можешь ты, смогу я!", устраивал небольшой локальный конец света.
Сиф держался лучше, всё-таки привычка сохранять лицо в любой ситуации это великая вещь, но и от него веяло какой-то разочарованной усталостью. Просто наглядное пособие к трудам Ивара Шестипалого о единстве начал – противоположности притягиваются и, соприкоснувшись, взаимоуничтожаются. Амарилла едва заметно коснулась его сознания, ничего не говоря, не всё можно выразить словами, не жалея, жалость хороша для котят и маленьких детей, для мужчины, тем более достигшего таких высот, она унизительна, не утешая, он сполна заслужил это и достаточно силён, чтобы справиться самостоятельно. Советница лишь обозначила своё присутствие, напомнив что, несмотря на всё происходящее вокруг и между ними, она всегда будет рядом, потому что поступить иначе ей не позволят связавшие их когда-то узы крови.
- Нам понадобится транспорт, – продолжила она как ни в чём не бывало. – И незаметно выбраться из города.

+2

42

Эния почувствовала напряжение парня, видимо все было плохо, он устал, у него проблемы, из-за нее. Рыжая несколько печально вздохнула, но не отпустила, разве что чуть ослабила хватку и приподняла голову, всматриваясь в лицо древнего. Что-то ее насторожило в его тоне, чувствовался подтекст, который девушка не могла самостоятельно расшифровать и понять, только то, что вампир что-то не до рассказал.
-Я тебя верну живой, но... что ты задумал, Сиф?
Несколько настороженно спросила девушка, бесстрашно глядя прямо в глаза вампиру, проявляя практически безграничное доверие к темному, давая тому столь легкий доступ в свой разум. Но Эния верила ему. сама не знала почему, но верила, интуиция ее никогда не подводила, а сейчас она молчала, а не заливалась паникой, как то бывало при виде большинства темных рас еще издали. Почему? А небо ее знает почему, не сигналит и все тут. Точнее предупреждает, но на уровне советов, а не "беги, глупая, беги!", реакция скорее присущая... человеческой особи, нежели вампирской.
Вот и выходило так, что все что не пугает рыжую до чертиков, то вызывает ее неуемное любопытство и, в случае с Сифом, даже симпатию, привязанность. Все таки девушка была увлекающейся натурой, даже слишком, хотя тут сыграло свою роль и неоднократное спасение ее буйной головушки от более безопасных рас. В общем, нимфа везучая, найти благородного вампира и кучу подонков среди живых. Не иначе, как талант.
А пока девушка наслаждалась близостью парня, тот все же "ожил" и начал двигаться, решив зачем-то осмотреть ее шейку. Убрал волосы, провел рукой, на что девушка подалась, как на ласку, подставляя шею под его руку и взгляд, чуть прикрыв глазки, но продолжать древний не стал, резко отстранившись и потащив рыжую под локоток к советнице, что, опять?! Нет, пронесло, они лишь решали, как депортировать светлое бедствие с темных земель. Сошлись на каком-то портале. Интерееестно. Дать рыжей портироваться самостоятельно как минимум самонадеянно и глупо, а значит портал уже направлен и выверен, но куда?.. Этот вопрос девушка и решила уточнить, не хотелось ей и дальше путешествовать незнамо где, причем не факт, что близко к Гресу.
-А куда ведет Северный Портал?
Уж на такие мелочи жизни, как светлую природу, которая здесь, мягко говоря, редкость, можно спрятать и провести сквозь город, полный кровопийц, не особо способных оценить такой визит мирно, тихо, с хлебом солью, скорее с клыками на изготовку акцентировать не стала... а становиться чьей-то закуской не особо хотелось, даже не так, совсем совсем не хотелось. Как же все таки странно быть едой. А ведь большинство живых тут так и живут, кошмар просто.

