http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ночная буря


Ночная буря

Сообщений 1 страница 50 из 50

1

http://static.diary.ru/userdir/4/8/9/3/48935/2077294.jpg
Участники: Ритца, Яломиште, синяя птица счастья квестов.
Локация: пустая от ближайших людских жилищ окраина небольшого леска, где находится заброшенный двухэтажный чей-то дом. Дом опустошенный - сам покосился набок, дверь выбита, стекол нет, мебели и тем более ценностей днем со светом не сыщешь, а в крыше полно прорех, но нижние этажи еще могут послужить укрытием, не угрожая обвалиться карточным домиком.
Сюжет: жестокая ночная гроза вместе с проливным ливнем вызывает священный трепет перед прогневавшимися невесть на что небесами. Душа жаждет любого укрытия, лишь бы спастись от пронизывающего холода дождя, льющего стеной, и рокота грома с ослепительно-яркими молниями. Это - одно из самых безумных и счастливых (а счастливых ли?) совпадений судьбы - подкинуть двум заблудшим в такую погоду душам нелепое, но кое-какое убежище. Может быть, в иной ситуации оба попытались бы друг друга обдурить. Но сейчас хитрецы находятся в одной лодке. А если домик хранит какие-то секреты?..

Отредактировано Ритца (06-02-2015 00:33:45)

+1

2

Дух романтики одинокого странника отстал от компании Ритцы где-то еще несколько дней назад. Оказалось, что даже элементарно костёр разжигать - наука еще та. И ветки-то подбери нужные, и сложи их определенным образом, чтобы огонь и дышать мог, и кормиться поданной древесиной. А запалить? Или тут же угаснет искорка, или, что хуже, дымить и вонять начнет. Впрочем, кое-как со временем освоила и эти знания полукровка, тратя времени на розжиг поменьше с каждым разом. Огонь был нужен больше для тепла, а не приготовления пищи - полукровка как отведала закупленного вяленого и соленого мяса - так и скривилась, предпочитая заниматься охотой. А уж сожрать добычу сырьем иногда доставляло куда больше удовольствия, пусть и притупливало разум, вызывая какие-то примитивные и хищные инстинкты. Единственное что - успела полукровка пожалеть, что не отыскала чего-то непромокаемого вроде той же палатки. Но и одеяла не раз спасали ее, позволяя не околеть от холода за ночь.
Лошадь все-таки получила свое имя - гордое Зорька, которое скорее подходило домашней корове, а не коню, но кто это мог доказать Ритце? Да и по имени указанному едва ли за всё время пару раз обращалась - всё чаще в обращениях к бедному копытному фигурировало "кудапрешьдура". Глядишь, и откликаться скоро начнет. В общем, кобыла тоже не радовала тифлинга - вечно намеревалась куда-то не туда свернуть, то ленилась, то наоборот была бесполезно активна. А уж жрать была готова когда и что угодно. Ритца только подивиться могла, когда обнаружила, что ее ненаглядный питомец сосредоточенно жует и грызет веточку, уже покрытую корой. Да еще прямо на ходу. Еще больше удивилась, когда через некоторое время увидела, что веточку-то сожрали целиком, как есть. Какое-то время полукровка злилась, что они сбились с намеченного пути. Потом вспомнила, что никакого пути так-то нет, а едут - куда глаза глядят, авось да выедут. И махнула рукой, следя теперь, чтобы просто не заезжали совсем в чащу и не мотались по кругу. Даже никаких проблемных встреч не возникало. Ни с разбойниками, ни с дикими волками и прочими жаждущими свежего мясца.
И вот в один из таких дней, который уже перетек в вечер, гроза-то и настигла. До этого как-то везло, если дождик и встречался - то от мелкой мороси было достаточно укрыться под листвой деревьев. А тут весь день была подозрительная тишина и духота - Ритца так и чуяла, что во что-то нехорошее это выльется. И повезло, что как раз в тот момент она вела кобылицу под уздцы, чтобы размять собственные ноги и затекшую задницу, когда громыхнуло над головой. Услышь такое с высоты седла - свалилась бы точно, ибо Зорька истерично взвизгнула, пытаясь сорваться из рук. У тифлинга тоже что-то ухнуло внутри, когда следом мелькнула и ослепительная молния на небе. Черное небо обрушилось ливнем, мгновенно намочив и лошадь, и полукровку в ее плаще.
Шлепая босыми ногами по лужам, которые мгновенно появились, таща за собой испуганно хрюкающую лошадь, Ритца пыталась высмотреть хоть что-то, что могло послужить укрытием, ибо ледяные капли просачивались даже сквозь зеленые ветви. Рассмотреть что-то было вдалеке было невозможно, дальность обзора очень быстро снизилась до нескольких метров, так что в полуразрушенный дом тифлинг, фактически, уткнулась носом. Не было сомнений, что тут давно никого из живых нет, но все-таки в дверной проем хвостатая заглянула настороженно, щурясь и всматриваясь в темноту, отыскивая возможную угрозу. Зорька, что продолжала стоять на улице под ливнем, бесцеремонно боднула свою хозяйку в спину, фактически зашвыривая в хижину, да еще и процокала следом внутрь, отчего пол жалобно и угрожающе скрипнул, но стоически выдержал несколькотонный вес зверюги.
Здесь было не особо теплее, но значительно суше, чем на улице, пусть то тут, то там и капало с потолка - явно дырявая крыша виной, что дождь проникал на верхний этаж. Переведя дыхание, Ритца даже не спешила пока снимать поклажу, чтобы разложить ее для просушки. Ее внимание привлек какой-то шорох, который можно было расценивать и как чье-то проявление жизни, и как просто вздох мертвого дома.
- Ты с-с-слышала тоже? - обратилась полудемоница к кобыле. В ответ раздалось фырканье, и тифлинг нахмурилась, пытаясь понять - согласие это, отрицание или просто совпадение. Не хотелось бы оказаться в логове какого-нибудь крупного хищника, с которым переговоры успешно не пройдут никак.

+1

3

Лунный проснулся на закате. Нежданно, толчком, вдруг распахнув глаза, безо всякого выражения глядящие в полутьму. В последние сутки он только и делал, что спал, тем смутным и липким сном, что, словно при тяжкой болезни, не приносит облегчения телу или хотя бы душе. По временам он все-таки просыпался: с трудом разлепляя тяжелые веки подолгу глядел в окно. Ежели за окном горел день с его тяжкой, дурманящей духотой, Лис наново засыпал, а когда наступал вечер, -  бесцельно бродил по округе, неясно мелькая меж чёрных дерев. Прошедшей ночью он прямо руками поймал трех мышей, да прямо так, не разжевывая, и проглотил, едва спустив с бедняг шкурки.
Близилось полнолуние - подспудное беспокойство упорно гнало Лиска в лес. Шагал белый быстро, то и дело переходя на бег; к концу дня он окончательно запыхался, но, чуть не с отчаянием проломавшись через подлесок, вышел вдруг на опушку, неприветливо-молчаливую, как и старый, рассохшийся дом на самой её окраине. Время и непогода не пощадили его: сколь мягко бы ни ступал мальчишка, в полу ежечасно стонало; добравшись до дальней стены- сквозняк, проникавший сквозь пустые проемы, туда почти что не доставал, - он  накрепко обнял посох, и наконец-то уснул.
...Лунный проснулся на закате - сквозь залившую небосклон черноту пробивались последние отблески солнца. За окном полыхнуло - ярко и яростно; за вспышкой уже пришёл гром. Престранный: прокатившись над лесом, он скрылся за горизонтом, - где-то вдали, в той части, где должно было быть море, и в то же время-остался внутри, размещённым эхом отражаясь от стен.
Шаги?

+1

4

- Нет, там точно что-то... Живое, - бурчит снова вслух полукровка, тем временем стягивая первое одеяло со спины кобылы - укрывавшее и ее, и вещи на манер попоны, нещадно промокшее. От одеяла воняет лошадью и дождем, тифлинг морщится, когда небрежно стелет его прямо на пол. Второе одеяло, которое было свернуто, но всё равно подмокшее, постигла та же участь рядом со своим собратом. Всё это время Ритца вслушивалась в каждый шорох дома, прядая ушами не хуже Зорьки, которой занималась сейчас. Снимать остальные вещи она пока не стала, зато накинула поводья на какую-то торчащую доску, чтобы лошадь никуда не делась. Нет, не стоило думать, что копытное посмеет высунуть морду наружу, но не хотелось, чтобы оно шастало по всему дому, грозя провалиться куда-нибудь сквозь доски. Так что завершив это кратковременное действие во имя блага обеим, хвостатая раздраженно поежилась от прикосновения мокрых и холодных прядей волос к спине - от своего плаща она уже избавилась, повесив на стену. Всё это время неизвестный некто никак себя не раскрыл, а вслушаться точнее было сложно - мешал и шум ливня, и грохот, и даже тяжелое пыхтение кобылы. Ритца могла согласиться, что ей послышалось, что ее насторожил всполох крыльев какой-нибудь птицы, что угораздило свить тут гнездо, или свист сквозняка, или привидение, если они тут водятся. И все-таки не хотелось проводить ночь или примерное время с неизвестностью под боком, лучше развеять собственные сомнения сейчас. Утешая себя, что не услышать ее было сложно, а значит, если не напали сразу - то уже не нападут, полукровка тем не менее очень внимательно посматривала по всем сторонам, не лишая своего пристального взгляда и потолок. Ступать бесшумно было невозможно - каждая доска пола комментировала на своем языке ее шаг, выдавая. Для тифлинга ничего не стоило пройтись и по стене с потолком, но их крепость не внушала доверия, так что каждый скрип-комментарий сопровождался мысленной бранью. Одно утешало - даже полная темнота не могла помешать рассмотреть этого некто, если он тут. Полукровка замерла на месте, подергивая хвостом. Она сейчас была достаточно доброжелательна, чтобы не лезть отрывать голову, кроме того не видела в подобном необходимости... Если только ее не спровоцируют отвечать взаимностью. Задумчиво проведя взглядом по какому-то помещению - теперь уже и не поймешь, зачем служила эта комната - Ритца отметила, что тут дует меньше, а значит можно было перебраться сюда. Только вот отыскать того, кто или слишком сильно притаился, или не существует вовсе пока не получилось. Или, постойте, а это еще что? Или правильнее кто? Полукровка прищурилась, не спеша приближаться.
- Я тебя вижу, - равнодушно сообщила она, стоя на месте.

+1

5

Ответом вошедшей была тишина. Затем, совсем рядом, послышался странный звук, будто затрепетали крыльями невидимые птицы: налетевший из ниоткуда сквозняк схватил девушку за одежду, и настойчиво потащил прочь, точно желая остановить.
В глубине пустой комнаты виден был силуэт; бесстрастный и неподвижный,он казался призраком, безмолвно скорбящим у безымянной могилы в углу. В очередной вспышке  света стало возможно отчётливо разглядеть его лицо - совсем  молодое, и словно бы изможденное - и тонкие пальцы, между которых металась, истерически вереща, мышь.
- И я тебя вижу, - голос был хриплым и чуть не уверенным, словно белесый не знал, что сказать дальше. Он сидел на полу, поджав под себя ноги и глядя прямо перед собой; глаза его тускло светились, как истертые временем медяки.
Снаружи вновь тяжело громыхнуло, молния окатила деревянные стены и растерзанную крышу волной ослепительного света, заставившего Лиска узко прижмуриться и моргнуть. Когда наконец попустило, он гулко вздохнул и вновь перевёл на рогатую взгляд:
- Это твой дом?

+1

6

Рассмотреть свою находку повнимательнее Ритца просто-напросто не успела - из ниоткуда налетел порыв ветра, ровно пытаясь отвести подальше от странного человечка, схватившись в одежду. Всё бы ладно, можно было бы принять за своеобразный сквозняк, но тифлинг уже сталкивалась с подобным на своем веку. Это было с полжизни назад, но запомнилось накрепко по целому списку причин, а потому на мгновение накрыло волной паники - так и казалось, что воздух сейчас подхватит, собьет с ног, обездвижит и швырнет в стену, как тогда во дворце Флёра. Обуздав короткий и норовистый ужас, полукровка свистяще выдохнула, лишь пошатнувшись и сделав шаг назад, чтобы сохранить равновесие. Прикусив губу, хвостатая уже несколько настороженнее вгляделась в найденного мальчонку - тот выглядел молодым и слишком, бледным как призрак и словно бы болезненным, ослабевшим. Никаких ран на нем не было видно отсюда, да и запаха крови Ритца не ощущала, но гадливое подозрение, что будь мальчишка в полной форме - то мог бы и провернуть то, на что был способен сам Флёр - тихонько оплетало изнутри. Слава демонам, что это не он сам.
- Неужели да видишь, радует, что не с-с-слепой, - насмешливо проговорила она, задумчиво поводя хвостом из стороны в сторону, блеснув остротой жала на кончике, ровно на мгновение, и тут же спрятав ядовитое оружие обратно в стрелку хвоста. Неуверенность в голосе белесого только придала ей дерзости и веры в собственные силы. В конечном итоге, обнаружив источник шума и источник сравнительно неопасный, можно было с чистой совестью вернуться к лошади, пережидая ночь или только грозу. Не ее дело, что с ним происходит, от кого малец прячется без единой вещи с собой и в порядке ли вообще. И счастье паренька, что Ритце было начхать на лунный календарь, обделяя его своим вниманием. Глядишь, и могла бы что сообразить, соотнеся приближающееся полнолуние и странное поведение найденного человека, который словно от всего мира пытается укрыться в своей беззащитной позе. А уж ее трепетное отношение к Лунным было бескомпромиссным и всегда неизменным.
Прищурившись, рассмотрела тифлинг и мышь в бледных тонких руках, которая всячески пыталась вырваться, а потому на домашнего любимца не походила. Что же он, ест их тут что ли? Полукровка лишь плечами пожала на собственные мысли. Странность.
- Только на период грозы, - со всей любезностью ответила она, скрестив руки на груди. - Как пройдет - так дом и ус-с-ступлю, только вот ключи куда-то подевалис-с-сь, - ухмыльнулась она, вплетая в речь привычно-шипящие нотки. Пожалуй, задержится она ненадолго на месте, никуда лошадь с вещами не денется, а находка... Пока что стоит незначительного внимания, позволяя развлечься.

