https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » КНИГА ДУШ » Стефан Аарановски


Стефан Аарановски

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя:
Стефан Аарановски — имя, под которым он стал известен в посмертии. Прижизненное имя истёрто из памяти и умерших, и ныне живущих.

2. Возраст:
873 года — даже после стольких веков кропотливо подсчитывает свои года. Рождён  в неудачный первый день последнего месяца 9733 года, перерождён аккурат через двадцать пять лет в тот же день.

3. Раса:
Вампир.

4. Профессия:
Следователь, судья и палач в одном лице.

5. Внешность:
Стефан переменчив и тревожен, как драконья кровь, даже во внешности. Никто не может ответить однозначно — низок ли он, высок, худ ли, толст — нет, первое, что отмечают в нём — холодный и дикий взгляд, будто бы вампир набросится кошкой и изорвёт на части в любой момент.
Если же попривыкнуть к его не самому приятному обществу и присмотреться, то можно обнаружить под плотными и строгими мундирами не самое мускулистое, но крепкое, почти не изменившееся за столетия тело, а в глазах навыкате, обрамлённых тенями смерти — смешанное с презрением любопытство. Стоит отметить, что для такого старого существа, работавшего почти всю не-жизнь судьёй несмертных, у Стефана на удивление пластичное туловище и живая мимика — не всегда, конечно, только когда это действительно нужно или хотя бы не вредит. Преступников, знающих, кто он такой, зачастую это пугает даже сильнее, чем пугала бы мертвенные холодность и безразличие: не может быть у древнего столько эмоций на лице.
В цветах же облик его бледен, как облик многих вампиров: бледная холодная кожа без шрамов, темные строгие (и чертовски дорогие, хоть и просто выглядящие) одежды, профессиональная маска безразличного судьи… Два ярких пятна выделяют его лицо: грива непослушных волнистых холодно-рыжих, словно морской зимний закат, волос да глаза цвета непонятного, то ли светло-серые, то ли светло-синие, то ли зеленоватые, пронзительные, словно вампир взглядом препарирует самую душу собеседника.
Звучит же следователь тоже довольно интересно. Несмотря на то, что голос его громок, скрипуч и презрительно-холоден до отвращения, сам он и его тело необычайно тихи. Грудь не издаёт шума дыхания (только если в этот момент не нужно говорить), ноги в кованых сапогах ступают тихо, мундир из отличной шерсти не шуршит и не издаёт скрипов. Даже не будучи в форме тумана или тени, вампир прямо-таки сверхъестественно бесшумен.

6. Характер:
Иногда кажется, что у Стефана нет характера вовсе, будто он болванка для голодного зверя, кровожадного, злобного и тупого. Зверя приходится сдерживать кровью виновных и невинных, иначе зверь возобладает и превратит интеллигентного сыщика в отвратительное животное.
Когда Стефаном не обладает голод (а он старается тщательно его избегать, питаясь кровью самой лучшей), но обладает страсть к работе, он — идеальный представитель судейского сословия. Прагматичен, холоден, презрителен и внимателен. Ни одна деталь не увернется от его глаз, никакая ложь не проникнет в его разум, никакой подкуп не повлиял на его работу. Ещё ни одно дело не было им проиграно и ни одно существо не было осуждено несправедливо.
Вкратце Стефана можно описать двумя словами: свободолюбивый и увлекающийся. Если Стефан взялся за дело, то он не успокоится, пока не закончит его — но всё-таки он не будет забывать об осторожности. Он ненавидит работать на кого-то, поэтому даже при Сифе он работал не на Вампирский анклав, а на закон. Нежизнь должна подчиняться законам, а не существам, иначе какая это нежизнь?
За долгие столетия вампир охладил свой пыл, но в охоте на виновных всё-таки может немного переусердствовать. Впрочем, ему не жалко себя: кровь помогает исцелить почти любую рану, а тёмные жрецы избавляют от любых проклятий.
В личном же общении Стефана нельзя назвать приятным собеседником. Он презирает большую часть смертных и бессмертных, и чтобы заслужить его расположение, нужно действительно чем-то впечатлить его (как, например, полтысячи лет назад впечатлил один пятидесятилетний старик, пожелавший больше знаний, чем может вместить человеческий ум, или его соклановцы, попавшие под его извращённое понятие о красоте). Он предпочитает молчать, а не говорить, и изучать собеседника, впитывать информацию.
Стефана можно назвать коллекционером — возможно, он приобрёл любовь к собирательству из-за излишнего поглощения драконьей крови. Он обожает собирать древние книги и образцы крови пойманных и уничтоженных им преступников.

