https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Sindacati e Spaccature


Sindacati e Spaccature

Сообщений 1 страница 50 из 50

1

https://funkyimg.com/i/32ZYA.png

https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/000/452/009/large/zachary-mclean-newmountainkinghallway.jpg
Действующие лица - Лоренцо Сальгари, Аделинда де Шоте
Место действия - Ариман (возможно, Ниборн), весна 10 607 года


10 606 год стал для Аримана самым сложным за последнее время.
Потеря правителя, разгром, падение общей морали...
Но не было ничего такого, с чем люди не могли б справиться.
Аделинда заняла место отца, заключила сначала политический,
а после и брачный союз с правителем Ниборна,
выпустила несколько своих указов, восстановила порядок,
старалась сделать все возможное, чтобы быть достойной Генриха.
Однако, напор Ниборна, несмотря на видимую заботу, казался слишком настойчивым, даже Аделинде.
Она бы порадовалась стремлению супруга объединить их силы,
но он не говорил ей о своих желаниях открыто, не делал официальных шагов,
и баронесса боялась оказаться поглощенной амбициями Сальгари.

+3

2

Прошло полгода со свадьбы правителей.
Аделинда внимательно следила за изменениями в своём городе. Обстановка в городе была спокойнее, чем она ожидала. Зимой, казалось, затихало абсолютно все, не только спящая природа. К зиме стихли и последние недовольства касательно новой политики Аримана, разрешающей темным расам находиться в городе при соблюдении всеобщих законов.
Она понимала, что после разгрома, нанесённого именно представителями этих рас, людям будет сложно смириться с этими переменами, однако, понимала, что не все представители этих рас обладают темными замыслами.
Конечно, горожане шептались, что данный закон вводится из-за придворного мага-тифлинга, с которым баронесса вернулась из Ниборна. В какой-то мере это и правда было так. Ее отношения с Арадией были дружественными и тёплыми, куда более доверительными, чем с собственным супругом.
Рогатая полукровка была честна, открыта, они делились друг с другом мыслями и секретами. И в последнюю очередь Линда хотела, чтобы тифлинг ощущала себя в тюрьме под куполом ее замка. Потому Арадия могла спокойно перемещаться как по самому владению де Шоте, так и по городу. Стоило ей попросить, девушка была готова предоставить ей доступ к своей загородной резиденции - это было хорошее место, вдали от надоедливых людей и города.
Она не подтверждала и не опровергала слухи о своих отношениях с Дией, лишь подкрепив свой указ тем, что преступления в адрес темных рас без очевидных доказательств обороны будут расследованы, а их исполнители - наказаны по всей строгости закона.
Тюремный порядок так же должен был быть ужесточен. Наблюдая за статистикой Ниборна, де Шоте поняла, что, будь в Аримане подобный порядок, заключённые никогда бы не вырвались из своих клеток в ту злополучную ночь.
Она не поддерживала всю жестокость ниборнского заточения (по правде говоря, она о ней и не знала полностью), но понимала, что текущий порядок ее родины был слишком мягким и мог потенциально привести к новым беспорядкам. А этого она больше не позволит.

Слушая своих советников и советников, которые предоставил ей Лоренцо, Аделинда на миг вновь задумалась о том, чтобы уехать с Арадией в загородное семейное гнездышко.
Пусть на выходные, пусть на пару дней… весна пришла в город уже несколько недель назад. После холодов и кучи дел, изредка прерываемых на свободный день во время визитов Сальгари, все это утомляло де Шоте.
- Армия Ниборна привнесёт беспокойство в город. В городе не военное положение, чтобы призывать вашу армию.
- Синьор Сальгари просто желает лучшую защиту городу и своей супруге.
- У Аримана есть своя армия...
- Господа, прошу. - Прервала спор советников Ада. Она оторвала ладони, соединённые в замке перед лицом, от губ и опустила их на стол. - Я правда не вижу нужды вводить армию моего супруга в город. Если вы хотите усилить Ариман, стоит научить моих людей вашим методам. Хотите усилить армию Аримана - возьмите новобранцев этой весны в ваши казармы…
- Но, синьора, подумайте о новом перевороте…
- Я уже подумала, и Вы не дали мне договорить. - Строго осекла баронесса ниборнского советника, повернув голову в сторону его голоса. - Я не вижу целесообразным вводить войска в мирное время. Понимаю Вашу осторожность, но сейчас это выглядит уже подозрительно, будто вы на пару с моим супругом надумали устроить переворот.
Я предлагаю Вам компромисс - по очереди направить дознавателей, тюремных стражей и пыточных дел мастеров в Ниборн, с их заменой Вашими на время отсутствия. Таким образом наши люди смогут пополнить свои знания, а Ваши - конструктивно доложить мне и моим помощникам о наших слабых сторонах. Семьи переехавших смогут сопровождать их.
Если предложенные мной действия принесут плоды, я рассмотрю Ваши рекомендации о привлечении Вашей армии в Ариман.

Шумно выдохнув, Аделинда опустилась в тёплую воду своей купальни, качая головой, чтобы ее волосы шевелились по волнам, будто у русалки. Такие мелочи делали столь длинные тягомотные дни… счастливее. Детские привычки, приносящие удовлетворение, как и раньше.
На борту купальни де Шоте также распорядилась о том, чтобы слуги оставили ей графин и бокал белого вина.
Сев и облокотившись на стену купальни рядом с этим графином, Ада пригубила прохладный напиток, приятной патокой контрастирующий внутри с жаром воды снаружи.
Этот день был утомителен…

+1

3

Политика, дела, вечная занятость и поэтому и постоянный недосып плохо влияли на здоровье Сальгари. Он до последнего скрывал это от своего окружения, пользуясь услугами проверенного мага-целителя. Но, что-то выходило у целителя плохо. То ли организм Лоренцо все больше сдавал, то ли действительно болезнь была серьезной.
- Послушай, тебе нужно просто несколько дней отдохнуть. Ресурсы твоего организма исчерпываются быстрее чем я успеваю их восстанавливать. Ещё неделя-вторая такого темпа, Коста… - маг запнулся, поворачиваясь к Сальгари, что сейчас практически лежал в мягком кресле, исподлобья поглядывая на давнего знакомого. В иное время маг поплатился бы за подобную оговорку - де ла Сера хотел забыть о своем прошлом, но сейчас герцога донимала головная боль. - Я читал, что причинами сильной боли могут быть некие новообразования в головном веществе.
- Хочешь сказать, что у меня растет еще что-то здесь? - Сальгари ткнул пальцем в висок. - Это, видимо, выростает то, что уже имеется. Не зря говорят, что голова от забот пухнет. Ты это вылечить сможешь?
- Дда… - после некоего замешательства ответил целитель, перебирая задумчиво склянки в небольшом кожаном саквояже. - Я пошлю весточку одной госпоже в Гульрам. У нее есть необходимые ингредиенты… Только придется подождать. Не менее недели. И пообещай мне, что возьмёшь несколько выходных! Иначе я плюну и лечить тебя не стану! Все равно в таком состоянии ты ничего мне не сделаешь, а если не примешь лечения - скорее всего, через несколько дней умрёшь. Либо ещё хуже - парализует в расцвете сил… И будет тебя твоя молодая жена из ложечки кормить. Пока не захочет удавить ночью подушкой. О параличе не шучу. Я такое уже видел.
- Я обещаю. Завтра закончу дела и предложу Аделинде поехать отдохнуть. Семейный отдых, говорят, сближает. Что-то в последнее время же Шоте явно стала прохладнее ко мне. Помнит, змея, тот мой промах. Помнит и ждёт нового промаха. Каждый шаг контролирую, каждое слово. Устал, Рилдир ее побери! Хочется иногда отлупить, чтоб знала кто хозяин! Che stanco di questa finzione e di questa donna! - Лоренцо закрыл глаза, устало проведя ладонью по лицу, одним жестом отослал мага, что лишь вздохнул, качнув укоризненно головой, и вышел
Долго пробыть одному Сальгари не удалось. В двери постучали и, не дожидаясь разрешения, в комнату шагнул Руцци - советник герцога, что сейчас чаще был в Аримане нежели в Ниборне.
- Плохо выглядите, синьор. А ведь не один я это замечу. - Руцци присел на низкую тахту около кресла. Лоренцо приоткрыл глаза, протягивая к мужчине руку. Худощавый советник, пригладил кучерявую черную бородку с нитями благородной седины - Руццо давно шагнул за порог семидесяти, но не выглядел на свои года благодаря магии и неким зельям. Одно из них он и подал Сальгари. Герцог вздохнул, выпивая остро пахнущее снадобье. Практически мгновенно следы усталости исчезли с его лица. Морщины разгладились, Лоренцо явно стал выглядеть лет на двадцать моложе.
- Что там, Руц? - голос герцога все же звучал устало, выдавая истинное состояние Лоренцо.
- Аделинда умна. Она не желает ввода армии. Уговорить ее не удалось. - советник взял в руки бокал, что стоял на столе рядом с высоким кувшином, что был полон прохлаждающего напитка из лимонов, сахара и ледяной воды, налил себе и отпил, довольно улыбнувшись. - Налить? - вопрос был обращён к Сальгари. Тот едва заметно кивнул. Руцци подал мужчине второй бокал, наполнив его напитком.
- И не нужно. Предложите капитанам денег. Не все рады служить. Кто-то точно согласится. И замените их нашими людьми. Так же поступайте и с обычными солдатами. А с верхушкой понемногу разберемся. Что с Марко? - ла Сера отпил из бокала одним глотком добрую половину и скривился. - Кислятина. Но освежает хорошо.
- Он предан Ариману. - советник развел руками, недовольно цыкая.
- Тогда ему пора к Имиру. И не наседайте на Шоте. Она чего доброго решит, что я готовлю заговор против Аримана. Мягче. Спокойнее. Без напора. Два города рано либо поздно станут одним целым, но не стоит гнать лошадей - никому не нужна падаль... - Лоренцо поставил бокал на стол с громким стуком.
Руццо усмехнулся и кивнул, что-то записывая в свитке пергамента, что лежал рядом на столе. Кивнул ещё раз, выходя.

Портал впустил мужчину в спальню, схлопываясь за его спиной. Лицо Сальгари посерело от заметного усилия, но зелья сделали свое дело быстро. Вскоре де ла Сера уже чувствовал себя вполне нормально. Положив длинный футляр с платиновым браслетом, который был украшен сапфирами в виде нежных цветов с изящными завитками, на столик у кровати - небольшой знак внимания со стороны мужа любимой жене и заодно извинение, что пропал более чем на две недели. Герцог снял с себя одежду и улёгся на постель. Прохладная ванна, принятая в Ниборне, освежила его, оставляя волосы ещё влажными. Линды в спальне не было. Сальгари решил дождаться ее, желая поговорить, но не заметил как уснул, утомленный предыдущими бессонными днями.

+3

4

Окончив с водными процедурами, Аделинда облачилась в тонкую шелковистую робу и направилась со служанкой в сторону своих покоев.
Ее тело было расслаблено, зачёсанные назад волосы блестящим полотном расстилались по ее плечам и спине. Вина было недостаточно, чтобы ударить баронессе в голову, но вполне хватило, чтобы ее движения стали более нерасторопными и немного замедленными.
- Госпожа, Вас что-то тревожит? - Отвлёк ее голос сопровождающей девушки. Она прибыла на эту службу недавно, но Линда никогда не упрекала ее за неопытность или просчеты, учитывая видимые старания. Без опыта и практики новичок никогда не станет профессионалом.
- Вовсе нет, почему ты спрашиваешь?
- Вы весь вечер хмуритесь, будто что-то произошло… - Ответила ей прислуга, но тут же осеклась и залепетала. - Простите, наверное, я лезу не в свои дела.
- Не извиняйся. - Мягко ответила ей Ада, еле заметно, но, тем не менее тепло, улыбнувшись ей. - Но да, дать тебе ответ я не могу.
Аделинда не стала делать вид, будто слова девчушки чем-то удивили ее, однако, это было так.
За последние пару месяцев де Шоте стала будто бы ожившей тенью своего отца, она с головой была погружена в дела своего государства, редко уделяла время на что-то постороннее или отвлеченное, а ее лицо было омрачено почти что перманентной прохладой в адрес окружающих, а брови в добавок почти постоянно хмурились.

Когда они подошли к двери спальни, Аделинда отпустила девчушку отдыхать и открыла дверь в собственные покои, чтобы наконец скрыться от посторонних глаз.
Нос слепой баронессы был очень чутким инструментом, и она ощутила запах своего супруга, стоило ей приблизиться к ложу. Но что-то в этом запахе было и инородным… Это было сродни запаху вина, тонко исходящему от самой де Шоте.
- Лоренцо..? - Тихо окликнула его Ада, забираясь на перину.
Темнота не была ей помехой, но без чужих глаз она, действительно, была слепой.
Девушка села на колени подле мужчины. Она ощупала свою кровать, пока ее пальцы не коснулись супруга. Сначала она было вздрогнула от неожиданности, но уже вскоре смогла нащупать его ладонь и взяться за неё.
Что-то в его коже было не так, ладонь герцога сейчас больше походила на ладонь ее покойного отца - грубая кожа старшего человека.
Оставив одну руку в ладони Сальгари, Линда быстрым, еле ощутимым движением руки, пробежала кончиками пальцев до его лица и положила ладонь на щеку де да Серы.
На его лице угадывались морщины, пусть не столь четкие, еле угадывающиеся, но она не помнила их, они не могли возникнуть вот так, из неоткуда…
Аделинда молчала, хмуро глядя на Лоренцо своими слепыми глазами, будто и правда могла его видеть.
И вроде как Линда должна была захохотать от счастья, кинувшись в объятья своего мужа (что пропадал в Ниборна с той же силой, что и она здесь, дома), де Шоте не могла разделить столь бурных эмоций, пусть и была рада. Радость баронесса была тихой и незаметной, а сейчас, к тому же, ее затуманила тревожность за состояние герцога.

+2

5

Сон Лоренцо вновь был тревожен. Ему в который раз снилось, что он пытается спасти любимую женщину и дочь, но мощеная камнем дорожка к домику бесконечна. Сколько бы он не бежал по ней, падая и обдирая себе руки, разбивая в кровь лицо, добраться до него не мог. Дом стоял, вроде как, близко - всего несколько шагов, но ни разу Сальгари до него так и не дошел…

Из ночного кошмара его выдернул голос Аделинды. Герцог открыл глаза, чувствуя ладонь женщины на своем лице. Накрыл ее руку своей, целуя, и искренне улыбнулся. Линда все же что-то тронула в его душе. До любви и привязанности было далеко и ла Сера знал об этом, но в ее присутствии мужчина ощущал тепло, заботу и радость. Было ли это отражением чувств самой Ады Лоренцо не знал. Точнее, думать об этом не хотел.
- Ma bella. Заснул, не дожидаясь тебя. Извини. Устал. Вымотался я с этими делами. И о тебе беспокоюсь. Ты как? Вижу складочку между бровей… Хмуришься? Что такое? Что беспокоит тебя? - Сальгари погладил пальцами лицо жены, прикасаясь и к переносице, поцеловал легко в лоб, обнимая женщину и притягивая к себе, положил голову ей на грудь, вздыхая. - Знаешь, что я подумал. Давай уедем на пару недель куда-нибудь? Чтоб минимум прислуги. Или чтоб ее вообще не было. Возьми, если хочешь, Арадию… Поедем просто отдохнуть. Забыть на время обо всех делах… Мы это себе позволить можем. Зря что ли кормим ораву всех этих советников?.. В Ниборне оставлю Демиана… Он справится.
Лоренцо запустил пальцы в волосы Аделинды, перебирая влажные ещё пряди. Сегодня он решил побыть просто человеком, что желает отдохнуть возле той, что его поймет, что, вроде как, ещё любит и ждёт. Сейчас да Сера не хотелось играть в обычные для него игры, что-то придумывая, ожидая и остерегаясь. Просто побыть рядом с той, что стала его второй половиной. Да, этот брак был по расчету, но Сальгари устал быть железным. Сегодня устал.

