http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…


Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…

Сообщений 201 страница 238 из 238

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Продолжение ФБ Если черный кот дорогу перейдет...

Участники: Ритца, Флеурис;
Место: Леммин;
Время: около 3-х лет назад, лето; спустя неделю вышеуказанных событий;
Сюжет: Ритца после совершенно непонятной встречи не то со своей галлюцинацией, не то настоящим Флёром все-таки сумела не сойти с ума окончательно. Сбежав в ту ночь из временного пристанища Флоры, тифлинг живет эти несколько дней в забытье, забившись на чердак нежилого дома и проводя основную часть времени во сне, изредка выбираясь за пищей, чаще - водой.

Отредактировано Ритца (04-04-2015 17:06:26)

0

201

Флёр менял свои настроения, как великосветская дама - наряды или кавалеров. Для демона такая карусель "я злой-я добрый" была вполне естественной. И наоборот, если он долго пребывал в одном расположении духа, тут уже стоило бить тревогу и искать подвохи. Ритца пробыла рядом с демоном достаточно долгое время, даже удивительно, что ввиду его хаотичности и ее наглости она до сих пор была жива и сохранила все свои конечности. И пробыв долгое время бок о бок с Флеурисом, должна была уже привыкнуть к тому, что никогда не знаешь, чего ожидать от него в следующую минуту.
Он был зол и разъярился от глупых тифлинговых шуточек там, в воздухе. Хотел в порыве этого гнева сбросить нахалку вниз, превратить ее в котлету. В итоге ограничился лишь причинением ей боли. После того, как остыл немного, пришел к выводу, что все сделал правильно. Убить Ритцу можно всегда, но для нее это будет тогда уж слишком большим подарком. Умерла - и ничего больше не чувствует. Куда лучше заставлять ее ныть и скулить, чтобы понимала свои ошибки и могла учиться на них. Флёр тоже учился, и успел понять, что Ритца боится боли. Ее не столько смерть страшит, сколько именно боль. Поэтому демон ее и не убивал, а мог только пытать и всячески демонстрировать свою жестокость. Впрочем, он был справедлив, как сам полагал, и без причины ничего плохого полукровке не делал.
Там, в воздухе, Флёр обнаружил и свою ошибку. Он дал Ритце слишком много пространства, позволил ей почувствовать, что ей дозволено больше, чем остальным. Нет, ну ей действительно дозволено было чуточку больше. Например, спать рядом с Флёром и, что самое главное, просыпаться каждое утро. Ей было дозволено касаться его. Учиться у него. Быть под его покровительством и защитой. Да что там - ездить на нем верхом и летать! Кто еще может похвастать подобным?

Плохо было то, что Ритца, получая поблажки, наглела и с каждым разом уже примерялась, чтобы влезть еще повыше, чуть ли не на голову. И вот тут, если она не остепенится, никто не даст гарантии, что Флёр не сорвется. Да, он пообещал ее не убивать. Но если он нарушит это обещание, то что ж.. так случается. Да, его мир перевернется, его принципы претерпят переоценки, но кто будет судить демона за несоблюдение слова? Никто. Единственный, кто знает об этом слове, умрет. Так что в интересах Ритцы прикусить свой змеиный язычок...
Хотя она об этих умозаключениях все равно не знает, да.

Наконец-то, она ответила прямо, что думала и что ей не нравилось. Не ерничала, не сыпала ехидными шуточками, а всё предельно просто и прямо высказала.
- Я не отказывал, - с удивлением ответил Флеурис. Он только сейчас осознал, как отреагировала Ритца на его нежелание заниматься сексом на том утесе, - и тебе не показалось, я ответил тебе тем же. Но мне подумалось, что край обрыва - это не то место, где ты будешь чувствовать себя расслабленной и не оглядываться каждый раз в сторону, а не падаешь ли ты в море, - последние слова Флёр проговорил с явственной ноткой язвительности. - Или это тебя, наоборот, еще больше возбуждало? - снова удивление. Кажется, он что-то не понимает в женщинах в целом, и в женщинах-тифлингах, в частности.
В любом случае, повторять происходившее на краю скалы сейчас было бы странно и неуместно. Тем более раз уж собрались на очередной урок.
Флёр еще удивился и реакции Ритцы на слова об оном. Точнее на слова о том, что после урока они с тифлингом разойдутся, как в море корабли. Демон действительно полагал, что Ритца больше всего на свете хочет снова оказаться вне общества этого неуравновешенного и непредсказуемого мужчины. Она привыкла к нему, исполняла его повеления, иногда возмущалась, доверяла ему свою жизнь, доверяла в общем. Это дело привычки. Но всё равно желала бы вернуться к прежнему образу жизни, оставив знакомство с Флёром далеко позади, как эпизод прошлого. В принципе, так оно бы и случилось. Но реакция Ритцы на его слова демона удивила однозначно.
- Увидишь, - она покорно поплелась к двери, а Флёр нагнал ее уже снаружи и покровительственно приобнял за плечи. - Что тебе опять не так? Иногда мне кажется, что угодить тебе невозможно. А иногда - что ты соглашаешься со всем, даже если оно тебе не нравится.
Он вел ее в сторону озера. Дошли, после чего демон остановился у самой кромки воды, с удовольствием глядя на прозрачную чистую и спокойную гладь.
- Раздевайся, - сказал он ей, после чего и сам сбросил свой халат, под которым, естественно, ничего не было, и зашел в воду. - И иди сюда. Можешь заодно делать попытки и угадывать, чему я буду тебя учить, - на губах Флёра заиграла широкая улыбка, и в целом демон был полностью доволен собой и своей задумкой.

+1

202

Девчонка запнулась, потупила глаза, хотя мысленно пакостная сторона души торжествующе потирала лапки: не показалось, потянулся к ней, хотел! Это ли не ласка для потрепанного самолюбия? Возможно, что она бы игривой кошкой потерлась о демона и мурлыкнула, однако эта приятная весть была ложечкой меда в огромную бочку дегтя: Флёр уйдет. Отпустит, оставит, где она попросит, а потом испарится и... А вдруг они никогда больше не встретятся? Или встретятся, но это ничего не будет значить. Да Рилдир подери! Ритца на мгновение поддалась порыву вмазать себе пощечину или попросить мужчину об этой услуге - не было сомнений, что он не откажется и еще ненароком свернет шею от избытка стараний.
- Я забыла на тот момент, что мы на обрыве, - честно ответила тифлинг, заставив себя сделать череду глубоких вдохов и выдохов, чтобы вернуть самоконтроль. Помедлив, подбирая слова, она добавила куда более тихим голосом, - а ес-сли бы помнила, то это не имело бы значения.
В этом плане она не лукавила ни капли. И пусть у девчонки захватывало дух от такой высоты, присутствие Флёра рядом оказывало куда более сильное воздействие. Особенно, когда его руки скользнули под рубаху и согревали прикосновениями, дразнили, невесть как лишали воли и вызывали податливую покорность. Или когда демон крепко ее удерживал, притягивая к себе: и тогда острые скалы, облизываемые морем, не казались неизбежной угрозой, а утес производил впечатление самого надежного места в мире, где никакой опасности никогда ее не отыскать. Или, Рилдир подери, это действительно возбуждало? Смертельный оскал угрозы, которая ничего не может сделать ей. Ни-че-го. Потому что рядом Флёр...
Вот, что с ней случилось. Не влюбленность, но привязанность с доверием, которое так старался вложить в нее демон и от которого так старательно она пыталась извернуться. Выловленный щенок с волчьей кровью вначале скалил клыки и порывался сбежать в родной лес. А потом внезапно осознал, что шальной хозяин со вспыльчивым характером и смертельно опасным тапком куда лучше невзгод вольного мира одиночки. И теперь эта свобода даром не далась, а ошейник на шее утрачивать так не хотелось...
- Хреновая была это затея, - Ритца не заметила, что проговорила вслух это сухим и обозленным голосом, словно не она была виновата в своем разочаровании и смуте чувств. А тифлинг действительно злилась, и основной гнев был направлен на нее саму. Полукровка сопротивлялась даже сну рядом с демоном не просто так: девчонка не желала что-то чувствовать. Она действительно ненавидела боль, особенно намеренную, по самым уязвимым местам. С физической всё было просто: нужно было избавиться от того, что приносит ее. А сейчас Ритца ощущала какую-то тоскливую, заунывную как будто кровоточащую царапину изнутри, от которой нельзя было убежать.
Больше боли она ненавидела и боялась, когда сама является источником страданий для себя. Хотелось буйствовать: вспороть когтями что угодно, рушить, скакать обезумевшим зверем в клетке, рычать и выть, убрать беспокойство из сердца любым способом!..
Всё ее состояние выражалось только по-кошачьи виляющим хвостом, слишком порывисто и недовольно, а руки то и дело сжимались в кулаки.

Она вздрогнула, когда демон обнял ее, однако норовисто взбрыкивать на этот жест доброй воли не стала, усвоив урок на утесе. Обилие мыслей в голове и чувств просто сводили ее с ума, и Ритца была уверена, что не обладает должным количеством слов в своем запасе, чтобы всё объяснить. О, еще бы девчонка понимала происходящее!..
- Не знаю, - предельно честно начала тифлинг, но ответ не понравился и ей самой. Умолкнув, она продолжила, когда дом уже остался за их спинами, - не понимаю. Но это пройдет. Прос-сто... - снова сжала она кулаки на секунду, а хвост стеганул ее по ногам, - как будто оказалас-сь не готова к тому, к чему должна была быть готова и чего... Чего должна была ждать, но не ждала.
Не поймет. Фыркнет, хмыкнет, переспросит, перефразирует, передразнит. А ей очень хотелось, чтобы Флёр вник в эти слова. Еще почему-то приходилось давить порыв броситься бежать от него прочь. И тут тифлинг не знала, чего боится больше: что он настигнет ее, чтобы оторвать голову или отпустит, ничего не сделав и не сказав. Ритца шла рядом, не отрывая глаз от земли, а потому понятия не имела, куда их путь пролегает.
Когда оба они остановились, тифлинг равнодушно глянула на воду и попыталась снова подобрать слова:
- Прос-сто я привыкла. Почему-то. А когда меняетца то, к чему привыкла - это угнетает.
Нельзя сказать, что эти слова объясняли всё лучше, но Ритце пришлось отвлечься от рефлексии. Мрачно сморщившись, она покорно стянула рубаху,  зябко переступила на месте, не решаясь войти в воду, и обреченно выдохнула:
- Плавать.
Можно было, конечно, напомнить, что подобный урок уже предлагался демоном, и девчонка поспешно от него отказалась, получив в ответ "ладно". Но она не стала. В конце концов, это было последнее их совместное времяпрепровождение, и приближать час разлуки ей не хотелось. Поэтому в воду она все-таки сунулась, недовольно фыркая и беспокойно щупая ногами дно. Зайдя так, чтобы водяная гладь плескалась на уровне ее живота, еще не доставая до груди, тифлинг остановилась, обнимая себя за плечи, и с робкой надеждой глянула на демона, а в глазах читался явственный вопрос: а может я так тут постою, глубже не нужно?

Отредактировано Ритца (17-08-2015 13:56:36)

+1

203

Черт подери, это даже в какой-то мере Флёру польстило. Ритца оказалась настолько заведенной его присутствием и последующими действиями, что отбросила прочь все свои страхи высоты, падения и смерти. По сути, она опять доверила ему свою жизнь. Доверила в полной мере, даже не подвергая сомнению тот факт, что в случае любой угрозы ее жизни Флеурис сделает всё необходимое, чтобы ничего страшного не случилось. Выходит, своего он почти что добился. Разве не подобного доверия желал? Вот оно, так скоро полученное.
- Ну почему же хреновая? - даже как-то ласково переспросил демон. Они уже направлялись к озеру, и он дружески потрепал Ритцу за плечо. - Ты ведь не можешь всё время жить у меня под боком. Даже не потому, что я слишком быстро устаю от однообразия и не люблю привязанностей. А потому, что для тебя самой это плохо. Видишь ли, во всем должно быть равенство. Я научил тебя доверять себе. Может быть, не только себе. Может быть, ты в целом этому научилась, пусть оно и трудно тебе дается. Хотя.. - тут же возразил он себе, - свою жизнь ты начала доверять мне слишком быстро для той, кто привык быть один.
Дискуссию эту можно было развести не на один час. И в принципе, демона, можно сказать, сейчас потянуло на откровения, и он хотел объяснить Ритце всё, как понимал сам. И был уверен, что она поймет все его доводы и примет их. Он просто не понимал, что на сей вопрос у кого-то может быть мнение, отличное от его собственного.

- Плавать, - подтвердил Флёр, подзывая девчонку к себе. Она замялась, не желая заходить в воду дальше, чем по пояс, и демон подошел к ней ближе сам, а затем, с хитрой ухмылкой, незаметно поднял с помощью магии волну позади девчонки и окатил ею с головы. - И наслаждаться жизнью.
Теплая погода, тишина и спокойствие на мили вокруг. Чистая, приятная телу вода. Так почему такая кислая рожа, а? Если ты живешь ограниченное количество дней, то цени их. Вот как думал Флёр, когда в кои-то веки начинал размышлять о смертных существах.
- Сама подумай, к чему бы привело нас наше постоянное пребывание друг с другом? - он дал ей времени прикинуть и ответить, а затем проговорил свое собственное мнение вслух, - в итоге, я бы начал тебя бесить, ты меня - раздражать, и мы бы друг друга поубивали. Ну.. учитывая, что я бессмертен, то убивалась бы только ты. Я твердо убежден, что друзьями мы бы не стали, раз уж приближение друг к другу вызывает у нас легкие электрические разряды, - демон подошел к Ритце еще ближе, поднес руку к ее округлому бедру, проводя снизу вверх. И в то же время с его пальцем сорвались маленькие молнии, скорее щекочущие кожу, чем обжигающие ее. - Поэтому поверь мне просто, что лучше чтоб наше общение было дозированным. Ну и я же не говорю, что мы больше никогда не увидимся. Мне самому любопытно будет посмотреть на тебя... к примеру, через пятьдесят лет.
Для Флеуриса полвека - мгновение. Для Ритцы, наверняка, полжизни. Хотя демон и не любил загадывать на будущее, но внутреннее чутье подсказывало ему, что с девчонкой они увидятся куда раньше, чем пройдет пятьдесят лет.
Рука остановила свой подъем по телу полукровки там, где заканчивался уровень воды. А затем Флёр зачерпнул горсть и брызнул девчонке на грудь, а затем еще и еще, одновременно отходя назад и зная, чем подобные игры могут закончиться - нет, не бурным сексом в воде, а водными баталиями, когда два человека (условно говоря) начинают брызгаться, беситься и всячески впадать в детство.
- Ну же! - воскликнул демон, когда вода уже достигала ему по плечи, - вперед, догони меня!

+1

204

- Потому что я не привыкла быть одна, - как-то подавленно подтвердила Ритца. - Я с-слишком долго была в с-стае. И с-слишком недавно убежала. Думала, будет проще. С-свободнее. А еще эти гребаные прис-ступы!.. Которых очень давно уже не было, - с удивлением проговорила она, а потом решила сразу объяснить, хоть и не была уверена, что Флёр заинтересуется. - Много раз по ночам прос-сыпалас-сь не там, где зас-сыпала. Как правило у чьего-то трупа и вс-ся в крови. Необязательно, чтобы человека. Иногда и животного. Даже чаще животного - мы больше были в лес-су. И ничего не помнила, что делала и зачем. И никогда, - припомнила девчонка, - с-своих не трогала. Ни разу, ни когтем. Ну, почти, - глухо поправила она себя. - Но тот бы умер с-сам. И это было по моей воле, а не во с-сне.
Она шумно вздохнула, на мгновение оторвавшись от непрерывного созерцания земли по которой шла.
- Я не знаю, что они с-со мной с-сделали, но порой мне казалос-сь, что нас-с - двое. И та тварь, которую они с-создали, живая. Она вроде и я, но... Я не знаю, - отчаянно зарылась она пальцами в свои волосы. - Она видит тебя с-своим лидером. Или мы?.. Там, в тюрьме, - внезапно вспомнила тифлинг, - она выла. Выла внутри и металас-сь от ужас-са и боли. Ей нельзя было объяс-снить твое бес-смертие, но я помнила об этом, помнила!.. А она... Или мы? Я не знаю, - сорвалась она на какой-то сдавленный шепот, который звучал подобно крику. - Она с-словно... Умереть за тебя хотела. Никогда бы никому не далас-сь, но за тебя, за лидера... Как будто бы долг ис-сполнила. И мне это с-страшно, - сжала Ритца кулаки. - С-страшно, потому что это и я тоже. Какая-то час-сть меня.


Полукровка бросила практически испуганный взгляд на Флёра, который приближался к ней, в ожидании чего-то плохого или неприятного. То ли вытолкнет ее сразу на глубину, чтобы не заморачиваться с длительным обучением, то ли... Тифлинг жалобно взвизгнула, подскочив от неожиданности и спеша обернуться, готовая увидеть за спиной или крокодила, или местное драконообразное чудовище, потревоженное плещущейся парочкой. Но никого не оказалось, а ветра не было, так что вывод напрашивался сам собой, почему вода изволила собраться волной и замочить девчонку полностью.
Ритца, промокшая насквозь и похожая на только что выкупанную кошку, отфыркивалась и мотала головой, растирая глаза.
- Это был ты!.. - обличительно, с возмущением воскликнула полукровка и снова боднула рогами воздух.

- К тому, что ты бы меня утопил рано или поздно, - мрачно пошутила девчонка, а потом пожала плечами, - я не говорила и не думала про пос-стоянно. Я прос-сто с-сказала, что... - она осеклась. - Неважно.
- Просто не ожидала, что так быстро. И ничего больше, - убежденно заявила себе полукровка.
Пока девчонка размышляла, что еще сказать в ответ на слова Флёра (попутно пользуясь тем, что никаких водных пыток нет), он подошел еще ближе. Нет, это не было страшно, мужчине она, к сожалению, правда доверяла, но вкупе с рассказом про электрические заряды... Ритца отшатнулась, когда демон протянул руку, в ожидании наглядной демонстрации его слов.
- Не надо!.. - поздно, ладонь уже прикоснулась к бедру, принося с собой щекотливое покалывание, а тифлинг в один момент глянула как-то виновато, словно молча извиняясь за клевету и темные подозрения касательно Флёра.
- Я верю, - сказала полукровка, а на душе почему-то стало легче от того, что они еще встретятся, что он подтвердил. Хотя, зная свою везучесть, Ритца была уверена, что какое-то время будет натыкаться на демона каждый день. Или чуть реже, не суть важно.
Девчонка не поняла его слов. То ли она забыла, а то ли просто не знала, что вспыхнувшие чувства сравнивают с искрами или электрическими зарядами, но почему-то тифлинг утвердилась в мыслях, что речь о чем-то плохом. Он же ударил ее молнией тогда, когда ненавидели друг друга? Почему-то провелась именно такая логическая цепочка. Их двоих полукровка не видела ни друзьями, ни тем более чем-то большим.

Еще большей неожиданностью оказалось его баловство, от которого девчонка снова отшатнулась и теперь уже с визгом. Однако, тут демон просчитался, ожидая от нее ответную игривую атаку, а Ритца с растерянностью поняла, что... Не знает, как себя вести. И нет, дело не в том, что она не понимала его поведения. Или считала его несолидным статусу и мощи. Просто мышцы почему-то оказались скованными, и каждое движение вызывало какую-то неловкость, стеснение. Всегда ловкая и активная девчонка могла только переминаться на месте, как-то заискивающе глядеть на отступающего Флёра и отчаянно пытаться сообразить, что делать.
Как-то так вышло, что Ритца разучилась играть. В детстве ее воображение было богато на придумывание развлечений, но потом всё это в одночасье стало ненужным. И тифлинг не просто забыла об играх, она подсознательно вычеркнула детские забавы раз и навсегда из своей жизни. Да, их, должно быть, заменили карты (в которые полукровка виртуозно проигрывала) или жестокие развлечения в шайке, которые больше походили на садистские измывательства. Или еще всякие заигрывания с обоюдным соблазнением - тоже своеобразная игра...
В панике Ритца осознала, что продолжает топтаться на месте, когда демон уже отошел назад и зовет за собой. Тоскливо глянув на оставшуюся за спиной сушу, она растерянно уставилась на Флёра и покорно поплелась вперед, к нему, глядя как-то и серьезно, и с полным смятением в глазах. Когда вода почти начала доставать до ее плеч, тифлинг остановилась на месте, боясь ступать дальше. Она бы с радостью ушла на берег, но боялась, что мужчина разгневается снова - девчонка ведь усвоила предыдущий урок, не хотела его злобы. Запаниковав вторично, что своей заминкой вызовет у него раздражение, полукровка все-таки рванулась вперед и отчаянно забилась в воде, когда дно вдруг ушло из-под ног, а глаза застлала зеленовато-светлая гладь, которая почему-то оказалась над ней.

