https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Рэдеррим


Рэдеррим

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://media.moddb.com/images/groups/1/7/6075/Environment_DUNE_by_I_NetGraFX.jpg
Участники: Вей-Эст и Амарилла.

Место: Пустыня к западу от Лайнидора. Граница неизведанных территорий. После Плоскогорье Золотого Ветра.

Краткий сюжет: Путешествие в Лайнидор было для Вея и Лилы путешествием к мечте. Но город встретил их совсем не так, как они того ожидали. Да и мечты двух любящих сердец оказались не совсем об одном и том же. Но тот, кто проявит достаточно терпения и упорства, обязательно сохранит своё счастье и обретёт мечту, может быть не найдя, но самостоятельно создавая её.

<<< Лайнидор: Пожар соблазна - Предыдущая глава || Следующая глава: ... >>>

+2

2

Волшебный ковёр летел весь остаток ночи и следующий день. Амарилла с Веем искали какой-нибудь источник, но, похоже, не угадали с направлением и пустыня под ними становилась всё суше и безжизненнее. Наступившая ночь принесла облегчение, но ненадолго, ведь после изнуряющей жары быстро начало холодать.
Как только вампиресса заметила, что изо рта у вивенди поднимается парок, она отдала ему свою накидку, хотя толку от неё было мало, и холод всё равно пробирал до костей. Из-за этого, а может от усталости и голода, и вампирьего, и обыкновенного, следующая ночь казалась бесконечной. Но рассвет всё равно наступил. И любовники увидели перед собой всё ту же бесконечную пустыню.
Море дюн с редкими островами скал простиралось от горизонта до горизонта и выглядело так, будто здесь нет и не может быть вообще никакой жизни. Оазисов поблизости не наблюдалось, но вот одна из скал выглядела несколько странно. В отличие от рассыпающихся природных колонн, эта выглядела так, будто совсем недавно вышла из-под резца творца.
При ближайшем рассмотрении оказалось, что так оно и есть. Но, если возвышающиеся над песками монолиты в большинстве своём числились за авторством богов, то этот плоский "островок" определённо создали их дети. Пустынная крепость была ниже и шире близлежащих скал. Хотя стены её были довольно-таки высоки, а за ними скрывался целый маленький город.
На рассвете он, судя по всему, ещё спал. Но там, где живут люди, непременно должна быть вода, так что находка в любом случае порадовала внезапных путешественников. Впрочем, радость оказалась недолгой. Чем ближе подлетал ковёр, тем больше странностей можно было рассмотреть в очертаниях крепости. Не было на её крышах и окнах свежей краски, не закрывали окна и лавки цветные навесы и даже покрывавший хозяйственные постройки сухостой успел кое-где прогнить и превратиться в труху. Судя по всему, городок был необитаем. Не исключено, что люди ушли отсюда именно из-за нехватки воды. Впрочем, проверить всё равно было не лишне.
Главная площадь крепости встретила их запустением, горами пыли в высохшем фонтане и кочующим по мостовой перекати полем. Но через мгновение выяснилось, что и запустение это было обманчиво. Стоило подняться с ковра и привязать шустрый артефакт к ближайшей изгороди, как над ухом Амариллы свистнула короткая стрела. Не будь у вамирессы её впечатляющей реакции и та угодила бы в глаз. Но этого не произошло и снаряд воткнулся в стену, лишь слегка зацепив рыжие пряди.
Пожалуй, будь Лила в лучшем расположении духа, ей стало бы любопытно, кто может стрелять в них в выглядящем совершенно безжизненным городе. Но расположение у неё было так себе, и в стрелка вместо ловчей сети полетело смертельное проклятие. Вампиресса оказалась более ловкой и расторопной, чем арбалетчик, так что на противоположной стороне площади с крыши мешком повалилось вниз замотанное в серые тряпки тело. А Лила уже настороженно озиралась в поисках следующей возможной жертвы.
Опыт подсказывал ей, что если нет ощутимых шансов на победу, то любое разумное существо предпочтёт спрятаться и переждать, а не нападать на незнакомцев, которые пока его даже не заметили. Выходить в одиночку против двоих, как минимум один из которых маг, точно дело бессмысленное. Но болтов в них с Веем на удивление больше не полетело.

