http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не знает кошка, чьё мясо съела...


Не знает кошка, чьё мясо съела...

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

Участники: Киран Торвирр, Ритца;
Время, место: Ариман, лето, года 2 назад;
Сюжет: утратив покровительство своей прежней "семьи" и бежав от нее, Ритца наслаждается свободой, но очень скоро осознает и темные стороны своего положения - всё снова теперь зависит только от нее, а никто просто так хлебом не поделится. Ариман - город хороший, но и здесь ничего не стоит протянуть ноги от голода, который переполняет нутро пустотой. Обозленная полукровка готова бросаться на всех и вся дикой псиной, лишь бы добыть денег да пищи, потому что фортуна отвернулась, и всё валится из рук. Вот, к примеру, какого демона этот бледный брюнет выглядит слишком жизнерадостным? Не слишком ли много вещей у него в комнате, которую снимает? Не обеднеет, если кое-что утратит. Только вот что будет, если наглый тифлинг переоценит свои возможности, по незнанию ограбив вампира, а не простого смертного?

+1

2

Что больше всего меня волновало, когда я решил остановится в таверне? То, что во мне распознают вампира. Бледная кожа, темная одежда, все дела. Да, есть люди, которые не слишком предвзято относятся к таким, как я, но, к сожалению, подавляющее большинство предпочитает вообще не вести дел с вампирами. Или же убивать их сразу, как увидят. Банальный страх, я понимаю. И даже то, что я убеждаю их в том, что я хороший, что я не хочу причинить никому вреда, не приносит желаемого результата. Вампиры это ведь монстры, которые убивают всех без разбора, выпивая их кровь, и поверить в то, что среди них появился представитель, который не желает никому зла, выглядит... неправдоподобно. Наверняка я что-то замышляю, усыпляю бдительность и все в этом духе. Немного обидно, что людям трудно поверить в мою искренность и не видеть во мне изначально монстра. Мы же ведь сами выбираем, быть убийцами и монстрами, коими и являемся, или цепляться за свою человечность и стараться быть как все. Я выбрал второе. Да, может, я и убиваю бандитов и оных с ними, но простите, они этого заслуживают. Они причиняют боль другим, обворовывают, убивают. Может, я слишком много на себя взял, выступая в роли судьи и палача для таких людей, но... О таких людях никто не будет горевать. А значит, они идеальные жертвы для меня.
Но в этот раз проблем не возникло. К моему большому счастью. В таверне было достаточно много народу, все сидели выпивали либо же играли во что-нибудь, или же просто обсуждали что-то свое, поэтому я быстро договорился с хозяином о комнате, и мы распрощались. Успел он заметить, что я вампир, или нет, я не знаю, но в любом случае открытой неприязни он ко мне не проявил.
- Возможно, стоит ожидать кого-нибудь, кто захочет убить меня... - пронеслось в моей голове, когда я выглянул в окно. Уже наступил вечер, солнце скрылось за горизонтом. Идеальное время для меня. Но меня пока не мучает жажда крови, мне повезло утолить её по дороге в этот город. Да и плюс к тому, у меня в сумке есть небольшие запасы, которыми я смогу перебиться день-другой, прежде чем снова отправлюсь в путь. Сначала закончу здесь дела, а уже потом буду думать о пропитании и о том, что же мне делать дальше. Поискать приключения на свою голову? Да, это бы не помешало. Небольшая встрясочка мне точно не повредит, позволить мне почувствовать себя правда живым, а не просто существующим в этом мире. Хочется как-то помочь кому-нибудь, оказать поддержку, не знаю... В общем, просто руки чешутся чем-нибудь заняться. Чем-то стоящим. Правда, все равно придется скрывать свою сущность. Пусть я и могу появляться при свете солнца, это не значит, что я полностью слился с толпой. Бледность кожи, клыки, они-то никуда не делись, и их никак не скроешь. Да и мне не хочется этого. Я не стыжусь и не боюсь своей сущности. Если люди не могут принять меня таким, какой я есть - это их проблемы, не мои. Я стараюсь подстраиваться, но когда я понимаю, что это не помогает, я просто перестаю бороться и... И либо ухожу, либо нахожу способ решить проблему без применения силы.
- А, ладно... Бог с ними. Не буди лихо, пока оно спит тихо... - пробубнил я себе под нос и встал со стула. Дойдя до своей сумки, вытащил из нее две колбочки с кровью и... уставился на них. Тратить сейчас запасы, или же подождать, пока действительно прижмет?

+1

3

Голод выбешивал.
Нет, он еще не дошел до стадии, когда желудок в яростной борьбе за жизнь начинает сжирать сам себя. И Ритца скорее насытится сырой плотью любого из жителей города, чем позволит себе умереть так нелепо и мучительно. Но пока она не спешила попросту проливать кровь. Когда-то так легко давались убийства, приносили радость, помогали выплеснуть злость и гнев, а теперь... Теперь с какой-то неохотой подобное представлялось. Нет, она всё так же могла убить, укажи ей на цель, за которую перекочует в ее карман несколько звонких монеток. Беда была в том, что или в ее услугах не нуждались, или предлагали тех, кто был не по зубам. Устав от неудач на этом фронте, полукровка сходу отказалась от идеи и оказаться в чьей-то постели за те же самые деньги - в таком случае был риск, что она сожрет горе-любовника, который не пренебрегает услугами продажных женщин, а не исполнит то, ради чего... Так сказать, наняли. Вчерашним утром повезло выловить крысу и покормиться вонючей от помойки плотью, ослабив жгущую пустоту внутри. Но спустя некоторое время голод вернулся в полной силе, и деться от него было некуда. В карманах была такая же пустота, ни единой монетки. Что же, бывало когда-то и хуже.
Оставалось еще одно, вариант не самый лучший, рисковый... Но обещающий славный итог, если всё пройдет как надо. Ловкая полудемоница не могла похвастаться хитростью рук, а потому пытаться откровенно срезать чей-нибудь кошелек с пояса боялась. Не была уверена в собственных силах сейчас, чтобы вломиться в чей-то дом. А вот пошуршать и порыскать в чьей-нибудь комнатушке, снятой в таверне... Так парочку медяков и отыскать можно. Подсобрать звонких монет - купить миску похлебки или кусок мяса прожаренный! Ритца аж заурчала вслух, чувствуя, как клыкастая пасть наполнилась слюной. Но не наугад же соваться в первую попавшуюся комнату? И загадала тифлинг уменьшить количество имущества у того, кого заприметит улыбку на губах - негоже радоваться кому-то, когда она страдает. Войдя в таверну, полукровка пришла к выводу, что планы придется пересмотреть. Весьма логично, что пьющие и предающиеся чревоугодию посетители едва ли будут унывать, а потому тогда пришлось бы грабить каждого второго, если не первого. Свистяще вдохнув горячие вкусные ароматы, Ритца мрачным взглядом из-под капюшона черного плаща обвела взглядом присутствующих, затем молча развернулась, покидая таверну. Нет, с этим что-то нужно делать. Например, просто подняться наверх и отыскать комнату, где оставили вещи и ушли.
Пользуясь наступившим вечером, тифлинг без особого труда, оставаясь незамеченной для лишних глаз, взобралась по стене к вышним этажам, где и находились сдаваемые комнаты. Одно из окон было открытым, заглянула первым делом украдкой полукровка туда чисто для галочки - не стоило сомневаться, что комната не пуста. Но, кажется, великодушие жизни снова на ее стороне. Мужчина сидел спиной к окну, а на столе... Валялся кошель, в котором точно что-то было. Можно даже поспорить на правый свой рог, что это деньги! Внимательно глядя куда-то поверх плеча человека - чтобы тот не ощутил столь пристальный внезапный взгляд - Ритца резко и как можно тише подалась выше, заглядывая в комнату, сгребая одним махом кошель и тут же скрываясь, лишь махнув хвостом напоследок. Сейчас она уже устроилась на крыше, присев на корточки, чтобы рассмотреть свою находку повнимательнее. Какой ловкостью нужно обладать, чтобы суметь повторить ее трюк? Бояться нечего, зато сейчас вот-вот пронзительная ругань приласкает слух, полукровка уже была в предвкушении...

+1

4

- А, ладно, оставлю на потом, - пронеслось у меня в голове, и я аккуратно положил колбы с кровью обратно в сумку и закрыл её. И как только я обернулся, то увидел взмах... хвоста?! Оглядевшись в комнате, вдруг что пропало, я увидел, что со стола исчезли деньги.
- Ну да... Стоило лишь на секунду расслабиться... Лучше бы переночевал в лесу, - подумалось мне. Я быстро осмотрел все остальное. Лук, колчан и ножны с мечом стояли на положенном им месте, а вот деньги испарились. Но перед этим я заметил, похоже, именно взмах хвоста. Получается, какой-то воришка незаметно стащил их и сбежал. А вот сбежал ли? Неужели я, при всех своих более менее отличающих меня от представителей других рас особенностей не смогу поймать вора? Бегаю я вроде бы неплохо... Вроде бы. По крайней мере по настоящему, с адреналином в крови, мне бегать не приходилось. Но злость из-за того, что у меня из под носа увели деньги, начала потихоньку заполонять меня. И желание найти вора становилось все сильнее и сильнее. По привычке проведя большим пальцем левой руки по перстню на среднем пальце и убедившись, что оно на месте и сидит как влитое, решился всё же вылезти в окно и попытаться найти вора. Да, сильно надеяться на то, что он не скрылся из виду, нельзя, но вдруг? Все может быть, я в этом убедился за триста лет странствий по миру. Произойти может действительно что угодно, даже то, чего ты не ожидаешь и что противоречит любому здравому смыслу и любой возможной логике. Испытал на своем опыте, так что я знаю, о чем говорю. Выбравшись и присев в окне, я огляделся. Несколько секунд осмотра, и я понимаю, что никто не ведет себя подозрительно, все идут спокойно, занимаются своими делами или болтают друг с другом, царит обычный фоновый городской шум, все как всегда.
- Может, вор ушел по крыше? - пронеслось у меня в голове. Это, конечно, маловероятно, но кто сказал, что вор будет именно обычным человеком, а не принадлежащим к какой-то расе, у которых ловкость находится в почете? Изменив положение тела, я подпрыгнул и зацепился ладонями за край крыши. А затем, как следует подтянувшись, я забрался наверх и увидел... девушку, сидящую и явно держащую что-то в руках. Наверняка это мой кошель. Хотя кто знает, она же сидит спиной ко мне.
- А тебе не говорили, что воровать нехорошо? - произнес я. Как бы она только от испуга с крыши не свалилась. Иначе мне потом еще придется и со стражей разбираться. А с этими ребятами мне общаться не хочется. Большинство из них немного туповаты и туго соображают.