Отредактировано Ритца (20-08-2015 22:12:32)

+1

205

А тем временем у Ритцы случился приступ откровенности. Флеурис слушал с нескрываемым удивлением. Оказывается, у его подопечной раздвоение личности, причем одна личность подавляет другую, да еще и какие-то иные расстройства психики присутствуют, ибо в наличие всяческие провалы в памяти. Флёр не был знатоком науки, отвечающей за психику и проблемы с ней, а потому на всё услышанное мог лишь пожать плечами.
- Твоя вторая половинка явно не дружит с головой, - с легким ехидством отозвался он, когда Ритца замолчала.
Нет, ну правда, а что он тут мог сказать? Что та, безумная часть девчонки, ему нравится больше или меньше? Скорее, она его больше напрягает, ибо замашки безумного фаната в ней ему уж никак не нужны. Однако теперь это как-то объясняло и ее стремление лезть за ним и пытаться вытащить из тюрьмы, вместо того чтобы наслаждаться зрелищем казни. И ее быстрое приручение, точнее то, что полукровка относительно быстро впустила демона в круг доверия до такой степени, что без раздумий доверяла ему свою жизнь. По сути, единственное, что имело для нее какую-то ценность.
- Но для меня это непонятно, - признался Флёр. - Потому что это всё - только ты. Твои мозги, твое тело. Твоя воля. Сама решать должна, есть ли в тебе кто-то еще или нет.
У него самого подобное было попросту невозможно. Так что даже приблизительно представить, что чувствует Ритца, демон не мог. Однако, надо признать, что он даже на какой-то краткий миг попытался это сделать, войти в ее положение и посочувствовать. Что уже не совсем типично для того, кому абсолютно плевать на чувства всех и каждого.

Всё же разговор о скором расставании отозвался у Ритцы испугом и грустью, она в последний момент продемонстрировала это чересчур ярко, что Флеурис не мог не заметить. Он же, в свою очередь, чувствовал что-то похожее на грусть, но ощущение этого было для него лишь стимулом закончить совместное пребывание с Ритцей как можно скорее. Ибо демон не любил чувствовать себя хоть каплю уязвимым. И ведь то, что он спасал Ритце жизнь, вытаскивая ее из различных передряг, не бросал на произвол судьбы, уже свидетельствовало о том, что ему не все равно, что с ней случится. А неравнодушие - признак как раз-таки уязвимости. Проведя в уме такую нехитрую логическую цепочку, Флеурис и пришел к выводу, что пора делать ноги. Но, как и сказал тифлингу, это его решение совсем не означает, что они с ней больше не увидятся. Мало того, он решил ей кое-что подарить на прощание. Правда, это "кое-что" еще предстояло достать или сотворить. Сам он не мог этого сделать, значит, надо было найти того, кто смог бы.
Но то всё потом, потом. А пока что они с Ритцей плескались в озере, вернее, Флёр плескался, заигрывая с девчонкой с помощью детских шалостей с водой. А она стояла столбом, словно не понимала, как надо реагировать на подобное. Демон-то полагал, что она тут же начнет атаковать в ответ, и в итоге обучение плаванию превратится в массивную водную баталию. Ритца же смотрела на Флёра, как котенок, который не знает, можно ли ему подойти к миске с едой или лучше остеречься засевшего в засаде злого тсербера.

Плавала она еще смешнее. Когда все-таки рискнула пойти на глубину, то плюхнулась на живот и затарахтела руками и ногами по воде. Такая юркая и проворная на суше, здесь Ритца казалась неповоротливой черепахой, которая вдобавок плавала как топор. Флёр подхватил ее под живот, поднимая до такого уровня, чтобы полукровка могла высунуть голову из воды и спокойно дышать.
- Подожди, тихо, тихо, - уговаривал он ее как ребенка, - расслабься. Я держу тебя. Просто расслабься и не шевелись. Ты же сказала, что доверяешь мне, так доверяй, - Флёр подхватил ее и другой рукой и осторожно перевернул на спину, удерживая теперь где-то в районе лопаток и поясницы, - выпрямляй ноги. Вдохни и расслабься. Видишь? Ты лежишь на воде.
Через какое-то время он убрал руки, впрочем, готовый подхватить девчонку, если она пойдет ко дну и начнет барахтаться. Но как ему казалось, просто лежать в воде на спине - самое легкое, что может быть в плавании.

+1

206

В глубине души Ритца была согласна с Флёром, что слишком много ненормальностей таит в себе, а взращенное чужой жестокостью безумие уснуло слишком ненадолго и копит силы, чтобы снова захватить власть и показать зубки. Осознав это, полукровка мысленно содрогнулась: так, глядишь, и сама подобно оборотню становится, с разницей лишь в независимости от лунного цикла и неимении звериной оболочки. Всё большую злобу она ощущала к своему прошлому, которое сотворило из нее невесть что. Нельзя сказать, что тифлинг изначально была кроткой и милой девочкой, но без чужой помощи никогда бы не дошла до такой жизни.
Болотом были такие размышления: затягивали, нагоняли уныние, и потому тифлинг предпочла отмахнуться и от этого, тем более, что демон снова что-то задумал. И предаться меланхоличным философствованиям в его обществе категорически опасно для здоровья.

По крайней мере, он не разозлился, и это успокоило девчонку, которая не желала огрести снова, и как могла сейчас потакала чужим капризам и желаниям. В воде она была полной противоположностью тюленю: поражала своей пронырливой ловкостью на суше, и была такой беззащитно неуклюжей в плавании. Было странно, что за свои годы (весьма солидные по сравнению с людскими) полукровка не освоила такую простую и полезную науку для выживания, хотя объяснить подобное можно достаточно просто: лишь один раз ей довелось оказаться на большой воде - в плену пиратов, что опять-таки произошло по вине демона!.. Ну, так считала Ритца. А так девчонка держалась или лесов, или поселений людей - и там, и там уметь плавать не было необходимости.

Утопиться и пасть смертью храбрых Флёр не позволил, и тифлинг даже не успела нахлебаться, куда уж там начать задыхаться, когда оказалась снова на поверхности - опять негодующе фыркающая, промокшая насквозь и слегка возмущенная подобным поворотом событий. Не в смысле, что порицала таким образом как обычно геройский поступок с ее спасением, а злилась на собственную беспомощность. К счастью, демон не смеялся над ней, напротив - внезапно начал призывать к спокойствию, объясняя и показывая. Будучи напряженной как натянутая струна, Ритца не без усилия заставила мышцы расслабиться. Смерти тут было глупо бояться; и пусть при сильно неудачном стечении обстоятельств можно захлебнуться даже в стакане с водой, утонуть тифлинг не опасалась. Просто она не понимала, как держаться на поверхности, как тут быть, и вообще полное окружение совершенно чужой стихией действовало ей на нервы.
Переворот на спину восторга не вызвал, потому что почему-то более правильным положением казалось именно возлежание на зеленом пузе (а абсолютно правильным, как вы понимаете, просто посиделки на берегу и подальше от воды), но, недовольно плеснув своим хвостом, девчонка не воспротивилась рукам демона, покорно сложила лапки на животе и трагично на Флёра уставилась, вытянувшись во весь рост.
- Не на воде, а на руках твоих, - проворчала беззлобно полукровка, пытаясь уловить суть магии плавания. Она же пыталась грести, когда тонула те считанные секунды? Ладошки лодочками сложила, как принято. И всё равно шла вниз, а не вверх. В чем же тут вся соль, а?
Несколько мгновений, когда внезапно демон оставил ее без своей поддержки, Ритца продолжала действительно лежать на воде, а потом то ли некстати дернулась, то ли что-то еще, но она опять начала уходить вниз, словно утягиваемая якорем. Ногами она попыталась нащупать дно, и почувствовала, как сердце обдалось холодком, когда нахлынуло осознание, что под ней только пустота, удержаться не за что и...
И не так-то всё грустно! Потому что хвост уже беспардонно оплелся по бедру мужчины, словно тифлинг решила, что тонуть без компании не собирается. Или, как минимум, воспользоваться услугами Флёра в качестве поплавка надумала.
Самым гадким, пожалуй, ощущением было, когда противная мокрая вода попадала в нос. И еще в мыслях полукровка успела порадоваться, что мужчине неизвестно, что девчонка не блещет грамотой, не умеет готовить, не умеет ездить верхом и еще есть уйма мелочей, которым можно ее научить... Стоп, так может выдать демону весь список, в чем он еще может себя показать примером для подражания и выступить наставником?
- А мож-жет, - отфыркиваясь и уже начиная понемногу дрожать от холода, принялась канючить тифлинг, - хватит с-с водными экзи... Икзи... -тут она поняла, что слово "экзекуция" без боя ей не сдастся, и решила закончить иначе, - уроками?

Отредактировано Ритца (21-08-2015 22:40:32)

+1

207

Нет, ну Флёр не раз сталкивался с теми, кто не умеет плавать, но никогда - с теми, кто не хочет учиться этому очень полезному навыку выживания. Ритца, кажется, была как раз из таких, потому как по всей ее кислой физиономии можно было без труда прочитать, как она "рада" подобной флёровской задумке. Но бухтеть и не думала, а покорно полезла в воду. Складывалось такое ощущение, что Ритца помнила о своем промахе там, в воздухе, и теперь была готова на всё, лишь бы демон поскорее забыл об этом и не рассердился вновь. Но тут полукровка должна была еще очень хорошо постараться, ведь Флеурис был, наоборот, в отличном настроении. Ритца могла уже запомнить, что даже если минуту назад он рвал и метал, то теперь может вовсю веселиться - и это нормально. Так что оглядываться назад, ввиду того, что случилось в воздухе, было глупо.
Флёр подшучивал над девчонкой мысленно, опасаясь, что если будет делать это вслух, то она не сможет сосредоточиться и будет продолжать изображать из себя топор. Впрочем, в итоге выходило, что она всё равно его изображала. Водная стихия ей не давалась вообще. Хотя, конечно, одного урока явно мало. Флёр не мог вспомнить, каким образом сам научился плавать. Ему казалось, что он всегда это умел, но не особо любил. Вообще не очень любил воду, имеется в виду - море, волны. Нет, смотреть - пожалуйста. Над морскими просторами самые прекрасные закаты и восходы. Но лезть туда, купаться, нырять - это уж нет, лишь по мере острой необходимости. Флёр старался никогда не терять соприкосновения со своей собственной стихией.
Сейчас же, можно сказать, была как раз та самая необходимость. Флёр сначала хотел научить ее кое-чему другому, для чего они воспарили поверх облаков. Но не сложилось. А раз не в высоте, то на земле. И этот урок ничем не хуже.
Там, когда Ритца сиганула в колодец, для демона стало настоящим откровением, что тифлинг не умеет плавать. Может, оно ей и не особо надо, но ведь если бы умела плавать, то обошлась бы тогда и без помощи своего наставника. Сама бы, набрав воздуха в легкие, сумела проплыть по тоннелю и сбежать от стражи. В общем, всё было бы гораздо проще. Во всяком случае Флеурису видело именно так.

- Неправильно, - сразу же одернул девчонку демон, - куда ты руки положила? Они в воде должны быть. Чуть в стороны их разведи и пытайся удерживать равновесие.
Вроде бы ловкая, юркая, как змеюка шустрая. Разве бывали у Ритцы прежде проблемы с равновесием? Флеурис таких не замечал, даже наоборот. Был уверен, что полукровка без труда по тонкому канату пройдется и не упадет. А тут не может удержаться на воде. И ведь тут даже волн нет.
Когда Ритца снова окунулась с головой, Флёр только выдохнул, призывая себя к терпению, что, как можно догадаться, было не самой сильной его стороной. Он почувствовал, как по голой ноге скользит что-то цепкое, и без труда догадался, что это может быть. Наклонился в воду, подхватывая девчонку под руки, и вздернул вверх. Она была куда ниже его и тут, где вода доходила самому мужчине по шею, Ритца до дна ногами не доставала. Так ей и приходилось бултыхаться, удерживаясь за Флёра.
- Не притворяйся, вода теплая, да и воздух тоже, - прищурился он, удивляясь, как это Ритца пытается слукавить, словно его самого сейчас нет рядом в той же воде. - Пытайся еще раз. Ладно, сделаем так... - легкий пасс пальцами, и вокруг головы девчонки появился воздушный пузырь, чем-то похожий на мыльные. - Теперь не бойся, не утонешь и не захлебнешься. Укладывайся на спину.
Кажется, настроен демон был весьма решительно и без хоть каких-то результатов своей настойчивости прекращать всё это не собирался.

+1

208

Полная идиллического умиления со стороны картина продолжалась, хотела того Ритца или нет. Пытаться категорично отстоять свою точку зрения она не станет теперь, и ей хватило робкого прощупывания решительности Флёра: отступит, услышав ее нытье, или нет.
Не отступил.
Поняв, что брыкаться бесполезно и остается исключительно расслабиться да получать удовольствие, волей-неволей девчонка сосредоточилась и прониклась серьезностью ответственного мероприятия. Попутно и догнала, что просто так схалтурить "на отвали" не получится - своего демон добьется всё равно. И если хочется поскорее добиться завершения, то нужно или стремиться к цели, или суметь невесть как протянуть ноги, а третьего просто напросто не дано. Ритца, не прекращая периодически фыркать, старалась реализовать первый вариант.
Оказалось, что руки должны быть в воде. Оказалось, что нужно держать равновесие. Как его держать-то, если опираться тут можно только о Флёра? Но тифлинг не бухтела, не ворчала, а уткнулась в своих едких и неуместных комментариях, стараясь добиться единства и гармонии с этой гребаной водой, которая всё норовила утянуть ее на дно. Пресная по сравнению с морской вообще была коварнее в этом плане - просто так едва ли поможет удержаться.

- Я не притворяюс-сь! - ни на шутку возмутилась девчонка, оказываясь на руках демона. Факт: мурашки действительно покрывали ее кожу, оставалось лишь укоризненно качать головой на такую мерзлявость. Не с испугу же они появились? Хвост к тому моменту освободил ногу мужчины, зато очень подло плеснул по поверхности воды, слишком прицельно отправляя основную массу брызг в лицо Флёра для простой случайности. Ритца же воплощала в своем облике невинность и явное недоумение о наличии такой коварной части тела, что может вытворять подобный беспредел.
- Я не боюс-сь, - уведомила она мужчину, не без интереса рассматривая стенку пузырика - почти прозрачного и едва заметного. Полукровка даже уже рукой было потянулась к нему, чтобы пощупать, но раздумала по непонятным причинам, отдернув ладонь, так и не коснувшись. Теперь держаться было куда проще, так что тифлинг с любопытством дернула ногами пару раз, которые продолжали болтаться в пустоте, однако неведомо почему тонуть не получалось даже зависнув в воде свечой. Как можно сделать выводы: уроки физики тоже стоит включить в список наук, которые не повредят Ритце.
Чувствуя себя более уверенной, она снова выпрямилась, плеснув хвостом, вытянула ноги и торжественно раскинула руки, словно возлежала на кресте. Нельзя сказать, что такое купание ей пришлось очень по душе, но полукровка сходу перечислит сотни других вещей, которые не нравятся ей куда больше. Терпимо, в чем-то забавно, но не более того.
Самой большой подлостью со стороны Флёра будет, если прямо в этот момент он уберет свой волшебный пузырик. И Ритца догадывалась, что скорее всего так будет. Поэтому с подозрением скосила на него глаза, в любой момент изготовившись истерично биться, визжать, что тонет и пытаться нащупать демона, чтобы вцепиться в него мертвой хваткой.
- Знаешь, - внезапно для самой себя выдала тифлинг. - С-скучать не знаю буду ли, но... Но точно буду помнить. Хотя и так не забыла, - задумчиво усмехнулась она.

+1

209

А вот Флёр считал, что Ритца как раз-таки притворяется, ибо сейчас было достаточно тепло. Да и там, где они сейчас находились, тоже температура воздуха достигала отметки куда выше, чем 20 градусов. Для демона этого было вполне достаточно. Да и для Ритцы по идее тоже, ведь она не неженка какая, а приличный зеленый тифлинг, перешагнувший рубеж в сотню лет и выживавший в куда более опасных условиях. В общем, проанализировав всё это, Флеурис пришел к выводу, что его подопечная нагло врет, пытается расчувствовать наставника и заставить его прекратить свои водные экзи... икзи... уроки.
В любом случае, шиш ей, а не стоп. Пока хотя бы сносно на воде держаться не научится, то Флёр ее не отпустит. Он не станет ни в коем случае признавать, даже предполагать, что его старания коту под хвост, ибо Ритца в данном вопросе попросту необучаема. Да по сути она вообще очень тяжко обучаема. А учитывая, что и времени для этого в обрез, то...
Нет, это не из Флёра учитель плохой. Это из Ритцы отвратительная ученица.

Получив все-таки в ответку водой в лицо, демон фыркнул, отплевываясь, помотал головой и прищурился, глядя на полукровку. Она сейчас всецело в его власти. И не боится же продолжать такие игры, а ведь он может действительно принять вызов.
- Не боишься? Лаааадно, - многозначительно протянул Флёр. Сейчас, правда, примеряться и мстить не собирался, раз уж накастовал девчонке водонепроницаемый пузырь на голову. Но какую-нибудь гадость ей сотворить - это святое.
Несмотря на то, что тифлинг сейчас, заполучив такой подарочек, решила сначала поиграться, а потом учиться, демон терпеливо дожидался, пока она перестанет баловаться и снова ляжет на спину, как то предполагалось изначально. Благо, с уверенностью, что не утонет, девчонка стала вести себя куда свободнее. Хотя Флёр и без того не понимал, разве она и прежде не была уверена, что он не даст ей утонуть? В общем, бабская логика, да. Всё чаще и чаще демон замечал, что в Ритце именно этой бабской логики куда больше, чем казалось поначалу.

Он с непроницаемым лицом выслушал ее мини-признание о том, что будет после их расставания.
- Скучать тебе вряд ли время найдется, - усмехнулся он. - А насчет помнить... Не знаю, как у тебя с памятью, а у меня она настолько хорошая и цепкая, что это слишком часто доставляет неприятности и сложности. И только попробуй меня забыть... - в мгновенье ока демон нырнул, и тут же Ритца могла почувствовать, как что-то ухватило ее за хвост и утягивает вниз. Допустим, пузырь воздушный Флеурис снимать не стал, но это ведь не значит, что он попросту позволил бы девчонке спокойно плавать. Не в каждом море штиль. И даже не в каждом колодце.
Впрочем, Флёр предполагал, что от такого действия Ритца по инерции может дернуться и двинуть в лоб ногой, а потому был готов и к этому движению, чтобы успеть увернуться.
Ну а когда оба они наигрались и наплавались, то настало время выбираться на берег. Воздушный магический пузырь вокруг головы тифлинга распался задолго до этого, Флёр постарался убрать его в тот момент, когда Ритца могла не заметить, занятая каким-нибудь другим, более важным делом.

- У меня есть для тебя кое-что, - демон, выбравшись на берег, набросил на мокрое тело халат, запахнул полы и подвязался поясом. - Но надеюсь, что ты воспользуешься этим подарком правильно.
Изначально эта вещица, что Флёр планировал передать Ритце, была предназначена другой девушке, но к счастью, отдавать ее не пришлось, ибо, как то часто у демона случается, он передумал. С Ритцей тоже так могло быть, так что лучше бы для нее было сразу отобрать у Флёра обещанное, пока он находился в добром расположении духа.
- Готовить-то умеешь? - осведомился демон, когда они с полукровкой вернулись уже в дом, и Флёр бросил ей полотенце.