+2

3

Из пустых дверных проёмов заброшенных домишек начали одно за другим выходить странные невысокие существа, больше напоминающие прямостоящих животных, на которых кто-то по ошибке напялил штаны и рубахи. Один из них произнёс что-то на гортанном, присвистывающем на глухих звуках языке, но Амарилла не поняла ни слова. Если речь двуногих зверушек и имела какое-то отношение к общему или другим известным ей языкам, то произношение слишком искажало его, чтобы проследить это родство.
- Вы всех гостей так встречаете? – в свой черёд спросила она, кивнув на ещё одного арбалетчика, который внезапно захрипел и сложился пополам, выронив своё нехитрое оружие.
Проклятие разложения убивало не быстро, но зато весьма и весьма эффектно, позволяя даже без знания языка дать понять, что лучше не пытаться угрожать пришельцам даже косвенно. Приблизившиеся было аборигены отпрянули вновь и испуганно зашептались между собой, почти полностью перейдя на свист. Маленькая рыжая женщина угрюмо смотрела на них и одно за другим вынимала из памяти слова массового проклятья. Зверушки были интересные, она таких прежде никогда не видела и, может быть, имело смысл оставить их в живых только ради того, чтобы рассмотреть поближе. Но прямо сейчас у Амариллы не было ни малейшего желания и настроения корчить из себя дипломата.
Взбив облачко серой пыли носком сапога, Вей выступил вперёд, озираясь по сторонам, прикрывая Лилу собой, пытаясь заслонить от новых возможных атак. Они высадились на открытом пространстве и вокруг было слишком много мест, откуда можно бы ожидать нападения.
Руки вивенди сами собой сжались в кулаки. С него довольно. После всего произошедшего он так жаждал забыться, унести свою вампирессу прочь от населённых мест, чтоб больше не видеть других людей и не людей, кем бы они там ни были. Прочь от всех, кто имел намерение причинить ей вред. И вот опять! Ну уж нет, они не заслуживают существовать, все они. Убийственно-яростная решимость вскипела в нём клокочущей, жгучей волной. Вивенди простёр руки, выпуская смертоносные, бритвенно острые воздушные сгустки, разрезающие аборигенов на куски, ударил в них жгучим каскадом молний, разметав толпу неведомых тварей и отправляя их дымящиеся тела и части тел в свободный полёт. Но Эст был слишком изнурён и вымотан, чтобы полностью расправиться со угрозой. И даже если бы его лук всё ещё был при нём, сейчас это бы не сильно помогло.

