https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » По дороге домой


По дороге домой

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/3109a63d-7a07-43b4-87f4-4552ee5c0926/d73ghnb-c315f788-e9ce-42fb-8ebc-1a2008592df8.jpg/v1/fill/w_1024,h_577,q_75,strp/fallout_by_sirnerdly_d73ghnb-fullview.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOiIsImlzcyI6InVybjphcHA6Iiwib2JqIjpbW3siaGVpZ2h0IjoiPD01NzciLCJwYXRoIjoiXC9mXC8zMTA5YTYzZC03YTA3LTQzYjQtODdmNC00NTUyZWU1YzA5MjZcL2Q3M2dobmItYzMxNWY3ODgtZTljZS00MmZiLThlYmMtMWEyMDA4NTkyZGY4LmpwZyIsIndpZHRoIjoiPD0xMDI0In1dXSwiYXVkIjpbInVybjpzZXJ2aWNlOmltYWdlLm9wZXJhdGlvbnMiXX0.pfrvxOAm3M1TMUCL_r1C9ihqTwHyljTRMkGwib3NZho

[indent] Пятьдесят лет назад (может на десяток другой раньше или позже) случился тот самый День. День, когда привычный мир изменился. Война, по паническим прогнозам, должна была уничтожить все человечество, превратить прекрасную планету в огромный пустынный шарик. Многие города были разрушены, много людей погибло, леса и звери претерпели изменения, чтоб выжить. И все же, все получилось далеко не так худо, как все боялись.
[indent] Люди живут, люди строят новые поселения, люди верят, что следующий день будет лучше. Естественно, что люди сталкиваются с проблемами. Руку помощи подают весьма охотно. Особенно если просящий впоследствии не будет скуп на благодарность.

Отредактировано Пустельга (13-08-2020 18:23:44)

0

2

Я - дите Нового Мира. Я еще помню рассказы ветеранов, обычно это были просто свидетели и очевидцы Апокалипсиса, они рассказывали чудеса о старой жизни и ужасы о тех днях, когда все закончилось, я слушала внимательно, сидела на бетонных плитах Базы, ела печеную картошку и думала о всяких глупостях. Они, люди прежней эпохи, умирали от Болезни, от "чумы старого мира" по одному, кого-то Господь прибирал к своим рукам раньше, кого-то позже. Они были нужны ему на небесах, а мы, дети Нового Мира, служили ему здесь, в Городе и на Базе, в Светящемся Лесу и на Топлянице, это огромное болото, залившее северную половину Города. У нас всегда было много работы и я с детства всегда всем и во всем помогала, потому что каждый день работы каждого из нас отдалял Тень Старого Мира. Мне никогда не нравилась моя доля, которую мне называли вокруг, чтобы я работала в Благом Поле и рожала детей, не потому что я эгоистичная была, а потому что я так слишком мало пользы бы принесла Новому Миру, я, конечно, знаю эту поговорку, что "тысяча капель пота стоит капли слез, а тысяча капель слез стоит капли крови, а тысяча капель крови стоит одного дня без Тени Старого Мира над нами", но только я с детства считать умела и поняла, что я лучше капли крови буду тратить, чем пот. Но меня все равно не слушали, только наш старейшина Комунны, добрый дедушка Клир, он отправил меня учиться и я тогда перестала бегать по базе и ничего не делать, а начала учиться, а когда мне стало десять, я еще начала на Благое Поле ходить, чтобы помочь там с урожаем. Я училась читать и писать, учила Закон Божий и все-все сто двадцать одну молитву Милосердному Господу. Я учила историю Старого Мира и не могла закончить удивляться людям его. Я училась как ткать холст и заготавливать мясо. Я учила окрестные Земли и людей и не людей, заселяющих их. Я училась даже как стрелять и механике и другие занятия из списка "Десяти дел Старого Мира", только там я плохо все учила, потому что  постигать их могут только те, чья вера крепка, словно сталь, а я такое боюсь.

Когда мне было шестнадцать, я не смогла зачать ребенка. Я очень старалась и я делала это с парнем, его зовут Андрей, он симпатичный был и старше меня, только грубый прям очень и я его не сильно любила и он меня наверное не очень сильно любил и поэтому у нас, я думаю, ничего и не получалось целый год, а известно, что Господь дарит детей тем, кто любит друг друга сильно, а потом еще год я старалась с другими разными мужчинами, но ни одному из них я не стала новой женой, хотя мне хотелось бы стать четвертой женой дедушке Клиру. Но в восемнадцать лет, когда я два года не смогла зачать, я была признана с Печатью Старого Мира и меня тогда дедушка Клир взял с собой в Крестовый Поход.

Обычно у женщин с Печатью Старого Мира судьба очень тяжелая, потому что они рожать детей не могут и им приходится за этот грех работать трижды постольку, сколько работают остальные женщины. Они никому не принадлежат и они по любому слову мужчины отправляются работать туда, где тяжелее всего, а если два мужчины хотят распорядиться женщиной с печатью, то они сами это решают и ее не спрашивают. Есть, конечно, такие женщины, что с печатью, но все равно почти не работают, но это те, которые очень-очень красивые и мужья у них сильные, они не хотят, чтобы такая женщина свою красоту рано на работу растратила. Я же такой не была и никому не была нужна женой, но мне кажется, я все равно дедушке Клиру понравилась, я с ним последним пыталась делать детей, поэтому он меня в поход взял. Но так думать грешно, ведь я все же полноценной послушницей была и умней чем многие другие и выучилась хорошо в школе, хоть я в Университет и не могла пойти.

Крестовый Поход - это когда много людей, обычно мужчины с оружием, книгами, товарами и хоругвями, садятся в ездеходы и едут в них в другие Земли. Они долго едут, потому что иногда дороги есть и туда уже ездили, а иногда и нет совсем и надо топорами работать и просеки делать или гати стелить. Там мы несем свет Истинной Веры и берем с собой новых людей и скарб их, мы проповедуем и рассказываем о Тени Старого Мира, что висит над нами всеми, мы встречаем иногда Искаженных и потерянных для людей, тех, кто отрастил себе внешние или внутренние уродства, если можно, мы боремся с ними огнем и мечом, а если они под защитой простых людей, то стараемся оберечь тех от опасности скверны Заражения Семени. Мы меняем товары или забираем часть вещей у заблудших и недостойных, скупаем женщин без печати на рынке и везде, везде несем Веру и Господа. Мы рисуем карты и бережем их пуще своих глаз, потому что в Новом Мире карты дороже людей и чистого зерна, дороже, чем любые золото и алмазы во времена Старого Мира.

У нас на Базе остались немалые запасы Масла Старого Мира, на котором ездят ездеходы. Мы растим ездовых быков им на замену, но пока это очень сложно и они медленные, года три назад мы купили других животных, которых в тех краях звали "лошадьми", но у нас они через год погибли от неизвестной хвори, "Тень Старого Мира забрала их", так сказал дедушка Клир. Мы покупаем Масло у тех, кто не ведает его важности и наши ездеходы часто встречают благоговейным трепетом, как и должно быть перед теми, кто ходит под сенью Господа. У нас есть три малых ездехода и три больших, все они снаряжены оружием и защитой, один большой и один маленький мы оставляем дома, а остальные едут в Крестовый Поход. Поход, в который взяли меня будет семнадцатым в нашей истории. Это большая редкость и большая честь, чтобы женщины ехали в Поход, поэтому я была очень довольна, что смогу послужить Господу, правда мне непонятно было, как я там послужу, ведь все места в ездеходах занимали сильные мужчины владеющие и копьем, и ружьем и Словом Божьим, а я только Словом Божьим владела и копьем чуть-чуть. Но я и места не занимала, а ехала в кузове большого ездехода на бочках с вином, что везли на продажу и следила, чтобы ничего не упало и не попортилось в дороге. Спала я там же, на дерюжке, что сама ткала, а ела как птичка, так что я, наверное, никому ничем и не мешала, наоборот, я еду готовила и стирала в дороге и еще много всего делала и к дедушке Клиру иногда ночью в малый ездеход ходила. Только он меня почти не звал, он болел Чумой Старого Мира, все уже это знали и ему оставалось год, чудо бы два. Хоть он и родился уже после Апокалипсиса в первые годы Нового Мира, Чума настигла и его, потому что он, наверное, важен очень был Господу. Другим мужчинам меня дедушка Клир не давал, "чтобы спору не было", как он сказал и я ему благодарна была за то.

Мы ехали долго и с большими приключениями, на нас нападали дикие твари Межземелья и дикие люди, что были еще хуже тварей. Впереди всегда ехал малый ездеход, чтобы если дикие люди подложат фугас или таковой останется после Апокалипсиса, не взорвался большой ездеход. Дедушка Клир ехал в замыкающем ездеходе, а я прямо перед ним в большом. Дорога была, хотя мы и бревна подкладывали и толкали бывало и веревкой тянули, иногда чинились, один раз долго, целый день, но все равно ехали. Мы проезжали немало деревень и мест. В каждой мы останавливались, где-то собирали Божью Долю еды и скарба, где не было защиты, где-то проповедовали, обычно и то и другое. Но мы почти доехали куда стремились, в большой город Новый Ярославль, где торговали людьми и вещами, когда произошло жуткое событие.

Мы въезжали в город. Дорога была трудная, большие дома, где раньше в каждом жило столько, сколько в одной нашей Комунне, рассыпались, некоторые высыпались на дорогу, а некоторые все смотрели на нас черными окнами, словно призраки Старого Мира. Я выглядывала и осеняла себя знамением, заглядывая на них. Ближе к центру улицы были чище и обломки использовали для строительства нового жилья, но на окраинах все было дико и слухи про них ходили жуткие, на самом деле я очень-очень мало знала про жизнь здесь, вдали от дома. Мы ехали, предвкушая, что вечером уже расквартируем в караван-сарае, я слышала смех из кабины моего ездехода и из ездехода передо мной, где ехали все мужчины. Один из наших, Игорь, ехал со мной в трюме ездехода, тоже присматривал за грузом, я с ним почти не говорила, потому что он страшный был и одноглазый и говорил гадости мне всякие, но тут даже он мне подмигнул и улыбнулся.
- Знаешь, малышка, даже жаль будет с тобой расставаться. Говорят, ноги ты раздвигаешь хуже бревна, зато, скажу я тебе, похлебку готовишь отличную, за всю мою память впервые в пути никто не пробле...
Я совсем не поняла, почему он собирался со мной расставаться, наверное ему надо было отлучиться в городе и я поблагодарить его хотела за теплые слова, но тут случился жуткий взрыв! Меня подбросило вверх вместе с ездеходом и всем, что внутри было, а потом тряхнуло так, что я сознание потеряла.

Когда я очнулась и встала, я почувствовала себя нормально, ничего даже не болело, только голова странная была и в уши будто земли натолкало. Я вышла из ездехода и, заплетаясь, пошла к черному провалу в одном из домов, тот звал меня, будто Тень Старого Мира, накрывшая нас всех. Ездеход мой лежал на боку, кабина была раскурочена и горела, а под ним растекалось большое пятно из священного вина и Масла Старого Мира. Кажется, кто-то стрелял, я вроде видела вспышки краем глаза. Помню, мне было странно, я думала: "Почему наш ездеход взорвался, а не первый?", мне это было отчего-то очень важно и я держалась за бок, в котором что-то торчало. Потом волна теплого воздуха ударила мне в спину, я влетела в черный провал в стене, удар обо что-то выбил мой дух и я потеряла сознание.

Я очнулась от холода на моем затылке. Тело было будто в жаре, а затылок сильно холодило, по нему текла капля воды. Я попыталась вскочить, но все тело неимоверно болело. Я вспомнила, что была ранена и взялась за бок, но тот был чем-то замотан и из него ничего не торчало. Я стала ощупывать все вокруг и наткнулась на тело. Я стала ощупывать лицо и почувствовала бороду дедушки Клира. Его пересохший рот открылся, из него раздался сиплый выдох. Он сказал мне едва слышно, отрывисто, словно из последних сил.
- Настенька? Они нас еще не нашли. Прости меня за все. Будь лучше нас. Живи. Благослови тебя Господь. - я почувствовала, как он осенил меня слабыми пальцами. Я заплакала крупными слезами и запричитала, но он спустил пальцы мне на рот, призывая к тишине. Я начала ощупывать его и поняла, что руки у него нет, а под ней все хлюпко.
- У меня сумка. Верни ее в Комунну. Это важнее нас всех. Никто не должен знать. Шкатулка должна остаться тайной.
Я нащупала сумку дрожащей рукой, вспомнила короткую остановку перед городом и незнакомца, заглянувшего в ездеход дедушки Клира, но  меня все это не очень волновало. Я видела, что дедушка Клир сейчас умирал. Он умер вскоре, я поняла это, когда его дыхание прекратилось, а глаза открылись. Кто-то иногда ходил мимо нас, проходил сквозь провал куда-то, люди суетились, но я была уверена, что это напавшие. Мы с дедушкой Клиром прятались в маленьком углублении под обвалившейся плитой со второго этажа. Я боялась, молилась и не трогалась с места до самого утра. С улицы все раздавались звуки. Я оплакивала дедушку и всех, кто погиб, я уложила тело и насколько могла привалила его камнями. Я долго сидела после, но мне нужно было что-то делать, поэтому набравшись духу и трижды помолившись, я выскользнула прочь, забрав сумку дедушки и пошла вглубь здания. Я старалась идти тихо, но мне казалось, что я жутко топочу и вот-вот меня повалит пуля из ружья, но я все же шла из одной разграбленной и заброшенной комнаты в другую, поднималась на второй, потом на третий этаж, пока, наконец, не увидела яркий лучик света впереди. Сердце мое все трепетало и я не знала, что меня ждет впереди.

