http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Пещера в глубине гор (северная сторона)


Пещера в глубине гор (северная сторона)

Сообщений 51 страница 100 из 117

51

Лэдгар лишь досадливо хмыкнул, не решив вступать в спор про то, о ком больше скучает целитель. В принципе, ему было совершенно все равно, однако с другой стороны думать об Эле не хотелось. Он прекрасно знал, что юный эльф волнуется, да и не только о нем, он волновался бы о любом из его спутников, в конце концов, это, во-первых, отличительная черта Светлых, во-вторых, отличительная черта, если не всех, то многих целителей, а уж, если целитель еще и является Перворожденным...

- Возможно, - сказал он, наконец. - Только не понимаю, зачем ему меня защищать. Со стороны похоже на маленького ребенка, который защищает голодного волка от испуганных родителей. Ну, или не волка, любое другое дикое животное, не суть, - менестрель улыбнулся уголком рта, глядя куда-то себе под ноги и по-прежнему видя лишь одну темноту. - Скажи мне, когда мы придем к этой ядовитой воде, я немедленно займусь оружием, а то мало ли, эта дрянь снова надумает неожиданно появиться и ударить в третий раз, прежде, чем мы будем готовы.

0

52

- Если этот волк ранен, то действия ребенка не так необъяснимы,- сказал эльф, идя по тропе, вскоре показался разлом, воздух стал немного иным, не таким сухим, как в лабиринте.
-Мы уже скоро дойдем, мох встречается чаще, я вижу пещеру,- оповестил он Лэдгара,- когда мы будем у воды, я скажу тебе.
Пару раз приходилось переводить дыхание и собираться с силами для преодаления расстояния до входа в пещеру, наконец они дошли. Звук журчащей воды вместе с голосом принца оповестили мага о том, что они дошли.
-Вода рядом, источник окружен мхом, сейчас я подведу тебя ближе...- сказав это Румата двинулся на звук воды, вскоре обнаружив тот самый отравленный источник, вода которого отравляла его.

0

53

- Но, только, если ранен, - возразил Лэдгар, усмехнувшись. - В любом случае, дикое остается диким, - отстраненным тоном добавил он, стараясь не отставать от Руматы. К неожиданной потере зрения было не так просто привыкнуть. Одно дело: видеть и иметь чуткий слух, другое дело, внезапно потерять способность видеть и пытаться вслушаться в происходящее. Нужно было время, а его было не слишком много, если не сказать, совсем мало.

Услышав журчание воды, эльф кивнул, следуя за принцем. Остановился рядом с источником, невольно прислушиваясь к посторонним звукам и принюхиваясь. Он не был уверен, что яд, которым отравлена вода, подействует на нежить, в конце концов, на то это существо и нежить, чтобы на него подобные трюки не действовали, однако изготовить оружие действительно было хорошей идеей, не смотря на то, что, бесспорно, обычное, выкованное из железа, а не изо льда, зачаровать было бы куда проще.

- Опиши мне источник, - сказал маг.

0

54

Вода стекает сверху со стены тонкой струей по постоянному руслу, пробитому в камне,- сказал Румата, подведя мага к источнику,- границы его очерчены мхом, вода внизу собирается в пробитую ей чашу и растекается по полу, уходя вниз в мелкие трещины.
Не зная чем он может помочь и чувствуя сильную усталость, эльф присел у стены вблизи источника воды и прикрыл глаза.
- Вода прозрачна, без запаха, но яд струится с ней.- вздохнул принц, не открывая глаз. Темнота была действительно невыносимой, Румата мог убедится на сколько тяжело Лэдгару сейчас.

0

55

- Понял, - Лэдгар коротко кивнул, подходя ближе к источнику с отравленной водой. Он отстраненно подумал, что какой-нибудь специалист по ядам наверняка бы взял немного воды с собой, чтобы изучить состав. Эльф и сам бы взял образец, ради интереса, но, увы, наливать воду было не во что, хотя, если задуматься... Эльф, впервые за долгое время, улыбнулся искренне, правда, улыбка была, скорее, хитрой и быстро пропала. Все-таки это была отвлеченная от темы мелочь.

Сосредоточившись на образе источника, Лэдгар прочитал заклинание, которое должно было забрать часть воды и придать ей определенную форму. В качестве оружия маг выбрал несколько метательных ножей и пару клинков. В крайнем случае, потом можно было сделать еще. Ориентироваться в кромешной темноте было очень сложно, однако менестрель, то и дело хмуря светлые брови, разложил созданное из ядовитой воды оружие и занялся его зачаровыванием. Все действо заняло примерно минут двадцать, может, меньше, может, чуть больше. В темноте время почти не ощущалось, а Румата молчал, хотя в данном случае Лэдгар предпочел, чтобы его не отвлекали. Закончив с оружием, маг посмотрел в сторону источника и создал из воды небольшой пузырек, с помощью магии воздуха сделал его небьющимся, потом осторожно наполнил прозрачную граненую емкость ядовитой водой, закупорил той же магией воздуха и убрал пузырек в карман.

- Готово, - сказал эльф, обернувшись к Румате. - Десять метательных ножей и два клинка. Я думал сделать лук, но это было бы намного сложнее и отняло бы, соответственно, больше сил, - Лэдгар не стал пояснять, что на подобный финт ушами у него вряд ли бы хватило знаний, способностей и опыта.

0

56

Услышав голос Лэдгара, Румата открыл глаза, оказывается он успел даже заснуть (?), смертное тело диктовало свои условия, если эльфу хватало грез, то смертному нужен был сон. Он поднялся на ноги, разминая затекшие плечи и посмотрел на то, что сделал Лэдгар. Оружие было красиво на вид, Румата подошел ближе и взял один из клинков в руку. Лед обжег ладонь холодом, засавив положить оружие на землю. Принц снял свой платок, который использовал для сокрытия лица и обернул им рукоять одного из клинков, затем снял темный колет и оторвал рукав у своей рубашки, сделав обмотку и для остального оружия, второй рукав пошел на подобие сумки для мха.
-Они превосходны, ты настоящий мастер...- произнес он, подняв оба клинка и пробуя их в руке. Лезвия мягко и звучно рассекали воздух некоторое время, затем, видимо Румата закончил проверку.
Метательные ножи переместились на пояс, а клинки пришлось держать в руках.
-К луку пришлось бы делать стрелы и найти тетеву, из мха ее не сплетешь, можно было использовать мой волос, но мы бы потеряли время. Я наберу больше мха и мы сможим продолжить путь.
Эльф заметил, но не сказал магу, что его тело стало уставать гораздо быстрее, чем раньше...
Принц с помощью одного из метательных ножей набрал полный рукав-сумку мха.
- Я готов... пойдем?

