http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…


Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…

Сообщений 101 страница 150 из 238

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Продолжение ФБ Если черный кот дорогу перейдет...

Участники: Ритца, Флеурис;
Место: Леммин;
Время: около 3-х лет назад, лето; спустя неделю вышеуказанных событий;
Сюжет: Ритца после совершенно непонятной встречи не то со своей галлюцинацией, не то настоящим Флёром все-таки сумела не сойти с ума окончательно. Сбежав в ту ночь из временного пристанища Флоры, тифлинг живет эти несколько дней в забытье, забившись на чердак нежилого дома и проводя основную часть времени во сне, изредка выбираясь за пищей, чаще - водой.

Отредактировано Ритца (04-04-2015 17:06:26)

0

101

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
УРОК №4 "ЭМОЦИИ - СЛАБОСТЬ"
Он телепортировался в свой дом и уложил окровавленную Ритцу, находящуюся без сознания, на диван в гостиной. В спальню волочить ее побрезговал, решив, что не хочет запачкать ее кровью постель и такое приятное к телу белье.
- Какая же ты все-таки дурочка, а, - бормотал он, отыскивая всё, чем можно зажать раны, чтоб те перестали кровить. - Как ты прожила-то всё это время? Везение? Ну да, конечно. Видя, как ты справляешься, я ничуть не удивляюсь, что ты всё спихиваешь на везение, ведь у тебя самой почти нет никаких навыков по выживанию, - Флеурис ничуть не заботился о том, что Ритца его не может слышать. Он попросту говорил вполголоса, словно сам с собой, и в то же время обращался исключительно к девчонке. Сейчас, когда она не могла ему ничего ответить, это выглядело как будто она молчаливо со всем соглашалась. - Чему ты могла научиться у своих бандитов? Как раздвинуть ноги и во сне убить того идиота, который рискнет сунуть туда свое добро? И она еще мне говорит, что ей не нужна помощь... Разве ты хочешь сдохнуть, дорогая? Если хочешь, то зачем же отнекиваешься от того, чтобы это сделал я?
Его вопросы повисали в воздухе, оставаясь без ответов. Но демону вполне хватало и этого. Сейчас не столь важно то, что Ритца безмолвствует. Он не собирался убивать ее. Ни сам, ни чужими руками, как то она спросила давеча. Но судя по всему, она сама не прочь прикончить себя. Флёр ее ничуть не жалел, но не преминул бы, как только она очухается, потыкать ее носом, как котенка в лужу, во все ее промахи.
- Неужели так сложно было украсть одежду... - продолжал он бухтеть, - это ведь даже ребенок сможет сделать.
Флеурис не видел всего, что происходило там. Он лишь ощупывал магией воздуха тела, просматривал их положение в пространстве и успел почти вовремя, когда понял, что Ритцу обнаружили и почти прикончили. Вообще у нее вполне был еще шанс окочуриться. И Флёр тут ничего поделать не мог, он не лекарь, не владел целительными заклинаниями, единственное, что мог - вот так, как сделал, попытаться остановить кровотечение. И все же девчонке требовался целитель. Флёр решил, что как раз знает одного такого. И хотя было опасно и боязно (неужели он опять почувствовал страх за ее жизнь?!) оставлять ее одну, демон все же подумал, что бездействие усугубит ситуацию куда больше.

Прошли сутки, даже чуть больше. После вынужденного визита лекаря (читай - по принуждению, без права выбора) Ритце стало гораздо лучше. По крайней мере, она перестала быть серо-землистого цвета и снова зазеленела травушкой теперь уже на кровати. Флеурис, правда, велел целителю не залечивать тифлинга до конца, а лишь помочь ей справиться с кровопотерей. Всё остальное он передал на восстановление самому организму полукровки. Демоническая кровь сильна. Рано или поздно повреждения затянутся. Нужно просто немного времени.
Флёр не изменял своему слову и продолжал спать рядом с Ритцей. Будучи без сознания, она, впрочем, не особо возражала. А ему было даже как-то спокойнее, когда он знал, что она рядом и не сдохла.

Очнулась она под вечер второго дня после того, как получила топором. Флёр сидел в кресле напротив и при свете свечей что-то рисовал грифелем. Ее мимолетные движения и изменившееся дыхание не остались незамеченными. Демон повернул в сторону кровати голову.
- Очухалась? - это прозвучало достаточно резко, щадить ее Флеурис не собирался, но разбор полетов предпочел отложить на то время, когда Ритца будет в состоянии его слушать. Сейчас же он соизволил спросить о самочувствии, - если болит, то могу дать зелье, лекарь тебе оставил на всякий случай.
Взяв пузырек со стола, Флёр подошел к кровати и присел рядом на корточки, чтобы быть на одном уровне с Ритцей.

+1

102

Вместо голоса, который был важен ей, являлся неотделимой частью сути и вообще был привычным, пускай ему не сравниться с пением соловья - сипение и хрип. Вместо верной подвижности и ловкости - боль, которая мгновенно осаживает в любом стремлении пошевелиться и вспомнить о том, что она вообще-то живая. Даже воздух, который был стихией Флёра и его духом, казалось, отворачивался от нее и позволял легким взять лишь малую толику, только чтобы не умереть полукровке и не потерять сознание; зрение не подчинялось ей, и прежняя острота никак не возвращалась, но тифлингу было плевать: единственным желанием сейчас было вдохнуть полной грудью, до жадного предела, и не захлебнуться колющей болью.
Волей-неволей, но она стала ворошиться в себе, извлекая последние эпизоды, которые вызывали холодящий протест изнутри: не надо, не вспоминай, плохо и больно. Завершалось всё безумнейшей болью, которая казалась последним событием жизни - не верилось, что после такого можно выжить и очнуться. И она-то, глупая, считала боль своего наркотика самой страшной, когда жаждешь освобождения через смерть! Ее память не успела поймать образ Флёра и сохранить его, когда она глядела прямо на него, но не видела. И сейчас Ритца не понимала, что произошло. Не то чтобы это было так важно прямо в данный момент, но... Полукровка снова приоткрыла глаза, попыталась сфокусировать взгляд на чем-то, что похоже на потолок, в надежде вернуть свое умение видеть четко, остро как хищник. Моргнула, продолжая дышать короткими "шажками", учащенно, пытаясь всячески компенсировать количество скоростью крошечных вздохов-выдохов. Неуспешно, надо признать. И это вызывало внутри панику: ведь как так, как не получается дышать, это важно, это... Это страшная угроза, но она внутри, как решить, как? Оказалось, что от волнения только сложнее дышать, и это получалась замкнутая цепочка, которая смыкалась всё уже, грозясь удушьем.

Жесткий голос демона разогнал панику, отвлек на себя всё внимание. Поначалу Ритца даже не узнала его, только удивилась, что звучат слова знакомым тоном и попыталась повернуть голову. Зажмурилась, тонко как-то сипнула-скульнула, но в итоге раскрывшиеся следом белые глаза уставились на Флёра смутным взглядом, словно разум был одурманен наркотой. Получилось не сразу соотнести, что тифлинг жива именно благодаря ему, и какое-то пусть не тепло, но спокойное удовлетворение лучилось внутри мягким, почти незаметным светом, как тусклый огонек старого светлячка в лунную ночь. Туманная белизна не сияла любовью и счастьем, слезы не увлажнили ее глаз, Ритца просто глядела прямо в глаза демона, хотя всё продолжало плавать, и она даже не могла назвать четко их цвет. Впрочем, она не может и говорить. Но как-то получилось не то что собраться, но успокоиться. Вспомнить о демонической крови в своих жилах, о тяги к жизни, об организме, который матерился, но всегда латал ее многочисленные царапины и ушибы, которые были ее постоянным атрибутом как рога и хвост. Вот такого - не было, что уж тут. И, видимо, ее могло не быть, если не Флёр. Какая разница уже кто куда кого послал? Тифлинг мутно глянула на непонятный бутылек, который демон держал в руке. Это чтобы ослабить боль? Хорошо, хочу, да, - трижды подряд моргнула она, не желая хрипеть - этот звук пугал ее. Ритца старательно прогоняла от себя гадкую мысль: что будет, если это навсегда? Что, если она никогда не сможет говорить, но восстановит дыхание и подвижность?
Полукровка подумала, что сейчас это неплохо, но лишь по одной причине. Тифлинг была уверена, что произнести "спасибо" будет очень сложно и как-то... Ох. Фактически, она ему принадлежала теперь. Не так, как обычно - просто потому что он так решил, а Ритца не могла убежать. Тут ощущалось что-то смутное, вроде... Долга. На который ей всегда было наплевать, ведь сама себе закон, и никому ничего не должна. Она попыталась снова невесть зачем построить из себя бунтаря против демона, но в какой-то момент остановила себя, растерявшись. Полукровка не знала как правильно себя вести, скорее даже - как чувствовать. Еще точнее - как определить свои чувства по отношению к Флёру, который казался и мучителем-врагом, и противоположной стороной одновременно, сводя с ума таким контрастом, когда какое-то благодушие к нему тут же отравлялось злобой, что он - гад, подлец, изверг, и еще масса эпитетов подберется, чтобы ярко его описать.
Лекарь, - запоздало подумала Ритца. - Видно, совсем плохо всё?
Она несколько прищурилась, словно близоруко пыталась рассмотреть демона.
- Мне не нравится, что у тебя есть выбор, а у меня - нет. Мне не нравится, что я целиком и полностью в твоей воле, а ты в моей - нет. Наверное, мне страшно, что когда... Нет. Не хочу. Что если я привыкну - ты уйдешь, и мне ничего не сделать с этим, только учиться привыкать к новому. Потому что ты уйдешь, а я этого добиваюсь и жду. И я этого хочу, хотя прямо сейчас говорю эти слова с усилием. Я не знаю, правда они или нет.
Она радовалась, что Флёр не умеет читать мысли, а ее глаза недостаточно выразительные, чтобы передать хотя бы треть всех мыслей. Разве Ритца сознается в таком когда-нибудь? Что боится не какой-то реальной опасности, которая может лишить жизни, сил, ловкости, а чего-то иного, что может сломать гораздо страшнее. Это не любовь, нет. Даже не сестра ее - влюбленность. Просто слишком яркое нежелание, чтобы отыскали уязвимость, выучили подпускать к ней и потом ударили. Тифлинг мысленно сморщилась, осознав, что является параноиком, который боится предательств. Неважно от кого - здесь не играет роли близкое это существо или нет. Разве что у первого шансов куда больше убить уже одним ударом. Но так кто ей сейчас близок и дорог? Флёр? Нет, без лукавства.

Отредактировано Ритца (31-05-2015 00:15:26)

+1

103

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
"О боги...", - протянул Флёр мысленно с каким-то отчаянием или духопадением. Не потому, что Ритца себя так плохо чувствовала - о, она по заслугам получила, так ей и надо. Ласты не склеит, об этом демон уже позаботился. А то, что не рассчитывает свои силы и бросается на тех, кто ей кажется слабее и беззащитнее, это тоже ей урок. Не всё то, чем кажется. Будь полукровка чуточку расчетливей, умей она обозреть перспективы, то выбрала бы иной путь. Хотя бы с тем же домом. И, к слову, Флеурису приходилось признать, что действительно ей до сих пор удивительно везло. Именно везение, удача, судьба - если хотите, определяли то, что она бывает в своей жизни побита, искалечена, но не мертва. Потому что самой справиться с чем-либо к Ритцы, как видится, не выходит.
"Но только не в этот раз", - ревниво подумал демон. В этот раз именно он стал ее везением, удачей и судьбой. Если Ритца боялась, что без него далее не сможет справляться, привыкнет к легкости жизни под боком, то Флёр, наоборот, пытался научить ее справляться и не бояться. Не подстраиваться, пресмыкаясь перед сильным и надругиваясь над слабым, а побеждать сильного смекалкой и хитростью, в то же время благородно и снисходительно слабого отпуская. Еще он пытался избавить ее от страхов, которые есть слабость, равно как и все остальные чувства и эмоции. Если не выйдет, то что ж... Значит, Флёр лишь убедится в мысли, что Ритца на уровне с животным, которое обучить можно лишь командам "сидеть, лежать и голос".

Сейчас отчаяние Флёра было связано отнюдь не с тем, что бедняжка Ритца вся из себя несчастная, побитая и корчит умирающую. Даже не с тем, что она в очередной раз попалась, что не готова слушать его, словно назло делает всё, чтобы показать Флеурису свою несостоятельность в плане обучения. Хотя впечатление пока что складывалось именно такое. Он мысленно застонал потому, что она сейчас была на его руках. Слабая, больная... Никакого сострадания не вызывающая. У демона был отключен этот пункт. Да и у самой Ритцы наверняка тоже.
- Как бы ты поступила на моем месте, а? - вполголоса поинтересовался он. Для того, чтобы тифлинг могла выпить обезболивающее зелье, Флеурису пришлось склониться над ней, приподнимая ее голову одной рукой и поднося пузырек к губам другой. - Если бы я был на твоих руках, истекающий кровью, ты бы помогла мне? Стала бы спасать? - что за дурацкие вопросы. Конечно же, нет. Она бы без зазрения совести бросила любого, ведь никто не имеет для нее ценности. И в то же время... что? Там, в колодце, она звала его. Там, на чердаке, захлебываясь собственной кровью, единственный, кого она звала, был Флёр.
"А как только очухается, сразу же вскинет свою тупую башку и заявит, что и без меня бы прекрасно справилась", - он подождал, пока густая субстанция, похожая на сахарный сироп, перетечет из горлышка сосуда в горло тифлинга, после чего положил ее голову обратно на подушку и отстранился.
- Повезло, что в тебе есть дурная кровь, - так он обозначал родство с "низшими" по его разумению демонами. - Иначе ты бы на том чердаке и окочурилась, - Флёр коротко вздохнул, - нам надо выбираться из Леммина. Стража ищет тебя. С одной стороны это прекрасный способ научить тебя скрываться прямо у них под носом, а с другой стороны... я не хочу тебя спасать. Ты не должна доводить себя до тех пределов, когда я должен вмешиваться.

+1

104

Как бы Ритца поступила на его месте? Никак. Если Флёр истекает кровью, значит так нужно ему по какой-то задумке (иначе и не позволил бы ранить себя, наверное), если не стал ветром и не слился с воздухом. Можно предположить, как полукровка поступила бы, если бы демон не был самим собой, являлся простым смертным. Но в чем смысл рассматривать ситуации, которые просто не способны произойти, которых не было и не будет? Тем более, что тифлинг упрямо не желала позволить признанию и благодарности к Флёру вырасти больше, чем следует. И эти росточки, позволив им существовать некоторые минуты, она безжалостно начинала растаптывать. Но стоило, видимо, признать, что случившееся на чердаке станет серьезным исключением из всех историй. Можно, разумеется, озадачиться вопросом: как он узнал, что ее убивают? Выступал невидимым зрителем расправы над ученицей, которая не вслушалась в его наказы? А если действительно наблюдал, то почему вмешался так поздно? Ритца уцепилась за эту мысль, что демон виноват, так поздно вмешавшись. Пыталась внушить, что снова главное зло во всем - Флёр. Почему эти мысли звучат так неубедительно?
Ведь он говорил, предлагал свою помощь, а потом просто отпустил и отошел в сторону посмотреть. Имел право? Нет, не с позиции ее жизни, за которую она дрожала как осиновый лист и была готова всех призвать стать ее хранителями. Со стороны независимого, так называемого судьи. Полукровка справедливо подозревала, что дело тут не только в демоне, но признавать свои ошибки, свою зависимость и несостоятельность... Кому понравится, а? Право, тифлинг была только рада, ничего не может сейчас ответить вслух, требовать от нее таких речей бессмысленно, а заглянуть в ее мысли Флёр не может.
Лекарство было сладким, прямо истинная мечта любого ценителя кондитерских изделий. И хотя полукровку редко увидишь в обнимку с леденцом на палочке в форме петушка или еще какого зверька, но и такое встречалось в жизни. Правда, что сласти она любила не до безумия, и головы от них не теряла, но даже такая приятность сейчас не подбодрила ее и без того потрепанный дух.
Она запуталась. Ритца не понимала как относиться к демону, потому что это была не та личность, которую можно было воспринимать нейтрально, помнить о существовании такого существа, но никаких эмоций при мысли о нем не испытывать. Флёр поражал ее контрастами. То выбешивал так, что хотелось убивать демона раз за разом, пользуясь его бессмертием. То на мгновение она проникалась каким-то священным трепетом, что получает внимание от такого сильного, могущественного и древнего воплощения самого воздуха, а уж тем более оказывалась им же спасенная. Тифлинг потихоньку в мыслях сходила с ума от такого противоречия, но пока чаша весов склонялась к тому, что Флёр заслуживает скорее положительного отношения, пусть и весьма своеобразного в ее понимании. И это опять-таки не гарантирует, что его советы будут услышаны и приняты к сведению.

Все эти мысли текли достаточно вяло и лениво, а боль постепенно действительно отпускала, позволяя двигаться посвободнее. К этому моменту Ритца обнаружила, что перевязана, и, вспоминая о ране от младшего тифлинга, робко прошлась пальцами по своей шее, закусив губу. Все-таки терять способность говорить она крайне не хотела. Полукровке становилось страшно, стоило представить себя немой и способной лишь на подобные им звуки. От слов Флёра тифлинг вздрогнула, взволнованно на него глянув - она не совсем поняла его. Демон хочет оставить ее и уйти? Или как понимать его слова? И теперь наконец-то прозвучал еще один пункт правил, который стоило озвучить Флёру изначально. Впрочем, занятия по неволе мгновенно ушли в сторону, Ритца даже упрямо попыталась привстать, усесться, хотя тело слушалось плохо, а боль окончательно никуда не делась и изредка вгрызалась в нее. А тифлинг-то наивно надеялась сейчас подремать...

+1

105

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Все слова и обращения Флёра зависали в воздухе. Ритцу ничего не трогало и не занимало. Она просто смотрела на демона своим ничего не выражающим белесым взглядом и как будто ничего и никого перед собой не видела. Все, что говорил Флеурис, пролетало мимо. В лучшем случае в одно длинное зеленое ухо влетало, а в другое вылетало.

Как уже правильно пришла к выводу Ритца, Флёр не умел читать мыслей. А потому не представлял себе даже, какая внутренняя борьба идет в душе полукровки. Даже не догадывался, что он, возможно, куда ближе к своей цели, чем то кажется. И если бы знал всё это, то наверняка повел себя как-то иначе. Но он не знал, и всё это молчание казалось ему демонстративной вредностью неблагодарной девчонки. Ведь Флёр не обязан спасать ее. Не был обязан, да и вообще он ничего не обязан делать ради нее. Если он взялся научить ее чему-то, то это совсем не значит, что он должен вытаскивать ее из любой задницы, в которую она забирается с рогами и хвостом. Да и вообще Флеурис считал, что в принципе никому ничего не обязан. Его силы, его способности, его магия принадлежат исключительно ему, только ему служат. Вот это стоит хорошенько вдолбить Ритце в голову. Чтобы она понимала, что он учить ее жить и выживать, стрелять самой и уворачиваться от ответного выстрела. Он не пытается показать ей пик своего могущества и научить жить под его крылом. Хотя пока что, по всей видимости, именно так и выходило. Ритца расценивала его общество и покровительство по-своему.
Значит, доверие он получил.

Он помог ей выпить лекарство, а затем заговорил о планах. Ритца, вероятно, не желала пока думать ни о чем грядущем. Ее устраивало лежать в кровати, знать, что пока она не поправилась, ее никто не тронет, ведь рядом Флёр. Даже если их ищет стража... Даже если она найдет их, то что сможет противопоставить стихийному демону? Флеурис покачал головой. Все его уроки ни к чему не привели. Ни к чему из того, что он пытался показать.
- Похоже, из меня просто плохой учитель, - он сполз на пол, усевшись рядом с кроватью спиной к Ритце. - О чем ты только думала...
Да, все его попытки прояснить ситуацию сейчас, тщетны. Ритца только очнулась. Она пролежала больше суток без сознания, борясь с помощью своих природных сил и лечения целителя со своими ранами. Ей вообще повезло ("Опять, черт подери, это везение!"), что она осталась жива ("Это не везение, а я! Я ее оттуда выволок! Так что, я - ее удача и счастливый билет?").
Флёр решил пока оставить этот разговор.
- Хочешь чего-нибудь? Пить, есть? - не поворачивая головы, спросил он. Злился сам на себя, что превратился в няньку для "дурной крови". Злился, что вообще взялся за это, и сейчас больше всего хотел бросить. Флёр ведь уже успел изучить Ритцу за то время, что знал ее. Она никогда не согласится и не признает того, что ей кто-то нужен. И когда встанет с кровати, пожмет плечами и заявит, что Флеурис не сделал ничего особенного, что она бы и без него справилась. А тогда он психанет, отволокет ее обратно, к той тифлингской семье, и посмотрит, как Ритца справится. Только в этот раз он действительно будет только смотреть и даже пальцем не пошевелит, если топор опустится на ее шею.
Флёр чувствовал, как увязает в этом болоте. Внутренний голос отчетливо проговаривал, что нужно бросать всё и бежать, пока она ему никто, пока его не задевает ее отношение и всё остальное...

+1

106

В мыслях Ритца вздорно фыркнула, потому что сбить с нее спесь окончательно, до последней капли просто невозможно. Даже к вожаку - альфе, которому готова поклоняться, она будет относиться с подколами, язвительными замечаниями и порой своевольничать. Но, обычно, в меру. Здесь же Флёр все-таки не являлся ей лидером, пусть и приказывал, направлял, руководил и пытаться ослушаться его было чревато последствиями и обострениями ситуации, где приходилось действовать уже молниеносно и спонтанно, перестраивая жалкие намеки на план. В то же время его сила духа в чем-то завораживала и опьяняла, пусть не с такой силой, как это было изначально.
К счастью, он ничего не прочитал лишнего в ее глазах. Не высмотрел благодарности, признания в какой-то симпатии и прочей чуши. Впрочем, разве что-то можно рассмотреть в бездонном сиянии белизны, которая не то обжигает холодом снегов, не то заставляет блуждать как в тумане? Тифлинг в каком-то недоумении наблюдала за демоном, что сейчас устроился спиной к ней. Видеть его глаза больше не было возможности, но сама поза и голос... Не будь это Флёр, то Ритца на мгновение рискнула бы предположить, что на нее не плевать и, вот же не верится, за нее беспокоились. Полукровка-то подозревала, что он не дает никому ее убить просто потому что живая игрушка веселее, умеет чувствовать боль и реагировать на нее, а еще можно упиваться своей силой и властью.
Тифлинг тоже не умела читать чужие мысли, а ее характер в чем-то был куда поганее, чем у вредного Флёра. По крайней мере, Ритца знала одно точно: если бы к ней кто-то пробрался в ее дворец, то кишки этого наглеца украсили собой ветви ближайшего дерева. Быть может, как раз поэтому у нее нет таких сил, какими обладает демон? Ритца, забывшись, шумно вздохнула, попытавшись привычно было заполнить воздухом легкие, и замерла, зажмурившись от очередного приступа боли, который на мгновение впился иглами в грудь и прямо парализовал ее. Жаль, что совсем чувствительность не ушла.
Ритца все-таки сумела привстать, опираясь на локти, движения давались тяжело и потому тифлинг хмуро сопела, поражая сейчас упрямством черепашки, что уперто пытается пробиться сквозь стеклянную стенку своей темницы и по совместительству дома. Она внезапно поняла главную причину по которой так ярко сопротивлялась проникновению Флёра в ее жизнь, мысли, действия, пусть и обращалась к его помощи, якобы используя.
- Потому что это напоминает мне дом. Дом, куда я всегда приходила, где я была в безопасности; дом, который, казалось, будет всегда, покуда живу я. Дом, где встретит мать и утешит, приласкает. Дом, где целый мир не мог меня достать и ранить: неважно насколько зубасты волки и сколько их, там они не нашли бы меня... И дом, в котором разило кровью тогда, когда я вернулась. Там, где убили маму...
Вот чего я не хочу. Я не хочу повтора. Когда я посчитаю что-то тем, что вечно и дарит безопасность, где можно успокоиться и расслабиться, оно пропадет. Навсегда. Не хочу? Нет. Даже боюсь. Я боюсь, что Флёр уйдет. Нет, я боюсь... Я боюсь, что привыкну, что он всегда рядом и страхует. Это, наверное, как плавать... Я не умею плавать, поэтому не боюсь воды, когда чувствую дно. А если его не будет... Даже если буду уметь плавать... Нет. Не хочу.

Поникшая полукровка никак не ответила на вопрос Флёра, хотя не отказалась бы и от воды, и от пищи. Вместо этого она, склонив голову, мрачно глядела на повязку, что скрывала за собой затянувшиеся раны. Словно волю для чего-то собирала в кулак, готовилась зачем-то, а потом, не глядя на демона, попыталась овладеть голосом, а не просто хрипеть как недобитая кляча. Она - потомок демона.  Пусть лишь наполовину, но если не сдохла до того, то восстановится. Встанет на ноги, снова будет злорадно скалиться и творить свои дела. Пусть позже, но тифлинг - это не жалкий человек, у которого каждый день на счету.
- Фр... Флёр, - слишком тяжело было говорить, потому что не хватало воздуха. А свистящий шепот и шипение немногим отличался от того же хрипа. - С-сп.. С-с.. Пас-сб...
Впрочем, не только покалеченное горло осложняло сказать такое, казалось бы, простое слово как "спасибо". Ритце казалось, что она что-то запретное для себя и своего покоя делает этим шагом, поэтому в глубине души надеялась, что демон ее сейчас просто не поймет. Или поймет, что лучше не понять. Правда, она тогда может разозлится в мыслях, что он такой непонятливый идиот... Тифлинг задумалась, что будет, если он уйдет. Прямо сейчас, когда она слишком беззащитна. Какая-то часть души желала этого, потому что разрешится много проблем, а привязанности к нему у нее нет. Разве что какая-то зарождающаяся привычка, которая выразится в том, что его отсутствие она заметит и почувствует изменения в привычной жизни.

