http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не пойман - не вор


Не пойман - не вор

Сообщений 51 страница 77 из 77

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Участники: Флеурис, Ритца
Дата и время: 57 лет назад, лето, но в этом местечке всегда тропический рай
Место: Пальмовый архипелаг. Флёровский дворец - ну просто жемчужина среди божественных пейзажей.
Краткая информация: что, если волчица повадилась таскать овец с пастбища? и никто не может ее поймать, потому что она слишком умная и хитрая, чтобы обвести вокруг пальца глупых пастухов. Так и Ритца, обнаружив для себя хоромы, буквально набитые неприкрученными к полу сокровищами, решает, что это слишком много для одного хозяина. Вот только хозяин, пару раз спустив наглой воришке это дело с рук, на третий уже теряет терпение. А откуда тифлинг вообще взялась в этом дворце? Во всем виновата магия и чистая случайность.

0

51

К еде она так и не притронулась, несмотря на то, что демон раза три уже говорил ей это сделать. На этот раз он смолчал, не стал делать акцент на этом, а то еще подумает, что он боится, как бы она не померла с голоду. Ему-то хоть пусть стены грызет. Хотя нет, стены жалко. На них столько труда рабочих ушло, да и гобелены стоят целое состояние. Пусть вон... хвост свой грызет, если ей блюда от лучших поваров не угодили.
- А это и есть словно иной мир, - вполне серьезно подтвердил Флеурис. - Только он не бесхозный, а принадлежит мне. Я тут создаю всё так, как пожелаю. Поэтому нет, это не испытание для твоего спортивного интереса, это твоя ошибка, что ты здесь оказалась.
Он не собирался угрожать, и в этих словах совсем не было умысла запугать девчонку, чтобы она прониклась серьезностью ситуации и поняла, насколько силен сидящий перед ней человек. Флёр произнес это так, как если бы рассказывал о погоде. Очевидные вещи. Литьяра действительно зря здесь оказалась, злодейка-судьба. Ну и если будет вести себя, как положено, не станет нарываться, то, быть может, акулы останутся сегодня некормленными.
Флеурис не подумал даже, что тифлинг не в курсе, кто такие церберы. Ну и раз она предположила, что демон был предельно серьезен и действительно собирался показать ей мифического трехголового пса, то почему бы и нет. Другой не смог бы, а вот тому, кто волен принимать какое угодно обличье, подобные фокусы по плечу. Он, правда, не думал, что Литьяра захочет узреть это так скоро, но артачиться не стал. Сбросил одежду, перевоплотился. Вид был такой, словно из воздуха сплетаются очертания, которые набирают красок и превращаются в громадного ужасающего по своей силе и образу зверя.
Реакция Литьяры оказалась совершенно непредсказуемой. О, в этой непредсказуемости тифлинг 100 очков форы бы Флеурису дала. Цербер даже замер на месте с крайне озадаченным выражением на всех трех мордах.
- Ты - оборотень!? - а сколько экспрессии было в этом возгласе! Ох, если бы церберы умели разговаривать, то тифлинг сейчас бы получила исчерпывающий ответ, кто она сама, если Флёр - оборотень. Ладно еще называть его вивенди, отчасти они могу быть с ним сходны, ибо тоже дети воздуха. Но этих жалких перевертышей сравнивать с уникальным и единственным в своем роде стихийным демоном?! Видимо, девчонка совсем оборзела! Ей настолько осточертела жизнь, что она горазда бросаться подобными оскорблениями?!
А следом за этим она сорвала себя халат, чем еще больше изумила пса.
"Надеюсь, она не соблазнять меня вздумала в таком виде, извращенка ненормальная?"
Но нет, кажется, она не столько извращенка, сколько самоубийца. Об этом Флеурис догадывался, едва она впервые попыталась его убить. Но теперь-то, когда уже не один раз получила подтверждение, что сие действо у нее не выйдет, то зачем стараться?
В одномоменьтье тифлинга впечатало мощным воздушным потоком в противоположную стену. Не с такой силой, чтобы раздробить ей кости, но и без особых церемоний. Цербер понесся на девушку с оскалом и пылающими огнем взглядами. В самый последний момент, когда она уже могла прощаться с жизнью, демонический пес принял облик мужчины, который снова сжал ей горло и в то же время контролировал потоки воздуха, прижимающие конечности и хвост этой ненормальной к стене.
- Еще раз выкинешь что-нибудь подобное, будешь собирать свои руки-ноги-хвост по частям. Поняла? - прошипел он с яростью, достойной взбешенного тигра. Находился в опасной близости к лицу девушки, чуть ли не нос к носу. Ее обнаженную кожу накрыл прохладный бриз.
Затем отступил на шаг, окинул взглядом зеленую фигуру. Стоят тут, друг напротив друга, голые и злые. Как рассорившиеся в пух и прах любовники. Флёр повернулся спиной и безо всякого стеснения направился к кровати за халатом.

+1

52

Всё спуталось в голове. Кто перед ней: вивенди, оборотень, еще кто-то - демоны его знают. Откуда было знать полукровке, что самое первое предположение, которое тогда было брошено вслух на удивление оказалось метким? И поди гадай тут - не то собственная хаотичная часть крови узнала кровь своего собрата, не то просто интуиция что-то квакнула и снова утонула в спячке. Флёр издевался и в ином - игнорировал большую часть вопросов, тем не менее отвечая достаточно подробно на куда менее значительные. К примеру, тифлинг была бы рада узнать, что от нее нужно, больше, чем глядеть живые иллюстрации церберов. Потому что предположения, почему не то что не убили, а одели, умыли и в дворцовские хоромы перетащили, были всех мастей и пород. Идеи о том, что она попалась в рабство, или что будут насиловать, или что просто решили продлить мучения пока ушли в сторону. С некой иронией сейчас появились подозрения, что может этот тип посчитал, будто от лучшего содержания можно собрать с нее больше яда? Ведь ко всей порции наркотика он проявил потрясающее неравнодушие, угрожая посадить на цепь как пса. Заставить ее как-то отработать свою вину... Как и зачем? Этот Флёр до демонов могущественная тварь, которую едва ли убьешь. Это вначале он предпочитал держаться от нее и хвоста подальше, там, внизу. А потом... Потом, видно, вспомнил про свои силы и бессмертие.
Полудемонице выпал потрясающий шанс увидеть не просто цербера в живом виде, но еще и с озадаченным недоумением на всех мордах. Кажется, даже хвост его - в этом полукровка была не уверена, не всматривалась - замер, прекращая вилять по бокам чудовища. Зато, кажется, ее вопросительный крик был не особо радостно встречен. И это можно было принять как ответ нет.
Цербер рванулся навстречу, а до того воздух снова взбесился, прижимая к стене и делая беззащитной пленницей. Но в этот раз смиряться со своим положением тифлинг не собиралась, она сопротивлялась воздушной подушке как могла, надрывая мышцы в попытках освободиться. И, кажется, своего успеха могла бы достичь, останься тут одна на несколько часов, чтобы никто не мешался. А трехголовое существо уже с оскалом острых зубов и огнем в глазах тянулось к ней, такой легкой и обездвиженной закуске.
- Врёшь, - скалится в ответ от усилий тифлинг. - Не тронешь ни единым клыком. Нужна зачем-то.
Она и оказалась права, в некотором роде. Потому что мгновенное превращение - и уже сам Флёр знакомым, но еще непривычным жестом цепко держится за ее горло, не ослабляя хватки воздуха. Кажется, он немного рассердился. Но полукровка не отвела глаз, принимая взгляд и отвечая им же, когда мужчина стоял вплотную к ней. Без лишнего вызова, но без раболепства и готовности виться змейкой у ног. Что же, вот и последнее предупреждение. Интересно, а попытки сбежать входят в эту категорию?
Отпущенная, она рухнула на одно колено, упираясь руками о пол. Тяжело дыша, щурясь, снова в ослабевшем состоянии и тела, и духа, что помешает попыткам сбежать. Ярость и ненависть растворились, успев выжечь большую часть эмоциональных сил, оставляя после усталость и опустошенность. Скосив белые глаза в сторону двери, полукровка даже не подумала как-то дернуться, попробовать распахнуть двери и успеть пробежать хоть пару метров прежде чем снова окажется в воздухе. Закрыты они были или нет - демоны их знают, даже проверять не хотелось уже. Пошатнувшись, полудемоница выпрямилась, отыскивая взором халат, который на время отписали ей. Сделала несколько шагов, дотягиваясь до него кончиком хвоста, подцепляя и поднося к себе. Чтобы закутаться как в плед, даже не проскальзывая руками в рукава. Присутствие обнаженного вивенди-оборотня-кого-то-еще в комнате она просто словно игнорировала, не обращая никакого внимания.
Что же, дикая лесная зверушка не попыталась сбежать, но упрямо отказывалась есть в присутствии кого-либо и по-дикому глядела на своего пленителя, пусть и без стремления порвать на тряпочки. Даже при невозможности воплощения своего желания в жизнь, никто не мог помешать мечтать о таком. Так вот, мечтать уничтожить Флёра тифлинг уже перестала. Она бы спросила вновь, что ему нужно, но посчитала это пустой тратой слов, ибо получит или туманный ответ, или угрозу, или не получит ничего. И неизвестно, что из этого было бы лучше.
Потому она молча направилась к стулу, где еще недавно сидела, попутно смахнув корочку болячки с бывшего пореза на щеке от осколка кувшина. С неясной тоской подумывая, что будь она старше, разумнее и уж точно мудрее - придумала бы как заговорить зубы этому нечеловеку или как обхитрить. А не мухой долбиться в стекло, в надежде разбить и вылететь на свободу.

Отредактировано Ритца (14-01-2015 12:56:02)

+1

53

"Вот и иди на поводу у этих дур, - зло думал Флеурис, возвращаясь к своему халату, сброшенному на кровать. - Попросила на собачку посмотреть, показал ей собачку, а она совсем мозги последние растеряла. И верещала еще о каком-то оборотне. Вообще с головой не дружит что ли? Где она видела таких оборотней?" - ко всему этому в адрес Литьяры летели многочисленные эпитеты, среди которых "безмозглая", пожалуй, самый безобидный. Демон был не в духе, вывести его из себя было проще простого - и это стало заметно по резким порывистым движениям, демонстративном игнорировании всего, что делала тифлинг в это время. Хотя, следует заметить, что это игнорирование было нарочитым. Естественно, что Флеурис следил за зеленой нахалкой всеми способами, лишь бы не дать ей найти какую-нибудь лазейку и сбежать.
Но вернулся к столу он тогда, когда туда же подошла уже и она, тоже набросившая на себя выделенную ей одежонку. Флёр схватил со стола бутылку, плюхнулся в кресло и, теперь не утруждая себя наливанием в бокал, прямо с горлышка сделал несколько больших глотков.
"Я знаю, что я с тобой сделаю", - хлопнув бутылкой по столу, водружая ее обратно, демон колким взглядом одарил тифлинга. Флеурис взрывался в одномоментье, но так же быстро и остывал. И сейчас был под впечатлением своего первого буйного состояния.
- Пошли, - скомандовал он, поднимаясь на ноги в который уже раз. Не дожидаясь реакции, сам схватил девушку за запястье и чуть ли не волоком потащил за собой, не соблюдая никаких правил поведения с гостями или особями женского пола. Грубо, хлестко, не давая Литьяре даже мига, чтобы за что-то уцепиться в сопротивлении. - Только попробуй выкинуть какой-нибудь фокус, - предупредил он ее со злостью. - Развлекусь с тобой тогда по-другому. И предупреждаю, в этом я тоже не собираюсь с тобой нежничать и церемониться.
Хотела ли она снова видеть его в таком ненормальном состоянии? Считала, что добродушный хозяин - лишь маска, благодаря которой он пытается усыпить ее бдительность, заговорить зубы, потянуть время? Ее право, Флеурис не собирался разубеждать, доказывая ей что-то. Ему плевать на ее мнение, равно как и на мнение любого другого живущего в этом мире.
Вереница коридоров, испуганные лица слуг, мгновенно испаряющихся с пути следования господина, замкнутые двери, многочисленные лестничные пролеты.. но теперь не вниз, а вверх, все время вверх, что даже коленки уже начали просить пощады. Когда конец пути уже обозначился дверью, Флеурис бросил руку тифлинга, как какую-то заразу. Литьяра могла почувствовать, как ее туловище опутывают невидимые, но ощутимые, плотные тяжи, приматывая руки вытянутыми, как стойка у солдатика, а хвост к одной ноге. Чем ближе подходили к двери, тем яснее становилось девушке, что двигать руками она не может. Дверь распахнулась под воздействием морского ветра. Он налетел, растрепал густые черные кудри девушки, попытался отобрать халат у Флёра.
Демон и тифлинг вышли на округлую площадку, похожую на смотровую, перед ними простиралось бескрайнее море, над которым высота была приличная - лететь далеко. А там еще острые скалы, разбросанные в хаотическом порядке, о которые разбиваются в пену волны.
- Ты хотела сбежать? Свободы хотела? - Флеурис развернулся к Литьяре лицом. - Это я тебе и хочу подарить.
Мощный поток сбил девушку с ног, подхватил над площадкой и закрутил, унося с быстрой скоростью в волны, вниз. Она падала и неминуемо должна была разбиться.