+1

4

- Скорее, нам нужно уходить! - тяжело выдохнул он. - Я не смогу одолеть всех. Нужно убираться отсюда. Кто знает, сколько их еще.
Пока существа метались и корчились в агонии, Вей потянул Лилу назад, к краю площади, продолжая прикрывать тыл. Если бы только они смогли добраться до ковра! Не надо было привязывать его к забору. Своевольный артефакт бился и трепетал, пытаясь выпутаться самостоятельно, но с сундуками на "спине" это было проблематично. Пока они будут освобождать его, уцелевшие аборигены всё равно настигнут их. А Эст знал, что не выстоит в рукопашной схватке, ни в таком состоянии. Но просто бросить волшебный ковёр и всё их добро он тоже не собирался. Вместо этого вивенди втолкнул Амариллу в крайний угловой дом, рядом с местом высадки. Не лучшее место для обороны, но глинобитные стены обеспечат хоть какое-то укрытие. Жаль, двери у пустынников были не в чести. Наверное, из-за нехватки дерева.
Вей обнял вампирессу за плечи и прижал к стене, вглядываясь в её прекрасные серые глаза.
- Если придумаем, чем завалить дверной проём, сможем удерживать их, какое-то время. Только надо следить, чтобы не полезли из окон. Ты в порядке, тебя не задели?
Взор вивенди горел тревогой и волнением. Лила же смотрела на него восхищённо. Впрочем, вскоре её взгляд "уплыл" куда-то в сторону, изучая потолок и ветхие стены. Убежище выглядело не слишком надёжным, хоть и было относительно целым, но аборигены пока не спешили нападать и даже подходить к дому, хотя на почтительном расстоянии от него слышалась возня, скулёж раненых и обожженных и быстрый удаляющийся топот тех, кто ещё был в состоянии бегать.
float:right- Со мной всё хорошо, - она улыбнулась, показав кончики клыков, и погладила его по щеке. – А их ещё не меньше полусотни… Но когда мы только приближались к крепости я никого не видела. Ни одного тёплого силуэта. – Амарилла не понимала, как это возможно, но осознание причины не заставило себя долго ждать. – Вот я бестолковая! Здесь ведь и так жарко.
Вся пустыня днём переливалась для Лилы густым золотисто-красным маревом и, естественно, тепло тел маленьких живых созданий в нём совершенно терялось. Да и те тряпки, что были намотаны на местных жителях, наверняка оберегали их от внешнего жара, а заодно скрывали и их собственное тепло.
- Ничего, - уверенно заявила вампиресса. – С остальными разберусь я, а после мы сможем спокойно делать всё, что захотим.
Выбравшись из чувственного болота гарема, она словно ожила. Фигурально выражаясь, конечно. Но тем не менее, все сопутствующие тому неприятности казались ей лишь мелкими погрешностями, не способными даже как следует досадить, не то что разозлить по-настоящему.
Она осторожно высвободилась из объятий вивенди и подошла ко входу, быстро-быстро нашёптывая не использованную со времён войны формулу. Вокруг узких ладоней Лилы в свете разгорающегося дня возникло едва заметное лиловое мерцание. Вокруг обеих ладоней, хотя на месте правой по-прежнему оставалась зияющая пустота.

Отредактировано Вей-Эст (26-07-2020 19:25:31)

+1

5

Почти завершив заклятие, Амарилла быстро высунулась в проём, чтобы дать возможность стрелкам разрядить оружие, а потом окончить их бренное существование. Но никто не выстрелил. Опять. Да что в голове у этих мохнатых? Неужели они ещё раз решили договориться с залётными колдунами? Ну, Лила-то точно договариваться не собиралась. Не из природной вредности или обиды, а просто потому, что не видела простого способа преодолеть языковой барьер, а сложные ей сейчас казались слишком утомительными.
Она шагнула на улицу и остановилась, так и не спустив с цепи опасное заклинание. Открывшаяся её взору площадь оказалась практически пуста. Несколько зверолюдов копошились рядом с трупами, оттаскивая раненых, но при появлении рыжей они замерли и уткнулись мордами в мостовую, похоже, ожидая скорого конца, но всё же надеясь, что смерть пройдёт стороной. И только стоявший посреди площади не пойми откуда взявшийся старик остался на ногах, тяжело опираясь на посох и глядя на вампирессу без малейшего страха.
"Шаман, - подумала Амарилла. – Ясное дело, шаман. Кому же ещё выходить против колдунов, как не другому колдуну". Но она вновь оказалась права лишь отчасти. Облезлый зверолюд не делал никаких опасных движений, только слепо поворачивал головой из стороны в сторону, будто не видел её. Вот он отвёл лапу в сторону, но снова не для того, чтобы творить чародейство. Под выставленную в никуда когтистую ладонь тут же подскочил с мостовой маленький зверёныш. Вот он не спускал с Лилы маленьких чёрных глазок, а старик и правда оказался слеп и только с поводырём смог сделать шаг в направлении незваных гостей.
Катая на языке последнюю строфу заклинания и раздумывая, убивать этих двоих или не убивать, Лила отступила обратно в дом и вопросительно оглянулась на Вея. Вивенди лишь хмуро покачал головой и весь обратился в слух, пытаясь уловить любой признак опасности. Его напряжённое лицо казалось высеченным из камня. Старик и мальчик тем временем подошли на расстояние пяти с небольшим шагов и остановились так, о чём-то переговариваясь. Разумеется, Амарилла снова ничего не поняла, но тут шаман неожиданно перешёл на общий.
- Приветствую вас, - почти без акцента, хоть и очень хрипло произнёс он. – Прости своих слуг, госпожа. Мы ждали тебя слишком долго и оттого не узнали сразу.
Брови вампирессы медленно поползли вверх в немом изумлении. Слова заклинания тут же вылетели из головы, смертоносное сияние померкло и Лила принялась припоминать, посещала ли это место в свои прошлые визиты в Лайнидор и окрестности. Но сколько она ни крутила и ни вертела эти немногочисленные воспоминания, хвостатых зверолюдов и крепость в песках припомнить так и не смогла.
- Ты ошибаешься, старик. Я не та, кого вы ждали.