+1

3

[indent] «Сгнившие тряпки, пыль, ржавое железо»
[indent] Если в этой квартире что и оставалось ценного, то его уже двадцать раз успели забрать более резвые чистильщики. Рысь ответственно относилась к поискам. От этого зависит твое личное благополучие в первую очередь. Да и возвращаться с пустыми руками вообще не улыбалось.
[indent] Каждая неудача подрывает боевой дух и все в таком роде. Хотя ее группа как раз из новичков не состояла. Разве что Резчик, но парень хоть и молодой, но вроде норм, без гнили в голове. В общем, их подстегивать необходимостью что-то принести из очередной вылазки не нужно было. Может потому им и везло чуточку чаще чем прочим? Впрочем, не в этот раз видимо.
[indent] Девушка еще раз перепроверяет комнату, прежде чем уйти в соседнюю. Из гнилой кучи тряпья выпадает что-то и с хлопком приземляется на пол. Рысь прислушивается, не спровоцировало ли это маленькое событие бродяжек. Нет, мерзкие псины видать пожрали уже все и всех, до кого дотянулись и либо передохли на таких харчах, либо свалили в куда более сытный район.
[indent] Кто-то может фыркнуть, что будь здесь бродяга, уже двадцать раз за задницу бы цапнула. Да как бы не так. Эти твари может до Дня еще и были разумными, а сейчас у них мозг точно в сплошную кашу спёкся. Бывает что в упор на тебя смотрят, качаются на тощих лапах и дальше бредут. А бывает, что на звон упавшего стекла вся стая несется. Треклятый непредсказуемый бич мертвых городов.
[indent] — Нашла что-нибудь? – в комнату заглядывает Бродяга. Не тощая псина, само собой. Отчего друг носит такое имя Рысь не знала. Никак смешным это находил. Ну вы сравните скелет, обтянутый кожей с редкой шерстью, который здесь в стаи сбивается и «шкаф» под два метра ростом.
[indent] — Книга. Почти целая. Только страницы пустые.
[indent] Девушка поднимает находку и осторожно открывает. Обложка уже вся выцвела, страницы слиплись. Но по тому, что успела углядеть Рысь, ясно – это так называемый «дневник» В них вроде не только главные и торговцы записи вели, но вообще все, кому не лень. В общем, можно на что-то хорошее выменять. Или Доку отнести.
[indent] — Ага, тем более он нас считай бесплатно латает. Надо ему подарок сделать. Прибери к себе, – девушка делится с Бродягой своими мыслями относительно судьбы дневника. Хороший мужик, понимающий. Хороший друг, даже если бы не был согласен, все равно бы промолчал.
[indent] — У тебя как?
[indent] — Пусто, – пожимает могучими плечами Бродяга. – Шакальё все мало-мальски ценно давно прибрали с окраин. То, что мы который день тут все частым гребнем проверяем, по мне так пустая трата времени.
[indent] — В центре стаи. И люди, – качает головой Рысь и невзначай постукивает пальцем по обложке книги, мол, кое-что все же нашли.
[indent] — Так и мы не малолетки. Уж на один серьезный рейд нас точно хватит.
[indent] — Не нам это решать.
[indent] — Ты же сама так же считаешь.
[indent] Думает. И если Бродяга поднимает этот вопрос, она его поддержит.
[indent] Люди их ненавидят, многие при любом удобном случае пытаются на нож насадить, особенно попадись ты им без надежного напарника, что спину прикроет. Эти так называемые «чистые» были самой большой грязью нынешнего мира. Это они – правильные и хорошенькие – превратили прошлый мир в руины. Это из-за ошибок их отцов все теперь вынуждены начинать сначала и обшаривать города в поисках хоть чего-то полезного.
[indent] Но куда проще ткнуть пальцем в урода, рожденного с тремя руками или иным отклонением. Все они – и Бродяга, и Рысь, вся их группа, все им подобные – как бельмо на глазу. Напоминают, укоряют, жгут правдой. Принять? Ха! Для этого нужна не дюжая сила воли, куда нынешним отбросам до нее? Проще обвинить их в своем собственном грехе и пустить под нож.
[indent] Да, люди их ненавидят. И люди в них нуждаются. «Чистеньких»-то хранить и беречь надо, как скот под разведение. Уродов не жалко. Пусть идут и обшаривают города и дикую местность в обмен на еду, медикаменты и припасы. Сгинут – не жалко, не сгинут – все же какая-то польза.
[indent] Люди ее ненавидят. Но ничего страшного. Рысь их тоже ненавидит. Они полезны ей и ее группе, но не стоят риска потерять кого-то из своих.
[indent] Тихий свист – сигнал собраться на условленном месте. Девушка отряхивается от пыли и плотнее затягивает ремешки на наплечной сумке.
[indent] — Опаздываете, голубки, иль нашли чего? – первым приветствует их Резчик, улыбаясь от уха до уха. Он еще привыкает к их компании, но пытается сойти за своего. Бродяга показывает неприличный знак пальцами, Рысь оставляет без внимания.
[indent] — Не густо, – Белый подводит итог, осматривая принесенное.
[indent] — В центр нам надо, – «рубит с плеча» Бродяга.
[indent] Рысь кивает, соглашаясь, Белый хмурится, Резчик поражен, но явно поддерживает эту идею, не догадываясь, что его наличие в группе как раз и может склонить решение лидера к отказу. Калека отрицательно качает головой. Девушка немногословна, но принимает участие в обсуждении. С такой добычей они не только корм своим скакунам не окупят, но и в минус уйдут.
[indent] Временную точку в обсуждении ставит раздавшийся где-то в городе взрыв. Все пятеро разом разворачиваются в ту сторону и мгновением позже скрываются в подъезде только что проверенного дома. Не многоэтажка. Что плохо – не узнаешь, что там и где.
[indent] — О, кто-то от души там зажигает…
[indent] Звуки выстрелов хорошо разносятся по пустым улицам. Рысь, как и все, примерно представляет, что там может быть. Точнее кто с кем. Идеальный вариант – две фракции что-то не поделили. Эти если сцепятся, то хуже бродяжек – пока враг дух не испустит, не отстанут. Измотают друг друга, и тут просто милое дело подсобить. Себе на пользу, само собой.
[indent] — Калека, ты за старшего. Мы с Бродягой на разведку. Не вернемся к утру, уходите без нас.
[indent] — Так может всем вместе?.. – Рысь кладет руку на плечо Резчику и качает головой. Их группа мобильная и довольно сплоченная. Но на разведку пусть идут самые опытные: они и видели больше, и информацией владеют и уйти им будет легче в случае чего без балласта за плечами.
[indent] Напоследок машет рукой Бродяге: «Береги себя» Знает, что вернется. Такие всегда возвращаются. Хоть с ожогами на все лицо, но возвращаются.
[indent] Рысь с собой берут не только за силу и размеры – эта как и Резчик почти в любую щель пройдет, а кулаки у нее даром что мелкие, но бьют зло и сильно. Рысь берут даже не за умение готовить. Ее берут потому что она полноценный член команды. Она все понимает, и точно не закатит истерики в ненужный момент. Сказано уходить – она уйдет; пока «в поле» – приказы главного не обсуждаются.
[indent] Она не обладает ледяным спокойствием, напротив – слишком эмоциональна. И потому демонстрирует меньше, чем даже дозволено. Рысь волнуется. Как ни крути, но она волнуется. Боится, что однажды Бродяге что-то помешает вернуться. Без него станет очень пусто. Нет, об этом она старается не думать.
[indent] Впрочем, ожидание не затягивается надолго в этот раз. Белый улыбается – с каким-то ликованием и странной легкостью, словно у него с плеч свалилась скала. Утром они пойдут на место перестрелки. Там будет много чего, что можно будет собрать. Почему не сейчас? Выстрелов уже не слышно, но одна из сторон – очевидно победившая – будет осторожничать. Лучше дождаться, когда они уйдут. Да и выжившие с другой стороны, наверняка разбираться не будут – враг там бродит или чистильщик. Хотя… в этом мире считай каждого незнакомца врагом – целее будешь.
[indent] — Белый, неужели там были… из этих?..
[indent] — Сложно сказать наверняка. Мы так близко не сунулись. Но знаешь, я думаю, да.
[indent] — Тц, с ними лучше не собачиться. Сам знаешь.
[indent] — Не мы на них напали, не нам и отвечать за это. Мы в своем праве прибрать все с трупов и с машин.
[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]
[indent] Увиденное не произвело на Рысь впечатления. Не так часто, конечно, увидишь машины из мира, ставшего прошлым. Не часто увидишь людей в такой одежде, как те, чьи трупы лежали на земле. Но в целом девушка отнеслась к развернувшей картине как к неизбежному, но не удивительному, злу сурового настоящего.
[indent] У Белого, кажется, были счеты к этим людям. Может даже не конкретно к вот этим вот, а к другим, но под тем же «флагом» Рысь молодая. Она еще не дожила до такой ненависти, когда ты желаешь смерти не только тому, кто тебе пытался голову прострелить, но и его приятелю. Чистильщица вообще полагала эти эмоции и личные счеты слишком муторными – старый мир по рассказам Старшого как раз потому и пал, что там все были как звери, только улыбались сладко.
[indent] Как только группа вступила на «горячую землю», то все разговоры тут же прекратились. Не то чтоб чистильщики вообще позволяли себе отвлекаться и болтать о пустяках «в поле», но перекинуться парой фраз – отметить некоторые моменты, обратить на что-то внимание – это можно. Было можно. Сейчас все молчали.
[indent] Быстро и опытно обыскивали трупы, собирая то, что не унесли другие – может наглые шакалы, а может и те враги, что всех здесь положили. Впрочем, всех ли?
[indent] Рысь замирает. Ей мерещится движение в проеме здания. До рези в глазах всматривается во тьму. Показалось? Это мог быть ветер или птица, а может и крыса. Плохо если крыса. Мелкие звери по одиночке-то могли проблем доставить, а тьмой могли смести почти кого угодно.
[indent] Показалось или нет, но лучше проверить. Рысь подает знак остальным, мол, иду туда. У девушки легкий шаг, но кажется, что она создает слишком много шума. Собственно дыхание под маской, скрип подошвы по асфальту и мелкому мусору.
[indent] «Мертв», этому может быть повезло – успел укрыться. А может наоборот – ловил последние минуты своей жизни, затягивая агонию и бессмысленные мучения. По следам тут был кто-то еще. Совсем недавно.
[indent] «Не показалось»
[indent] Девушка напрягается и тянется к кобуре. Вспоминает план подобных зданий и мысленно ругается. Тот, кто здесь был, мог и через окно выйти. Или затаится на верхних этажах. Кажется ее кличут в честь какого-то зверя, большой кошки. Рысь, как ее дикая тёзка, мягко движется по коридорам, осматривая комнату за комнатой, невольно повторяя почти шаг в шаг пусть человека. Некрупного человека, возможно, то мальчишка. Девушек, по словам Белого, эти с собой не берут.
[indent] — Руки. Держи так, чтоб их было видно.
[indent] В прошлом, когда она только начала промышлять всем вот этим вот, она бы растерялась, обнаружив – кажется, что совершенно внезапно – фигуру человека в дверном проеме – выход не то на крышу (балкон?), не то в разрушенную начисто комнату. Замешкалась бы, от неожиданности и увиденного – по фигуре и впрямь не то ребенок, не то девушка. Засомневалась бы, даря тому или той шанс услышать присутствие кого-то за спиной, почувствовать взгляд, сделать ход первым.
[indent] Не сейчас. Рысь удивлена, ей не чуждо любопытство. Но не настолько, чтоб не пристрелить незнакомца в месте, где сам воздух полнится запахом гари и сражения.

Отредактировано Пустельга (16-08-2020 09:27:00)

+1

4

Самого звука холодного и высокого голоса мне было достаточно, чтобы понять, что меня нашли и заметили, я даже не собиралась слушать совсем, что мне там скажут, потому что ясно одно, что меня будут убивать и я попаду в руки к тем, кто моих друзей убил, а сумка важная тоже им достанется. Я раньше совсем не была в Крестовых Походах, но я сделала единственно верное, как я уверена, что я могла сделать, едва я звук голоса услышала, я оборачиваться не стала, останавливаться не стала а изо всех своих сил устремилась вперед, к большой пустой раме без двери. Но вышло так, что мое израненное тело меня подвело и только я сделала два первых судорожных шага, чтобы побежать, у меня нестерпимо заболел бок, который был ранен и я упала с вскриком, уронив сумку.

Упала я на карачки и рука моя правая попала прямо в сумку. Там было разное внутри на ощупь и сумка была тяжелая, была там гладкая ткань из Старого Мира, был там холод стали. И был там гладкий металлический бок, цепко обернутый ремнем, еще и еще один. Моя рука скользнула по ним без какого либо осознания, пока я падала, уперлась в что-то болезненно впившееся мне прямо в кожу, что-то знакомое из старых уроков. Моя рука сжала Смерть. Я не думала и не до конца понимала что делаю, но я почувствовала озарение в своей панике и растерянности, будто, минуя сбивающую с мысли боль в боку, в мои уши пробился сам Голос Господа. Это называлось интуиция, я знала такое слово, оно всегда шло рядом с верой и было очень важно, это что-то даруемое сверху, недоступное смертным, глухим до Господа. Я просто взяла покрепче гладкий бок, прямо так, не вынимая из ремней и сумки, а вторую руку запустила тоже в сумку и со всех своих сил, потому что знала, что это будет непросто, я рванула кольцо. Теперь от Господа меня отделял только мой большой палец, зажавший железку.

Конечно, мы учили все названия, как каждая часть называется этой вещи. И шайбу, и пружину, и запал, и тротил, и даже предохранительное кольцо и скобу. Только я все это конечно же не помнила, потому что это было все очень сложно и не нужно совсем, и как только мы все разобрали и собрали с молитвой, когда покидали картошку вперед, я и еще три девочки, мы все это сразу забыли. Я даже не помнила сейчас, как эта штука называется, но наш инструктор хорошо умел объяснять, как он остался без руки и с изуродованным лицом. Он раньше относился к этому опасному привету из Старого Мира без молитвы и почтения и вот что с ним стало после 12-го Похода, он больше в походы не ходил, а теперь учил других не допускать такую жуткую ошибку.

Я так и замерла с вытянутой вверх левой рукой, в которой было зажато кольцо и с опущенной в сумку правой. Мои глаза вращались бешено, а я пыталась сообразить, что мне делать. Одно я знала совершенно точно, мысль эта словно выжжена была у меня в голове - "сумка не должна достаться врагу". То, что передо мной, а точнее позади меня мог быть не враг, я подумать не могла. Я сказала дрожащим и срывающимся голосом, причем я хотела говорить тише, поэтому он еще и хрипловатый был какой-то.
- Подниму руки и все мы кончимся! Всем ни с места! Я за себя не ручаюсь! - дрожал мой голос и руки мои дрожали, по боку опять теплая кровь потекла, я чувствовала это, со лба моего лил пот, мешая мне видеть, хоть я в своем положении и так ничего и не видела вокруг, боясь шевельнуться. Палец свой я так притиснула к железке, что он должен был побелеть весь и еще мне было как-то холодно. Я не знала, сколько так простою и не знала, что мне делать дальше или говорить. Мне нужно было к двери прорваться, но я не знала как это сделать и ноги словно ватные были. Пока я соображала и взывала к Богу, чтобы еще мне немножко подсказал, шли медленные-медленные секунды, каждая из них могла стать моей последней и я это ощущала очень хорошо.

+1

5

[indent] Наверное, в том была повинна удача. Некое мистическое нечто, которое перетягивает ситуацию на твою или противоположную сторону по своему хотению. Некоторые даже пытались ей поклоняться, ведь что им помогло выжить, если не удача?
[indent] Рысь, рожденная уже в рухнувшем мире и сказок не читавшая, относилась к подобным разговорам как к бредням. И то, что произошло списала не на удачу, которая метнулась голодной крысой на сторону фигуры в проеме, а на собственную нерешительность. Да, она была готова выстрелить, но не выстрелила.
[indent] Было что-то несуразное в том, как двигался этот человек. Как раненное животное, или скорее побитое. Звери после ранений могли и взбеситься, особенно будучи загнанными в угол. Впрочем, вот как раз тут догадка была недалека от правды. Человек попытался бежать, но не смог. Причем даже попытка была неуклюжей до той степени, что Рысь опустила оружие и нахмурившись сделала пару шагов вперед.
[indent] Не сумев сбежать, девушка – а это оказалась таки девушка, а не ребенок мужского пола – стала тем самым животным, готовым погубить и себя и свое обидчика. Просто потому что ничего другого не оказалось. Рысь рефлекторно отшатнулась.
[indent] «Смертница»
[indent] Что она может сделать сейчас? Прыгнуть вперед в попытке выбить гранату? Ее специализация ближний бой, но она не настолько опытна и совершенна, чтоб проворачивать подобные сцены. Рысь не сомневалась, что рука у девушки хрустнет так же как и у всех живых людей. Сомневалась она только в том, что ей хватит времени. Девчушка не шутила. В этом мире таким никто не шутит. Она готова помереть и забрать врага с собой. То есть как минимум одну Рысь.
[indent] Да и что бы блондинке дала выбитая граната? Не успеешь вышвырнуть и поляжешь здесь же, с той лишь разницей, что перед смертью можешь поставить галочку: «самонадеянная дура» Ну а если все же получится, то что тогда? Парни скорее всего уже привлечены шумом и голосами, но все равно не знают ситуации. Подбросить им «подарок»? Рысь не настолько гнилая внутри.
[indent] Можно было просто убрать оружие и буркнуть «Ухожу» Ни одна добыча не стоит риска связать с сумасшедшими. Но и этого сделать было нельзя. Рысь опасалась за своих. Девчонка схватилась за гранату, потому что с ней было больше шансов отпугнуть преследователя. А что у нее еще припасено? Не дождется ли она удобного случая чтоб всадить пулю кому-то из них в спину?
[indent] Знала бы Рысь, что у девахи ничего больше нет, то развернулась бы и ушла. Доложила бы Белому и скорее всего они покинули бы территорию недавних разборок. Может девка и выжившая, а может одна из тех, кто так же как и группа Рыси спешил сюда за поживой.
[indent] — Хорошо, – глухо ворчит девушка, убирая оружие. – Говори. Или я ухожу.
[indent] Возможно, что «разоружаться» было еще большей глупостью, чем упускать свой шанс на выстрел. Но это точно должно успокоить незнакомку. Рысь смотрит и оценивает. Пока девочка с гранатой подписывается либо в минимальном опыте подобных ситуаций, либо вообще в полном отсутствии оного. Одна из мирных возможно. Но что она здесь забыла? Или у какого-то поселения настолько все плохо, что в город отправляют женщин и детей?[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

6

Я совсем не собиралась ничего говорить и вообще не знала, что мне нужно, чтобы произошло, но меня пока не убивали и ко мне не приближались, это меня совершенно устраивало сейчас. Мне очень нужно было время, чтобы подумать, потому что я многое пыталась сообразить, я уже все передумала, пока сидела с дедушкой Клиром под плитою, только мысли эти были скомканные все и оборванные, как я сама тогда, а теперь я вновь растерялась, когда предстала перед врагом. Я поняла, что моя встреча с Господом откладывается пока, но расслабляться ни в коем случае не надо было и я повернулась неловко, все еще не выпуская руку правую из сумки, мне хотелось увидеть, кто мне угрожал.