А ещё он испугался. Верно впервые в жизни испугался слов целителя, понимая, что тот мог быть прав. Следовало поберечь силы. Главное сражение ещё впереди. Пока что счёт за ним, но нельзя, выигрывая схватки, заранее знать исход битвы. И Лоренцо это знал. А ещё он знал, что, как ни крути, а смертен. И смерти его многие могут ждать.

Когда-то герцог даже задумывался о том чтоб стать одним из темной расы. Это даровало бы огромный запас времени, но могли узнать о том, что Сальгари более не человек. А это грозило бы огромными проблемами и для него, и для Ниборна. Поэтому, пока что, ла Сера отмел эту мысль. Нужно пользоваться тем, что имеешь. Главное, не спешить.

- Попроси, la mia anima, наполнить ванную и для меня. Я принес тебе подарок. - Лоренцо потянулся за футляром, подавая его Аделинде. Зрение он ей дал сразу, позволяя теперь рассмотреть браслет.

Уехать стоило.

Впервые за несколько месяцев Сальгари задумался о том, что ему нужны наследники. Об этом тоже стоило позаботиться. Но, для этого нужны были силы.

Понимание того, что жизнь скоротечна подталкивает к неожиданным результатам. И Сальгари знал, что он точно сдаваться времени не желает.

В конце концов, это был все ещё он - Лоренцо Сальгари де ла Сера. И он умел быть тем, кем захотел.

+1

6

Аделинда склонила голову к ладони супруга, облегченно выдохнув.
Лоренцо отвечал ей, он был в порядке, но вот его тон показался баронессе странным. Ещё ни разу она не слышала голос Сальгари настолько мягким и ласковым.
Он потянул ее к перине, и девушка не смела ему противиться, напротив, - Ада потянулась к мужчине навстречу, прижимая его к своей груди. Она гладила его волосы, голову, плечо, словно мать, баюкающая своё дитя, теперь, в противовес прошлому, де Шоте была опорой для герцога.
Она буквально ощущала кончиками пальцев его усталость и… потерянность. Девушка так сильно хотела спросить, что могло так сильно повлиять на супруга - Лоренцо не был ни трусом, ни слабаком. Напротив, он был одним из сильнейших людей, кого она только знала, и от ощущения его тревоги невольно волнение Линды возросло стократно.
Он обнимал ее и наконец, впервые за долгое время, казался искренним. Это был тот Сальгари, каким девушка видела супруга в своих снах и рассудке, мечтая претворить герцога в любящего мужа.
- Меня беспокоишь ты, Лоренцо… Что происходит? - Без претензии, с заботой и переживанием спросила де Шоте. - Ты изменился, я могу это почувствовать...
Змея в душе девушки в момент затихла и уснула, а навстречу герцогу направились нежность и теплота, ощущение покоя и защиты. Баронесса положила ладонь на щеку де да Серы, поглаживая его кожу большим пальцем.
Все же, даже сильнейшим мира сего иногда нужна была помощь и защита…
- Поедем в твою лачугу? Вдвоём? - Встречно предложила Ада, мягко уходя от вопроса Арадии. Этот отдых был нужен им обоим, и, как бы тифлинг не была бы дорога самой Линде, она бы предпочла не разделять этот отдых с собственным супругом ни с кем другим, уже не говоря о том, что Ада желала отгородить Арадию от мужа. - Мы так и не ездили туда после того, как ты вернул меня домой.
А хочешь, можем поехать в нашу резиденцию. Она недалеко от Аримана, но все же там будет пара слуг… Но нам не нужно будет заботиться вообще ни о чем. Не нужно будет охотиться и рыбачить. Там есть прекрасные  угодья и красивый скрытый сад...
Смотря, как ты хочешь отдохнуть. Что скажешь?

Когда ее глаза прозрели, девушка приподнялась на локте, отстраняясь от герцога. Ее роба спала, приоткрывая декольте Аделинды чуть больше положенного, в ложбинке на ее груди лежал кулон, подаренный Лоренцо после свадьбы.
Несмотря на все свои опасения, Алелинда раз за разом убеждалась в том, что она все же любит Лоренцо. Ее гнев был направлен скорее в адрес его прагматичности, нежели благосостояния. Никому не нравится ощущать себя обделённым, и де Шоте не была исключением.
Несмотря на протянутый подарок, она отложила его в сторону и внимательно вгляделась в лицо мужа, через секунду с тревогой спросив его:
- Лоренцо, ты как будто резко постарел… В чем дело? - Было очевидно, подарки ее и близко не интересовали, а приоритетом было благополучие Сальгари. Она прильнула к нему и стала покрывать мелкими поцелуями его щеки, прежде чем вновь взглянуть в холодные стальные глаза правителя, лаская его кожу тонкими пальцами. Юное лицо омрачила неподдельная тревога, пока разума служанки, словно между делом, коснулся наказ подготовить купальни на эльфийских травах, что славились своими целебными свойствами. - Я боюсь за тебя…

+1

7

[indent] Сальгари вздохнул, грустно улыбнулся в ответ на искреннюю и действительно теплую заботу Аделинды. Глубоко в душе он понимал, как приятно ему подобное отношение. Иногда он ловил себя на мысли, что готов ответить женщине тем же, но эту мысль он немедленно выкорчевывал из собственного сознания, растаптывал ее в ярости, душил, не до конца осознавая, что он, все же, человек. И лёд можно растопить теплом. И даже завоевать доверие дикого зверя, приручить его. Как бы Сальгари не сопротивлялся, не бунтовал, не ставил стальных дверей между собой и Адой, но и он приручался добром этой удивительной девушки, что с такой радостью им делилась. И Лоренцо оттаивал.
[indent] Вода мягко шлифует камни. Чистая душа Линды шлифовала острые углы души ла Серы.
- Не волнуйся. Да, я чувствую себя не очень хорошо, но несколько дней отдыха быстро поставят меня на ноги. Постарел ли я? Да, пора бы уже. Верно стоит начинать пользоваться разными кремами. Что ж. Поделишься секретами? - Лоренцо нашел в себе и силы, и даже возможность для шутки. Он и сам удивлялся своей искренности, желая изначально продолжать свою вечную игру.  [indent] Точнее, он и сейчас верил в то, что лишь искусно играет свою извечную роль, принимая как должное ласку и заботу жены. Но, не признаваясь себе в этом, он хотел и сам ощущать подобное. Сальгари не понимал ещё до конца того, что он устал быть слишком сильным.
[indent] Изначально Лоренцо не был таким. Его сердце могло любить, надеяться, доверять. Он искренне радовался жизни и людям, что были рядом, но жизнь внесла свои коррективы. Кто-то сломается под тяжестью невзгод. Но, сменив имя, мужчина отбросил прочь, как ненужное, и всю ту теплоту своей души. Сталь его характера ковалась долго и упорно. Решительности и упорства с лихвой хватило на то, чтоб вытравить из себя все, что считалось слабостью.
[indent] Но, даже вампир, что упивается своей жестокостью, иногда, пусть и не немного, но жалеет о тех днях когда был человеком. В этом мире нет абсолютного зла. Даже демон может внезапно пожалеть, считая это своей прихотью. Но, крупица добра живёт и в нем.
[indent] Возможно, правы были жрецы светлого Бога, веруя в подобное. Ведь этим самым богам было известно намного больше нежели простым смертным.
- Да. Поедем за город. Не в мою хижину. Нет. Туда, где есть прислуга. Не хочу ничего делать сам. Хочу отдыхать. Спать до обеда, просто любоваться тобой и наслаждаться близостью. Хочу позволить себе то, чего не позволял несколько лет. Побыть просто человеком, а не правителем, от которого ждут только правильных решений, ответов, указов и сильной руки. Да, я болен. И болезнь эта - усталость. - де ла Сера вздохнул вновь, целуя Аделинду и прижимая ее к себе.
********
- Готово?
- Как всегда. Долго ещё собираешься его травить?
- Пока он мне доверяет. Сломав его волю, легче заставить отдать то, что мне нужно. Эта вещица нужна мне. И я добьюсь от Сальгари того, чего желаю. Темным не место в Аримане и в Ниборне. Эти мысли мы должны внушить герцогу, этим отравить его душу. Настроить против каждого темного, дать понять, что это именно они виновны во всем.
- В Грессе все окончилось плачевно…
- И Ниборн, если нужно, умоется кровью. Кровью грязных полукровок, этих оборотней, тифлингов и прочей нечисти. Видит Имир, я желаю государству лишь добра.
Возле Сальгари целитель.
Он лечит его от усталости, думая, что виной нечто растущее в голове. Пусть лечит. Я уже замечаю, что ла Сера стал мягче, поддатливей. А нашептать правильные мысли я смогу. Поверь мне. - хриплый хохот сутулого мужчины раздался в небольшой каморке под самой крышей замка. Второй вздрогнул, подавая склянку полную прозрачной жидкости. Хохот перешёл в судорожный кашель.
[indent] Недалеко от каморки в тени выступа стоял ещё один. Тьма надёжно скрывала фигуру, укутанную в плащ, от чужих глаз. Сутулый человек прошаркал мимо, скрываясь за поворотом лестницы. Двери в каморке плотно закрылись, лязгая засовом. Только тогда фигура вышла из тени, скользнув следом за первым по ступеням. Неслышно и безмолвно.

+1

8

Аделинда обнимала своего супруга, поглаживая его плечо и руку. Она рассматривала на его лицо с тревогой, сравнимой с переживающей матерью, у которой захворало дитя.
Сейчас, когда она могла видеть Лоренцо, все ее внимание было сконцентрировано на нем.
Странно, как она могла тихо ненавидеть своего мужа за его прагматичность, за то, как она осознала, что самый любимый на свете человек использует ее в своих планах, потому что она оказалась в выгодном положении. Без нее объединение государств, о котором мужчина изредка зарекался, было бы невозможно. Без нее армия Ниборна уже была бы в Аримане… И все же.
Аделинда искренне любила своего Волкодава. И сейчас он находился в ее руках. Усталый и беспомощный. Такой слабый… Такой прелестный.
- Тогда я распоряжусь о том, чтобы нам подготовили все необходимое для поездки утром, хорошо? - Ласково спросила баронесса. Она улыбалась так ясно и безмятежно, наверное, впервые со дня их свадьбы. Девушка вновь будто светилась от счастья, испуская покой и окружая Сальгари чувством своей бессознательной любви, чувством, насколько сильно он ей нужен, насколько она его ценит. Сейчас он был центром ее вселенной.
Хотела она того или нет, но привязанность де Шоте к образу супруга с подростковых лет искажала реальность, и она, несмотря на желчь и горечь реальности, все равно жадно цеплялась за надежду, что однажды настоящий Лоренцо станет человеком из ее юных снов.
И сейчас, в его объятьях, эта мечта была так близка, что Линда чувствовала опьянение от ее исполнения.
Баронесса отвлеклась на коробочку на перине, когда ее рука случайно коснулась ее.
Опустив голову, девушка взяла подарок в одну из рук, все еще обнимая герцога второй и открыла ее.
Зеленые глаза раскрылись в удивлении.
- Как… Красиво. Боги, Лоренцо, не стоило… - Смущенно, с неподдельным смущенным румянцем шепотом воскликнула девушка. Ее пальцы по привычке ощупывали деликатное украшение. Она жадно рассматривала браслет, будто и сама была ребенком, которому привезли самую желанную игрушку с ярмарки. Повернувшись к мужу, Линда с улыбкой прильнула к нему, заключая на его губах мягкий, полный нежности поцелуй. - Спасибо.
Их идиллию нарушил тихий стук в дверь.
- Госпожа, я сделала, как Вы просили. - Раздался голос девушки снаружи.
Оторвавшись от Лоренцо, Ада села и поправила робу на груди, а затем взяла его за руку.
- Твоя ванна готова. Пойдем.
Девчушка, что еще недавно пеклась о дурном настроении баронессы, встретила их на пороге, присев в реверансе. На ее лице можно было заметить смущение и непонимание - откуда в покоях Аделинды появился герцог? Но служанка молчала.
Де Шоте сказала ей проводить их до купальни. Все это время голова баронессы была опущена, а пальцы то и дело поправляли робу, словно ей было неудобно или холодно в ней, да и сама Ада держалась к Лоренцо так близко, что его рука порой заслоняла лицо супруги от взгляда прислуги.
- Пожалуйста, передай мое распоряжение - нам с герцогом потребуется экипаж и провизия на несколько дней… И, наверное, мои бумаги. Самые срочные. Советник поймет, о каких я говорю. Мы хотим уехать в мою резиденцию на пару дней. И пусть посыльный отправится перед нами и останется там, на случай, если нам понадобится отправить документы сюда.

Аделинда присоединилась к герцогу. Сидя за его спиной, девушка омывала мужа целебной водой из черпака, продолжала гладить и массировать его плечи, не желая упускать и минуты порознь, когда они были вместе.Особенно, если она могла видеть.
Линда немного боялась надоесть усталому мужу, но ей так хотелось позаботиться о нем, как только она могла. Показать, насколько много он значил для нее…
- Ты знаешь, как показать это… Ты никогда не решишься...
Эта мысль заставила ее занервничать, но де Шоте решила отогнать от себя эти мысли. Он был с ней, он был рядом. Он видел и знал и без того.
- Сейчас тебе станет лучше… Эти травы творят чудеса… - Полушепотом спокойно говорила баронесса, поглаживая грудь герцога кончиками пальцев. - После них и спится лучше.
Она не была готова к таким переменам. Лоренцо увядал… Старел и ослаб…
Похоронив последнего родственника совсем недавно, Линда панически боялась потерять еще и мужа. Наверное, поэтому она так крепко держала его руку, когда они возвращались в покои.
Оказавшись в кровати с мужем, она ни на чем не настаивала. Просто обняла его и напевала спокойный мотив, пока не уснула сама.
Так они спали до самого завтрака, а после него они направились в загородную резиденцию де Шоте… Куда она направлялась в тот злосчастный день по приказу отца, чтобы быть в безопасности.