+1

210

- Нет, уже боюс-сь! - мгновенно переменилась в своем мнении Ритца, испугавшись его прищуренного взгляда, тона, слов, а еще попутно осознала, что придуриваться над тем, в чьей власти находишься - опасно. Ну, не в смысле, что убьют, но можно огрести в ответ коварную мстю. Или месть? Неважно!
Правда, разубеждать ее в небоязни пока никто не спешил, отчего становилось лишь страшнее: значит, решил застичь врасплох или пока замышляет ответную подлость. Или что-то еще - Ритца в один момент начала подозревать Флёра во всех возможных грехах. Правда, страх этот не нес в себе паралитический ужас, не заставлял истерично дрожать за целостность родной шкурки. Так скорее боявшийся щекотки будет с ожиданием подвоха и настороженностью станет коситься на собеседника, который дал повод знать, что может одарить чем-то вроде внезапного щипка за бок. Кажется, что демону удалось растормошить девчонку на относительно игривое настроение, причем не с целью соблазнить и затащить в постель.
Заполучив в свое распоряжение пузырь, который почему-то не дает утонуть или пойти на дно (нужно учить физику, уже говорилось), тифлинг осмелела. Не потому что перестала бояться, что утонет - такое сейчас в принципе невозможно, если сам Флёр не надумает ее утопить, а по причине собственной маленькой независимости что ли. Теперь не было нужды держаться рядом с ним, планировать вцепиться клещиком в случае чего и паниковать попусту. Сама держится на воде, и всё прекрасно!.. почти.
- Да тебя захочешь - не забу... - начала ехидную тираду было Ритца, когда Флёр внезапно пропал из поля зрения, оставив лишь всплеск, перешедший в разбегающиеся круги по воде, а следом что-то внезапно не просто схватило за хвост, но и потянуло вниз. Девчонка визжала так, словно ей пиранья зубы всадила в ягодицу, отчаянно забившись: тут демон не просчитался, потому что точно имел все шансы получить пяткой в лоб, щеку, макушку, затылок и прочие места. Правда, почему-то не получилось нахлебаться воды. Не в смысле, что тифлинг так рьяно этого жаждала, но по неведомым ей причинам (ну, вы знаете: физика же!) лицо осталось относительно сухим. Или просто не стало мокрее, чем было. В общем, пузырик спас ее от очередного беззащитного бульканья, позволяя девчонке сразу и оказаться на поверхности, когда многострадальный хвост высвободили загребущие лапы Флёра.
Грусть как-то развеялась, а сама она коварно плескалась в ответ, щекотала хвостом бока мужчине или бегло скользила им по телу, едва касаясь: словно вокруг демона вилась водяная змея или водоросль.
Ритца не сразу заметила, что пузырь пропал. Недовольно обратила внимание, что поверхность воды снова стала хуже ее удерживать, всячески пытаясь утопить, но наловчилась упираться о дно хвостом, выпрямляя его как ломик. Да и ближе к берегу незаметно подобралась, где получалось стоять на цыпочках. Потом-то осознала, что волшебный пузырик убран наверняка демоном, но ворчать не стала: ладно уж. Простила.

Отряхиваясь от воды уже на берегу, тифлинг картинно еще и взмахнула мокрым хвостом в сторону мужчины, щедро орошая его брызгами.
- И что это за подарок? Какие-то с-слова или напутс-ствия? - приглушенно спросила полукровка, которая в тот момент была занята почти бесплодными попытками напялить на себя рубаху, ткань коей очень неохотно шла по мокрой коже. Врожденная любовь к халяве внутри суетливо зашевелилась, и только опаска получить от демона какую-то пакость или то, чему вряд ли найдется цена по мнению Ритцы, кое-как охлаждали ее пыль. Справившись с одеянием и кинув завистливый взгляд в сторону мужчины - в халате удобнее и проще, тифлинг пошла за ним, быстро нагнав и держась рядышком.

- Нет, - насупилась она на такой нетактичный вопрос, мгновенно же насторожившись, что и тут настанет обучение. - Только ес-сли жить надоело или надо кого-то отравить, - мрачно пошутила полукровка, поддавшись внезапной самокритике. Полотенце, кинутое ей, она поймала. Но учитывая, что кое-как тифлинг отряхнулась еще на берегу, а остатки воды впитала в себя рубаха... Полукровка с недоумением уставилась на него, пытаясь понять, что делать-то. Несколько поздно уже утираться.

+1

211

http://s7.uploads.ru/R3ML1.png

Ее "нет, уже боюсь" означало только то, что бояться она и не переставала. Точнее не бояться, а опасаться. Естественно, опасалась девчонка не самого Флеуриса, а того, что он может выкинуть. Бесспорно, что демон не оставил бы последний день, когда они с Ритцей вместе, без какой-нибудь пакости. Да тифлинг еще и вела себя достаточно вызывающе. Вообще Флёр уже заметил, что у нее поведение как по наклонной.
Первый день - получила по рогам после очередной своей выходки.
Второй день - вьется у ног, ведет себя тише воды, ниже травы, подлащивается, готова угождать и потакать.
Третий день - без особой лести, но покорно выполняет всё, что от нее требуется, по большей части молчит и обиженно сопит, чувствуя себя несправедливо угнетаемой и подавляемой.
Четвертый день - начинает уже поднимать голову и бросать косые взгляды, ворчит вполголоса, пытается вставить в разговор свои пять саркастических копеек.
Пятый день - наглость возрастает, и теперь девчонка готова к мелким шалостям, переходящим в пакости. Вызывает в ответку легкое недовольство, но эти первые признаки очередной подачи по рогам ее ничему не учат.
Шестой день - наглость достигает апогея, тифлинг добивается того, что ее собеседник взрывается и готов бить и крушить. А Ритца подавленно прижимает уши, начинает вилять хвостом, как побитая собака, и всё начинается заново.
Ну тут "дни", конечно, обозначены весьма условно. В последний раз этот круговорот у полукровки занял всего-то несколько часов. В общим, та еще штучка. И в этом плане абсолютно не обучаема.

Так вот, исходя из выше предложенной классификации, у Ритцы сейчас наступил "четвертый день". Недовольства у Флёра она еще не вызывала, но свой характер начинала демонстрировать. Демона пока что это не коробило, он мог спокойно вытерпеть и шутки в свой адрес, и всякие шалости. Главное, чтоб они не задевали того, над чем Флёр попросту не позволял насмехаться. И о чем сам не хотел даже думать.

Он решил для себя, что в принципе их купание в озере удалось. Правда, Ритца начала ныть, что замерзла, хотя Флеурис мог на это лишь недоуменно пожать плечами. Он находился рядом с девчонкой, чувствовал ту же температуру воды и воздуха и не понимал, как можно тут чувствовать себя некомфортно. Вообще Флёр не очень-то любил купания в таких природных водоемах, но это озеро рядом со своим собственным укромным уголком оказалось исключением. И то, что он показал Ритце это место, тоже что-то значило.
Однако и это еще было не всё. Уже покинув воды озера, демон признался, что приготовил своей ученице какой-то подарок. И естественно, это вызвало у Ритцы ответные вопросы. На них Флёр ответил, когда они с девушкой вернулись в дом.
- Почему же слова и напутствия? - даже с удивлением переспросил демон. Он не считал себя древним мудрецом, раздающим прописные истины налево и направо, не особо блистал красноречием (впрочем, мог, когда хотел, но сейчас был не тот случай), так что действительно удивился, откуда у Ритцы подобные предположения. - Нет, кое-что более практичное. Хотя, -тут же отмахнулся он, - может, тебе и не надо будет. Тогда выбросишь в то самое озеро. Ладно, после ужина, - и тут Флёр не удержался от язвительного комментария, - который ты не умеешь приготовить.
В таком случае готовить Флёру приходилось самому. Он бросил на полукровку укоризненный взгляд, а затем увидел, что она пялится на брошенное полотенце, как баран на новые ворота.
- Волосы вытри. Что ты мне на ковры капаешь, - притворно возмутился он, а затем вполголоса заворчал, уже как завозился с тарелками и котелками, - ох богиня, и как ты до сих пор жива-то, а? Ничего ведь не умеешь. Ни к чему не приспособлена. Высоты боишься, плавать не умеешь, даже накормить себя не в состоянии. Не говоря уже о том, чтобы нормально защищаться или прятаться. Еще скажи, что ни читать, ни писать не умеешь, и просто сразишь меня наповал... - это тоже было предположение в шутку. Откуда ж Флёру было знать, что оно попало в само яблочко? - Я уж и не помню, когда был здесь в последний раз. В погребе солонина должна быть. Слазь посмотри, а? Тебе-то лампа не нужна, а мне лень менять облик. И кусок сыра захвати, и копченый окорок. И, кажется, там бочонок вина стоял, тоже тащи, - он особо не заботился, каким образом Ритца должна всё это притащить за один раз в своих маленьких ручонках. - Молока точно нет. Да если б и было, то уже давно скисло. Хм... а что ж я туда запихнул? Могу какую-нибудь кашу с салом сварить. Вот сало точно было... О! В шкафу были ржаные сухари! - и демон снова завозился с продуктами.

+1

212

Наверное, в своих выводах демон был прав: Ритца действительно не особо подвержена обучению. Она могла принимать условия и правила, перед которыми ее ставил мир или ближний - более сильный физически и морально тип, от которого не получалось сбежать или это не было нужно по каким-то причинам. Полукровка исполняла поручения, предпочитала научиться предсказывать последующие задачи, которые ей поставят, угождать старшему по иерархии и ластиться, но стоило ее жизни перейти в более привычное или тихое течение - всё. Все прежние уроки и выводы мгновенно забывались, а сама тифлинг осваивала новую среду, в которой оказалась. Именно, что приспособленка - адаптивная и пронырливая крыска, которую невесть как никто всё еще не прибил. И правда остается диву даваться, что она всё еще жива и при всех конечностях тела. А то, что покалечена сама внутри в районе души - так тут поголовно все калеки такого рода, не удивишь и не разжалобишь.
Проникаться слезливыми умильными глазками или скулежом с ее стороны не стоило - это был наигранный, в то же время искренний, от сердца обман, зато профилактически выдавать пинки или несколько раз рявкать приходилось, если послушание девчонки и признание старшего всё так же актуальны и желанны в получении. Показать слабину в отношении к ней - сядет на шею, свесит по сторонам ноги и еще за уши будет дергать, указывая, что делать и как быть. Как говорится, палец в рот не клади, а то всю руку махом откусит.
Наверное, верности и преданности со стороны такого чуда добиться реально, но потратить нервов и времени придется знатно в попытках вылепить из девчонки что-то путное. И это с учетом того, что Ритца не горит желанием кому-то принадлежать.

Флёр вернулся к радушному состоянию, которое всё так же было диковинкой для полукровки. В этот раз она была умнее, и не спешила возвратить настроение демона к более привычному для нее уровню: сдержанному (допустим), командирскому, с готовностью пакостно подшутить или двинуть в рог сию секунду за оплошность. Ступая рядом с мужчиной по пути к дому, девчонка то и дело украдкой косила на него взглядом, стараясь быть предельно незаметной в своих подсматриваниях. То ли пыталась высмотреть выражение его глаз и считать мысли, то ли запоминала лицо (учитывая способности ветродуя это было несколько бессмысленно), то ли просто желала понять, кто он такой есть. Общие штрихи об этой личности в целом Ритца уловила, но не могла предсказать его действий или реакции на определенные события. Это, конечно, нормально для Флёра, но пугало девчонку. Оставалось себя утешать, что подобное в ближайшее время ей не пригодится, а следующая встреча случится только когда-нибудь. Теперь почему-то грустно не было, хотя на свободу тифлинг не рвалась. Скорее просто воспринимала грядущую разлуку как нечто неизбежное, но не смертельное, лишь отчасти неприятное.

- Ну... - затруднилась она объяснить свои предположения, которыми первым делом всплыли в рогатой голове. - Не вещь же? Потому что это... - пока Ритца пыталась сообразить, почему считает Флёра жадным и неспособным одарить чем-то материальным, тот успел уже развеять ее варианты, вызвав искреннее удивление в глазах. - Что это? - с подозрением и паникой спросила тифлинг, словно ожидала получить гигантского тарантула на поводке.
Волосы девчонка утерла, а возмущение, сквозившее в голосе демона, не вызвало привычного испуга и порыва начать заискивать, ластиться и подлизываться. Рилдир подери, полноценно привыкать и приручаться она начала лишь сейчас, к моменту расставания. И получалось, что раскрылась перед Флёром она ровно в тот момент, когда одной уже не хотелось оставаться и это приносило неприятные ощущения, и... Хватит лирики!
- Не было повода учитца готовить! - напористо попыталась защититься от язвительных замечаний девчонка. - Или готовое воровала, или не я готовила, или с-сырое хапала, - ворчливо пожала она плечами, устраивая полотенце на спинке стула.
- Ха, - фыркнула тифлинг. - Больше не понимаю, как я выжила до вс-стречи с-с бандой. Там точно ничего не знала и не понимала. А уж голод был почти привычным ощущением. С-счас-стье было, когда под с-старой крышей нашла с-стаю голубей и с-сумела выловить нес-скольких. И не боюс-сь я выс-соты! - с негодованием заметила Ритца. - На любую ель залезу хоть с-с закрытыми глазами, на с-самую вершину! И читать я немного умею, - последние слова полукровка проговорила уже мрачным тоном, обиженно насупившись и недовольно повиливая хвостом. Про умение писать она решила умолчать.

А потом девчонка умолкла, как-то задумчиво и растерянно наблюдая за демоном. Это было странное зрелище: дом, кухня, мужчина и добродушное ворчание от него с раздачей поручений. Да, общепринято, когда у печи обеспечивает всяческими вкусностями женщина, но... Ритца на какую-то секунду то ли растворилась в этой сцене, то ли поддалась неясному наваждению.
На заботливого папочку Флёр никак не тянул, на старшего братца - слишком натянуто, а на заботливого супруга... Мысленно тифлинг отвесила себе пощечину, спеша отрезвиться. Но что правда, то правда - происходящее было слишком каким-то семейным, уютным... Теплым. Повеяло тем, что навсегда утрачено, чего она теперь безумно боится и не хочет вернуть по этой же причине - не желала терять снова. Только это не принесло тяжесть на сердце, а показалось каким-то забавным, любопытным. Не страшным.
- Нас-столько хорошая память, да? - ехидно поинтересовалась девчонка уже на выходе в сени, а потом поспешила выскользнуть наружу, пока в спину не прилетела сковородка, скалка, ответная колкая шуточка или воздушный пинок.
Сунувшись в погреб, распахнув крышку, тифлинг фыркнула от обилия запахов и прищурилась, осматриваясь по сторонам. Стащить всё за один раз у нее не получится, но хотя бы можно выпихнуть потихоньку всё наверх, устраивая на полу... А, еду на пол швырять же не принято? Блин.
Ладно.

Пока Флёр кашеварил на кухне, Ритца с невозмутимой мордой лица несколько возвращалась в помещение, притаскивая с собой то здоровый окорок, то головку сыра, то солонину. Заминка возникла с бочонком, потому что к тому моменту тифлинг выдохлась носиться туда-сюда, вверх-вниз, а само вино легким не оказалось. Из погреба-то поднять его она сумела - чай, бочонок, а не полноценная бочка, размером поменьше. Но сопела, учащенно дышала и уже не горела желанием тащить еще и это. Может, демон там магией своей подсобит?
- Флё-ёр, - протянула полукровка, задумчиво выуживая невесть откуда взявшиеся и впутавшиеся в волосы опилки. - Мне доводилос-сь с-слышать, что женщин в тяжелом физичес-ском труде нехорошо экс-с... Икс-с... - очередная борьба со сложным словом, в этот раз "эксплуатировать", в которой Ритца снова проиграла. - Ис-спользовать!

+1

213

Флёр вопросительно приподнял бровь, ожидая, когда Ритца закончит свою фразу и объяснит, почему обещанный подарок не может быть вещью и обязательно должен быть каким-нибудь дурацким напутствием или советом от мудрого сенсея. Вот что-что, а советы он предпочитал не раздавать, ибо сам мало к чему прислушивался, действуя скорее импульсивно, чем по каким-то правилам. Ритце, правда, нужны были правила и определенные рамки, но этому учат не за несколько недель, а за годы. К чему Флёр был принципиально не готов.
Но тифлинг и не стала свою мысль заканчивать, видимо, сама не поняла, отчего вдруг так решила. Либо ее причины были настолько глупыми, что могли повлечь за собой очередную вспышку гнева со стороны собеседника.
Так или иначе, а в итоге разговор всё равно перешел в тему того, что умеет, а чего не умеет Ритца. Выслушав ее, демон возвел глаза к потолку, словно в который раз обращаясь с тоской к Имиру и вопрошая его, за какие такие прегрешения ему в ученицы дали такую криворукую, ни к чему не приспособленную и бесполезную девчонку. Вот, вестимо, только в постели она чего-то, может, и умеет. Могла научиться, потасканная жизнью. Ведь не за красивые глазки ее в банде держали, где по большей части были одни мужики.
Демон фыркнул насмешливо в такт своим мыслям. Он всё равно по всем параметрам куда лучше будет. И в той же постели, и в тех же бытовых вопросах, и даже в банальных навыках выживания. Ну да ладно... Как бы там ни было, Ритца его чем-то цепляла. Она раздражала, когда лезла, куда не следует, и когда ластилась, пытаясь подольститься, чего Флеурис терпеть не мог. В остальное же время они вполне ладили друг с другом. Это не Талли, которая до сумасшествия изводила своей ревностью. Не Рена, которая смотрела полными обожания грустными глазами, готовая терпеть все выходки мужчины. Это не куча других женщин, что почитали за честь находиться рядом и просто видеть демона в поле своего зрения. В какой-то момент Флёр начал догадываться, что он для Ритцы - что-то вроде средства достижения целей.

Отправив девчонку доставать еду из погреба, сам Флёр занялся непосредственно готовкой. Натаскать воды из озера, наколоть дров, разжечь огонь, сполоснуть горшки водой и заняться их наполнением. Разобрать шкафчики, где в глиняной посуде стояли разные крупы. Всё это заняло немало времени. А между тем, Ритца начала хныкать, что ей, видите ли, тяжко бочонок одной тащить.
- Ты не женщина, ты тифлинг, - философски заметил демон, продолжая возиться с едой и даже не оборачиваясь в ответ на нытье полукровки. - Так что не жалуйся. Сочувствия от меня не дождешься. Джентльменом, пропускающим девушек вперед и открывающим перед ними двери, я никогда не был и не буду. Равно как и рыцарем, который постесняется бабу двинуть. Я не постесняюсь, - в этом месте как раз в сторону Ритцы полетел красноречивый взгляд. - А что, хочешь дрова наколоть вместо того, чтобы вытаскивать бочонок? А то видите ли, делай за нее всю работу, готовь за нее, помогай ей... Ты хоть на что-то сама способна? - это было не ворчание, а так, простой вопрос. можно даже сказать, риторический. И сказанный таким тоном, словно Флёр прекрасно знал, что ответ на него отрицательный. Нет, Ритца ни на что не способна без посторонней помощи.
Но надо сказать, что Флеурис все-таки помог девчонке, подтолкнув воздушной пеленой бочонок под донышко. Правда, сделал это не потому, что пожалел зеленокожую рогатую бедняжку, а потому что побоялся, что она не удержит бочонок и разобьет его, расплескав всё драгоценное содержимое по полу. Вино ему было жаль, а Ритцу - нет.

Худо-бедно обед приготовили совместными скрипучими усилиями. Или, скорее, Флёр приготовил, вполголоса продолжая ворчать на полукровку.
- Посуду тоже мыть не умеешь? - язвительно поинтересовался он, намекая, что после еды кому-то придется заняться и этим делом. И этим "кем-то" будет не он.
Но когда они уселись за стол и принялись за еду, которой, кстати, оказалось такое разнообразие, что глаза разбегались, Флёр уже серьезно поинтересовался:
- Куда хочешь попасть... завтра? - так он сообщил девчонке, что этот день еще принадлежит им двоим, а уж завтрашний она будет проживать самостоятельно.