Мне угрожала женщина с пистолетом, она сейчас его убирала, только глаз с меня не сводила, между нами было сажени две и я немножко поспокойнее стала, потому что видела, что она довольно далеко от меня. Я соображала изо всех сил, что мне дальше делать, было ясно, что мне нужно убегать отсюда быстро, я никого кроме этой женщины рядом не видела, а скоро могли остальные напавшие убийцы сюда прибежать и тогда сумка им точно достанется. Если бы я совсем простая была, я бы просто сказала ко мне не подходить и к проему в стене выбежала бы, только ведь совсем убежать у меня раненной от врагов не получится, а издалека взрывом угрожать глупо. У нас ничья рисовалась пока, но я так долго бы не выдержала. Мне всегда говорили, что смотреть надо и под ноги и вперед, чтобы дорогу соображать, это образное выражение, оно значило, что нужно строить планы и вблизь и вдаль, и мне стоило подумать, как бы мне сумку доставить обратно в Комунну, как завещал дедушка Клир. Было бы хорошо ездеход потребовать и уехать на нашем ездеходе, я им пользоваться не умела, но наверное у меня вышло бы, я видела, как им ездят, но я боялась, что если я начну требования выдвигать и много требовать, меня обманут легко, убьют и сумку заберут. Идти пешком в Межземелье одной идея совершенно гиблая, так что хорошая мысль была добраться до центра Нового Ярославля, там должны быть торговцы и цивильный люд, с ними договориться можно было бы и не так опасаться за сумку, только вот как бы туда добраться? Но когда дорогу свою понимаешь, то уже и шагать можно, как говорилось мне.

Я развернулась уже надежней, присела поудобней, поставила одну ногу на колено, уронила кольцо из левой руки и быстренько утерла пот холодный со лба, оставляя разводы грязи и крови на нем. Я смотрела на нос женщине, потому что в глаза смотреть было страшно, я боялась, что она меня глазами загипнотизирует и ко мне подкрадутся сбоку. Мы были в комнате пустой совершенно и с бетонной крошкой на полу, кроме рамы, ведущей во свет, здесь еще был проем, через который вошли я и эта женщина, а еще было два прохода слева и справа, в общем в каждой стене по двери и это опасно очень было, хорошо, что я посередине комнаты была, жаль только, что без укрытия. Голос и тело мое успокоились немного и во мне образовалась решительность, дарованная мне верой в благую мою миссию и моего Господа. Я была здесь праведницей, а напавшая - львом, алкающим крови в пустыне. Я медленно подняла правую руку, немного, потому что Смерть в ней была тяжела и из сумки показалась граната, я вспомнила название, а к ней показалась привязанная другая и там еще оставалась в сумке одна, тоже связанная креплением. Железку боковую самой верхней гранаты я прижимала к ее боку побелевшим пальцем.

Я, не отрывая глаз от женщины, запустила левую руку в сумку и нащупала то, что почувствовала в ней, когда падала - пистолет. Это был маленький пистолет, ПМ, а в Комунне еще был большой, его звали ТТ, другие пистолеты я не знала. Я из ПМ раньше стреляла и поэтому очень уверенно направила его на женщину, держа его у живота. Единственное, чего я совсем забыла, глупая, я с предохранителя его не сняла, но это надо было умудриться разглядеть незнакомке, что пистолет на предохранителе. И я не знала еще заряжен он или нет, но я верила, что Господь и дедушка Клир не зря мне этот пистолет вручили и он точно заряжен должен быть. Поэтому взгляд мой стал совсем суровый, а голос прям гробовой стал, могильный, хоть и высокий остался и срывался иногда. Я сказала:
- Положите оружие свое на пол и подбросьте ко мне ногой медленно. Я слежу.
И потом я спросила самое важное для меня, то, что меня волновало больше всего и от этого многое зависело.
- Мои братья. Они еще живые? Или вы убили всех?
Я перевела взгляд глаза в глаза, потому что мне важно было узнать, правду мне ответят или нет.

+1

7

[indent] Рысь ненавидела людей, точно так же как и они начинали ненавидеть ее, стоило им узнать, кто она и откуда. Но так было не всегда. В мире вообще мало людей, которые с рождения сторонятся себе подобных иль испытывают исключительно отрицательные чувства.
[indent] Перепуганная девушка, готовая от страха подорвать и себя и свою преследовательницу, напоминала тех, с кем одно время Рысь делила свою жизнь. Давно это было. Так давно, что все произошедшее кажется далеким сном.
[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]
[indent] Метро – настоящий подземный город или может даже страна – стало спасением для многих. Каждая станция – отдельное поселение с собственными законами и правилами. Именно там – под землей и родилась Рысь. Конечно же, что в то время ее так не звали. У нее было имя. Но имена – это для людей, а не для выродков.
[indent] Выявленное при рождении отклонение мать прятала под платком, плотно замотав голову дочери. Пусть думают, что она страшная, но человек. Рысь же думала, что это забавная игра – великая тайна между ней и матерью – и как храбрый воин охраняла ее. Но конечно же, этого было мало. Детям хочется подвигов, хочется помогать родителям, и им хочется играть.
[indent] Кто в том был виноват – не ясно. Может старшие и патрульные упустили из внимания сорванцов. Может сами дети оказались слишком шустрыми. Они вышли на поверхность. Туда, куда можно было подниматься только взрослым. Маленьким приключенцам казалось, что достаточно прятаться за чем-нибудь большим и вооружиться палкой, чтоб их миновала любая беда.
[indent] Поверхность встретила их небывалыми красками и холодным сладким ветром. Ни души в округе: только стайка детей и целый неизведанный мир. Шаг за шагом они все дальше уходили от дома. Смотрели на машины, на выцветшие указатели и огромные, похожие на муравейники, дома. В следующий раз можно будет взять с собой сумки и пойти туда. Найти что-нибудь полезное, что до них конечно же никто не нашел.
[indent] — Идемте со мной, быстрее! Я там такое нашла! – Машка, будучи самой младшей и непоседливой, дергает Рысь за руку и ведет за собой. Рядом с домами, через дорогу росли деревья. Много деревьев. Про такие дети слышали только из рассказов до того дня. Какие-то стояли голыми и уродливыми – как обугленные скелеты. Но там дальше их становилось все больше, и на них уже была листва, а под ногой шуршала травка.
[indent] Настоящее чудо! Но и это был не конец. Машка привела их к одному из деревьев и ткнула пальцем вверх, не зная, как описать увиденное. На ветках были они – плоды. Круглые и мелкие, но не ягоды.
[indent] — Яблоки, – авторитетно заявил Женька. Почему именно они и откуда ему знать – никто тогда не спросил. Не важно то было. Сам факт! Это же яблоки – чудо из чудес. На вкус они оказались кислыми, да вдобавок очень твердыми. Но это не остановило, конечно же нет… Вытряхнув из «походного мешка» свои нехитрые пожитки, отважные добытчики начали собирать урожай внешнего мира.
[indent] Рысь и Женька забрались наверх, оттуда срывали яблоки и сбрасывали вниз. Некоторые засовывали себе в рот. На пятый раз плоды уже казались вкусными и мягкими. То-то родители обрадуются! Непременно похвалят!
[indent] Рыська улыбается, улыбается Женька, невзначай перетягивая на себя лавры организатора вылазки… Улыбается Машка. Они насобирали целый мешок – такой только всем вместе тащить или по очереди. Дети счастливы, и кажется, что ничто уже не испортит им настроения…

[indent] Девушка слишком отчетливо помнит лицо подруги. И отчего-то оно накладывается на повернувшуюся к ней беглянку. Нет, это не Машка, она не может ей быть в принципе. Но все равно кажется знакомой. Той знакомой, которую не хочется видеть мертвой. Но девушка начинает говорить и мираж – наваждение воспоминаний – рассеивается.
[indent] — Нет, – хрипло отзывается Рысь на требование. К ней возвращается обычное спокойствие, вытесняет секундную симпатию и замешательство. Нет уже Машки, нет мешка яблок, нет детства. Есть загнанная девчушка и Рысь, которой нельзя выполнять несуразных требований.
[indent] «Может мне еще самой себе пулю в лоб пустить, м?»
[indent] — Я здесь четверть. За это время не было замечено ни одного живого, кроме тебя.
[indent] Незнакомка выдала больше информации, чем сама хотела. И подавно больше того, что сказала в ответ Рысь. Теперь стало ясно, что она не из ближайшего поселения. Была в числе тех, кто сюда приехал издалека. Неизвестно как схоронилась от резни. И знать ничего не знает о судьбе товарищей. Принимает Рысь за врага, за убийцу своей семьи. Значит, вполне может напасть. Она не верит Рыси, просто потому что изначально не настроена принимать все на веру. Здраво, по уму, но раздражает чистильщицу.
[indent] Которая утаила часть правды, при том совершенно не соврав. За четверть часа Рысь видела живыми только своих товарищей и вот эту вот. Все остальные трупы. Правда трупами они стали не по желанию девушки или кого-то из ее друзей. Но это Рысь считает лишним. Ей все равно не верят, не поверят и правде. Сочтут оправданием. Ей это нужно? Нет.
[indent] Прислушивается. С улицы ни звука. Парни свое дело знают, не привлекают внимания. И сама девушка о них не обмолвилась. Она ведь отвечает только за себя и свои слова, верно? Только так и нужно. Белый или Бродяга наверняка уже заподозрили неладное. Рыси слишком долго нет. Вот от этих пощады можно не ждать. Как и долгих бесед, если они сочтут, что задерживаться им не выгодно. Но пока время есть… Рысь надеется, что крови не будет. Патроны – это не то, что можно тратить попусту.
[indent] Жаль, что словом она проблемы решать не умеет. Но как говорит Док, никогда не поздно начать учиться.

+1

8

Я смотрела на незнакомку в напряженности и небольшой растерянности, я не знала, как мне именно поступать дальше и ощущала это полностью. Господь награждает решительных и активных, тех, кто стоит на своем и готов идти до конца. Всего этого мне очень не хватало, я терялась часто и боялась, но я очень, очень хотела жить по Божьему Завету. Поэтому я холодно выслушала незнакомую женщину и на ее словах "Нет" я облилась холодным потом внутри, словно меня из тазика окатили, ведь я уже знала как мне надо поступить теперь, неважно, была эта женщина заодно с убийцами моих братьев или нет. И видит Бог, я так и хотела поступить.

- Будь по-твоему. - сказала я и уже в мыслях нажала на курок, только на самом деле все же не нажала. Что-то меня словно останавливало, какая-то непреодолимая сила мешала мне выстрелить в человека насмерть, рука моя цепенела, мне было трудно. Это было совсем не так, как я себе представляла, я думала будет битва и будут стрелять в меня, и я стрелять в ответ и побеждать в неравной схватке. А тут я просто должна была выстрелить в неизвестного человека, который может быть ничего мне и не сделал, хотя она, конечно, оружием мне угрожала. Рука с пистолетом у меня дрожала и я чувствовала, что вот-вот все же свершу убийство, это все заняло мгновения, но у меня в голове словно минуты и часы тикали все это время, так мне трудно было. Но мне не было суждено сделать этого сейчас, потому что произошло другое ужасное событие.

Я услышала слева от себя, где-то за проходом, отчетливый стук камушков, сыпящихся по полу, кто-то стревожил их. Нервы мои были все расшатанные и на пределе, поэтому я коротко вздохнула от неожиданности и, что важнее, ослабила свою уставшую правую руку, все еще стискивающую гранату. Та выскользнула из моей скользкой руки и железка с веселым звуком "тиньк" отскочила в сторону. Я уставилась с замиранием сердца на связку гранат, упавшую обратно мне в сумку. Время окончательно остановилось для меня и образы моей непутевой жизни стали возникать перед глазами.

Господь помог мне здесь и я дальше действовала несознательно. Все о чем я думала теперь, что сумку и то, что в ней, уничтожит гранатами, упавшими туда, а это ведь было важней моей жизни и даже жизни дедушки Клира, он сам так сказал. Поэтому я решительно схватила связку и выбросила ее в проем, откуда лился свет. Господь в такой жуткой ситуации подарил мне сил и гранаты вылетели в проем, словно камень из пращи, пусть не так далеко и красиво. Можно спросить меня, почему я кинула на улицу гранаты, а не туда, откуда слышался звук и можно подумать, что я специально так сделала, ведь я так точно их выкину далеко и осколки меня не побьют, но на деле я просто не подумавши кинула и все. Я сразу осознала, что на этом беды не заканчиваются, ведь взрыв гранат привлечет внимание всех убийц и я в большой беде, а упавшие рядом камушки означали, что кто-то из них есть совсем неподалеку. Бежать к незнакомке обратно, к месту бойни было нельзя, в проеме на улицу вот-вот взорвутся гранаты, слева был шорох камушков, значит выход был только один, направо. Я крикнула, не задумавшись, "Бежим!", подхватила сумку, которая стала полегче, но все еще была тяжелая, и рванула со всех ног вперед. Пистолет все еще был в моей руке, а незнакомка могла убить меня в спину, но я обо всем этом не думала, а побежала, сломя голову.

Я не знала лишь, что граната, которую я выкинула, была не обычная, а зажигательная, она не взрывалась громко, а издавала сильное пшиканье, а потом ярко горела с жуткими температурами, но области не накрывала и применялась, чтобы прожечь броню у ездеходов. Очень специальная граната и все три там были такие, так что я бежала и не понимала, почему не слышно взрыва и пол не трясется под ногами. Был длинный коридор передо мной, шагов на пятьдесят и впереди тоже был свет, там окно, но в любое мгновение из любого проема по бокам могли выскочить убийцы, поэтому мне как можно скорей надо было выбраться отсюда. Что делать дальше я не знала.