+1

7

Шутку белесый понял и оценил; он хотел засмеяться, но вместо того вдруг закашлялся, схватившись рукою за грудь. К тому времени, как он смог дышать ровно, по комнатке уже ходил смерч: вздымая с пола труху, он с воем кидался на стены, все силясь прогнать незнакомую прочь.
- Похоже, ты не слишком-то нравишься моему приятелю, - мальчишке пришлось поднатужиться, чтобы его стало слышно сквозь рев и плаксивые завывания бури. Следом он хохотнул, и добавив что-то вполголоса,  заставил Ветер улечься.
- А если дом уступать думаешь, не жалко сокровища-то такие на совесть чужую оставить? - лунный первым нарушил повисшую тишину, столь мрачную, что даже мышь, до сих пор не оставившая попыток освободиться, притихла, скоро и нервно дыша. Смутно звякнуло; белесый склонил голову вбок, едва улыбаясь. Из черноты, точно плащ, скрывавшей его очертания,  он протянул к свету длань,  до краев полную различного металла и достоинства монет, вплоть до крохотной половинки медяка. Монет было так много, что в ладони они помещались с трудом: некоторые из них, падая, попали на ребро и теперь покатились по сторонам, как сверкающие колесики.
- Под полом нашёл,- с гордостью сообщил Лиска.

+1

8

- Гром и молнии, ливень, и три звезды выстраиваются в ряд, это прекрасное начало, мой дорогой друг, - кряхтела она, перебираясь через порог. Ее клюка цокала своим металлическим наконечником, и никакая непогода не перебивала этого размеренного и громкого звука. Ведьма была еще не старой, как обычно представляют таких местные не слишком образованные жители. Однако ее прозвали Каргой, может быть, за скверный характер. Она была маленького роста, сгорбленная, всколоченные мокрые патлы свисали из-под грязной засаленной повязки. Ступив за порог, Карга остановилась и напряженно принюхалась. Да-да, именно принюхалась. - Человечинка, мой друг. Я чую свежее мясцо.
К кому обращалась Карга, было неясно, ведь рядом с ней никого не было. Может быть, головой тронулась ведьма, привыкнув беседовать сама с собой. А может, уже в своей клюке видела достойного собеседника.
- И кониной, да, да, - согласно закивала она в такт своим мыслям. Конина, кстати, почти сразу же себя проявила. В сенях стояла, прядая ушами, и настороженно уставилась на ведьму. Но Карга не спешила воспользоваться подарком судьбы. Для начала она хотела понять, кто пробрался в ее логово. Она прислушалась, подходя ближе к проему, ведущему в горницу. Два голоса - молодой юношеский, почти мальчишеский, и более зрелый женский. Она втянула запах в ноздри, и ее губы растянулись в ухмылке, обнажившей редкие клыки.
- Да, мои сладкие, вы так вовремя, - пробормотала ведьма себе под нос. - Но вы испугаетесь, увидев меня, правда ведь? И не станете верить, но я обязательно вам помогу.
Она переступила порог, и всё вокруг нее преображалось в мгновение ока. Равно как и сама ведьма. Темнота отступала, являя взору новый дом. Стены из деревянных брусьев, высокий потолок - и главное целый, не пропускающий ни капли влаги. Стол дубовый и скамья перед ним. Печь с приоткрытой заслонкой, и оттуда едва-едва пышет жар. А Карга теперь выглядела, как простая добропорядочная бабулька, опрятная, милая. Такой только и хочется от всей души пирожки носить в корзинке.
- Ох детки, как это вы тут оказались? Заблудились, бедняжки, по такой непогоде? - участливо спросила Карга, попеременно глядя то на бледного мальчика, то на зеленую девушку. Внешний их вид ведьму нисколько не смущал. - Простите за этот фокус, - она махнула рукой на внутреннее убранство переменившегося дома, - приходится наводить иллюзию, когда ухожу, чтобы какие бандиты не забрались.
И можно было бы добавить, что они все равно забрались, несмотря на такую предусмотрительность. Но Карга ничуть не была расстроена сим фактом.

+1

9

Белесый зашелся каким-то болезненным кашлем, хватаясь за грудь, отчего полукровка и поморщилась - не чахоточный ли, часом, подыхать сюда пришел? Она понятия не имела, спасает ли усиленная регенерация от подобных болячек, изгоняет их из тела или растягивает страдания болезни на подольше, чем у обычного существа. И, как можно догадаться, совершенно не желала узнавать подобное практическим путем, особливо на своем опыте. К тому моменту в комнате царил уже настоящий ураган в миниатюрной версии. Только вот странность была - мальчишка не делал никаких особых жестов, не приказывал маленькому смерчу мимикой али словом, ничего не было такого, что могло бы привлечь внимание и помочь обвинить его в науськивании. Ровно стихия сама по себе была и, чем демоны не шутят, разумничала, характер показывала. Нет, тут другое вероятно что, ведь диковинки любят натыкаться на тифлинга и заставлять озадачиться. Не сводя белых глаз с ветряного столбика, полукровка предпочла отступить на шажок назад по своей воле, а доски противно скрипнули.
- Так уже и поняла, что с-с-с тобой оно, - хмыкнула она, ровно видит подобное по тыще раз на дню, никак не удивилась, а уж тем более не припугнулась. И прищурилась, рассматривая монеты со своего расстояния, что с дразнительным для жадной души звяканьем еще и раскатились по комнате, когда мальчишка и каким-то неведомым приказом ветерок унял, и похваляться находкой начал. Не то чтобы впечатлили деньги, но заинтересовали. Достаточно, чтобы задумчиво когтистой рукой шевельнуть, раздумывая, а не стоит ли... Но мысли испуганной стаей голубей разлетелись по сторонам, когда острые ушки по-звериному дернулись, улавливая что-то любопытное.
Кто-то приближался, словно бы шаркающей походкой, но не крадущейся или угрожающей, что самую каплю обнадеживало. И все-таки Ритца встревоженно переступила, бочком и двинулась в сторону мальчишки, поближе к нему - из двух зол стоило выбирать меньшее, а опасен ли тот, кто сейчас придет - неразрешенный еще вопрос. Кроме того, весомым аргументом в мыслях звучало и то, что, глядишь, защитит ветерок от напасти какой, хоть и показался слабоватым на первый взгляд. Засипела приглушенно девчонка хвостатая, когда неведомая гостья переступила через порог. И не старушечий образ ее озадачил, а то, что последовало следом - вся комната расплылась пестрящими красками, мгновенно скидывая с себя до того невзрачную и безжизненную шкурку давно заброшенного жилья. Блуждающие глаза полудемоницы были широко раскрыты, рассматривая новоявленные красоты, а сама Ритца и сказать-то толком ничего не могла, лишь учащенно дыша. Слегка кашлянув, чтобы прочистить внезапно пересохшее горло, тифлинг изволила говорить первой, внезапно перехватывая инициативу в свои руки:
- Да, непогода зас-с-стигла, а тут дом так попалс-с-ся кс-с-стати.
Потихоньку возвращалась к насмешливая бравада - пусть и опасалась хвостатая старушки, владеющей подобной волшбой, а все-таки дерзко уже и голова вскинута, и глаза снисходительно поглядывают, словно кричат взглядом - я сильнее, я моложе, я живу, а что ты можешь?
- Ну, думаю, прос-с-стим, - усмехается и расправляет тифлинг плечи, руки на груди скрещивая снова, хвостом повиливая. Досадно, что мокрые волосы придают сходство с некстати намокшей кошкой, но Ритца ровно позабыла о таком неудобстве.

+1

10

- Со мной - эхом откликнулся Лиска, пряча "находку" в карман, откуда та собственно и появилась. Он думал сыграть на свойственной многим жадности: молодость и заносчивость не позволяли ему так просто спустить полукровке нахальство. Белый даже представил себе, как она станет ползать вокруг и простукивать доски в поисках сказочных кладов. Ну а если ей повезет...Лунный тряхнул головой, отгоняя непрошеную тоску и начавшую нарастать зависть, хотел было подняться навстречу перелившемуся через порог движению, да так и застыл - с большими, сверкающими, широко раскрытыми глазами.  Поначалу он даже не понял, что видит сейчас  - столь нелепым и фантастичным казался ему катящий по помещению вал, в мгновение ока преобразующий и стены, и крышу, и пол. Не менее странной виделась Лиску и бабка: пусть она выглядела доброй и вовсе домашней в своем чистом передничке, но было в ней что-то такое, что у него аж загривок дыбом вставал.
В углу зашуршало: выпустив из кулака ту самую мышь, мальчишка неспешно поднялся, и, стуча посохом по выскобленному добела полу, приблизился к говорящим на шаг. Помявшись позади Ритцы, он-таки выглянул из-за ее плеча, щурясь и по привычке кусая губу, после принюхался, и, по-видимости так и не обнаружив сейчас ничего, от чего следовало бы улепетывать во все лопатки, наконец буркнул:
- Здрасть.

+1

11

Ведьма была само очарование. Вот смотришь на нее - и даже мысли дурной не возникает. Разве может эта милая старушка, божий одуван, насолить кому-нибудь? Да она сама слабая и беззащитная! Вон как на клюку опирается, поди и ходить без нее не может. А то, что этой клюкой Карга могла перетянуть кого угодно поперек поясницы и сломать парочку позвонков, умело скрывалось за ее опрятным платьицем и накрахмаленным передничком. Может быть, она перебрала с образом? Все-таки дождь снаружи, а на старухе и капли лишней нет. Чего не скажешь о ее гостях, особенно зеленую и рогатую хоть выжимай.
А она еще и языкатой оказалась, хамовитой. Но Карга даже виду не подала, словно это ее каким-то образом цепляет. Прошла к печке, деловито отодвинула заслонку, отставила клюку и взяла ухват, потянула из недра печи большой чугунный горшок с крышкой.
- Язык можно запечь со сметанкой, - вполголоса проговаривала она сама себе, - или отварить и порезать на кусочки, в картошкой и лучком пойдет. Но еще вкуснее с кровушкой, прям от тельца оттяпанный.
Ведьма облизнулась украдкой, хлопнула тяжелым горшком на подставку и сразу же закрыла горнило заслонкой.
- Ну что же вы, детки, стоите как неприкаянные. Подходите ближе, замерзли-то небось, - потихоньку комнатка наполнялась теплом от печи, - ничего, ничего. Сейчас согреетесь. И я свои старые кости прогреть люблю, - она отыскала несколько глиняных глубоких тарелок, ложки, нашла ломти чуть присушенного хлеба. - Похлебку варила вот давеча. Не откажетесь со мной отужинать? А то так мало гостей у меня бывает, избушка-то в лесу. Избушка на курьих ножках, - Карга хихикнула себе в ладонь, потом снова потянула к себе клюку и опустилась на скамью. - А пока кушать будем, вы мне расскажете, что в мире творится. Какие новости, какие слухи. Где какой король почил, а какой женился. Где драконы появились, а где кубло оборотней перебили, - она с этими словами глянула на небо через окно. На темном фоне проскальзывал желто-серебристый круг луны. - Сегодня они обращаются, так что из дому до утра выходить не советую без надобности. Ну так что, съедим супчику-то? - и она снова поднялась, чтобы разлить варево по тарелкам.

0

12

Мальчишка, видно, рассуждал так же - лучше тот, с кем успел кой-как познакомиться раньше, пусть и на несколько минуток, кто не обидел или хотя бы это сделать просто-напросто не успел. По крайней мере, именно Ритца послужила ему ширмой, из-за которой белесый изволил выглянуть, угрюмо буркнув приветствия. Тифлинг покосилась на него, едва повернув голову в сторону мальчишки. Тоже с палочкой, как забавно. Один с посохом, вторая с клюкой - ну разве не дополняют друг друга? В родстве бы их обвинить, да тут уж совсем нужно быть на голову пришибленной - разница видна невооруженным глазом. Полукровка затем заинтересованно вытянулась на цыпочках, с расстояния пытаясь разглядеть, что там старуха творит - будто видела она когда раньше как с печкой обращаются и что готовят там, любопытно же. И ноздри дернулись, внюхиваясь, вдруг что вкусное и горячее перепадет? Сырые-то волосы так и продолжают спину холодить, периодически заставляя поежиться. И часть слов старухи расслышала полукровка, слух-то будет острее человечьего. Да только на свой счет не списала, поняла как хотела. В конце концов, такое блюдо тифлингу было знакомо и, пожалуй, в ее вкусе.
- К языку картошку обычно пекут или жарят, - решила блеснуть своими познаниями в кулинарии хвостатая, большая суть которых сводилась к мрачному рыку в таверне "че ес-с-сть? а эт че? тащи!" или "мне тож с-с-самое!" и последующему пожиранию принесенного. И облизнулась, раздвоенным язычком своим.
И задумчиво, всё так же за спиной ощущая неприятный зуд от присутствия мальчишки - кто любит, когда за спиной стоят, особливо, когда живешь в мире, где такое может быть чревато смертью и подлым ударом? - полукровка робко и приблизилась на несколько шажочков к печи, довольная подставляясь теплу от нее. Сейчас Ритца убеждена, что ничего не грозит. Заплутали вдвоем, забрались в дом в поисках укрытия, а тут на тебе - и хозяйка отыскалась, и покормят. Это тебе не солонину жевать под угрозой челюсть вывихнуть, пытаясь оттяпать кусочек. Кстати, и забыла-то совсем полукровка про томящуюся видимо уже в сенях Зорьку, которая так и держит на своей спине груз-то. С другой стороны, чего там этих вещей? Это не лошадь, это мамонт плюшевый, едва ли что из веса того и ощущает. Не на улице болтается и ладно. Будет когда-нибудь и ей улица с пряниками...
- Не откажемс-с-ся, - за двоих, а не себя одну поспешно ответила Ритца, опуская хвостатый зад уже на лавку, умиленно поглядывая на горшок с обещанной похлебкой.
- Курьих? От куры, чтоль, взятых? - слова вызвали улыбку-насмешку. Никаких ног, а уж тем более птичьих, полукровка не видела у дома. Кроме того, ну что за чепуха - так дом строить? И высокий будет, и удержит ли? Она вздорно повела плечами, тихонько посмеиваясь.
- А вы почему в лес-с-су живете? - насторожилась вдруг Ритца. Нет, она-то думала, что просто старушка устроилась вдалеке от людей, но с ними связь держит, торгует чем как... А тут и волшбой владеет, и шастает по лесу только, получается? А что в лесу есть-то? Травы да коренья всякие! Знахарка может какая или сама ведунья, чем демоны не шутят? Но разве не помогают они жителям ближайших поселков, в обмен на припасы съестные и прочие полезности? Тифлинг нахмурилась. Да и весть про оборотней не порадовала ее, заставив внутри мысленно рявкнуть на себя саму, чтобы сдержать клокочущую ненависть, которая вдруг начала скапливаться.
А вот на старушечьи вопросы сходу ответить было сложно. Обычно ворье и бандиты следят и за политическим укладом мира, и интриги-то на языке и слуху держат - как что провернуть можно, кто там у власти за трон грызется. Да только вот саму Ритцу такие вопросы волновали мало. Ну а что? Как жила так и будет жить, сегодня хлеб есть, может и завтра получится найти, а что там впереди - да демоны их знают. Потому источником вестей она была так себе, и покосилась на белесого, может он что умное сейчас как расскажет?

