http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Старый, жуткий дом.


Старый, жуткий дом.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Хора и Крурзак
Время: 13-14 лет тому назад
Место: Скалистые горы, деревня орков из клана Боевых Топоров.
Сюжет: праздник по случаю совершеннолетия очередного поколения юных мужчин и женщин из род Сотот.

Был уже поздний вечер, а яркий и огромный костер пылал и прекрасно освещал веселящихся подростков и толпы орков в ущелье. После долгих и суровых испытаний  им удалось доказать свое право быть равным среди прочих. Старые воины и шаманы в стороне молились Рилдиру и духам, за помощь этим будущим воинам. Многие материи отцы издали следили за своим выводком, наперебой ругаясь, ссорясь и споря, чей пасынок был сильнее, больше и быстрее.
Сидящая вдалеке на камне возле входа в ущелье, Хора проверяла состояние доспеха, который ей выдал Грокштар. Ее названный отец был среди прочих старых воинов и молился Рилдиру, прося ниспослать его "дочери" достойное будущее, верных соратников и настоящих врагов. Несмотря не все его усилия, девушка была измотана, отказывалась от пива и эля, которые они сумели выкрасть у гномов. С религией Хора всегда была на расстоянии вытянутой руки. Достойная, чтобы управлять орками? Станет бичом для эльфов? Да, у старика были свои причуды, но в то, что ее братья по крови когда-либо признают ее по-настоящему, - в это она верила меньше всего.
-Хора! Давай, выпей же!- полукровка вздрогнула, когда напротив нее выросла одна из многочисленных теть. Как же ее звали? Гиркиша? Гаркуша? Девушка не помнила и на грубую чашу с выплескивающимся из нее алкоголем среагировала крайне взбудораженно, отнекиваясь и указывая на очередную дыру в броне, но тетка похоже была настроена серьезно, оскаливая зубы в грозной улыбке,- Выпила, живо!
Удрученная и поникшая, Хора двумя руками схватилась за тяжелую посудину и начала глотать. Кислятина! Совсем не то пойло, к которому она так привыкла.
-Что это?- немного осипшим голосом произнесла девушка, борясь с эмоциями на лице, которые читались гораздо лучше, чем у обычного орка.
-Гномье пиво. Если много выпьешь, то всю ночь будешь спать убитой, а с утра как огурчик!- с явным удовольствием прорекламировала ей тетка, забирая чашу. Ну да, точно, это ведь ее сын был одним из тех, кто сумели стащить в пылу боя припасы у гномов...
-Чет мне нехорошо...
-Ничего, привыкнешь!- все с такой же довольной ухмылкой произнесла тетка. Сильно хлопнув девушку по спине она поспешила вернуться к своим и глотнуть еще чудесного напитка, пока у нее и прочих было время на такой праздник. Полукровка с улыбкой проводила тетку взглядом и едва та скрылась из поля зрения, тут же прижалась спиной к холодному камню, стараясь во что бы то ни стало не заорать от боли. Дружеский удар был верной медвежьей услугой, только обработанные следы от волка вновь дали о себе знать и заныли с новой силой. Закусив губу до крови, девушка сжимала в руках доспех, оглядывая разбитую броню точно в том месте, куда пришелся удар.
-В следующий раз.... сама... Надо научиться ковать...

+1

2

И возвестили рога, и грохот барабанов был им ответом. Узкое ущелье огласили приветственные, радостные кличи. Впереди, ещё на подходе к деревне, показалась группа всадников на волках. Особенно легко можно было различить штандарт Боевых Топоров - оскаленную морду и скрещённые топоры. Но более того - знак Великой Орды над основным штандартом. Под таким флагом разъезжал по своим владениям сугубо верховный вождь. И действительно: в общей толпе всадников легко выделялся этот могучий орк, восседая на особенно крупном волке. Оба были в доспехах, украшены шрамами - следами от давних битв. Воины рядом были под стать Сокрушителю, что решил навестить эту отдалённую деревушку на границах с дроу: мощные, сильные, крепкие. Конечно, будь это орки из другого клана, то местный род сразу же бы занял оборонительную позицию. Орда была едина, но мелкие дрязги никто не запрещал, как и не порицал. Да и своего вождя они боялись так, по старой памяти, уважая его силу и авторитет. Он же не поехавший лидер Разорванной Глазницы, готовый вырезать деревни и своих, и чужих. Нет. Встречали с криками, поднятым оружием и достойной радостью.
Легко, отряд проехал через ворота, спешившись. Лишних вопросов не было, лишь ответ вождя о том, что прибыл он увидеть будущий цвет клана. Тех, кто пойдут в подземелья дроу, уничтожая всех на своём пути. Хотя, конечно же, женщин попытаются захватить. Пускай они и мелкие, но иногда для сброса постоянного напряжения требовалась и такая жалкая задница. Подобного вождь не порицал, но сам не участвовал. Всегда хватало охочих до его внимания тупых женщин, готовых раздвинуть ноги. Впрочем, лучше отставить все эти размышления прочь. Сейчас он, лидер клана, поднялся на возвышение - солидный кусок скалы в центре становища, откуда обычно вещал лидер местного рода. Сверху вниз, Сокрушитель смотрел на молодняк, уже более-менее повзрослевший. Не испившие крови, но готовые на всё. Достойное поколение растёт.
- Ваша детство окончилось. Времена спокойствия миновали. Вас оторвали от титьки матери ради трёх целей: утолить жажду крови наших тел и нашего оружия, сражаться ради Орды и раз за разом давить дроу всё дальше вглубь их земель. Вы - завоеватели, чья железная воля несокрушима. Празднуйте и наедайтесь, сыны и дочери Великой Орды. Сегодня, это ваш праздник. Завтра же вы броситесь в первый бой против нашего с вами врага. Победа или смерть! - последнее было не произнесено, но сказано могучим адским криком предводителя всех орков Альмарена, что, воздев вверх топор, взмахнул им раз, порождая жуткий свист. Речь была простой, понятной, краткой. Достаточной, чтобы пробудить в молодняке жажду жизни, жажду завоеваний. Достаточной, чтобы отвлечь большую часть орков на празднество, дабы не наблюдать за вождём.
Вождём, чей железный взгляд был направлен прямо на полукровку. Слухи об этой игрушке Сотот широко разошлись средь узких кругов Орды.