+1

9

[indent] «Это было ошибкой»
[indent] С самого начала. С какой стати в ней проснулась сентиментальность? Этот мир не прощает ошибок. Расслабился и не выстрелил? Не скули, что сам оказался в шаге от могилы. Хотя какая, к черту, могила? Если камнями завалят и на том уже спасибо. Хотя более вероятно, что ее тело откопают бродяги и славно попируют.
[indent] Внешне Рысь оставалась спокойной как тот же булыжник у дороги. Но мысленно чертыхалась и прогоняла в голове раз за разом ситуацию. Девчонка была без опыта, но вооружена. Дернись Рысь сейчас, в попытке уйти, и девка тоже дернется. Можно сколько угодно твердить, что неопытному бойцу будет сложно прицелиться и еще сложнее убить. Но эти слова яйца выеденного не стоят, когда истекаешь кровью из-за случайной пули, пущенной дрожащей рукой.
[indent] Рысь – опытная чистильщица. Она умеет выживать. Она умеет убивать. Но она не мутант из старых комиксов. Она попросту не может двигаться так быстро, чтоб ошеломить противника. Не может унести свой зад от проблемы, которую сама себе навязала. Проклятье! Да она даже своих предупредить не сможет, не рискуя головой.
[indent] Девушку пробирает холодом, когда граната падает. И бросает в дикий жар, когда в перепуганной доходяге внезапно берутся силы, чтоб метнуть всю чертову связку.
[indent] «Там же…»
[indent] Там ее напарники. Все мысли, что они уже что-то поняли и пошли ее искать, бросились в рассыпную. Даже шорох и осыпающиеся камешки были позабыты. Рысь неосознанно дергается вперед, словно надеясь перехватить смертоносный привет.
[indent] Все, абсолютно все шло не так, как должно было идти. Какого лешего здесь вообще кто-то выжил? Почему она не могла проваляться без сознания еще пару часов. Рысь бы с парнями собрали ненужное трупам барахло и ушли бы. Все счастливы, все довольны, и все живы.
[indent] — Бродяга!
[indent] Почему именно он? Почему она орала именно его имя? Эти двое как-то очень быстро сошлись, будто всегда вместе работали. Что породило еще более болезненную привязанность. Рысь было бы одинаково жаль, умри Белый или ворчун-Калека. Было бы жаль и молодого Резчика, который только-только нашел тех, кто его принял. Но Бродяга… вместе с ним можно было ставить крест и на Рыси.
[indent] С каким-то звериным рычанием, чистильщица бросается следом за девушкой. Не столько спасая свою жизнь, сколько просто пытаясь нагнать врага, посмевшего отнять жизнь у друга. Это был первый подобный срыв у Рыси. С чего она решила, что кто-т умрет? Ну а с чего решила, что кто-то выживет? А она и не думала, бежала вперед как те же дикари, что ничем не лучше бродячих псов.
[indent] «Жертва» была уже на расстоянии вытянутой руки. А не было еще ни взрыва, ни грохота, ни криков. Мир сузился до светлого «окна» и спины впереди бегущей. Потому когда на пути света выросла фигура, Рысь ее не признала. Да грубо говоря даже не поняла откуда взялся напарник. Вот ему бы очень пошел позывной Мутант или Призрак. Появляется кажется прям из воздуха…
[indent] — Девки, вы охренели?
[indent] Не сильно заморачиваясь кто, что и зачем, Бродяга закидывает первую врезавшуюся в него девчушку на плечо, а вторую хватает за руку. За спиной пыхтя бежит Белый, умудряясь поливать отборным матом всю компанию.
[indent] — Сваливаем, мать вашу. Сваливаем!
[indent] С улицы едва слышно доносится унылый вой. Что-то всполошило псин. Лучше убраться с их территории. Убраться так далеко, чтоб эти безумные твари тебя не достали.
[indent] — План…
[indent] — Рысь, бл!.. В себя приди, нет никакого плана! Беги пока тебе зад не отгрызли!
[indent] Калеки на улице не видно, скорее всего занял позицию, чтоб прикрыть отступающих товарищей. Либо ушел раньше, ему с его-то раной вообще худо приходится в такие моменты. Резчик бодренько бежит, таща две сумки – свою и скорее всего Белого.
[indent] — Может где-то здесь спрячемся? А это кто?..
[indent] — Х… мы здесь спрячемся. Все наши шансы в том доме, что вчера зачистили. Шевелись, если жить не надоело.
[indent] Резчик больше не задает вопросов. Рысь тоже молчит. Мерещится, что слюнявые оскаленные морды уже дышат им в спины. В панике как-то даже забывается, что ноша Бродяги вооружена.
[indent] Вообще это странно. Стаи непредсказуемы, но как-то очень уж «своевременно» они начали охоту. Обычно они предпочитают загонять одиночек в сумерках или ночью, чуя свое преимущество. Средь бела дня «кусать за пятки» вооруженную группу? Странно… Странно, но о том Рысь будет думать, когда можно будет выдохнуть и расслабиться.[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

10

Меня резко подхватили и понесли, какой-то очень большой и сильный мужчина, он меня просто как игрушку куклу сцапал и побежал. Я закричала и стала бить его по плечу рукой с пистолетом, я почему-то не догадалась ему в голову выстрелить. Сразу появились какие-то еще люди, все торопились, я никого не могла разглядеть. Слишком много всего случилось с вечера и это все навалилось, мне было трудно понимать, что со мной вообще происходит. Я даже хотела, чтобы меня этот мужчина так и унес от всех этих проблем и бед. Но я понимала все же внутри, что меня ждет, нам про это рассказывали. Меня возьмут в плен и сделают рабыней. Я буду жить среди дикарей и меня может быть продадут какому-нибудь богатею, я буду ему прислуживать всячески, это было ужасно. Но мне настолько плохо было, что я бы может и сдалась бы уже, обмякла, бросившись в течение Рока, вопреки воле, что завещал нам Господь, но мне не давали этого сделать последние слова дедушки Клира и сумка, что я еще сжимала в своей руке. Это было важнее меня и я должна была превозмочь все.

Я услышала жуткий вой. Он был не такой, как у волков в наших краях, другой немного и я знала, что тут тоже хищники водятся, я подумала, что они пришли сюда, чтобы поживиться моими умершими братьями, что не были преданы земле. Я от этого сразу вспомнила вчерашние события, их ужас и горе, сильные чувства скрутили меня внутри так, что я даже зажмурила глаза, но я не стала рыдать или кричать, потому что сейчас было совсем не время, я бы тогда окончательно ослабела. Слезы заполонили мои глаза, но я их прогоняла, злилась на себя и в своей злобе старалась понять, что мне делать. Мне бы передохнуть чуть-чуть! Просто чуть-чуть покоя, а так мысли не давались совсем.

Рядом где-то застучал пулемет, я не знала, это был наш или убийц. Но его стук напомнил мне об оружии в моей руке и я наконец-то увидела, что не сняла пистолет с предохранителя, еще одна моя ошибка. Я это сделала, и теперь я могла убить схватившего меня мужчину, а потом всех остальных по очереди, начиная с первой встреченной женщины, потому что она самая близкая ко мне будет. Патронов у меня мало, поэтому стрелять надо будет метко и экономно, а это сложно, потому что слезы в глаза так и просятся и вообще меня мутило. Но я должна была так сделать. Но ведь как мне быть дальше я не знала! Я уже поняла, что эти люди не были убийцами моих братьев, это какие-то другие. Даже если я убью их всех, мне придется все равно потом с хищниками драться или с убийцами, а это еще хуже хищников и потом я все равно одна останусь. А так меня из опасного места вынесут и защитят, если я ничего делать не буду. Правда если я оплошаю и эти люди принесут меня к своим, чтобы сделать рабыней, я уже ничего сделать не смогу, мне не хватит патронов всех убить.

Я даже не хотела предполагать, что мне просто-напросто невозможно убивать людей, я на это неспособна, и я действую самым простым путем вопреки воле Господа нашего. В общем в голове моей крутились мысли, а тело мое обмякло совершенно и слезы все капали и капали из глаз, во рту было солоно и как-то пронзительно горько. Я когда сидела с дедушкой Клиром ночью, я вся боялась и возбужденная от этого была, я не думала о скорби и потере, а теперь, когда меня схватили, я поняла, что мучительно устала и у меня будто вынули какой-то стержень внутри. Мне было очень плохо, я отчаивалась и только не отпускала сумку, крепко сжимая ее ручки.

+1

11

[indent] В голове настойчиво билось с сотню мыслей. И желание разобраться с тем, во что они влипли. И негодование на девушку, которая первое время пыталась вырваться и колотила друга по спине. Правда Бродяга словно и не чувствовал сопротивления, несся вперед, умудряясь тащить на себе двоих. Рысь хоть и бежала сама, но руку ее мужчина так и не выпустил.
[indent] — Справа!
[indent] Из подворотни легкой трусцой выбегает псинка. Видимо одиночка, так как первым порывом у нее было нырнуть обратно в свою берлогу, увидев бегущих людей. Медленно но странный механизм в голове зверя начинает работать. Псина слышит вой, слышит призыв к охоте. Трясущейся головой провожает замыкающего и тут же резко бросается следом.
[indent] Она пока одна, она слабее, у нее нет шансов против людей. Но это уже не важно. Ее перемкнуло, теперь главным было настигнуть добычу.
[indent] Белый останавливается и избавляется от преследователя. Тут же откуда-то слева раздается неприятный и знакомый стрекот. Может Калека подобрал что-то весомое с павших, а может их решили подстрелить как зайцев.
[indent] — Разделяемся. Резчик, за мной.
[indent] Рысь же продолжает бежать. Страшно. Жить в этом мире вообще страшно. Ползать по брошенным домам в уничтоженных городах страшно. Встретиться с враждебной тварью страшно. Но почему-то сейчас страшнее всего представить себя с простреленной головой. Или видеть как спотыкается бегущий Бродяга, роняя себя и ношу, утягивая за собой Рысь. Страшно.
[indent] Потому лучше ни о чем не думать.

[indent] — Что это было?
[indent] В меру быстро, но главное благополучно, но они добираются до того самого строения. В доме ничего не изменилось. Все те же побитые окна, сгнившая ткань, грязь и кучи мусора. Но домишко кажется уже едва ли не родным и безопасным.
[indent] — Стая. Им редко так башню сносит. Скорее всего кто-то их поднял и натравил.
[indent] Бродяга почти как свою сумку сбрасывает с плеча девушку. В последний миг правда, видимо вспомнив, что это живой человек, удерживает, чтоб та совсем уж мешком не свалилась. С негромким ворчанием разминает мышцы.
[indent] Калеки не видать. Резчика с Белым тоже. Ждать. Теперь им нужно было дождаться остальных. Или, в крайнем случае, выждать, когда псины успокоятся. Им, конечно, повезло… Повезло заметить напасть и отступить. Повезло знать повадки этого зверья. Повезло хоть чуточку знать этот город.
[indent] — Зачем? Кому это выгодно?
[indent] — Без понятия. Недоброжелателей хватает. Но здесь просто нутром чую, облаву не на нас устроили.
[indent] Оба чистильщика, все еще взвинченные из-за бега, и напряженные из-за беспокойства о своих, поворачиваются к девушке. Бродяга смотрит с минуту и отворачивается.
[indent] — Вопросы пусть Белый задает, – отвечает он на невысказанный вопрос Рыси. – Меня больше беспокоит, что мы мою сумку там оставили.
[indent] — Было что-то важное?
[indent] — Ага. Жратва моя.
[indent] Рысь усмехается. Наверняка там было что-то и поважнее. Или во всяком случае не бесполезное. Но и ей и ему понятно, что возвращаться никто не будет. Даже если стая уйдет. Вернее, не так, как только псины станут спокойнее и вернутся к своей территории, чистильщики покидают город. Сразу, и на максимальной скорости. Они здесь явно не единственные «герои»
[indent] Девушка возится с маской и снимает ее, делая вдох свежего воздуха. Лицо раскраснелось, волосы выбились из «хвоста». Маленький ненужный «ритуал», чтоб успокоить себя. В сторону беглянки Рысь старается не смотреть. Хочет – пусть бежит.[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

12

Я совсем не понимала, что происходит, я вся была поглощенная своей бедой и чувствами, я не видела ни напавшей собаки, ни пути побега моих похитителей. Когда меня сбросили вниз с плеча, я сначала была вся как куль с песком, только мокрый куль, потому что слезы все так и капали из моих раскрасневшихся глаз. Я очень хотела поддержки и заботы, чтобы эти люди меня не похищали, а помогли мне домой вернуться, это все, чего я хотела и дело даже не в сумке было, я просто хотела домой.

Бывает такое ощущение, что ты вся расстроенная сидишь, и тебе себя очень-очень жалко, и ты ничего с этим сделать не можешь, и вдруг рождается прямо внутри тебя такое сильное осознание, оно сродни Божественному, так вот, осознание, что это все ни к чему, и тебе никто не поможет, совсем никто. Что ты оставлена всеми на произвол и что ты лей слезы, что не лей, тебя никто не пожалеет и никто твоими слезами не проникнется, всем на тебя плевать, только ты сама себе поможешь. У меня такое было уже и я тогда ревела жутко, я подробности той истории говорить не буду, скажу лишь, что дело было на Благом Поле в урожай и мне было двенадцать. Все шли мимо меня и моей упавшей поклажи и я ревела и ревела, и оттого что меня никто не замечал, от этого еще горше становилось. Я назло всем тогда долго так сидела, я надеялась, что за мной вернутся, но я даже родителям своим была не нужна, даже на поклажу мою все плюнули, я надеялась, что хотя бы мой труд был нужен в Коммуне, но нет. Так вот я тогда встала сама, было уже поздно, собрала все, что уронила, дошла на Базу и больше никогда ни с кем не говорила про тот случай, даже с дедушкой Клиром. Потому что есть вещи, которые остаются только тебе, только твои, это как смерть, ведь все умирают одни, мне иногда кажется, даже Господь в мгновение смерти от тебя отворачивается, хоть и грешно так думать.

Так вот это я к тому говорю, что мне тот случай большой урок в жизни преподал и я им воспользовалась сейчас. Мне никто не поможет и плакать бесполезно, мне надо действовать, эта мысль мне как ушат воды на голову перевернула и охолонула меня. Я не поднимая головы встала, все еще сжимая пистолет в руке и сумку в другой руке, потом я все же голову вскинула и оглядела моих похитителей. Я знала, что их больше было, но плохо помнила, что с другими случилось и сколько их было всего, трудно смотреть по сторонам, когда в глазах слезы стоят, а ты сама на плече бултыхаешься. Остались лишь незнакомка, которая сняла наконец маску и здоровенный мужчина, который меня нес. Я на них смотрела всего пару мгновений и пальцы мои сжимали пистолет, перебирая по рукоятке. Потом я молча убрала ПМ в сумку аккуратно, заодно туда заглянув. В сумке были две серые сосиски, пара каких-то электронных штук, небольшая шкатулка, при взгляде на которую у меня комок опять к горлу подошел на чуть-чуть и еще пластиковый кейс маленький с чем-то разноцветным внутри. Когда я была с дедушкой Клиром под плитой и пережидала ночь, мысли мои были далеки от того, чтобы в сумку заглянуть, да и не видно ничего было в ночи, сейчас же я заглянула, чтобы сюрпризов мне больше не было вроде еще одной гранаты, но понятней мне от увиденного не стало.
Я убрала пистолет и волосы со лба, а потом обратилась к похитителям. Голос мой сначала похрипел от слез, но быстро прочистился. Говорила я четко и уверенно, глядя в глаза. Я сказала:
- Меня зовут Анастасия. Мне нужны люди и помощь, чтобы добраться домой. Я хорошо заплачу. Чем меньше людей, тем больше награда каждому.
Я решила не таится, потому что это совсем глупо было, я знала, что эти люди не нападали на моих братьев и понимала, что одной в городе или уж тем более в Межземелье я не выживу и дня. Чем меньше людей знают обо мне, тем меньше шансов, что у меня отнимут шкатулку. Я могла строить планы и не выдавать сразу, что мне именно домой вернуться надо, но я уверена была, что эти люди умней меня идеи скажут, потому что они про город много знали, а я ничего. Мне нужно было или убить их или довериться и я выбрала второе, потому и убрала пистолет. Теперь слово было за этими двумя местными людьми и я была вся в их власти.