0

57

Лэдгар

На изготовление оружия ушло даже больше твоих сил, чем казалось. Голова снова закружилась; одновременно то, что происходит здесь и сейчас, вдруг перестало иметь значение. Мысли наполнились сперва сумбурными голосами, шумом, переходящим в гул; потом перед глазами появились картинки, столь же реалистичные, как глубокий сон.
...Ты нашел себя в доме своих родителей. Дом этот сравнительно небольшой, там всего пара комнат и крохотная кухня. Ты знаешь, что вы втроем с мамой и папой живете в укромном уголке ближе к границам Арисфея. Ваше жилище настолько хорошо замаскировано, что другие эльфы не могут его найти. Просто не обращают внимания. Так сделано из-за магии мамы. И болезни папы. Отец с самого твоего рождения - сколько ты его помнишь - иногда бледнеет, начинает вести себя странно и скоро уходит, а домой возвращается с дичью и блеском в глазах, как у зверя. Тогда мама плачет. Но она никогда не уходит искать папу, несмотря на то, что тот уходит все чаще и чаще... Маме опасно выходить. Ее могут увидеть, тогда случится неприятность - ты не знаешь, какая.
Сегодня мама не плачет. Она сидит у очага, неподвижно, вот уже второй час. Она смотрит в огонь остановившимися глазами. Ты видишь, что это высокая женщина с темной, почти черной кожей и длинными белыми волосами. Женщина держит в руках рисунок- портрет твоего папы. Эльфа, чьи светлые вьющиеся волосы отливают густой рыжиной. На портрете у него смеющиеся янтарного цвета глаза. Он опирается на лук. Тот самый, который сейчас висит на стене.
Рубашка и темное платье на твоей матери в нескольких местах разорваны. Ты помнишь, что сегодня с самого утра мама кидалась на стенки, каталась по земле, сама рвала на себе одежду, ранила руки; ты плакал, но тебя не слышали. А когда мама успокоилась, она более не вставала со стула.
Картинка поплыла перед глазами, но вскоре снова обрела четкость. Ты проснулся все в том же доме, ночью, но совершенно один. Ты хочешь есть и - еще страшнее - пить. Ты не видел родителей вот уже целый день. Выходить далеко от дома боялся, вокруг лес, где много диких животных и легко заблудиться....
Ребенок, которым ты себя видишь, свернулся калачиком на постели и зажал уши руками.
- Мама! - закричал он так громко, так отчаянно, как мог. И, давясь слезами, еще раз, тише, - Папа...
Скрипнула дверь. На пороге возник кто-то, в первую секунду показавшийся черной тенью; с ужасом ты зарылся в свою постель, но потом услышал тихий голос:
- Сынок... Можно, я войду? - это голос твоей матери.
Ты теперь, если оглянешься, можешь увидеть ее очертания. Ее кожа скорее серая, чем темная, Волосы - такие же белые, как раньше. В алых глазах горит непонятное тебе, ребенку, чувство. Но взрослый назвал бы это безумием. И полным отсутствием жизни.
- Мама... - ты поднимаешься с кровати, глядя на эту странную фигуру. - Конечно, заходи. Это же твой дом.
- Спасибо, Лэдгар.
Черно-белая тень переступила порог.
- Ты голоден? - спросил странный, бесплотный голос. - Прости, что я оставила тебя одного.
От матери веет холодом могилы, но все же это твоя мама, и тебе не так страшно.
- Вот смотри... - она указывает на полку. - Там крупа, ты можешь сварить кашу. Залезай на стул и сними котелок и пакет.
Ты послушно делаешь то, что она говорит, не понимая - почему она не варит еду сама, как раньше.
- А папа? - неожиданно спрашивает ребенок, которым ты был.
- Забудь... - откликается нечто в облике твоей матери. - Он умер и больше не придет. Его убили. Он стал оборотнем. Еще даже раньше, чем ты родился. Если ты не будешь прятаться и вести себя осторожно, убьют и тебя. Ты ведь его сын.
Здесь видение рассеялось; ты снова видишь себя взрослым, страдающим от голода, жажды и слепоты. Что спровоцировало видение? Аура лабиринта? Или ментальное заклинание, положенное нежитью? Неизвестно. Однако тот кусок из детства, что явился тебе, ты помнишь теперь совершенно отчетливо.

0

58

- Мастер? - Лэдгар невесело усмехнулся в ответ на похвалу Руматы, в данной ситуации звучащую, по мнению мага, как-то слишком нелепо. Он хотел объяснить, как магически лучше создать для лука тетиву, но ощутил сильное головокружение и вынужден был прислониться к холодной стене пещеры, чтобы не упасть. Темнота сменилась беспорядочной чередой видений, одно из них на мгновение стало таким ярким, что эльф совершенно забыл, где находится, потерялся в собственном прошлом, которое вдруг решило открыться ему, пускай и на короткий миг. Лэдгар молчал какое-то время, глядя себе под ноги и держась за камни, потом неожиданно хмыкнул, а через мгновение коротко, нервно рассмеялся. Снова замолк, растерявшись от собственных эмоций. Один из кусочков мозаики встал на место, будто влитой.

- Эта женщина... с белыми волосами - моя мать, - проговорил маг невпопад. Голос его был хриплым. - "Ты бы не был рад, правда, Элиас, если бы узнал, что сыну твоего лучшего друга, которого ты убил своими руками, может быть дарована та же горькая судьба?.."

Сказанная вслух фраза почему-то причинила жгучую боль, объяснить причину которой Лэдгар бы сейчас вряд ли смог. Воспоминания часто возвращались неожиданно, иногда мелькали в серой дымке во сне, но никогда не были такими яркими. Маг стоял, прислонившись к стене пещеры и чувствовал себя беззащитным ребенком в пустой холодной комнате, а откуда-то из-за двери слышались страшные крики страдающей от горя матери. Эльф зло тряхнул волосами, пытаясь отогнать от себя остатки видения.

0

59

В ответ на свой вопрос Румата получил странные слова.
-Твоя мать?- переспросил он, но вид мага не подразумевал шуток, скорее что-то близкое к безумию, принц покачал головой, отрицая сказанное,- Это уже не твоя мать, Лэдгар, это порабощенный дух...
Сказанное магом меняло многое. Румата почувствовал, как слабеют его руки, от понимания, что ему придется сражаться с матерью Лэдгара, и тот будет слышать все, пусть не видеть... Словами Румата пытался переубедить и мага и себя, причем себя в большей степени.
- Возможно ты ошибся и это морок...- продолжил эльф,- Пойдем, мы должны идти дальше...
Продолжать тему о темном духе принцу не хотелось уже достаточно того, что он узнал, этого уже вполне хватит, что бы рука Руматы дрогнула, не стоит вонзать иглу сомнения еще глубже.

0

60

Лэдгар зачем-то покачал головой и хрипло вздохнул. Кашлянул, нащупал холодный пузырек в кармане: единственное напоминание (кроме голоса Руматы) о том, что он все еще в пещерах и его положение не слишком завидное. Слова принца маг пропустил мимо ушей. Он и сам прекрасно понимал, что все увиденное может быть иллюзией, но ему почему-то не хотелось в это верить. Видение было бы зацепкой, выпавшей частью его прошлого. Эльф нахмурился, припоминая все, что он успел узнать о нежити, некромантии и вдруг понял.

- Ее подняли, - без выражения сказал он. - Я почти уверен. Не спрою, это может быть наведенным мороком, но все-таки это слишком... - Лэдгар не договорил, только рассеянно пожал плечами. - Ты прав, идем. Есть дела поважнее, - эльф отошел от стены, споткнулся, но не упал. Выругался, раздраженно и зло.

0

61

Вскоре они вновь оказались в лабиринте, Румата шел четко по следу, стараясь не бумать ни о чем кроме цели, а цель была выйти из этого каменного плена и вернуть Янтарь. Хранитель мысленно звал камень земли, иногда его мысли сбивались на молитвы к Имиру и Играсиль, что являлись родителями его народа.
-Скоро мы подойдем до того места, где вернулись назад,- сообщил эльф Лэдгару, клинки холодили его руки даже через обмотку, но они не таяли, это было хорошо,- Осталось немного...
Румата прислонился к стене лабиринта переводя дух. Сильное головокружение накрыло его на миг.
- Главное оставаться в сознании, Лэдгар беспомощен без меня... оставаться в сознании- внушал себе принц и действительно, отравление словно ослабляло хватку... они шли дальше.