+1

5

Никаких ругательств, проклятий и им подобное Ритца не услышала, решив, что ее проделку может и не заметили пока что. В конце концов, сейчас она была увлечена перебиранием содержимого кошелька, а потому большую часть комплиментов к себе пропустила бы мимо остроконечных ушек, так что тишина была на руку. Пара золотых, больше серебра и доля медных. Это обещало несколько сытных и безмятежных дней в комнате вроде той, куда заглянула тифлинг. Ну или один очень веселый вечер в игре в карты, азарт никуда не пропадает. Вдруг повезет приумножить это маленькое богатство? А еще стоит вспомнить данное себе демоны знают когда обещание и завести тайник на черный день, чтобы не кормиться паразитическими грызунами, отвратительными на вкус. Лучше бы кошку или собаку какую выловила. Или голубей. Да хоть ворону! Нет же, крыса попалась... Ничего, никакой подобной мерзости больше не будет! Да и тайник... Слишком тут маловато денег для заначки, как-нибудь потом обязательно сделает и отложит запас.
Словно очарованная блеском монеток, часть которых была уже возвращена обратно в кошель, Ритца и забылась на мгновение, перестав вслушиваться в происходящее вокруг. А потому сильно дрогнула, отчего часть медных просыпалась из ладони, со звяканьем скатываясь вниз, когда за спиной послышался голос. Кошелек тут же перекочевал в маленькую сумку, скрытую под черным плащом, а сама полукровка вскинула рогатую голову, невольно теряя капюшон, позволяя увидеть и копну черной гривы, и рога, и белоснежные глаза на лице нежно-салатового оттенка, когда она обернулась. Она продолжала сидеть, удерживаясь всеми конечностями за черепицу, а стрельчатый хвост, до того лежащий неподвижно, взметнулся в воздух, блеснув на мгновение жалом. Пожалуй, очень некстати, что угораздило наткнуться на типа, который попытается вернуть отобранное... Да еще и не побоится лезть на крышу. Однако, она слишком замешкалась сидеть на одном месте, рискуя лишиться добычи и снова охотиться на невесть что.
- Ты не первый, - с вечной мягкой картавостью в голосе произнесла Ритца, тут же подаваясь вперед, к противоположному от брюнета краю крыши, двигаясь стремительной молнией, тело которой скрывал плащ. Разумеется, что в ходе передвижения полы одеяния за что-то зацепились, а сама полукровка и не подумала замедлиться, игнорируя треск ткани. Что поделать, плащи в ее компании долго не живут, вечно рвутся, мнутся, пачкаются - такова их участь. Кстати, можно будет приодеться при случае, если получится сохранить деньги, а не придется возвращать их, молясь, чтобы не отдали страже - пару раз и такое бывало в жизни, хватка и изворотливость уже была не та, где прежняя бравада? Не останавливаясь, полукровка стремительно оттолкнулась всеми конечностями, чтобы перепрыгнуть на соседнюю крышу. Успешно приземлившись как кошка на четыре лапы... ну, ноги-руки, она заинтересованно обернулась, рассчитывая, что в этот раз за ней не последуют. Одно дело решиться подняться на крышу, а совсем иное - перепрыгнуть на соседнюю. Не каждый человек на такое решится.

+1

6

- И правда напугал... - пронеслось у меня в голове, когда она дернулась и обронила несколько монет. Что ж, я сам в этом виноват. Да, я мог бы действовать грубее, подобраться к ней незаметно и начать душить её, но я.. Не знаю, я более мягок, что ли, и не люблю излишнего насилия. Сначала пытаюсь поговорить, свести все к дипломатическому решению проблему, а уж только потом браться за оружие. Как говорят, сначала просит по хорошему, а потом уже по плохому. Вот только в моем случае плохое не всегда кончается хорошо. В смысле, не смертью. Я же вампир. С разбойниками вот вообще не церемонюсь.
Услышав ответ девушки, я наблюдал, как она мгновенно соскочила со своего места и бросилась к краю, а через несколько мгновений оказалась уже на другой крыше. Шустрая, шустрая, тут ей надо отдать должное. Вероятно, если бы не её хвостик, я бы и не сразу заметил, что у меня умыкнули деньги, или вообще не заметил бы до самого последнего момента. Но нет, хвостик её, можно сказать, предал. В любом случае, я не стал мешкать и сразу же последовал за ней. Разбежавшись, я оттолкнулся от края крыши со всей силы, долетел до крыши, на которой сейчас стояла воришка, и, приземлившись и сделав перекат, чтобы уменьшить давление на ноги, поднялся во весь рост и посмотрел на нее.
- Если она думает, что я так просто расстанусь со своими честно нажитыми деньгами - сильно заблуждается, - подумал я, продолжая изучать её взглядом. Я много, очень много лет путешествую, и встречался с представителями многих раз, даже приходилось встречаться с вампирами, но вот её расу... Я либо давно не видел ничего подобного, либо вообще никогда не видел, но я не могу причислить её к кому либо. Нужно признать, что я давненько не встречал чего-то или кого-то, мне неизвестного. Это несомненно радовало бы меня, если бы данный индивид не пытался украсть у меня деньги.
- Может, ты вернешь мне деньги, и мы с тобой мирно разойдемся по разным углам? Я правда не хочу причинять тебе вред. Но я не люблю, когда мои вещи берут без разрешения, - произнес я. Может, я и добрый души вампир, но даже у меня есть пунктики, условия которых другим лучше бы не нарушать. Бывали со мной моменты, когда я выходил из себя настолько, что словно становился совершенно другим человеком. Я бил, кусал, резал, не жалея силы, единственная мысль в моей голове в такие моменты была - сокрушить цель. Не люблю себя в такие моменты. Да, в любом существе есть доброе и злое начало. Но свою тьму я стараюсь не выпускать наружу. Слишком много бед она может натворить. Поэтому я и стараюсь решать все конфликты миром. Я миролюбивый, но и у моего терпения есть граница.
- Слушай, верни деньги, и я поделюсь с тобой, если тебе это нужно. Это будет честно, не думаешь? - произнес я. А что? Если ей нужна еда, я вполне могу купить её ей, и оставить ей немного монет, чтобы она могла добыть пропитание, когда я уйду из этого города. Мне не чуждо сострадание и бескорыстность. Вообще, из меня плохой вампир получается, это уж точно. Но я предпочитаю опираться на свою человечность, а не только вампирскую сущность. Мне так проще живется.

+1

7

В иное время Ритца может быть и оценила бы упорство брюнета. Признающая силу и иногда упрямость, она тем не менее желала бы сейчас встретить малодушного рохлю, который бы продолжал сидеть в своей комнатушке и хлопать глазами, пытаясь вспомнить, а куда положил кошель, не мог же он пропасть волшебным образом? Легкая добыча уже не ощущалась настолько легкой, но запаха угрозы тифлинг всё еще не заметила. Если человек рассчитывает добиться чего-то переговорами, то он здорово ошибается. Слова не имеют никакой силы, если только в них не кроется острота опасности, риск потерять жизнь или приобрести массу проблем. Слова опасны шантажом, не более. И какой он бледный, больной что ли чем?
Ритца неодобрительно поморщилась, когда увидела, что человек решил ее преследовать. Своим прыжком она силилась передать что-то вроде послания: ты копуша, ты не уследил за своим добром, пеняй на себя, отстань от меня. И встреченную настойчивость оценить не могла, настроения играть в догонялки с риском и адреналином у тифлинга совершенно не было, а уж ее завышенная раздражительность и вовсе могла стоить жизни. Только вот чужие уверенность и акробатические прыжки как-то внушали ей, что пока не стоит связываться, не стоит атаковать первой. Показать зубки только в случае защиты своей законной добычи. Просто законы немного другие. Не такие общепринятые.
На слова и предложения вернуть украденное, Ритца лишь вздорно фыркнула. Так ей достанется больше, всяко больше, кроме того, что он себе представляет? Как послушная собачка таскает тапочки, так и она сейчас должна услужливо поднести кошелек прямо в его руки? Та, имя которой когда-то боялись и трепетали, страшась, что попадутся в лапы Зверя? Никогда.
Рыкнув, блеснув остренькими клычками, полукровка в этот раз не отвечает, снова кидаясь к краю крыши, чтобы перепрыгнуть на следующую. Плащ мешался ей, кроме того, она уже решила обзавестись новым при случае... И в полете когтистая права рука небрежно скользнула по застежкам, разрывая черную ткань. Темным призраком одеяние заскользило вниз в своем полете, а освобожденная от балласта Ритца ловко приземлилась снова по-кошачьи, тут же вскакивая на обе ноги, бегло проверяя наличие сумки. Она уже не стала ждать, когда брюнет совершит еще один прыжок за ней, тут же поспешила разогнаться для очередного прыжка на крышу домика, который был несколько ниже. И добежав до его края, она резко затормозила, вскидывая голову - следующее строение было слишком далеко, а расстояние казалось непреодолимым в один прыжок. Падать на землю Ритца не собиралась, ровно как и получать лишние переломы себе в трофеи - они крайне неприятно заживали, пусть и ускоренно при помощи высокой регенерации, но... А может, человек уже отстал? Продолжая стоять у края, тифлинг обернулась, гадая о дальнейших планах. Нужно было затаиться где-нибудь и немного подождать, в каком-нибудь темном углу, заброшенном доме, где угодно. Чтобы ее потеряли, махнули рукой и тогда... Тогда можно устроить маленький персональный пир - раздвоенный язычок с ажиотажем мазнул по губкам.

