http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…


Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…

Сообщений 1 страница 50 из 238

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Продолжение ФБ Если черный кот дорогу перейдет...

Участники: Ритца, Флеурис;
Место: Леммин;
Время: около 3-х лет назад, лето; спустя неделю вышеуказанных событий;
Сюжет: Ритца после совершенно непонятной встречи не то со своей галлюцинацией, не то настоящим Флёром все-таки сумела не сойти с ума окончательно. Сбежав в ту ночь из временного пристанища Флоры, тифлинг живет эти несколько дней в забытье, забившись на чердак нежилого дома и проводя основную часть времени во сне, изредка выбираясь за пищей, чаще - водой.

Отредактировано Ритца (04-04-2015 17:06:26)

0

2

Сон - целительная стихия. И сейчас он выступал своеобразной защитной реакцией на события, что взбаламутили всё хрупкое душевное равновесие, которое и так едва-едва начало устанавливаться, представляясь тонкими и чувствительными чашами весов, реагирующих на малейшее колебание воздуха.
Сбежав из дома, полукровка обнаружила себя в углу чердака дома, крыша которого совсем уж прохудилась, а скрип от досок вкупе со свистящим ветром казались живыми вздохами несправедливо заброшенного людьми здания, огорченного своей судьбой. Сколь далеко удалось ей забраться беличьими скачками по крышам оставалось загадкой, ровно как и расстояние между ней и Флорой... Флёром... Тем домом, мысли о котором повторно накрыли было истеричной паникой. Какое-то время тифлинг так и сидела в углу, подперев своей спиной дощатую стену и обхватив колени. Утыкаясь лбом в ноги, скрючившись таким образом, она тихо и хмуро сопела, ожидая в любой момент что-то такое, что снова застигнет врасплох и внесет смуту.
Ничего не происходило.
Ритца настороженно подняла голову, обводя взглядом помещение, где нашла себе пристанище. Здесь было пыльно и пусто, только груда досок громоздилась у стены напротив. Даже сейчас она осознавала, что никаких жильцов здесь нет и не может быть, а потому бояться нечего. Если только... Нет! - яростно мотает головой полукровка. - Я не буду думать про это!
Она продолжает отсиживаться в таком положении покуда ночь окончательно не укрывает город, проникая и в чердак через дырявую крышу. Скрипящие стенания нежелающего умирать дома звучат жутковато теперь, но Ритце не страшно, Ритца умеет видеть сквозь темноту. Наконец она поднимается, отряхивается от пыли, которая успела въестся в одежду, и неловко переступает на месте. Эта находка дарит ей надежду на безопасность, а потому уходить не хочется, но прохлада напоминает о том, что она забыла забрать свой плащ, и потому стоит что-то придумать. Под аккомпанемент недовольных всхлипов досок, Ритца спускается вниз, на когда-то жилые этажи. Ей боязно встретить кого-то живого в коридорах и комнатах, но она быстро успокаивается, увидев заколоченные снаружи окна. Обследовав дом, который на каждое движение отзывался скрипом, тифлинг отыскала старые, пропитанные пылью одеяла, утащив их на чердак, где и очнулась после аффекта, в котором унеслась невесть куда от Флоры. Соорудив подобие гнезда из пыльных тряпок, Ритца недовольно и слишком громко для местной тишины чихнула, тут же испуганно притаившись, ровно испугалась невесть чего.
Последующие дни проходили однообразно. Большую часть времени она проводила во сне, иногда выбиралась совсем заспанной и слегка помятой наружу, утоляя жажду из какой-то бочки, собирающей дождевую воду, и уползая обратно в свое лежбище. Спалось тяжело, как при ломающей болезни, которая оттесняет и пожирает силы, заставляя всё воспринимать смутно и туманно. Лишив себя подвижности, требующей много энергии, Ритца не особо обращала внимание на голод, который едва ее беспокоил. Спасало сейчас и то, что в летние жаркие дни и достаточно теплые ночи ей всегда требовалось пищи меньше, чем в холодные времена года.
А потому проведя почти трое суток в таком небытие, очухиваясь лишь утолить жажду да какой-то вялой и шатающейся походкой пройтись по улице в сумерки, Ритца не особо-то и пострадала от отсутствия пищи. Когда желание наесться наконец-то стал сильнее сонливости, и организм начал требовать пополнения сил, она начала воровать, избрав своей целью хлебную лавку, где даже не сразу обнаружили внезапную пропажу пары свежеиспеченных и ароматных булок.
Этот вечер едва ли отличался: утолив и жажду, и незначительный голод, полукровка возвращалась в свою обитель, кутаясь в какую-то темную ткань, которой нынче заменяла себе плащ. Привычно незаметной для всех пробравшись на родной чердак, она свернулась клубком в тряпичном гнезде, однако в этот раз, встрепенувшись, вскинула рогатую голову, обводя помещение белым, прищуренным словно от подслеповатости, взглядом.

+1

3

Жизнь удалась, вечер был сделан, настроение поднято до упора на несколько дней. Флеурис буквально ожила от этого неожиданного визита Ритцы, принявшего такой своеобразный поворот. Она, правда, несколько пожалела, что тифлинг сдулась и смылась так скоро, в который раз проявив свой трусливый нрав, и даже бороться не стала, но тут уже как вышло. Ритца не изменилась не только внешне, но и внутренне. Она была всё такой же хитросделанной особью, которая поджимает хвост и делает ноги сразу же, как где-то запахнет жареным для ее зеленой задницы. Это отчасти даже смешило, а отчасти хотелось махнуть рукой. Ведь каждый выживает, как умеет.
Дни текли, и по непонятным для Флёр причинам, она то и дело думала о Ритце. Сама себе не хотела признаваться, но помимо простого любопытства в таких размышлениях сквозило и беспокойство о ее судьбе. Как там эта зеленая чертовка? Отлежалась себе и принялась за старое? Или свихнулась окончательно и перерезала себе горло? Или до сих пор бьется рогами о стены, выясняя, в которой из них прячется демон Воздуха?
В общем, стоит признать, а с каждым днем подобного неведения Флеурис всё чаще задумывалась о том, чтобы отыскать Ритцу и проверить, как она, где она, что с ней происходит. Нет, помогать ей она и не думала. Хотя... Теперь ведь они квиты, теперь демоница не обязательно должна ненавидеть и за что-то мстить тифлингу. То предательство было отомщено стократ. Ну и как довесок, было очень весело.
В один из таких дней Флёр все-таки решилась. Она вышла на балкон и обратилась к своей магии. Потоки воздуха оплетали всё вокруг, они незримыми плетями понеслись во все стороны от демоницы и преследовали одну лишь задачу - найти девчонку. Сложно объяснить, как именно работает такой поиск, но Флеурис могла отыскать кого угодно и где угодно, лишь бы только эта особь не находилась в закрытом помещении, в подземельях или под водой. Даже если бы сейчас Ритца не нашлась, то можно было попытаться позже, ближе к ночи. Флёр помнила, что именно в темное время суток тифлинг выбирается из своей норы и отправляется на поиск добычи или на какой другой промысел. Однако получилось и с первого раза. К удивлению Флеурис, Ритца даже не смылась из города. Она осталась тут, а потому найти ее оказалось несложно.
"Странная девчонка, ей-богу", - пожала плечами демоница. Она вернулась в комнату и принялась разоблачаться. Всё-всё нужно было снять с себя, раз уж решила найти девчонку, а сделать это нужно было тайно. И конечно, Ритца не должна была узнать ту, которая чуть было не свела ее с ума.
И еще надо было придумать образ, в котором стоит перед ней предстать. Ясное дело, что не впорхнуть к ней через окошко райской птичкой и не зайти через дверь депрессивным розовым слоником, ибо мало ли, что Ритца на это может подумать. Решит, что еще больше свихнулась, и самоубьется о стену. Или, наоборот, скользнет апатичным взором и подумает: "А зачем мне розовый слон?" - и последует укол хвостиком, чего переменчивая гордыня демоницы может не выдержать.

http://sg.uploads.ru/t/0ktXr.png

Через несколько минут Флёр уже перепрыгивала с крыши на крышу, аккуратно цепляясь коготками за выступы и парапеты. Образ был простым - черная кошка. Изящная худенькая, с длинным хвостом, серо-голубыми глазками. Она маневрировала между водосточными и печными трубами и не обращала ровно никакого внимания на местных пернатых обитателей. У нее была четкая цель - чердак. Именно туда вела магическая струнка, выискавшая нужную особь, которая, кажется, прочно обосновалась в этом не слишком приятном местечке. Флеурис добралась туда за час, не меньше. Маленькие лапки покрывали куда меньшее расстояние, чем если бы демоница отправилась пешком или в карете. Зато не пришлось искать каких-либо иных путей, чтобы забраться на этот чердак. Кошкам ведь куда проще протиснуться в узкое окно с выбитыми ставнями.
Флеурис на мгновенье замерла в проеме, оглядывая своим цепким кошачьим глазом эту тесную, продуваемую всеми ветрами каморку. Свернувшуюся калачиком полукровку увидела сразу же, и та ее, кажется, тоже. Вскинула голову, вперила свой белый подозрительный взгляд.

- Мяу... - требовательно заявила кошка, но спускаться с щербатой рамы не спешила. Нужно было сначала удостовериться, что в этом белом взгляде остались хоть какие-то капли разума.

+1

4

Знаете, вот бывает такое чувство: заходишь ты в дом, только через порог переступаешь, а уже понимаешь - ждет тебя кто-то или нет, пусто тут или нет. Виной не растопленный очаг, не запах обеда-ужина или чей-то приветственный голос. Просто в пустоте как-то по-особому звенит тишина, а отсутствие жизни может ощутить даже человек. Это, разумеется, срабатывает не всегда и касается в основном родного жилища... Коим потихоньку уже начинала считать этот чердак Ритца.
Что стоит говорить про тифлинга, у которой восприятие будет острее людского? Так что тут скорее сработали инстинкты или подсознание, заставив не сразу рухнуть кулем на тряпки, впадая сходу в свою спячку, а вначале осмотреться. Первоначально полукровка трусливо ожидала кого-то из разумных двуногих, которые принесут ей проблемы или позарятся на эту разваливающуюся халупу; ровно позабыла, что просто так на крышу едва ли кто заберется. Так что, честно говоря, Ритца успела струхнуть за эти несколько секунд, ощущая как сердце трусливо рвануло даже не к пяткам, а к кончику хвоста: так получалось дальше от опасного объекта. Но, рассмотрев то, что вызвало такие эмоции, тифлинг насмешливо фыркнула, вполне разумно и уравновешенно, по крайней мере на первый взгляд.
- Кошка. Рилдир, возьми меня жёс-стко, это вс-сего лишь кошка, а я испугалас-сь так, как будто там Флёр лезет с-с очередным признанием, держа розу в зубах. Ох, я с-снова о нем думаю...
Ритца скрипуче простонала, зарываясь пальцами в спутанные черные патлы, не спеша подниматься на ноги. Почему-то у нее не было сомнений, что это именно кошка, а не кот, причем породистая. Нет, порода в представлении полукровки не значила определенный отбор особей с какими-то там признаками, чтобы закрепить это качество, попутно с ведением каких-то там бумаг, подтверждающих знатный род - документы о родословной, попросту говоря. Скорее, таким показателем служило умение себя подавать, определенный образ и внешность. Кошка была гладкой, ухоженной, пусть тонкой, но изящной. В общем, в понимании хвостатой породистым мог быть кто угодно, если мог красиво одеться, вымыться, надушиться и демонстрировать манеры, зная себе цену.
И глаза... Не нагло-зеленые, коими зачастую хвалились все чернявые из кошачьих, а серо-голубые. Как небо или вода. Или отражение неба в воде. Завораживали они, полукровка бы почти полюбила этот цвет, не обладай им личности, которые воспринимались сейчас не особо приятно и воспоминания о них были болезненны.
Осознав то, что пробубнила только что вслух, в частности представив вышесказанное, Ритца засмеялась, насмешливо ударив кулаком по груде одеял, и тут же закашлялась, вдохнув некстати пыли, что поднялась столбом после удара. Она не просто так почти неделю проспала, она постепенно, но верно приходила в себя. Кто знает, может организм, который был гораздо мудрее самой тифлинга, умело восстанавливал себя и ловко переосмысливал жизнь, не воспринимая ее иллюзией. Да, ей становилось всё еще не по себе при мыслях о Флоре-Флёре, но она действительно, вроде, не сошла с ума. Наверное, еще парочка дней такого образа жизни, и вполне бы очнулась, ожила и повеселела. Может бы еще смеялась над собой или догадалась, что это - шутка.
И вот - кошка. Полукровка, несомненно, зверье жаловала больше, чем людей, но фанатизмом и ярой защитницей живой природы не страдала и не выступала соответственно. Хотя кошки завораживали и как беспощадные хищники, и как грациозные охотники, но, опять-таки, исключительно в меру. Так что вскакивать на ноги, бежать ловить и тискать бедный блохастый комок никто не спешил. Однако незваная четырехлапая гостья несомненно вызвала интерес, так что запланированная спячка отошла на второй план. Полукровка теперь просто смотрела с мягким любопытством в глазах, прекратив двигаться: она запоздало поняла, что своими действиями могла спугнуть животинку.
- Мяу? - немного помолчав, сосредоточенно вопросила Ритца, потом осознала, что уже болтает с кошками и приглушенно засмеялась снова, без ноток истеричной безумии. Просто как человек, который осознает, что ведет себя глупо и непонятно, а потому словно смущается себя перед самим собой. Зато от самоедства и спячки отвлеклась.

Отредактировано Ритца (05-04-2015 11:18:38)

+2

5

Кошка застыла в оконном проеме, хорошо различим был лишь ее темный силуэт на фоне сереющего неба. Длинный хвост замер оттопыренным в сторону, словно Флёр ожидала, что в ее сторону полетит какой-нибудь увесистый снаряд и придется уклоняться. Но ничего подобного не случилось, что даже удивительно, учитывая моральное состояние Ритцы. А, может, демоница недооценивала стойкость своей старой знакомой. Та и за полтинник лет, ввиду своего скверного характера и трусливой натуры, умудрилась сохранить в целости и сохранности все части тела. И ведь тифлинг, отродье демона, давно уже должна была быть забита камнями и выброшена на свалку, едва ступила на территорию города. Хотя Леммин по этой части еще, пожалуй, может похвастаться терпимостью к подобного рода полукровкам.
- Кошка, - констатировала Ритца, на что Флеурис мысленно усмехнулась.
"Да ладно, мисс очевидность. Оказывается, те, кто мяукает, называются кошками. А чего ты ожидала от кошки? Что она скажет тебе "хрю-хрю, я молочный поросенок"?" - на мордашке животного даже какая-та самодовольная ухмылка мелькнула. Или то игра света и тени?
Видимо, появление хвостатой чуть напугало тифлинга. Та, наверное, последние несколько дней лежала под ворохом этого грязного тряпья и тряслась, не приведи Рилдир, не попалась опять в лапы Флеуриса. Кстати, Рилдира она тоже вспомнила. Очень странно вспомнила, да.
"Интересно, он отзовется на такие ее молитвы?" - кошка тихо фыркнула, словно чихнула от огромного количества пыли, что здесь находилось, после чего осторожно спрыгнула на пол, но пока не собиралась приближаться к тифлингу. - "Так вот, где ты схоронилась. Неужели думала, что я настолько брезглива, что не сунусь туда, где пыль, грязь, нищета и вонь? Ох, милая, я столько такой мерзости повидала на своем веку, что уже почти подружилась с ней".
-... а я испугалас-сь так, как будто там Флёр лезет с-с очередным признанием, держа розу в зубах. Ох, я с-снова о нем думаю...
Кошка снова фыркнула-чихнула, потерла нос передней лапой в жесте "умывания", затем перевела взгляд круглых, как блюдце, глаз на тифлинга.
"С очередным признанием... Да ты избалована моими признаниями, оказывается. Но знаешь, ты думаешь обо мне, и это не может не льстить", - только теперь Флёр решила приблизиться. Кажется, Ритца вполне владеет собой. Она ведь не набросится на несчастное животное, чтобы растерзать его и съесть? Нет, ну могла конечно, чем черт не шутит. Но и на такой исход Флеурис приберегла небольшой сюрпризик.
Тифлинг стукнула по тряпкам, и этот резкий звук заставил кошку вздрогнуть. Однако она не рванула к окну подальше от зеленой психопатки. Наоборот, с заинтересованностью подняла голову, когда Ритца ответила на ее кошачье приветствие. Флёр, мягко и бесшумно переступая аккуратными лапками, подобралась, наконец, ближе. Она внимательно смотрела, чтобы опустить лапку на более-менее чистое место и каждый раз словно брезгливо ее отряхивала. А потом вспрыгнула к тифлингу и теранулась о ее ногу боком.
"Что ты скажешь теперь? Животные ведь куда лучше людей, не так ли?"

+1

6

Кошка не спешила прыгнуть на старые пыльные доски пола. Замерла малым изваянием, всматривалась, словно раздумывала: опасно ей тут или нет. Мудро гадала, к слову-то: не раз полукровке в своей жизни с голодухи и безысходности приходилось кошатину пробовать. И уж особого смака в этом мясе она однозначно не находила. Разве что, как говорится, готовить правильно не умеет. Но Ритца была сыта, вполне в трезвом, пусть еще и пошатывающемся, рассудке и никоим образом вредить внезапной гостье не собиралась. Напротив - рассматривала как маленькое чудо, которое топчется на пороге и размышляет - стоит заглянуть в гости в чужую жизнь или ну ее?
Кошка фыркала, словно чихала, на мгновение показалась Ритце какой-то недовольной. Или напротив - самодовольной? Зверек сделал выбор, чтобы задержиться: пружинистый прыжок на пол был сему показателем. Полукровка смотрела прямо в ее глаза, украдкой посмеиваясь вслух, с какой-то усталостью.
- Глаза... С-снова тот же тцвет. С-слишком много его с-стало в моей жизни. Тцвет Флёра, - тихий смешок напоминал сдержанный кашель. - Он тебя пос-слал, да? Или ты он и е-сть? Я уже ничему не удивлюс-сь, - пожимает плечами она.
- Надеюс-сь, что ты не он, - задумчиво добавляет тут же тифлинг. - Иначе будет с-сложно верить, что он шутил. Не мог же он как пёс-с выс-следить меня?
Кошка подкрадывалась, мягко подбиралась, тщательно выбирая очередной участок, куда ступить аккуратной лапкой. Видя в этом лишь брезгливость, подтверждающую породистость, полукровка насмешливо и тихо фыркнула, забавляясь зрелищем. Впрочем, тут же утихла, когда зверек внезапно оказался рядом, касаясь пушистым гладким боком. Ритца, казалось, в тот же миг словно бы оробела, улыбаясь как-то неуверенно и смущенно. Когда она последний раз просто так сидела или полулежала, а ее ноги касался мягкий мех живым теплом? Память не была уверена, что подобное вообще было в жизни, так что тифлинг лишь больше растерялась. Наверное, она смотрелась забавно, но никого больше не было вокруг, кто смог бы ее критиковать или насмехаться. Неуверенно и медленно рука, лишенная когтей, тянулась к черной шерстке, желая коснуться, но словно боясь, ровно может обжечься. В итоге, так и не решившись, Ритца как-то зябко поежилась, обхватывая себя за плечи.
- Не уходи, - шепнула полукровка. - Тут так... - она в немом бессилии обвела взглядом помещение, где отыскала себе укрытия. Снова пожала плечами, так и не находя слов. Тифлинг с радостью бы прикормила кошку, чтобы та никуда не ушла - что-то внутри подсказывало, что та, поди, выбралась прогуляться как раз ради чего-то съестного. Но единственное, что было в зоне близости - украдкой припрятанная краюха хлеба, которая едва ли на что годилась в этом случае.
Спать не хотелось. Ритца так и не прикоснулась к черной кошке, но смотрела на нее, иногда соприкасалась взглядом, тут же вздрагивала, словно обжигалась, и отводила глаза. А потом просто перевела взгляд на ночное небо, проглядывающее сквозь множество щелей в крыше и оконный проем с выбитым стеклом. Появление зверька слегка выбило из того образа жизни, который утягивал и делал какой-то безвольной тряпкой. Тяжелая вялость тела никуда не исчезла, но можно было воспротивиться ей и заставить себя подняться, чтобы... Что? Пойти гулять по крышам хвостатым дуэтом? Ритца снова приглушенно смеется.
- Флёр... Флора... А ты будешь Филя, - нелепо хихикнула тифлинг, в очередной раз вглядываясь в серо-голубые глаза, но теперь заставляя себя смотреть, а не трусливо уводить взор. Это просто кошка.

+1

7

Кошка, округлив свои светло-серо-голубые глаза, удивленно воззрилась на тифлинга. Этот взгляд словно вопрошал: о чем ты толкуешь?
"Забавно, что она запомнила цвет моих глаз, - мысленно демоница даже умилилась, ее хвост описал плавную дугу и опустился. Кажется, угрозы никакой не было, уклоняться от летящего хламья не пришлось. - И имя запомнила, и лицо. Это так... воодушевляет," - кошка тихо мурлыкнула, сморгнув, как будто не выдержала этот пристальный взгляд белых глаз, направленный на себя, а потом лениво перевела свой собственный взгляд в сторону окна. Знаете, как иногда, бывает, хвостатые питомцы застынут на подоконнике, обняв лапки хвостом, и подолгу смотрят на небо или на прохожих, или на птичек, пересвистывающихся на дереве? Вот примерно такой вид сейчас был у Флеурис, с той лишь разницей, что демоница не изображала из себя классическую статуэтку, а просто стояла на полу, разглядывая через выбоину окна что-то, зримое лишь ей одной.
Ритца была на удивление прозорливой, когда предположила, что в тщедушном тельце животного может скрываться переменчивая сущность демона. Но она выразила эту догадку лишь в качестве горькой шутки, осуществление которой наверняка окончательно подкосило бы ее видение мира и разум. Так что Флёр не планировала перекидываться вновь в человека, чтобы доконать шаткое сейчас сознание тифлинга. Как уже говорилось, месть была удовлетворена, остался лишь интерес к тому огоньку, непонятно откуда взявшемуся. Ведь что-то эдакое присутствовало во всем облике девчонки?
"Возможно, - кошка снова внимательно посмотрела на Ритцу, - только сейчас ее облик совсем далек от идеального. Чумазая, как трубочист. Вонючая, как нищенка. Осталось только спиться, чтобы стать опухшей, как местный "бомонд", - она снова тоненько чихнула, теперь исключительно от попавшей в нос пылинки. - Ох уж эти кошки, всё замечают и всё чувствуют, - переступая лапками и выбирая каждый раз наиболее чистое место на полу, куда можно опустить свою мягкую подушечку со спрятанными внутри коготками, Флёр игриво усмехнулась, - как пёс? Ну, дорогая, это даже оскорбляет меня, когда я в таком виде. Но выследить тебя несложно, если кому-то это действительно может понадобиться", - подобравшись поближе, демоница даже рискнула проверить реакцию Ритцы на касание, а именно - прошлась боком по ноге, как любят делать кошки, ласкаясь. И вроде бы тифлинг не отпрянула, не отпрыгнула с криками "Брысь, Флёр, я тебя узнала!". Всё в порядке. Мавр сделал своё дело, мавр может уходить.
Флеурис вопросительно заглянула в глаза девчонки, которая, словно прочитав мысли животное, попросила остаться. И в этой просьбе сквозило столько безнадежного одиночества, что даже кошке стало жутко. Она передернулась, вздрогнув от кончиков ушей до кончика длинного хвоста, а потом, словно поняла, что ей было сказано, с легкостью вспрыгнула девчонке на бедро и села на нем, поджав лапки и посмотрев на Ритцу с немым вопросом "одобряешь?".
"Сбросишь? Подумаешь, что за наглая тварь пришла занимать твое личное пространство, твой от души обустроенный чердак? - сарказм сквозил буквально в каждом взгляде, который кошка бросала на окружающее убранство. Грязь, мусор, тряпки, одним словом - настоящая свалка. - И тебя занесло сюда после моего шикарного дворца? Даже после того добротного дома, в который ты пробралась, чтобы овладеть мной? Ну или не только для того, но не исключая этого приятного бонуса, не так ли?, - пыль витала в воздухе, особенно после того, как тифлинг ее всколошматила ударом по тряпью. Кошка опять чихнула и принялась тереть передней лапкой нос, - как забавно, а ведь ты напоминаешь мне частичку скороговорки. Как там говорится? В четверг четвертого числа четыре чумазеньких чертенка чертили черными чернилами чертеж...", - она с умыслом не проговорила ее целиком, ибо там еще было слово "черненький", а черненькой из них двоих была лишь она, кошка.
Теперь они смотрели друг на друга, как будто могли переговариваться взглядами. Нет, ну Флеурис могла заговорить, конечно. Это ведь не оборотень, который, обращаясь, становится подобен зверю и теряет навыки речи. Но Ритца тогда точно разуверилась бы в собственном "я" и спятила. Так что демоница продолжала изображать из себя мирное животное, которое может лишь глазеть по сторонам.
- Флёр... Флора... А ты будешь Филя, - внезапно выдала Ритца, и... тут уж Флёр не сдержалась. Острые коготки вмиг кольнули через ткань одежды тифлинга в ногу.