+1

107

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Что это с ними обоими происходит? Ритца вдруг не зубоскалит, не ловит момент, когда Флеурис называет себя никудышным наставником, сокрушается, что у него ничего не выходит на этом поприще. Где же все скабрезные тифлинговы шуточки? А, да, точно... Они же в мыслях.
Флёр бросил на Ритцу мимолетный недовольный взгляд. Сейчас он так жалел, что не владеет ментальной магией и не может забраться в голову тифлинга, чтобы увидеть то, что она так усиленно скрывает. Сейчас бы Флёр ее хорошенько встряхнул, только бы она перестала безмолвно пялиться на него и начала отвечать. Стоило, кстати, ей задуматься о том, что его терпение очень шатко, сегодня оно есть, а завтра - пшик - и растворилось. И учитывая то, что Флёр не склонен к жалости, ему будет плевать, что Ритца вся из себя раненая-больная. Он просто сдавит ей горло, бередя снова едва затянувшиеся раны, и прошипит со злобой: "Думаешь, что можешь меня игнорировать?"
Для Ритцы это, поди, будет не самое приятное ощущение.
Флёр медленно сжал и разжал кулаки. Что-то он зачастил таким образом выжимать из себя ярость. С каких это пор он вообще ее сдерживает? Да и было бы ради кого... Какая-то ни к чему не приспособленная полукровка.
"Да еще и страшная!" - добавил он мысленно, как будто этот факт был решающим во всех мысленных изысканиях демона.
Она даже не отреагировала на его вопрос, хочет ли она чего-нибудь. Как будто он ей как нянька, обязан с ложечки кормить и уговаривать выпить водички. Это начинало его бесить до невозможности. А Флеурис заводился с полоборота. Он мог надумать себе с три короба, даже из того, что Ритца сейчас молчала и сверлила его взглядом, он мог целый торнадо вызвать. Наверное, сказывались годы, когда превращался в женщину...

Флёр был готов вспылить прямо сейчас. Сдавить горло Ритце, сдавливать его до тех пор, пока из ран снова не засочится кровь, и со злым сарказмом пригрозить: "Ягодка моя, пущу на варенье, если будешь и дальше делать вид, что я разговариваю со стенкой. Я выдавлю из тебя весь сок".
"А она ведь действительно как ягода. Арбуз. Зеленая с красной мякотью и красным соком", - несмотря на странное шутливое сравнение, Флеурис был слишком раздосадован и зол явным пренебрежением к себе любимому (даже если это было не так, он успел прийти к такому выводу). И он разозлился в том числе и на себя, что это его задевает. Разве ему не должно быть всё равно?
Он резко поднялся, намереваясь уйти и заняться собой, своими делами, своим художеством, в конце концов. А Ритца пусть валяется себе на кровати и делает, что хочет. Смыться в таком состоянии она не сможет, ей даже сидячее положение тела принять будет тяжело, не говоря уже о том, чтобы встать.
- Фр... Флёр
"Как меня зовут, она выучила. Молодец, быстро учится. Одно слово за две с половиной недели. Гений!"
- Что? - недовольно буркнул он, оглянувшись через плечо (ну прямо как на аве!).
- С-сп.. С-с.. Пас-сб...
Он понял, что она хочет сказать. Благодарность? От нее? Флёр с легким удивлением взглянул в окно, где уже вечерело и на небе горели звезды. Неужели парад планет? Или созвездия сошли с ума? Или грядет конец света? Ритца знает слово "спасибо"?!
- Дура, - бросил Флёр, злясь еще сильнее, и вышел в коридор, хлопнув дверью.

+1

108

- Дурак! - не осталась в долгу Ритца, однако сказано это было молча, в мыслях, прозвучав в ее голове на уровне рефлекса. Но она была рада, что среагировал демон таким образом, а не подумал, что полукровка дала слабину в своем норове и как-то прониклась благодарностью. Привязать надолго ее таким образом не получится. Даже спасенная кем-то ее жизнь не могла бы надолго сделать из тифлинга рабыню, которая жаждала расплатиться за благородство и вообще лучилась признательностью. Зачастую Ритца с легкостью могла избавиться и от того, кому обязана тем, что продолжает еще дышать и дрыгаться в этом мире.
Она не понимала такого яркого недовольства Флёра, его поведения. Разве демон мог так остро переживать ее провалы и поражения? Или это всё, стоит вспомнить промелькнувшую от него самокритику, он принимает на свой счет? И всё равно подобное предположение звучало неубедительно. Ритца припомнила, сколько раз мелькало от нее колкое словцо в его сторону, далеко не лестное в своем содержании. Разве это цепляло Флёра? Порой казалось, что он просит еще больше таких искривленных комплиментов, надеясь услышать что-то новенькое и наиболее яркое.
Словно чужое, словно непривычное для нее тело раздражало своим деревянным непослушанием и постоянной болью, которая прикусывала за легкие, когда полукровка пыталась слишком много вдохнуть или просто злоупотребляла в своей подвижности. Тифлинг обернулась на дверь, молча глянув. Он вернется сейчас? Вряд ли. Она перевела взгляд на балкон, за границей которого уже темнел вечер, а на небе уже просыпались сияющие звездочки, которые виделись даже отсюда.
Нет, пытаться убежать бесполезно, полукровка помнит. В таком состоянии - и смешно, и опасно. Но тифлинг не собирается убегать, и сейчас она даже успела подзабыть, что ее ищет стража. Не ощущалось жжения погони, которое должно подстегивать, пугать и требовать бежать, прятаться, постоянно оборачиваться назад, чтобы убедиться в отсутствии лишнего хвоста.
Иногда Ритца умела быть упрямой, но чаще во вред себе. Этот раз не должен был стать исключением, и она заставила себя усесться, соотнося нагрузку мышц со своими возможностями дышать. Да, приходится двигаться заторможенно и с перерывами. Да, она устает слишком быстро и вынуждена замирать, переводя свое жалкое дыхание. Тифлинг глянула еще раз на открытый балкон. Нет, стоит быть реалистом. Если она сумеет доползти до него, то уж встать и вскарабкаться на крышу не получится точно. А жаль. Это было бы своеобразно красиво: покинула свое гнездо, где зализывала раны (хотя, если уж и быть реалистом, то надо признать, что пока ее травмами занимались все, кроме нее самой, тифлинг их лишь получала), демонстративно ушла на крышу и расселась там, глядя на небо. Впрочем, зачем оно ей? Оттуда редко бывает угроза. Разумеется, что встречается, но не так часто, как со стороны, к примеру, той же спины. А красота, простор небес... Пфи. Ей хорошо на земле.
Ритца снова прошлась пальцами по своему горлу, опасаясь нырнуть ими под повязку. А вдруг там страшный шрам, который окажется приговором ее голосу, а точнее его возвращению? А вдруг, а вдруг, а вдруг...
- Вот он и ушел, - внезапно подумала тифлинг. Не поняла вот только, как она это представила себе. Что он просто ушел из ее комнаты (о, блин, уже присвоила себе помещение) или пропал вообще. И как следствие, не могла тонко прояснить свои чувства, которые просто сводили с ума. Если обычно, смешавшись, всякие противоречия вроде тьмы-света, льда-огня давали нечто среднее - сумерки или талую какую-нибудь воду, то ее зеркальные мысли продолжали старательно друг друга рвать, не пытаясь проникнуть в друг друга, чтобы стать единым целым. И сейчас недоумевающая от Флёра Ритца ощущала скорее какую-то обиду, потерянность и досаду, что вышло так. Нет, речь даже не про то, что он ее пытается выходить и явно заботился. А то, что он так... Так странно среагировал на то, ради чего тифлинг заставила себя переступить через некоторые вещи. Взять хотя бы то, что она продемонстрировала, что понимает его снисхождение и вообще - Флёровский поступок она в какой-то мере ценит.
Устав сидеть, она без сил опустилась обратно, прикрыв глаза. Полукровка даже не понимала, может она сейчас поспать или не стоит, потому что... Да мало ли что. Вдруг он сейчас вернется бешеный, словно его стая клопов покусала, и потребует немедленно вставать, собираться и куда-то идти?
- А когда поймет, что я не могу этого сделать, то оторвет голову и выкинет ее куда-нибудь. Может, в то же самое небо. И не увижу я уже, как мои рога задевают облака, - мысленно фыркнула тифлинг.

+1

109

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёр уже был на кухне. Сел на стул, налил себе самого крепкого пойла, что нашел, и выпил залпом. Поморщился, повторил. Понадеялся, что оставив Ритцу одну, вернувшись, найдет комнату пустой. Может, она соблазнится звездным небом и желанной свободой и поползет, отчаянно хватая ртом воздух. Демон даже не стал вешать защитные заклинания, как в прошлые разы. Наоборот, продолжал пить содержимое своей бутылки, стараясь растягивать его на подольше, ведь когда там не останется ни капли, придется возвращаться к тифлингу. А возвращаться не хочется. Или хочется?
"Что она там делает? Может, уже смылась? Может, я недооценил ее заживляющих способностей?" - подумал Флёр. Разум его уже основательно затуманился, а пьяный демон - это чуточку лучше, чем злой демон, но гораздо хуже, чем демон-наставник. Сейчас он, с трудом сосредоточившись, обратился к своей магии, отправляя ее в полет к Ритце. Отыскать девчонку, обнаружить ее, где она? Нет ее, быть может? Убрала свой зеленый хвост к чертям собачьим?
Обнаружив ее на месте, демон с шумом выдохнул. Когда он хотел ее рядом с собой, она куда-то рвалась и пыталась умчаться. Когда он видеть ее не желает, она остается.
"Нет, она просто не может уйти", - пришел, впрочем, к логичному мнению Флеурис. Физически не может, ее ноги не держат. А так только дай ей повод, дай ей понять, что она свободна, и Флёр не станет ее искать, наказывать за побег и всякое такое, как она тут же смоется.
"Обучение... - напомнил о себе прежний эксперимент. - Разве я сольюсь после второго урока?"

Последние капли перетекли из горлышка в глотку. Флёр чувствовал себя легко, воздушно. Мысли путались, а задница жаждала приключений. Впрочем, демон не был настолько пьян, чтобы ничего не соображать. Однако его состояние помогло ему справиться с несвойственными для него мыслями.
- Она уже выперла меня из собственной спальни... - пробормотал он. - Так не годится, - порыскав взглядом по кухне, Флёр отыскал кувшин с молоком. Утром купил еще свеженького, все думал, что Ритца вот-вот очухается, а тут будет ждать ее любимое лакомство. - С каких это пор я пытаюсь ей угодить... - тело делало всё независимо от разума. Вот Флёр взял этот кувшин, не задумываясь, полоснул ножом по запястью и обагрил белую жидкость алым. - Она ведь любит кровь. Как ей будет приятно знать, что пустила кровь своему ненавистному врагу... - потом он встрепенулся, как будто очнулся, и собрался было выплеснуть испорченное молоко в окно, - да с какой же стати!... - остановился... - за что мне это? - простонал обреченно. Снова встрепенулся, беря себя в руки, процедил сквозь зубы тоном, не предвещающим ничего хорошего, - ладно... а сейчас будет минутка милостей.
Для демона милости - это нечто совсем нетипичное. Прежде, чем возвращаться, он поискал взглядом еще бутылку чего-нибудь крепленого, не найдя, махнул рукой и направился обратно в спальню.
Остановился в дверях. Смотрел на Ритцу, не понимая, чего хочет больше - придушить ее или ее саму. Посмотрел на кувшин с молоком. Флёр шел сюда со слепой яростью, чтобы вылить эту "красно-белую гадость" Ритце на голову. У него до сих пор с запястья стекали ручейки крови. Но когда он увидел Ритцу, то словно что-то начало мешать ему переступить порог. Для этого потребовалось много усилий. А потом Флёр хлопнул кувшином по тумбе рядом с кроватью и приказал:
- Пей.

+1

110

Бессовестная нахалка, что бесцеремонно выперла стихийного демона из его же спальни и невесть как вынудила угождать ей, баловать, заботиться и думать о сохранности ее жизни - той самой хвостатой полукровки - уже спала. Какие-то считанные минуты после его ухода она мужественно боролась со сном, который организм сурово навязывал, требовал и вообще капризничал, что это, вообще-то, для ее же блага. Мол, во сне сложнее чего-то натворить, что повредит уже исцеленным участкам ее многострадального тела, ровно как и еще нетронутым - таковые даже имелись пока что в наличии. Вначале Ритца думала самую малость подремать, отчаянно вслушиваясь в шаги демона, то есть контролируя мир вокруг себя слухом. Но заблуждалась, убежденная, что сможет лениво понежиться и в любой момент встрепенуться, стряхивая с себя остатки сонливости. Очень быстро тифлинг провалилась в тот самый глубокий сон, который способствовал исцелению, но после которого задаешься целой чередой вопросов: кто я, где я и какой сейчас год?
Этот час или сколько там не было Флёра растянулся для полукровки в почти полноценную ночь; время в мгновения сна - вообще чудная вещь. Не то ты не высыпаешься за половину суток , не то тебе хватает несколько десятков минуток, чтобы собраться с силами, словно всю ночь полноценно отсыпался, а спать лег вовремя. Отключилась тифлинг настолько крепко, что совершенно не реагировала ни на какой звук, и увидь она себя со стороны - долго бы негодовала, что слишком расслабилась, разнежилась и вообще не следит, что происходит вокруг. Впрочем, у нее не было иного выбора: она не сумела бы уползти в какую-нибудь дыру, где никто не отыскал бы, чтобы окончательно восстановиться, а здесь... Здесь, кажется, идут навстречу ее возвращению в живой и целый вид. Ритца бы совсем не поняла Флёра, возжелай тот исцелить тифлинга полностью, чтобы убить персонально, своей недрогнувшей рукой. Но возвращаться к ненавистному когнитивному диссонансу, пытаться разобраться в своих чувствах к демону даже во сне - в бездну. Флёр ушел куда-то, она одна, и она спит, вбирая воздух маленькими и спокойными глотками.
Ритца не проснулась даже тогда, когда демон уже вернулся и стоял на пороге, глядя на нее. Даже ушком не прянула, не среагировала - можно было подумать, что притворяется, но перевязанная грудь мерно слегка вздымалась, поскольку кое-как восстанавливающиеся легкие на время перестроились к новому ритму дыхания, а веки ее даже не дрогнули, чтобы позволить глазам украдкой подглядеть за пришедшим.
Даже непонятный хлопок не выбил ее из сладкого сна, а мягко толкнул, предлагая на мгновение вынырнуть и проверить, что происходит. Слегка вздрогнув, Ритца открыла глаза, смутно моргнула пару раз, а потом напряглась, стоило ей учуять запах алкоголя. В спиртовые ароматы, которыми достаточно ярко разило от демона, вплетался тонкий запах крови, и настороженная полукровка мягко повернула голову - а спала она на спине, так было удобнее всего - в сторону Флёра, поглядывая со смесью испуга и оставшейся сонливостью. В глаза демона тифлинг глянула бегло, тут же отвела взор, переключившись на его запястье, где и обнаружилась причина так хорошо знакомого ей запаха: струйки свежей, горячей крови обагряли кожу демона. Это вызвало недоумение у полукровки, которая всё меньше понимала, что происходит - и, кажется, не сонливость тут виной. Она попыталась соотнести то, что демон пьян и с порезанной рукой, но запуталась. Напился, решил свести счеты с жизнью и вскрыть вены, а потом вспомнил, что бессмертный? Или - взгляд белых глаз стрельнул в сторону кувшина - он всю кровь туда и слил, что текла, а теперь притащил? Но Ритца от силы могла выпить стакан-полтора свежей крови, а стоило ей переступить через эту грань - попросту выворачивало наизнанку через полчаса в лучшем случае, потому что организм не справлялся с таким количеством непривычной ему пищи. Тифлинг все-таки не вампирша, чтобы лакать такое литрами. Да и разве смог бы он так бодрячком прийти, если бы утратил столько драгоценной для организма жидкости, коя является всем? Маловероятно. Что-то иное, значит. - Ну, ты... Ты чудо чудное и диво дивное, мне уже не по себе. А уж видеть тебя пьяным и знать, на что способна огненная вода... Ох.
Алкоголь и кровь были слишком выделяющимися запахами, для их обнаружения не было нужды вбирать много воздуха и вслушиваться в ощущения, а проблема с объемом легких оставалась всё так же открытой. И потому сходу определить, что же такое в кувшине, полукровка не могла. Не сомневалась, что отравы какой-то там нет, склонялась к варианту, что Флёр принес очередное целительное зелье. Она неуверенно завозилась, стараясь снова усесться, но в мыслях искренне не понимала каким образом выпьет неведомое содержимое. Своими силами кувшин ей не удержать, а обращаться к Флёру... Осознав, что едва ли он оценит, что она копошится слишком долго, Ритца попыталась шевелиться шустрее, но тихо зашипела от боли, неловко двинувшись слишком резко, и на мгновение замерла, взволнованно глянув на демона искоса.

+1

111

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Приказ пить так и повис в воздухе. Флеурис удивленно уставился на тело на кровати, подумав сначала, что Ритца все-таки окочурилась. Потом различил слабое дыхание, но ровное, размеренное, такое присуще обычно спящим.
"Охренела. Двое суток провалялась и опять дрыхнет, - Флёр почувствовал себя обманутым. Вдобавок пришел совсем не к тем выводам, к которым стоило, - значит, когда я сплю с ней рядом, у нее один глаз бдит, другой дрыхнет. Хотя мое присутствие - ее лучшая гарантия полной безопасности. Но стоило мне уйти и оставить комнату без защиты, как она храпит так, что взрыв не разбудит".
Логики Ритцы демон не понимал и прежде, а после бутылки крепкого пойла перестал понимать и свою.
Стоял над девчонкой, решая, то ли влепить ей пощечину, чтоб не смела дрыхнуть или притворяться, что дрыхнет. Или вылить ей содержимое кувшина на голову, от такого точно проснется. Но... нет, постель жаль пачкать. А может сделать вид, что не замечает Ритцу вовсе и улечься спать рядом? Он и прежде спал с ней, просто она об этом не знала. Но теперь ведь уже не без сознания и по пробуждению удивится, обозлится, рассвирепеет или еще что-нибудь подобное. А Флёру как раз необходимы подобные яркие эмоции, проявление ненависти, как было раньше. Чтоб протрезветь. Не столько от алкоголя, сколько непонятно от чего. От какой-то заботы что ли. Откуда она у него взялась.

Пока Флёр решал, каким из способов воспользоваться, Ритца медленно открыла глаза. Демон и тифлинг обменялись молчаливыми взглядами. Потом она посмотрела на его руку, он, проследив за этим взглядом, словно бы только вспомнил, что запястье до сих пор кровоточит. Да ну и черт с ним, быстро заживет. Демоны вообще удивительно живучи. Равно как и их потомки.
Флёр почувствовал необходимость лечь или сесть. Голова в один момент стала тяжелой, захотелось спать. А Ритца по-прежнему смотрит на него, молчит. Ох как его бесит ее молчание.
"Язык проглотила?!"
Хотя... Разве он хочет ее слушать?
Наконец, Ритца приняла полусидячее положение и могла теперь нормально взяться за кувшин и выпить. Правда, Флеурис не подумал о том, что ей, быть может, не удастся даже руку протянуть за кувшином, не то чтобы взять его и удерживать на весу, пока пьет. И этот ее взгляд, словно укоряющий. Опять молчаливый.
"Что?" - отправил он ей в ответ такой же, приправленный вопросительно изогнутой бровью. Раз хочет молчать, пусть молчит. Значит, и демон будет молчать.
"Чертова полукровка".
Он подошел к кровати и сел на край, рядом с тифлингом, касаясь бедром ее бока. Взял кувшин и поднес к ее губам. Когда напилась, отставил, но подниматься и уходить не спешил. Его взгляд опустился ниже, к шее, как будто демон оценивал повязку. А затем и к груди. Бесцеремонно отдернул одеяло, спуская его до живота. Ритца была голой в его постели. Да это уже, кажется, привычный ее вид и в его доме, в его спальне. Проверил вторую повязку, удовлетворительно цокнул языком и снова набросил одеяло.

+1

112

К слову говоря, а Ритца действительно спала сладко, крепко и безмятежно - куда спокойнее, чем в ту ночь, когда Флёр впервые уложил ее рядом. Тифлинг не успела задаться вопросом, сколько прошло времени за этот период, и где демон был; часом ли не заботливой сиделкой выступал, проводя дни и ночи около ее тушки, что валялась в бессознательном состоянии. В кои-то веки полукровка позволила себе расслабиться и пользовалась этим шансом, уцепившись за него всем, чем можно. Впрочем, на спокойствие одиночества наложилась и нужда организма восстанавливаться, которая куда лучше проходила во сне.
Демон молчал, отчего Ритца украдкой паниковала, всё больше просыпаясь. Запах спирта непрерывно ей напоминал, что сейчас невесть чего придется ждать от Флёра. Пьяных существ она не боялась, обычно. Да, могут буянить, вспыльчивы, о многом не думают. Но тут все-таки речь о чересчур хаотичном и не самом добродушном характером создании, полную силу которого полукровка даже затруднялась представить. Она боялась сделать что-то не так, сказать что-нибудь неправильное, что приведет к яростному гневу демона во всем объеме. Инстинктивно Ритца хотела сейчас предстать в образе невинной лапочки, которая и милая, и готова услужить, и должна вызывать сочувствие, но как такое провернуть грамотно и умело не понимала: уж больно чужда была ей такая роль. Ощущая напряжение, которое искрило в повисшем молчании, она ежилась, беспокойно как-то то и дело поглядывала на Флёра, но молчала. Не из вредности, а потому что не знала: что говорить, что делать и как быть. А что-то произнести, кстати, было достаточно тяжело и весьма неприятно, если не больно.
А вот Флёр это всё словно воспринял как игру в молчанку, прибегая к таким порой выразительным взглядам, что Ритце хотелось не то нырнуть под одеяло с головой, не то ушуршать под кровать и забиться в угол. Усесться она все-таки сумела, оперившись о спину кровати, а дальше демон сообразил, что его помощь всё так же нужна. Украдкой тифлинг напряглась, когда Флёр уселся рядом - она чувствовала его прикосновение, насторожилась этому, но не отстранилась, опасаясь как-то сейчас провиниться. Вот же ирония, что демона злого она боялась куда меньше, чем демона пьяного. И вела сейчас себя как избитая жена алкоголика, муж которой опять вломился в дом будучи просто в дрова. Ну прямо жертва обстоятельств.
Но всё стерлось, когда Ритца пригубила напиток, что поднес ей Флёр в кувшине. Мгновенно стало понятно, почему его рука была ранена... Прикрыв глаза, тифлинг с любопытством и недоумением пробовала молоко с кровью демона - коктейль, который очень любила и никак не ожидала получить в, грубо говоря, подарок по инициативе Флёра. Вкус отличался, казался значительно ярче, будоражил ее изнутри, поэтому пила Ритца жадно, тихонько сопя. Так или иначе, а демон уговорил ее все-таки отведать своей крови, и нельзя сказать, что тифлинг об этом жалела. Не то чтобы этот вкус можно было сравнить со старым вином или каким-то особо благородным напитком; тут вся соль была в ощущениях и послевкусии, которые оставались. Облизнув губы, она пронаблюдала как он поставил кувшин обратно, и задумалась. Как быть? Как показать, что она вообще очень радушна к нему, благодарна и всякое такое?
Обнять? - Данунахрен, - мысленно содрогнулась тифлинг, представив такое. Еще неизвестно, кто охренеет от такого поступка: Ритца с собственной наглости и еще невесть чего или бухой Флёр, который поди ничего хорошего не ждет от нее.
Сказать "спасибо"? - И сколько можно? Мне теперь за каждый жест благодарить и распинаться? - мысленно фыркнула тифлинг.
Попытаться о чем-то поговорить? - Ну да, очень поможет. Еще бы знать о чем говорить. И как не получить от него по башке. Решит еще, что я обязана на коленях перед ним плюхнуться за такое, хотя бы поблагодарить, а я начну что-то там сипеть вообще не по теме... Ох.
Хотелось схватиться за голову и возопить "это не то, что ты думаешь!", хотя фиг знает, о чем там думает Флёр и как есть всё на деле.
К тому моменту демон вообще внезапно стянул с нее одеяло и уставился в районе груди. Такого поворота Ритца не ожидала никоим образом, поэтому лишь озадаченно моргнула, уставившись на демона в ответ. Тот, впрочем, видимо больше интересовался состоянием повязки. Укрытая обратно полукровка выглядела какой-то смущенной, растерянной и не знала как быть. В какой-то момент Ритца поняла, что чувствует себя значительно бодрее и лучше. Нет, прыгать по стенам и потолку рано, но калекой прекратила себя ощущать.
- Там... - всё-таки решилась нарушить первой она молчание, делая небольшие паузы перед словами, чтобы не сломать темп дыхания. - Кро... Кровь... Твоя... Да?

Отредактировано Ритца (02-06-2015 21:58:38)

+1

113

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Даже странно, что Ритца спокойно переносит подобное обращение с собой. Не бухтит, что Флеурис с ней словно играется в дочки-матери (дочки-папаши в данном случае), не пытается стыдливо прикрыть когтистыми лапками обнаженную грудь. А между прочим, это первый признак того, что тифлинг ему не нравится - то, что он, глядя на ее обнаженное тело, даже не пытается чего-то предпринять, что обычно делают мужчины в таких случаях. Но в том-то и дело. Флёр - не обычный мужчина. В его голове ветер, и поймать его нереально. Невозможно уследить за его мыслями и переменчивым характером, который основан на возникающих сиюминутных желаниях. Флёр умеет их, конечно, подавлять, но не злоупотребляет этим. Пожалуй, только с Ритцей он умудряется держать свои желания в кулаке.
Желание оторвать ей голову. Или обучить жить и защищаться. Желание выбросить ее из окна и утопить в море. Или спать с ней, заставить быть его любовницей. Или в таком случае будет как раз наоборот? Он станет ее игрушкой? Нет, нет, нет... Вот уж чего-чего, а такого никогда не случится. Желание каких-то перемен, взрыва в своей жизни. Но разве Ритца может ему дать нечто подобное? Она даже для себя ничего не может сделать...
Флёр мелко потряс головой, отгоняя прочь сумбурные мысли. Они обрывками вились в хаотическом беспорядке, возникая без особой последовательности. То ли алкоголь виноват, то ли взбудораженное состояние демона, то ли его самая сущность.

Она напилась его крови. Хах, теперь Флеурис имеет полное право упрекать Ритцу, что та только и делает, что грызет ему мозг и цедит из него кровь. Как в том выражении... Странные пристрастия. Она же вроде не вампирша. И что ей нравится вкус крови?
Флёр осмотрел ее повязки, пришел к выводу, что сойдет, после чего все-таки решил упасть рядом на кровать. Дело близится к ночи. Если Ритца выспалась и после попойки чувствует себя куда лучше, то демон как раз наоборот. Ему лучше сейчас выспаться, чтобы не начудить чего-нибудь такого, о чем не захочется после думать.