7. Биография:
Свою жизнь Стефан помнит не очень  хорошо — точнее, предпочитает не помнить вовсе. Родился он где-то на далёком севере в землях шефанго в семье угасшего дворянина и дочери такого же угасшего халифа; детство своё он толком не помнит, да и зачем, что интересного в жизни рыбака-неудачника и южанки-алкоголицы, у которых только и есть их древние рода, никому не нужные? Кажется, такая судьба была уготована и ему, но врождённая любознательность, живой ум и желание делать что-то большее, чем ловить рыбу в промерзшем море, не позволяли ему просто сидеть на одном месте и ждать, пока он не сдохнет от старости или алкоголизма. Его невероятная жажда жизни, которую он пронёс через века, заставили его сделать себя самому.
Ещё живой парень искал любые способы обучаться. Он правдами и неправдами собрал дома неплохую библиотеку из книг самых разных областей — точные науки, теория магии, география и алхимия… Он чувствовал, что во многих знаниях его спасение. Сызмальства он тяжело работал, чтобы любой лишний медяк потратить на новые книги, иногда привезённые из таких далёких мест, о которых и не во всех книгах написано. Его любознательность, дружелюбие и трудолюбие заслужили дружбу с купцами, и это помогло в какой-то момент сбежать из-под жалкой тирании отца-неудачника, оставив его и мать догнивать свой век в промозглом ледяном городке.
В более-менее зрелом возрасте рыжий оставил Ледяную империю и на корабле шефанго-торговца отправился за лучшей долей. Этот период не особо интересен: парень жил полной жизнью, тяжко работал, много читал, конечно же, и много беседовал с шефанго-торговцем. Хоть тот шефанго и был не совсем типичным для своего народа (всё-таки торговцев среди ледяных демонов не так уж и много), он научил парнишку типично шефангским вещам вроде любви к красоте или любви к порядку. Наверное, если бы не привитая любовь к закону и порядку, рыжий избрал бы путь бродячего ученого или даже монаха без храма, но судьба распорядилась так, как распорядилась.
Своё настоящее рождение человек испытал аккурат в свой двадцать пятый день рождения, когда он, будучи уже помощником капитана и вторым лицом на корабле, кутил со своей командой в какой-то таверне в каком-то небольшом торговом городе. Его живой блестящий взгляд, кипящая молодость и сила привлекли внимание некоего вампира, чьё клановое имя до сих пор прожигает разум Стефана. В разгар кутежа вампир отвлек парня, разговорился с ним и решил, что рыжий достоин нести бремя внутреннего зверя и имя угасшего клана (будь прокляты дни рождения и перерождения, обрёкшие честного человека на участие в чём-то умирающем и угасющем!). Так, тёмной бесснежной ночью исчез двадцатипятилетний старпом шефангского торгового корабля, но появился вампир-неофит, Стефан Аарановски.
После смерти Стефан долго не мог усмирить внутреннего зверя, как бы за ним не следил его сир. Наверное, несколько лет его разум вёл борьбу с голодом, не всегда успешную: Стефан то превращался в чудовище, уничтожающее всё вокруг, то пытался усмирить себя, раздирая себя самого когтями и поглощая всю пищу, что давал ему сир. На всём пути, что вампиры проделали до жилища сира, Стефан оставлял за собой страшный, кровавый след.
Но через пять лет обильной (действительно обильной и насыщенной) кормёжки и самодисциплины Стефан успокоился и привёл себя в порядок, обнаружив не только своё новое состояние, но и новое местоположение — где-то на окраине будущего Города Тёмного ветра (в котором его сир, ушедший из Эреш Ниора, позже будет служить архивариусом при Школе Тёмной Магии). За пять лет борьбы с самим собой и кровавых жадных пиров разум Стефана повредился, и поэтому он даже и не совсем помнил, что там происходило до обращения. Его характер изменился, и от жизнерадостного любителя ходить по морям, впитывать науки и лапать за филейные части особо симпатичных особ осталась только любовь к впитыванию наук. Кажется, и до сих пор получение новых знаний содержит его разум если не в порядке, то хотя бы в относительном покое.
Какой-то период его жизни не заслуживает особенного интереса: Стефан усердно учился магии крови и развивал свою предрасположенность к ментальной магии, впитывал знания, как губка, и усердно пытался выковать из себя примерного члена вампирского общества, которое, правда, полноценно зародится ещё только через 37 лет. Собственно, все эти тридцать семь лет и были посвящены изучению себя, росту своей силы и попытке усмирить внутреннего зверя.