+2

43

Амарилла была немногословной. Хотя Сиф уже был готов к тому, что выслушает от нее столько нотаций, сколько вообще могло поместиться в ее очаровательной рыжей голове. Вторая рыжая голова молчать не собиралась, благо хоть не возмущалась и не пыталась спорить по поводу того, какую судьбу ей уготовили эти двое. Эния ведь не глупая девчонка, пусть бывает сумасбродной и не думает о последствиях. Но она понимает, что Анклав - последнее место, где она может находиться, если, конечно, не хочет умирать.
Сиф держался скованно и напряженно. Он опасался, что Амарилла может начать задавать неудобные вопросы. Первым делом, что сделал, войдя в комнату, так это проверил свой ментальный блок, установленный на разуме нимфы, и слегка успокоился, обнаружив его невредимым. Амарилла умела быть не сдержанной, хотя прекрасно знала, где находится та грань, которую лучше не пересекать. Наверное, именно по этой причине они с Сифом были в хороших отношениях, а не перегрызлись друг с другом до сих пор. Эния тоже умела задавать неудобные вопросы. Она еще умела обычные вопросы задавать в таком виде, что на них тут же терялось желание отвечать.
Например, этот...
- Почему ты думаешь, что я что-то задумал? - Сиф не отводил взгляда и старался казаться невозмутимым и спокойным, как всегда. Обычно у него никаких сложностей подобное не вызывало. Тысяча лет практики - не шутка.
Вампир помнил, как отреагировала Эния в прошлый раз, когда узнала, что ее загипнотизировали. Естественно, ей это не пришлось по душе. И сейчас не собирался раскрывать все карты. Ее мнения не спрашивают. Сиф в любом случае поступит так, как посчитает нужным, и понадеялся, что Амарилла не выдаст его маленькую ложь.
- Я задумываюсь лишь о том, как бы вывести тебя отсюда целой и живой.
В принципе, это даже ложью нельзя было назвать, ведь Сиф действительно задумывался, в основном, об этом. Размышлять о том, как будет происходить гипнотизирование, не было необходимости. Размышлять, что вложить в рыжую головешку взамен изъятых знаний, тоже. В целом, картина ясна. Эния не будет помнить Сифа, не будет помнить попадания в Анклав, а также забудет и тот способ, которым, по ее словам, воспользовалась, чтобы сюда телепортироваться.
Он почувствовал едва различимое касание к своему разуму. Ну нет, Амарилле не хватит глупости вот так царапаться в голову. Она знает, что ей нужно слишком постараться, чтобы продраться через защиту древнего. Но если она хочет что-то сказать, то...
Сиф вопросительно взглянул на вампиршу.
- Транспорт? Помнишь, каких доманов ты мне поднимала на войну? - на его губах заиграла улыбка. Редко ему удавалось покататься на таких "лошадках". Но сейчас этот вариант, пожалуй, был универсальным и лучшим из всех. Существо, поднятое некромантом, наполняется темной энергией и способно далее уже существовать неограниченное количество времени автономно. Правда, под солнцем ему становится совсем уж худо, а точнее - доман попросту рассыпается на гниющие куски плоти. Так что в интересах всех присутствующих сделать всё быстрее. Над Городом Темного ветра висит всегда покров темноты, но в остальном мире сейчас еще солнце не закатилось за горизонт. Едва-едва касается верхушек деревьев на западе. Есть еще время обсудить план, однако нет времени что-то придумывать в довесок.
- Ты поедешь с нами? - Сиф уточнил у Амариллы, опасаясь услышать как "да", так и не желая слышать "нет". - Ты нужна мне там, - лучше пусть Энию увидят с Амариллой рядом, чем с Сифом. Затем он глянул на Энию, - Северный портал ведет к Плоскогорью Золотого ветра. Но дальше ты пойдешь сама.

