https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » The Keeper


The Keeper

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/885/282529.png
http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/885/785182.gif http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/885/620331.gif http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/885/896093.gif http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/885/389598.gif

В ролях: Сиф и Александра
Где: Ниборн, 10605-й год. Зима.
Что: Новый виток словно спустя целую жизнь.
                 Возвращение в жизнь — не обман, не измена.
                 Пусть твердим мы: «Твоя, вся твоя!» чуть дыша,
                 Все же сердце вернется из плена,
                 И вернется душа.
                           "Не в нашей власти" М. Цветаева

Отредактировано Сиф (08-08-2020 19:01:56)

+1

2

Даже зима здесь теплая и мягкая, снежно-мягкая, когда пласты рыхлого пушистого снега укрывают землю, укрывают тебя с головы до ног, летят в лицо, забиваются за воротник - но при этом не чувствуется холода, не щекочет мороз за пятки, не щиплет за щеки и не вынуждает поскорее бежать в сторону ближайшего теплого очага. Сифу бы совсем не хотелось оказаться здесь в более теплое время, наверняка солнце жарит от всей своей яркой солнечной души, будто вознамерилось выжечь весь род человеческий. Но, в основном, Сиф переживал, конечно, за свой, вампирский. Как странно, а ведь давным-давно он бывал здесь частенько. Еще в бытность свою принцем Гульрама по велению отца или настоянию матери. Тогда ему казалось, что он ничего не способен делать самостоятельно - попросту не позволят. А сейчас перед ним открыт весь мир, весь чертов мир с его бесконечным многообразием - и что же? Он стоит у невысокой ограды респектабельного дома, опираясь на крепкий каменный ее остов, подставляя лицо прохладному порывистому ветру, который несет с собой хлопья того самого мягкого снега. Какого черта он здесь делает? Так далеко на восток Сиф прежде не забирался. Не в этой своей жизни, не после того, как переродился другим и когда Гульрамский халифат вывесил траурные стяги по поводу погибшего последнего наследника. Впрочем, до Гульрама было далеко. И там все давным-давно переменилось за добрые полторы тысячи лет. Сиф уже давно не считал его своей родиной. Хотя и покинутые Темные земли тоже. О них по-прежнему болела душа бывшего владыки, хотелось думать, что новые правители продолжат дело, начатое Сифом и его советниками. Но теперь и самому Сифу предстояло подумать о чем-то еще. О другом.
10597 год. Воспоминания о женщине, о единственной женщине, которая оставила в жизни вампира столь неизгладимый след, всякий раз возвращались туда. Почти девять лет они не виделись. Для бессмертного существа, давно перешагнувшего тысячелетний рубеж, время летело совсем иначе. Сифу не доводилось скучать за эти десять лет, но он и не мог позволить себе утопать в этих воспоминаниях даже в те редкие свободные минуты, которые у него порой случались. Ну а теперь, приехав в Ниборн и поселившись в доме одинокого старика (за вознаграждение, естественно, и без внушения тоже не обошлось), Сиф изо дня в день наслаждался видами.
Окна напротив. Женщина напротив. Она тоже не скучала, она не живет здесь, нет. Она здесь работает. Неполные девять лет легли едва заметной паутинкой мимических морщинок в уголках ее глаз. Взгляд стал резче. Движения - отточенней. Она и тогда не была рабыней, даже среди рабынь она поднимала голову и делала все, рискуя, в том числе, и собственной жизнью, чтобы темный принц обратил на нее свое внимание. Он и обратил.

Сиф оттолкнулся ладонями от шероховатой каменной поверхности ограды и отступил в тень. Он не желал, чтобы Александра его увидела. Но в течение этих нескольких дней, пока он наблюдал за ней, одна рискованная идея зрела в его голове. Ментальный блок, за который Сиф согнал все воспоминания о себе, был по-прежнему крепок, однако вампир сомневался, что тот выдержит, если Александра столкнется с владыкой лицом к лицу. Поэтому...
Поэтому к ней отправится Джорах, лакей, от которого пользы в подобных делах вроде исполнения поручений куда больше, чем от своих непосредственных обязанностей. К тому же пока что Сиф прочно обосновался в Ниборне. Во всяком случае, до тех пор, пока здесь была эта женщина.

- Мисс, к вам посетитель, - мальчишка лет двенадцати, сын хозяина постоялого двора "Синяя птица", сначала аккуратно постучал в дверь, а затем подергал ручку. Заперто. Но Александра точно никуда еще не уходила. Разве если только выбралась в окно. Люди ее профессии и не таким промышляют! Конечно, профессия женщины на лбу у нее написана не была, да и хозяину заведения на то было глубоко плевать, главное чтобы плата за комнату лежала своевременно на деревянном столе. Но сынишка утверждал, что новая клиентка, эта нелюдимая, суровая, неулыбчивая, неразговорчивая дама, точно какая-нибудь чернокнижница! Ведьма или наемная убийца. В общем, интерес подогревает к себе, но с тем же успехом подогревает и страх соваться ближе.
- Мисс, внизу ждет человек. Говорит, что у него к вам дело, - не унимался мальчонка. Однако, едва заслышал через дверь движение в комнате, тут же отскочил на несколько шагов назад.
А внизу, в харчевне, построенной для удобства прямиком под жилыми комнатами, сидел Джорах и зевал в длинную худую ладонь. Хотя и время не раннее, тем более уж не позднее, а слуга все мысленно жаловался, что никак не может выспаться всласть. По случаю встречи с Александрой ему еще вдобавок пришлось принарядиться, дабы не выглядеть чьим-то лакеем. И сходу можно было подумать, что сидит-дожидается вполне респектабельный горожанин, еще с пяток лет не доживший до "среднего возраста". И рядом незримо с ним находился и Сиф. Мысленно. Вампир, безусловно, доверял своему верному компаньону, который отправился в это безвременное путешествие с господином по доброй воле, а вовсе не по принуждение. Однако все-таки важные вопросы, важные для себя лично, Сиф предпочитал решать тоже лично. Пусть даже при вынужденном участии кого-либо еще.