+1

54

Полукровка уже сидела на стуле, когда к столу вернулся Флёр, стараясь казаться меньше, чем есть, в тщетных попытках съежиться, и в тоже время пытаясь делать вид, что ничего не произошло только что. Получалось на уровне средней паршивости, и глядя на порывистые, в которых так и сквозила злость, движения мужчины,  полудемонице очень хотелось оказаться подальше от этой комнаты. Или вернуться обратно под кровать, забиться в угол и не подавать признаков жизни. Хорошо, что он ничего не спрашивал и не требовал объяснений, потому что во рту внезапно снова резко пересохло, а язык навряд ли подчинился в произношении хоть какого-то слова, кроме испуганного лепета. Взгляд настороженно блуждал по комнате в стотысячный раз, очень старательно избегая натыкаться на раздраженного хозяина. Наконец глаза остановились на вазочке, которая чуть было не пала нелепой смертью от ее хвоста, и замерли, словно остекленев. Просто переждать, перетерпеть, не двигаться, не привлекать внимания, не... Пошли?
Не успела полукровка было и подняться со стула, как оказалась бесцеремонно схвачена и рывком установлена на ноги. Пошатнувшись от неожиданности и испуганно зажав уши, она едва успела подхватить равновесие, а не то что во что-то вцепиться или как-то отбиться. Вопрос "куда" промелькнул было в белых глазах, но с губ не сорвался. Больше всего хотелось поспешно нырнуть за широкую мужскую спину, пропадая из поле зрения, но едва ли такой жест будет одобрен после всех ее выкидонов, пусть и обоснованных в какой-то мере.
И еще одно предупреждение, что любое нечто, что не укладывается в ожидаемое от нее поведение и переходит дозволенные рамки... Хвостатая только и поежилась в ответ. Последняя фраза заставила недоуменно прянуть ушами, впадая в раздумья. В чем, в этом? Куда идут?
Даже и не поела-то перед смертью поди, всё отбрыкивалась. А смерть поди снова замаячила где-то впереди, пустыми глазами ворочая. Чтобы хоть как-то отвлечься от грозного будущего, страшных мыслей и еще уймы чего пришлось прикусить губу, а от не рассчитанной силы во рту снова появился солоноватый привкус крови, который уж никак не напоминал собой эффект от действия той же валерианы и взбудоражил лишь еще больше, заставляя учащенно и порывисто дышать.
Особого выбора следовать или нет у полукровки не было, но она успела осознать, что ее ведут за руку, пусть и крайне грубо, а не несут в воздухе, угрожая врезать в дверной косяк или стену, и уводя от столкновения в последний момент. Положительный это был момент или нет - вопрос остался нерешенным, ибо поверх улегся новый, куда более странный. Шли не вниз, а вверх. А что могло быть наверху? Что обычно устанавливают наверху такое, чем можно мучить и пугать? Обычно, оттуда смотрят звезды, но... Неужели, вышвырнет в море, - от этой мысли стало холодно и жутко.
Спотыкаясь на ступеньках, ибо изо всех спешила не отставать за шагами Флёра, - внутри была твердая уверенность, что этого лучше не делать - совсем сбиваясь дыханием, полукровка с затаенной и вымученной радостью увидела дверь, даже не ведая, что там может быть, но воспринимая как знак утомительного подъема в неизвестность. И наконец-то оказалась отпущена рука, пусть и небрежно откинутая, но... Так. Руки теперь внезапно оказались словно приклеены к телу, а хвост неудобно свернулся, прижимаясь к ноге верным псом. Тифлинг беззащитно глянула на мужчину, ибо разумеется, что это его рук дело, только... зачем?
А от высоты и открывшегося вида захватило дух. И как-то очень нехорошо ойкнуло в районе пустого живота, когда рассмотрелись острые скалы, о которые, наверное, больно ушибаться. Осознавая, что сейчас будет, полукровка побледнела. В кои-то веки она угадала, что грядет.
Разумеется, что убежать обратно или еще что-то сделать было бесполезно даже пытаться. Это теперь-то и поняла хвостатая, закрывая глаза, когда земля снова выскользнула из-под ног. Это было нечестно, так обездвижить. Это просто сейчас была казнь без единого шанса выжить для нее. Потому что или останется кровавым комком на одной из скал, или уйдет на дно в морских волнах, и без того не особо умея плавать. Нутро сжалось, оставалось лишь надеяться, что кончится всё быстро и не больно.

+1

55

Он был зол, и думать ему не хотелось о том, чего там боится девчонка. Сама виновата, совершает в который раз одни и те же ошибки и, кажется, не думает, что за это бывает расплата. С таким вызовом смотрит на злобного демона, как будто хочет показать ему, что ничего не боится. Но разве не боится? Почему тогда дрожала там, в подземелье? Почему пряталась под кроватью и робко оттуда выползла, не рискуя подходить слишком близко? То-то же. Ее страх можно было рукой схватить, настолько он ощущался. Но Флеурису было не до того. Он считал, что Литьяра в этот раз перешла границы. Сколько раз ей нужно дать по голове, чтобы до ее пустого курятника дошло, что она даже царапины на теле демона оставить не в состоянии? Сколько раз ее нужно унизить и растоптать, чтобы наочно показать ее собственную слабость?
"Глупая девчонка", - чуть ли не рычал Флёр, волоча ее за собой, крепко ухватив за руку. Ступени, коридоры, двери... всё мелькало перед глазами в кутерьме, и запомнить дорогу могла Литьяра, лишь сосредоточившись на ней. А стоило ли? Учитывая, что путь наверх мог закончиться лишь одним путешествием вниз коротким путем, то думать надо было совсем не о лестницах и поворотах дворца. А о том, зачем Флеурису понадобилось демонстрировать красоты, обозреваемые с площадки на крыше эдакой башни. Но полюбоваться прекрасным пейзажем демон девушке не дал. Он, ведомый сиюминутным порывом рвать и метать, решил подарить ей то, чего она жаждала - свободу. Но как понимал сам, в своем слегка извращенном смысле. Он попросту сбросил ее с башни и увлек воздушным потоком к острым скалам, о которые тифлинг должна была разбиться. Так бы и закончилось ее жалкое никчемное существование.
Но у самых волн, когда до лица Литьяры уже долетали соленые брызги, ее падение прекратилось. Она могла увидеть скалы, обточенные волнами за многие столетья, шпили их острыми кинжалами вздымались вверх, над ними как раз и зависла тифлинг, словно поддерживаемая невидимой веревкой.
Нет, на этот раз Флеурис не мог так хладнокровно расправиться с этой заблудшей душой. Он дал ей возможность полюбоваться на свою такую близкую смерть, затем со скоростью, достойной ветра, дернул вверх. Бросил ее на колени, но не перед собой, а в целом.. на площадку. Это не был жест властного ублюдка, который демонстрирует свое превосходство, ставя врага на колени.
- Если ты еще раз выведешь меня из себя, то я могу не передумать, - предупредил он в последний раз. Голос Флёра звучал спокойно, гневных ноток больше не было. - Вернешь то, что украла у меня. И сможешь уйти.

+1

56

На свое счастье, успела таки полукровка в ничтожно короткий промежуток, когда отпустил Флёр ладонь ее, но еще не скрутил воздухом, сунуть руки в рукава халата, который только благодаря чуду и хвосту не сполз с нее окончательно, оголяя бы в который раз ее тело.
И сейчас, в стремительном полете вниз, напоминала какого-то белого призрака. Впрочем, едва ли какое дело было тифлингу как там развеивается халат, потому что сейчас она очень быстро падала, удерживаемая в который раз очередным потоком воздуха и как раз им и утягиваемая к скалам. В том, что ждут именно острые клыки, которые ассоциировались с пастью гигантского чудовища, она убедилась, на мгновение все-таки приоткрыв глаза. И приглушенный вскрик страха все-таки сорвался от нее, заставляя тщетно словно бы извернуться в воздухе, сменить траекторию. Как будто тонуть в воде приятнее... И все-таки, казалось, что выжить в бурлящей стихии моря было легче, пусть скорее всего она или ушла бы быстро на дно, или и в таком же случае оказалась бы со всей любовью размазана по скале.
Но падение внезапно прекратилось, а никакой боли, встречи с чем-либо не последовало. Ощущая, как соленые брызги лизнули лицо, полудемоница недоверчиво открыла глаза. Нет, никакой радостью не озарилось лицо, только какой-то злобой - ведь даже убить, не помучив, не способен! Сейчас неспешно поднимет, словно бы возвращая назад наверх с любезной подачкой в виде собственной жизни, от которой уже вволю отплевываться, так это все унизительно, а потом снова, в этот раз окончательно обрушивая ее на скалы. Может, поиграется еще предварительно, измываясь.
Но она продолжала неподвижно висеть, не двигаясь ни на дюйм вверх ли, вниз или в сторону. В полном величии могла рассмотреть клыкастые скалы, морскую пену и волны, даже какие-то водоросли, которые просматривались сквозь толщу воды.
И к чему этот урок? - сглотнула нервно полукровка, которая высоты не то чтобы боялась, но предпочитала цепко удерживаться за поверхность своими конечностями и контролировать каждое свое движение. Показать свое всемогущество и силу? Свою злость? Свое великодушие?
А потом ее, как котенка за шкирку, рванули вверх. Полукровка снова зажмурилась, и удар последовал. Со всей любезностью ее швырнули на колени на... площадку, чем вызвали действительно немалое удивление, которое не было видно за закрытыми глазами. Попытавшись мгновенно встать, тифлинг рухнула навзничь и виной тому не то полы халата, в которых удалось запутаться, не то дрожащие ноги, которые отказались держать. Нет, валяться она не собиралась, мало ли еще чего, и поспешила все-таки снова попытаться встать, теперь успешно, пусть и видно, что дрожит, шатается и в самом настоящем шоке.
О чем он, - удивленно думает хвостатая. - Что вернуть?
А потом, все-таки сообразив, поспешила кивнуть несколько раз - язык не слушался ее, но все-таки решила попытаться подкрепить свою полную готовность всё вернуть и словами, пока не передумали.
- Т-там... на п-пляже, - заплетаясь, прошептала полукровка, в мыслях едва не молясь, чтобы все ориентиры оказались на месте, чтобы море в приливе не слизнуло весь ее тайник, унося к себе (нырять ведь заставят...), никто еще не откопал сокровища и всякое такое. А главный был вопрос - как быть с разбитой вазой?

+1

57

Выдернув девчонку из смертельного плена, Флеурис вернул ее на площадку. Литьяра грохнулась на пол, ибо ноги ее не держали, да и от всех ее спеси, гордыни, гонора не осталось и следа. Похоже, демон все-таки обладал превосходными навыками перевоспитания буйных и своенравных особей. Ему доставляло некое моральное удовольствие созерцать, что пленница сдалась. Ну, может быть, отчасти на это повлиял и тот факт, что Флёр дал ей лучик надежды. Ведь он ей сказал, что отпустит, если она вернет украденное. И сразу же тифлинг выразила ярое желание сделать всё так, как ей предложили.
"Что за странные бабы? - Флеурис смотрел на нее сверху вниз и не понимал, - то кидается убивать раз-другой-третий, то, стоит лишь припугнуть и поставить на место, готова делать всё, как надо".
- А еще я хочу, чтобы ты показала мне, как умудрилась незамеченной забраться в мой дом, - добавил демон еще одно условие. Но это всё не прямо сейчас, конечно. Не такой уж Флёр и бессердечный, чтобы издеваться над Литьярой, пинками заставляя ее подняться на ноги и делать всё, как он велит. Нет, он дал ей время собраться с мыслями и силами. А затем наклонился и...