+1

214

Нет, все-таки происходящее не могло оставить девчонку беспристрастной. Неведомые и непонятные беспокойство и неравнодушие назойливо жужжали внутри, но... Не сводили с ума, не призывали к безумным поступкам чтобы выплеснуть энергию, не причиняли боли. Ритца уже хотя бы ради интереса пыталась понять, что ей снова не так. Позволила этим чувствам укутать себя, поглотить, повести под руку куда-то там. И осмыслив причины, тифлинг поморщилась.
Она находится в доме, который надежно скрыт в лесной чаще и окружен благодатной тишиной да спокойствием - и это напрямую перекликалось с детской жизнью. Только если в обществе останков былого жилья полукровка стенала и рыдала, то тут ощущала приглушенный восторг - будто бы более оживленная радость могла спугнуть эту действительность. Ритца, конечно, особой помощницей и мастерицей на все руки предстать не могла, но старалась быть полезной своей матери хоть в каких-то делах.
И на слова демона девчонка насупилась, но без обиды на него и угрюмой злобы, а с какой-то долей виноватости, наличию которой удивилась и сама. В принципе было невозможно нащупать у полукровки совесть - подобное давно было переписано в категорию рудиментов. Зачитывая ей целый список провинностей, в которых Ритца была напрямую виновна, можно было добиться только хамоватой улыбочки и наглого взгляда в ответ: ну и что ты мне сделаешь? Если же поведением тифлинга был недоволен некто сильный, то вероятнее всего удалось бы заполучить и заискивающий взгляд, и поджатый хвост, и ластящихся глазок, но искреннего раскаяния - никогда.
Так вот.
Каким-то образом Флёр действительно сумел затронуть определенные струны в душе Ритцы, вызвав с ее стороны дискомфорт при пассивности. Она всегда была рада свалить дела на ближнего своего, наслаждаясь бездельем и дуракавалянием, но в нынешней ситуации она чувствовала вину за бесполезность, и бесилась этому давно забытому ощущению, желая от него избавиться.
- Вс-сё я с-спос-собна! - мрачно буркнула тифлинг, уже собираясь с новыми силами начать тащить этот гребаный бочонок, но своей магией демон все-таки решил помочь, чему теперь полукровка рада не была. - С-спас-сиб, - хмуро проворчала она, на секунду взбесившись и тому, что из нее реально выбить слово благодарности. Что-то слишком скверное последнее время настроение. То ли чего-то не хватает, то ли что-то напротив - в избытке.
После этого Ритца добровольно предпочла побыть помощницей на кухне - эдаким младшим поваренком и девочкой на побегушках. Что-то там подать, что-то принести, за чем-то последить, лишь бы Флёр не ворчал и не имел права обвинить в абсолютной бесполезности! Впрочем, демон продолжал на нее бухтеть, вот только настроение полукровки снова вернулось к прежнему равновесию, и какое-то радушное, домашнее спокойствие постепенно вновь овладевало ей, так что на все его слова и подколы тифлинг едва ли реагировала. Забытое чувство домашнего уюта, от которого она в своей жизни повадилась убегать, в этот раз оказалось сильнее желания ускользнуть прочь. Тут же сыграло свою роль и вбитое правило: от Флёра просто так не уйдешь, а потому приходится принимать и смиряться со всем, что он делает.

-Умею, - возмущенно заявила Ритца, которой уже не нравилось, что ее выставляют неумелой рукожопкой, которая ни на что не способна в этой жизни без чужой помощи. Того и гляди, что в таком случае хвостатую задницу потянет на подвиги, чтобы назло всем доказать собственную цену и силу. В прошлый раз такое печально закончилось. Вряд ли демон повторно проявит чудеса заботы, чтобы сохранить жизнь девчонке. Не подобрав слов, которыми можно выразить свое недовольство и не получить за него, девчонка недовольно издала непонятный звук, напоминающий нечто похожее на "рррыф".
Застолье Ритцу удивило. Казалось, что не так много продуктов-то отыскалось, чтобы обеспечить разнообразие блюд, где каждый найдет что-то на свой вкус. Девчонка, впрочем, отличалась достаточной всеядностью.
- Вот демон-то, - задумалась она. - На пустом месте может устроить из ничего пир, скандал и... Что еще? Что-то ведь третье было. И неважно, что так говорят про женщин. Ему точно подходит больше.
В своих размышлениях тифлинг едва не прошляпила вопрос Флёра. Мутно глянув на него, оторвавшись от, кажется, каши, - может знанием этикета за столом Ритца не могла похвастать, зато ела тихо, не чавкая и не хлюпая - она прокрутила в мыслях слова демона, и уголки губ едва заметно дернулись в подобии улыбки, очень быстро осаженной, словно это могло что-то выдать из ее мыслей.
- Леммин, - помолчав, ответила тифлинг.
Там всё началось. Пусть там и кончится.
Не сумев вспомнить третий пункт, кроме пира и скандалов, Ритца тотчас озадачилась новым вопросом: надо ли как-то высказываться о стряпне Флёра или нет? Какой-то комплимент, допустим, она бы сумела сочинить, но почему-то было тяжело и непривычно морально подобное озвучить. А вдруг тот обидится, что она неблагодарная сволочь? Это правда в большинстве случаев, но...
...но какого хрена меня волнуют такие вопросы?

+1

215

Знал бы Флёр, как Ритца внутренне реагирует на то, что сейчас происходило в этом доме, то... Удивился бы, наверное. Вообще слишком часто он стал удивляться рядом с девчонкой, которая, как ему прежде казалось, совершенно бесполезна. Но скорей всего, он это насильно себе внушал, заставлял себя самого поверить в то, что полукровка - худшее из того, что с ним могло случиться. Боялся признаться, что ему с ней вполне комфортно и, что самое главное, не скучно. Правда, не нравилось тоже много чего, и он бы с удовольствием всё это перечислил с упорным занудством, тыча Ритцу носом в ее недостатки, как хозяин тычет кошку носом в лужу. Однако же если кошка учится, то Ритца - нет. Она может отступить, показать то, что хочешь видеть, но никакого результата на практике не будет. Флёр понял это лишь со временем. Хотел было перевоспитать, не мог допустить такого, что не в его власти исправить подобное поведение. А потом, когда понял, что на нем самом близость Ритцы тоже отражается, решил, что ну всё это запланированное обучение чертям под хвосты! Ибо еще несколько таких недель, и сам демон уже привяжется к полукровке прочнее, чем иных связывают родственные узы.

Но раз уж Флеурис решил, что сегодня рядом с Ритцей последний день, то мог себе позволить расслабиться. Тем более что в своем доме, скрытом неведомо где да еще и оснащенном всякими магическими охранными заклинаниями, отдых был полноценным, таким, как негде более. К Ритце Флёр привык. Не так, как привыкают к новому предмету мебели, а как к некоему своему двойнику, как к тени, без которой вроде и жить можно, но что-то не то, как-то не так. И если тифлинга не оказывалось в поле зрения, демон сразу начинал суетиться, оглядываться, тянуться магией к искомой зеленой фигурке. К слову, это ему показалось тоже плохим знаком. Раз уже началось подобное беспокойство, то точно надо поскорее расставаться. пока всё не зашло слишком далеко.

- Умеешь, значит, помоешь, - оскалился в ослепительной ухмылке демон. Когда Ритца крутилась около него во время готовки, он всячески ее подначивал, то какой-нибудь остроумной шуткой, то щипком за бок, то воздушным несильным пинком под хвост. В общем, делал всё, чтобы Ритца не расслаблялась. Сейчас, когда они уже сидели за столом и уминали неожиданное разносолье, Флеурис был в приподнятом, слегка ехидном, но весьма добродушном настроении. Он налил вина себе и Ритце. Прекрасно помнил, что она отказывалась от алкоголя, мотивируя это тем, что тот плохо влияет на яд. Но у Флёра на этот аргумент был свой контраргумент, - да угомонись ты со своим ядом уже. Кого ты травить им собралась? Меня? А больше тут никого и нет. Ну же, давай... выпей со мной. Сегодня мы не будем ни с кем драться, ни от кого бегать, никого догонять. Сегодня у нас канун расставания, и раз уж из тебя слова не вытянешь, я скажу, что не ожидал подобного эффекта от нашей встречи. Того эффекта, что мне самому не хочется тебя отпускать, - хитро прищурившись, Флёр не сводил взгляда с Ритцы и одновременно приложился к кружке с вином.
Предположение о том, чтобы вернуть Ритцу в Леммин, демону совсем не понравилось. Он даже посмотрел на тифлинга с немым вопросом "ты шо дура?", правда, вслух его не стал озвучивать. Лишь фыркнул. Там, в Леммине, стражу с ног на голову поставили, а она туда вернуться хочет... Когда там даже пыль еще не осела... Ну точно ей голова нужна, чтоб рога носить.
- Значит, в Грес, - важно кивнул демон с таким видом, словно этот вариант был озвучен и обсуждался. Но тон Флёра звучал так, чтобы дать понять, что именно этот вариант окончательный. - Чем хочешь заняться? - плутоватая улыбка мелькнула на губах мужчины, но в остальном весь его вид стал совершенно непроницаемым. И притом, никто не дал бы гарантии, что этот вопрос нуждается в ответе. Может, Флёр задал его лишь с тем, чтобы предложить занятие кардинально противоположное.

+1

216

Странно это всё было. Странно, дико и непривычно, но в то же время перекликалось с чем-то из стертого прошлого, которое было погребено глубоко-глубоко и еще обнесено колючей оградой: не влезай, иди мимо, не задерживайся. Отдавшись суетливому мельтешению рядом с демоном, стремлению помочь (причем не в значении услужить и подлизаться, а как-то... искренне что ли) и вытерпеванию его постоянных выходок, которые уже не откликались в мыслях обидой, злобой и желанием огрызнуться в ответ, Ритца отрешенно сравнивала словно бы два портрета, на обоих которых был изображен Флёр. Ее первоначальный животный ужас по отношению к нему развеялся как дымка от сильного порыва ветра, и лишь отдельные смутные воспоминания и более свежие эпизоды напоминали о его возможной смертельной угрозе. В то же время погибнуть от его рук казалось настолько же возможно, насколько можно умереть от кухонного ножа, оставшись с этим оружием наедине в помещении; иначе говоря: нужно приложить к такому руку, чтобы добиться своего плачевного исхода. Наверняка, что в своих ощущениях тифлинг заблуждалась, но для ее интереса было не узнавать об этом. И тем более было лучше для Флёра, чтобы Ритца не узнавала об его истинном отношении к ней, в противном же случае она вела бы себя куда более распущенно и успела бы не один раз оказаться прихлопнутой сгоряча как назойливо зудящий над ухом комаришка.
Чуточку осмелев, полукровка даже рискнула единожды щипнуть демона за задницу, на всякий случай сделав вид, что она не при делах, а еще пару раз плеснула водой из кувшина, обжигая ему кожу прохладой искрящих брызг.

Когда-то ей было важно, значимо и интересно узнать причины, по которым Флёр держит ее рядом и вообще придумал всю эту учебную эпопею, тратя свое время, которым вряд ли бы стал раскидываться просто так. Теперь этот вопрос был немногим значимее для нее философских размышлений о смысле жизни: лично самой Ритце на всё подобное было наплевать, и она предпочитала в большинстве случаев принимать окружающую действительность такой, какая есть. И раз она всё еще цела, а так же не лишилась никакой из конечностей, то можно осторожненько предположить, что установка доверительных отношений или как минимум просто контакта с демоном проведена достаточно успешно. К собственному удовлетворению тифлинг еще сумела и уговорить себя, что разлука ведет только к благу, потому что она... Она, оказывается, умеет что-то чувствовать. Нет, в этом у нее сомнений не было. Полукровка вообще не понимала тех, кто вещает о неспособности любить, но в то же время может обожать что-то делать или испытывать тягу к определенному предмету. Сама Ритца считала так: если хоть о чем-то в этой жизни (неважно: живое или неживое) ты можешь сказать "люблю", то, значит, способен испытывать это чувство и к избраннику, второй половине или как еще назвать существо, которое ты добровольно выбираешь, позволяешь быть рядом и трепать тебе нервы?..
Флёра она не любила. Не была влюблена. Не особо симпатизировала, пусть и желала его в какой-то мере, хотя массовые обломы и отказы сумели охладить ее пыл. Но то ли начинала, если не начала испытывать к демону чувство привязанности, то ли просто привыкла, то ли смесь предыдущих пунктов с добавлением чьего-то третьего... Главным было то, что происходящее внутри девчонке не нравилось, внушало угрозу и почему-то казалось, что такое, будучи оставленным в "живых" может выйти из-под контроля, и случится что-то непоправимо плохое. А вот терпеть предательство от самой себя Ритца не хотела, особенно не желала, чтобы ее разум добровольно обнажил сотканную за годы броню перед кем-то, подставляясь под удар.

В обычное время тифлинг не позволяла себе наедаться досыта, до ленивой тошноты и желания рухнуть на бок и отключиться в сон на пару часиков, пародируя объевшегося удава. Но сегодня изменила своей привычке, позволяя съесть несколько больше обычного. Тут вопрос был не в опаске за избыток калорий, а в холодном расчете: на переполненное брюхо особо не попрыгаешь и далеко не убежишь, если вдруг объявится враг и застигнет врасплох.
- А вот и помою! - вызывающе фыркнула Ритца, а потом пробурчала, словно оправдываясь, - мне и прачкой приходилось быть, и в таверне прис-служивала, работала, где вечно вс-сякий с-сброд ошивалс-ся - задумчиво проговорила девчонка. - Вот на кухню только не шла, не с-сложилос-сь.
Губы она недовольно поджала, когда демон плеснул вина и для ее персоны, уже собиралась было начать отказываться с привычными объяснениями, однако Флёр нетерпеливо ее перебил, угадав все аргументы.
- Яд это не только боль, - усмехнулась полукровка. - В полном объеме - да. Но это наркотик. И хорошо помогает забытца иногда.
Но все-таки она послушно пригубила багряную жидкость, пользуясь возможностью умолкнуть и обдумать слова демона. Честно говоря, неожиданное признание, хотя с явным подвохом, если судить по его глазам.
Горло слегка обожгло, заставив девчонку кашлянуть.
Глаза. А они красивые.
Задумчиво Ритца поставила кружку на стол, не зная, как реагировать. То ли ехидно предложить растянуть сотрудничество (а правильно ли это называть так?), то ли испугаться такому откровению, которое легонько дохнуло рабством... Демоны разберут, что он хотел сказать этим.
- Тем утром, - медленно начала тифлинг, - забыла уже каким, потому что потеряла с-счет дням... Когда я лис-ст взяла. Я с-считала, - вяло улыбнулась она, - грубо говоря, доброе и не очень по отношению ко мне от тебя. И, - тут ее тон внезапно стал каким-то недовольным, - первого было больше.

Возвращаться в Леммин и правда было опасно, глупо и неразумно. Но думала Ритца не об этом - все ее мысли занимала та старая развалюха, на чердаке которой она обитала и в основном спала. Там в общем-то всё началось... И полукровке казалось правильно, что всё завершится на том же месте. Так она надеялась, что будет легче обмануть подкрадывающуюся тоску. Объяснить себе самой, что всё было так, просто сном. Странным, в чем-то приятном, а в чем-то не особо сном.
- Ну да, - закатила она глаза, а голос по-пьяному слегка поплыл, поскольку пьянела тифлинг всё так же быстро. - Именно так я и с-сказала. Грес-с, - сумела совместить девчонка в своем тоне и ехидство, и обреченность.
На провокационный последующий вопрос, соотнеся как обычно иллюзорный подаренный ей было выбор, Ритца безмятежно ответила:
- Ловить лягушек, с-считать белок и вить гнезда, - а потом, насмешливо фыркнув, уже более серьезно добавила, - я же иду мыть пос-суду, разве нет? И ты про что-то говорил. Пос-сле ужина, мол, покажешь.
Она выпила еще вина, а потом как-то задумчиво, туманно сказала, наверняка это прозвучало внезапно для Флёра:
- У тебя крас-сивые глаза. Не в с-смысле тцвет, а... - тут Ритца озадачилась, что пытается сказать, - ...а с-сами они. Ну, что твои. Этим.
Поняв, что получилось только бредовее, она мрачно хлопнула себя по лбу, фыркнула и снова прильнула к кружке.

+1

217

Удивительно было то, что примерно также рассуждал и Флеурис об их странных и неоднозначных отношениях с Ритцей. Если она боялась предательства от самой себя, боялась открываться, обнажать душу и уязвимые стороны своей натуры, то Флёр не хотел вообще позволять чему-то или кому-то становиться своей слабостью, ибо считал себя лишенным оных. А если появился бы кто-то, ради кого хотелось возвращаться домой, о котором думалось больше, чем обычно, о жизни и благополучии которого следовало беспокоиться, то это значило, что в душе и жизни демона открывается огромная дыра уязвимости, в которую можно бить до потери пульса и через которую из самого демона можно чуть ли не веревки вить. У Флёра случалось подобное несколько раз, и всегда это заканчивалось неимоверной волной боли и разочарования. Такое не приносило ничего хорошего. И потому Флёр пообещал себе, что больше не допустит, чтобы кто-то входил в его жизнь и занимал там прочное место.
Флёр не спрашивал у Ритцы, хочет она уйти или остаться. Он ее поставил перед фактом - она уйдет. Его не интересовало ее мнение по этому поводу. Его интересовали, быть может, ее мысли и чувства - где-то глубоко в душе он мог бы признать подобное едва различимым шепотом, будучи вдрызг пьяным, - но слышать их он не хотел, полагая, что это лишь добавит проблем. А еще сказал бы (пребывая лишь в том же очень пьяном виде и, видимо, под пытками), что боится услышать ответ от Ритцы, каким бы он ни был.
В общем, в этом они с тифлингом были всецело солидарны. Она боялась вновь окунуться в мир своего безмятежного детства, привыкнуть к тому, что неизбежно исчезнет, боялась опять столкнуться с потерей самого дорогого в жизни. А он боялся впускать в свою жизнь, полную такого спокойного одиночества, кого-то, кто станет ахиллесовой пятой. Да и, признаться, сложно представить этих двоих рядом более, чем на неделю-две. Разве Ритца создана для жизни степенной домохозяюшки? Разве Флёр может быть добропорядочным семьянином, встречающим на пороге ораву маленьких тифлингят? Ох, боги, от подобной картины глаз нервно дергается и на икоту пробивает.

Так что, в целом, и демон, и его гостья-ученица хоть тут нашли общий язык.
Несмотря на это, вечер проходил весело. Ритца даже расслабилась настолько, что позволила себе щипнуть Флеуриса и шутливо обрызгать его водой. За это по рогам не получила и хвост ей никто не оторвал. Мало того - вина за ужином подливали. А когда Флёр услышал, что ее яд действует еще и как наркотик, то на секунду нахмурился:
- Только не применяй его ко мне. И к себе в моем присутствии.
Флёр знал, как может вести себя от алкоголя. Это еще терпимо и поведение кое-как контролируется. Но от дурмана голова туманится, и несколько раз уже случалось, что он просыпался неведомо где и с кем, не помня произошедшего накануне. Не очень-то приятное ощущение, мягко говоря. И это еще если не упоминать о побочных эффектах в виде отходняка.
С вином всё было проще. Его можно хоть весь бочонок выдуть - память не отшибет. Вино старое и хорошее, вкусное, в голову дает знатно. Но уже много раз проверено - похмелья от него у Флёра не случалось, да и ощущения потом нормальные.
- Если тебе станет настолько тошно рядом, что захочется забыться, я могу оторвать тебе голову, - невинно сморгнув, предложил демон будничным тоном, словно говорил о всходах морковки на грядке.
То, что, по подсчетам Ритцы, от Флеуриса она видела больше хорошего, чем плохого, стало для него самого откровением. Да и то, что она вела такие подсчеты, тоже.
- Надо исправлять? - поинтересовался он, за иронией скрывая легкое смятение. И прицелился вилкой, словно собирался начертить ею на лбу у полукровки гномью руну.

Если Ритца от пары кружек вина уже охмелела, то Флёра такое количество пока еще не взяло. Он потому-то и наливал себе больше, впрочем, напиваться и буянить не собирался, равно как и свою сотрапезница спаивать до состояния нестояния. Она все-таки слегка раскрепостилась, стала чувствовать и вести себя более вальяжно, чем прежде. И это было заметно. Демону нравилось.
А потом настал момент признаний.
Флёр внимательно выслушал всё, что касалось впечатлений Ритцы от его глаз. Выслушал, подавшись вперед, глядя на девчонку через стол и установленные на нем разнообразные гастрономические изыски собственного приготовления.
- Напилась уже, да? - ехидно уточнил он. Протянул руку вперед, - ну что, пойдем ловить белок и лягушек? - спросил с хитрющей улыбкой, словно кричащей о том, что демон явно что-то замышляет. - Подарю я тебе то, что хотел, не переживай. Не забуду. Но мы ведь еще не прощаемся.