+1

3

В тот раз не повезло… Ты справишься!
Внутренний голос пел о какой-то там надежде, хотя сам понимал, что у его хозяйки нет не сил, не желания, не здоровья. Она никогда не была в этой части Альмарена, да и не слишком-то сюда рвалась, жаль случай распорядился по-своему, совсем не поинтересовавшись её мнения. Так что же ты тут делаешь Александра?
Она прибыла сюда не так давно. Девушка вела себя странно, её лицо не выдавало эмоций, её жесты были больше похожи на угловатые движения марионетки. Такой она себя не помнила и не знала. Сейчас это данность, сейчас так надо. После последней своей вылазки с Серыми братьями Лекса помимо жалования и похвалы от коллег получила серьёзные раны, разбросанные по всему телу. Это было бы пустяком, если бы не потери. Поход к тёмным землям, к самой границы вылился столкновением с недружественным кланом вампиров. Серых было пятеро, включая её… Вампиров было тридцать. Исход боя был предрешён ещё до начала. Она, как рядовой сотрудник канцелярии настаивала на том, чтобы избежать его. Пусть это будет побег, пусть репутация страдает, но все останутся в живых. Её не послушали. Командовал операцией молодой и слишком амбициозный эльф, желающий выслужиться у Кехлера как можно быстрее, забраться как можно выше. Для таких как он нет понятия о жертвах среди своих, нет чести и совести, зато есть страх… Он знал, среди них рунный мастер, жрец света, пара бывалых вояк и Лекса – та самая, которая в состоянии была отбить у тьмы поместье. План родился в его голове довольно легко. Братья были расставлены по флангам…

Он умер первый… Амбициозный служитель Серых, молодой эльф, жаждущий славы и победы в неравной борьбе. Что было дальше? Дальше была тьма. Не было мига, когда кровь не попадалась на глаза. Это было страшно даже для меня. Бьёрк и Кен ушли  вслед за тупыми амбициями эльфа. Я уже лежала на земле, истекая кровью, когда бешено раскрытые глаза Кена оказались напротив. До сих пор помню, как его голова, отделённая от тела катилась по камням, отскакивая от них словно детская игрушка. Мне было жаль его с одной стороны, но в тоже время я завидовала его окончанию его мук. Ведь один из вампиров сразу сообщил мне, что я останусь последней и наконец, за всё отплачу. За что мне нужно было платить? Откуда эти существа меня знают?
В воздухе провис запах крови. Я повернула голову в сторону и увидела, как тело мага-поддержки разрывают на куски, выискивая нужные для некромантов части тушки. В воздух летели ошмётки плоти, кишки и содранная кожа. Мне страшно, но я не могу пошевелиться. Внушение действует так жёстко, что я даже не чувствую, как сочится кровь из раны на лбу. Пустота настигла меня с шорохом шагов. Тьма прерывалась редкими картинками. Они держали меня в каменном мешке, больше похожем на глубокий колодец. Оттуда невозможно было выбраться, я пыталась. Где я? Что им нужно? Помню какие-то расплывчатые голоса и вопросы, на которые у меня не было ответов, помню, как клыки раз за разом погружались в шею, оставляя ранки и лишая меня сознания…
.

Лекса сидела у открытого окна. Перед ней лежал блокнот, исписанный от начала до конца. Ей не хватило всего немного, чтобы закончить отчёт для Серых. Не получилось написать о том, что она не знает, кто вытащил её оттуда и не помнит, как она оказалась в Кариде. Не смогла написать о том, как болели раны, отказываясь заживать. Нужно было написать, почему она решила бежать. Ведь из-за этого и требовалось отчитываться перед руководством.  Её поймали уже в окрестностях Аримана… Свои же… Никому не было дела до её состояния. Были даны инструкции, место встречи, прочие подробности. Отказаться было нельзя и она не отказалась. Изо дня в день навешивая на себя иллюзию она направлялась туда, куда было положено. Поселилась там, где было сказано. Ещё четыре дня назад она должна была встретиться с заказчиком, но взять себя в руки никак не получалось. Зачем лезть в пекло, если не можешь трезво мыслить и не хочешь вытаскивать себя же за шкирку из объятий смерти.

Девушка отставила чернильницу в сторону и бросила перо на стол. В лицо ударил холодный порыв ветра, напоминая о том, что пора снова перевязывать раны. Сейчас, спустя несколько недель Чертовка всё ещё не могла справиться с болью в повреждённом плече, рана на нём была совсем маленькая, но нанесена отравленным оружием. Следы клыков на шее, испещрённое ссадинами и царапинами лицо. Она глянула на себя в зеркало и тут же отвернулась. Не лучшая иллюстрация работы лучшей из Серых. Раны были почти обработаны, когда раздался стук в дверь. Теневая замерла, она старалась не общаться не с кем в этом городе, опасаясь преследования. Пусть лучше ничего не знают. В ответ на вторую фразу мальчишки, девушка выронила флакон с тоником из рук.
Надо идти. Ты знаешь.
- Я сейчас спущусь.
Хрипло произнесла она, растягивая меж пальцев иллюзорное плетение. Похоже, заказчик нашёл её сам. Следовало встретить его красивым лицом. В инструкциях было указание на человека. Может поэтому Лекса не слишком старалась с деталями. На миг, прикрыв лицо ладонями, она снова глянула в зеркало, на сей раз отражение казалось ей идеальным. Ещё пять минут, и она уже спускается вниз, устремляя взгляд на мужчину. Посетителей здесь не так уж и много, спутать особо не с кем. Она присела напротив незнакомца, предварительно засунув в дальний ящик своего сознания воспоминания о тёмных землях. По словам Серых, особых усилий к заданию прикладывать не придётся, что ж, посмотрим…
- Добрый вечер, сударь. Вы хотели меня видеть?
И ведь сильно не отличить. Нет подавленности, не прослеживается страх и тревога. Голос тих и спокоен, интонации чёткие. Деловой подход, словно фасад, за который спрятано нежелание что-то делать.