+2

6

- Та, та, - то ли кашлянул, то ли усмехнулся шаман. – После очередной гибели ты часто забываешь что-нибудь из прошлого, но потом воспоминания возвращаются. И ты всегда возвращаешься сюда. – Он потянул носом и повернулся в сторону Эста. – А вот молодого господина мне раньше встречать не доводилось. Скажи нам кто ты, о, могущественный маг.
- Сначала ты скажешь нам, кем считаешь меня, - перебила вампиресса.
- Я считаю тебя той, кто ты есть, Иветт дева ночи, - торжественно произнёс тот. – Идёмте, я могу доказать свои слова.
"Ну вот, история с божеством повторяется", – Вей мрачно воззрился на пришельца, ожидая подвоха.
Их и прежде принимали за богов, только в этот раз вместо ватаги возбуждённых гоблинов им достались какие-то зверолюды. Везёт им на странных существ. Вот только почитатели великого Кацарга не пытались встретить их стрелами, как эти твари. Да и их с Лилой нечаянный визит в гоблинское святилище был несравнимо приятнее. В тот раз божеством сочли его самого - ошибочно, разумеется. Но только благодаря Амарилле зелёные бесята вообще смогли прийти к такому заключению.
- Зачем вы напали на нас!? - враждебно спросил Эст, выступив вперёд. Встав рядом с Лилой, он ободряюще коснулся её руки. - "Как ты думаешь, мы можем доверять ему?.."   
На первый взгляд в словах и мотивах слепца не было никакой логики, словно ему было глубоко наплевать на своих собственных сородичей, только что искромсанных и поджаренных прямо здесь, на пыльной площади. Его же, Вея, магией. Может быть, это какой-то расчётливый трюк, попытка отвлечь внимание? И старик просто собирается завести их в ловушку, дождаться удачного момента и напасть? Может быть стоило убраться отсюда поскорее, как подсказывало Вею его истерзанное тревогами сердце? Хотя сейчас аборигены разом утихомирились - что казалось немыслимым, после всего случившегося. Впрочем, там, где начинается божество, заканчивается любой здравый смысл и логика. Это Эст уже давно для себя уяснил. Что ж, кое-что в словах шамана уже сейчас было верно - Лилу действительно можно было с полным правом назвать "девой ночи". Как он об этом узнал?..
Уцелевшие в бойне мохначи так и застыли в нелепых позах посреди площади -  мордами в пол, как истуканы, нюхая дорожную пыль. Похоже, теперь они решили реагировать на вампирессу именно так.
- Как именно ты собираешься продемонстрировать истину своих слов? С помощью какого-то ритуала?
В голосе вивенди явственно звучало подозрение. Чуткие пальцы вивенди, обнимающие Лилу, скользнули чуть ниже по её руке. Встретили то, чего не должно было быть и отдёрнулись от пустоты, словно обжегшись.
- Если кто-то из вас попытается причинить ей вред, я отправлю вас в небытие, всех вас. Я сравняю это место с землёй, и даже камни не будут помнить о вашем существовании.