+1

8

Обидно немного, когда люди не понимают, что ты пытаешься поступать по хорошему, с понимаем относишься к их проблемам. И ладно, если они тебя вообще не посылают куда подальше, а ведь бывало и такое за то время, что я топчу эти земли. И я вновь наблюдал, как она сбегает от меня, перемахивает на следующую крышу, в надежде сбежать от меня. Вздохнув от разочарования, я посмотрел ей вслед. Вероятно, годы практики, потому что неумелый так бы хорошо не прыгнул. Да и вообще, есть еще страх высоты, как у меня, к примеру. Да, на крыше я чувствую себя не особо уютно. Определенное количество страха уже прокралось в мое сердце, а его холодная рука уже подбирается к моему сердце, обещая сжать его в кулак. Но здесь еще не так высоко, и, даже если я упаду, думаю, восстановлюсь за сутки-двое полностью, и буду как огурчик. Да, конечно, моя боевая эффективность будет немного снижена на это время, но я же не настолько идиот, чтобы сразу после травмы лезть на рожон, правильно? Нет, так поступают только те, кто считают, что если они не покажут, что травма не уменьшила их силу, чья гордость не будет задета от такого "пустяка". А мне все равно. Я не ищу драки нарочно, я не вижу смысла в бессмысленном проявлении силы. Её ты сможешь показать в бою, сражаясь бок о бок со своими товарищами, прикрывая им спины. А все это показушничество... ребячество, только и всего. Ну или, как вариант, слишком горячая кровь, которая просто не дает покоя. Бывали такие личности на памяти моей, бывали. Порой им хотелось как следует заехать по лицу кулаком, потому что слишком много выпендриваются. Но я себя сдерживал. Да, хотелось испытать удовлетворение от того, что поставил человека на место, но... Смысл? Он ведь все равно не изменится. Такое очень трудно искоренить, особенно если человек сам этого не хочет.
Я рванул следом за воришкой. Когда добежал до края крыши, вновь оттолкнулся посильнее и оказался на другой крыше. Эта игра в догонялки меня особо не радовала, все же существовал риск того, что либо она, либо я свалимся. И какой бы она не была занозой в одном месте, вреда я причинять не хочу.
- А придется, - шепнуло подсознание, настраивая меня на новый способ ведения переговоров. Добежав до нее, я, наплевав на последствия, схватил её, увалил на крышу и прижал её к ней. Всё-таки по массе я тяжелее буду, явно. Я приложил свою руку на её горло, но не стал давить слишком сильно. Заметив хвост девушки, который, как я заметил, может быть довольно опасным, я сместил свою ногу и придавил его. Нет, не дам застать себя врасплох, черта с два!
- Я прошу еще раз. Отдай мне кошель, или поверь, тебе не понравится, что я с тобой сделаю, - и как бы невзначай продемонстрировал ей свои клыки. Которыми я клянусь, воспользуюсь, если она даст повод.

+1

9

Ритца не очень понимала своего преследователя. Где же злость? На его добро позарились, а он добродушно-лениво просит вернуть, с обещанием поделиться и отдать часть? Ну да, безнаказанно. Как там говорится... Бесплатный сыр только в мышеловке, верно? Даже угроза в словах не особо-то и впечатлила, тон не вызывал какой-то опаски и серьезных волнений за свою шкуру. Но вот настойчивости ему было не занимать, полукровка рассчитывала избавиться от преследователя в пару прыжков, показать ему, что потерял свои денежки навсегда, но... Как обычно, всё пошло не так. Глядишь, привычка что-то планировать уйдет в небытие, ибо толку с нее?
Во-первых, тифлинг совершенно не ожидала, что брюнет окажется рядом так быстро. Она двигалась значительно шустрее простого человека, пусть и не на пределе собственных возможностей. Ее вина, что недооценила противника, уверовав в добычу слишком легкую. И казалось бы поделом за такое, но речь-то идет о собственной зеленой шкурке, весьма ей ценной и привычной по старой памяти!
Во-вторых, пока Ритца с озадаченным испугом белоснежных глаз глядела на человека (а человека ли?), тот времени не терял зря. И полукровка не особенно успела пискнуть, оказываясь поваленной на крыше. Причем рука брюнета очень нехорошо устроилась на ее горле, пока не сжимаясь, а нога... Нога придавила собой хвост, не давая скрутить и придушить в ответ! Как знал, сволочь, как знал. Негодующе зашипев - между прочим, ощущения были далекие от приятных - тифлинг прищулись, зажимая уши и чуточку скалясь. Ее огорошила атака брюнета, а точнее его сила. Она знала, что сильнее человека, даже мужчины. Разумеется, что с качком и горой мышц ей не особо справиться, но... Бледный был значительно сильнее ее, и потому трепыхаться было не то чтобы бесполезно, но на результат плодотворный не стоило рассчитывать. Покуда Ритца шипела, вяло сопротивлялась, пытаясь первым делом высвободить хвост, бывший хозяин кошелька продолжил обмен любезностями и такими же предложениями. Тифлинг бы послала его куда подальше, да только вот блеснувшие клыки, которые были острее и ее собственных, заставили как-то нутро нехорошо сжаться, обдавшись холодком.
Вампир?
Про эту расу она больше слышала по рассказам и слухам, а на деле не сталкивалась. Само собой, знала про их любовь к крови, дескать иного блюда и напитка не признают, потому что и вкуса-то не чувствуют. Еще вроде любят кровь девственниц, потому что она слаще. Еще боятся серебра, чеснока и... Осину, что ли? А, да, кол им в сердце надо вбить, точно! И по ночам на охоту выходят, боятся солнца. Что-то ничего только под рукой подходящего нет, вот как-то вампира встретить совсем не ожидала. О, а серебро в кошельке!? Или там не такое серебряное серебро? Или оно только в бою им опасно? Или... Ой, а вампиры же жестокие и кровожадные, да?
- И что же ты с-с-сделаешь? - прошипела Ритца, снова показывая на мгновение шустрый язычок. Глупый вампир. Она перед ним лежит, сумка через плечо болтается, а уж больше и некуда сунуть кошель было. Сам-то чего не возьмет?

+1

10

- Что я сделаю... - пронеслись её слова у меня в голове словно эхом. Я могу много чего сделать. Правда, много. Могу задушить её. Могу поднять её тело и сбросить с крыши, а затем как ни в чем не бывало скрыться, юркнуть в свою комнату в таверне и все, я мгновенно исключаюсь из списка возможных подозреваемых. А могу полностью обескровить её тело, ну или по крайней мере куснуть так, что мало не покажется. У меня было достаточно времени, чтобы узнать слабые места организма большинства рас. И пусть принадлежность этой девушки все еще у меня под вопросом, я все же надеюсь, что основная несущая кровь артерия находится не так уж далеко от глотки. Главное правильно приложится клыками, а остальное сделает за меня рана. Но так как я слишком добродушен и чураюсь излишней жестокости, особенно когда она не к месту, я просто напросто решил припугнуть её немного. Может быть, она и самоуверенная до предела, но, я думаю, даже она почувствует страх, когда почувствует мое дыхание и прикосновение острых клыков на своей шее. Всё-таки преимущества вампира порой позволяют мне сделать многое, даже не прибегая при этом к оружию.
- Ты удивишься, что я способен сделать с такими, как ты, - произнес я, глядя ей прямо в глаза, все еще держа руку на её шее. Немного сжав её, я отклонил её голову влево и медленно потянулся к её шее, а когда оказался возле нее, остановился, и свободной рукой залез в её сумку. В той спешке она не могла пристроить мой кошель никуда, кроме сумки, единственного надежного места для хранения ценностей, когда ситуация не располагает к более тщательному и логичному выбору. Пошарив немного, я нащупал свой кошель и, вынув его из сумки, завел руку за спину и коснулся её шеи своими клыками.
- Тебе нужно тщательнее выбирать свою жертву, милая. Мне трудно сейчас удержать себя, чтобы не выпить твоей кровушки, - произнес я шепотом,  совсем рядом с её ушком. И пусть я сейчас не голоден, для полноценного запугивания я могу и выпить пару глотков. Но тогда схватки, вероятно, избежать будет нельзя. А её хвостик, как я понял, снабжен жалом, который вряд ли выделяет что-то из разряда приятного и хорошего для организма. И пусть я восстанавливаюсь быстрее других, помучиться и я, наверное, успею.

+1

11

Слишком запоздало осознала тифлинг, что слова ее так и провоцируют показать всё на деле. И окажись ограбленный упырем именно им - может и продемонстрировать прямо сейчас, что с ней сделает. Интересно, а вампиризм передается как? Просто через укус или как-то иначе? С другой стороны, тогда каждая их жертва стала бы вампиром, в мире со временем не осталось бы никого из невампиров - даже полукровка примерно такое представляла. С другой стороны... Пожелай он убить сразу - разве стал бы так бегать и прыгать за ней? Не особо верилось, что он искал незаметного места, откуда его кормежку никто не приметит. Не убил сразу - не убьет и сейчас, наверное. А точно ли это вампир? Тифлинг озадачилась. Быть может, это представитель именно ее, так называемой, расы? Дети демонов поражали своими возможностями и разнообразием. Иногда получалось их спутать с представителями иных рас, пока они не выкидывали что-то эдакое. И кровожадность была не редкость. Мало кто мог заковать в свою власть текущую по венам горячую демоническую кровь, так что увидеть тифлинга сдержанного - встретить белую ворону. Ритца предпочитала слушать приглушенный зов хаоса.
Что же у нее есть? Хвост с жалом, который придавлен. И когтистая рука, которая тоже придавлена где-то, но не так неприятно как пятая конечность, слишком чувствительная для такого отношения к себе. Стало быть, снова придется пробовать сыграть на лжи. Еще череда таких событий, и врать она научится весьма достойно, если выживет во время обучения.
- Ты имеешь что-то против таких как я? - проворковала полукровка, насмешливо косясь взглядом. Несомненно, ей было не по себе, что сейчас ее с силой придавливает вампир, а оказать отпор нет возможности. Если это правда вампир. И в то же время она как зверь чувствовала какую-то слабину у своего преследователя, не видя в нем достойного духом противника, способного пригрозить так, что ноги откажутся держать от ужаса. А значит, бояться нечего. Да и слова его первым делом восприняла как вопрос, затрагивающей происхождение, не о роде деятельности, словно обвиняя в нетолерантности. Хвост продолжал извиваться, стремясь освободиться, чтобы впиться жалом в затылок слишком ранимого хозяина кошеля, не сумевшего пережить разлуки со своими деньгами. Или придушить его в отместку.
Ритца зашипела, вяло завозившись, когда чужая рука скользнула в ее сумку, возвращая отобранное. Может быть, если повезло, какая-нибудь монетка выпала из кошеля, оставшись с ней, но надеяться не приходилось на такую удачу.
- Я по-твоему милая? - всё тот же воркующе-мурлыкающий тон, да она однозначно издевается! Хотя прикосновение острых клыков к шее заставило ощутимо напрячься, заволноваться за целостность своей кожи и крови, которой делиться не было в планах.
- Кус-с-сни, - ехидно прошипела полукровка, хотя внутри ощутимо всё сжалось и похолодело. - Мне будет интерес-с-сно глянуть как тебя будет прожигать нас-с-сквозь...
Интересно, а это больно?