Ох уж эта недосказанность. Сидит Ритца и переживает, что у Флёра в голове от алкоголя может помутиться, и он решит девчонку прикончить. Да, пресловутая женская логика. Вытащить тифлинга из полной задницы, вылечить ее, дать ей своей крови. Лишь затем, чтобы потом оторвать голову. Гениально!
И пока Ритца переживает, Флёр пытается собрать свои мысли в кучку и решить, чего же он хочет.
"Спать", - пришел в итоге он к выводу. Отставив кувшин на тумбу, - "И вылакала же всё до конца, не поперхнулась" - поднялся.
- Не нравится? - хмыкнул демон. Обошел кровать и повалился поверх одеяла на свободную половину. - До утра тебе этого хватит. Теперь можешь спать дальше, - едва голова его коснулась подушки, как веки сомкнулись. И шевелиться больше не хотелось вовсе. Хотя Флёр еще не спал. Он, равно как и Ритца, прислушивался ко всяким звукам.

+1

114

Нет, все-таки буйным Флёр не выглядел, никакой пакости не вытворил, на злобу не сорвался, кувшин и прочее в стену швырять не начал. Ритца мысленно выдохнула, но тут же напряглась обратно. Нет, повода демон так и не дал, но на всякий случай нужно же быть готовой ко всему? Включая и то, к чему оказаться готовым попросту невозможно.
Полукровка робко пискнула в ответ что-то вроде "нраитцо", но тут же умолкла, озадачившись. Вдруг это можно воспринять не как кривой комплимент, а как откровенное требование выдать добавки? Или вдруг он снова поймет всё по-своему, а то и вникать не станет?
Ритца действительно не знала как после такого воспринимать Флёра. Впрочем, есть у нее одна идейка, но для этого нужно прийти в себя и вернуть былые силы. Да и не к спеху. Лучше озадачиться, чего ей хватит до утра и в каком смысле?
Тифлинг с сомнением глянула на Флёра, который уже свалился рядышком на своей законной половине. Она продолжала сидеть, опираясь на спину; не двигалась и ничего не говорила, только молчаливым задумчивым взглядом глядела на демона, не отводя глаз. Решив, что тот спит, тифлинг неловко перекинула свою половину одеяла на него, пытаясь укрыть - не то неумелая попытка отплатить за заботу, не то просто нечто нашло и на нее. Вышло, честно говоря, невесть что. На одеяле Флёр лежит, одеялом же и укрывается - какой-то бутерброд или блинчик с начинкой, ей богу. Не повезет кому-то встретиться с такой начинкой при ее дурном настроении. Насмешливо фыркнув в мыслях на такое глупое сравнение, Ритца, с удовольствием отмечая действительный всплеск сил и улучшения, все-таки сползла на спину. В общем-то, выбора спать одной или с кем-то у нее не было. А требовать демона свалить куда подальше... Ох, стоит признать, что при всей ее наглости это будет чересчур в данный момент. А ей самой укрываться и не особо-то нужно, потому что тепло. Достаточно тепло.
Поэтому полукровка свернулась на боку прямо как в утробе матери. Лицом к Флёру, что удивительно. Он, конечно, может мысленно порадоваться, что это очередной успех, но ошибется. Потому что свернулась Ритца так, что руки и подобранные ноги сейчас закрывают наиболее уязвимые места - тот же живот, к примеру - а голову она склонила так, что упиралась подбородком в грудь, выставляя рожки. В общем, была предельно закрыта, пусть и казалась уже задремывающей, расслабленной якобы. И всё равно это было слишком сложно и неприятно, так что тифлинг пока была далека от того, чтобы безмятежным сном забыться.
В какой-то момент ее озарила гениальная мысль, и уже хвост устроился вдоль ее тела на некотором расстоянии - дюжина сантиметров от силы. В мыслях себе Ритца торжественно заявила: вот она, граница, которую она этим самым хвостом и отмерила. И всё. Только ее место, никто не тронет. Вроде невидимой стены, которая разделяет ее с Флёром. То есть по сути она спит одна, ее территория отделена, пусть на деле преграда и отсутствует - ни к кому никаких претензий. Конечно, что так сходу склевать такой самообман не получится, но полукровка старалась, усиленно внушала себе это, а там и задремала незаметно, бдительно вслушиваясь. Вернее, нет. Сейчас она не на слух опиралась, чтобы не реагировать ложно на чужое дыхание, стук сердца так рядом. А вот если Флёр решит проверить - а спит ли она, и коснется ее... Главное, спросонок бы не в атаку броситься, а среагировать спокойнее. Ну да он обниматься-то не полезет, ногу на нее во сне не закинет - вот он, успех!

Отредактировано Ритца (03-06-2015 13:56:36)

+1

115

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Что Ритца там в ответ пропищала, Флёра уже ни сколько не интересовало. Он пропустил это мимо ушей и, едва улегся, словно сразу же отключился. Во-первых, безумный день давал о себе знать (воровать лекарей из Школы магии в Гресе - занятие не из легких, равно как и выпроваживать их обратно тем же способом), куча выпитого алкоголя не способствовала бодрости духа, а потеря крови довершало дело. Так что Флеурис желал бы сейчас принять горизонтальное положение и не двигаться до тех пор, пока его тело не восстановится полностью. Демоны регенерируют быстро, однако не мгновенно (имеются в виду не физические повреждения, а энергетическое истощение), и усталость чувствуют также, как и любой другой житель мира. А сейчас Флёр был еще и в мужском обличье, потому фраза "Не трогай меня" идентифицировала его бы как нельзя лучше.

Он улегся на кровать и словно бы позабыл о существовании Ритцы. Да, он надеялся, что она куда-нибудь свалит, пока он создает для нее молочно-кровавое лакомство. Надеялся, что разочарует его опять, в который раз. А застав ее на месте, даже сам немного разочаровался. Глубоко в душе он порадовался, что Ритца не ушла, но эта тихая мимолетная радость оказалась там же глубоко и задавлена. Вдобавок демон твердо сказал себе, что полукровка рядом с ним до сих пор только по двум причинам - она ранена и она его боится. Понимает, что слаба и он ее одним мизинцем завяжет в узелок, а потому старается и не лезть на рожон. Да только знала бы она, что Флёр - чему удивляться-то? - уже передумал.
Нет, если Ритца останется, то он ее вычухает из состояния нестояния и дальше всё продолжится, как и задумывалось. Но если она очухается и потихоньку попытается свинтить, демон только лениво и разочарованно проводит ее взглядом. Даже не скажет ничего вслед.

Но Флеурис пока что не спал. И движение Ритцы в его сторону показалось ему настораживающим. Будь демон каким-нибудь зайцем, его уши определенно вытянулись бы в сторону шума, как локаторы. Однако Флёр сделал вид, что уснул, и не стал шевелиться, пока Ритца рядом ерзала. Но когда его накрыло одеялом, он... мягко говоря, оторопел.
"Это что? Тифлинговское проявление заботы? Или..." - о большем и думать не хотелось. Флёр и так уже планировал по-тихому смыться самому, если ничего не изменится к лучшему с утренним пробуждением и протрезвением. А тут если Ритца внезапно ощущает, что как-то должна отблагодарить демона, то это точно плохой признак. Демон повернул голову в сторону Ритцы, приоткрыл один глаз, мутно глянул на девчонку, ничего не сказал, снова закрыл. Через пять минут он уже дрых без задних ног. Так что если бы тифлинг решила уйти незаметно, ей бы это удалось.

Пробуждение было поздним, но относительно не тяжелым. Флёру бывало куда более тяжело отрывать голову от подушки после обильных возлияний. Сейчас он проснулся, когда солнце ярким лучом начало светить ему аккуратно на глаза через открытую дверь на балкон. Вовсю щебетали птицы, на улице уже кипела жизнь. Пожалуй, к десяти утра близилось время. Демон отбросил одеяло, не понимая, откуда оно взялось. То, что это Ритца его давеча укрыла, абсолютно выветрилось и памяти. Он сел на кровати, растирая гудящие виски. Заметил, что улегся спать в одежде, а не как обычно. Затем спросил, не оглядываясь:
- Как ты?
По законам жанра, Ритца сейчас себя чувствовала наверняка лучше, чем Флеурис. А если еще хлобызнет демонической крови, так вообще скоро будет скакать и танцевать. Но Флёр делиться пока не горел желанием. Не настолько он еще (или уже) пьян.

+1

116

Спалось всё равно тяжело. Проваливалась в сон, счастливая дрыхла, а потом в определенный момент всплывало: блин, я же не одна, а такая безмятежная! И - всё. Сразу встревоженно открывала с прищуром глаза, всматривалась какое-то время в Флёра, напоминала себе, что между ней и им - высоченная стена, которая пусть невидима, но обязательно есть... Потом обратно жмурилась и всячески пыталась нырнуть обратно в мир сновидений. Но все-таки, пусть и с перерывами на бодрствование, а Ритца действительно спала, а не проваливалась в дремоту. С каждым таким возвращением в реальность она ощущала, что ей становится лучше, а былые крепость и гибкость возвращаются. Может быть, что и говорить уже получится, но проверять прямо сейчас Ритца не стала. Флёр, кажется, вырубился накрепко, но проверять не хотелось.

Так до утра и дотянула, а потом, бесшумно потягиваясь и пытаясь размяться, тифлинг пришла к выводу, что всё. Отоспалась. Солнце еще только-только начинало золотить лучами, а демон продолжал спать. Разумеется, что будить его полукровка ни в коем случае не собиралась. Да и в сторону открытого балкона она глянула мимоходом, лишь с целью примерно узнать время да погоду. Зачем - фиг знает, пусть будет. То ли Флёр очень успешно втемяшил ей в голову, что сбегать бесполезно, то ли Ритца сама решила, что пока не видит в этом смысла для себя. А что? Задницу прикрывают и защищают, еда и укрытие есть. Не назвать эти условия совсем уж халявными, но... В общем, тифлинг не попыталась умотать, а по каким причинам этого не делает - не вдумывалась, как обычно.
Потянувшись, ибо затекла за ночь лежать скрючившись, она полежала какое-то время на спине, бездумно пялясь в потолок. Осознала, что дышит нормально. Тихонько порадовалась этому. Вспомнила, что без боли двигалась. Пришла вообще в тихий восторг. И Флёр спит, ничего лютого не творит. Пожалуй, он даже милый, когда спит. Зубами к стенке. Покосившись на него, вспомнив вчерашнюю тень заботы - сама ж укрыла - Ритца мысленно фыркнула, понадеявшись, что они оба это забудут поскорее.
Лежать было скучно, так что полукровка все-таки решилась попробовать пройтись. Кроме того, вспомнила то, что запланировала еще ночью, но не особо придумала как реализовать. И тут весьма кстати в поле зрения попались и листок бумаги, и грифель. Приободрившись, Ритца осторожно уселась, попыталась встать, успокоилась, что не падает, и перекочевала в кресло, забираясь туда с ногами. Всматриваться в наброски демона она даже не стала. Поразмыслила только, где бы разместить свои корявости, и уверенно перевернула лист обратной, чистой стороной, вооружившись грифелем.
Для начала белое поле оказалось поделено примерно посередине корявой жирной чертой, что где-то в середине листа вильнула из стороны в сторону. Ритца осталась довольна результатом. Потом, подумав, она криво, словно малой ребенок, нарисовала в левой части наверху грустную рожицу, а в правой - улыбающуюся. Этакие колобки с точками-глазами и кривыми линиями в подобии улыбки и грустной гримасы. Тифлинг осталась удовлетворена и этим.
Дальше - сложнее.
Так, - размышляла полукровка. - Он меня поймал и угрожал, когда впервые встретились.
В "плохом" поле она нарисовала кривую палочку. Задумалась снова. - Но, не убил.
Отметина теперь уже в "хорошее" поле.
- Отпустить обещал. Одежду велел дать. Кормил.
Три "хорошо".
Тифлинг высунула кончик языка, усиленно вспоминая еще подробности.
- О! Пугал, когда чуть не скинул в море!
Жирное "плохо".
- Так, хмурится полукровка. - Что еще? Когда опять встретились, и он бабой был? Ну... Не убил.
"Хорошо".
- Что там еще? А... - Ритца ухмыльнулась, вспоминая как она бездумно пристала к той девке, которая оказалась Флёром. И что было потом. Мысленно посмеиваясь, поставила очередную палочку в "хорошо". Подумав, нарисовала одну в разделе "плохо". Он же ее испугал, отчего она потом неделю на чердаке шкерилась от всех?
Потом... Потом он ее ударил - плохо. Отправил в тюрьму - плохо. Спас из тюрьмы - хорошо. Попугал и полетами, и драконом - плохо. Принес домой и уложил на кровать - хорошо, почему-то вздрагивает рука, отчего палочка совсем волнистая. Подразнил и не дался - плохо. Заставил рядом спать - плохо. Потащил на прогулку - плохо. Но дал одежду... Хорошо. Покормил? Хорошо. Так... Подсказал план - хорошо. Помог не утонуть - хорошо. Умничал - плохо. Кольцо не отобрал - хорошо. Кстати, а где кольцо? Надо будет спросить... Так, что дальше? Отпустил саму показать, чего стоит - хорошо... Спас - хорошо... Поздно спас - плохо... Заботился - хорошо... Дал своей крови - хорошо...
Полукровка выдохнула, отставляя грифель и уставилась на итог своей работы.
Палочек в поле с довольной рожицей было намного больше. И тифлинг смотрела на это всё, чувствуя, что только больше запуталась, хотя надеялась расставить всё по полочкам, и понять. Ритца настолько глубоко задумалась, что упустила момент, когда Флёр проснулся. Вздрогнув от его голоса, она мгновенно отложила лист в сторону, обратно рисунком вверх, устраивая рядом и грифель. Пальцы, правда, заляпаны им...
- Нормально, - на автомате ответила она, и вымученно улыбнулась сама себе, что голос ее всё тот же и никуда не делся.

0

117

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёр, наверное, подрастерял свою хватку и бдительность, раз не заметил, что вторая половина кровати пустует. Ритца могла все же свалить в те моменты, когда он крепко спал, даже не заботясь о том, что в это время что-то может произойти. Девчонка могла почувствовать себя куда лучше, подумать, что ну уж нет, фиг вам, как говорится, рядом с демоном ей постоянно отгребать придется, так что лучше слинять куда подальше. Даже если он говорил, что может найти в любом месте и в любой момент, но кто знает, вдруг не станет этого делать. Да и убить-то все равно не убьет. Обещал все же. И не для того спасал ведь, чтобы откручивать после того голову. Может быть. Если не брать во внимание его суперпеременчивый нрав.

Так вот. Оказывается, Ритцы на кровати позади Флёра не наблюдалось, а он даже не заметил спросонья. Даже не оглянулся, надо же. И очень удивился, когда голос ее в ответ донесся не оттуда, а откуда-то с краю, со стороны кресла и стола. Теперь уже Флёр недовольно зыркнул через плечо, убеждаясь, что Ритца действительно облюбовала кресло.
- Ты там всю ночь проторчала что ли? - еще больше недовольства сквозило в его голосе. Конечно, никто не мешает девчонке солгать, и демон был уверен процентов на восемьдесят, что она именно это и сделает. Он ей не верил, это и понятно. Со скрипом доверял, думая, что она не начнет создавать проблем, когда принципы Флёра начнут конфликтовать с его желаниями. Тут уж что победит - неизвестно.
Его желания - вообще отдельная песня. Этот демон был в равной степени подвержен чуть ли не всем смертным грехам. Гордыня? А то! Гнев? Само собой! Чревоугодие? Тут скорее избыточные возлияния, но да-да-да! Лень? Еще бы! Похоть? Заверните два! Вот разве только с алчностью и завистью не было у Флеуриса ничего общего. Он искренне полагал, что не существует никого, кто мог бы вызывать у демона зависть. А также давно перерос стремление к накопительству всяких цацок, так что был совершенно не привязан какими-то материальными ценностями. Зато был заложником своих желаний. Причем желаний абсолютно внезапных, совершенно разных, от идиотских до в крайней степени эгоистичных.
"Хочу сидеть на берегу и бросать камни по воде, чтобы прыгали, как лягушки. Нет, нет, хочу посмотреть, как разгневанная толпа разорвет своего короля на две неравные половинки. Или нет. Хочу увидеть извержение вулкана. Хмм... а может лучше, заиметь пару или даже тройку умелых одалисок? А еще хочу снести гору к чертям и превратить ее в котлован. Ой всё, хочу тортик. Или заставить Ритцу скакать на рогах, как перевернутую кверху тормашками козу. Или просто хочу Ритцу... Хм... Нет, лучше думать о том, как бы выворотить ей кишочки и развесить на ее рогах".
Это просто непредсказуемо. Даже не стоит пытаться предугадать, как поведет себя демон в той или иной ситуации. Ну и вот сейчас он именно так и поступил. Резко развернулся и бросил подушкой в Ритцу.
- И чего там торчишь, раз нормально? Где мой кофе в постель? Где мое прекрасное утреннее пробуждение? - вообще он так своеобразно шутил, хотя, надо сказать, по его виду сейчас было и не разобрать. Поднялся и подошел ближе. - Что ты там черкаешь на моем наброске? - чуть еще подступил на пару шагов. - Пальцы укоротить, а? - даже если она отложила листок и грифель, думая, что демон не заметил, он все равно заметил. Скорее даже услышал, как грифель поскрипывает на бумаге.

+1

118

- Нет, - растерялась полукровка от такого наезда, особенно повышенного уровня недовольства в голосе Флёра. Тому словно необходимо было, чтобы Ритца спала рядом. Или кресло только его и туда было нельзя? - Я прос-сто раньше прос-снулас-сь, - неуверенно начала она оправдываться, тут же съеживаясь и стараясь стать меньше, чем есть.
В конце концов, особой вины за собой тифлинг не ощущала. И хоть ты тресни, но не могла вспомнить хоть чего-то, что затрагивало ее передвижение по дому. Да, Флёр говорил, что спать она будет с ним, чтобы... Чтобы что? То ли не бояться, то ли еще что-то там. Не суть важно. Да и куда она бы вчера в таком состоянии уползла бы? Да, демон пугал ее в своем пьяном состоянии, но своей попыткой свалить куда-то подальше Ритца лишь больше бы разозлила... Наверное. А вот вдруг он по пьяни не вспомнил бы, что обещал не убивать? Или бы просто что-то оторвал, что несмертельно, но неприятно? Нет, уж, экспериментировать и так сильно играться со своей жизнью не для нее. Вкус риска за свою жизнь и азарт - сладкие чувства, но нет у полукровки зависимости от них. В общем-то, она же провела ночь рядом с ним как требуется. Он не уточнял, что нужно второй подниматься с кровати, только после него. Но эта мысль была слишком глубоко внутри, поэтому на всякий случай Ритца приняла покорный и виноватый вид.
- Ты вообще одеяло отобрал, - робко добавила полукровка, сама поражаясь собственной наглости. Причем нахальный наезд сорвался с языка раньше, чем она задумалась, что Флёр, будучи не дураком, мог бы и смекнуть, если не спал или спал некрепко, что одеяло не само внезапно оказалось поверх его пьяного и упавшего бревном тела. Решив отвлечь его от своей же внезапной борзости, за которую она не желала получать, тифлинг предельно невинным голосом поинтересовалась, стараясь мило хлопать глазками как сама наивность. - А ес-сли тебя не боятца, то одной с-спать можно? Я и на полу могу...

Ритца не могла понять, недоволен демон чем-то или в радушном сейчас настроении. А это было важно, потому что сама ее суть отличалась адаптивностью. И нынешние условия жизни напрямую зависели от Флёра. И уж читать его настроение, слегка предсказывать последствия своих действий и слов было просто необходимо. Тифлинг не могла определить, когда стоит быть тише воды и ниже травы (или наоборот?), не сметь вякать лишнего и как-то спешить услужить. Или же когда можно показывать свой норовистый и падлючий характер, выеживаясь, но в меру, чтобы не схлопотать оплеух. Если недавно Ритца просто лелеяла мечту свалить вон при первой же надежной возможности, то сейчас, похоже, была вполне готова обжить эту новую среду, изучить правила и им следовать, приспособившись как одомашненная лесная зверушка, которая изначально забивалась под кровать в угол, а теперь уже с любопытством осматривалась и прикидывала как обустроиться бы с комфортом. Свобода? Если тут не гнобят, кормят и есть где покемарить - всё. Можете прописывать тут. Разве что ностальгировать для виду и пафосу останется.
По ощущениям почему-то было, что будто демона она знает достаточно давно и столько же обитает поблизости от него. Странное чувство, потому что она ясно помнила, что в общем-то провела рядом с ним чуть больше суток, от силы двое. Не будем брать в расчет время, когда она была без сознания. И казалось, что вопреки всему, она может вспомнить и остальные совместные уроки, если напряжет память. Не так отчетливо вспомнит, будет всё плавать, но... Вот же бред. Ее мысли специально обманом придумывают то, чего не было? Тифлинг запуталась в очередной раз.
Дальше последовало то, чего Ритца никогда и никак не могла ожидать. Пока она размышляла, что вообще-то ее каляки на бумаге будут рано или поздно обнаружены, а потому стоило листок припрятать... В нее прилетела подушка, прямо в лоб, заставив отшатнуться. Пораженная в самое сердце, пусть на деле и в рогатую голову, тифлинг раскрыла рот, с недоумением уставившись на прилетевший предмет, который уже держала в руках. Снова было какое-то непонимание, ступор и разрыв шаблона. Это как если... Как если увидеть, что злой, темный и ужаснейший тиран и правитель мира внезапно прогуливается по цветущему саду, мурлыкает под нос милую песенку и нюхает розочки. И то Ритца не так бы удивилась этому. А тут... Вы представляете вообще?! В нее прилетело подушкой от воплощения стихии!
Пока тифлинг переосмысливала жизнь с нового ракурса, Флёр внезапно уже начал приближаться. И не просто подходил ближе, а говорил, вызывая новый прилив паники, и на его речи отвечала не сколько Ритца, сколько... А фиг знает, что там отвечало за нее. Она всё еще ступорилась. Зато среагировала невесть почему как слуга, у которой имеются свои обязанности... И косяки в их исполнении.
- Ща вс-сё будет, уже с-собиралас-сь и шла, как раз думала делать, прямо через минуту, да, кофе будет обязательно, - затараторила полукровка так, словно от этого зависела ее жизнь, а потом умолкла на секунду, озадаченно уставившись на подушку, которую невольно выставила перед собой как щит. - Ааа... Кофе? А это что и...
Тут она осознала, что ее попытки самоанализа прямо сейчас вскроются. Всё ее выражение лица на тот момент так и говорило: упс.
- Нет! - в тот же миг пискнула тифлинг. - Я... Я это... Ничего! Не надо!
Она вскочила на ноги, оставляя подушку на кресле, оббежала Флёра по дуге и с возгласом "Кофе, да!" молнией вынеслась из комнаты, хотя еще пошатывалась от слабости, но действовала исключительно на тонусе от паники. Правда, тифлинг позабыла, что кухня на первом этаже и впереди такая вещь как лестница. И что по этим ступенькам лучше не носиться...
В общем, через пару мгновений уже послышался грохот вместе с приглушенным матом свалившейся полукровки. День начинался весело, а пациент отделался лишь парой ушибов и испугом - с последней ступеньки внизу уже не убьешься просто так.

Отредактировано Ритца (28-06-2015 13:16:55)

+1

119

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
- Раньше она проснулась, посмотри на нее, - фыркнул Флеурис. Но в принципе, такой вариант был возможен, и тут демону не к чему было придраться. Зато он умудрился придраться к тому, что Ритца сказала после, - чегооо? Ты офонарела что ли? Я у тебя одеяло забрал? Ты что, зелень, считаешь, что если я пьян, что дурак? - это было еще до того, как он бросил в девчонку подушкой, так что пока демон попросту стоял лицом к Ритце, упершись руками в бока, - я прекрасно помню, что это ты меня завернула в одеяло, как в лаваш. Думаешь, что я этого не видел? Если я не оторвал тебе руки за эту вольность, то это совсем не значит, что я ничего не увидел.
Кажется, слишком много внимания заслуживал этот незначительный момент с одеялом. Обычно такой ход предпринимают в попытках отвлечь внимание от чего-то более важного, акцентировать его на мелочах, а затем...
А затем бросить подушкой. Флёр пропустил мимо ушей ее вопрос насчет спания на полу в одиночестве, посчитав его риторическим. Ритца уже спрашивала об этом, в ответ услышала четкое "нет", и теперь демон подумал, что если еще раз она этот вопрос задаст, то просто получит в зубы. Хотя это, конечно, не поспособствует улучшению их взаимоотношений ("А мне это и не нужно!"), да и пусть и без труда, но не мгновенно налаженный контакт между двумя существами с демонической кровью разорвется. Но зато такой радикальный ответ раз и навсегда обозначит для полукровки ее спальное место. Она будет спать с ним. Рано или поздно она будет спать не только на той, дальней, половинке кроватки, но и подползет ближе, будет искать тепла, ластиться как кошка. Секса захочет, в конце концов. Флёр ведь не собирается отпускать ее в бордели, будет мариновать воздержанием до тех пор, пока она не взорвется от переизбытка желания.

Брошенная подушка оказалась для Ритцы полной неожиданностью. Она так вылупилась на Флёра, словно увидела призрак покойной матушки. Демон склонил голову набок, словно говоря: "Ну? И как же ты поступишь?" Его же последующие слова и вовсе вогнали тифлинга в ступор. Но она не преминула ответить тем же и Флеурису. Ее реакция заставила его застыть истуканом, переваривая увиденное. Ритца вскочила и в одномоментье ринулась бежать за кофе.
"Какой кофе ё-мае... у меня в доме только вино, виски, эль и коньяк", - молоко он редко когда покупал, а в последнее время делал это лишь для Ритцы. Чая или других каких напитков не было. Ну разве что еще вода. Но ни кофе, ни чего другого в этом доме отродясь не водилось. Когда Флёр был в облике Флоры, то периодически приходил тот мужчина, что спал с ней. Он приносил гостинцы, в числе которых значились и сладости, и конфеты, и фрукты, и всякие деликатесы, и тот же чай. И кстати...
"Разве он не сегодня должен прийти?" - Флёр покосился на небо через открытую дверь на балкон. День набирал ходу, а это значило, что...

Бабах! Что там за грохот? Флеурис выбежал к лестнице и увидел, что Ритца пересчитала своими костями все ступеньки. Она была в порядке, да что с ней станется от такой ерунды. Лестница невысокая, тифлинг себе на ней шею не свернет. Зато в следующий раз подумает, прежде чем бежать куда-то неведомо зачем.
- Флора?! - громкий мужской окрик раздался от входной двери. Тот ухажер пришел к назначенному времени и застал с порога картину маслом - голая девчонка-тифлинг в позе раком валяется у лестницы, кряхтит, пытается подняться. И кто знает, что она здесь делает. Кто она такая и почему на ней какие-то повязки с темно-красными расплывшимися пятнами. Что это чудище могло сделать с его ненаглядной Флорой?!
- Флора!
Флёр тихо хихикнул в кулак. Он не спешил перевоплощаться и спускаться, чтобы разрулить ситуацию. Предлагал это сделать Ритце. Хотя она наверняка поступит лишь в одной известной ей манере, но, впрочем, демон ничуть бы об этом не пожалел. К тому же если этот мужик сейчас побежит звать стражу, то уже известный Ритце Улен наверняка заинтересуется, что за несколько дней происходит уже второе нападение на несчастную Флору.