Ступив на землю усадьбы, Аделинда словно сняла с себя свои регалии. Ее движения стали более расслабленными. Свободное платье способствовало этому - ничто не сдерживало ее. Она вдохнула полной грудью и улыбнулась. Немного печально, но все же ей нравилось это место.
- Я так рада, что мы сможем отдохнуть. - Обернувшись, сказала де Шоте. - Вместе… Как настоящая семья. - Взяв его за руку, она повела его в сад. - Прямо как мама и папа… - Сами собой нагрянули темные мысли.
Аделинда вела герцога к дому. Она показывала ему эти залитые солнечным светом и покоем комнаты, и только однажды, у одной комнаты ее лицо вдруг застыло в немом тихом ужасе. Пальцы, нащупавшие ручку той самой двери, резко одернулись, и Линда предложила скорее пойти дальше.
- Нет… Не снова… А что если я умру также? - Две весны назад она уже заходила в эту комнату. Только эта дверь с того самого дня пугала Аду до безумия своими воспоминаниями.
Наконец, оказавшись в своей спальне.
- Если хочешь, можем отдохнуть. Эта дорога меня утомила… Или пойдем в сад? - Приглушенно спросила его Линда.

+1

9

[indent] Возможно, травы и творили чудеса, но помогли они ненадолго. Переезд утомил Лоренцо более чем он мог себе представить. Он все ещё пил настойки, что дали ему целитель и советник, потому, что верил в то, что они ему помогут. Но особого облегчения не испытывал. В конце концов, Сальгари просто выбросил обе склянки в мусор.
[indent] Поместье было небольшим и довольно уютным и, что главное, здесь было достаточно тихо. Можно было открыть портал, но герцог предпочел неспешную дорогу в удобном ландо.  [indent] Простые разговоры с Аделиндой успокаивали мужчину. С огромным удовольствием он подмечал как изменилась его жена, став прекрасной женщиной, что расцвела. Теперь это была сильная и независимая дама, что не боялась отстаивать свои права и доказывать свою правоту. Это на себе уже испытали советники при дворе. И Лоренцо лишь усмехался, понимая, что сам приложил к этому руку.
[indent] Несколько писем лежали сейчас в его вещах, что-то там требовало его решения, но в Ниборне оставался Демиан. Герцог доверял де Фарси так же как и самому себе. И этому была причина.
[indent] Нежная забота Линды была причина Лоренцо. Он принимал ее с благодарностью и сам ощущал нечто подобное, только списывал это на болезнь. Как признаться самому себе, что ты ещё не полностью окаменел? Сальгари признавать этого не хотел и не мог.
- Прекрасный дом. В нем есть что-то невероятно уютное. Он явно твой, Линда. Здесь приятно будет отдыхать. Вместе. Потому, что мы теперь настоящая семья. Просто слегка необычная. Все же, мы правим разными государствами, bella, когда-нибудь они, возможно, сольются в одно. Их объединят наши дети. И тогда Ариман и Ниборн станут ещё сильнее. Как стали мы. Посмотри на себя - ты прекрасна, ты стала той, кого ждали твои подданные, они верят тебе и знают, что ты защитишь их и Ариман. А я помогу. Помогу стать ещё сильнее, ещё крепче. Если ты позволишь.
Ты подозревает меня в том, что я использую этот брак для собственных целей. Отчасти это так. И ты это знаешь. И не стоит обижаться на правду. Это изначально был больше политический союз. Но, это не мешает мне любить тебя. И я знаю, что не мешает тебе любить меня…
- Сальгари закалялся, лицо его побагровел и даже стало видно как вздулись жилы на шее и лбу. Мужчина тяжело рухнул на ближайшую тахту, хватаясь за грудь. Он рванул дублет, обрывая ряд мелких жемчужных пуговиц, и прохрипел:
- Пошли за Рафаэлем. Он знает как это лечить… - приступ кашля вновь согнул герцога практически пополам. Он вытер губы рукавом белоснежной рубахи, замечая как на нем распускается алая кровавая роза.
******
[indent] Фигура укутанная в плащ пробиралась по длинным улицам Аримана, скрываясь от любопытных глаз в тени домов. Проулок не был особо посещаем, но был вполне чистым и приличным. Здесь стояли дома людей со средним доходом. Недалеко от центра и достаточно далеко от нищих кварталов, что, не смотря на все действия де Шоте, все ещё были в городе. Довольно спокойно и вполне прилично. Здесь редко бывала стража - не было особых причин. А ещё здесь жило сразу три мага, что давало разным разбойникам достаточный повод обходить квартал стороной.
[indent] Дом Рафаэля Танси ничем не отчался от иных. Два этажа, не очень большой, но достаточно зажиточный. Раф принимал здесь посетителей. Поговаривали, что довольно часто посещал Ниборн, но у любого свои причины для путешествий. Соседи не жаловались. Танси жил тихо и размеренно. Его клиенты были в большинстве своем богаты.
[indent] Фигура скользнула в двери, что были открыты для посетителей и днём, и ночью.
- Н'игго?! Что ты здесь делаешь?! Тебя послал он?
- Не смог бы. Даже если б пожелал. А вот тебе стоит поторопиться. Он уехал, но кое-что с собой взял. Я бы предупредил, но опоздал. Лишь вчера узнал что к чему. Предупредишь. Крысу я нашел. Ночному герцогу сказал. Думаю, с этим быстро разберутся. Спеши. Ялл откроет портал. К завтрашнему вечеру будешь на месте.
[indent] Рафаэль лишь кивнул, нахмурившись. Он даже не взглянул на полудроу, что уже тенью просочился на улицу. При желании илитиири умел ходить неслышно.
[indent] Сумки были собраны когда в двери постучали довольно настойчиво. В комнату вошло сразу двое.
- Господин Танси? Вас ждёт герцогиня. Позвольте вас проводить...
- Я уже знаю. - перебил их целитель, накидывая длинный дорожный плащ. - Только давайте воспользуемся моим транспортом?- целитель взял сумку, кивая на двери.
[indent] Посетители лишь переглянулись и кивнули, следуя за магом, что спешил сейчас в самую обычную баню. Ее держал тот самый Ялл.
[indent] Портал открылся неподалеку от поместья, выпуская троих людей. Рафаэль нахмурился, замечая высокую фигуру Н'игго, что стоял в тени катальпы, почти скрытый ее огромными листьями. Если б дроу не захотел, маг его не увидел бы. Но, если полукровка был здесь, то на то были серьезные причины. Только Танси вовсе не хотелось эти причины знать.

+1

10

Аделинда очень беспокоилась из-за состояния Лоренцо. Пусть она и не видела его по утру, она могла ощутить, как изменилось его восприятие. Герцог будто по грудь стоял в вязком болоте, и она боялась, что эта трясина затянет его ещё сильнее.
Она не хотела заострять внимания на его состоянии, поэтому разбавляла их дорогу небольшими, незначительными разговорами, надеясь на лучшее. Но он только изредка пил какие-то снадобья, она видела это глазами Сальгари. От этого ее волнение только больше разгорелось внутри.
По приезду, заметив, как Лоренцо отбросил склянки в урну, Линда, не скрывая неловкости от своей просьбы даже в ментальном голосе, попросила служанку достать флаконы из мусора и принести их в кабинет отца, куда ранее поручила принести и привезённые с ней бумаги.
Ей было нужно узнать, что находится в этих склянках… Они не приносили пользы.

Реакция супруга на семейное гнездо правителей Аримана порадовала баронессу, она была так рада словам мужа, что грустные воспоминания отошли от ее разума, как вода во время отлива. Особенно от подтверждения того, что они с Лоренцо и были настоящей семьей, это буквально растопило ее сердце.
- Можно сказать, я тут выросла. Мы раньше проводили тут много времени… Пока мама была жива. - Все же она решила признаться и не таить, объяснить свою реакцию чуть раньше. - Она умерла в той комнате… Я до сих пор боюсь туда заходить.
И вновь речь зашла об объединении государств… и детях. Все это сбило размеренный лад баронессы, заставило ее лицо сделаться строже. Две столь больные темы. Одна своей жестокостью по отношению к прошлому де Шоте, вторая - злободневностью. Девушка бы спросила мужа о настойчивости советников ввести армию Ниборна в ее родину, но не хотела портить их отдых политикой. Ей не было места в усадьбе, не сейчас.
Лоренцо нахваливал силу своей супруги, и та смутилась, но ее сердце кольнула гордость - ее старания не были напрасны, Сальгари видел и ценил ее труды. Он упомянул и горькую причину их союза, о расчетливости которой она предпочитала не думать, но тут стало просто не до этого.
Услышав кашель, ощутив боль супруга, а затем увидев его глазами кровь на манжете, Ада кинулась к Лоренцо, поддерживая его.
- Лоренцо! Что с тобой?! - Ненароком выкликнула девушка, хватаясь за его плечи.
Ее голос разом окликнул, казалось, всех, кого она могла достать.
- Посыльного! В Ариман! Живо! Рафаэль Танси! - Смертельный ужас охватил де Шоте, она так боялась, что прошлое повторится… и снова здесь. - Нет… Нет-нет-нет-нет! Только не ты! Не здесь, не сейчас! Имир, сжалься, помоги мне, помоги ему, прошу тебя! Я не отпущу ещё и его.
Метнувшись к тумбе, баронесса быстро нащупала графин и бокал, наполнила его водой, рывком вернулась к мужу и протянула ему бокал.
- Держи, в-в-выпей… П-пойдем, т-т-тебе нужно п-п-прилечь. - Казалось, она не заикалась уже так давно, и вот, оно вернулось снова. Страх баронессы был так глубок и по-животному ужасен.
Слуги открыли дверь, ворвались в покои, Аделинда прокричала, не в силах сдержать свой голос от накала, пока те ещё не успели ничего спросить:
- Вы сделали?
Мужчина и женщина подошли к баронессе, помогая ей поднять герцога и отвели его к кровати:
- Да, да, прошу, не волнуйтесь. Он уже выехал.
- Ты выполнила мою просьбу?
- Да, они в Вашем кабинете, госпожа.

Слуги засуетились, пытаясь оказать любую помощь де да Сере, пока его супруга преданно сидела подле него.
Целуя его ладонь, она лила отвалянные слёзы, пытаясь не задохнуться, не захлебнуться своим ужасом:
- Б-боги… Лоренцо… Нет… Прошу тебя…
Однако, не прошло и, казалось, и пятнадцати минут, в комнату постучали, а вслед за служанкой зашли трое. Рафаэль, и ещё двое мужчин. Линда знала их, но не помнила их имён.
- Что..? Как..? - Оторопев, спросила девушка, тут же стерев с лица слёзы. - Рафаэль, п-п-помогите, п-прошу… Ч-что с ним?!
Ада отодвинулась от супруга, а затем и вовсе встала с кровати, но не желала оставлять его. Она долго молчала, позволяя лекарю сделать его работу, молча держа ладонь мужа, поглаживая большим пальцем его руку.
Все же, не выдержав, де Шоте тихо попросила:
- Когда з-закончите… П-пройдите в мой к-к-кабинет. В-все трое. У меня есть в-в-вопрос.

+1

11

[indent] Приятное забытье. Словно речка, что покачивает тебя на своих ласковых волнах. Закат красит все в мягкий розовый цвет, окунает в негу персикового, нежно прикасается мягкой кистью, рисуя алую полосу заходящего солнца, прокладывает дорожку просто в небо к сияющему диску.
[indent] И можно все оставить на земле. Уплыть по этой дорожке к небесам, выбросить весь мусор забот, тревог, обязанностей. Просто плыть, покачиваясь, не приставая к берегам…
[indent] Лоренцо словно вырвали из неги, окунув в боль. Он захрипел, царапая себе грудь, словно хотел ее разодрать. Вновь взорвался приступом кашля, выплевывая и воду, что окрасилась в розовый.

[indent] Рафаэль бросился к герцогу сразу, не снимая вещей. Уже могло быть поздно.
- Руки, во имя Имира! Держите его руки! - выкрикнул целитель, копошась в сумке и вытаскивая сразу несколько флакончиков. Схватил стакан, выплескивая воду, и стал лихорадочно сливать в него содержимое склянок, вытаскивая пробки зубами, разбил один уже пустой, чертыхнулся, проехавшись, и упал на колени у кровати, вливая жидкость из стакана в рот Сальгари.
[indent] Оба слуги замерли на секунду, а после, прижимая руки ла Серы к его бокам, со страхом в глазах смотрели на действия лекаря и на то как извивался, а после затих Лоренцо.
[indent] Рафаэль вытащил из-за пазухи медальон на тонкой золотой цепочке. Блеснул большим сапфиром и алмазами вокруг него солнечный диск. Танси стащил амулет, укладывая его на груди Сальгари. Герцог на секунду раскрыл глаза, фокусируясь на лице целителя, а после откинулся назад и глубоко вздохнул.
- Спит. Я дал ему снотворное. Завтра утром смогу сказать что делать дальше. Если все будет хорошо, то через неделю прибудут травы, что я заказал в Гульраме. Только я не понимаю что с ним сейчас.
************
[indent] Высокая фигура полукровки дроу испугала кухарку, что как раз грела воду для чая. Н'игго приложил палец к губам, подмигивая женщине, и взбежал по ступенькам вверх.
[indent] В своем кабинете советник герцога перебирал документы, вытаскивая то один, то иной листок пергамента и пробегая глазами по строчкам.
- Тебя ждёт Ночной Герцог.
- Ты?! - лицо советника на мгновение скривилось от отвращения, но тот час же на него вернулась прежняя невозмутимость. - Герцог в отъезде.
- Ты знаешь о ком я. - илитиири усмехнулся, демонстрируя едва ли не звериный оскал.
[indent] Советник зло сплюнул на пол, провожая дроу ненавидящим взглядом.
[indent] В это время на столе перед Демианом же Фарси лежала короткая записка. Всего несколько слов, что были прекрасно понятны для их получателя: "Крыса в замке. Я положу приманку. Жди гостей."
*************
[indent] Рафаэль спрятал в сумку пустые склянки, проверяя пульс у спящего Сальгари. Наконец он кивнул, поднимаясь и отряхивая штаны, снял наконец плащ и стянул сумку, укладывая все в кресло. Выпил воды просто из кувшина и после отправился вместе с герцогиней в ее кабинет. Там устало опустился на стул, снимая с ладоней кожаные перчатки, тяжело выдохнул, рассматривая де Шоте. До этого он видел Аделинду лишь пару раз и то мельком. В комнату вошли и двое слуг.
- Вечер добрый, ваша светлость. Понимаю возможное удивление, но нам приказали доставить господина Танси. Он и сам собирался сюда… - один из слуг нервно сглотнул, не решаясь присесть в присутствии госпожи.
- Меня предупредили. И, слава Имиру, вовремя. Что произошло, леди Сальгари? - маг потёр шею, прикрывая глаза. Они не спали пару дней. Сначала добираясь до Ялла, а после и сюда. Как и говорил Н'игго, до вечера добрались. Искать лошадей в такой спешке было некогда.