Отредактировано Александра (09-08-2020 14:29:34)

+1

4

"Веди себя естественно. Я смотрю на нее твоими глазами, не забывай об этом", - услышав голос господина в своей голове, Джорах аж выпрямился стрункой. Интуитивно поерзал на стуле и тут же в который раз окинул взглядом всю харчевню, будто рассчитывал увидеть Сифа за соседним столом.
Конечно, вампира здесь не было. Вернее, он дожидался снаружи, приняв облик ворона и сидя на низкой ветви ближайшего к окну дерева. Сифу так хотелось увидеть Александру поближе. Услышать ее голос, смотреть, как слова слетают с ее резко очерченных губ. И вспоминать, что не только хлестать приказами и браниться способны эти уста, но и быть нежными, дарить жаркие поцелуи и не менее жаркие признания. Ворон на пару секунд смежил веки и замер. Требовалось унять буйство воспоминаний и напомнить себе, что они - кладезь одного вот уже сколько лет. Александра жила в свое удовольствие и горя не знала - так, во всяком случае, Сифу казалось. И он теперь был тут, освободившись от своих обязанностей, он первым делом отыскал единственную женщину, которая не ушла бесследно из его жизни. Дотянуться ментально до того, о ком столько времени думал, отыскать ее пусть хоть через весь материк, пусть даже на другом конце света он смог. Узнал, что она жива (хотя зачем лгать, он и так об этом был осведомлен), успокоился, пытался жить дальше, тем более что жизнь в Темных Землях никогда не бывала легкой и беспечной.
А теперь Сиф уже несколько дней был рядом с Александрой. Ощущала ли она его присутствие? Вряд ли. Хоть и была осторожной, внимательной женщиной, однако если вампир не хотел, чтобы его заметили, то так бы и случилось.
Сейчас он сидел буквально в двух метрах от головы Джораха, разве что между ним и слугой находилась стена. Лакей встрепенулся и постарался напустить на себя важный деловой вид. Одет он был не как слуга уж точно.
"Твой взгляд тебя выдаст. Вспомни Кельтазара. Не бойся смотреть ей в глаза и веди голос ровно. Он не должен дрожать. Если она почувствует слабину, то тут же по ней ударит", - вряд ли, конечно, Александра станет вести себя так сходу. Она же не берсеркер какой-нибудь в самом деле. И сначала нужно выяснить, для чего и кому она понадобилась, разве нет? Так что следом Сиф попытался донести до Джораха немного мыслей уверенности в себе. И в итоге наемницу встречал уже не какой-нибудь там лакей, а как минимум - уважаемый, самодостаточный горожанин среднего или даже выше среднего достатка.
- Присаживайтесь, пожалуйста, - сам Джорах поднялся, когда женщина подошла к столу, и сел только после нее. Как велит этикет. - Мне вас порекомендовали, как человека надежного и не боящегося трудностей. Оплата будет достойная, но и, вероятно, дело окажется сопряжено с опасностями или даже некоторой... - "не молчи, продолжай", - не совсем законностью. Я обрисую вам вкратце ситуацию, а далее вы уже решите, хотите ли вы за это взяться.
Джорах перевел дыхание, вдобавок в этот момент к столику подошел слуга и поставил две кружки с горячим чаем. В зимнюю пору и холодную влажную погоду самое то - пить горячие напитки и греть ноги у камина, в который не забывают подбрасывать дров. А когда слуга отошел подальше, чтобы не слышать чужих разговоров, Джорах положил у дальней от себя кружки черный бархатный кисет. В такие обычно набивают табак, но здесь было явно что-то  потяжелее. А еще Александра видела уже такой. В Городе Темного ветра. Если, конечно, память бы смогла зацепиться за этот момент и что-то ей подсказать. Ведь кисет был стянут крепким шнурком, на конце которого крепилась монетка с оттиском таким же, как и на печатке Сифа. Герб династии Мехребов.
- Одна очень уважаемая в Ниборне семья занимается коллекционированием древностей. У них есть коллекция статуэток так называемых стихийных божеств, изготовленных из полудрагоценных камней. Все они хранятся обособленно и выставляются по праздникам или на светских приемах вместе с другими редкостями. Так вот. Среди этой коллекции есть одна - многолапая кошка - ее украли несколько лет назад из моей личной сокровищницы и я хочу ее вернуть. Отправиться непосредственно к главе семьи и потребовать я не могу по своим причинам, которые вас касаться уж никак не должны. Но считается ли кража краденой вещи кражей? - тут Джорах впервые за весь разговор аккуратно улыбнулся. И замолчал на время, пока делал глоток из кружки. После чего снова посмотрел на Александру. - Захотите ли вы помочь мне вернуть свое имущество обратно? То, что я вам предложил, - снова его взгляд устремился в сторону кисета. - Третья часть.
Ворон переступил с лапы на лапу и слегка пригнулся, дабы видеть лицо Александры. Он вглядывался в весь образ женщины с напряжением, не меньшим, чем то, которое сейчас овладевало Джорахом.