+1

120

Слишком много новых слов от этого Флёра она услышала за это утро. Допустим, что про кофе ей смутно вспомнилось, что это какой-то там напиток. А вот что такое лаваш? Чем-то, стало быть, оно схоже с одеялом, раз демон использовал такое сравнение. Но всяческие угрозы полукровка вдруг не восприняла всерьез, уловив, что это... Это, кажется, шутка. Она бы вообще рискнула предположить, что так Флёр немного рад, что Ритца в порядке, выкарабкалась и уже не является беззащитной калекой на его руках. Тифлинг, к слову, тоже рада была снизить свой уровень зависимости от демона, потому что его хаотичный характер до сих пор ее напрягал. Но отношение к этому стихийному бедствию начинало колоссально перестраиваться. Быть может виной тому тот анализ и тщательный подсчет поступков Флёра в ее сторону, а может Ритца просто подсознательно учуяла для себя выгоду и решила приспособиться. В конце концов, она два десятка лет пробыла в банде, где являлась пусть и особенной, ценной, но всё так же следовала чужим приказам, прислушивалась к чужому настроению и в чем-то прогибалась. И раз не вышло вырваться... То, может, оно и не нужно? Жить можно, к чему-то привыкнет, а какие-то привилегии сумеет заполучить со временем или выслужившись, или прибегнув к хитростям. Интересно, Флёр бы сразу выставил ее за дверь, если бы сумел заглянуть в мысли хоть на секунду?
Сейчас главной проблемой выступал рисунок, который нужно было убрать куда подальше и как-нибудь сделать так, чтобы про него забыли. Тифлинг, правда, сомневалась, что демон сходу разберет о чем она размышляла, но вдруг? А фыркать и выеживаться после такого будет несколько затруднительно. И с каких это пор она так мило относится к нему?

Ударилась она не так сильно, ничего не сломала, а вот испугаться успела, когда полетела кувырком - сердце прямо ухнуло куда-то вниз, к пяткам. Тут-то все мысли про этот злополучный кофе и улетели, стоило ощутить боль родной к телу зеленой шкуркой. А Флёр-то, паразит, помнит, что это она его укрыла. И этот неожиданный прилет подушкой... Ритца была в полном ауте, что он может шутить (не черным юмором и не со страданием для других), веселиться и что-то такое вытворять. Как-то не укладывалось такое в рамки, которые она успела нафантазировать про стихийных воплощений. Тихо шипя, мотая рогатой головой, она сумела встать, пошатнувшись; поморщилась, касаясь ссадины на виске - слишком много ее крови проливается за последнее время, совсем не радует такое. А тут еще кто-то вошел в дом, отчего тифлинг мгновенно напряглась, насторожилась, но потом слегка унялась, когда вспомнила, что поблизости Флёр, а дело происходит уже на их территории. Да, как-то этот дом незаметно начал восприниматься уже и как нечто, к чему она имеет непосредственное отношение. Собственностью это всё Ритца не считала, но... Вопрос времени, не правда ли? В какой-то степени она уже воспринимала не как "есть я, а есть Флёр", а и позволяла в мыслях промелькнуть наглому "я с Флёром". Нет, не привязать его к себе думала полукровка. Скорее, привязаться самой. Слишком долго пробыла она цепным зверем, видимо. И такое оставило свой след на ней. Одиночкой быть сложно, тяжело. Разве не проще рвать того, на кого укажут? Или исполнять приказы, поручения... Ах да, чужак. Здесь. Рядом.

Белоснежные глаза с подозрением уставились на мужчину, который прошел как хозяин в помещение и теперь с явным недоумением и испугом смотрел на полукровку. Против своей воли тифлинг ощутила укол ревности, когда и услышала имя, что сорвалось с губ человека, и осознала, что он, видимо, знает тайну демона и вообще он... Вообще он внешне ни о чем, да что за вкус! Хотя, почему она думает, что с ним демон спит в облике женщины? Может, что этот тип чем-то полезен еще? Слуга? Нет, не похож... Что тогда?
Правда, что нападать Ритца совершенно не спешила - в какой-то мере стоящий человек воспринимался как собственность Флёра. Ну, собственность живая, которой вредить, наверное, не стоит - тем более, что сейчас она как-то снова начинала возвращать священный трепет по отношению к самому воплощения воздуха. Нет, спрашивать разрешение на всё подряд тифлинг не станет, потому что некоторое воспринималось как само собой разумеющееся. Так что не дождаться Флёру вопроса можно ли ей дышать, что-то взять и тому подобное...
А вещи-то можно или восстановить, или заменить чем-то - ими пользоваться не страшно, ничего такого, наверное. В принципе, заменить можно и человека, но бросится полукровка лишь в одном случае - задержать, если тот кинется обратно на выход. Конечно, что повалит она на пол без особой нежности, может и царапнет ненароком, но... А где демон-то? Тифлинг прянула ухом, прислушиваясь к нему. Фыркнула, мотнула головой, стряхивая прядь волос от глаз подальше, и обратилась к человеку с весьма неожиданным вопросом и последующим требованием:
- Ты умеешь делать кофе? Иди делай.
Того, что из всей одежды у нее лишь повязка, что едва прикрывает грудь, полукровка не смущалась. Ей, к слову, без одежды вообще было лишь легче и быстрее двигаться. И еще она совершенно не боялась, убежденная, что демон сейчас придет и всё решится. Или мирно и спокойно, или с кровью, но не ее, которой и так уже достаточно пролилось.

+1

121

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Пока Ритца барахталась там, внизу, Флеурис стоял сверху и беззвучно хохотал, заглушая свой ржач ладонью, чтобы кавалер-ухажер Флоры ничего не услышал. Ему пока не было видно, что тут есть еще кто-то, да и в целом всё внимание было привлечено Ритцей. Еще бы. Голая, зеленая, рогатая, в интересной позе, с какими-то тряпками и вообще выглядит так, словно ее три дня в мешке с камнями катали. Тут только на нее смотреть и следует. Хотя мужчина - Флёр то ли не помнил его имени, то ли не знал (скорее последнее, ибо женатый любовник предпочитал не называться) - был сейчас обескуражен и удивлен от увиденного. Еще бы! Он пришел, чтобы сбросить напряжение, отдохнуть, получить наслаждение, которое могла дарить ему только демоница, и увидел в ее доме какое-то страшное странное существо.
Он вообще не был ярым противником тифлингов, хотя и кем-то особенным их не считал. Так, боковая ветка эволюции, приплод не слишком доброжелательных созданий, да и сами тифлинги мало чем хороши. Если живут где-нибудь на отшибе, спят в канавах и лакают воду из луж, то там им самое место, нечего лезть в города нормальных людей. Этот мужчина помнил, что видел нескольких тифлингов, которых в итоге толпа либо загнала в катакомбы, либо порвала на части, либо попросту вышвырнула из города. И это, надо сказать, Леммин считался весьма толерантным городом к разного рода жителям. Близость города к северным землям словно манила сюда всякое отребье. А потому тут не было удивительным столкнуться нос к носу с орком или дроу, каким-нибудь залётным вампиром или тем же тифлингом. Гость скорее был удивлен тем, что застал такое создание в доме своей любовницы. А зная, что тифлинги не отличаются кротким нравом, испугался, что полукровка могла как-то навредить Флоре. Это, к слову, тоже жутко смешило Флеуриса, ведь единственный тут, кому могла навредить Ритца, был как раз этот похотливый клиент.

Флёр отступил на шаг, так чтобы его не было видно, если клиент решит пройти вглубь дома. Ритца уже поднялась и приняла свой обычный вид "я - наглая рожа". Она даже командовать начала, совсем вогнав собеседника в ступор, а демона - в легкую истерику. Он всячески сдерживал позывы расхохотаться на весь дом, но Ритце за комедию уже заочно поставил 5 баллов. Впрочем, девчонке еще предстояло придумать, как избавиться от нежданного гостя. Тут уже демон помогать ей не был намерен.
Гость сморгнул, непонимающе пялясь на тифлинга. Она ему что-то сказала? Ах да... она велела ему... чего? Кофе приготовить?!
- Да ты... - он задохнулся от гнева. Затем, не обращая внимания больше на Ритцу, помчался к лестнице и продолжил звать Флору.
Флёр отступил в коридор и хитро ухмыльнулся.

Когда мужчина влетел в спальню Флоры, то на несколько минут буквально остолбенел. Здесь всё было вверх дном. Постель, одежда, бокалы и кувшин, перевернутое кресло, стол, а кроме того валялся халат Флоры, перемазанный кровавыми пятнами и порванный, словно его дикие звери зубами рвали в разные стороны. Самой хозяйки, естественно, нигде не было видно.
- Что происходит?! - из руки его вывалился бумажный пакет, рассыпались по полу конфеты и свежие, еще горячие ароматные булочки. - Убийца.. - прошептал он, затем воровато оглянулся в сторону коридора. Это же, выходит, что Ритца и его, как свидетеля, может кокнуть. А орать и звать на помощь он не может, ибо скомпрометирует себя как гулящий на сторону, а совсем не добродетельный семьянин. Но внутренний голос подсказывал ему, что лучше заорать, дозваться помощи и скомпрометировать, но остаться в живых, чем пытаться самому вершить правосудие и помереть следом за Флорой. Не дурак же, знал, что с тифлингом справиться еще уметь надо.
Так что, взвесив все за и против, мужик, перепрыгивая через разруху в комнате, бросился к балкону.

+1

122

На мгновение Ритца испугалась. Нет, не очередного увечья, которым ее наградят, когда она полезет драться и не рассчитает силы. Не того, что Флёр будет недоволен, что с его знакомым грубо обошлись. Полукровка ужаснулась, что сейчас выползет откуда-то побитая Флора, скуля, кинется к своему спасителю и будет истерично визжать, что она - Ритца - убийца, тварь и вообще вломилась в дом, а потому немедленно позвать стражу! И пойдут все злоключения по второму кругу...
От этих-то мыслей внутри всё и сковало леденящим холодом. Мелко содрогаясь от явно грядущих проблем, которые поди уже дышали ей в затылок, тифлинг поковыляла следом за мужиком, не желая ничего пропустить, а сама попутно прикидывала как и куда ей удобно бежать, где скрываться и как вообще быть. Предельно напряженная полукровка, что сейчас просто воплощала в своем образе мудрую народную пословицу "обжегшись на молоке, дуют на воду", держалась на расстоянии от мужика, бдительно поглядывая по сторонам. Ни Флёра, ни Флоры она не видела и не слышала, отчего стремалась еще больше. Внутри и вовсе взвыть хотелось с тоски, потому что едва очухалась, едва пришла в себя, а тут очередной урок... Нет, не хочу!

Демона не отыскалось и в комнате. Вытянувшись на цыпочках, Ритца деловито заглянула издалека в помещение, равнодушно мазнула белым взором по разрухе, не особо волнуясь, что там надумает этот человек. Те же самые булочки, что высыпались из пакета заслужили куда более заинтересованный взгляд, а ноздри невольно дернулись, втягивая в себя сладкий аромат свежеиспеченного хлеба, который показался сейчас куда приятнее того же запаха крови. Сейчас, будучи на дистанции от этого типа, она вроде и продолжала настороженно поглядывать, ожидая подвоха с любой стороны, но и как-то невольно успокаивалась: человек боялся ее, а значит человек слабее и не владеет какой-то магией. Может, что при сопротивлении какие-то сюрпризы всплывут, но пока преимущество у нее... Если Флёр не вмешается.
Пока Ритца флегматично топталась позади в коридоре, поглядывая на мужчину и по сторонам, тот внезапно ломанулся слишком резво вперед, прямо в комнату. Тифлинг поступила как безмозглая борзая, у которой одни инстинкты, и главный из которых заключается в том, что бегущего нужно немедленно догнать и обезвредить. В общем, полукровка рванулась следом, попутно сориентировавшись, что через балкон вознамерился сбежать этот горе-любовник. Двигаться Ритца не могла на своей обычной скорости, но по сравнению с простым человеком она всё так же была слишком быстрой.
Ровно как и смертельно опасной.
Но сейчас, перестраиваясь на нового лидера, позиции которого были слишком туманны, тифлинг брала свою добычу живьем с минимальными ранениями. Она представления не имела как относится демон к кровопролитию, но сомневалась, что тот воспринимает такие мелочи жизни столь близко к сердцу. В то же время этот тип мог быть в чем-то полезен и нужен Флёру... Поэтому Ритца, нагнав жертву, подсекла ее хвостом, сбивая со столь стремительного бега, а потом рванулась вперед, действуя больше на привычных рефлексах, которые умели не только убивать.
Она, даже не вспоминая есть ли яд, нормальный ли он, ужалила уже сзади, пониже затылка мужчину, изливая всю отраву; хвост следом уже удавкой сдавливал ему шею, чтобы от легкого удушья у добычи убавилось прыти. Присевшая на корточки рядом с поваленным телом Ритца зажимала ему рот, прекрасно зная свой наркотик в максимальной порции: молча терпеть страшную боль, когда звук, свет и весь мир вокруг приносят жесточайшие страдания, невозможно, а привлекать слишком громким криком посторонних нельзя.
- Что с-с ним делать? - в пустоту буркнула Ритца, чуть сдавив хватку хвоста.

+1

123

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
На самом деле Флёр-то и рассчитывал, что мужик испугается, увидев бардак с кровякой вперемешку в комнате, и бросится на улицу, орать и звать на помощь. А Ритца должна будет решить, как поступить, чтобы обезопасить себя. Может быть, она еще не до конца очухалась, голова туго соображает, но так и жизнь всегда преподносит сюрпризы и не выжидает, пока объект притязаний будет готов к новому испытанию. Флеурис мог бы в два счета избавиться от своего воздыхателя (вернее, воздыхателя Флоры, но не суть), в том числе и мирным способом. Но ведь это не так интересно, когда заставляешь полукровку думать и принимать решения. Она должна понимать, что даже под крылом у Флёра ей не сидеть в гнездышке и не думать, что тут спокойно и уютно. Рядом с демоном уютно и спокойно ей никогда не будет. Наоборот, всегда в напряжении, в ожидании подвоха, очередного урока, перемены настроения, возникновения новых желаний.

Флёр бы вмешался в том случае, если б Ритца решила мужика прибить. Трупы в своем доме демону не нужны. Ну с трупом, конечно, реально справиться. Телепортировать его куда-нибудь - дело на пару минут. Но Флеурис вообще не хотел сейчас лишать кого-то жизни. И Ритцу пытался научить тому, что не всё может решаться подобными методами. В данном случае она поступила правильно - придушила его, лишила сознания.
Рядом с тифлингом, присевшей на корточки, медленно соткался из воздуха силуэт обнаженного мужчины. Демон сидел на полу, подогнув под себя колени, и с легкой задумчивостью глядел на тело своего гостя.
- А что ты хочешь с ним сделать? - перевел он взгляд на Ритцу, когда убедился, что мужик в глубокой отключке.
Вопрос был риторическим. И без того ясно, что девчонка - кровожадная тварь, которая без раздумий готова разорвать горло кому угодно. Этот же ее увидел и пришел к выводу, что именно она повинна в том, что с Флорой что-то случилось. А судя по картинке в комнате, действительно случилось, и явно что-то нехорошее. Так что Ритца, не будь уверена, что Флеурис наблюдает за ней, не колеблясь, прибила бы случайного свидетеля.
- Это тоже урок, - с легкой ухмылкой проговорил демон, - вот смотри... варианта-то всего лишь два. Или ты убьешь его, и тебе придется избавляться от трупа, вдобавок тебе самой придется снова возвращаться к той своей жизни, о которой ты, как сама говоришь, стараешься забыть. Зверица умерла, не так ли? Второй вариант - оставить его в живых и уйти самой. Открою тебе маленький секрет: мы в любом случае уйдем отсюда сегодня. Но решать всё равно тебе. Чего ты хочешь?

+1

124

Ритца старательно пыталась отогнать от себя идиотское сравнение себя самой с какой-то охотничьей собакой в рабочий момент. Разве что несколько сообразительнее псины оказывалась; в противном случае тифлинг вскрыла бы глотку, вырвала бы сердце, действуя на очень привычных жестах. Но тут - нет. Осознавала, что у Флёра может быть иное восприятие ситуации, иные планы и рассудила просто: убить она всегда успеет, а потому лучше взять добычу живой, не дав ускользнуть. И ответный вопрос полукровке не понравился, так что она бросила весьма недовольный взгляд на демона, продолжая удерживать свою жертву, что перестала трепыхаться и, похоже, пребывала в отключке. Собственный яд Ритца хорошо знала, лично у нее не удавалось провалиться в обморок, чтобы убежать от вездесущей боли. Быть может, что она немного перестаралась в попытках успокоить мужчину, придушив его несколько сильнее, чем следует.
Тифлинг пытливо заглянула в глаза Флёра, вслушиваясь в его предложенные варианты. Прямого приказа не было в словах, но если вдуматься, то тяготел, по мнению тифлинга, демон к тому, чтобы жизнь человека была сохранена. Ритца подчинилась, тут же распуская хвост, что змеей продолжал сдавливать шею, отступила назад, оставляя бессознательное тело валяться на полу. Да, от такой крепкой хватки наверняка останутся синяки, но ни одной царапины не обагрилось кровью от ее когтей; а сама полукровка уже прекратила вдумываться, она просто слушалась, улавливая не только слова, но и пытаясь считывать то, что за ними кроется; ориентировалась по общему настроению, мимике, тону голоса и прочему. В конце концов, сколько детей слышали от своих мам мрачное "делай как знаешь"? И практически все они понимали, что делать то, что они хотят и как хотят, напротив - не следует, иначе постигнет кара: пусть и было дословное разрешение в словах, но за ними крылся настоящей запрет. Нечто похожее фигурировало в восприятии тифлинга, которая стремилась угодить Флёру и настроиться так, чтобы предельно быстро и четко угадывать его желания.
Но не это больше всего волновало Ритцу на данный момент. Украдкой стрельнув взглядом в сторону столика, что неожиданно избежал участи всеобщего погрома и где продолжал лежать тот дурацкий рисунок, полукровка словно бы невзначай подалась еще назад от тела, ближе к улике, которую так наивно оставила. Оставалось лишь мысленно благодарить придурка, что так вовремя вломился и внес маленький хаос, а Флёр не успел заглянуть на обратную сторону листа. Быть может, конечно, демон и не собирался это делать, не воспринял всерьез и думать забыл, но сама тифлинг прекрасно помнила и переживала, что... Что что-то может быть. Изничтожить рисунок она боялась, а вот припрятать и убрать с глаз - запросто.
- Куда и когда мы уходим? - невозмутимо, поглядывая не то в сторону балкона, не то на валяющегося мужчину, не то просто на бардак вокруг, проговорила Ритца, продолжая тихими и маленькими шажочками приближаться к заветной цели. Если демон отвернется, то... Верно. Или спрятать за шторы, или кинуть под кровать - самое оно.
- И, полагаю... Пешком, да? Днем, на виду у вс-сех? С-с пес-снями и пляс-сками? - говорить, говорить, говорить. Нести чепуху, отвлекать, заставлять задуматься. Ритца позволила себе высказаться с долей недовольства, словно бы намекала: это неразумно, но у меня нет выбора, ты главный, а я подчинюсь. Можно, конечно, пытаться продолжать отбрыкиваться, показывать поганистый характер, но в какой-то миг, совсем незаметный для внимания полукровки, ее сознание предпочло перестроиться под нового лидера, впитывая его мировоззрение и переключаясь на него. А избегать размышлений на определенные темы весьма удобно, чтобы не сажать ростки сомнений. Так надо - просто и понятно. Тифлинг уже была около стола, словно бы невзначай прошлась по деревянной поверхности коготками правой руки, демонстративно не глядела на злосчастный листок с набросками, но уже тянулась украдкой выцепить его.

+1

125

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Тут Ритца опять не угадала. Хотя она вообще вряд ли смогла бы хоть когда-то угадать, о чем думает Флеурис и что для нее готовит. Выбрать что-то, чтобы ему угодить, почти нереально. Если он хочет выразить свое недовольство, то делает это, и для того ему не нужны причины, чтобы Ритца что-то сделала не так. Она просто существует - и это уже не так. Она рядом с ним, причем подозрительно долгое время держится, - и это тоже не так. Флёр меняется, меняя ее, он бесится, осознавая, что не против подобного - и это тоже не так. В общем, Ритца не угадала, что он ожидал от нее решения, которым бы она могла ему угодить и не навлечь на себя демонический гнев. Он ожидал от нее просто решения. Ее собственного.

В принципе, раз она решила сохранить жизнь этому человеку и не пустила в ход свои когти и лапки, то, может, есть какой-то шанс, что Зверица и впрямь где-то в дальнем углу души уснула долгим и глубоким сном. А может, она просто подумала, что Флеурис - ярый противник крови и кишочков по стенкам, а потому при нем лапки распускать не следует. Но демону не было дела до таких мелочей. За его поступками стояла лишь единственная высшая цель, кратко именуемая "я так хочу".

- Хорошо, - просто отозвался он в ответ на то, что Ритца продемонстрировала свое великодушие. Мужчина упал, полупридушенный и под действием вколотого в область затылка наркотика. Когда-то Флеурис и сам испытал такую штуковину на себе и вряд ли бы мог сказать, что она приятна. Нет, ну для явного садомазохиста вроде Флёра приятное в этом, естественно, было. Равно как и в последствиях сего действия вроде пыток, которым подверглась в ответку сама полукровка. Но в этом качестве она продемонстрировала свою позорную нетерпимость к боли. И чуть только электрические разряды проникли под ее кожу, как она от боли попросту отключилась. Ну а в итоге Флёр махнул на это дело рукой, ведь пытать болью того, кто теряет сознание, едва щипнешь ее за задницу, - ну никакого удовольствия. Так что потом демон решил пытать тифлинга страхом. Оказалось, что это куда веселее.

Ритца отошла, и Флёр тоже поднялся следом, правда, не стал поворачиваться в ее сторону, а остался стоять и разглядывать тело на полу, демонстрируя тифлингу исключительно спину. Может быть, поэтому Ритца решила, что осталась без внимания Флеуриса? Или попросту не отошла еще от ранения и падения с лестницы, потому и не сообразила сразу, что Флёр видит всё, что нужно ему видеть. А пронаблюдать за Ритцей, когда она считает, что вне поля зрения, было даже любопытно. До этого он наблюдал за ней с помощью магии. И разве она не могла провести параллель между тем, как она периодически влипала в неприятности и после тут же демон ее вытаскивал? Должен же был он об этом как-то узнать? Следовательно, наблюдал.
Но сейчас Флёру даже не пришлось прибегать к  магии. Достаточно было поднять глаза, чтобы увидеть отражение комнаты и находящихся в ней объектов в оконном стекле. На улице был уже вечер, а в комнате горели лампы и свечи, так что было несложно разглядеть, что там делает Ритца позади него. Флеурис сначала молча наблюдал, как она там что-то шуршит на столе, стараясь делать это бесшумно, и даже одновременно с этим задает вопросы. Ну прям мастер отвлекающих маневров.
- Ночью. Я ждал, пока ты очухаешься, - улыбаясь краем губ, отозвался демон. - Нет, нет и нет, - попеременно ответил на каждый дурацкий вопрос, а потом словно невзначай поинтересовался, - и что ты делаешь с моим рисунком?
Он подошел к шкафу, подбирая для себя очередной комплект одежды, и подумал, что за последние дни делает это слишком уж часто.
- Переломаю пальцы, - предупредил Флёр, не поворачивая головы в сторону полукровки. Ну это так, на всякий случай, вдруг решит как-то скомкать или выбросить. Не то чтобы демон так уж дорожил своим пятиминутным ерундовым наброском, но попросту не позволял кому бы то ни было решать судьбу того, что принадлежало ему лично. Даже в таких вот мелочах.

+1

126

Пока Ритца не дошла до мысли, что если сама она переключается на восприятие Флёра своим лидером, то для демона это всё значительно проще, и едва ли он относится к ней как к своей... пусть не слуге, но находящейся в подчинении зверушке, которая уже предпочитает, чтобы интересы вожака воплотились, ибо перекликаются с ее собственными. Ведь хорошее настроение командира залог меньшего количества шишек у тех, кто рангом пониже и принадлежит этой власти. Позднее тифлинг встревожится об этом всём, как осознает и как-нибудь начнет пытаться построить взаимность этих отношений. Как там говорится? Короля делает свита.

Ритца тянулась к рисунку, боясь положиться на случай; вдруг демон не оставит свои наброски валяться тут, а пожелает прихватить с собой, повесить в рамку на стене и любоваться? В принципе, оно бы и ладно, но эта оборотная сторона... Почему вот она не пожелала взять горсть камней, пуговиц или иной чепухи, раскладывая идентичным образом, что и рисуя палочки в разных полях? Потом полукровка задумалась, сколь очевидно для Флёра станет то, что такие размышления связаны напрямую с ним. В конце концов, там не нарисован он, ничего не написано. Только две рожицы да уйма черточек... Сильно ли убедительно прозвучит от нее ложь, что это она что-то рассчитывала из своей жизни? Зная правду, тифлингу было не просто абстрагироваться от этого всего и попытаться воспринять ситуацию взглядом демона, который был умен и непредсказуем. Ну, да, относиться к нему как к дураку несколько наивно даже для Ритцы. Потом, правда, она пришла к выводу, что уже своим поведением провоцирует Флёра рисунок отобрать и осмотреть, мол сама и спалится, даже если оставит бедный листок бумаги в покое. В общем, в очередной раз полукровка поддалась противоречиям, не могла сделать однозначный выбор, что принесет с собой наименьшее зло. Оставалось отвлекать.
- Хорошо, что ночью, - глубокомысленно заявила Ритца, словно было необходимо прокомментировать сей момент и обязательно высказать свое мнение, без которого никто не обойдется. - Мило, что ждал, - хмыкнула себе под нос она.
- И хорошо, что ос-стальное вс-сё нет, - протянула следом тифлинг, уже пальцами бесшумно подтягивая к себе несчастный рисунок, что таил в себе слишком много по мнению и, собственно, вине полукровки. Но оказалось, что не всё так просто...
- Ничего. Я его вообще не видела, - тут же отчеканила в ответ Ритца, мгновенно отдергивая руку от листа, словно обожглась. С подозрением украдкой обернулась, осторожненько глянув на демона. Нет, Флёр не стоял за ее спиной, с интересом наблюдая: это она и по голосу поняла, что он находится несколько дальше, но... Вот стоит у шкафа, что-то там перебирает, откуда узнал? Тифлинг недовольно прищурилась, потом решила, что он так, наугад сказал. Мол, стоит она у столика, а значит может что-то и с ненаглядным наброском сотворить. Совсем, конечно, такое не обязательно, но Ритца утешала себя именно таким способом. Поэтому все-таки наконец-то взяла в руки рисунок, старательно стоя так, чтобы спина ее закрывала обзор. Так, куда бы это деть так, чтобы не запачкалось, не смялось, но пропало из поля зрения?..
- А ты... Ты... - панически попутно искала повод отвлечь демона, пытаясь подкинуть ему какой-то необычный вопрос, чтобы задумался... - Ты про женщину говорил, которая чуть не с-сломала тебя. Как? И кто она?