+2

3

-Победа или смерть!-завороженные его речью, молодняк и старики проорали следом за великим вождем, громыхая поднятым к небу оружием. Появления лидера клана никто не ожидал. Для древних воинов это было значимым символом. И столь верное время прибытия лишь разожгли в них надежду, что сегодня они сумеют возвысить свой род. Но ощущения радости отсутствовали у шаманов рода. Сгруппировавшиеся возле костра, она молча наблюдали за Крурзаком. Как бы они не хотели верить своим братьям и сестрам, но духи давно уже пугали их своими видениями.
Из толпы к вождю вышел Грокштар, удерживая в руках железную чашу с лучшим элем, что добыли их славные воины. Склонив голову и присев на одно колено, он протянул руки с чашей своему королю. Другие же представители рода продолжили пить и выкрикивать разные боевые кличи, настраивая толпу на хорошее веселье.
-Род Сотот приветствует великого вождя Орды. Мы... мы просим вас выпить с нами за великое будущее, что ждет Орду под вашим контролем,- голос древнего воина был тверд, несмотря на изрядное количество алкоголя, что он сам уже выпил и те паузы, когда пытался подобрать верные слова. Ритуал приветствия всегда был не самой убедительной чертой для орков. Одно дело, когда ты встречаешь равного себе. Другое - когда перед тобой вдвое младший воин, доказавший свое право на власть.
Для Хоры было непривычно видеть отца в таком состоянии. Она знала, что ему не по душе такое коленопреклонство. Однако это была его роль. Девушке это не нравилось. Старый орк, прошедший гораздо больше боев, чем этот новоявленный вождь, не должен был склонять колено. Он был выше этого, он должен был послать вперед себя одного из братьев-шаманов.
Она стояла неподалеку от Грокштара, оказавшись в первых рядах молодых воинов. На фоне радующихся и воинствующих молодняков, она была темнее тучи. Хора Сотот ощущала гнев и страх. Если Грокштар был прав, однажды ей придется сразиться с этим верзилой, чтоб захватить власть. Сомнения словно черви раздирали ее разум. Слишком очевидная разница в весовой категории. Он был неимоверно силен уже только по одному внешнему виду. В какой-то момент Хора даже ощутила некое восхищение, которое вновь сменилось ужасом, ощутив на себе взгляд великого вождя клана Боевых Топоров.

Отредактировано Хора (09-03-2015 21:05:23)

+1

4

К нему вышел знатный воин, убелённый сединами. Таких следует уважать за одно лишь то, что они живы, несмотря на огромное количество врагов. Конечно, когда тот преклонил колена, это польстило самолюбию молодого вождя, что в эти годы, ещё полный сил, всё равно возвышался над большинством своих воинов. Но, тем не менее, недовольное выражение промелькнуло на его лице. Держа свой знаменитый топор, полученный от духов и самой Тьмы в кровавых испытаниях, в одной руке, правой он взял чашу, в задумчивости глядя на эль. И не сдержал лёгкой, но полной жути улыбки.
- Если ты приветствуешь меня и просишь испить из чаши, Сотот, то как я могу отказаться? Но смотреть, что такой опытный и могучий воин преклоняет колена, даже перед верховным вождём, заставляет моё сердце обливаться кровью, а мою собственную - кипеть от ярости. Встань с колен и пей на равных со мной. Сегодня праздник для твоего племени и них. Ты предложил мне своей добычи, я предложу тебе своей,- Крурзак кивнул одному из своих доверенных воинов. Грубый деревянный кубок оказался сразу же в руках Грокштара, несмотря на возможные попытки отказаться. Добрый напиток из особенно плотного меха-бурдюка был налит в чашу старого воина. Сладко-горький запах можно было услышать за метр от сосуда: вино на крови, одно из самых ценных и дорогих. Единственное, что умели делать орки. Его нельзя было захватить в набеге, только завоевать уважение мастеров-пивоваров, коих было не так много. Совет вождей был обеспечен напитком. Теперь и представителю рода Сотот удалось опробовать его, заодно и получив знак уважения от Сокрушителя. Конечно, сравнивать кровавое вино и гномий эль - это попросту смешно. Будучи ещё молодым, верховный вождь, тем не менее, умел тонко влиять на окружающих его воинов. В основе своей, клан Боевых Топоров был за него. Отдалённые селения и мелкие рода ещё сомневались, а вожди остальных кланов уже смогли понять - Крурзак будет править железной рукой. Так что, в основном у него не было проблем с насаждением новых порядков, отличающихся не столько зверствами, сколько жестоким прагматизмом. Вот и сейчас, испив из своей чаши одновременно с древним стариком, верховный вождь шагнул вперёд, с интересом глядя на дитя в передних рядах. С интересом и тем, что можно было бы назвать отвращённым любопытством. Всё-таки, он уже давно обдумывал о том, чтобы собрать отдельные отряды из полукровок. Не мясо, но те, кто будут чем-то лучше орков и их врагов. Чем-то, но не всем.
- Так значит, именно это дитя ты приютил у себя, Грокштар, чтобы оно стало править Ордой?- глухо прорычал Крурзак, но в  его тяжёлом гласе не слышалось ярости, только холодная отстранённость и намётки на будущий гнев,- я понял, если бы ты выставил со временем против меня воина. Но полукровку...Делаешь ставку на её ловкость и скорость? Что же, может, она уже желает сейчас попробовать всадить мне кинжал в брюхо? Или же её мелкое сердце желает иного?- вождь шагнул вперёд, возвышаясь горой над Хорой, но не отвесной скалой. Нет. Пока ещё, он не проявлял особой враждебности.
Но то - пока. Как же узнал сие новости вождь - оставалось загадкой. Хотя, учитывая то, как легко он нашёл язык с Отрубленной Рукой...Это становилось понятным.

+1

5

Жест доброй воли можно трактовать по разному. Другие старые воины могли лишь спокойно выдохнуть и предаться вновь веселью. Группа шаманов же стала о чем-то перешептываться, не рискуя выйти вперед. Грокштар же выражал удовлетворение и с честью принял кубок из рук воина вождя. После того как он осушил всю чашу, Хора могла без зазрения совести расслабиться, пусть даже всего на секунду. Явленный вождь показал себя с хорошей стороны. Он отличался от привычного ей окружения. Он умел как Грокштар заставить братьев по крови обернуть дело верными словами, чтобы окружающие проглотили все и целиком. Харизматичный. Сильный. Огромный. Лучше валить, пока не заметил...
-Так значит, именно это дитя ты приютил у себя, Грокштар, чтобы оно стало править Ордой?
Хора только отвела взгляд, как слова словно молот ударили по ней. Нервно сглотнув, она вновь взглянула на стоящего над ней гиганта. Кажется, что бог Тьмы решил над ней жутко посмеяться. Едва четырнадцать лет и тут же получила противника на всю жизнь. Ладно, на остаток своей жалкой жизни, если ей повезет сегодня еще выжить.
-Я понял, если бы ты выставил со временем против меня воина. Но полукровку...Делаешь ставку на её ловкость и скорость? Что же, может, она уже желает сейчас попробовать всадить мне кинжал в брюхо? Или же её мелкое сердце желает иного?
Хора только хотела сделать шаг назад и тут же уперлась раной в стоящего позади нее другого подростка. Тот был всего на голову меньше вождя, но этого хватало, что она ощутила себя зажатой меж двух огней. Нервно перебегая глазами на наблюдавших позади вождя воинов, она увидела обеспокоенный взгляд отца. Что ж... Ты сам так нарек судьбу своей дочери.
-Именно так, вождь,- пролепетала девушка. Она смотрела прямо в глаза вождю, пытаясь скрыть страх и дрожь в своих руках. Больше всего ей хотелось, чтобы это был сон. Всего лишь очередной страшный сон, что не отставая преследовал её последние годы. Сжав зубы, она решилась постараться выглядеть хотя бы достойной дочерью рода перед смертью.
-Я - воин Орды. Я доказала это. Я Выжила,- ее пальцы сжались в кулаки, голос окреп, в глазах стали зажигаться огни ярости,- Но сейчас я недостойна. На моем клинке только появился первый зарубок. Моя плоть еще боится боли. Я только начинаю свой путь.
Набравшись решимости или же поддавшись алкоголю, она сделала шаг к вождю, продолжая смотреть тому в глаза.
-И я намерена выжить. Я не буду щадить врагов Орды.