Когда пришёл Сиф в 9800 году и при помощи неких вампирских сил и существ создал новый город, вампиру-хранителю знаний и его ученику тоже нашлось место в новом обществе. Сир Стефана собрал лучших магов, что могли научить вампиров-неофитов секретам тёмных искусств и помог создать Школу Тёмных Искусств, скромно отойдя на место архивариуса. Стефан же по инерции продолжал учиться и познавать новые глубины кровавой магии, заодно и образовываясь теоретически в других областях, от различных школ магии до самых обыденных немагических наук. Рыжему вампиру было определённо скучно, да и в вампирском обществе что-то его смущало. Например, почти сразу в Городе Тёмного Ветра установилась власть древних родов, и хоть фамилия Аарановски тоже была довольно древней, но Стефана это не сильно радовало. В городе не было законов и порядка, и высокие рода могли творить всё, что угодно, что глубоко претило законопослушной натуре Стефана.
Стефан уже не помнит, когда именно, но в какой-то момент, когда он достаточно окреп, поумнел и приобрёл какие-никакие знания, он запросил у Сифа разрешения творить закон и порядок среди древних, чтобы эти самые древние не передрались между собой и не разрушили с таким трудом построенное общество. Сиф дал своё разрешение, неизвестно, чем руководствуясь, и так началась карьера Стефана как судьи.
До начала сотых годов десятого столетия ничего особо интересного не происходило: Стефан рос как судья и вампир, умело лавируя между законностью и честолюбием древних, успешно оттачивал магию крови, заводил связи среди вампиров и невампиров (как бы не мешало презрение к смертным расам, но всё-таки приходилось с ними сотрудничать). В те же времена он начал к безграничной библиотеке, собираемой его сиром, собирать “библиотеку душ”: при помощи ментальной и кровавой магии в небольших сосудах вампир запечатывал по одной мере крови каждого пойманного им виновного преступника. В сосудах имеется капилляр, при открытии которого выделяется крошечная капля крови, и эта капля крови позволяет вампиру погрузиться в воспоминания убитого на короткое время. Сосуды эти сделаны при помощи очень тонкой магии, и их ему поставляет один обособленных гномий клан.
Одно из событий выделяется в жизни Стефана. Стоит отметить, что он обзавёлся целью возродить почти умерший клан, и для этого он обращал в себе подобных только самых достойных, зачастую — тех смертных преступников, чьи преступления восхитили вампира. Но один из них, Тристан Доули, восхитил Стефана настолько, что он захотел подарить ему вечную жизнь, но не вечное подчинение. С будущим основателем общества Творцов Стефан познакомился, когда отдыхал от своих праведных трудов на одной полувампирской некромантической вечеринке. Обращение Тристана произошло так же, как обращение самого Стефана, с поправкой на гораздо меньшее влияние внутреннего зверя: вампир и старик разговорились, и вампиру стало жаль такого разума и жажды знаний, которые должны были уйти в могилу. Впрочем, и сам Тристан искал способ жить вечно, и Аарановски подарил ему самый безболезненный из тёмных способов — вампиризм. Для ухода за великим умом судья даже оставил свои труды на какое-то время, ухаживая за этим неофитом гораздо больше, чем за другими, кормя его самой чистой кровью и самыми лучшими знаниями. Кажется, Доули понадобилось даже меньше года, чтобы стать полноценным вампиром. Пути Стефана и Тристана разошлись через какие-то полсотни лет, когда Стефан познакомил неофита с тайным гномским кланом, что снабжал Аарановски виалами для кровавой библиотеки и всякими магическими вещами. К библиотеке Школы Искусств, к своему сиру и сиру своего сира Доули ещё долго был привязан, возможно, не меньше столетия, постоянно поддерживая с ними почтовую и ментальную связь.
До битвы пяти воинств Стефан занимался своим делом: судил, карал, скучал, изучал и всё остальное, чем занимаются взрослые аристократичные вампиры. На войну же он и большая часть его соклановцев отказался отправляться, но сир-архивариус и некоторые его ученики были другого мнения. Война уничтожила этих вампиров, что, с одной стороны, ввело Стефана в некоторую скорбь (а своего сира он всё-таки немного любил), а с другой стороны сыграло ему на руку, сделав его единоличным властителем клана и немного подняв его положение.
После войны, совсем-совсем недавно, на Тёмные земли напала новая напасть: Аркон начал смещать власть Сифа и устанавливать новые порядки, захватывая при помощи ритуалов в свои лапы власть имущих. Стефан, как один из таких власть имущих, не захотел подчиняться какому-то юнцу (пусть тот и всего на сотню или около того лет младше него) и просто исчез, устав и от чрезмерно активной работы (а после войны её хватало), и от всего вообще. В головах учеников он заблокировал связь с ним, оставив только для себя возможность связаться с ними и отследить их, забрал наиболее важные вещи и просто исчез, оставив свою библиотеку на самого умного и способного ученика. Где он сейчас, чем он занимается — неизвестно, настолько сильно магия замаскировала его.