"Ах, Филя? Я тебе что, собака какая?! Филимон-Артемон?! - она готова была оскорбленно вспыхнуть, и с трудом осадила себя, чтобы не испортить весь спектакль. - Ах ты гадкая Ритца-Ягодица! Будешь ты у меня теперь только так зваться, бесовка!" - кошка лениво сощурилась, а за тем потянулась, отставив зад и вытянув вперед лапы, и в этот миг промурчала, как называла себя сама в этом кошачьем обличье:
- Фрррррррай....
Но учитывая особенности произношения и гортанное мурчание, это можно было принять за некое "Фрррряяяяу", не речь человека, не голос разумного существа, а простой кошячий мявк, сопряженный с потягиванием во всю длину.

http://99px.ru/sstorage/41/2011/08/image_410508112053267182893.jpg

+1

8

- Зар-раза! - обиженно, не ожидая такой низкой подлости в виде укола когтями, рыкнула Ритца, вздрогнув всем телом. А кошка, словно и не про нее речь, выгнулась дугой, потягиваясь со всей своей грациозностью. Разумеется, что изданный ею звук полукровка не приняла за подсказку как обращаться. Муркнула-фыркнула себе и ладно. Обычный кошачий голос.

Была ли она одинока настолько, что скатывалась к границе где могла начать тонуть в этом бездонном омуте? Иногда. Не так часто Ритце удавалось просто сесть и уставиться на свою жизнь, пестревшую ковром всяко-разных приключений, где она или как-то побеждала, или оставалась с носом. До перетекания в образ Зверя ей точно было не до такой рефлексии: она была вынуждена учиться всему, что может помочь выжить или как-то сыграть на руку. Различные истины, вложенные матерью с детства, оказывались порой не просто бесполезными, но и создавали массу уязвимостей перед теми, в ком чести было крайней мало, меньше щепотки. Очень быстро тифлинг пришла к выводу, что прошлое - то, что казалось незыблемой мудростью, тянет ее вниз и грозит обернуться гибелью.
Ей было плохо и одиноко лишь первые несколько месяцев, когда родной и ласковый лес остался за спиной. И как же зла и обижена была полукровка на мир, который не сумел уберечь самое дорогое в ее жизни. Мать. Ей было паршиво и сейчас, когда по своей она сбежала от тех, кто укрыл от многих тягот жизни, делил с ней хлеб, но и нанес страшную рану, сотворив Зверя. Ритца, успевшая подзабыть о присутствии пушистой спутницы, задумчиво глядела в деревянную стену, уже не реагируя на скрипящие стенания дома или прикосновение мягких подушечек лап.
Сейчас одиночество было неизбежной стихией, которая уберегала от проблем. Сейчас, когда совсем недавно Зверица якобы сгорела заживо, она была вынуждена держаться в изоляции, отринув все прошлые знакомства (а ведь они были) и избегая тех, кто может узнать, вспомнить и выдать. В общем, в свое распоряжение тифлинг заполучила жизнь с чистого листа, уже успев обмарать его белизну воровством, парочкой исполненных заказов-убийств и еще некоторыми деталями. Зато она свободна, и больше ничто не стегает по былым ранам, заставляя безумной тварью желать смерти всякому встречному и истязать, захлебываясь чужими болью и кровью как ненасытные пьянчуги лакают дешевое вино.
- Знаешь, - не особо меняя выражения глаз, которые продолжали туманно и отстраненно глядеть в сторону, нарушает тишину Ритца. - Некоторые тайны так с-сложно держать в с-себе, даже ес-сли они - хранители твоего покоя и жизни. Никто не знает, что Зверь - жив. Вс-се так легко и неожиданно поверили, что это чудовище удалос-сь поймать и с-сжечь живым. Что бы они с-сказали, ес-сли бы узнали, что Зверь так вс-сего лишь с-сбежал с-со с-своей тцепи? И теперь он жалкий валяетца на чердаке, ис-спугавшис-сь с-своего прошлого, почти что детцтва. Видно, что с-сгорело в огне нечто большее, чем прос-сто память о нем. С-сгорели с-силы.

Почему она никогда так и не завела себе кого-то из четвероногих или пернатых? Может, подсознательно предпочитала ни к кому не привязываться, боясь утраты, а может - просто было не до того, не до желания дарить тепло и заботу. Но все-таки предпочтение полукровка отдавала независимой снисходительности кошки, нежели фанатичному обожанию и верности собаки. Но сейчас Ритца искренне радовалась присутствию чужой жизни рядышком, молчаливому собеседнику, который едва ли кому-то что-то расскажет, но выслушает. Пусть даже не поймет многое. С таким подходом можно, конечно, нашептывать свои тайны деревьям в лесу, воде, да хоть ветру, но все-таки это было совсем не то.
А еще полукровка осознала, что слишком растеклась в этой хандре, почти утонула. И что стоит как-то выбираться, возвращаясь к жизни магнита, что притягивает неприятности и проблемы - иным словом, приключения. Ритца задумчиво перевела взгляд на оконный проем, где уже снаружи ютилась ночь и приглушенно хмыкнула. Промелькнувшая было идея казалась безумной шуткой над самой собой, казалась глупой, но... Но.

+1

9

"И я еще зараза! Я - зараза?! Ты посмотри на нее, - негодовала Флеурис, уже потянувшись и усевшись на бедро Ритцы, обняв туловище пушистым длинным хвостом. Кто бы мог подумать, что за этим спокойствием и умиротворением бушевала настоящая буря воздушного демона, - Она тут мне прозвища придумывает, как будто я не тысячелетний демон, а какой-то местный рассадник блох! И это еще я беспокоилась о судьбе этой чертовки? Я думала о том, как она, не свела ли я ее с ума? Да похоже, что я сама с катушек слетела, раз даже на секунду забеспокоилась!"
Сгорающая от желания отрастить когти длиной с Ритцу и проткнуть ими ее с головы до пят, как мясо насаживают на вертел, кошка в то же время выглядела довольной жизнью мурлыкой. Она, не сводя немигающего взгляда с тифлинга, мурчала, как тарахтелка или трещотка, или с чем еще можно сравнить это рокочущее утробное "мрррр". И как разминка перед очередной задуманной пакостью, мягкий, слегка колючий массаж передними лапками. Наверное, всякий, у кого дома жила кошка, знает это ощущение. Оно успокаивает, заставляет улыбнуться, расслабиться. И еще оно усыпляет бдительность.
Тифлинг смотрела куда-то в сторону, явно не на кошку. А что на нее смотреть? Она - всего лишь безобидное животное, сидит себе спокойно, уже нагрела своим пушистым тельцем девчонке участок ноги, да и в целом Ритца и кошка, кажется, друг другу пришлись по душе. Хвост демоница отвела назад и спустила по задней стороне ноги Ритцы, так чтобы он не попадал девчонке в поле зрения. А сам хвост тем временем стал стремительно меняться, превращаясь в голову змеи. Страшное зрелище, между прочим! Кошка, у которой вместо хвоста змея. И эта змея уже сделала виток и распахнула пасть, из которой торчали острые с полпальца длиной клыки.
"Ритца-Ягодица получит укол в ягодицу", - мстительно посмеялась Флёр, подводя пасть змеи к облюбованному участку тела. Та уже раззявилась, кончики зубов, на которых выступили капельки яда, уже вот-вот готовы были вонзиться в ничего не подозревающую ягодицу тифлинга. Иначе она хотя бы как минимум  сжалась.
- Знаешь...
Флёр, сосредоточенная одновременно на том, чтобы примеряться к полю для укола, мурчании и массаже лапками, вздрогнула. Она уж никак не думала, что Ритца решит с ней заговорить. Ну право, какой дурак будет говорить с кошками! Пасть с зубами замерла в миллиметре от аппетитной филейной части.
Тифлинг заговорила о том, что у нее прямо-таки наболело. Флеурис могла поспорить, что никому другому не довелось бы послушать подобные откровения. Лишь безмолвной кошке, которая вот-вот собирается цапнуть ее за задницу. Флёр мало понимала, о чем толкует Ритца. Что там за тайны, что за Зверь, да и это ее мало волновало. Хотя общий тон повествования, эдакая грустняшка, отчасти прошиб невозмутимую кошку. Демоница несколько мгновений колебалась, а потом фыркнула:
"Да чтоб тебя! Лаааадно, уж я пожалею не раз о том, что не отгрызла тебе твою хвостатую задницу, - Флеурис тонко вздохнула и лениво прикрыла глаза. - Не думай, что это из-за твоей слезливой истории! Ясно? Воображала! Я просто не хочу потом бегать от тебя по всему этому пыльному чердаку и орать: "Истеричка! Положь скалку на место!" "Положь?" Откуда у меня это "положь"? - она приоткрыла один глаз и подозрительно уставилась на тифлинга, - это твое словечко, деревенщина безграмотная".
Хвост снова стал хвостом и вернулся в исходное положение вокруг тела.
Флёр что-то услышала внизу. Одно ухо, как локатор, тут же развернулось в сторону звука, нетипично громкого для тихого, казавшегося мертвым чердака. Говорят же, что кошки шестым чувством обладают и чуют, когда неприятности готовы вот-вот постучать в двери. Правда, неприятности сейчас стучать вряд ли стали бы. Они бы ворвались на чердак ураганом и испортили собой весь тщательно отрепетированный спектакль. Кошка не стала бы тогда спокойно сидеть в уголке и смотреть, как кто-то покушается на жизнь ее жертвы. Ритца - ее жертва! Только она, Флёр, имеет право мучить ее, калечить и убивать!
И во избежание чего-то кошка решила предупредить девчонку, что пора уносить ноги. Она резко сорвалась с насиженного теплого местечка и рванула к окну. Замерла на обломке рамы и вопросительно обернулась на Ритцу, словно удивляясь, почему ты до сих пор не следуешь за мной? Хвост напряженно бил по бокам внезапно ставшего раздраженным животного.

+1

10

О душевных терзаниях, эмоциональных монологах кошки Ритца не догадывалась. Как обычно, мир она воспринимала просто, однозначно и не любила  много размышлять попросту, рискуя в своих философствованиях попасться кому на зубок. Конечно, что ум и хитрость необходимы, кто же спорит. Но зачем самостоятельно себе грызть мозг на темы, которые никак не изменят происходящее вокруг? А понять эту жизнь... Да демоны одни ее и знают. Так что предположения, выраженные шуткой, что кошка может быть Флёром, этой же шуткой и остались, тут же покинув рогатую голову. Ритца вообще не была уверена, что животные о чем-то могут думать. Нет, ну чего-то испугаться, домыслить и нафантазировать способны, ровно как и усвоить, что можно и нельзя, но... Впрочем, за мягкой черной пушистой шкуркой крылась и не кошка, а демон, что перелеплял свое дело, создавая химеру. Вообще-то за все годы Ритца выучилась неплохо чувствовать крадущуюся опасность, которая дышала в затылок, а потому застигнуть врасплох редко позволяла. Но тут... В конце концов, не просто так она пряталась от всех и проводила большую часть во сне, ведя себя подобно раненому животному, которое избегает возможных опасностей.
Кошка приятно урчала, и на этот звук шел отклик изнутри в виде какого-то спокойного тепла. Сейчас, с появлением зверушки в этом помещении, чердак казался едва ли не уютнее и как-то безопаснее; первое ведь время тифлинг нервозно вздрагивала от любого шороха, боясь, что кто-то за ней пришел. И что этот кто-то - Флёр.
Излив свою тайну, которая была самой весомой, самой опасной, самой значимой в ее жизни, полукровка вздохнула, как-то облегченно; как раз в тот момент клыкастая змеиная пасть намеревалась впиться в ее задницу. Кто бы мог подумать, что в последний момент Флёр раздумает, пренебрежительно пощадив и фыркнув? Так что когда полукровка все-таки вяло обернулась на кошку, хвост той представлял из себя самую обычную конечность, пушистую и лишенную каких-либо клыкастых пастей.
- А вс-сё-таки... - начала было приглушенно Ритца, скорее озвучивая мысль для самой себя, когда черная кошка внезапно внезапным рывком махнула в сторону окна, провожаемая растерянным и обескураженным взглядом. Но нет, новоявленная Филя надумала не просто сбежать, а чего-то обеспокоилась и словно бы манила за собой. Подозрительный и чужой для сложившихся устоев мертвого дома шорох достиг и остроконечных ушек тифлинга, не особо ее огорчив. Это место не было ей домом, пусть и послужило временным убежищем. Самая большая ценность - припрятанная горбушка, которая успела и зачерстветь, и запылиться, а потому интереса-то уже и не представляла, проще украсть новую. Так что, не желая связываться невесть с кем и пока что склоняясь к тому, чтобы нанести один визит, Ритца легко подхватила ту самую ткань, в которую куталась последнее время, выходя на улицу, и выбралась наружу следом за кошкой, удовлетворенно вдыхая свежий воздух. Стоять на месте было зазорно, а потому через мгновение тифлинг уже находилась на соседней крыше и спешила завернуться в ткань на манер плаща, главным образом просто не давая рассмотреть свой силуэт со стороны. Случайно бросает взгляд на подоконник напротив, где за шторой просматривается женский силуэт, что, кажется, занят переодеванием и подсвечивается пламенем лампы.
- Ну, ты ж пос-смотри, - процедила вслух полукровка. - Заднитца, круглая как мяч.
Что же, можно решить, что сама судьба подстегивала к задуманному, подтверждая мысли, послав неведомо кого в заброшенный дом. Ритца ежится, это кажется ей безумием, и в правильности она не уверена, но двигается дальше: сейчас можно без боязни спуститься на землю, вплетаясь в опустевшие улицы. Спрыгнув со стены, полукровка вертит головой, ищет кошку, надеясь, что та не умотала по своим кошачьим делам, оказавшись мимолетной ночной гостьей.

+1

11

А может, все-таки не надо было вытаскивать эту зеленую обормотку с чердака? Пусть бы к ней нагрянуло то самое нечто, что видят и чуют кошки и от чего предпочитают держаться подальше. Может быть, голодный призрак с удовольствием бы высосал всю жизнь из Ритцы, превратив ее в свое отвратительное подобие. И тогда кошка, нахально скалясь, расхохоталась бы в полупрозрачную физиономию почившего тифлинга, раз и навсегда удовлетворив свою месть. Ибо иначе, кажется, Ритца будет раз за разом наступать на одни и те же грабли и балансировать у Флеурис на грани между "ладно, путь живет" и "растерзаю гадину на кусочки". Между прочим, за одно только пренебрежительное имечко в свою сторону этот баланс сместился на сто очков в пользу второго варианта.
"И зачем я пытаюсь увести ее отсюда? - сетовала раздраженно кошка, с нервозностью помахивая хвостом из стороны в сторону. - Эта драная коза бесит меня одним своим видом. То она похотливая стерва, считающая, что ей  все дозволено и что может безнаказанно лапать меня со всех боков. То безжалостная убийца, пыряющая меня своим жалом направо и налево - да-да, я не забыла! А теперь - несчастная жертва жестого демона, погребенная добровольно под обломкам чахнущего разума и кучей вонючих тряпок. Неужели она думает, что меня смена ее театральных масок хоть чуточку задевает за живое?! НЕТ!"
Демоница была зла. И злость душила ее изнутри, обжигала, ведь ей приходилось сдерживать свои эмоции, упаковывать их в тщедушное тельце животного, которому не пристало вот так реагировать и мстить. Одна месть уже была утолена, даже слишком. Как только Флёр увидела, какой жалкой стала Ритца за эти несколько дней, то моментально успокоилась, даже совесть чуточку проклюнулась, мол, нельзя было поступать так с бедняжкой. Но стоило зеленой только рот открыть - всю совесть как ветром сдуло. Ох и договорится когда-нибудь эта Ритца-Ягодица!
Кошка дождалась, пока тифлинг поднимется и последует за ней. Хоть в этом ей ума хватило. Раз уж животное реагирует на посторонние звуки, то бери ноги в руки и удирай. Они прошлись по крыше, как заправские скалолазы, сохраняя равновесие на самом краю. Ритца замешкалась ненадолго, ее вдохновило зрелище чьей-то голой задницы, которую тифлинг сравнила с мячом.
"Завидовала бы молча ты, обладательница плоской треуголки", - сердито фыркнула в нее кошка, обернувшись на миг, а затем сиганула по водостоку на бочки под домом, и оттуда уже на землю. Тифлинг тоже спустилась, хоть и не с таким проворством, как то было  подвластно ее мохнатой спутнице. - "И что теперь? С чердака тебя выжили. Опять станешь искать пятый угол, где можешь схорониться поглубже?"
Задрав хвост трубой, кошка чинно шествовала в лунном свете, то выныривая из тени, то вновь сливаясь с ней. Она слышала, что Ритца не отстает. Но что с ней делать? Не домой же к себе вести? В дом Флёра! Хах! Демоница зафыркала, смеясь, а со стороны могло показаться, словно кошке пушинка в нос попала.
"Да уж, теперь она будет весь квартал за семь миль обходить. И все же я не хочу, чтобы именно сейчас она попала в очередную глупую глупость и неприятную неприятность. А судя по ее физиономии, она так и хочет что-нибудь такое совершить", - кошка решила сделать по-своему. И чтобы Ритца понимала, будто ее пытаются куда-то отвести, она отбегала и останавливалась, оглядывалась, ждала, пока девчонка нагонит, и снова отбегала.

+1

12

Ритца же напрочь ломала все планы хвостатому комку шерсти, даже не... Ну вы поняли; как всегда она ничего не знала, не понимала и действовала по воле души, импровизируя на ходу. Сейчас, впрочем, у нее самой имелась идея, которая казалась неразумным безумием с возможной потерей жизни - в общем, как обычно чушь с надписью "придумано Ритцей с особой любовью к безысходности". Впав в настолько глубокие, несвойственные обычно себе раздумья, тифлинг молчаливым тихим призраком скользила по опустевшим улицам, двигаясь неведомо куда. Несколько раз, будто не зная дороги или сомневаясь в своем решении, полукровка словно бы кругами бродила, возвращаясь на исходную точку или очередному повороту - тянула время, боясь дойти до своей цели. Она бы и про кошку забыла, так внезапно пропитавшись сходу этим стремлением достичь мучительного места, но та словно бы взбесилась, кидаясь под ноги, мявкая и всячески пытаясь привлечь к себе внимание. Ритца не реагировала, невозмутимо и без лишних эмоций она раз за разом перешагивала через черную проныру, обходила ее и стойко не замечала покусывания и царапки, кои пару раз промелькнули. Так уж совпало, что совершала нынче тифлинг то, чего кошка, в шкурке которой сейчас сидела демоница, никак не могла от нее ожидать. И уж удивления, наверное, была бы масса, прочти Флёр мысли, что роились в голове Ритцы.
Остановившись расплывчатым изваянием в ночи, полукровка глубоко вдохнула и выдохнула как перед сложным, ответственным или просто опасным заданием, и подняла голову, сбрасывая с рогатой головы ткань, которая укрывала на манер капюшона. Да, сложно поверить, но она стоит перед домом Флоры; там, где едва не двинулась и не сошла с ума. Инстинктивная паника накрыла с головой, заставляя несколько раз мотнуть головой, пытаясь восстановить и дыхание, что некстати сбилось, и успокоиться - сердце билось как после бега. Нервозно облизнув губки и досадуя на внезапную сухость во рту, Ритца не дала себе отступить назад, хоть и хотелось ей рвануться прочь, забиваясь в место сроду чердака, где довелось ютиться.
Но нет. И целью этого нелепого визита было не желание взглянуть своему страху в глаза, переступая через фобию, чтобы оставить ее за спиной и никогда не вспоминать. Полукровка желала убедиться, что это был спектакль, а не внезапное умопомешательство. Света в комнате отсюда ей не было видно, вполне вероятно, что хозяйка ушла уже спать. Ничего, это не помешает планам тифлинга.
Ладони внезапно вспотели, а сама Ритца долго переминалась на одном месте, прежде чем подойти к стене, чтобы начать карабкаться на тот самый балкон, что вел в комнату, куда ее пригласили тогда, почти неделю назад. Полукровка могла преодолеть это расстояние в доли секунд, оказываясь на месте бесшумной и стремительной молнией, но маршрут занял добрые пяток минут, поскольку не раз девчонка замирала на месте, вслушиваясь не в то собственный стук сердца, не то пытаясь услышать жизнь, что таилась в стенах дома. Она глубоко вдохнула-выдохнула снова, когда босые ноги ее коснулись площадки балкона. Ей было страшно, а оставаться на месте стоило больших трудов и сил; едва ли не впервые в жизни тифлинг за просто так заставляла себя приближаться к тому, что может быть опасным и жизни, и разуму. Раньше за такое приходилось обещать и платить очень много золота, уговаривая рискнуть... Кстати, где там кошка?