+1

127

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Ритца дернулась, как от огня, когда демон предупредил, чтобы она не мацала то, что ей не принадлежит. И это, между прочим, еще хорошо, что предупредил. Мог и без предупреждения по рогам надавать. Он в этом смысле всегда на расправу скор.
Но то, как Ритца резко отдернула руку, не могло остаться незамеченным. И Флеурис лишь убедился в мысли, что тифлинг действительно что-то пыталась сделать с его рисунком. Ну не дура же она, чтобы продолжать это делать, если уже спалилась? Если этот несчастный рисунок пропадет, то естественно, все подозрения падут на Ритцу. И Флеурис не станет слушать никаких ее оправданий. У него ведь есть только два мнения - его и неправильное.

Когда он подошел к шкафу, чтобы одеться, Ритца, вместо того, чтобы воспользоваться данной ей возможностью и оставить вещи демона в покое, продолжила свои манипуляции. Да, с этой позиции Флёр не видел, что там девчонка творит. И в отражение не смотрел.
- Будешь мне врать, оторву и язык тоже, - лениво протянул он. Вранья в свою сторону он не любил, особенно когда это было слишком уж очевидно, неумело или когда он знал правду. Это сразу словно давало Флёру понять, что его держат за дурака, которого можно обвести вокруг пальца. Демон полагал вполне справедливо, что он может быть козлом и ублюдком, но уж никак не дураком. Может, не всегда отличит ложь от правды, и не всегда включает режим подозрительности, однако в данном случае вранье Ритцы было для Флеуриса очевидным.
- Надо только решить, куда отправимся. Есть пожелания? - нижнего белья он сроду не носил, так что просто натянул штаны и застегнул ремень. Осталось подобрать какую-нибудь рубаху. Лето на дворе, жарко. Можно было бы и вообще без нее обойтись. Но летом всякие мошки и комары любят доставать, так что лучше уж пусть будет кожа защищена, чем чесаться и отмахиваться от надоедливых насекомых.
- А ты... Ты...
Флёр оторвался от созерцания своего скудного гардероба и повернул голову в сторону Ритцы. Она продолжала подозрительно тереться у стола, сцепив руки за спиной. И, кажется, первое предупреждение о том, чтобы тифлинг не касалась чужих вещей, ее ушей не достигло.
- Ты про женщину говорил, которая чуть не с-сломала тебя. Как? И кто она?
- Я тебе сейчас руки сломаю, если не уберешь их от моего рисунка и вообще от всего, что лежит на столе, - клятвенно заверил ее Флеурис. В голосе его засквозили раздраженные ледяные нотки. Третьего предупреждения уж точно не последует. Да и полученные два - для Ритцы уже непозволительная редкость.
Флёр повернулся к полукровке всем корпусом и медленными шагами начал сокращать расстояние между ними. Так хищник подкрадывается к готовой дать стрекача добыче. Вот только Ритце бежать некуда, да и толку? Ну демон и не собирался ее убивать - пообещал же - а вот не калечить не обещал. Да и нервишки щекотать тоже не обещал.
Остановившись за полметра перед ней, он повторил:
- Еще раз уличу тебя во лжи, оторву язык. Понятно? - после чего наклонился к ней, словно собирался обнял, а рука меж тем скользнула сбоку от Ритцы к столу и сцапала злополучный рисунок. Что ж там такое-то с ним не так, раз Ритца так упорно пытается его утянуть.

+1

128

Шестым чувством Ритца ощущала: не врет. Действительно может довести до такого состояния, когда смерть покажется весьма желанной роскошью и когда конечностей у нее самой значительно поубавится. Тифлинг, ощутив, что слишком далеко зашла за границу и вполне заслуженно может огрести, мгновенно как-то сникла, будто бы ссутулилась, словно пришибленный пес. Прижав уши, она отвела взгляд, не зная как выпутаться теперь из подстроенной козни. Которую, к слову говоря, организовала сама, без чьей-то помощи. Вся суть ее, которая предпочитала избегать справедливой кары, взвывала продолжить играть спектакль, только вести себя убедительнее и добавить логичных и аргументных доводов, попутно всё дальше уводя демона разговорами.

- А... А тот дворетц? Почему ты не там? Он крас-сивый, богатый, там много чего, а тут... - Ритца с очень робкой надеждой выудила из памяти богатые убранства и комнату, в которой очнулась тогда, после отчаяния, безысходности и ужаса в подземелье. Да, больше всего желала она на тот момент сбежать из золотой клетки, не понимая назначения всего этого: зачем принесли, что ее ждет и что, демоны дери всех, происходит тут в целом. Да, Флёр тогда пытал ее мастерски. И подобные ухищрения над ней, вечное ожидание невесть чего, терзали гораздо страшнее, чем банальный раскаленный металл, которым прижигают пятки, бока и прочие уязвимые места. Если бы ей сообщили тогда о грядущих особенностях взаимоотношений с этим демоном, то она или ни за что не поверила бы, или отчаянно рванулась бы в окошко, к голодающим акулам, куда ее грозились выбросить. Сейчас эти злоключения вспоминались с какой-то иронией, потому что вот он, Флёр, прямо перед ней, рядом с которым она спала и которому уже обязана жизнью. Тогда Ритца не могла понять как Талли, та рыжеволосая девчонка, которая помогла убежать, так спокойно тянется получить порцию милостей от демона. Тифлинг свято верила, что этот мужчина - чудовище, безжалостный ублюдок и отвратительный тип. Но теперь, напрямую подсчитав основные яркие моменты их встреч, наивно поделив их на "хорошо" и "плохо"... Полукровка понимала, что при всем своем желании не сможет испытать прежний животный ужас по отношению к Флёру, видя его воплощением всех грехов. Тем более, что она невольно начала тянуться к нему, воспринимая как лидера, в глубине души уже может и не желать убежать, освободиться и остаться кинутой на попечение самой себе.
И да, Ритца была далеко не против, чтобы вернуться снова в этот дворец. Она не пыталась бы убежать, что-то спереть и сломать. Нежилась бы на мягкой кровати, наслаждалась прекрасными блюдами, безопасностью от других людей и многим, многим, многим... Может быть, даже решилась бы сунуть свой любопытный нос в те подземелья, где оказалась пленницей, которую вот-вот прижгут.

Ритца сглотнула, отпрянув совсем слегка в сторону от стола, а рисунок снова лежал уже будто бы нетронутый, пусть и сдвинутый со своего изначального положения. Съежившись от внезапного холода и злобы в голосе, она напряженно созерцала, как демон подбирается к ней, и задницей чувствовала, что ничего хорошего это постепенное сближение не несет. Убежать не пыталась, потому что помнила - бесполезно, а разозлить может лишь больше. Вот и оставалось лишь взволнованно повиливать хвостом, приглушенно сопеть, старательно опуская глаза под ноги, и всячески демонстрировать, что раскаивается, признает свою вину и вообще не надо бить.
- Да, - вякнула полукровка, склонив голову и прижав ушки. Она обмерла, не позволяя себе даже дернуться, когда Флёр подался к ней. Нет, Ритца не ожидала наивно, что ее внезапно обнимут или еще как-то подарят положительный, по сравнению с угрозами и властным тоном, контраст. Некстати ей пришло на ум, что сама она получается без одежды - как и была, полуголая в окровавленной повязке, а этот вопрос стоило бы решить. Но заикнуться на эту тему тифлинг себе не позволила, пока что. Чуется ей, что сейчас придется получать по рогам или объясняться. Или всё сразу.

+1

129

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёра, мягко говоря, подбешивало, что Ритца считает его настолько дураком, чтобы можно было вот так просто заговорить зубы и отвлечь от чего-то важного. Может быть, демон не понимал, что именно там пытается тифлинг натворить, но он просто-таки хвостовым концом чувствовал, что там что-то нечисто. И если его пытаются нарочито отвлечь, то он как раз на это и не поведется. Можно подумать, что Ритцу волнует, кто была та женщина и что стряслось с шикарным дворцом. Демон предупредил раз, другой, а на третий был готов по одному откручивать всё, что выступает у Ритцы в качестве конечностей и всяких гадостей вроде рогов и хвоста. С хвостом у него, пожалуй, были свои счеты, и Флеурис не раз и не два подумывал о том, чтобы его оторвать. Он даже как-то задумался о том, а что будет, если оторвет. Ну... научится же полукровка обходиться без него, как все нормальные люди? Не обезьяна же она, в конце концов, чтобы он ей помогал за ветки цепляться да равновесие удерживать? И рога.. вот зачем ей эти рога? Какого-то гламурного розового цвета. Розовый и зеленый.. ну какой идиот решил смешать такие краски?
"Короче, фу.. Нельзя нам, демонам, иметь детей. Они страшные получаются".

Сейчас один вот такой ребенок пытался от Флеуриса что-то скрыть. Несмотря на свое извечное любопытство, на этот раз Флёр докапываться не стал. Его больше раздражало то, что Ритца не понимает с первого и даже, видимо, со второго раза. И ей, наверное, действительно придется что-то оторвать, чтобы она поняла, что стоит делать, а что - нет.
Можно сказать, что на этот раз Флёр девчонку пожалел. Нельзя с точностью сказать, как бы демон отреагировал, если бы увидел каракули Ритцы на оборотной стороне своего наброска. Может, переломал бы ей руки, а может, посмеялся. Или вообще пожал плечами с недоумением и так бы не смог взять в толк, отчего тифлинг так беспокоится. А может, всё по очереди.
На вопрос о дворце - типа отвлекающий маневр - Флёр не отреагировал никак. Зато удовлетворенно прицокнул языком, когда Ритца оказалась такой понятливой. Это не значит, что она перестанет ему врать. Это значит, что она будет учиться врать лучше. Впрочем, этот урок ей тоже в будущем может пригодиться, так что да, пусть учится.

Так что Флёр пожалел ее сейчас. Он не стал смотреть на этот лист бумаги, а просто скомкал его в тугой шарик и сжал в кулаке. Затем, как ни в чем не бывало, отошел, прерывая эти своеобразные и ни к чему не приведшие объятия, и снова подошел к шкафу.
- Ты снова без одежды осталась и снова нужно ее тебе подобрать, - коротко вздохнул демон, - одни расходы... Держи, - он бросил на кровать серую безрукавку и узкие рыжие штаны, - без трусов обойдешься. Думай пока что, куда отправимся. Только не к эльфам, а то я задолбаюсь вытаскивать тебя из могилы.

+1

130

Хоть стой, хоть падай; хоть смейся, а хоть плачь, но... Изначально Ритца была готова на почти всё, чтобы демон ни в коем случае не заглянул на оборотную сторону листа, загоняя полукровку в весьма неловкую ситуацию, где требовались бы объяснения. Но сейчас, глядя как тот самый листок оказался скомкан небрежным жестом, тифлинг неожиданно для самой себя почувствовала разочарование, а на лице ее промелькнуло какое-то недоумение, что внезапно Флёр вообще ни в коем разе не заинтересовался содержимым, которое так берегла Ритца от его пристального взгляда. Ох уж эти женщины!..
А еще все вопросы, которые она действительно задавала не просто так, а вполне горела желанием послушать, узнать ответы и рассказы, оказались проигнорированы. Нет, полукровка, конечно, порадовалась, что зато осталась целой и нетронутой, пусть и заполучила целую пачку угроз. Даже если бы Флёр наигранно лишь щелкнул ее по носу, мол, не балуй, то девчонка точно бы взвизгнула: настолько напряглась она, ожидая расплаты, которую в мыслях и считала справедливой, но очень не хотела попадаться под удар даже якобы за дело. Так что стоило демону отвернуться, и он мог бы услышать приглушенное "ууфф" - выдохнула, поняв, что беда миновала.
Потихоньку Флёр вызывал любопытство, что было вполне логичным. Нет, кумиром он мог выступать пока лишь глубоко в душе и мыслях Ритцы. Если бы кто-то попросил в нескольких словах охарактеризовать демона, то ответ был бы примерно таков: "коварен, вульгарен, страстен, обольстителен... Бесподобен! И да, это всё не про него." Это, разумеется, если Флёр не будет стоять за ее спиной, подслушивая. В таком случае тифлинг бы соловьем запела, нахваливая его и всячески нервно кося глазом: нормально говорю, голову не оторвешь, устраивает?

Не сдержалась девчонка от довольной ухмылки, когда демон сам вспомнил про одежду для нее, пусть и поворчал для виду про убытки (Ритца даже всерьез не восприняла его сетования, ибо воплощение стихии при желании отыщет себе всё!). В этот раз полукровка не стала глупить со штанами и сходу занялась проковыриванием дырки для своего ненаглядного хвоста. Ох, знала бы она, что Флёр вполне серьезно прикидывал его оторвать!..
- Рузьян? Ариман? - предположила Ритца, напяливая на себя уже рубашку, таким тоном, словно играла в какую-то угадайку, а не выбирала их следующую точку пребывания. К слову говоря, в каком-то смысле и было так. Тифлинг не воспринимала, не верила, что к ее мнению как-то всерьез прислушаются, а потому сейчас пыталась озвучить тот вариант, который Флёр уже, по ее мнению, держал в мыслях, но пока не выдавал вслух.
Она и Гульрам была готова назвать, но некстати всплыло, что там за воровство руки рубят. Ритца совершенно не помнила, кто ей это рассказывал, почему и зачем, но внезапно пришла к спонтанному выводу, что туда вместе с демоном идти не хочет совершенно. Потому что не так это весело, когда над тобой замахивается топор, намереваясь оттяпать одну из конечностей. Хватит с нее топоров, это уж точно.
Сделала выводы и насчет вранья Флёру горе-ученица. Нет, совершенствоваться в этом мастерстве она боялась, зато робко подумала, что можно иногда и слукавить, и что-то не рассказать, или ответить слишком туманно. Вроде бы, драконы такой подлостью славятся, да?

+1

131

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Пока они с Ритцей находились в такой опасной близости друг к другу, и Флеурис скользнул взглядом по лицу девчонки, то с трудом удержался от странного желания вцепиться в нее. Странного, ибо он справедливо полагал, что она ему никоим образом не привлекательна, даже (если задумываться о том, что касается физиологии) отвратительна. Кроме того, демон увлекался, если можно так выразиться, мозгами, а не телом. Он любил умных особей противоположного пола. А Ритца ему казалась самонадеянной приспособленкой, но отнюдь не блещущей острым умом. И это он еще, кстати, не знал, что она с горем пополам освоила алфавит.
Вот что еще странно: Флёр был противником гомофилии, несмотря на то, что сам спал и с женщинами, и с мужчинами (тут уже когда сам бывал в женском облике, вестимо). Однако будучи Флорой, он чуточку пошалил с Ритцей, хотя то и была всего лишь игра, попытка довести полукровку до оргазма, затуманить ей мозг, чтобы подготовить для себя почву на очередной цикл игры. И так всё и получилось. Тогда демон заставил тифлинга сомневаться в реальности происходящего и чуть было не свел ее с ума. А может быть, и свел бы, играй и дальше чуть тоньше, не отпуская вожж.
Но для Флеуриса правила были четкими и ненарушимыми: мужчина спит с женщиной, женщина спит с мужчиной. И никак не наоборот. Так что то, что Ритца призналась, что ей даже больше нравится с женщинами, вызывало у Флёра всплеск негативных эмоций. Даже какого-то возмущения.
"Это ненормально! Это против законов природы. Это нужно выкорчевывать с корнем, руками, ногами, рогами и хвостом".

И все-таки... Он замер на какие-то лишние доли секунды, глядя на ее губы, шею, чувствуя, что хочет быть с ней грубым и жестоким, а в итоге все равно завладеть ее телом.
Это наваждение Флёр с себя, пусть и с трудом, но сбросил. Он заставил себя отойти, удержаться, не дать Ритце поводов решить, что она ему даже каплю симпатична.
"Потому что это не так!"

Флеурис снова вспомнил Рену. Но с айрэс всё было иначе. Она была для него трепетно дорога, пусть он и не показывал этого, но он всегда рвался ее защищать и спасать, в том числе и от себя. Но ей он сразу сказал, что хочет ее, правда, тогда же сказал и что не станет принуждать ее к сексу, а всё лишь по доброй воле. Демон сбежал от Рены, едва почувствовал, что его сердце начинает биться чаще, когда он смотрит на нее. Сбежал и ни разу не пожалел. Ни разу не воспользовался своей магией, чтобы проверить, как там она, где и с кем.
"Трусливый, трусливый демон, до колик и дрожи в коленках боящийся слова на букву "ч". Боящийся даже себе самому признаться, что ... о боги... - стоя лицом к шкафу и вышвыривая из него одежду для Ритцы, Флёр коротко усмехнулся собственным мыслям, - да что уж, это в прошлом. Я влюбился в нее. Но мне не нужно быть уязвимым, и между силой и этим... ч... чувством я выбрал силу. И всегда буду выбирать только силу".
Но это не отменяло того факта, что Флёр сейчас внезапно осознал, что подобное желание - обладать девушкой - вернулось к нему. Рена тогда сказала ему, что никогда не бывать этому, она не отдастся ему по доброй воле, только если он возьмет ее силой. Ритца же готова была отдать ему свое тело - тот поцелуй сказал демону об этом - лишь бы чего-то добиться, выслужиться. Да Рилдир знает, какие цели она преследовала, целуя его.

Флеурис повернулся к девчонке и, не стесняясь, оглядывал ее формы. Его взгляд скользил по ее груди, по животу, опускался ниже, дорисовывая самостоятельно те участки тела, которые после были скрыты штанами. Да он же сто раз видел ее голой!
Ее предположения относительно городов оказались высказаны вовремя, выдернув демона из сонма скабрезных мыслей. Однако демону нужно было доказать, прежде всего, себе, что у Ритцы в голове звенящая пустота вместо мозгов, а ее телом только ленивый не овладел за те сколько-то там сотен лет ее жизни. Значит она не должна его привлекать. Она глупа. Это веское основание перестать думать о ней как о любовнице.
- Какой еще Рузьян с Ариманом, - поморщился Флёр. Ну и что, что он предложил ей самой выбирать точку назначения? Как предложил, так и запретил. Услышал, поразмыслил и решил, что она ничего толкового не предложит. - А махнем-ка мы в Кельмир. Или... бывала у дроу? - он знал, что дроу не привечают чужаков в своих катакомбах, а мужчины у них вроде вторсырья, но ему ничего не стоит перевоплотиться в какую-нибудь дроу-самку. Что с Ритцей делать - вот это другой вопрос. Выкрутится или как?
Демон бросил мельком взгляд в сторону окна. Вечер уже плавно переходил в ночь, а насколько хватит тифлингова яда - бес его знает. В общем, надо бы убираться.
- В Кельмир, - решился все-таки демон, протягивая Ритце ладонь. - Город тысячи и одной причины, чтобы поселиться там на какое-то время. А мне нужно заглянуть в одно приветливое местечко, - он имел в виду бордель. И прямо-таки кожа зудела, напоминая мужчине, что ему давно пора сбросить напряжение.

+1

132

Полукровка была слишком зациклена на собственных опасках, чтобы всмотреться в глаза Флёра, прочувствовать намек на тонкую искру с его стороны. Ритца только-только сейчас унималась от того, что судьбу ее каракулек минует внимание демона, пусть и ощущала непонятное какое-то желание, почти детское любопытство: пусть глянет, пусть поймет, очень интересно, что тогда скажет на это. Но, рассудив здраво, она пришла к выводу, что лучше довольствоваться тем, что есть. Вдруг Флёр разозлился бы на такое по одному ему понятным причинам?
Узнай она, что привлекает демона и причина этому (возможно) не только отчаянная плотская голодуха, то наверняка бы злорадно порадовалась, что свою нишу в жизни Флёра она обустраивает, так или иначе. Нет, никто не говорит, что, став любовницей, Ритца заполучит уйму привилегий, бонусов, включая всяко разные милости. Оно ей и не нужно, зато это может принести еще больше фрагментов надежности, что ею не просто так поиграются и бросят. Опять-таки, не вопрос привязанности затрагивается. Тифлинг чувствовала шикарный шанс устроиться весьма неплохо в этом мире, а потому предпочитала цепляться за это местечко теперь, а не размышлять как бы убежать и не оказаться найденной. Полукровка не верила в сказку, что такое будет продолжаться вечность, но ничего не имела против, чтобы растянуть свое пребывание в обществе демона. Очень удобно вплетаться в доверие и подлизываться через постель, но тут Ритца опиралась и на свои личные предпочтения. Тот же главарь в банде не имел шансов заполучить ее, хотя множество намеков и туманных, и откровенных успели ее разозлить, но на тот момент она поставила себе решительный прочерк в мыслях: нет. И сдержала слово, что дала самой себе.
С Флёром всё было иначе. Привязываться к его внешности тифлинг не видела смысла, потому что этот параметр переменчив, под его контролем, и образ может быть, как она понимает, совершенно любой, включая и смену пола. Но демон приманивал своей силой, своим хаотичным характером - этим, правда, весьма успешно и отталкивал, крайне сильно пугал. Головоломки Ритца не любила, особенно, когда ставкой могла стать ее жизнь и целостность шкурки, но какой-то... Азарт что ли ощущала. И отвергала это для самой себя, старательно объясняя, что Флёр сильный, крутой, всякое такое, что рядом с ним можно неплохо жить, но на этом - всё! Хотя, кого вот она обманывает? Сладко же тянет где-то внизу живота, когда вспоминаются его поцелуи, коих уже собралась скромная коллекция за ее жизнь, скользящие прикосновения словно бы мимоходом задевающие ее, но дразнящие...
Тифлинг скосила взгляд, продолжая одеваться, пока демон что-то высматривал в своем шкафу и нервозно слегка облизнулась. Это уже входило у нее в привычку, надо отметить: стоило как-то обеспокоиться, заволноваться, предаться мыслям и прочее, так сразу невольно и получается как-то скользнуть змеиным языком по губам...

Так совпало, что рассматривал откровенным взглядом Флёр ее в тот момент, когда Ритца деловито возилась с выданной рубашкой: не приметила, что ее лапают глазами, являясь сейчас крайне рассеянной. Она, например, и про бессознательное тело на полу успела забыть. Валяется тут элемент мебели и пусть дальше себе лежит. Главное, чтобы не споткнуться об него.

И в догадки свои о городах Ритца лишь уверовала: что должна была угадать, а не предложить свое. Зябко поежившись мысленно про логовище дроу, она вполне охотно зацепилась за Кельмир, с обидой подумав, что ей бы еще пару секунд - обязательно назвала бы. Мотнув рогатой головой и раскидывая спутанные вороные кудри, полукровка переступила на месте, обводя взглядом комнату, словно бы на прощание. Много чего произошло тут, что отпечатается в памяти тифлинга навсегда, хочет она того или нет. Чему-то внезапно усмехнувшись уголками губ, Ритца подступила к Флёру, шагая мягко и тихо; когтистая правая рука легла в его ладонь, а сама полукровка на мгновение обернулась на человека, который, кажется, постепенно приходил в себя. Ну это же не Флёр издал приглушенный полустон? Всматриваясь в который раз в лицо этого мужчины, Ритца мысленно поморщилась, недовольничая демоном: твой безупречный вкус далеко не безупречен как ты думаешь.
- Хорошо, - сопроводила она ответ и легким кивком. В ее согласии никто не нуждался, но не промолчала тифлинг по другим причинам: демонстрировала, что солидарна с Флёром, следует за ним и не пытается как-то показать шипы своего дурного нрава. - Значит, Кельмир.
Там, кажется, когда-то бывала, но слишком мало, слишком недолго, чтобы вкусить город и научиться его чувствовать. Всяко лучше, чем земли темных эльфов, которые слишком подлы.

0

133

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
То, что Ритца оказалась такой не замечательной, было очень хорошо. Это избавляло Флеуриса от необходимости, быть может, каких-то оправданий, хотя тут сложно сказать, стал бы он оправдываться, если б тифлинг прямо в лоб спросила что-то компрометирующее на этот счет. Он мог как начать объяснять, как и послать к чертям, как и двинуть промеж рогов. А мог и вообще проигнорировать, сделать вид, что не слышал никаких слов в свою сторону. Или расхохотаться девчонке в лицо, выставив ее полной идиоткой. Тут пальцем в небо тыкай - и то больше шансов, что попадешь, чем если пытаться угадать возможный вариант реакции Флёра.

Сам он не особо скрывал свои откровенные взгляды, хотя что с успехом скрыл - так это те фривольные и постыдные для самого себя мысли насчет девчонки. Даже от себя их старательно отпихнул куда подальше, ненароком ущипнул себя, отрезвляя, и заставил думать только о деле. Хотя когда вспоминал о Кельмире, а затем и о чудном борделе, который был даже не борделем, а скорее презентабельным домом свиданий, то снова загудела голова, зазудела кожа и человеческое тело сладко заныло в предвкушении удовольствий. С трудом демон удержался потому и от дальнейших действий, когда рука (хорошо, что ее звериная, не человечья) легла в ладонь мужчины. Когти и в целом внешнее отличие этой конечности, напоминающей скорее лапу, чем руку, не располагали к тому, чтобы желать ласк, полученных от них. Флеурис вообще удивлялся, как  Ритца этой граблей своей может чесаться и не разодрать себе мясо до костей, касаться кого-то и не причинять ему тяжких телесных. Однако, видимо, ко всему привыкаешь. Флёр, частично перекидываясь в некое подобие тифлинга, а точнее превращая свой обычный человеческий язык в длинную вытянутую и раздвоенную ленту как у змей, мог приспособиться к подобной трансформации. Однако же ему это не нравилось, он предпочитал быть демоном, но выглядеть как человек.
Ему на мгновенье показалось, что словно искорки пробежали между его пальцами и пальцами Ритцы. Он недоверчиво взглянул на девчонку, словно проверяя, чувствует она то же самое, а затем снова вскинулся, встряхнулся. Даже если бы и чувствовала, то что? Он для нее - альфа и омега, воплощение самого воздуха, которым наполняются ее легкие при вдохе, он для нее жизнь. Это куда выше, чем плотские утехи. Она для него - всего лишь неопытная ученица с весьма специфическим видом и манерой поведения. Нормы морали и принципы, которыми Ритца руководствуются, остаются по-прежнему для Флеуриса за гранью. Впрочем, он всегда думал, что у нее, как у любого животного, три инстинкта - еда, сон, секс (за неимением размножения). И когда демон в очередной раз напомнил себе об этом, это стало достаточным основанием для мысленной оплеухи и резкого переключения внимания.
Кельмир.