+2

13

- Неспокойно в Темных землях, уважаемая. Война, говорят, собирается. Но ни как скоро она случится,  ни в какую сторону покатится, - этого пока никто не знает - в отличие от бойкой полукровки, говорил светлый тихо, чуть ли не шепотом, то и дело сливавшимся с какофонией звона и бряцания столовых приборов. Оставшись один посреди большой комнаты, он неуютно переступил с ноги на ногу, сжимая и разжимая пальцы на свободной руке: те так и остались бледными и как будто бы слишком длинными для его, Лиска, ладоней. Яркий свет не улучшил и общего положения дел: в тепло-желтых трепещущих бликах мальчишка виделся вовсе больным - лицо с резкими, точно бритва чертами, напоминало посмертную маску, и двигался он, точно старик, щурясь по сторонам яркими, лихорадочными глазами.
- Оборотней же нынче не избивает никто - стараясь держаться подальше окна, лунный приблизился к лавке; ткнув в нее посохом, точно слепец, он неспеша опустился на край, ежась и тщетно пытаясь закутаться  в шелковую косоворотку. Обхватив себя руками за плечи, он ссутулился и долго молчал, глядя прямо перед собой - витал в облаках, а может, прислушивался к чужим голосам - а потом, невпопад как-то шмыгнув носом, вдруг заявил:
- Герцогиня Гресская овдовела.

+2

14

- К языку, деточка, много чего подойдет, - ухмыляясь, отозвалась старуха. Правда, она стояла спиной к гостям, а потому ее выражения лица видно не было. И последующие слова она пробурчала совсем уж тихо, - ну а твой я, пожалуй, и без готовки испробую.
Карга налила из котла похлебки, выглядела и пахла та очень аппетитно. Там и бульон прозрачный, и кусочки мяска плавают, и галушки какие-то, и зеленью притрушено сверху. Аромат... аромат... вдыхаешь его и начинаешь давиться слюнями. Ведьма не скупилась на то, чтобы налить супа своим гостям, равно как и себе самой. Она расставила тарелки, положила хлеб на стол, после чего подтянула колченогий табурет и села напротив устроившихся на скамейке посетителей, слушая внимательно их рассказы, да и сама отвечая на их вопросы время от времени.
- Нет, курьи ножки, - хихикнула Карга, - это такое выражение. Избушка на курьих ножках. Ты что, деточка, сказок в детстве не читала?
Ну да ладно, может и хорошо, что не читали. Нечего пугать их зря. Хотя вряд ли они верят в сказочки для юных ушек. Ушки, кстати, тоже деликатес, особенно юные. Их можно пропарить в соусе с ветвями укропа. Хотя сырыми, пожалуй, вкуснее будут. Ведьма облизнулась, но сразу же сделала вид, что это ее так манит аппетитная похлебка. Первым же делом Карга подцепила кусочек мяса и слопала его в один присест.
- В лесу живу, потому что суеты людской не люблю. Да и постоянно там с ворами и разбойниками неприятности иметь приходится. Была у меня лавка в городе. Я собирала травы, варила зелья, развешивала сушеные кроличьи лапки под окнами у горожан, чтобы нечисть в дом зайти не могла. Жила себе тихо-мирно, никого не трогала. Но часто приходилось отлучаться в лес в поисках ингредиентов. И однажды вернулась домой, а мне все склянки-банки кто-то перебил, всё ценное вынесли, а что не смогли вынести - сломали. С тех пор я ушла подальше от городов и деревушек. Кому надо, те знают, где меня найти. Знают и то, что я прошу за свои услуги, - она любовно окинула взглядом сидевших напротив ребяток. - Но что-то я разговорилась. Лучше уж вас послушать. Это ведь вы по миру странствуете и что-то новое видите.
И ведьма замолчала, кивая на каждое слово мальчика и изображая неподдельный интерес. Иногда она комментировала чем-то вроде "война - это так плохо" или "ай да герцогиня, шельма", но по большей части просто слушала и качала головой.
Карга все это время оценивала мальчика и даже в каком-то роде обеспокоилась состоянием его здоровья.
- Ты неважно выглядишь, деточка. Плохо себя чувствуешь? - участливо поинтересовалась она и пододвинула тарелки с похлебкой каждому из гостей, - кушай лучше. Горячий наваристый бульон даст тебе сил. А то вон ты какой бледный и худющий. Кожа да кости, ни граммульки мяса не видать.

+1

15

Уж не знаю как там мальчишка, а вот Ритца происходящим была вволю довольна - блаженно жмурилась и щурилась, вдыхала богатый запах домашней еды и была по-своему счастлива. В иное время от супа она бы брезгливо отворотилась, требуя нормально прожаренного или с кровинкой мяса али каких-то печеных овощей, но сейчас мысли о горячей похлебке приятно будоражили, обещая озябшему телу долгожданное уютное тепло внутри. Промокшие пряди потихоньку подсыхали, от влажности начиная уже слегка виться забавными кудряшками. Вымой волосы ей, расчеши да уложи - загляденье было бы, только вот рога, белоснежный колючий взгляд и вечная ухмылка губ, порой показывающая клыки служили не одной ложкой дегтя в медовую бочку, а как минимум бочонком поменьше.
- Такие не с-с-слышала, - заинтересованно проговорила полукровка, не стесняясь признавать собственное невежество. Да и сказки были такой вещью, что переслышать их все было невозможно, каждый народ вплетал что-то свое, а то и перекраивал полностью на иной лад. Разумеется, что можно было просмотреть общий сюжет, особенности героев и их характеров, приключения... Но все-таки время, когда такие сказания очаровывали тифлинга, были позади. Потом они сменились страшилками и веселыми байками у костра в ночь, а затем - сплетнями и фактами, которые имели куда большую ценность и могли обернуться выгодой, если грамотно сыграть.
Ела Ритца с жадностью, но тихо, ибо может и была простецкой, из нижних социальных слоев и вообще в лесу выросшая, а все-таки чавканье не терпела настолько, что не только ложкой по лбу зарядит, но и горло вскроет, дабы неповадно было. Хлебом она пренебрегла, а вот мясом в бульоне заинтересовалась в первую очередь, все куски вылавливая, съедая и лишь затем за остальное принимаясь. У всех свои причуды, что поделаешь. Слушала полукровка и мальчишьи рассказы, и старушкины вполуха, что-то мурлыкала приглушенно себе под нос и вообще нежилась в тепле, наслаждаясь тяжестью в животе. Первоначально ей казалось, что в одиночку она готова умять весь горшок супа - стоило услышать такой дивный аромат так внезапно проявилась тянучая пустота в желудке, требующая еды, причем немедленно и прямо здесь-сейчас. Но похлебка оказалась неожиданно сытной и, что главнее, вкусной. Так что одной тарелки и без хлеба хватило насытиться. Расслабившись, слегка обмякнув и нахохлившись ровно воробьишка, Ритца тихонько зевнула. Умиротворенно кивнула на рассказ бабушки, которые подтвердили часть мыслей до того, не вызвав никаких опасений. Всё звучало ладно и правдиво. А уж дурни, которую надумают травницу обокрасть невесть зачем найдутся всегда. Полукровка таких не понимала, для нее ценность имели какие-то украшения, драгоценности, на крайний случай оружие или то, что можно загнать по хорошей цене, но никак не сушеные растеньица.
- А что, правда кроличья лапка от нечис-с-сти помогает и зайти не дает в дом? - подивилась тифлинг, на мгновение из своей полудремы выпадая. Вспомнила сейчас и охотника за... нечистью? или нежитью? Что-то спуталось в мыслях у нее, но в общем Виктора-то и вспомнила. Что-то не было видно в его арсенале таких вещиц.
- А я путешес-с-ствую теперь, - похвасталась полукровка. - Вс-с-сяко разные ус-с-слуги оказываю. А до того на вампиров охотилас-с-сь, многих убила.
Ритца даже пустилась рассказывать про свои похождения на клыкастых. Само собой, что могла она описать свое единственное приключение с охотником, но в ее словах именно ей была отведена ведущая роль. И гнездо она нашла, и выследила негодяев, головы отрубила. И дампира, который едва не попался, спасла в самый последний момент! А уж как халиф благодарил-то, сколько золотых отписал, дорогого коня подарил из личной конюшни! При этих словах как раз подала было голос Зорька, Ритца встрепенулась, вспомнив про обделенную вниманием-заботой питомицу, но тут же махнула в мыслях рукой, никуда не денется, подождет еще. Ну а то, что и убийца она бывала простых людей, и блудом увлекалась за деньги, и мародерствовала по возможности - про это она не только не поведала, но и не думала, сходу увлекшись своей новой легендой, охотницей на кровососов, в которую словно искренне поверила, а потому говорила ярко, эмоционально и даже зелеными руками жестикулировала - сразу всю дрему с себя скинула, лишь бы внимание привлечь, похвалиться.

+1

16

Больше мальчишка не говорил. Кратко мотнув головой в ответ на чужие вопросы, он оперся локтями на ноги и склонился над поставленной перед ним посудиной так низко, что почти попадал в нее носом. К вареву он-таки не притронулся, лишь глядел в бульон пристально, словно надеялся отыскать там какие-то, лишь для него справедливые истины. А может - желал утопиться. Чужие голоса, звон посуды, треск огня в печке слились в монотонный, опьяняющий гул; беспрестанное мельтешение слева, оставлявшее за собой в воздухе расплывчатый зеленоватый след, тем не менее, раздражало его, заставляя все глубже уходить в свою скорлупу, все сильнее сутулиться, озабоченно хмуря брови. При иных обстоятельствах белесый давно бы уже высмеял хвастунишку, и может быть вывел бы на чистую воду , но сейчас ему куда больше хотелось уединиться, и так, в тишине, одиночестве и темноте, пережить эту, добрую для других оборотней ночь. Со времен ученичества  в Лунной Пади, отношения Лиска и альтер-эго не изменились: как прежде, белый умел превратить свою тень - в тонких пальцах сиятельной дамы-Луны она виделась вовсе звериною. В остальном  же малец не менялся, только лишь заострялся весь как-то, вытягивался, обращаясь в престранный гротеск. Глаза делались лисьими, как прямо сейчас: дико глянув на бабку шафрановым взором, перевертыш вскочил вдруг, оттолкнул стол, сколько мог быстро рванулся через порог, в надежде отыскать в доме хоть какой-нибудь закуток.

+1

17

Девчонка, хоть и была постарше, но не стала такой уж недоверчивой, чтобы воротить нос от похлебки, которую Карга разлила всем по тарелкам. Сама ведьма тоже ела, поэтому не стоило думать, что суп может быть отравленным. Разве что кусочки мяска, плавающие в наваристой жидкости, неизвестного происхождения. Может, обычная свининка или говядинка, а может, и прошлый посетитель, который так неосторожно попался в лапы ведьмы, да еще и повел себя совсем уж неучтиво и невежливо. Невежливых гостей Карга не любила. Но и поучать или делать вид, что обижается, не думала, искренне считая, что вкус мяса портится, если у его обладателя дурное настроение.
Так вот, девочка с рогами оказалась словоохотливой, не стала привередничать в еде, охотно поддерживала беседу, не старалась выглядеть умнее, чем есть, хотя в ее рассказах была доля хвастовства. Впрочем, Карга спокойно относилась к бахвальству. Если есть, чем похвалиться, то почему бы и нет? И ведьма кивала, слушая всё, что говорила зеленая, изредка вставляя собственные фразы вроде "ох божечки", "вот это да!", "какая ты молодчина!"
В отличии от нее мальчишка был угрюм и словно возвел вокруг себя защитный барьер. Не вмешивался в разговор, к тарелке не притронулся, на вопросы не ответил. Карга недобро моргнула на него - не любила она невежливых гостей, как уже было сказано. А если гость, которого приветливо встретили, обогрели, пытаются накормить и уберечь от лесных напастей, демонстративно показывает, что ему всё это и даром не надо, то он уж точно невежлив.
- Кроличья лапка сама по себе ничего не даст, - всё так же пристально глядя на мальчика, отозвалась Карга. - Зачаровывать ее надобно. Заговорить. Ритуал простенький, много времени не требует, но сил требует и мертвецкой плоти.
Мальчишка вдруг повел себя совсем уж странно. Сначала отпрыгнул, толкнув стол, и если бы тот не был таким увесистым, то повалился бы наверняка. Но миски закачались, как и горшок, Карга едва-едва успела подхватить его, чтобы не свалился боком и не расплескал содержимое. А малец тем  временем выскочил в сени, где стояла лошадь. Ведьма с удивлением взглянула на девушку:
- Он у тебя того? - покрутила она пальцем у виска. - Припадочный, да? - но упускать даже такое бледное и худое тельце не хотелось, и Карга, подхватив клюку, поплелась вслед за белым. - Эй, малыш, что с тобой? Ты мяса не ешь что ли? Ну так сказал бы, я б тебе овощей каких нашла...