+1

7

- Наши воины защищались, - старик понуро опустил плечи. - Мы слишком долго ждали вашего возвращения. Настолько, что почти потеряли веру. И сами омрачили свою радость. – Он тяжело вздохнул и опёрся на плечо мальчишки. – Меня зовут Нун, а это Тагриш и я всё объясню тебе, молодой господин. Вернее, ты всё увидишь своими глазами и поймёшь сам. Никакой магии, просто опустевший, пыльный дом, заждавшийся своих хозяев. Идёмте, прошу вас.
При ближайшем рассмотрении старый зверолюд невольно напомнил Вею маг'ди, буквально накануне встреченную им в пещере, и это открытие заставило его чувствовать себя ещё более скверно. Вивенди ощутил, что к горлу подкатила тошнота.
И всё же, вопреки обстоятельствам, он невольно проникся словами шамана. Быть может, их здесь и правда может поджидать некое откровение? Вей всегда считал, что его женщина - настоящая богиня, заслуживающая никак не меньшего, чем всеобщий восторг и обожание. Он просто чувствовал и знал это, задолго до её ошеломительного выступления в Лайнидоре, до наречения Аллигрой, прежде чем караванщики Анвара Мусира, все как один, воспылали неприкрытым желанием, волнами распространяющимся вокруг вампирессы, словно от камня, брошенного в пруд. И что бы ни было заключено в основе её "сверхсилы" - соблазн и вожделение, искушение пикантным антуражем или нечто совсем иное - способности Лилы не могли ни вызывать восхищения. А потому признание Амариллы божеством было бы заслуженным и подобающим итогом развития сегодняшних прискорбных событий.
- "Мы пойдём за ним, если ты хочешь", - мысленно произнёс Вей, встретившись взглядом с Лилой.
Вампиресса, всё это время пытавшаяся прислушиваться к тому, о чём думают оставшиеся на площади дикари, с сомнением повела плечом.
- "Мне непонятен язык, на котором они думают, но явной ненависти к нам я не чувствую. Впрочем, это совсем не исключает того факта, что пророчество велит им скормить дракону пришедших с неба гостей, после чего всё племя ждёт небывалая удача. В этом случае никто не станет нас ненавидеть. Наоборот, они будут рады. Но дракону скормят всё равно. Хотя должна признать, мне любопытно, о чём толкует этот старый хрыч."
В существовании дракона она, само собой, не верила. Пока все эти странности указывали на то, что недружелюбные пушистики служили какому-то магу. Маг куда-то делся и без него племени живётся гораздо тяжелее. Поэтому новое явление магов и вызвало такую реакцию. А пустующий дом, судя по всему, принадлежал тому самому чародею. Или чародейке, если верить россказням Нун.
- Тагриш… знакомое имя, - медленно произнесла Амарилла, склонив голову набок и окинув площадь подозрительным взглядом. – Скажи им, пускай забирают раненых и уходят. А после этого мы посмотрим на то, что ты хочешь показать.