- Я бы мог сказать, что это один из лучших уголков Альмарена, - проговорил Флёр, подтянув девчонку к себе ближе. Она уже оделась, и ее близость не вызывала прежних соблазнов. Да и мысли демона стали куда яснее, хотя тело продолжало требовать женщину. Флёр не собирался ему отказывать, просто решил чуточку подождать, когда они доберутся до гостиницы. А там, оставив Ритцу в комнате, демон смоется в бордель.
"А то и так мы как тапки: всегда вместе! Сколько можно! Левый тапок будет сидеть и ждать, пока правый выберет себе ножку покрасивше и аппетитнее", - Флёр чуть посмеивался, припоминая в мыслях узкие улочки одного из районов Кельмира. Демон был там слишком давно и боялся, что могли перестроить, а то и вообще снести. Хотя тогда телепорт попросту не сработает. А вот если улица на месте, но видоизменилась, то горе-телепортаторы могут оказаться и в навозной куче, и одной ногой в ведре с помоями, и среди свиней на заднем дворе какой-нибудь толстухи-горожанки. Телепортироваться же прямо в бордель или гостиницу, или даже на центральную площадь демон не хотел. Он не любил слишком явно демонстрировать свои способности.

- Ладно, сейчас подумаю, куда лучше... - проворчал Флеурис в такт своим мыслям, второй рукой он, даже сам того не замечая, приобнял Ритцу за талию и притянул к себе чуть ближе, чем то следовало. Мягкое свечение накрыло парочку, а через каких-то там пару десятков биений сердца они уже стояли на мокрой мостовой, и по их плечами заструились капли дождя. Над головой громыхнуло, яркая молния осветила темную пустынную улицу и Ритцу с Флёром - единственных, кто там теперь был. Демон разжал свои весьма странные объятья, выпускаю тифлинга на свободу. После чего деловито осмотрелся и резким жестом отбросил со лба мокрые длинные черные пряди.
- "Синяя медуза"... - протянул он в предвкушении. - Запах моря чуешь? - оглянувшись на Ритцу, Флёр повелел ей идти туда, надо было выйти хотя бы на более-менее освещенное свободное пространство. Демон ведь не видел в темноте, а небо было затянуто плотными тучами, так что и по звездам особо не поориентируешься. Зато Флеурис помнил, что "Синяя медуза" должна быть недалеко от порта. А там пахнет рыбой, морской солью, водорослями, корабельной смолой... Для хорошего носа - плёвое дело.

+1

134

Не любила Ритца телепорты, паниковала в глубине души всякий раз. Нет, не вырывалась, но испуганно жмурилась, дыхание невесть зачем задерживала: гадко ей было так доверяться не просто чужой воле, но и неприязненному волшебству, которое раздражало ее, настораживало и всячески отвращало от себя. А за последнее время общения с Флёром уже который раз вынуждена она была обращаться к такому средству передвижения. И вроде бы радует скорость, огромная экономия времени... Но не делали такие плюсы полукровку великодушной к подобным путешествиям.
А сейчас и вовсе запоздалая мысль кольнула: кольцо! Кольцо-то она забыла, а куда его Флёр дел - демоны и ведают! Может пропил, может себе забрал, а может где-то и валяется... Золотое, красивое такое, жизнью за него рисковала, даже доверилась воле Флёра, который не дал утонуть! И - на тебе. Пропала цацка, эх!
Да и демон еще невесть зачем к себе притянул, прижал, Ритца аж с подозрением покосилась, какого-то подвоха ожидая, но мужчина словно бы плавал в своих мыслях, отчего полукровка еще больше насторожилась: сосредоточиться же должен, вдруг что-то случится! Не просто же так эта волшба творится, верно?

В последний момент тифлинг отчаянно зажмурилась, слезно попросив Удачу никакой пакости не пропустить и вообще сохранить ее, страдалицу хвостатую. А вот Флёра - ладно уж, не пропадет он никуда, чего переживать?
Ритца вздрогнула, когда очнулась под ливнем, а над головой нехорошо что-то громыхнуло. Да еще и молния следом! Раз так всё скоро происходит, значит гроза совсем рядом, если не над ними. Демону может всё равно, а вот у полукровки прямо ноги загудели, чтобы убежать под какое-нибудь укрытие. Тем более, что шлепать сейчас придется босиком по лужам. А мало ли какую пакость таит в себе дно городской версии озерца? Волосы уже промокли, противно холодили лицо, шею, и Ритца то и дело раздраженно фыркая, мотая рогатой головой словно лошадь. Всячески показывала недовольство тем, что они продолжают стоять на месте.

Название места, которое, по всей видимости, их цель, ничего полукровке не сказало, да и прозвучало в высшей степени банально. Но, судя по глупому имени... Речь шла о порте, где вечно связывали всё с морской тематикой. Не особо обрадовало это тифлинга, которая ненавидела рыбную вонь. Даже соленая свежесть моря никак не сглаживала этот тошнотворный аромат. Тем более, что разномастная публика могла представлять для нее угрозу. Глядишь, что кто-то и украдет, чтобы в рабство продать. С другой стороны, а Флёр такое позволит? Ритца самую малость успокоилась на этот счет, хотя какие-то смутные подозрения касательно демона продолжали мельтешить...
Свистяще вобрав воздух, слабый соленый оттенок тифлинг отметила и потому молча кивнула на вопрос, зябко поежившись. Дождь ухудшал видимость, но зато темнота не была ей помехой; девчонка плелась рядом, старательно обходя наиболее глубокие лужи, опасаясь каких-нибудь осколков и прочих радостей жизни. И с разочарованием припомнила Ритца, что Флёр почему-то без света не видит, отчего на короткое мгновение появилось сомнение в его всемогуществе. Осознался внезапно полукровкой крайне неприятный факт: ничего своего у нее с собой не было. Одежда и та вручена Флёром. И монетки нет у нее даже медной. То есть целиком и полностью тифлинг зависела от хаотичного настроения демона... Не радужно.

Это было все-таки странно, идти рядом со своим бывшим врагом, который обернулся лидером спустя достаточно малое время. Ритца который раз затрагивала этот контраст размышлениями и лишь качала головой в мыслях: вот оно как бывает всё, вот оно как складывается. И все-таки беспокоило ее будущее. Нет, так-то она была подобно мотыльку-однодневке, который вопросом завтрашнего дня не видит смысла озадачиваться. Завтра может не наступить, потому что или подохнешь где-то, или случится что-то глобальное, разрушающее всё. Война та же какая-нибудь. Поэтому и занычками Ритца не могла похвастаться, и планированием своей жизни. Куда вода выведет, там и приспособится жить: течение жизни решало всё. Но стоило заполучить что-то лакомое, желанное, так тифлинг сразу начинала беспокоиться: как бы это растянуть, как бы побольше понежиться. Впрочем, спокойной жизни рядом с Флёром ждать не придется, но полукровка рассчитывала, что он будет вмешиваться в самый решающий момент, когда жизнь ее вот-вот оборвется. Это ли не компенсация всем мучениям, которые приходится от него сносить? Интересно, а что будет сейчас? Таверна, какая-то комната? Вряд ли он купит дом. Ритца мрачно подумала, что и кровать поди потребует одну большую. Не понять ей смысла совместного сна, никогда не понять. Зачем демон хочет такого доверия от нее? Зачем нужно? Полукровка снова мотнула головой, скидывая с глаз промокшую челку. Внезапно звонко чихнула, в очередной раз зябко поежившись. Скосила взгляд на демона, невесть почему прижав ушки.
- Непонятно это всё. И уходить уже не так хочется. Он - вожак, за которым можно идти. Хотя не похож он на того, кто этого хочет, - размышляла Ритца, продолжая плестись поблизости. Как-то устало ухмыльнулась очередным мыслям.
- И ему я обязана жизнью не один раз. В общем-то, принадлежу ему уже не только потому что не могу и не хочу бежать... Хорошо, что никогда не смогу этого сказать ему. Лишнее. Глупое. Странное.
- С-скоро, да? - с легкой хрипотцой спросила полукровка, вскидывая голову и всматриваясь вдаль.

+1

135

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
УРОК №5 "ПРОВОДНИК ВСЕГДА ВИНОВАТ"
Такой резкий контраст был для Флёра после телепорта. В Леммине была жара и духота, а Кельмир встретил странную парочку дождем и грозой. И это притом, что Кельмир гораздо южнее.
- Ну, вести тебе, - демон не просто поленился трансформироваться в того же вампира, что проворачивал не раз, когда попадал в подобную ситуацию. Демон решил, что хватит уже Ритце отлеживаться и отлынивать от того, ради чего она рядом с Флёром находится. Она оклемалась от ранения, почти оклемалась от падения с лестницы. Напилась молока с кровью. С его, Флёровой, кровью. Что, между прочим, было первым и последним разом. Теперь можно было продолжать обучение.
Они шли по мокрой мостовой. Ритца ступала почти бесшумно, едва различимо шлепала босыми стопами по камням. Флёр умел ходить тихо и неслышно, но сейчас не желал этого делать. От погоды и своих мыслей он вновь превратился в раздраженного волка, готового сожрать любую подвернувшуюся под руку курицу. Его сапоги ступали с характерным топотом, даже в чем-то грузном, выдававшем немаленькую статуру демона.
Когда они вышли на круглую площадь с фонтаном в центре, стало уже светлее, и Флеурис мог видеть и сам, куда идти. В общем, он знал это и теперь пошел быстрее, обогнав тифлинга на полшага. Это по крайней мере дало ей понять, что дальше вести ей не нужно.
- У тебя будет задание, - проговорил демон, остановившись перед гостиницей, не во всех окнах которой горели окна. Флёр сплюнул воду, отер лицо тыльной стороной ладони и продолжил, - тебе предстоит договориться с хозяином гостиницы насчет комнаты. И сделать это нужно... кхм... бесплатно. Сумеешь? - Флеурис хитро взглянул на девчонку, в мыслях уже сказав себе, что она провалится, как всегда. Выбить комнату на двоих за красивые глазки - это еще уметь нужно. А тут еще и тифлинг, которых на юге , вблизи земель морских эльфов, не терпят куда больше ,чем  в том же Леммине. Впрочем, на тифлингов не бросаются с копьями и мечами, а вот рявкнуть "пошла к черту, отродье" вполне могут.

Осилит или не осилит подобное задание Ритца, решать ей было уже времени в обрез. Флёр вошел в просторный холл и отряхнулся, как пес, выбравшийся из ванной. Холл был полутемным, освещаемым лишь парой ламп и свечей. За колченогим столиком сидел бородатый мужик весом явно больше ста килограммов, а ростом едва дотягивал Флёру до подбородка. В общим, эдакий шарик на ножках. Он с явным подозрением покосился на странных посетителей. Флёр-то ладно, он как человек, особого внимания не заслужил. Что зря. А вот тифлинг с ним рядом вызывал уже ряд пристальных взглядом. Демон в приглашающем жесте предложил Ритце идти вперед.

+1

136

Особого выбора полукровке не предоставили, и потому та лишь в мыслях сетовала на то, что несколько странно видеть кумиром существо, которое может столько всего сотворить, но не может такой банальщины: видеть в темноте. Ритца, к примеру, понятия не имела, как бы выживала без этого весьма приятного качества. Учитывая ее стратегию, что заключалась во внезапной атаке со спины, то именно в ночное время идеальны были вылазки. Если бы она зависела от света, то пришлось бы весьма и весьма несладко.
Но делать нечего, потому пришлось выступить верным поводырем для демона, направляя его; следя и за своим машрутом, и присматривая за Флёром, потому что тот едва ли оценит, если окажется в слишком глубокой луже, промочит ноги или, не дай демоны, свалится в грязь.
Дальше стало проще; как проявился некоторый намек на свет, так Флёр прибавил шагу, догоняя и затем уже обгоняя полукровку. Его нерадушное настроение (а какое еще может быть в такую погоду?) она словно чувствовала, а потому вела себя притихше, сдержанно и ступала плавно, чуть склонив голову: один в один ручная зверушка, для которой уже и поводок не нужен, достаточно самую малость повысить тон, чтобы вернуть послушание.
В своих мыслях Ритца уже вовсю пыталась угадать, когда и каким образом свалится очередная напасть на рогатую голову, что за урок готовит ей демон. Или он не готовит, а всё это получается спонтанно? Как ни странно, а выданное задание не заставило тоскливо вскинуть глаза к небесам, как-то горестно вздохнуть или еще каким образом проявить свою досаду. Более того, у тифлинга даже промелькнула какая-то идея, к которой она пока лишь присматривалась. За такое можно и от демона огрести, и еще неизвестно в каких условиях придется крутиться.
- Увидим, - неоднозначно ответила полукровка, чему-то усмехнувшись вновь. Шестым чувством она осознавала, что Флёру можно угодить, если и провалить поручение, но сделать это красиво, устроив шоу. Главное, чтобы не забыл вытащить из очередных передряг... И главное, чтобы сделал это вовремя.

Вдохнув, словно собираясь идти на экзамен, Ритца проследовала следом за мужчиной, настороженно выглянув из-за спины демона. Хозяин показался ей странным, она бы и гномом его посчитала, но... Кажется, нет. Видимо, что дела тут идут успешно, если удалось отожраться до такого состояния. На короткий миг тифлинг замерла, словно бы оценивая ситуацию... Покосилась на демона, словно желая убедиться, что и его увидели, осмотрели, что он никуда не собирается пропадать. А потом ступила вперед, обходя Флёра по дуге. Замерла она, впрочем, почти за полтора метра от хозяина, словно бы из уважения к нему: мол, да, я отродье демона, но близко не стану подходить, не бойся.
- Приветс-ствую в эту темную ночь, желаю здравия тебе и твоим детям, - склонила голову Ритца в своеобразном поклоне, давая человеку понять, что он тут хозяин положения. - Так вышло, - слащавым, совершенно чужим голосом продолжила тифлинг, - что с-с моим с-спутником мы едва-едва прибыли в этот чудный город. И вот дос-сада, нас-с ограбили в пути, отобрав вс-се с-сбережения. Не будете ли Вы любезны, - преклонила голову вторично, продолжая вещать медовым голоском, - предос-ставить комнату с-с... отс-сроченной оплатой? Взамен же, - тут белые глаза как-то азартно и насмешливо блеснули против ее воли, - мой с-спутник, пока мы не обзаведемс-ся деньгами вновь, готов любыми ус-слугами возмес-стить этот долг на время. Наколоть дрова, помочь на кухне, конюшне, - что угодно, - блин, кажется, что она сейчас засмеется. Нет-нет-нет! Держать роль, держать роль! Впрочем, сейчас вмешается Флёр. Три развязки нынче видела для себя полукровка:
- демон волшебным образом смотался, превратился во что-то или делает вид, что "она не со мной, я ее не знаю!"
- демон сейчас психанет и рванется ей что-то отрывать, ибо какого демона тут происходит!
- ее сейчас пошлют на кудыкину гору.
В общем-то, в успех своего задания она не верила. Тем более, что и бесплатно заполучить комнату не удалось: так или иначе, а взамен она откровенно нагло предлагала услуги Флёра... Тем более, что рабочего характера. А вот нечего ему делать невесть что!

Отредактировано Ритца (13-06-2015 00:19:49)

+1

137

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Что там собралась Ритца увидеть, бес ее разберет. Уж Флеурис точно обозначил для себя, что ее сообразиловки не хватит и на этот раз, чтобы провернуть всё гладко и без эксцессов. Он догадывался, что она начнет уговаривать, давить на жалость, рассказывать, какие они сирые и убогие.
"Ну да, конечно. Здоровенный мужик в приличной одежде без намека на синяки и ушибы вдруг оказывается ограбленным бандитами. Да еще и тифлинг елозит рядом. Нет, ну Ритца-то, конечно, относится к сирым и убогим, однако даже спьяну ни один уважающий себя человек не станет помогать тифлингу", - демон посмеивался, предоставляя своей спутнице право выкручиваться из ситуации.
То, что она слишком быстро согласилась и даже не стала возражать против подобного задания, уже выглядело подозрительным. Ну не настолько Ритца успела покориться Флеурису, чтобы безмолвно и безропотно выполнять все его, как она, должно быть, считала, прихоти. Поэтому демон хоть и веселился с этого цирка, но держал ухо востро, как бы девчонка не выкинула какой штуки. Впрочем, всё, что она могла выкинуть, отразилось бы всецело на ней. Флёр надеялся. что она это прекрасно понимает. Уж ей ли тягаться с демоном? Который, к слову, начинал терять терпение, когда легкая, по его мнению, работенка затягивалась дольше, чем то должно было быть, и оттягивала встречу Флеуриса с обольстительными красотками одного известного заведения.

- Приветс-ствую в эту темную ночь, желаю здравия тебе и твоим детям.
"Который она сожрет, не моргнув и глазом, едва только увидит на горизонте", - фыркнул от смеха Флёр в кулак. То, что пыталась разыграть Ритца, совсем не вязалось с ее кровавой славой маньячки, и в остальном актриса из нее была куда хуже, чем та же маньячка.
- Так вышло, что с-с моим с-спутником мы едва-едва прибыли в этот чудный город. И вот дос-сада, нас-с ограбили в пути, отобрав вс-се с-сбережения.
"Ага, и зсссубы тебе вссссе повыбивали заодно, потому и шепелявишь", - мысленно перекривлял ее Флёр. Ему пришлось отвернуться в сторону окна, ибо смех начинал прорываться наружу сдавленным хрюканьем.
- Не будете ли Вы любезны предос-ставить комнату с-с... отс-сроченной оплатой?
Ее подобострастный и заискивающий тон до невозможности раздражал.
"И какой дурак поведется на это? Вот попробуй только скажи мне что-нибудь так, сразу твой шепелявый язык в узел завяжу".
Хотя сам Флеурис, когда ему нужно было решить какой-то вопрос не силой или магией, а разговором, тоже, бывало, мог прибегнуть ко всяким актерским штукам. Изобразить из себя немощного и калечного, старика и бродягу, одноногого или однорукого. Благо, трансформационные возможности демона позволяли творить всякое с телом.
Надо сказать, что хозяин гостиницы как раз не был дураком, чтобы вестись на подобный бред. У него была вполне презентабельная гостиница, и пускать оборванцев без копейки, которые не могут заплатить даже за охапку сена и место в свинарнике, не собирался.
- Нет. У меня не благотворительный постоялый двор. Идите в корчму "Козьи ворота", там Джо всех подряд принимает.
Но этот хозяин еще не дослушал. И Флёр пока не собирался после одной попытки снимать Ритцу с этого задания, поставив ей мысленно галочку "провалено". У нее еще было несколько возможностей переубедить мужика. Она, в общем-то, ими и решила воспользоваться.
- Мой с-спутник, пока мы не обзаведемс-ся деньгами вновь, готов любыми ус-слугами возмес-стить этот долг на время. Наколоть дрова, помочь на кухне, конюшне, - что угодно, - снова залебезила полукровка.
От такой наглости Флёр на мгновение даже перестал беззвучно ржать в кулак и удивленно воззрился на Ритцу, прикидывая, поменять ей башку с задницей местами прямо тут или сначала обустроиться в комнате. Хотя чего там.. она пыталась выкрутиться, как могла. Ну а демон решил пока не предпринимать убийственных ответных методов, впрочем не собираясь в то же время оставлять подобную наглость безнаказанной. Он подошел к мужику, наклонился, ибо сам был куда выше его, и прошептал ему на ухо несколько тихих слов. Таких тихих, что Ритца, как бы не напрягала свои любопытные длинные уши, расслышать не смогла. Затем хозяину гостиницы понадобилось несколько десятков секунд, чтобы взвесить все "за" и "против". Его маленькие свиные глазки из-под кустистых рыжих с проседью бровей перебегали с Ритцы на Флёра и обратно. А после, сфокусировав  все-таки свой взгляд на демоне, он медленно закивал. Порыскал в одном из огромных многочисленных карманов своего фартука и выудил оттуда ключ.
- Под лестницей свернете в коридор направо. Третья дверь.

Ухмыльнувшись, Флеурис кивнул Ритце следовать за ним, а проходя мимо, звонко шлепнул ее по заднице.
- В следующий раз, дорогая моя, договаривайся исключительно за свои услуги, - с плотоядной улыбкой проговорил демон, когда они уже зашли в предоставленную комнату и дверь следом закрылась. - Вот тебе еще один урок. Сегодня ты раздвигаешь свои ножки перед хозяином, а он будет иметь тебя столько часов, сколько пожелает. Око за око.

+1

138

Ритца до последнего ожидала какого-то подвоха: или что заместо Флёра окажется рядом какая-нибудь тифлинг в почтенном возрасте - эдакая родная бабулька, которую срочно надо устроить в комнате, или просто демон испарится, или... Да она никогда в жизни не сможет предсказать, что он выкинет в следующее мгновение! Полукровка с сомнением пришла к выводу, что в детстве, оказывается, сама она была очень тихим, милым и послушным ребенком. Будь ее активность и хаотичность хотя бы вполовину сравнима с Флёром, то матушку в могилу она свела бы самостоятельно.
Демон за спиной хмыкал, она слышала, но старательно не обращала внимания, продолжая ломать комедию. Зато стоило ей выдать свой ключевой аргумент, то бишь пообещать сдать Флёра на все-все-все общественно полезные работы, как на мгновение повисла очень звенящая тишина. Ритца испуганно прикусила губу, уже готовая вякнуть, что пошутила, не надо ей сворачивать шею.
Флёр прошествовал мимо нее, на всякий случай полукровка, которая уже успела пожалеть о своей выходке, поспешно склонила голову, прижимая уши, но исподлобья поглядывала на мужчину, который что-то шептал хозяину. Тифлинг настороженно вслушивалась, прянув ушками, но слова и смысл никак не могла уловить. Предчувствуя что-то крайне нехорошее: может, что ее сейчас снова сдадут под стражу, она нервозно было глянула в сторону двери, но не сдвинулась с места. Еще больше напряглась Ритца, когда внезапно им выдали ключ, указав комнату. Нет, очередному провалу задания она не удивилась и не огорчилась, а вот последствия своего промаха и дерзости узнавать боялась.
Звонкий хлопок оказался внезапным, отчего полукровка в буквальном смысле слова подскочила на месте, а потом обиженно засопела, потирая место неболезненного, но наглого удара - впрочем, если таким образом выражалась оплеуха (точнее, оплежопа), то ничего страшного не случилось. Правда, не верила девчонка в то, что всё разрешилось так просто. В общем-то, правильно, что не верила.

- А ты не уточнил в задании, - пыталась парировать наезд на себя Ритца, но последующими словами оказалась просто напросто обезоружена, ошарашена и словно бы облита... Нет, уже не холодной водой, а именно, что дерьмом.
- Ч-что? - мгновенно пропала вся ее спесь, а голос сменился на какой-то испуганный лепет. - Ты... Ты же шутишь?
Надо заметить, что при всей своей блудливости и похотливости, тифлинг ненавидела сутенерство, которое лишало права выбора. Да, полукровка не видела ничего зазорного в том, чтобы дарить (и обычно попутно получать) удовольствие за деньги, но сама она была придирчива в выборе... Клиентов для себя на ночь. Да, вкус ее порой выделялся от общепринятого. Какого-то юного тифлинга все могли шугаться и брезговать даже стоять рядом с ним, в то время как Ритца в потомке демона увидит привлекательные для себя во внешности стороны. Но никогда, даже будучи на самой мелкой мели, она не переступала через собственную брезгливость, отдавая себя какому-то уроду, лишь бы получить денег. Тогда легче убить... Да еще и на таких подработках полукровка всегда была сама по себе: больше риска, больше опасности - ведь никто не прикроет, но зато и деньги доставались только ей.
- Anyaro*, - выдохнула тифлинг, опускаясь на одно колено перед Флёром. - Я поняла с-свою ошибку и неправоту. Не надо, - тихо добавила она, склоняя голову и глядя на пол.
Символизм в поведении Ритцы играл достаточно весомую роль, вот только многое из поведения, слов и прочего были не так понятны тем, кто имел с ней мимолетное дело - здесь в чем-то и проявляли себя инстинкты, подчинение сильному и его власти. Разве что знающие ее тесно обладали представлением, что кроется за разными ужимками и тем или иным жестом; порой как раз такие и закладывали в нее очередное действие, поступок с определенным значением, учили. Сейчас тифлинг как умела, как научили в банде демонстрировала свою покорность и раскаяние, надеясь повлиять на волю лидера. Более того, даже выудила из памяти обращение на эльфийском - языке, где помнила от силы несколько слов и фраз, ну и иногда интуитивно понимала смысл обращения на нем к себе. Как ни странно, но именно это слово, на говоре гордых остроухих предпочитал слышать главарь ее стаи, а не на родном своем - гномьем. Ритце-то в общем было плевать как обращаться. Сама она ни разу не преклонялась перед вожаком, потому что или ловко скрывала свою вину, или как-то удавалось спихнуть ее на обстоятельства или иных лиц. Уважалась и личная гордость - честь каждого, кто был в их банде: именно потому позволительно было преклонить одно колено, а не бухаться на оба или вовсе падать ниц.
Тифлинг даже не вдумалась, поймет ли демон всего смысла этого жеста, проникнется ли. Отвращение и ужас переполняли ее, стоило вспомнить свинячью рожу хозяина, которого она, по мнению Флёра, должна к себе подпустить... И ублажить.

* Старший.