0

62

Лэдгар

Вы пошли дальше, но очень скоро приложенное тобой усилие навеяло новое видение.
Тебе недавно исполнилось девять лет. Твоя мама отметила этот день по-своему, показав тебе, как и у кого можно украсть новый лук, достаточно легкий, чтобы быть твоим собственным. Ты наведался в деревню стражей границ и благополучно унес лук с собой.
Это уже не первый и не сто первый раз, когда вместе с матерью ты крадешь еду, вещи... Сначала, когда ты был слишком мал, она показывала тебе, как поймать птицу и запечь ее, какие корешки можно выкопать из-под земли даже зимой, как топить очаг... Сама она не делали ничего. Ты по-прежнему не понимал, почему. Она стояла, ходила, говорила, но никогда не прикасалась к тебе, а днем к тому же становилась полупрозрачной. Когда ты спрашивал, она объясняла: это все магия, чтобы ее не нашли.
- Твоя мама - Темная, - говорила женщина так, будто речь велась не о ней самой, - Если ее обнаружит эльфы, ты останешься совсем один.
Ты не понимал тогда, что такое Темная, думал, эльф не любят маму из-за цвета кожи.
Она настаивала на том, чтобы ты не попадался на глаза никому из эльфов. Поэтому долгое-долгое время у тебя не было ни друзей, ни просто живых существ, с которыми можно поговорить, кроме матери. В конце концов тебе стала казаться кошмаром возможность на минуту расстаться с ней. Ведь при всей ее холодности, пустых глазах, где плескалось всякий раз одно и то же безумие, она была единственным существом, разделявшим с тобой одиночество.
Маме это нравилось, она начинала страшно молчать или еще более страшно кричать, высоким срывающимся в странный визг голосом, всякий раз, если ты все же давал эльфам себя заметить. Скоро ты научился этого не делать. Ты прятался так ловко и крал вещи столь виртуозно, что эльфийские лучники не успевали даже оглянуться...
Недавно ты нашел в высокой траве скелет в обрывках каких-то тряпок и с веревкой на шее. Ты испугался, однако еще больше напугала реакция твоей матери: она коротким жестом руки отбросила тебя в воздух, так, что ты ушибся о землю, упав в траву. Онемение в спине скоро прошло, но страх еще долгое время преследовал тебя-ребенка. И это чувство раз и навсегда запретило тебе возвращаться к неупокоенным костям.
А сейчас ты снова проснулся один.
Мамы не было ни в доме, ни рядом. Ты подождал час, потом еще... иногда она уходила отыскать тебе что-нибудь полезное, хотя обычно возврашалась быстрее. Постирав рубашку, вымыв руки, приготовив еду и позавтракав, ты отправился к эльфийской деревне. Туда вело тебя любопытство, не убитое до конца страхом матери; там ты надеялся ее встретить. Перелезая с дерева на дерево, пробираясь оврагами и в густой тени арисфейского леса, ты все ж таки вышел к деревне и замер на ветке.
Посередине широкой площадки, с которой начиналась деревня, ты увидел целый отряд эльфов. В глубоком молчании они сидели в ряд на земле. А перед ними стояла твоя мать. Ее, полупрозрачную, удерживала сияющая магическая сетка. Она смотрела не на тебя - на эльфов, без всякого выражения.
Напротив мамы стоял эльф, каких ты раньше не видел. Высокий, с черными волосами, в длиннополой светлой одежде, он не носил с собой оружия. Но воины на площадке внимали ему с почтением.
- Это дух, восставший после смерти тела, - спокойно говорил эльф. - Видимо, именно он приносил неприятности деревне. Впрочем, само существование таких духов сродни некромантии, и такие вещи не должны происходить в лесу Арисфея. Какое-то сильное чувство заставило бедную женщину подняться; жаль, что мы не нашли кости, но в любом случае...
Он повернулся к твоей матери. Сердце твое не приняло сказанного: в полном ужасе ты хотел крикнуть - нет, это не дух, не трогайте мою маму - но ком встал в твоем горле, ужас маленького ребенка заставил тебя оставаться на месте.
- Отправляйся обратно, в мир мертвых.
Слова эти, сказанные полным сочувствия голосом, для тебя прозвучали страшным проклятием. Эльф воздел руку; светящаяся сетка облепила фигуру мамы, и медленно-медленно, тихо, так и не сказав ни слова, она растаяла в воздухе. В твоих глазах весь мир померк, ты почувствовал, что падаешь...
И очнулся взрослым все в том же лабиринте, все в той же компании Руматы.

0

63

- Да, - эхом отозвался Лэдгар, не отставая ни на шаг. Но тут внезапно в темноту перед глазами резко ворвалось очередное видение. Маг сжал зубы, невольно остановившись и вцепившись дрожащими пальцами в стену. Да, кусочки мозаики вставали на свои места, но осознание того, что подобное произошло в его прошлом, действительно произошло, совершенно выбивало из колеи. Он не понимал, как ему теперь себя вести, что делать, как относиться к Перворожденным, которые убили его мать, пусть уже мертвую, но все-таки... Он не понимал, почему и как ей удалось вернуться. В Арисфее не было некромантов, лес не пропускал их, поэтому поднять ушедшего было бы невозможно, разве что она сама... однако это в голове совсем не укладывалось. Разве что ей стало жаль оставлять своего ребенка одного, но кто убил ее тогда?.. Слишком много вопросов и ни одного ответа. Эльф судорожно схватил губами воздух, стараясь не сдаваться на милость видений, которые поглощали его разум целиком. Он не знал, были ли они наведенными или возникли из его собственной памяти, спровоцированные кем-то или же самостоятельно.

- Румата... - хрипло позвал принца эльф. - У меня видения. Не знаю, морочит ли это кто-то, но... - Лэдгар не смог договорить: голос сорвался от еле сдерживаемых эмоций, запутанных в один клубок. Он не знал, как ему реагировать, он не привык испытывать столько одновременно. Раньше казалось, что его эмоции будто замерзли, а сейчас он резко начал оттаивать, возвращаться вместе с обрывками собственной памяти. И это было... больно.

0

64

Румата остановился и подошел к Лэдгару. Лицо мага было бледно, на нем отражалось столько чувств, видил бы Лэдгар себя со стороны... Несмотря на то, что Румата очень хорошо запомнил как отказался взять за руку его маг, как не приемлил он чужого касания, принц Арисфея утешающе положил руку ему на плечо.
- Не поддавайся, он испытывает тебя, подтачивает волю, если хочешь, можешь сказать, что ты видел,- голос Руматы был полон сочуствия, страдания и без того раненого душою Лэдгара, болью отзывались в принце,- Может быть стоит отдохнуть? Ты можешь идти дальше?
Не зная как и чем помочь магу, эльф пытался прощупать обстановку вопросами.