+1

218

Разомлевшая от выпивки и расслабившаяся девчонка с долей сожаления размышляла о высшей несправедливости: почему-то прощание изволило совершиться по воле демона именно в тот момент, когда очень бы хотелось растянуть их совместное пребывание. И пусть еще было достаточно времени, чтобы успеть друг друга возненавидеть всей силой души, но Ритца склонялась к варианту, что едва ли всполохи гнева станут завершающим аккордом этого странного сожительства. Теперь полукровка даже без прежнего недовольства признавала, что многое из увиденного и показанного ей Флёром могло пойти на пользу и упростить трепыхание в болоте жизни, когда поддержки рядом не окажется. Можно было завести прежнюю шарманку про особую благосклонность удачи к своей персоне, которая старательно подкидывает возможности и шансы удержаться на плаву, а так же всяческие инструменты для разрешения многих проблем. И демон был невероятно удобен в этой роли, но...
Никуда не деться от этого самого "но".
Если совсем недавно Ритце бы предложили личность, которая силой никоим образом не уступает незабвенному ветродую, но обладает куда более покладистым нравом и легче дастся в манипулирование, то тифлинг без лишних размышлений сменила бы "хозяина", поскольку рядом с Флёром зачастую было неспокойно и просто так на скуку не пожалуешься. Теперь всё было иначе, и пусть многое из его характера полукровка терпеть не могла, но ненавистную привязанность испытывала не к его могуществу, а... Допустим, что и к нему самому тоже. И в какой-то мере Ритца успела себя записать в собственность демона. Тут получался еще один забавный пунктик мировоззрения девчонки: чем-то владеешь ты, а что-то - уже тобой. Конечно, можно вспоминать случаи, когда хитрость и ловкость обуздывали чужую грубую силу, но тифлинг упрямо считала, что владеть можно лишь тем, что слабее тебя и что можно целиком и полностью контролировать, подавляя чужую волю. И при таких размышлениях более чем очевидно, что она принадлежит Флёру, а не наоборот. Хотя нельзя было забывать про обратную связь... Например, будучи ничтожно слабой по сравнению с демоном, какое-то влияние она может на него оказывать. Хм, да тут не всё так просто оказывается! То есть... Чем меньше у тебя всяких личностей и вещей, то тем меньше этих обратных связей... Тем, выходит, ты свободнее? Что же, у нее и денег-то толком не бывает, а душа просто магнитом рвется к аскетизму. Свободнее некуда получается, ха.

Осознав, что пьяная голова катастрофически быстро поросла всяческой чушью и совершенно непонятными мыслями, тифлинг сморгнула, отставила кружку и вяло мотнула своей башкой, рога на которой казались неподъемной тяжестью.
- К тебе и не думала, - вяло кивнула Ритца. - А мне почему нельзя? - не без любопытства вопросила она, потешно хлопая глазами, как вытянутая из укрытия сова в дневное время.
Поерзав на стуле, тифлинг откинулась на спинку и как-то обмякла, слегка сползая вниз. Хвост лениво шуршал у ее ног, то и дело их задевая, а моргание каждый раз угрожало затянуться: глаза почему-то открывались со всё большей неохотой.
- Низя, - протестующе замотала головой Ритца, даже не испугавшись. То, что это шутка (наверное) она тоже не поняла, однако на мгновение ощутила возмущение: как так, кто-то посмеет распоряжаться ее головой и местонахождением этого важного элемента тела заместо хозяйки!..
- Что ис-справлять? - встрепенулась полукровка, которая успела на долю минутки задремать и теперь искренне не понимала, почему в ее глаз или лоб прицеливаются вилкой и с какой целью вообще намечается такое покушение. - Злодей, - огорчилась тифлинг, поникнув ушками, и попыталась встать. Точнее, для начала хотя бы просто выпрямиться на стуле, учащенно и мутно моргая. Отчаянные попытки обуздать опьяненный разум к желанным результатам не привели, так что Ритца снова слегка обмякла.
- Нет, - из принципа, вредности и упрямства возразила она, хотя вопрос относился к риторическим. - Трезва!
- И пошли, - с протянутой рукой подъем пошел веселее, правда приходилось опираться о Флёра. Мир оказывается почему-то начал качаться и кружиться в ее глазах, заставляя иногда мотать головой, словно пытаясь стряхнуть наваждения. - А зачем и куда? - простодушно поинтересовалась тифлинг, словно не сама говорила об этих вариантах времяпрепровождения накануне.

+1

219

Пьяной она была забавной. Язык заплетался, глазки осоловели. Флёр бы с трудом идентифицировал это в другой миг, но сейчас ему казалось, что эти белесые пятна совершенно окосели. Вести разговоры с такой Ритцей было и смех, и грех. И в удовольствие потешиться над ней, и совершенно без толку, ибо девчонка теряла нить разговора, едва пауза между словами становилась длиннее, чем пять секунд.
- А тебе нельзя по той же причине, - сообщил Флеурис таким тоном, словно этот его ответ был полностью исчерпывающим и не требовал никаких пояснений.
Тифлинг сейчас вообще выглядела очень потешно. Всколоченные, еще влажные после озера волосы, разлохмаченные в разные стороны. Одна несчастная туника на голое тело, так и норовящая сползти с одного плеча. Глазки эти пьяненькие, моргающие с угрожающей редкостью. Голосок, затихающий по мере того, как речь становилась всё более медленной и обрывистой. Ну и стоит ли упоминать о своеобразной философии пьяных, у которых своя логика?
- Ну ты вроде как не очень довольна, что в твоем списке добрых моих дел по отношению к тебе оказалось меньше, чем злых, вот я и предложил исправить, - хихикнул демон. Вилка, которой он примерялся к зеленом лбу, вырвалась из его руки и подлетела к тифлингу поближе. Царапнула зеленую кожу и тут же отлетела обратно, не дожидаясь, пока Ритца что-нибудь предпримет в ответ. Координация движений у нее, кстати, тоже хромала.
- Кто ж знал, что от пары стаканов ты так нарежешься, - присвистнул Флёр и отобрал у нее всё, что та еще не допила. Больше ей он наливаться не стал, а вот себе плеснул. И после шестого или седьмого подхода к вину почувствовал, что и у самого голова становится легкой-легкой, и идея считать белок и вить гнезда уже не кажется такой уж сумасбродной. - Ладно-ладно, стекла как трезвышко, ага, - шутливо передразнил девчонку демон, а ощутив в своей ладони ее прохладную лапку, вздернул ее со стула, каким-то чудом (видимо, телепортом) оказавшись рядом.
Ритца почти что повисла на его руке. Глазки ее моргал всё реже. Флеурису даже показалось, что она успела заснуть за ту минуту, что он неспешно почти нес ее от стола к двери. Но потом передумал, одним быстрым движением подхватил на руки и развернулся на 180 градусов. Вообще демон никого на руках принципиально не таскал. Максимум - мог перебросить через плечо, как куль с мукой, либо подхватить с помощью магии. Но тут побоялся опускать Ритцу головой вниз, не рискуя своей мебелью и коврами. Мало ли... вдруг полукровку вывернет, едва ее задницей кверху перебросить.
- Как это куда? Вить гнездо, - Флёр шутливо дунул девчонке в нос и бодро зашагал к двери. Точнее ему казалось, что он шагает бодро и ровно, а на самом деле градусы и ему дали в голову, так что он все же не вписался в поворот, стукнул Ритцу рогами о дверной косяк, сказал по-эльфийски "пардон" (хрен знает, почему по-эльфийски), развернул свою ношу и пронес головой вперед. А затем сгрузил на кровать, ведь и без того было понятно, что Ритце сейчас спать только и остается. Да и сам демон тоже был не прочь опуститься головой на подушку. Что и сделал. А затем подгреб девчонку себе под бок, набросил поверх обоих одеяло и закрыл глаза.
Спустя пару минут понял, что что-то не дает ему нормально устроиться. Решил, что это халат, путающийся в ногах, стянул его и спихнул на пол. Потом ему не понравилось, что на Ритце влажная туника, и он безо всяких разговоров стянул ее с девчонки. Теперь стало тепло и уютно.

+1

220

Такое чувство, что она то засыпает буквально на секунду, то сразу очухивается и пытается вникнуть в происходящее. Ответа Флёра на свой вопрос Ритца совершенно не поняла. По той же причине? - мутно глянули белые глаза. То есть, тифлинг прослушала его объяснения, снова задремав? Мистика какая-то. Сейчас куда-то идти на какие-то подвиги полукровке совершенно не хотелось, а больше жизни она жаждала свернуться где-нибудь в теплом и уютном месте. Сухом и темном тоже желательно - однозначно, проснулся синдром картошки. Демон глядел добродушно на итог своего деяния - опоил, гад эдакий, и даже лапы не распускает, вот что обидно! - и улыбался, вызывая вялую улыбку со стороны девчонки в ответ. Или наоборот, валяться нигде сейчас неохота, душа тяготеет к активным действиями, глупостям и веселью?..
- Так добрых ж больше? - озадаченно пробормотала Ритца и попыталась задуматься, вспоминая собственные каракули, которые являлись сложнейшими математическими подсчетами и тщательным самоанализом. Воспроизвести в памяти картинку не удалось, но девчонка нашла новую зацепку, - и голову мне отрывать - плохо! - назидательным тоном заявила она и икнула.
Покушение острым четырехзубчатым (наверное четырех, ибо всмотреться не удалось) предметом совершилось внезапно и подло, заставив тифлинга жалобно и недовольно вякнуть, стараясь отмахнуться от летающего прибора, который слегка царапнул по коже лба, не оставив даже отметины. Было чудом, что девчонка ничего не смахнула со стола.
- А вот ес-сли я... - начала было обиженно бубнить Ритца тираду с призывом демону незамедлительно ощутить чувство стыда, а так же испугаться ответной угрозы, но озадаченно умолкла, пытаясь придумать достойную месть. В поисках вдохновение она обвела комнату взглядом, смутно моргнув снова, сфокусировалась на Флёре, жалобно посмотрела, словно рассчитывала получить подсказку и обреченно выдохнула, - ладно, прощен.

- Я не умею пить и не привыкла, - пробурчала полукровка, пытаясь понять, почему демон уже стоит рядом, когда успел встать, зачем они направляются к двери, как ходить этими ногами и что делать вообще. Потом девчонка моргнула и, видимо, снова отключилась на несколько секунд, потому что дальше тифлинг уже расположилась на руках Флёра. Придя к выводу, что это местоположение - идеально и удобно, она довольно вздохнула, закрыла глаза, ладони расположила на плечах мужчины и задремала было снова, недовольно и подслеповато прищурившись после, когда раздался неприятный деревянный стук. Источник громкого звука был рядом с ушами, и Ритца даже повернула голову в сторонку, пытаясь понять, что и обо что стукнулось - лично ей больно не было, так что голова из числа пострадавших вычеркивалась сразу, а невнятное бормотание демона она упустила из виду.
Только сейчас полукровка осознала, что почему-то их маршрут изменился: путь вначале пролегал к двери в сторону улицы, а сейчас тифлинг созерцала приближающуюся кровать, на которую оказалась уложена.
- Хей, мы ж это!.. - возмутилась девчонка, однако позабыла причину своего негодования, попыталась ее вспомнить, но очень быстро сдалась - как раз, когда ее полусонное тело подгреб к себе Флёр, снижая возможность активно шебуршиться и елозить, а потом еще накрыл одеялом с головой. Спустя несколько секунд тифлинг отыскала конец-край этому безобразию и высунулась наружу рогатой и лохматой головой. К тому моменту демон внезапно скинул одеяло, потом свой халат, полет которого Ритца заинтересованно проследила до самого пола. А вот попытки раздеть уже ее она не оценила, попыталась было увернуться, ворча и пощипывая Флёра за голые бока - почему-то она вообразила, что он снова будет дразнить, заводить и динамить. Что-то вроде "возбудим и не дадим" в приглушенном недовольном голосе действительно промелькнуло.
Потом, оказавшись под одеялом уже обнаженной и прижимаясь всем телом к мужчине, девчонка замерла, потом начала возиться, устраиваясь поудобнее, - побочным эффектом было то, что она еще и терлась о демона - а потом, успев снова затихнуть в дреме и следом встрепенуться, потыкала некогтистым пальцем куда-то в районе ребер Флёру, - а мы ж что-то вить шли и ловить, чо мы тут?
Задав животрепещущий вопрос, но внезапно не дождавшись ответа из-за очередной атаки сонливости, Ритца снова закрыла глаза и затихла в сладком сне, который обещал продлиться пару часиков, но не до утра - только чтобы снова вернуться к относительно трезвому рассудку.

+1

221

Можно было бы сделать какую-нибудь подлянку, конечно, воспользовавшись аморфным состоянием Ритцы. А то ишь ты, в гостях у демона и думает, что ее будут носить на руках, укладывать спатоньки, раздевать... Небось еще и завтрак в постель закажет. И всё без каких-нибудь колкостей или ядовитых шуточек. Ладно, не убивать Флёр пообещал, а издеваться и развлекаться не обещал. Тем более что алкоголь, ударив демону в голову, принес с собой столько новых идей для подобных развлечений, что всё предыдущее стало казаться детской забавой. Что-то вроде... а если окунуть рогатую голову в воду и двинуть молнией по тифлингячему хвосту, то на поверхности воды появятся искры? А если дождаться грозы и подхватить молнию, усадив на нее Ритцу, и спустить ее с небес на землю, она выживет или нет? И это еще цветочки.
Но вместо того, чтобы шевелиться и воплощать в жизнь мелькающие в голове замыслы, Флёр устроился вместе с полукровкой под одеялом, чувствуя каждой клеточкой своего тела ее такое близкое тепло. Вот лежат они бок о бок, настолько близко, что слышится биение сердца и ощущается кожей мерное дыхание одним другого. И спят вместе уже не первый день. И сказать бы, что не связывает их ничего, так значит солгать. Но у Флёра и Ритцы по-прежнему есть та ступень выше, на которую любой другой на их месте уже бы переступил. А вот они нет.

Флёр задумался, глядя на сонную зеленую мордашку, отчего Ритца обиделась, что у них с ней ничего не случилось там, на краю обрыва. Ему, демону, казалось вполне логичным перенести подобные занятия в более удобное место и на куда более подходящее время. А тифлинг, вместо того, чтобы согласиться и принять аргументы, чуть ли не взбесилась. Можно подумать, что тот момент был единственным и последним, когда они могла переспать. И вдобавок Флёр удивился тому, что эта интерпретация "он меня бортанул" подействовала так на девчонку, которую, по идее, если кто и трахает, так лишь бы трахнуть, а не от переизбытка чувств. Может быть, демон, конечно, слишком циничен и жесток по отношению к Ритце, но е-мае... а что тифлинг хочет? Любви и ласки? Тепла и обожания? Она уже должна была бы привыкнуть за ту сотню лет (или сколько ей там), что отродья демонов в мире - не самые желанные гости. И если кто и тянет их в постель, то лишь по нескольким причинам: или больше некого, или хочется чего-то извращенно-нового, или сделать назло.
А там, на обрыве, Флёр, который вообще чуждый всяким предрассудкам и поступает всегда только так, как сам хочет, вдруг понял, что он хочет затянуть в постель это маленькое рогатое зеленое недоразумение. Не потому что есть какие-то для того причины, окромя собственного желания. Не потому что больше некого туда тащить. Не потому что желает причинить ей боль, изнасиловать, а потом убить (или в любом другом порядке).
В общем, не может он взять в толк, с чего она так обиделась и разозлилась...
Если только она не воспылала сама к нему какими-то яркими чувствами.
Подумав об этом, Флеурис сдавленно заржал, уткнувшись носом в подушку. В подобный вариант он не поверил бы, даже если б Ритца сама ему об этом сказала.
Это, наверное, и выдернуло девчонку из пьяного полусна. Она вяло моргнула белесыми глазенками, уставившись на мужчину, который безо всякого стеснения притянул ее к себе вплотную и машинально тискал за округлую ягодицу.
Ответа Ритца не дождалась, снова заснув и уткнувшись щекой в мужскую грудь. Флёр поерзал, ибо ему не нравилось, что то один, то другой рог угрожающе целятся ему в глаз. Подумал даже, что было бы очень кстати отпилить ей по-тихому оба рога. Наверняка они мешают ей и в жизни. Толком не спрятать, из волос торчат, задевают собой всё подряд. Одни проблемы, короче. И только демон примерился к основанию этой костяной заразы, как тифлинг завозилась и что-то пьяненькое заурчала.
- Спи, спи, - тихо и успокаивающе промурлыкал демон, и для пущей искренности чмокнул девчонку в тот самый рог. Восемь раз.
Самому спать не хотелось, так что оставалось лишь лежать, думать о жизни и прислушиваться к дыханию существа рядом.

+1

222

Из всех достижений Флёра, свидетельницей коих выступила, Ритца считала самым невозможным, на уровне чуда, одно: демон приучил полукровку спать рядом, и это, если не изменяет ей память, оказалось одним из первых условий, уроков и его требований в целом. Ух, как девчонка бесновалась от собственного бессилия, и от этого осознания всякий раз её хвост яростно метался из стороны в сторону, выписывая восьмерки. Полукровка пребывала в твердой уверенности, что будет упорно и долго демонстрировать несогласие и непокорность, пусть и смиренно лежа рядом на одной кровати, - никуда не деться - но так и не сомкнет глаз за ночь. И пусть с непривычки она тогда действительно долго елозила, устроившись у самого края, никак не могла провалиться в сон, но с каждым последующим разом присутствие Флёра так близко вызывало всё меньше раздражения, потом настала стадия смирения, а сейчас... Пусть будучи только взятой за горло и припертой к стенке для таких откровений, но с неохотой Ритца могла признать, что отчасти ей это даже нравится. Хотя тифлинг продолжала считать дикостью тот факт, что столько ночей проведено бок о бок в интимной близости, без одежды, и ничего не зашло дальше, чем до взаимного лапанья. Себя она оправдывала тем, что у нее нет выбора: Флёр не дался, а настаивать повторно в случае с ним ей было... неловко что ли. Вдруг последующий отказ будет аргументирован полетом в окно, отрыванием частей тела или просто шокотерапией?

И вот она сейчас в режиме плюшевой игрушки, которую можно тискать и щупать сколько угодно, не встречая никакого сопротивления, разве что недовольный скрип или забавное ворчание могут раздаться в ответ, если усилить хватку. Флёр, кажется, ее состоянием нагло пользовался, притянув к себе вплотную, но полукровка ленилась даже хвостом шевельнуть, а протестовать против происходящего совершенно не желала. Не потому что испытала внезапную тягу оказаться в объятиях и заполучить хоть какие-то нежности, будучи согласной и на их суррогат, а потом что так было элементарно теплее и уютнее.
Обычно тифлинг редко спала крепко, предпочитая глубокому сну поверхностный, где острый слух реагирует на любой подозрительный и не очень шорох. Но в обществе Флёра она откровенно дрыхла, расслабившись и растекаясь как домашняя кошка - тут еще и усталость после боя с пьянством давала о себе знать.
В какой-то момент Ритца открыла глаза (хотя на деле, кажется, даже не проснулась), мутно глянула на Флёра, приподнявшись, моргнула, а потом упала головой обратно, поелозив в поисках более удобного положения - спать в обнимочку было непривычно и просто так не устроишься, вечно или затекаешь в считанные минуты, или чужая часть тела неудобно куда-то впивается. Тифлинг уснула снова.

Долго она не проспала, хотя в дреме перед пробуждением лениво понежилась и только потом открыла глаза, зевнула и выгнулась в потягушках, издав тонкое протяжное "уууууууф". Прислушиваться к ощущениям своего организма с вопросом о прошедшем времени как обычно бесполезно, однако еще заспанный взгляд в сторону окна доложил, что времени прошло от силы часа часа, максимум - три... В крайнем случае - четыре. Свежим огурчиком себя Ритца не чувствовала после выпитого, - что-то напоминающее похмелье в ее ощущениях фигурировало - однако на малосольный вполне могла потянуть. И вставать куда-то было лень, так что после потягушек она, вытянувшись во весь рост и прогнувшись в пояснице, замерла опять. Удивило девчонку, что по пробуждению она обнаружила Флёра рядом, который или еще, или уже не спал.
- Ты с-слишком тихий и с-спокойный, - усмехнулась полукровка. - Мне уже не по с-себе.