+1

12

Аделинда не хотела отпускать руки Лоренцо, остолбенев, словно статуя. Даже когда его пальцы стиснули тонкую ладонь до такой боли, что де Шоте показалось, что ее собственные кости вот-вот сломаются.
Лишь когда мужчины, прибывшие с Танси, расцепили эту хватку, девушка дернулась, и то вперед, к супругу, роняя крупные, похожие на хрустальные, слёзы, но ее собственная служанка уже схватила госпожу за плечи, не позволяя ей припасть к груди Сальгари, каким-либо образом помешать лекарю или его помощникам.
- Госпожа, прошу Вас… - Умоляла Линду женщина.
Она отпустила де Шоте лишь тогда, когда тот перестал извиваться, и тогда баронесса опустилась на колени рядом с Сальгари, мягко поглаживая большим пальцем его лоб и висок. Она не выла и не всхлипывала, только молча плакала, ужасаясь пережить ещё одну трагедию, особенно, в этом доме. Ей казалось, что усадьба намеренно хотела забрать самых любимых ей людей.
Когда всё успокоилось, Ада и сама пришла в чувства. Стёрла слёзы со своего лица, между делом извинилась за собственное поведение.
- С-следуйте за мной. - Без приказа, мягко попросила Линда своих непрошенных, но столь своевременных гостей. Она мягко плыла по коридорам усадьбы, зная их наизусть, лишь касаясь пальцами стен и дверей для проверки. - Стражу к герцогу и кабинету. - Ментально приказала Ада уже без заиканий и с ощутимым холодом.
- Как б-баронесса Аримана, предпочитаю об-бращение де Шоте. Н-наши г-государства, к-как и родовые фамилии все ещё р-различны.
Оказавшись в кабинете отца, а теперь и своём собственном, она кивнула перед собой:
- П-прошу, садитесь. Б-благодарю Вас з-за столь с-срочный в-визит, господин Танси. Я н-наслышана о Вашей р-репутации.
Приказ-зали? Хорошо… И кто же это с-сделал? Кого мне отб-б-благодарить за помощь моему с-супругу? И откуда Вы з-знали, что м-мы с герцог-гом будем здесь? Это б-было загадкой для нас с-самих ещё вчера вечером.
- Она ощупала стол перед собой, ощупала и копии бумаг, переведённые для ее личного ознакомления на Брайль. - П-приношу из-звинения за своё з-з-заикание, я з-знаю, это режет слух.
Г-господа, я попрошу выделить вам г-гостевые покои. Благо, их хватит на всех. Лекарь д-должен иногда отдыхать, ч-чтобы безошибочно лечить своих п-подопечных.
- Тонко намекнула она на усталость Рафаэля, которую буквально могла услышать, словно запах. - Мне б-будет спокойнее, если Вы побудете здесь, я оп-плачу Ваше п-прибывание здесь по двойной с-с-ставке, господин Т-танси. - Увидев ранее действия мужчины, в голову Линды закрались и сомнения насчёт колб, но она решила спросить его напрямую. Нащупав два пузырька, она выставила их вперед. - П-последние дни он п-пил вот это. Какие-н-нибудь идеи, господа? Я м-могу узнать п-правду о их источнике и без вас, но мне н-нужно знать, что в этих с-склянках. Впрочем, я хочу отправить их лесным или сум-меречным эльфам. Хотя мне бы х-хотелось узнать В-ваше опытное мнение… Оно и б-быстрее.
Аделинда не стремилась угрожать своим гостям, но решила мягко намекнуть на свои связи, да и про происхождение флаконов она не врала, немногие вне замка знали о ментальных способностях баронессы, но именно так она планировала просмотреть память Лоренцо на предмет того, у кого он взял это самое «лекарство», что сейчас де Шоте предъявила Танси.
Она не любила этого делать, она желала дать свободу разуму супруга от своего влияния, но, если это поможет спасти его жизнь, Ада считала это вмешательство необходимым злом.
Сейчас баронесса с мрачным видом и, несвойственной ее светлой внешности, змеиной холодной уверенностью наблюдала за мужчинами и их действиями их же глазами.
- В-Вы ведь понимаете, если эльфы в-выявят в них яд, в-виновник отправится п-под трибунал одного из наших г-государств, в зав-висимости от г-гражданства и с-службы. - И снова, не угроза, лишь холодный факт, в надежде, что изменники сейчас находятся не перед ней, пока разум баронессы, хищно цеплялся за зачатки паники хотя бы в одном из них.

+2

13

[indent]  [indent] Что есть смерть? Переход ли это в иной, неизведанный доселе мир, либо душа наша исчезает, вознесясь к звёздам?
[indent]  [indent] "Из праха рожденные в прах и обратимся."
[indent]  [indent] Есть ли страх перед этим? Чего бояться? Там, за последней чертой нет страха, нет боли, нет болезни, нет слез, нет печали, нет горя, скуки, жадности, невзгод и самой смерти… и нет радости, любви, нежности, родных, близких, друзей.
[indent]  [indent] "И вознесется душа Ваша в небо, предстанет на последнем суде пред лицом Великого и Светлого, будет держать ответ. И от ответа этого зависит всё…"
[indent]  [indent] Глупость и дикость. Что может чувствовать душа? Если она, и правда, лишь некий сгусток энергии, некое сознание, то лишена самой возможности что-то ощущать."
   

[indent] Два черных провала вместо глаз взглянули в лицо герцога, потянулись к нему  когтистые пальцы. Невероятно длинные. Словно лапы у паука. Что-то мерзко зачавкало. Словно болотная жижа под ногами. С причмокиванием. Как беззубая старуха, что пытается съесть кусок желе. И потянуло гнилью. Обдало такой волной отчаянья, что впору было захлебнуться.
[indent] Лоренцо захлестнула необъяснимая паника. Он тщетно пытался проснуться, но не мог. Наконец раскрыл глаза, не понимая ни где он находится, ни что с ним. Что-то мягко коснулось его губ и Сальгари едва не отпрянул, желая даже закричать от ужаса. Сон все ещё преследовал его, утягивая своими щупальцами назад в кошмарное забытье.
- Ваша Светлость, воды? - донеслось до мужчины словно сквозь несколько слоев ткани. Лоренцо кивнул, стакан звякнул о зубы, кто-то испуганно охнул, но жидкость потекла сначала по языку, а после и в горло. Герцог сглотнул, отодвигая от себя чью-то руку. Приподнялся на локтях, замечая подле себя совсем юную девушку в чепце и крахмальном фартуке поверх обычного синего платья. Рядом с ней был хмурый мужчина в форме гвардейца Аримана.
- Моя жена?
- Она в кабинете с господином Танси, Ваша Светлость.
- Танси? Он как сюда?! - Лоренцо сел на кровати, что-то тяжёлое скользнуло по его груди, упав на пол. Он нагнулся, поднимая медальон. Повертел в руках, припоминая, что видел такой именно у Рафаэля. Кивнул своим мыслям и тяжело встал.
- Господин лекарь сказал…
- Я сам разберусь…
************
[indent] Танси протянул руку к пузырькам, забирая оба к себе. Кивнул рассеянно:
- Да, конечно, Ваша Светлость. Госпожа же Шоте. Я понимаю.[/b] - повертел флакончики в пальцах, разглядывая на свет, открыл оба и осторожно понюхал, после даже лизнул один из них, поставил оба назад на стол и устало вздохнул, отвечая. - [u]Господин Сальгари имеет хороших слуг и, я бы так выразился, практически друзей. Правда, тот, о ком я говорю скорее пёс, что верно служит хозяину много лет. Его не видно, но он практически всегда незримо рядом с Лоренцо. Его имени я не скажу. Без разрешения герцога. Это его слуга и ему его показывать и называть.
[indent] Так вот. Это практически глаза и уши Ниборна. И они умеют работать. Именно этот… слуга и предупредил меня, послав заодно и ваших слуг. Пока что я не знаю всех подозрений и того, к кому они относятся, но псу я верю как себе ибо знаю, что он отдаст за Лоренцо жизнь.
[indent] Что же по поводу склянок. Одна из них моя. Это зелье я варил для герцога, подозревая у него одну редкую и чрезвычайно опасную болезнь. Я даже послал за травами, чтоб ее точно вылечить.
[indent] Второй флакончик для меня загадка. Я могу лишь попробовать понять, что за ингредиенты там были… но, я не знаю кто дал его и зачем. И главное, я не знаю, почему герцог это пил…

- Потому что доверял кое-кому. А теперь у меня появилось много вопросов. И я знаю, кто даст на них ответы.- Сальгари, держась за косяк двери, вновь кашлянул, но сам прошел к креслам, игнорируя попытки обоих слуг ему помочь. - Если я умираю, Танси, то вытащи меня из этой задницы! Ниборн не останется без правителя! Это я могу гарантировать! Линда, я могу положиться на тебя. Если со мной что-то произойдет, то мой, как выразился Рафаэль, пёс поможет тебе понять, кто должен быть со спущенной шкурой. - Сальгари положил ладонь на плечо Танси, заставив того невольно вздрогнуть от неожиданности. - Отдохни. Ты мне нужен. А вы двое помогите мне вернуться в спальню! Аделинда. Жди гостей. Они в скором времени точно прибудут.
- Ты должен был спать…Мне казалось, я дал достаточно сильное снотворное.
- Либо не очень сильное, либо что-то его действие ослабило. Разберёшься позже, Рафаэль. - Сальгари махнул рукой, пресекая попытки мага что-нибудь ещё сказать. Танси сложил руки на груди и возмущённо фыркнул, но промолчал.
[indent] Герцог надеялся, что в это время в Ниборне на советника уже надеты кандалы и мешок на голову. Но он сразу не умрет - его доставят сюда и Сальгари узнает причину.
[indent] Но он не знал того, что виновный попытается сбежать. Только вот ещё никто не сбегал ни от Н'игго, ни от того, кого за глаза называли Ночным Герцогом Ниборна.

+2

14

Она сидела, подпирая подбородок скрепленными замком ладонями.
Ее разум хищно изучал разумы своих гостей, изучая их реакции, мысли, затем пошли и воспоминания… Тихо, незаметно для них самих, Аделинда была дознавателем и разведчиком, копаясь в мозгах мужчин, как в грязном белье.
Впрочем, они смогли ее приятно удивить - их спокойная реакция на скрытые угрозы, тревога за Лоренцо. Гости де Шоте были слишком спокойны для заговорщиков, переживая не из-за ее слов, а из-за происходящего в целом. Уже тогда Линда задалась вопросом, а стоит ли смотреть их воспоминания, но слишком боялась хорошего самообладания, Танси и вовсе был слишком уставшим, чтобы реагировать вообще на что-либо…
- Я б-была бы б-благ-годарна, если бы Вы взг-глянули на состав этой с-склянки. Скажите, что Вам нужно, я п-прикажу п-п-посыльному привезти это сюда - травы, реагенты... Что Вам может п-понадобиться? - Линда продолжала диалог с лекарем и тем самым отвлекала внимание гостей своим голосом от своих же ментальных рук, что сейчас вскользь захватили по горсти произошедшего в их жизни за последнюю неделю, сразу отметая личные каверзы. - Я б-буду только рада, если Вы з-займетесь этим завтра же. Да и выносить сор, п-признаться, я бы не хотела. Вопросы г-государственной из-змены стоит решать в-внутри… г-государства.
То, что говорил ей Танси, не укладывалось в голове у баронессы.
Неужели кто-то и правда хотел отравить Лоренцо? Обречь его на такую боль..?
Эти мысли, а в добавок еще и крупицы воспоминаний пришедших в ее усадьбу, сделали Линду настолько сконцентрированной на них, что она упустила момент, когда ее супруг вошел в комнату. То, что мужчины смотрели на нее, тоже не дало ей такой возможности… Но девушка даже не слышала, как он вошел в комнату, потому, когда герцог заговорил, Ада вздрогнула от неожиданности, а затем тут же поднялась и поспешно прошла к нему, взяв Сальгари под руку в желании поддержать его.
- Л-лоренцо... З-зачем ты пришел? Тебе нужно отдохнуть. - Взволновано спросила она, положив ладонь на его грудь.
Баронесса буквально передала супруга в руки мужчин, пришедших с Рафаэлем, кратко кивнув Сальгари. Ее кровь бурлила от злости. Она хотела уничтожить того, кто покусился на самого дорогого ей человека. Никто не украдет ее счастье.
Обернувшись к Рафаэлю, де Шоте спокойно, внезапно совершенно без заиканий сказала:
- Все, о чем мы говорили, оставим на завтра. Отдыхайте и набирайтесь сил. Они нужны не только герцогу. Я прослежу за ним и позову Вас, если будет нужно. Служанка проводит Вас.
Баронесса следовала за своими гостями и супругом, распорядилась о том, чтобы и им предоставили спальни, а затем села подле герцога, поглаживая его голову. Ее пальцы и ногти заботливо причесывали локоны мужчины.
Она остановилась только раз, рядом с гвардейцем:
- Встретьте наших гостей и проводите их в винный погреб.
Этим погребом не пользовались, как в былые времена, уже несколько лет. Но… Там не было окон, а посреди зала находилось несколько колонн, к которым можно было прикрепить кандалы, если речь шла о задержанном.
Чем не темница?
- Уничтожу…
На лице Ады было отсутствующее выражение… Она задумывала что-то. А потом, осознав, что они остались вдвоем, будто вырвалась из собственного разума, опала на грудь лежащего мужчины и горько, беззвучно заплакала. Недолго, это был словно взрыв.
- Ты так меня напугал… - Подняв голову, “глядя” в глаза Лоренцо прошептала Ада. Она потянулась к нему, скрепила руки вокруг его шеи и снова уткнулась, теперь уже в его шею. Сейчас, холодная и расчетливая пару минут назад женщина была похожа на ребенка, прибежавшего к родителю во время ночной грозы. Линду трясло от слез и страха, который наконец начал разжимать свои когти. - Лоренцо… Я так люблю тебя… Не оставляй меня… У меня больше никого нет… Ты мне так нужен… - Бессильно прошептала она, не в силах более держать эти слова внутри.
Де Шоте мягко взяла лицо Лоренцо в руки, словно он был самым ценным сокровищем в мире… Потому что он и был им в ее жизни… И мягко поцеловала супруга, передавая ему не только свои эмоции, но и силы, желая вдохнуть в него жизнь. У нее было много сил, ей было не жалко… Все, чтобы он мог восстановиться быстрее. Все, чтобы темные чувства и страх смерти, витавший над Сальгари, покинули его, уступив место покою.
Успокоившись, Ада села на край кровати, вытерла слезы и вздохнула, возвращаясь к прежнему хладному, расчетливому виду. Ее осанка была статной, лицо - апатичным. Она улыбалась уголками губ в предвкушении расправы над заговорщиком.
- Я пойду… Поработаю над бумагами и подожду новых гостей. Поспи, пожалуйста. Тебе нужны силы. Мне… - Отчего-то улыбка баронессы стала шире. - Предстоит долгая беседа.