Отредактировано Ритца (28-06-2015 13:16:09)

+1

139

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Смотреть на выражение ее лица после того, как Флёр поведал ей, насчет чего договорился, можно было вечно. Вот только что она, выпятив грудь колесом и растопырив уши, была горда собой и провернутой операцией, мол, ну как же, я договорилась, я выполнила задание, я такая молодец! А через секунду словно даже в размерах съежилась, поникла, скукожилась. Она была готова отправить Флеуриса на полевые работы - сажать картошку, носить воду из колодца, чистить свинарник. А сама, должно быть, в это время стояла где-нибудь рядом, сложив ручки, и ехидно ухмылялась. Но демону даже не пришлось долго заморачиваться над своим ответом нахальной выскочке. Его импровизация работала, как часы. И ответ сложился в готовое решение почти сразу же, как Ритца договорила своё предложение, а хозяин гостиницы остановил вопросительный взгляд на фигуре демона.
Так что же теперь не так?
- Нет, не шучу, - несмотря на то, что губы мужчины не отпускала улыбка, говорил он вполне серьезно. И тут уж либо он действительно шутит настолько умело, что никаким "ну лааадно, давай раскалывайся" его не пробьешь, либо действительно не шутит. Последнее куда вероятнее. - Почему тебя возмущает так то, что я воспользовался твоим же ходом?
Флеурис прошел в комнату и уселся на кровать, лицом к тифлингу, широко раскинув ноги и упершись локтями в собственные колени.
- Ты распорядилась мной так, словно имеешь на меня какое-то право. Я сделал то же самое. Мое предложение оказалось более уместным, ведь работников в "Синей медузе" хватает. А вот со шлюхами проблемы. Что тебя расстраивает? Ты же была шлюхой и сама не стесняешься говорить, что не гнушаешься спать за деньги.
Избирательность в работе проститутки Флёр не понимал. Какая разница-то, кто сует тебе в трусы деньги? Старый и страшный или юный красавчик? Старый и страшный, быть может, наоборот, обрушит на тебя всю свою неизрасходованную нежность, да приплатит за то, что терпишь его омерзительность. А из самовлюбленных красавчиков получается куда больше извергов. Еще и зубы выбьют, и рога переломают.
"Кстати, - демон встрепенулся на секунду, - а не пора ли мне в путь?"
Стоило только подумать о борделе, как тело словно бросило в жар.

Он сидел, когда рогатая голова со спутанной мокрой гривой вдруг опустилась перед ним в покорном смирении. Флеурис поморщился, услышав эльфийскую речь. Заносчивых остроухих ублюдков он не очень-то жаловал. Бывал по мере надобности в их краях, но в свое удовольствие предпочитал навещать людские города. Там жизнь кипит быстро, бурно. Люди, смертные дети Имира, спешат жить и всё успеть за те короткие десятки отведенных им лет. Потому демон всегда говорил на всеобщем, хотя знал множество языков, изучив их в течение тысяч лет.
- Ладно, - попросту ответил Флёр. Не стал даже спорить и настаивать на своем. Спустя пару мгновений лишь пояснил спокойным, ровным голосом, - я не наказываю тебя твоим же действием, а пытаюсь научить. Мне всё равно, если ты будешь меня ненавидеть или презирать. Я слишком давно живу, чтобы чувства смертных меня задевали. Но я пытаюсь научить тебя доверию. Мне не нужно, чтобы ты выслуживалась передо мной. Мне не нужны твои извинения. Все эти слова ничего для меня не значат. Когда ты доверишься мне не потому, что не имеешь другого выхода или потому что тебе кажется это удобным, а потому что поймешь, что можешь это сделать... сама, по своему желанию... Тогда твое обучение можно будет закончить, - он поднялся и заговорил теперь совсем уже другим тоном. Не таким серьезным, а скорее шаловливым. - Мне нужно уйти. Когда вернусь, не знаю. Но для тебя же лучше, чтоб я тебя не искал.

+1

140

Учиться Зеркалом, когда ее же поступки применяли на ней, Ритца не любила. Пыталась извернуться, схитрить, тут же показать себя невинным зеленым пушистиком, которого обижать крайне подло. Не потому что была такой несообразительной к подобным урокам, а просто считала, что ничего такого нет в том, чтобы попытаться кем-то воспользоваться, сотворить ближнему своему пакость. Разумеется, что негодовала праведно на такое отношение в свою сторону, но ведь никто не запрещал и избранной жертве проявлять недовольство?
Но - обошлось. И Ритца отступила назад, поднявшись, когда услышала великодушное, небрежно кинутое "ладно". Мысленно подосадовала, что явно это была шутка, а она так легко поддалась панике. Шумно вздохнув, тифлинг волей-неволей слушала слова демона.
- Нет, - кичливо возразила она, правда в своих мыслях. - Я тебя не ненавижу, хотя ты гад иногда.
- Если они тебя не задевают, а тебя нельзя убить, как же тебя почти сломала та крылатая женщина? - встрепенулась Ритца, которой никак не давала покоя эта история. Флёр так и не ответил на тот вопрос, а полукровке... Ей было весьма интересно услышать о той, что едва не оказалась сильнее воплощения воздуха. Не то, чтобы видела в этой, вероятно, айрэс Ритца что-то особенное, не хотела взять пару уроков укрощения демона, но само наличие в этом мире подобного существа как-то интриговало, распаляя огонь любопытства. А интерес порой был сильнее страха, отчего можно предположить, что позднее попытки расспросить Флёра снова промелькнут...
А вот дальше она насупилась, как недовольный ребенок, капризно поджав губы.
- Нет! - мысленно взбунтовалась она. - Ты - вожак! А значит надо служить, угождать. И... - тут она запнулась в собственных мыслях, потому что от слов Флёра внутри как-то всё неприятно скрутилось.
Доверие полное в понимании тифлинга было на уровне принятия человека или кого-то там еще в свою жизнь. Учет каких-то его интересов, мнений и желаний, к которым она бы, не поверите, прислушивалась. В общем, доверие для нее предполагало какую-то связь; не обязательно сексуальную, родственную или какую-то еще, но просто потеря такого существа вместе с его доверием должна была принести душевную боль, которую Ритца терпеть не могла и откровенно боялась.
В восприятии полукровки, ей откровенно только что сказали, что подберутся поближе, минуют всю защиту, вплетутся в жизнь, а после нанесут колкий удар - кинут. Даже нет, хуже: она должна добровольно отдаться этой боли, не сопротивляясь и идя навстречу. Стоит ли говорить, что в глазах ее промелькнул самый настоящий испуг, словно Флёр пророчил ей страшную смерть от своих рук и посвятил не один десяток минут пикантному описанию, что именно и как будет делать?
Пребывая в некотором шоке от сказанного им, пытаясь как-то всё осмыслить, попутно пробежаться по собственной защите от всяких колкостей, подлостей и излишних симпатий, чтобы укрепить ее, внушить себе непринятие много чего и добавить шипов, Ритца кивнула скорее на автомате, что да, поняла, хорошо, иди.
И очнулась она только когда услышала хлопок дверью. Выдохнула. Зарылась пальцами в копну мокрых волос, нервозно наворачивая пару кругов по комнате. Ничего не понимала, как обычно.
- Но он говорил, что хочет научить выживать! Я... Как так? Я не хочу! - обескураженно металась Ритца в своих мыслях, чувствуя себя зверем на бойне, который носится по прочной клетке, хватая прутья зубами, но не в силах вырваться. И тем страшнее паника, когда приходит осознание, что очередь на его жизнь с каждой секундой ближе.
Безумно, дико боялась тифлинг каких-то чувств, каких-то привязанностей. Она добровольно не искала себе место, которое назовет домом. Потому что дом можно испепелить, сжечь, разрушить, и это будет словно удар по ней самой. Ритца не пыталась с кем-то построить прочных отношений, найти спутника жизни. Потому что он живой, а значит может умереть, предать, уйти, может что-то требовать... И снова удар по этому будет равноценным удару по ней, если не еще больнее. Она нарочно спала всегда одна, демонстрируя границу между собой и кем-то. Часто предпочитала пропасть для избранника на одну ночь навсегда после совместных страстей. Впрочем, секс уже давно не казался чем-то особенным, не связывал ее ни с кем. В конце концов, если ты однажды поел в таверне, ты же не будешь фанатично кормиться лишь там, просто потому что именно это место стало для тебя избранным? Нет, если как-то действительно понравилось, то вполне можно заглядывать почаще, баловать себя, но... Нет. Горстка денег, пара тряпок и плащ - всё, что ей нужно. Пожалуй, что так. И какие-то связи, которые построены на взаимной выгоде. Не больше.
И доверие относилось к этим же категориям. Полукровка знала, что весьма успешно не просто вжилась, но стала единым целым с образом жестокой твари, которой плевать на всё. Но помнила она, что любила больше всего на свете родную мать, а значит способна чувствовать. Встречались те, кто говорил, что мертв душой и сердцем, но сама она им не верила. Мертвые не умеют бояться, чего-то желать и хотеть. А она - умеет. Значит, что может стать уязвимой и как-то иначе. Ритца, честно говоря, весьма ценила и то, что вещей своих у нее всегда было минимум. Хотя могла завидовать тем, кто живет во дворце, обладает уймой роскошных цацок и откровенно шикует.

Помедлив, Ритца припомнила последние слова Флёра перед уходом. Кажется, что запрета покидать комнату в них нет, а сидеть тут одной ей было боязно. А если правда придет хозяин, и демон не пошутил?..
Но неизвестно, сколько времени имеется в ее запасе. Тифлинг неуверенно подошла к столу, размышляя. Оставить записку она не сможет, но может накарябать знак. Что полукровка и сделала, царапая несколько черточек на деревянной поверхности. В переводе: дай мне побыть одной недолго, я вернусь. Впрочем, поймет ли Флёр? Ритца фыркнула, когда представила, что демон глянет на это, решит, что ее похитила какая-то банда и оставила свой знак.

картинко хД

http://sh.uploads.ru/M62f9.jpg

Выбралась наружу она через окно, прикрыв его за собой и досадуя, что дождь продолжал лить. С другой стороны, у нее больше шансов оказаться незамеченной. Как ни странно, а двинуться полукровка решила за Флёром, опасаясь, что припрется тот жирный кабан и начнет домогаться. А так... Ну покрутится она поблизости от места, где будет демон, а потом тихонько вернется раньше него в комнату. Ничего страшного.
Флёра она увидела уже отсюда и поспешила скорее спуститься вниз, на землю, покуда никто ее не заметил. Впрочем, он же уверен, что в такую погоду полукровка носа не высунет по своей воле на улицу, отогреваясь. Вот и незаметной тенью, постоянно опасаясь оказаться обнаруженной, следовала за демоном Ритца, старательно держась темных участков: внезапно она порадовалась, что в темноте Флёр не видит. Попутно и дорогу старательно запоминала, чтобы вернуться быстро в случае чего, а не плутать по закоулкам.
Что за заведение, за дверью которой скрылся Флёр, тифлинг не знала - в этом районе ей не доводилось бывать. Некоторые окна там горели, и полукровка решила, что это, наверное, другая таверна, куда демон зашел кого-то навестить. Помешкав, она решила подобраться к окнам; украдкой позаглядывать, чтобы увидеть того, к кому пришел Флёр.

+1

141

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Флёр на самом деле совсем не пошутил. Он действительно отдал Ритцу тому жирному трактирщику и глазом бы не моргнул, когда тот пришел бы за обещанным. Но так же легко и просто демон мановением руки и от своей широкой души выдал тифлингу наспех и отпущение грехов. Правда, теперь надо было подумать, как объяснить эти перемены мужику, которому явно будет мало слов "ну извини, так уж вышло, мы передумали", особенно после того, как посетители бесплатно воспользовались гостеприимством заведения. Флёр, в общем-то, совсем не об этом сейчас думал. Об этом он задумается много позже, когда придет час расплаты. К тому же он придет за Ритцей, вот пусть девчонка сама и выкручивается. Может сбежать. Может найти где-нибудь денег и откупиться. Да черти ее разберут, чего она может, а чего - нет. Демона сейчас волновало совсем иное.

Вывеска над дверью, куда он пришел, была нейтральной "Кельмирские штучки". Ну точнее, можно подумать и о чем-то фривольном, когда знаешь, что за этими стенами скрывается. А можно решить, что там какие-нибудь товары по бытовухе или оружию. Ну или вообще мало что может привлечь Флеуриса в городе ночью под разрывающей небо грозой! Да так привлечь, что он наспех покинет удерживаемую до сих пор полукровку и даже не прикажет ей сидеть в комнате и не высовываться.
Флёр переступил порог "Штучек" и встряхнулся, разметав дождевые капли в стороны. Навстречу уже спешила матрона. Ее пташечки называли то маман, то матерью, то стервой бездушной. Но вот "матрона" подходило ей куда больше. Высокая дородная женщина, размалеванная яркими красками, в цветастых тряпках. Она еще хранила остатки своей былой красоты и наверняка раньше, будучи юной девушкой, работала шлюхой и сама. Хотя, может, обслуживала еще кого-то из своих старых клиентов, которые постарели вместе с ней, но не забыли ее мастерства. Впрочем, Флеурис древними кошелками и сморщенной кожей не прельщался. Мужчина он был высокий, подтянутый, можно даже сказать, что весьма приятной наружности (то бишь такую внешность напялил и уже некоторое время "носил" без изменений). Может быть, не писаный красавец, но какое-то очарование всё же присутствовало. И естественно, такому мужчине нужна под стать девушка. А можно даже две.

Комната была в темно-бордовых цветах с нежно-лиловыми вставками. Он зашел в сопровождении одной (решил все-таки на сегодня ограничиться так) дамы в откровенном наряде, не вызывающем сомнений в роде ее деятельности. Она была готова сразу же приступить к делу, но Флёр чуточку задержался, заприметив на столе бутылку с каким-то пойлом. Куда ж без этого. Еще не успев открутить пробку, он почувствовал, как тонкие женские ручки проскальзывают под его мокрую рубаху. Ох уж эти работницы домов терпимости... они знают свою работу.

+1

142

Далеко не одна томительная минута прошла, прежде чем Ритца сумела добраться до нужного окна. Дождь мешал, холодил и лишал обзора, напрочь отбил обоняние, а кроме того стена здания оказалась неприятно скользкой, отчего пришлось полностью сосредоточиться, чтобы не сорваться. Полукровка заглядывала в разные окна; все они были закрыты, многие занавешены и лишь некоторых из них могли похвастать таинственной жизнью в недрах комнат. Первоначально, услышав томные вздохи, страстные вскрики и прочие схожие звучания, тифлинг не восприняла всерьез происходящее: в конце концов, что такого, что парочка желала уединиться и насладиться близостью?..
А вот потом... Она все-таки увидела Флёра в обществе женщины. Оба уже были без одежды, так что некстати заглянула Ритца в достаточно пикантный момент, зато обладала всеми шансами оказаться незамеченной; тем более, что лишь самый краешек окна не закрывали шторы. Против своей воли полукровка замерла, не в силах отвести взгляда, хотя не замечала происходящего за стеклом: внутри на мгновение всё свернулось пылающим жгутом, обжигая и скручивая в бараний рог. Очередной рокот грома и вспышка молнии заставили ее вздрогнуть, а руки, что цеплялись за карниз, соскользнули; сорвавшись, тифлинг коротко что-то вякнула от испуга падения, но едва ли этот негромкий вскрик оказался замечен. Шлепнулась она в грязь и лужи, немного ушиблась, но ничего не сломала и не вывихнула; тут же поспешила отползти в ближайшие кусты, переводя дыхание. Сердце колотилось. Покуда озлобленный на обыденное пренебрежение организм восстанавливал незначительные повреждения, Ритца ошарашенно молчала, уставившись в никуда: уселась, подтянула к себе ноги, обхватывая колени. И злилась. Бесилась на Флёра и на собственное неравнодушие, не понимая его. Прекрасно знала саму себя тифлинг: ревновать могла лишь то, что действительно принадлежит ей. Таковых вещей было минимальное количество, именно поэтому по отношению к ним полукровка вела себя ярой собственницей, защищая то, что принадлежит исключительно ей. Демон представлял из себя лидера, пусть не полностью, но уже к такому восприятию тяготела Ритца, видела в нем вожака для себя, за которым можно следовать. Вся беда в том, что за таким нужно бежать, стараться поспеть, а ждать и вести никто не станет, едва ли Флёр заинтересован в подобном...
В какой-то момент тифлинг поняла, что причиняет ей боль. Обман. То, что в какой-то мере (по ее мнению) ей обещали близость в будущем, по обоюдному согласию. Тогда Ритца была готова переступить через себя, свой страх и отдаться, а в данный момент и вовсе ощущала себя обокраденной. Она зажала уши, оскалившись и позволяя из горлу вырваться приглушенному рыку. Никто не услышит ее, а так стало самую капельку легче. Полукровка и шлюху бы, что сейчас стонет в объятиях Флёра, уничтожила, но не видела смысла. Зачем? Он поимеет ее и, наверное, забудет уже на следующий день. А вот ей, Ритце, помнить про этот момент, знать о нем и продолжать спать рядом, мечтать укорениться в своем статусе и заполучить свою порцию ласки. Кто бы мог подумать, что тифлинг будет желать своего бывшего врага и мучителя, от которого еще недавно желала сбежать?
И то самое чувство, что ее обокрали, больше всего ранило. Как это ни смешно, но именно к сексу полукровка относилась трепетнее всего. Да, она позволяла себе спать за деньги и ни капли этого не стыдилась, но выбирала тех, к кому тянется душой и телом. Да, она не была ярым экспериментатором, пусть и не являлась закрепощенным бревном, и в какие-то постельные моменты была принципиально категорична, но не могла не овладеть весьма хорошим уровнем искусства любви за счет своего возраста и количества любовников. И самое смешное было то, что момент страсти подсознательно Ритца считала пусть не священным, но близким к тому в своем восприятии. Тифлинг могла напасть и убить до секса, после секса, вместо секса в конце концов, но никогда не смела покуситься на целостность партнера в момент, когда оба становятся единым целым. Одно можно посчитать исключением: тот эпизод, когда безбашенная девчонка рванулась поцеловать Флёра в губы, чтобы отвлечь его от удара когтями прямо в горло...

Полукровка поднялась на дрожащих ногах, невесть зачем пытаясь отряхнуться. Закусила губу, зло глянула в сторону того самого окна, а потом развернулась и бросилась бежать; как раз туда, куда глаза и глядят: к выходу из города. Нет, она вернется, никуда не денется. Но пока внезапно скопившуюся злобу хотелось выплеснуть, бег для того идеально подошел.

+1

143

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
... тонкие ручки проскальзывают под мокрую рубаху. Острые коготки слегка царапают кожу, настойчиво пытаясь привлечь к себе внимание. Почему это Флеурис его больше уделяет бутылке и вину? Когда он пришел в бордель явно не для того, чтобы напиться. Однако обладательнице роскошного тела не пристало торопить клиента, если он оплатил наперед всю ночь.
Всю ночь? Да, демон о Ритце явно забыл на всё это время. И знатно бы удивился, если б узнал, что это ее любопытные глазки подглядывают через окно. Он даже не думал, что тифлинг может последовать за ним. Наоборот, считал, что она хочет остаться без его общества хоть раз, и предоставил ей такую возможность.

Дождь продолжал молотить по подоконнику и стеклу. В отличие от Ритцы, демон любил засыпать не один. Ну понятно, что кого попало в свою постель он не тянул (сейчас то редкое исключение, когда в этом амплуа была местная шлюха. Впрочем, она была весьма недурна и внешне, и в своих умениях), однако после занятий сексом Флёр предоставлял своему человеческому телу отдых в объятьях женщины, разделившей с ним удовольствие. Сейчас она мирно спала, положив голову ему на живот. Флёр задумался, глядя на макушку с копной переливающихся золотом в свете масляных ламп волос. Он даже не выбирал эту девушку, просто посмотрел на предоставленные ему портреты и ткнул ту, на которой взгляд задержался чуть дольше. И теперь, когда дело было закончено, девушка спала, тело отдыхало, демон вдруг негромко выругался. Со злостью на самого себя. Она ведь почти что копия Рены. Ну, айрэс всяко красивее и изящнее и явно никогда не торговала собой, плюс ее светлая аура попросту жгла все демонические фибры души, но внешне тут и к гадалке не ходи - эта шлюха была очень похожа на Рену.
"Дурак", - мысленно двинул он себя по шее. Даже сейчас, спустя полвека после того знаменательного пожара и после того, как он последний раз видел айрэс, он всё еще помнил и думал о ней.
"Я буду ждать" - ее последние слова, которые были обращены к нему.
Флёр дернул головой и назвал себя еще раз дураком. Ритца так интересовалась, кто же та женщина, что сломала его. Сломала, подчинила, заставила демона ощутить всю гамму чувств, от которых он бежал тысячи лет. А теперь он лежит тут в постели с той, которая так похожа на Рену и этим вызывает у него идиотские воспоминания.
Руки Флёра легли проститутке на голову...

Когда демон оделся, то даже не смотрел в сторону кровати. Слишком уж там много крови. Он был зол на самого себя. И даже то, что вот таким неблагородным образом отделался от части своих воспоминаний, не помогало. Флеурис вымыл руки в вине и досуха вытер их о штору. Какая разница, что там он оставит красные разводы, когда на фоне всего остального колорита они явно потеряются.
Воспользовавшись телепортацией, демон оказался в комнате в "Синей медузе" и с удивлением увидел, что Ритцы тут нет.
"Сбежала?" - то ли с досадой, то ли с облегчением подумал он. Она не вызывала у него тех чувств, которые заставляли его отрывать блондинкам головы, но вызывала другие. - "Я же сказал ей, что для нее же лучше меня дождаться!"
Может быть, это очередной урок, который Ритца провалила? Ну и что будет делать демон? Конечно, он ее отыщет. Магия потянулась во все стороны, хотя дождь мешал этому и нервировал Флеуриса, вспоминающего Флаида всякий раз, когда видел воду.

+1

144

Ритца бежала. Давно так не неслась вскачь как какая-то газель ото льва или кто-то еще. В беге она видела спасение от злобы и обиды, отчего готова была загнать себя так, что потом не один час валялась бы на боку, жадно вдыхая воздух в пылающие огнем легкие; наслаждаясь возможность отдохнуть, когда всё тело беспощадно ноет, а на прочие чувства и мысли плевать. Можно было взлететь на крышу ближайшего дома, начать передвигаться огромными скачками, но - нет. Бежать. По земле.
Впереди уже возвышалась городская стена, и полукровка лишь прибавила ходу, не намереваясь свернуть в сторону ворот, от курса к которым успела несколько уклониться. Ей было уже жарко, босые стопы шлепали по лужам, промокшие насквозь пряди челки вечно норовили прикрыть ей глаза. Тифлинг не унималась, зеленой молнией вскарабкалась в тот же миг наверх по скользкому камню, чудом осталась незамеченной никем, когда спрыгнула на землю уже по другую сторону. И, постояв несколько секунд, чтобы перевести дыхание, она бросилась бежать дальше: прямо в лес, который звал и манил ее.

Здесь было так же сыро и неуютно; но дождь сквозь кроны деревьев попадал значительно реже. Уставшая Ритца все-таки заставила себя зайти подальше, выжимая последние остатки сил и попутно восстанавливая дыхание на быстром шагу. Ладонью девчонка то и дело проходилась по проплывающим мимо древесным стволам; блаженно вдыхала грозовую свежесть и лесной запах, постепенно успокаивалась. Потом, недолго думая, вскарабкалась на здоровое и старое дерево, обустраиваясь на наиболее широкой ветке. Холод остужал разгоряченное тело, а завтра вполне может быть, что какую-нибудь гадкую болячку она подхватит. Ничего. Плевать. Ритца шумно вздохнула, в который раз откидывая прядь с глаз, опустила взгляд невольно туда, где кора была почему-то содрана... И вздрогнула.
Там был вырезан небрежный узор-орнамент; вырезан когтями, едва ли не век назад... Ее когтями.
- Нет... - вслух выдохнула тифлинг. - Не может быть... Нет!

Сил почему-то внезапно снова отыскалось с излишком. Сердце колотилось уже не от бега, когда Ритца неслась снова вперед, иногда взлетала на то или иное дерево, отыскивая следующую метку, которую выковыряла еще в детстве своими коготками. Мысли о Флёре, женщине с ним давно улетучились из ее головы, а внутри бушевала страстная буря из какой-то ностальгической радости и тяжелой, тоскливой боли.
Родной, полуразрушенный дом она увидела еще загодя и остановилась, ступив несколько шагов вперед по инерции. Замерла, словно от зрелища впереди ее отделяло невидимое толстое стекло, не пускающее вперед. Голова кружилась, а в глазах почему-то щипало, когда тифлинг с усилием делала каждый шаг по направлению к останкам. Да, за век с лишним ничего не должно было остаться от этого домишки, но - полукровка этого не знала, правда - он был создан не без помощи магии, а потому заведомо был прочнее зданий, что построены просто руками.

Ритца помнила, что бежала сразу, когда увидела тело; тогда с собой прихватила лишь нож. Она не нашла в себе сил вернуться, чтобы похоронить мать, проводить с почестями, но... Обойдя домик она увидела могилу; скромную, без изысков: камень-надгробие и ковер белых ароматных цветов, растущих перед ним. Внезапно обессиленная, полукровка опустилась на колени рядом, ткнулась головой в кем-то заботливо обтесанный булыжник с надписями на неведомом языке, сухо стукнулась рогами. Слезы вовсю текли, а дышать было так тяжело. Полукровка что-то шептала, словно не то молила прощения за столько несказанных слов и ошибок, не то просто бредила, внезапно впав в какой-то непонятный ступор, когда весь мир вокруг растворился, сузился до того, что находится перед едва видящими от плача глазами.
В какой-то момент боль просто внутри взорвалась, заставляя коротко взвыть, вскрикнуть; щекой Ритца терлась о камень, словно ласкающаяся кошка, которая никак не заполучит огрызок нежности в ответ. Как будто смертельно раненная или отравленная, грязная, мокрая и жалкая полукровка в буквальном смысле слова отползла под защиту дома; время затронуло его и изнутри, и снаружи: крыша прохудилась, сам он накренился, а внутри многое проросло, - вон у порога какой-то куст, к примеру - свили в углу гнездо и птицы. Ритца ничего не видела, ослепленная осознанием потери, кое-как она сумела вскарабкаться на чердак, где всегда жила; там было окошко когда-то, откуда она по утрам вылазила на очередную свою прогулку... Но сейчас здесь всё было пусто. Всё было таким родным, таким знакомым... И мертвым. Это оказалось безумно больно: вернуться туда, где некому и нечему тебя уже ждать. Правильнее всего было бежать прочь от этого места, с корнями вырывать воспоминания, но тифлинг свернулась в комок в углу чердака и рыдала безудержно, чувствуя себя как никогда уязвимой перед всем. Дело даже не в том, что можно было убить ее взмахом ножа; она чувствовала необъяснимую наготу, слабость к чужим словам, от которых уже умела закрываться. Кто-то что-то нагрубит - да, обидно и неприятно, но подуется слегка и забудет, а тут... Лишь сейчас Ритца вспомнила про Флёра, который мог уже озадачиться ее пропажей. Но как всплыл его образ, так сразу и растворился; тифлинг продолжала рыдать, задыхаясь и захлебываясь болью. Казалось, что всё ее тело пытается неведомая сила вывернуть наизнанку, словно фигурку из глины кто-то пытается перелепить. Повинуясь какому-то минутному и страшному порыву, в корне противоречащему инстинкту самосохранения, она полоснула когтями по левому предплечью, обагряя кожу множеством неглубоких царапин, что уже заполнились кровью. Вспышка физической боли помогла ровно на мгновение, и подобно пьяной, ничего не соображающая полукровка ранила себя снова; била не чтобы убить, а чтобы растоптать эту боль, загнать в самые темные уголки сознания. И, словно спятив, продолжала рвать; шипела, рычала и продолжала плакать.