+1

8

Слепец перевёл и просто отдал какое-то распоряжение на своём неблагозвучном наречии. Так или иначе, но это возымело действие и его соплеменники зашевелились. Поначалу медленно и с опаской, а потом всё быстрее и быстрее. Так что через четверть часа город снова казался окончательно и бесповоротно вымершим и только трое живых созданий стояли в подступающих сумерках, по какому-то нелепому стечению обстоятельств заполучив себе в компанию древнюю нежить.
Лила воздела руку и свежая кровь с мостовой каплями поднялась в воздух. Они парили, вращались и меняли форму, а после принялись водить хоровод над головой вампирессы.
- “Это защитное заклинание”, - пояснила она Вею. – “У нас есть час, а потом нужно будет убираться отсюда.”
Упомянутый дом оказался недалеко. Собственно, речь шла ни о чём ином, как о цитадели крепости. Обычно в месте последней обороны не было жилых помещений, но в южных краях, где огромные залы не нужно было отапливать и не приходилось прогревать толстые каменные стены, из этого правила нередко делали исключения. Так получилось и здесь.
Нун привёл Вея с Лилой на нижний этаж и наощупь разжёг огонь в нескольких больших чашах.
- Что это?.. – принюхавшись, спросила вампиресса. В таких же светильниках обитающие во фьордах племена жгли китовый жир, но здешнего топлива она не узнавала.
- Земляное масло, - пояснил старец, улыбнувшись чему-то своему. – Его собирают как раз под нами, в пещерах. Поэтому Рэдеррим и построен именно в этом месте. Но всё по порядку
Почти весь первый этаж представлял собой один огромный, пустой зал. Кроме чаш-светильников мебели в нём не было, зато на стенах висело множество гобеленов, гербов и стягов, ощерившиеся головы чудовищ, диковинное оружие и какие-то уж совсем непонятные, но явно значимые вещицы.
Старик прошёл через зал и остановился у портрета в дальнем его конце. На ростовом полотне была изображена миниатюрная светловолосая женщина, небрежно опирающаяся на предплечье золотой статуй с мужскими чертами и сияющими пронзительно-синим светом глазами. Но, несмотря на это, статуя находилась будто в тени, а основное место на картине занимала всё-таки леди, в её простом коричневом платье, украшенном тончайшим белым кружевом и крупным, переливающимся всеми оттенками восходящего солнца камнем на груди.
- А это знаменитые жёлтые алмазы?.. – поразилась Лила. – Их тоже добывают здесь?
- Нет, госпожа. Этот камень единственный в своём роде.
Нун достал из тайника под картиной узорчатую шкатулку, смёл с неё пыль и приподнял крышку. Вампиресса ожидала увидеть в неё тот самый камень и не ошиблась, но он отчего-то оказался расколот на три неравных куска. Оставалось только поражаться, что за сила могла расколоть алмаз. Вампиресса провела над ним рукой и задумчиво нахмурилась.

+1

9

- Ты обещал, что мы поймём, когда всё увидим, но пока становится лишь всё больше и больше вопросов. Ты слеп, старик. Но ведь тебе наверняка меня описали. С женщиной на портрете меня можно спутать разве что в темноте и со спины. В этих краях меня зовут не Иветт, а Аллигра. И загадки без ответов уже начинают меня раздражать, так что будь добр объясниться.
Почтительно поклонившись, старик кашлянул, взял шкатулку и повёл парочку дальше. Его поводырь на всякий случай подхватил светильник, хотя на улице было ещё достаточно светло, чтобы не врезаться в углы, колонны и перила. В дальнем конце зала оказался выход в ещё одну, гораздо более скромную по размерам комнату, а из неё сдвоенная лестница вела на верхние этажи, в жилые покои.
- Ты каждый раз выглядишь по-разному, госпожа. В этом нет ничего странного. Я слышал, что, обретая новое тело, ты возвращалась сюда разной. И мужчиной в том числе. Поначалу я даже подумал на твоего спутника, - слепец безошибочно кивнул в сторону Эста, - но от него пахнет только его смертью, а от тебя смертью вообще.
Они поднялись в комнату с камином и ветхой мебелью. Нун оставил шкатулку на столе и подошёл к окну, устремив невидящий взор на простирающиеся до горизонта барханы.
- Там, за стенами цитадели, под песком похоронен великий людской город Лайнидор, - наконец продолжил он, заставив Лилу и Вея недоумённо переглянуться. – Он процветал и славился своими сокровищами, но потом в нём пришла в мир дева ночи и людей стали преследовать несчастья. В год её двадцатилетия разразилась страшная чума и жители ушли, назвав это место проклятым и основав другой город. Тогда сюда пришли мои предки. Им не были страшны людские болезни и они стали народом ночи. На протяжении веков мы процветали. Иногда ты покидала нас, но всегда возвращалась так или иначе. А если наши старейшины слышали твой зов, то мы отправлялись к тебе. Сорок лет назад ты призвала так моего отца. Он вернулся спустя несколько дней, тяжело раненный и без тебя, но зато принёс этот расколотый камень. Он утверждал, что ты больше не появишься, но сказать об том остальным мы не могли. Жизнь здесь тяжела. На краю великих песков трудно раздобыть воду и пищу. Считая, что лучше смогут распорядиться нашим убежищем, на нас постоянно нападают маг'ди. Без веры наш народ был бы обречён. Но мы верили и ты пришла.
- Ну, надо же… - присвистнула Амарилла, выразительно покосившись на вивенди. – "Сдаётся мне, Веюшка, мы в опустевшем логове лича или какого-нибудь буйного призрака. И те, и другие вполне могут выглядеть как угодно. А это его слуги, соскучившиеся по хозяйской руке". – Рыжая беззвучно усмехнулась невольному каламбуру, ведь у неё как раз одна рука и осталась. – "Психи, короче. Но, раз уж мы доказали свою опасность и силу, то психи послушные".