+1

12

- Я не люблю воришек, - произнес я, поглядывая на девушку из своего положения. А кто их любит, собственно? Когда у тебя крадут что-то, что принадлежит тебе, на что ты потратил силы, время, за что трудился не покладая рук, это всегда... плохо. Не у всех появляется желание найти вора и воздать ему по заслугам, но у некоторых личностей, менее сдержанных в плане морали, оно появляется. И если уж он находит свою цель, далеко не факт, что все кончится хорошо. Особенно если человек, захотевший отомстить, обладает куда более специфичными талантами, нежели обычный представитель своего вида. Именно поэтому я стараюсь сторонится конфликтов, любых. Да, я смогу защитить себя, свою честь когда это понадобится, но я предпочитаю решать все миром, применять дипломатию, потому что считаю, что бессмысленными проявлениями силы и жестокости мало чего можно добиться. Этот вариант годится лишь в том случае, когда твой оппонент не понимает другого языка. И я искренне надеюсь на то, что эта девушка, кем бы она ни была, умеет остановится прежде, чем станет слишком поздно. Потому что желание укусить её в шею и испить крови становилось все сильнее. Слишком близко я оказался с ней, и мне не то что неловко, я боюсь, что если сейчас не справлюсь с жаждой, она тут и погибнет, на этой самой крыше. Нелепый конец, и страшный. Плюс мне придется срочно ретироваться из этого города, чтобы не возникали подозрения. Весь мой вид говорит о том, кто я. Да, некоторые не знают, как отличить вампира сразу, и это мне на руку, но есть и такие, которые знают, куда нужно смотреть и под каким углом, и уже идут на тебя с оружием.
- Знаешь, я бы с удовольствием, но ты не стоишь того, чтобы потом мучиться из-за тебя и покидать город, в котором я надеялся провести одну спокойную ночь. Как тебе предложение разойтись с миром? Или всё-таки хочешь подраться и свалиться с крыши? - появилось желание поднять её, держа за горло, над крышей, подойти к краю и таким образом сильнее запугать. Но я его подавил. Лишняя жестокость ни к чему. Но вот за её хвостиком приглядывать стоит. Я чувствую, он создаст мне много проблем.

+1

13

- А они не любят тебя, - не осталась в долгу язвительная полукровка, которая всё так же была далека от состояния скулящего комка, молящего о пощаде. Несомненно, она уже осознала, что ее жертва обладает острыми зубками в буквальном смысле слова, ей доставляло некоторый дискомфорт наличие этих клыков в столь интимной близости с ее шеей, но бояться? Нет, не получалось. К едкому холодку опасности, идущему изнутри, она успела привыкнуть и даже по-своему оценить. Сказать по правде, не боялась скорее по незнанию, чем храбрости. Когда ей доводилось иметь дело с укусом, даже болезненным? Только в порыве страсти сама прикусывала кого за шею или плечо, получая такой же болезненный жест в ответ, вызывающий приглушенное рычание. Ну, могла она опасаться змей, которые способны ужалить, так там логично и понятно всё - ядовитые смертельно бывают, а тут чего бояться? Неужели она будет смирно лежать, и ждать, покуда ее не выпьют досуха как бутылку вина? Хвост-то, к слову, продолжает извиваться в попытках высвободиться, неудачно его прижали, держат, а время потянуть нужно.
Вампир похоже не поверил в то, что ее кровь кислотная или вроде того. А может быть поверил, не решив рисковать, только сослался на иные причины. Главное было то, что ее никто не планирует кусать, по крайней мере пока. Но оставлять дела просто так Ритца не планировала, рассчитывая все-таки раздобыть денег. И получить некоторую часть за возвращение ей казалось унизительным. Впрочем, кошель у нее отобрали, а отсыпать пару монет ей не спешили. Значит, нужно суметь обдурить.
- О, а тебе, я с-с-смотрю, нравитца быть с-с-сверху, да? - проворковала полукровка, не прекращая попыток освободить хвост. Стречальтый кончик уже оказался на свободе, а теперь тянулся к лодыжке, обнажив жало. Кое-как высвободив левую руку, которая была без угрожающих и смертоносных когтей, тифлинг нахально провела ею по плечу брюнета, касаясь легко и ненавязчиво, чтобы в этом жесте не углядел лишней угрозы.
Запугивания, что получится слететь с крыши ее так же не задели. Рожденная в лесу, проведя большую часть детства там, тифлинг полностью доверяла своему телу. И чтобы она сорвалась с высоты? Невозможно. Да, было дело, когда она не рассчитывала прыжка, пролетала мимо ствола дерева или не долетала, падая на землю. Были неприятные ушибы, вывихи, но всё это служило уроком. А уж любимая игра, где нужно было гнаться за белкой и не отставать... В общем, Ритца не боялась брюнета. Если только он не схватит ее сейчас и не швырнет вниз. Тогда может быть нехороший итог, если она сломает шею или спину. А в других случаях... Ютиться где-нибудь в какой-нибудь дыре не хотелось, пока организм сумеет восстановиться. Кроме того, для такого понадобятся силы... А их как раз слишком мало. Может, стоит придержать собственную наглость, осадить? Поздно, слишком разогналась, а язык острый и иногда любит сказануть лишнего.
- А может быть, интерес-с-снее ночь бес-с-спокойная? - белые глаза прищурились, а жало наконец-то дотянулось до ноги, проходя сквозь ткань. Тонкий болезненный укол, затем мгновенно передать весь до капельки яд, пряча жало обратно. И улыбаться, очаровательно улыбаться, показывая собственные клыки...

+1

14

Я почувствовал укол в ноге. А когда взглянул туда, увидел хвост, который всё-таки вырвался немного из под моей ноги и по желанию владелицы сделал свое темное дело. Нужно было лучше контролировать ситуацию, это точно. Я даже не почувствовал, как она его высвободила, да, он трепыхался под ногой, но я-то думал, что крепко его прижал. Но по факту оказалось, что нет. Надо было его рукой схватить и завязать вокруг её собственной шеи. Узлом. И плевать, что это может быть анатомически невозможно. Вся эта ситуация, все это начало меня злить. Пытаешься решить все по доброму, по хорошему, даже предлагаешь поделиться с ней, так как понимаешь, что она возможно голодает или голодает кто-то из её близких, но нет, все равно она поступает из подтяжка, буквально ударяя в спину. Пусть и жалом в своем хвосте. Как тут не разозлишься? Я, может, и добряк, но и у моей доброты существуют пределы как никак. Я терпелив, порой кажется, безмерно терпелив, но и у меня есть граница, которую лучше не переступать. Потому что никому не понравится, если я выйду из себя. Уж поверьте.
Сжав горло девушки посильнее, показывая то, что она уже перешла черту, я произнес:
- Только не с тобой, дорогая, - произнес я и схватил рукой её хвост. Нет, осуществлять план по связыванию её хвостом, ей же и принадлежащем, я не собираюсь, пусть и хочется проверить теорию на практике. Но вот проучить её следует, это точно не повредит делу. Может, хоть немного собьет с нее спесь, и она поймет, что я далеко не такой добрый и снисходительный, как она думает. Я сжал её горло еще сильнее. Сейчас ей должно стать немного трудно дышать. И в этот момент я и решил с ней поговорить:
- В следующий раз при встрече с вампиром советую тебе не выпендриваться. Далеко не все мои сородичи такие добрые, как я, - и укусил её в шею. И все-таки не смог удержаться, чтобы не сделать три полноценных глотка её крови. И не почувствовал при этом никакого дискомфорта, который она мне обещала. Соврала, значит. Ну вот и славно, пускай, она получила сполна. Оторвавшись от её горла, я поднялся, выпрямился во весь рост и, отступив по крыше немного повыше, произнес:
- Должен признать, ты приятная на вкус. Это того стоило, - уйти бы сейчас, оставить её здесь побежденную. Но нет. Злорадство еще никто не отменял. Пусть и фальшивое.

+1

15

Запоздало полукровка задумалась, а может ли яд побороть вампира? Спрашивать такое было нелепо, а возможность проверить исключительно опытным путем. Если бы еще удалось дотянуться до затылка, а сейчас придется тянуть время, пока наркотик распространится и сломает безумной болью, если сломает. Ее маленькая и подлая атака не могла остаться незамеченной - сложно пропустить внезапно болезненный укол. Ритца завозилась усиленнее, пытаясь высвободиться, пока вампир отвлекся на свою ужаленную ногу. Обычно даже самые добродушные начинают злиться после такого. Но тифлинг видела некоторый тупик в происходящем, потому что ее поймали, отобрали то, что она украла и... Что и? Предлагали мирно разойтись или подраться? В открытом бою против вампира у нее немного шансов. Да и вообще открытый прямой бой - не для нее. Ударить исподтишка, ужалить, обезвредить и скрыться в темноте, бесшумно замирая тенью, которая не сводит с жертвы белоснежных глаз, таящих в себе смерть. Или из ниоткуда появиться, ударяя прямо в сердце когтями, чтобы снова раствориться, вплетая в тишину угрожающее шипение взбудораженного кровью хищника.
Ритца дрогнула, на мгновение сникая в своих сопротивлениях, когда рука угрожающе сжала горло. В горле внезапно пересохло, а сама полукровка люто захрипела-засипела, обнажая клыки в оскале. Хвост попытался увильнуть в сторону, избежать хватки руки, но нечеловеческая сила превосходила полукровку во много раз. Она билась, извивалась, хотя до того казалось равнодушно-спокойной да еще вовсю подтрунивала над вампиров, подразнивая его и едва ли не пытаясь соблазнить. Разум не соображал, что подобное сопротивление в объятиях охочего до крови хищника может лишь взбудоражить того, приближая момент его кормежки.
Тифлинг не сдержалась от приглушенного писка, когда острые клыки легко, но с такой же острой болью проникли сквозь кожу, прорываясь к артерии, чтобы украсть ее кровь. Кровь, которой она дорожит, которую не дает пролить попусту, а уж тем более бесцеремонно пить ее как какой-то напиток из таверны за деньги! Она зарычала громче, судорожно рванувшись, словно не думая, что так сама способна разодрать свою шеи об острия. Однако, ее не убили. Несколько глотков, и вампир отстраняется, отпуская мелко дрожащую Ритцу из своей хватки. Видя как противник отступил, тифлинг вскочила на ноги одним движением, воинственно взмахивая хвостом. Когтистая ладонь метнулась к укусу, зажимая кровоточащую ранку, которая едко зудела. Через некоторое время она затянется, а кровь еще раньше перестанет течь. Но задетая гордость, вынужденные унижения кипели внутри. Безумие было бы напасть прямо сейчас, но убежать и уйти, выжидая, когда тело восстановится - признать свое поражение. Ритца медлила, сверля белым колючим взглядом того, кто посмел силой взять ее кровь. Кровь демона, пусть и ослабленную кровью лесного эльфа.