+1

13

[indent] Девушку пробрала дрожь и вновь обострилось то недоверие и некоторая злость, что охватывали ее тогда – в том здании, где она заприметила кого-то живого. За время бега по пустым, но ставшим слишком опасными, улицам у Рыси из головы повылетала львиная доля того, что она должна была помнить о своей находке. К примеру, что девчушка вооружена.
[indent] Непростительная рассеянность. И она еще смеет считать себя опытной? Далеко. Ей очень далеко до своих друзей.
[indent] Рысь опасается, что сейчас все опять повторится. Вернется к тому моменту, на котором они остановились. С той лишь разницей, что теперь у незнакомки нет гранаты, а на стороне чистильщицы есть опытный напарник. Ситуация могла повернуться в комичную в своей абсурдности сторону. Но на тот день время сомнительных шуток явно прошло.
[indent] Бродяга делает вид, что ему практически нет дела до их помятой от бега ноши. Рысь напряжена и смотрит на оружие в руках девушки крайне неодобрительно. А та… кажется берет себя в руки. Она все еще напоминает побитого щенка – не выродка с улицы, а тех, кого с раннего возраста воспитывают и учат полезным вещам. Говорят, что вырастают в преданных и умных созданий. Рысь не знает, у нее псы ассоциируются преимущественно с городскими тварями. И симпатии к незнакомке она пока не испытывает.
[indent] — Можешь звать меня Бродяга. Ее – Рысь.
[indent] Чистильщица косится с неодобрением, но пожимает плечами. Имен у них по сути давно уже нет. Остались прозвища. Мало ли бродяг на свете? А девчушек, что равняют себя с сильным и быстрым, а главное невыразимо красивым зверем из прошлого мира? Вот то-то и оно.
[indent] Знающему человеку их прозвища что-то может и сказали бы. Возможно, что даже очень и очень многое – какую-никакую, а славу их группа имеет. Но Анастасия явно была не из этих мест, и скорее всего вообще мало что знала о чужом укладе. Не все же по одному и тому же пути идут, верно?
[indent] — Нанять нас думаешь? Об этом лучше с нашим лидером поговори. Явится через часок другой.
[indent] Первая капля дождя падает на остатки металлического подоконника. Звонко разбивается и оставляет после себя большой мокрый след. В окно порывами залетает холодный ветер. Несет с собой запах сырости и мокрого бетона, усиливает запашок гнили, что царит в доме. Рысь недовольно поводит плечами.
[indent] — Ответа мы не дадим на твое предложение. Но почему бы не скоротать время ожидания за беседой. Кто такая и откуда вообще здесь взялась?
[indent] Рысь все еще недовольна. Она опасается, что чертовы псины их найдут. Лучше бы услышать их заранее, а не сотрясать воздух. Тем более, что переговорами и заключением контрактов на работу всегда занимался Белый. Изредка – Калека. Но быстро догоняет, что смысла в излишнем напряжении нет. Из-за разошедшегося дождя все равно они слышат в лучшем случае друг друга да этот перестук капель.
[indent] — Расслабься, псины не охотятся в дождь. У них шкуры почти нет. Мокнуть даже им не нравится. Правда вместо них в такую погоду иные выползают. Но здесь открытых водоемов нет, как и идиотов среди нас, что сунулись бы в каналью.
[indent] — Как знаешь, – пожимает плечами девушка и садится на пол, подпирая спиной стену. Надо дать ногам отдых, они все еще хранят в себе эту неприятную дрожь. Заодно можно послушать, кто им компанию составляет. [NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

14

Я постояла наполовину задумавшись, а наполовину словно оценепев мозгом, очень много на меня всего свалилось и думать моя голова совсем не хотела. Но я собралась, потому что расслабляться сейчас, в такой важный момент мне было нельзя, я сейчас впервые собиралась общаться с людьми, которые не были Коммунарами, я даже с торговцами на Базе почти не говорила, а тут мне надо будет убедить их ничего со мною не делать и даже наоборот помочь мне. Поэтому я прикрыла глаза и вздохнула, вознося коротенькую молитву, а потом снова открыла и мне словно полегчало, а в окошко дунул свежий воздух, предвестник дождя. Я еще раз посмотрела на двух этих людей и отошла от них чуть в сторонку, присела на корточки, поправив рясу и, чтобы немного руки занять и мысли построить, принялась ворошить сумку, разбираясь, то это такое там лежит.

Мне не хотелось говорить чужакам о Базе и о себе всякое, к тому же мне все это повторять придется, когда придет их лидер, я сначала думала, может быть они вдвоем согласятся и мне помогут, я боялась еще чужаков увидеть, но это все было не в моей власти. Мне все равно придется рассказать им куда мне идти надо и кто я, а сейчас если я лишнее сболтаю, это немногие услышат. Поэтому я повела свою речь:
- Я живу в прекрасном месте, осененном тяжелым каждодневным трудом и волей Господа. Нас много и все мы пребываем в мире и согласии, возводим Новый Мир, уходя от Тени Старого Мира над всеми нами. - я прервалась от своего копошения, вознеся короткое знамение, после чего продолжила. говорила я все это время специально четко и ясно, чтобы не мямлить под нос, хоть голову и склонила - Здесь я взялась, потому что Вы меня сюда принесли, словно мешок репы, не спрашивая ни о чем, а до этого я ехала с братьями своими, чтобы нести свет Веры в мир вокруг нас. На нас подло напали, и... и... - я всхлипнула и размазала слезы рукавом, но продолжила - я спряталась, а теперь мне очень-очень надо вернуться обратно домой. Вот и все, наверное.

Мои шебуршания в сумке мне не очень помогли. Серые сосиски были мягкие, словно из глины, но не такие влажные, одна электронная штучка была с проводками, экранчиком и несколькими кнопками, а у другой, совсем махонькой, верхушка вращалась и там были цифры от десяти до шестиста разные. В прозрачном пластиковом кейсе были пробирки с разноцветными жидкостями и шприц, шкатулку я пока не открывала. В общем-то я и не очень думала о моих находках, а больше возвращалась мыслями к случившемуся раньше.
- Мне бы вернуться туда, к павшим братьям... Прочитать молитву, похоронить. - это я сказала тихо, потому что не верила, что в этом мне помогут. После такого мне опять пришлось себя взбадривать и я спросила у Бродяги, потому что поняла, что из двоих он разговаривает:
- Теперь Ваш черед, Бродяга. Кто Вы и откуда взялись? Кто были убийцы моих братьев?
Дождь шуршал за окном, словно шепча мне что-то успокаивающее, но от этого у меня только голова начинала болеть, ведь я давно не спала и очень устала. Но я все равно была рада дождю. Всем известно, что если дождь обычный, то это Господь благословляет, а если дождь кислотный, то Он нас испытывает. Про третий вид дождя я старалась вообще не вспоминать, потому что им Господь карает.

+1

15

[indent] Рысь все еще недовольно зыркала то на напарника, то на беглянку.
[indent] В общем-то она понимала логику Бродяги. Они ведь не мясники, и вообще стараются избегать кровопролития. Но они и не добряки из того странного поселения, про который слушала сказки девушка в далеком детстве. Мол, да, есть такие: всем помогут, руку помощи протянут, и едой поделятся. Но они по сказкам могли себе позволить быть щедрыми и добрыми, так как у них и оружия было достаточно, и люди – на голову выше наверное тех же Бродяги с Белым. Образно… Скорее всего…
[indent] Девушку отступая с собой прихватили потому как… Вроде и не тяжело, и не мешает сильно. Хотя оставленного рюкзака все же жалко. Но наверное по-человечески все-таки верное решение. От псов бы и других существ новая знакомая вряд ли отбилась бы. А не будет толка с девчули – выведут за город и гуляй на все четыре стороны.
[indent] Правда в Бродягу Анастасия и не целилась, будем честны. Да и Рысь видать кой-чего нахваталась от Белого. Добрым можно и нужно быть, когда это лично тебя не тянет и группу не подставляет. А так что? Они разменяли рюкзак с полезными вещами на вероятно полностью бесполезную девку.
[indent] «Прекрасное место, да?»
[indent] Где-то видать люди живут, а не выживают. Новый мир строят, хозяйство ведут. Ну а Рысь в детстве видела только тот осколок, где даже не помышляют о чем-то хорошем. Забрались под землю, выжили и… и не высовываются наружу, якобы чтоб не заразиться. Ну а по факту унылое существование и привыкание к вечной темноте.
[indent] Правда вот их город отщепенцев и изгнанников… Наверное можно назвать живым и по своему приятным местом. Только и там они как-то не стремятся к Господу и всякому прочему. Просто приспособились и живут. Девушке это нравилось, о большем не мечталось как-то.
[indent] — Не возьми Бродяга тебя с нами, тебя бы сожрали, – чистильщицу задевает одна фраза. Казалось, что их упрекают за то, что они беглянку с собой прихватили. Заодно подчеркивает, что добро ей сделала не девушка с приятным личиком, а вон та громадина, что так противогаз с себя и не сняла. Впрочем, даже если бы мужчина и снял бы оный, то привлекательности ему бы это не прибавило.
[indent] Рысь стягивает с волос резинку и пытается пальцами создать на своей голове подобие прически. Она ненавидела влагу. Казалось, что ветер нарочно вплетает ей в волосы сырость пополам с пылью. Сколько голову не полощи, а толку-то – все въедается насмерть.
[indent] «Вернусь, обрежу лишнее», она не первая красавица, да и род деятельности как-то не подразумевает пользу от длинных волос. Вот возьмет и выпросит короткую стрижку, или сама что-нибудь сообразит. А может и вовсе, взять бритву и налысо. Смешно наверное будет смотреть, особенно с ее-то головой, но полезно и хлопот меньше.
[indent] — Обратно точно не вернемся. Опасно.
[indent] Слезы Рысь не трогают. Но отметает выдвинутое она уже не так резко, как раньше. Вероятно потому что отчасти понимает Анастасию. Ей бы тоже хотелось вернуться за товарищами и друзьями. Вытащить если живые. Укрыть от жадных песьих зубов, если мертвые. Цинично, словно песок в странных «часах», капают мысли: если ситуация бы поджимала, то забрать с тел друзей нужное. Им уже не пригодится, а ей бы помогло. От таких мыслей становится противно. Хотя здравое зерно есть, не поспоришь.
[indent] — А мы тоже из прекрасного места. Там живут все, об кого этот мир зубы обломал, но рожей не вышли, чтоб среди людей поживать. Представляешь, какие мы все красавчики? – Рысь усмехается. Бродяга старается отвечать девушке так, как она сама им о себе поведала. Никакой конкретики. Но немного с юморком. – И делом тож важным да сложным занимаемся. Мы вот с Рысью, к примеру, чистильщики. Раньше такие с тряпками ходили и пыль с полок смахивали. А теперь ходим мы: смотрим, где кто опасный живет, да по пути всякую полезность подбираем.
[indent] — Про убийц не знаем, – добавляет девушка. – Когда мы пришли, там были только тела. И ты.[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

16

Я кивала головой в ответ на речи своих собеседников, я окончательно села, перестала в сумке лазить и сложила руки молитвенно, но не молилась, а слушала и только губы у меня иногда зло и упрямо сжимались, чтобы сдержать слезы и плохие мысли. Я понимала речь Бродяги с трудом, потому что он все иносказательно говорил, непонятно, но вроде бы я догадалась. Это была группа какая-то отшельников, а значит они жили не с теми, к кому мы ехали на ярмарку, а где-то отдельно. Про невышедшую рожу звучало подозрительно, потому что это первый знак был, что живут там Искаженные, которых не сжигали в святом очистительном пламени, а выкидывали, чтобы они жили сами по себе и те размножались бесконтрольно, как дикие звери, плодя Заражение Семени и приближая Тень Старого Мира. Я посмотрела еще раз на собеседников. Искаженные? Было непонятно. Но это могли быть и просто живущие отдельно. А если все же Искаженные... Думать про то, чтобы просить помощи у этих проклятых мне было совсем противно и я отказывалась. Я спросила в ответ, сама не знаю зачем, наверное я так шутила и сбросить напряжение хотела:
- А Вы противогаз не снимаете, потому что настолько рожей не вышли? А чистильщики - это хорошо. Хорошо, что Вы можете опасность чуять, это очень пригодится, если Вы со мной пойдете. И еще...
Я знала, что должна сказать. Знала, но все равно это было очень-очень сложно. Вроде бы просто несколько звуков издай и все, делов всего ничего, но вот противилось во мне что-то, так что получилась пауза неловкая, но я все же себя поборола с Божьей помощью и сказала, что должно, всего одно слово:
- Спасибо.
Потом я посидела еще немного, но молчание мне тяжело давалось. Я то возвращалась взглядом к шкатулке, что лежала в сумке, то вспоминала случившееся вчера, безжизненные, стеклянные глаза дедушки Клира. В голове стоял жар и я прислонилась к стене, чувствуя, что либо потеряю свое сознание либо выключусь ото сна. В голове шумело от крови, я поняла, что себя не контролирую, тишина меня разморила совсем, так что я сумку свою положила под себя и села аккуратно на нее, чтобы никто ее не украл и чтобы на холодном полу не сидеть. Дождь меня убаюкивал. Я попыталась говорить, но говорить было мне с этими людьми было не о чем, потому что делиться сокровенным я не желала, они тоже, а предлагать дело надо было, когда придет их лидер. Но я все же заговорила, лишь иногда разлепляя свои глаза и глядя за окно:
- Вы должны мне помочь. В этом мире всё неспроста, все под присмотром. Вы меня подобрали, я думала, Вы меня плените и рабыней сделаете. Но может быть смысл всего этого в другом? Господь, он... - мысли мне давались тяжело и обрывались. Сколько мы уже так сидели? Где Рысь с Бродягой? Я посмотрела, ища их глазами - - вот Вы говорите, что полезности подбираете. Знаю, Вы по мне не скажете, но может быть Вы сейчас самую главную полезность нашли в своей жизни. Только лидера Вашего дождемся и я все скажу. Не убивайте меня, пожалуйста. Я это говорю не потому что боюсь смерти, а потому что есть вещи важней моей жизни.