+1

13

"Дура, ой дуууура", - сетовала мысленно демоница, взывая ко всем богам, которые могли бы вразумить Ритцу, вложить хоть капельку мозгов в ее пустую черепушку. Вот и чего, спрашивается, она идет напролом, как тролль через заросли бамбука? Кошка же настойчиво пытается показать, что в ту сторону идти не стоит, что лучше свернуть и пойти туда, где тебе на голову не свалится в итоге кирпич или цветочный горшок. И хорошо если только цветочный! А то от разъяренных демониц многого можно ожидать. Мало того что женщина, так еще и демон! Между прочим, взрывоопасное сочетание. Раз за разом тифлинг обходила маленький черный хвостатый комок шерсти, и раз за разом он пытался в который раз свернуть ее дорогу в противоположную сторону. Да где же это видано, что она шлепает прямо волку в логово? Медведю в берлогу! Акуле в пасть!
"С дуба рухнула, да? Совесть проснулась? Да куда ж тебя черти-то несут, балда?" - фырчала кошка, уже чуть ли не цепляясь в ноги. Но это выглядело бы уже совсем подозрительно. И когда Ритца остановилась у дома, где по легенде жила Флора, демоница обреченно возвела глаза к небу, вопрошая, почему отец Имир этой зелени бестолковой даже капли мозгов не дал.
"Тебе опять шарик за ролик закрутить, да? - увидев, как тифлинг подходит к стене и берется за камни, чтобы начать свои уроки скалолазания, кошка, наоборот, попятилась назад. - Ну смотри же, Ритца-Ягодица, ты сама напросилась".
Махнув хвостом, она растворилась в воздухе и легким потоком проскользнула через проем, когда дверь, ведущая на балкон, открылась. Видит ли Ритца в темноте, Флеурис не знала, но на всякий случай не рисковала воплощаться в хозяйку дома прямо перед взглядом гостьи. Уж лучше поступить по-другому. Ведь ночью-то забралась. А что делают ночью добропорядочные люди? Правильно - спят. И воздушный поток метнулся к кровати, под одеяло, и там уже превратился в блондинку, укутанную в мягкий кокон по самые уши. Пусть теперь Ритца ищет и зовет кошку, которая предупредила ее об опасности встретить на чердаке разгневанного призрака и увела оттуда. Кошка гуляет сама по себе. И глупо думать, что она может последовать примеру тифлинга и полезть в чужой дом по стенке. Кошку наверняка ждут в каком-нибудь доме, чтобы накормить, напоить, обласкать и спать уложить.
"Так что оглядывайся - не оглядывайся, дорогая моя, но лучше смотри вперед", - злорадно подумала Флора, успокаивая свое дыхание и заставляя себя лежать тихо, спокойно, как и положено всем спящим.

+1

14

Кошки не было. Пропала и растворилась в ночи, ускользнув дальше по своим кошачьим делам, исчезла в темноте. И всё-таки свою роль сыграла, встряхнув полукровку и заставляя кое-как сворачивать с пути жизни примитивного одноклеточного, который неожиданно оказался таким понятным и легким. Проще, чем жизнь дикого зверя, помешанного на кровавом привкусе во рту. Но Ритца не спешила вламываться в дом, дверь балкона которого снова была открыта, словно бы манила внутрь, в очередную ловушку, обещая повторить урок, который не оказался усвоен с первого раза. Полуприкрыв глаза, тифлинг пыталась успокоиться, сравнивая себя то с камнем, то с хладнокровной змеей, что подползает к своей добыче и не сводит немигающего взгляда, то с простым льдом, которому всё нипочем. Ей жутковато, в горле всё так же сухо, а говорить сейчас придется; и возможно, что много, пытаясь сплести слова и фразы в логичный узор текста, что прозвучит убедительно и доступно. Полукровка попыталась проговорить речь про себя, старалась сосредоточиться на всех аргументах, с неохотой окунаясь в прошлое и припоминая детали.
И затем, как всегда очередные глубокие вдох-выдох, после которых Ритца проскользнула в комнату, двигаясь как обычно, по привычке бесшумно. Сердцебиение продолжало зашкаливать, словно комок мышц сотворенный для перекачки крови был убежден, что работать ему осталось недолго. Полукровка рассчитывала на собственное везение, которое всегда появлялось вовремя, просто иногда слегка запаздывало. Молча осмотревшись по сторонам, тифлинг вяло припомнила, что оставила свой плащ, которого уже не было видно. Жаль, но потеря невелика, тем более, что... Нет, она выживет. Всегда выживала, пусть сейчас и сунулась в логово не какого-то дракона, а настоящего демона. Ведь он демон, а его язык был раздвоенный. Только странный демон, потому что... Потому что у него глаза человека, а еще он может становиться ветром, женщиной или мужчиной. Ах да, ведь еще он превращался в этого, трехголового пса. Как же тогда он назвал ту неведомую тварь, посмеявшись? Ритца понимает, что отвлеклась на лишние мысли, мотает рогатой головой, потрясывая черными кудрями.
Флора спит, свернувшись и закутавшись как гусеница в кокон; подобравшаяся полукровка бесцеремонно срывает одеяло, откидывая его в сторону на пол. Когтистая рука, вцепившись в плечо, ощутимо встряхивает спящую девушку, заставляя выпасть из дурмана сновидений и грез; впрочем, ладонь тут же перекочевала к горлу, угрожающе упираясь загнутыми остриями когтей в кожу. Подключился к делу и хвост, жало которого иглой уже покачивалось в считанных сантиметрах от переносицы жертвы.
- Флёр, - голос Ритцы дрожал, отчего она тут же кашлянула, пытаясь из ниоткуда зачерпнуть воли и уверенности. - Я тебя уже убивала... Но тогда ты с-стал ветром и тут же ожил вновь, очень злой... Ес-сли я тебя убью с-снова... Или ес-сли ты покажешь с-свою с-силу...
Нет, не так! Не то! Слишком агрессивно, слишком самоуверенно, нужно иначе! Как же сложно объяснить что-то, когда в ушах звенит, а сердце зашкаливает будто бы скачкой, аж голова кружится. Полукровка пыталась объяснить, что сейчас загнала его в угол. Убьет его - он станет ветром, раскрыв себя. Или не пожелает умирать, нападет первым и обездвижит, может сам первый убьет. Но едва ли он настолько глуп, чтобы продолжать пытаться играть и держать маску.
- Я знаю, что это - ты, - выдохнула она. - Почему ты тут? Ты же...
Ну да. У тебя же был огромный дворец со множеством слуг, золото и украшения. Почему же ты сейчас сидишь в этих трущобах, так далеко от дома?

+1

15

Не у одной Ритцы сердечко колотилось отчаянно. Флеурис тоже чувствовала, как ее пульс начинает частить, как жар приливает к щекам, ко всему телу, как каждая мышца напряжена и словно ждет, пока ей дадут команду к действию. Только если у тифлинга сердце лупило с заоблачной частотой из-за страха, то у Флёр - от накала ситуации и напряжения, когда ждешь, что вот-вот должно случиться то самое, от чего ситуация может принять непредсказуемый оборот. Но вот такого поступка от Ритцы Флёр и вовсе не ожидала. Она притворялась спящей, укутанной в одеяло, пыталась обуздать свое человеческое тело и усмирить дыхание, сделав его максимально приближенным к дыханию спящего человека. И уж никак не ждала, что тифлинг решит не красться незаметно, а действовать с агрессией и небывалой наглостью.
Одеяло оказалось сорванным с девушки. А учитывая, что Флеурис только-только оказалась в кровати и там же и воплотилась в человека, то одежды на Флоре не было и вовсе. Сориентироваться сразу не получилось, так что Ритце повезло оказаться в доминирующем положении. Ее когти снова сжали горло девушки. Снова - ибо Флеурис прекрасно помнила, как они умеют разрывать живую плоть. А ядовитый хвост, действие которого демоница тоже на себе успела испытать, склонился к лицу в угрожающей близости.
"Надо было вырвать тебе все твои мерзкие конечности, когда у меня было такое желание", - мысленно прошипела Флёр, сверля взглядом, полным ненависти, эту зеленокожую полукровку. Но прежде стоило сделать выбор.
А вариантов всего два:
1) продолжать спектакль и повестись на угрозы Ритцы. Поднять лапки кверху и заверещать испуганным голосом "Не убивай меня так, ты же так меня не убьешь!" Тогда придется корячиться под этой невыносимой ненавистной девкой, позволить ей в который раз чувствовать свое превосходство, которое, между прочим, совершенно ничем не обосновано. Но зато можно будет провернуть месть куда более изощренную, свести с ума до конца, заставить сомневаться вообще в реальности всего, что окружает.
2) плюнуть на эту чертову конспирацию и оторвать Ритце голову. Просто, быстро, эффективно. Не требует чрезмерных затрат. Приносит душевное спокойствие и моральное удовлетворение. Минусов нет, плюсы огромны.
И что самое важное - решать нужно побыстрее.
"ОТОРВАТЬ ЕЙ ГОЛОВУ!" - благим матом заорал демон внутри хрупкой испуганной и сонной на вид Флоры. И всё же не стоило недооценивать даже физическую силу стихийного демона, пусть даже он и изображал сейчас из себя слабую овечку. Рука девушки отчаянно шарила по прикроватной тумбочке. Нашарила... что? Правильно - бутылку. И - хрясь! По рогатой голове со всей дури! В то же время вторая рука перехватила хвост у самого основания жала и, развернув его, впечатала острие в шею тифлинга.
"На, сучка, порадуйся своей прекрасной дурман-траве!" - чуть ли не зарычала злорадно Флора. Но теперь она выпрыгнула из кровати, воспользовавшись временной недееспособностью Ритцы, и отскочила к дальней стенке, ожидая того, что может произойти следом. Быть может, все действия Флёр отбили тифлингу последние извилины, а?

+1

16

То, что демоны как правило, весьма неприятные, гордые и коварные создания, далекие от того, чтобы называться душками, - Ритца как-то упустила из мыслей. Флёра она, само собой, практически не знала, но наивно подумала, что тот признает собственную поимку, где она загнала его в угол, и раскроет все карты. Ну или отшвырнет взмахом руки в стену, натравив воздух и ветер. А вот то, что ей от души (да даже силой несколькоих душ, если так) грохнули бутылкой - это как-то внезапно, ровно как и последующий укол жалом в свою же шею. Ритца, не ожидавшая такой прыти от спящей было девушки, просела и попыталась уйти назад, дезориентированная не хуже, чем если бы обкололась собственным ядом. Звонкий удар пришелся в основном по рогам, которые были крепкие и порой выступали не украшением или обязательным грузом для головы. А то многие шутковали, что лишь для такого ее башка и годится. Ну и, чтобы есть туда еще, куда без этого...
Осколки, которыми расплескалась бутылка, брызнули во все сторону, поранив и полукровку, украшая царапинами и порезами. В глазах потемнело, успев блеснуть россыпью симпатичных рыже-красных искорок, которые тут же угасли. Ранки зудели и щипались, поскольку такие ничтожные повреждения организм спешил зарастить поскорее - они требовали не так много усилий. Хвост, к досаде Ритцы успевший все-таки отравить ее кровь парой капель наркотика, уже вился как обычно за спиной, скрыв жало. Сбитая с толку и огорошенная тифлинг слепо водила головой, пытаясь обнаружить своего противника. Она успела и вскрикнуть от удара, и злобно зашипеть от боли, но лютого рычания, которым она обещала вырвать сердце и сожрать его, так и не зародилось в горле. Отступив назад и жестко пошатываясь, она вяло провела рукой по голове, выбирая из волос осколки. Взглянув на свою руку, Ритца поморщилась, увидев следы крови на той, и подняла взгляд на девушку, которая сейчас ютилась у дальней стены. Подходить полукровка не собиралась, ровно как и отвечать агрессией.
Выросшая в лесу, неплохо знающая поведение животных, тифлинг предпочла выбрать позу, которая бы немо утверждала о ее признании силы противника и своеобразном подчинении. Так она несколько ссутулилась в стремлении показаться меньше - учитывая и без того невысокий росточек, это вообще придало ей сходство с каким-то испуганным ребенком, - заставила хвост прекратить свою пляску и замереть неподвижно, постаралась и руки сложить так, чтобы не казались с угрожающим замахом когтей. Взгляд она на мгновение потупила, но тут же все-таки осторожно глянула на Флёра. Неловко пошатнувшись, она снова коснулась прикоснулась к виску; голова своей тяжестью напоминала литой чугунный шар, который болел.
- Я не убивать тебя пришла, - морщится снова и бурчит Ритца, стараясь быть услышанной на таком расстоянии. - Это невозможно, а ты разозлишьс-ся. Мне нужно было с-спровотцрировать тебя. И уж людс-ские с-самки так с-сильно точно не бьют...
Чувствуя непонятное головокружение и слабость в ногах, тифлинг все-таки уселась на пол, свистяще вбирая воздух в легкие. Как-то это было... Недостаточно что ли продуманно вернуться сюда и пытаться что-то решить. Однако, надо отдать должное Флёру, тот не стал ее убивать. Интересно, он пытался продолжить играть свой образ? Дескать, испуганная девушка, к которой кто-то влез, вот и огрела бутылкой? Только вот рога чудом не отвалились после такого удара. Или... Умирать настолько страшно, что даже бессмертное существо цепляется за жизнь? Видимо, что притворяется, - с досадой думает Ритца. - Ведь он не стал ветром, а мог.
- Да знаю я, знаю, - устало выдохнула она. Глаза закрывались, голова гудела, еще и мутить начинало... Демоны, да ведь еще яд потихоньку вплетается в ее сознание, утяжеляя восприятие. Тифлинг заставила себя поднять смутный взгляд. Она, сидя и обхватив поджатые ноги, не сможет увернуться, если в нее полетят какие-нибудь предметы. Нехорошо...

+1

17

Как бы ни вела себя Ритца и как бы ни упрямилась, называя блондинкой Флёром и уличая ее в том, что это на самом деле перекинувшийся девушкой тот самый Флёр, с которым сохранились очень неоднозначные отношения, сама демоница продолжала вести свою игру. Нет уж, она не признается и не откроется, раз взялась притворяться, то лучше довести дело до конца. Пусть это сложно, пусть очень хочется поотрывать тифлингу все выступающие части тела и повыковыривать все не выступающие. Пусть она тявкает как заслуживающая порки хамка. Пусть пытается спровоцировать вспышку ярости у демона, который этому очень даже подвержен. Но Флеурис не поведется. Она стоически выдержит эти провокации, будет держать крепко в кулаке свою жажду смертей и разрушений, ведь ее итоговая цель куда более приятнее, чем минутная радость от своего превосходства.
Сейчас удалось вырваться, воспользовавшись собственной смекалкой и не убранной бутылкой. Первая помогла быстро сориентироваться, а вторая - оглушить нападающую и выиграть для себя еще несколько мгновений, чтобы в качестве итогового удара произвести укол Ритцы ее же собственным хвостом. Конечно, совсем скрыть свою сущность не получилось. Удар вышел не слабым, таким человеку и череп проломить можно. Втайне Флёр надеялась, что Ритца повалится наземь без сознания, и тогда можно будет вновь произвести манипуляции с ее разумом. Благо, для того все условия имеются. Но она оказалась на удивление крепкой.
"Да, похоже, там голова чугунная. Причем сплошняком", - мысленно фыркнула Флора, отлетая к противоположной стене. Она могла бы сейчас поступить, как обычная девчонка, и изобразить из себя испуганную жертву, на которую напало рогатое чудовище. Но почему-то казалось, что Ритца на такой цирк не поведется.
Зато ответный ход демоницы малость отрезвил нахалку. Во второй раз в атаку она не пошла, хотя Флора, сжавшись у противоположной стены, всячески изображала естественный ужас, который испытывает жертва перед убийцей. Она нашарила еще одну бутылку - та валялась под столом, уже пустая, - такого добра в доме Флеурис было валом. Всем своим видом показывала демоница, что будет сопротивляться, если тифлинг решится на еще какой-нибудь финт.
- Я не убивать тебя пришла
"Можно подумать, что у тебя бы получилось"
- Это невозможно, а ты разозлишьс-ся.
"Прааааавда? А сейчас я, должно быть, парю в облаках от восторга"
- Мне нужно было с-спровотцрировать тебя.
"Знаешь, что тебе нужно? Мозгов прикупить. Хотя в твоем чугунном курятнике они всё равно не приживутся".
- И уж людс-ские с-самки так с-сильно точно не бьют...
"Единственная здравая мысль за всё это время, но не надейся, что я стану ее подтверждать или опровергать".
Ритца сползла на пол. Похоже, ее дурман-трава действительно дала жару. Флёр же вся лучилась злорадством. Мол, помнишь, как ты меня этой гадостью пыталась укокошить, так вот тебе ответный ход. Пробуй, радуйся, наслаждайся. Чего она там бурчит себе под нос, Флёр понятия не имела. Вот еще, прислушиваться в наркоманскому бреду. У нее самой было занятие поважнее.
"Как в таких случаях поступают люди? А, точно!" - озарение настигло почти сразу, и Флора срывающимся голосом крикнула:
- Пошла прочь, пока я стражу не позвала!

+1

18

Ритца даже и не думала подняться, отползти в сторону. Просто безучастно наблюдала, продолжая рассиживать на заднице, свернув хвост кольцами где-то за своей спиной. За спиной всё так же были открытые двери, ведущие на балкон; разумеется, что они не захлопнулись, не сомкнулись от внезапного порыва ветра. Флёр продолжал вести этот маскарад, который здорово надоел полукровке. Она, правда, затруднялась логично ответить, зачем пришла сюда. Убедиться, что не сошла с ума и мир - не внушенные ей иллюзии, а обычная жизнь, которую едва ли поймешь? Поговорить со своим врагом? А врагом ли? И о чем вести беседу, на какую тему? Сонливость и ленивость переполняли ее, вызывая острое нежелание хоть как-то двигаться. Оно и не было ей сейчас нужно, потому тифлинг с насмешливым равнодушием белых глаз наблюдала, как девушка судорожно чем-то пыталась вооружиться. Мысленно с благодушием отметив тот факт, что никакие предметы до сих пор в нее не летят, Ритца задумалась о своем следующем ходе. Итак, она завалилась сюда, разбудила и неплохо так получила. Эдакая маленькая галочка, что имеет дело не с человеком, а демоном. Теперь нужно было невесть как поймать его с поличным, приструнить и уговорить на диалог. Мазнув в который раз по Флоре-Флёра взглядом, полукровка с досадой подумала, что это будет очень непростым делом, не по ее ум - чего уж тут. Она лишь метис, лишенный (по крайней мере, считает так) способностям к какой-либо магии. Крик срывающимся голосом заставил вздрогнуть.
- Вроде демон, а ис-стерит как обычная баба, - буркнула себе под нос Ритца вслух, в надежде, что тот ее не услышит. Разумеется, что даже такой вопль не выступил причиной подняться с пола и уйти прочь, обратно в ночь. Стоило попытаться сделать что-то большее, но что? По привычке мелькали мысли как эффективно и быстро убить, чем воспользоваться и провернуть кровавое дело шустро и без лишней возни. Да только тут же все затеи разбивались о напоминание, что эта тварь - бессмертна. Зато сама полукровка не раз имела шанс это самой жизни лишиться, тот же самый Флёр в своем дворце играл ею как ветер балуется пушинкой, кидая как угодно и куда угодно.
Больше всего сейчас хотелось рявнуть на девушку, требуя заткнуться, и подкрепить всё парочкой крепких словечек, но полукровка не была уверена, что такое демон станет выслушивать молча. Не стоило думать, будто она была так непоколебима в своей уверенности, что за шкуркой светловолосой девушки кроется Флёр. Мысль про ошибку подлым короедом вгрызалась и пыталась ослабить твердость в обвинениях. Ритца как могла отмахивалась, не желая снова терять опору из под ног; она едва очнулась, проведя почти неделю в какой-то спячке. Да и внезапно всплыл один железный аргумент против всего этого. Сколько раз она ловила галлюцинации от наркотика? Сколько раз у нее был шанс искупаться в навеянных иллюзиях, теряя реальность? Даже та пещера, что заставляла заглянуть вглубь себя... Ритца видела что угодно за свою жизнь, но готова поклясться всеми богами и демонами, что Флёра встретила второй раз за свои годы. А значит, это игрища, только вот... Зачем?
- Флёр, - подняла голос полукровка, чтобы теперь демон точно ее услышал. - Я хочу поговорить. И вс-сё. Ты уже с-себя рас-скрыл, и я не про этот удар и его с-силу. И уже не выйдет запутать, что я с-схожу с-с ума.
А голова между тем и кружиться начала... Стоило только вознести хвалу небесам, что не весь яд нынче расползался по крови тифлинга, потому что её наркотик порой был настолько коварен, что удерживал сознание на границе реальности, не давая провалиться в обморок и просто сжигая в страшной боли. Силуэт девушки уже виднелся расплывчатым и словно бы двоился в глазах, но Ритца продолжала делать вид, что всего лишь переживает последствия удара, который между прочим мог и голову проломить. Она внезапно осознала как рисковала, находясь в его дворце и пытаясь бесполезно убежать. И вспомнила свои самые первые подозрения, кто он такой. Видно, кровь чует родню по виду, - насмешливо подумала тифлинг, размышляя как быть дальше. Ей было дискомфортно, что привычное желание дать сдачи за удар она вынуждена сдерживать изо всех сил.

+1

19

Только сейчас, стоя без спасительного тепла одеяла, Флора почувствовала, как ночная прохлада пробирается через раскрытое окно. Она была напряжена до предела, но вот смекалка работала куда усерднее, чем тело и рефлексы. Требовалось понять, как должны поступать обычные женщины, застигнутые врасплох убийцей в своем доме. Вот, она отбилась от нападавшей, даже в какой-то мере обезвредила ее. Надолго ли? Что дальше следует делать? Пригрозила вызвать стражей, но Ритца и ухом не повела. Она сейчас отчего-то уверовала в том, что ее галлюцинации были реальностью, и что Флеурис на самом деле существует в теле хозяйки этого дома. С чего вдруг такие резкие перемены во мнения, демоница даже не предполагала. В прошлый раз тифлинг была готова сойти с ума и бросалась на каждую тряпку с криками "реально или нет", а тут вдруг стоило увидеть кошку, которая ей что-то промурлыкала, и всё, как ломом по голове пристукнули: нужно вернуться в тот дом и наброситься на его владелицу. И почему такое озарение случилось именно сейчас, именно сегодня? Когда Флёр действительно, пусть и в облике домашнего животного, пришла навестить Ритцу, беспокоясь - о, боги! - о ее состоянии.
Сейчас, по крайней мере, Флёр видела, что беспокойство было напрасным, да и вообще прежняя стратегия "мне на всех пофигу" оказывалась куда эффективнее. Демоница выбрала второй вариант действий - продолжать свою игру и не поддаваться на провокации. Но ох как же был сладок этот соблазн поддаться. Плюнуть на чертову конспирацию, на весь этот фарс, снова стать собой и выбить из тифлинга всё количество фекалий! Как же хотелось, наконец, спустить эту тетиву, дать волю своему порыву наброситься и оторвать голову.
- Флёр.
Флёр не реагировал на это обращение. Ее зовут Флора, она - человек. Ну, ладно, не совсем человек. Внешне человек, пусть даже удар по голове Ритцы вышел чересчур уж сильным, такой силой не обладает обычный человек, но...
"Я ведь и не говорила, что я человек. Поговорить она хочет, ишь ты. Интересно, она всех вызывает на душевные разговорчики такими вот методами? Хах! Обойдешься, зелень рогатая. Мы играем по моим правилам".
Демоница рванула со стула тунику и быстро натянула ее, скрывая свою наготу хоть так. Ей показалось, что "жертва" не должна спокойно стоять и ждать, пока враг очухается. А за стражей бежать, в чем боги создали, как бы моветон. Да и не факт, что эти городские дармоеды послушаются голой бабы, а не попытаются ее первым делом завалить на лежанку.
И кстати, если бы Ритца сейчас привела ей как аргумент эту сверхсилу, то у Флёр уже был ответ наготове. Такой, что не отвертеться. И доказательства даже предъявить сможет. Но... сначала нет, надо поступать, как поступает обычная женщина в такой ситуации. А именно - БЕЖАТЬ!
Она выскочила из комнаты, хлопнув дверью, и помчалась, перепрыгивая через несколько ступеней сразу, на первый этаж, в коридоре впрыгнула в первые попавшиеся ботинки - и на улицу.
"Ох боги, до чего я докатилась! Убегаю от смертницы. Ну да ладно, продолжаем играть. Интересно, она побежит за мной или смоется, пока я бегу за стражниками?" - остановившись на углом дома, демоница решила проверить, где там находится сейчас тифлинг. Она воспользовалась своей магией, чтобы определить ее местоположение, благо это было возможно благодаря открытой балконной двери.