+1

6

Она говорила бойко, складно. В её сердце было место страху, но он не давил на полукровку. Нет. От народа орков она унаследовала их природную ярость и жестокость. Стоявшая перед вождём девка, пускай и смущалась, но всё-таки находила в себе силы противостоять ему, пускай лишь словесно. Но то пока. Как подозревал Крурзак, через семь-десять лет эта молокососка войдёт в полную силу, и тогда попробует убить его, как и завещал ей её отец. Или же найдёт собственную судьбу. Но не всё ли равно? Сейчас перед вождём была угроза, и не вырвать её он не мог. Однако, вырвать он хотел её своим, особенным способом. В данной ситуации, кровь породит лишь больше крови. Следовало избавиться от молодухи более...действенным образом.
- Сегодня праздник жизни, когда молодёжь показывает свою стать перед Тёмным. Грешно было бы затмить твоей нечистой кровью, полукровка. Тем не менее, смысла в простом убийстве не будет. Я сделаю намного проще. Ты получишь жизнь, но на семь лет. Останешься в Орде - либо умрёшь, либо склонишься. Уйдёшь - твой отец выйдет со мной на бой за то, что посмел себе посягать на мою власть твоими руками, а не в открытом поединке, как настоящий орк,- обжигающе-ледяной взгляд Крурзака плавно перекочевал с Хоры на Грокштара, обещая тому неисчислимые беды, ему и всему его роду. Конечно, для Сокрушителя не было секретом то, что Сотот желают большей власти, чем есть. Жившие на окраинах, они мало о нём слыхали, лично не видели, а потому, очевидно, решили улучшить своё положение путём устранения вождя. Конечно, убийца наверняка получил бы его титул, или же...поощрение от остальных великих кланов. Но сегодня этого не случится. Крурзак - не свой отец. И сейчас, он устранит окончательно эту угрозу от рода. От орка, посмевшего думать, что Великой Ордой должно править грязной крови. Так или иначе, но даже если полукровка останется, верховный вождь вызовет на смертный бой старика. Не посмотрит на возраст. Ну, а если старик сдохнет от старости или болезни, то придётся позвать Зумагара или Гул'Гака, чтобы душонка безумца настрадалась достаточно.
За такими размышлениями, вождь, тем не менее, внимательно наблюдал за низенькой девчушкой. И, получив ответ, лишь глухо рыкнул, отходя от неё. Куда? Конечно же, к шаманам, что не принимали участия в празднике. Зачем? Чтобы укрепить свою власть наглядным примером. Через их трупы или их согласие. Одна проблема была отложена. Осталось лишь...закрепить успех.
Верховный Вождь, отправляясь сюда, преследовал не только явные цели, но и те, что были видны лишь ему одну. Если с полукровкой и праздником понятно, то что ему потребовалось от шаманов?..Даже бывшие рядом с Сокрушителем охранники не знали. А разговор предстоял весёлый.

+1

7

Речь вождя произвела жуткий эффект на Хору. Осознание сказанного отобразилось новой искрой ярости в ее глаза, внутри же нее все сжалось. Семь лет... Семь лет жизни полной страха, новой боли и мучений... На ее лице выступила мрачная маска повиновения. Нахмурившись и обнажив зубы в грозном оскале, она продолжала не мигая смотреть в глаза Крурзаку.
-Да будет так,- глухим голосом ответила она, опуская взгляд. Сама того не желая, она подписала смертный приговор себе и Грокштару. Теперь только одной судьбе ведомо, что будет дальше.
Судьбе... Судьбе ли? Дочь клана Сотот решительно подняла голову, глядя в спину уходящему от нее вождю. Ну уж нет! Она сама творит свою судьбу! Ее пальцы сжались в кулаки и она сделала шаг к нему. Но на ее пути встал старый орк. Грокштар обнял ее своими руками и прижал к себе, не позволяя ей вырваться из своих грозных объятий.
-Отпусти! Я должна!-шипела она, не позволяя другим оркам услышать ее. В ответ отец лишь сильнее сдавил ее. Кто-то поблизости огляделся, но не стали акцентировать внимание на этой паре. Все были слишком увлечены проходящим праздником, те же кто слышал вождя, предпочитали не подавать виду. Грокштар выступил против вождя. Это была доля выпавшая не судьбу старика и его приемного дитя. Род не должен нести ответственность за столь дерзкого воина.
-Он убьет тебя,- Хора барахталась и пыталась вывернуться из его рук, но отец не давал ей возможность.
-Агрх...- Боль в спине вновь напомнила о себе, искажая ее лицо от гнева и боли,- Я не могу бежать от судьбы!..
-И кого ты убьешь сейчас с дыркой на спине? Его воины прирежут тебя с потрохами...
-Он ведь убьет тебя!
-Рилдир заберет меня к себе гораздо раньше!-Не выдержав рыкнул на нее Грокштар, рукой обхватив ее голову и заставляя посмотреть в свои глаза. Несмотря на произошедшее, он был как всегда спокоен.
Попытки девчонки вырваться становились все слабее и вскоре прекратились. Она просто уткнулась лицом в могучую грудь отца. Из глаз падали редкие слезы. Она слишком слаба. Если это была одна из очередных проделок их темного бога, то она явно удалась. Собственная жалость к себе лишь губила ее. Кусая до крови губы, она с ненавистью смотрела на землю. Чтобы выжить, ей придется многое в себе изменить.
-Это все моя вина...
-Нет. Это воля Рилдира. И все мы связаны ею.
Старый воин ослабил хватку и огляделся в сторону великого вождя. От шаманов к нему приблизился один из его братьев и склонил свою голову в приветствии. Что бы их лидер не планировал, но он произвел на них сильное впечатление, чтобы перестать избегать его присутствия.
-Приветствуем тебя, Великий вождь. Чем мы можем служить владыке Орды?
Вышедший вперед шаман был молод. Он слышал духов также отчетливо, как и старики. И сейчас духи остерегали его. Вождь явно имел резкую причину придти к ним.