0

65

- Могу, - коротко отозвался Лэдгар, отстранившись. Ему по-прежнему было не нужно чужое сочувствие, тем более, что он давно привык справляться со всеми трудностями сам, особенно, если это касалось его разума. Он не чувствовал чужой магии и сомневался в том, что видения были спровоцированы нежитью, он бы понял это сразу, не даром учитель с самого начала хвалил его, тогда еще не обученного никакой магии, что он ощущал ее без труда, мог определить, какая магия витает в воздухе, мог сказать, какое заклинание на него положили или увернуться от него чисто инстинктивно, если это было ему по силам. Говорить об увиденном, впрочем, не хотелось, не смотря на то, что эльф прекрасно понимал, что это может помочь, но ему даже не хотелось задумываться о том, что произошло в далеком прошлом, потому что сейчас медлить было не время. Возможно, видения и не были вызваны кем-то из вне, просто его память пробудилась сама. Из-за внезапной слепоты ли или из-за чего-то еще, в принципе, это было не так важно. Он слышал, что некоторые маги-предсказатели вызывали у себя видения искуственно, изнуряя себя голодом и жаждой, так что, быть может... Да, пробуждению ушедшего могло послужить множество причин.

- Я потерял память, когда был ребенком. Она возвращалась постепенно, обрывочно, а сейчас... Не будем об этом, не время. Идем дальше, - голос Лэдгара звучал тверже, в нем не было и доли тех эмоций, которые он сейчас испытывал. Выражение лица тоже изменилось, став равнодушно-холодным, как и всегда, хотя вернуть себе самообладание в данном случае, оказалось гораздо труднее. - Надо быть настороже, мало ли, когда нежить надумает появиться снова, - добавил он, собираясь идти вперед. Оглянулся на Румату, сощурив мутные, слепые глаза, так, будто пытался разглядеть лицо принца. Улыбнулся почему-то, горько, уголком рта, но быстро посерьезнел. Если верить памяти, ему нет места в Арисфее. Его отца убили, потому что он был оборотнем, его мать убили, потому что она восстала из мертвых. Кто знает, каким боком выйдет ему самому то, что досталось родителям. Либо в нем проснется зверь, либо он сойдет с ума. Впрочем, второе ему, похоже, грозит куда серьезнее, учитывая влияние Камня Хаоса.

0

66

Принц отошел сразу же, когда Лэдгар взял себя в руки.
- Не будем,- согласился он, но слова мага вбили еще один гвоздь сомнения. Видимо ведения его прошлого были на столько болезненными, что забылись и просыпаются теперь, в один из самых сложных моментов жизни, когда неизвестность и темнота поглотили его.
Румата довел мага до того места где они повернули назад. Теперь предстоял путь дальше, туда где они еще не были. Принц достал ветку мха из импровизированной сумки и пошел вперед по правому проходу, подстраховывая себя на случай, если нежить-мать Лэдгара вздумает убрать светлые дорожки. Они будут идти все время сворачивая направо, так будет легче найти обратную дорогу.
Дышать сухим воздухом становилось все тяжелее, бисеринки пота выступили на лбу принца, отравленная вода забирала силы, которых и без того было не много.
- Если что, мы все время идем сворачивая направо, вернуться можно будет легко,- переводя дыхания пояснил Румата, тоже скорее вспомнив о том, что Лэдгару необходимы звуки, нежели для чего-то другого.
- Пока все не так плохо...- усмехнулся он, так как фраза явно не соответствовала действительности.

0

67

Лэдгар кивнул, без лишних слов последовав за принцем. Еще одно в этих неожиданных видениях было хорошо: невольно начиная задумываться о прошлом, эльф совершенно переставал замечать, что слеп, что его организм требует еды и воды. Услужливая память, вернувшись так внезапно, подкосила его, да, но не сломила ни в коем случае. Появись сейчас перед ними нежить, эльф бы, не задумываясь и не медля ни секунды, напал. Многие из тех, кто нанимал его, как мага, ценили его самообладание и уверенность в критических ситуациях, поэтому, не смотря на то, что разум жгла непривычная боль от осознания того, что произошло давным-давно, внешне Лэдгар оставался спокоен и сосредоточен.

- Я понял, - отстраненно отозвался менестрель, посмотрев в сторону принца. - И я бы сказал: все, если не хорошо, то и не совсем плохо. Не стоит зацикливаться на неприятных ощущениях, они от этого становятся еще более неприятными, - маг сам не знал, зачем попытался успокоить Румату, но ему показалось, что Перворожденному не помешает поддержка. Принц, естественно, не привык к подобным приключениям и подавно не привык общаться с человеком, которому он совершенно равнодушен и от которого неизвестно, чего ожидать. Лэдгар видел себя со стороны и осознавал, что он далеко не приятен в общении.

0

68

Несмотря на то, что каждый шаг делался все с большими усилиями, Румата был к себе беспощаден. Он не привык к тому, что его тело быстро устает, что он не может долго и быстро идти. Перворожденный обладал характерной для его народа выносливостью, он не понимал смертных до этого момента.
-Да, мы живы, значит есть шанс,- сказал он без энтузиазма,- но чем дальше мы идем, тем меньше остается сил, сможем ли мы принять бой, когда нежить появится снова?
Румата нехотя говорил слово нежить, так как боялся еще больше задеть Лэдгара. По мнению принца, тот уже и так многое вынес.

0

69

Лэдгар равнодушно пожал плечами.

- Сможем, почему нет? - он внезапно нахмурился, вспомнив, что говорило существо в белой маске, его угрозы, условие. Если оно действительно больше не появится, Румата может погибнуть через несколько дней, да и он сам вполне может умереть от банального голода и жажды, что уж там. Чем дальше они шли, тем больше маг понимал, что пытаться выбраться из лабиринта, не то, чтобы невозможно, нет, скорее, бесполезно. Возможно, стоило бы рискнуть, позвать нежить, попробовать убить его, а, если не получится, то согласиться на его условие и вывернуться как-нибудь, иного выхода эльф пока просто не видел. - Как себя чувствуешь? - спросил эльф, на этот раз не глядя на Румату.

0

70

-Лучше чем после боя за Восточный удел, но хуже, чем полчаса назад,- ответил принц, вытерев лоб рукавом колета,- Через несколько часов я врятли смогу так же быстро идти.
Если Лэдгар считал, что только его злило все происходящее, он ошибался. Румата, ощущая слабость своего тела, слыша его боль ненавидил себя, его бесло то, что он не мог сделать ничего, его выводило из себя, что с каждым шагом все тяжелее и надежда тает на глазах. Он неумолимо двигался вперед, тратя драгоценную энергию на сопротивление старению и бессильную злобу. Не сорвался он лишь от того, что его держало понимание- Лэдгару еще хуже.
Но надежда таяла...

0

71

- Не слышал про бой в Восточном уделе, но, думаю, что нам придется позвать эту мразь. Само оно не появится, - не дожидаясь ответа Руматы, Лэдгар посмотрел наверх так, будто не был слеп. Сощурился. - Надеюсь, ты готов к драке, - сказал он вполголоса, обращаясь не то к принцу, не то к невидимому врагу. - Лучше сейчас, чем, когда мы уже будем не в силах дать отпор, - добавил маг, едва заметно улыбнувшись. - Если нам не удастся найти его слабое место, боюсь, придется согласиться на его условие, рискнуть, как думаешь? Идти вперед - это, конечно, хорошо, но нельзя быть полностью уверенными в том, что тебя вдруг не скосит через несколько часов неожиданно появившася болезнь или ты умрешь от старости, а я... в общем, в любом случае, ожидание ничем хорошим не обернется. Готов или есть, что возразить? - все еще глядя вверх, спросил Лэдгар.