+1

20

В жизни полукровки случаи, когда она пыталась договориться по-хорошему или просто элементарно решить какой-то вопрос через диалог, можно было пересчитать по пальцам. Иногда причиной служило однозначное преимущество в силах не на стороне тифлинга, иногда - желание разнообразиться что ли или развлечься. Чаще же, когда иные методы просто не показали себя эффективным. Как разгребать сложившееся, Ритца так и не придумала. Да и внезапно это потеряло свою актуальность, когда девчонка схватила какую-то тряпку, чтобы закутаться, и убежала, даже без перепуганных воплей, хотя дверью хлопнула со знатным грохотом. Так не каждая оскорбленная женщина уходит от мужика. Задумчиво вслушиваясь как та несется с грохотом по ступенькам, полукровка вздохнула.
- Актрис-са хренова. Ис-стеричка дурная.
Может быть, конечно, не стоило так сходу вламываться, одеяло стягивать, когтями грозиться... Наверное, за бутылкой вина или чашкой какого-то там отвара трав можно было обсудить. Это сейчас постепенно доходило до Ритцы, но дело было сделано. Вот, кажется, хлопнула дверью снизу, а что дальше? Почему тишина на улице? Тифлинг не выдержала, вскочив на ноги, снова пошатнувшись. Выглянула на балкон.
- Орать забыла, что нас-силуют и убивают! Дура! - рявкнула она, не особо заботясь, что подобным воплем может переполошить пол улицы. С другой стороны, обычно маниакальные личности подобное не орут вслед. И звучит такое как семейная разборка. Мало ли там... Сестры поцапались?
Вздохнув снова, махнув на всё рукой Ритца вернулась обратно в комнату и нахально уселась в кресле, развалившись. Можно было, разумеется, устроиться и в кровати, но избранное ею место было в значительной степени ближе к балкону в случае необходимости свалить.
- Это он, - пробурчала она вслух, напоминая себе, что имеет дело с неизвестно кем, кого считает демоном. Меняет облик, может становиться ветром, этой же магией и владеет. И язык раздвоенный, точно, это самое главное! Самое противное, что как-то эти аргументы звучат не очень убедительно и весомо, всё строилось на уверенности и внушении. В принципе: может демон, а может и нет. Да хоть... Хоть... Хоть сам кто-то из Богов, только пусть прекратит прятаться. Ладно бы не раскрывался из своего истинного облика, продолжая притворяться бабой (да, мужской образ Флёра был принят за основной), но теперь...
- Говорят, что бабы - дуры, - задумчиво проговорила Ритца вслух, обращаясь к пустоте. - Может, это от превращения он таким с-стал?
Тактично для себя самой она предпочитала не задумываться, что столкнулась с относительно адекватной реакцией. Наверное, сама бы так себя повела, если бы вломились в ее дом и сходу вот так взяли за горло. Но полукровка предпочитала узнать до конца правду, так что оставалось только ждать, прислушиваясь ко всему вокруг. Вдруг, правда стражу призовет?

+1

21

Ритца вела себя очень странно. Ну правда, страннее некуда. Если была уверена, как говорила, что Флора - тот самый демон Флёр, с которым, кажется, не закончены старые счеты, то какого ж рожна она на него так опрометчиво нарывалась? Разве забыла уже, как он любит кормить акул? Как любит отрывать головы? И что самое основное - что он неубиваемый и очень вспыльчивый! А если не была уверена, то разве не может додуматься своими маленькими куриными извилинами, что обычная жительница обычного дома в такой ситуации тут же помчится звать на помощь? Флеурис, по крайней мере, пыталась создать именно такое впечатление. Она - простая обитательница этого города, которая ведет не очень пристойный образ жизни, владеет отличным хуком справа и быстро бегает.
Указание, выкрикнутое с балкона, было весьма ценным, однако Флёр не стала ему следовать. Она была вне зоны видимости тифлинга и не хотела, чтобы та определила ее местоположение.
"Насиловать и убивать тебя буду я. Доиграешься. Мое терпение не бесконечное!" - зло думала демоница, с помощью магии проверяя, где находится Ритца. Вот она постояла на балконе, выглядывая, наверное, блондинистую голову. А потом вернулась в дом и, судя по магическому донесению, обосновалась на кресле. - "То есть ты планируешь дожидаться меня в моей собственной спальне, думая, что у меня кишка тонка позвать стражу? Ха!"
Если с Флёр играть в "слабо-неслабо", то вы проиграете. Ею, пожалуй, можно так манипулировать даже, посмеиваясь с того, что она якобы чего-то не сможет сделать. Она назло будет делать всё, чтобы доказать себе и всему миру, что для нее преград не существует. Гордыня... вероятно, один из самых сильных ее грехов.
И демоница побежала к посту стражников, по ходу дела состарив себя внешне лет на тридцать, чтобы ушлые мужики вдруг не решили поприставать к молоденькой красотке, вдобавок измазалась дорожной пылью. Жаль только, что синяки или порезы не смогла бы наставить, слишком уж быстро тело демона регенерирует. Скорчив жалобную мину и пообещав стражникам хорошенько заплатить, если те схватят зеленую бестолочь и упрячут ее под замок, Флёр повела их за собой. К слову, среди этих пятерых даже орк был, он шагал самым последним, возвышаясь над остальными, как гора. Незаметно для стражей демоница окутала всю группу воздушным одеялом, дабы приглушить звуки, издаваемые доспехами и тем же грузным орком. Приблизившись к дому, Флёр опять проверила местоположение тифлинга и убедилась, что та по-прежнему в комнате.
"Ну просто золотой ребенок. Где оставляла, там и сидит".
Флеурис прекрасно знала о способностях Ритцы бегать по потолкам. Так что сигануть с балкона на крышу или на землю ей ничего не стоит.
"Поэтому, дорогуша, небольшую хитрость тебе соорудим", - едва стражи вошли в дверь, как весь дом окутался почти незаметно электрической сетью. Ее можно было увидеть, если целенаправленно всматриваться за окно, но так, не знающий о ее существовании человек не различил бы ничего необычного. Среди стражников был один маг, один арбалетчик, а все остальные - обычные бойцы на мечах и кулаках. Учитывая, что в тесной комнатке особо не постреляешь, то надеяться можно было лишь на орка, зная силу Ритцы. Хорошо, хоть яда в ее хвосте уже нет. Весь на себя перевела, должно быть. Да и она сейчас, по идее, должна ловить глюки и считать облака. Легкая добыча.
Когда стражники забрались на второй этаж, Флёр распустила незримый кокон, скрывающий звуки, и теперь Ритца могла уже услышать, что за ней все-таки пришли блюстители закона.
- Сдавайся по-хорошему! - провозгласил орк, первым входя в комнату. Его большущая туша заняла, наверное, половину комнаты, а головой он почти доставал до потолка. Незаметно вернув себе прежнюю внешность, Флёр, жалобно кутаясь в плащ, осталась стоять в коридоре. Ей предстояло заботиться о том, чтобы Ритца не сбежала.

+1

22

Долго. Слишком долго ждать неизвестно чего, а тело как-то лениво растекается, расслабляется, желая впасть в дрему. Последствия удара в виде некоторого сотрясения и неприятного ушиба уже устранены трусливым и живучим организмом, но яд продолжал отравлять восприятие. Никаких галлюцинаций в виде домогающихся Флёров не было, но предметы, на которых фокусировался взгляд, воспринимались слишком остро, в то время как окружающее казалось расплывающимся и каким-то текучим. Головокружение перестало донимать, а остальное... Оно было привычным, давным давно привычным, а потому перестроиться на новое виденье мира ничего не стоило, успешно передвигаться в пространстве и даже порой достойно отбиваясь от опасностей.
Кстати, о птичках.
Никаких криков так и не донеслось с улицы, Ритца вслушивалась лениво, полностью доверившись своей чувствительности, которая подводила слишком редко. И как видят боги - зря поступила так опрометчиво. То, что Флёр все-таки решится призвать охрану она не исключала, пусть и сомневалась. Но вот такой подлости тифлинг никак не ожидала, отчего в первые мгновения белый взгляд выразил недоумевающий испуг, фокусируясь на самом ярком и заметном противнике; на мгновение промелькнули подозрения, что демон выбрал новую личину, но звуки с коридора подтвердили, что есть кто-то еще. С места полукровка не сдвинулась, продолжая, казалось бы, нежиться в пригретом местечке, но рогатая голова склонилась набок, пристально метаясь изучающим взглядом по огромной туше, от которой в комнате в один миг стало тесно.
Орк.
Это было и хорошо, и плохо: блистать лишней ловкостью такая туша не могла, зато обладала недюжинной силой и достаточно прочной кожей, которую прорвать острые когти всё же могли. Зато сложнее было с ядом, которого было меньше, чем нужно. И еще он был недостаточно сильный, чтобы пронять такого здоровяка, а беготня по потолку была достаточно бесполезна по причине роста противника. В общем, неприятная и гадкая ситуация, от которой стоит убежать. Рогатая голова мягко глянула в сторону всё так же раскрытого балкона. Тифлинг помнила о возможных уловках Флёра и искренне не понимала сейчас, почему тот не лишил ее возможности бежать прочь - случайный порыв ветра ведь вполне мог захлопнуть двери, по счастливому совпадению, правда? Взгляд снова переметнулся к орку, с которым очень не хотелось драться; сдаваться же было безумием, потому что могло обернуться чреватыми последствиями... Тем же всколыханием прошлой жизни. Жизни Зверицы.
Пытаться выбежать из комнаты - кто-то еще топтался у входа, включая, вероятно и Флёра. Неохотно, лениво, словно потревоженная сытая змея Ритца наконец-то встала на ноги, приходя в движение. Гибкий и шустрый хвост повелся из стороны в сторону, а полукровка, не нарушая тишины, замерла на месте, с любопытством рассматривая орка; сама она была готова утечь в любой момент от медвежьей хватки.

+1

23

Какая она странная, эта зеленая полукровка. Неужели думала, что Флёр мухлюет? Что лишь сделает вид, будто позовет стражу, а на самом деле постоит за углом, ожидая, пока незваная гостья, поджав хвост, махнет за горизонт? Ну подобными штуками тифлинга не напугать, тем более что Ритца наверняка не ожидала, что угроза окажется воплощена в жизнь. Но если демоница решила играть до конца, то и роли жертвы нападения тоже лучше придерживаться до конца. Неважно, что жертвой Флеурис никогда не была, однако у нее самой бывали жертвы, и она за тысячи лет жизни уже обозначила для себя модель поведения в подобных ситуациях. Правда, одно дело - смотреть со стороны, а другое - изображать несчастную персонально. И возможно, будь Ритца менее уверена в своих словах, что Флора - это Флёр, то и не заметила бы этих мелких недочетов. Как тот же крик.
"Неужели все бабы истерят, как ненормальные, бегут по улице и орут, что их убивают, грабят и насилуют? - недоумевала демоница. - Да нет же, не все. Только идиотки будут так делать. А вдруг убийца, грабитель и насильник бежит следом, чтобы поймать и закончить дело? Нет-нет, уж лучше спрятаться, отсидеться тихонько, подождать, пока путь не окажется чист. Так ведь эффективнее".
Может быть, Флёр рассуждала сейчас не как блондинка, застигнутая врасплох, а как умудренный опытом тысячелетний демон. Но ей сложно было представить даже на мгновение, как она от кого-то будет бежать в дикой истерике и сотрясая ночной воздух своими воплями.
Ритца даже не стала делать ноги, когда на пороге комнаты появились стражи порядка. Это удивило демоницу, однако, памятуя о способностях и коварстве тифлинга, Флёр предусмотрела, кажется, все варианты для того, чтобы зеленая нахалка не сбежала.
"Ее нужно проучить. А то ишь ты.. повадилась лазать ко мне в дома. Это у нее уже, видимо, становится традицией".
Будь Ритца чуточку повежливее и не такой наглой, они бы уже решили все свои проблемы и спокойно разошлись в разные стороны с надеждой больше никогда не встречаться. Но Ритца не любит спокойствия и гладких решений. А раз не любит, раз считает, что изо всякого дерьма может выбраться и не запачкаться, то тут демоница ее решила раз и навсегда обломать. Пусть не задирает носа. Найдется управа и на такую хитрую, скользкую змею.
Видимо, за тушей орка Ритца не увидела остальных, вот почему все ее внимание было приковано лишь к нему. Как самый большой и опасный. Флора осталась в коридоре, наблюдая за действом и являясь эдакой группой поддержки. Если у Ритцы будет что-то получаться, то демоница вступит в дело, и там уже случайно на нее люстра упадет, или потолок обвалится ровно над ней, а если и это не поможет - да ради богов! Шальная молния залетит в окно и устроит тифлингу шоковую терапию.
"Надо бы чтоб она не сдавалась сразу, да, чтоб стала отбиваться, пусть даже убьет одного или парочку этих солдатиков, - прикидывала из-за двери Флёр. - Это станет ей отягощающим обстоятельством, и тогда ее без суда и следствия сбросят в камеру смертников, а завтра ее рогатая голова украсит кол. Хотя нет, не украсит... изуродует".
Следом за орком в комнату вошли и другие стражи. Они рассредоточились полукругом. Арбалетчик навел на тифлинга свое оружие, а маг - бес знает, какой он магией владеет, - явно тоже что-то замышлял. Два мечника, обнажив свои клинки, направились к Ритце, впрочем держась чуть дальше, чем орк, который собирался схватить девчонку, похоже, голыми руками. Он сделал несколько шагов вперед и занес руку - не для удара, а чтобы схватить Ритцу за плечо, развернуть спиной, завести ее руки назад, спеленать их, да и всё, как полагается в таких ситуациях.
Флёр же, замерев неподвижной статуей у двери, следила за каждым движением Ритцы. Пусть только попробует выкинуть какой-нибудь финт.

+1

24

Ритца не боялась. Сейчас, достойно загнанная в угол и уже без перспектив отбиться, она с каким-то любопытством вникала в эту ситуацию, рассматривая ее словно бы со стороны. Всё это время она так и не сделала попыток вырваться через открытый балкон, скорее по причине вбитых тогда своеобразной дрессурой смутных воспоминаний предпочитая избегать такого банального отступления. Полукровка не всматривалась в это окошко на свободу, не пыталась высмотреть едва заметное даже острому глазу переплетение сетки, которая обожжется небесным огнем, если кто соблаговолит прикоснуться к ней. Никакой паники и желания метаться так внутри и не пробудилось; только какое-то ленивое раздражение нахлынуло, что придется куда-то идти и как-то разбираться. В том, что она сумеет ускользнуть, не было сомнений, потому больше всего в этом плане тифлинг походила на крысу, которой хватало одной единственной лазейки, чтобы махнуть хвостом на прощание. Безумная отвага полукровки с готовностью биться рогами об стену целую вечность сравнительно быстро утихала, когда она принимала серьезность ситуации и выбирала стратегию сдержанной строгости вкупе с предельным вниманием, чтобы отыскать ошибку и воспользоваться ей, не обременяя дальнейшим своим присутствием.
Самое неприятное, что покалывало напряжение иголочкой - так это возможность, что невесть как вдруг вспомнят, всмотрятся и узнают, припоминая каждый из кровавых пиров Зверя. Однако полукровка помнила рассказы про ликующую радость после признания ее якобы смерти, а разувериться в подобном знании едва ли кто захочет - верить в умершее чудовище очень приятно.
Теперь она уже видела и остальных, встречая их насмешкой в белоснежных глазах и на губах - ей льстило, что за ней пришла такая орава, тогда как один-единственный Флёр мог играючи свернуть шею или сокрушить, обрушив полную ярость воздуха. На мгновение ей даже любопытно стало, а может ли он лишить возможности дышать, но спрашивать и подавать идею полукровка не спешила - вдруг на ней же и продемонстрирует возможный талант?
Пока что ни единого угрожающего движения со стороны тифлинга так и не мелькнуло, зато орк уже намеревался скрутить ее, связывая руки за спиной. Флёр же не двигалась, наблюдая за происходящим - взгляд Ритцы так и не коснулся ее за весь этот период, лишь боковое зрение фиксировало присутствие демона поблизости. Неохотно полукровка подалась назад, опуская глаза; как раз недалеко от нее и обнаружилась расколотая бутылка, представляющая из себя смертельно опасную розочку, которой ничего не стоило вскрыть горло. Забавы и интереса ради хвост, молниеносно дотянувшись до остатков сосуда, отправил сие возможное оружие в сторону раскрытого проема - бабахнет или нет?
А сама Ритца, мысленно поражаясь собственной наглости и интересуясь последствиями, уже уселась обратно в кресло, поджимая ноги и добродушно щурясь аки сонная кошка, которая недовольна тем, что ее потревожили, но не ворчит.

+1

25

Казалось бы, только чиркни спичкой в воздухе, и всё полыхнет в один момент, ибо такое напряжение витало, что его сложно было не ощутить. Хотя стражники его явно не чувствовали. Им Ритца виделась лишь наглой нарушительницей уединения той пожилой дамы, которая обратилась к ним за помощью. Рогатая зеленая девчонка, тифлинг.
- Выродок, - сплюнул орк с отвращением. Хотя орки и сами не были расой, особо привечаемой и любимой среди остальных жителей Альмарена, но по крайней мере они не были потомками демонов. И лишь этот аспект позволял орку, как тот сам решил, не считать тифлинга даже за разумную особь, заслуживающую хоть толики снисхождения.
"Мой пол", - тем временем, раздраженно подумала Флёр, ее взгляд на несколько десятков секунд задержался на темном мокром пятне, оставленном орочьими соплями. Демоница терпеть не могла подобного отношения к своему имуществу, пусть даже это имущество было ее лишь на время, пока та снимала эти апартаменты. Да и в целом она предпочитала видеть свою обитель чистой, а эти стражники мало того что наследили по всему дому, натаскали грязи, так еще и... сморкаются тут, как будто это какая-то захудалая забегаловка, а не дом добропорядочной одинокой женщины. Теперь уже Ритца не казалась большим злом.
"Может быть, этих нерях поперебивать всех один за другим? - однако этот вопрос повис в воздухе, как только Ритца продемонстрировала чудеса дедукции. Ну конечно, если она считает блондинку Флору тем самым демоном и ничто не может ее в этом переубедить, то бросание остатков бутылки чем-то поможет. - Вот же зараза! Что она..."
Демоница замерла с полуоткрытым ртом. Она не успела среагировать, чтобы вовремя снять электрическую защитную сеть, да и на это нужно времени чуть больше, чем краткий миг полета такого снаряда. В итоге Флёр лишь сощурилась, когда мелькнула искра, однако взрыва от соприкосновения предмета и магии не последовало, лишь небольшая вспышка, а затем бутылка полетела в обратную сторону и впечаталась острыми краями тифлингу в плечо. Никаких, конечно, смертельных ранений это бы за собой не повлекло, но кровь появилась и наверняка ощущения были не из приятных.
Несколько мгновений в комнате застыла тишина.
- Да она, наверное, в гардину попала или оконную раму, - не так чтобы уверенно предположил один из мечников.
Флёр лишь закатила глаза, поражаясь подобным догадкам, но вмешиваться и разжевывать всё, как есть, не стала. Ритца тем временем уже умостилась в кресле, как будто ее не арестовывать пришли, а принесли челобитную.
- Ну хватит! - рассвирепел орк, который, видимо, привык, чтобы его слушались и беспрекословно повиновались. Тяжелый кулак этого зеленого великана занесся над Ритцей.
"Кажется, сейчас кому-то сломают рог. Или череп", - Флеурис прикусила губу, а затем не придумала ничего лучше, как сотворить очередное заклинание. Воздух над головой тифлинга сгустился в плотный прозрачный камень, который с силой и размахом обрушился на Ритцу, отключая ее. - "Ты мне еще спасибо скажешь, чертовка. Иначе не знаю, как бы ты пережила кулак орка".
А тот, кстати, так и замер с занесенной для удара рукой, не понимая, почему тифлинг вдруг обмякла в своем кресле, хотя от него, орка, по голове так и не получила.
Флёр, ухмыльнувшись, вновь переменила внешность, ибо для стражников она должна была оставаться испуганной пожилой женщиной, к которой вломилась опасная злоумышленница. И к тому же доблестным стражам предстояло отплатить.

+1

26

Полукровка молчала. Не отвечала на провокации, не пыталась хоть как-то зубоскалить и колоться словами, отчего лишь спровоцировала бы агрессию на себя. И уж тем более не собиралась сражаться, хотя раздражение от факта, что придется сдаться добровольно, никуда не девалось. Или это гордость задетая откликалась, что загнали как щенка в угол? Впрочем, это был не самый худший исход. Ведь тифлинг не исключала того факта, что Флёр просто ее убьет, высказав пару ласковых слов. Неужели с годами он стал таким милым и терпеливым? Или, вот же блин, и правда она ему что-то значит? Демоны их знают этих... Тоже демонов, ага. Но всё-таки полукровка действительно была бы не прочь узнать: с какого перепугу он оставил свой прекрасный дворец, возлюбленную (имя и внешность уже расплылись в памяти, что странно: мучителя запомнила на ура, а спасительницу позорно забыла) и такую беспечную жизнь? Ну искренне не понимала хвостатая зачем ютиться в образе бабы, в захудалом и обычном домишке среди простых людей. Ей бы такую жизнь, от которой ушел Флёр!