Снова вереницы коридоров, лестниц, комнат, запертых дверей. Только теперь уже в обратном порядке.
- Не дергайся, - предупредил Флеурис сразу. Он был уверен, что ей ничуть не понравится быть у него на руках, вдобавок может повторить свою проделку с ужаливанием хвостом. Но опять же, ему казалось, что раз он демонстрирует эдакую своеобразную заботу, то она должна хотя бы безоговорочно приниматься - никто уж не говорит о благодарностях. Ему показалось, что Литьяра не в состоянии за ним быстро идти, не натыкаясь на предметы обихода и не соблазняясь иными возможностями побега. А это минус будет ей самой. Так что можно сказать, что Флеурис огораживал ее не только от этого, но и от своего внезапного гнева.
Таким незамысловатым образом они вернулись в комнату. Еда уже была безнадежно остывшей, и Флёр велел слугам принести всё новое. Следом позвал и Талли.
- Подбери ей подходящую одежду, - кивнул он на тифлинга, прежде поставив ту на ноги.

+1

58

Помятая, всклокоченная и с какой-то опустошенностью внутри,словно какая-то ее часть так и продолжала болтаться в воздухе далеко внизу, а то и разбилась о скалы, полукровка пошатываясь все-таки стояла на месте, упираясь хвостом о пол, словно какая-то неведомая и экзотичная представительница неизвестной фауны. И в халате, который был велик и весел мешком, комичности ее образу прибавлялось лишь больше. Тифлинг и правда являла сейчас собой эталон покорности и спокойствия, уцепившись за обещание свободы. Больше всего сейчас было боязно как-то не так глянуть, что-то не так сказать и нарушить снова установившееся сравнительно благодушное настроение Флёра. И хвостом, и пятой точкой, откуда он рос тифлинг чувствовала, что крайне много раз доходила до грани в бездумном и упрямом стремлении сбежать и обдурить.
Она лишь недоуменно глянула на мужчину, услышав новое условие ее ухода, и рассеянно кивнула в ответ, не став говорить, что большая часть вины и успеха в том, что она оказалась незамеченной лежит на слугах, которые вероятно привыкли, что едва ли кто пожелает проникнуть в жилище их хозяина, скорого на расправу с нарушителем. Ко всему этому, конечно, добавлялись и умения шнырять хоть по потолку, хоть где и двигаться бесшумно...
Наверное, назови Флёр еще десяток условий, которые задержат ее в этом дворце на неопределенное время при сохраненном обещании вернуть свободу, то полукровка без раздумий покорно кивнет, принимая всё. Тут тебе и отсутствие выбора причиной станет, и такой отчетливый вкус надежды, что теперь точно получится и выжить, и вырваться на волю, что значительно поднимало настроение и словно придавало сил. Тем не менее, мужчина наклонился к ней, и тифлинг рефлекторно попыталась съежиться, пусть и не видела угрозы в подобном жесте. Оказавшись внезапно на руках, хвостатая затаилась, даже дыша незаметно, боясь как-то неправильно дернуться и оказаться или кинутой, или придушенной прямо на месте. Поспешила она и проследить за хвостом, чтобы он не попал под ноги и не заставил споткнуться, а то и упасть. В общем, особой нужды в предупреждении не было, и на слова Флёра тифлинг лишь молча покосилась в ответ, замерев как котенок, которого несут за шкирку. К слову, и руку положить на плечо девушка даже не подумала, как-то испуганно поджав все конечности к себе на манер очередной какой-то зверушки, что сложила лапки.
Пока Флёр ее нес, у полукровки было достаточно времени, чтобы озадачиться еще вопросом, что такое свобода в понимании этого чудака? Ладно, он все-таки не вышвырнул ее, только припугнул, но что дальше? Она вернет всё украденное и... Останется в этом нелепом халате одна на пляже? Даже не хочется представлять как будут переходить переговоры с владельцами кораблей и капитанов. А если попадется к пиратам, вдруг они тут есть? С другой стороны, все эти проблемы звучали такой чепухой по сравнению с той коричневой массой, откуда ей, кажется, все-таки будет суждено выбраться. И я не про шоколад...
С каким-то подозрением покосилась она на мужчину, когда он велел подать новые блюда. Почему-то показалось ей, что круг замкнется и всё потечет по второму разу - уговоры поесть вначале и всё остальное позже.
Опустившись на ноги, она все-таки теперь не сдержалась и шмыгнула за его спину, просто чтобы скрыться с глаз, едва ли о какой пакости думая. И вздрогнула, когда теперь услышала слова про одежду. Какой-то повтор во всей истории правда был, и тифлинг, поддавшись внезапно совершенно глупым и нелогичным суевериям, мысленно впала в панику, робко выглядывая из-за Флёра в сторону Талли.

+1

59

И почему он действительно не выбросил этот зеленый балласт в море? Зачем изображает из себя великого благодетеля? Ну подумаешь, разобьется она о скалы, останки пойдут на корм рыбам и крабам, как будто кто-то будет искать ее, этого тифлинга с мерзким характером и жаждой убивать всех вокруг себя. Как будто кому-то она нужна, кто-то вспомнит о ее существовании. Флеурис очень даже сомневался, что у такого существа может быть семья, родные, любимые, друзья. В этом она чем-то на него самого, демона, похожа. Только в отличие от нее, у него есть кое-что, что заменяет всё это и не дает ему самому оказаться на ее месте, на месте безвольной пленницы. Бессмертие, и от него все исходящие.
Когда он нес ее, ему даже отчасти стало совестно, что настолько запугал девчонку, что она сжалась в комок у него на руках и даже боится пискнуть, чтобы ненароком полярность мнений Флеуриса не поменялась в очередной раз. А он ведь на самом деле не плохой и не злой, он - заложник своего характера, да и ответная реакция - это всё из-за того, как ведет себя сама Литьяра. Вот не будь демон бессмертным, то уже несколько раз был бы мертв, а довольная зеленая гадина еще от удовольствия труп бы попинала.
И она до сих пор не понимала, что ее выживание - залог ее поведения. А каждая ее оплошность - это минус к и без того минусовому доверию к своей персоне.
В любом случае, сейчас они с Флёром вернулись в спальню и демон озаботился новой, горячей пищей и одеждой для тифлинга. Даже если это всё в который раз окажется напрасным трудом, демон махнет на Литьяру рукой. И когда снова пришли слуги, переменили блюда, а Талли вскоре вернулась с охапкой женской одежды разного фасона и комплектов, то Флёр, снова усевшись в кресло, спросил:
- Ты будешь есть?
Никакого недовольства в его голосе не звучало. Абсолютно будничный интерес. Ну и если она не захочет, то Флёру больше достанется. Потому как он, чувствуя легкий голод, собрался было сам поужинать. Талли тем временем робко приблизилась к Литьяре и остановилась, протягивая ее ворох одежды. Мол, пусть уж выберет сама, что ей ближе - платья, юбки или же штаны для верховой езды, кофты с короткими рукавами, рубашки со шнуровкой и так далее. А вот об обуви девушка совсем запамятовала. Ну ничего, по коврам ходить и босиком можно, а там уже попозже и обувь найдут, коли будет такое желание господина.

+1

60

И всё-таки происходящее совершенно не укладывалось в голове рогатой полудемоницы. Она не понимала, что происходит, почему и как, отчего такая странная последовательность всех действий демона, какие цели он преследует и что им движет. Едва ли тифлинг воспринимала себя как основу и причину такой частой смены настроений, упрямо полагая, что она всего лишь отвечала на его поведение и просто хотела сбежать и выжить. Или наоборот. И в глубине души полностью была согласна, что ее излишняя самоуверенность сыграла крайне злую шутку, но с другой стороны - не упрямость ли сейчас выбила обещание свободы со стороны Флёра вопреки всему?
Впрочем, Флёр и еще много чего обещал да угрожал сделать, большей частью лишить ее некоторых конечностей или просто убить. Не стоит напоминать, что полукровка относительно цела, просто помята и в некотором ауте. И осознание, что эти такие желанные слова могут оказаться просто пущены на ветер снова начало ворошить всё внутри когтистой лапкой. Во всех движениях тифлинга появилась какая-то непонятна суетливость, которая, было видно, отчаянно сдерживается. Она мелко переступала на месте и, видят демоны, только вот кругами не бродила по комнате, лишь бы не вызвать новой вспышки злости у мужчины. Уши нервно то прижимались, то вздрагивали, прислушиваясь ко всему, а уж хвост нервно постукивал кончиком по полу и оставалось лишь радоваться, что мягкие ковры гасили все щелчки, которые тоже могли раздражать. Глаза блуждали по всей комнате невидящим взором не с целью отыскать новый способ бежать, который, хочется верить, больше не понадобится, или то, что можно украсть. Один раз она все-таки не сдержалась и поймала взгляд Флёра, задержавшись на его глазах, ровно ища какие-то скрытые подвохи, что сейчас так сладко подразнят, проведя перед носом желанной свободой, а потом уберут, навсегда, а ее - к цепям.
Но всё действительно шло к тому, что тифлинг окажется на воле и вне стен дворца, причем живой и целой. Хвостатая не смела поверить, боясь, что ее вера развеет происходящее как самый обычный мираж, а изнанка окажется уже привычно жестокой.
Талли с огромным ворохом одежды на любой вкус вызвала какую-то панику вкупе с настороженностью - ладно бы просто кинули пару тряпок, а еще лучше ее собственных, в которых была, так тут был огромный выбор, который ей позволяли сделать самой. Ошарашенная таким разнообразием, полукровка даже не стала особо вглядываться в возможные варианты, а просто осторожно, но всё так же суетливо-порывисто и взяла какие-то штаны (в таких обычно верхом ездят, но откуда ей было знать) и свободную рубашку без различных шнуровок и прочего из какой-то легкой ткани. Пискнув какие-то слова благодарности - до того она молчала, пытаясь осмыслить происходящее - хвостатая в пару скачков оказалась уже возле кровати, спеша переодеться и скинуть с себя халат. Тело требовало движения, поэтому подойти неспешным чинным шагом к ложу тифлинг была просто неспособна, ее почти колотила дрожь, а руки мелко дрожали, когда она одевалась.
Придерживая хвост одной рукой и уже в обновке, она привычной и своей обыденной походкой на цыпочках вернулась к столу, ощущая себя спокойнее в одежде. Растерянно моргнула на предложение поесть и лишь на мгновение задумалась - боязливость кормиться за одним столом никуда не делась, но с другой стороны неизвестно, когда придется утолить голод еще раз, а фруктовые растения могли принадлежать Флёру, вдруг их запрещено было касаться? А еще нужны были силы, очень нужны. И поэтому хвостатая приглушенно выдала некоторый компромисс между да и нет:
- Немного...
Она не понимала как себя вести и что делать. Она чувствовала себя диким лесным существом или дитем улиц - особой разницы не было, но каждой клеточкой зеленой шкуры ощущала, что в таком месте она лишняя, не знает ни этикета, ни принятого поведения. Знала тифлинг одно - даже сейчас по своей воле она не собиралась бухаться на колени и рассыпаться в благодарностях, целуя ноги.
Поэтому, явив еще одно растянутое шипением "С-с-спас-с-сибо", полукровка с некоторой робостью уселась на тот стул, на котором сидела до всего этого. Всплыли в памяти условия ее ухода, так что тифлинг решила, что собственный ответ устраивает и ее саму - задержаться всё равно придется, ибо, судя по всему, сам Флёр желал потрапезничать.