+1

16

- Что такое? Тебе не нравится, что тебя только что покусали и испробовали твоей кровушки? Не волнуйся, от укуса вампиром ты не станешь. Тебе, мне кажется, хватит и твоих клыков. Ну и еще хвостика, - произнес я и усмехнулся, взглянув на её хвост. Меня перестало волновать то, что она буквально уничтожает меня взглядом. Может быть, она и сильная в какой-то степени, но я сомневаюсь, что она вступит в открытое противостояние сейчас и на этом месте. Опасно всё-таки устраивать драку на крыше. Почему? В пылу схватки мы просто не заметим, как подойдем близко к краю, один из нас оступится и утянет за собой другого. И в итоге внизу, на обозрение всем прохожим будет лежать сразу два тела, а не одно. Может быть, я еще и смогу восстановится после падения с высоты, я не знаю. Не испытывал свое тело, не хотелось причинять себе лишнюю боль. Я вообще активно стараюсь избегать возвышенностей выше пяти метров. Чем выше, тем неуютнее я себя чувствую и тем сильнее мне хочется развернуться и вернуться обратно, вернуть свою связь с твердой, никуда не уходящей из под ног землей. Казалось бы, мне триста с лишним лет, а я как ребенок боюсь высоты. Но... я не могу перебороть этот свой страх. Все остальное для меня не так страшно, как оказаться на большой высоте. Особенно если я взгляну случайно вниз... Все нутро мгновенно переворачивается с ног на голову, и меня начинает если не крутить, то голова кружится ого-го. Не переношу я высоту. Просто не переношу.
Но все мысли резко померкли, когда голову начало жечь от боли. А затем свет словно стал ярче, а звуки куда громче, все это навалилось на меня одной кучей, лишая ориентации в пространстве. Но я для надежности все же сел на одно колено, чтобы постараться удержать себя на крыше. Но боль была... действительно очень сильной. Нетрудно догадаться, что это проделки этой воришки. Она успела уколоть меня, когда я потерял бдительность, когда ослабил её, чтобы поиграть с ней по её правилам. И теперь буду вынужден страдать от этого черт знает сколько. Вряд ли она облегчит мои страдания и скажет, сколько длиться действия яда, который она мне бесцеременно вела. Но так же я понимал, что сейчас достойного сопротивления оказать не смогу. Я просто не могу унять головную боль и заставить затихнуть все эти звуки, что валятся на меня словно снежный ком.

+1

17

Когда-то полукровка слышала о таком странном развлечении как бой с быком. Нет, скорее танец. В котором алой как кровь тряпкой махали перед взбешенным зверем, обманными движениями заставляя его пробегать мимо, а не взять на рога. Тифлинг не помнила тонкостей такого нелепого зрелища, но знала, что неизменно бык будет убит. Большее, что он мог сделать - утащить надоедливого человечка за собой в могилу, проткнув рогами, если тому не посчастливится увернуться в очередной раз. Разделить участь подобного существа Ритца не хотела, а в провокационных словах так и видела некоторую схожесть с подобным танцем, даже тоже обладала возможность попытаться проткнуть остриями. Ведь все-таки вампир стоят так соблазнительно близко к краю крыши, с которой мог бы очень славно слететь. Например, она вспомнила еще один миф, что клыкастые способны оборачиваться огромной летучей мышью, пронзительный визг которой заставлял кровь в жилах заледенеть, а глаза их полыхали как рубины - алым цветом - и светились в темноте. Ритца молчала, силясь найти какой-то достойный для себя выход из этой ситуации, чтобы остаться в живых и не слышать возмущения задетой гордости. И только она ступила вперед, решившись попытаться сбросить брюнета с высоты, как замерла, с некоторым недоумением всматриваясь в него. Выражение лица вампира изменилось, словно бы скривившись от боли. Удивление в глазах полукровки сменилось торжествующим оскалом на губах, когда ее собственный яд начал стискивать жертву в хватке боли, и она поняла это. Исключено, что брюнет притворялся - он не мог знать как яд работает, а значит... Теперь ситуация вернулась в ее контроль, что не могло не радовать. Тем не менее, его сила ощущалась - страдания ясно выражалась в его взгляде, отчаянном сопротивлении самому себе; но полукровка видела, как он опустился лишь на одно колено, пусть не в силах уже держаться на ногах. Досадно, что он не скулит и не воет от боли, молясь о смерти, но несомненно, что именно он теперь добыча. И за зудящую рану на шее ответит сполна. Неспешно подходя к нему, полукровка с издевкой пощелкивала хвостом, рычала и порой притоптывала - каждый сейчас звук отдавался безумной и слепящей вспышкой боли в разуме отравленного. Но надолго ли такое сработает с вампиром? Оказавшись рядом, Ритца безбоязненно присела на корточки, возвращая кошелек к себе, который вполне считала собственностью, отобранным трофеем у растяпы.
- Думаю, с-с-справедливо забрать то, что взяли у меня с-с-силой? Так с-с-сделал ты, так повторю я, - томный шепот на ухо ничего хорошего в себе не обещал, раздвоенный язык игриво мазнул по мочке. Чуть спустившись, теперь уже тифлинг впилась клыками в шею вампира. Острота ее зубов уступала, но так же была способна прокусить кожу... Только вот с гораздо более неприятным и весьма болезненным сопровождением. 
Вампирская кровь не понравилась полукровке на вкус - она показалась холодной и затхлой, лишенной тепла жизни, которое всегда будоражило. И потому, отхлебнув подобного напитка в отместку, Ритца демонстративно сплюнула на крышу, утирая рот ладонью.
- Зато ты дрянь на вкус-с-с, должна признать, - проворковала хвостатая, насмешливо улыбаясь окровавленными губами. И, небрежно поставив ногу на плечо вампира, попыталась откинуть его назад. В сторону границы между крышей и волшебным полетом вниз.

+1

18

- А яд-то у нее непростой! - пронеслось в моей голове, и эта мысль резанула мою голову с новой силой. Вот хоть не думай вовсе, серьезно, очень больно, и черт знает, как этому сопротивляться. Я уже закрыл глаза, чтобы глаза не резал резко ставший ярким свет, а вот уши... Уши ничем не заткнешь, и мне приходится терпеть все эти звуки, словно мои уши стали еще более чувствительными и улавливали все звуки поблизости меня с особой четкостью, словно я сам нахожусь с ними рядом. Разговоры прохожих, шум ветра и еще множество звуков накладывались друг на друга, создавая буквально целую волну, которая нахлынула на меня и продолжает это делать, вкупе с головной болью и глазами лишая меня ориентации в пространстве. Но я почувствовал, как она забрала у меня кошель, как она шептала мне на ухо, а затем острую боль в шее. Но головная боль и тут давала очень большую фору, потому что мне словно расплавленный металл заливают в голову, порция за порцией, и самое обидное, что я ничего не могу с этим сделать.
Почувствовав, как мне в плечо уперлась нога, я понял, что задумала эта воровка. Хочет сбросить меня с крыши, чтобы мне стало еще хуже, чем сейчас. А я этого не хочу. Поэтому я решил, что нельзя дать ей вот так просто от меня избавиться, устроить и ей не самое приятное времяпровождение. Правда, на что я сейчас способен в таком состоянии? Не на особо многое. Но кое что все же могу. Схватив её за ногу, я резко крутанул её, заставляя свою оппонентку упасть на крышу, а затем, продолжая всё так же держать её ногу, подался немного вперед, причиняя ей этим достаточно серьезную боль. Сами себе представьте, что чувствует тот, кому ногу пытаются загнуть так, как без тщательной подготовки организма не загнешь без мучительной боли? Вот.
- Если ты думаешь, что можешь вот так просто от меня избавиться, милая, то ты сильно заблуждаешься. Отдай мне кошель или клянусь, я сломаю тебе ногу и сброшу тебя с крыши! - повышенным голосом сказал я, борясь с болью, но все же подавшись немного вперед, чтобы убедить воровку, что я не шучу, отнюдь. Хочет побороться. Отлично. Будет ей борьба.

+1

19

Как же подобное опьяняет, когда только что тебя униженно придушивали как котенка, а ты ничего не способен был показать в ответ, только приглушенно мог рычать - а теперь уже ты можешь поизмываться над поверженным врагом, отплачивая той же монеткой, вкушая свое превосходство. Ритца тут же поддалась мощному зову мести, готовая даже убить сейчас. Не сразу, постепенно, переполняя его тело болью от ран до момента, когда оно откажется чувствовать. Словно бы Зверь из прошлого пробудился, не желая прощать подобного. А как всё мирно начиналось, всего-то стянула кошелек, хотела уйти без лишних свидетелей, а этому невинному поступку помешали, еще и посмели ее ранить. Зуд в районе укуса уменьшался. Хотя бы уже не текла кровь, а причиной головокружения мог быть простой голод.
Полукровка забывала святую истину. Что даже отрубленная голова волка способна укусить. И не первый раз могла попасться на подобном, оказываясь поверженной поверженным противником, что звучало еще более унизительно. Но сейчас, ведомая желанием потерзать вампира, а не бежать прочь, она была вынуждена расплачиваться за неконтролируемый душевный порыв. Потому что даже ослабленный ядом хищник до крови был всё так же силен, способный сопротивляться...
...и нападать.
Ритца не сразу поняла как подобное произошло. Только что она намеревалась спихнуть вампира с крыши, гуманно отправить его в полет вниз, после которого он, быть может, даже выживет. Зеленая ножка упиралась в плечо брюнета, а теперь... Теперь она сама в плену яростной боли. Ушибленный бок, на который она рухнула, нещадно ныл, но куда большее волнение вызывала нога, за которую бесцеремонно схватился вампир и теперь выкручивал ее. Тифлинг зарычала, пытаясь отползти подальше, но лишними движениями только больше усиливала яркие вспышки перед глазами. И потому хвост поспешил окрутиться вокруг запястья вампира, угрожающе сдавливая его.
- Отпус-с-сти или клянус-с-сь, что с-с-сломаю твою руку, а с-с-следом и шею, - прорычала-прошипела взбешенная полукровка, пытаясь отстранить руку хвостом.
Оба мастера дипломатии и компромиссов, надо признать. А сквозь пелену боли еще пришла шальная мысль - что если приложить серебряную монетку к следам ее клыков, к его крови? Понравится вампиру или нет? Ведь серебро против нежити должно действовать, должно!
И еще, быть может, его организм уже переборол яд, и сейчас он возвращается к своим силам? В таком случае, дело плохо. Нужно скорее вырваться и бежать, скрыться. Интересно, на что способен очень сильно злой вампир? В смысле, будет он пытаться преследовать, чтобы отомстить или вскоре оставит попытки выследить?