Отредактировано Хора (11-03-2015 16:59:13)

+1

8

- Вы избегаете меня, как делают все шаманы окраинных селений, где мелкие кланы ещё не слышали обо мне. Вы допустили появление полукровки в роде Сотот. В других времени и месте, я бы вырезал каждого из вас. Но, сегодня праздник, и ваша помощь мне потребуется. Так или иначе, но даже тут должны слышать о том, что я делаю с разочаровавшими меня орками. Я предлагаю клану Сотот несколько опытных воинов, чтобы обучить молодняк, а заодно укрепить наши позиции на границах с бледнокожими эльфами. Взамен, вы, что почитаетесь другими мелкими родами как истовые мудрецы, сообщите всем и каждому, кто я и каков на пробу. Мне нужна Орда, шаманы, а не сборище трусов, безумцев и тех, кто больше эльф, нежели орк. Вы можете поспособствовать этому. Можете отказаться, но тогда пощады не ждите. Выбирайте,- короткая речь была продумана, спланирована, а вкупе с спокойным рыком верховного вождя производила впечатление. Лишь раз обведя взглядом шаманов, как старых, так и их представителя, Крурзак отошёл от них, более не желая иметь ни дел, ни слов говорить. Всё, что желал, сказал. Теперь, раз уж эти проблемы урегулированы, можно показать не только кнут, но и пряник. Сокрушитель кивнул одному из своих воинов. С сёдел варгов сняли несколько мехов. Что в них? Конечно, не то доброе вино воинов и вождей, что уже испил Грокштар, то для особенно великих либо же богатых. Но и то, что предлагал вождь, было не хуже. Горькие пиво и эль гномов? Ха! Куда им до напитков Орды, созданных на крове, мясе и костях? Прожигающие насквозь горло, огнём уходящие в желудок и мягко взрывающиеся внутри - они наполняют и яростью, и невиданной твёрдостью. Мягкий напиток для баб, ещё не познавших ни объятий мужчины, ни цвета крови на топоре? Вождь оказался предусмотрительным, с лёгкостью, и это в свои-то годы, подчиняя род Сотот своей воли. Первая задача - показать, что он не высокомерный ублюдок высокого рода, однако достойный править Великой Ордой. Вторая задача - воодушевить орков, что они не должны быть как дроу, а сражаться в полную силу, уверовав в победу. Третья - разобраться с ситуацией относительно полукровки, повернув всё таким образом, чтобы у неё было только два выбора, одинаково ведущие к одному финалу. И, наконец, четвёртая - чтобы каждый из родов и мелких племён, живущих на границах либо же слишком далеко от столицы, услышал и понял: вождь всегда будет следить за тобой, даже если ты в самой выгребной яме сидишь, око вождя всё равно будет наблюдать за тобой. Полезно, чтобы не расслабляли задницы.
А, выполнив эти цели, Крурзак с лёгкой, жутковатой на вид улыбкой плюхнулся на ближайший пустой ящик, убедившись, что он пустой. В отличие от вождей старых времён, тронов он с собой не таскал, да и под зад ничего не постилал. Вот как сел на ящик, так и сел, устроив легендарный топор народа орков на своих коленях так, чтобы лезвие, испившее крови, пожалуй, всех рас Альмарена, холодно и смертоносно блестело в пламени костров. В руке - большая, грубая кружка с напитком. Рядом - доверенные воины. А прямо перед глазами - праздник жизни. Простые радости простого народа. Этого вождю, выросшему на просторах Тёмных земель, и не хватало. По натуре он был наездником, жаждущим скорости, однако слишком редко после восхождения на трон, ему удавалось выйти в бой на своём любимом варге Клыке. Но, никто не мешал сегодня поразвлечься. Крурзак не сдержался от полной едкости улыбке. Некоторые из местных девчушек уже вошли почти в полную стать.
Похоже, сегодня у него станет на пару бастардов больше. Хе-хе-хе.

+1

9

Шаманы, какими видел их Грокштар, остались неизменны в своих лицах, но внутренне он ощущал их гнев. Им претила вся эта политика. Их дело было простое. Их волновала судьба рода, они каждый день выпытывали у духов будущее того или иного ребенка. Но Хора... Хора была особенной. Духи не любили полукровку. Они не считали ее орком. Для них не было видно ее будущее, как и ее прошлое. Надеясь, что полукровка погибнет в первом же бою с дроу, они не хотели даже слышать о том, что девчонка была под их ответственностью. Несколько гневных взглядов заскользили по спине нежелательной дочери рода Сотот.
-Мы вняли твоему приказу, Вождь. Наш род загонит проклятых эльфов подальше под землю,- осклабившись ответил молодой шаман, вновь склоняя голову. Старшие шаманы же приняли дары от слуг и воинов вождя, не забывая произносить при этом благословения духов. Уязвленные и загнанные в угол, орки продолжили следить за проходящим праздником, все также с высоко поднятой головой.
Костер же вспыхнул с новой силой, озаряя ущелье с новой силой. Все больше орков под действием алкоголя или же драк меж собой подали на землю, а кто и в приготовленные укрытия, засыпая мертвецким сном. Праздник длился уже больше пяти часов и прошло более  чем два часа, как вождь приехал сюда со своей дружиной.
Сидящая на одном из выступающих из ущелья камнях, Хора заделывала дыру на доспехе, зашивая дыру очередной заплаткой. Вождь же удачно расположился в самом центре палаток, что принесли с собой его воины, и Хора могла наблюдать, как оттуда выносили совсем недавно нескольких девок, с которыми она проходила сегодняшнее испытание. Закончив наконец с доспехом, она одела его и немного подвигалась. Заплатка немного сковывала ее движения, но зато полностью обеспечивала ее защиту на спине.
Этот вождь вызывал у нее противоречивые чувства. Это был первый раз в жизни, когда ей приходилось так близко быть рядом с элитой их воинственного общества. Не, она ничего не имела против них, ей было скорее интересно. Война была у нее в крови. Но общаться с настоящим орским воеводой еще не доводилось. Спрыгнув с камня и осторожно передвигаясь среди спящих собратьев, она оказалась шатра Крурзака. Едва она подошла к шатру более чем на несколько метров, сразу появился один из несущих караул воинов вождя.
-Я хочу поговорить с вождем,- голос Хоры был тверд и решителен. Хмель уже полностью вышел из ее головы, былого страха она уже не чувствовала. Взгляд же был полон безразличия.
-Да ну? И кто дал тебе разрешение?..
-А кто мне запретит?
-А ну пошла отсюда, мелочь... Хм...
Хора расстегнула свой пояс и ножны с коротким мечом упали об землю. Убрав руки за спину, она расстегнула несколько узлов и горе-доспех разваливаясь упал рядом с ней. Теперь она была безоружна, без брони. Только несколько кусков ткани закрывали ее тело.
-Я всего лишь хочу поговорить с вождем. Или он приказал не пускать к себе полукровку и прикрывается тобой как щитом от ножа в горло?- в голосе Хоры промелькнули нотки презрения. Действительно, что мешало вождю приказать своим воинам охранять его покой от нее? Хотя стоп... Это слишком по человечьи... Это было бы признаком его слабости и страха. Великий Вождь Орды вряд ли опустится до такого. Он встретит ее лицом к лицу и просто предпочтет порвать голыми руками. Вот в это она верила гораздо больше,- Или ты не веришь в вождя и его силу?
Воин тяжелым немигающим взглядом смотрел ей прямо в глаза, злясь с каждой секундой все больше и больше. Змеиные желтые глаза тоже не мигая смотрели на него, но в них все также была видна та безразличность, с которой девушка пришла к палатке вождя.
-Разворачивайся и топай отсюда!- сквозь зубы зашипел орк, вытаскивая свою секиру из-за плеча. Размер секиры впечатлял, но полукровка и не думала уходить.
-А что вы сами скажете, вождь? Или ваша охрана уже теперь решает за вас?-Теперь Хора уже не сдерживалась и сказала специально громко. Она уже успела заметить движение в шатре их великого предводителя и теперь смотрела туда, где должен был находиться их лидер. Готовый занести секиру орк лишь выругался и повернулся к шатру и заглянул внутрь.
-Босс, эта полукровка приперлась, грит, что хочет поговорить с вами. Мне срубить ей голову?