0

72

-Я готов биться, - сказал Румата, сжав крепче рукояти клинков, которые уже практически вмерзли в кожу. То, что принц ни за что не пойдет на соглашение с темным богом, даже если из-за этого придется принять свою смерть, он не стал говорить. Его глаза воинственно сверкнули, а тело, словно снова налилось силой, поседевшие пряди волос свисали обрамляя виски эльфа.
Сказав свое слово, принц Арисфея позвал нежить, отойдя от прохода на пару шагов, чтобы не быть застигнутым врасплох. Он рассыпал немного мха, что бы стало светлее и позвал темную тварь, поднятую Рилдиром.
-Отойди левее,- попросил он мага, чтобы того не могла сразу задеть нежить.

0

73

В глубинах своего сна Рилдир услышал голос Руматы и улыбнулся. Принц радовал темного бога. Гордый сын эльфийского народа был еще так молодым, таким сильным в своих эмоциях - будь то ненависть, гнев, или отчаяние. Этим он, сам о том не догадываясь, питал силы Рилдира. Хотя, конечно, ненависть одного смертного была всего лишь жалким ручейком. Однако, если силы твои заперты, любой источник имеет значение.
Сейчас юный гордец собирался призвать его нечисть на бой. Это было довольно забавным. Неужели Румата рассчитывал, что бог нарушит свое обещание? Он же сказал устами тени: если принц хочет, чтобы нежить появилась по его зову, ему придется звать ее на коленях.
Поэтому бог продолжил ждать, не предпринимая никаких действий.

0

74

- Никакой реакции, ха? - усмехнулся Лэдгар, не чувствуя присутствия или даже приближения нежити. - Либо оно испугалось (что вряд ли), либо мы о чем-то забыли. Вопрос: о чем, - маг нахмурился, пытаясь припомнить все, что говорило существо в белой маске. То, что пришло ему на ум, заставило криво улыбнуться. Неужели речь шла о такой мелочи, как коленопреклонный наследник трона Арисфея? Впрочем, с другой стороны, это, конечно, мелочью не было, если учесть то, что нежить кормится эмоциями.

0

75

Румата оперся о скрещенные клинки, он вспоминал слова нежети, касаемые того, как ее надо звать. Лицо эльфа побледнело от гнева, когда он вспомнил ту самую часть, которая стоила ему бессмертия. Чтобы он, сын Алэндэла эр Играсиль, чей род идет от самой Играсиль, светлый эльф, наследник трона Арисфея звал щупальце Рилдира- темного бога, стоя на коленях?!
- Ни за что!- прошипел он, обращаясь в пустоту лабиринта,- Я не встану перед ним на колени!

0

76

- Хорошо, не вставай, - равнодушно проговорил Лэдгар, посмотрев, наконец, в сторону принца. - Будем бродить здесь, пока не умрем или он не соблаговолит появиться, - он раздраженно вздохнул. - Это всего лишь несколько секунд унижения, унижения, которое, если задуматься, вообще можно сыграть, сделать вид, что ты уязвлен, а на самом деле остаться спокойным. Никакой пищи нежить в таком случае не дождется, будь уверен, зато мы оба получим шанс выбраться отсюда. Главное - не давать волю эмоциям... принц, - мертвые глаза мага сузились.

0

77

-Я не могу,- похоже для Руматы даже эти несколько секунд были чем-то запредельным, ему было легче умереть, чем пойти на эту гнусность, даже притвориться.
-Нет, он не дождется этого от меня,- принц закусил губу, что бы гнев не вылился в неподобающий крик, его руки судорожно сжимали рукояти клинков, только разить было некого, нежить не явилась.

0

78

Лэдгар хмыкнул. С одной стороны он прекрасно понимал принца с его упрямым нежеланием идти против своей собственой воли, с другой в данной конкретной ситуации, не смотря на свою гордость, условие бы исполнил, но только потому, что не было другого выхода и только потому, что привык сдерживать эмоции, не давать им выхода. В борьбе с нечистью это очень помогало.

- Что ж, значит, нам придется побродить тут еще, пока ты не согласишься переступить через себя, - ориентируясь на голос Руматы, чародей подошел ближе и положил руку на плечо принца, сжал на мгновение пальцы. - Оно питается твоими эмоциями, принц, не позволяй им овладеть тобой, - Лэдгар смотрел куда-то поверх Руматы. В следующий момент он вдруг резко толкнул Перворожденного вперед, заставляя того опуститься на колени. Он знал, что у него для этого достаточно сил, а принц подобного хода не ждет, вместе с тем, с упрямством надо было как-то бороться. Неожиданность в таком случае была как раз кстати. Эльф невольно напрягся, сосредоточившись на магическом фоне, чтобы почувствовать присутствие нежити сразу же, как она появится.

0

79

В недрах гор темный бог удивился. Он бы даже поаплодировал, но увы, руки его были скованы печатью, только воля оставалась хотя бы частично свободной. Сцена, расстилавшаяся перед его глазами, была столь чудесна, что Рилдир, смеясь, решил сделать неуступчивому чародею скидку. Голод, терзавший тело Лэдгара, отступил. Впрочем, жажда осталась, ибо вызвана была не заклятьем бога, а сухим воздухом лабиринта.
Однако условие было соблюдено, и Рилдир отправил нежить в лабиринт.
Тень появилась метрах в пяти от обоих эльфов, она стояла неподвижно, и было такое чувство, что нежить довольно улыбается.

0

80

Не ожидавший такой подлости от Лэдгара, Румата рухнул на колени. Обида, злость, ярость- вот то, что испытывал в этот момент он, хотелось ударить за это унижение мага и принц еле сдержал свой порыв, вспомнив, что тот слеп и действовал..., да, надо признать, хоть и тяжело, но во благо их обоих.
Нежить зависла недалеко от эльфов, Румата не выпуская ее из виду поднялся, подняв один клинок над головой, в второй держа перед собой. Сомнения ушли, даже то, что это возможно поднятая мать Лэдгара не могли остановить уязвленного принца. Помня, что если нежить сделает ход, ответного удара может и не быть, эльф напал первым.

0

81

Лэдгар, по привычке прикрыв глаза, нащупал магический фон нежити и, едва услышав, что Румата сорвался с места, ударил по существу чистым Светом, сконцентрировав его вокруг фигуры врага. Он не был уверен, что это подействует, но надеялся хотя бы отвлечь внимание, чтобы принц мог успешно атаковать. В конце концов, пока ставка делалась на зачарованное оружие, а оно, Лэдгар знал не по наслышке, как правило, помогало.

0

82

Тень только мигнула - вместо нее образовалось пустое пространство, и оба меча Руматы угодили в скалу, точно в то место, где только что стояла нежить. Полетела каменная крошка. Острый осколок камня чувствительно порезал щеку Лэдгара - потекла кровь. Одновременно мох - тот, что был у Руматы и тот, что валялся у эльфов под ногами -  загорелся ярким голубоватым пламенем. Пламя это было низким, не распространяло дыма или запаха, однако вполне успешно обжигало кожу при соприкосновении и поджигало другие предметы.
Похоже, что светящиееся растение, как и в пещере, среагировало так на применение светлой магии.

0

83

Быстрым движением принц избавлся от сумки, перерезав узел, которым прикрепил ее к поясу. К счастью одежда не успела загорется. Оглянувшись на Лэдгара, Румата увидел кровь на его щеке, но судя по всеу это была всего лишь царапина.
- Свет Играсиль! - выругался светлый, выразив свой гнев на ситуацию,- Мох сгорает... или это нежить его поджигает или он реагирует на светлую магию.
Румата не думал расслабляться, снова встав в позицию готовности на случай если нежить вернется. Света от горящего мха должно хватить на некоторое время, а потом... не хотелось думать, что будет потом.