+1

18

На белого Ритца не глядела особо - его дело отказываться от ужина, привередничать в разговоре, показывать некстати зубки на чужой территории. Сам дурак, как говорится. Тифлинг-то не отвечает за него, сама по себе. И уж отказываться от гостеприимства не собирается, не хочется оказаться на улице в такую погоду. Там, может, уже и не так грохочет и льет, а всё равно мокро, сыро и неуютно. Куда лучше отсидеться около теплой печи, подремать в сухом помещении, пусть даже на полу. А уж если на лавку пустят - ночь удалась. Ну а бояться чего-то... Что она, старушку не уложит одной левой? Уж и видно, что живет одна, мирная добродушная травница, накормила за просто так. Что-то совсем странный этот мальчишка. Если хозяйка домика глядела на него с неодобрением, то тифлинг щурилась с подозрениями. Правда чем-то болен? Или бежал от кого, прятался, потому и вещей-то нет? Может, украл что? Темное тут что-то. Может, как раз он тут опасный, а Ритца так наивно спину подставила!
- Ааа, - протянула полукровка, не особо-то теперь и вслушиваясь в слова ведуньи, слишком насторожилась, хвостом под столом зашебуршила. - Ну, я так и думала...
Пилила его взглядом полудемоница неотрывно, вглядывалась пристально и долго, ровно немой вопрос задавая, скорее даже требуя объясниться. Но молчит мальчишка, к еде не притронулся, ни единого слова не произнес больше. Ритца отшатнулась, когда белый выскочил из-за стола, заставляя посуду подпрыгнуть. Но не его порывистое движение было виной ее резкости. Тифлинг была готова поклясться чем угодно, что успела перехватить взгляд глаз не человека, а зверя. Слишком светлые, пронзительные, такие у простых людей днем с огнем не встретишь. Хвостатая поднялась из-за стола, нарочито неспешно, придерживая возгорающую внутри ненависть.
- Бывает с-с-с ним такое, - буркнула Ритца. - Головой ударилс-с-ся...
Она задумчиво прикусила губу и потерла лоб. Слишком всё ладно складывается. Неужели?..
- Значит, оборотни с-с-сегодня обращаютца? - приглушенно спросила она, не обращаясь ни к кому, глядя на спину старухе, которая уже вышла из комнаты. Это объясняло многое. И болезненный вид, и поведение нелепое... И глаза. Ритца глубоко вдохнула, задерживая дыхание, придерживая собственного зверя внутри. Зверя, который не умел изменять форму тела, но умел ненавидеть лунных. Кажется, спокойной эта ночь не выйдет...
- Кобылу бы не тронул только... Гад, - прошипела тифлинг, свистяще выдохнув. Сорвалась с места, хвостом с обнаженным жалом повиливая из стороны в сторону, когтями предвкушенно поигрывая. И все-таки пытается еще сдержать себя, не пустить безумие вскачь - а если ошибается, а если путает, полнолуние не только на оборотней влияет, может и правда просто болен. Да и за Зорьку чего волноваться - ее хлыщи чем хочешь, а дай демоны в трусцу поднимешь, которую и пеший догонит спокойно.

+1

19

До коняги мальцу дела не было, равно как  до чужих  слов: какой-то инстинкт, похожий на инстинкт лемминга - варварское, почти что не свойственное разумным чувство, - гнал и гнал Лиска вперед, велел ему  прятаться и таиться, опасаясь за свою жизнь. Если б мог мальчишка сейчас рассуждать здраво, то, наверное, счел бы  происходящее глупым; нынче же было понятно:  потеря себя привычного происходит на уровне нематериальном.
Вырвавшись в сени, он сходу ткнулся в огромный и теплый, мерно вздымающийся лошадиный бок, испуганно всхрапнул и отскочил от него, точно мяч, в сторону. Лошадь выкатила на него глаз: темный, блестящий, с кровяными прожилками на бельме, звонко щелкнула удилами, и, видимо оттого показалась Лиску чудовищем: сдавленно взвыв, перевертыш всем телом метнулся кобыле под брюхо, выскочил с другой стороны, и хлопнувшись в углу на колени, поспешно зашарил вокруг. Смутное ощущение,  - быть может, то самое, что привело белесого сюда -, подсказывало теперь, что где-то здесь должен быть погреб; нащупав ладонью металлическое кольцо, мальчишка вцепился в него покрепче, что было сил рванул вверх,  и прежде чем кто-то успел добраться до него, нырнул в разверзнутый зев подвала. Внутри пахло сыростью и гнилой картошкой; с грохотом захлопнув за собой крышку люка, белесый вытянул руки вперед  и осторожно двинулся в темноту. Погребом здесь называлось просторное помещение с гладкими земляными стенами; у каждой стены горками возвышалась  рухлядь: деревянные бочки, походные фляги из выцветшей, сморщенной кожи, натужно скрипящие под подошвами черепки. Тут же был огороженный закут для овощей - в дальнем конце его обнаружилась дырка, довольно большая, чтобы вместить в себя холщовый мешок, под завязку набитый репой. Земля в дырке оказалась мягкая: разгребая ее руками, Лиска быстро расширил нору, так что скоро смог уместиться в ней весь, свернувшись внутри клубочком.

+1

20

С девчонкой как-то было легче и проще. Она даже милой показалась опытной ведьме с наметанным глазом. Правда, понятие "милоты" у Карги было свое собственное и мало похожее на общепринятое. И зеленая гостья, похоже, тоже не имела никакого представления о том, что происходит с ее напарником.
- О да, сегодня полнолуние, - охотно согласилась Карга, которая, хоть уже и была почти в сенях, но риторический вопрос в спину все же услышала. Хороший слух у чертовки, что поделать. Она, в отличие от Ритцы, даже не подумала о том, что белый может оказаться перевертышем и что по этой причине ему сейчас так плохо. А то ведь, поди, переменила свои планы и стала спешно придумывать что-нибудь другое. С оборотнями шутки плохи. Если перекидываются, то ведь ничего с собой поделать не могут. Покажи им живую особь, они ее на лоскутки порвут.
Но Карга ни о чем подобном не думала и не переживала по поводу, что этот худой и тощий малец сможет хоть как-то противостоять ей, древней и умудренной опытом ведьме, в чьем котле варились и более норовистые и сильные рыцари.
Учитывая, что хозяйка почти сразу же отправилась вслед за мальчишкой, то успела углядеть, куда именно тот схоронился. Хмыкнула, ухмыльнулась себе под нос.
- Не переживай, деточка. Иди кушай, я сама с ним потолкую, может, образумлю или хотя бы выясню, что с ним происходит, - Карга настойчиво потолкала девчонку обратно в горницу. И когда Ритца оказалась за дверью, то ведьма сразу же вернулась к погребу, откинула крышку и некоторое время вглядывалась в темноту, пытаясь разглядеть беловолосую макушку. - Мальчик? - позвала она нетерпеливо. Воду в котле скоро ставить, а мясо до сих пор от костей не отделено. - Ты чего? - впрочем, она не стала дожидаться толкового ответа. Если он решил спрятаться, бог его знает по каким причинам, то сам виноват. Карга захлопнула крышку люка и задвинула широкую железную задвижку, так что теперь люк изнутри открыть было нельзя.
- Он точно того, - пробормотала она себе под нос, - прокаженный что ли? Такого лучше в еду для свинюшек, не хочется потом самой от живота зелья пить.
Карга вернулась в горницу и предложила девчонке продолжить прерванный ужин.
- Звать-то тебя как, путница?

+1

21

Никаких звуков борьбы из сеней не послышалось, истеричного ржания смертельно раненого животного - тем более. Это несколько успокоило Ритцу. По крайней мере, недовольно скривившись на дерзкое обращение, полукровка все-таки вернулась обратно в комнату, где проходил ужин. За стол усаживаться обратно не стала, зато нервно навернула пару кругов. В мыслях отметила, что прокомментировала бабуля вопрос, находясь сравнительно далеко. То есть, на слух старческий не жаловалась, а потому гадости вслух озвучивать не нужно и мысли тоже придерживать. Но тифлинга не это волновало, а ее теперешний новоявленный знакомый. Впрочем, как можно звать знакомым того, чье имя не успеваешь узнать? И ладно бы просто был мальчишка, так он с возможностью управлять ветром. Или нет, он назвал его своим приятелем, верно? Значит, это живое существо. В подчинении.
Всё это было дурацко и непонятно. Тифлинг поморщилась, потирая лоб. Почему ни одно приключение не может протечь тихо и спокойно? Почему вечно происходит какое-то невесть что!? По крайней мере, хоть жизни ничего не угрожает, - попыталась в происходящем найти плюс Ритца и тут же с опаской глянула во все стороны и даже наверх - мало ли объявится нечто, спешащее разубедить в таких поспешных выводах. На данный момент ничего свирепо-опасное и хоть какого-либо несущего в себе угрозу не объявилось, а потому полукровка украдкой вздохнула с долей облегчения. Ладно, дай демоны у мальчишки просто живот прихватило, потому и убежал. Может, в кустах отсидится и вернется. Бывают такие странные совпадения, что на удивление ладно складываются в общую и логичную картину, но таковой не являются. Своеобразные шутки жизни. Вообще-то, такие мысли полудемоница себе не раз пыталась внушить, но как-то... Всё время складывалось так, что приключения лихо разворачивались в сюжет, который потом хоть бардам продавай, и заставляли кровь кипеть адреналином. Ритце искренне хотелось, чтобы сегодня всё прошло гладко. Подойдя к окошку, она не разглядела полной луны, которая наверняка скрывалась за тучами. Но зачем врать, в конце концов, про такую глупость как полнолуние? Вздохнув, тифлинг вернулась к столу - хозяйка как раз подошла. Да еще и именем поинтересовалась, а у полукровки, борзости и дерзости у которой хоть отбавляй, едва и не сорвалась с языка шуточка вроде "не зовут, а сама прихожу". Шуточка была бы в тему, но невежливая. И едва ли бы ее по достоинству оценили. А потому Ритца, мотнув головой с черными кудрями, коротко и ответила, уже обратно усаживаясь на лавку:
- Ритца.
Свое имя она раскрывала свободно и легко в большинстве случаев. Хотя бы потому что имя было не сколько именем, а скорее прозвищем. Истинное имя, подаренное матушкой и едва ли наделенное какой силой было мертвым, а подарить контроль над своей хозяйкой и вовсе, наверное, не могло. Спохватившись, полукровка решила поинтересоваться, скорее из вежливости, нежели с целью действительно запоминать и пользоваться:
- А вас-с-с?
Не то чтобы вежливость призывала обращаться на вы, но все-таки некоторое почтение к старшим Ритца умела показывать. Кроме того, она находится в чужом доме и не хочет оказаться на улице.

+1

22

...Тьма колыхалась вокруг, распадаясь на неясные образы, чем-то похожие на летучих мышей. Тьма бормотала пьяными голосами, хихикала мерзко и злорадно. В этом бормотании нельзя было разобрать ни единого слова, но смысл угадывался четко и однозначно: все равно победа будет за ней, затмевающей разум реальностью, и всякое сопротивление его глупо и бесполезно...
Его грубо вдавило в землю, когда Тьма накатила, точно девятый вал всосалась сквозь поры, острыми росчерками вонзилась в зрачки. Белесый взвыл, переламываясь. Целую вечность мальчишка катался по закуту, выгибаясь в судорогах, расшибая в щепу  деревянные перегородки. Это было каким-то безумным слиянием с ночью, и с тишиной, с пришедшей из таинственной глубины силой. Потом он захрипел, замер, не в силах выдохнуть; минуту он был на грани, а затем задышал вновь, ровно и спокойно.
Спертый воздух, пропахший трухлявым деревом и горьковатой плесенью, смешивался с резким запахом грызунов. Помогая себе руками, лунный медленно поднялся на четвереньки, потом неуклюже выпрямился, и долго стоял, покачиваясь, ловил ладонями Тьму. Тьма ускользала от него, и  серебрилась вдали, гудела. Навязчиво, звонко, рассыпаясь осколками фраз.
Живые?

+1

23

Мальчишка остался в подвале, никто и не заметил, что ведьма закрыла люк железным засовом. О, в этом подвале можно было хранить не только картошку и бочки с соленьями. Будь там чуть поболее света, то оборотень смог бы увидеть засохшие кровавые потеки, следы от ногтей и когтей, царапины, а в дальнем углу целый склад с обглоданными косточками. Впрочем, хороший оборотень и по запаху смог бы это всё обнаружить, если бы сам захотел.
Погреб был крепким, крышка тяжелая, да еще и сверху Карга придвинула какой-то сундук. И выхода другого оттуда не было. Так что ведьма не переживала. Малец или одумается, или действительно из лунного племени, тогда уж пусть пересидит опасную для окружающих ночь в этом колодце. А пока что хозяйка и ее гостья вернулись к столу и принялись доедать суп.
- Есть и каша... Перловица с мясом. Хочешь? - когда тарелка опустела, Карга поднялась, чтобы убрать посуду со стола, и снова зацокала ее клюка по дощатому полу. - Или можешь еще супа взять, он хоть и сытный, но все ж вкусный, мне всегда одной порции мало оказывается, - она покряхтела, завозилась у печки. На стенке, кстати, висел целый арсенал для разделки мяса - от самых маленьких ножичков до внушительного топора с тяжелым лезвием. Тут даже к гадалке не ходи, сомнительно, что сухенькая старушка способна поднимать такое орудие без ущерба для собственного здоровья.
- Ритца, по-моему тебе это имя так хорошо подходит, - не оборачиваясь, согласилась ведьма, а когда девчонка спросила в ответку о ее собственном имени, безо всяких тайных умыслов ответила, - люди прозвали меня Каргой. Не слишком милое прозвище, но я к нему привыкла. Когда по нужде в городе оказываюсь, то цокаю со своей клюкой по дороге, а лавочники уже узнают этот звук и говорят - воооот, Каргу к нам нелегкая принесла, - старуха засмеялась и повернулась лицом. Ритца могла заметить, как блеснул золотой зуб.
Возня из подвала была слышна, хоть и приглушенно. Карга неодобрительно покачала головой, слыша, как трещит дерево и разбиваются бочки с запасами на зиму. В одной из бочек, пожалуй, до сих пор не засолились аппетитные куски с последней гостьи.
- Припасы, конечно, дело наживное, - вздохнула ведьма, мельком бросив взгляд на закрытую в сени дверь. - Но надеюсь, что твой друг оставит хотя бы то, что томится под потолком.