Отредактировано Хора (14-03-2015 21:04:46)

+2

10

Праздник длился долго, это так, но куда ему до столицы Великой Орды? Там, средь железных стен, под стальными сводами домов и в мрачных катакомбах никогда не ослабевала жизнь. Повсюду кипела, норовя преподнести самые разнообразные сюрпризы. Пожалуй, только во дворце вождей можно было обрести покой. В остальном же, город никогда не затихал. Изнасилования, убийства, грабежи. В приемлемой для Орды мере, ведь когда кое-кто излишне увлекался...скажем так, Отрубленную Руку, которая и правила тёмным миром столицы, спускали с поводка на всю шваль, а не только на самых поехавших орков. Избавлять собственную расу от гнили - большое удовольствие. Здесь же, на окраинах, было иначе. Пять часов, а они уже все валятся с ног. Воины же Крурзака, наученные жизнью в самом сердце владений их народа, даже не шатались от выпитого пойла. Возможно, сказывалось и то, что они были выбраны именно за крепость. Несколько из них сидели на посту. Другие пили, играли в кости, имели местных девок. Обычная, закономерная деятельность любого воина расы орков. Собственно, к концу празднества только, пожалуй, немногие из Сотот не из числа пришлых держались на ногах. А что же великий вождь? Как и следовало ожидать, уже опробовал местных женщин. Нет, всё-таки разница прямо-таки чувствуется. Шлюхи городские и местные...энтузиастки резко отличались. Спокойно порвать одной задницу, другой выбить зубы собственным половым органом, третью просто затрахать до потери сознания. Вождь не мелочился, но не доводил до истощения. В конце-концов, им ещё воевать. Но, сменив уже пятую, он притомился. Нет, даже не так: в скорбь вошёл. Нет, тут ему, очевидно, для удовлетворения придётся отыметь женскую часть деревни, либо же просто плюнуть на это дело. Вот Сокрушитель и плюнул, к концу празднества избавившись от девок и предавшись обычному для себя пороку: вину на крови. Рядом, на почётном месте, покоился топор Громкхор, овеянный легендами поколений и поколений орков. Сам обладатель реликвии восседал на шкурах, прислонившись спиной к пустому ящику. На орке остались только сапоги да штаны с поясом, не более, и вид на татуировки да шрамы открывался подходящий, как и проколотые сосцы. Ну а что? Грех было не попробовать.
Пребывая в радушном настроении, вождь на пару минут прикрыл глаза, попросту наслаждаясь тишиной и покоем. Но, вынужден был тут же навострить уши, вслушиваясь в разговор снаружи. Особенно молодой и бойкий охранник - Больг, кажется - вовсю пререкался с полукровкой. Решила попробовать убить? Любопытно, пробует брать на слабо. Даже будучи молодым, Крурзак понимал - провокация была отменна, во всяком случае, рассчитана на недалёких воинов. Что же, может, из этой гнилой крови и выйдет толк. С хрустом собственных сухожилий и звоном цепей, оплетающих его пояс, орк спокойно вышел из шатра, оставив позади топор. То, что следовало сделать, не требовало присутствия оружия. В ответ на вопрос верховный вождь лишь мотнул головой. Его мощная рука сжала горло стражника почти молниеносно. Вождь без натуги оторвал от земли орка, глядя в его глаза своими, не мигая.
- Я молод, Больг, но не глуп. Я не старик, что дрожит за свою жизнь. Если эта полукровка пришла - я выслушаю её. Отчасти, она дочь Орды, несмотря на поганую кровь дроу. Тебе не было дано приказа не пропускать никого. Взгляни на род Сотот. Их лучший воин создал оружие с помощью чужой расы, не рискнув выйти на бой сам. Ты действительно думаешь, что после всех моих слов и действий, они решат напасть на верховного вождя?- последние сказанные слова были едва ли не промурлыканы елейным голосом, если бы не громкий хруст, с каким глотка стражника сминалась в железном захвате Крурзака. Впрочем, он не собирался убивать его, и, дождавшись мотания головой, спокойно отпустил на ноги. Кивнул полукровке, и, чтобы не терять времени на разворот, задом прошёл обратно в палатку, плюхаясь на шкуры. Холодные глаза Сокрушителя были направлены прямо на Хору.
Кажется, или в них...было любопытство?

+1

11

Хора проследила за упавшим воином. Может он и не был ее собратом по роду, но он был собратом по крови. Еще несколько лет и ей возможно придется сражаться с таким же бугаем, если кто-то попробует покуситься на ее жизнь. Но это неважно. Взглянув на вождя, пригласившего ее внутрь, в ее глазах промелькнула искра радости. Первая преграда была пройдена. Не обращая внимания на разбросанные рядом доспехи и оружие, с которым орчиха не рассталась бы и после отбоя в обычный день, она двинулась следом за вождем.
Как она и ожидала, его шатер внутри разительно отличался от тех палаток, в которых ей и многим другим оркам из клана Сотот приходилось спать, когда Грокштар брал ее поколение с собой в горы. Эти походы закаляли характер и помогали отсеивать слабых. Взобраться по отвесной скале, найти необходимые для пропитания ягоды, украсть яйца местных виверн и хищных птиц. Что могло быть проще? Вот только такие тренировки пожалуй больше всего были по Хоре. Именно там она выигрывала в безмолвном соревновании, оказываясь зачастую одной из первых, кто мог добраться до самой вершины. Но были как такие взлеты, так было время и жутких падений. Сегодняшняя охота крупных волков вновь показала ей насколько она отличалась от прочих братьев по крови. Шрамы на спине ныли, но это пройдет. Она принесла голову волка, а те раны, что заполучила - ничто.
Сейчас же ей было неуютно. Она видела открытую бутылку кровавого вина орков. Похоже вождю было мало и он явно желал догнать себя до той же кондиции, что и лежащие снаружи.
-Неплохие хоромы... Уверена, моим сестрам они явно пришлись по вкусу,- о да, Хора несмотря на весь шум и топот, вкупе с пьяными выкриками, могла четко слышать как резвился вождь. Такие звуки ей претили и были гадки. До сих пор она не была никем не тронута, и ей это нравилось. Она не комплексовала по поводу своей внешности и уже успела понять, что если ей понадобится когда-нибудь найти мужика, то прежде ей придется его вырубить, чтобы самостоятельно отыметь. А уж как, она уже успела в детстве насмотреться,- Рвали вы их правда так, что мне их даже жалко стало... Хотя нет. Подстилок нельзя жалеть. Жалость неприемлема, не так ли, вождь?
Ее взгляд приковал к себе знаменитый проклятый топор лидера. Сколько сказок в детстве она слышала об этом оружии. Увидеть же вживую, так весь эффект от легендарности такого оружия пропал мигом. Это и было то самое оружие древних? Хотя, если лезвие заточено, то ей жаловаться не стоит. Наверняка, Крурзаку не терпелось использовать его по полному разряду на ее шкуре.
В глазах полукровки зарябило, мозг уже разрисовал самую настоящую картину как он снимает с нее кожу и отрезает руки, а затем сажает ее на дыбу. Замотав головой, Хора прогнала виденье и вновь посмотрела на Крурзака.
-Я пришла просить... Нет.  пришла молить вас. Не убивайте Грокштара. Рилдир скоро сам заберет его. Это же пророчат ему братья, общаясь с духами. Он древний воин. Он заслужил достойную смерть.