+2

5

Не сказать, что Александра обладала какими-то тайными культами или знаниями. Сложно было различить в ней нечто грозное или наоборот мягкое. Такое могло быть подвластно только одному, про которого она не помнит. Хотя и это не было бы правдой, ведь со временем и с развитием тьмы в её сознании начались изменения, которые позволяли видеть странные сны. В них не было лиц, только голоса, только очертания. Она старалась найти хоть толику смысла в показанных картинках, но все её попытки разбивались о стену глухого, непроницаемого барьера древнего. Загадка цепляла её даже тогда, когда она выбралась из Тёмных земель, не имея предположений о том, что делала это не в первый раз.
Девушка прошлась цепким взглядом по мужчине, который изо всех сил корчил из себя некого важного человека. Как правило, знакомство в высшем обществе сопровождалось именем, касанием и прочими признаками официоза. Сейчас, пусть и в таверне, пусть и на нервах и боли, девушка видела некое несовпадение, лёгкий изъян в поведении, но выводов пока не делала. Молча наблюдая за движениями незнакомца, она едва заметно покривилась, словно это были не слова, а капля лимонного сока на языке.
Что ты несёшь…
Пронеслось в её голове молнией. Чертовка вздохнула, мельком глянула в окно по левую руку от себя, да сложила ладони на столешнице, скрепляя их в своеобразный замок. Если бы дядечка, сидящий напротив смог понять этот жест, если бы он смог разгадать, что будет дальше. Чертовка явно дала понять, что всё сказанное совсем её не заинтересовало. Даже упоминание денежного довольствия, похоже, промелькнуло мимо ушей. Основная странность шероховатостей и явного вранья пришлась как раз на рассказ о статуэтке. Потом все неровности умножились стократно когда мужчина предположил, что она станет заниматься воровством. Лекса ждала окончания спектакля. Пропуская мимо и слугу с чаем и ощущения взгляда практически у самого затылка. Нервная система была изрядно расшатана, но это совсем не значило, что инстинкты ещё не при ней.
Чертовка обвела взглядом харчевню, словно в поисках кого-то, потом недвусмысленно поманила указательным пальцем к себе горе нанимателя. Одной ладонью она потянулась к кисету, а пальчик другой заговорщически приложила к губам незнакомца, словно обрывая его ложь. Сиф был прав, удар по ошибкам будет хлёстким, а слова острыми.
- Простите покорнейше, я наверное стала не слишком сильна слухом. Как я могу обращаться к столь серьёзному мужчине?
Слова звучали мягко, даже нежно, игра обещала быть интересной, но явно не долгой. Чертовка скосила взгляд на увесистый кисет и тут же выудила из него одну из монет, попутно цепляя вензель на  оттеске. Тьма внутри встрепенулась, расступаясь пред здравым смыслом и памяти. Лекса выронила монету, выпрямляя спину. В такой момент обычно правили воспоминания, в этот раз Чертовка держала их в узде. Она вновь подцепила монету со столешницы, а остальной кисет отодвинула назад к посыльному. Придерживая отчеканенный кругляшок двумя пальчиками, Лекса резко перевела взгляд на мужчину. Теперь интонации были совсем другими, ощущение хозяйки положения заставляло её толкать игру с высокой горы, дабы насладиться падением соперника.
- Если вы так хорошо осведомлены о моей репутации и почти всё знаете о нелегальных делах, которые мне под силу, тогда зачем вырядились так, что каждая собака смотрит на вас и запоминает, в каком кармане спрятаны деньги?
Лекса вновь обратила внимание на монету, аверс уступил место реверсу, взгляд зацепился за кант и снова опустился к отчеканенному рисунку. Лёгкий шёпот коснулся слуха мужчины.
- Я не ворую, дорогой. Никто не мог сказать тебе, что я в этом сильна, а значит одно из двух. Или ты дурак и работаешь на того, кто зачем-то меня ищет, быть может, власти, мстительные семьи, что-то такое. В таком случае, дам совет, бесплатный …
Она опустила монету на ребро и едва заметно толкнула её, позволяя докатиться до владельца.
- Беги! Чем дальше, тем лучше. Не могу позволить себе иметь тайных врагов, а значит,  придётся встряхнуть тебя, чтобы выяснить. Нет, есть ещё один вариант, он, скорее всего станет для тебя лучшим.
Обнимая ладонями кружку, девушка притянула к губам напиток. Пред тем, как сделать глоток, она глянула в чайную гладь и улыбнулась, заставляя иллюзорную маску дрогнуть, на миг приоткрывая испещрённое ссадинами лицо.
- Ты врёшь мне! Чеканка Тёмных земель… Какой извращенец проживая в Ниборне привезёт на встречу отчеканенные Тёмными землями монеты? Наверное, тот же самый, который хочет отправить меня к себе на родину за мифической кошкой? М? Так что скажешь, если я захочу знать, кто собирается тебе платить за мои услуги?

+2

6

Вот, за что он был без ума от этой женщины. Вот, почему он никак не мог ее забыть. Она врезалась в его память, как нож в мягкое податливое масло, она поселилась там на все практически эти девять лет. Чем бы Сиф ни занимался, он думал об Александре, даже когда обстоятельства в принципе не позволяли распылять мысли на женщин и желания, с ними связаные. Возможно, ближайшие друзья, советники, которые стали для вампира сплоченной крепкой семьей в то время, чувствовали перемены, произошедшие с их владыкой после того, как он отпустил рабыню. Рэджинальд как-то неаккуратно посмел заметить, что якобы Сиф размяк, и вампиру тут же пришлось хлестко напомнить тому, что рука его по-прежнему тверда и не колеблется перед ударом. Александра стала его маленькой тайной. Она осталась тайной и для себя самого. Когда-то они были друг другу ближе, чем с кем бы то ни было еще. Сиф показывал ей свою печатку, Александра видела оттиск, который та оставляла в расплавленном черном воске, коим владыка запечатывал свои послания.
Потому стало любопытно, хоть что-то шевельнется в ее затуманенной памяти, когда женщина бросит взгляд на оттиск на монетке. Сифу очень хотелось проникнуть в ее мысли, узнать все, о чем она думает, чего жаждет, подтолкнуть ее к взаимодействию, но выдавать себя он не хотел. А потому черным вороном продолжал неподвижно сидеть на ветви дерева и смотреть бусинками глаз на столь милое сердцу лицо.
Джорах позорно проигрывал, и это было ожидаемо. А Сиф по этому поводу совершенно не злился, наоборот, он ликовал в душе, что Александра ничуть не изменилась. Это та самая Александра, которая вскидывала с гордостью, достойной эльфийской принцессы, подбородок и была готова поднять бунт среди рабов. Та Александра, не побоявшаяся выступить против Лорисса, вампира, настолько же ее сильнее, насколько лисица сильнее мышонка. Александра ничуть не растеряла своих навыков, она их только отточила. Она смотрела на Джораха совсем не как на высокопоставленное лицо с набитыми золотом карманами, а как на овечку, натянувшую на себя волчью шкуру и пытающуюся задирать нос. Справедливости ради стоило бы отметить, что Джорах как раз-таки нос не задирал. Он вел себя немного нервно, но очень сдержанно, сухо, не позволяя себе излишеств. Подчеркнуто вежливо, иначе Сиф бы за любую вольность оторвал ему руки и выдернул язык. И это самое малое, что могло бы случиться со своенравным слугой.
- Это Ниборн, мисс, - Джорах никак не отреагировал на вспышку сарказма от Александры. То ли получил мысленную установку от Сифа продолжать гнуть свою линию, то ли побоялся ответить на гонор гонором. Не Александры побоялся, отнюдь. А вампира, который следил за каждым его жестом и словом. - Здесь одежда определяет статус. А вы, смотрю, не больно-то жалуете богатых господ, - пожал плечами и потянулся смахнуть кисет обратно, - как пожелаете. Вестимо, ваша репутация оказалась преувеличена, и я обратился не по адресу.
Уговаривать наемницу поработать на него пожалуйста он бы не стал. По мнению Джораха богатые и уважаемые так себя не ведут, равно как и не опускаются до того, чтобы подхватить тон сарказма и отвечать тем же. Лакей старался списывать поведение с того, как умел подавать себя Сиф, пусть даже получалось это у него несколько неловко.
- Что ж, дважды я не предлагаю, найду более сговорчивого кандидата на столь щедрое вознаграждение. Или быть может попросту скуплю нужное мне добро, - сделав последний глоток и отставляя кружку, Джорах забрал кисет, подцепил двумя пальцами отправленную в обратное путешествие монетку и поднялся. Он не собирался бежать, как то советовала ему Александра. И ее угрозы проходили совсем мимо его ушей. Джорах лишь улыбнулся в ответ и негромко проговорил вложенными в его уста словами Сифа, - интересно мне знать, это за ваш острый язычок или за неумение отличать друзей от врагов весь ваш лик пестрит отметинами? - после чего направился к выходу. Конечно, сам Джорах этого не видел и не мог видеть, а вот у Сифа был артефакт, позволяющий смотреть сквозь иллюзии, так что навеянное марево для ворона оставалось лишь едва заметной туманной дымкой. И вампир видел не то, что Александра желала показать, а то, что было с ней и у нее на самом деле.
Джорах переступил через порог таверны, подставляя голову под мокрый снег, летящий пушистыми массивными хлопьями. Затем прошелся вдоль дорожки и остановился под деревом, на ветви которого восседал ворон.
"Жди", - последовал приказ. Они ждали оба. Если Александра сейчас пожмет плечами и пойдет по своим делам, то приманка с подработкой себя с треском провалила. Если нагонит и снова потребует ответов, то тут все окажется еще более непредсказуемо. Или каков ее дальнейший план? Сиф, не читая ее мысли, мог только развести руками.