+1

24

Для полукровки суп оказался сытным в одной порции. Вкусный, безусловно, но обжираться как удав слоном, чтобы потом без сил рухнуть... Соблазнительно, но в другой раз. События зачастую складывались коварно, и необходимость бежать или скакать белкой по стенам приходила тогда, когда брюхо было набито, больше чем следует. И в таких случаях выбирать было лучше голод, если он еще не дошел до стадии, когда каждое движение сопровождается слабостью. В иных ситуациях некоторое время отсутствие пищи в желудке и вовсе на пользу было - и слух словно бы чувствительнее, и зрение поражает своей резкостью и вниманием. В общем, тонкости были свои, а Ритца, наевшись, посчитала, что ей хватит и вежливо изволила отказаться от предложений. Куда больше полукровку волновала ситуация с белесым, который, судя по всему, находился теперь внизу, в погребе или подвале - кто знает, как спланирован этот дом. Тифлинг силилась услышать или волчий вой, или кошачий рык, да хоть птичий клекот, если оборотни-птицы существуют! Но не было ничего, что могло подтвердить обвинения мальчишки в проклятой Луной крови. Ритца пыталась отвлечься, уйти от мыслей о нем, а потому решила переключить внимание на что-нибудь другое. Например, вот у печки, где старуха возится, слишком много всяко-разного острого. Слишком много, а полукровка насторожилась, не понимая, что опять ей не так. Может, это мелкий виноват, что взбаламутил ее душевное состояние, науськал видеть слишком много странностей?
- Карга значит, ага, - рассеянно отозвалась Ритца, переводя взгляд на улыбку старухи, блеснувшую золотом. Какая глупая растрата ценного металла, которому пристало звенеть в кошельке, а не ютиться во рту в слюнях! Но глаза все-таки возвращаются в сторону топора, который больше всего насторожил.
- Демоны с-с-с другом-то, я его и не знаю толком, - пожала плечами тифлинг, которую не особо дальнейшая судьба мальчишки, лишь бы с ней самой ничто не случилось. - А с-с-скотина где живет? Грозы не ис-с-спугаетца? - внезапно спросила Ритца, уловив наконец за хвост идею, которая не давалась в руки, но пищала, что что-то не так.
И правда. Никакого мычания, хрюканья слышно не было, а в сенях стояла только ее лошадь. А если ходишь на рынок к людям - так логичнее взять в мясной лавке кусок такой, где топор не особо нужен. Уже разделанный. И все-таки тифлинг не была уверена в том, что подозрения ее обоснованы. В конце концов, может иногда в благодарность ей дарят кого-то живого, а там и... Хотя, ну на курицу старуху хватит, оторвать голову и общипать, а вот если корову? Неужто такая маленькая будет с тушей здоровой управляться? Ритца нахмурилась, запутавшись в мыслях окончательно. Поимка мысли ни к чему толком и не привела.

+1

25

И впрямь, живые. Где-то там, наверху. Голоса шли как будто издалека, заставляя лиса прислушиваться. Он ощупью двигался сквозь смолистую мглу - в такой даже кошки не видят. Извиваясь и вздрагивая, точно вязкое желе, чернота обтекала его, скользила по его бокам. Под ногой что-то хрустнуло, словно перекатываясь по сухим веткам: протянув пальцы вниз, белесый зацепил с пола острый кусочек, наитием поднес ближе к лицу, понюхал, куснул. По вкусу частица напоминала золу, перемешанную со старым мелом. Она была невесомая, расслаивалась на языке, расходилась на тоненькие, хитиновые пластинки. Наверное, кость. Белесый снова шагнул вперед, и снова вокруг загремело. Часто, трескуче и сухо, будто с невидимых полок падал и разбивался фарфор. Зверь дрогнул, пригнулся к полу, метнулся в сторону со всех ног. Темнота гулко всхрапнула, фыркнула, загудела над головой: переступала ногами лошадь.
Когда лунный снова стал дышать ровно, то обнаружил себя на полу, возле ветхой, скрипучей лестницы. Стонам ступеней вторил тончайший скрип: с каждым шагом затхлая мгла формировалась неясными силуэтами. Здесь пахло солью, и кровью, и деревом: просмоленным, старым, сухим. Кобылой....
Зверь хрипло вздохнул, и, с шумом в себя воздух,  несмело поскребся в люк.

+1

26

От добавки супа отказалась, от кашки с мяском тоже.
Кто ж отказывается-то от мяса? Ведьма неодобрительно качнула головой. Если в этом мире и существует еда богов, то в ней обязательно присутствует человечинка. Хотя нет... говорят ведь, что у дриад и других вегетарианцев мясо отдает древесиной и совсем не вкусное, но с этим можно поспорить. Как раз-таки у травоядных самое сочное мясо. У травоядных и всеядных. Хищников вроде-то мало кто трескает. Но Карге всё равно, в целом. Ее натренированный годами желудок наверняка и камень переварит.
Карга внимала каждому слову Ритцы. Оказывается, белобрысый паренек ей вовсе не друг. Тогда кто? Почему они тут вместе оказались? Это ведь странно очень. Хотя так даже проще. Ведьма любовным взглядом облобызала зеленую фигурку девушки. Ну и что, что зеленая, рогатая и с хвостом? Кожу можно пустить на оббивку кресла. Никому и в голову не придет, что это бывшая чей-то шкурка. Рога подойдут как украшения для светильников, ну или можно оформить в качестве маленьких стаканчиков на ножках. Всему Карга найдет применение. А особое восхищение у старухи вызвали роскошные черные кудри гостьи.
"Остричь.. и отличный парик мне будет", - подумала ведьма, пощупав через платок свой практически лишенный растительности череп.
Вопросы Ритцы вернули размечтавшуюся Каргу с небес на землю.
- А? Какая скотина? - недоуменно хлопнула она глазами. - Отродясь никакой скотины не держу. Мне обычно посетители приносят. Едой за помощь плату я беру, - она блеснула цепким взглядом в сторону девушки, даже усмехнувшись мысленно, что она так точно выразила суть своих сделок с клиентами.
Хотя в качестве еды не все шли, тут уж нужно быть справедливым к старой отшельнице.
- Спать устраиваться будешь-то, милочка? - поинтересовалась Карга. - На печке теплое местечко, если хочешь. Присмотрись, а я пока схожу гляну, как там мальчик. Не окочурился еще от подвального холода ли.
Она отправилась в сени, заперла за собой двери и стала на колени, приложившись ухом к люку.
- Мальчик, ты там жив? - на всякий случай позвала она.
А Ритца, тем временем, могла осмотреться в горнице.

+1

27

- Хотелос-с-сь бы, ес-с-сли можно, - отозвалась на предложение переночевать несколько огорошенная Ритца, втянутая в умственную деятельность собственными подозрениями. Согласилась скорее на автомате, ведомая уже утвердительной формой вопроса в диалоге и теплом, которое покидать не хотелось. Но что-то как-то уцепилась полукровка за увиденный топор и обилие инструментов, которое впору хранить мастеру пыточных дел или психопату-расчленителю, который вначале снасильничает, а потом прирежет... В общем, не по бабушку такое разнообразие. Но одна вроде как живет... Или не одна? Оставшись без компании в комнате, убедившись в этом, что никак не выдаст себя неверными и темными делами, полукровка шмыгнула в сторону дальней лавки. Вообще-то, нехорошо так поступать, это было не очень в моральных рамках даже для Ритцы. Если хочешь навредить, кровь пролить в доме - неправильно дружбу заводить с хозяевами и обманывать так, хлеб-соль делить поначалу. Несомненно, достижение своих целей священно, но с годами даже тифлинг обзавелась какими-то принципами, своеобразными правилами охоты, пусть и с готовностью переделать их под определенную ситуацию. Тем не менее, сейчас было почти неловко сомневаться в искренности, хотя утешалась полукровка тем, что только посмотрит. Ничего не тронет. А двинулась она с подобными размышлениями вот куда: больно привлек внимание один сундук, задвинутый под лавку. В таких одежду еще обычно хранят... Ну или разности разные. Вот хвостатая и выдвинула украдкой его, раскрыла и задумчиво уставилась на разнообразие пестрых тряпок-одежек. Покопошилась слегка среди вещей, только больше озадачиваясь. Хорошо, допустим платья и сарафаны сойдут для старухи. А рубаха мужская зачем? А детские штанишки куда? Слишком непонятно, откуда и зачем столько одежды. Тоже как плату приносят, да? Тихо ругнувшись, она бесшумно закрыла сундук, задвигая обратно, стараясь действовать тихо и быстро. Кинувшись к стойке, наугад схватила один из ножей, закидывая его на печку, куда было предложено устроиться на ночь, по внезапному наитию и желанию иметь под рукой что-то надежнее, чем когти и хвост. Но не рассчитала порыва, а потому матернулась снова, когда оружие звякнуло где-то на полу. Заглядывая за печь, тифлинг обнаружила несколько иссохших костей. Не особо было понятно, почему они хранились тут, а не были где-то закопаны или спрятаны, но подобное свинство в собственном доме полукровка не оценила, поморщилась. Всматриваясь, она пыталась понять, какими зверями кормилась старуха. Что же, точно не курочки и не крольчатинка, что-то крупное. Видимо, все-таки что-то из скотины, - пожимает плечами Ритца, взбираясь на печку, отодвигая нож, который достала, подальше, авось не заметят пропажу. А если и заметят - так можно сказать, что взяла... В ногтях или зубах поковыряться, да. Гигиена на первом месте.

+1

28

Он не отозвался. Примостившисть на верхней ступеньке лестницы -ему приходилось держаться за обод люка, чтоб не сверзиться вновь в темноту - белый слышал ее, но - молчал. Он был достаточно смышлен, чтобы понимать то, что бубнила сквозь щелку старуха: каждое слово отражалось в мозгу ярким и красочным образом. Пожалуй что, захоти, - зверь смог бы ответить: чутко склонив к плечу голову, он несколько раз начинал шевелить губами, по буквам  проговаривая в темноту слово - "живой", но так и не облек его в голос. Вместо этого он криво ухмыльнулся, - резко и зло; кожа от этого движения треснула, точно старый, истончившийся пергамент: от угла губ к уху пролегла трещина, полная блесткой, радужной, мути.
Под ногами у него крякнуло - перемявшись по ветхой ступеньке, зверь оторвал от обода руку -  почти что прозрачную, с пятью тонкими, точно лапки паука, пальцами, он протянул ее вверх и вновь перебрал когтями по дереву.

+1

29

Карга прислушивалась. Она была уверена, что с белобрысым пацаненком что-то не так. Сегодня полнолуние, а у кого может быть что-то не так в такое время? Правильно, у оборотня. И ведьма, не будь дура, знала прекрасно, что к оборотням до утра в такую ночь соваться - себя не щадить. Поэтому она лишь позвала гостя, склонившись к люку и не собираясь его отпирать.
У ведьмы был острый слух. Не такой, как у животных, гораздо хуже, чем у вампиров и подобной нечисти. Но на старческие слабости, вроде слепоты, глухоты она не жаловалась. Разве только кости беспокоили, да суставы под вечер ныть начинали. Карга чувствовала, как шкребется что-то по ту сторону люка. И ведьму озноб пробрал, а она была не из пугливых. Но одно дело, когда в подвал спустился щупленький парнишка, а другое дело, когда издает оттуда звуки, словно стадо слонов пытается прорыть подземный ход, а потом среди гнетущей тишины раздаются такие скребущие жуткие шорохи.
Карга отпрянула от люка, вздрогнула, пожалуй, впервые за долгое время перетрухнув от чего-то.
"До утра пацан посидит там, - решила она, уходя обратно в горницу и запирая крепко дверь на засов, которая вела в сени. - И пока он там сидит, то лучше эту зеленую прикончить. По одному с ними расправиться будет проще, а с пацаном завтра утром. С оборотнем, будь он неладен, мне не стоит связываться".
Она вернулась в сени, и ее цепкий взгляд пробежался по опустевшей горнице.
"Сбежала, чертовка", - сразу же подумалось ведьме, но боковым зрением усекла шевеление на печке, а там, повернув голову, увидела и рогатую гостью.
- Парнишке, видать, совсем худо, - сердобольно вздохнула Карга. - Попросил до утра оставить его в покое. Да и нам куда безопаснее, когда он заперт там.
Она села на лавку и принялась обдумывать свой план. Обычно всё происходило просто - подсыпать сонного зелья в тарелку с супом, ну а потом прирезать гостя. Сейчас всё шло не так. Во-первых, подсыпать не удалось, ведь ведьме и самой пришлось суп трескать. Во-вторых, гостей было два, и Карга боялась, что они станут друг другу помогать. Ну а теперь, когда один нейтрализован, всё проще. Остается придумать, как Ритцу вывести из строя.

В углу подвала материализовалось полупрозрачное облачко. Оно повисело на одном месте чуть-чуть, а после приблизилось чуточку ближе к мальчишке.

+1

30

Пропажу одного из острых предметов в своей очаровательной коллекции Карга не заметила, и то радость. Полукровка почти с нежностью прошлась подушечками пальцев по лезвию металла. И какая порой досада брала, что за всю жизнь так и не вышло научиться владеть хоть чем-то из холодного оружия, которое завораживало, притягивало к себе, даже по-своему заводило. А уж танцы с мечами вызывали острую зависть внутри. Полукровка всё пыталась осмыслить увиденное, найти хоть что-то подозрительное. И ведь даже не спросишь про такое разнообразие одежды, сразу себя выдаст, что по чужим вещам шарилась. А может, стоит намекнуть, что слишком много мусора скопилось за печью? Обычно, едят за столом, то есть кости случайно попасть туда не могли, если у хозяйки нет привычки швыряться ими куда попало. Или и про это промолчать? Хорошо, что хоть и совесть (да, и таким обладает Ритца) озадаченно умолкла, еще не поняв, плохой поступок сейчас ее хозяйка совершала или нет, вторгаясь в пространство того, кто оказал приют и даже накормил, предоставляя места на ночь. Если плохой поступок повлек за собой спасение своей хвостатой задницы - то не такой он и плохой, каким бы плохим вначале не казался. Примерно на такое была настроена совесть, которую убить не вышло, зато основательно побить и посадить на цепь удалось, пригрозив пальцем, чтобы не жевала попусту.
Озадачила и вернувшаяся Карга, вызвав недоуменный взгляд полудемоницы. Ритца задумалась - то есть, если мальчишка попросил, сам... То он не зверь, потому что животные умеют только рычать, выть и прочее. Тогда почему ему внезапно стало нехорошо в самое, вот совпадение, полнолуние?
- Он не... Не лунный? - выдохнула тифлинг, подаваясь вперед, глядя пристально на старуху. Та выглядела слишком задумчивой, отчего у хвостатой даже появились сомнения, а услышат ли ее с первой попытки?
- Может прос-с-сто придурошный, - с надеждой пробурчала Ритца себе под нос, размышляя сама. Значит, парень находится в доме, а точнее в погребе. Запертый, если исходить из слов старухи. Отчего-то сразу руки зачесались проведать мальца, убедиться самой в реальности и безопасности... И вскрыть глотку, если это правда оборотень. Каким образом? А демоны знают. Сумела же уже целых двоих перевертышей убить! Одного - сама, а второго в компании с дампиром, совместный трофей их знакомства. Бесплодного, судя по всему, ну да какая разница? В общем, был и некоторый уважительный повод наведаться в сени. Нет, а правда, зачем запираться от такого хлипкого и мелкого мальчишки? Интересно, а тот шальной ветер ушел с ним? Полукровка ведь и успела забыть про его невидимого спутника.
- Я забыла про лошадь, - проговорила Ритца, спускаясь на пол с печи. - Нужно с-с-снять с-с-с неё вс-с-сё. Я быс-с-стро.