+1

15

[indent] Длинный коридор подземного хода был сейчас мокрым и скользким - недавний разлив небольшой, вроде бы, речушки затопил его практически до половины, оставив на полу и стенах слой грязи и ила. Кое-где ещё были лужи полные зловонной жижи - рыба, что приплыла сюда вместе с речными водами и теперь тихо гнила в вот таких вот грязевых ловушках.
[indent]  По коридору, оступаясь, падая и вымазываясь илом, бежал человек. Его хриплое тяжёлое дыхание разносилось эхом. Если кто-то и преследовал его, то паника и громкий стук крови в ушах заглушали шум возможной погони.
[indent] Только вот тот, кто действительно разыскал беглеца, мог двигаться абсолютно бесшумно. Дроу не нужен свет. А Н'игго, в добавок, ещё и прекрасно знал эти туннели, что часто пересекались, имели ответвления и укромные уголки, что сложно было рассмотреть из главного.
- И далеко ты собрался? Пока не поздно, поверни назад. Получишь справедливое наказание…
- Иди к Рилдиру, отродье подземной крысы и шлюхи! Я знаю вашу справедливость! Поджарите меня на костре иным в насмешку и мнимое научение! И такие выродки, как ты, в коих течет грязная кровь темного бога, будут смеяться громче всех. Но, нас много и если не я, то мои последователи искоренят эту заразу из всех городов!!! То, что началось в Грессе, будет расходится по всему миру! И мы избавим его от темных тварей! Во имя Света и Имира!  - советник зло сплюнул в сторону полукровки, что слушал эту гневную тираду с ухмылкой. В конце концов, дроу просто шагнул вперёд к Руцци, сдувая с ладони какой-то порошок просто в лицо советника. Мужчина обмяк, на его лице появилось крайнее удивление и он упал на пол, закатывая глаза. Дроу хмыкнул, забрасывая бесчувственное тело на плечо, и насвистывая, отправился вперёд.

[indent] Портал открылся просто в резиденции де Шоте, выпуская Н'игго и немедленно схлопываясь за его спиной. Полукровка огляделся, хитро усмехнувшись, и направился к кабинету. Там уселся в кресло, достал из кармана горсть жареных семечек тыквы и принялся лузгать их, ожидая хозяйку.

[indent] Лоренцо с большой нежностью погладил Линду по волосам, укладываясь в постель. Женщина расплакалась на его груди и он благодарно поцеловал ее в макушку, успокаивая:
- Calmati ragazza mia. Tutto andrà bene. Lo prometto. Спасибо, что ты рядом в такой момент. Я не оставлю тебя, ведь я только тебя нашел. - сейчас в словах Лоренцо не было лжи. Менее всего он заботился о политике в этот момент, понимая, что женщина рядом с ним не оставит его. Правду говорят, что друзья и враги познаются в беде. - Не волнуйся. Рафаэль знает свое дело. Он непременно поймет, что было в этой склянке, а в Ниборне - герцог сжал кулак так, что побелели костяшки пальцев, - разберутся с Руцци. Я уверен, что это он. Знать бы только почему… Но и это узнают. - голос герцога становился все тише и вскоре мужчина уже крепко спал, побeжденный наконец зельем мага. Его лицо все ещё было бледным, но на щеках уже появился лёгкий румянец.

[indent] Рафаэль Танси спал, положив голову на раскрытую книгу, что лежала на столе. Рядом громоздились какие-то склянки и длинный список того, что необходимо было целителю для работы.
[indent] Служанка осторожно вытащила книгу, закладывая страницы списком, положила магу под голову подушку и заботливо укрыла его мягким пледом. Отодвинув слегка подальше флакончики, она закупорила чернильницу и после вышла из спальни целителя.
[indent] Двое слуг в этот момент пили наливку вместе с поваром - рыжим толстяком, что сидел напротив, слушая рассказ мужчин и задумчиво жуя сосиску.
[indent] Все были взволнованы происходящим. Спать, похоже, никто и не собирался.
- ... А потом она приказала страже запереть возможных гостей в винном погребе. Теперь возникает вопрос - кого они ждут? А тот темнокожий… Тот дроу, что служит герцогу. Ох он и жуткий! Когда появился во дворце там такой шум учинили. Благо советники все поняли. Он нас такими путями вел! Врагу так бегать не пожелаешь. Зато мы ещё никогда так быстро до той части города не добирались. И потом этот лекарь нас потащил. Но, уже за город. Топали и топали. Уже и утро, и солнце взошло. Часов шесть точно было, а к этому целителю мы в аккурат в полночь заявились - часы на башне били. Вот и представьте себе сколько шли. И тут опять. Почти сутки на ногах… - один из слуг вылил стопку наливки в рот и довольно зажмурился. Второй, жуя угощение, молча кивнул.
- Хватит тут рассказов! Хозяйка вам устроит! Нечего кости иным пересылать. Если б не этот дроу, то сейчас, возможно, герцог померший лежал бы, упаси Имир! Так что сам Светлый его послал. Как бы это по отношению к этому темному не звучало бы. - служанка, что вошла в кухню, шлепнула полотенцем повара и недовольно зыркнула на парочку. Те вздохнули, ничего не отвечая и продолжили ужинать.

[indent] Когда в кабинете скрипнула дверь, впуская Линду, Н'игго приподнялся в кресле, ссыпая шелуху на чистый лист пергамента и негромко произнес:
- Доброго вечера, госпожа де Шоте. Думаю, у Вас возникли вопросы на которые могу ответить только я. А ещё у меня для Вас есть привет и предложение от которого явно не стоит отказываться. - дроу поднялся, прикоснулся к руке баронессы и после поклонился, не зная сможет ли она теперь видеть его глазами. Возможно, что это работало лишь для Лоренцо.

+1

16

Атмосфера в усадьбе успокоилась к вечеру.
Шумиха вокруг плохого самочувствия Лоренцо утихала. Слуги больше не бегали из комнаты в комнату, стража не суетилась, да и сама баронесса более не металась в ужасе и гневе. Аделинда покинула супруга, поручив прислуге приглядывать за его сном и занялась своими бумагами в кабинете.
Бумаги, требующие ее внимания, были зашифрованы, чтобы слепая могла прочитать их своими пальцами. Редкий навык для зрячих людей. Да и документы были копиями, никто и никогда бы не принял их всерьёз, совет Аримана знал о том, что в таком виде можно было найти только личные бумаги и копии указов, которые могла использовать только де Шоте, да ее советник, и только с помощью услуг специального переводчика при дворе.

И все же ей не сиделось на месте. Она то и дело отвлекалась от своих бумаг, а в итоге и вовсе не смогла сдержаться и вернулась в свои покои.
Служанка, следящая за покоем герцога, вязала какую-то вещицу, но увидев баронессу встрепенулась.
Ада жестом попросила ее соблюдать тишину и приблизилась к Лоренцо. Она смотрела на его спокойное лицо. Бледность уходила с его лица, на щеках появился здоровый румянец, а его выражение было совершенно безмятежным.
Девушка не сдержалась и склонилась к нему, проведя рукой по его макушке.
Теперь она могла выдохнуть спокойно… Он был с ней, он был в порядке.
Не так давно она просила проведать господина Танси и теперь решила найти служанку, которой была поручена эта задача, чтобы не терять много времени. Перескакивая с разума на разум, с глаз на глаза, Линда быстро нашла ее на кухне в компании повара и двух мужчин, прибывших с лекарем.
К ним она и направилась.

Баронесса следила за беседой, происходящей на кухне, и усмехнулась про себя, когда женщина отчитала болтунов.
- Добрый вечер… Отдыхаете? - Мягко спросила Линда.
- Госпожа, что Вы..? - Засуетилась служанка. - Вы голодны?
Женщина вместе с поваром тут же засуетились, но Аделинда тихо попросила их успокоиться. Она никогда не боялась общаться со своими слугами без официоза, как человек с человеком. Да, они помогали ей во всем, они работали на нее… Но они не были ее врагами. Потому баронесса была известна за свое мягкое (до нарушений и непослушания) отношение с прислугой.
- Нет, нет. Я поем вместе с герцогом. Не волнуйтесь пока. - Признательно улыбнулась баронесса. - Скажи, пожалуйста, господин Танси предоставил список, о котором я его просила?
- Да, он у меня.
- Пожалуйста, передай его нашему посыльному. - Уже более строго распорядилась де Шоте. - Нам нужны эти вещи, и срочно.
- Хорошо.

Нужно было возвращаться к делам, а потому де Шоте вскоре вернулась в своей кабинет.
Ощутив запах нового человека, а затем услышав щелчок семечки, вздрогнула и напряглась.
- Добрый вечер…
Ада зацепилась за глаза полукровки и первым, что она увидела, была темная кожа его рук. Она помнила полукровку в окружении Лоренцо, но никогда не говорила с ним… В какой-то мере, она боялась говорить с ним, но теперь интерес был выше ее, бесследно пожирая страх перед неизвестностью.
- Так это… Это про тебя говорил Танси..? Ты помогаешь Лоренцо? - Сделав шаг к своему гостю, Линда неожиданно холодно и строго спросила. - Где он?

+1

17

[indent] Было что-то притягательное в образе баронессы. Даже теперь, когда ее глаза не блестели живостью, полукровка внимательно рассматривал зелень их глубины, что была скрыта поволокой. В каком-то смысле де Шоте повезло. Ей ничего не стоило скрывать от остальных свои чувства. Как бы жестоко подобное не звучало, но ее глаза никогда не выдадут ее мысли и ощущения. Дроу видел ее глаза и тогда, когда они были зрячими - иные просто не обращали внимания, зная, что де Шоте слепа и не догадываясь о ее способностях.
[indent] Н'игго улыбнулся, целуя Аделинде руку, отпустил, возвращаясь в кресло, развалился в нем вполне вальяжно, сняв даже неизменный плащ, что теперь лежал на спинке.
- Еще раз добрый вечер, госпожа. Да, это я. И кто обо мне говорил? Лоренцо? А, нет, он не обсуждает подобного. Значит, Рафаэль. Рассказывая о том как они прибыли? Понятно. Нужно же воздать должное тому, кто постарался. То есть, мне. - наглости дроу было не занимать, но через мгновение, он наклонился вперёд, посерьёзнев. - Он в руках у того, кто сможет правильно использовать момент и наказать. А ты умная женщина. Поразмысли сама. Исчезновение советника вызовет множество кривотолков, ненужных вопросов, расследование. И Сальгари придется инициировать его поиски, зная, что Руцци никогда не найдут… У Альфредо есть многочисленные родственники. Жена, пять детей, тринадцать внуков, шесть правнуков, это я ещё не считаю сестер, братьев, племянников и прочих. Наш советник плодовит и его родственники от него не отстают. - остроухий зевнул, прикрываясь тыльной стороной ладони. - И все эти люди кинутся искать Альфредо… А эта шумиха менее всего нужна Лоренцо. Да, эту сволочь нужно наказать, но Демиан решил сделать это по иному.
[indent] Дроу на несколько мгновений замер, прислушиваясь, а после подошёл к Аделинде, зашептал что-то ей на ухо. На губах дроу играла жестокая усмешка. - Согласны, леди де Шоте? Я поставлю в известность Лоренцо, но можешь и ты. - полукровка отошёл от баронессы, возвращаясь в кресло. Он скомкал пергамент, заворачивая в него шелуху, и вновь обратился к Линде. - Знаешь, не в обиду, конечно, когда герцог решил на тебе жениться, то я сразу понял, что этот союз будет странным. Думал, что ты слишком слаба и наивна, рад, что ошибался. Если нужны будут мои услуги, то всегда помогу. И ещё одно, баронесса. Он ищет одну вещицу. Но это дряная затея. Дракон тронулся умом, рассказывая сказки. Попробуй либо осторожно отговорить Сальгари, либо найти того, кто это сделает. Возможно, у тебя выйдет. Эта вещица - некий амулет, что, по поверьям, может усилить магию порталов. Только я слышал, что эти порталы могут занести в такие дали, что не выберешься. И эта сила может убить. Но, предупрежден - значит, вооружен.
А сейчас, баронесса, я откланяюсь. Дела. Наведаюсь через пару дней. Жди в гости. И береги Лоренцо. Ему нужна твоя мягкость. И женский ум намного изворотливей мужского.
- полукровка подмигнув девушке, надел плащ и шагнул в темноту просто из окна кабинета, совсем не заботясь, казалось, ни о том какой это этаж и куда окно выходит. Дети ночи не нуждались особо в свете. Даже если они, как сам Н'игго, довольно долго жили на поверхности.

+2

18

Аделинда не ожидала такой прыти и, ощутив свою ладонь в руке полукровки, инстинктивно шагнула назад, а ее глаза на миг расширились, выдав этот порыв.
Ей не был противен дроу, дело было во все ещё жившем в ее душе страхе перед мужчинами, перебороть который она смогла только в адрес собственного супруга.
Позволив гостю поцеловать ее длань, баронесса сделала над собой усилие и смогла все же расслабиться, пусть ее разум и был по-прежнему натянут подобно струне.
Она наблюдала глазами Н’игго за его повадками и жестами, улавливала его запах и даже, казалось, движение воздуха кожей вокруг себя.
- Я никогда и не хотела, чтобы он… «пропал». Это было бы глупо с моей стороны. - Задумчиво ответила де Шоте, выслушав рассказ герцогов помощника и стараясь отмести комментарий о плодовитости советника. Казалось, все в эти последние дни хотели намекнуть Линде о потребности в потомстве, а может это просто ее паранойя цеплялась за больное. - А вот доказать то, что это именно он дал чертовы склянки с ядом и отдать его под трибунал за измену - на мой взгляд, вполне уместное развитие событий.
Она внимательно слушала мужчину, вздрогнув снова, когда он бесшумно оказался совсем рядом. То, что он шагал бесшумно дико выводило де Шоте из себя, и даже при том, что она следила за его перемещениями и действиями его же глазами, ощущать его дыхание на своём плече каждый раз было отчего-то неожиданно.
Несмотря на это, она держала себя в руках.
- Демиан? Кто это? - Нахмурилась девушка.
Она не знала настоящее время вампира, он был известен ей только под псевдонимом Франческо де да Моро, в дополнение к выдуманной истории о том, что юноша был эльфийской полукровкой. Они виделись несколько раз на торжествах, ещё задолго до ее появления в Ниборне.
Повернув голову в сторону лица Н’игго, она тихо сказала:
- Неважно… Если это тот, кому ты и Лоренцо доверяете - я согласна с его планом. - Говорить о том, что поступок полукровки с доставкой лекаря, подкупил доверие Аделинды.
Раз он косвенно спас ее мужа, а теперь так беспокоился о его безопасности, а упомянутый Демиан сейчас занимался изменником - они явно были их союзниками.
Она решила промолчать, когда полукровка говорил о ней самой, и также решила промолчать, когда речь зашла об артефакте, но ее на лицо явно упала тень сомнений.
- Я посмотрю, что можно сделать. Но сейчас ему нужен отдых, потому сейчас я не буду говорить об этом. Спасибо, что предупредил. Доброй ночи.

Вернувшись в их покои, Линда отказалась от ужина. Все эти переживания и волнения не способствовали ее аппетиту или же чувству голода в принципе.
Она просто легла в кровать, скинув с себя одежду прямо на ходу. Ада прижалась к боку супруга, проверяя его дыхание и температуру на ощупь.
Его дыхание было ровным, тело тёплым. Сальгари мирно спал.
- Имир, храни его… - Поцеловав щеку герцога, взмолилась де Шоте.
Она была готова отдать все, чтобы де ла Сера проснулся завтра в добром здравии. С щеки девушки сорвалась слеза беспомощности. Она молилась никогда больше не видеть мучений своего мужа.
Устало вздохнув, Линда лежала рядом, не в силах делать что-либо.
Она просто держала ниборнского правителя за руку, пока не уснула сама, не в силах бодрствовать и минуту дольше после пережитого за этот долгий день.
Ада просто хотела, чтобы Лоренцо был здоров… Чтобы они могли провести в покое хотя бы пару дней, как обычная семья. Без заговоров, опасностей и дел.