+1

7

Теневая сложила пальцы в замок, укладывая ладони на столешницу. Она смотрела незнакомцу прямо в глаза и всё никак не могла понять, что же упускает из вида. Он вёл себя спокойно, даже слишком спокойно.  Попытка выбить его из колеи, то ли с треском провалилась, то ли задание, с которым он пришёл, не было таким поверхностным и простым. Двойное дно сложно разглядеть, особенно с первой попытки. Если бы она только вспомнила, всё тут же стало бы яснее самого раннего летнего утра, но память в этот раз молчала.  Чертовка теперь тоже молчала, ей нужно было понять, каким будет следующий ход этого мужчины. Наконец его уста разомкнулись и он заговорил. Алекса даже прищурилась, просеивая через мелкое сито каждое его слово. Слух практически сразу резануло. Это  «Мисс», эти обороты речи. Она поймала себя на воспоминаниях об эльфе, который долго и упорно вырисовывал из себя незаменимого мастера  Наниматель был спокоен или как минимум наиграно спокоен.
Почти-почти. Сама была такая же, да. И что?
Девушка не тронулась с места, когда незнакомец поднялся. Пропустила мимо ушей подобие едкой фразы, которая по идее должна была подействовать на неё отрезвляюще. Мысли были явно заняты другим. В них рисовался герб, явно старый и явно не простой. Оттиск с монетки никак не выходил из головы, где же она могла его видеть? Девушка подняла взгляд на гостя как раз в от момент, когда он спросил про отметины. Теперь она была уже на сто процентов уверена, что он не тот, за кого себя выдаёт. Теперь интерес бился не на жизнь, а на смерть с гордостью. Его надо остановить, нужно выяснить, но сделать это прямо не выйдет. Лекса огляделась по сторонам, в таверне не было многолюдно, однако привлекать к себе негативно внимание не хотелось. Из возможных вариантов событий она рассматривала три. Первый и самый прямой заключался в полном отрешении. Не ходить за ним, не спрашивать, не искать, сидеть на месте и ждать, пока незнакомец вернётся. Способ действенный, в состоянии доказать, насколько её персона интересна нанимателю, но в то же время содержал долю риска. Если всё не так, она никогда не узнает правды. Второй более продуманный, но наигранный. Можно догнать, рассыпаться в тысячи извинений, взять заказ и после того приставить к горлу кинжал или воспользоваться ядами. Действенно, но. Она не как вампиры из Тёмных земель, она не хочет пытать. Этот способ не подойдёт. Третий же … Смесь первого и второго с особым ингредиентом в виде правды. Не слишком действенно, по крайней мере сразу, но более честный, а она всё же подкупала любого.
Лекса дождалась, пока дверь за незнакомцем прикроется. Она всё решила, теперь дело за малым. Покривившись от приступа боли, девушка повернула голову в сторону окна. Зимняя тьма окутывала всё вокруг, не жалея ни домов, ни деревьев. Прекрасный пейзаж для той, которая ценить темноту ночи, украшенную хороводом пушистых снежинок. Пришлось выждать время, какие-то несколько минут, но именно они позволили девушке подумать, выстроить логические цепочки и в то же время зацепить взглядом внимательную птицу. В какой-то момент Лекса замерла, ей казалось, что их взгляды встретились. Сознание моргнуло кадром из прошлой жизни. Крик воронов, разлетающихся в разные стороны от кованных дверей склепа.
Встрепенулась после пробежавшего по спине холодка и направилась к выходу. Шаг через порог, во тьму, украшенную белыми отметинами, второй и третий. Плечи обжигал морозец, но ей похоже было всё равно. Взглядом она прокатилась по окружающей местности. Далеко человеку не уйти, если он, конечно, не маг с сотней порталов. Поворот головы и вот он, тот самый шут, или теперь развлекает она? Ворон на ветке, мужчина под деревом… Мысли вновь скомканы в единую массу. Ошибка? Теневая уже понимала, что в её же игре наниматель как-то заработал себе лишний балл, резко сравнивая счёт.
Кто ж ты такой, что можешь предсказывать мои действия? Откуда знаешь?
Ей бы сейчас развернуться, да обратно в таверну. Морозец делал своё дело, Лекса в миг дрогнула всем тельцем, мокрый снег, ветерок. Нужен плащ хотя бы, но она упорно стоит на месте, раскидывая новый расклад карт собственных действий.  Выбор был сделан неожиданно даже для неё самой, просчитать все варианты не хватило времени. Холод стимулировал закончить с этим и вернуться обратно в тепло.
- Я возьму твой заказ, но в качестве оплаты меня интересует только кисет. Содержимое можешь оставить себе.
Между ними несколько шагов, она напрягает голос, чтобы поведать ему о своём решении. А ещё машинально тянется к раненому плечу. Маска не нужна, она сейчас сброшена, ссадины на лице может скрыть ночь, пусть и не ото всех. Чертовка шагнула в снег, утопая в нем по щиколотку, сокращая расстояние между ними. Так что же ворон? Всё ещё наблюдает? Одаривая птицу взглядом, Лекса всё же подошла к незнакомцу.
- Пусть будет кошка…
Усмехнулась она, протягивая к мужчине ладонь для рукопожатия. Не за каждым она так побежит, не каждого станет держать. Интуиция скупо подсказывала, важность мероприятия без подробностей, доказательств и прочего.  Так надо!