+1

12

Он выслушал её, не прерывая, даже без кивков или мрачных взглядов. Когда же полукровка закончила, вождь, потянувшись в сторону, взял в руки бутылку с вином, заливая себя до краёв им. Так и посидел ещё пару мгновений, в тишине, прежде чем заговорить.
- Я не меняю своих решений, полукровка. Твоего...отца так или иначе заберёт Рилдир. Я лишь предложил ему выбор между смертью в постели и смертью в бою. Ты просишь меня помиловать его? Мне чужда жалость, полукровка. Грокштар получит заслуженное. Идя сюда, ты знала, что бесполезно влиять на меня. Хотя, скорее, ты решила попробовать сейчас пронзить мне нижнюю челюсть припрятанным кинжалом?- карие глаза мужчины были направлены в упор на Хору. Даже сидя, орк возвышался над полукровкой, смотря на неё сверху вниз. Собственно говоря, вождь возвышался над большинством соплеменников, так что не одной девчонке было неуютно. Девчонке. Н-да. Отчасти присутствуют черты их расы, но в основе всё же дроу. Отвратительно. Однако, она может послужить его целям, даже просто существуя. Крурзак уже понял, что нельзя выпускать ни одной возможности из поля зрения. Упрочить власть над Ордой, чтобы править ей железным кулаком. Мягкие, привыкшие к достатку, и лишь иногда переживающие серьёзные потрясения. Встряска требовалась народа. И возможно, что это детище двух рас поможет ему. Не явно, не прямо. Но, возвысить орков можно в их глазах ещё больше, только если показать им - даже обладающие ловкостью и быстротой дроу мерзости не могут сравниться по силе и могуществу с истинными воинами Великой Орды. Пропаганда - тоже оружие. Чуть раньше, Великий Вождь был фыркнул в ответ на такие мысли. Но время лечит такую тупость, так что ныне...ныне Хоре повезло, что ей попался уже более-менее прошедший испытания орк, а не тот, кем был он некое время назад. Да, ему не была знакома жалость или милосердие, только холодный расчёт. И относительно Грокштара он был в курсе. Возможно, иные посчитают это наказанием, но, в отношении старика, это было также и избавлением. Негоже подыхать в постели, или на клыках своры вшивых волков, не сумев даже поднять оружие для своей защиты. Такова была логика, таково было мнение Сокрушителя. И менять его он не собирался.
- Если это всё, что ты хочешь сказать, можешь убираться. Если хочешь попробовать свои силы - рискни. Но после этого пощады не жди. Я буду особенно...богат на виды твоей казни,- клыки сжались, вождь прищурился, внимательно наблюдая за Хорой. Мускулы на правой части груди набухли, отвердев камнем - Крурзак явно был готов сразу же разобраться с полукровкой, коли она рискнёт.

+1

13

Несмотря на гордо поднятую голову и взгляд лишенный всякого гнева, скорее полный безразличия, уголки губ Хоры дрожали. Все было зря. Желтые змеиные глаза полукровки смотрели прямо в глаза вождя. По ходу разговора в ней вновь просыпался тот гнев, с которым она прежде ответила вождю ранее.  Ее пальцы все сильнее сжимались в кулаки, врезаясь ногтями в кожу. Губы же растягивались в зверином оскале, демонстрируя меньшие чем у других орских женщин две пары клыков. В какой-то момент дочь рода Сотот с ужасом осознала, что она начала вставать в боевую стойку.
-Ты веришь так сильно в эту сказку?- вызовом бросила Хора, подходя ближе к вождю. Ее конечности были напряжены, все ее тело дрожало. Но в глазах вновь проступала ясность разума. Нет. Она не позволит своему орскому началу вмешиваться. Настало время ей внимать голосу разума. Этот бой в открытую она не сумеет выиграть. Значит, ей нужно будет заставить его убедиться в своей благонадежности.
-Мы все прекрасно знаем исход, каким бы он ни был. И я верю, что ты, вождь, уже придумал самые разнообразные пытки, которые твои бугаи устроят мне перед смертью. Но думаю нам нужно разрешить этот вопрос по-другому,- многозначительно произнесла она, останавливаясь в метре от него. Вождь действительно был гигантом для девчонки. Но сейчас это уже ее  не пугало. Большой, сильный не всегда означало, что быстрый и смертоносный.
-Я хочу служить Орде. Не как воин. Как шпион. Я более чем уверена, что люди не поймут, глядя на меня, что я орк. Я готова пожертвовать своим первенцом, если вы того потребуете… Черт… Я готова на все что угодно!
Гнев вновь вышел на первое место, и в попытках задушить напрасную ярость, Хора лишь крепче сжала кулаки, опуская голову и отводя свой взгляд. Она высказала это. Она смогла. Но позволит ли он ей это? Или все снова напрасно? Ей остается лишь только ждать.

+1

14

Смех, громкий и оглушительный, был ответом полукровке. Признаться, его изрядно рассмешили её слова о бугаях. Он едва ли не до слёз смеялся глухим, рычащим смехом. Но, в конце-концов, сдержал позывы хохота, с жутковатой улыбкой глядя на неё.
- Бугаям? Нет, полукровка. Я отдам тебя лучшим мастерам пыток из Отрубленной Руки. Уж они знают, как объездить сноровистую волчицу, даже с такой жидкой кровью, как у тебя. Моя охрана на подобное не способна,- легко и проворно, плавно перетекая, как ртутная капля, вождь добрался до небольшого бочонка в дальнем конце палатки, двигаясь удивительно резво и без угловатых движений даже в такой тесной, для него-то, палатке. Самый обычный эль потёк из бочонка в кружку, к коей и приложился Крурзак. Очевидно, он решил себя довести до такого состояния, что краше только на костёр кладут. Или же набирался храбрости. А может, наслаждался единственной ночью, когда можно не забивать голову делами и народа, и страны в целом. Ночь свободы и, можно сказать, молодости. Орк улыбнулся собственным мыслям, плавно поворачиваясь к Хоре. Нет, конечно, она была мелковата на его вкус, но определёнными плюсами от этого обладала. Залпом допив напиток, воитель подошёл вплотную к полукровке, в задумчивости уже глядя на него. Казалось, что алкоголь его трогает мало, или же слишком слаб, чтобы вообще как-либо повлиять на способность трезво рассуждать.
- В этом и проблема, полукровка, ты готова на всё, что угодно. Какое от этого может быть удовольствие? Я могу сделать так,- стремительно и молниеносно, крепкая и могучая рука Крурзака обхватила за туловище мелочь, подняв её над землёй, чтобы смотреть в глаза вождя уже почти на равных,- и просто заломать тебя, порвав на части. Но это не унизит тебя, не покажет, что ты зря бросала мне вызов одним своим существованием. Нет. Однако я знаю, как заставить тебя гореть от стыда. Думаю, этого вполне хватит, чтобы ты прожила последующие годы без желания вскрыть мне глотку незамедлительно.
Резким замах рукой, полукровку буквально швырнули на шкуры. Конечно, Сокрушитель был осторожен, бросив достаточно удобно, чтобы и синяка не осталось. Следовало бы порадоваться Хоре, ведь подстилкам доставалась лишь грубость и кровоточащая промежность. Очевидно, что вождь замыслил достаточно изощрённую забаву. События в деревне уже показали, что склад ума у воителя был достаточно необычен и изобретателен. Нет, ну тут действительно было, чем похвастаться. Что делает типичный рубака, если ему удаётся дорваться до женщины? Бросит на живот либо спину, навалится и будет иметь, пока та не отключится, либо пока он сам с неё не сползёт. Достаточно редко можно было встретить более...демократичный вид сношения. Однако, сегодня определённо такой присутствовал. Гигант легко устроил полукровку у себя на плечах, подняв вверх её одежды, отчасти развязав, отчасти оторвав нужные куски, собственную голову устроив у неё промеж конечностей. Конечно, с такими клыками любая попытка насладиться её промежностью была настоящим приключением. Но, взамен лёгких касаний внизу, сверху руки творили всё, что желали, и лапая, и сжимая, и пощипывая. Грубая попытка взять и выдрать? Нет.
Сегодня кому-то предстояло увидеть все пятьдесят оттенков зелёного.