+1

19

[indent] Утро встретило Лоренцо не обычным шумом голосов за окном, а ласковыми солнечными лучами и пением птиц. Откуда-то донеслись вкусные запахи свежей выпечки и герцог почувствовал, что не прочь перекусить. Судя по солнцу, было ещё очень рано. Мужчина повернул голову, рассматривая женщину рядом с собой. Аделинда спала, уткнувшись лбом в его плечо и выглядела сейчас невероятно трогательно. От нее нежно пахло каким-то душистым маслом и одновременно чем-то родным и домашним. Сальгари довольно вздохнул, обнимая Линду и целуя ее.  [indent]  [indent] Неожиданно к чувству некой нежности и благодарности добавилась и страсть. Лоренцо прошёлся ладонью по спине девушки, прижимая ее к себе и точно уже пробуждая от сна, и оставил цепочку жгучих поцелуев от нежного ушка до ключицы:
- Ты невероятно красивая…

[indent] Солнце уже медленно ползло к полудню, когда Сальгари наконец покинул кровать. Слуги несколько раз уже робко стучали в двери, интересуясь не хотят ли их светлости завтракать. Сначала герцог их просто не слышал, баронесса, скорее всего, тоже. А в последний раз он просто громко расхохотался, отвечая, чтоб готовили обед и накрывали в столовой, пригласив Танси.
[indent] В это время целитель, которого разбудила служанка, что принесла чай, корпел над склянками, пытаясь выяснить что за вещество было внутри. На приглашение к обеду он лишь недовольно фыркнул.
- Ты решил отработать свой гонорар по полной, Рафаэль? Похвальное усердие. Что ищешь?
- Что?! Лоренцо? Испугал!.. Да вот пытаюсь понять что сюда намешали. Что именно давал тебе Руцци?
- Давал мне? Зачем бы Руцци мне что-то давать? И с какого бы перепугу я бы это брал?
Ну,
- герцог уселся в кресло, забрасывая ногу на ногу, взял в руки чашку чая и отпил почти половину, - как скоро ты сваришь свое зелье? И когда я успел тебя пригласить? Или это Линда? Все беспокоится о моем здоровье.
Танси с удивлением воззрился на Сальгари, нащупывая рукой склянку:
- Да. Тебе стоит отдохнуть. Я дождусь трав и сварю зелье, что в один момент поставит тебя на ноги и все излечит… Рецепт старинный, малоизвестный. Кстати, видел, что Альфредо тоже занимается зельеварением… - Танси уже понял, что с ла Серой что-то не так - мужчина словно забыл события вчерашнего дня.
- Руцци? Нет. Ему зелья варил Луи, Руи?... Не помню имени этого прощелыги. Знаю, что ютился в Северной Башне. Альфредо когда-то просил о том, чтоб этот недо… поселился в какой-нибудь каморке. А тебе зачем? Решил поделиться опытом? - Сальгари расхохотался и вновь закашлялся. Рафаэль испуганно охнул, но оказалось, что мужчина просто слегка подавился чаем.
Ла Сера поднялся, вытирая лицо ладонью:
- Ждем тебя в столовой. Давай, не выпендривайся. Успеешь ещё наварить своих чудодейственных средств. - с этими словами герцог покинул комнату мага, направившись в купальню где его уже ждал брадобрей.
[indent] Танси проводил Лоренцо долгим взглядом, а после вскочил со своего места и дёрнул за шелковый шнур, что висел у кровати. Пока шла прислуга, он лихорадочно царапал на клочке пергамента записку для де Шоте, рассказывая, что яд очевидно стёр некоторые события из памяти Сальгари. Теперь будет сложно доказывать вину Руцци. Передав записку, Рафаэль запустил пальцы в густую шевелюру и задумчиво поскреб затылок, раздумывая над побочными действиями то ли своего лекарства, то ли яда в составе зелья Альфредо, то ли от того, что одно наложилось на второе, дав такой эффект. Как бы то ни было, а сейчас следовало вести себя так, вроде бы ничего не случилось. Оставалось надеяться, что в Ниборне все пойдет по плану. Танси вздохнул, доставая пергамент. Он написал письмо для тех, кто мог разобраться во всех хитросплетениях этого дела. Отдав его, целитель отправился на обед. Сейчас он ничего сделать не сможет, но это лишь сейчас.

+2

20

Баронесса спала, что называлось, без задних ног. Ей ничего не снилось, она ничего не чувствовала, но даже в этом состоянии она боялась отстраниться от супруга. После пережитого накануне де Шоте паниковала от вероятности, что Сальгари станет хуже… или ещё что хуже.
Но стоило ему обнять ее, девушка открыла глаза, сонно улыбнувшись родному голосу. И она бы поспала ещё, провела бы ещё пару часов теперь уже в спокойной легкой дреме, но руки супруга внезапно заставили ее тело выгнуться, а в животе баронессы проснулось щекочущее чувство, будто вспышка, заставляющая ее щеки залиться румянцем.
- Лоренцо… но ведь… тебе нужен от… как ты себя чув.. Лоренцо..? - Неохотно сопротивлялась Ада неожиданным ласкам. Она боялась за его самочувствие, однако ей хватило одного касания, чтобы понять, что настрой герцога было не сломить. И она подалась вперед, впившись  своими губами в его. - Лоренцо… - Полным ласки шёпотом ещё раз протянула де Шоте, обвивая его руками.
Ещё никогда она не хотела близости с ним так сильно. Почти потеряв своего любимого, Линда желала быть одним целым с ним, упиваться его страстью, отдавать ему себя целиком. И сейчас, когда ее чувства переполняли ее, ее разум неосознанностей связал их сознания.
Аделинда не могла видеть Лоренцо, но ей и не было это нужно. Ощущение его тела, его чувства, резонирующие с собственными, его запах пьянили ее, и он была счастлива.
- Я не могу тебя потерять… Я не смогу без тебя… Я хочу… Я хочу… -  Аделинда положила ладони на его щеки, заключила новый поцелуй на его губах и прошептала, прослезившись от собственных слов. - Я хочу ребёнка.
Баронесса не могла поверить в то, что только что сказала. Зачем она это сделала? Она боялась даже того, что ее супруг уже сейчас не прервёт акт, уже не говоря о том, что при зачатии она обречёт себя на свой самый больший страх… Но ведь именно Сальгари был обязан в том, что баронесса скинула с себя многие страхи, комплексы, и теперь расцвела в полную силу.
Она понимала как никогда - им обоим был нужен наследник, а именно ей - частичка своего любимого человека в апофеозе их слияния.
- Я хочу... твоего ребёнка.

Баронесса присоединилась к герцогу не сразу, после такого утра ей потребовалось долгое время, чтобы привести себя в порядок. Она присоединилась к своему мужу и их гостю, и отчего-то выглядела кардинально отлично от вчерашнего. На ней было одето простое, изумрудно-зелёное платье, а волосы крупными кудрями спадали на плечи, и ее лицо обрамляла пара мелких прядок, пока две косы сдерживали часть ее копны по бокам и сред рядись на затылке.
Ее лицо сияло, а вокруг де Шоте витала аура покоя и тихой радости.
Сев за стол подле Лоренцо, Аделинда тихо заговорила:
- Добрый день, господин Танси. Благодарю Вас за Ваши труды… Как проходит наше расследование? Возможно, Вам что-то нужно? - с паузами на ответы лекаря мягко, умиротворенно спрашивала его баронесса. И все же ее лицо стало серьезным при диалоге с Рафаэлем, она все же беспокоилась из-за произошедшего, и их с Лоренцо долгое утро вдали от остального мира не смогло выветрить прежние переживания из головы.

Когда с обедом было покончено, Линда извинилась перед Сальгари и попросила дать ей с лекарем одну-две минуты наедине:
- Я встречу тебя в саду. Будет досадно, если мы проведём этот день под крышей. - Когда она с Рафаэлем остались вдвоём, баронесса тихо спросила. - Как проходит лечение? Вы заметили? Он изменился… Будто ничего не случилось.

+1

21

[indent] Сальгари вел себя во время обеда абсолютно спокойно, нахваливая еду и отпуская шуточки по поводу работы Танси, мол целитель может сварганить такое зелье, что любая дама будет ходить за ним словно собачонка, веря в то, что ее любовь настоящая.
- В следующий раз, Рафаэль, сваришь мне такое чтоб все недоброжелатели стали в один момент послушны… Шучу, конечно. Доверие завоевывается не зельями, а действиями, а врагам мы покажем из какого теста сделаны. Когда рядом правильные люди, которые станут твоим плечом, опорой и соратником и тогда я зажму в кулаке всех, кто до сих пор не понял, что такое Ниборн, и чем теперь станет Ариман - в глазах Лоренцо на мгновение мелькнула та самая жестокость, о которой некоторые знали не по наслышке, но мужчина быстро успокоился, улыбнувшись и подмигнув сидящим за столом словно ничего не случилось.
[indent] Танси кашлянул, отвлекая:
- Конечно, Лоренцо. Я описал симптомы твоей болезни в письме. В Гульраме травы вышлет бийим Дильшат. Она - одна из самых искуссных зельеваров. И до нее мне далеко.
- У бийим Дильшат сейчас свои проблемы. До меня дошли слухи о той беде, что случилась в Гульраме. - герцог ткнул вилкой в бок целителя, прищурившись.
- Да, там беда, - согласно кивнул Рафаэль, жуя кусок мяса и промакивая рот белоснежной салфеткой, - но все исправили хорошие защитники. Говорят, что не обошлось без вмешательства драконов. Главное, чтоб эта беда не добралась до нас. Поговаривают, что в Грессе изловили одну тень. Учитель из тамошней Магической Академии. Возможно, поймут теперь как с ними бороться.
[indent] Сальгари кивнул, пока Танси беседовал с Линдой, думал о чем-то, вставляя иногда фразу-другую. На вопрос о своем приезде Рафаэль ответил, что прибыл по просьбе Н'игго. Ла Сера лишь кивнул, зная, что верный пёс не стал бы так просто присылать лекаря. Значит, волновался. Почему волновался можно будет узнать и позже, в Ниборне или в Аримане. Это уж куда после отдыха герцогу захочется вернуться.
- Линда, ragazza mia,что скажешь начнет того, чтоб после погостить несколько дней в Ниборне? Чтоб народ видел тебя, зная, что у нас все хорошо. Согласна? Не давай ответа сразу. Подумай. - ла Сера поднялся, поцеловал Аделинду в макушку, задержавшись на секунду, чтоб вновь вдохнуть тот тонкий аромат душистого масла, погладил ее по плечу и подмигнул. - Дам, конечно, пару минут. Лекарь, смотри мне! Моя жена в твоих руках. И не смей рассказывать ей о моих слабостях. Испугаешь и она решит бросить старика из которого скоро песок сыпаться будет. - Сальгари расхохотался, хлопая Танси по плечу и вышел в сад, приказав подать туда чай и десерты.
[indent] Танси наклонился к Линде:
- Я уже писал вам, что не пойму что происходит. Это либо действие яда, либо реакция на лечение. Вполне возможно, что такой эффект дало смешение ингредиентов. Боюсь, что для своего зелья Руцци использовал травы, что растут в Темных Землях. В тамошних горах есть подвид арники, что содержит особое вещество в своем соке. Это вещество способно действительно подчинить себе чужой разум. Будь на месте Лоренцо кто послабее, давно уже подчинился бы. Магия в крови герцога его спасла. Я так же отправил письмо в Ниборн. Там разберутся. А сейчас прошу простить, дела не ждут, госпожа. - Танси поклонился и вернулся в свои покои, приказав, чтоб его не тревожили до вечера.

[indent] Когда Аделинда вышла в сад, ла Сера, посадил ее рядом, взяв за руки, помолчал несколько секунд, прижимая ее ладони к своему лицу, поцеловал их и тихо сказал:
- Я долго думал над твоими словами, ma bella. Это лучшее, что слышал за последнее время. И если судьбе будет угодно, то я хочу минимум двоих детишек. Девочку, что будет так же красива как и ты, и мальчишку, которого я воспитаю настоящим герцогом. И можно даже пятерых. Чтоб детский смех наполнил коридоры дворца. Не в Аримане или в Ниборне. Я построю для нас новый дом. Для нашей семьи, Линда. - в душе герцог, естественно, не оставил своих планов подчинить Ариман, но почему-то теперь он действительно видел совместное будущее этих двух городов, он реально видел свое будущее вместе с баронессой де Шоте. Это было едиственно правильное решение.

0

22

Девушка сидела не прерывая беседы мужчин. Таковы уж были традиции, подле своего супруга она должна была представлять его интересы, да и как правитель Ада просто хотела отдохнуть, ей нечего было сказать, да и не очень то хотелось.

Она слышала о событиях в Гульраме и Гресе от советника, но не особо в них вникала, занятая делами баронства. По неопытности друг отца не доверял юной де Шоте столь важных дел, как внешняя политика, но всегда говорил ей о том, что он хочет сделать и почему он так решил. Он просвещал ее и дарил ей свой опыт, как терпеливый наставник, вёл ее за руку в этот большой мир, вне купола их родины, а также спрашивал ее мнения и разрешения на то или иное действие, ведь последнее слово оставалось за Линдой. Именно так, он помогал ей встать на ноги и плавно заменить Генриха в мировой картине без особых жертв.

Лоренцо был беззаботен и весел, будто вновь помолодел. Это было так странно… Но вдруг взгляд Сальгари, который на миг пробился наружу, напомнил о себе. Линда видела эту искру глазами Танси, и теперь она знала - он все ещё был прежним. Несмотря на забытое время, это был ее Лоренцо, милостивый и хладнокровный, добрый и невероятно жестокий.
От этого захватывало дух - как настолько хищный мужчина мог быть с ней так нежен?
Аделинда выпрямилась навстречу его поцелую, закрыв глаза и улыбнувшись:
- Я буду рада вернуться в Палаццо, только при одном условии. - Баронесса накрыла его ладонь на своём плече собственными пальцами. - Пожалуйста, сначала отдохни и наберись сил. Не стоит прыгать из портала в портал без нужды. Хорошо?
Аделинда вновь задумалась о предостережении полукровки, заговорив о порталах…Она хотела уберечь Сальгари от беды, и у неё появлялись мысли, как она могла бы убедить супруга послушать ее.

Оставшись наедине с Рафаэлем, девушка приблизилась к лекарю, чтобы говорить как можно тише:
- Приношу извинения, господин Танси. Мне передали записку, но не успели мне ее прочесть, а я сама… как Вы понимаете… не могу его прочитать. Каковы Ваши прогнозы? Ведь он правда идёт на поправку? Вы ведь проконтролируете его восстановление? - С искренней тревогой на лице расспрашивала она шёпотом, и крупица вчерашней испуганной маленькой девочки в лице баронессы вернулась на поверхность из омута.