8. Способности:
- немагические умения и способности:
Чертовски дотошный и наблюдательный. Отлично распознаёт ложь и правду.
Высокая интуиция, со стороны похожая чуть ли не на предвиденье (но нет — острый ум, богатый опыт, нечеловеческая реакция и капелька ментальной магии помогают угадывать грядущее). Это угадывание касается только какого-либо субъекта, с которым в данный момент общается вампир, и распространяется только на ограниченное время (не далее 5 минут), если речь идет о сиюминутных действиях. При этом вычитать в даже в самых глубоко запрятанных мыслях какие-либо далеко идущие планы он в состоянии.
Очень хорошо образован, свободно изъясняется, читает и пишет на нескольких современных и древних языках.
Подкован в магии крови не только практически, но и теоретически. В его голове содержатся знания, о которых уже могли позабыть многие живущие.
Привносит закон и порядок даже в самые беззаконные места.
Умеет ухаживать за книгами и библиотеками. На самом деле, с возрастом всё больше чувствует желание пойти по стопам своего сира.
Умеет (умел, по крайней мере) сражаться при помощи рапиры, но никогда не пользуется этим умением: считает прямое столкновение ниже своего достоинства.

- магия:
Магия крови — высший (архимаг).
Ментал — высший (эксперт).
Также знает многие вещи и законы в тёмных искусствах вроде тёмной магии и некромантии, но этими магиями не владеет.

- расовые способности: повышенные сила, скорость и реакция; может разгуливать при свете дня (кроме совсем ясной погоды — яркое солнце портит глаза); гипноз “глаза-в-глаза”; телепатия; регенерация обычных ран; инфракрасное зрение; усиленные чувства; нуждается во сне лишь раз в несколько дней; обращение в тень/туман/ворона.
- расовые уязвимости: прямые солнечные лучи; открытый огонь; серебро и освящённое светлыми богами оружие; светлая магия (?) и светлое жречество; необходимость питаться кровью высшей пробы (кровь простого человека, конечно, немного насытит, но кровь магических существ вроде демонов и драконов гораздо предпочтительнее).

9. Оружие и артефакты:
“Вдоводел” — замечательная рапира с серебряным клинком, зачарованная на крепкость от ржавчины и порчи (но от сильного удара она всё ещё может разломаться). Впрочем, носит её лишь как символ статуса.
Артефакт “Паучье око”: на несколько часов в день даёт драконье всевидение. Нуждается в зарядке кровью разумного, желательно — магического и разумного.

10. Магические расходники:
Литр драконьей крови в бурдюке, зачарованном на долговременное сохранение крови свежей для подпитки себя самого и литр обычной человечьей крови в точно таком же бурдюке для различных кровомагических вещей (не свою же кровь использовать, в самом деле).

11. Прочее:
~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?
Сам, но если в закромах есть что-то подходящее — не откажусь, не откажусь и от ресурсов, на которых удобно подбирать подходящие арты.
~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)
Как получится. Постараюсь хотя бы раз в неделю.
~  Опыт игры на ролевых?
Есть.
~  Контакты (icq, агент или e-mail).

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

~  Откуда узнали про форум

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

~ Кодовая фраза из Правил как доказательство того, что вы их читали (вы ее узнаете, она выбивается из контекста).

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12. Пробный пост:

Отредактировано Стефан Аарановски (06-09-2020 20:43:40)

+3

2

Стефан Аарановски
У меня одно замечание по уровню магии: у нас нет средне-высокого. Берите либо высший подуровень среднего, либо начальный высокого.

0

3

Антоэль
Исправил на начальный уровень высшего ментала. 
И про артефакт я уяснил - отыграю его получение во флешбеке позже.

0

4

[shadow=1px 1px 1px #000000]Добро пожаловать, Стефан Аарановски!
Осваивайся и приятной игры!
[/shadow]

http://funkyimg.com/i/2JafZ.jpg
ICQ 408579581

Как начать игру

Во что поиграть

Книга приключений

Местные деньги и награды

Полезные сведения

Галерея аватаров

Где пообщаться

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » КНИГА ДУШ » Стефан Аарановски