Ритца как-то и оставалась пассивной к происходящему, только вот внезапный рикошет бутылки, которая следом хищно впилась в плечо, заставил дрогнуть и недовольно зашипеть. Впрочем, это было только подтверждением ее правоты, которую навязывать присутствующим она совершенно не собиралась. Белый взгляд, тем не менее, торжествующе блеснул в сторону Флёра, а губы на мгновение скривились в усмешке, но полукровка молчала, не издав никакого звука кроме упомянутого шипения недовольной кошки, потревоженной нежеланной чужой рукой. Это вооруженные мечами люди не поняли, что произошло - Ритца же прекрасно помнила о ненавистной сетке, которая была не видна глазу, но слишком больно жалилась. Правда, страдать за свою правоту тифлинг не особо хотела; привычно сознание как-то пыталось просчитать разные варианты, чтобы убежать, но если Флёр призвал стражу, то... Вероятно, что рыпаться в его присутствии не только бесполезно, но и вредно для здоровья. Ритце оставалось только терпеть и уповать на ошибку стражников в будущем. Не то чтобы они все поголовно тупицы, но сколько лет ей получалось ускользнуть от их общества и избежать правосудия?
По-звериному зажав уши, продолжая подслеповато щуриться, тифлинг вся съежилась, словно бы не собираясь уворачиваться от удара орка. И еще неизвестно чей удар будет сильнее: атака Флёра бутылкой по голове или же далекое от ласкового молотоподобное прикосновение огромной лапищи к той же самой голове. Пожалуй, что и все вопросы пропадают касательно умственных способностей от жизни-то такой... Правда, Ритца была готова поклясться, что в голове у нее потемнело задолго до того как этот зеленый кулак опустился черноволосую голову. С каким-то недоуменным удивлением в глазах напоследок тифлинг отключилась, обмякнув.

+1

27

Всё закончилось сравнительно быстро и бескровно. Ритца была нейтрализована ударом свыше, громила-орк так ничего и не понял, но в итоге решил, что полукровка попросту наложила в штаны от страха и потеряла сознание авансом. Остальным стражникам дела не было до всех этих тонкостей, они крепко-накрепко связали арестантку и были готовы отволочь ее в кутузку, чтобы сбагрить каким-нибудь пыточникам и дознавателям.
- Хвост ей тоже свяжите, она им может здорово подпортить вам... репутацию, - и в ответ на подозрительные взгляды стражников демоница тут же пояснила, - разве вы не видели, что она именно им бросила в окно бутылку? Это ж у нее как третья рука.
На том и порешили. Держа свое слово, Флеурис честно расплатилась с блюстителями порядка золотыми монетами и слезно махала им с балкона белым платочком, пока фигуры, волочившие связанную пленницу, не растворились в ночи.
- Вот так, дорогуша! - Флёр не сдержалась, чтобы, возвращаясь в комнату, не подпрыгнуть в жесте радости  http://se.uploads.ru/mGyvE.gif. Она чувствовала такое мстительное превосходство, чувствовала свое выигрышное положение во всей этой игре, что теперь была готова петь и плясать, пусть не умела делать ни того, ни другого. А первое вдобавок еще и ненавидела от всей души.
Правда, несколько огорчал самодовольную демоницу тот факт, что тифлинг оказалась прозорливее, чем виделась поначалу. О, в первую их встречу она была дура дурой. Кровожадной идиоткой, считающей, что весь мир ей должен и что все спустят ее ошибки с рук. Флёр просто загорелась тогда желанием обломать ей рога. И довела бы дело до конца, если б Ритце не удалось смыться с помощью той рыжеволосой дамы, которая за очередной промах спустя не так много лет отправилась кормить акул.
Но сейчас Ритца каким-то невообразимым образом внезапно, непонятно с какой радости, прозрела. После скольких дней в бреду и небытие, когда окружающий ее мир давал трещину, а реальность смазывалась с фантазиями, тифлинг, увидев на своем разбитом подоконнике черную кошку, вдруг пришла к выводу: "Флора - это Флёр". Видимо, такие выводы приходят в голову всем, кто видит на подоконнике черных кошек. Это же естественное, очевидное и логичное умозаключение. Кошке даже не нужно ничего делать для того, чтобы подтолкнуть кого-либо к такому умозаключению. Кошке достаточно просто быть в поле зрения. Приветствуется мяуканье и "тот самый" цвет глаз.
- Да к черту ее! - ухмыльнулась Флеурис. Она с разбегу плюхнулась на кровать, тут же перевернулась на спину, чтобы уставиться в обшарпанный потолок. То ли это, чего она ожидала? Не совсем, но результат ее устраивает. Жаль, конечно, что Ритца мало того что каким-то чудом догадалась о истинной сущности Флоры, но еще и уверилась в этом безоговорочно. Ну да в тюрьме ей выбьют все последние мозги.

Связанную, с кляпом во рту, с привязанным к ноге хвостом, Ритцу приволокли в сырую камеру и сбросили наземь, как куль муки.
- Где-то я ее видел, кажется, - проговорил маг задумчиво. - Нужно отрыть всю ее подноготную, чтобы было за что повесить. Шестое чувство говорит мне, что отпускать ее нельзя ни под каким предлогом, Улен.
- Не беспокойся, с такой "милой" незаурядной внешностью мы легко отыщем все ее маленькие проказы, - успокоил и мага, и всех остальных стражей Улен, тот, кому с рук на руки передали пленницу, а также несколько золотых, полученных от Флёр. В качестве компенсации за доставку опасной преступницы в столь позднее время. Он еще не догадывался даже, что в качестве наименее безобидных шалостей у Ритцы числились убийства за деньги. Но выяснение этого обстоятельства было лишь вопросом времени.
Из окна ее темницы, крепко зарешеченного, была видна одиноко стоявшая виселица, грустно покачивающая своей петлей на ветру.

+1

28

А вот это уже, простите, хреново. Очнулась полукровка еще в пути, вяло было дернулась и тут же затаилась, осознавая всю красоту ситуации. Спеленали ее любовно, как гусеничку, заткнув и рот кляпом. Если в таком же состоянии и в тюрьме кинут - пиши пропало, хотя никуда не девалась надежда, что невесть как, а выберется. А вот Флёр-то скотина оказался, права я тогда была, - думает полукровка, украдкой пробуя узлы на руке - вдруг когтями да и подцепит что. - И чего он добивается-то? Ну, не убил, а себя всё равно раскрыл. Жалко, что никак ничего не рассказать про него. Ну, или про нее. Поверят, как же. - досадует тифлинг, продолжая елозить связанными запястьями. - Это всё потому что я дочь демона, да? Будто я выбирала!
Подобные предрассудки и правда сильно раздражали, хотя доводилось Ритце встречать тех, кто относился к ней как к равному. И вот забавно: в таких случаях внутри что-то кичливо недовольничало, мол, да как так, я же тифлинг, а ты меня не боишься! И прямо руки чесались сразу показать, почему все не любят, даже ненавидят демонических отпрысков. В нынешней ситуации полукровка и сильно беспокоилась за свою задницу, и с каким-то любопытством думала: как теперь будет выворачиваться госпожа Удача в этот раз? Конечно, что дракон из ниоткуда не появится, который начнет громить город и ненароком хвостом или лапой разнесет тюрьму по кирпичику, выпуская хвостатую проказницу на свободу. Но вдруг, например, проснется совесть у Флёра, тот ветерком просквозится сквозь стальные негнущиеся прутья, извинится и... Да нет, скорее дракон прилетит, - с досадой решила Ритца, жалея, что сейчас нельзя картинно сплюнуть на землю.

Ни единым мускулом не дрогнула полукровка, когда хлопнулась об каменный пол как мешок с картошкой и услышала пугающие слова. Отыщут эти ребята что-то или нет - одни демоны и ведают. Да и ей почти прямым текстом сейчас намекнули, что живой не выпустят. Не то чтобы эти слова впервые в жизни коснулись остроконечных ушек, но были далеки от приятных. И все-таки внутри гадливо и едко зашевелился самый настоящий страх, который начал грызть изнутри. Ритца не забилась панически, не замычала, просто смиренно осталась лежать на месте, не выдавая своим беспокойством правдивости высказанных предположений. Кажется, следующие недели, а то и месяцы, если не годы, опять придется провести тихой рыбкой в тине, живя впроголодь и ведя себя осторожно, вплоть до паранойи. Кое-как тифлинг перевернулась на бок, обвела белыми глазами стены вокруг, ища хоть что-то, обо что можно перетереть веревки. Плохо, что обездвижили и хвост, хотя на него была бы невысокая ставка: стрелка напрочь лишена каких-то зазубренностей, а острым клыкам препятствует впиться в веревку кляп. А еще не было совсем змеиной гибкости, благодаря которой получилось бы выгнуться девяткой, чтобы как-нибудь рогами попробовать перетереть путы. Рога, интересно, еще целы? И им, и голове сегодня много досталось.
Можно было продолжать ждать чуда, материть в мыслях козла Флёра и получить в итоге лишь виселицу утром. Или чего похуже. Даже, например, не пытали еще. А уж от боли Ритца соловьем запоет, рассказывая что угодно и как угодно - такое терпеть она не умела, излишками героизма не страдала и вообще какая-то дурная ночка вышла. Да еще и кошка вспомнилась, та самая. Вот лучше бы тифлинг дальше себе жила как животное, выбираясь только пожрать!
- И ты сволочь тоже, Филя, - обхаяла в мыслях черный комок Ритца и пуще прежнего начала пытаться высвободить руки. Всё-таки лучше так, чем молча лежать и матюгаться в мыслях.

+1

29

[NIC]Утятина[/NIC]
[STA]Кря-кря[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/sWczC.jpg[/AVA]
[SGN]Лэтять вуууууткы! Лэтяяяяяять вууууууткы!  :D [/SGN]
Ритца, конечно, могла бы выпутаться из своих оков, если бы потрудилась, попотела, как следует. Веревки это были все-таки обычные, пусть и крепкие, но не настолько, чтобы тифлинг не смогла бы их разорвать после нескольких долгих минут упорства. Ей никто и не препятствовал в этом. Решетки камеры крепкие, что дверные, что оконные. В коридоре периодически мелькают вооруженные стражники, которые проверяют, чтобы все пленники были на месте. Помимо Ритцы есть еще несколько. Тот, что напротив ее, совершенно не желает мириться со своей судьбой и постоянно орет, бьется о прутья, проклинает всех на свете и грозится, что как только окажется на свободе, убьет в этих казематах всех и каждого.
Вдаль по коридору у двери стоит стол и пара стульев, на которых сидят два мужика и с азартом режутся в карты. Им поле боя освещает масляный фонарь. Чуть дальше уже не один час шуршит свитками и охапками бумаг тот, что обещал раскопать всю подноготную Ритцы - Улен, он здесь, похоже, начальствует. Но редко кто обращает внимание на пленников, только, бывает, рявкнут на самого буйного, чтоб заткнулся. А один раз даже, когда совсем уж он надоел, то взяли и выплеснули на него с размаху содержимое ночного горшка. Ароматы сразу расползлись во все стороны просто чудесные, носу Ритцы тоже досталось, она ведь была в клетке напротив.
Чем больше проходит времени, тем чаще зевают стражники. Тем реже проверяют пленников. Тем тише становится в этих кутузках. Арестанты спят, свернувшись на своих мешках с соломой. Для некоторых узников это их последняя возможность выспаться.
Тем временем, игрокам надоели карты, они их сложили и убрали. Один улегся на стол, уткнувшись лицом в согнутый локоть. Второй, не желая кемарить, решил, что можно поговорить с начальством, так и ночь быстрее пройдет.
- Работки у нашего мясника завтра ого-го, - негромко проговорил он.
Улен, копающийся в бумагах, не поднимая головы, что-то промычал в ответ. Стражник немного помолчал.
- Безумному Джону наверняка снесут башку, - снова сказал уже спустя пять минут. - Не зря он колошматится ею о прутья сегодня целый вечер. Но теперь уже заткнулся, спит. Виселица для него -  слишком гуманное наказание. Скольких, говоришь, он прикончил?
- Троих,
- коротко отозвался Улен.
- И это только тех, кого точно на него можно повесить, - не унимался стражник. - С этими кровожадными тварями разговор короткий, - он красноречиво чиркнул себя ребром ладони по горлу. - А что с этим отродьем демона? Ну.. с этим позором, который наша земля не вынесет? Рогатым выродком цвета болота?
- Сколько эмоций,
- с сарказмом ухмыльнулся Улен. - Пока ничего. Выясним.
Он откопал какой-то пыльный свиток, развернул его и долго смотрел на написанное, а затем снова свернул и направился к клетке, где была Ритца.
- Эй, ты. Просыпайся. Или и на тебя ночной горшок выплеснем. Имя твое как?

+1

30

Веревки поддавались; медленно, но уверенно перебирающие их когти всё ослабляли и истончали. Отползла полукровка до того в дальний угол, устраиваясь спиной к стене, чтобы никто ничего не замечал. Время текло как-то поотдаль, а сама Ритца старательно не привлекала к себе внимания, наблюдая за происходящим поблескивающим взглядом. Высвободив руки через несколько десятков минут, она неловко изогнулась, быстро и тщательно разбираясь с путами на ногах и хвосте, буквально в считанные мгновения оказываясь свободной. Всё это время обеспокоенная тифлинг контролировала происходящее, пользуясь тем, что другие каторжники отвлекали на себя, создавая уйму шума и гама.
Но демонстрировать свою вольность Ритца не намеревалась. Совершив минимум движений, чтобы не раскрыться, она заставила веревки лежать как было, создавая иллюзию своей беззащитности. Мол, как кинули, так и валяется, только отползти вышло. И уж кляп она, как не бесилась, а оставила. Адреналин уже кипел в крови, потому что тифлинг собиралась вырваться... С чужой кровью и боем.
Разговоры Ритца не слушала, не отвлекаясь попусту, а то запугается пуще прежнего и начнет беспощадно тупить, погубив всё. Ей бы дождаться, когда к ней подойдет кто, а еще лучше откроет дверь. Тогда и кинется на этого, потом разобраться с теми двумя, а потом считанные секунды, чтобы отыскать ключи и выпустить эту массу народу, которая устроит погром и отвлечет внимание от нее. А там уж и выберется как-нибудь.
Слишком всё просто выглядело - полукровка это понимала, заранее тосковала от спонтанных проблем, а еще справедливо опасалась, что может сдохнуть в своей битве за свободу. Впрочем, кажется, и при смиренном ожидании ей всё равно придется откинуть несуществующие копыта... Ожидание было долгим, она очень боялась, что к ней так и не подойдут. Или подойдут, когда поведут уже на виселицу или куда еще, но отсутствию пыток успела украдкой порадоваться. Очень тихонько даже в мыслях, чтобы мировая несправедливость не услышала и не поспешила исправить сие недоразумение. Один раз ненароком даже задремала буквально на пару минуток, а вспомнив во сне, где она и чего и ждет, проснулась, дрогнув всем телом. Веревки продолжали якобы сдерживать ее, но при первом же рывке Ритца окажется свободна, а уж шнырять по всей плоскости зеленой молнией она умела.
Вздрогнув, когда ее окликнули, она уставилась белоснежными глазищами на подошедшего человека к клетке. И неопределенно что-то промычала, приподняв голову - кляп никуда не делся. Сама она казалась всё так же связанной и беззащитной, но на деле тифлинг была готова хищником в любой момент броситься, продолжая просто выжидать. Если она убьет, то больше попадаться никому нельзя будет. А впрочем, что живой ее брать и не станут - сделают всё, чтобы подстрелить. И ладно арбалеты, куда страшнее магия. А если тут найдется поблизости тот, кто может в мысли влезть? От этого внезапно холодным потом прошибло.  Впрочем, откуда им знать, что искать надобно? Чужая душа - потемки, а думать про свое прошлое она сейчас не будет. Ритца вообще сейчас старательно сосредоточилась на том, что ей страшно, она не виновата и вообще так сильно связана, так затекла, что ой-ой-ой. С другой стороны, если этот дурак накануне в бумажках возился, то едва ли в мысли может сунуться. Дверь бы скорее открыл, гад, - с тоской думает полукровка, чувствуя как резко пересохло во рту.

Отредактировано Ритца (08-05-2015 21:37:45)

+1

31

[NIC]Улен[/NIC]
[STA]^^Ритца-Ягодица^^[/STA]
[AVA]http://www.mirfentazy.ru/images/phocagallery/k/kiryanova_inessa/kiryanova_inessa_48.jpg[/AVA]

Глупо было полагать, что стражники совсем уж непробиваемо глупы, чтобы лезть к тифлингу в клетку. А уж Улен, который был не обычным охранником клеток, знал слишком хорошо, кто такие эти полудемоны и какими способностями они могут владеть. Например, он даже не сомневался, что стоит оставить зеленую пленницу без присмотра, как она тут же освободится. Веревки были крепкими лишь до тех пор, пока рядом находились те, кто обеспечивал их неприкосновенность. Улен потому и распорядился бросить тифлинга в клетку, как была, не распутывая ее даже. Однако церемониться с ней и дожидаться, пока она соизволит заговорить, он тоже не собирался.
Когда его вопрос, обращенный к Ритце, остался без ответа, Улен еще немного подождал, потом щелкнул пальцами, коротко кивнул стражнику, что с любопытством глазел в сторону клетки, после чего тот с охотой приволок жбан с крышкой.
- А что? Вот прям вот так? - он сделал движение руками, как из тазика выплескивают воду, и Улен, коротко усмехнувшись, кивнул.
Ну а так как Ритца продолжала изображать бревно, крышку стражник сбросил и резко выплеснул всё скопившееся за ночное дежурство "королевское золото" ("Молчание - золото, равно как и струи королевской мочи, милорд" (с) "Хроники Амбера) в сторону скрутившейся на полу пленницы.
- Изображать из себя труп долго будешь? - скучающим голосом поинтересовался Улен. - Если одного горшка тебе мало, то я могу отправить кого-нибудь за добавкой. Только учти, что после этого в твоем последнем пристанище будет вонять, как в выгребной яме.
Он подождал еще немного, давая Ритце время обдумать его слова и принять какое-то решение. А сам он, тем временем, стоя в коридоре, читал какой-то свиток, с некой задумчивостью на лице.
- Я не стражник, - вскоре снова поднял он глаза на тифлинга, - меня наняли расследовать серию из нескольких убийств и найти настоящего убийцу. И что-то, когда я смотрю на тебя, мне кажется, что дальше искать не нужно. А если ты предпочитаешь молчать, то это твое дело. Тогда можешь глазеть на виселицу за твоим окном. Завтра утром ты на ней будешь качаться.

+1

32

Само собой, Ритца сильно огорчилась тому, что никто не спешит лязгнуть замком, до того повозившись с выбором ключа. Она-то пантерой в засаде залегла, молча пристально глядит белым взглядом, вот-вот бросится, хотя и кажется всё так же опутанной веревками, которые так будто бы и не тронуты. Но самоуверенность злую шутку сыграла, не первая поди Ритца пытается схитрить, а уж демоническую кровь боятся даже разжиженной кровью иной расы. В глазах промелькнуло подозрение, когда мужчина подозвал стражника; не нужно было обладать особой интуицией, чтобы просечь, что собираются натворить. И само собой, что терпеть такое тифлинг не станет или... Или уж играть предельно реалистично? Нет, стоит ей представить себя измазанную чужим дерьмом, так сразу блевать и тянет. Уж во многих передрягах приходилось бывать, к чистоплотности до фанатизма не приучена, но сейчас на такое не готова. Тем более, что в Леммине она не так давно, ничего натворить тут и не успела толком. Ну, украла несколько булок, но никого не убила и даже толком не ограбила. Так что, если и повесят на нее чужие убийства, то остается лишь восхищаться хваленым законом, который навязывают всем, и правосудием. Ну а страдать за свои прошлые грешки Ритца не видела смысла. Они же в прошлом? А это самое прошлое отделено чертой; символической для нее и почти что настоящей для мира смертью Зверя.
В общем, дожидаться чужих продуктов жизнедеятельности на своей шкуре тифлинг не стала. И еще не успели первые капли достигнуть пола, где до того лежала полукровка, а она уже хладнокровно глядит на обоих, устроившись на стене - полностью свободная от веревок и избавившаяся от кляпа. Не шипит, не сквернословит, только с молчаливой хищной ненавистью в глазах смотрит, склонив голову набок. От запаха тяжело и отвратительно, но она даже не поморщилась.
- И что хочешь знать? - поинтересовалась Ритца. - Я здес-сь по иным причинам так-то. Или волка хочешь выс-следить с-с волком на поводке?
Сейчас, можно не сомневаться, последует хамство и унижение, что не вышла она рылом сравнивать себя с таким зверем, полукровка заранее приготовилась принять подобное с ехидной улыбочкой на губах. Главное, к сожалению, хамить сейчас не стоит, не то положение. А вообще, зачем он подошел именно к ней? Что-то тут нечисто. А еще она невольно и косноязычно, но намекнула, что и у самой ладошки в крови. Хотя можно тут же будет сказать, что да, убивала, но тех, кто одного рода с ней. Уж извините, но драка за место под солнцем и за свой кусок пирога. Разве кто станет оплакивать кого-то убитого из грязи? А если решили убрать, так в любом случае уберут. Известно ей хваленое правосудие.

+1

33

[NIC]Улен[/NIC]
[STA]^^Ритца-Ягодица^^[/STA]
[AVA]http://www.mirfentazy.ru/images/phocagallery/k/kiryanova_inessa/kiryanova_inessa_48.jpg[/AVA]
"Залечь на дно" - так бы охарактеризовал Улен сейчас тактику Ритцы, которая продолжала неподвижной тушкой валяться на полу. Причем залечь - в прямом смысле этого слова. Тифлинг то ли была без сознания, то ли умело притворялась. В любом случае мужчина не собирался этого проверять, прекрасно оценивая свои собственные силы в борьбе с подобными существами. Да ему к тому же было всё равно, в каком она состоянии находится. Если сдохнет тут, ну что ж, жаль только, что виселица лишится очередной жертвы. Улен флегматично полагал, что каждому преступнику дорога именно туда - на эшафот. Винить человека за то, что он руководствуется исключительно своей логикой, неизвестно откуда взявшейся и чем подпитавшейся, было нельзя. Вдобавок к тому, что Ритца виделась ему преступницей, вломившейся в чужой дом, так она еще была и тифлингом, что сразу на добрую половину снижало ее репутацию авансом. Может быть, кто другой ратовал за расовую справедливость, за то, что не бывает черного и белого, а только серое, но Улен был предубежден в этом отношении. И всё же - надо отдать ему должное - он также считал, что не все, кто ему не нравится, заслуживают казни. Пусть ты преступник, пусть ты тифлинг - вдвойне минут и шансы болтаться наутро в петле сильно возрастают. Однако Улен не спешил выносить свой вердикт, ведь его наняли докопаться до справедливости и отыскать убийцу, а не просто повесить первого же попавшегося тифлинга.
То, что Ритца предпочитала разговору свое наигранное обморочное состояние, слегка мужчину разочаровало. Но он не собирался заходить в камеру и вытрясывать из зеленой бестии признание. Если бы и эксперимент с ночным горшком не дал результата, Улен пожал бы плечами и ушел. Завтра утром преступница уже висела бы в петле, а он продолжил искать своего серийного убийцу.
Однако метод кнута оказался эффективным, чем праздные разговоры. Не успел еще вонючий фонтан окатить Ритцу с головы до ног, как та уже сидела на стене и зыркала своими белыми глазищами.
- Предсказуема, - усмехнулся мужчина, одним лишь этим словом откомментировав реакцию тифлинга. Кивком головы отослал стражника обратно к столику, а сам продолжил, - волка с волком? Того, кого ищу я, иначе чем мерзким слизнем и не назвать. Да и ты, - он так же насмешливо окинул взглядом застывшую на стене темницы девчонку, - тянешь максимум на зеленую лягушку. Почему ты здесь, мне уже сказали. Вломилась в дом почтенной дамы, напугала ее до полусмерти, да еще и бросалась на стражников, которые явились тебя арестовывать. Это не совсем те преступления, за которые могут повесить, но скажу тебе по секрету, в Леммине стража не особо щепетильна насчет подобных вопросов. Тифлинг? Тифлинг. Значит - в петлю. И раз мы с тобой начали так мило беседовать, начну сначала. Как твое имя?
Улен разговаривал спокойно, без каких-либо ноток превосходства, мол, ты - червь, а я - тапок, который тебя расплющит. Он был здесь совсем не для того, чтобы заниматься другими делами, кроме своего расследования, но в принципе мог бы и помочь Ритце, если б она помогла ему. А мог бы и не помогать. Кто знает этих людишек. Их мысли сокрыты от рогатоц пленницы.