0

84

Лэдгар выругался, запоздало осознав, что он совершил одну и ту же ошибку дважды. Со всеми этими безцельными походами по коридорам лабиринта, он совершенно забыл, что мох в прошлый раз среагировал на Свет как раз таким образом: загорелся. Маг с шипением отступил в сторону, одновременно читая заклинание, чтобы потушить этот досадный, но неприятный огонь. Ничего пояснять принцу эльф не стал, снова прислушавшись к магическому фону. Всплеска магии не чувствовалось и самого слабого, поэтому чародей сделал вывод, что Румата промахнулся. Светом пользоваться было категорически нельзя, иначе они с принцем, если не сгорят, то задохнутся, воздуха в пещерах и так мало, оставалась задача найти ту магию, которая будет действовать. Запасного плана у Лэдгара пока не было, потому что обычно Свет помогал, пусть даже он был не настолько эффективен, как, например, зачарованное оружие.

0

85

Немного мха все-таки осталось в живых благодаря тому, что Лэдгар потушил его. В этом более чем неверном свете вы оба вдруг увидели перед собой измененный (или наборот, первоначальный) облик нежити. Женщина с темной кожей и белыми волосами стояла недалеко от Лэдгара и протягивала к нему руку, глядя на него глазами одновременно безумными и печальными. У нее были длинные, тонкие пальцы, мертвенно бледные, увенчанные черными ногтями. И эти страшные, хоть и не похожие на руки создания Рилдира, пальцы коснулись щеки чародея, той, где была царапина.
Румату, рожденного светлым, обдало аурой тьмы, холода, горя, могилы... Одновременно Рилдир вдруг понял, что на какой-то миг потерял контроль над нежитью; его неудовольствие вернулось к эльфу в виде краткого отрывка из событий, которые Румата видеть не мог. Его сестра, хмуря брови, отсылала прочь двоих слуг, что были приставлены к ней; неудовольствие от постоянной слежки, тень раздражения, направленная к брату, чувствовались весьма ясно. Впрочем, скоро Рилдир отвлекся, поняв, что привело к потере контроля над Тенью, и видение рассеялось.
...А картина нежити, протягивающей руку к Лэдгару, вызвала у чародея новый приступ болезненных воспоминаний.

Лэдгар

Ты снова ребенок, но скорее подросток. Вместе с учителем вы живете в маленькой рузьянской деревушке; твой наставник обучает тебя магии, но бессилен восстановить что-либо из прожитых тобой первых девяти лет. Ты забыл, где родился и кто твои мама и папа. Нынче тебе скоро стукнет тринадцать.
Ты идешь по сельской дороге с маленьким пучком трав в руках. Надо принести их наставнику, скорее, а то драгоценные растения, на поиск которых ты потратил столько сил, завянут. Тогда не состоится урок, запланированный на сегодня. Однако спешка была и к чему; тебя окружила группа молодых парней. Ты знаешь, что это первые хулиганы на деревне. Они задирали тебя с самого детства; наставник велел держаться от них подальше.
- Чародей-чародей, покажи фокус! - насмешливо сказал один из них.
Скрываться, бежать уже поздно. В таких случаях помогало обычно только исполнять прихоти дурных, но сильных оболтусов. Ты складываешь руки, стараясь вызвать огненный шарик, но вложенная в магию ненависть внезапно оборачивается безумной болью во всем теле. В глазах темнеет. Ты, кажется, падаешь - нет, становишься на колени, прогибаешься, кричишь, и вдруг боль обрывается. Однако вместо своих рук ты видишь теперь когтистые лапы молодого зверя, утвердившиеся в пыли дороги; ты чувствуешь запахи острее, чем когда-либо; мысли твои скачут и путаются, а ненависть к людям затмевает зрение сплошной пеленой.
- Оборотень!!! - крики оглушают тебя.
Топот ног.
Ты приходишь в себя на руках свеого наставника; он несет тебя на спине, убегая по той же самой сельской дороге. Ты оборачиваешься; позади поднимается высокий огонь. Это горит ваш бывший дом; вокруг него скачут темные фигуры людей, потрясающих факелами и вилами.
- Тебе лучше забыть об этом, мальчик, не смотри, - горько говорит твой наставник, и разум твой сковывает сон.
Ты приходишь в себя.

0

86

Нежить снова появилась и теперь приняла облик той же женщины, что и в первый раз, Румата не успел ее рассмотреть, так как увидел сестру... Было не приятно видеть раздражение на ее красивом юном личике, он узнал тех эльфов, что были преставлены к принцессе, он сам инструктировал их... Они все равно будут следить за сестрой Руматы..., но, почему она так относится к заботе брута? Ведь он все это делает ради ее блага и безопасности...
Не успел принц опомнится, как снова полутьма, Лэдгар и нежить около него. Эльф вскинул руку и в нежить полетел один из метательных ножей, изготовленных Лэдгаром:
-Возвращайся в мир мертвых!- вскрикнул Перворожденный, прибвив к этим словам короткую молитву, что читали эльфы над телом усопшего.

0

87

Почувствовав прикосновение, Лэдгар только в этот момент понял, что его легко ранило, потому что царапину на щеке засаднило, он невольно отшатнулся, упрямо сжав губы и глядя перед собой, силясь перебороть мрак перед глазами. Он не знал, что вызвало очередной поток видений, но утонул в нем без остатка, пусть и всего на несколько секунд. Из воспоминаний его вырвал крик принца, именно вырвал, хотя эльфу все еще казалось, что он то ли стоит где-то на песчаной дороге, то ли... воспаленное подсознание среагировало раньше, чем Лэдгар успел себя остановить. Знакомый возглаз из прошлого пробудил недавно вернувшееся воспоминание о беловолосой женщине, стоящей напротив отряда эльфов. Вот один из них вскидывает руку, выкрикивая те самые слова, женщина молчит, глядя на своего убийцу, а позади стоит он сам: ребенок, на глазах которого исчезает единственный дорогой ему человек и вместе с ним в черном омуте исчезает память.

"Это дух, восставший после смерти тела"
"Отправляйся обратно, в мир мертвых"

Мертвые золотистые глаза чародея широко распахнулись, он рванул в сторону, заслоняя собой существо, которое не было его матерью и только в следующий момент осознал, что его импульсивность все погубила. Сердце пропустило удар, время замедлилось, превратившись в липкую, вязкую массу. Лэдгар чувствовал, что зачарованный клинок близко, однако понимал вместе с тем, что ничего не успевает сделать: ни отойти, ни отбить.

0

88

Зачарованный клинок вошел в грудь Лэдгара чуть пониже сердца. Одновременно Мрак взял обратно контроль над тенью; ведь существо, способное управлять нежитью силой родственной с ней крови, перестало воспринимать этот мир.
Впрочем, пока еще не навсегда.

