https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Четвёртый: сломанный клинок, разящий жестоко.


Четвёртый: сломанный клинок, разящий жестоко.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время и место: 10 211 год. Город Тёмного Ветра.
Участники: Стефан Аарановски, будущий Четвёртый (маска Алазеля), Первый и Третий (НПС)
Синопсис: нанятый для убийства вампирского аристократа дроу был пойман, осуждён и подвергнут кровавому ритуалу. Дроу умер, но родился Четвёртый — очередной член клана Аарановски.

Отредактировано Стефан Аарановски (13-09-2020 12:06:18)

0

2

Город Тёмного Ветра, вечно затянутый тучами даже в самые жаркие дни, не был приветливым, добрым или чёрт знает каким ещё. Нет, город ранил, наказывал, сам не зная, за что, порывался изничтожить малейшую крупинку светлого, что могло быть в душе существа.
И именно поэтому город привлекал всяческих черносердечных чертей, как свежая сметана — кота.

   Покушение на лорда Ринниэля не было чем-то из ряда вон выходящим. Когда-то давно, ещё при дровской жизни, он имел немалый вес в одном из городов Подземья; ничего удивительного, что и после смерти на него стали покушаться, разве что, по-настоящему эффективное покушение произошло как-то поздновато. Не то, чтобы Стефану были интересны все эти прижизненные дровские интриги, но без них было сложно составить полную картину происходящего вокруг лорда.

   Как жаль, что побледневший (ха-ха) лорд отказался разговаривать с кем-то из Ищеек, спешно собрал пожитки и исчез в направлении, неизвестном даже для его клана. Что ж: если пострадавший не идёт к Стефану, то Стефан будет расследовать дело другими способами. Как минимум, в его руках был живой и почти невредимый преступник, а это уже даёт половину расследования.

   ...Судья слегка недоумевал от происходящего: пойманный дроу оказался не так прост, как кажется. Третий, превзошедший в искусстве пыток и дознания любого из Анклава, уже выбился из сил и не знал, что ещё применить к дроу. Ментальные атаки Третьего, казалось, отражаются настолько искусно, что даже не заметишь, как устанешь эти отражения пробивать. Дроу явно был искусным ментальщиком и очень крепким орешком.
   Целых две недели Третий занимался своим делом, пока его сир был занят не касающихся Ищеек делами. Дроу оставался живым и способным разумно говорить (по крайней мере, Третий предполагал это — за всё время дроу не проронил ни слова), но уже начинал напоминать полноценного узника, а не просто какого-то черноуха с холёной рожей, пришедшего посидеть на дорожку. Дроу был жив, но не сломлен, и терпение Третьего окончательно иссякло.
   Настало время вмешаться самому судье, чего он не делал уже довольно давно. После того, как были созданы Ищейки, судейство пошло как-то быстрее и веселее, и иногда трое уже имеющихся расследовали небольшие преступления самостоятельно. Но в случаях навроде этого покушения опытная рука судьи всё же требовалась.

   Судейский дом (который, на самом деле, когда-то был особняком исчезнувшего вампирского рода) был одновременно и лобным местом, и штаб-квартирой Ищеек, и пыточной, и залом суда. Пыточная, в которую и направился Стефан, располагалась в небольшом подземелье под особняком и вид имела типичный для любой пыточной: дыба, какие-то страшные инструменты на стенах, о назначении которых непосвящённый и не догадается, каменный пол и факелы с заряженными магией кристаллами вместо пламени. Разве что, в отличие от многих других пыточных эта была чиста настолько, что здесь можно было и операции над живыми проводить: Третий был маньяком до чистоты.
   Пока Третий очищал что-то колюще-режущее от крови, Стефан подошёл к подвешенному за руки полуголому тёмному эльфу и поморщился от оскорбляющего глаз вида. Худой, весь изрезанный, чёрную кожу прорезают тонкие красные раны, а грудь закрыта длинными нечёсанными волосами, повисшими с поникшей головы.
   Стараясь не наступить начищенными сапогами в лужу натёкшей с эльфа крови, Стефан подобрал какую-то тонкую деревянную палочку и приподнял ею подбородок дроу.
   — И как долго ты собираешься молчать? Неужели ты думаешь, что сможешь сопротивляться вечно? Лучше открой разум по-хорошему, пока не стало мучительно больно... снова.

+2

3

[indent] Что легче всего сделать в Альмарене? Это стать убийцей, ведь для этого тебе не требовалось особого ума или каких-то специальных умений, всего лишь от тебя необходимо один раз переступить запретную черту. Один раз почувствовать, как холодный металл разрезает мягкие ткани тела жертвы. Один раз ощутить на себе пронзающую дрожь, тот нахлынувший адреналин, который разогнал бьющийся сердце до придела. Всего один раз и твоя судьба навеки запачкана самым страшным грехом, а затем ты почувствуешь себя измененным. Это будет заметно по твоему взгляду, по твоему поведению, по твоей ауре. Убийство меняет всех. Но. Если ты вступишь на эту трапу, то знай, что твоя жизнь не будет долгой, никогда не будет украшена любовью и светлыми красками, у тебя не будет ни семьи,  ни друзей, а лишь одиночество.