+1

8

Лакей внутренне знатно нервничал. Не из-за Александры, ее-то он ничуть не боялся и старался не думать о мотивах Сифа по ее поиску, пока сам вампир безраздельно властвовал в его разуме. Если в мыслях Джораха вспыхивало коварным огоньком имя наемницы, тот сразу же начинал считать от одного до десяти и обратно, сбивая тем самым с толку Сифа, но вскоре вампир догадался, к чему эти ухищрения, и лишь ухмыльнулся находчивости своего слуги. Конечно, людям не запретить болтать. Вот и Джорах с Шайленом не переставали чесать языками, думая, что господин их не слышит или останется в неведении. Но Сиф, однажды наученный горьким опытом, больше на старые грабли не наступал.
Когда Джорах вышел под снег, черный ворон встрепенул крыльями, смахивая с них налипшие хлопья, и нахохлился. Лакею не было видно, что делает Александра после его ухода, а вот Сифу - да. Ну и чего греха таить - ему было просто приятно наблюдать за ней. За ее быстрыми, точными движениями, над которыми она явно даже не задумывалась. Как и над своими словами, которыми одаривала потенциального нанимателя чуть ранее. Проницательности женщине было не занимать, Сиф и удивился, и мысленно одобрил это ее качество, столь редкое для простого человека, не обремененного талантом слышать чужие мысли. Наверное, Джорах как-то глупо выдал себя в мелочи. Так ведь обычно и случается: ты беспокоишься о чем-то масштабном и совершенно упускаешь из виду выдающие тебя с головой пустяки. Александра умудрялась почти что смотреть в будущее. Если бы Сиф не знал ее, то решил бы, что она и впрямь ведунья.
Пару раз ворон встретился взглядом с женщиной. Что, она и здесь как будто все раскусила с ходу? Черная птица нетерпеливо переступила с лапы на лапу, покрепче сжимая мощными когтями подмерзшую ветку.
"Она идет", - голос в голове Джораха звучал спокойно и предостерегающе, никаким самонадеянным удовольствием там и не пахло. Но при этом Сиф был как раз-таки доволен. Он сомневался, захочет ли Александра проглотить эту наживку, однако последний финт с кисетом и с отсутствием уговоров, по всей видимости, роль свою сыграл.
- Какие у вас любопытные предпочтения, - на едкую фамильярность Джорах отвечал прежней вежливостью, лишь позволив добавить в нее тонкую нотку иронии. - Если я подарю вам этот кисет, вы откажетесь от работы? - он и впрямь протянул вперед руку, в ладони который был сжат злополучный черный мешочек с тесьмой и монеткой на ней. Внутри по-прежнему звенело щедрое содержимое, от которого Александра столь решительно отворачивалась. - Теперь, когда мы поговорили и обсудили все внутри, я не уверен, что вы подойдете на это дело. То ли вас гложут сомнения, то ли вы предпочитаете не красть, а лишать жизни, считая это более гуманным или, может быть, более достойным вас. Не возьмусь гадать.
"Не прикасайся к ней", - все тем же спокойным указанием проговорил Сиф. Все, что он мог вложить в эту фразу, умело спрятал. Свои мотивы оставил при себе. Джорах, повинуясь, чуть покачал головой, натягивая перчатки. Потом поднял взгляд выше, проследив за тем, куда поглядывала женщина. Сиф же в который раз поймал ее интерес в свою сторону. Ворон расправил крылья, хрипло каркнул в сторону Александры. И слуга мог поклясться - черная, словно беззвездная ночь, птица как будто ухмыльнулась. А потом оттолкнулась от ветки и взмыла в небо.
Навстречу шли гурьбой любители выпить в таверне горячего кислого вина. Громко разговаривая, смеясь, они обошли Джораха с обеих сторон, вынуждая его отступить дальше. И как раз в этот момент подкатила черная карета, Шайлен, сидящий на козлах, едва заметно покривился: ну вот еще, ему приходится прислуживать такому же слуге, как и он сам. Ну а Джорах, отступив за спины прохожих, забрался внутрь кареты, отдернул плотную шторку и проговорил Александре в окошко:
- Не люблю, когда мне угрожают. Угрозы - это пустое сотрясение воздуха, мисс. Тот, кто может, тот делает.
"Договоришься", - качнул головой Сиф. Он сидел напротив, в темноте экипажа, Александре его видно не было. Джорах отклонился назад, пропадая из поля зрения наемницы. Однако в следующий миг, как Шайлен хлопнул кнутом по гладким покатым бокам лошадей, бледная рука с перстнем-печаткой улеглась на нижнюю часть окошка будто бы невзначай. Всего лишь пара секунд для того, чтобы убедиться, что мимо взора Александры сей непритязательный финт точно не прошел. И далее карета, перебирая колесами по колее из грязи и снега, неспешно покатилась вдоль по улице.