+2

44

- Чтобы что-то поднять, придётся кого-то умертвить, - Амарилла зажмурилась, как пригревшаяся у печки кошка. - Я об этом позабочусь.
А ещё кое-кого нужно замаскировать под мёртвого и вот с этим было уже сложнее. Советница припомнила и повторила про себя короткую формулу, применяемую обычно для поиска ментальных паразитов и прочих, порой весьма неприятных последствий магического вмешательства. Её глаза сделались абсолютно чёрными, зрачки расширились, полностью поглотив радужку и давая возможность увидеть чуть больше обычного.
Вокруг тёплого контура нимфы проявился зеленоватый ореол с отметинами недавно перенесённой боли и рваными прорехами, оставленными паутиной заклинания. Плачевное зрелище и близко непохожее на водоворот, бушующий вокруг вампиров. Нет, с маскировкой тут точно не выйдет, слишком сильное воздействие требовалось, что бы скрыть все признаки жизни. Ещё одно заклинание хаоса, пусть не такое агрессивное, но более долгосрочное, скорее всего, доконает ничем не защищённую Энию, а силы ей скоро понадобятся.
Такая аура могла бы принадлежать пленнику, если бы не пробивающиеся сквозь неё золотистые лучики. Вот уж точно, шила в мешке не утаишь, как и природу нимфы. Придётся действовать по старинке.
- Живописная компания из нас получиться, - Лила моргнула, прогоняя видение, и поднялась с кресла. – Просто так с твоей гостьей по улицам лучше не гулять, наверняка уже весь город в курсе её эффектного появления. Может стоит воспользоваться одним из старых тоннелей? Тащить по ним лошадей неудобно, значит, как минимум до окраины я вас провожу. А дальше… - советница склонилась в поклоне: - Как тебе будет угодно.
Сиф часто повторял, что он не самодержец, а лишь первый среди равных, и столь же часто Амарилла этим пренебрегала. Иногда по необходимости, такая форма правления на Альмарене в диковинку и далеко не все правители приветствовали подобное свободомыслие, а иногда из прихоти и почему-то особенно приятно делать это было именно в те моменты, когда Сиф не мог ей приказывать. Как, например, сейчас, когда владыка вынужден скрываться от посторонних глаз не то что в столице, а даже в собственном доме.
Без подробного плана катакомб можно с лёгкостью остаться там навсегда, может потому желающих заняться его составлением до сих пор так и не нашлось. Часть залов и переходов имели природное происхождение, другие когда-то служили каменоломнями, остальные появились заботами тех или иных жителей города и за долгие века образовали захламлённый, необитаемый, полный обветшалых древностей муравейник. Амарилла тоже знала его далеко не полностью, но несколько ближайших пещер, пара выходов за крепостную стену и путь к дому Калина были ей отлично знакомы.

Отредактировано Амарилла (02-11-2015 19:40:03)

+2

45

Как бы древний не скрывался, а девушка видела, что что-то не так. Какой-то напряженный он был. Хотя... если подумать... то такое поведение вполне объяснимо и очевидно, пожалуй даже слишком очевидно. Сердится. Эния печально вздохнула, но не обиделась, за дело же... ведь хоть и не специально, но навредила ему девушка очень и очень не слабо... Он имеет все права просто вытащить ее на площадь и там прилюдно, точнее привампирно казнить. Всего то два с лишним дня и три ночи, как они знакомы, даже если считать сегодняшний. Хотя в принципе, если по логике, то прибить он ее должен был еще тогда, не похож глава анклава на того, кто долго играет с едой. А этот нет, в очередной раз спасает ее рыжины от неминуемой кончины. За что девушка была ему очень признательна и благодарна. Жить то всем хочется. Даже таким вот локальным катастрофам.
Поэтому, почувствовав напряжение Сифа, девушка не стала нарываться и послушно отпустила вампира, потупив взгляд в пол. Практически впервые в жизни ей стало стыдно за свои действия. Так подставить столь пекущееся о тебе существо, да еще и любимое, да еще и спонтанно, это нужны не способности, и даже не талант, а самая настоящая гениальность, талантище в плане пакостей. Никакие охранки не спасли!
-Я тебе верю, ты не станешь меня обманывать. И спасибо тебе большое.
Искренне ответила нимфа и улыбнулась, вновь посмотрев ему в глаза и излучая вселенскую благодарность, не пуская сомнения в сердце. Мнительность еще никого не красила, а Сифу, ей почему-то хотелось верить. Не смотря ни на что. Возможно он ее когда-нибудь и простит за появление здесь. А пока рыжая краснела и послушно передвигала ногами в соседнюю комнату, чтобы послушать, как ее собираются выдворять из города вечной ночи. Вопросов меньше не стало.
-А где это???
Округлила глаза девушка. Да, с неморской, да и морской, географией у нее было худо. Горы, горы, горы... на границу ее что ли выведут. Не есть хорошо, темных там больше.
-Это на границе, да? Там же темных эльфов, драконов и наемников уйма...
Испуганно произнесла нимфа, которой смерть через обескровливание казалась не такой страшной, как сгореть заживо или в темнице под действием изощренной фантазии ушастиков. Причем безо всякого наркоза в виде гипноза. Не не не, мы лучше пойдем к остальным советникам на покаяние... примерно это было написано у мигом сжавшейся Энии на лбу.
-И кто такие домены?
Несколько исковеркав незнакомое слово, спросила девушка, которую насторожили разговоры на тему умервщления. Да еще и темной магией опутали, что ж за непруха то такая...