Мелодия для атмосферы


[indent] Темный эльф был подвешен за руки в центре вампирской пыточной, он уже совсем не чувствовал своих конечностей, видимо в дело было в притоке крови, еле касался носками до кровавой лужи под собой, она же образовалась из ран на его теле. Пленник уже не понимал, сколько он здесь уже находится дней, ведь его дознаватель продемонстрировал все свои творческие таланты по выбиванию информации из пленников. Но. Эльф молчал. Честно говоря, он просто ждал, когда его темная душа покинет этот истерзанный сосуд и отправится к Ллос, ведь исход был всем ясен. Убийцу всё равно убьют, не смотря на то, скажет ли он вампирам всё, что их интересует или нет.
[indent] Вопрос только как уйти из жизни? Быстро или мучительно?
[indent] Хан, такое носил имя темный эльф, был весьма специфическим наемным убийцей, ибо у того имелся собственное Кредо, которому он придерживался, так сказать его те самые “десять заповедей” и одна из них гласит так.
“Никогда нельзя разглашать имя заказчика, даже если на кону твоя собственная жизнь”
[indent] Полумертвый пленник почувствовал, как что-то приподнимает его голову за подбородок и первое о чем подумал Хан, так о начале нового сеанса увлекательного путешествия в фантазии того ублюдка, который играется с ним уже какой день. Глаза с трудом приоткрылись, все перед собой “плыло” в красных тонах, но эльф разглядел чей-то силуэт.
[indent] — И как долго ты собираешься молчать? Неужели ты думаешь, что сможешь сопротивляться вечно? Лучше открой разум по-хорошему, пока не стало мучительно больно... снова.
[indent] “ А, что такое боль….?.” – мысленно проговорил про себя Хан, а ведь действительно, он здесь уже столько ею насытился, она так ему приелась, что ему уже было не до неё. Боль стала частью его самого.
[indent] Удивительно было лишь то, насколько сильна была воля Хана, насколько высоко он выстроил стены вокруг своего разума, но стоит признаться, что даже у этих стен начались трещины.
[indent] - К..то…. ты….? – с огромным трудом смог выдавить из себя пленник, лишь потому, что ощущал ауру стоящего перед собой неизвестного. Она была мощнее, чем у этого урода, который любит чистоту.
[indent] - Убей…… м…ен..я, - обрывисто произнес Хан и его голова то опускалась, то держалась. Он обрывисто терял сознание.
[NIC]Пленник[/NIC]
[AVA]https://d.radikal.ru/d40/2009/0c/6e81a2e089b5.jpg[/AVA]

0

4

  — Моё имя — Стефан Аарановски, если тебе настолько изменяет память, и я — судья в Вампирском анклаве, — презрительно произнёс вампир, брезгливо отбросив палочку в сторону — слишком уж смердило от израненного. — Ты был осуждён за покушение на жизнь знатной особы в нашем городе, и смерть — не самое страшное наказание в моём арсенале.
   Хотя что может быть хуже, чем вот так висеть, как мешок, и ждать своего конца от существ более сильных, чем ты сам, и не иметь ни малейшей надежды на вызволение или хотя бы лёгкую смерть. Иногда и само это осознание действовало на пленников сильнее, чем грядущее дознание, но дроу, конечно же, был не из таких.
   На самом деле, Стефан мог бы и не возиться с пленником. Лорд Ринниэль уехал далеко и надолго, а его клан не то, чтобы высказывал много беспокойства. Стефан мог просто казнить эльфа и выставить его труп на подходе к городу, и вампиры этим вполне удовольствовались бы, но знание о том, кто именно и зачем присылает наёмных убийц, было бы довольно полезным в будущих расследованиях.
   Вампир пальцем собрал из одной из глубоких ран несколько капель крови и, поморщившись, слизнул её. Кровь была слаба: дроу давно не ел, да и вся магия ушла на поддержание жизни и ментального щита. Кровь уже имела ароматы умирания, и сейчас было самое время, чтобы немного залечить тушу пленника.
  Стефан отошёл на пару шагов и взял со стола небольшой, примерно с пинту объёмом, стеклянный сосуд с кровью. Кровь была самой обычной человечьей, смешанная с малой долей лиррийного кристалла для лучшего проведения магии и подавления иммунитета чужой крови; не бог весть что, но для запечатывания ран и усиления процесса кроветворения сойдёт. Вампир когтем откупорил каучуковую крышку, и послушная его воле жидкость мягко воспарила в воздух кровавой лентой. Два тайных слова — и лента устремилась к ранам тёмного эльфа, с лёгким покалыванием запечатывая их и вливаясь в кровеносные сосуды. Раны хоть и не заросли, но покрылись мерцающими голубоватым лиррийно-кровавыми корками: лиррий и магия крови запустили и усилили в теле дроу регенерационные процессы, и теперь дроу хотя бы не умрёт от потери крови (чей объём тоже почти восстановился за счёт целой пинты чужой живой крови).
  Дело за малым: заставить дроу говорить. Стефан с лёгкостью мог ворваться в разум и прочитать всю дроувскую жизнь, от цвета испражнений в детстве до самых страшный тайн, но это было не интересно. Гораздо интереснее, когда пленники разговаривают самостоятельно.
  Чтобы подогнать дроу, Стефан лёгким усилием воли снёс остатки ментальной защиты, как ветер сносит соломенный замок. Теперь разум дроу остался защищённым лишь одной фразой: "никогда нельзя разглашать имя заказчика, даже если на кону твоя собственная жизнь". Это было уже интереснее, чем обычное упрямое молчание.
  Вампир подтянул к себе стул и уселся перед висящим преступником, положив ногу на ногу. Внимательно наблюдая за улучшающимся состоянием тела и слушая его пульс, следователь заговорил:
   — А теперь давай поговорим... хм, Хан. Я с лёгкостью могу заставить твою кровь кипеть, твой костный мозг — производить яд вместо крови, а твой разум могу смять, как бумажного журавлика. Я в последний раз предоставляю тебе выбор — рассказать всё по-хорошему и облегчить себе участь или умереть самой мучительной смертью, которую я только могу тебе обеспечить.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Четвёртый: сломанный клинок, разящий жестоко.