+1

61

Пока Литьяра переоблачалась, за ней наблюдали две пары внимательных глаз. Флеурис - потому что такова его работа, всё видеть и всё подмечать. А Талли - потому что в ее груди что-то ёкнуло, когда она увидела эту зеленую пленницу впервые. О нет, не жалость, не симпатия и не проблески заботы, отнюдь. Девушка, правда, еще не зачерствела и не превратилась в коварную интриганку, которой стала годами позже, но уже сейчас, глядя на фигуристую "самку полудемона", поджимала нижнюю губу и думала, как бы избавиться от нее. Да еще и Флёр глазеет. А Талли видела, куда смотрит демон, знала его страсть ко всякой "экзотике", не знала только его собственных планов касательно Литьяры. А колючая женская ревность даже не допускала мыслей, что Флеурис вот так просто воришку отпустит. Талли была уверена, что если Флёр еще не затащил зеленую в постель, то непременно это сделает. И не могла такого позволить. Пусть она не заявляла об этом вслух, но считала Флеуриса своим и только своим. Она не станет его ни с кем делить.
Вот такой взгляд скрывался под длинными и густыми ресницами. Талли с огромным нежеланием покинула спальню, мучимая собственными додумками и догадками. Флёр, всё так же оставаясь в халате, сидел в кресле и был готов приступить к ужину, едва получит ответ от Литьяры. Та уклончиво то ли согласилась, то ли отказалась. Хотя когда села за стол, видимо, все-таки согласилась. Демон приподнялся, повернул кресло так, чтобы сидеть к столу лицом, а не боком, и принялся снимать крышки с блюд, как заправский хозяин. Он не старался изобразить из себя джентльмена или лорда с королевскими манерами. Не собирался обслуживать девчонку, ухаживая за ней, подливая напитков или предлагая вкусить те или иные яства. Да он даже столовыми приборами пользоваться не собирался. Переложив себе на тарелку кусочки мяса в подливе, тут же запустил в них пальцы безо всякого стеснения. И своим поведением показывал, что Литьяре тоже ни к чему придерживаться каких-то заумных манер. Пусть хоть ногами ест или хвостом - это ее дело.
- Где твой дом? - после долгих минут молчания поинтересовался Флёр. Он промокнул руки салфеткой прежде чем взяться за бокал и наполнить его вином. - Пить будешь? - впрочем, чего он спрашивает. Нальет, а будет или не будет, пусть сама решает. Так что не дожидаясь ответа, демон плеснул во второй бокал вина на две трети. - Чего на цербера-то так набросилась? Совсем извилин лишилась? А если бы настоящим был, м?
Флеурис поднял взгляд на девушку, разглядывая с такого малого расстояния ее глаза. Белые, даже какие-то светящиеся. Надо же.

+1

62

Если же Талли успела надумать себе невесть чего, нафантазировать, поверить в придуманное, испугаться, огорчиться и так далее, то полукровка испытывала к ней до сих пор какие-то не то теплые, не то просто подобные симпатии чувства. Тифлинг помнила, как Флёр заявил, что не убил свою пленницу лишь по просьбе этой самой своей пассии. Странно было знать и увидеть, что этот мужчина способен на проявление нежности, но с другой стороны - полудемоница припомнила тех же волков, которые так жестоко были готовы расправиться с добычей или угрозой для стаи, оберегая близких и трепетно к ним относясь. В общем, только и оставалось пожать плечами на собственные мысли, да проводить Талли задумчивым и спокойным взглядом. Если до того успели промелькнуть мысли, что девушка еще страшнее Флёра, то сейчас они развеялись прозрачным дымком, а о женском коварстве хвостатая ровно позабыла да не видела для подобного хоть каких-то причин.
Она снова осталась наедине с хозяином ветров наедине в комнате, обманчиво-спокойным и словно бы вновь великодушным. Тифлинг знала, что это - до первого ее движения, которое может внушить или понести за собой очередные проблемы, а то и угрозу. Но сейчас старательно держала себя в руках, пытаясь и успокоиться, поверить в свободу, что приближалась с каждой минутой, и боялась этого сделать, ожидая какого-нибудь коварства со стороны Флёра. Как забавно, она гадала как дожить до ночи и что будет в это время суток, а оказывается, что, быть может, и встретит она эту ночь вне стен дворца. Внутри потеплело.
Особо выбирать из предложенных блюд она не стала, руководствуясь еще более простому решению, нежели с одеждой. Если в тряпках ее волновали только комфорт и свобода движений, то из пищи она выбрала то, что было ближе всего и не было нужды тянуться через весь край стола, а то и обращаться к мужчине, чтобы передал. В общем, на ее тарелку перекочевал кусок печеного мяса, что ее вполне устраивало - и сытно, и сил добавит. Ела в напряженном молчании, неспешно и очень тихо, помогая себе когтями. Впрочем, с задачей вполне справлялись зубы - мясо было удивительно мягким и легко поддавалось. Полукровка не вслушивалась в вкусовую гамму - с одинаковым равнодушием на лице она сжевала бы и крысу, и голубя, и кого угодно, если бы понадобилось. Голод и дикий образ жизни научили порой сговариваться и с языком, и желудком, который лишь первое время приходил в дикий ужас от всех блюд, что ему предлагались. В обычное время тифлинг бы в пару кусов разобралась со своей добычей, но сейчас видела, что нет нужды спешить. И есть неторопливо, растягивая время, было даже непривычно и странно. Но тянуть долго хвостатая не стала, так что вскоре куску пришел конец. Остается последовать примеру Флёра и тоже вытереть жирные руки о салфетку, которая оказалась рядом с ее тарелкой.
- Дом? - с некоторым удивлением произнесла она, озадаченная таким вопросом, точнее его внезапностью. Полукровка растерянно глянула в ответ в его глаза. - Его нет.
Перед глазами снова всплыл светлый лес, где стоял уютный и теплый домишка, который в памяти тут же внезапно резко сменился черным обезжизненным призраком - таковым он запомнился в последний раз, перед тем как полукровка окончательно покинула место, которое столько лет считала родным жильем.
- Больше нет, - добавила она отстраненно, немного нахмурившись. Переведя взгляд на бокал, какое-то время явно колебалась, почему-то на мгновение бросив взгляд в сторону хвоста. А потом вздохнула, ровно говоря "а ну и ладно", задумчиво беря бокал в руку. Покрутив его в руке и всматриваясь в алую жидкость, полукровка не спешила пробовать содержимое на вкус. А решившись, вначале осторожно мазнула по поверхности вина раздвоенным языком, ровно пробуя не то на наличие яда, не то просто оценивая. И лишь затем осторожно поднесла к губам, делая маленький глоток. Вино не было крепким, его цель не опоить и одурманить разум, таким только и запивать обед, смакуя и наслаждаясь. Но тифлинг знала, что для нее лично этот напиток дважды коварен. И яд ослабит, а то и полностью обезвредит, и все мысли в смятение вгонит с непривычки, едва ли не с первого глотка. Вот и опасалась она, но сейчас вдруг решилась.
- Я подумала, что ты - оборотень, - на удивление спокойно проговорила она, снова поднимая блестящий белый взгляд на Флёра. - Не люблю их. Нет, ненавижу, - тут же поправилась она, продолжая крутить бокал в руке, а потом отпивая вновь. Тепло внутри, которое вначале было не особо осязаемым и всего лишь на уровне эмоций, приобретало вполне ощутимый характер.

+1

63

Слава богам, Флеурис был лишен подобных мысленных изысканий. Его не беспокоило, чего там надумала себе Талли и что роится в рогатой голове Литьяры. Он легко взрывался, но так же легко и успокаивался, будучи нестабильным и порывистым, как ветер. Сначала хотел и мог поубивать всё, что шевелилось и попадало в поле зрения. Ничуть бы не пожалел об этом. А мог, если сдержал свой первоначальный порыв, расслабиться и великодушно отпустить любого бандита, если тот, конечно, не сотворил самое страшное - не попытался демона себе подчинить. Вот такое Флеурис никому бы не простил. Но Литьяра пока не совершила сего страшного поступка, да она даже и близко не догадалась, в чье логово притащила ее нелегкая. Ну а попытки убить демона - то ли диво. Флёр слишком часто подставлялся под чужие стрелы и мечи, чтобы за тысячи лет не привыкнуть к этому. Нет, он не был настолько мазохистом, и боль напополам с предсмертной агонией никакого удовольствия ему не доставляла. Но это можно было перетерпеть и забыть, а вот попытки сковать, ограничить свободу, и не дай бог удачные попытки...
Это точно смертный приговор.
Благо для Литьяры, девчонка подобным и не промышляла, так что все шансы на выживание у нее были. Талли тоже это знала, как знала и то, что Флеурис в любой момент может сделать из пленницы любовницу, из любовницы цель для метания кинжалов, а из цели - рыбий корм. Его поступков нельзя было предугадать. И даже когда он поступал, как типичный мужчина, это казалось нетипичным. Вот потому внутренние переживания Талли были бы понятны любой женщине. Ну или любой влюбленной женщине, считающей конкретного мужчину своей собственностью.
Хорошо, что он этого не знал.

Но сейчас Талли ушла, Флеурис остался наедине с тифлингом. На этот раз она не стала воротить нос и принялась за еду. Демон составил ей компанию и в этом, и в распитии вина. И даже попытался завязать разговор. Совсем не потому что ему было непривычно есть в молчании. Его, кажется, вообще ничего не могло смутить. Но ему действительно было интересно всё, о чем он спрашивал. Может, для каких-то своих соображений, а может, просто так, от нечего делать.
- Без дома нельзя, - философски заметил демон. - Это твой угол, где всегда можно получить свежий глоток воздуха.
Он еще сам не знал, что очень скоро лишится своего собственного угла и вскоре перестанет даже думать о том, чтобы осесть где-то снова.
- Какой еще оборотень? - вздохнул Флеурис с разочарованием. - Невероятно...
Да и зачем ему доказывать девчонке, что он - существо иного плана, иного уровня? Пока что он на 50% согласен отпустить ее на все четыре стороны, и если она не станет лезть на рожон, не попадет под горячую руку и внезапные планы, то уйдет со всеми своими конечностями и даже с хвостом.
- Так что там насчет моего имущества... Если я отправлю тебя с Талли, то, хм, полагаю, ты не сделаешь очередную глупость и не сбежишь? - Флёр выразительно приподнял брови. - Я ясно дал тебе понять, что для меня нет преград.

+1

64

И до чего все-таки странно сложились события этих нескольких... о демоны, всего лишь нескольких, а не вечности?... дней. С момента, когда она очнулась в позе морской звезды на золотом песке пляжа, удивленно вслушивалась в столь неожиданный шум моря и крики чаек, всё гадая, куда попала, как и почему. И ведь даже до загробной жизни успела додуматься, поверить в эту чушь и предаться наслаждению жизни без особых напряжений, которые обычно подстерегают на каждом шагу. Ну а что еще делать, когда повсюду и сладкие тебе да сочные спелые фрукты, море рядышком, а на природе даже по ночам тепло, чтобы спать без укрытия, всего-то забравшись повыше на дерево? Недолго было и скатиться до образа жизни безмятежного животного, которое способно лишь поесть да поваляться подремать на солнце. Вот-то сдуру и попался на глаза такой соблазнительный дворец, слишком роскошный, чтобы не соответствовать и своему содержанию. Сейчас, после нескольких кругов ада, полукровка совершенно не понимала, как ей удалось пробраться сюда незамеченной. И в глубине души даже слегка опасалась, что продемонстрировать подобное вновь не сможет максимально натурально и приближено к реальности. В конце концов, может ее вела череда случайностей, которая повториться заново быть может и способна, но наверняка порушит какие-то скрытые законы, ибо две аналогичные случайности подряд уже пахнут ловушкой.
Всё ее пребывание в последующем плену было безумным зигзагом из подъемов наверх и куда более стремительных падений вниз. Если честно, тифлинг в некоторые моменты ощущала себя каким-то диким зверем, запертым в надежную клетку, которая обманчиво поддавалась под стремлением сокрушить свою тюрьму, но держала крепко. И ладно бы заперли просто, позволяя вгрызаться в цепи и прутья, вырывая свой шанс на побег, а ее словно учили через боль подчиняться и смириться со своим положением, сламывая и укрощая. Зачем? Зачем, если собственноручно не раз за руку проводили перед самой пастью смерти, но так и не отдали ее в беспросветный плен этого вечно голодного существа? Явить свое могущество, а следом великодушие? Она попалась на темном деле, она, зная, что расплата будет справедлива, тем не менее совершенно не собиралась подставлять свою шкуру под болезненные удары или что-то страшнее. Само собой, что в каждом ее рывке, слове, взгляде так и сквозило желание сбежать и никогда не возвращаться. Но с другой стороны, вняла бы тифлинг словам, что поступок ее крайне не одобряют, задело бы хоть одно слово, не будь оно подкреплено безумной болью, когда смерть - уже не самый страшный уход от происходящего? И полукровка начинала думать, что в чём-то понимает, самую каплю, но понимает поступки странного Флёра, который, быть может, не то сжалился, не то просто изначально и не собирался убивать ее, чтобы накормить акул и прочую живность. По крайней мере, ее жизнь, ее собственный мир, куда пришлось войти, учил слушаться силу и подчиняться ей. Она несколько раз пыталась показать зубы в ответ, ушмыгнуть, но в итоге боль возвращалась, негодующая, возмущенная такой дерзкостью, отсутствием смирения и покорности, стремясь их вбить и сделать главным смыслом жизни на данный момент - принять происходящее и не пытаться даже думать о возможном побеге.
Трудно сказать, получилось этого добиться или все-таки тифлинг смирилась с обманом на душе, выискивая очередную попытку увильнуть из неприятного плена. Сейчас, получив обещание оказаться на свободе, она успокоилась и прекратила бесполезные трепыхания, даже согласившись наконец-то поесть. Можно было надумать еще больше ужасов, вспомнить, в каком виде ей едва не была явлена эта воля, но полукровка не хотела, запретила себе. Она задумчиво смаковала вино, расслабившись и словно бы капельку обмякнув, продолжала сидеть на стуле и туманно глядела куда-то на стол, иногда поднимая белые глаза на мужчину, глядя без какой-то злобы и испуга - алкоголь, к которому организм хвостатой был крайне непривычен - украдкой делал свое дело, пусть и не крепкий и в достаточно малом количестве. Ни до беспамятства, ни до безумных поступков дело не дойдет, а вот развязать язык да напряжение снять внутри - самое оно.
- Было... больно... ос-с-ставатца... там... одной... - медленно, выделяя каждое слово, туманно произносит полукровка, уставившись на красную жидкость, которая плескалась в бокале и которой осталось на один маленький глоток. Словно кровь, не горячая на вкус, но отзывается теплом в районе желудка. Только кровь заводит, сводит с ума, а это - наоборот. Унимает. Наверное, пожелай Флёр соотнести и неадекватную агрессию в сторону этой расы и нынешние слова про дом - то мог бы догадаться или о каком-то трагичном случае, или чего-то подобном, но тифлингу было плевать. Ни жалость, ни сочувствие уже давно не были нужны ей. Едва ли какие чувства вообще интересовали со стороны окружающих... Разве что, их готовность подчиняться в некоторые моменты.
Услышав странные и нелогичные слова, полукровка подняла несколько туманный белый взгляд на Флёра. Моргнула.
- Ты с-с-сказал, что отпус-с-стишь. Я не вижу с-с-смыс-с-сла с-с-сбегать, - настороженно проговорила она, ощущая в этом какой-то нехороший подвох. Даже опьяненная расслабленность, которая только что так ярко преобладала куда-то отступила назад. Испугалась тифлинг, заволновалась. Залпом допила остатки вина, ставя бокал на стол.