+1

17

[indent] Бродяга расхохотался. Он вообще был довольно громким. Правда такое он себе позволял только там, где гарантированно не пырнут в спину. Ну или когда полагал, что ему это дозволено. По идее противогаз должен был заглушить его смех, но нет.
[indent] Рысь тоже вопреки ожиданиям и обидам за друга не нахмурилась, но оскалилась в подобии улыбки.
[indent] — А, забей. Ничего особенного пока не сделано, – отмахнулся от благодарности чистильщик. Блондинка же лишь кивает, принимая как данность и слова, и тот труд, с коим они дались Анастасии, и реакцию Бродяги.
[indent] Иной раз Рыси казалось, что она совершенно не может понять напарника. В нем смешивалось подчас совершенно противоположное и взаимоисключающее. Опыт и жесткие принципы с валянием дурака и излишней дурашливостью – будто не взрослый мужик, а подросток дурной. Готовность как бескорыстно помочь человеку в беде, так и прикончить на месте.
[indent] Видимо все зависит от ситуации. Возможно, что она – белобрысый выкормыш – на деле и не знает вовсе того, с кем уже несколько лет ходит на вылазки. Маски, притворство, выбор роли и смена оной в удобный момент. Может ведь быть такое, да? Может… Но Рыси все же кажется, что Бродяге лень заморачиваться со всем этим, он подстраивается под ситуацию и говорит то, что хочет сказать, и делает то, что хочет сделать. Проблемный тип. Только Белый его как-то и строит.
[indent] А вообще он добрый… странно добрый в этом прогнившем мирке.
[indent] Дождь продолжал барабанить по стенам, залетая холодными каплями в разбитое окно. Дождь… мало того что несет с собой стол ненавистную девушкой сырость, так он еще и нагнетает. Мысли и чувства. Рысь в детстве часто болела, и каждый день плохого самочувствия приходился аккурат на дождь – не важно какой. За это чистильщица его тоже ненавидела. Но хоть с ног не валится и обузой для других не является.
[indent] «Кстати о других… Надеюсь, что они скоро»
[indent] Псины быстро мерзнут, оказавшись мокрыми. Потому и избегают водоемов (хотя и не только по этой причине), избегают высовываться из своих нор в дождливый день. Но обычно они чуют изменения и не покидают территорию. Смысл выбираться из логова ради получаса сомнительной охоты. Но это же звери… Дикие и опасные. Может они совершенствуются. Может в этот раз они не только вышли поохотиться на людей, но и не угомонились с началом дождя?..
[indent] «Бесовщина…» Этим словом Белый ругал все, что его не устраивало. А не устраивало его прежде всего выбивание вещей с привычных им мест.
[indent] Что?
[indent] Чистильщики с мгновение смотрят на девушку. Молчание прервано, они ее услышали. Но поверить в сказанное… Негромкий, но злой смешок:
[indent] — Этого можешь не бояться. Мы не шибко жалуем работорговцев.
[indent] — И активно сокращаем их поголовье, – Рысь улыбается. Легко и так по-доброму, будто они местных хищников вырезают, а не людей. Впрочем, с точки зрения Рыси одно от другого не отличается.
[indent] Так бывает ведь… кажется, что с легкостью отнимешь чужую жизнь. А потом узнаешь, что у этого человека есть семья, друзья, и что сиротку он из трясины вытянул. Смеется, шутит, треплет за ухом косматую собаку и та счастливо виляет хвостом. Ты может быть чисто случайно узнаешь его получше, видишь осколок чужой жизни… и все. Убить становится в разы сложнее.
[indent] Но… достаточно Рыси узнать в человеке работорговца и его уже не спасет не любящая женушка, ни сопливые мальцы, ни старушка, которой он овощи таскает. Он становится тварью – монстром, что прикинулся человеком. Такие встречаются в диких землях. Тех-то лучше не трогать, а вот этого, что подобрался так близко к людям, разумнее убить. Просто устранение опасности. Ничего особенного.
[indent] — Может ты и полезность…
[indent] — А может проблема. Есть идеи, кто мог так осерчать на тебя и твоих приятелей? – Бродяга вроде бы не давит. Но хочет услышать все возможные варианты.[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

18

Покою мне совсем не давали и наверное это правильно было, только я отвечать на вопросы толком не могла и мне было трудно сосредоточиться, даже слова какие-то недоделанные выходили, словно улитки. Но я ответила сколько могла, потому что мне просто хотелось говорить с этими людьми и они уже не казались мне такими страшными. Я ответила:
- Не знаю. - можно было бы на этом и остановится, но я сказала дальше - У нас всего много было, мы на продажу везли вещи. Убийцы могли просто хотеть нас ограбить и поживиться, может быть хотели ездеходы захватить, правда тогда странно было взрывать один. Иногда на нас просто охотятся люди, кто желает Тени Старого Мира и ненавидит нас, поборников Господа и нового начала. - тут, наконец, мысль, которая долго рожалась в моей голове наконец созрела и я, не удержавшись, бросила взгляд на сумку под собой и сказала - Вы думаете... - но сразу же замолчала, потому что вспомнила, что передо мной не братья, а чужаки и даже, скорей всего не верующие, им не надо знать о том, что в сумке и шкатулке.
Многие странные вещи стали крутиться в моей голове, словно обрывки снов, точнее они уже крутились раньше, ночью и после этого, а теперь всплыли, словно тушки крыс в болоте. Я задумалась о том незнакомце, что заглянул к дедушке Клиру перед въездом в город. Я не помнила, чтобы он выходил из головного ездехода. Почему встреча с ним была в лесу за городом, разве не лучше приехать в центр города и там передать сумку? Еще до въезда в город наши стрелки расположились у пулеметов малых ездеходов и даже тучный Борис поднялся в башенку большого ездехода, ехавшего перед моим, там где стояло скорострельное орудие. Это так и надо было сделать? До этого орудие занимали всего раз, когда мы ехали через опасные топи. Почему, наконец, Игорь простился со мной? Я не знала ответов на все эти вопросы, даже не знала, из-за чего весь сыр-бор, ведь шкатулка все еще лежала неоткрытая.
Может быть, если бы мы могли вернуться на то ужасное место гибели братьев, что-то прояснилось бы, но это было совершенно невозможно и я с горечью это понимала. Да и не так важно было все это, главное для меня сейчас было вернуться домой, а из-за чего и почему - об этом слишком много было думать.
К работорговцам я относилась очень спокойно, точнее не хуже, чем к остальным неверным, потому что это было самое обычное дело, ведь тем, кто ценный, а постоять за него некому, тем сам Господь велел искать укрытие и защиту. А если защиты ты себе не нашел, то ее тебе найдет кто-то другой, только свободу твою отнимет. Если ты не захотел или не смог присоединиться к Коммуне, то совершенно праведно ты становился бесправным рабом у злых чужаков. И вообще, что такого плохого быть рабом, если ты за себя постоять не можешь. Вот так я все это думала, но сама рабыней при этом становится не хотела, просто не хотела и все тут. И вообще, у меня теперь была важная миссия и мне нельзя было попадать в рабство. Но я не стала осуждать убийц работорговцев, это все их дело было, мне если за все грехи их судить, так это неделя уйдет наверное, мне сейчас важно было, чтобы они меня не убивали, а помогли и все. А других чужаков пусть убивают сколько хотят.
- А что это было, на нас напало, пока мы бежали? Я не разглядела. - я спросила больше чтобы не спать, потом вздрогнула как от озноба и обняла себя руками, греясь. Наверное, из-за дождя мне стало промозгло и холодно. Потом я добавила как бы про себя:
- Что-то долго нету вашего лидера.

+1

19

[indent] Рысь недоверчиво вздернула бровь. Как-то слабо верилось, что ради простого добра устроят такую резню. Как бы не поспоришь с тем, что лихих (в плохом смысле) людей встретить можно. Не поспоришь и с тем, что есть отчаявшиеся, готовые напасть на кого угодно, лишь бы вырвать мизерный шанс на победу и выжить. Есть, само собой, и весьма крупные и сильные банды, устраивающие налеты на караваны и поселения.
[indent] Только они не дураки уничтожать ценную технику. Да и не суются сюда такие ребята – потеряешь больше, чем обретешь. Хотя всякое может быть…
[indent] «Новые налетчики?..»
[indent] Чистильщики смотрят на девушку. Оба видят, что ее посетила догадка. Нехорошая. Страшная. Ну и само упоминание, что недоброжелателей у ее друзей хватало и хватает не ускользнуло от напарников. Меньше всего хочется ввязываться в чужую грызню. Кто они по сути? Маленькая группа, которая делает свое дело. Зачем им религиозные фанатики? Зачем им кровавые разборки? Окажешься втянут и уже не докажешь, что ни при делах. А умирать за чужие идеалы никто не хочет.
[indent] — Ничего мы не думаем… – отзывается Рысь. Пусть Анастасия думает, что хочет. Но лучше бы ей от Белого таких секретов не хранить. Когда знаешь с кем предстоит иметь дело, то шансы обойти или в нужный момент ударить заметно увеличиваются. Туманные «отведите туда-то и вам заплатят» слишком часто оборачивались для добрых и наивных большими проблемами. Помогать-то дело хорошее, но не в ущерб себе.
[indent] — Да так, пёсики поиграть захотели, – пожимает на вопрос Бродяга.
[indent] — После… всего… города были заняты животными. Часть передохла, конечно же, а часть приспособилась и активно плодится. Этому городу повезло. Здесь самой большой напастью для одинокого путника являются псы, а не что похуже. Это теперь их город.
[indent] У них нет шкуры. Они тощие. Непредсказуемые. Уродливые. И опасные. Раны от их клыков не закрываются. Одного укуса достаточно, чтоб истечь кровью.
[indent] Но не смотря на свой статус хозяев, они трусоваты и осторожны. На вооруженных людей не нападают. Стараются не попадаться вообще на глаза. Не заходи в центр, где крупные стаи живут, и останешься цел. Да и там они не рискнут напасть, если не будут уверены в своем превосходстве. Своих они тоже терять не любят, потому и от громкого звука могут спрятаться… а могут напасть. Потому если тебя не трогают и не окружают, то лучше тихо и мирно идти по своим делам, не провоцируя.
[indent] Но иногда… у них наступает момент охоты. Сбиваются в одну стаю, даже враждующие меж собой, даже одиночки и пришлые. Слышат призыв и серой волной идут зачищать улицы. В этом состоянии им плевать на потери и степень опасности добычи.
[indent] — Наш Док как-то заинтересовался этим моментом. Говорит, что скорее всего это естественный процесс. Они так свою популяцию регулирую или что-то тип того. Но нашлись умельцы способные, это… пробудить искусственно тягу к охоте. Говорят, что шибко рискованное дело. Они же тупые и не особо различают кто и чего от них хочет – попадешься на пути и сгрызут со всеми потрохами.
[indent] — Может быть это совпадение, – отмечает самый маловероятный вариант Рысь. – Но куда вероятнее, что кто-то решил гарантированно вас… устранить. В том доме тебе было бы не укрыться. Технику вашу вывели из строя. Гранаты помогли бы временно.
[indent] — Ага, кому-то вы, любезная, дорожку перешли. Да так, что со своими и случайными потерями они не считаются.
[indent] Рысь цыкает мысленно, отмечая, что заговорилась и не услышала шагов. Собирается подняться на ноги, но Белый машет рукой, мол, сиди, где сидится.
[indent] — Бродяга, глянь, что у меня тут! – Резчик выглядит вымотанным, но сбрасывает на пол сумки. В том числе и казалось бы гарантированно утерянную.
[indent] — Вы там по магазинам что ли пробежались?
[indent] — Цыц. Потом обнюхаетесь. Меня ждали? Ну вот я здесь, – Белый разительнее всего выделяется среди пестрой компании. Но видно это не сразу, а вот как сейчас – когда большинство без масок, респираторов и противогазов. Человек как человек, но словно бы более… привычный. В то время как от четверки нет-нет, да и создается ощущение чужеродности.
[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

примечание

По желанию в Белом можно кого-то узнать. Или признать. Возможно, что земляк или просто был на слуху какое-то время, пока не исчез.

+1

20

Все эти разговоры путали мне голову, но я вроде бы поняла, что мне пытались объяснить два чистильщика. Я отказалась в это верить и иначе быть не могло, я сказала:
- Это Вы что говорите, что кто-то именно нас ждал, специально утаил на нас зло и всех убил, а потом еще жутких тварей на нас натравил, чтобы точно живых не оставить? Но за что?! Зачем?! Нет-нет-нет, это глупости какие-то, должно быть другое какое-то объяснение. Вы вот что хотите сказать, что из-за вот этого, вот этого столько людей вчера погибло жуткой гибелью?! - я вскочила и руками указала на мою сумку. Я уже не думала о тайне и обо всем таком, я сказала, все еще мотая головой - Господь бы такого не допустил, ясно? Это просто кровожадность дикарей, что не ходят под Богом. Они нашли какую-то взрывчатку, может быть фугас и решили ждать, когда ездеход проедет, дорога-то известная должна быть, дорог осталось мало. Это обезумевшие убийцы, вот и все и не надо тут ничего искать, не надо.

Я как будто бы и забыла, что вот совсем недавно сама говорила про то, что все в этом мире неспроста и все под присмотром. Ничего нельзя было поделать, потому что мне слишком трудно было представить, что это все Промысел Божий, а еще я жутко боялась и не хотела, такого груза, который на меня взвалился с этой шкатулкой. Ведь если к смерти дедушки Клира прибавить мне на плечи еще и смерть всех братьев, толстяка Бориса, грубого Игоря и весельчака Тимофея... Я села снова на пол и мотая головой еще и качалась вперед и назад, цепко обхватив себя руками. От расстройства чувств я и не заметила, как в комнате появились новые люди и только звук брошенной на пол сумки вывел меня из этого горестного состояния.

Я сразу поняла, кто из них лидер, он команды начал раздавать и вел себя деловито. Обычный человек, я вот всегда думала, что чужаки все немножко странные будут на лицо и все такое, потому что они от Заражения Семени не спасались и Искаженных не зачищали, как делали мы в Коммуне, но все чужаки, что я видела, были почти нормальные, совсем мало отличались от братьев и сестер у меня дома. В общем они поговорили между собой, а я тем временем собралась, потому что мне разговор важный предстоял и нервный, еще один разговор, от которого зависела моя жизнь и судьба, а я так устала! Я себе расслабиться позволила с Бродягой и Рысью, потому что они меня спасли и я в спокойствии себя с ними чувствовала, а с новыми людьми мне было неуютно, я ощущала, что это чужаки. Но я все же собралась и когда на меня лидер обратил внимание, встала, отряхнулась, чтобы неряхой не быть перед чужими людьми и сказала:

- Здравствуйте! Меня зовут Анастасия. Я прибыла из далекого места, которое мы называем Базой. Это далеко отсюда, много дней пути, особенно если на ногах. На меня и моих братьев напали, я спаслась и встретила Рысь. Теперь мне очень сильно нужно вернуться домой и я прошу Вас о помощи. Я знаю, что это сложная миссия, но с Божьей помощью ничего невозможного не бывает, а я Вам за помощь предлагаю большую награду. Большую!
Я затаила дыхание на время, чтобы люди вокруг прониклись важностью и моей щедротой, пусть даже я обещала не совсем то, чем я владела, но я решила, что моя миссия важнее, чем...
- Ездеход! И непростой ездеход. У него специальная крыша, чтобы собирать свет Божий и им питать все штуки внутри, он может воду освящать сам и безвредною ее делать, в нем есть уйма всего, самое-самое нужное, в нем прямо жить можно, там и кровати есть и стол! И он даже ездить может без Масла Старого Мира, это особый ездеход, Божественный, такого нигде и ни у кого нет. Представляете, какое это сокровище! И я отдам его Вам просто за то, что Вы мне домой добраться поможете. Я знаю, где этот ездеход стоит, скрытый от чужих глаз, готовый в путь, это по пути на Базу, я знаю где его найти и как уговорить Вам служить. Вот что Вы скажете? - я закончила, выдала свой большой секрет и уставилась, ожидая ответа. Пока я стояла, я вдруг подумала, что пистолет мой так в сумке и лежит, а это плохо очень, вдруг меня схватит этот лидер, имени которого я не знала, и пытать начнет, где ездеход. Но я была готова к мукам и перестала думать лишний раз о пистолете, все равно я уже поняла, что это не панацея совсем и он меня вряд ли бы спас, когда людей вокруг так много.

Было кое-что, чего я не знала. Неделю назад к Белому уже обращались с подобной наградой. Человек, которого он до этого видел так давно, что тот казался призраком, седым призраком, явившимся из ниоткуда.

Тогда тоже был дождь, была ночь и место на самой окраине владений очередной стаи проклятых собак. Мужчина, который так и звал себя Призрак, назначил Белому здесь встречу. Тет-а-тет. На вопрос, почему здесь, он ответил, что подле собак ему безопасней всего. Они хотя бы не стреляют. Двадцать лет назад Призрак помог отцу Белого, спас его от неминуемой смерти. Подробности утопли в прошлом, но Белый помнил уважение, с которым отец общался с тем мужчиной. Теперь Призрак поседел, оброс красивой бородкой, обзавелся морщинами, а также парой свежих ран, перебинтованных под одеждой, его выдавало прихрамывание и перекошенное лицо, когда он стукнулся боком о косяк в темноте.
- Кротовье пламя! - прошипел тогда Призрак странное ругательство.