+1

34

Ну вот, лягушка. Ни разу не блеснул оригинальностью и творческой мыслью, а уж если расследует убийство, то обязан размышлять иначе и обладать большей гибкостью, нежели которую продемонстрировал. Впрочем, убийства бывают разные, что уж тут. Где-то кто-то кого-то пырнул ножом в брюхо или горло, чтобы без сопротивления отобрать кошелек - тут всё просто и понятно, обычный грабеж. А вот если безумец какой, которому нажива неинтересна, а хочется лишь помучить и над трупом надругаться, страсть просто так отбирать жизнь и кровь лить? Тут своей стандартной и обычной логикой едва ли смысл какой поймаешь и нащупаешь ниточку, ведущую к душегубу.
Вряд ли, что с первым вариантом долго возятся и уж тем более в ее помощи нуждаются. Только вот очень нехорошо, что именно к ней обращаются за такой помощью... Вон у того буйного, например, куда больше рожа тянет на морду убийцы. А сама она - к слову, куда больше напоминающая подвижную и ловкую ящерку с такой же хищной грацией - пусть и смотрится грозно, но... Впрочем, тут тебе и "но": глаз-то у таких людишек наметанный, где искать себе подмогу.
Лучше, стало быть, подыграть и навстречу пойти. Глядишь, что как-то и не забудут помощь. Или сбежать получится, на крайний случай. Принципиальной дурой, которая надменно отфыркается, отправит на оргию к демонам и из принципа не станет помогать выслеживать "свояка" Ритца никогда не была. Да что уж там, будь они даже одной банды, то лучше уж о своей шкуре задуматься и позаботиться, а что стоит сказать о неизвестной крысе, в жизни которого полукровка уже почуяла собственное спасение и свободу?
Так что хладнокровный ненавистный взгляд, который колол белизной из-за прутьев несколько смягчился, но никакой слащавой улыбкой губки не изогнулись; всё ее личико выражало может легкое любопытство, но больше - сдержанность и равнодушие, вполне быть может, что наигранное.
Делиться собственными размышлениями, что фантазия у этого наемника скудна и пресна, а так же настоящие события в той комнате прошли несколько иначе, чем он себе представляет Ритца не планировала, потому что справедливо подозревала, что лишь усугубит происходящее.
- Милана, - не задумываясь, ответила тифлинг. Глупо думать, что она скажет свою настоящую кличку, ей казалось, что это всё условности и просто... необходимость что ли как-то обращаться к ней. Видимо, "эй, ты" и "зелень" или даже "выродок болотный" были не во вкусе этого типчика. Самое главное, - со смешком в мыслях думает полукровка, - чтобы это имечко не совпало с какой-нибудь подозреваемой.
А то будет очень и очень обидно. Ее-то, если подумать, должны были тысячу раз четвертовать, если не казнить страшнее. Но пока что Ритца себя считала с практически чистой совестью, а прошлое якобы сгорело, оставшись далеко позади.
- А ты - человек, - мысленно ответила ему Ритца. - И я, тифлинг и дочь демона, куда сильнее тебя и больше могу. Но даже я сейчас не воспринимаю тебя как дичь, а ведь раньше сделала бы всё, чтобы попробовать твое сердце на вкус. Я стала пеплом.

Отредактировано Ритца (08-05-2015 22:41:32)

+1

35

[NIC]Улен[/NIC]
[STA]^^Ритца-Ягодица^^[/STA]
[AVA]http://www.mirfentazy.ru/images/phocagallery/k/kiryanova_inessa/kiryanova_inessa_48.jpg[/AVA]
Улен разглядывал Ритцу, как какую-то неведомую зверушку, сидящую на стене. И эта зверушка сейчас, кстати, как раз подходила под то самое выданное мужчиной описание - зеленая лягушка. А разве нет? Вон как сидит, словно готова к прыжку, если сейчас кто-нибудь потревожит ее кувшинку. Да богов ради, пусть себе сидит, никто ее не собирается сейчас со своего места сдергивать. Как уже было сказано, Улену не было дела до тифлинга и ее судьбы. Хотя он мог бы подсобить, если б захотел или если бы на то у него были какие-то иные причины. Пока что он об этом даже не думал.
Все его пояснения тифлинг благополучно проигнорировала. Улену казалось странным, что Ритца даже не собирается выяснять, за что ее упекли за решетку и хотят повесить. Не за то же, что напугала какую-то бабу! За такое ведь не вешают. И справедливости отхватить кусок не старается. Как-то это странно выглядит. Подозрительно.
- Ага, Милана, - неопределенно хмыкнул мужчина, снова углубляясь в чтение своих свитков. На некоторое время Ритца словно бы потеряла для него всякий интерес. И непонятно было, поверил ли он в ее выдуманное имечко, или ему оно и даром не нужно.
- Литьяра ее звать, - проговорил насмешливый, слегка картавящий голос из соседней клетки. - А еще Ритца. И наверняка найдется еще немало имен, которые она примерила на себя. И эта гадюка достойна виселицы куда поболее меня или моих соседей.
Сказать, что эти слова заинтересовали Улена, значит ничего не сказать. Он сразу же развернулся в сторону говорившего. Ритца же того узника видеть не могла, да и голос был ей незнаком.
- "Литьяра" мне ничего не говорит, - пожал плечами мужчина, - а вот Ритца... Где ты слышал о ней?
- Убийца она! - выкрикнул пленник, не обратив внимания на слова Улена, - убийца, проститутка и каннибалка!
Улен, кстати, заинтересовался и другим фактом - как этот пленник может знать, о ком идет речь, если он точно так же не видит Ритцу, как и она его. Поэтому прикинув расстояние от камеры до камеры и их расположение, снова вернулся к тифлингу и поинтересовался:
- Что скажешь?

+1

36

А Ритца всё так же продолжала цепляться за стену, совершенно не спеша спускаться на замызганный и вонючий пол. Сравнительно прекрасно зная себя, полукровка бы смешливо пофыркала, наблюдая за ситуацией со стороны - и не в такой грязи доводилось бывать, а тут действительно брезгала запачкать ножки в дерьме. Но лишенная нынче такой роскоши и загнанная в клетку тифлинг веселиться не собиралась. И пусть в чем-то она казалась всё такой же вздорной и несерьезный, но наличие проблем прекрасно осознавала и была не прочь притвориться лапушкой. В тюрьмах ей несколько раз бывать приходилось, чего уж тут, но как видно - выбиралась всегда живой и целенькой. Разумеется, что будучи Зверем она оставалась неуловима, и причиной служила не ее изворотливость, а чрезмерная осторожность, за нарушение которой даже от гнома-главаря доставалось ей от души. Полукровка бесилась от такой неволи, таких ограничений: порой сбегала, порой обманным путем (когда, например, тот бывал пьян) выкрадывала себе клочок свободы и шанс прогуляться одной, - но сейчас запоздало понимала, что такая внушаемая паранойя множество раз спасла ей жизнь.
Жалобно же верещать, доказывая собственную невиновность, она отучилась давно; просекла, что такие приевшиеся стражникам возгласы со стороны неиссякаемого потока заключенных вызывают порой слишком сильную ярость, а избивать те вполне умеют так, что не оставалось следов, а тело даже с особой живучестью ломает болью. В этом случае Ритца вообще принимала происходящее несколько философски: подобное случилось и нуждается в каком-то решении, а уж что и почему - да какая разница. Она прекрасно знала зачастую обоснованное отношение к таким демоническим выродкам и теперь чаще удивлялась, когда видела доброжелательное радушие и готовность безвозмездно помочь, ища во всяком альтруизме скрытые подвохи.
А вот дальше произошло то, что по ощущениям было сравнимо с кулаком, который жестко сдавил бьющееся сердце. Надо отдать должное Ритце - она не вздрогнула, не вскрикнула, только моргнула, не изменившись в лице. Не стоило пытаться вытянуть шею или как-то извернуться, чтобы увидеть говорившего - он находился в неудачном для нее ракурсе и был полностью вне зоны видения... Ровно как и она для него. Не это было ключевым.
Она услышала свое имя. Литьяра.
Имя, которое не называла она уже минимум три десятка лет, если не пол своей жизни. Имя, которое тлело в склепе из костей болезненного прошлого и не затрагивалось даже в ее мыслях. Откуда мог знать этот человек или некто подобный - ведь срок мог быть великоват для человека? Не каждый значимый любовник ведал таким сокровенным, а этот назвал и ее имя новое, к которому только-только она успела привыкнуть. Получалась пугающая головоломка: ей не повезло пересечься с кем-то, кто знает ее очень давно. И с тем, кто видел ее... Сколько времени новому имени? Едва ли полгода отыщется. То есть, видел недавно и говорил с ней. Или уже и о Ритце слава дурная гуляет, подобная Зверю?
Осознав, что молчание затянулось, а сама она с несколько задумчивым видом продолжает цепляться за стену, Ритца шумно вдохнула, мазнув по воздуху раздвоенным языком, и вильнула хвостом.
- С-спать за деньги - доводилос-сь не раз. Да, - перехватив взгляд мужчины, осклабилась тифлинг. - Даже на меня находилис-сь желающие. Убивать? Приходилос-сь и это, но ненароком. С-слишком с-сильно защищалас-сь, - тут она здорово рисковала и осознавала это. Но ненавистный закон лжи утверждал, что наиболее рабочий рецепт вранья - много-много правды и лишь щепоточка кривды.
- Каннибалка? - тут она умолкла, нахмурившись. - Это что?

Отредактировано Ритца (11-05-2015 01:05:00)

+1

37

[NIC]Улен[/NIC]
[STA]^^Ритца-Ягодица^^[/STA]
[AVA]http://www.mirfentazy.ru/images/phocagallery/k/kiryanova_inessa/kiryanova_inessa_48.jpg[/AVA]

Это действительно было странно. Пленник, конечно, мог видеть, как Ритцу заносили в камеру, когда она была еще без сознания. Да и по своеобразному свистящему говору тоже мог узнать, все-таки не у каждого имеется подобное произношение. Но Улен почему-то не верил в подобные совпадения. Он узнал мнение этого узника, а затем вернулся к Ритце, чтобы услышать то, что она сама может сказать по этому поводу.
- Кто-то платил, чтобы спать с тобой? - с легким удивлением переспросил Улен, впрочем, более никак не прокомментировал, только мысленно изумился разнообразию всяких извращенцев и психически нездоровых, готовых мало того что положить в свою постель такое вот чудище, так еще и заплатить за это. Но не для того, чтобы судить их, был Улен здесь. Как и не для того, чтобы осуждать занятие проституцией, которое, к слову, было вполне распространено и законом не преследовалось. Просто к падшим женщинам и отношение было соответствующее. Их не воспринимали иначе, чем средство снятия напряжения. Грубо говоря, дырка, куда можно засунуть то, что у тебя так свербит. И Ритца, похоже, этим безмерно горда. Только поглядите на ее ухмылку и самодовольное выражение физиономии. Улен на это мог лишь пожать плечами. Каждому своё.
А вот когда она заговорила, что руки ее в крови, то это уже было обвинение посерьезнее. И призналась же. Хотя должна понимать, что тифлингов и без того не жалуют, а если те еще и заслужили славу убийцы, то это звучит почти что как приговор. Улен, правда, не был святым радетелем за справедливость, он был наемником, который расследует вполне конкретную цепь убийств, и чужие преступления ему ни к чему. Для того есть городская стража и иные службы.
Он переложил несколько свитков, затем вытянул один, развернул его и показал Ритце.
- Похожа, не правда ли? - это был простой карандашный набросок, однако черты тифлинга определенно угадывались.

тыц

http://sh.uploads.ru/8iODG.png

Там было написано, что искомый объект разыскивается городскими властями Греса живым или мертвым, за преступницу солидное вознаграждение.
- Это лишь одна из подобных листовок, а я-то думал, и почему ты мне так знакома, - усмехнулся Улен. - Я таких вот с десяток насобирал, пока путешествовал по разным городам. Правда, этому рисунку около года, и все уверяли меня, что та, что изображена здесь, уже мертва, - он замолчал, давая тифлингу тоже возможность высказаться, как-то откреститься от схожести с этим рисунком.
Улен свернул лист обратно в рулончик и затем, как бы между прочим, заметил:
- А каннибализм - это поедание себеподобных. В случае тебя, думаю, имелось в виду нечто другое. Ну что ты людей жрешь. Весьма премерзкое занятие, скажу, весьма.

+1

38

Всё это пустословие уже порядком надоело и зудело если не в печенках, то в голове так точно. Но Ритца понимала, что вынуждена это терпеть, а пребывание в клетке не подразумевает возможность диктовать свои условия, пожелай же она резко осадить этого занудного типа по ту сторону решетки - так сразу обрушит на себя ворох подозрений, что неспроста решила бежать от щекотливой темы. Она-то и в крови на руках решила сознаться исключительно потому что ей не поверят, если начнет строить из себя белую и пушистую. Хищность в движениях, заостренные клыки и длинные загнутые когти правой руки слишком громко говорили о ее сути. А если начнет отпираться, то может лишь в больших проблемах оказаться. В общем, так или иначе, а в дерьме она уже, пусть и не по самые уши. И всё равно тифлинг считала, что лучше добровольно сознаться в относительно малой крови где виноват случай, нежели всплывет опасная и алая правда. Сейчас Ритцу больше интересовало - у нее хотели спросить совета или же это ее подозревают в делах многолетней давности.
Обсуждать свои способы заработка она не собиралась, а своим едким замечанием всего лишь заранее упредила возможность подколоть ее. В конце концов, своя гордость у полукровки имелась. Гордость гибкая, компромиссная, но это не означало, что ее можно было скрутить в форме бантика. И нельзя сказать, что это чувство возвышало одно из ее... увлечений до небес. Избытком морали тифлинг никогда не страдала, а тут была чистой воды выгода. И сама развлеклась, утолила плотский голод, и денег получила. Ну а с кем провести ночь/день/утро решать-то тоже ей, верно? Это не было чем-то особенным для нее. Так же естественно, как утолить жажду, например. Без повода гордиться, специально демонстрировать, но и скрывать как-то... Зачем?
На раскрытый свиток, содержащий в себе рисунок, Ритца глянула почти что равнодушно. Успела привыкнуть за пару десятков лет, первое время даже коллекцию собирала, срывая объявления везде, где увидит. Да и без рисунков ее знали тогда прекрасно, а сейчас же всё-таки разница виднелась ощутимая. Зверь воплощал в себе всепожирающий и ненасытный огонь с жаждой крови. А Ритца... Ритца заметно уступала самой себе в былых силах. И стоило ей бежать прочь от самой себя, как мгновенно ее суть рассыпалась пеплом, который еще мог обжечь, но не был сокрушительной стихией смерти.
Так что силуэт общий лишь просматривался, но картинка и оригинал отличались слишком сильно. И полукровка лелеяла внутри надежду, что узнать ее не сумеют. В конце концов, розыгрыш своей кончины был слишком реалистичен, этому плану она с ребятами уделила много времени. Полыхающий дом тогда окружили со всех сторон и выбраться из него возможности не было - можно было только сгореть заживо. И, как ей потом говорили, чуть ли не праздник был в честь ее похорон, которые она пропустила, находясь в спячке от алхимической гадости.
В общем, Ритца не верила, что так сходу ее раскроют. А на вопрос о сходстве всегда был заготовлен ответ. Может, не такой и убедительный, но уж чем богаты.
- Я ее знаю, - кивнула полукровка. - Да и ее вс-се знали когда-то. Но ее с-сожгли. Как раз год назад где-то. В Грес-се. С-с ее кончиной мне легче с-стало, а то в нашей внешнос-сти с-с-ходцтво казалос-сь многим.
На замечание о каннибализме тифлинг промолчала, пожав плечами. Обсуждать такое не хотелось, хотя в своих гастрономических пристрастиях она казалась порой пугающа. От людской плоти она правда отказалась, зато мелкими зверьками - кошкой ли, крысой, да хоть собакой - легко могла полакомиться. Прямо в сыром виде. И с голодухи это могло показаться тем еще деликатесом.
- Что ты хотел узнать и про кого? Про нее? - кивнула рогатой головой полукровка на свиток. - Она мертва. И это точно. Убил кто-то другой твои жертвы.

+1

39

[NIC]Улен[/NIC]
[STA]^^Ритца-Ягодица^^[/STA]
[AVA]http://www.mirfentazy.ru/images/phocagallery/k/kiryanova_inessa/kiryanova_inessa_48.jpg[/AVA]
На некоторое время в темнице стало тихо. Лишь масло потрескивало в лампах да похрапывал сложивший голову на локоть охранник за столом. Второй охранник зевал, периодически поглядывая на Улена. Ему не очень нравилось, что тот до сих пор не выяснил своих фактов и не ушел. Да, конечно, ему выдали специальное разрешение быть здесь, допрашивать, кого хочется, устраивать осмотры вещей и домов заключенных. Но как же это мельтешение перед глазами надоедает. Если б Улена сейчас не было тут, стражник прошелся бы по коридору, проверил замки и крепления петель, а затем увалился рядом бы на стол с напарником и захрапел в унисон. А тут нельзя! Вдруг еще пожалуется.
Улен же так и стоял в коридоре, перебирая свитки, что были в его руках. Этот легкий шорох был почти не слышим. Остальные узники либо спали, либо прикидывались спящими, но кроме Ритцы и того пленника, который был тифлингу не виден, но который выдал ее настоящее имя и род ее деятельности, больше никто в клетках не шевелился. Даже громкие разговоры и такое действо, как выплескивание содержимого горшка на Ритцу, никого более не заинтересовали.
Долгое время Улен никак не реагировал на слова Ритцы. Он сходил к двери, взял там треногую стулку и вернулся к клетке тифлинга, сев напротив решетчатой двери. Снова долго молчал, вглядываясь в нарисованный портрет девушки с рожками.
- Нет, это не она. Не та, которую сожгли, - покачал он головой, наконец, как будто только-только пришел к этому выводу. - Здесь, - поднял свиток и снова показал рисунок Ритце, - изображена Сентри Анур, так ее прозвали дроу. "Тихая змея". Я один раз лишь сталкивался с ней, давным-давно. И я знаю, как она выглядит. А сожгли ту, которая называла себя Зверицей. Ее я не видел, ее деяния меня ничуть не волнуют, - Улен пожал плечами и сложил свиток обратно в стопку остальных, - Сентри жива, и я думаю, что это она - та, которую я ищу. А ты... ты похожа на нее, словно ты - ее родная сестра. Если бы я не видел ее лично, то по этому рисунку уже обвинил тебя и даже разговаривать с тобой не стал, - он снова замолчал надолго, теперь углубившись в чтение других свитков. Кто знает, что за информация заключалась в них.
- Но это - Ритца, та, которую искали и которую, как все думали, убили! - снова послышался противный голос из темноты. - Она заслуживает виселицы! Почему мы должны дохнуть за то, что стащили корову у лорда, а эта тварь будет продолжать находиться на свободе, хотя ее руки по локоть в крови?!
- Откуда такие сведения? - Улен оглянулся через плечо, но затем, не дождавшись ответа, отмахнулся, - это меня не касается, впрочем. У меня конкретное задание. Я, конечно, могу ошибаться насчет Сентри и тогда приду к тому, с чего начал. Давно ты в городе? - теперь уже мужчина поднял на Ритцу глаза и начал задавать свои вопросы. - Где жила всё это время? И зачем залезла в дом к той женщине?

+1

40

А внутри прямо какой-то тоской всё сдавило. Куда уж там до страха, что узнают, кто она такая. Злая и колючая ревность с завистью прямо проснулись и взывали. Да какая в бездну Тихая Змея, которая Зверю и в подметки не годится! Руки, говорите, по локоть в крови у нее самой? Ошибаетесь! В крови, которую ненасытный Зверь проливал и насытиться ею не мог, утонуть можно было, да не одной - компанию за собой утащить на тот свет удалось бы!
Может, волнение отозвалось внутри так и испуг, что в угол загнали, а может хотелось ей так видеть, но готова Ритца была поклясться, что Зверицу, ее саму, показали ей на наброске карандашном. Да может даже наркотик виноват, который уже должен был отпустить, что глаза наврали! Полукровка насупилась в мыслях, и если она не была знакома даже по слухам с этой Змеей, то подсознательно, еще недостаточно уснувшей прошлой сутью, возненавидела - учуяла конкуренцию, которую терпеть не могла. И уже сейчас тифлинг была готова на всё, чтобы не за решетку упрятать эту тварь, а самой вскрыть ей глотку...
Вся эта богатейшая гамма внутренней борьбы никак не отразилась ни на лице, ни даже не промелькнула в белых глазах полукровки. Она не была врожденной актрисой и мастерицей врать, но всё-таки иногда умела изобразить безразличие. Сейчас всё выглядело так, словно тифлинг размышляла над сказанным, отсекая пустословие, угрозы и прочие излишества. А еще ее безумно раздражал каркуша, который слишком много правды о ней знал и спешил поделиться со всем миром. И оставалось надеяться, что этому уроду виселица предначертана и чем скорее, тем лучше. Сам ведь высказался, что придется ему дохнуть, к справедливости взывал. Отмечать улыбкой свое злорадство Ритца не стала, стараясь игнорировать возгласы, которые каждый раз изнутри словно кнутом обжигали, заставляя сердце то и дело скакать в сторону пяток.
- Эту не знаю. Не с-слышала, - неторопливо наконец-то нарушила свое молчание полудемоница, всё так же вися на стенке и брезгуя спуститься на пол. Впрочем, никто не исключал, что знать ее могла тифлинг под другим именем. Или не по имени ориентироваться, а по, образно говоря, почерку и стилю. Сама вот Зверь едва ли какое тело оставляла с сердцем, а тут... Тут ей будет опасно спрашивать, потому что слишком очевидно - не подработкой по ловле убийц она на досуге занимается, а уж скорее ближайших конкурентов будет рада выдать. Ну, бывших конкурентов. Наверное.
- Я тут... - полукровка поморщилась, с неохотой принимаясь подсчитывать количество дней. - Вроде недели две. Ну, в городе, - напряженно закончила она и тут же поправилась, - нет, даже чуть меньше.
- На чердаке кинутого дома жила, - повела плечами Ритца, не отнимая ладоней от каменной стены камеры. - А полезла...
Ох ты, демоны. И вот как сказать? А думать быстро надо, иначе не поверят. И ведь правду бы с охотой сказала, да только поверят разве?..
- Попутала. Думала, что знакомая. С-силуэт с-с улитцы увидала. Ошиблас-сь.