+1

9

Лекса молчала. Зная, что игру в поддавки выиграл незнакомец, нет смысла пытаться сдвинуть его с точки зрения. Да и зачем ей это, если он всего лишь пешка в чужой, как ей казалось, намного более сложной игре. Будучи приверженкой многоходовочек, наёмница понимала, сейчас стоит пожертвовать малым, для того, чтобы потом получить в разы больше. Предвкушение щекотало разум. Пусть слуга ликует, пусть он думает, что теперь ему всё можно и что она полностью под его властью. Это же просто мысли.
Ответь ему, не молчи, он же издевается над тобой.
Указание на слабину было намеренным, но внутренний голос всё ещё старательно отговаривал Теневую от поступков, которые потом она будет воспринимать как ошибку. Улыбка тронула её уста, несмотря на дрожь в теле. Надо бы вернуться в тепло, так и заболеть недолго. Игра продолжалась, наёмница твёрдо решила, что пройдёт её до конца.
Заткни его, девочка, сделай хоть что-то. Разве ты не видишь, как он упивается своей победой?
Но она всё ещё молчала. Не отнимая взгляда от лица лакея, Лекса приняла кисет. И ведь вроде всё, разворачивайся и иди, ан нет. Демонстративно растягивая шнуровку, она тут же высыпала в мокрый снег содержимое. Деньги всего лишь деньги, они не стоят её слова, не стоят того интереса, который зародился в её душе. Монеты, кругляшки, разменная валюта….
Чертовка очередной раз вздрогнула, развернувшись к мужчине спиной, она подняла взгляд на птицу, что преследовала её этим вечером.
-Тссс… Тише… Он не специально.
Произнесла она, а следом отправилась прочь, вновь в сторону таверны, в тепло и уют, туда, где можно подумать не подгоняя себя посредствам холода или ненавистных белых хлопьев. Шаг её тих и спокоен, хот где-то внутри она жаждала поскорее закрыться в комнате и лучше разглядеть монетку на кисете. Чувство собственного достоинства в паре с гордостью всё ещё рисовали её образ, а это значило, что торопитьсяне придётся. Обернулась Чертовка только на смех. Компания выпивох, направляющихся в таверну, шумно обсуждала зад очередной проститутки, расписывая достоинства и удобство пользования оным. Алекса остановилась, наблюдая, как подъехала карета.
Бинго! Чутьё ещё при тебе, дорогуша.
Мужчину ждали, за ним наблюдали, а значит, игра приобретала новые очертания. Слова прислужника прозвучали уже в спину девушке. Новая остановка и ожидание, когда карета проедет мимо. А вот здесь сдержаться просто не получится, слишком уж комична ситуация, стоит подлить масла в огонь. И она подлила…
- Всему свое время, мужчина, всему своё время. Ты главное береги себя, а то мало ли что.
Женский смех озарил тишь ночи. Лекса видела в прислужнике койота, который бежал, поджав хвост, оставшись без добычи. Да, она согласилась, да, проглотила все едкие комментарии, но это  ничего не значит. Пора было идти, нужно подумать, как провернуть дельце  котором большая часть неизвестных переменных. Но тут что-то её остановило. Алекса увидела в окошке кареты движение, не явное, скорее случайное. Она могла поклясться, Джорах сидел на противоположной стороне. Так кто это? Перстень увенчанный таким же узором что и на монете кисета промелькнул пред глазами всего на пару мгновений, но даже этого было достаточно, чтобы Теневая на некоторое время застыла. В душе отчего-то сжалось. Словно незримую преграду памяти пошатнуло. Не одного воспоминания, только эмоции. Странная радость, сопровождала опаску. Несвойственное сочетание для той, что уже давно привыкла к задумчивости и уверенности. Преграда устояла, причём достойно, оставляя за встряской  лишь частое сердцебиение.
Перешагнув порог таверны, Лекса тут же отправилась к себе в комнату. Ей нужно было переодеться в сухое, подумать. А лучше поспать перед тем, как на следующий день искать кусочки мозаики. Вот только сон совсем не шёл. Она лежала на кровати, заложив одну ладонь за затылок, второй же придерживала кисет, на который приходилось смотреть при свете одной свечи. Монетка то и дело бликовала, отражая тусклый свет то одной гранью, то другой. Уснуть вышло только под утро. Кисет лежал у неё на груди, Чертовка просто выронила его, когда проваливалась в объятия неги. Жаль только отдыха не вышло. Сон, больше похожий на обрывки реальности показывал ей различные картинки. Тьма ночи. Отполированный паркет. Объятия чёрных сил. И взгляд зелёных глаз, холодный, чужой, словно безжизненный, но при этом отчего-то такой родной.
Проснулась Александра в холодном поту. Вероятно, всё же  ночная прогулка давала о себе знать. Наспех одевшись, Чертовка спустилась вниз, завязывая на плечах увесистый плащ подбитый мехом. Сейчас неплохо было бы узнать хоть что-то, если не про герб на кисете, так хоть про кошку из задания. Только куда идти? Цепочка логики вела её к торговым районам города. Сейчас бы найти антиквара, коллекционера древностями, фаната своего дела. Такой точно знает, кто владеет кошкой.

+1

10

Ну вот, Сиф снова дал слабину. Слуга мог не заметить или вовсе не придать значения этой будто вскользь брошенной фразе "не прикасайся", но вампир, который точно знал, чем сей секундный порыв был продиктован, внутренне занервничал. Впрочем, ему хватило самообладания, дабы вдохнуть, выдохнуть и заставить свои мысли успокоиться, снова взять их под контроль. С Александрой никогда не бывало просто. Она - революционерка, она бы подорвала устои любой империи, если бы только захотела. Она излучала опасность, особенно сейчас Сиф, изучая женщину чужими глазами, остро ощущал, насколько Джорах рискует своей жизнью. Конечно, вампир все равно быстрее человека. Он не дал бы в обиду своего слугу, ведь хорошего слугу найти еще труднее, чем даму сердца. К счастью, этого не потребовалось, вампир сохранил до поры, до времени свое инкогнито. Джорах, правда, сам того не подозревая, ходил по лезвию ножа. Рассчитывал на благоразумие наемницы и на свой ореол "высокопоставленного чиновника", "влиятельного таинственного нанимателя", "богача с широким кругом связей". Вот только Сиф не стал бы так обнадеживаться на его месте. Александра однажды оказалась в спальне владыки Темных Земель с намерением его убить. Ну а то, что не убила... Промах или слабость?
Ворон тихим шелестом крыльев растворился в сумерках.
- Все прошло, как вы хотели, милорд? - лакей, погрузившись в темноту кареты, только сейчас сбросил свою спесивую маску. Ему совсем не нравилось играть породистого господина, это оказалось не так уж и просто, как виделось поначалу.
- Можно и так сказать, - карета удалялась от постоялого двора, Сиф наблюдал за женской фигуркой через тоненькую прорезь между двумя плотными шторками. Как же ему хотелось сейчас велет Шайлену остановить лошадей, выбраться из кареты и пойти Александре навстречу. Она как будто что-то вспоминала, глядя на знакомые символы. Именно за них зацепилась. Не слова Джораха заставили ее передумать, а та самая монетка на кисете, которую женщина забрала себе в оплату. - Главное, что она согласилась, - на том Сиф плотно задернул шторку и перевел взгляд на слугу. Тот сидел молча, чувствовал себя неуютно не на запятках, как обычно, а внутри кареты, да еще и словно наравне с господином. А еще с трудом справлялся с любопытством, ибо слишком уж хотелось знать, что в Александре такого важного, чтоб Сиф пустился сюда в путешествие аж из самого Эреш-Ниора.
- Дальше я сам, - откидываясь на сидение, проговорил вампир.