+2

46

Амарилла в своем репертуаре. Ей лишь бы кого-нибудь умертвить. Нет-нет, Сиф ее ничуть не упрекал. Ему нравились ее способности и наклонности, иногда он сам втайне думал, что ему как раз не хватает подобных качеств, чтобы стать настоящим королем Темных земель. Король ведь должен править твердой рукой, держать власть в кулаке, всех недовольных казнить, а не миловать. Чем больше смертей - тем больше страха, а власть по обыкновению своему как раз на страхе и зиждется. Лояльный, уступчивый монарх слаб и обычно проживает недолгую жизнь. В лучшем случае если после этого с королевством всё обстоит нормально. А бывает, что и не обстоит.
Так что все склонности Амариллы к насилию ничуть не пресекались. Изредка разве что Сиф одергивал советницу, когда думал, что та заходит чересчур далеко и необоснованно далеко.
- Ну необязательно кого-нибудь умерщвлять, - усмехнулся вампир. - Война идет. Тут тебе должно хватать расходного материала.
Как все-таки любопытно, что именно Амарилла стала той, кто теперь помогал Сифу сохранять его маленькую рыжую тайну. И вообще помогать унести эту тайну куда подальше. Ни Игмар, ни Рутан понятия не имели о том, что сейчас творится за закрытой дверью покоев советницы. А если бы знали, то разве пошли бы на такой шаг, как рискнула Лила? Игмар еще может быть, и то Сиф бы наслушался от него куда больших нравоучений, чем то позволила себе вампирша. Рутан же лишь укрепился бы в мысли, что Сиф - слишком мягкосердечный, требует перевоспитания и помощи более жестоких наставников.
Даже смешно. Сифу, тысячелетнему древнему вампиру, - наставника.

А Амарилла разве просто так взялась помогать? Нет, ни в коем случае Сиф не подозревал свою советницу в каких-то корыстных мотивах, и в то же время понимал, что она, как истинная жительница Темных земель, не упустит шанса пополнить коллекцию скелетов в шкафу владыки. Теперь она знает эту тайну, теперь у нее появился плюс один рычаг давления на Сифа. Неизвестно, как он отреагировал бы на подобное воздействие, но сам факт!
Эния же вообще выглядела сплошной наивностью. И почему она была так уверена, что вампир ее не станет обманывать? Станет, конечно. Пусть даже он не считал, что совершает плохое дело по отношению к нимфе. Скорее уж по отношению к себе, рискуя попасться на глаза недоброжелателей и вызвать на себя недовольство всех жителей Города темного ветра. По отношению же к Энии Сиф поступал, исходя из тактики лжи во благо. Нимфа слишком зациклена на своем. Она считала, что всё можно преодолеть вместе, рука об руку. И может, с кем-то другим так бы и получилось. Но не с вампиром. Не с этим вампиром.
Он не ответил на эту ее фразу. Ни подтверждать не стал, ни опровергать. Лишь коротко улыбнулся, ободряюще.
-Плоскогорье - это на юге, - пояснил Сиф, одними глазами указывая на карту, что висела на стене над камином. - Это южнее Арисфея, там тебе непременно будут рады встретить и помочь.
Но прежде надо подумать о том, как добраться до портала. Сиф предложил сначала двигаться на доманах по Мертвому лесу. Скачки без остановок на максимальных скоростях доставили бы нимфу до места назначения до утра. Но риск попасться жителям Темных земель или всяким хищникам возрастал в прогрессии. Амарилла же вспомнила о катакомбах, которые начинались под гористой частью Города Темного ветра. Ими давно уже никто не пользовался, но старые карты этих туннелей еще сохранились.
- Ты права. Давай подземкой, - согласился вампир. - У тебя есть схемы? Я был там несколько раз, не опускаясь на нижние уровни. Они нам, в принципе, и не нужны, но на всякий случай картами лучше обзавестись, - а затем Сиф глянул на Энию, - если всё получится, доманов ты увидишь сама и даже на них прокатишься.