+1

41

[NIC]Улен[/NIC]
[STA]^^Ритца-Ягодица^^[/STA]
[AVA]http://www.mirfentazy.ru/images/phocagallery/k/kiryanova_inessa/kiryanova_inessa_48.jpg[/AVA]
Даже если бы у Ритцы на лице мелькнули какие-то эмоции, если бы она сейчас оскалилась или, наоборот, саркастически ухмыльнулась, Улен бы этого все равно не увидел. В клетке было слишком темно для того, чтобы замечать подобные изменения в мимике, а мужчина не мог похвастать ночным зрением, как то было у тифлинга. Пока что допрос выходил больше похожим на обычный разговор. Улен попросту умел хорошо разбираться с подходом к каждому отдельному случаю. Если бы в клетке сидела какая-то истеричка, бросающаяся на решетку, пестрящая бранными словами и проклинающая всё на свете, стратегия допроса выглядела бы совсем иначе. А Ритца теперь показалась Улену вполне разумным существом, с которым можно договориться в конструктивной беседе. Даже тот, второй, пленник, который всё норовил перевести на Ритцу все стрелки, сделать ее козой отпущения и поглазеть, как зеленая тушка болтается в петле, вызывал у Улена куда больше неприятия. Он-то как раз вел себя типичной истеричкой. Правда, на глаза не показывался, стараясь держаться в тени у дальней стенки. Но его личность Улена интересовала куда меньше, чем личность разыскиваемой преступницы и вот этой Ритцы, которую совсем недавно стражники притащили, связав на месте преступления. Ритца заинтересовала его постольку-поскольку. Он сперва принял ее за Сентри Анур, ту самую, кого подозревал. Но при более детальном рассмотрении находившегося без сознания тифлинга пришел к выводу, что это всё же не она, хотя сходство просто потрясающее. Именно оно и привлекло внимание Улена. Именно по этой причине он не махнул на нее рукой, отправившись дальше по своим делам, а решился всё же задержаться, чтобы досконально вникнуть и в суть дела самой Ритцы, и, может быть, выяснить какие-нибудь подробности, которые могли бы направить его на верный след.

Сначала Улен грешным делом даже подумал, что этот тифлинг - сестра Сентри, ну или какая другая близкая родственница. И надо присмотреться внимательнее. Тем более что почерк Змеи был замечен в некоторых убийствах, совершенных в окрестностях Леммина и в самом городе. И тут попадается эта Ритца. Кому другому она показалась бы просто подарком небес - схвати ее, выдай за Сентри, получи награду. Но дело в том, что пока на свободе цель, преступления будут продолжаться, а это уже пятно на репутацию самого Улена, которое отмыть будет ой как сложно. Да и была у мужчины все-таки совесть, она и не позволяла зарабатывать обманным путем.
- Две недели, - повторил он задумчиво, наблюдая за темным силуэтом, висящим на стене. - И зачем прибыла в Леммин?
Он делал на бумаге какие-то пометки карандашом после каждого ее ответа. Хоть на память и не жаловался, однако лучше иметь перед глазами письменные ответы, чтобы сориентироваться сразу и в числах, и в днях недели, и в именах. И мысленно задумался над тем, чтобы после Ритцы порасспрашивать еще и второго пленника.
- Она сказала, что ты напала на нее, когда та спала, - проговорил Улен следом. - Так о каком силуэте речь? И... советую лучше говорить правду, ведь не забывай, что у нас есть еще и мнение пострадавшей. Если оно будет разниться с твоим, мне не нужно напоминать, кому поверят больше? - помолчав еще чуть, мужчина добавил, - но твою версию мне бы тоже хотелось услышать. Если пожелаешь, - широкий жест рукой, последовавший за тем, сигнализировал о том, что Ритца может начинать.

+1

42

- Я вс-сегда в пути, - фыркнув, ответила Ритца. - Из города в город, из с-села в с-село. Прос-сто так. Больше с-смыс-сла нет.
- Мою верс-сию? - осознание, что сказочка, которую накануне выдала тифлинг "на отвали" не прокатила, полукровка поддалась едва ощутимой панике. Просто потому что ничего против этой правды не имела, но понимала, будучи не совсем круглой дурой, что после такого обзовут безумной психопаткой.
- Жаль, что она с-сказала, - наконец нарушила повисшее было молчание Ритца. - Потому что ис-стория долгая. И дуратцкая. Я бы не поверила. А ты и не поверишь.
Но человек ждал, а не говорить совсем ничего было пагубно и подозрительно. Полукровка вздохнула.
- Вообще-то вс-сё началос-сь... Много лет назад. Полжизни моей точно. Это... Ну... Наверн, дес-сятков пять, - как ни странно, а счет и цифры тифлинг знала куда лучше, чем грамоту. Всё-таки вынуждена была уметь считать золотишко. - Меня порталом выкинуло в Архипелаг Пальмовый. А там дворетц был. Я с-сдуру и с-сунулас-сь. А там хозяин... Поймал и чуть не убил, - тут она поморщилась, вынужденная окунуться в прошлые воспоминания. - Он очень хорошо ветром владел. ОЧЕНЬ хорошо. Прямо я не видела таких. А еще с-сам с-стал ветром, когда... - Ритца запнулась. - Когда я его убила. И ожил с-снова. И еще он при мне с-становился... Забыла. Рбер какой-то. Пс-сина с-с тремя головами. Мне повезло с-сбежать от него. Больше я его не видела.
Повисла пауза на несколько секунд, а тифлинг набиралась новых мыслей, пыталась придать хоть какой-то правдоподобный сюжет случившемуся.
- Нет, я не закончила, это только начало. А теперь... Хм... Неделю назад я как-то на крыше с-сидела. Ну, меня молодая та девка с-с балкона увидела и позвала, - тонкости и подробности лучше опустить, да. - Я удивилас-сь, но пошла. Что мне будет-то. А она пить предложила. А я... - Ритца поморщилась. - Ну, ничего она так была. Я и... Прис-стала с-слегка. И как-то внезапно эта девка вдруг меня уложила на лопатки и... Этим Флёром и с-стала. - Поежилась тифлинг. - В общем, я тогда бежала. А тут... Хотела проверить. Он ли это. И что-то я не видела таких, которые с-с такой с-силой по голове бьют бутылкой, - выпалила под конец полукровка и умолкла, переводя дух.
Можно было потратить больше времени, сложить историю складно и звучно, добавить и красок описаний. Но тифлинг не видела в этом смысла, а жалобно биться рогами в стенку и требовать веры себе - пфи. Будь она на полжизни младше, то в справедливость подобную пыталась бы поверить. А так не сомневалась, что доводилось стражникам - или кто там этот тип - слышать сказочки и интереснее.
- В общем, про с-силуэт понятнее и логичнее звучит, - вздохнула Ритца, наконец-то всё-таки с осторожностью спускаясь на пол, старательно ступая на чистые участки.
- Ее ис-стория точно другая будет. А какая - понятия не имею. Наверное, что из меня жуть какую опишет кровожадную, - пожала плечами полукровка, переступая на месте. К решетке она предпочитала не подходить, а сейчас и вовсе отстраненно уставилась на противоположную стенку, облизнув губы. Пить хотелось от таких долгих разговоров. И уж от похмелья от собственного яда тоже жажда была.
- Попросить или нет? - размышляла Ритца. - Вряд ли дадут воды. Помоями какими угостят еще.

Отредактировано Ритца (18-05-2015 01:14:12)

+1

43

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Ритца всё расценила правильно, что в такую историю, которую она только что поведала, никто не поверит. Это странный эффект на самом деле - ты говоришь правду, а тебе не верят и лишь поднимают на смех. Обидно становится. И даже если ты в ответ напыщенно фыркаешь, мол, ну и не верь, тебе же хуже, то все равно где-то в глубине души скребут кошки. "В кои-то веки я сказала правду, а мне не верят!"
Но и упрекнуть Улена в этом недоверии было нельзя. Первоначальная версия Ритцы звучала куда правдоподобнее, и то в ее истинности засомневались исключительно потому, что "та пострадавшая женщина" могла наговорить что угодно относительно проникновения преступницы в свой дом. По идее можно было даже заняться расследованием вопроса - почему тифлинг осталась дожидаться стражников в доме, на месте преступления, пока пострадавшая бегала за своими спасителями. Однако, как уже было сказано, Улену не нужна была лишняя головная боль по расследованию не касающегося его дела. Он искал конкретную убийцу. И то, что прицепился к Ритце, было лишь потому, что тифлинг выглядела слишком похожей на искомую женщину по прозвищу Тихая Змея.

Флеурис, а именно он находился в той, покрытой темнотой камере и скрипучим картавым голосом подкидывал удочки с наживкой в сторону Улена, с удивлением слушал всё, что говорила теперь Ритца.
"Надо же, она выдает всё, как на духу", - усмехался он мысленно.
- Цербер, - спокойно отозвался он, когда тифлинг замялась, припоминая незнакомое для нее словцо. Голос демона теперь прозвучал чуточку иначе. Обычный говор буквы "р", никаких противно-визгливо-истерических ноток. Ритца могла бы узнать его, если б напрягла память. И если, конечно, память об этом голосе, нашептывающим ей на ухо что-то, сохранилась.
- Что? - Улен же на этот раз заинтересовался. Заинтересовался, скорее, осведомленностью пленника, который такое количество времени сидит в темноте, не выглядывает в попытках увидеть, что происходит в коридоре или в камере тифлинга. Вообще никак не показывается.
- Говорю, что трехглавая псина называется цербером, - пояснил демон снова.
Улен поднялся со стула и подошел к камере. Тут освещение подкачало еще хуже, чем там, где находилась Ритца. Улен видел, что  какой-то силуэт возлежит на полу, на жиденькой соломенной подстилке.
- Я могу вести с тобой диалог нормально, а могу и не очень, - проговорил Улен, вглядываясь с прищуром в темноту. Ему долго никто не отвечал и долго никто не шевелился.
Позади Ритцы, когда она уже спустилась на пол, сформировался силуэт человека. Просто как клубы дыма начали стягиваться и образовали фигуру. Руки Флёра, а это был, естественно, он, крепко обхватили тифлинга, после чего насмешливый голос демона проговорил:
- Я бы тоже не прочь поболтать, но у меня есть, что показать, этой занимательной малышке.
И с этими словами и Флёр, и Ритца телепортировались.

Ночной город завораживал. Он сиял огнями, разноцветными, сливающимися в фигуры. Это выглядело потрясающе. Особенно с высоты птичьего полета. Флёр и Ритца замерли над Леммином, и если тифлинга отпустить, то она будет падать долго и в конце своего жизненного пути превратится в небольшую зеленую котлетку.
- Ты меня приятно удивила, - прошелестел над ухом девушки низкий и тихий голос. Руки демона продолжали крепко держать Ритцу. Одна рука - поперек плеч, вторая - через талию. - В кои-то веки я услышал от тебя правду. Уверен, что она бы не спасла тебя от виселицы. Да и я не спасаю. Мне понравилось играть с тобой.
Он разжал руки и позволил Ритце почувствовать секундную прелесть свободного падения, а потом вздернул ее обратно, развернул к себе лицом и, широко улыбаясь, спросил:
- Ты когда-нибудь занималась тем, за что тебе платили деньги, на высоте птичьего полета? И я не о наемных убийствах.

+1

44

- Да, - подумав, отозвалась Ритца. - Тц... Тце... Тцербер. Кажис-сь, что так.
Долгий рассказ утомил ее, а в горле пересохло, и хотелось пить. А еще она чуяла шанс как-то выбраться отсюда или получить некоторые поблажки, так что краем мысли крутила с разных сторон идею как бы подобраться к этому типу, который задавал вопросы, и выбить себе пощаду или свободу. Потихоньку полукровка начинала понимать, что это - не просто слишком любопытный стражник, а именно, что наемник или кто-то такой, кого интересует конкретная цель. И слава демонам, что не она сама. Так что перемены в голосе и интонациях со стороны другого пленника остались ею совершенно незамеченными, только нужное слово вырвали из общего контекста остроконечные чуткие ушки. А память уже туманно выкладывала перед глазами образы, которые за все эти годы смазались: и отчаянные попытки вырваться, напоминающие стремление мухи пробиться сквозь стекло, и контрастный пик то горького и страшного отчаяния, то сладкой искрящей надежды - и всё-всё-всё. Только успело это подзабыться, кроме вот лица Флёра, которое на удивление отпечаталось яркой картинкой, и больших трудов стоило перестать вспоминать его - быть может виной стал животный страх, что однажды кара за побег отыщет и настигнет, ведь кошмары так часто донимали, где он был в главной роли палача.
Прикусив губу, полукровка вытянулась на цыпочках, пытливо глядя на отошедшего следователя, и даже подумывала подойти вплотную к решетке, чтобы всё-таки увидеть того гада, который слишком много о ней знает и - она надеялась - будет поутру болтаться в петле. На движение за своей спиной она среагировала слишком запоздало, тем более, что разум помнил - в этой камере Ритца одна, и никого больше там не может быть. Поэтому невольно тифлинг жалобно взвизгнула, когда кто-то схватил ее, а слова смутно... Нет, слишком знакомого голоса прошли мимо ее слуха, потому что сердце внезапно зашлось в бешеном темпе, а к еще больше пересохшему горлу подступил комок.
А потом блеснула темнота.


К телепортам Ритца была более, чем непривычна, и последний случай столкновения с подобной гадостью случился, наверное, тогда, когда очнулась она на пляже поблизости от дворца Флёра - вспомнить бы всё равно не удалось на данный момент даже если бы от этого зависела ее жизнь. Пытаясь восстановить внезапно сбившееся словно от долгой истерики дыхание и вслушиваясь в, казалось, непрерывный и слившийся сплошняком стук сердца, тифлинг широко раскрытыми от ужаса глазами глядела вниз - на ночной город, который стелился понизу и казался больше игрушечным, а не настоящим. Сейчас ей не было нужды поворачивать голову, чтобы понять, кто ее крепко держит. Чувствуя предательскую дрожь во всем теле и панику от отсутствия земной поверхности под ногами, Ритца молчала. Высоты она не особо боялась, когда сидела на крыше или дереве, полностью контролируя ситуацию. Своему телу она доверяла и знала, что просто так едва ли сорвется, а потому трепетать попросту нечего - ловкая и прыгучая, недаром соревновалась с белками в детстве. Сейчас - иное дело. И полностью принадлежать чужой воле, которая слишком непредсказуема и подобна ветру, было тошнотворно.
- Играть с тобой, - пульсировало эхом в висках, перекраиваясь на иной лад. - Играть тобой...
Даже если бы Ритца пожелала сейчас что-то ответить, то элементарно бы не смогла, и с губ сорвалось бы испуганное заикание и бессмысленное нечто, напоминающее блеяние. Напряженная так, что мышцы казались каменными, она не могла оторваться от пугающего зрелища высоты, прекрасно осознавая, что даже если свалится в стог сена с такой высоты, то в живых не останется. И вот сейчас оказаться по-настоящему взятой за горло и загнанной в угол было страшно. Нет, плакать и скулить тифлинг пока не собиралась, потому что слишком поддалась этому параличу, который огорошил всей этой неожиданностью. А события, которые творились в камере, напрочь вылетели из мыслей, ровно как и волнение по поводу неведомого знакомого, что словно вслух зачитывал книгу о ее жизни, если бы таковая существовала. Весь мир сузился до воздуха, далеких огней внизу и Флёра за ее спиной.
Когда внезапно сердце прыгнуло к самому горлу, а крепкие руки перестали ее удерживать, Ритца все-таки взвизгнула; по-девчачьи перепуганно, словно будучи простой девкой увидала мышь, лягушку или здорового паука; а стоило ей снова оказаться подхваченной, тихо всхлипнула, поднимая сияющий взгляд на Флёра и лишь теперь с внутренним содроганием осознавая, что он абсолютно гол.
Вопрос поставил в тупик, и услышь его полукровка будучи на земле - обязательно бы отшатнулась назад. Сейчас же она целиком и полностью на свою беду принадлежала не себе, а потому двигаться боялась. В какой-то момент губы ее сжались ниточкой, словно она напряженно переосмысливала верно ли услышала и поняла сказанное; сама девчонка молчала, стараясь обуздать свою способность дышать нормально. Чрезмерной изобретательницей, жаждущей новшеств, откровенных действий в интиме и массы экспериментов в поиске новых ощущений, Ритца всё-таки не была, и ожидать от нее эротических фантазий, где она занимается сексом со своим врагом, которого боится как огня, и всё это на высоте птичьего полета прямо в воздухе, было как-то нелепо и чудно.
- Н-нет, - едва слышно проговорила полукровка, выдохнув. - Этим я т-так не занималас-сь... И я не о н-наемных убийс-ствах...
Собственный голос прозвучал словно со стороны и совершенно чуждо, Ритца себя не узнавала и вообще не знала куда деться; она бы с радостью в обморок бы грохнулась, но тогда был велик риск не очнуться уже никогда. С другой стороны, и замечательная перспектива не заглядывать смерти в ее пустые глазищи, трусливо убегая от реальности. А еще лучше попытаться увести разговор в сторону и оправдаться в своем побеге. Если оно, конечно, имеет еще смысл.
Когда-то, когда впервые Флёр, поймав ее на горячим, подхватил в воздух, тифлинг испытала дикий восторг от левитации. Сейчас она чувствовала только дикий ужас от происходящего, и совершенно не мечтала о такой способности в своей жизни - неважно, крыльях или магических умениях. О, она бы и с радостью истерично бы потребовала немедленно ее отпустить, если бы не понимала, что демон ее отпустит. Прямо так. И с интересом пронаблюдает как она всё с теми же визгами стремительно рванется навстречу к своей долгожданной земле.
- Она... Он-на г-говорил-ла, чт-то т-ты... Т-ты врешь и убьешь вс-сё равн-но, - язык не слушался, сухость до боли драла горло, а не заикаться попросту не выходило, отчего голос жутко дрожал. Можно было лишь порадоваться, что накатившая жажда была слишком скупа, чтобы позволять течь слезам. - Д-дала деньги и в... В... В-велела б-бежать...
Ритца в большинстве случаев получала то, что хотела. И сейчас ее желание убедиться, что разум не подвел ее, а мир не пошатнулся в своей истинности, что она правда встретилась с Флёром, исполнилось с лихвой на ее голову. Пожалуй, что сейчас полукровка очень много дала бы, чтобы промотать события до момента встречи с кошкой. Наверное, не просто так говорят, что черные коты к несчастьям?

Отредактировано Ритца (18-05-2015 03:07:30)

+3

45

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Можно было долго гадать и пытаться выяснить, почему Флеурис поступает так или иначе. Но наверное, демон и сам бы не смог ответить на эти вопросы, если б задумался основательно и попытался проанализировать закономерность своих поступков. Ее, в общем-то, и не было. Он - ветер. Он поступает так, как пожелает в ту или иную секунду, и для него не нужно выстраивать сонма логических цепочек. Зачастую в его поступках вообще нет никакой логики. Флёр - это сама суть  переменчивой стихии, которая в один миг спокойна, а в следующий уже закручивает ураганы и срывает черепицу с крыш домов. Он никогда и не задумывался даже, почему сделал так, а не иначе. Почему тогда, когда впервые увидел Литьяру, поддавшись своему первому порыву, бросился ее пытать. Причинять боль ему нравилось. Но не только другим, но и себе самому. Потому ли он позволил девчонке убить его? Или лишь для того, чтобы произвести фурор своим беспрецедентным воскрешением? Или потому что на него нахлынула такая волна ярости, что он тут же собрался оторвать ей голову? Нет ответа. Можно предполагать, что угодно. И одновременно все эти предположения могут быть и правильными, и неверными в корне.

В этот раз в их отношениях с Ритцей происходила очередная буря. Правда, демон не был уже таким взрывным, как в те секунды, когда обнаружил, что Ритца, игнорируя попытки черной кошки сбить ее с дороги, направляется прямо к его арендованному дому. Он буквально за секунду разъярился, когда почувствовал на себе наглость этой полукровки. Но также за секунду и успокоился, перейдя из состояния ярости в состояние заинтересованности.

В клетке же он сказал ей правду. Она действительно его приятно удивила тем, что была честна. Конечно, эта честность сыграла бы с ней злую шутку и вышла боком. Никто из стражников не поверил бы в такую ересь, что рассказывала тифлинг, сидя на стене. Улен, быть может, не стал злиться на нее за такую "ложь", а попросту пропустил ее мимо ушей. Но и не помог бы в итоге.

Хотя у Флеуриса совсем не было планов повесить Ритцу. Если б он хотел это сделать, то сделал бы. Он сумел бы продержаться до того момента, когда наутро палач, облаченный в типичный черный капюшон с прорезями для глаз, пришел бы за девчонкой. Флёр с удовольствием помог бы страже и тому же палачу удержать тифлинга. И то, что Ритца пыталась бы освободиться всеми правдами и неправдами, вполне предсказуемо.
Но история, как говорят, не терпит сослагательного наклонения. А то, что происходило в тюрьме Леммина, уже история. Раз сейчас и Ритца, и Флеурис висели в паре километрах над землей, созерцая раскинувшийся в разные стороны под ними, сияющий огнями ночной город. Ритца ох как боялась сейчас. Тут даже не нужно быть телепатом или эмпатом, чтобы понимать ее состояние. Не нужно даже видеть ее лица. Флёр, кстати, не видел. Он не обладал в своей человеческой форме ночным зрением. Мог бы исправить это досадное упущение, конечно, но не хотел. Ему достаточно было слышать, как Ритца взвизгнула, когда почувствовала, что крепкие руки ее больше не держат. Ах это сладкое ощущение, когда в твоих руках чья-то жизнь... Жизнь, которая для тебя не имеет никакой ценности. Всё, что важно, лишь возможность удовлетворить свой... интерес.

Демон видел, что взгляд Ритцы направлен на него. Ее глаза выделялись на ее затененном лице, как два огромных блюдца, в которых отражались огни города и звезды. Он усмехнулся. Если бы она могла, то наверняка бы сейчас съежилась в точку, скрутилась в комочек, лишь бы никто ее не трогал, лишь бы оставили в покое.
- Маленький затравленный зверек, - в его насмешливом голосе сквозила одна лишь ирония, ни капли жалости или сострадания. В принципе, Флеурису по умолчанию не были знакомы эти понятия. Как и чувство страха. Да и понятия "Правильно-неправильно" у демона были совершенно своими, вряд ли он смог бы объяснить их кому и кто-то это понял и принял.
Ее ответ показался ему еще более забавным. Надо же, Ритца, превозмогая дикий страх перед своим возможным будущим, пытается проблеять что-то вроде: "Не-е-е-е-ет. У ме-е-еня никогда не-е-е-е было се-е-е-екса"
Это звучало смешно. Но Флеурису почему-то нравилась эта маленькая зеленая заноза в заднице, которая постоянно попадает в какие-то ситуации. Нельзя сказать, что без его собственной помощи, но всё же! Да и где еще она может получить столько эмоций и впечатлений, как не рядом с демоном воздуха?! Его вдруг осенило, какое одолжение он ей делает. Чувство Собственной Важности резко начало расти вверх.