Он сделал Белому деловое предложение. Проникновение в убежище на чужой территории. Тайное убежище, забытое со времен Старого Мира. Призрак справился бы сам, но раны подкосили его, он выглядел больным и бледным, к тому же работа была слишком сложной для одного человека, владельцы территории не жаловали проходимцев-чужаков. В награду Призрак обещал тот самый дом-трейлер, обещал, что его пригонят к Новоярику, все равно Белому с командой придется валить из города после дела, почему бы не сделать этого с шиком? Дело нужно было выполнить через неделю, оборудование для проникновения Призрак обещал подогнать. Белый тогда задумался.

Цена была хороша, к тому же должок, пусть и не его, пусть и двадцатилетней давности, но давил на Белого. Но риски тоже были высоки, непонятный заказчик, сказочная награда. Белый сказал тогда, что ему нужно больше подробностей. Призрак обещал связаться, когда приедет оборудование, взял слово, что Белый не сболтнет лишнего никому. Белый обещал, Призрак растворился. Больше о нем не было слышно ничего. Я же всей этой истории не знала и теперь гадала, почему так задумался лидер чистильщиков.

+1

21

[indent] «В интересном ты мирке живешь», подумалось Рыси, когда она выслушивала гневное отрицание девушки. На сумку, которая вроде как и являлась целью, чистильщица старалась не смотреть. Просто отметила, что в случае чего от этой дряни лучше избавиться. Что бы там не лежало.
[indent] Рысь в детстве… или в относительном детстве, когда уже выброшенная скулила и не понимала за что с ней так, выслушала от тех, кто ее подобрал интересное сравнение. Вот есть волки – хищники, которые претерпели меньше всего изменений после Конца. И есть зайцы – странные создания, искаженные, но преимущественно безобидные. Так вот, волки ведь едят зайцев. Естественно, чтоб выжить. Ради забавы только человек кровь пускает и… монстры. Но суть не в этом.
[indent] Для зайца волк будет злом. Он ведь тоже хочет жить, жрать и плодиться. А тут на него самого напали и сожрали. За что и почему? Для зайца все это несправедливо наверное. А для волка… для волка тоже заяц – зло, потому что ежели не поймаешь и не съешь, то ослабнешь и умрешь.
[indent] Люди не звери, но в чем-то схожи. Зло – это то, что мешает и угрожает. А сами-то они сплошное добро, и никак иначе!
[indent] Рысь не сомневалась, что кем бы не были друзья Анастасии – зайцами или волками – а недоброжелатели у них были. Чем крупнее община, тем больше у нее проблем. Без оных вообще только мертвецы обходятся.
[indent] Девушка промолчала. Бродяга тоже не ответил. Только пожал плечами и хмыкнул, мол, думай как хочешь, а мы при своем останемся. Если они не правы, ну что же, значит Насте повезло. А ежели правда на их стороне, то остается только надеяться, что девчуля оставит свои иллюзии и самообман прежде чем сделать неверный шаг.
[indent] «Господь… Бог… чушь собачья»
[indent] Не смотря на то, что Белый никуда пока не торопил, девушка поднялась и пошла к своим. Калека – самый старший из всех – держался в стороне и неприязненно смотрел на пополнение их скромных рядов непрошенным человеком. Красноречиво глянул в упор на Бродягу и едва слышно цыкнул. Всем своим видом так и говорил, мол, ну что, сходили в центр?
[indent] Резчик плюхнулся на пол, подпирая спиной стену. Рассматривал девушку с любопытством и что называется «грел уши» Одиночек или дикарей можно встретить какого угодно пола – будто бы бабы не дичают и с ума не сходят, ага. Но вот встретить ухоженную, «домашнюю» – редко, что ни говори. Ну и хочется послушать, в чем тут сложности завертелись и как она сюда угодила. Раз самому о подвигах не рассказать.
[indent] Бродяга как упертый пес делал вид, что не замечает претензий Калеки и любопытства Резчика. Копошился в своей сумке, проверяя все ли на месте. Ну а Рысь… просто встала поближе к своим.
[indent] Теперь есть они – их маленькая мобильная группа – и есть Анастасия. И между ними, как мост, стоит Белый. Надолго ли он их свел? И свел ли – то только ему и ведомо. Старше Бродяги, но моложе Калеки – он многое видел и через многое прошел, он знает, как будет вернее поступить.

[indent] Белый же, вопреки обожествлению со стороны некоторых напарников, был далеко не вездесущим и далеко не непогрешимым в своих решениях. Раны Калеки лучше всяких слов напоминали мужчине, что любой неверный шаг с его стороны в первую очередь аукнется им.
[indent] «Как вы все вовремя с щедростью подоспели»
[indent] Еще можно было поверить, что старик нашел что-то хорошее и решил обменять это на услугу. Так же можно было поверить, что девушка из этих знает о чем-то, о чем не ведомо ее товарищам. Странно с одной стороны, они же все ценное к себе тащат, а уж подобное добро и подавно бы прибрали к рукам. Но пусть, кто знает, может все остальные похоронили с собой этот секрет, оставив его только девчушке. Оба варианта имели право на жизнь. Но не одновременно.
[indent] Подозрительно, что за короткий срок к нему обращаются два человека и сулят одну и ту же награду. Совпадений не бывает. А доверия не вызывает ни первый, ни вторая. Будь Белый моложе, то вцепился бы в знакомого своего отца. Был бы наивнее, попытался бы помочь им обоим разом. А сейчас… Сейчас дело пахнет керосином. Не явственно, но пованивает.
[indent] — Вариант первый, девочка. Сомневаюсь, что ты можешь знать нападавших. Рассказываешь мне все: факты, домыслы, подозрения и предшествующие нападению события. Это увеличивает твои шансы добраться домой. Вариант второй: держишь все тайны при себе. Доводим до ближайшего поселения и там уже иди к кому хочешь и как хочешь.
[indent] В идеале бы разбить группу. Но Резчик молодой – парню всего-то пятнадцать или шестнадцать. Он толком не поможет. А с девкой отправлять тоже не вариант. Мало ли что их там ждет, в условленном месте. Рысь резвая, и нож крепко держит, крепче и уверенней, чем огнестрел. Но опыта маловато. Оставить эту Анастасию с Бродягой или Калекой? Первого-то как раз лучше взять с собой. А у второго рана, с такой не поскачешь. Да и на сегодня пробежки еще не закончились.
[indent] — Рысь. Она под твою ответственность. Заподозришь, что идет против нас, – поставишь точку.[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

22

Они встали все напротив меня как бы и я почувствовала, что я теперь совсем одна. Раньше я, бывало такое, ссорилась с людьми и была сама по себе, но я все равно жила среди своих, где мы все боролись против внешних врагов, а тут у меня никого в поддержку не было, некуда идти было за помощью. Мне предложили все рассказать сразу и это так притягательно было, я бы не просто рассказала про подозрения и прочее, я бы и про дедушку Клира и про то, как людей убивали, как мне было холодно и страшно ночью, я бы рассказала все. Было две вещи, которые меня останавливали. Мне было очень страшно, я стеснялась рассказывать все незнакомцам, дикарям, людям, которые грабили дома мертвых, которые, наверное, и вещи похуже делали, я им не доверяла и то, что они мне жизнь спасли тоже меня не могло переубедить. А кроме того была еще одна причина, которую я и решила озвучить. Я подошла ближе к лидеру, который так и не представился мне в ответ и сказала, глядя ему в глаза и сильно труся в сердце:
- Есть вещи, которые выше и нас и тайны, которые не наши. - Я осмотрела пристальным взглядом всех, кто находился в комнате, а потом снова обратился к главному чистильщику:
- Ездеход в сутках ходьбы отсюда, в часе пути от тракта, по которому я приехала сюда. Без тайного слова Вы его не заведете и не откроете. Мы дойдем дотуда и если все будет хорошо, я доверю Вам свою тайну, расскажу все, что знаю. Что скажете на это?
Для меня сутки были чуть-чуть короче вечности, а выйти за город, хотя я совсем неглубоко въехала, казалось не проще, чем вознестись живой на Небо. Дойти до ночи до ангара с ездеходом не получится, придется ночевать вместе, скорей всего на границе города или где-то в убежище чистильщиков, а на следующее утро вести быстрый марш. Я была уверенная, что через сутки все станет ясно, кто враг, а кто друг. А если нет... Главное до ездехода дойти. Ганц поможет.

+1

23

[indent] Рысь наблюдает, Рысь запоминает.
[indent] Девушка даже Белому ничего не сказала. Предложила награду и все... Доставить груз из точки А в точку Б. Чистильщики – не боявшиеся выходить под проклятое небо, рискующие жизнью и здоровьем – иной раз брались и за такие задания. Только главный стрясал всю информацию с заказчика. Нет информации – нет доверия – нет заказа.
[indent] Тем удивительнее, что кажется Белый решил Анастасию прихватить с собой. По пути забросить в ближайшее поселение… А вдруг у того поселения их засада ждет? Жмется эта домашняя к ним, а потом укажет дружкам пальцем, вывалит всю грязь, позабыв про хорошее, и пиши пропало. Да и награда… слишком привлекательная чтоб вообще существовать. Предложи новая знакомая медикаменты и припасы, или даже заключение контракта, договора на снабжение… заключение союза – тут и то больше поверишь.
[indent] — Поняла, – Рысь улыбается. Теперь все просто, теперь уже не дрогнет. Выполнять приказ легче, чем решать самой. Поднимается и, проверив все ли с ней в порядке, возвращает маску на место.
[indent] — Выше нас – только небо, девочка. И оно слепо. Собирай вещи. Как и сказал, мы проводим тебя до ближайшего поселения. Дальше – твоя забота.
[indent] — Ближайшее… – Резчик что-то прикидывает в уме. Рысь подозревает, что он вспоминает карту и расстояние до тех поселений, про которые знали чистильщики. Были те, куда им лучше не соваться. Были те, где они активно работали с людьми, так сказать к взаимному благу. Были и те, что ни туда, и ни сюда. Там можно было встретить как союзника, так и заклятого врага. – Прилично шлепать.
[indent] — Прилично. Дождь почти кончился. Рысь, вы с Резчиком и Анастасией выходите сейчас. Продвигаетесь к Сломанной Собаке. Ждете нас.
[indent] Блондинка смотрит на хмарь за окном и набрасывает на голову капюшон. Уже давно не день, а темнеет по такой погоде быстро. Если подозрения верны, то они не единственные, кто шатается по пустым улицам и провоцирует псин на спортивные соревнования. Были в прошлом такие. Каждый показывал как он хорош и на что способен, старался обойти других. Только там в награду вроде блестяшка давалась, а здесь – жизнь.
[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]
[indent] На улице моросило. Уже не полноценный дождь, но все равно противно. Будто туман накрыл город, заполнил остов некогда великого зверя… Нет, это не туман. И хорошо, что не он. Мутанты – из тех зверей, что больше всех изменились, редко совались в города – там еды почти не бывало для них. Но иногда могли заскочить, как раз когда белесая пелена скрывала их присутствие. Да и о чем вообще может идти речь, если дальше носа собственного не видишь?
[indent] — Тебе не тяжело? А то выглядишь не очень сильной.
[indent] Резчик участливо старается заглянуть в глаза новенькой. Он тоже слышал слова Белого, но решил пока не записывать незнакомого человека в мертвецы. Рысь едва слышно хмыкает. По сравнению с ее и Резчика рюкзаками, ноша девушки кажется столь незначительной, что его беспокойство смотрится попросту смешно. Хотя может и пытается так разрядить обстановку?
[indent] Сам парень тоже сильным не выглядит. Особенно если сравнивать с такими крупными ребятами как Бродяга или Калека (хотя этот сдал в последнее время немного) Но Рысь знает, что он выносливый, и сильнее чем кажется. Жилистый, как говорится. Да и тот факт, что он свое и чужое тащил, как бы намекает.
[indent] — Может расскажешь, как оно там – у тебя на Базе?  Мы тоже можем что-то рассказать. Сейчас еще сыро, чтоб псы вернулись…
[indent] — Я бы приберегла разговоры до Сломанной Собаки. Здесь могут быть люди. И они нам не друзья. Особенно, когда она с нами.
[indent] — Белый почему-то уверен, что сейчас они не высунутся. Ух, Рыська, ну и стремные они, скажу я тебе.
[indent] — Ты их видел? Нападавших?
[indent] — Мельком, но хватило. Помнишь Курочку у нас? Так вот, она по сравнению с ними еще красотка. Даже со всеми своими ожогами. Люди, да… Но когда я ту рожу увидел, то сразу вспомнил о мутантах из столицы. Говорят, что там даже люди в монстров чистых превратились. Бр, как вспомню, так в дрожь бросает.
[indent] — Застегнись. Не хватало чтоб ты еще простудился.

+1

24

На предложение мое никто не согласился и  я спешно подобрала сумку, двигаясь за Рысью и Резчиком. И вот я топала посреди промозглой мороси непонятно за кем и непонятно куда, даже неясно было, кого мне больше бояться надо, как вести себя. Рысь меня убить хотела, пистолетом грозила, я ей этого забывать не собиралась. Город вокруг был страшный и непонятный, мне казалось, что в каждом провале темном сидел стрелок или жуткие собаки меня глазами провожали. Мне всюду мерещились их глаза. Я очень устала, наверное это были уже видения от изнеможения. Я не ела с середины прошлого дня и непонятно было, когда поем. Волосы слиплись и на лоб все лезли, а еще приходилось следить, что сумка не намокла, чтобы шкатулка в целости была и прочее. После бессонной ночи, полной тревог, скорби и ужаса, мне все происходящее каким-то нереальным казалось, ненастоящим, я уже не понимала до конца, как мне быть. Я держалась только на молитве и Божьей помощи, сдаться мне не давала моя миссия. И вот посреди всего этого, парень, у которого даже имени человеческого не было, подходит ко мне и спрашивает, как оно было на Базе! Он словно бы издевался надо мной, я подумала зло, хоть и беспокоился обо мне, не тяжело ли. Ну, сумку свою я ему точно не отдам, пусть и не надеется! И вообще мне надо было пистолет опять в руку взять, только все как-то руки не доходили. Я предложила такое дело, такую награду чудесную, а мной помыкали эти дикари и слушать меня не стали, это было ужасно. Под моросью этой из меня всю благодарность перед ними выдувало с каждым шагом, я будто бы уже и забыла, что Бродяга меня спас от собак, и что меня не стали убивать и пленить, что сейчас тоже ради меня помогают. Но я все же напомнила себе, что это не на них надо злиться, на чужаков, а на себя, что перед Господом грешная и не хватает мне ума, воли и сил, чтобы взвалить безропотно на плечи груз моей миссии. Так что я все же ответила, правда может быть не очень вежливо мой голос звучал:
- Там, на Базе, меня не взрывали, не стреляли в меня, собаки меня там съесть не пытались и на плече не таскали никогда, словно куль с мукой. Так что там очень хорошо, да. - я помолчала, слушая Рысь, поглядела вокруг, а потом все же взглянула на Резчика, перестав пялиться себе под ноги. Он все-таки хороший парень, наверное, даром что безбожник и дурак, что лезет к девушке в такое время, вместо того, чтобы замолчать и топать. И я ему ответила, пусть вот Рысь людей разглядывает, а я хоть немножко отвлекусь, а то совсем идти трудно.
- У нас есть подземный храм, при одном входе в который ты бы забыл обо всем и пал бы лицом вниз в молитве. Он непредставимо огромен и там, где собираемся мы, покрыт прекрасными фресками, его потолок теряется во тьме и вверх ему нет предела, а в самые главные литургии створки наверху расходятся и на счастливые лица наши падает свет неба, свет Господа. Каждая створка размером с дом, но оттуда, снизу, где нам и место, они кажутся маленькими, такой он огромный, этот храм. Если подниматься по лестнице из глубины храма на самый верх, то путь займет две тысячи семьдесят две ступени, столько дней длился конец Старого Мира. Каждый из нас проходил этот путь три раза в жизни и молится, чтобы удалось пройти в четвертый.
Я замолчала в воспоминаниях о своем третьем восхождении, единственном, что я хорошо помнила, но долго предаваться такому не стала, это было грустно, вспоминать сейчас жизнь на Базе и я обратилась к Резчику. Я к нему на "Вы" обращаться не могла и сразу на "ты" говорила. Я сказала:
- А что это за Сломанная Собака? Там живет ваша Коммуна? Далеко это? Там безопасно?