Сидя с Лоренцо в саду, де Шоте гладила его лицо большими пальцами, улыбаясь поцелуям на своих ладонях. Ее лицо светилось счастьем и смущением.
- Семьи..? - Будто в неверии повторила Ада, смакуя момент. Они с Лоренцо были семьей… Настоящей семьей. На ее лице появилась лучезарная улыбка, Ада прильнула своим лицом к лицу супруга, упираясь в его лоб и носом своими. На ее глазах появились слёзы, но она продолжала улыбаться. Всхлипнув, она рассмеялась. - Боги, я так боюсь… - Ее голос дрогнул, а голова ненароком повернулась в сторону дома. - Я не хочу погибнуть так же… - Она уткнулась обратно лбом в лоб герцога и закрыла глаза, всхлипнув снова и поспешно вытирая слёзы. - Но я правда этого хочу… Я переступлю через это... Как раньше, как ты учил... Сколько детей ты хочешь, я дам тебе...
Лоренцо…
- Поцеловав мужа, она улыбнулась снова и вернула ладонь на его щеку. - Я уже говорила, как сильно я тебя люблю?
Второй ладонью Линда сжимала его пальцы на своих коленях. Она положила голову на его плечо и не могла понять, откуда в ней появилась желчь, яд и жестокость в его адрес. Все от просчета со снотворным? С изначального расчета герцога? Из-за женщины в его снах?
Сейчас он был тем, о ком она так жадно мечтала половину своей жизни, и счастью де Шоте не было предела.
Она любила его. Всем сердцем.
- Скажи… Ты помнишь что было вчера? Или на прошлой неделе? - Тихо, будто между делом спросила Ада, оправдав свои вопросы уже через секунду. - Порой мне кажется, что все сливается в одну долгую полосу… Я так рада, что мы уехали сюда.

0

23

[indent] Сальгари вздрогнул, когда Аделинда озвучила свои опасения. Ещё совсем недавно он даже радовался бы такому развитию событий, но сейчас что-то внутри него кричало о том, что он действительно боится потерять Линду.
[indent] Как обычно он оправдывал это тем, что де Шоте ещё нужна его планам, что Ариман не подчинить без полной "капитуляции" его правительницы, без ее ведома и согласия. Без той самой ассимиляции. Оправдывал и практически верил в это, полностью отметая то, что глубоко в его душе уже прорастало то семя, что он годами искоренял словно сорняк, не понимая, что это - дивный цветок, что способен подарить наконец ему долгожданную целостность.
[indent] Он уверял себя в том, что без де Шоте будет сложно сподвигнуть жителей Аримана на переселение. Ниборнцам можно было просто тонко намекнуть на свое огромное желание, а здесь предстояла умелая политическая игра.
- Ну что ты, душа моя. Как можно думать о подобном, ma bella?! Я понимаю твои страхи и опасения, знаю, что твоя мать умерла, желая подарить жизнь ещё одному ребенку. Жаль, что ты это увидела, но это нелепая случайность. Это никак не должно повториться с тобой. Зачем ты позволяет таким черным мыслям поселятся в такой светлой голове?
Девочка моя, если будет необходимость, я призову лучших лекарей и целителей в оба дворца. Я заставлю их денно и нощно пребывать подле тебя. Я попрошу помощи у самого Имира. Смотри, есть вот Рафаэль. Он, кстати, сильно преуменьшает свою значимость и умения. Я выпишу для него лучшие книги из Тайной Библиотеки Гресса и заставлю корпеть над ними пока он не выучит все, что следует знать. Я закажу травы и снадобья, что смогут помочь и облегчить...
Когда под твоим сердечком забьется ещё одно или сразу два - это уж как Имиру будет угодно и как я постараюсь - я буду рядом. Я построю для нас и наших детей новый город. Это будет столица нового государства. Оно будет богато, будет процветать. Ты мне веришь?
- Лоренцо положил свою ладонь на живот Линде и мягко поцеловал ее.
[indent] Все эти пламенные речи и посулы были практически правдой. Не из-за великой любви, но из-за великой цели вел Сальгари подобные разговоры, убеждая Аделинду и, в какой-то мере, себя.
[indent] Герцог уже видел эту новую столицу. Этот город, что пронзит небо высокими шпилями стройных башен. Он обнесет его крепкими стенами. В нем будут широкие улицы, добротные дома и те, кто будет верен ему и новому порядку. В этом городе не будет нищих. Он отдаст им новые земли. Пусть радуются величию герцога и благодарят его за доброту. Он даст этим отщепенцам орудия для обработки и возможности. Помочь в первые годы чтоб после иметь стабильные налоги. Ведь, как известно, нищий налоги не заплатит, а брать их в кабалу, в рабство - это того не стоит. Слишком слабы, слишком много мороки. Да и наемные рабочие выполняют свои обязанности намного лучше, зная, что их труд будет оплачен.
[indent] Даже Гресс не сразу строился, Эмилькон не в одночасье стал велик. И новая столица поднимется, явив Альмарена величие новой семьи.
[indent] Первые шаги уже сделаны, первые кирпичики заложены. Ариман ослабил законы для темных. Внешняя политика, торговые гильдии, возможно, единая вера... Крепкая и надёжная армия. Нужны наследники. Сын займет после трон. Дочерей выдать замуж за правителей иных государств, закрепив таким образом дружбу.
[indent] Да, ла Сера слышал поговорку о том, что дурак богатеет мыслью, но все дело было в том, что Сальгари никогда дураком не был.
[indent] Следующий вопрос Ады поставил Лоренцо в некий тупик. Он на мгновение отстранился от женщины и в его глазах мелькнули недоумение и тревога. Ла Сера нахмурился, задумчиво погладив подбородок:
- А что произошло вчера, Аделинда? Прибыл Рафаэль. Правда, я не видел когда. Видимо, задремал. А неделя выдалась, насколько я помню, насыщенной. Дела действительно слили все дни в один. Даже сомневаюсь, что мне удавалось нормально поспать. Именно поэтому мне было так плохо. И Танси что-то там рассказывал о том, что мне следует отдохнуть. Травы заказал для нового зелья... Я согласился на отдых. - Лоренцо улыбнулся, погладив девушку по руке. - Я не собираюсь назад. И ты тоже должна отдохнуть. Поэтому твердо обещаю, что ещё минимум неделю, а то и две никаких государственных дел и порталов. Мы занимаемся только собой и ещё разными приятностями. - Сальгари подмигнул жене, рассмеявшись. - И знаешь что? Я вот сейчас возьму с собой пару слуг, удочки и снасти и отправлюсь на рыбалку. Твой повар рассказывал сегодня о том, что в озере есть хорошая рыба. Вот и поймаю к ужину пару карасей. Сто лет не рыбачил. Кажется, что в прошлой жизни в последний раз. Хотя, это и была совсем иная жизнь. И я иным был. Даже скучаю иногда по тем беззаботным дням. - Сальгари вздохнул, но тот час же улыбнулся вновь, поднимаясь на ноги. - Пойдешь со мной или останешься дома отдыхать? Если будешь дома, то выгонишь Танси на прогулку. А то этот работяга забывает есть, пить, спать и принимать ванну. - герцог обнял Аделинду и потянул за собой за руку. Сейчас он действительно хотел забыть о том, что он - правитель.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (08-07-2020 21:05:38)

+1

24

Де Шоте прижималась к герцогу, внимательно слушая его слова.
Его слова ласкали ее душу, от них в груди девушки разжигалось тёплое щекочущее чувство. Это было похоже на маленькую пташку, что трепыхалась крылышками внутри клетки ее рёбер.
Эта ласка, эта забота… Эта возможность уберечь герцога от опасных авантюр…
- Я не позволяла... Они всегда в моей голове, я не могу… выкинуть это из головы… Это… Это невозможно забыть… - Как-то виновато и испуганно прошептала де Шоте, прижимаясь к Лоренцо в поисках защиты и укрытия. - Прости… Я болтаю лишнее...
Видеть Лоренцо столь участливым и чувствительным было удивительно и душещипательно мило. Ее тревоги постепенно уходили, и баронесса заметно успокаивалась, обнимая супруга.
Лоренцо… Если ты будешь рядом, мне будет не так страшно… Это самое главное. Можно и без свиты врачей, только двое проверенных.
Она накрыла его ладонь своей и ответила на его поцелуй с нежностью и окрылённым чувством всеобъемлющего принятия и чистой любви. Эмоции вновь вырвались наружу, окружая их двоих своими невидимыми объятиями.
- Я верю тебе. - Ответила Линда, шутливо продолжив про себя, - ...Пока ты не подсыпаешь мне снотворное.
Да, она до сих пор помнила этот просчёт Сальгари и не забывала про принцип «доверяй, но проверяй».
Лоренцо рассказывал ей о своих воспоминаниях о прошлом вечере, и Аделинда внимательно слушала его. Он и правда все забыл… Это беспокоило баронессу, но в то же время она была рада. Отчего-то де Шоте понимала, что сейчас незнание было благом - пережив этот страх самой, она не желала, чтобы Лоренцо тоже помнил этот вечер вместе со всей болью и страхом, который он, должно быть, испытал… Пусть полагает, что уснул от усталости, пусть думает, что Линда и Н’игго просто слишком беспокоятся о нем.
Девушка так радовалась, когда супруг возвестил о том, что и правда хочет отдохнуть, что неосознанно потянулась за ним, когда тот поднялся:
- Я хочу пойти с тобой. Когда у нас ещё представится возможность побыть… просто семьей? Без дел… Под одной крышей..? - Она помолчала с секунду и все же добавила, несколько смутившись своей открытости. - Лоренцо... Я очень скучаю вдали от тебя, мне... тебя не хватает, когда мы порознь.
Конечно, слова де ла Серы немного кольнули ее душу… Скучал ли он до сих пор по женщине из ее снов? Ту, которую Ада раз за разом заставляла рассыпаться в руках герцога, посетив его сон после своего собственного спасения… Она была так эгоистична и рассержена в тот момент. Она думала, что сердце Лоренцо было навсегда потеряно для неё…
Но сейчас его сердце начинало стучать иначе… Живее, чище, громче…
Их сердца начинали биться в унисон.

Она распорядилась о том, чтобы слуги подготовили все нужное и чтобы одна из служанок присмотрела за лекарем, а потом навестила и самого Танси подтвердив слова герцога. Она описала, как Лоренцо описывал вечер, словно он заснул вместо того, чтобы испытать приступ. Затем девушка возвестила о их недолгом отсутствии и посоветовала Рафаэлю отдохнуть:
- Прошу, Вы наш гость… Вы уже помогли достаточно. Я понимаю и ценю Ваши стремления, но не забывайте и о своём здоровье.

Сидя на берегу озера, Аделинда грелась на тёплом солнце. Слуги заботливо постелили покрывало на траве и отошли на почтительносе расстояние к экипажу, что привёз их сюда.
Сейчас, без чужого наблюдения, баронесса просто наслаждалась этим моментом, опираясь на одну руку и открыв свои бледные ноги второй, готовая одернуть подол платья в любой момент, если ее помощники бы приблизились к правящим особам.
Она не хотела шуметь и не говорила много, просто глядя на воду глазами герцога.
- Я не помню, когда сидела на этом берегу в последний раз...

0

25

Прошло уже больше недели спокойного отдыха и семейного благополучия. Лоренцо предпочитал даже не вспоминать о том, что рано либо поздно им придется вернуться к своим обязанностям, разлучиться. И вот тогда ещё острее вставал вопрос о совместном городе - о новой столице объединенных наций государств. Явно следовало поторопиться с этим.
Сальгари неоднократно признавался себе в том, что уже не помнил когда в последний раз он вот так придавался праздности и лени, абсолютно не заботясь о дне завтрашнем. Рядом была Линда и герцог, неизменно начиная утро и оканчивая вечер любовными утехами, действительно наслаждался ее близостью.

- Х-х-хозяин? - служанка несколько секунд колебалась в правильности именно такого обращения к ла Сера, но посчитала подобное возможным. - Там посыльный к господину Танси.
Сальгари вздернул бровь в лёгком недоумении, отрываясь от книги и закладывая страницу пальцем:
- Это, конечно, замечательно, но если посыльный к господину Танси, то об этом, верно, следует извещать господина Танси? Если хочется, то и госпожу де Шоте. Ведь она, по сути, хозяйка, да? - мягкий укор заставил девушку вздрогнуть, пробормотать извинения и спешно удалиться.
Вскоре сквозь распахнутое окно до слуха герцога долетели смех и обрывки разговора. Он поднялся из кресла, откладывая книгу на столик, что стоял рядом, и подошёл к окну, что выходило просто на подъездную дорожку и главные ворота поместья.
У ворот, опершись спиной об одну из статуй, что обрамляли высокую кованную арку, стоял темноволосый молодой и привлекательный мужчина одетый в широкие шальвары, длинный ярко-зеленый халат и сапоги с загнутыми носками. Его каурая лошадка щипала траву у ворот и пыталась достать до кустов жимолости. Парень что-то рассказывал служанке, а та смеялась в ответ. По дорожке быстрым шагом к паре приближался Рафаэль. Он довольно хмуро взглянул на девушку и посыльного, протягивая руку. Мужчина мгновенно отлип от изваяния, бросаясь к сумкам, что были приторочены к седлу. Лошадь недовольно фыркнула. Пока Танси сверялся со списком, а посыльный показывал свёрток за свертком, что ложились в подставленный фартук служанки, Лоренцо тяжело выдохнул, понимая, что это означает, что вскоре Рафаэль сварит зелье и придется вернуться в Ниборн. Вроде бы по дорожке шла и Аделинда в сопровождении ещё одной служанки, но Сальгари уже отошёл от окна, задумчиво покусывая нижнюю губу.

Герцог вошёл в спальню, намереваясь переодеться. За его спиной что-то негромко щелкнуло, заставив мужчину замереть на секунду, а после резко развернуться на каблуках. На пуфе у кровати сидел Н'игго, щёлкая свои неизменные семечки.
- Тебя ждут.
- А без меня?
Полудроу отрицательно качнул головой. Сальгари нахмурился, открывая портал.

Ниборн встретил проливным дождем за окном и несколькими просителями, что действительно ждали именно его. В такие дела никто из советников не лез, зная, что герцог предпочитает сам вникать в проблему. Только вот сейчас Лоренцо был крайне раздражён, нетерпеливо постукивая пальцами по ручке кресла. Н'игго стоял рядом, поигрывая коротким ножом. Последний из просителей так разозлил Сальгари, что тот выхватил из рук дроу нож и пригвоздил ним к столу ладонь мужчины, который довольно нахально этой частью тела несколько раз хлопнул по тому самому столу, требуя от ла Сера немедленно разобраться в ситуации и вернуть ему потраченные средства.
Пока пострадавший верещал от боли, герцог схватил его за грудки, заставляя испуганно заткнуться. Н'игго, усмехнувшись, наблюдал, даже не пытаясь вмешиваться.