- О ком ты? - поинтересовался демон отрешенно, облетая Ритцу со спины. Она повернуться следом не могла, ибо стихия ей не повиновалась, зато Флёр чувствовал себя в воздухе, как рыба в воде. Он с интересом подергал тифлинга за хвост, - я уж и забыл, что у тебя есть эта штука. В прошлый раз меня так вштырило от нее... - спустя несколько секунд он словно вспомнил, - а, ты о Талли? Я оторвал ей голову и выбросил в море к акулам, - отмахнулся Флёр, словно говорил о какой-то пустяковой работке, мол шел на рынок за продуктами и заодно вынес мусор. Ритца, конечно, могла подумать, что демон так шутит или преувеличивает, пытаясь ее запугать, но на самом деле всё так и было. Рыжая любовница, предавшая его, отправилась кормить рыб. Правда, не после того, как помогла сбежать Ритце, а после того, как пыталась убить Рену. Женское коварство поистине не знает границ. - Кажется, она приревновала к тебе, - хохотнул Флеурис. Затем на плечи девушки опустились его руки, а сам он таинственно прошептал Ритце на ее остроконечное ушко, - хочешь, я покажу тебе весь мир?

+1

46

Постепенно Ритца успокаивалась. Хотела оно того или нет, а бесконечно пребывать в состоянии натянутой струны своими нервами, с угрозой лопнуть и впасть в истерию, ее разум не пожелал. Сердце продолжало учащенно биться, но уже не представляло из себя обезумевший комок, который колотился внутри так, словно являлся живым существом с четко поставленной целью - пробиться сквозь грудную клетку и вырваться наружу. Она всё так же боялась - понимала, что зависима только от воли Флёра, который развлекался с ее жизнью как ребенок резвится с беззащитным котенком, будто бы не понимая или не обращая внимания на жалобные визги со стороны зверька от детской жестокости.
Еще несколько минут назад тифлинг размышляла как суметь вывернуться из этой темницы, какими молитвами обратиться к миледи Удаче и как бы не завершить свою жизнь в петельке, что как-то совершенно не вызывало восторга. От собственной изворотливости полукровка зачастую сама была в шоке, а особенно поражали моменты, когда уже мир вокруг словно бы менялся, стремясь вытащить плутовку из очередной беды. Вот взять даже нынешнюю историю; ведь мог этот демон просто сдать за решетку и забыть о ее существовании, а он... Он зачем-то вытащил - видимо решил собственноручно доломать живую игрушку. Гордиться таким спасением толку мало, и Ритца даже подозревала, что проблема побега была значительно проще, чем происходящие нынче. Просто потому что была уверена, что Флёр станет творить невесть знает что, а логики и смысла в его поступках полукровка не сможет отыскать и спустя сутки тягостных размышлений, если останется жива. Сбежать же из его хватки было проблематично, и дело даже не в том, что они сейчас оба в высоте.
Можно было конечно избрать стратегию подстилки, которая готова на что угодно ради сохранения себя в относительной целости - отдаться целиком и телом, и душой, чтобы фактически отработать в весьма специфичном плане свою жизнь и оказаться на свободе - униженной, растоптанной, быть может подбитой, но живой. За свою жизнь Ритца слышала много нелепых рассуждений, которые заключались в том, что чувства чести и достоинства превыше всего (кстати, больше всего хохота со стороны тифлинга вызывало мнение, что честь у девушек находится преимущественно между ног), а потому лучше сдохнуть во имя принципов непокоренным, гордым и всякое такое. Полукровка была категорически несогласна с подобным кретинизмом, который ошибочно считался героизмом и в основном был свойственен только носителям кастрюль на голове, - читай, рыцарям - а потому считала, что за все шансы, которые обещают возможность выжить, нужно цепляться и не вникать сколь порочны и аморальны они есть - гордость вообще дело наживное и компромиссное в особо опасных ситуациях.
В общем, пожелай Флёр овладеть полукровкой или бы кинул намек, чего ему нужно в обмен на то, что он ее отпустит - тифлинг бы недолго раздумывала, хотя в глубине души была весьма рада, что промелькнувший вопрос со стороны демона никаких за собой последствий в плане действий не принес. Были у нее смутные подозрения, что слишком тяжело для разума дались бы подобные подыгрывания, и каждое прикосновение несло бы в себе давно забытую боль от собственной зажатости. Ритца и так заметно напрягалась и изредка вздрагивала, стоило Флёру оказаться ближе, чем она желала. Да и честно говоря, она вообще была далеко не против, чтобы он усвистал ветром куда-нибудь на другой конец материка и никогда ей больше не встречался, но... Как говорится, под небом рождается слишком мало существ, чьи желания имеют какое-то значение.
Конечно, что если бы демон повторил свой фокус с секундным падением, от которого сердце ужасно ёкало, то полукровка снова бы впала в страшную панику, а сейчас... Сейчас она очень даже смиренно (а что еще оставалось?) висела на одном месте, не вертя головой, чтобы следить за одиноким хороводом Флёра вокруг нее, но не могла не прислушиваться к каждому его движению тонким слухом, по-звериному прижав ушки. И прикосновение к своему хвосту, которое было достаточно неприятным и бесцеремонным, она выдержала стоически, прикусив губу и продолжая молчать. А вот дальше... Дальше Ритца испуганно дернулась, а сердце все-таки ухнуло вниз, но виной тому стало не очередное падение навстречу к земле. Ту девушку полукровка помнила смутно, и пусть это была явная спасительница, но черты лица давно расплылись в памяти, разве что те самые рыжие кудри как-то помогали образу не раствориться окончательно. И тифлинг припоминала, что та девчонка точно имела какое-то значение для Флёра, потому что совсем его не боялась и - вот кошмар же - откровенно с ним милостничала. И услышать, что свою ненаглядную пассию демон скормил акулам (а ведь и ей таким угрожал!) было невероятно пугающе, полукровка отчаянным взглядом вперилась в глаза своего врага, ища в них намеки на шутку. И вот ведь гнилая она суть: даже не тронул тот факт, что это, вероятно, такая расплата стала рыженькой за помощь в побеге. Просто Ритца осознала, что ее шансы выжить и оказаться освобожденной - причем, не в смысле, что ее перестанут удерживать в воздухе и отправят вниз с такой высоты - крайне нестабильны; как и этот тип, который от души веселился и развлекался, рассказывая обыденным тоном про судьбу Талли.
Ни обмануть, ни сбежать от него не получится, а смиренно терпеть все выходки не хотелось, но и не оставалось выбора. Огорчало ее то, что пусть и сама тифлинг содержала в своей крови демоническую суть, но познать логику этого хаотичного существа, которое игралось ею, никак не могла. Зажмурившись, нервно облизнувшись раздвоенным языком, она выдохнула:
- А ес-сли... Нет?

+2

47

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Если бы сейчас Флеурис узнал, что Ритца мысленно сравнивает себя с беспомощным котенком, то расхохотался так, что перебудил бы весь ночной город. Ритца - котенок? Беспомощный? Да таких котят не жаль давить при самом рождении! Котенок, у которого не только руки в крови по локоть, а вообще с ног до головы по самый кончик хвоста залита эта полукровка кровью своих жертв. Это  еще Флёр не знал в подробностях, что она творила и как, и повезло ей, что смолчала. Не то чтобы демон так ратовал за справедливость, но сравнение с маленьким безобидным пушистым комочком сослужило бы Ритце плохую службу. Флёр с мстительным наслаждением отрывал бы ей руки, ноги, уши, рога и приговаривал "Нечего своей мерзкой сущностью позорить весь кошачий род".
Сейчас он веселился. Но от веселья до мести, от мести до скуки, от скуки до злости - одно неверное словцо. Порывистый и непредсказуемый, Флёр и сам не мог утверждать, какое действие совершит в следующую секунду. Обычно планы, которые пытался демон провернуть, казались ему прекрасными лишь первое время. Потом он забывал о них или отмахивался, придумывал новые, опять же восторгался ими краткий срок и снова забывал. Пока что ему захотелось выдернуть Ритцу из тюрьмы. Прежде он не собирался раскрывать ей свою суть, потом передумал, сначала хотел лишь свести с ума своими появлениями и исчезновениями, заставить сомневаться в реальности происходящего, но доведя это до половины, забросил и взялся за другое дельце. Теперь же Флёр висел с тифлингом на высоте, с которой город кажется пестрым полотном в сияющих огнях, и откровенно смеялся с нее.

Он не понимал, что значит ее страх по поводу его действий и его самого. Нет, ну ему бывало оооочень редко боязно, скорее за кого-то, а не за себя (взять ту же Рену в пример). За себя он испугался по-настоящему лишь один раз - и опять из-за Рены. Что потеряет голову рядом с ней, начнет что-то чувствовать к ней. Ну и в итоге сбежал. Посчитал это правильным поступком и для себя, и для айрэс.
Рядом с Ритцей Флеурис не боялся. Ни за ее жизнь, ни за то, что их неоднозначные встречи могут как-то отразиться на его жизни. И действительно не понимал, почему ее так трясет. Высота? Ночь? Страшный враг? Всё сразу?
Чуточку успокоилась, когда прошло время, и стало ясно, что вот прямо сейчас убивать ее никто не станет. Даже рискнула отказаться от такого заманчивого предложения, как увидеть весь мир. А кто еще может показать его ей, как не Флеурис?
- Ну ты же понимаешь, что мне всё равно? - со смехом, обдав прижатое ушко Ритцы горячим дыханием, переспросил демон.
Он резко нырнул вниз, оставив Ритцу висеть и дальше и не позволяя ей поворачиваться. Совсем скоро девушка своим чутким слухом могла различить громкие взмахи. Такие издавать может лишь массивное, мощное крыло. Или крылья. И почти сразу же незримая воздушная лапа отпустила Ритцу, девушка начала падать. Но недолго. Грохнулась она на широкую чешуйчатую спину. Подними голову, поверти ей - ты увидишь лишь эту длинную, могучую спину, из которой вырастает такой же длинный хвост, а по другую сторону шея, далее - голова, увенчанная острыми рогами, шипами...
Дракон.
- Держишься? - глубокий рокочущий голос был совсем не похож на голос мужчины. Это действительно был голос зверя, древнего, как мир. Сильные крылья взбивали воздух под собой, создавая чуть ли не вихри. Дракон начал набирать высоту, и теперь Леммин совсем уже исчез из виду, полет продолжался над облаками. Наверху было гораздо холоднее, Флёр, правда, об этом совсем не подумал. Ему-то ведь не холодно. И стремглав понесся, разбивая облака. А они, такие близкие и плотные, словно их можно было хватать руками и попробовать на вкус. Впереди блеснула ослепительная молния, на миг осветившая и дракона с тифлингом, и землю внизу, прорезала себе путь через облако, улетая к земле.
- Гроза, - прозвучал довольный голос. - Люблю молнии... Они такие красивые и теплые. И их даже можно оседлать. Если ты, как я, конечно... - от Ритцы давно не было слышно ни звуку, и Флеурис поинтересовался, - ты жива?

+1

48

Нельзя сказать, что Ритца удивилась такому повороту событий. И вполне логично, что выбор оказался простой иллюзией, где всё решили за нее. Она вот вообще успела спустя секунду своего ответа пожалеть о сказанном: вдруг стоило начать молить об этом снисхождении и подарке, попутно отвешивая комплименты о его персоне и благодарности за честь побыть в одном обществе? Тифлинг не знала, и получить подсказку было попросту не от кого, так что как быть она понимала весьма смутно.
Впрочем, нет, некоторые вещи были очевидны. Попытки убить, удрать, а так же хамить нынче выйдут очень боком для ее здоровья, тут хватило богатого прошлого опыта ее ошибок во взаимодействии с Флёром. Хотя надо признать, что инструкцию по грамотному общению с этим демоном ей даже в ближайшие сто лет тесного знакомства точно не написать. И нет, не безграмотность тут причиной.
Потом демон куда-то пропал из поля зрения, и Ритца успела струхнуть, что ее оставили болтаться в воздухе на произвол судьбы в одиночестве. Она-то не была искушенной в делах магии, и потому воображение живо нарисовало как несколько суток она будет метаться или попросту болтаться между небом и землей, без возможности спуститься. И умрет в итоге от жажды, голода и холода, а снизу все будут тыкать пальцами и гадать, как же она там оказалась... Взмах огромных крыльев раздался, когда тифлинг представляла свою тушку уже в процессе разложения, и оказался весьма кстати; хотя бы утащил прочь от таких пугающих мыслей. Сдавленно вскрикнув, когда все-таки земля потянула полукровку к себе, она нелепо всхрипнула от удара, ничком рухнув на чью-то жесткую спину. Уцепившись всем, чем можно за шершавую чешую, Ритца затравленно оглянулась по сторонам и недоуменно моргнула, обнаружив себя верхом на драконе. Это было, конечно, очень кстати, что покатать Флёр - а кто, блин, еще - решил свою игрушку именно таким образом, а не держа в зубах или лапах, но восторга от полета тифлинг всё так же не была готова разделить.
И все ее попытки придумать себе план сбежать прямо сейчас обо что-то да разбивались.
Она не владела магией, не могла напасть (да и толку?), телепортироваться и сбежать в безопасное место.
Она не могла как-то обхитрить его, заставив высадить на землю и оставить в покое.
Она не могла... Да ничего полукровка не могла. И честно говоря, вообще не было такого качества, в котором она действительно преуспела и многого добилось. А сами судите: может убить, но исподтишка и со спины, а на сильного врага в открытую никогда не полезет; украсть может, да только то, что плохо лежит и едва ли справится с сильным замком и внимательным хозяином; может соврать как-то, да только умеющий читать по мимике и движениям сразу всё поймет. В общем-то, ни рыба и ни мясо, которое что-то по мелкому в этой жизни может, тем и довольствуется. Разве что в коллекции всяких приключений преуспела да разгребанию проблем - жива же все еще, достижение. Еще жива...

В полете верхом на драконе приятного было мало. Просто так на спине не рассядешься - сдует. Вот и получилось кое-как вскарабкаться ближе к шее, распластавшись в тщетных попытках слиться в одно целое; а спустя еще пару рывков удалось и оседлать. И сейчас как-то стало не до вопросов, уязвляет ли подобное демоническую гордость.
Внутреннюю сторону бедер уже покрывала корка болячек, которую каждый раз неловким движением она тревожила, и прикусывала губу от мучительной боли. Чешуя раздирала кожу в кровь, и пусть живучий организм спешил затянуть появившиеся ранки, каждый раз кровотечение начиналось снова и снова, и эта пытка сводила с ума; если же сдавливать ногами слабее - то не удержится и свалится вниз, а заметит ли пропажу своего пассажира Флёр - еще тот вопрос. Да и ладоням, которыми тоже отчаянно вцепилась в шею, доставалось, а от холода полукровка почти не чувствовала кончиков пальцев, которые уже были холодные как снег. Впрочем, в том, что сейчас ей было до ужаса холодно от высоты и ветра скорости, неожиданно отыскался плюс - чувствительность притупилась, отчего и боль уже не казалась такой режущей. Правда, держаться было сложнее, и Ритца начинала бояться, что в какой-то момент просто сорвется и соскользнет с чешуйчатой спины дракона.
Промелькнувшая молния - не сразу до полукровки дошло, что это был за блеск света - даже не вызвала испуга; целиком и полностью тифлинг сосредоточилась на том, чтобы из последних держаться, вцепившись в Флёра как утопающий хватается за соломинку.
- Д-да, - дрожащими губами пролепетала Ритца, смутно расслышав обращение к себе.

Отредактировано Ритца (20-05-2015 00:42:59)

+1

49

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
У Флёра даже мыслей не возникло о том, что Ритце в таком положении, сидя верхом на драконе, может быть хуже, чем просто парить в воздухе, не ощущая опоры. Сам он не ощущал никакого дискомфорта, рассекая облака и сливаясь с потоками ветра, и с какой-то наивностью полагал, что такие же потрясающие ощущения должны быть у любого, кто погружается в подобную эйфорию. Фразу "Почувствуй себя на моем месте" к Флеурису вообще можно было не применять. Он никогда не пытался встать на место другого, искренне не понимая, зачем это нужно. И в то же время недоумевал иногда, когда, случалось, не понимали его самого, его мотивов. Впрочем, подчас и нет никаких мотивов. Просто желание сделать так или иначе, не продиктованное ничем особенным. Лишь бы было.

С Ритцей ему понравилось веселиться. Методы у демона были своеобразные, и разрешения на такое веселье у тифлинга никто не спрашивал. Так что, видимо, какое-то сходство все-таки было - ребенок, который веселится (но не издевается ни в коем случае!) с котёнком. И как ребенок, который не желает зла маленькому существу, но случайно делает ему больно и не понимает, в чем его ошибка, так и Флёр вел себя с Ритцей. Ему казалось, что он даже делает ей одолжение в какой-то мере. Ну кто еще может похвастать, что демон готов положить весь мир к ее ногам? Каким способом - это уже дело десятое. Но ведь сам факт! И к бесу, что его об этом никто не просил и что Ритце и даром не нужен весь этот мир. Да она даже разглядеть его толком не может, ибо боится до чертиков и думает только о том, чтобы этот изверг - читай Флеурис - исчез из ее жизни навсегда.

А изверг наслаждался ощущением полета, свободы. Чувствовал себя чуть ли не героем дня, что взял Ритцу с собой. Это ведь куда лучше, чем болтаться в петле, так ведь?
Смутное ощущение перегиба палки закралось в голову демона, когда на его величавые и горделивые речи ответом было молчание, а на вопрос - лишь едва слышимое заикание. Повернув вполоборота голову на длинной шее в сторону тифлинга, дракон придирчиво оглядел свою наездницу одним глазом. По ее виду можно было сказать, что еще чуточку подобных покорений мира, и можно будет заказывать маленький уютненький ящичек. Ну а Флеурис, если бы и хотел кого прикончить, то делал бы это совсем другими методами. Да и подыхать от удовольствия - как-то моветон.
Он не сказал ей ни слова, лишь ненадолго завис в воздухе, разгоняя мощными крыльями облака, полюбовался еще чуточку сполохами молний, посетовал на то, что они с Ритцей не могут влететь прямо туда, внутрь грозы, после чего проговорил:
- Соберись, Зверица. Совсем расклеилась. К лицу ли тебе висеть куском мяса на спине дракона?
Но Флёр и после этих слов совсем не думал облегчать тифлингу задачу. Он пошел на резкое снижение, так что теперь Ритцу так и норовило ветром сорвать с дракона и потоком ветра от крыльев унести куда-то в небо. По сравнению с массивным телом ящера девчонка выглядела спичкой в море. Когда же земля стала близко, различались даже отдельные деревья и вьющиеся нити дорог, Ритца внезапно оказалась не "в седле", а снова в воздухе, снова без опоры. И теперь ничто ее не поддерживало, она падала, набирая скорость. Флёра рядом нигде видно не было. Вот уже не только деревья, а даже камни различимы... Всего-то пару метром остается до того, чтобы Ритца превратилась в не очень аппетитную лепешку.
Хлопок - и девчонка словно попадает на невидимую мягкую подушку, которая ловит ее в свои объятья, а затем подбрасывает снова на несколько метров ввысь, после чего опять ловит. Таким образом, удара о землю так и не последовало.
- Да, - задумчиво проговорил демон, сидя на траве, подтянув к себе колени и упершись в них локтями, - рожденный ползать летать не сможет.
Подушка исчезла, и Ритца теперь уже совсем небольно шмякнулась на зеленый ковер.

+1

50

Кошмар. Если кто-то (а вдруг?) еще когда-то однажды ненароком или намеренно предложит прокатиться на драконе, подчинить небо, оседлать молнию, попытаться дотянуться до звезд и луны... В БЕЗДНУ, - иного ответа от полукровки, которая унесется галопом резвой лошади в закат, вы не дождетесь, в крайнем случае заполучите куда менее цензурный вариант, где узнаете о себе много нового.
В какой-то момент, когда эта крылатая сволочь дельфином нырнула вниз, начиная стремительно пикировать, Ритца себя похоронила, но не успела смириться с фактом грядущей кончины. На такой скорости ни страх смерти, ни жизнь, которая отдельными кадрами была обязана пробежаться перед глазами попросту не успевали нагнать тифлинга и начать тиранить ее разум. Ну и разумеется, что сейчас она не расслышала обращение к себе, которое было слишком созвучным с нынешней кличкой. Зверица - Ритца... А вот вникла бы, что демон располагает и такой информацией, точно бы успела струхнуть окончательно. А так ничего - только ладонями, которых не чувствует, и снова стертыми в кровь бедрами отчаянно держится за Флёра, словно это могло невесть как помочь.
Потом тифлинг осознала, что уже просто падает. Одна.

Вот теперь-то страх не просто ее догнал, но и забрался в нее целиком, пропитав безудержным ужасом каждую клеточку от того, что сейчас она разобьется. Это, наверное, не больно, но - очень страшно видеть как с каждой долей секунды всё становится гораздо крупнее и ближе. Так что воздух подхватил уже отчаянно вопящий и истерично машущий руками (вероятно в попытке волшебным образом отрастить себе крылья) комок, который на мгновение заткнулся, обнаружив что летит уже в обратную от земли сторону. Таким образом бесславная кончина отсрочилась на неопределенный срок, потому что сейчас Ритца уцепилась за надежду, что сволочной демон всё же не даст ей сдохнуть, ровно как и сбежать. Пусть у кошек, которые играют без когтей и зазрения совести живой мышкой, всегда есть шанс, что в определенный момент их добычу юркнет в первую попавшуюся норку - у полукровки такой возможности попросту не имелось. И дело даже не в том, что от зоркого и вездесущего Флёра никуда не деться; все мышцы попросту отказывались слушаться, что-то делать, да и самой тифлингу совершенно не хотелось двигаться. Рухнув на траву, она еле перевернулась на спину, смутно ощущая прикосновение травы к оголенным участкам тела, и уставилась на небо помутневшим взглядом. На земле, живая и целая - организм спешил окончательно восстановить себя, отчего и бедра с внутренней стороны, и ладони зудели и неприятно щипало. Всё так же замерзая, Ритца съежилась, обнимая себя за плечи и сворачиваясь уже на боку.
Больше всего она желала, чтобы Флёр сейчас пропал, ушел и растворился в воздухе, оставляя ее одну, но, заполучив желаемое, полукровка точно не поверит сразу, что этот изверг оставил ее в покое и наигрался. На фоне всей гаммы чувств и ощущений даже мучительная жажда скромно ушла на второй план. Полукровка в какой-то миг растеклась и расслабилась, продолжая наивно пытаться согреться об остатки своего же тепла тела, и ей казалось, что она вот-вот провалится в какую-то дрему.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…