+1

65

Нет, ну серьезно. Она странная, эта зеленая воришка. В ее голове странные мысли. Не менее странная логика. Хотя тут, пожалуй, пора бы удивиться, что она вообще присутствует. Ведь как же - женщина! У женщин нет логики. По крайней мере, логической логики.
Флёр бы еще сказал, что у женщин нет мозгов, но тогда рисковал бы стать жертвой их коварной мести - как явной, так и скрытой. Не то чтобы он слишком уж этого боялся, но настоящий уклад жизни его вполне устраивал, рушить его демон не хотел и истерик с женской стороны старался избегать. Ну а Талли - единственная сейчас женщина в его жизни и его постели - тоже прекрасно знала, что Флеурис не любит истерик и сцен, и в случае подобного меры могут быть самыми суровыми, несмотря на то, какое положение девушка занимает во дворце. Ну и стоило брать во внимание вспыльчивый характер самого Флёра. Он резок и скор на расправу. Не станет выяснять отношений или устраивать скандалы, а просто вышвырнет нарушителя спокойствия из окна и дело с концом.
Вот, к слову, Литьяра вовремя упала в обморок там, в подземелье. Вероятнее всего, что не сделай она этого, то сейчас бы кормила своим зеленым мясцом голодных акул, а Флеурис, заперевшись в мастерской, наслаждался бы накатившим откуда ни возьмись вдохновением и думать забыл уже о забравшейся в его дом нахальной девчонке. А так тифлинг свалилась ему на руки, оглушенная непревзойденной красоты молнией, а убивать или калечить бессознательную тушку никакого интереса. Так что Литьяре повезло, что Флёр отходчив, что в его характере в одну секунду крушить и метать, а в следующую - самозабвенно водить кистями по полотну, любуясь проникающим через окно закатом.
Тема дома тяжело давалась тифлингу. Наверное, там случилась какая-то катастрофа, личное несчастье. Впрочем, Флеурису до того дела не было. Какая ему разница, что за внутренние терзания не дают воровке спать по ночам? Он не записывался в психологи и не подставлял свою грудь, чтобы на ней можно было высказаться и поплакать в свое удовольствие. Когда спросил, где ее дом, то преследовал лишь одну цель - узнать, как далеко девчонку занесло. Или как далеко ей возвращаться обратно. Ну а раз никто и ничто ее не ждет, то зачем же так спешить? Тот маленький нюанс, что Литьяра его попросту боится, напрочь испарился из памяти демона.
Флеурис следил, как пустеет бокал. Когда опустел совсем, то по-хозяйски плеснул еще. Не потому что споить хотел, а потому что пустоты не терпел. В бокалах. Если сотрапезница не захочет больше пить, то не станет, и никто ее не будет насильно заставлять. Ну а сам мужчина прикладывался к бутылке куда чаще, и ему было абсолютно плевать, что там себе надумает по этому поводу Литьяра. Быть сумасбродным алкоголиком куда лучше, чем быть неизвестно кем вообще.
- Я сказал, что отпущу, если ты не будешь выводить меня из себя и вернешь украденное, - напомнил Флёр. - То есть условия присутствуют. И я подумал, что ты вполне можешь попытаться сбежать, оказавшись на пляже, вне стен этого дворца, подальше от меня. Увидишь море, может быть, даже корабль какой. Подумаешь, что вот она - эта призрачная свобода. Соблазнишься перспективой забраться на корабль сразу же, не возвращаясь  сюда, чтобы исполнить условия, которые я тебе поставил. Я неправ?

+1

66

Какая все-таки ироничная идиллия происходит в этой комнате. Вроде несколько часов назад друг друга ненавидели, как казалось со стороны, да готовы были порвать глотку - тифлинг в этом плане даже счет вела 2:0 в свою пользу, только толку-то -  и уничтожить, а теперь сидят, значит, оттрапезничали уже, и ведут почти милые да светские беседы. Глядишь, потом спьяну и побратаются еще, а то и попросту Флёр, прослезившись, удочерит и эту самую комнату в личные хоромы отпишет своей внезапно расщедрившейся душой. Впрочем, чтобы дойти до подобного нужна далеко не одна совместно распитая бутылка, а для полукровки хватит и нескольких бокалов, чтобы с туманным взглядом обмякнуть и тихонько уползти под стол. Так что изъявить свое согласие она бы не смогла всё равно, а значит, тем лучше, что подобное развитие сюжета имеет ничтожную вероятность на воплощение в жизнь. Хотя, с другой стороны, стал бы ее кто спрашивать?
Задумчиво-безмятежным взором она глядела на бокал, в котором с легкой руки мужчины снова плескалось вино. Полудемоница не подозревала ветреного хозяина даже в мыслях, что ее пытаются опоить, довести до бессознательного состояния и тому подобное. Ей просто внезапно понравилось, что внутри вдруг стало спокойно и лениво, мало что волнует, а любое представление, чтобы вскочить и начать как-то беспределить, двигаться слишком активно, вызывало отвращение и недовольный отклик, нежелание вставать с места, где сейчас так хорошо и приятно. Бокал снова перекочевал в когтистую правую руку, которая тем не менее бережно держала стеклянную вещь, а виноградная кровь опять сладко обожгла нёбо и горло, ускользая вниз. Равнодушно мазнув взглядом как частенько Флёр сам прикладывается к бутылке, полукровка слегка усмехнулась без коварства и злобы на лице - он выглядел может и расслабленным, но не особо пьяным. Пока что.
- А мои шанс-с-сы выжить не изменятца, ес-с-сли опьянеешь? - полюбопытствовала полукровка, поднимая белые глаза на мужчину. С легким усилием сфокусировала взгляд на нем, моргнула, затем снова отпивая из бокала. Но теперь - крошечными глоточками, не спеша переливать содержимое полностью внутрь себя, ибо внезапно решила, что вдруг и это может быть коварным планом. И какой-то осадок опасения Флёра никуда не девался с души, боль и сила так просто не забывались. И вообще она тут слишком разнежилась, а потому мало ли что, даже отпор не сможет достойный дать. Хотя... Получалось ли до того? Терять-то нечего, только остается удивлять себя саму крайней живучестью вкупе с безрассудством.
Мягко дрогнув, когда нечто коснулось ее плеча, тифлинг поспешно повернула голову, с некоторым удивлением обнаруживая, что хвост невесть как, зачем и по, видимо, ее собственной и малоконтролируемой воле на момент распития, успел оплестись вокруг спинки стула, а кончиком как раз на плече и устроился, причем выпустив жало. Зачем? Почему? Она даже не почувствовала, как-то упустила момент контроля этой конечности, которая иногда вела себя так, ровно обладала собственным разумом и какими-то целями - а на деле просто выступала проекций настроения, мыслей и задумок, если перестать за ним следить. Поморщившись от воспоминаний касательно обещания посадить на цепь ради этого самого яда, тифлинг опасливо покосилась на Флёра, незамедлительно пряча жало, чтобы лишний раз ему не припоминать ничего, и начала лениво распутываться хвостом, оставляя его снова без внимания глаз - контроль над ним возвращен и больше чудить не позволено. Как раз можно отвлечь внимание Флёра от хвоста своим ответом.
- Корабль? - приглушенно, смесью кашля и тихого лая, смеется полукровка, слегка запрокидывая голову, до того снова сделав крошечный глоточек вина. - Договоритца прос-с-сто так не выйдет, с-с-спрятатца - вс-с-сё равно вс-с-скоре найдут, а платить с-с-собой вс-с-сей команде не ос-с-собо хочу, чтобы потом оказатца на черном рынке. Мне нет с-с-смысла бежать, ес-с-сли отпус-с-стишь.
Пожалуй, своими словами тифлинг выдавала себя, что подобная мысль очень давно крутится в голове и со всех сторон полируется в попытках создать и получить что-то логичное и устраивающее во всех отношениях полукровку. Или хотя бы в большей части.
- Я помню про ус-с-словия, - вздыхает хвостатая и залпом снова допивает вино, ощущая, что привыкает к чувству расслабленности, относительно успешно управляет собственным вниманием и держит себя в контроле. - Будут, - добавила она, продолжая держать опустевший бокал в руке. Что-то ей казалось, что как раз сейчас и отправят за вещами с... Талли, кажется, так зовут ту девчонку? Или славные посиделки продолжаются? Тифлинг щурится, пытаясь оценить взглядом, сколько еще вина плещется в бутылке и плещется ли. А внутри всё заныло, представив, что нужно куда-то идти, что-то искать. Кажется, смирившийся организм был готов согласиться на рабство и жизнь хомячка, которого периодически стремятся размазать по стенке за чересчур вызывающий писк. Только вот сама полудемоница такой пункт в своих планах не держала, ровно как и вписывать не планировала, а потому была готова заставить обленившееся тело подняться, силком.