+2

47

- По ту сторону портала с ифритами познакомишься, - Лила зажгла ещё несколько свечей, чтоб нимфа могла получше рассмотреть гобелен и то место, куда её собираются отправить. - Южане так один из видов демонов называют. У них вообще отлично развита демонология, - и повернулась к Сифу: - Схемы у меня только здесь, - она постучала себя пальцем по виску. – Но думаю, их будет достаточно. Дай мне пару минут, чтоб собраться.
Амарилла оставила их ненадолго, уединившись в святая святых каждой женщины – собственной спальне. Для женщины-вампира это место было вдвойне сокровенным, потому посторонние сюда не допускались ни при каких условиях. Собственно, Лила не приглашала сюда вообще никого, находя для гостей, пленников, развлечений, нужных и не очень знакомств множество других комнат. Спальня же помимо основной функции играла роль хранилища мелких и не очень вещиц, не всегда дорогих, но неизменно чем-то ценных для хозяйки.
Распустив шнуровку корсета, советница перешагнула через осевшие на пол пышные юбки и осталась в одних высоких сапогах и перчатках, с которыми, следуя давней привычке, очень редко расставалась. Для заседания Совета кринолины в самый раз, но мести ими пол подземелий и скакать верхом удовольствие ниже среднего. Лила могла бы переодеться и меньше чем за две минуты, но не спешила из вредности. Забралась в широкую, до щиколоток рубашку с оставленными по бокам для удобства разрезами, накинула поверх такую же длинную вышитую безрукавку, иначе через невесомый эльфийский шёлк угадывался бы каждый изгиб тела, и, тщательно уложив складочки, перетянула всё это высоким кожаным поясом.
Дальше в дорожную сумку перекочевали вещи, без которых ни один уважающий себя маг в путь не отправится: ритуальный нож, пачка чистых листов пергамента, письменные принадлежности, пригоршня разномастных флакончиков, в основном пустых, предназначавшихся не для того, чтобы что-то взять с собой, а чтобы привезти назад что-нибудь полезное. Убрав повыше непослушные волосы, Лила закрепила их шпильками и, ещё раз обозрев результаты сборов, осталась довольна, теперь хоть в Бездне порядок наводить, хоть Арисфей корчевать.