+1

20

- Не быстрее, чем я сломаю тебе ногу и порву пару твоих мышц. Решай, что тебе дороже, моя рука и деньги или твоя нога? - произнес я, злобно глядя на девушку. Я сломаю ей ногу. Вот пусть только даст мне повод, и я безо всяких сомнений приложу усилие и услышу заветный хруст, возвещающий о том, что кость или даже несколько сломаны. Попробует сжать мою руку сильнее, попробует как-то схитрить, находясь в таком положении, и мигом станет калекой. И знаете, я не буду испытывать угрызений совести за это. Нисколько. Она украла у меня мои деньги, отравила меня каким-то ядом, грозилась скинуть меня с крыши, ибо ведь не зря её ножка находилась на моем плече. А мне в данный момент надоело строить из себя милого и доброго вампира, который не желает никому вреда. Все, довела ты меня, рогатая, довела.
- Ну так что ты решила? Стать калекой, или все же проявишь немного благоразумия и согласишься наконец на мои условия? - спросил я, и еще немного двинулся вперед, продвигая её ногу еще дальше. Уверен, ей сейчас несладко. Очень несладко, это всегда очень неприятно, когда твою конечность выгибают в неестественное положение. И если она в ближайшие моменты не решится, она и правда станет калекой. Не знаю, может, она умеет быстро восстанавливаться, но перелом ноги так быстро не излечивается, даже у меня. На все нужно время, а уж на восстановление организма его нужно достаточно много, чтобы все срослось как надо, чтобы все пришло в норму и можно  было бы вернуться к прежним занятиям. Но это не всем дано. Далеко не всем. Мне пришлось буквально умереть, чтобы обрести что-то подобное, и стать совершенно другим существом впоследствии. Но... это дело прошлое. Даже если бы у меня был шанс все изменить, я думаю, я бы пошел по тому же самому сценарию. Пусть я и монстр для большинства людей, но я принял себя как вампира, мне нравится быть им. А ведь главное, чтобы ты принимал себя, а на мнение остальных должно быть просто наплевать с высокой колокольни.

+1

21

Ритца не могла сделать однозначный выбор. Как нормальное существо - она ненавидела боль и увечья, предпочитая избегать встречи с ними. Бывало и так, что приходилось несколько дней валяться на одном месте в полусне, чтобы организм восстановился полностью от полученных ран, благо осторожность и некоторая трусость позволяли зачастую избегать такого исхода. Но тогда она была не одна, рядом находились те, от кого не стоило ждать кинжала в спину, более того - именно они подавали пищу и воду, которых в подобный период требовалось гораздо больше обычного. Полукровка могла бы потерпеть получение ран, поскольку тело всё равно потом исцелится, но... Всегда все проблемы и хлопоты из-за этого "но". Она не ела почти двое суток, у нее не было возможности довериться собственной регенерации, гораздо сильнее, чем у большинства смертных, из-за этой невозможности восстановления сил. Осознание собственного поражения выразилось шипением - протяжным и злобным, подобное гигантской змее. А еще был достигнут предел собственного терпения - Ритца не была из тех, кто молча мог терпеть пытки над собой, гордость вполне позволяла позволяла прошипеть от боли, зарычать, а если слишком паршиво - вскрикнуть.
Так с губ и сорвался короткий вскрик, перед глазами снова ослепительно вспыхнуло, а сама тифлинг сцепила зубы в бессильной ненависти. Сейчас придется уступить, отдать поводья в надежде перехватить удобно в свои руки попозже. Но будет ли подобная возможность еще? Она не может проиграть одна, Ритца себе такого не простит.
В порыве отчаянья рука нырнула в сумку, вытаскивая злополучный кошель обратно, но в тот же миг проявилась зловредная мысль, которую не послушать было нельзя. И коротко махнув им в воздухе - вот оно желаемое твое! - полукровка с коротким замахом отправила кошель в полет, прямо в противоположную им сторону, нарочно так, чтобы мешок с деньгами со звяканьем упал вниз.
- Так иди бери, - со всей любезностью, в которой так и сквозило искреннее пожелание вампиру сдохнуть в мучениях, прошипела полукровка с гадкой улыбкой на губах. Хвост, который до того сжимался на запястье брюнета, демонстративно ослабил хватку, а потом и вовсе убрался в сторону, освобождая руку.
- Пос-с-спеши, а то другие заберут, - участливым тоном добавила тифлинг, которой даже боль не мешала сейчас торжествовать. Сама она не сомневалась, что кошель в кармане какого-нибудь торопыги, который более глазастый и скорый, чем остальные. И вариант, что деньги не достанутся ни ей, ни ему вполне устраивал. Кроме того, был расчет, что в тот же миг ее отпустят, чтобы поспешить спасти денежки.

+1

22

Видимо, нога ей действительно не нужна в привычном, дееспособном состоянии. Иначе бы она не выкинула мой кошель на улицу. Но знаете, на него мне наплевать. С припасами у меня пока порядок, стрел в колчане хватает, а крови... Крови я всегда могу достать в избытке, стоит лишь пойти по дороге из города или в город, и вот она, жертва, из которой я выпью всю кровь и утолю свою жажду. Так что да, на деньги мне в данный момент было наплевать. А вот злило меня то, что она даже под страхом ужасной боли и сломанной конечности пытается диктовать все по своему, оставаться в выигрыше в любой ситуации. Она ошибалась, если думала, что этим сможет отвлечь меня. И у меня появилось желание не просто сломать ей ногу, а сломать пополам её хребет, чтобы не слишком хорошо жилось. Да, жестоко, согласен. Но эта воровка довела меня своими штучками. Пришло время платить по счетам.
- Зря ты это сделала, хвостатая, - произнес я, отпуская её ногу и в тот же момент хватая её за горло. Глаза мои горели огнем, если можно так выразиться, и я силушку свою более не сдерживал. Я схватил её за горло, крепко сжал руку, чтобы ей стало по настоящему трудно дышать, и поднял её в воздух:
- Я могу отправить тебя сейчас следом за моими деньгами, прямиком вниз. Мне очень хочется посмотреть, как ты будешь соскребать себя с земли после того, как разобьешься! - но я этого не сделал. Пока её хвост не добрался до меня, а я успел заметить, как он изменил свое положение и потянулся в мою сторону, я с силой обрушил её тело на крышу и вновь придавил её к ней так, чтобы она не могла пошевелиться. И на этот раз я придавил её хвост ботинком, так, чтобы если она и захотела бы выпустить жало, обломалась, так как кончик её хвостика сейчас буквально топтается носком моего ботинка. Продолжая сжимать её горло, я проговорил:
- Хочешь всегда побеждать, да? Но со мной так не получится. Одно движение, и я сломаю тебя пополам, или, что будет лучше, выпью всю твою кровь и оставлю твое тело гнить здесь. Не понимаешь по хорошему, значит, будет по плохому, - и я сделал то, что грозился. Я резко опустился к ней, все еще держа хвост под своим ботинком, и впился ей в шею, начав пить кровь. На этот раз я не остановлюсь просто так. Сама напросилась.

+1

23

Не будь полукровка столь злобно отчаянной от голода, она может быть оказалась бы куда сговорчивее и уступчивее. Охотно бы обошлась выделенной ей суммой, спеша утолить голод и набраться сил. Пустота в брюхе ужесточила ее, ровно как и заострив гордость, которая желала получить весь трофей себе. В крайнем случае - не дать ему вернуться законному владельцу, чтобы не доставалось никому; подобное равенство она была готова признать. Но никак не платить за свои дерзости собственной кровью и обилием боли, которая ослепляла белые глаза, выбивала из нутра клокочущий рык и шипение. До тифлинга слишком запоздало сквозь слои самоуверенности и наглости постепенно доходило, что на добычу ей повезло наткнуться такую, которая сама полакомится и забудет. Что же, ногу ее отпустили; Ритца поспешила вернуть наболевшую конечность в нормальное положение, однако не тут-то было. Вампир резко рванулся вперед, сжимая руку на ее горле. С пугающей легкостью он поднял хвостатую девчонку в воздух, а та в панике вырывалась, не желая принять внезапное потемнение мира в ее глазах. Полукровка пыталась вцепиться когтями в руку, чтобы ослабить хватку брюнета, но она уже слабела и была далека от пика своей формы. Нет, она была значительно выносливее человека; голодные обмороки ей могли грозить лишь еще через пару дней голодухи, если до них удастся дожить. Почти провалившись в беспамятство, она попыталась хвостом обезвредить своего врага - ужалить его еще раз было бесполезно, поскольку яда больше не было, однако ничто не мешало им придушить или что-то свернуть; слишком быстро наркотик, похоже, выветрился из крови ее врага.
С силой ударившись о крышу, она всхрипнула, ощущая как хвост снова был придавлен - в этот раз сама стрелка оказалась под ботинком, что нещадно вмазывал ее в поверхность крыши. Однако эта проблема уходила на второй план, потому что всё так же воздуха не хватало, и лишь отчаяние еще помогало удержаться в сознании, а не провалиться в темноту. Внутри плескался страх, твердо уверенный, что утратив сознание сейчас, Ритца больше не очнется, а такого допускать не было в планах, ровно как вообще проливать свою и чужую кровь. И когда ей позволили вдохнуть, она задышала; учащенно, почти счастливо, широко раскрыв белоснежные глаза, уже начиная мелко дрожать. Еще один укус в шею был встречен содроганием всего тела, ослабевшая и еще толком не пришедшая в себя полукровка попыталась отстраниться, всё так же удерживаемая вампиром. Вцепившиеся клыки заставили тонко и коротко всхлипнуть; жизнь состояла из крови, согревала ее своим теплом - и сейчас эта жизнь утекала из тела тифлинга на каплями, а глотками, что пугало, казалось противоестественным и ужасным.
- Н-не н-надо, н-не буду, - язык не слушался, а перед глазами снова начала расстилаться затемняющая пелена. Энергии полукровки до того хватало на одну успешную охоту без лишней борьбы, но нынешняя потеря сил с каждой секундой приближала к последствиям - как минимум неприятным или же решающим.