+1

223

Лежать несколько часов подряд и размышлять - занятие, подходящее только для тех, кто не ценит своего времени. А кто его может совершенно не ценить, кроме как не тот, у кого времени в безразмерном количестве? Бессмертный демон. Вот он, случалось, лежит себе на кровати и раздумывает о вечном и прекрасном. Ну о себе любимом, то есть. В его объятьях какое-то зеленое рогатое чудо. Должна ли она гордиться тем, что ее сейчас обнимает сама стихия? Понимает ли она вообще, что это означает и насколько сам этот факт возвышает ее над любым другим живущим в мире существом? А если узнает о его мыслях, о том, что он в какой-то степени взял над ней шефство и опекает? Превратятся ли ее рога в эдакую корону?
Вообще Флёр собой очень даже гордился. И он не понимал, как кто-то может не гордиться хотя бы тем фактом, что знаком со стихийным демоном и вот, как Ритца, которую ночь подряд спит с ним бок о бок. Ну необязательно именно с воздушным демоном. Флаид вот тоже ничего. Флёр с ним прекрасно находил общий язык, хотя, сталкиваясь, эти две стихии могли начудить какой-нибудь мини-апокалипсис. Поэтому предпочитали не сталкиваться. С остальными стихиями Флеурис уже и не помнил, когда пересекался вообще. Мог бы, захоти только, но зачем? Он не чувствовал в себе тяги к объединению с себе подобными, скорее наоборот. Чем больше стихийных демонов на квадратный метр, тем меньше уникальности на каждого из них.
Так вот...
Вернемся к нашим баранам.
Флёр неоднозначно посмотрел на рога Ритцы, снова промелькнувшие в поле зрения. Снова промелькнула мысль укоротить Ритце рога ровно на размер самих рогов. Ну вот без них она была бы куда более симпатичной, если к ней вообще применимо такое слово. Флёр, который сам не был привязан к какой-то определенной внешности, не особо обращал внимание и на внешность других в принципе. Так что то, как выглядит Ритца, ему было параллельно. Куда привлекательнее, по мнению демона, был характер и то, что называют внутренним стержнем. Или внутренним огоньком. У Ритцы всё это было, но почему-то она демонстрировала редко и словно бы исподтишка, как будто опасалась получить по копчику. Сказать бы, что продолжала параноидально бояться Флёра - так нет же. Дрыхнет вон в обнимку с ним без задних ног. Отпили ей рога - и не заметит, поди.

Словно прочитав его мысли, зеленые веки в обрамлении пушистых ресниц дрогнули и тяжело поднялись. Флёр наблюдал, как тифлинг потягивается, изображая из себя большую зеленую кошку. Пару раз ее хвост даже прошелся по ногам и бедрам демона, словно ненароком. А затем Ритца снова повернулась к мужчине и упрекнула его в чрезмерном спокойствии и подозрительности из-за этого.
- Может быть, мне нравится смотреть, как ты спишь? - патетически вопросил он в ответ. Затем, не выдержав пафосной сцены, прыснул со смеху, - а мне надо было воспользоваться твоим беспомощным состоянием? - наклонившись вперед, он вдруг приник к зеленом плечу и запечатлел на нем долгий поцелуй, после чего доверительно прошептал, - я и хотел. Воспользоваться и отпилить тебе рога.
Долго изображать из себя мистера серьезность Флеурис не мог всё равно. Так что он сгреб девчонку в охапку, крепко стискивая, как будто хотел напоследок перед расставанием сделать из нее отбивнушку, после чего также резко отпустил, мол, выпустил пар. И сел на кровати.
- Подарок хочешь? - с хитрецой поинтересовался он таким тоном, как будто в качестве подарка могло быть что угодно, и только от Ритцы зависело, рискнет ли она его получить или лучше не надо.

+1

224

Ритца, конечно же, не поверила, что Флёр с умилением наблюдал, не в силах уснуть и пропустить такое зрелище, за ее умиротворенным и тихим отдыхом, когда тифлинг спала, как говорится, зубами к стенке и была очаровательно беззащитна, а так же не имела возможности демонстрировать падлючий характер, нередкую бестолковость и скверные повадки, коими располагала в изобилии. С серьезным видом покивав и бросив насмешливое "угу-угу" с нескрываемой интонацией "так я тебе и поверила, я не такая глюпая зелень как ты думаешь!", полукровка уже с куда большим интересом и азартно блеснувшим взглядом выслушивала дальнейшие признания, в которые неожиданно приятной паузой вплелся поцелуй в плечо, вызвавший волну мурашек и порывистый выдох - так уж сложилось, что шея и плечи были у девчонки наиболее чувствительны к такого рода шалостям, прикосновениям и ласкам, заставляя дыхание предательски сбиться, а сердце ускориться в стремительный бег. Правда, демон тут же осадил очередным подколом полукровку, которая успела было несколько воодушевиться на интересное продолжение происходящего и теперь недовольно поджала губки, разочаровавшись в своих ожиданиях.
- Они полезные и час-сто бывают нужны, - серьезно возразила Ритца, обернувшись к Флёру, а потом неожиданно чуть склонила голову и с мягкой силой ткнулась основанием своего головного убора в плечо демона, - например, для такого, - теперь уже ехидно фыркнула девчонка, готовая мстить, если мужчина сейчас сравнит ее с бодливой козой... А, нет, он решил видимо просто ее удавить, причем без помощи магии, стиснув в крепких объятиях.
- Душить необязательно, - сдавленно пропищала тифлинг ему на ухо, совершенно не ожидая оказаться в стальной хватке демона, которого внезапно накрыло порывом нежности. Реагировать на подобное полукровка могла лишь ехидными, но сдержанными (она так надеялась) шуточками, поскольку не очень понимала, как воспринимать происходящее и как не сломать его переменчивый и хрупкий доброжелательный настрой.
Может у Флёра настроение поднялось перед расставанием, поэтому такой жизнерадостный? Так сам упомянул, что не особо хочет ее отпускать, пусть и отпустит вопреки логике. А уж демон точно не из тех, кто будет лицемерить лишь бы не обидеть попусту. Вот ненавидит Ритца, когда однозначно понять ситуацию нельзя, и все факты противоречат друг другу, сбивая с толку. Хотя пора ссылаться во всех своих непониманиях на вещь, которая объясняет всё: это же Флёр. Впрочем, от маленькой шалости тифлинг не сдержалась, так что демон удостоился дразнящего поцелуя в свою шею, а после - игривого и в какой-то мере нежно-осторожного укуса в это же место клыками, которые легонько кольнули и тут же отпустили. Высвобожденная и слегка помятая девчонка совершенно невозмутимо глянула на уже севшего демона, словно ничего не было (а ничего и не было!), а потом очень настороженно и медленно, словно была на грани раздумать, проговорила:
- Хочу.
Но после такого вопроса тифлинг не удивилась бы ехидному замечанию в ответ вроде "а поздно! я уже передумал!", щелбана в лоб или нос, а так же какому-нибудь пакостному сюрпризу, который должен был значить жизненный урок. И что, что купание было названо последним занятием? Это же Флёр! Впрочем, речь шла о чем-то материальном. Вспоминались слова демона, что за ненадобностью эту штуку можно выкинуть в пруд. Или озеро? Да хоть в ближайшую лужу!..
Что же это могло быть?

+1

225

Продолжать чем-то интересным тот самый воодушевляющий поцелуй в шею Флеурис и не собирался. Даже мыслей подобных сейчас не возникало. И вот странно, да? Лежат двое голые в одной постели, а мыслей о сексе не возникает. Явно с ними что-то не то и не так. Или только с одним Флёром, ведь Ритца, судя по всему, всегда готова. Но эти двое точно не могут без взаимных подколов и скабрезных шуточек. Демон пока что обходился подколами, намекая тифлингу на то, что без проблем мог бы лишить ее такого неудобного украшения на голове. Не обещал бы, конечно, что это будет безболезненно и что сам Флёр не получит от этого удовольствия.
Демон совершенно не разделял мнения полукровки о том, что рога могут быть полезными. Чем? Бодаться ими?
"Ты что, коза, чтобы бодаться? Или у кого там еще рога бывают..."
Вслух Флёр этого не сказал, но зато себе в уме уже целую таблицу расчертил плюсов и минусов (примерно, как сама Ритца делала, расписывая полученное зло и добро от демона), вот только колонка с плюсами осталась пустой, а минусов выстроился целый ряд штук в десять, а то и больше, положений. И в своем выводе демон решил, что все-таки оторвет ей рога. Нет, ну правда.. зачем они ей? Портят внешний вид, мешают, цепляясь за всё подряд, не скрыть их толком ничем, да и попросту они стрёмные. Как бы еще это донести в бестолковую зеленую тыковку с растрепанной гривой?  В общем, то ли от наплыва эмоций, то ли желая Ритце попросту связать все кости в морские узлы, то ли еще по каким-то причинам Флёр девчонку хорошенько в своих крепких сильных ручищах стиснул. Она в ответ нявкнула что-то нечленораздельное, Флеурис даже не обратил внимания. И хорошо, что свои язвительные замечания девчонка сейчас оставила при себе, ибо могла получить на радостях от услышанного пару переломов, вывихи или сдавления внутренних органов, что тоже не совсем приятно.

В ответ, правда, Ритца решила зеркально ответить таким же поцелуем в шею, на что получила от Флёра искренне-удивленный взгляд, который словно бы говорил "что это ты делаешь и кто тебе такое разрешал?" Сам демон считал, что может делать, что его душе будет угодно. А вот остальным требуется не то чтобы разрешение (хотя и оно подчас тоже), но хотя бы какой-то намек на подобное... а Флёр совершенно серьезно полагал, что его поцелуй и ее поцелуй - два совершенно разных и имеющих под собой разные подоплеки действия.
Впрочем, сказать, что ему не понравилось, значит солгать. Мужчина краем губ улыбнулся, прищурился и некоторое время так смотрел на девчонку, которая даже слегка притихла, словно ожидала расплаты за свою маленькую проказу.
Флёр выполз из-под одеяла, набросил на себя халат и покинул комнату. Не было его минут 15-20, а затем вернулся с маленькой черной коробочкой. В такой еще пафосные принцы любят делать своим не менее пафосным принцессам предложения руки, сердца и иных органов. Демон, юморит хренов, не собирался щадить чувств Ритцы. Он обошел вокруг кровати и с видом "запомни сей исторический момент, женщина, ибо он больше не повторится", упал перед тифлингом на одно колено, бесцеремонно выставив его на обозрение меж разошедшихся слегка пол халата.
- Дорогая... - ему с трудом удавалось сохранить невозмутимый вид и давить безудержный смех в зачатке, скулы уже начинали побаливать, - я обязан у тебя спросить... знаю, что ты, конечно же, мне откажешь, но... Вот. Примешь ли ты мое предложение? - и Флёр настойчиво впихнул Ритце в ладошку черную коробочку, давая полукровке возможность самой узнать, что там внутри.

+1

226

Сатирики над общепринятыми между женщиной и мужчиной отношениями, шуты и просто безумцы в одном флаконе - вот, кто эти двое. И действительно: постоянно подначивают, подшучивают друг над другом, спят вместе (и ничего нет, да! только целомудренные обнимашки!), уже почти дошли до совместного хозяйства, и вообще всё у них не как у нормальных людей. Ритца уже практически привыкла к своему пребыванию в филиале приюта для сумасшедших, так что должно было промелькнуть нечто действительно особенное, чтобы вогнать ее в ступор и заставить пялиться бараном, внезапно встретившем на своем бараньем пути новые ворота. И уж картинное якобы предложение руки и сердца точно не относилось к этой категории. Вот вздумай Флёр действительно оформить всё в романтических красках, - ужин при свечах, всякие там уси-пуси и обилие комплиментов, плюс что-то там еще из обязательной программы "ты для меня всё, жить без тебя не хочу!" - притараканить настоящее обручальное кольцо и серьезно, без порывов заржать породистым конем, попросить ее выйти за него... Вот только тогда девчонку бы на месте хватил кондратий, а сама она до того слезно взмолилась о признании, что происходящее - шутка, а не последствие поехавшей крыши демона.
Но обо всём по порядку.
Кажется, что ее ответная шалость не получила должной оценки, потому что Флёр перешел к одной из своих любимых пыток: усмешка-улыбка и прищуренный взгляд, который уже на уровне рефлекса заставляет съежиться и приготовиться каяться во всех подряд своих грешках. Девчонка, конечно, напряглась, притихла, однако не потупила белые глазищи в пол, старательно внушая себе, что мужчина опять всего лишь балуется и впустую запугивает. Вот иногда он угрожает не просто так - это да, а вообще обычно дальше слов дело не заходит, если вести себя паинькой и уметь слушаться, хотя бы притворяясь в наличии такого умения. Флёр - вообще та еще лотерея. Одна и та же циферка (читай: поступок) может или озолотить (то есть, что оставить в живых как минимум, а в особом и удивительном случае одарить демоническим великодушием), или пустить по миру (в общем, лишиться головы можно или нехило так огрести пендюлей). Стать мастером этой игры или научиться в ней жульничать, кажется, невозможно. Впрочем, Ритца всё еще жива, а провела времени под боком демона весьма достаточно, так что вполне имела право самую капельку возгордиться.
Никто рога не оторвал, ничего не высказал, по лбу щелбаном не одарил, а сам мужчина встал, набросил на себя халат и куда-то ушел. За собой он тифлинга не позвал, никаких поручений не оставил, так что, недолго думая, полукровка обратно бахнулась валяться, прикрыв глаза. Снова засыпать она не рискнула, прислушиваясь к шагам и голосу, так что к возвращению Флёра она уже преданным и стойким оловянным солдатиком сидела на прежнем месте в почти прежней позе с невинным выражением лица. Настолько невинным, что у любого нормального человека появится естественный порыв осмотреться пристально по сторонам, не обделив вниманием ни пол, ни потолок, чтобы отыскать, где Ритца уже успела накосячить и что натворила. А вот ничего!

Выслушивала она его серьезно, сосредоточенно, словно взвешивала все за и против и совершенно не замечала, что мужчина вот-вот захохочет. Театрально помолчав несколько секунд, тифлинг великодушно заявила:
- Приму, - а после, наверняка весьма неожиданно и резво для Флёра, смачно накрыла его по макушке здоровенной и тяжелой подушкой, выхватывая коробочку в свои загребущие ручонки; что-то сегодня полукровка на удивление наглая и щедрая на всякие шалости, а так же демонстрирует суицидальные наклонности - видимо, напрашивается на щедрую порцию воспитательных мер... И когда демон избавился от новоприобретенного головного убора, который грибной шляпкой закрыл ему весь обзор, и выпутался из халата, то Ритцы не было видно ни впереди, ни за спиной мужчины.
- Хм, - глубокомысленно послышалось с потолка, где и обнаружилась полукровка, которая не без интереса рассматривала содержимое уже раскрытой коробочки, стараясь понять, что сие есть. В смысле, что ей совершенно не верилось, будто внезапно Флёр расщедрился на бижутерию или какую-то драгоценную побрякушку просто так. А вот наличие магической составляющей... Жаль, что такое тифлинг не сможет почувствовать сама при всем желании. Казалось, что внимание девчонки полностью принадлежит созерцанию подарка, но она очень бдительно краешком глаза присматривала за демоном, опасаясь, что сейчас в нее полетит подушка, направленная воздушным потоком, а потому готова была бойкой ящеркой убежать с линии огня.

+1

227

Естественно, что Флеурис и не собирался делать Ритце никакого предложения. Ну, по крайней мере, из тех, что делают, становясь на колено и толкая пафосные речи. Он мог бы предложить ей избавиться от рогов или хвоста. Мог бы предложить сходить утопиться в озере. Или научиться готовить. В конце концов, мог предложить сходить отсюда куда подальше. А вот чтобы предлагать ей прожить ее короткую смертную жизнь бок о бок с демоном, старея рядом с ним, это уж нет, спасибо, не надо. Мало того, что Флёр никого не мог вынести рядом с собой дольше какого-то определенного времени, так еще и смотреть на то, как Ритца седеет, покрывается морщинами, теряет волосы и зубы, начинает пускать слюни и трястись, а после вообще едва сможет передвигаться, волоча за собой парализованный пост, тут уж нет... никаких демонических сил и терпения на такое не хватит. Пусть трясется рядом с кем-нибудь другим. Таким же смертным и дряхлым. Пожалуй, в этом заключался некий особенный эгоизм Флёра, когда демон совершенно не понимал смерти. Нет, он, конечно, знал, что это такое и как происходит (сколько раз сам лишал кого-либо жизни!), но он не чувствовал к старости никакого почтения, скорее брезгливость и раздражение, искренне не понимал, почему смертные существа соглашаются на подобное существование, когда уж лучше прекратить его до того, как старость не позволит даже вставать с кровати.
Так вот... это была лишь одна причина, по которой Флёр и не задумывался о том, чтобы рядом с ним кто-то коротал свой век. Другая причина заключалась в том, что демон, не скрывая этого, полагал, что никто и не достоин находиться рядом с ним дольше, чем максимум несколько лет. Наверное, Талли была самой долгоживущей рядом с ним, она прожила с Флёром около двадцати лет. Но в итоге всё равно отправилась на корм акулам.

Ну и сейчас, когда Флёр так шутил, то едва сдерживал смех, впрочем, весьма успешно пока что сдерживал, сохраняя непроницаемое выражение лица. Ритца, безусловно, поняла, что он не всерьез. Да и не дурочка же она совсем, чтобы верить, будто он готов действительно предложить ей - или кому-то другому - выйти за него замуж. Он - свободный ветер.
А вот подарок подарить - это с его стороны эдакое снисходительное поощрение.
Но демон совсем не ожидал за свой подарок получить подушкой по голове. И когда он с рычанием сбросил сей предмет кроватного интерьера и зыркнул на Ритцу, которая висела под потолком, изображая из себя люстру, в его взгляде не читалось уже того миролюбия, как прежде. Как уже говорилось, тифлинг проходила в отношениях с Флеурисом несколько стадий, ориентируясь на то, какое у демона настроение в ту или иную минуту. И сейчас из стадии Четвертого дня, когда девчонка лишь ворчала, бросая взгляды, она перешла в день Пятый, его формулировка звучала как "Наглость возрастает, и теперь девчонка готова к мелким шалостям, переходящим в пакости. Вызывает в ответку легкое недовольство, но эти первые признаки очередной подачи по рогам ее ничему не учат". То есть сейчас от шалости (поцелуй в шею) перешла к пакости (атака подушкой). Получила легкое недовольство (взгляд-молния в свою сторону), а затем, по логике вещей, последовала очередная подача по рогам. Ну, условно подача и условно по рогам. Потому как Флёр решил воспользоваться уже проверенным способом.

Достаточно сильный электрический разряд пробежался по потолку, впиваясь в девчонку своими иголками и прошибая ее от пяток до кончиков рогов. Это было больно. Кратковременно, но больно. И отдача была такой, что Ритцу попросту сбросило с потолка обратно на пол. Флёр лишь отступил назад, чтобы сбросило ее не на него.
- Так вот... - как ни в чем не бывало, проговорил он, усаживаясь на край кровати. - Как думаешь, что это? - в черной коробочке лежал матовый бело-серый камень, в глубине которого что-то переливалось.
http://www.mosipov.com/opal/tcvet/opal_beliy_orig_3.jpg

+1

228

...так впору решить, что тифлинг записалась в мазохистки, периодически "требуя" от демона очередную порцию боли какой-нибудь дерзкой выходной. Ритца же проклинала расплывчатые границы дозволенного поведения в присутствии Флёра, которые никак не могла усвоить должным образом и прощупать. Нет, какие-то пункты требовали безусловного выполнения, они уже были понятны и приняты, но отдельные шутки или поступки могли в равной степени вызвать как неожиданную улыбку в ответ, так и волну ярости, как сейчас. А заставить ее вести себя безукоризненно, подобно марионетке или идеально вышколенной рабыне - для такого полукровка должна была быть безнадежно сломана и укрощена, до навсегда потускневшего взгляда и истлевшей надежды внутри, которую сменит абсолютная пассивность и безучастность. Ее активность и импульсивность вечно закидывали тифлинга в дурацкие ситуации, но самоконтроль и бескомпромиссная сдержанность навевали на девчонку тоску. Можно считать, что периодические выходки такого рода были равнозначны заявлению миру, что она - жива, готова творить и пакостничать. И в бездну всякую дисциплину, которая слишком скучна!
Хотя надо признать, что от взрыкнушего демона сердце у Ритцы трагично ёкнуло. Паразит, обмен на обмен! Он валял дурака - она ему подыграла, отвечая взаимностью со всем пылом. Не оценил...
Полукровка затравленно пискнула, рефлекторно захлопнув коробочку, но не успевая перейти к извинениям, как всё тело вспыхнуло болью, мир перед глазами расцвел ослепительно белым цветом, а потом почему-то потолок пропал под руками-ногами... Наверное, на мгновение сознание померкло, потому что очнулась Ритца от удара, тихо охнула, медленно осознавая, что валяется на спине уже на полу, и мутно моргнула.
Злости на Флёра не было, зато как ветром сдуло прежнее игривое настроение и расслабленное добродушие после сна. А еще вернулись и настороженность во взгляде, и напружинившиеся в ожидании подвоха или удара мышцы, и снова она пришибленная дикая зверушка, которая никому не верит, всего боится, но не убегает, потому что больно и страшно накажут.
- Камень, - буркнула тифлинг, потом спохватилась, что вряд ли такой ответ ожидает демон. - Белый, а какой точно - не знаю. С-с ним что-то не так, да? - под этим полукровка подразумевала как раз ту самую магическую составляющую, которую не умела ощущать.
Тут она осознала, что валяется еще и голой на полу - всё тело еще словно покалывало маленькими иголочками, но приятного в ощущении было мало. А еще слегка сотрясала дрожь. Зато рядом обнаружилась и накануне стянутая с ее тельца Флёром туника, которую Ритца подгребла к себе хвостом, спеша облачиться в одежду, словно в один момент ей стало неловко и дискомфортно пребывать в таком виде рядом с мужчиной. Закрытая коробочка оказалась под спиной - то-то полукровка не понимала, что впивается в поясницу. Поежившись, одевшись, подняв подарок, тифлинг с некоторой опаской присела рядышком - впрочем, образно говоря, что рядышком, поскольку дистанция теперь была в целых полметра: Флёр был, должно быть, прав в своей классификации поведения девчонки - он вообще внезапно во многом часто оказывался прав. И она теперь снова, вольно и невольно, демонстрировала признание, трепет, уважение и всякое такое - пешка перед королем. Еще ей казалось, что сейчас демон пожурит, мол, сама виновата и спровоцировала, а я тут не причем, но Ритце не впервой ошибаться в своих ожиданиях и расчетах.
Положив коробок между ними на кровать, тифлинг открыла его снова, на всякий случай пока что избегая прикасаться. Береженого Бог бережет, вроде так принято говорить. А еще сейчас промелькнула мысль, что теперь она получит от демона за то, что опять ведет себя неестественной паинькой и бесит. Или это в который раз со страху всякие дурацкие фантазии в голове роятся?