+3

48

И снова что-то про умерщвление, точнее про его ненадобность. Уже лучше. Только все равно не понятно, про что эта парочка древних говорит? Нда, увлекайся девушка хотя бы чуть чуть некромантией, ну или хотя бы интересуясь что это и с чем это едят, то догадалась бы. А так ее познания ограничивались тем, что некромагия и некроманты - темные. Что уж говорить про поднятие трупов и власть над ними. Таких кошмаров девушка не знала и теперь. в связи с этим, активно ломала голову. Как и во многих ситуациях в ее жизни, слова знакомые - а смысла никакого.
-По возвращению в Грес надо будет попросить усилить занятия по эрудиции...
Подумала рыжая и успокоилась, отложив непонятные мысли на потом и решив озадачить ими более умных и осведомленных существ, которые расхаживают по академии. А что, назвался наставником - мучайся, наставляй то есть. А то так не интересно, лекций мало, требуют много, а в библиотеке вообще тихий ужас. Нимфа в жизни столько книг не видела, не то что все их успеть прочитать к экзаменам. Уму непостижимо... хорошо хоть на руки выдают, можно сесть, в садике почитать. Там тихо, спокойно, не считая студентов, шныряющих туда сюда по тропинкам. По привычке девушка часто ночевала там, почти забыв, а где, собственно ее комната в общежитии академии. Да и не появлялась там почти, предпочитая проводить время на свежем воздухе, не отдающим солью. Море, конечно, хорошо, да только каюты маленькие, матросов многовато и спрятаться негде. И все однотонно, хотя стоит признать, что шторм - это нечто! Правда хорошее или плохое нечто сказать сложно. И красиво, и опасно, и из каюты не пускают. Эх...
Плоскогорье... демоны... да они же темные! Это же хуже наемников, хотя... демонов рыжая не видела, может они и не такие злые? Но маловероятно, про них такииие слухи ходят, волосы дыбом встают во всю длину. Пойти каяться другим вампирам захотелось еще больше. Но, с другой стороны, Арисфей - территория светлых, должны же там быть те, кто ей поможет? Эльфы, например. Да, любимцы дриад не прикончат светлую еще на подходе, уже плюс!
Примерно так размышляла девушка, изучая карту. Выходило, что нужно двигаться на север и все будет хорошо, главное в пустыню не угодить. Лесная там просто не выживет, не в тех условиях жила, чтобы теперь знать, как в песках существовать. Да и демоны там, демоны! А кто это такие и как с ними обращаться рыжей было неведомо, а это значит что? Верно, туда лучше не соваться ни под каким предлогом, оторвут любопытный нос вместе с головой и не поморщатся. Хотя, если подумать, в город вампиров ей соваться тоже не советовали...
-A может рискнуть? Ну... потом, когда хотя бы азы, как там Амарилла сказала, демонологии освою. А хотя, было бы забавно посмотреть в живую на демона.
Подумала рыжая и улыбнулась. После такого заключения она отошла от карты обратно, к Сифу, так, как ни парадоксально, спокойнее. Хотя и несколько печально, все же с ней он явно в Арисфей не пойдет, да и нимфа не стала бы просить, это же верная смерть, эльфы и остальные жители не станут разбираться кто он и какой. Да даже если и станут, то в их глазах статус владыки подлунного города на оправдание не тянет... скорее на усугубляющий фактор.
-Эх... вот не ищу я легких путей...
Тяжко вздохнула рыжая, в который раз печалясь из-за того, что самое дорогое ей существо живет в мире, недоступном для света также, как и он никогда не сможет жить в землях света. Есть, конечно, нейтральные владения, но... он не оставит свою семью, да и девушка не может этого требовать, хотя, наверное, никогда не поймет, что такое семья, пусть и не совсем по крови, как можно ставить ее превыше чего-либо. А эти вампиры были его семьей. Молодые, древние, те же советники, Амарилла, а Эния... она чужая. Хотя видимо и не совсем безразличная, иначе прибил бы уже давно, но бросить все ради нее он не сможет, наверное, никогда. А девушка никогда не сможет стать частью его мира, слишком много боли и смерти там. Да и в принципе вы видели хоть одну нимфу вампира? Даже став им, невиданная смена полярностей с чистого света на чистую тьму, рыжая вскоре бы зачахла от тоски и мук совести. Но так хотелось надеяться... хотя бы на редкие встречи, но он в очередной раз гнал ее от себя. Девушка опять печально вздохнула, в такт своим мыслям. После чего решила сменить тему. Все же вампиреныш пока рядом, да и собирается пробыть еще до портала Севера, ну или как его там, уже не плохо, мог бы и просто послать с кем-то, с Риллой например. Хотя вампирша тоже идет с ними, ну да ладно, не прибила же сразу, значит и сейчас резона у нее делать это нет... надеюсь...
А когда рыжая ушла, то нимфа, еще немного подумав, все же не удержалась и молча зарылась Сифу под руку, уткнувшись носом ему в рубашку; многострадальной пятой точной чувствуя надвигающиеся неприятности и несколько нервничая от этого. Да и темный замок полный, да простит меня любимый, клыкастых садистов, не располагал к излишней храбрости у и так боявшейся чуть ли не своей тени девушки. Так что, как бы она не храбрилась, ей требовалась защита и поддержка, а искала она ее у того, кому больше всего доверяла в данной ситуации, будь он хоть трижды древним вампиром.