+1

24

Она действительно сильно разозлила меня. И я даже без своей темной стороны очень не люблю, когда меня нарочно пытаются вывести из себя. Если бы я был только-только обратившимся вампиром, возможно, поединок сложился бы по другому. Но я топчу эти земли уже триста с лишним лет, плюс минус несколько лет, так что она буквально нарвалась на очень большие неприятности в моем лице. Я добродушный, это правда. Я сострадательный, я умею сочувствовать и сопереживать, могу делиться своими вещами (точнее, деньгами) абсолютно бескорыстно, если вижу, что человек и правда нуждается в деньгах. Я даже этой хвостато-рогатой воровке предлагал поделиться моими сбережениями, и не собирался её обманывать, я бы правда отдал ей половину своей суммы, это было бы честно, по моему мнению. Но она проигнорировала мою доброту, отравила меня, и чуть было не сбросила с крыши. И теперь... Теперь я наслаждаюсь вкусом её крови, делаю жадные глотки, один за другим. Но нет. Убивать я её не собираюсь. Я слежу за её сердцебиением, и вот, когда она стало достаточно слабым, когда она стала куда меньше сопротивляться и пытаться вырваться из моей хватки, я отпустил её. Я перестал пить её кровь, поднялся на ноги и вновь отошел от нее. Если она и в этот раз не поймет, что все, она уже не сможет победить и перевернуть все в свою сторону... Ей богу, сброшу её с крыши. Таких, именно таких упертых баранов я и не люблю. Да, я сам являюсь таковым, но когда мне говорят, что игра не стоит свеч, я задумываюсь и, если прихожу к мнению, что так и есть, я отступаю, и начинаю размышлять над новым планом действий. Но она всеми силами старалась все свести к своей победе. Вот и поплатилась за свою настырность, и поплатилась буквально кровью. Сейчас она должна быть достаточно ослаблена, я выпил действительно много крови из её тела.
- Ну что, понравилось тебе? - произнес я, глядя на неё с высоты своего роста. Злорадство, да, это оно. Я не смог удержаться от этого, но что поделаешь? Она заслужила это.
- Все еще думаешь, что все будет по твоим правилам, хвостатик? Быть может, мне стоит закончить начатое? - угроза пусть и не явная, но я бы с радостью закончил дело. Сейчас мне плевать. Выбесила меня - страдай теперь.

+1

25

Полукровка не ответила, проваливаясь в какую-то пограничную бессознательность - все ощущения казались туманными и расплывчатыми; сквозь эту муть она вяло осознавала, что всё еще жива, и это новость отдавалась теплом изнутри. Не стоило спорить, что в любой миг остатки сил могли ускользнуть из тела, чтобы продлить жизнь существа иного, принадлежавшего смерти, но не ушедшего полностью из мира. На нее накатил непонятный озноб; мелкая дрожь по телу была теперь от холода, но не страха. Последнее чувство как-то незаметно растворилось в неизвестном, большая часть мыслей и ощущений прекращала иметь значение. Хотелось невероятно малого - всего-лишь согреться, свернуться уютным клубочком под тяжелым одеялом, согревая тесное пространство собственным теплом и потом в нем нежась.
Белые глаза были полуприкрыты и глядели куда-то мимо, в сторону, едва ли каким-то осмысленным взглядом, словно тифлинг находилась в полудреме или каком-то трансе, что ближе. Несомненно, что она была жива и в сознании - грудь едва вздымалась от дыхания, а хвост, длинным шнуром расстелившейся по крыше, едва-едва подрагивал без угрозы сжаться вокруг шеи, ноги или еще какой конечности. Ее слова, вплетенные в жалобные всхлипывания были, по всей видимости, вампиром проигнорированы, и испивать полудемоницу он прекратил тогда, когда пожелал сам. Тифлинг вяло моргнула, когда он отстранился от нее - ни единого больше звука не издавали губы, а шипение, что до того клокотало в горле, постепенно стихло, сменяясь тишиной.
Закрывая глаза окончательно, она как-то съежилась, сжалась в на удивление небольшой комок, чтобы сохранить остатки тепла; уткнувшись носом в собственное плечо, которым соприкасалась с поверхностью крыши, она лишь сильнее побеспокоила и без того кровоточащую ранку на шее, однако красные струйки по зеленой коже ровно ее и не волновали. Она была бы несомненно сильнее, если бы не была подточена голодом, а сейчас тифлинг будто бы впадала в какую-то дрему, словно растеряв остатки инстинктов хищника.
Разумеется, что никакого ответа вампир не получил, а большая часть его слов миновала остроконечные ушки, которые едва ли дрогнули, вслушиваясь в речь, что сейчас не имела и не несла в себе смысла. Засыпать у ног того, в чьей власти было сейчас не поскупиться и добить окончательно было невероятной и безрассудной глупостью, но в какой-то момент стало так равнодушно на всё происходящее - хотелось только тепла и сна. И даже пустая боль голода внутри не так ощущалась сейчас.

+1

26

В момент, когда воровка свернулась под моими ногами в комок, словно она замерзла и пыталась удержать остатки тепла, ко мне и вернулся здравый рассудок, а вся злость начала сходить на нет. Это еще минимум того, что я могу показать, когда я в гневе. Это, так сказать, цветочки, ягодки куда зрелищнее и опаснее, и не сразу можно представить, что я натворю в очередной раз, потому что всегда все происходит по разному. Если мы с противником находимся в таверне или какой другой постройке, и если мне окончательно снесло тормоза - выкину его в окно, и пофиг, что мы будем на втором или еще выше этаже, откровенно наплевать. Разозлил меня, выпустил моего демона - расплачивайся. Но сейчас, когда меня "отпустило", когда я пришел в себя и понял, что натворил... Мне стало совестно. Опустившись перед ней на одно колено, я поглядел на нее. Отключилась. Оно и не мудрено, крови я из нее выпил достаточно. Но когда я кусал её во второй раз, старые ранки уже почти затянулись на ней. А это значит, что и от подобной атаки она сможет оправиться, пусть и потребуется больше времени, чем раньше.
- Что же с тобой делать... - пронеслось в моей голове, но ответ уже был у меня перед носом. Я поднял её, закинул на плечо и пошел по крыше обратно к тому месту, где мы встретились, к моему открытому окну в таверне. Да, я чуть было не свалился вниз, когда пытался перепрыгнуть обратно, всё-таки девушка добавляла мне немного веса, но в итоге до комнаты я добрался без особых проблем. Уложив её на кровать, я перевязал ей ранки на шее, а затем, поняв, что денег у меня больше нет, решил отправиться на их поиски.
Собственно, далеко идти не пришлось. Отойдя чуть чуть от города, я наткнулся на шайку разбойников, и разобрался с ними. После чего поживился их добром, деньгами, а некоторые их вещи продал уже в городе и заработал еще немного монет. Этого оказалось более чем достаточно.
Вернувшись в таверну, я заказал у хозяина всего понемногу из еды и питья, и потом сам же все отнес, решив никого не утруждать, и чтобы никто не видел хвостатую, лежащую на кровати. А потом, усевшись на полу рядом с кроватью, на меня напал сон, да так рьяно, что я даже не смог ему воспротивиться. Ну а что? Она спит, и я посплю, пока она не очнется. Сон у меня всё же чуткий. Да и она, наверное, спросони, обязательно заденет меня.
- Вот только что я ей скажу? - подумалось мне, прежде чем я окончательно погрузился в сон...

+1

27

Наверное, подсознание было гораздо умнее, чем сама Ритца - именно ему по всей видимости не раз и не два она была обязана жизнью. Или просто так сложились обстоятельства, что вид покоренной добычи и признающей силу над собой внезапно успокоил вампира? Будь Ритца на его месте - она бы добила, нанесла бы решающий удар или лишила бы последних теплящихся в теле искорок жизни. И не дай демоны она встретится когда-нибудь с тем, кого сможет назвать своим отражением - этот день станет ее последним в жизни. Но пока что... Ритца лишь вяло заворчала, сквозь сон, неосознанно, когда сквозь пружинящую темноту ощутила, что ее покой нарушен; что ее тело безвольно висит, лишенное возможности съежиться, чтобы пытаться согреться. На мгновение белые глаза приоткрылись, но не несли никакого смысла в своем взгляде, смыкаясь обратно. Потом она смутно ощущала мгновение полета, всё так же касаясь чего-то живого и подвижного - в таком состоянии было сложно понять, что сейчас ее тело болтается подобно мешку, перекинутое через плечо.
Вполне может быть, что ее просто решили оставить на потом - эдакие остатки плещущегося красного вина в бутылке, которые сгодятся позднее. Ритца едва ли что осознавала, находясь сейчас в состоянии самом опасном и потому отвратительном для себя - беззащитном, когда вся она находится в распоряжении и воле чужой, не своей. Мало кому доверяющая тифлинг пришла бы в ужас, увидев сейчас в такой ситуации, однако выбора у бессознательной полукровки не было, и она не особо что-то соображала.
А потому стало тепло и мягко, можно было свернуться в комок вновь, расслабиться, провалиться в такую добрую и приятную темноту окончательно, убегая от всего, как всегда неуловимой. Полукровка спала крепко, провалившись в бездонность, сны в которой отсутствовали напрочь или же тут стирались из памяти, не имея никакого значения сейчас. Только ощущение тепла было главным и спасительным, а из жалких искорок оставшихся сил организм пытался собраться, поднявшись из того жалкого состояния, в котором оказался по вине странных событий. Раны затянулись, новая и свежая кровь постепенно сменяла ту, что отобрали силком, но жизненные запасы энергии не были бесконечными, сколько бы ни было у слишком живучего организма резервов.
В какой-то момент полукровка словно вспомнила, кто она есть и что было на крыше, а осознав, что она до сих пор жива и в тепле, пусть и голодная, заставило настороженно напрячься. Она чувствовала под собой матрац, а сама свернулась под одеялом. Никаких оков на ней не было, а сама она была свободна, чувствовала это. Что же произошло там? Ритца даже затруднялась назвать сколько часов она провалялась в этом бессознательном состоянии. Проспать собственное спасение неизвестно кем или же проваляться все интересные моменты в обмороке - ну как же так!?
Очень робко и осторожно она приподняла краешек одеяла, с подозрением выглядывая наружу. Где-то тут должен был быть подвох. По крайней мере, уж точно никаких подозрений у нее нет, что это сон. Кроме того, она явно ощущала что-то на шее - кто-то ее перебинтовал. Достаточно бережно и аккуратно.