Отредактировано Ритца (04-09-2015 22:07:47)

+1

229

Может быть, он на этот раз переусердствовал со своим наказанием? Может, не стоило так грубо обрывать ее шальное настроение и снова возвращаться от дня №5 "Наглость" до дня №1 "Страх и обида на всех"? Но Ритца сама вела себя слишком вольготно, считая, видимо, что если демон с ней ласков и даже намеревается что-то подарить, то значит ей теперь можно всё и всегда. Нет, конечно. Нельзя. Иллюзию свободы Флёр дарил ей хоть каждую секунду, а в итоге получалось, что один шаг в сторону  и получаешь по ушам.
Надо признать, однако, что этот отрезвляющий удар током не был слишком сильным и болезненным настолько, чтобы Ритце как-то навредить. Он был болезненным, это правда, но Флёр вполне контролировал силу своей магии и все уроки - от наглядных до подобных - проводил дозировано, чтобы не доводить дело до мероприятий по оживлению. Да и, если принимать во внимание сложность с обучением Ритцы, ему совсем не хотелось начинать всё заново - заново завоевывать ее доверие, заново вытаскивать ее из под кровати, увещевать покушать и спать не на краю кровати, как то было у нее поначалу, а свободно, расслабленно, как то было сегодня ночью.
У демона тут же перед глазами пролетела эта давешняя картинка - как Ритца с безмятежной полуулыбкой дрыхнет под его боком, прижимаясь, ластясь, совершенно спокойно доверяясь ему. И как контраст, сейчас она угрюмо зыркала с пола, как кошка, которую окатили ушатом ледяной воды. Были бы у девчонки иголки, сейчас они все бы топорщились, выдавая озлобленность и обиду.
"Сама виновата. Меру надо знать в своей вольготности со мной", - Флеурис чуть дернул плечом и теперь, не отводя взгляда, следил за Ритцей, которая всё еще возилась на полу.
Демон никогда не стремился становиться лидером для Ритцы, вожаком и примером для подражания. Подобные градации ему были чужды, ведь зачем ему что-то для кого-то доказывать, кем-то подобным становиться, когда он знает, что он уникален, единственный в своем роде? Но и садиться себе на шею (фигурально выражаясь. Тот момент, когда она на нем каталась, не в счет!) не позволял. И Ритце уже пора было это запомнить. Но видимо, память девичья короткая, хлипкая, нет-нет и подведет.

Теперь он наблюдал, как она копошится на полу. Зыркала исподлобья, обиженная, недовольная, сердитая. Флёр, подперев кулаком подбородок, смотрел на этот режим обиженки с легким любопытством, мол, ну и когда ж тебе надоест? Хоть не стала чересчур уж нос задирать и игнорировать вопросы, а то могла бы еще для профилактики по рогам получить.
- Камень? Ты сегодня просто лучишься гениальностью, - с ехидством ответил демон. - Название его не имеет значения. Дело в другом. Какой он... самое основное - он магический. Простой побрякушки я бы тебе не предложил.
Ритца перебралась на кровать, оставив между собой и Флёром приличное расстояние. Разве что стену из подушек и одеяла выстраивать не начала, хотя если б такое случилось, Флёр, наверное, и не удивился. Он улегся на кровать, словно ненароком ущипнув девчонку за бок, а затем продолжил свой монолог насчет этого камня.
- Когда-то давно мне его зачаровали. Я хотел подарить его... - "Рене", это проговорил мысленно и тут же мотнул головой, негодуя, что это имя опять всплыло в его памяти, - но в итоге он остался со мной. Я отдам его тебе, а ты используй с умом, а не как обычно. Что умеет этот камень, сейчас объясню. По сути, только одно-единственное свойство в нем и заложено. Зачарован моей магией и на моей крови, он сможет тебя в любой момент телепортировать ко мне, где бы ты или я не находились, какое бы расстояние нас не разделяло. Воспользуйся им лишь в час крайней нужды или момент смертельной опасности. Этот артефакт одноразовый. Раздави его в ладони для активации. Это так, навскидку, кажется, что он твердый и у тебя не хватит силы. Хватит. Это, в принципе, и всё, что я хотел сказать.

+1

230

Надо отдать должное девчонке - она не ныла, не скулила, не пыталась укоризненными взглядами или всхлипами намекнуть демону, что он - козел, каких свет еще не видывал, и снова ее обидел на пустом месте. Копошась вначале на полу, а затем уже на кровати пусть угрюмо, но демонстративно молча, тифлинг с некоторым удивлением понимала, что какие-то вещи может выдерживать стоически, а без обычного стенания миру, что он несправедлив по отношению к ней в своих угнетениях. Ритца, конечно, могла бы поспорить, что осадили ее в этот раз за дело, а не по личному капризу, но... Лидер на то и лидер, чтобы ему было всё виднее, а к его мнению прислушивались. Вот такое отношение и восприятие Флёр вряд ли бы сумел искоренить из полукровки, даже прибегая к наиболее болезненным пыткам. Отчасти именно на таком почитании (своеобразном, но что поделать) и держалось ее хлипкое доверие, которое так рвался получить демон. А это нормально, когда трепет вызывают еще и демонстрацией силы, закрепляя урок подчинения болью.
Вот только прежней опаски - глубокой, пустившей корни повсюду, заставляющей дрожать осиновым листком - всё-таки уже не было, и нужен был более весомый повод, чтобы Ритца падала в обморок при одном только виде Флёра. Сейчас требовалось всего-то немного времени, чтобы полукровка снова распушила перья и начала чивкать громче дозволенного, пока снова не получит по рогам. Разве что наглеть, быть может, со временем станет меньше, потому что хоть чему-то тифлинг научиться же может! Вот только проверить это уже будет не судьба.
Флёр наблюдал за ней - не было нужды косить глазом в его сторону, чтобы убедиться. Не протягивал руки помочь встать, но и не зубоскалил в злорадной усмешке, однако полукровке на мгновение показалось, что между ними возвелась прочная стеклянная стена, разделяя этих двоих своей гладкой прохладой. Ритца, конечно, не исключала и того, что сама надумала многое, а так же видит то, чего в общем-то нет, но отрезвиться чувствами была рада в этот раз. Запоздало поняла, почему не чувствует печали теперь: не верила. Была убеждена, что Флёр раздумает (сам сказал, что отпускать не хочет), что отложит, что... Да тысячи причин могут произойти, по которым их совместное сотрудничество протянется еще сколько-то времени! Тифлингу уже было затруднительно вообразить себя одной, со свободой выбора и врученной волей, которой будто бы и забыла как уже распоряжаться. Кто ноет, что золотая клетка, где кормят и холят, всяко хуже пребывания в голоде и холоде, но за стенами такой тюрьмы? Ритца не могла согласиться.

От щипка в свой бок она вздрогнула, но чисто от неожиданности, а не желая наигранно показывать, что боится всякого прикосновения мужчины теперь: такая шалость прозвучала неожиданным контрастом после электрической оплеухи, однако отвечать подобным полукровка побоялась в этот раз. Просто сделала вид, что не заметила... Ах да, вздрогнула же уже. Ну так мало ли по каким причинам это случилось? Нервная девчонка стала, нервная, от жизни такой. Валерианочку принимать пора бы.

- Я не умею чуять волшбу, - словно оправдываясь, заявила тифлинг. - Вообще никакую.
В отличии от Флёра, она осталась сидеть, развернувшись к демону.
- Ага, - озадаченно протянула Ритца. - Раздавить... То ес-сть он хрупкий и может тюкнутца, ес-сли уронить? - с подозрением проговорила девчонка. Ее так и подмывало ради научного интереса полапать камень, проверить на крепость, и теперь тяжело было сдерживать искушение податься в экспериментаторы. Новая мысль отвлекла ее, - хм... А вдруг ты будешь или в воздухе, или где-то еще? - вообразив такой расклад, она содрогнулась. Из огня да в полымя - вот какое это будет спасение. Кто знает, как любит коротать свою вечность Флёр?..
- С-спас-сибо, - растерянно сказала она, решив, что благодарности лишними не будут после всего. А вещь, пожалуй, действительно очень полезная. Жаль, что одноразовая. Ритца и от мешка таких камней не отказалась бы. Лучше терпеть морду Флёра, которая так родной однажды станет, чем пропадать в какой-нибудь беде. А она в неприятности вляпываться просто обожает.
Интересно, что теперь будет? Куда-то пойдут? Спать, например, ей не особо хочется сейчас.

+1

231

Демон скорчил снисходительно-пренебрежительную физиономию.
- Для того, чтобы понять, что это не простой булыжник, не надо уметь чуять волшбу, - ответил он. Флёр и без лишних напоминаний прекрасно знал, что тифлинги - существа не магические. Да, они потомки демонов, которые как раз-таки магические более или менее (более - стихийные, менее - низшие), но смешивая демоническую кровь с кровью другого существа, природа обделила этих полукровок в том, что называется "магическое чутье". Нет, ну будь Ритца - высшим магом какой-нибудь классической магической школы, то непременно бы обладала подобным навыком. Но Флеурис прекрасно знал, что Ритца ничем не обладает. Ни магией, ни силой, ни мозгами.
Что-то в ней, однако, было, что Флёра цепляло раз за разом. Но он бы всё равно в этом никогда не признался.

У демона складывалось такое ощущение, что Ритца его вообще не слушает. Или слушает вполуха, как будто ей совсем неинтересно, что же Флёр ей такое пытается подарить. Это мужчину даже задело. Ведь он полагал, что делает девчонке эксклюзивную благодать от своего имени и широты своей щедрой души. А Ритца не ценит, интерес проявляет, словно делает великое одолжение, и вообще ведет себя, как коза редкостная!
То, что тифлинг, должно быть, всё еще злится или обижается за непредвиденный электрошок, как-то прошло мимо Флёра. Поджав нижнюю губу, он глянул на девчонку и как-то подозрительно замолчал. На самом деле почти что раздумывал, отобрать камень назад или пусть уже забирает, а там делает с ним, что хочет. Выбросит, разобьет, продаст или еще чего.
И всё же "где-то там" Флёр был уверен, что ничего она с этим камнем плохого не сделает. Сохранит, возлелеет, аки последнюю альмаренскую девственницу. Ну и воспользуется по назначению, когда придет время. Только для того надо ей доходчиво объяснить, как этим пользоваться, а то что-то опять создается впечатление, что Ритце голова нужна, чтоб рога носить.
- Не просто раздавить, а раздавить в ладонях. Ну или босой ногой. Да хоть головой своей бестолковой, - говорил всё это Флеурис степенно и даже терпеливо, лишь мерное покачивание ногой туда-сюда выдавало его желание поскорее с этим покончить, - так, чтобы ты своим телом касалась камня в момент, когда он обнажит свое содержимое. Если будет давить его сапогом, то ничего не произойдет, а камень испортишь. Поняла?
Надо признать, что Флёр не думал о том, что воспользоваться артефактом Ритца может в неподходящий для демона момент. Ну если он будет в воздухе или еще где - это полбеды. А если он будет в объятьях трех обнаженных одалисок? А если будет тихой мышью красться к сокровищнице дракона? Или, например, гулять по драконьим внутренностям, как то уже однажды случалось?
- Ну... тогда тебе придется снова мне довериться и надеяться на то, что я быстро среагирую, чтобы тебя спасти, - пожал плечами демон. А что еще он мог сказать? - Если не хочешь его брать, можешь отказаться. Я не заставляю.
Но его чуть прищуренный взгляд говорил об обратном. В итоге, Ритца не стала испытывать судьбу и подарок приняла. Даже поблагодарила!
- Угу, - буркнул демон в ответ. До рассвета еще было полно времени. - Хочешь чего-нибудь? - и после этого вопроса Флёр, внезапно ощутив прилив щедрости и откровенности, поинтересовался, - а серьезно, вот если бы я сказал, что выполню одно твое желание, любое, самое сложное или самое дурацкое, что бы ты загадала?

+1

232

Нет, Ритца вполне внимательно слушала Флёра (она же только что огребла и не хочет добавки), а все ее вопросы возникали по простой причине: тифлинг хотела предельно четко уяснить работу эту страшной и магической штуки, чтобы не сплоховать в нужный момент. С нее, к примеру, станется швырнуть камешек в стену, когда придет к выводу, что срочно нужно валить. А вот так делать нельзя, оказывается.
И девчонка вообще не понимала недовольства демона. Неужели всё еще дулся после того дружелюбного шмяка подушкой? Ведь она приняла подарок, а теперь узнает тонкости его использования. Могла же просто как белка сунуть в какую-нибудь нычку, спеша убрать с глаз долой - вдруг отберут!
- Да, теперь вс-сё поняла, - клятвенно заверила Флёра Ритца, успев задуматься уже о другом вопросе: что будет, если в этот момент кого-то держать за руку? Вот, например, ее схватили, а она камень раздавила, а потом... Что потом?
Нельзя сказать, что ответ демона обнадежил: мол, остается уповать на его реакцию и довериться. Но иного варианта у тифлинга действительно не было, так что она уныло кивнула в ответ, соглашаясь с его доводами.
- Не хочу отказыватца, - встревожилась полукровка, даже слегка потянулась в сторону подарка, будто спешила схватить и припрятать в надежное и укромное место, чтобы Флёр не раздумал. Вообще-то говоря, Ритца дарами за свою жизнь не особо была избалована. А еще знала, что халява наказуема и редко бывает просто так: бесплатный сыр только в мышеловке... Разве что вот сейчас не сомневалась в правдивости слов мужчины, поскольку пожелай тот убить или подставить - вряд ли бы стал рассиживать перед ней, обиженно поджимая губы и укоризненно поглядывая. Хотя поворачиваться к нему спиной в таком состоянии тифлинг бы не стала: наверняка пнет под хвост или сотворит еще какую пакость. Забавно, что в глобальных событиях - спасение своей задницы или шкуры - полукровка охотно доверится Флёру, но вот в таких бытовых ситуациях, когда могут щипнуть за бок, двинуть в рог и как-то проявить еще свою очаровательную суть... Девчонка контролировала его взглядом как могла, стараясь быть готовой отскочить.

И вот только Ритца попыталась осознать свои желания, когда демон задал в высшей мере странный вопрос. Причем опять это на нелюбимом уровне девчонки "а что было бы, если бы я...". Но она задумалась. Серьезно так, сосредоточенно хмурила лоб, что-то явно высчитывая, прикидывая - явно поди размышляла: гора сокровищ ей интересна или всеобщая любовь со славой. А потом, как-то грустно вздохнув, она буркнула в ответ:
- Чтобы мама была живая и... - осеклась, с внезапной раздраженностью хлыстнула хвостом по кровати, резко вскакивая на ноги и отходя к окну. - Ничего, - жестко, словно внушая и себе это, ответила Ритца, стараясь пресечь тоном последующие попытки расспросить. - Ничего бы не загадала.
Ни прежнего спокойного домашнего тепла, ни чувства уюта и блаженной ленивости со знанием, что тебя любят. Ни-че-го. Потому что ощутив это жуткое чувство потери единожды, тифлинг станет безумным и отчаянным параноиком, который будет дрожать за всё это, боясь утратить вновь и вновь. Наверное, такие страхи в этом мире не новы, но полукровке было плевать. А Флёр снова мог лишь диву даваться таким странным переменам в ее поведении от простого и невинного вопроса.
- На улитцу хочу, - хмуро заявила полукровка, не оборачиваясь к демону и продолжая пилить взглядом деревья леса за стеклом.

+1

233

То, что Ритца всё прекрасно поняла и приняла, вызывало у Флеуриса очень большие сомнения. Ему казалось, что девчонке  надо объяснить десять раз подряд, три раза показать на собственном примере и как минимум раз двинуть промеж рогов для закрепления урока. Но такое количество раз объяснять - никакого терпения не хватит, тем более у демона. Он мог бы перейти сразу к последнему пункту и даже примерился мысленно к воображаемой линии аккурат посреди лба, вот только воплотить в жизнь замысел не успел. Разговор зашел совсем о другом. Ритца убрала камень, который Флёр проводил долгим и словно бы сомневающимся взглядом. Он создавал этот артефакт для определенной личности, но так случилось, что подарок остался у демона и долгие годы хранился в его доме. Флёр даже как-то подумал, что никому его уже не подарит. Почему вдруг решил сделать такой исключительный и эксклюзивный дар Ритце? Да бес его знает. Он и сам вряд ли бы мог ответить на этот вопрос, и тут даже извечное "так захотелось" не подошло бы, как четкий и исчерпывающий ответ.
Единственное, Флёр надеялся, что Ритца действительно сохранит подарок и воспользуется им по назначению в момент острой нужды. Не выбросит в канаву, не потеряет, не пропьет, не обменяет на какую-нибудь ерунду. Флёр считал, что отдавая девчонке этот камень, вершил несвойственное ему доброе дело, бескорыстное причем, и уже один этот поступок чего-то стоил.

А тут еще, помимо вышеупомянутой благодетели, он решил поинтересоваться, чем бы сам и сейчас мог порадовать Ритцу, раз уж электрошок по хвосту не вызывает у нее приятных ощущений. Флёр и сам не любил сослагательного наклонения в постановке вопросов или предложений. Точнее он мог бы их использовать, но лишь с тем, чтобы выбрать желаемый результат и сразу же начать добиваться его осуществления. Когда было что-то, чего демон попросту не мог заполучить, что случалось, в принципе, довольно редко, начинались душевные метания и искренние непонимания. Но избалованный тем, что ему всегда всё удавалось, Флёр был уверен, что Ритца не загадает ничего такого, что бы не было ему под силу.
Правда... ее озвученное желание загнало Флёра в легкий ступор. Впрочем, прошел он также быстро, как и появился.
Продолжая лежать на кровати поверх одеяла, демон созерцал теперь спину полукровки, облаченную в помятую и всё еще влажную тунику.
- Не так уж это и нереально, - пространно заметил он. Воскрешение... Дело опасное, рискованное, очень сложное и долгое, не гарантирует 100%-ного результата, особенно когда прошло так много лет. Но в принципе, это есть, это работает и это можно пробовать. У Флеуриса вот в прошлом уже был подобный прецедент и так-то прошел ритуал достаточно успешно. Вопрос в другом - захочет ли Ритца попытаться? Флёр мог бы помочь, раз уж на то пошло. Но обещать успех не мог бы.
- Ты должна подумать, если действительно хочешь, - пожал он плечами. - И главное, ответить на вопрос - зачем тебе это надо спустя почти всю твою сознательную жизнь? Я не понимаю, как можно за столько лет сохранить в душе не только воспоминания, а и чувства.
Ритце, это было видно, совсем не хотелось рассуждать на такую тему. Тифлинг, не зря ж она тоже демонической крови, умела быть раздражительной и нервной. Но только Флёр не собирался ее успокаивать, утешать или как-то щадить ее чувства. Он не из тех, кто подставляет плечо или предоставляет жилетку для соплей. Если говорит о помощи, то подразумевает реальную помощь, а не словесный понос из бесполезных пафосных советов.
- Ну так иди, - ответил он коротко, услышав о желании пойти на улицу. Действительно, ну и кто ж тебя держит? Правда, следовало сразу предупредить об одном важном нюансе, - только далеко не уходи, а то... спасать тебя придется. Ну или если жаждешь отправиться по своим делам, я тебя перенесу хоть сейчас.
Флёр же продолжал лежать и всем своим видом показывал, что его отсюда сдвинуть в данный момент никому не под силу.