+1

31

Шаги удалялись. Неспешные, тяжелые - половицы, чуть слышно стеная, прогибались под чужим весом, - они  направлялись куда-то вбок. Потом стало слышно, как отворилась и  хлопнула дверь, как заворочался в пазах засов, отделяя внутренность дома дюймами некрашеной доски.
Зверь фыркнул, почти что попав в унисон с лошадью, снова загромыхавшей над головой: в глаза и за шиворот ему щедро посыпалась пыль, заставляя моргать и отплевываться. Вокруг мелко задребезжало, когда белесый  сверзился со своего насеста, и по-собачьи встряхнувшись, спешно вернулся назад; облачка он, в суете, не заметил.
Шорох и треск. По сеням теперь снова неслись шорох и треск: настойчивый, навязчивый, резкий - зверя отказались выпустить добровольно, когда он об этом просил, и теперь он стремился наружу, полагаясь на помощь сил собственных. Последних оказалось достаточно, чтобы проковырять в люке отверстие, в котором мог уместиться палец: вначале один, после-два, а затем, когда дерево начало подаваться не стружками, а длинными, в частых зазубринах, щепами, он смог просунуть наружу и кисть. Овеваемая потоками теплого воздуха - Ветер был все еще тут, - кисть слепо зашарила вокруг, тщась нащупать массивную железную задвижку.

+1

32

Ведьма недоуменно сморгнула, глянув на Ритцу. Карге показалось, что та то ли боится, то ли чересчур уж волнуется, когда заговаривает о судьбе мальчишки.
"И с чего бы это? Не съела же я его, - подумала она, - пока. Ну и люк хорошо закрыт. С чего мне беспокоиться, что там может случиться что-то плохое?"
- Не знаю, - пожала плечами ведьма. - Я не заглядывала в погреб. Позвала его через крышку люка, он не ответил, только словно когтями царапался изнутри, - она рассказывала всё, как слышала, чистую правду. Может, стоит как раз напугать Ритцу посильнее, чтобы та опасалась полоумного мальчишки? А с каждым из них по одиночке справиться будет куда проще. - Лунный ли он? - "А это идея, кстати. Если скажу, что уверена, что оборотень, то вполне себе причина, по которой не стоит до утра его освобождать", - и решив так, ведьма охотно закивала головой, - пожалуй, что так. Видимо, перевертыш. Иначе чего ему вести себя, как будто дурья башка ногам покоя не дает? Ему и еду, и питье тут предлагают, и ночлег, и радушие. А он мало того, что слова не вымолвил, так еще и схоронился в подвале, всяческие нехорошие звуки издавая.
Впрочем, вариант Ритцы тоже был вполне разумен. Карга усмехнулась и принялась неторопливо убирать посуду со стола. Ночь уже в полную меру взялась за свои права, и круглый диск луны заглядывал через окошко в горницу. От печи было довольно светло, но ведьма на всякий случай зажгла еще несколько свечей.
Она задумчиво кивнула, позволив гостье вернуться к лошади и сделать свои дела. Не должна ведь Ритца чего худого подозревать, старуха вела себя осторожно и не позволяла себе ни единого подозрительного слова или жеста. Наоборот, проявила исключительное гостеприимство. И только дураку захочется променять теплый очаг и сухую лежанку на холодную ночевку под дождем.

Облачко оставалось позади мальчишки до тех пор, пока отверстие в люке не стало достаточным, чтобы через него можно было просунуть руку. И тогда странное существо проскользнуло мимо оборотня и выпорхнуло в сени.

+2

33

- Я быс-с-стро, - повторила Ритца уже с пола, стреляя глазами обратно в сторону местечка, где успела пригреться и где, что главное, был нож. Который, наверное, мог пригодиться. Ну, в крайнем случае, оружие было и среди вещей на лошади. Если оно еще цело и не в чужих руках... Или лапах.
Ну-ну, - едко усмехнулась своим мыслям полукровка. Вначале мальчишка попросил, а потом оказывается и не ответил, только поцарапался в ответ. Или это так выражались просьбы оставить его в покое? Слишком туманные объяснения, подобное тифлинг не ценила, предпочитая все-таки прямоту в словах, чтобы никаких намеков и двусмысленности не получилось допустить. И вроде бы стоит действительно пойти самой всё проверить - только, видимо, своим ушам да глазам доверять можно, а всё-таки как-то... Неужели правда оборотня может сдержать какой-то люк? Хотя, они же разные бывают. Воя-то Ритца так и не услышала, никакого звериного рёва - тоже. Может, там что-то... Некрупное? А лошадь, между прочим, в опасности может оказаться да и позаботиться о ней стоит, а то сама наелась, отогрелась, а про верную зверюгу и забыла. А кто всё любезно тащил на родном хребте, включая и хвостатую попень? Разумеется, что Зорька. В общем, касательно своего питомца тифлинг все-таки могла быть в некоторой степени заботливой. В конце концов, не на себе же всё потом нести? Накупила она тогда уйму всего.
Щелкнув засовом, Ритца осторожно приоткрыла дверь и высунула нос наружу, совсем не спеша выглядывать полностью. Первым делом в глаза бросилась родная коняга, той самой игреневой масти, целая и невредимая. Слегка взволнованная - то и дело фыркает, переступает, но никуда не делась. И никем не покусана, не съедена. Выдохнув, полукровка распахнула дверь пошире, осторожно заходя в помещение. С некоторым удивлением глянула на облачко. Это что? Туман такой тут образовался, да? А почему? Но весь интерес к домашней тучке пропал, когда уши выцепили шорох в районе люка. Увидев проковырянную в нем дырень, Ритца оторопела от ужаса. Это что же, оно сейчас выберется и начнет всех убивать? Потом до разума рогатой дошло, что рука была именно рукой, которая из этой дыры выглядывала. Без когтей и шерсти. И сейчас старательно пыталась нащупать засов, чтобы отпереть свою темницу. Полукровка не поспешила белесому помочь, скрестив руки на груди и подперев спиной дверной косяк, она усмехнулась.
- А мы-то тебя уже за лунного ус-с-спели пос-с-считать. Или прос-с-сто с придурью, - посмеиваясь, негромко сообщила она, пока не спеша подходить к кобыле или люку. Да и на облачко нет-нет, а покосится, с недоумением. Не видела такого еще никогда. - Помочь? - участливо поинтересовалась полукровка, лениво дернув хвостом, пока всё так же выстаивая на месте.

+2

34

Движение прекратилось. Бойко шарившая по люку конечность дрогнула вдруг, застыла на месте, точно мышь под гадючьим взглядом, и, будто обжегшись, метнулась назад, в мгновение ока скрываясь в дыре. Под полом загудело: низко, тяжело, гулко, будто прямо вот тут, под домом, сонно ворочался гром. Потом была тишина, долгая, и, как полагается в таких случаях, оглушительная; на самой грани ее слышались звуки, которые, как казалось, вовсе не должны были существовать - как, вздыхая, истаивает, а затем, шелестя и потрескивая, вновь возвращается к жизни туман, так ловко выскользнувший на волю, и как совсем далеко, на обратном конце поляны, шуршит по подстилке дождь.
Наваждение развеялось столь же скоро, как, собственно, началось: фыркнула звонко Зорька, а под ногами опять завозилось, скребясь и царапаясь в дверь. Крышка погреба дрогнула, и в дыре показался глаз: огромный, блестящий, он словно подсвечивался изнутри неким мистическим светом, что наполнял каждую из распростершихся вокруг трещин. Внутри каждой из них кипел, сверкая и переливаясь, перламутр - текучий и будто живой.
- Помочь, - прошла наверное целая жизнь, прежде чем из-под пола послышался голос. Надтреснутый и шипящий, он неясно бормотал что-то, то и дело сбиваясь в мелкое, истерическое хихиканье; иногда, словно спохватываясь, что его могут слушать, он запинался и умолкал. Потом начинал говорить снова: время от времени он изъяснялся неторопливо, и можно было разобрать, что он то и дело повторяет сказанное Ритцей, словно играя, пробует буквы на вкус.
- Помочь мне, - на сей раз фраза вышла осмысленной, четкой. На свет показались пальцы: бледная, все еще человеческая  пятерня, а голос опять повторил - Помочь.

+3

35

внимание!1111

птенчик велел этот ход без него делать, а за Каргу выступает Зорька.

Белесый не отвечал достаточно долго, спрятав руку. Повозился под люком, а потом словно бы притаился, затих. Однако мальчишка несомненно был жив, и тифлинг поежилась в мыслях, когда тот внезапно приник глазом к проковырянной дыре.
Кажется, всё-таки совсем двинулся парнишка, - к такому очевидному выводу пришла полукровка, вслушиваясь затем в бессмысленное хихиканье и последующее бормотание, порой повторяющее ее слова. Рука, которая поспешила нырнуть назад, позволила получше рассмотреть проковырянную дырищу в люке. Сама Ритца сумела провернуть бы подобное, но иное дело, что у нее были когти и сравнительно большая, чем у людей сила. И то сама тифлинг не особо представляла, сколько времени потребовалось бы лично ей пробить маленькое окошко к свободе. Мальчишка же с таким справился слишком шустро... Если только люк не сделан из подгнившего дерева. Или не был дырявый изначально.
Несмотря ни на свое полное любезностей и готовности помочь предложение, ни на ответную просьбу в этом, Ритца прошествовала мимо люка, нарочито обходя по широкой дуге, чтобы бледная кисть внезапно не схватила ее за ногу. Воображение тут же провело аналогию со страшными околокостёрными байками, когда герой шел себе, шел, а внезапно из земли чья-то полусгнившая рука его хвать за лодыжку! И герой не дошел. В общем, не по себе было от происходящего.
- А вес-с-сти с-с-себя будешь хорошо? - не убирая с губ ухмылку, хотя внутри всё постепенно пропитывалось едким страхом, поинтересовалась Ритца, освобождая кобылу от упряжи. Лук с колчаном стрел она отставила в сторону, кинжал и нож оставила лежать в сумке, которую стянула вниз с лошадиной спины. И кинула в сторону, не желая пока что разбираться с содержимым; свято надеясь, что оно не промокло.
Свернув оба до того растеленные одеяла в рулоны, чтобы приставить их к стенке, Ритца краем глаза наблюдала за махинациями мальчишки, ровно как и прислушивалась к его бормотанию.
И завершив дела, ради которых пришла, все-таки несмело затем и даже робко подобралась к люку, приседая на корточки. Помедлив, ее рука дотянулась до засова, чтобы сдвинуть его, а затем всё тело резко подалось назад, вскакивая на ноги.
- Только без шуток, - предупредила полукровка, а встревоженно фыркающая лошадь крепко привязанная нервно запереступала на месте, явно считая подобную затею нехорошей. С другой стороны, оставлять такого соседа для нее было небезопасно, а тащить потом остатки вещей на своем хребте Ритца не планировала. Оставалось надеяться, что она не черта из коробочки выпустит - видали и такие игрушки на ярмарках...

+2

36

- Хорошим буду, - срывающимся голосом пообещал зверь, с грохотом откидывая крышку, и выбираясь наружу медленно и неловко, как медведь-шатун, которого потревожили в берлоге посреди зимы. Помогая себе руками, он со скрипом преодолел лестницу, тяжко перевалился через порог и шумно, точно принюхиваясь, вздохнув, вылупился перед собой неподвижными, похожими на блюдца глазами. Внешне Лис мало переменился, - лишь раздался в плечах, налился жильной силой, светлое лицо его заострилось, приобрело резкие, хищнические черты и спокойное выражение совершенной уверенности в себе.
- Кости, - хрипло сообщил он, как-то боком, ссутулившись, отходя в темный угол и усаживаясь там по-звериному. Потом, наклонив голову набок задумался, и словно бы улыбнувшись широкой, от уха до уха растянувшейся по лицу трещиной, внутри которой смутно мелькали блестящие, слегка загнутые клыки, добавил:
-Не мое

Отредактировано Яломиште (05-03-2015 18:31:59)

+2

37

Обещание быть "хорошим", данное каким-то чужим, совсем не первоначальным, что был у белесого голосом успокоило Ритцу, но совсем немного. Оставалось лишь надеяться, что понятие "хорошести" у нее и у парнишки совпадало хотя бы половиной пунктов. Впрочем, полукровку вполне устроит, если неведомое нечто не тронет ни ее, ни драгоценную лошадь, которая мало того, что важна своей функцией личного транспорта, включая грузового, так еще и денег стоит, в конце концов!  Кобыла, покосившись в сторону белого, стригла ушами и переступала, явно не прочь отойти куда-то подальше. Но раз поводья удерживают на месте, значит надо быть тут. Ритца же, свято верившая, что животное всегда учует опасность и пожелает свалить поскорее и подальше, решила, что угрозы нет и для нее. Откуда ей было знать, что слишком флегматичной кобыле тяжелых пород было боязно слышать лишь звук грома да прочие шумы?
Однако эта смутная личность вызывала всё больше вопросов. Она не сколько замечала внешне некоторые изменения в нем, сколько чувствовала их непонятным чутьем, понимала, что это - не совсем тот, с кем имела дело при первых минутах знакомства. Но глаза упрямо твердили, что это не оборотень. Ведь нет шерсти, хвоста, а осмысленные слова продолжают звучать с его языка. Однако, глянув на лицо, которое мельком засветилось перед ее глазами, Ритца дрогнула, увидев далекие от привычных черты, а особенно излом губ, в которых просматривался нечеловеческий оскал.
- Кос-с-сти? - переспросила она, выбитая подобным замечанием из мыслей. Перед глазами мгновенно встали образы останков, которые она обнаружила за печкой, но белесый о них знать не мог. И с каким-то усилием, полукровка перевела взгляд на открытый люк, мутно уставившись в проем.
- Там что ли, - пробурчала она, осторожно присев рядом, чтобы туда заглянуть - краешком глаза, бегло; заметить те самые чьи-то кости и множество бочонков, засохшие пятна крови. Поморщившись, Ритца выпрямилась, ногой брезгливо закрывая дыру остатками крышки. Нет, ей однозначно не понять подобное в родном жилище. Уж на что сама она легко и играючи убивала, а не стала бы вымазывать алым стены своего дома, если бы он был. Какая-то показушная аккуратность со скелетами в шкафах.
- Ты оборотень? - наконец, глухо спросила тифлинг, не глядя на парня, что засел в углу. А внутри скапливалась, пружинилась злая ненависть, которая набиралась с силами, чтобы цунами опрокинуться на врага. Когтистая рука сжалась в кулак, впиваясь остриями в собственную плоть. Ее приютили в этом доме и накормили? Ничего. Это не мешает пролить здесь кровь проклятой расы, которая недостойна жить.