+1

10

- "Они также могут быть опасны и непредсказуемы", - безмолвно ответствовал Эст. - "Неуправляемые культисты, движимые слепой верой. Что будет, когда они разуверятся в своих надеждах? Не эти двое, так кто-нибудь ещё. А этот камень... он слишком напоминает мне злополучное "сердце огня"..." - Взгляд вивенди сделался почти пасмурным, несмотря на пылающую голубизну ясного, безоблачного неба, довлеющего над песками пустыни. - "И раз уж это вотчина могущественного лича или призрака, нам едва ли будут здесь рады, если хозяева решат вернуться. Что бы там не говорили эти мохначи".
Вей совершенно не собирался встречаться ни с тем, ни с другим. Ему отчаянно хотелось увести, укрыть Амариллу подальше от любой возможной опасности, а не попадать с нею вместе прямиком в рассадник навязчивых забот и сомнительных перспектив.
- Чего же вы хотите от нас... от Лилы? - напрямик спросил Эст, скрестив руки на груди. - Вы прожили здесь сорок лет - и теперь вдруг не можете обойтись без своей госпожи? Если вам так надо во что-то верить, почему бы вам не поверить в самих себя?
Казалось, крысюкам позарез нужно было удержать Амариллу у себя. Для чего? Ради поддержания собственных иллюзий? Для защиты и поклонения? Почитание хозяйки, способной перерождаться и менять обличье - какая удобная вера. Словно воздвигнутая на  фундаменте ловкого обмана. Ведь кто угодно, обладающий достаточной силой и волей, мог принять на себя её личину, сойти за Иветт, священную деву ночи. Кто знает, сколько их могло смениться за прошедшие века. Воистину, старый слепец был воплощением своей веры.
Вивенди не сомневался, что даже в нынешнем положении Лила смогла бы держать их под контролем. Быть может, даже сподвигнуть на что-то значительное. Но тогда им пришлось бы постоянно находиться в окружении этих мохноголовых, терпеть их присутствие и рисковать тем, что когда-нибудь этот странный баланс может нарушиться, что неминуемо приведёт к очередной беде. Достаточно было простого постороннего воздействия, какого-нибудь магического вмешательства, чтобы склонить чашу весов необоснованного доверия и неподкреплённых ожиданий в ту или иную сторону. Они ведь ничего не знали об этом крысьем народце, как и те не могли судить о своём вновь обретённом божестве по одному лишь виду.
- Я встречал маг'ди, совсем недавно, и у меня не возникло впечатления, что их племя отличается воинственностью, - медленно проговорил Эст. - Ответь мне, Нун, почему же вы не смогли договориться с ними, решить дело миром? И кстати... ты сказал, что ваша дева ночи распространила чуму и, фактически, уничтожила древний Лайнидор? Как-то это не вяжется с образом благодетельницы, как бы избирательны ни были её симпатии.
Очередная параллель с ифритом, сеющим несчастья, резанула напряжённый ход его мыслей. Да что же это такое!? После разговора с Фэй теперь ему всюду мерещатся негласные подтверждения её слов. Нелепой и возмутительной истории, тем не менее заключающей в себе весьма мрачные предвестья, окажись хоть часть её правдой. Эст отказывался верить, что Спящий насильно сделал его вампирессу самым настоящим джинном, а его, Вея, роковое решение с аукционом, Лилина травма и потеря рунных оков обратила её в ифрита... Нет, нельзя было даже думать об этом!
Вивенди чувствовал себя не в своей тарелке. Это место было прямо-таки пропитано скрытой угрозой. Она ощущалась в воздухе, зудела на коже, гудела в ушах еле слышным, тревожным гулом. Вотчина опасного и могучего мага - лича с многовековым стажем.. Что они здесь делают?! Нужно убираться отсюда, да побыстрее.