+3

49

"Решила попугать светлую? Прощальный подарок от коварной вампирессы?" - коротко усмехнулся Сиф, провожая Амариллу взглядом. Ифриты... Хах, если они сейчас где-то и сохранились, то даже полуторатысячелетний вампир об этом не в курсе. Хотя он, конечно, не особо-то интересуется тем, что происходит в южных странах. Там печет солнце. Там день куда дольше ночи, а жара подчас сводит с ума. Поэтому Сиф не любил путешествовать по местам, столь жестоким к его мертвому телу. А еще, когда попадал в такой климат, то непроизвольно начинал вспоминать свой родной город, Гульрам, и те воспоминания тоже не были чересчур уж ласковыми к бывшему принцу.
А что вообще ласкового он видел в своей новой жизни? Ничего, и не хочет. Его устраивало всё так, как есть.
Поэтому очень странное ощущение возникло во всем теле Сифа, когда он ощутил рядом с собой знакомое тепло. Голод снова всколыхнулся, хотя вампир не мог сказать, что так уж проголодался. Но, видимо, последние события, особенно эти бурные объяснения с главами кланов в зале Совета, повлияли на вампира, в том числе и истощили его моральные силы. Он был нервным и раздраженным, хоть и старался скрывать это, не привыкший срывать свою злость на ближних. Однако это манящее тепло, разливающееся по каждой клеточке Энии и как будто передающееся от нимфы вампиру,  с каждой секундой будто сводило его с ума. Кажется, клыки его удлинились, глаза стали гореть каким-то лихорадочным зелено-бордовым огнем.
Уткнувшись девушке лицом в волосы, Сиф никоим образом не выдавал того, что в его душе идет сложная борьба между "нельзя" и "хочется".
Энии везло, что он всегда стоически контролировал свои желания.


Спустя энное количество времени Сиф, Эния и Амарилла были уже у Северного Портала. Серые утренние сумерки лениво наползали от горизонта, возвещая скорый рассвет. А это означало лишь одно - вампирам стоит поторопиться, переправить нимфу к месту назначения, а затем спешно возвращаться. Сиф уже понимал, что ему придется ответить на многие вопросы Игмару и Рутану.
Но сейчас предстояло сделать еще один не менее сложный шаг.
Сиф снял Энию из седла, затем выразительно взглянул на Амариллу, тем самым давая той понять, чтобы она не шла следом, а оставалась с доманами под укрытием жиденького леса. Сам же, взяв нимфу за руку, скорым шагом пошел в сторону сооружения.
- Слушай, - остановив девушку перед собой, Сиф начал тот разговор, о котором хотел было поскорее забыть. Жаль, что сам он не мог заставить себя под гипнозом помнить лишь о том, что можно помнить. - Я был рад тебя видеть, и это правда, не вру, не утешаю тебя. Я просто испугался, твое появление оказалось очень некстати, ты и сама это должна понимать. Я не могу допустить, чтобы подобное случилось еще хотя бы раз. А это возможно будет до тех пор, пока ты меня помнишь, - теперь он взял девушку и за вторую руку. Взгляда не отводил и очень надеялся, что ему не придется удерживать голову Энии и ее глаза открытыми, чтобы закончить начатое. - В этот раз получилось, что всё более-менее утряслось, - а вот это была ложь, так как Сиф не мог со стопроцентной уверенностью говорить, что ситуация в Анклаве стабилизировалась, - но нет никакой гарантии, что в следующий раз тебя не убьют. Поэтому я готов предупредить это одним лишь известным мне способом, - короткая пауза, тихий вздох, и далее лишенные всякой интонации слова, - Эния, ты убегала от дракона, соорудила телепорт, который каким-то образом переправил тебя к Плоскогорью золотого ветра. Ты не знаешь, кто такой Сиф, никогда его не видела, не помнишь такого имени. Ты ненавидишь вампиров и считаешь их уродливыми порождениями Тьмы. Ты никогда не была в Темных землях и не желаешь там побывать. Ты учишься в Школе магии в Гресе, ты должна выучиться и стать хорошей магичкой. Обязательно найдешь свою вторую половинку, и это... это будет не вампир. Если мы когда-нибудь еще встретимся, ты не узнаешь меня, - за этим монологом-скороговоркой последовал краткий, прощальный поцелуй, после чего Сиф отстранился и сказал, - а теперь спи. Это последствие телепорта.