+2

15

Реакция Крурзака вогнала ее в отчаяние. Хора надеялась услышать если не одобрение, то уж точно грубый отказ, за которым последовала бы насильственная расправа над инакомыслием. Вместо этого, этот гигант… засмеялся. Похоже, что он ни в коем случае не воспринимал ее слова всерьез. Бросив на него гневный взгляд, она лишь могла видеть, как взрослая детина лакала гномий эль. Да он над ней издевался! Готовясь продолжать гнуть свою линию, она лишь сдавленно выдохнула, когда орк схватил ее одной рукой и бросил на меха.
Ну все. Поздравляю. Теперь помимо «грязнокровки», «недоорка» и прочего, я стану вдобавок еще и «подстилкой». Причем посмертно. Шикарно…
Из этих мрачных мыслей в реальность ее вернули мясистые пальцы вождя, которые уже снимали и сдирали те клочки одежды, которыми она прикрывала свое тело ранее. Приготовившись к жуткой боли, Хора закрыла глаза и приготовилась кричать во всю глотку. Уж слишком часто она становилась случайней свидетельницей откупоривания дырок своих сестер. И отчетливо слышала их вскрики, полные боли и, как порой ей казалось, какой-то нежности. Но последнее она скорее воспринимала как разочарование и обиду.
Пора взрослеть, девочка… Стоп! Что за!?
Ощутив в районе ног дыхание вождя, полукровка вскинула голову, резко открывая глаза. Да эта сволочь, совсем обнаглела!
Это что еще за проделки?
Ощутив на своем теле касание языка Крурзака, Хора попыталась лягнуть его по спине, но похоже, что гиганту было совсем пофиг на ее старания, словно это был комариный укус. Тогда же его рука добралась до ее груди, играя пальцами с ее сосками и немного покручивая их. Хоре не было неприятно, ее тело постепенно размякло и отдавалось ощущениям, разум же боролся с ощущениями. Это было неправильно! Это было слишком хорошо для нее. Ее щеки горели огнем, пальцы дрожали, а меж ног уже стало мокро от выделяющейся смазки. Дыхание участилось, она все чаще хватала воздух ртом, сжимая пальцами мех шкуры под ней. Из последних сил заплетающимся языком дочь клана Сотот пыталась остановить вождя от этой странной пытки:
-Прекрати! Хватит! Рилдир раздери тебя! Убей меня!

Отредактировано Хора (19-03-2015 11:49:17)

+1

16

Удары и впрямь для массивного орка были подобны даже не укусам мошкары, а лёгким дружеским тычкам. Нет, ну ладно, полукровка, но должна же знать, куда бить больнее! Но конечно, бьёт, куда придётся. А что ему? Да ничего! Крурзак лишь чуть шире раздвинул ноги Хоры, чтобы не мешала ему за его занятием. Ох уж эти женщины, вечно им чего-то не достаёт. Хотела, чтобы надругались? Нет, всё будет куда более...изощрённо. Ну а что, выход был вполне разумным. Сокрушитель не просто кинул бабу на шкуры, не порвал её, а, в общем-то, насаживал если не симпатию к себе, то отсутствие неприязни. Конечно, это так или иначе сработает, даже если не полностью, то определённо, приятный осадок от этой ночи останется. Вождь умел не только убивать, насиловать и сеять настоящий хаос вокруг себя. Отнюдь. В данный момент он, как и всегда бывало, неожиданно ошарашивал и собеседника, и...скажем так, свою временную любовницу по утехам. Клыки не позволяли достаточно близко приникнуть к исходящей влагой щели, но простор-таки был. А это всё, что требовалось. Тело уже начало предавать Хору, которую едва-едва удерживали последние рамки осторожности. Хе-хе. Уж он-то, закалённый интригами и жизнью верховный вождь, однозначно знал, что следует делать дальше.
Высунув голову из-под остатков одежды, орк вполне так себе спокойно поднял полукровку на руки, и, держа её так, прижав к себе, повалился спиной на шкуры. Предуготовительные ласки продолжались, поскольку теперь грудь, плечи, шея и лицо Хоры открылись для обильных поцелуев со стороны Крурзака. Руки так и бродили по её телу, отзываясь на его желания - где нежно, где грубо, а где просто делая то, что необходимо. Разгорячённый болт уже скользил между ягодиц, гордо высясь настоящим копьём между них. Хе. Определённо, вся эта череда подстилок не уменьшило ни желаний, ни прыти орка. Скорее даже наоборот, лишь подогрели. Сегодня, очевидно, Хоре перепадёт многое. Не просто быть изнасилованной. Даже не парочка мелких поцелуев. Нет. Станет бабой, да ещё и с вождём, что, недолго наслаждаясь такими полумерами, наклонился вперёд, подминая под себя с удивительной для его угловатой фигуры нежностью. Глаза в глаза. Взгляд Сокрушителя был спокоен, хотя, конечно, огоньки похоти присутствовали, подавляемые железной волей. Ноги в стороны у полукровки раздвинуть, левой рукой накрыть мелкие грудки. Правой лапой, Крурзак направлял разгорячённый орган в весьма тесное нутро Хоры. Ну, а как, без этого не обойтись. Конечно, и у орчих тесновато, когда они ещё девки, но тут же...эх, тут же полукровка. Такой даже на треть не засунуть. Сплошное разочарование. Впрочем, когда это его останавливалось? Хмуро лыбясь, орк наклонился вперёд, обнимая своими лапищами мелкое тельце, накрыв грудки ладонями, чтобы зафиксировать в одном положении. Рывок, знакомое ощущение тесноты и струек крови на разгорячённой плоти. Подождав не минуту, как бывало иногда, но целых пять, вождь начал медленно делать необходимые движения, едва ли на треть погружаясь в исходящее влагой лоно. Конечно, он желал большего, а не просто тыкаться на самом пороге, но одна уже узость самки окупала все эти прегрешения. Рывок, ещё один. Несколько. Руки ласкают горячее, молодое тело, а могучие рывки окончательно хоронят любую возможную ненависть. Неприязнь - ещё может быть.
Но только не после целой, горячей ночи обильных нежностей со стороны громадного орка.