Лэдгар
Ты очнулся в пустой каменной зале. Ты лежишь на ступеньках, ведущих к черному трону, на котором никто не сидит. Шевелиться тебе трудно; даже вздохнуть тяжело - мешает боль в груди. Кинжала там уже нет. Зато есть открытая рана. Рядом с тобой, в ногах, сидит человек, с мертвенно-бледной кожей, аконитовыми волосами и черными провалами глаз.
- Добро пожаловать, - приветливо сказал этот странный человек. - Сразу поясню: ты в мире незримого. Между жизнью и смертью.
Кроме этого человека, трона, ступеней и двух рядов колонн в зале, гулком, сделанным из черного же мрамора, ничего нет. Даже видимых источников света. Тем не менее, ты четко различаешь обстановку.
- Кинжал твоего друга попал почти в сердце. Если честно, только мое вмешательство позволило тебе не скончаться совсем, - усмехнулся человек. У него приятный бархатистый голос. - Теперь у тебя есть два шанса. Первый - принц придет за тобой вместе с Камнем и согласием снять печать. Второй - ты станешь моим паладином. Ибо мне понравилось твое поведение. Да, кстати, я не планировал поднимать именно твою маму. Она просто попалась под руку. Извини, - он усмехнулся без тени раскаяния.

Румата

Ты увидел во всех деталях, как ледяной кинжал прилетает, казалось, Лэдгару прямо в сердце, может, чуть ниже, как отражается близкая смерть в его слепых глазах, как чародей падает на пол, оседая на женщину-нежить... и как оба они вдруг пропадают в воздухе.
Секундой позже Тень вернулась. В прежнем облике. Одна.
- Я удивлен, принц Румата, твоей способностью копать себе могилу, - сказала нежить с ноткой холодного одобрения в голосе. - Известно ли тебе, мудрецу, выражение: благими намерениями вымощена дорога в ад? Ты только что проложил тропу туда для своего друга. Но я успел его подхватить. И теперь выбирай: либо ты идешь со мной и снимаешь печать, либо Лэдгар умрет, а после смерти будет служить мне. А если и последнего тебе недостаточно... что ж, никто не мешает мне немного позже поймать Хранителя Воды. Я прочел мысли Лэдгара. Сапфир в слабых руках, хоть дух эльфа, его хранящего, и силен.

+1

89

Острая боль в груди и ощущение мира пропало. Он больше ничего не слышал и не видел. Неизвестно, сколько это продолжалось: несколько секунд, несколько минут или несколько часов. Сознание вернулось вместе с все той же противной ноющей болью, а он сам понял, что лежит на холодных ступенях, где-то в незримом мире и, тем не менее, видит. Лэдгар, попытавшись дышать как можно более осторожно,медленно повернул голову и, по привычке сощурившись, посмотрел на мужчину снизу вверх. Сама по себе ситуация была нелепой и смешной. Надо же было настолько уйти в воспоминания, настолько поддаться сиюсекундному импульсу и совершить такую глупость. Не смотря на всю лестность предложения, эльф не обрадовался, взгляд его оставался равнодушным и холодным, будто не он сейчас находился на грани жизни и смерти, будто не он сейчас лежал, беспомощный, на холодных ступенях темной залы. Он никак не отреагировал на неискреннее извинение из уст заточенного бога, потому что прекрасно знал, что это просто пустые слова и ничего более.

- Я польщен твоим предложением, заточенный, - без тени самодовольства, холодно и ровно произнес чародей, глядя на мужчину. - Но, увы, я никогда не стану твоим паладином, - причины этого решения эльф не объяснил бы и самому себе, однако, отказался он ни на секунду не задумываясь. Он замолчал, стараясь не обращать внимание на боль в груди, он еще смутно надеялся на то, что Румата справится в одиночку или, хотя бы, переступит через собственное упрямство и согласится снять печать, хотя, конечно, принцу-то как раз можно было получить Янтарь и убежать, в конце концов, что ему жизнь чародея, который его самого ни в грош не ставит. Эльф невесело усмехнулся про себя.

0

90

Лэдгар уже не услышал испуганного крика Руматы:
-Нет!Он не видел, как принц кинул второй кинжал, надеясь перебить траекторию первого, но не успел. Едва кинжал вошел в тело мага, Румата кинулся того подхватить, но... И Лэдгар и нежить исчезли, оставив эльфа.
- О, Играсиль! Зачем он это сделал?!- вскричал эльф со злости уронив клинки. В его сердце смешались боль и досада, отчаяние и злоба. Едва нежить вернулась, один из ножей Лэдгара снава оказался в руке принца.
На это предлжение не хотелось отвечать, Румата понимал, что он должен сделать, отдав жизни хранителей не допустить освобождения Рилдира. Иначе мрак покроет Альмарен и позор ляжет на голову принца эльфов, беспечно покинувшего Альмарен, и в поисках чего-то большего, не вернувшегося с найденным Янтарем назад.
И в то же время вновь и вновь падал Лэдгар пораженный им же сделанным клинком, и виделся Эле, целитель... Рилдиру не составит труда изловить его, а если он еще и использует для "уговоров" мага и принца, то печать будет сломлена сразу же.
- Я иду за тобой,- хриплым голосом сказал Румата, взгляд его потух, словно что-то выгорело изнутри, сделав его не более чем тенью эмоционального, резкого и гордого принца Арисфея.
Корона позора давила на виски.

0

91

Усмехнувшись, тень повернулась и поплыла впереди, служа проводником через Лабиринт. Одни повороты сменяли другие, бесконечные одинаковые коридоры показывались и пропадали, заставляя полностью терять ориентировку в пространстве, запутывая разум, вгоняя в сон. Так продолжалось, пока - может быть, через час, а может быть, через вечность - вы оба не вышли наконец к сердцу лабиринта.
Здесь на полу виднелся круг, мягко светящийся теплым золотым светом, весь покрытый руническим узором. Руны складывались в орнамент, такой красивый, что поневоле притягивал взгляд; однако глубоко внизу под этим нарисованным на камне кругом чувствовалось средоточие величайшего зла.
На противоположной Румате стороне лежал Лэдгар. В груди его больше не было кинжала, только открытая рана, из которой не текла кровь. Если потрогать кожу, то она окажется теплой, но глаза чародея смотрели в никуда, и пульс не бился.
- Приступай, - сказала нежить, занимая наблюдательный пост. - И если ты утаишь хоть крошку своей магии, я сразу же это замечу.
Что-то звонко ударилось о землю, и к твоим ногам прикатился Янтарь.

Лэдгар.

- Что ж, ожидаемо, - равнодушно сказал Рилдир, вглядываясь куда-то в темноту за колоннами. - Представь себе, твой друг согласился сломать печать. Быть может, у тебя есть еще шансы выжить.
Сказав так, темный бог замер на ступенях. Он смотрел с вниманием и интересом на действия принца, пользуясь колдовским зрением своей нежити. Его эксперимент подходил к концу.

0

92

- Мне все равно, - Лэдгар прикрыл глаза, стараясь не думать ни о чем постороннем, чтобы не утонуть в собственных воспоминаниях. Он пытался представить, как выглядел со стороны в момент, когда Румата кинул клинок, пытался представить реакцию принца, но в его мыслях Румата выглядел растерянным, либо подавленным. И не только от собственного деяния, если вдуматься, а от того, что ему предстоит сделать. Маг только сейчас понял, насколько это нелепо: принц Арисфея добровольно соглашается освободить запечатанное много лет назад зло. - "Какая черная ирония..." - на бескровных губах эльфа мелькнула улыбка. Он совершенно не задумывался о том, выживет он или нет, он бы не удивился, если бы это были его последние минуты. Все логично, прошлое проснулось, цели у него так и не появилось, кроме разве что пресловутого Камня Хаоса, на счет которого он вообще не был уверен. Если посмотреть со стороны, то он все это время выглядел не более живым, чем была его мать тогда, увидев ее смерть, он умер тоже и сам этого не заметил, воздвиг вокруг себя неприступные ледяные стены равнодушия, не зная причины своей собственной холодности. Теперь, понимая все, чародей ощущал себя абсолютно потерянным.