+1

67

"Кажется, бутылку от нее все-таки надо убрать подальше", - подумал Флеурис, глядя на Литьяру, о которой так и хотелось сказать: расслабленно и умиротворенно растеклась по стулу. Сам демон и наполовину не был пьян. Видимо, сказывалась демоническая кровь да упорные годы тренировок. Так что если бы тифлинг сейчас опрокинула в свое нутро второй бокал, то третьего уже не получила бы. Да и Флёр сам быстренько прикончил остатки в бутылке, не спеша отправлять слуг за следующей. Ну а чтоб девчонка не подумала, что он экономит на выпивке или пытается втихую замышить алкоголь, то демон сказал прямо:
- Тебе хватит. Лучше закусывай.
Он не наслаждался обликом добродушного хозяина. И не собирался демонстрировать это, чтобы Литьяра - не дай бог - не подумала, что Флеурис бывает добрым. Бывает, но не для воришек, которые, сделав одно грязное дело, затем еще несколько раз покушаются с целью другого, еще более грязного. Ему не нужно производить на нее хорошее впечатление. Он ведь уверен, что отправит  ее к черту на рога, как только она вернет украденное, и с огромным облегчением забудет о том, что когда-либо видел. Флёр не нашел в ней ничего интересного.
Яд? Всего одна доза, а потом долгое восстановление. Гораздо экономнее найти пустынную гадюку или уже готовые экстракты алхимиков.
Печальные истории из прошлого? Пусть называет его бессердечным ублюдком и циничным козлом, но демона ничуть не трогают чужие сопли-слезы.
Тело со всякими женскими прелестями? Пф. Такие нетрадиционные красоты Флеурису и даром не нужны. К тому же, судя по словам тифлинга, она не прочь заработать своим сокровенным бутончиком, и наверняка благодаря этому занятию, там уже такое соцветие всяких болячек, что и подходить страшно.
Может быть, у нее в голове что-нибудь дельное? Мысли, логика, толковые идеи? Да кто ее разберет. Но за все это время Флёр понял только то, что Литьяре голова нужна, чтобы на ней носить рога.
Так что нет. Ему девчонка не нужна. Ни в каком роде.
Однако он бы очень расстроился, если бы Литьяра обманула его. Не каждому он позволяет поверить в свое доверие. И те, кто его обманывают, очень быстро об этом жалеют. Поэтому Флёр сразу предупредил тифлинга, что последствия обмана могут быть катастрофическими.
- Не думаю, что для тебя это такая проблема, - пожал плечами демон на все отговорки Литьяры по поводу того, что без его участия она сбежать все равно не сможет. - Ты же умудрилась проникнуть в мой дом незаметной. А это куда сложнее, чем попасть на какой-то там корабль. Впрочем... - он махнул рукой, - сделаем вид, что я тебе целиком и полностью доверяю. Но это не значит, что не оторву тебе голову при малейшей твоей оплошности. Понятно? - он поднялся и неспешно прошествовал к двери, с порога позвал Талли, велел забрать Литьяру под свое крыло и сходить с ней на пляж. - Вернетесь в том же составе, иначе я тебя скормлю акулам, - доброжелательно пообещал Флёр своей рыжей пассии.

+1

68

- Хватит, - задумчиво и покорно соглашается тифлинг, ставя опустевший бокал на стол. С долей раздражения, тщательно припрятанном под маской умиротворенной расслабленности, глянула на Флёра, который ровно не понимал ее слов, перекраивая их под свое понимание и мира, и ситуации. Она пыталась бежать, поскольку не верила, что окажется отпущенной по воле мужчины - особенно, после обещаний пыток и смерти; всего-то тщательно стремилась вернуть свою свободу воли в законную хватку своих же зеленых рук, а не чьих-то еще, тем более взбалмошного неизвестно кого - то ли вивенди, то ли оборотня, то ли всего сразу с примесью третьего. Но сейчас, когда то, за что велась такая упрямая и безрассудная борьба, будет всё равно ей отдано в привычном понимании, а не в виде полета в море... Зачем совершать еще больше глупостей, ворошить и без того смутную реальность, логика которой была понятна хвостатой лишь отчасти? И не поймешь, что лучше - чтобы понимание происходящего неуловимым призраком скользило в разуме, обманывая, что вот-вот - и получится ухватить за хвост или чтобы вовсе ничего не понимать и слепо довериться на чужую волю.
Совету заесть полукровка тоже послушно последовала, найдя его достаточно разумным, а потому рука лениво дотянулась до ближайшего блюда, где лежали какие-то овощи, островатые на вкус и слишком пряные по мнению тифлинга, которая отведала лишь пару кусочков по этой причине, не желая ко всем своим умениям добавлять способность пыхать огнем на манер дракона. В принципе, можно было гордиться, а в будущем и похваляться в очередной таверне, что в такой роскоши с самим хозяином отобедала за одним столом, что оказалось не так страшно на деле. Смутные подозрения промелькнули, что не сделай она глупую попытку сбежать через уборную, то обещание получить свободу получила бы значительно раньше, без стремительного полета в сторону скал. Но что сделано - то сделано, и общий итог вполне устраивал. Если, конечно, ветер снова не перевернет настроение Флёра в противоположную сторону...
Сейчас все свои опасения и подозрения, которыми был одарен мужчина за всё ее время пребывания в этой комнате, было очень смешно и нелепо вспоминать, отчего губы полукровки так и подрагивали в едва сдерживаемой усмешке над собственной паникой. Опаска, само собой, никуда не пропала, но безумные бредни отступили назад. Тифлинг всё равно была не прочь узнать причину таких странных крайностей, когда то ее готовы убить в один момент, то переносят в роскошные хоромы, позволяя и отоспаться, и наесться, и новой одеждой одаривая. Не будь ее спесь и самоуверенность так подбиты, то наверняка хвостатая выхватила бы вещи, которые покрасивше и подороже - чтобы продать при первой же возможности, но сейчас ей было боязно сделать дополнительный проступок, который, если вспомнить все слова Флёра, будет записан в список уже ниже черты терпения. Наверное, последним и глупым действием была попытка броситься на того самого цербера, но что поделать, если вспыхнувшая ярость тут же оттеснила все попытки хоть как-то соображать в сторону? Лунным не место в этом мире, особенно поблизости от нее.
Потирая переносицу, полукровка снова украдкой поглядывала на Флёра, всматриваясь и в его лицо, и, особенно, взгляд, словно пытаясь его прочитать, хоть что-то разглядеть украдкой, что могло дать ответы на некоторые вопросы об этой такой смутной и ветряной личности. Природное  любопытство, которое не одну сотню кошек погубило на своем веку, никуда не девалось, а сейчас, когда всё гладко, спокойно и вообще мирно, снова начало слегка себя проявлять, ибо больно с необычным экземпляром ее столкнула жизнь в очередном приключении. Но читать мысли тифлинг не умела, кроме того Флёр поднялся и направился к двери, уходя от пристального белого взгляда. Полукровка поднялась следом.
- Понятно, - пробормотала она скорее себе самой, уставившись на Талли. Она вызывала в мыслях хвостатой скорее положительный отклик, но общая опаска распространилась и на эту обладательницу смазливой мордашки с рыжими кудрями, ибо с хозяином уже была сравнительно знакома и хоть примерно знала, что можно ждать. Ну, или силу распробовала на вкус собственной шкурой. А что ждать теперь - загадка, так что зыркнула на нее полукровка по-звериному, спеша вскоре уйти от ответного взгляда за спину. Услышав донельзя знакомое обещание устроить свидание с акулами, тифлинг было глянула в сторону Флёра... И крайне удивилась, стоя с озадаченным теперь выражением лица, когда поняла, что адресовались слова Талли а не ей самой. Может, никого в этом месте акулам и не скармливают, просто оборот речи? А она зря так трепетала первое время?

+1

69

Главное, что она предупреждена, а значит, не удивится, когда кара явится в облике ветряного смерча. Но это, конечно, только в том случае, если Литьяра все-таки попытается улизнуть. Флёр будет недоволен, рассержен, впадет в состояние аффекта по рубке рогатых голов, и после отряхнет руки и отправится допивать вино. Ну и, конечно, Талли тоже не поздоровится, если та упустит тифлинга. Впрочем, Флеурис понимал, что обычной, не обладающей сверхъестественными способностями Талли будет очень непросто справиться с Литьярой. Ну и в целом, демон бы в их поединке не поставил на свою пассию. Она хороша в постели, готовке, у нее меткий юмор и нежные руки, она знает, как угодить мужчине, но вот в бою оружием или магией она плоха. А Флёр уже испытал на себе, что может продемонстрировать из своих собственных способностей Литьяра. Так что кое-какую снисходительность Талли изначально получала. Но это пока демон в благодушном настроении. И то пригрозил акулами.
- Пойдем, - тихонько позвала рыжая. В коридоре девушки уже были без присмотра демона. Дверь закрылась, вроде как можно было вздохнуть свободнее. Но Талли и не думала расслабляться. Она знала, что Флеурис может даже сейчас находиться рядом в виде незримого воздушного покрывала, и всё замечать. - Найдем тебе обувь, - было видно, что Талли старалась держаться подальше от Литьяры и особенно от ее хвоста. В отличие от того же Флёра, который ничего не боялся, девушка опасалась тифлинга. Она не могла похвастать бессмертием или молниеносной регенерацией, да и боли боялась, как чумы. Так что постоянно держала зеленую гостью в поле зрения, чтобы вовремя отскочить или убежать, если ядовитый хвост вдруг решит в нее вонзиться.
Они спустились на первый этаж, прошли через оранжерею, выглядящую как настоящий райский сад, и добрались до большого просторного холла. То и дело эту парочку провожали любопытные взгляды других слуг, которые словно случайно выглядывали из дверей или переходили из комнаты в комнату.
- Новых у нас нет, - сказала Талли, когда остановилась у шкафчика, где на полках стояли сапоги, ботинки, туфли, сандалии всех цветов и размеров. Ничего вычурного и эксклюзивного, обычная обувь для улицы, которую снимали, входя в дом, слуги, чтоб не пачкать ковры и мраморные полы. - Выбери себе что-нибудь.
Сама она тоже сбросила домашние сабо и переобулась в сапожки высотой по середину голени.
Девушки вышли на улицу, спустились по лестнице, окунаясь в тропический рай. Тепло, солнечно, вокруг легкая безмятежность, спокойствие, нет суетливости города и крикливости горожан. Зеленые пейзажи, красочные цветы, переливчатые трели птиц. А если направо посмотреть, подойти на терассу, которая выдается рогом вперед, то открывается прекрасный вид на море, бухту и горизонт, сливающийся с небом.
Но времени любоваться не было. Талли пошла через двор, лавируя между кипарисами, к фигурным воротам. А оттуда через лес к лестнице, которая выщербленными кое-где ступенями, извиваясь вдоль обрыва, вела вниз, к пляжу.

+1

70

То, что Талли - просто беззащитный деликатес и мечта любого неискушенного в плане борьбы, с которой можно разобраться одной левой ногой с завязанными глазами, полукровка само собой не знала и была твердо уверена, что Флёр - тот еще фрукт, а значит и рыженькая по силам ему едва ли уступает, в любом случае - опаснее самого тифлинга, а значит ухо надо держать востро. И что, что в ответ кудрявая глядит не хуже зверем, ровно какое-то коварство так и ожидает в любой момент? Наверняка ее возлюбленный не поскупился на красочные описания, какая бедная хвостатая на деле сволочь, дрянь и опаснейшая дикарка. Это, в общем, было правдой, но кусаться без повода полукровка совершенно не собиралась, ибо даже представлять не хотела на что способен в своем гневе ветреный хозяин дворца, если с его ненаглядной падет хоть один волосок, что уж говорить про десяток. Так что вела себя полудемоница крайне смирно, пусть и пыталась уйти от взгляда, но без особого толку, ибо за ней следили, выпускать из контроля глаз не желали, а потому осталось лишь смириться и принять это, идя поблизости без резких порывистых движений, в которых можно было разглядеть возможную угрозу. Улыбаться и вести дружеские беседы тифлинг не рвалась, так что подобное поведение и уступка - уже явленное дружелюбие по мере ее сил. Может быть, стоило отправиться за украденным и спрятанным с Флёром? Он, наверное, позабавился бы, попроси хвостатая именно его общество, от которого так рвалась избавиться любой ценой - даже успела покуситься на жизнь! И, чего уж там, убить, чтобы убедиться, что хозяин этого злополучного места бессмертен, что несколько усложняло побег. И то, что этот неуловимый тип может витать где-то рядом и присматриваться к происходящему тоже не думала. В конце концов, свиста ветра нигде не было слышно, а значит опасаться нечего вроде бы. Интересно, какой срок ветреная погода будет вызывать приступ паники с желанием спрятаться куда угодно, хоть под кровать? Полукровка, пытаясь покорить внутри остатки расслабленности после вина, - идти получалось не шатаясь на удивление по ровной траектории, а не зигзагу или кривой - всё-таки наконец-то рискнула опробовать на вкус это осознание. Она почти свободна. Вычеркиваем это почти, которое вот-вот пропадет, растворится и вообще не считается. И что получается? Она свободна... Тифлинг несколько раз с чувством шепчет и проговаривает это мысленно, чувствует, как губы слегка улыбаются, а глаза посматривают на всё с добродушным прищуром, как у кота, который и сметанки умыкнул, и побои получил, и всё равно его сейчас отпустят, а то и покормят напоследок. Шли молча, и хвостатую это полностью устраивало, лишь пару раз задумчиво покосилась на Талли, всматриваясь в черты ее лица и отмечая наличие вкуса у Флёра. Рыженькая была в вкусе и самой полудемоницы, но... Чужая добыча, которая совершенно не по ее зубкам, а потому достаточно просто наслаждаться наличием этого симпатичного существа рядом, не забывая о возможной силе, которая может таиться за порой обманчивой хрупкостью.
В оранжерее полукровка с настоящим и почти детским любопытством крутила головой, поражаясь богатству растительности. Экзотичность растений пляжа казалась такой же богатой как и пустыня в сравнении. Но глазеть долго не вышло, а нарочно просить притормозить, само собой, тифлинг не стала, вычеркивая из памяти только что увиденную красоту без особой жалости. На простых слуг внимание полудемоница уже не обращала - это простые мыши, у которых есть своя работа, так что пусть глядят на что угодно сколько им влезет, едва ли что эти любопытные зырканья изменят.
- Мне не нужно, не ношу, - отозвалась полукровка, вставая поодаль в поле зрения Талли со скрещенными руками, спокойно ожидая, когда та переобуется. Дело было даже не в особом капризе, просто носить обувь ей и правда было затруднительно - привыкшие к свободе стопы очень сильно затекали и начинали неприятно болеть. А еще это затрудняло лазанье по стенам и вызывало лишние шорохи. Особо тоскливо приходилось в холодные времена, но рогатая не жаловалась, привыкла.
Это заняло лишь несколько секунд, так что шествие возобновилось, и на фоне слышных шагов рыжей бесшумная поступь босых ног на цыпочках тифлинга особо выделялась, навеивая на нехорошие мысли. Только хвостатая, безмятежно и помахивая своим хвостом, совершенно ничего не задумывала, продолжала вертеть головой, довольно щуриться, вдыхать свежий воздух после закрытых стен дворца и едва ли жизни тут не радовалась.
До пляжа, на первый взгляд, как и второй, было далековато, а наличие обрыва рядом напрягало. И полукровка, не из желания прервать основную массу молчания, а просто не выдержав зудящего в мыслях настойчивого вопроса, все-таки решилась поинтересоваться.
- Кто он? Ровно как оборотень с-с-с магией вивенди. Не видела таких.