+2

38

-Там, - неспешно кивнуло создание, как-то робко, бочком, подбираясь к разверзстой дыре, и притулившись на самом краю, вновь заглянуло в подвал почти что одновременно с Ритцей. На хищной физиономии всплыло выражение почти детского любопытства, столь искреннего, что становилось сложно поверить, будто оно, это создание, только что обреталось внизу, в затхлой сырости и чернильном мраке. Звонкое эхо хлопка заставило зверя отпрянуть, и рассерженно зашипеть, зажимаясь всем телом в углу.  Он даже зажмурился, и беззвучно шевелил губами, словно молитву шептал. Вдруг лицо его просветлело.
- Ш-ш-што ест оборотен? - скрипуче протянул белый,  выворачивая шею под странным, неестественным углом; глаза его, мягко мерцавшие в отблесках свечей, казалось, были далеко отсюда, но, тем не менее, чутко поворачивались рогатой вослед.
- Лис ест лис-с-с, - выдержав паузу, зверь жутковато осклабился и снова заговорил, то низко пришептывая, - тогда звук сливался с шуршанием слабого ветерка, гонявшего по сеням щепу и пылинки, - то глотая окончания слов.
- Не оборотен.

+2

39

Ритца насторожилась, когда мальчишка подался к ней навстречу, напряглась, тут же забывая про его обещание. Уж едва ли не напала первой, в своеобразной защите, пресекая возможную атаку в свою сторону; но в последний момент перенапряженные мышцы поддались, перетекая из окаменевшего состояния в аморфную кошачью пластичность. Полукровка подумывала, что всё было бы проще, если бы спятивший юнец убежал прочь из дома, схоронившись в ближайших кустах. Легче было бы, окажись он всё так же заперт в подвале, закрытый цельным люком. Теперь же, когда она его выпустила... Не то чтобы ответственность за происходящее оседлала плечи хвостатой полукровки, однако по всей видимости именно ей сейчас решать как поступить с белесым. И что-то внутри, уж точно противоположное совести, нашептывало, чтобы выгнать его взашей, наградив парой пинков для надежности. Прислушиваться к подобному голосу Ритца не спешила, но уверена была точно в одном: оставлять подобное существо наедине со своими вещами и кобылой она не собиралась, тем более, что здесь было и оружие, и какие-то остатки денег, что еще должны сослужить службу.
Голос существа изменился окончательно, более того - оно словно издевалось, взвывая поразмышлять на тему бытия оборотней - кто они и что они. Полукровка начинала закипать. Так подумать - в чем-то ночь на улице была бы значительно спокойнее и лишена многих вопросов. Про кости в темных уголках, про обилие разнообразной одежды в сундуке, про странного Лиса, который то ли ест лис, то ли просто является лисом - едва ли чего тифлинг понимала из бормотания чужого голоса, срывающегося на шепот. Однако существо отрицало свою принадлежность к проклятой крови, а на лисицу само по себе не особо-то и походило, отчего Ритца решила, что так своеобразно личность представилась. Голова шла кругом от всего подобного, а что-то внутри обреченно заметило, что ночь обещает быть слишком долгой, растягиваясь минутами на часы.
- Пойдем, - наконец буркнула хвостатая, раздраженно покосившись на Лиса, в котором видела источник большей части проблем и хлопот. Ведь оставлять его тут она не планировала, а если вздумает как-то характер показывать да грозить - неужто не успокоит в тот же миг даже без помощи Карги? В конце концов, яда в хвосте достаточно, она не особенно баловалась наркотиком последние дни, предпочитая трезвость рассудка.
- Там еда. Пошли, - повторила Ритца, подходя к всё так же приоткрытой двери и оборачиваясь в сторону белесого. Выбор у того, на деле, был небогатый - или он окажется на улице, или же все-таки поддастся на уговоры. Полукровка и так слишком лапочка сегодня, но ее терпение всегда отличалось чрезмерным недолговечием, а сейчас слишком много начинало раздражать. Ведь она всего лишь хотела отыскать укрытие на ночь, чтобы спастись от грозы.

+1

40

Особо уж разоряться рогатой тут не пришлось: уже после первого предложения существо заурчало, катая на языке слова, перемялось по полу ногами, распрямилось и сунулось в щель. За порогом же узко защурилось, схватившись за стену рукой: так резко и больно ударил  по глазам свет. Пальцы были тонкие и острые: цвет не замеченных Ритцей когтей был жемчужно-белесым, оттого и казалось смотрящим, что их вовсе у него нет. Зверь повел носом, вытягивая лицо к потолку, и ничего, казалось, не замечая - ни чуждые образы, ни плясавшие по стенам тени.  Эта последняя, к слову, у зверя была презабавная: этакий востроносый щенок с длинными лапами и ушами.
- Кости, - обведя помещение все тем же, не выражающим ничего взглядом, сообщил зверь. В следующее мгновение он встрепенулся, и через шаг припадая на руки, поспешил к печке; там он вновь потянул носом воздух, и утробно пробурчав что-то, по пояс скрылся за ней. В горнице затрещало,  зафыркало, завозилось; когда зверь опять вышел на свет - перемазанный в пыли, трухе и желтоватой известке,  в руках ярко белела кость: иссушенная временем, растрескавшаяся от жара, она выглядела тонкой и хрупкой, точно изысканнейший фарфор. Длиной примерно с предплечье, плавно изогнутая по всей длине, как дуга безыскусного лука, выточенного из лещины ножом. С вогнутой стороны на ней обнаружились узкие углубления, куда,  похоже, крепилась еще одна кость, а один из концов продолжался массивным отростком, - кзади от полукруглого выреза.
- Не мое. - зверь потряс головой, поднимая находку к лицу, осторожно принюхался, следом чихнул, - кость с похожим на выстрел треском пылью расыпалась у него в пальцах.

Отредактировано Яломиште (09-03-2015 23:52:27)

+2

41

Ждать долго не пришлось. Эти двое были поистине странной парочкой. Карга почти убедила себя в том, что белобрысый забрался в подвал, чтобы перекинуться там в волосатую тварюку, от которой проблем больше, чем пользы. Она уже была готова сообщить эту безрадостную новость и зеленой гостье, когда та вернется. Однако та вернулась вместе со своим компаньоном, и он казался еще страннее, чем обычные оборотни. От обычных хотя бы знаешь, чего ожидать. А эта чучундра готова выкинуть какой угодно финт. Ведьма давно припасла себе кочергу, крепко держала ее в руке, а остальную ее длину прятала между складок платья.
Карга подозрительно косилась, когда этот хилячок полз в сторону печки, зачем-то залез туда и начал копаться. В это время ведьма вопросительно посмотрела на Ритцу.
- Слушай, ты извини, конечно, но этот твой друг-не друг мне совсем уж не нравится, деточка, - сказала она ей тихо, так, чтобы слова долетели только до ушей той, кому предназначались. - Подозрительный он, странный. Или больной, - покрутила красноречиво пальцем у виска, - в любом случае...
Договорить она не успела, потому что мальчишка вылез из-за печки весь в саже и пыли и показывал кость, словно нашел какой-то военный трофей великой важности.
Карга покачала головой. Ей не оставалось ничего другого, как выпроводить этого мальца. Он ей тут не нужен. А если умалишенный, то и мясо его даже на корм зверюге какой не годится. Порченое оно, плохое.
Вокруг мальчишки сжались стены. Грязные, обшарпанные, без окон, без мебели. Дверь одна - вела на улицу. Карга перевела взгляд на Ритцу.
- Или уходит сам, и ты поможешь мне его выпроводить. Или уходите оба.

+1

42

Одарив кобылу напоследок пристальным и полным непонятных подозрений взглядом, тифлинг последовала следом за белесым, которого и уговаривать-то долго не пришлось - тот гордым лосем ломанулся в дом, заурчав зато не то котом-переростком, не то невесть кем. Ритца молча проследила за ним взглядом, представила реакцию Карги и вздохнула. Что-то сейчас будет нехорошее, - отметила в мыслях полукровка, проходя следом обратно к теплой и жилой комнатушке. И не ошиблась.
Сложившаяся ситуация требовала немедленного решения: прямо категорично поставили перед выбором, требуя, так сказать, принять одну из сторон. И выбор был вполне очевиден - Ритца была не настолько дура, чтобы оказаться вышвырнутой как котенок на улицу в дождливую и оттого крайне неприятно холодную и сырую ночь защиты ради того, кто никем ей не приходится. В конце концов, неведомое существо было слишком странным и казалось непредсказуемым. Обещание вести себя хорошо внезапно утратило цену - каждая порывистость его хаотичных движений заставляла неконтролируемо напрягаться, словно ожидая угрозы. Да и притащила его-то за собой Ритца исключительно из-за нежелания оставлять наедине со своим имуществом - и живым, и неживым, опасаясь оказаться обокраденной. Ну а справедливые требования хозяйки вполне понимала, была с ними согласна. Мальчишка для нее был никем, пользы не приносил, нужным не являлся. Оборотень он там или нет, а единого мнения с Каргой полукровка была целиком и полностью: каким бы нормальным паренек поначалу не казался, а сейчас мог поступить невесть как. Только мараться же дракой и как-то мериться силами особенно не хотелось.
Неодобрительно уставившись на извлеченную из-за печки кость, Ритца нахмурилась и слегка дрогнула, когда та шумно треснула, осыпаясь на пол. Интересно, чего еще любопытного может отыскать этот полоумный? И на кости запал-то как, подобно псу - слава небесам, что грызть не начал. На счастье паренька, тифлинг даже не глянула на его тень, привыкнув, что та является отражением силуэта и не стоит особого внимания.
- Дурной, угу, - отозвалась помрачневшая полукровка, попутно размышляя как именно попросить белесого на выход. Брать его под руку и тащить к дверям как-то не хотелось - мало ли какой фокус вдруг вытворит? Вдруг сильнее чем она или ветром своим ручным как ударит?
- Помогу, - кивнула Ритца, однако подходить к объекту их беспокойства и размышлений всё так же не спешила, украдкой надеясь, что всё внезапно решится само, сходу и без вмешательства. Ей же дороги свои рожки, хвост и целая зеленая шкурка?
- Он там люк проковырял, почти с-с-сам и вылез, - вспомнив, сообщила она, будто бы оправдываясь зачем выпустила и почему привела. - Боялас-с-сь, что кобылу тронет и вещи.

+1

43

Зверь злобно зашипел и инстинктивно попятился прочь. Поглотившее окружающее пространство видение, как и всякая неизвестность, пугала его, как пугала всякое живое существо. Лис почти ткнулся лопатками в стену, с хрустким треском ощерившуюся  щепой, точно жадная пасть неведомого чудовища, и издав низкий, загрохотавший об стены звук, удивительным образом сочетавший в себе рычание и вой, рванулся  на изначальную свою позицию, судорожно дыша и метаясь глазами из угла в угол. Просторная горница, в которой он только что находился, в мгновение ока изменилась до неузнаваемости: всю мебель из нее вынесли, спрятали печь и окно, превратив комнату в узкий коридор, что теперь стал всем его миром, сжавшимся до этого затхлого пространства неволи. Звуки казались здесь призрачными, неживыми, и слышны были только ему; в противоположном конце коридора, обведенная тусклым, подводным светом, виднелась закрытая дверь. Добраться до нее было страшно: раз или два мальчишка делал в том направлении шаг, робкий и неуверенный, но практически сразу же возвращался, потревоженный отголосками собственной возни.
- Лиссс хорошшш...- чуть ли не умоляюще протянул-простонал зверь, от  волнения снова сбиваясь на шип, и тут же скукожился, сжался, собираясь в комок.

Отредактировано Яломиште (18-03-2015 16:51:31)

+2

44

Ситуация с этим пареньком становилась с каждой минутой всё страньше и страньше. Карга уже и думать забыла о том, чтобы прибить его и съесть. Она многое смыслила в колдовстве и всяческих заговорах, так что понимала прекрасно, что на испорченном дурном мясе своего сальца не наешь. Лучше не трогать это маленькое белесое чудище, отпустить - читай, прогнать - подобру-поздорову. Не хочется рисковать всем, что нажито непосильным трудом. Не хочется рисковать и собой, и своим логовом. Карге и одного носителя мясца хватит. Пусть Ритца и зеленая, и вообще имеет мало общего с нежной молоденькой человечинкой, но тут уж выбирать не приходится.
Впрочем, не такое уж алчное сердце было у лесной ведьмы. Она предложила Ритце выбрать, и та согласилась помочь выгнать мутного мальчугана прочь. Ну и что, что за окном хлещет ливень, молнии сверкают. В такую погоду, говорят, хозяин собаку за порог не выгонит. А вот Карга не так добра к залетным путникам.
- Вёл бы себя прилично, не пугал старую хозяйку, то и не прогонял бы его никто, - пробурчала ведьма вполголоса, а после обернулась к Ритце, - разве ты, деточка, сможешь спать спокойно, когда вот такое чудо сопит в метре от тебя? И еще неизвестно, какие мысли роятся в его голове. В лунную ночь только перевертышам крышу сносит или одержимым. Мне вот ни один, ни другой вариант не нравится.
Хорошо, что Ритца согласилась избавиться от пацана. Иллюзию вокруг него поддерживать было непросто. Стены сдвигались в одном направлении, подталкивая его в сторону двери.
- Люк проковырял? - удивилась Карга и обеспокоилась пуще прежнего. - Ох и вредитель. Что ж мне теперь плотника из города звать, чтоб починил...
"Ну ладно, хоть позову завтра, а там, может, найду кого заблудившегося, будет мне обед, раз с этими двумя выходит всё по-странному".
В приоритете для ведьмы теперь стало избавиться от странного мальчишки, показавшегося во стократ опаснее.
- Как нам его выставить? - пожаловалась Карга Ритце, а после предложила, - сподобишься помочь, и я тебе подарок сделаю. Век не забуду.