Отредактировано Ритца (14-06-2015 13:40:05)

+1

145

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Тонкий след магии повел куда-то по улочкам Кельмира в сторону крепостной стены. Флёр коротко выдохнул. Он только что убил человека, а потом вернулся в свою комнату в "Синей медузе", как ни в чем не бывало. Он не просто убил человека, он словно бы убил Рену. И убивал бы ее снова и снова, лишь бы расстаться с воспоминаниями о ней.
Рука потянулась к мокрому оконному стеклу.  Флеурис толкнул раму, открывая окно, впустил свежий влажный воздух в комнату и вдохнул глубже.
- Так значит, смылась все-таки, - проговорил он тихо, обращаясь неведомо к кому куда-то в ночь. Ну нет, ведомо к кому. К Ритце, конечно. К кому же еще. Пока что он ее просто пытался найти. Первый порыв, правда, был - найти и оторвать ей голову. Потом Флёр вздохнул и решил, что нет, на сегодня хватит оторванных голов. К тому же он ведь обещал полукровке, что не убьет ее. Но не обещал, что не будет калечить.
- Нет, пусть уходит, - демон вернулся в комнату и плюхнулся на кровать. Если хозяин гостиницы сейчас постучится, то что ему говорить об отсутствии Ритцы и как расплачиваться за предоставленное жилище? Флёр не собирается колоть дрова и подметать двор, как то тифлинг наплела. Денег тоже не жаждет тратить.

Потом любопытство все же накрыло. Куда это она в ночь и по дождю помелась? Да еще и презрев все указания Флеуриса? Ну а демон отсутствовал не пятнадцать минут, время-то уже далеко за полночь. Можно было бы уже и вернуться. А что если с ней что-то стряслось? Или за время отсутствия Флёра хозяин гостиницы все-таки заглянул в эту комнатку и каким-то образом сумел забрать причитающееся и обещанное ему. Флёр продолжил искать. Магия теперь полетела во все стороны, отыскивая виляющий след Ритцы. Нужно было время, чтобы найти ее. И спустя показавшиейся Флёру вечностью несколько минут пропажа отыскалась в лесу близ Кельмира. Демон удивился. Чего бы это тифлингу там делать? Ну и правда, видимо, все-таки сбежала. Решила или проверить, получится ли у нее это сделать теперь, или вообще непонятно что она там себе надумала, когда совершила этот проступок. Конечно, он будет наказан. Ритце не сойдет с рук ослушание.
- Кажется, я только что дал ей понять, что не сержусь на попытку выставить меня бесплатным работником, как она решила найти себе новое увлечение. Видимо, все-таки следовало ее наказать. Ведь теперь она считает, будто я дал слабину, а потому можно вытворять всё, что ей вздумается...
Флеурис подошел к подоконнику и телепортировался на видимую часть улицы. Снова дождь опутал его со всей сторон. Он шлепал по лужам, ведомый следом своей магии. Добрался до того места, где Ритца перелезла через стену, глянул в сторону крепостных ворот, запертых сейчас и охраняемых. Потом перелетел по ту сторону стены и пошел дальше, в лес.

+1

146

Отупляли и слезы, и бессмысленная истерика. Множество маленьких царапин, что уже застывшей кровавой коркой покрывали обе руки, тоже умотали: организм черпает силы из нее для восстановления ран, а не берет откуда-то со стороны. Правда, Ритца не была неиссякаемым источником жидкости, а потому постепенно близился момент, когда слезы сами по себе перестанут течь. Дыхание было всё так же сбито, усталость и холод переполняли, но боль внутри продолжала упрямо грызть, словно пыталась высвободиться из заточения плоти и костей. Перевернувшись на спину, полукровка нашла в себе сил стянуть рубашку, которую подсознание требовало хоть как-то сохранить - выдано же Флёром. Да, ткань насквозь промокла и загрязнилась настолько, что первоначальный цвет уже не поймешь. Когти вспороли повязку, которая всё так же закрывала зажившую рану, оставшуюся от страшного удара топором и шипов того тифлинга. Полукровка исступленно смотрела на свою зеленую кожу, и вспороть ее, чтобы снова выжигать физической болью ту, что беснуется внутри, у нее не поднялась рука. Кое-как Ритца снова оделась обратно, никак не реагируя на мокрое и холодное прикосновение тряпки к телу.
Про Флёра она не думала, не вспоминала, уж тем более не догадалась, что тот как охотничий пес плетется по ее следу, чтобы проучить за непослушание.
Она кое-как подтянула себя к стене чердака, привалилась спиной, прикрывая глаза на короткое мгновение. Пыталась успокоить дыхание, которое скакало и спотыкалось, раздражая. Пыталась забыться, пропасть от реальности: хоть сон, хоть обморок, хоть что угодно. С какой бы радостью тифлинг отравила бы себя всем своим ядом, чтобы сходить с ума от бешеной игры звуков, запахов и света, метаться и мечтать сдохнуть, лишь бы прекратились ужасные страдания.
Сил идти куда-то не было, а жалобный вяк чувства долга, что нужно вернуться к Флёру, что нужно быть рядом с ним как он велел, был слишком незаметен пока что.
Глаза ныли, щипало очередным приступом рыданий, отчего Ритца тоскливо подняла взгляд к потолку, где как раз оказалась щель в крыше, сквозь которую виднелись кроны деревьев. Откуда столько слез? Вот как в ней, такой небольшой, помещается целое озеро этой мерзкой и соленой влаги? Полукровка перевела мутный взор на свои окровавленные руки. И внезапно поняла одну весьма странную вещь...
- Во мне все видят кровь демона, делают выродком и изгоем, - отстраненно размышляла тифлинг, словно находилась где-то далеко от собственного истерзанного и изможденного тела. - И они... Они не знают, что моя мать - лесная эльфийка. А почему я словно забыла про это? Почему я позволила себе слышать только их голоса, отстраняясь от другой половины?
Только вот что принесло ей сейчас это осознание? Да, она - гремучая смесь света и тьмы, сумеречное дитя. Но как-то так вышло, что не было у нее выбора, какую сторону принять. Вкус крови сызмальства был для нее важен и обладал притягательным зовом. И самое тоскливое было то, что обе полноправные стихии были для девчонки закрыты. Можно не напоминать, что всякое светлое существо наречет ее нечистью и пожелает умертвить. Но и истинная тьма станет насмехаться над недостаточно темным созданием, считая слишком слабым, слишком ничтожным... И справедливо считая.
Ко всему прочему начала беспощадно болеть голова; в частности, заныло в районе висков, словно рогатую башку что-то сдавило. Ритца тонко и глухо простонала. Если сейчас еще заявится Флёр, то ей конец. Демон не из тех, кто подставит свое плечо для слез, погладит по головке, утешит и на ручках понесет домой отпаивать чаем. Он, глядишь, еще передумает и отдаст ее лично в руки тому кабану. Впрочем, хотя бы сейчас она наконец-то вспомнила о своем гребаном лидере. Зато образ его и той женщины больше ничего не приносил в гамму чувств. И без того хреново.

+1

147

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
Путеводная нить уводила всё дальше и дальше в лес. Флёр уже начинал действительно беспокоиться. Что же могло случиться, что Ритца оказалась тут в такое время и в такую погоду? Она ведь не дурочка, должна была понимать, что от воздушного демона ей не смыться, пока он сам того не захочет. Он даже начал анализировать свои слова за последнее время, чем мог бы ее так сильно обидеть, что она, презрев все угрозы и грядущее наказание, всё же решилась удрать. И Флеурис приходил к выводу, что ничего такого особенного ей не сказал. С другой стороны... Ведь он не мыслит как женщина. А женщины зачастую сами себе придумывают сто причин, на которые можно обидеться.
"Да с чего я вообще переживаю, что чем-то мог ее обидеть? - возмутился демон уже от своих собственных мыслей. - На обиженных воду возят и в целом всячески эксплуатируют. Так что будет мне тут щеки дуть, враз по рогам отгребет".
Но даже такие "утешительные" мысли не смогли отогнать беспокойства. Флеурис был уверен, что Ритца умудрилась уже во что-то влипнуть. Ну у нее дар такой - искать себе неприятности на хвост и то, что выше. Флёр даже удивлялся, как же она до сих пор жива. И не лишилась ни одной из своих конечностей. И рога даже на месте. А вот Флёр с удовольствием поотрывал бы их, и ноги переломал, чтобы прекратила бегать.

Демон, тихо матерясь, шел через темный лес. В темноте Флёр не видел, а трансформироваться в какое-нибудь видящее без света существо то ли не захотел, то ли не догадался. Ему вполне комфортно было и человеком. Правда, сейчас человеческое тело мерзло, мокло, получало ссадины от колючих ветвей. Ноги шлепали по грязи, в которую превратилась земля после дождя. Сапоги начали подмокать. хотя подошвы были добротные, толстые, кожаные, а вот верх обувки частично тканевой, и через эту ткань как раз и затекала вода внутрь. Флёр пожалел, что не взял с собой какого-нибудь плаща. В общем-то обсохнуть ему труда не стоило, главное, прийти к какому-нибудь укрытию. Но это уже после того, как он отыщет Ритцу.
"И куда эта дура зеленая опять забралась?"
Рано или поздно Флеурис выбрался таки к какому-то дому. Подслеповато щурясь, демон пытался обнаружить какой-то вход. Поисковая магия говорила, что тифлинг схоронилась где-то в этих стенах. Флёр шваркнул молнией в крышу, благодаря чему на некоторое время окрестности осветились. Демон зашагал быстрее и спешно юркнул под трухлявую крышу. Это, как оказалось, был даже не дом, а остатки от него. Флёр прислушался. Кажется, в свисте ветра, шуме дождя и звоне капель он слышал и еще какие-то звуки. Пробираться внутри было еще тяжелее. Снаружи хоть какой-то свет был, а внутри этих развалин - ни черта не видать. Демон снова ругался, правда, теперь уже мысленно, чтобы звук его собственного голоса не мешал прислушиваться ко всему остальному.

Ритцу он все-таки нашел. Остановился, сам толком не понимая, как добрался до чердака. То ли помог себе магией, то ли как-то нащупал лестницу. Он не видел тифлинга. Зато прекрасно ее слышал. Она хныкала как маленькая девочка, которую поставили в угол и оставили без сластей. Флеурис был слишком черствым засранцем, чтобы начать выяснять причины произошедшего. Он стоил, подперев плечом дверной косяк, и глядел в ту сторону, где, как думал, была Ритца. Магия подсказывала, что она лежит. Тогда Флёр осторожно, чтобы не перецепиться через какой-нибудь хлам, подошел ближе и сел рядом. Молча. Откинулся спиной на стену и так застыл.

+1

148

Молнии она испугалась. Вздрогнула, на мгновение очнувшись, поджала к себе ноги еще больше, съежилась: ей показалось, что ветвистое электрическое щупальце, что промелькнуло на мгновение, почти заглянуло в дыру крыши, а значит могло и ужалить. Но какая молния, если дом находится под укрытием высоких деревьев?.. Впрочем, эта мысль даже не успела промелькнуть в рогатой голове. Помедлив, тифлинг снова выпрямила ноги, пребывая в состоянии поломанной игрушки: как швырнули, так и лежит.
С равнодушием Ритца вслушивалась в шаги и возню снизу. Да, слух исправно работал, улавливал чужую поступь, подсказывал расстояние и местонахождение источника этого шума. Будь она собраннее, то могла бы услышать демона еще на подходе к дому, как он шлепает по лужам и приглушенно матерится; причем, что некоторые словечки даже тифлингу были незнакомы.
- Сейчас он превратится в ветер, подхватит меня и швырнет наружу, - думала полукровка, но Флёр что-то продолжал возиться понизу, словно никак не мог отыскать вход на чердак. Вот и шаги, наконец-то.
- Значит, сейчас начнет орать и топать ногами. Чем-то врежет.
Но мужчина молча стоял в дверях, глядя в ее сторону. Причем смотрел так, словно не видел ее, а больше ориентировался на слух. С каким-то вялым недоумением Ритца увидела, что он в облике человека, грязный и в ссадинах. Промокший. Специально, чтобы попрекать ее поисками или по каким-то иным причинам не обернулся зверем, птицей или ветром? Девчонка вздохнула, прикрывая глаза.
- Не надо, уйди... Я на с-столе же ос-ставила знак, что вернус-сь... - словно в бреду пробормотала Ритца. - Пока уйди, не надо, не хочу... Я приду назад, не обману... Знаю, помню, что пока твоя... И потом хоть убивай, хоть что угодно... Только уйди... Больно и так...
Приказных ноток даже тенью не промелькнуло в каком-то сером, мертвом как и всё вокруг голосе. Только тоска и бесконечная усталость вкупе с лютым холодом одиночества. Это было скорее просьбой, мольбой, полной отчаяния, готовности расплачиваться потом за это. Но Флёр молча прошел вперед, к ней и уселся рядом. Ничего не говорил пока что. Тифлинг снова глянула в брешь крыши, в ночное небо, закрытое деревьями. Всё внутри воротилось от мучительных воспоминаний. Прошлое навсегда умерло, она зря искала этот скелет и останки былого, чтобы почтить как память.
Вот именно от такого нужно было бежать, никогда не вспоминать. А она, дура, так искала место, где родилась и росла. Место, которое оставило навсегда светлый отпечаток в ее жизни, покуда не обагрилось кровью самого дорогого существа... Слезы текли снова. Не так обильно, но глаза блестели, вместе с отходящими от них слюдяными дорожками. Смерть всегда вломится, от нее не убежать, никогда не спастись. Однажды эта тварь вопьется и в сердце полукровки, навсегда прерывая его ритм... Но гораздо больше тифлинг боялась, что Флёр сейчас ранит ее словами, закрыться от которых она пока не в силах. Мерзко было чувствовать свою душу, разум или что там еще, обнаженным; без защиты от ненужного, лишнего и опасного.

Правда, было кое-что еще, перечеркивающие безысходность. Рядом с ней ведь было существо, которое бессмертно. Живущее вечно, вопреки всему. Ритца вяло повернула голову в сторону Флёра, вслушиваясь и абстрагируясь от всяких иных звуков.
- Никогда не думала, что буду рада с-слышать с-стук твоего с-сердтца, - вяло, безжизненно проговорила полукровка. - Ничто не вечно, вс-сё умирает, как и это. То, что было мне домом. А ты... Ты вечен. Вопреки. Это с-словно надежду дает. На что-то.
Шумно она вздохнула, невольно вбирая и родной запах демона, и прилагающиеся к нему. Ароматы были как разноцветная сплетенная косичка из ленточек. Издалека что-то пестрое и неразберимое. А приблизишься, всмотришься: всё понятно, пусть и связаны в узор полоски яркой ткани, но можешь отделить любую из целого вороха.
Самое яркое, логичное и свежее: сырость дождя, грязь дороги.
Несколько тусклее ощущается запах крови от царапин... В который вплетается и запах ее ран, добровольно нанесенных когтями и уже затянувшихся.
После - вино, пряное и резкое, но заглушенное первой лентой запаха...
О присутствии следующего аромата она знает и так. Похоть и страсть.
А вот самая тусклая, едва понятная "ленточка"... Что это?
Ритца вдохнула снова; трепетали крылья ноздрей, сама она вдумчиво словно бы принюхивалась, вслушивалась. Вздрогнула; зародившееся было в горле клокочащее рычание вырвалось сухим кашлем, заставив сгорбиться.
Тифлинг чуяла запах чужой крови от рук демона, едва-едва ощутимый, почти призрачный, почти растворившейся в гуще иного, что его перекрывает...

- Чего ты хочешь? - выдохнула Ритца, не попытавшись отстраниться от Флёра, хотя внутри всё словно бы напряглось; полукровка даже не подозревала, кого он убил: ту женщину, хозяина таверны или иного человека. - Вначале говорил, что учить живучес-сти с-станешь. Затем уже говорил, что доверия хочешь. Вот оно: доверие добровольное, - вялым жестом обвела она то, что их окружало. - Ты хочешь пос-строить то, что потом будет уничтожено? Говорил, что тогда обучение закончено будет. Разбежимс-ся то бишь.  Я не хочу. Меньше с-своего имеешь - меньше теряешь. А доверие с-слишком ос-стрый нож, который многие дают не в те руки. Не то чтобы я боялас-сь лишних чувс-ств... Но их я боюс-сь. Я рядом с-сплю, хотя вс-сегда одна нарочно была. Пытаюс-сь с-слушатца, с-служить, чтобы выжить. Но чего ты хочешь? Что от меня нужно?

Отредактировано Ритца (15-06-2015 10:13:28)

+1

149

[AVA]http://sg.uploads.ru/ir8A5.jpg[/AVA]
До сих пор Флеурис так и не мог понять, что он здесь делает и что здесь делает Ритца. Что это за руины? От чего (или от кого?) сбежала полукровка сюда, в лес, из той таверны и из города, в который шальная парочка только что прибыла. Демон думал, что Ритца раз и навсегда уразумела уже, что не стоит сбегать. Обещание обещанием, однако же Флёр тоже не железный повторять одно и то же двадцать раз ко дню. Правда, его идеи так же стремительно менялись, как и пожелания. Сегодня он хочет, чтоб она ушла (пусть даже только в мыслях), завтра уже передумал, а послезавтра бесится, что эта глупая девчонка до сих пор тут и никак не догадается унести свой рогато-хвостатый зад подальше.
Пока что Флёр мог лишь определить местоположение тифлинга. Магия привела демона к чердаку, куда он поднялся с помощью магии. Он слышал тихие всхлипывания, которые перемежались с капелью дождя, а потому казались умелым сплетением потоков, и различить их было проблематично. Чем ближе подходил демон, тем отчетливее понимал, что Ритца действительно ноет. Он не мог сказать - плачет, стенает, страдает, ибо ему все эти глаголы казались какими-то пошлыми и совершенно не подходящими его зеленой знакомице. Она, по его разумению, могла только ныть, хныкать, пускать сопли и вообще вести себя неподобающе существу, в чьих жилах кровь демона. Вот Флёр ни разу... действительно ни разу - ни в женском, ни в мужском обличье - не пустил слезу. За тысячи тысяч лет своего существования мир так и не дождался и скорей всего не дождется, чтобы Флеурис так расчувствовался. Ни когда умирала Эстери, его единственная, пожалуй, подруга, с которой ему никогда не было скучно. Ни когда на его глазах и руках случались иные смерти дорогих ему в то время личностей. Ни когда самому приходилось принимать настолько тяжелые решения, что это попросту не укладывалось в его голове.

Отсюда понятно, почему Флёр терпеть не мог нытья. Если он замечал, что какая-то девушка планирует распустить нюни, то старался как можно скорее ретироваться. Утешать, подставлять грудь или плечо в качестве жилетки - это ниже его достоинства.
Сейчас, когда Флеурис понял, что Ритца как раз этим и занимается, а именно - рыдает, первым его порывом действительно было смыться. Пожалуй, Ритца и сама была не против этого. О чем свидетельствовали ее жалкие сопливые попытки прогнать демона. Естественно, он и ухом не повел и вестись на подобное нытье не собирался. Сел рядом, ничего не говоря. Хотя самому ему было тошно от того, что Ритца на пару с дождем разводит сырость.

Флеурис понятия не имел, с чего это тифлинга так знатно торкнуло. Выяснять, будем откровенны, у него тоже не было никакого желания. По части сопливых историй он не был любопытен. А если бы сейчас узнал, о чем Ритца так горюет, то покрутил бы пальцем у виска и сказал, что она дура. Да и еще много чего бы сказал нелицеприятного.
Но он, в общем, сделал правильно, что дал ей время. Постепенно поток слез превратился в реку, а она в ручей, который мало-помалу иссяк и вовсе. Теперь тифлинг тяжело дышала, шморгала носом. Кажется, успокаивалась. А когда заговорила каким-то чужим гнусавым голосом, то внезапно Флёр услышал, что она рада его присутствию. Правда, она потом еще пояснила причину этой радости, из которой демон ни черта не понял и решил лишь, что Ритца совсем того.. ку-ку.
- Чего ты хочешь? - спросила она чуть после каким-то другим, отчужденным тоном. Флёр невидящим взглядом глянул на нее, точнее в ее сторону, в темноту. Пожал плечами с небрежностью. Вроде ж говорил ей уже, что хочет. Ритца продолжила говорить, и демон снова и снова недоумевал по поводу того, что заставило полукровку начать задумываться обо всем этом. Однако теперь во всяком случае он понял, чего она боится.
Как это ни парадоксально звучит, а она боится его потерять.
- Ты путаешь доверие и привязанность, - ответил он. - Если ты боишься, что впустишь меня в свой мир, после чего я уйду, то тут не вопрос потери доверия, а вопрос твоего страха вновь остаться одной или остаться без покровительства более сильного. Без Anyaro. Доверие рушится лишь тогда, когда его предают. Но мой уход не знаменует предательство. Если мне доверяют и хранят мое доверие, которое слишком шатко и хрупко, то для меня эта связь нерушима. На одном уровне с обещаниями, о чем я тебе уже рассказывал. И неважно, где я буду. Ты спрашиваешь, чего я хочу? Мои желания - слишком переменчивый материал, чтобы пытаться их изучить и понять, Литьяра, - он специально назвал ее тем, первым, именем, словно что-то подсказывало ему, что это имя должно иметь какое-то отношение к месту, где сейчас они находились. - Сейчас я хочу, чтобы ты стала сильнее. Не была такой расхлябаной слюнтяйкой, которую я увидел, как появился на этом чердаке. Ты очень странно делишь эмоции, позволяя себе проникаться скорбью и горем, но не позволяя войти в твою душу светлым чувствам. Скорбь - это те черные дыры, в которых наша слабость. Ты уползаешь в свою нору, чтобы окунуться в такую дыру в одиночестве. Разве тебе становится легче от этого?

+1

150

Ритца прикрыла глаза. Разворошила плетение запахов, что тянулось от демона. Отмахнулась от запаха дождя, вина и грязи. А вот на том самом, женском с привкусом сладкого парфюма, напротив сфокусировалась. Старалась не обращать внимания на угрожающий аромат крови, но не могла не игнорировать и его. Похоть и смерть... Какой будоражащий коктейль. Сколько раз она трепетала перед Флёром, боялась, что он убьет ее? Сколько раз грозился оторвать ей что-либо? И - ничего. Может, потому что Ритца вовремя подчинялась и меняла свое поведение, приспосабливаясь. А может, дело в том, что угрозы были его пусты. Проверять не хотелось.
Успокаивалась тифлинг на удивление быстро. Не было уже никаких соплей, только усталость и изможденность, да болели глаза, быть может несколько припухшие еще от слез. Но обоняние уже служило ей как обычно верой и правдой. Даже сомнительное любопытство проснулось, которое робко предлагало поинтересоваться у демона: кого же он лишил жизни в эту ночь? Но благоразумно полукровка не затрагивала такой интимный момент личной жизни Флёра.
Зрение сейчас не было нужно, но отключить его тифлинг, разумеется, не могла. Зато ничего не стоило отстраниться от зрительного восприятия, отдаваясь теперь слуху и обонянию. Ритца продолжала слушать стук его сердца, сколь сентиментально это не звучало. Как-то расслабилась, утихла, успокаивая свое дыхание. Морщилась мысленно жжению от множества царапин, что покрывали обе ее руки застывшей корочкой крови.
Он молчал, но эта тишина от него не веяла угрозой и злобой, а потому напряженная вначале было тифлинг позволила себе поверить, что если Флёр и пришел изначально разбираться с ней, то раздумал это делать... Или отсрочил до момента, когда меньше всего это полукровка станет ожидать. Она же, пользуясь его недоступностью в ее мысли, насмешливо подумала, что весьма не против изгнать запах той женщины от него... Заменив своим. Но не двинулась и с места, а потом словно испугалась, что сидящий рядом демон невесть как, а прознает всё, и поспешила отмахнуться от подобных... Грез?

Ритца задумалась. Молча слушала демона, пыталась понять его, что было несколько нестандартным для нее, необычным... Впрочем, тут сама ситуация более, чем нелепая. Всю жизнь искала место, где родилась и выросла. Нашла. Что в итоге? Забилась в дальний уголок порыдать, проклиная то, что удалось отыскать свой бывший дом.
- Не уверена, что так, - наконец ответила полукровка. - И то, и то... С-связано для меня. Прос-сто так не доверяют. Даже ес-сли... Хм. Помню, что главарь с-сотрудничал много с-с одним типом. Это вроде доверие, что друг друга не выдавали... А казалос-сь, что оба держат нож у горла друг дружки. Один перес-ступит и предас-ст, так второй ус-спеет за с-собой забрать. Это не доверие, а так... Не знаю, что. А вот ес-сли не боишьс-ся за с-спину пус-стить... Даже нет, - она на секунду умолкла. - Можно зас-ставить с-себя потерпеть, но с-следить невольно. А когда ты даже не замечаешь, что этот уже за твоей с-спиной... То ты доверяешь. И раз такой в жизни прис-суцтвует, и он рядом - значит и привязаннос-сть ес-сть. С-связано оно, - буркнула Ритца в итоге, несколько сама запутавшись в своих рассуждениях. Тяжело обличить в слова то, что настолько очевидно для нее, что не сформулировано в готовые фразы, ибо не было в планах делиться с кем-то своими рассуждениями.
- Не зови так, - приглушенно рыкнула она. - Имя мертвое. Как дом этот.
Потом Ритца умолкла снова, но уже надолго, задумчиво постукивая когтями по полу. Размышляла. И проговорила в итоге, очень неуверенно, словно сомневаясь:
- Когда твою душу ос-ставляет С-свет, который до того ты пус-стил, то ты с-скорбишь. Когда уходит оттуда Тьма, которую ты пус-стил, то ты вздыхаешь с-свободно. И то, и то неизбежно. Первый вс-сегда уходит. Вторая вс-сегда приходит. Итог первого дает боль. Итог второго дает радос-сть.

А потом она встрепенулась, неожиданно для самой себя задавая вопрос, что плавно перетек в рассуждения:
- А это ты был котом тем, да? - и не дав ответить Флёру, продолжила, - черным с-с белым, кажис-сь. В горах там. Там где с-статуи были живые, где кровь потом потекла... Хотя нет же, - внезапно озадачилась она. - Ты ведь ветром с-становишься... А того хапнула, а он пес-ском рас-спалс-ся... И больно придурошный с-с ис-стериками, - поморщилась она.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Да и песня-то, в общем, о том, как едет крыша после встречи с котом…