+1

71

Талли с легким удивлением воззрилась на вверенную ей спутницу, которая отказалась от обуви и добавила, что привыкла обходиться без нее. Рыжая не стала спорить и заставлять, но представила себе, каково это - бродить босиком по острым камням, по лесу, где каждая колючка, каждый шип или упавшая шишка с елки впиваются в стопы. Если тифлинг сроду не носила обувь, то ее стопы наверняка превратились в огрубелые, пестрящие мелкими ранками, трещинками и потерявшие чувствительность лапти. Талли мельком опустила взгляд, словно проверяя свои догадки, но ни слова не сказала и занялась своей собственной обувкой.
Далее девушки отправились на дело. Вот прекрасный дворец уже остался позади, вот и лесок небольшой, редкий миновали, в котором Талли все тропы знала, а потому срезала путь, чтоб сэкономить время и успеть вернуться обратно до темноты. А лестница, которая вела с вершины горы и упиралась в пляж, всегда девушку пугала. Она старалась идти с того края, который не выходил на обрыв, да еще и под ноги надо было смотреть, ведь этим ступеням слишком много лет, чтобы полностью рассчитывать на их прочность. Однако вид отсюда открывался изумительный. Для тех, конечно, кто в восторге от морских пейзажей.
Шли девушки в молчании, Талли опасалась начинать разговор, а то мало ли что этой зеленой в голову может прийти. А Литьяра, должно быть, считала, что в условиях для получения свободы не было пункта о том, чтобы строить из себя доброжелательного собеседника, и не проявляла потому инициативы. Впрочем, ненадолго. Когда шпили дворца скрылись за скалами и кронами деревьев, тифлинг все-таки нарушила молчание.
- Кто он?
Талли сначала не сразу осознала, что это обращаются к ней. И по поводу кого к ней обращаются. Ведь мысли девушки витали совсем далеко, и когда кто-то внезапно задает вопрос, нарушая задумчивость, не сразу находишь, что ответить. Поэтому рыжая оглянулась и тут же споткнулась, потому пришлось сосредоточиться на ступенях и перестать вертеть головой.
- Ровно как оборотень с-с-с магией вивенди. Не видела таких.
А вот на эту фразу Талли прыснула со смеху.
- Тебе хоть не хватило ума его так назвать? - посмеивалась, спросила она следом. Выдавать расовую принадлежность Флёра она не стала, демон сам решал, кого посвящать в эти тонкости, а кого оставлять в неведении. Так что если он не сказал Литьяре, значит, не стоит. - Слушай, я хочу поговорить с тобой на очень серьезную и деликатную тему, - она остановилась и повернулась лицом к тифлингу. - Я хочу помочь тебе сбежать. Как ты на это смотришь?

+1

72

Как же долго они идут. Нет, полукровку это не утомляет, она достаточно вынослива, а передвигаться пешком на долгие расстояния ей не в первую. Но - скучно. Просто элементарно утомляет эта красота, которая первоначально вдохновляла на воровские подвиги, пророчила сладкое будущее и казалась такой легкой добычей без расплаты, которая постигает только или медленных, или глупых. Что же, собственную глупость и жадность признать в этот раз стоило. А ведь действительно, ну кто мешал обойтись одной, максимум двумя вылазками, а потом начать строить планы по возвращению хоть в какой-то город, подальше отсюда? Разумеется, что собственную оплошность себе самой тифлинг давно простила, тем более, что сумела выкрутиться и в этот раз. Нет, не стоит вдумываться, что большая часть причин небесной кары как раз на ее совести. Она выкрутилась, неважно как, но... В конце концов, привлечь своим паникующим писком внимание фортуны, которая вообще главная Богиня всех миров - тоже заслуга. Интересно, а если возвращать не всё? А если припрятать хоть какую безделушку - ну неужели они все считанные, записаны и стоят на учете каждая? Такой огромный дворец, разве запомнишь всю его составляющую? Да тут не один век уйдет, чтобы научиться ориентироваться по комнатам, садам и им подобному! Впрочем, кто знает, может ее угораздило схватить то, что наиболее привычно взору, а то и является некоторым любимчиком среди безделушек - слабости есть у всех, а у могущественных они иногда по-настоящему нелепые и забавные.
Хотелось поскорее вернуться в примитивный мирок улиц - грызни за лакомый кусок и собственную жизнь. Звон монет, одурманивающие разум вещества, алкоголь по желанию на любой вкус, продажные женщины и порой такие же мужики - на любое настроение. А еще кинжал в спину в любой момент, интриги и предательства. Хм, а точно хочется вернуться? Да, да, да! Вот она свобода, грязная и мало кому нужная, но... Золотая монета даже поднятая из кучи навоза остается золотом, а иной воли тифлингу не нужно.
- Хватило, - задумчиво протянула полукровка, не обижаясь ни на смех, ни на пренебрежительное построение фразы от Талли. Ответа она не получила, но все-таки и общего тона хватило понять, что обе эти расы вычеркиваются, что было странно. Сейчас жизни ничего не грозит, а потому этот вопрос снова вызвал азарт и любопытство. Она снова припомнила свои первые, нелепые слова про демона и как будто озябшая повела плечом - про собственных собратьев в некотором роде тифлинг знала, к своему великому стыду, мало. И воображение считало, что подобные существа наделены крыльями, рогами и хвостом. Может быть - еще копытами, но никак не людским обликом, в котором от иной расы ничего нет. Вот характер Флёра - это да, это... Настоящий демон.
Первоначально споткнулась Талли от странного вопроса полукровки, но затем утратить равновесие и запнуться перешла очередь ко второй, заставляя пошатнуться, помогая себе хвостом не упасть окончательно - наличие обрыва рядом пугало, так и казалось, что непонятно как ее тело соскользнет вниз, срываясь с высоты. Удержавшись на ногах, тифлинг уставилась в немом изумлении на рыжую. Это однозначно была ловушка, проверка на покорность - если она по неясным причинам сейчас явит свое согласие, то обязательно из... кустов тут нет, но откуда-нибудь Флёр да выскочит, обвиняя во вранье. И - привет, подземелья, давно не виделись. Так что полукровка спесиво зыркнула на Талли, с явным неудовольствием в голосе вопрошая:
- Зачем? Он обещал отпус-с-стить и так. Пос-с-сле выполнения ус-с-словий.
Предложение смутило и заволновало ее, мотивы и причины подобных слов тифлинг не могла понять. Или Флёр все-таки задумал что-то за ее спиной? Задумал обмануть и проучить основательнее, а потом правда убить? Или это проверка на искушение, цену ее слова? Хвостатая прядала ушами и вертела головой, ровно могла заметить мужчину, если он скрывается в облике ветра рядом.

+1

73

Талли вся изводилась сомнениями. С одной стороны, очень ведь рискованно проворачивать такое дельце. И может оно провалиться, тогда несдобровать обеим девушкам. И Литьяра может не поверить в искренность намерений, почует какой подвох и решит, что меньшее из зол - рассказать Флеурису о подобном предложении. Не факт, конечно, что демон в эти слова поверит, учитывая, что Талли наверняка станет отпираться. И скорее поверит в клевету на свою зазнобушку, а оттого тифлинг может лишь усугубить свое положение.
А с другой стороны, разве игра не стоила свеч? Разве риск не оправдан? Так думала Талли, съедаемая кучей сомнений и ревностью. Пока это, последнее, чувство было лишь колким намеком на то, что на ее мужчину лишь возможны чужие посягательства. Рыжая даже думать не хотела, что Флеурис может пустить в свою спальню, в свою постель эту зеленую рогатую полудемоницу. Талли сначала предполагала, что интерес Флёра заключается именно в расовой принадлежности Литьяры. Может, он хотел узнать, а не он ли является папашей заблудшей овечки. Но все равно, зная переменчивость настроений и желаний Флеуриса, Талли боялась, что этот интерес может переменить свое направление. И она не хотела рисковать. Ставки слишком высоки для таких рисков. Настолько высоки, что она готова была рискнуть собственной жизнью, чтобы добиться своего, и в глубине души надеялась, что Флёр, даже узнав об обмане, не убьет ее. Он ведь ее любит. Ну или.. как-то так.. насколько способен.
Девушка мысленно посмеялась, что Литьяре достало ума обозвать Флеуриса оборотнем или вивенди. И в то же время удивилась, что за это он не оторвал ей голову, рога не открутил, да хвост в узел вокруг шеи не завязал. Счастливица. Наверное, попала под хорошее настроение. И это воодушевило Талли на предложение о пособничестве в побеге. Если уж за подобные дела Флёр залетную птицу не наказал, то любимую женщину и пальцем не тронет. Разве что, может, внимания своего лишит или отошлет из постели на несколько дней-недель. Пережить можно. Зато угрозу выпихнуть за море, и получить спокойствие в душе.
- Да, он обещал тебе свободу, - терпеливо, но быстро проговорила Талли. Она тоже опасалась быть подслушанной, ведь с демоном воздуха ни в чем нельзя быть уверенной наверняка, - но его решения очень переменчивы. Ты слово не так скажешь, и он уже забудет об этом, сказав, что ты не выполнила условий. Я знаю его хорошо. Он подвластен настроениям, как ветер. Поэтому подумай сама... Возвращаться очень рискованно для тебя, если ты уповаешь на его обещания. Подумай, пока мы идем, - она развернулась и продолжила спуск по лестнице, довольная своей затеей. Она была уверена, что посеяла зерно сомнений на ниву уверенности тифлинга.