+1

45

Между тем Ритца пропустила почти все слова, сказанные Каргой; и вопросы старухи, и размышления вслух - всё ускользнуло мимо остроконечных ушек, которые сейчас по-звериному прижались. Белые глаза, которые прежде глядели со снисходительной насмешкой в своей колюче-холодной и почти снежной глубине, выражали недоумение, которое потихоньку перетекало в слепую ярость, раскаленную как плавленный металл. И взгляд этот был направлен к ногам мальчишки, у которых как и принято лежала тень. Нечеловеческая тень: явно просматривался силуэт то ли пса, то ли кого-то из таких - разве тифлингу была разница - вырезать оборотня-кота или оборотня-волка?
- Он - перевертыш, - выдохнула тифлинг, ощущая как сжалась когтистая рука кулаком в желании сдавить горло или вырвать сердце проклятого луной. Рассудок зашатался, а уж кровавая пелена, про которую она уже успела подзабыть - больно мирно и тихо жилось последние недельки - начала застилать глаза. Впрочем, на какой-то грани Ритца еще была способна соображать - только это невесть как удерживало ее, как могла временно сдержать натянутая струной с металлическим скрипом цепь волкодава, учуявшего волка - кровного врага, который притаился так рядом и сводит своим присутствием с ума. Наверное, пожелай сейчас старуха напасть, ударить кочергой по голове или ножом чиркнуть по горлу - зацикленная на одном единственном полукровка даже не сумела бы вовремя среагировать.
Последняя трезвая мысль, что успела промелькнуть - напоминание, что серебро оборотням, как и вампирам, болезненно-мучительно и смертельно опасно. Уцепившись за это, Ритца с усилием оторвала взгляд от звериной тени, обводя помещение взглядом - ничего не попалось ее глазам, слепленное из подобного металла. Рука невольно скользнула в небольшую сумку, которая была перекинута через плечо, в надежде нащупать хоть что-то такое. Жесткая ткань вымоченного в крови и давно высохшего платка коснулась ее кожи первым делом, потом пальцы нащупали рукоять ножа, который невесть зачем полукровка всегда таскает с собой. И - горсть монеток, которые и оказались теми самыми серебрянниками - оказалась выуженной, цепко сжатая в кулаке. Ритца мутно уставилась на них, следом переводя взгляд на парня. Ноздри ее трепетали.
- С-с-серебро же в них ес-с-сть? Не прос-с-ст так зовутца? - сухо поинтересовалась полукровка, уже намереваясь направиться следом к - как она думала или так и есть на самом деле - оборотню. Не зная, что тот находится в ловушке иллюзии, и что подойдя к нему вплотную сама в ней окажется. Впрочем, ответа Ритца не стала дожидаться - свистяще выдохнув, она все-таки шагнула вперед; невольно поежилась, когда теперь поняла причины испуга Лиса - мертвые стены вокруг, про которые успелось позабыть, снова окружали и давили, напирали, прямо таки подталкивая к закрытой двери - единственному выходу отсюда. Чувствуя себя несколько идиотско с пригоршней серебряшек в руке, полукровка сделала еще несколько шагов навстречу к пареньку, который весь съежился как щенок от палки, которой замахиваются в его сторону. Однако тифлинг не собиралась умиляться такому зрелищу или жалеть. Сейчас она лишь с досадой подумывала, что стоило прихватить с собой нож... Впрочем, извивающийся хвост уже обнажился жалом.
- Уходи, - настойчиво буркнула полукровка, размышляя, что делать с монетами - кидаться в перевертыша, что ли? Одна из монеток-то случайно звонко и упала на пол, подкатываясь к ногам белесого. Ритца прищурилась.

Отредактировано Ритца (25-03-2015 11:39:12)

+1

46

Он сидел на полу, притянув ноги к груди, и, крепко обхватив их руками, тихонько раскачивался, то ли скуля, то ли надрывно, с присвистом и утробным урчанием, всхлипывая. Лица его было не видно: голову зверь держал низко, накрепко прижав лоб к коленкам, выступавшим из-под натянутой ткани, точно горные пики, но когда вновь открыл его, привлеченный заливистым звоном, глаза Лиска были сухи. Двигаясь медленно, будто во сне, он расплел пальцы, и выставив вперед указательный, - тонкий и непомерно длинный, - хотел  коснуться им светлого, часто дрожавшего кругляша, но тут резко отдернул руку и рассерженно зашипел. Звук получился какой-то чудной: сухой,  шелестящий,  надрывный, похожий на шепот горячего пара в накрепко закрытом чугунке. Взмыв к потолку, шип замотался от одного угла к другому, многократно отражаясь от стен, а потом грянулся книзу, на полпути обращаясь в слова:
- Уходи отсюда.
Белесый рывком вскочил на ноги и завертел головой: стоявшую средь колышущихся, наплывающих со всех сторон стен полукровку он заметил не сразу.  Какое-то время зверь смутно разглядывал ее, стоя на месте и хмурясь; потом во взгляде его мелькнуло узнавание, он дрогнул,   хотел было кинуться к ней, -  к знакомому, а значит, и неопасному существу, - но хвост за ее спиной угрожающе зашевелился, и мальчишка  попятился, по-звериному приседая на пол и выгибая костлявую спину дугой.
- Ты уходи, - через минуту раздумья заявил он, двигаясь полубоком назад, чтобы набрать нужную для прыжка дистанцию.

+2

47

Белый прищур сузился - болезненная реакция на прикосновение к серебряшке не оказалась незамеченной, да и трудно упустить мимо ушей шипение вполне сравнимое с закипающим чайником, которое словно усилилось, забродив по комнате. И уж вряд ли мальчишка просто не оценил достоинство монеты или чеканку, интуиция не подвела полукровку, хотя та очень много колебалась, прежде чем окончательно заклеймить в мыслях парня знаком проклятого. И оказывается зря - стоило украдкой располосовать его на части, покуда он сидел в погребе или когда выбрался в сени: не при хозяйке же перекраивать шкуру парня на множество тряпочек? В глубине души недоумение продолжало сидеть, ибо фактически мир перевернулся в глазах тифлинга - оборотень, который в полнолуние не превратился, не оброс шерстью, не отрастил хвост и прочее... Но всё равно являлся перевертышем. Наверное, это и было причиной почему ее ярая неприязнь затмевала разум, но не отключала его целиком, не гоня вцепиться тому в глотку сей же час.
Зверек же в людском облике словно близоруко уставился на нее, будто не узнавая или не видя перед собой, а потом неясно дрогнул, хотя та не спешила атаковать; медлила, распаляя свою злость, но не нападала, пока что. Молчала, даже не переступая на месте, замерла неподвижно, затормозив совершенно пляску хвоста. Однако таким живым изваянием полукровка не пробыла долго: стоило перевертышу начать отступать для, вероятно, прыжка, как тифлинг тут же резко ступила вперед, зажимая уши и морщась в клыкастом оскале, оглушая шипением - после неподвижности и молчания достаточно пугающим.
- КЫШШШШШШ! - хвост ее метнулся вперед с жалом на манер скорпионьего удара, но пока лишь замахивался, оттеснял, отгонял; Ритца понимала, что очень глупой идеей будет дезориентировать перевертыша тут, ослепляя и оглушая болью: тогда он будет совершенно беззащитен и своими силами покинуть дом не сможет, а потому оставалось уповать на эффект неожиданности, резкость и самоуверенность, которыми она рассчитывала смести отвагу оборотня... Коей, судя по всему, было и не так-то много. Впрочем, она запоздало вспомнила про приятеля-ветра, которым лунный мог натворить дел - тяжело было поверить, что ветер может обладать своей волей и разумом. Может, это он и промчался шипением по комнате до того? Сама же тифлинг была подобна пружине, готовая отскочить назад или в сторону, если белесый вздумает ответить нападением. И замахнулась хвостом еще раз, в этот раз будто бы намереваясь кольнуть.

+2

48

Зверь зашипел еще яростнее, и сузив яркие глаза, припал к полу, напружиниваясь для немедленной атаки. Настил под ногами страдальчески затрещал, когда лунный рванулся в воздух, и, широко раскинув  руки, словно обнимал старого приятеля, нацелился Ритце в лицо. Уже на излете скорость его резко упала: подхваченный некой незримой силой, зверь завис над землей, утробно рыча и все еще, не осознавая произошедшее, силился схватить добычу, протягивая вперед тонкие, острые пальцы. Мгновением спустя - будто оставленным специально, чтобы зеленая смогла в полной мере оценить грозившую ей опасность, -  мальчишку швырнуло на дверь, куда он все не решался приблизиться,  и между не состоявшимися теперь драчунами штопором закрутился смерч, мятущаяся воронка которого вытянулась к потолку. Углядев в налетевшей откуда ни возьмись стихии нового врага, белесый приглушенно взвизгнул, оскалился и зарычал, но с места, однако, не сдвинулся, заранее признавая ничтожность своих усилий супротив призрачной бестелесности Рагула.
Несколько раз  обойдя тифлинга стороной, присматривался, смерч вдруг исчез и, леденящим порывом взметнув волосы девушки, покатился к двери, отмечая  присутствие резким, разбойничьим свистом. В конце коридора он с силой ударил в косяк, выворачивая ветхую створку, и, охватив Лиска со всех сторон, безжалостно погнал его,  хрипящего и все еще огрызающегося, в мрачную сырость леса.

Отредактировано Яломиште (02-04-2015 19:44:00)

+2

49

Карга наблюдала за происходившим с напряжением. Вот же повезло вляпаться в историю с перевертышем, который в подвале сидеть не захотел и до конца не превратился, и каким-то чудом выбрался, да вести себя начал как припадошный. А с такими лучше не связываться, ведь как там говорят - цапнуть может, куснуть, и всё, прощай прежняя жизнь, здравствуй превращения каждое полнолуние и просыпание после этого голой в сточной канаве.
"А лета мои уже не те, чтобы так позориться. Да и нравится мне мое житье, молодежь прикармливать, приманивать, всяких недомерок и одиночек схрумывать. Косточки молоденькие, сладенькие, кровушка сытная, мяска надолго хватает, особенно коль в зачарованную хладницу его сложу", - ведьма отвлеклась от темы, более насущной, нежели хранение продуктов, и чуть было не помешала пацану выбежать без приключений. Но этот ветер магической природы намекнул хозяйке, что лучше благоразумно дождаться самоустранения перевертыша из дому, пусть даже ценой выбитой двери. Вправить-то не проблема, тем более что и без того завтра плотника звать надобно, и люк в погреб починить, и запасы провизии пополнить. А дальнейшая судьба мальчишки больше не заботила, лишь бы он куда подальше убрался и не появлялся.
"Надо будет заклятьем каким зачаровать, чтобы всякая шушера через порог не переступала", - озадачилась очередной идеей Карга. Сняв морок и вернув своему жилищу первоначальный вид, она со вздохом потащилась к двери, чтобы поднять ее и прислонить к проему. Благо это была лишь дверь в сени, а вот та, что вела на улицу, не сломалась, а лишь распахнулась.
- С коняшкой твоей всё в порядке, - уведомила Карга Ритцу, возвращаясь в дом. - Перетрухала чуток, ну то бывает, ничего, пройдет.
Она придирчиво осмотрела зеленую гостью, а затем кивнула с благодарностью:
- Спасибо, удружила. А я тебе, как и обещала, подарок сделаю, - ведьма сделала пасс рукой и проявился скрытый дотоле иллюзией сундучок. Карга стала спиной, так, чтобы тифлинг не могла увидеть, что там лежит, однако все равно поглядывала, чуть поворачивая голову, боковым зрением за своей гостьей, которой ни на йоту не доверяла.
Когда ведьма снова повернулась к Ритце, сундучка уже не было, зато в руке ее лежало простенькое колечко.
- Держи, - с улыбкой протянула она его.
"Жаль, на жаркое не пойдет. Раз уж помогла мне, то придется проявить свое великодушие. Пусть живет, так и быть".

+1

50

Всё оказалось неожиданно легко и просто, хотя Ритца справедливо ссылалась на очередное везение. Она резко подалась назад, когда мальчишка прыгнул: попадать под удар не было в ее планах, но неожиданно ручной ветер оказался на ее стороне. Кем бы он ни был, а белесого выловил и какое-то время подержал в воздухе, прямо как ее когда-то, много лет назад тиранил Флёр. Так что полукровка, припомнив такое, лишь зябко поежилась, не особо, впрочем, сочувствуя мальчишке. Пользоваться моментом, чтобы напасть, она совершенно не рвалась, отходя подальше. Паренька откинуло в сторону двери, а потом эта маленькая, но стихия погнала его прочь, ну словно взяв под свое крыло и уводя от проблем. Ритца лишь глазами хлопала на такое, радуясь счастливому исходу.
Дожидалась Каргу тифлинг в помещении, в каком-то недоумении рассевшись на лавке. На сообщение про целостность ненаглядной и дорогой сердцу Зорьки лишь благосклонно кивнула. Вслушиваясь в тишину снаружи, полукровка подумывала, что лучше тронуться отсюда прочь, раз дождь утих. Ночь не была ей помехой, а что до луж... Так то кобыле по ним шлепать, а никак не ей. В общем, решено.
Поднявшись на ноги, собираясь с мыслями и словами, Ритца на мгновение удивилась, напрочь позабыв про обещанный подарок. И мялась на одном месте, вроде и желая заглянуть, а вроде и сдерживаясь. Растерянно и заинтересованно глянув на простенькое колечко, поблескивающее медью, глубоко внутри хвостатая ощутила разочарование: никакой ценности в подарочке она не видела, но... Может она и имела привычку заглядывать в зубки дареным коням, но все-таки халяву предпочитала ценить. А потому кольцо отправилось в карман, с ним предстояло разобраться позднее.
- С-спас-сибо, - пробормотала она непривычное для своего языка словечко. Помедлила, прежде чем начать дальше, - Дождь кончилс-ся, я лучше дальше пойду.
Прощаться, благодарить и извиняться она толком не умела, но нужно было сказать что-то еще, однако полукровка лишь повела плечами, как-то растерянно и пусто улыбнулась, отправляясь к сеням. Собралась она быстро, закрываясь подсохшим плащом и выводя кобылу на улицу. Мальчишки нигде видно не было, а лужи доставали по щиколотку, так что, выполоскав стопы в холодной воде, она поежилась, поспешила вспрыгнуть на спину Зорьки и погнала ее, недовольную и фыркающую, пинками куда-то в сторону выходу из леса - по крайней мере, так на это рассчитывала сама Ритца. А уж там и на лесную дорогу повезет, авось, вырулить...

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Ночная буря