Отредактировано Анастасия (08-09-2020 20:15:32)

+1

25

[indent] Молодой чистильщик выглядит слишком наивным и дружелюбным. И в отличие от возможности таскать тяжести, то почти не обман. Не смотря на все, через что его пропустила жизнь, не смотря на то, что он как и многие оказался у обочины, Резчик всеми силами цеплялся за человечность.
[indent] Хороший вроде бы навык. Но Рысь куда больше ценила умение парня своему дружелюбию затыкать пасть в нужный момент. Он не подведет и не предаст доверие, которое с таким трудом к нему пришло. И уж подавно он не отвернется от других чистильщиков. Но иногда… его до странного блеска в глазах интересовало, а как там живут другие. Будто подыскивал себе запасное место, куда бы можно было податься.
[indent] — Красиво должно быть. Ну мне думается, что он такой... В некоторых поселениях встречаются храмы. Но как правило это почти-целые здания, куда люди картины вешают – те, что не выцвели и не погорели. Целые-то сама понимаешь для жизни занимают. А в храмы так… даже не знаю как. Туда местные не пускают. Хотя меня в один как-то старушка провела. Очень добрая дама. Красивые картины были, и книжки. И чисто, не смотря на дыры в потолке.
[indent] Но нет даже близко ничего похожего на тот, что ты описала. Не встречал и не слышал. Хотя нет, теперь услышал. Хех. Вот бы посмотреть… К вам должно быть многие за этим приезжают, да? А чем платят? Сделки заключают? Еду привозят? Или знания о мире делятся? А бывает так, что на совсем остаются? Кстати, а как вы к пришлым относитесь?
[indent] Мы как-то нарывались на базы… Так люди там закрылись и никого к себе не пускают, ни с кем дел не ведут. Слушок ходит, что они рабов покупают, чтоб это… не выродиться.
[indent] Как всегда, коснувшись неприятной темы, Резчик поспешил перепрыгнуть на другую. Хорошо, что новая попутчица отвечала. А то нехорошо это – замыкаются в себе и нагружают себя мыслями. Чаще всего невеселыми и тяжкими. Парень никогда не понимал этого желания страдать, в чем честно признался Рыси в один из первых дней знакомства.
[indent] Так что пусть Анастасия говорит. Отвлечется, а там может и передумает. Что-то из случившегося расскажет. Если Рысь подсобит, то втроем можно попытаться и Белого переубедить. Хотя он редко своим решениям изменяет.
[indent] — Не, у нас нет коммуны. Я эм… сложно себе представляю что это. Много раз слышал, но как-то четкого определения не сформулировал. Кхм, так вот, Сломанная Собака – это… маленький участок города. Как ты заметила, городок тут довольно большой. В прошлом их вроде большими полисами или как-то так называли. Один город как целый мир, раздробленный на территории. В центре псы живут. Но это ты уже слышала. В парке, говорят, тоже что-то водится. Но там земля… липкая. Ступаешь, а она за ногу хватает. В общем, мы из осторожности туда не ходим и ты не ходи.
[indent] Можно много часов идти по городу и все еще в нем оставаться. Сейчас мы идем относительно безопасными окраинами. Но так дольше добираться, хоть и безопаснее. В общем, это что-то вроде нашего личного уголка.
[indent] Рысь слушает трындеж за спиной и думает о своем, не забывая поглядывать по сторонам. Старая Собака изжила себя, так обмолвился как-то Калека. И судя по тому что они постороннего к ней ведут, Белый решил поставить точку на этом месте.
[indent] Чистильщики, особенно из одного «города» обычно помогают друг другу. Там подсказали хорошее место, тут посоветовали торговца, о том-то предупредили – в общем, маленькая сеть взаимовыручки. Но есть и личное, куда вообще кроме своей группы никого не пускают. Что-то вроде домика для ночевки. Перевести дух, раны перевязать, подкрепиться и снова в путь.
[indent] По-всякому может повернуться. Лучше иметь местечко, о котором знаешь ты, да друзья. Засыпать или оставаться беспомощным лучше именно в таких закутках. А то либо ты нарвешься на уже занятую точку, либо нарвутся на тебя. И уповай на удачу, чтоб у тебя были хорошие отношения со встречными.
[indent] — Надеюсь, у тебя в сумке не только гранаты были, – обмолвилась Рысь, намекая, что с собой прилично и еду таскать. Но ответ уже предполагала и гадала, как будет лучше поступить. Дождаться Белого? Разделить свою порцию и Резчика, чтоб на еще одного человека хватило? Или что?
[indent] «На месте разберусь»[NIC]Рысь[/NIC][STA]изгнанница[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA]

+1

26

Резчик первый из чужаков, который со мной заговорил прямо и рассказал мне в ответ про Сломанную Собаку, видно было, что он честный человек и добрый. Доброму нынче сложно жить, а я порадовалась и разговор продолжила, а если бы он не ответил мне и отговорками отделался, ничего бы больше ему не сказала. Я фыркнула в ответ на его слова:
- Что за дураки предпочтут сделать жилище вместо храма! То есть Господу ютиться не пойми где?! Нету у них ни капли веры, у безбожников.
Мне очень хотелось, чтобы Резчик и Рысь сразу поняли, как хорошо мы живем и как у нас все здорово. Потому что у нас порядок был завещанный Господом, а они побирались на обломках Старого Мира, витая в Его Тени. Про рабов я слова Резчика мимо ушей пропустила, а про приезжих ответила:
- Конечно приезжают, изо всех краев, спускаются по Великой Реке, если осмелятся и есть баржа бронированная, идут караванами, паломничают, приезжали даже откуда-то из-за Московских пустошей. У нас все по-божески, выстроен караван-сарай за Топляницей, это болото у нас такое есть безмерное, каждого приезжего ждет кров и охрана, мы нанимаем вольнорабочих за еду, им только креститься надо и все, скупаем рабов, если дюжие, конечно и без Скверны. Самых важных гостей даже встречали на Базе, только это особый случай должен быть, ну ты сам понимаешь, просто так мы никого к себе не пустим.
Конечно, у нас не так, чтобы всегда гости, но в хорошие сезоны мы действительно видели больше десяти гостей в день. То есть я-то почти не видела, я в караван-сарае редко была, а так были, да. Когда я про Коммуну услышала, очень удивилась:
- Как не знаешь? Ну как, смотри... Вот у Вас артель есть, правильно? Ты, Рысь, Бродяга, рядчик Ваш, который приказы раздаёт и другие. А живете Вы все вместе с другими артелями, правильно? Это и есть Коммуна. Я вот тоже в артели числюсь, моя пятая. Между прочим, я свой значок  в четырнадцать лет получила! - похвастала я, чуть-чуть гордая, потому что обычно в артель принимали в пятнадцать, не раньше, а я училась прилежно и работала хорошо. А пятая артель очень замечательная, там и дедушка Клир живёт... жил... и Санчес и другие большие люди Коммуны. Только святых людей у нас в артели почти нет, ну это ладно, все равно об этом всем не расскажешь чужакам.
- А как Вы все с другими артелями живете? Вот кто Вам наряды раздает после утренней молитвы? С кем у Вас бессемейники живут? Не в общежитиях? А талоны как делить? - я совсем не понимала, как можно иначе жить. Все эти разговоры про чужой город, про липкую землю и прочее так меня захватили, что я даже на время позабыла про свои усталость и голод.

Вопрос Рыси застал меня врасплох и я его по-своему поняла, я подумала, что она хочет узнать, что я такое скрываю в сумке. Не дождешься! - подумала я и только покрепче сумку свою взяла и зыркнула на девушку, вот только когда я зыркнула и хотела что-нибудь ответить, я отчетливо увидела сквозь пелену дождя в одном из окон блик света, словно тусклую вспышку. Это было так похоже на мои страхи, что я даже поверить поначалу не могла, замерла, но я понимала, что это мне не почудилось. Сверкнуло тускло и всё. Меня словно ледяной водой облили, только не снаружи, снаружи я и так вся мокла, а будто бы изнутри и я взгляд на Рысь перевела испуганный, ища поддержки, она самая опытная была из нас и я сразу на нее полагалась в таком. Я рукой показала на окно на втором этаже заброшенного здания и сказала:
- Там что-то сверкнуло. Тускло так, раз - и всё.
Я не знала, может быть у них тут постоянно что-нибудь сверкает, это нормально совершенно было и я зря заволновалась. Но я теперь ждала, что Рысь скажет. Пойдем дальше или будем проверять?

+1

27

[indent] Резчик непонимающе похлопал глазами и повернулся к Рыси. Мол, ты постарше, может ты уразумеешь чужую мысль? Но девушка лишь повела плечами.
[indent] Найти место, где можно жить, вести хозяйство и не бояться, что не переживешь ночь. Найти место, которое можно назвать домом, тут основательно постараться надо. Это раньше человек был во главе всех и всего, но нынче – доигрался. Теперь не он сильнейший, а выживающий. Не каждый город подойдет, и не каждое место. Находишь такое и приводишь его в приличный вид. Какое дело до выдумок старого мира?
[indent] Лично Рысь, выбирая между удобством для себя и удобством для выдуманного «друга», отдавала предпочтение все же своему здоровью. Картинки и книжки еще никого от простуды и хищников не спасли.
[indent] «Что за дураки спрашиваешь?»
[indent] — Наверное те, кому спину застудить не хочется, – безразлично вписывает свой комментарий чистильщица. Чудные они – эти чужаки. Живут странно… Но раз живут, и не лезут в их – чистильщиков – дела, то и бесы с ними. Правда кто такие бесы и почему они должны с кем-то быть, Рысь не понимала. Таких зверей она точно не встречала. А может и вовсе – словечко из старого мира.
[indent] Поскольку блондинка шла впереди, то выражение ее лица оставалось тайной. Пока все было такое прекрасное и красочное, что хоть бросая все в канаву, хватай девку и беги туда – к прекрасному сытному местечку. Но Рысь ощущала ту самую брезгливость, которую всегда источали «чистенькие» Мерзкая падаль – вот кем они были на самом деле. Правильные, хорошенькие, и зад-то свой в тепло пристроили. А сколупнешь эту коросту – сплошная гниль да гной. Слова про рабов тоже позитива не добавили. Бывали, конечно, те, кто выкупал или отбивал людей, но тут явно случай другой. Скупали они «дюжих», то есть как скот.
[indent] «Нельзя. Белый приказа не давал»
[indent] А ведь можно было бы. Довольно просто. Резко развернуться и всадить покупательнице нож промеж ребер. Рысь знает, Рысь умеет. Но надежнее будет как тот же скот – по шее. Одним махом уравнять «чистенькую» с теми, кто ей так не люб. Рысь шваркает подошвой на земле, выбивая из «узоров» застрявшие камешки, едва слышно ворчит.
[indent] Впрочем, Анастасия если не глупая, то должна понимать как их котерия относится к торговле разумными. Даже у Резчика мечтательный взгляд сменился на грустный. Красивая картина начала наливаться темными пятнами. Рысь не расстраивается: ей сытая жизнь домашней зверушки нужна не более, чем человеку пуля во лбу для проветривания мозгов. А вот Резчик расстраивается. Он еще наивен, все надеется найти тех славных людей из книжек, которые люди. Ему еще предстоит узнать, что каждый в этом новом мире чем-то болен. У кого-то язвы на коже, а у кого-то внутри – в самой сущности.
[indent] — У нас это просто домом зовется, – пожал плечами парень, смущенный и новыми знаниями, и разбитыми мечтами, и определением, которое он ранее оказывается не так понимал.
[indent] От последующего паренек смутился еще больше. Он хоть и был умным, но тут просто не знал как ответить. Талоны, семьи, молитвы… Ну ладно, второе это понятно, а вот со всем остальным было как-то туговато.
[indent] — Точно не в одной комнате мы с ними спим, – нехотя пришла на выручку чистильщица, неодобрительно морщась на сырость и зыркая по сторонам. – Мы не суемся к ним, они не суются к нам. Разве что по делу. Одежды шьют умельцы. Главное материал им достать и сказать чего хочешь.
[indent] Что такое наряды молодые знали плохо. Белый вроде одно время что-то такое в речи допускал, но потом обрубил, что это слово – паразит, и пользовать его не надо. Ну не надо так не надо. Из разговоров со швеей Рысь только знала, что «наряд» – красивое слово для одежды. Для особого случая. Или что-то вроде того. Почему кто-то их должен выдавать, да еще и после молитв? Странное дело. Но пока не самое дурное.
[indent] — Мы живем как прочие люди. Видела много поселений. Почти все они устроены так же, как наше. Одни отвечают за еду, другие за защиту, третьи за связь с другими поселениями, за караваны и так далее. У нас нет… талонов, – а вот это кажется что-то вроде «денег», да? – Лучше пусть дают что-то нужное, вроде патронов, нежели бумажки из прошлого. Тем более видела я их – даже руки не вытереть после еды – слишком жесткие и мелкие. В семьи мы не лезем. Двое сами разберутся как им жить и что делать. Хотя старушки любят посудачить о том, кто на кого глаз положил.
[indent] Рысь не одобряла интерес к «пододеяльным» темам. Но Калека, слушая очередное переругивание двух соседок, тогда внезапно усмехнулся и сказал, что это по своему уютно. Как приятное эхо из прошлого, что навевает воспоминания. Что хорошего в пересудах Рысь так и не поняла. Но, конечно же, не ненавидела тех, кто просто любит поговорить о разном. Вреда-то вроде никакого.
[indent] Резко развернувшись девушка уперлась взглядом в ту сторону, куда указала Анастасия. Ничего. Сейчас – ничего. Может быть той показалось – денек-то нервный оказался. А может что-то и впрямь было. Все не приметишь, за всем не уследишь. Резчик тоже напрягся и потянулся к кобуре. Девушка останавливает знаком. Нехорошо, если за ними наблюдают, так и на Собаку выйти могут. Даром, что убежище уже помечено как бывшее.
[indent] — Вы – вперед. Я за вами. Проверю и догоню.
[indent] Сказала и скользнула тенью за ближайший угол – чем там кто не шутит, но лучше проверить. Если придется, то скорректировать маршрут. У девушки был легкий шаг и некоторая сноровка – она была уверена, что сможет подкрасться незамеченной. Но то ли наблюдателя спугнула поспешность, с которой троица ускорила шаг, а одна потом и вовсе исчезла из вида, то ли он ушел по другой причине. Во всяком случае, Рысь обнаружила следы пребывания, но не самого человека. К сожалению, это открытие ей не нравилось.
[indent] Лучше поспешить.[NIC]Рысь[/NIC][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/657923284666548226/744229411443834881/EczoEQ5UMAERCwB2.png?width=468&height=623[/AVA][STA]изганница[/STA]

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » По дороге домой