+1

74

Аргументы Талли прозвучали весомо и логично, так что полукровка погрузилась в тяжелые раздумья. Флёр действительно был как ветер. И вдруг он решил обмануть, скажет, что условия не соблюдены, а значит и со своей стороны ничего не должен, а если и должен, то уже раздумал? Кроме того, второе условие вызывало некоторые смущения со стороны тифлинга. Потому что показывать что-то, играть на модели ситуации она совершенно не умела, привыкая иметь дело с реальностью. Если ей повезло один раз, дважды и даже, такое бывает, трижды пробраться незаметной мышью внутрь стен, то совсем не значит, что ей получится это сделать снова, да еще под присмотром внимательных глаз, взгляд которых наверняка будет мешать и отвлекать. Кроме того, что-нибудь из украденного действительно спрятать можно. Как насчет той небольшой, но золотой фигурки, которая наверняка сойдет как плата за тесный и не блещущий уютом уголок хоть на какой-то морской посудине? Она была... так сказать, одолжена из достаточно дальней комнаты, и оставалось надеяться, что у Талли нет подробного списка, что полукровка задолжала перед этим местом. Еще больше оставалось надеяться, что этот список не находится и у Флёра. В конце концов, запрятать одну из безделушек - голос здравого смысла, а не алчность с жадностью, которые и доставили все эти проблемы. Ей же действительно нужно выбираться с этого загадочного места, жить одичавшим зверьком рядом со столь могущественной и вспыльчивой личностью, по сути под боком - опасное дело. Тепло и еда - не ключики к счастью, пусть и звякают в общей связке, являясь желательными участниками в общем ворохе иных элементов, ведущих к тому самому счастью.
В общем зернышки сомнения не только рассеялись по полю, но и почти сходу дали зеленые ростки, которые на глазах вытягивались в полноценные... во что там сомнение вырастает в итоге? Вот в то самое и вытягивались, являя собой матерые и зрелые растения. Флёр может передумать, обмануть и вообще, а с какой стати ему должно верить? А если он все-таки подарит второй раз свободу в том же виде? Иначе говоря, вышвырнет на скалы, в этот раз не вмешиваясь и не подхватывая в последний момент? В общем, очень спорный момент, и полукровка основательно колебалась, не зная, что выбрать. С другой стороны, очень может быть, что это - проверка, после провала которой расквитаются быстро и жестоко, обвиняя в очередной подлости против гостеприимного хозяина, который столько всего сделал и не заслужил даже подобающих прощаний при расставании. Прикусив губу, тифлинг гадала, злилась и искала хоть бы какой-то знак вокруг, который мог кинуть решающий камешек на чашу весов сложного выбора. А потом вяло подумала, что о никакой проверки речи не шло, когда заключали некоторый договор с условиями, а значит - сам виноват, что приближенные делают не просто соблазнительные предложения, но и сопровождают их весомыми аргументами, уговаривая принять их правоту.
- Я с-с-соглас-с-сна, - спустя несколько долгих минут молчания и кипящего размышления буркнула хвостатая, продолжая бесшумно следовать за Талли, ожидая в любой момент, что окажется снова схваченная воздушными потоками под сопровождение злого голоса Флёра. Интересно, а что сейчас будет? Возвращать украденное придется или нет? И как объяснится эта рыженькая, которую обещали скормить акулам, в случае чего? Конечно, что полукровке плевать на ее дальнейшую судьбу - вероятно, у той есть какие-то мысли, если предлагает подобное.

+1

75

Талли умела уговаривать. В ее логической цепочке всё было так, как надо: надавить на больное место (в данном случае на страх перед переменчивостью настроения Флеуриса) и ковырять его посильнее, предлагая легкие альтернативные пути. И конечно, тот, кто не привык следовать слову или верить чьему-то обещанию, обязательно поведется. Будь у рыжей мотив посерьезнее - например, не убрать Литьяру с дороги, а подставить ее, убить или очернить ее имя, - то она бы не стала помогать ей сбежать, а сделала так, чтобы этот побег оказался демоном замечен. Словно бы невзначай Флёр оказался на пляже, когда тифлинг с помощью фаворитки усаживала свой зеленый зад на корабль. Ну и тогда, скорей всего, и тифлингу, и кораблю не поздоровилось. Но надо отметить, что пока еще Талли не была настолько зачерствелой стервозной интриганкой. Она действовала исключительно из чувства ревности и собственничества, но никоим образом этого не показывала, однако и не желала Литьяре смерти или страданий. Поэтому предлагала эту рискованную сделку с прозрачными намерениями - она ведь действительно поможет пленнице бежать, ничего не потребует взамен. И если Литьяре интересно, почему она так рискует ради зеленой полукровки, то ответ тоже будет прост - Талли терпеть не может жестокостей Флёра и старается оградить его от лишней пролитой крови, лишней жертвы, лишнего пятна на совести. А уж верить в это или нет, дело исключительно тифлинга. В целом, не так уж и далеко от истины.

И теперь девушки спускались дальше по лестнице, благо оставалось совсем недолго. Но Талли не стала спускаться напрямик к пляжу, она свернула на боковую дорогу, когда гористая стена с одной стороны превратилась в пологий склон, а потом и вовсе в обычную ровную поверхность. Внизу лежал рыбацкий поселок. И именно туда Талли вела Литьяру.
- Хорошо, что ты согласна, - с легким облегчением кивнула она. - Только... тебе придется сделать кое-что, чтобы твой побег выглядел убедительным, а я не оказалась кормом для акул. Флеурис бывает бешеным в гневе, - Талли вздохнула, но в ее голосе не слышалось никакого осуждения. - Я дам тебе немного денег, чтобы ты смогла заплатить морякам за место на корабле, - девушка порылась в кармане короткой накидки, что была наброшена поверх платья, - и еще... - она протянула монеты Литьяре и некоторое время не решалась закончить свою мысль, - ты должна будешь ударить меня так, чтобы я потеряла сознание, и было похоже, что ты напала на меня, ограбила и убежала.
Талли с опаской поглядывала на тифлинга и сама словно съежилась. Боли девушка боялась как огня, но ради дела можно было и потерпеть. Потому она с трепетом и ужасом ожидала, когда Литьяра начнет выполнять предложенную часть договора.

+1

76

Наверное, Талли должно было смутить, отчего полукровка такая покладистая, смирная и совершенно не интересуется - а с какого, собственно, перепугу такая неожиданная доброта? Тифлинг и сама мысленно досадовала на себя, что не поинтересовалась нежданным предложением помощи, но на все доводы клюнула охотно и сходу, а потому теперь ссылалась, с надеждой, что рыженькая просто сочувствует ей и желает добра. В конце концов, пока всё складывалось относительно просто: злые персонажи терзали и мучили, обещая еще ужасающее расправы, чем творят, а добрые... Добрые пока в этом сюжете не попадались, так что оставалось молиться, что настал момент и чего-то светлого. Были еще и серые безвольные мыши в облике слуг, но от них не было ни горячо, ни холодно, а потому не стоило брать в расчет, это были лишь исполнители своих функций, ничего больше. В общем, если не задала такой вопрос сразу, а согласилась - поздно как-то рыпаться, сомневаться и тому подобное, уже теперь сформировывался такой принцип у хвостатой, за раздвоенный язык которую никто не тянул. Полудемоница не поклонялась Богам, и молиться, чтобы это не оказалось ловушкой, ей было некому, и все-таки всем естеством она надеялась, что делает разумной выбор, пусть не самый честный, но зато повышающий шансы выжить. Приручить интуицию и заставить этого зверька служить на собственное благо, выдавать предсказания по команде не было возможным. Предчувствия порой посещали полукровку как и всех живых, но слишком редко, пусть иногда и спасали жизнь в решающие моменты. Сейчас же нутро молчало, ничего не подсказывая, а ведь так хотелось бы свалить ответственность за решение такого спорного вопроса хоть на что-нибудь, а не размышлять собственной головой, боясь последствий, когда нечего будет винить, кроме самой себя.
Кратко бросив согласие, тифлинг снова впала в тяжелое молчание, лишь недоуменно приподняв бровь, когда была выбрана дорога, идущая совершенно в противоположную сторону от пляжа. Талли решила увести подальше от дворца, к поселению? В этом было огромное преимущество, уж всяко лучше, чем метаться вдоль песчаного берега, ища укрытия от неминуемого гнева Флёра. Вот только внутри заныла жадность, которая напоминала, что от скрытых сокровищ уводили всё дальше, без возможности за ними вернуться. И едва ли получится украдкой проскользуть вездесущей тенью за желаемой добычей... С другой стороны, не слишком ли замахивается она на новые проблемы, едва-едва освободившись от последствий своей же алчности? Жажда наживы не промелькнула ни в задумчивом взгляде, которым была одарена Талли, ни на лице, которое сохраняло какое-то равнодушное и невозмутимое выражение, скрывая внутренние терзания и муки. Когтистая рука сграбастала протянутые монеты, а жест был сопровожден сдержанным кивком, который можно было расценивать как благодарность. Дальше - интереснее, странная просьба нанести удар. Тифлинг склонила голову набок, всё так же терроризируя молчанием и скрывая собственные мысли. Мгновение взгляд полудемоницы скользил по телу девушки, словно она выбирала как удобнее и логичнее напасть, но слишком заметна была хищная жадность в белоснежном взоре. А потом хвост, который до того смиренно покачивался за спиной у самой земле, неожиданно уже обхватывал прекрасное создание за тонкую шею, сдавливая в своих объятиях. О нет, ни о какой угрозе жизни Талли речи не шло, рогатая в тот же миг, когда глазки ее жертвы закатились, а сама она несколько обмякла от неожиданной утраты доступа к кислороду, ослабила хватку. Более того, она достаточно бережно подхватила тело девушки, не давая ему безвольно рухнуть на путях, а сама небрежно когтями скользнула по плечу, стараясь вспороть больше ткань, а не кожу. Впрочем, кровавое пятнышко все-таки проявилось на ткани, что только прибавляло реализма в их маленьком спектакле. Этого тифлинг уже не видела, удовлетворенно позвякивая несколькими в кармане, она была совершенно не тут, а размышляла, как и куда податься, чтобы поскорее покинуть обманчиво-приветливый Пальмовый архипелаг. Жадность об утраченных сокровищах засыпать и не думала, но грызла украдкой и не особо мешала построению новых планов.

+1

77

Этот своеобразный договор был очень похож на умело скрытую подставу. Литьяра ведь была такой подозрительной и нервной, так что вполне оправданно могла бы подозревать Талли в плохих намерениях, которые непременно развеялись бы, знай она девушку чуть лучше. Ну пока что не была Талли такой злой, коварной интриганкой, хотя эти семена уже начали робкий рост в ее душе. Девушку вряд ли можно было обвинять в том, что она не желает ни с кем делиться своим мужчиной и не желает даже намеков в эту сторону. Тут, возможно, и поведение самого Флеуриса играло роль, ведь он был слишком легкомысленным, чтобы задумываться о чем-то определенном.
Пока Талли ожидала ответа от тифлинга, то сама чуть ли не иголками от сомнений покрывалась. Но риск оказался оправданным. Рыжая сыграла именно на том чувстве Литьяры, на котором можно было максимально эффективно манипулировать, - страхе. Правда, Талли и не подозревала, что не меньше страха там было и жадности, а зеленая пленница еще и хотела поживиться за счет этого чудодейственного освобождения. И все равно Литьяре хватило ума не пытаться как-то это воплотить в жизнь. Талли и сама боялась. Она до одури боялась гнева Флёра, понимая, что он не погладит ее по голове за то, что упустила тифлинга. Но черт! Разве он не понимает, что если полукровка захочет сбежать, то сделает это?
И именно сейчас Талли проворачивала этот ход.
Она предлагала полудемонессе избить себя. И это тоже большой риск, ведь девушка дрожала уже сейчас, только представляя, какую боль ей, возможно, придется вынести. И всё ради более высокой цели, для которой следует поступать опрометчиво. Даже если Флеурис сейчас видит их и знает, что происходит, то должен понять, что это для него Талли рискует своей жизнью. Ну или по крайней мере, девушка надеялась на подобное понимание.
Тифлинг не стала привередничать и отказываться. Как же! Напоследок перед побегом сделать маленькую каверзу демону - это дело чести! Если не смогла убить или покалечить его самого, то хотя бы причинит боль его возлюбленной. А так - и ему. Если уж он не совсем черствая бездушная скотина, которой все едино.
И Талли крепко зажмурилась, когда почувствовала, что хвост полукровки оплетает ее тело. Она ощутила, как сжимаются тиски вокруг ее горла, и инстинктивно попыталась их ослабить, вцепившись в хвост, но для слабой девушки это тщетные попытки. Она хватала ртом воздух и смотрела на Литьяру такими молящими глазами, как будто просила передумать в последний момент. Не только боли, но и смерти девушка жутко боялась.

Когда Талли очнулась, то яркий день уже сменился фиолетовыми сумерками. Она по-прежнему лежала на обочине тропы, а тифлинга поблизости видно не было. Талли сразу же поднесла руку к горлу и отдернула - синяки остались, и каждое прикосновение отдавалось новой болью. Платье было порвано в рукаве, и саднило кожу. Но что там эта боль по сравнению с той радостью, что пока придуманный план работал, как надо. Девушка, пошатываясь, встала. Ей предстоял долгий и утомительный подъем обратно ко дворцу, но она сейчас готова была пройти его раз десять, смакуя каждую ступеньку, лишь бы подольше оттянуть момент объяснения с Флеурисом.
Но это уже совсем другая история.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Не пойман - не вор