+1

234

Что-то внутри оборвалось, а потом сконцентрировалось тяжелым комом при словах Флёра. Рука девчонки судорожно сжалась в кулак, и просто счастье, что острые ее когти не оставили на подоконнике следов - вряд ли бы вспыльчивый и темпераментный хозяин сего дома оценил урон своему имуществу, с охотой награждая очередной порцией шокотерапии. Кровь шумела в ушах, а голова даже закружилась.
Отчасти, наверное, он был прав: и память о произошедшем, и чувства существовали на уровне рефлексов, не принося действительных страданий - их воображала для себя уже девчонка, которой то ли нравилось чувствовать себя раненой этим миром и жалеть себя, то ли действительно некоторые раны просто так не заживают до конца даже за века.
Лучше бы он промолчал, подшутил колко, что угодно - но не это. Не эти слова, которые огорошили, выбили из колеи и отобрали чувство равновесия... Сейчас девчонка продолжала смотреть в окно, но не видела ничего, так перед глазами словно бы потемнело. И все прочие фразы звучали будто из-за толстой стены.
Обернувшись, Ритца глянула на него, убеждаясь, что действительно может безнаказанно выйти. Честно говоря, она изначально планировала оказаться на улице в его обществе, но сейчас какие-то непонятные и мутные инстинкты требовали одиночества и укромного уголка, куда можно забиться и спрятаться от всех... Кроме Флёра.
- Хорошо, - ответила наконец-то тифлинг, и было видно, что она явно не в себе, впечатленная то ли неожиданным признанием демона (стоит ли говорить, что у нее снова проснулась уверенность в его всемогущии? Полукровка догадалась, что речь идет не про некромантию, где поднимают безвольный труп, послушный чужим повелениям, а про полноценное воскрешение), то ли возможностью изменить свою жизнь, возвратив утраченное, как она думала, безвозвратно прошлое.
Неживой куклой девчонка подошла к кровати, забирая с собой закрытую коробку с камнем, а потом вышла из комнаты, направляясь на улицу.

Снаружи, уже за порогом, она остановилась, зябко поводя плечами: прохладный вечер и влажная ткань неприятно покусывали кожу, но возвращаться Ритца не стала. Мягко ступая по траве, тифлинг озиралась по сторонам, напоминая себе наказ Флёра далеко не уходить. Вот только на сколько метров оно простирается и... От чего придется спасать?
Несколько секунд полукровка пыталась осознать, зачем вообще высунулась из дома и чего ей там не сиделось. Отмахнулась, не разобравшись, и остановилась у корней здорового дуба, который царственно возвышался над ней, густой и зеленый. Держа покрепче подарок, Ритца полезла наверх.
И удобно устроившись на высокой и широкой ветке, она полулегла, опираясь спиной о ствол и подпирая его рожками закинутой головы. Коробчонка теперь была уложена на пузо, хвост свесился вниз, одну ногу тифлинг подогнула и так затихла, прикрыв глаза.
Рилдир подери. Можно... Можно вернуть мать к жизни. Вот только что будет? Что она скажет, сделает, спустя целый век отсутствия в этом мире? Как отнесется, узнав всю правду о своей дочери?
Полукровка мелко дрожала и затруднялась ответить: от холода или своих мыслей.
Больше всего она желала бы снова вернуть то, что было. Но понимала, что подобное - невозможно. Недостаточно вернуть к жизни эльфийку. Слишком многое произошло, и уже не исправить это. И сама она не сможет спокойно жить прежней жизнью, только мечтать о возвращении. Лучше бы не ведала этого тепла, было бы куда проще ненавидеть и лакать чужую кровь.

Продолжая лежать в своем укрытии, надежно спрятанная листвой, Ритца впала в какое-то оцепенение. Девчонка не спала, глаза ее были раскрыты, и взгляд их направлен в одну точку, иногда полукровка моргала. Но никаких мыслей не было в голове, ни единой, только тяжелая пустота. Кажется, десять-пятнадцать минут уже прошло, а она и не думала возвратиться назад, хотя продолжала дрожать - теперь точно от холода. Сейчас ей казалось, что Флёр не придет за ней, не появится рядом на ветке с ворчливым вопросом, где ее хвостатая задница снова застряла, а будет ждать в теплом доме. Но пока тифлинг не спешила идти к его компании, продолжая безмолвной тенью скрываться среди листьев.

Отредактировано Ритца (08-09-2015 00:01:26)

+1

235

Напряжение, казалось, уже можно было резать ножом. Ритца по-прежнему стояла к Флеурису спиной, лицом к окну, и не шевелилась. Что она там увидела, бес ее знает. Но что-то демон подозревал, что она просто пялится в пустоту и слушает его слова. Услышала, переваривает. Пытается осознать. Интересно даже, не удивляется своей собственной недальновидности, что сама не придумала идею с воскрешением? Хотя, быть может, она даже и не знала, что подобный ритуал - не вымысел, не плод чьей-то больной фантазии, а самая настоящая реальность. Другое дело, что эту реальность очень сложно осуществить. Тем более Ритце, если она будет действовать самостоятельно. Если вообще будет действовать в этом направлении. Как Флеурис говорил, он мог бы помочь ей. Но не зря последнее, что сказал на эту тему, был совет всё хорошенько обдумать и взвесить. Воскрешение - это не праздная прогулка в торговую лавку за сладкой булкой. Это серьезный эксперимент над жизнью и смертью. Это не игрушки.
Ритца понимала всю серьезность озвученного предложения. Правда, Флёр так и не добился никакой реакции на свои слова, а ожидал хотя бы элементарного ответа. Как уже не раз упоминалось, демон терпеть не мог игнорирования в свой адрес. Тем более что сейчас он предлагал что-то не ради себя, а для тифлинга. Для самого Флёра этот ритуал и даже решение взяться за него - дело не простое. А Ритца нос свой зеленый воротит, опять включила обиженку, сопли развела, погрузившись в воспоминания, которым десятки лет.

"Глупости это, - проводив девчонку взглядом до двери, Флеурис закрыл затем глаза, забросил руки за голову и позволил себе расслабиться так, как расслаблялся лишь наедине с собой. - Никто не может так долго, настолько долго, быть уязвимым из-за того, что случилось в самом начале его жизни. Память не позволяет подобного. Так заложено природой, это принципы духовной регенерации, иначе нельзя. Можно лишь тем, у кого память универсальная, как огромная библиотека, из которой можно выудить любую информацию в нужное время. Ритца точно не из этих".
Таким образом, Флёр пришел к выводу, что Ритца сама себя накручивает на то, чтобы тема, которая уже мхом поросла и паутиной покрылась, приносила ей типа как "боль". Видимо, женщина, даже если она зеленая, с хвостом и рогами, просто не может считать себя полноценной женщиной, если у нее нет какой-то острой темы, ради которой стоит поныть и поизображать из себя жертву. Кто другой бы проникся к Ритце искренним состраданием, был бы готов подставить ей свое дружеское плечо (естественно, не имеются в виду те, кто по причине светлых направленностей или радикального мировоззрения ненавидит подобных существ и готов подставить ей только лезвие топора под шею). Но от Флёра Ритца могла ждать только реальной помощи. Он не был тем, кто пожалеет и приголубит. Не был тем, кто что-то посоветует или подаст полотенце, чтобы утереть слезы. Он мог бы попытаться решить проблему, а не разгребать ее последствия.

Вот так, погруженный в свои мысли относительно Ритцы и этой ситуации вокруг нее, Флеурис незаметно для себя уснул. И тут уж следует отметить, что во сне демон был не способен следить за полукровкой и беречь ее от магических ловушек, которые сам и понаставил вокруг своего жилища. Так что если бы тифлинг полезла куда не следует, то... Из нее получился бы не очень аппетитный, но зато хорошо прожаренный полудемонический стейк.

+1

236

Никто за ней не приходил, никто не ругался, что долго шляется невесть где, а мысли, вцепившееся в нее было, сейчас свою хватку ослабляли и лениво проходили мимо, не задерживаясь в голове надолго. Полуприкрыв глаза, расслабившись, девчонка кончиками пальцев приглаживала коробочку, которая продолжала смирно лежать на животе. Она понятия не имела, что Флёр ждал от нее ответа, какой-то благодарности или бес знает чего еще. Да тифлинг, честно говоря, даже не поняла, что он мог помочь с этим делом и отчасти был готов на такой подвиг. Для нее вопрос прозвучал предельно просто: что бы ты загадала, если бы могла? Бы-бы-бы. То есть, что ничего не значит, просто пустословие. А признание, что возможно и такое... Полукровка не ожидала такого услышать. Знала бы - давно взялась, а сейчас... Слишком много воды утекло. Еще больше - крови.

Казалось, что Ритца так готова пролежать всю ночь, до самого утра, смиренно ожидая появления демона, который скажет: пора.
Но после трех чихов подряд, от которых она едва не свалилась вниз и чудом удержала на себе чуть было не улетевший туда же подарок, тифлинг пришла  к выводу, что слишком озябла, а потому лучше пойти в дом. Чуть ей не подумалось, что домой, хотя такое осознание ничего с собой не принесло полукровке, кроме задумчивой ухмылки с толикой горчинки. Легко спустившись обратно на землю, девчонка задумчиво провела рукой по шероховатой поверхности дуба, будто прощаясь, а потом поспешила к тому нелепому зданию, которое сейчас ей напомнило фантик: будто чья-то рука скомкала обертку и кинула, а неведомый архитектор скопировал... Хм. Интересно, а сам Флёр строил или нет? Услышав утвердительный ответ на свой вопрос, Ритца бы не удивилась. Ни капли.
В доме было тихо, поэтому она вначале осторожно заглянула, потом тихо-тихо прошла к комнате, где оставила демона и удовлетворенно кивнула, увидев его спящим. В таком виде, когда лежит зубами к стенке, его очень легко принять за душку и лапочку. Бесшумно подойдя к Флёрчику, тифлинг осторожно набросила на него одеяло - это не вторая по отношению к мужчине минутная слабость и желание проявить заботу, а просто... ну... просто так! - и потом на цыпочках (как обычно, впрочем) вышла, тихонько прикрыв за собой дверь. Может быть, устроившись рядом и какое-то время неподвижно полежав, она тоже уснула бы, но спать не хотелось ложиться. Да и внезапно всплыл в памяти обещанный должок перед мужчиной, так что...
Ритца направилась на кухню мыть посуду, как и условились. Она, в конце концов, умеет не только убивать, тупить и наносить вред окружающему ее обществу.

Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить демона - ей бы очень не хотелось видеть эту ехидную морду сейчас, терпеть колкие шуточки и получать неожиданные пинки под зад в ответственный момент! - тифлинг с некоторой неуверенностью хозяйничала на кухне, стараясь ничего не разбить - как бы тогда из ее рогов демон не сготовил себе утраченное блюдечко или чашку. А коробочка лежала на столе: Ритца прямо боялась расстаться с ней, потеряв из виду. Вдруг подарок постигнет участь колечка? То ли оно где-то свалилось с нее, то ли Флёр коварно прикарманил себе. С него станется! Иногда девчонка замирала на месте, прислушиваясь к соседним комнатам: боялась, что демон пробудился и сейчас заявится. Шутить и ехидничать.
Но потом она как-то успокоилась, расслабилась, даже что-то под нос мурлыкать стала. А то, что в комнате темным темно - ей без разницы, и так всё прекрасно видно. Да и дел-то осталось всего ничего, еще пару минуток и свободна как птица! Все тяжелые мысли Ритца старательно от себя гнала, рассуждая, что еще будет время впасть в бесполезную тоску.

+1

237

Естественно, Флёр не стал бы бежать за Ритцей и пытаться ее вернуть в дом или как-то образумить. Не стал бы и бежать за ней с другой целью - чтобы голову оторвать. Какой в том смысл, если они и так через несколько часов окажутся по разные части материка? От мыслей об этом даже секундная грусть проскользнула - уж привык Флеурис к сумасбродной девчонке, которая раз за разом получала на орехи. Но затем приходило сразу же и осознание, что именно поэтому, из-за появления этой привычки и этой грусти, и стоит пресечь все дальнейшие контакты и разбежаться в разные стороны. Ритца, наверное, и сама понимала, что для них обоих так будет лучше. А может быть, ее прежнее поведение было лишь умелой игрой, и тифлинг как раз и подводила встречу с демоном к логическому расставанию.
У Флёра, стоило ему один раз над чем-то задуматься, тут же возникала сотня новых вопросов, каждый из которых был параноидальнее предыдущего.

Однако сейчас мужчина безмятежно спал, проявляя очередную свою очень редкую черту - доверие. Ведь он, впустив Ритцу в святая святых - своё жилище, скрытое неведомо где, позволил ей без надзора слоняться по окрестностям и даже изучить дом - этот продукт фантазии сумасшедшего архитектора. Ритца сейчас действительно могла лазить, где ей вздумается - от подвала до чердака. Наверняка она с ее чутьем на приключения нашла бы и все тайники, и все скрытые альковы, потайные двери и прочее. Вопрос в другом - позволил бы Флёр уйти ей после такого самовольства, если бы девчонка решила из этого тайника что-то стащить? Вряд ли. Она смогла бы пройти, возможно, пару километров - с учетом, что каким-то чудом избежала бы магических ловушек вокруг дома. А затем озверевший демон настиг бы полукровку и не оставил от нее мокрого места.
Флёр давно не видел снов. Да и не припомнил бы, когда вообще в последний раз спокойно и крепко спал. Спрашивается, что ему мешает забраться на какую-нибудь недоступную простым смертным вершину и там отоспаться? Да вроде и ничего. А вот последний месяц (или почти месяц) он провел с Ритцей, что значило не особо крепкий сон.
Сейчас же Флеурис полностью расслабился, как мог делать лишь в своем доме, в единственном месте в Альмарене, где был уверен в собственном одиночестве. Стоп. Но ведь он - не один!
И какой-то звонок словно выдернул демона из этого безмятежного состояния. Он сел на кровати, с легким оторопением глядя, как сползает одеяло.
Ритца!
Флёр повернул голову влево-вправо, не обнаружил девчонку и сразу же воспользовался магией, чтобы ее отыскать. Нашлась она на кухне, неведомо с какой целью там стоявшая у стола. Флёр с помощью магии не "видел" объект поиска, как обычно видят глазами. Он ощущал, словно прозрачными едва ощутимыми касаниями воздуха ощупывал пространство. Вот таким образом и "нащупал" Ритцу.
Ну, слава Имиру. На месте, жива, не покончила с собой, не провела ритуал по вокрешению, не вызвала каких-нибудь духов или иных демонов. Глупостей, в общем, не натворила.

Демон с ленцой выбрался из-под одеяла, выглянул в окно, прикидывая, сколько сейчас времени. Вдалеке небо уже серело, предвещая скорый рассвет.
Затем, тихо ступая, Флёр подошел к дверному проему и остановился в нем, наблюдая за смутным силуэтом Ритцы. Он не видел в темноте, как тифлинг, так что скорее угадывал ее очертания в скудном свете катящейся к краю неба луны.
Скоро предстояло прощаться, а прощаться Флеурис не любил. Да и что бы он мог сказать Ритце на прощание или в качестве последнего напутствия? Береги себя? Не будь дурой? Кушай хорошо и расти хорошо?
Ну нет. У девчонки есть его прощальный подарок.

Магия воздуха позволяла не только телепортироваться самому магу, но и телепортировать с помощью собственной силы кого-то другого. Именно этим демон и воспользовался. Ритцу окутало облаком телепорта. Она даже пискнуть не успела, как оказалась за тысячи километров от затерянного неведомо где домика. Флёр недолго размышлял, куда ее отправить. В Леммин - нельзя, да и опасно. В Гресе полно магов из Академии, которые в два счета вычислят тифлинга без штанов. В южных городах, где живут эльфы, девчонке делать нечего. Так что путь Ритцы отныне лежал в Сгирд. Она появилась там, выныривая из мгновенно схлопнувшегося за спиной телепорта, и могла ощутить босыми ногами холодную северную землю, пожухлую траву, покрытую изморозью. Здесь было еще темно. Жители спали. И лишь одинокий черный кот, обняв лапы хвостом, внимательно разглядывал зеленую гостью огромными желтыми глазами.

+1

238

В своих хлопотах девчонка потеряла счет времени; казалось, что вроде вымыть надо лишь пару тарелок, а потом на деле выяснилось, что и кружки необходимо сполоснуть, и вон тот котел, и сковородку... Боже, сколько тут разной кухонной утвари! Пыточный подвал того дворца демона был менее оснащен пугающим оборудованием и приспособлениями по сравнению с данным помещением.
Домашнее и хозяйственное настроение успело незаметно раствориться, и теперь Ритца с раздражением спешила расправиться с делами, за которые честно взялась, помня о своем обещании. Хотя крепость ее слова была весьма ненадежным и хрупким материалом, чтобы на него положиться, но Флёр обладал и харизмой, и умением аргументированно объяснять, что данные однажды ему обещания лучше сдерживать.
Закончив, тифлинг вздохнула, вполне себе ощущая усталость. Не совсем физическую: скорее, что успела утомиться от такого скучного и занудного дела, где внимание не так требовалось. А раз можно отрешиться, продолжая механически свою работу, то так и придут всякого рода мысли. Нет, полукровка не так уж испытывала неприязнь к размышлениям, однако разум имел склонность вечно поднимать ненужные темы в очень ненужные моменты. А портить себе настроение не хочется лишний раз.

Убедившись, что прямо совсем точно всё закончила, Ритца снова подошла к коробочке, раскрывая ее и любовно поглаживая камешек. Ехидные сомнения снова вызвали подозрения, что это - простой булыжник с дороги, а не зачарованная на телепортацию вещь. И тифлингу снова пришлось давить соблазн проверить артефакт на деле. Она интереса ради честно пыталась почувствовать хоть что-то необычное от этого камня, даже зажмурилась, сфокусировавшись полностью на своих ощущениях. Девчонке на мгновение показалось, что какое-то волнение пробежалось мурашками по коже, но усомнилась, что таким образом чувствуют магию.
Вздохнув, Ритца открыла глаза, подняла голову и увидела Флёра, рефлекторно протянув руку вперед, чтобы схватить коробочку. И только она собралась что-то ему сказать, как...
- С-стой!.. - совладеть с голосом удалось слишком поздно, в мыслях и глазах потемнело, стопы обожгло непривычной после теплого пола дома прохладой. Подарок был в ее руках, а сама она, одинокая и потерянная, стояла посреди...
- М-да, - выдохнула тифлинг, пока что не позволяя себе в полной мере прикоснуться к осознанию, что недолговечному и странному союзу конец. - Куда хочешь, куда хочешь? - кривляясь, передразнила она пустоту, - Леммин? Значит, Грес-с, а не пойти ли бы тебе в..? - полукровка запнулась, обвела взглядом местность, вдохнула соленый воздух с примесью помоев и закончила уже не так бодро, - хрен знает куда.
Первый порыв был схватить камень и раздавить его в руке. Проверить, правда ли эта хрень работает. Снова оказаться рядом с демоном, без которого в этом мире она теперь чувствовала себя как... в воде вдали от берега. Пришлось сделать череду глубоких вдохов-выдохов, закрыв глаза, и радоваться, что хотя бы слезы не выступили. А вполне могли - внутри была пустота, по которой ураганом витали паника и отчаяние. Практически больно.
- Ну и... П-пошел ты! - сдавленно прошипела полукровка все-таки дрогнувшим голосом, обращая грусть в злобу. Плевать, что это - логичное и очевидное завершение. Плевать, что...
Сама виновата. Сама что-то подсознательно представила, поверила в это и ждала.
- Так и живем, - мрачно обратилась к кошке Ритца, чихнула и уныло пошлепала (иногда подпрыгивая от холода) куда-то в сторону домов. Нужно выбираться из этой дыры, а там уж видно будет.

Отредактировано Ритца (11-09-2015 19:54:38)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…