Лэдгар осторожно вздохнул, чтобы не потревожить рану и не усилить боль в груди. Он не представлял себе, что будет, если они с Руматой все-таки выберутся отсюда, однако надеялся, что Рилдир свое не получит. Ведь, кажется, в легенде о Камнях говорилось...

0

93

Румата поднял камень Земли, с холодной ненавистью посмотрев на нежить, он понимал, что через пустые глазницы на него смотрит Рилдир, бог тьмы, которого он должен выпустить. Единственно чем утешал себя принц, так это тем, что если бы он так не поступил, два стихийных камня с хранителями попали бы в руки темного, и один предполагаемый хранитель погиб. Но все равно, какая цена!
- Он не дышит, - сказал Румата посмотрев на мага, что лежал на полу,- Ты хочешь обмануть меня? Выйти на свободу и не вернуть мага?
Голос принца был глух, но внутри горела сила... Становилось понятно, что выпустив Рилдира он не остановится, пока не запечатает его обратно.

0

94

Лэдгар

- Хочешь взглянуть? - на мгновение отвлекся темный бог. Он провел ладонью перед твоими глазами, и теперь ты можешь видеть то же самое: центр лабиринта, печать, собственное неподвижное тело. Только повлиять на события не можешь, как во сне, и продолжаешь слышать голос Рилдира. - Я мог бы отправить тебя назад прямо сейчас, если пожелаешь, - сказал он. - Но мне кажется, ты не против досмотреть представление...

Румата эр Играсиль

- Конечно, не дышит, - ласково, будто разговаривая с неразумным ребенком, сказала нежить. - И кровь, как ты видишь, не течет. Ты сам нанес ему эту рану, и чародей почти что умер без моего вмешательства; следовательно, таким он и вернется назад. Но я оостановил процесс до его завершения, задержав душу чародея между жизнью и смертью; Вода сможет исцелить его, если поторопится.

0

95

Румата сжал Янтарь в ладони, камень отозвался мерным пульсированием ощущая гнев и боль своего Хранителя. Его медовое сияние словно проникало внутрь принца эльфов, успокаивало.
Эльф закрыл глаза,  и сконцентрировался на этом свечении, усиляя его и взращивая мощь. Он почувствовал, как сила Янтаря течет вместе с его кровью, как она бьется в его сердце. Пол задрожал и в некоторых местах пошел трещинами, а вокруг фигуры эльфа стало проступать ясное желтое свечение.
Камень, который служил печатью стал менять свою структуру, превращаясь в песок и рассыпаясь по краям круга и закрывая светящийся орнамент.

0

96

- Как великодушно с вашей стороны, - с мрачной иронией заметил Лэдгар, однако глядя не на Рилдира, а на Румату. Слова заточенного бога казались ему пустыми, нелепыми стекляшками. Учитель как-то говорил, что слова - это как камни, одни бесценны, другие - ничего не стоят, вот же привязалось сравнение. Маг невольно нахмурился, услышав доносящийся до него голос нежити, обращенный к принцу. О реакции Перворожденного оставалось только гадать, Лэдгар прекрасно понимал, что ничем не может помочь, но надеялся, что Румата не упадет духом раньше времени, хотя, конечно, по мнению мага, Светлым легче поверить таким словам, утонуть в своих эмоциях, не смотря на то, что этими эмоциями питается кто-то незримый. - Пожалуй, я и в этом случае откажусь, - едва слышно, но твердо проговорил он, не сводя взгляда с принца. - "Началось", - промелькнуло в голове, когда маг увидел, как пол пошел трещинами. Теперь оставалось только молиться неизвестным богам (пусть, Лэдгар никогда к ним не обращался), чтобы план заточенного провалился, чтобы принца не затянула потом мутная пучина осознания собственной ошибки. Само по себе это было глупо в такой ситуации, но иногда и такие самонадеянные и глупые мысли чего-то да стоят...

0

97

До Руматы донесся далекий грохот. Это складывался, как картонный домик, лабиринт, сначала на дальних ярусах, потом все ближе и ближе... пол под ногами дрожал, с потолка сыпался песок. И только гладкий камень там, где была печать, оставался нетронут, хотя трещины появлялись всюду вокруг него.
От магии Земли звенел воздух, и, казалось, само тело принца Руматы тоже звенело, как струна, перекачивая огромное количество стихийной энергии. Так продолжалось несколько секунд. Нежить, которой были безразличны сыпавшиеся осколки и песок, протянула одну когтистую лапу к принцу, другой, увеличившейся до размеров плаща, прикрыла тело чародея. Рилдир, со смесью надежды и интереса наблюдавший за сценой, собирался выполнить свое обещание и отослать обоих назад, если все получится.
А если не получится... по реакции печати на магию Камня бог тьмы начинал кое-что осознавать...
Плоский камень с печатью чуть-чуть, на самом крае, треснул, погас двухсантиметровый кусок светящейся линии.

0

98

Если бы Лэдгар мог свободно двигаться, он бы давно вскочил, только чтобы не оставаться неподвижным, а так он мог только лежать, смотреть и надеяться на чудо, которого вполне может и не произойти. Когда камень печати треснул, чародей невольно подался вперед, щуря глаза, стараясь получше рассмотреть, что случилось, однако резкая боль в груди заставила его вновь опуститься на холодные камни.

- "Пусть у тебя ничего не получится... Румата".

0

99

Перед глазами принца стояло лишь желтое свечение и светящиеся руны, которые он видел и пытался запечатлеть в своей памяти накрепко, что бы потом было возможно их воспроизвести. Он ощущал, что постепенно перестает владеть своим телом, когда через него шел мощный поток магии камня.
Румата не слышал ни грохота, ни треска, лишь негромкую музыку, что шла вместе с силой камня, песню жизни...
В какой-то момент энергия вторым толчком ударила по печати, постаревшее лицо эльфа исказилось словно от боли, а седые пряди на висках выбились из косы и принялись метаться, словно от ветра.

0

100

Повинуясь мощной силе, трещина на печати немного расширилась, погасли несколько знаков. Принца Румату и бесчувственное тело Лэдгара обдало тьмой; зазвучал откуда-то из-под земли торжествующий смех; и, казалось, стихия Земли, помноженная на дух хранителя артефакта, и правда способна сломать печать, выпустив спящего бога на волю; однако несчастливая (а для принца и чародея наоборот) случайность сыграла не на руку Рилдиру.
Очередной камень, сорвавшийся с готового обрушиться потолка, ударил в затылок принца, лишая того сознания и воли управлять камнем.
В глубинах гор бог закусил губу. Ему придется подождать, чтобы снова повторить фокус. Воплощение Тьмы, он не умел лечить, следовательно, продолжить эксперимент прямо сейчас не представлялось возможным. Следовало хотя бы дать себе шанс на продолжение...

Румата
В бессознательном состоянии отправляешься обратно в Зачарованный дом.

Лэдгар

- До встречи, - улыбнулся тебе бог, и твое зрение снова отказало тебе.
Отправляешься в Зачарованный дом.

Оба
Все нанесенные раны, повреждения, магические касты, которые у вас есть, сохраняются при появлении в доме. Кроме того, дыхание бога коснулось вас - от обоих несет магией Тьмы, животные в панике разбегаются при вашем появлении, дети начинают плакать.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Пещера в глубине гор (северная сторона)