+1

28

В этот раз мне ничего не снилось. Либо мое подсознание решило тоже взять отгул на сегодня, либо... Либо просто не судьба мне было сегодня увидеть какой-нибудь сон. Да и в любом случае, я бы забыл этот сон примерно через часа два-три, у меня нет привычки записывать их куда-то, чтобы не забыть, я не придаю особое значение своим сновидениям. Вот был бы я провидцем, тогда да, тогда можно было бы об этом задуматься. А так как пророческих снов у меня не бывает, можно не напрягаться по этому поводу. Просто нет смысла.
Как я и думал, я проснулся от малейшего шороха позади меня. Еле еле открыв глаза, я взглянул на окно и увидел бьющие в окно солнечные лучи. Значит, и она и я проспали до самого утра. Что ж, это вполне разумно, учитывая, что она была ослаблена моими действиями. Ну а я просто немного подустал от всей этой беготни и еще сражения с разбойниками. Но зато досыта наполнился кровью, теперь ближайшие дни точно не захочу вцепиться кому-нибудь в шею. Если только хвостатая снова не решит побороться. Поднявшись с пола, я отряхнулся, похрустел шеей и, обернувшись, увидел её, явно не понимающую, что происходит. И как она рукой проверяет свою шею, а точнее, трогает бинты на ней, которые я наложил, когда принес её в комнату.
- Не переживай. Если уж ты очухалась куда быстрее обычного человека, у тебя наверняка все зажило. И кстати, вон еда. Налетай, - я указал на стол и приземлился в кресло недалеко от двери. Мне вот есть совсем не хочется, если честно. К счастью, я думаю. Это ведь она от голода вляпалась в эту историю, пускай теперь досыта наестся. Я чувствую себя виноватым за то, что сделал с ней. Так что накормить её я просто обязан. В качестве извинения, так сказать.
- Надеюсь, ты усвоила то, что вампиров злить нельзя? - спросил я, ехидно улыбаясь и глядя на хвостатую. Да уж, это приключение она наверняка не скоро забудет. Что ж, зато примет к сведению, что у вампиров лучше не воровать. Потому что не все они такие добрые и быстро отходящие, как я. Другие бы убили её, как мне кажется, и даже бровью не повели. Не у всех ведь есть такие моральные принципы, как у меня.

+1

29

Когда-то, полжизни назад почти, Ритцу, еще тогда без нынешнего имени и с куда более чистым (сравнительно) прошлым угораздило оказаться на Пальмовом Архипелаге, забраться во дворец некого Флёра, оказаться там пойманной... В общем-то, всё это детали, а вот на всю жизнь запомнилось, как потеряла сознание от безумной боли, даже не успев себя похоронить в мыслях, а потом очнулась в роскошных покоях, не понимая, что ждать дальше. Нечто подобное происходило сейчас в ее восприятии. Полукровка не понимала, почему она не просто жива, но еще находится здесь.
Казалось бы, она очень осторожно и по мере возможностей выглянула бесшумно, однако вампир услышал едва заметный шорох одеяла. Поежившись в мыслях, Ритца глянула молча и с вопросом в глазах. Говорить ей как-то не хотелось, тем более было боязно услышать правду. В конце концов, вдруг вампиры имеют привычку держать рядом с собой живую пищу, чтобы в любой момент пополнить силы и утолить жажду? Впрочем, не могла полукровка не верить и своей же изворотливости. Прожить больше века с ее-то способностями находить проблемы, беды, а еще мелькнуть в богатых адреналином и риском для жизни ситуациях длинным хвостом - было поразительным достижением. А коллекционирование таких эпизодов в жизни вполне уже тянуло на хобби.
Тифлинг не скрывала своего подозрительного отношения к брюнету, в каждом ее движении, взгляде так и сквозила ясная и сдержанная неприязнь. Которая никак не грозила глупой и самонадеянной атакой еще раз, но тактично сообщала, что никакой симпатии, благодарностей и прочего от нее не дождаться. Хотя, несомненно, Ритца была удовлетворена полностью тем фактом, что она до сих пор живая и сравнительно целая. Вампир, как ни странно, уступил ей кровать, проведя ночь сидя на полу. Полукровка ничего не ответила, но послушно перевела взгляд на поднос с яствами, пока клыкастый пересаживался в кресло. Гордость и сдавленная настороженность внутри призывали ее отказаться от предложенной пищи, однако организм, и без того ослабленный после всех приключений, пришел в неописуемый ужас от подобных мыслей, подстегивая ее изнутри болезненной пустотой голода. Так что полукровка, робко-робко, под пристальным взглядом вампирских глаз, а все-таки встала с кровати, неуверенно переступая на месте. Ей очень хотелось потянуться, привычно выгибаясь ловкой кошкой, скинуть с себя остатки сна, но совершать излишние телодвижения под чужим взглядом ей не хотелось. И потому, вздорно поводя плечами, Ритца сделала пару шагов к столу, где стояла еда - судя по всему остывшая, но даже сейчас тифлинг ощущала ее запах, и против воли все мышцы напряглись, а глаза алчно блеснули. Однако тем не менее, с какой-то немой и угрюмой опаской, полукровка покосилась на вампира, словно бы желая уточнить, а точно ли можно. Второй вопрос так же остался проигнорирован, а выражение лица никак не дрогнуло, оставаясь всё тем же сдержанным, с холодной неприязнью.

+1

30

- Или это съешь ты, или я. Решай, - произнес я с улыбкой, когда заметил её взгляд. Серьезно, если бы я был против того, чтобы она поела, я бы не шатался полночи по окрестностям, не выбивал бы из разбойников деньги и не покупал бы ей еду, я бы просто забыл об этом и лег спать в кресло. Но нет, я в итоге сделал все это для нее. Нет, я не обижаюсь, что она сейчас вот так с опаской смотрит то на еду, то на меня. А действительно, вдруг я отравил её, чтобы еще сильнее её помучить? Но нет, я этого не делал. Черт, я слишком устал в тот момент, чтобы думать о каких-то пакостях в её сторону. Вроде ведь мы разобрались во всем. Ну, мне так кажется, по крайней мере. Захочет отомстить - пожалуйста. Не уверен, что в этот раз все будет так же, как вчера, но все равно я буду чуть посильнее её, в этом мое преимущество. Плюс еще острые клыки, которыми я не премину воспользоваться, это да. Но в любом случае, реванша мне не хочется, и я надеюсь, что и она этого не хочет. Просто если она наступит снова на те же грабли, это покажет её... как минимум не в лучшем свете, это точно.
- Слушай, если бы я хотел твоей смерти, мы бы сейчас с тобой не играли в гляделки, ты уже была бы мертва, и твой труп лежал бы на крыше, ожидая того, кто тебя найдет. Так что перестань и начинай есть. Не зря же ведь я все это сюда нес, - с той же улыбкой произнес я в конце фразы, и стал наблюдать за ней, подчиниться ли она своему голоду, или начнет расспрашивать меня на тему "почему ты меня не убил?", ну или съязвит. Я так понял, это в её манере. Впрочем, я уже успел привыкнуть. Если она не будет задевать важные и болезненные для меня темы, может язвить хоть до потери пульса. Просто я не люблю, когда затрагивают мое прошлое и людей, оставшихся в нем. Правда не люблю. Больная тема, весьма больная, тут ничего не поделаешь.

+1

31

Ритца с недоумением моргнула. Сказать по правде, ей и в голову не приходила такая чепуха как отравленная еда. Ведь если ее намереваются испить, то к чему травить? Вряд ли это отражается на вкусовых качествах крови и является своего рода специями. Хотя, кто знает, кто знает. Вдруг встречаются любители и на такой вкус чужой жизни? Полукровка нахмурилась, а в очередном взгляде в сторону вампира промелькнула досада, мол, ты виноват. В какой-то момент она почти решилась отказаться от еды, однако перед глазами скакнуло и вспыхнуло, отчего тифлинг тут же переменила свои желания. В конце концов, если помирать, то хотя бы на сытый желудок. Напоминавшая сейчас дикого пойманного зверя, коим в какой-то мере и являлась, Ритца неуверенно, как всегда на цыпочках, но все-таки в несколько шагов добралась до стола с пищей.
Кормилась она стоя, слегка склонившись к подносу, ела быстро и как всегда водится - бесшумно, едва ли разжевывая пищу. Она не чувствовала ни вкуса, ни даже вида того, что поглощает так ненасытно и жадно - мясо это или какие-то овощи. Главное было набить брюхо как можно скорее и плотнее, однако полукровка тронула около половины, отступая назад. Ее бы воля - и всего подноса было бы мало, чтобы утолить двухдневный голод, который сейчас, кажется, лишь больше раззадорился. Нервно облизнувшись, она задержалась взглядом на остатках пищи, а блестящие руки вытерла о кусок ткани, что лежал на подносе, им же утерла и губы, нервно покосившись на вампира.
Что же, чуть позже, когда пища переработается в силы, полукровка снова станет крепкой, выносливой и изворотливой бестией. И если подумать, то свое она получила, пусть несколько иным способом. Ведь деньги планировалось ею потратить на покупку пищи. Кстати, и новый плащ она хотела себе приобрести, заместо того, что был теперь потерян где-то на крышах. Ритца задумчиво нахмурилась, размышляя о дальнейшем, ведь скрывать облик стало привычно, удобно и менять такую привычку не было в ее планах. Таких как она опасались, ожидая подвоха и угрозы. К слову, весьма ведь разумно боялись, полукровка не разочаровывала, отыскивая себе разные проблемы и создавая им остальным. Ну а говорить она всё так же не спешила, ровно как и благодарить. Это вечером была значительно разговорчивее. С другой стороны, вдруг вампир так разозлится?

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не знает кошка, чьё мясо съела...