+2

17

Попытки сопротивления Хоры сменились лишь жалким скулежом от боли, которую доставляли клыки вождя, впиваясь ей в кожу и оставляя жуткие синяки, также и разгоряченными вздохами. Последние барьеры рухнули в ее сознании,  и она уже просто отдавалась моменту, пробуя на вкус неизвестные ей ранее ощущения. Да уж, вождь сумел ее шокировать и заставить себе подчиниться, пусть и другим образом. Ее тело начал покрывать пот, пальцы все сильнее сжимали шкуры. Волны удовольствия накатывали на нее, словно она была посреди потока теплой воды и заставляли плыть по течению.
Девушка выгнулась и беззвучно закричала, жадно глотая ртом воздух. Вспышка удовлетворения поразила ее тело, напрягая все тело. Но это продолжалось недолго, и вскоре девушка рухнула без сил, полностью расслабляя свое тело. Пожалуй, после такой пытки умереть действительно было бы радостью. Хора бездумно глядела в потолок палатки вождя, медленно и глубоко дыша, пытаясь восстановить дыхание. Уголки ее губ немного приподнялись. Пожалуй, это было самым незабываемым моментом за всю ее жизнь.
Скосив глаза на Крурзака, дочь клана Сотот видела, как тот снял с себя одежду и протянул свои руки к ней. На сей раз она уже не сопротивлялась. Нет. Теперь ей было интересно, что она будет делать дальше. Он запустил пальцы ей под спину между рук и приподнял так, словно она была тряпичной куклой, так же легко, но медленно. Приблизив ее к себе, теперь он лег на шкуры спиной,  устраивая ее немного выше пояса. Хора уперлась ладонями ему в могучую грудь, чтобы не рухнуть. Сзади она ощутила, как его ствол уперся ей в низ спины. Повернув голову, чтобы оглядеть его орган, ее тут же вернули к реальности его руки. Его пальцы скользили по ее коже, где-то немного сжимая ее плоть, лишь распаляя полукровку.
Тяжело дыша, она вновь обратила свой лик на вождя, ощутив на плече его горячее дыхание. Слабые касания его губ. Несколько поцелуев по плечу в сторону шеи. Еще парочка так поцелуев заставила ее выгнуть шее сторону, чтобы насладиться, пока его пальцы работали с ее спиной. Теперь очередь дошла до щеки. Совсем рядом с губами. На следующий поцелуй Хора сама подставила губы и попыталась обхватить его шею руками. Слабое и невинное причмокивание, которое тут же начало сменяться попыткой более взрослого поцелуя. Ей не приходилось прежде это делать, но само ее тело подсказывало ей, как она должна отвечать. В ее глазах разгоралась первобытная страсть, ее руки охватили голову Крурзака, не желая его отпускать. Когда их глаза встретились после неожиданной смены позы, она смотрела в них без злобы. Она желала продолжения, она не хотела останавливаться ни на минуту.
Она ощутила, как его пальцы обхватили ее грудь, другая же его рука схватила ее за ягодицу и стала приподнимать. И вскоре к ее промежности приблизился его стоящий как штык орган. Немного помедлив, вождь направил его внутрь, медленно продвигая его внутрь, разрывая в клочья преграду. Вместе с удовольствием, ее тело пронзила жуткая боль. Хора в очередной раз выгнулась и закричала. По члену Крурзака заструилась кровь из ее нутра. Эта боль раздавалась в каждой клетке ее тела, парализовала. По сравнению с ней все те побои и синяки с ушибами на тренировках были ничем.
С этого момента она стала настоящей женщиной. Осознание этого момента сопровождалось жуткой болью и некой мимолетной радостью. В конце концов, ей доставили то редкое удовольствие, и открыли мир с новой точки зрения. Выгнувшись в спине, она закинула голову назад, слабо задыхаясь. Теперь ее тело полностью повисло в руках вождя, который ждал пока она успокоится и тут же начал свое дело. Двигающийся рывками, его орган с каждым толчком прогонял по ее телу новые волны ощущений, от которых у Хоры кружилась голова, ее глаза закрылись, а из приоткрытых губ лишь доносились короткие вскрики и тут же жадные глотки воздуха…

На следующее утро, Крурзак и его подчиненные свернули свой лагерь. Все это дело сопровождались лишь приказами вождя и его воевод, да несколькими грубыми ругательствами, которые лишь развеселили его солдат и заставили ускорить работу. Несколько бугаев впрочем, как и сказал вождь, остались с родом Сотот, помогая приготовиться к долгому переходу назад в их поселение.
Хора была одета в первую попавшуюся крупную рубаху, которая закрывала ее тело от шеи до колен, немного оголяя в вырезе грудь. Она опиралась руками об огромный тесак, стоя на коленях. Это оружие, как и рубаху, она позаимствовала у вождя, выскользнув из его палатки.
Успев проснуться до него, она скорчила жуткую мину, ощутив, как сильно и болезненно ее голова жутко гудела, меж ног так вообще будто засунули раскаленный металл. И не менее сильно болела ее задница. С трудом вспоминая события прошедшей ночи, она огляделась и схватила первую, попавшуюся под руку рубаху. Попытка встать на ноги, впрочем, не увенчалась успехом и, ухватившись за огромный меч, она кое-как со сжимающимися от боли коленками сумела привстать. Уже в отражении меча она увидела, что ее тело покрывала застывшая малафья, которой, похоже, вождь одарил ее этой ночью. Выйдя из его палатки под настороженный взгляд другого охранника, она поспешила к небольшому ручью, чтобы смыть с себя эти следы.
Сбросив с себя одежду, она погрузилась в небольшой природный бассейн с холодной водой. Боль тут же отступила и лишь слабые ощущения холода сковывали ее, снимая следы ночи. Смывая с кожи грязь и малафью, девушка погружалась в мрачные мысли, пытаясь оценить свое положение.
Вождь ее изнасиловал. Да, пусть ей это в итоге понравилось, а затем она потеряла голову. Но это сделал он без ее воли. Что ей теперь делать? Изнасилования – это было нормой для орков, она видела в детстве не раз, как это происходило. Но ни одно из воспоминаний не было хоть на йоту похоже на случившееся. Почему? Почему он так с ней поступил?
Когда жуткая боль в теле успокоилась до того, что она могла уже перестать ходить крабом, опираясь на меч, девушка вернулась к тому моменту, когда Вождь уже залез на своего волка и отдавал последние приказы. Упав на колени и все так же держась за рукоять тесака, Хора лишь печальными от боли и недопонимания глазами провожала воинов Орды. На какой-то миг ее взгляд остановился на Крурзаке, но девушка не знала даже, что ей делать. Вскоре он повернулся к ней и ее роду спиной, и только пыль на дороге закрывали его от девушки. Позади к ней подошел Грокштар. Предстоял тяжелый разговор.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Старый, жуткий дом.