Отредактировано Сиф (21-11-2015 19:59:33)

+4

50

Девушка, несмотря ни на что, доверчива прижалась к Сифу, радуясь, что он не оттолкнул ее, уже прогресс. Даже несколько приобнял и уткнулся ей в макушку, что несколько успокаивало нимфу. С блокировкой магии, у той блокировалась некоторая магическая доля интуиции, которую ей давала эмпатия, поэтому в этот раз голод девушка не почувствовала и была абсолютно спокойна, не представляя, что творится в голове у вампира. А вскоре вернулась и вампирша, а значит пора в путь…
Ну, добрались они относительно нормально. Никто не напал, дракоша разозленный тоже не прилетел, даже с домана не навернулась! Но тут уже особое спасибо вампиру, не дал поздороваться с матушкой землей. Да и свалиться, сидя на той же лошади спереди проблематично, руки мешают. Сюда девушка перебралась, наотрез отказавшись лезть в одиночку на мертвую конягу.
Правда, когда уже выбралась из обморока, куда свалилась, увидев такую животинку. Ладно, что такое реально, Эния понимала. Что мертвое может ходить тоже. Но если с существованием мертвых людей, ну или нелюдей, не суть, нимфа смирилась, то вот такая зомби-живность ее пугала, поскольку рыжая впервые в жизни не знала, как она себя поведет. Так-то ее все животные любят, но вот мертвые… это уже как-то страшно. Да еще и подземелья нервозности добавили, мало света и вокруг стены, да еще и лабиринт, почти все страхи рыжей. Для полного комплекта только одной остаться не хватало, а тут только вышла, еще не успела в себя придти и на те, доман прямо перед носом… ужас просто.
В общем, девушка использовала это как повод поехать с Сифом, ну и реально испугалась. А когда они приехали, то девушка и не знала, радоваться ей или рыдать навзрыд, поэтому пребывала в растерянности, мечась от одного к другому. Но слазя с домана, нимфа вздохнула с явным облегчением. А Сиф взял ее за руку и куда-то потащил ее, не, ну понятно куда, к порталу, неужели так хочется запихнуть уже в него девицу и вернуться? Нет, остановился, это уже интересней… девушка повернулась к нему и посмотрела в лицо, желая узнать, что же вампир ей скажет напоследок.
Он рад ее видеть, ура! Правда рад! Девушка была просто счастлива это услышать, тут же улыбнувшись. Он больше на нее не злится. Жизнь удалась. Но вот дальнейшие его слова стали сгонять улыбку с ее лица, накладывая печать озабоченности и непонимания. А главное, что у рыжей было четкое понимание, что где-то это она уже видела, даже помнила где… на границе леса дриад, несколько лет назад… когда он заставил нимфу забыть его. Неужели снова? Почему? За что? Девушка была растерянна, разбита, но взгляда не отвела, надоело, надоело бороться за то, во что никто, кроме нее не верит. Да и не помеха она ему. Поэтому глаз она не отвела, только теперь в них отображалась печаль, тоска и боль от очередного удара, нанесенного ей Сифом. Он снова решил за нее, снова решил забрать то, что ему не принадлежит, ее память, ее чувства, ее судьбу, изменить, разрушить, спасти, разные бывают мотивы. Вампир, судя по словам, действовал в связи с последним, но рыжей от этого было не легче. Снова гнал, снова обрекал на ложь самой себе и ту ноющую тоску по тому, кого даже не помнишь. С каждым словом, практически лишенным всякой эмоциональной окраски, в глазах девушки становилось все больше тоски и тихой боли, навернулись слезы. Блок, вновь активировавшийся по выходу из поместья, продержался достаточно долго, чтобы девушка успела дослушать это до конца ДО того, как это свершится, даже почувствовала краткий поцелуй…
-Прощай…
Прозвучала последняя мысль, а после… после ее глаза закрылись, девушка обмякла и начала падать на землю, правда вовремя подхваченная на руки вампиром. Но этого нимфа уже не знала, и его не знала, да и себя, выходит, тоже...

Конец

Отредактировано Эния (22-11-2015 13:30:35)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Из огня да в полымя