Утро застало Александру холодной влажной и снежной погодой. Разве что чуть теплее, нежели накануне ночью. Шайлен и Джорах остались в особняке, а Сиф снова в обличье ворона проследовал за своим объектом вожделения в сторону торговых рядов. Он старался не попадаться Александре на глаза, ибо она уж точно не проигнорировала бы своего вчерашнего крылатого соглядатая. Однако чувство постороннего взгляда, наверное, ощущала. С этим уж Сиф ничего не мог поделать. Разве только опять лезть в голову женщине, вот только подобный финт мог все испортить.
- Хэй, подходите, выбирайте! Лучшие украшения с драгоценными и полудрагоценными камнями, привезенные с южных приисков! Только сегодня по самой выгодной цене!
- Девушка-красавица, браслеты с эльфийской вязью, вы только гляньте, как они лягут на ваши тонкие запястья!
- Сладости Гульрама, вкуснее не найдете. Самое большое разнообразие восточных сладостей!
- Вам погадать, моя хорошая? Ну же, хотите знать прошлое, будущее? Хотите знать, кто ходит тенью за вами неотступно? Вижу судьбу вашу, как на ладони...
- Редкости и древности! Немного древней магии до сих пор хранится в находках исчезнувших цивилизаций! Только сегодня и только здесь!

Большой рынок Ниборна был даже в самое сердце зимы похож на потревоженный муравейник. Казалось, торговцы со всего света сползались сюда ни свет, ни заря. Ни непогода, ни холод или дождь стеной не были им преградой. И что самое любопытное - от покупателей тоже отбоя не было. Только и слышно, что яростные торги с одной или с другой стороны, перезвон монет, ругань или расхваливание товара. Сиф перебирался по шапкам шатров, стараясь не упустить Александру из виду. Мягко и ненавязчиво он касался разума то одного торговца, то другого, вкладывая в его уста нужные слова, дабы можно было зацепить внимание женщины. И ему было очень любопытно, на какую именно наживку клюнет наемница. И клюнет ли.

0

11

Лекса не любила зиму, не любила холода и снег. Ей больше нравилось тёплое солнце, цветущий юг и лето во всех его невероятных проявлениях красок. После вчерашней встречи она кое-что вынесла. Предусмотрительно бросив в полученный кисет с полтора десятка всяческих монет. Из таверны девушка уходила с полной уверенностью в провале. Найти иголку в стоге сена практически невозможно, однако если не искать, даже самая маленькая вероятность становится нулём. Она прошла по нескольким улочкам, прежде чем свернула к рынку. На ходу натягивая перчатки, Чертовка набросила на голову капюшон. Пусть сегодня не так холодно, как вчера ночью, однако первые признаки лёгкого недомогания уже присутствовали.
Вышагивая среди рядов всякого барахла, еды и прочей всячины, Теневая прислушивалась к возгласам, которыми встречали её появление торговцы. Мимо ушей прошли призывы выбрать украшения. Притормозила она только когда услышала упоминание о Гульраме. Плавный разворот в сторону торговца, проскальзывая взглядом по прилавку, вокруг которого витали невероятные ароматы корицы и ванили. Молчание не прекращалось, есть ей не хотелось, но сознание очередной раз дрогнуло, будто одна из ниточек, скрепляющих печать, лопнула. Вновь продолжая свой шаг, девушка прошла ещё с треть торговых рядов. Призыв одного из шарлатанов откуда-то слева заставил Чертовку оглянуться. Она прекрасно знала, что здесь, на рынке не одна, что кто-то наблюдает за ней, причём довольно внимательно. Прищур карих глаз, доля ехидства, Лекса протянула ладонь, предварительно стянув с неё перчатку. За ней никогда не значилась доля доверия к подобным развлечением, но здесь и сейчас, думалось, что это часть игры, в которую она должна играть.
- Так что там? Надеюсь чёрная птица. Подумываю приобрести себе такую как напоминание об одном…
Слова её начались как насмешка, как издёвка с признаком скепсиса и чем ближе приближение окончания фразы, тем сильнее было желание убрать ладонь под плащ и пройти мимо. А всё потому что она наконец услышала призыв продавца старья. Скорее всего, ей к нему и скорее всего там хоть что-то можно будет узнать. Лекса глянула на шарлатана, подмигнула и тут же поддалась порыву. Всего несколько шагов и вот она уже стоит напротив торговца рьяно призывающего простой люд полюбоваться красотами старых вещиц. Половина из лежавшего на прилавке товара была если не подделкой, то уж точно не древностью, вторая половина вызывала море вопросов, но Чертовка здесь не за этим.
- А есть что-то более дорогое, м?
Чуть приблизившись к торгашу, заговорщически шепнула Александра. Ей нужно было с чего-то начать беседу, лучше всего это получалось, когда человек, ну или не человек был расположен к ней. А что может лучше расположить, чем звон монет? Расклад был прост. Дорогие вещи на улице явно не выставляются, а значит, есть место, где принимают покупателей посостоятельнее. Настал черёд работать её новому приобретению. Теневая выудила из сумки кисет с монетами и демонстративно махнула им перед лицом торговца. Тому и невдомёк, что монеты в нём не все золотые или серебряные, но сама вещица должна была дать ощущение некой таинственности и состоятельности. Каждый в этой жизни играет своими картами, у кого-то больше козырей, у кого-то джокер в рукаве, а у Александры ничего и из этого странного ничего нужно выстроить игру со стопроцентной победой.
- Скажи, известно ли тебе что-нибудь о статуэтках стихийных божеств? Поговаривают, что одна из самых ценных в ней некая многолапая кошка. Правда ли это? Интересно, что за вещица, почему за ней гоняются с таким азартом.
Чуть задумчивый тон, слова будто невзначай, будто поддержание беседы, не больше. Чертовка убрала кисет обратно в сумку, дозируя мотивацию для торговца.
Тебе самой не смешно? Ты как дурочка! Может, стоит связаться со своими, узнать, что и как, кто владелец кисета, что за оттиск на монетке? Не? Разве это не важнее? Неужели ты и правда, готова взяться за воровство?
А ведь она готова, данное слово нужно было держать, даже с учётом отсутствие договора и платы. Не сказать, что это было для неё чем-то интересным, но интуиция подталкивала вперёд к разгадке. Конечно, в глубине души Лекса последними словами материла нанимателя. Настолько расплывчатое задание мог дать или тот, кто абсолютно не дружит с головой, или тот, кто знает, чем её цеплять. Так может это ловушка? Она стояла в объятиях зимы и лёгкого ветерка, но в душе у неё царил пожар опаски и некого неосознанного страха. Страха снова попасть в руки вампиров…

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » The Keeper