+1

11

Вей надеялся, что Лила и без слов чувствует снедавшие его тревоги, ведь сам он ощущал её сейчас довольно смутно, словно сквозь расплывчатую пелену, что никак не добавляло спокойствия. Прежде всего им надо было найти укрытие - уединённое и безопасное, прийти в себя, восстановить силы - вдалеке от людей или любых других тварей - живых или не очень. Но только не соваться на рожон. Защитный кровавый хоровод тёмных переливчатых капель, медленно кружащий над головой его вампирессы, словно зловещий нимб, не мог оберегать её долго. Отпущенное ему время быстро истекало, а значит, им тоже нужно было торопиться.
Старик хмуро молчал, похоже убедившись, что как бы силён ни был молодой господин, он ничего не понимает или слишком ревнив и не хочет делиться. Вампиресса только улыбалась уголком губ над забавным на её взгляд стечением обстоятельств. Ведь Нун и не догадался, что своим нежеланием остаться вивенди вероятно спас жизнь ему и его сородичам. Крайне маловероятно, что они бы протянули хоть сколь-нибудь долго под правлением Амариллы.
Сама же она сейчас ощущала лёгкую смесь удовольствия и разочарования. Город, в который она стремилась два года, разочаровал Лилу. Она надеялась найти там мудрость, а нашла похоть, чревоугодие и весь остальной перечень пороков. Не то чтобы это было плохо, но в корне не соответствовало её ожиданиям.
В итоге пришлось решать свои проблемы самой. Впрочем, как и всегда. И Вей, пожалуй, был прав в том, что от кандалов можно получать удовольствие. Когда их снимаешь, испытываешь ни с чем не сравнимое наслаждение.
До зверолюдов, маг'ди, кем бы они ни были, и прочего ей вообще не было никакого дела. Её устроило бы абсолютно любое место, где можно спокойно читать книги, практиковаться в артефакторике и некромагии, и вообще заниматься всем тем, что нравится и чего она была лишена эти два года, не вызывая при этом истерики у окружающих.
Привлечённый каким-то движением, вивенди повернулся к окну и увидел летящий ковёр, на всех парах мчащийся прямо к ним. Видимо, ему всё-таки как-то удалось освободиться самостоятельно, не растеряв при этом громоздкой поклажи в виде трёх больших сундуков. Какой своевольный артефакт оказался! Волшебный палас нацелился прямо в окно, но в самый последний момент будто врезался в невидимую стену, перегородившую оконный проём, сложившись в гармошку и сделав неловкий кульбит. Запертые кофры подбросило в воздух и ковёр ухнул куда-то вниз, на лету подхватывая кувыркающиеся сундуки.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Рэдеррим