В поместье Сальгари вернулся как раз вовремя - в дверь настойчиво стучали. Он набросил на себя шелковый халат, открывая служанке:
- Задремал, что там?
Девушка присела в ненужном реверансе, приглашая пройти в комнату целителя.
- Отыщи госпожу и попроси прийти тоже, если она не занята.
Служанка кивнула, спешно удаляясь.
Танси уже колдовал над склянками, поставив котел на печь в кухне чем вызвал недовольство у повара, но толстяк немедленно замолчал, увидев Лоренцо. Сначала ла Сера это слегка раздражало и даже неприятно удивляло, но, после сегодняшних событий, он понимал почему люди его боятся.
- Это долго будет готовиться?
- А? - повернул голову к нему Рафаэль, скривившись. - Два дня. После ещё сутки настроиться и можно будет пить. Курс на неделю.
- Пора возвращаться в Ниборн. Очень надеюсь, что Линда согласится поехать со мной хоть на несколько дней. Я сегодня был в городе. Как бы ни были хороши советники и… И прочие, - Лоренцо усмехнулся невесело, - а я там нужен. Расскажу Аде о сегодняшнем своем визите. Она должна знать. Она волнуется. А ещё мы говорили о детях. И у нее страх умереть во время родов, как ее мать…
- Когда Линда понесет, я обязательно ее осмотрю. Ты же не будешь против, да? И стану ее личным лекарем.
- Конечно, кому же ещё я подобное смогу доверить? - Сальгари рассмеялся и хлопнул целителя по плечу. Танси вздрогнул, улыбаясь в ответ, и вернулся к зелью.

0

26

Аделинда не могла нарадоваться возможности, которую им с Лоренцо предоставила судьба… Конечно, причина их долгого пребывание было больше похоже на злой рок, но теперь, когда беда миновала, а герцог снова был полон сил, девушка могла с трудом сдерживать свое счастье.
Никогда, и в миллион лет, после того, как Сальгари внушал ей, что это политический союз, что он не сможет ответить на ее чувства, хоть и уважает их, после того, как она видела ту женщину у лачуги во сне супруга, она бы не подумала, что они смогут стать настолько близкими… В ее душе все еще жило воспоминание о снотворном в ночь после их свадьбы. Она просто не смогла бы забыть эту сторону Лоренцо - не зря он слыл жестоким и коварным правителем. Но сейчас… он был тем, кого она ждала половину своей жизни.
Де ла Сера был настолько ласков и заботлив, что душу баронессы переполняла искренняя любовь, похожая на штормовую волну, которая захватывала ее с головой.
Она привыкла засыпать, истощенная сладостной истомой в его объятьях и просыпаться от его поцелуев… И Ада не хотела думать о том, что ей придется спать в пустой кровати, когда они с герцогом вернутся в свои города. Когда эта мысль все же настигала баронессу, она прижималась к супругу сильнее, будто он уже сейчас должен испариться из ее рук, оставить одну.

Семейную усадьбу заливала мягкая музыка клавесина.
Сегодня Аделинда уже закончила свои дела, которые она не думала оставлять даже на день. Ослаблять хватку и терять контроль в ее положении было непозволительно, особенно, учитывая то, что девушка только недавно, по ее мнению, приспособилась к статусу правителя в политическом аспекте этого звания.
Баронесса раскачивалась в такт музыки, ее глаза (не то, чтобы они были полезны) были закрыты, а на лице была безмятежная улыбка. Пусть мелодия и была несколько меланхоличной, но в этой манере игры была вся Линда.
Обычно девушку не беспокоили, пока она играла - давним слугам было известно, что в это время Ада предпочитала оставаться наедине со своими мыслями и музыкой.
Однако, ее прервала встревоженная служанка, та самая девочка, что начала свою службу не так давно. Она была взволнована и рассказала о странном всаднике, который приехал к целителю, о том, что оповестила герцога… и о реакции Лоренцо.
Мягко улыбнувшись, де Шоте решила последовать за девочкой, чтобы встретить “чудного” гостя, как назвала его девочка.
Встретившись с гонцом, Аделинда поблагодарила его за скорый визит и пригласила отдохнуть самому мужчине и его коню после долгой дороги… Не то, чтобы она хотела. Таковы приличия. Но служанки были очень заинтригованы, да и сама Линда неосознанно, но все же с интересом слушала его рассказы о далеких краях, из которых он прибыл. Самое дальнее, куда когда-либо ездила сама баронесса - Элл-Тейн в детстве на время душевного лечения после смерти матери, Ниборн во время нападения на Ариман… И на этом список завершался.

Еще одна служанка вышла к ним навстречу и возвестила о скорой подаче обеда.
Это было вполне кстати. Она совсем забыла о еде за своей игрой.
Но тут что-то было не так… Аделинда почувствовала, будто что-то изменилось.
Сначала она не могла понять, отчего ее захватила такая тревога. И только, когда она вошла обратно в стены своего дома, ощущение стало ясным - Лоренцо пропал… Она не чувствовала его.
Ее сердце забилось чаще и чаще, дыхание стало заходиться. Как сложно было де Шоте подавить панику на глазах своих гостей. Рафаэль уже видел девушку в отчаянии, и она до сих пор стыдилась этого, хотя и понимала, что в тот момент она бы вряд ли могла реагировать иначе… Когда на ее руках умирал любимый человек.
Почему она не ощущала его присутствия? Он закрыл свой разум от ее восприятия? Он покинул усадьбу? ...Он..? Нет, этого не может быть. Он в порядке.
Тем временем гонец не затыкался… И теперь начинал злить Аделинду, потому как по этикету, она не могла оскорбить гостя, назвав его треплом. От этого что-то внутри нее закипало... Это разносилось вокруг гнетущей атмосферой, заволакивало окружающих потаенны и страхом, и опытная прислуга, знала, что причиной являлась их юная госпожа.
Именно поэтому они решили позаботиться о гонце. И вот, когда баронесса уже хотела отправиться на поиски своего супруга, чувство тревоги испарилось, ведь присутствие Лоренцо вновь явило себя. Наконец, Аделинда могла выдохнуть спокойно.
- Госпожа, герцог ждет Вас.

Когда она примкнула к Лоренцо и Рафаэлю вновь, супруг мог ощутить, насколько судорожно и испугано она взяла его под руку. Будто боялась, что он исчезнет. В этом жесте, казалось, уже было все ясно - она знала, что Сальгари снова телепортировался… Вздохнув в облегчении, Ада подумала, что такого человека, как он, исправит разве что смерть. Этого она не желала, а потому была готова потерпеть. В конце концов, она поклялась ему перед алтарем… И любила его за то, кем он был.
- Ты звал меня? - Спокойно спросила баронесса, несколько тревожно “глядя” на супруга незрячими глазами. - Что-то произошло?

+1

27

[indent] Лоренцо мягко улыбнулся, накрывая ладонь Аделинды своей, и тут же нахмурился, замечая, что кружевная манжета его белоснежной рубахи испачкана кровью. Видимо, наглый проситель, что сейчас баюкал прибитую к столешнице ладонь пока слуги хлопотали рядом, освобождая пострадавшую конечность, нечаянно измазал ее, хватаясь испуганно за руки герцога, зная, что Сальгари легко может задушить его. Только вот ла Сера мог это сделать и без помощи рук.
- Я был сегодня в Ниборне, милая. Дела не ждут и я, похоже, засиделся здесь. Танси говорит, что зелье будет настаиваться два-три дня, а после его можно будет пить. И это ещё на неделю. Я согласен остаться здесь ещё на этот срок, но если дела позовут в Ниборн, то я уеду. - Лоренцо замолчал, поглаживая ладонь Ады. - Мои вещи соберут и самое тяжёлое отправят... Я хочу чтоб ты поехала со мной. Хотя бы на несколько дней. А после я верну тебя сюда либо в Ариман. Что ты на это ответишь? - Сальгари мягко поцеловал женщину в макушку, провожая к стулу. Сам сел на свободный.
[indent] Танси все это время кивал одобрительно, но, похоже, совершенно не слушал герцога, поглощённый зельем. Рафаэль словно напевал слова какого-то длинного заклинания, иногда переходя на еле слышное бормотание.
- Посыльный уже уехал? Хотелось бы передать госпоже Дильшат мою письменную благодарность. - герцог обращался к Аде, но ответил зельевар.
- Я передал. И не только это. С тебя пятьдесят золотых, Лоренцо. За спешку и травы. - Танси крошил ножом какой-то корень, взвешивая заодно на крохотных серебряных весах бурый остропахнущий порошок.
Сальгари рассмеялся:
- И ещё столько же за твою работу, Рафаэль. Сменишь хозяина на хозяйку? - герцог сжал ладонь Линды и провел пальцами по лицу девушки, убирая непослушную прядь волос за ухо.
- Я тебе уже ответил, - Танси высыпал порошок и корень в котел и от зелья повалил густой сладкий аромат, - если будет необходимость, то стану круглосуточно дежурить у кровати Линды. Если, конечно, она сама согласится. Да, леди де Шоте? - Рафаэль чихнул, закрываясь длинным рукавом своей рабочей хламиды.
[indent] Охнул повар, что все ещё тихонько сидел за спинами хозяев, но тут же замолчал. Сальгари обернулся на побледневшего толстяка - тот чистил корнеплоды для ужина. Герцог покачал головой, но промолчал.
- Аделинда, пойдем в сад чтоб не мешать Рафаэлю. Ты обдумай мою просьбу. И знай, что я буду счастлив если ты согласишься. - ла Сера помог женщине подняться и обнял ее за талию, провожая в сад. Он намеренно попросил Линду прийти на кухню - если б она носила под сердцем ребенка, то Танси это понял бы - у целителя на подобные вещи был "нюх" и он неоднократно ошарашивал своих клиенток такой новостью, когда они о своем интересном положении даже не подозревали.

+1

28

Баронесса с тревогой смотрела на Лоренцо, и, кажется, смогла выдохнуть только тогда, когда он заявил о своем визите на родину.
Конечно же, она не совсем обрадовалась очередному тайному визиту, но теперь страх Аделинды отступал... Правда, ненадолго.
Завидев кровь на манжете супруга его же глазами, тревожный рассудок девушки первым делом залился паникой, пытаясь понять, почему ткань его рубашки была окрашена в красный? Неужели новый припадок? Может поэтому он и отбыл в Ниборн? Чтобы скрыть приступ?
Вскоре рациональный голос в ее голове верно предположил, что при новом приступе Сальгари вряд ли бы встал с кровати, а тут портал... Да и Танси был спокоен.
Это внушало доверие и спокойствие за благосостояние мужа... Но... откуда взялась кровь?
Ее мателлический запах свербил в носу де Шоте. Она ненавидела и боялась его каждой фиброй души со смерти матери.
- Я понимаю... Я же и сама не сижу без дела. Было бы глупо думать, что и ты просиживаешь тут штаны. - Тихо заверила девушка. И верно, не было и дня, когда она бы не посетила свой офис. Каждый день, она уделяла какое-то время своим бумагам, поручая их доставку посыльному, который заменял их на новые документы от советника. Бедный мальчик, вероятно, и в жизни столько не мотался туда-обратно, сколько за пребывание господствующей четы в этом поместье. - Я помню о твоем предложении... Давай обсудим его наедине.
Она сидела подле супруга, держа его за руку и ласково потирая его ладонь своим большим пальцем, пока мужчины разговаривали.
Вот только когда Лоренцо заговорил об уходе за Адой, она непонятливо заозиралась, "глядя" на мужчин по очереди. Даже повар, и тот испугался.
Девушка обернулась на звук и заверила его с мягкой улыбкой:
- Все хорошо. Я здорова, не переживай. - Затем она вернула свое внимание к Лоренцо и с улыбкой согласилась на прогулку в саду.

Де Шоте шла под руку с Лоренцо и долго молчала, не решаясь нарушить их идиллию. Но все же в ее голове было столько вопросов...
- Лоренцо... Что ты имел в виду, когда просил заботиться обо мне? - Но ответ на этот вопрос обогнал ответ герцога, и на Линду снизошло запоздавшее озарение. - А... Ты имеешь в виду... Когда мы будем ждать ребенка..? Но... Он же... мужчина... - Смущенно прошептала она. - Я понимаю, он хороший лекарь... Но... Я не хочу, чтобы меня видели другие мужчины... Это так... неловко...
Аделинда сжала рукав супруга пальцами и снова затихла на какое-то время.
- Я уже говорила... Я с радостью последую за тобой... Ненадолго... - Когда они дошли до скамьи, расположенной среди ранних цветов, Ада опустилась на нее и тоскливо вздохнула. - Как я смогу засыпать одна после этой поездки? Я бы так хотела жить с тобой всегда... Почему все должно быть так сложно..? Если бы мы могли просто быть вместе... Я была бы так счастлива.
К тому же, я буду рада увидеть Франческо… Да и... Мне как раз необходимо поговорить с одним человеком...

Аделинда видимо встревожилась, что-то беспокоило ее. На юном лице появилась тень той баронессы, что была так похожа на своего супруга. Тьма в ее душе всклокотала, а слепой взгляд отчего-то наполнился жестокостью и тем ядом, что так глубоко скрывался в этом хрупком существе.
- Я доберусь до тебя...
Тем не менее, через секунду эта тень сошла с ее лица, и Линда была прежней - мягкой и нежной. Той, кого Ариман называл своим светом.
Взяв де ла Серу за руку, баронесса мягко коснулась губами тыльной стороны его ладони, закрыв незрячие глаза. Эта меланхолия настигла ее врасплох, и Линда пыталась сдержать свои эмоции.
- Мне так тебя не хватало... - Прошептала девушка. И вновь этот запах... - Лоренцо..? - С полными тревоги бельмами спросила де Шоте. - Почему у тебя на рукаве кровь? Я чувствую запах... Все в порядке? Как ты себя чувствуешь?
Линда была напугана. Что-то сильно смертельно беспокоило ее...
Она раздумывала над тем, чтобы поделиться с Лоренцо своими воспоминаниями о вечере их приезда сюда... Но в то же время... Линда не хотела беспокоить своего мужа. Еще никогда она не видела Сальгари таким умиротворенным, таким... счастливым...
Ее воспоминания могут все испортить.
- Может быть позже...

+2

29

[indent] Вызовы в Ниборн приходили все чаще. Н'игго, наловчившись ставить порталы, мог заглянуть и глубокой ночью чтоб поманить за собой Лоренцо, разжигая в герцоге ярость. Итогом стала сломанная рука полудроу. Сломанная в трёх местах, с торчащей костью, что прорвала сероватую кожу. Верно впервые ла Сера видел в глазах остроухого внезапные слезы. Но, Танси был во многом спокойнее Сальгари. Управляя кости, он позволил себе длинную тираду, выговаривая Лоренцо и Н'игго. И самым удивительным было то, что слушая цветастую ругань мага, никто из мужчин и слова не произнес. А ведь казалось, что ещё буквально месяц назад Рафаэль хрипел бы в мысленной хватке ла Сера, умирая от удушья.
[indent] Что-то явно изменилось и даже притихший дроу смотрел на герцога, пытаясь понять что именно происходит с Хмурым.
[indent] Давно было сварено зелье. Слуги паковали вещи, перешептываясь о том, что их хозяйка, возможно, едет в Ниборн. Танси ходил хмурый, уговаривая Лоренцо побыть ещё хотя бы пару дней на отдыхе, но дела ждать не хотели.
[indent] Сальгари доверял Демиану как самому себе, но не стоило делать из вампира исполняющего обязанности герцога. По крайней мере, пока что. После, когда новая столица станет единой для двух государств, он займет место ла Сера, став официальным наместником.
[indent] Недавно и Аделинда упоминала же Фарси, естественно называя его Франческо. Ей тоже хотелось с ним повидаться. Тогда, объясняя жене, что кровь на рукаве не его, а одного просителя, что так переживал, что она пошла носом (ложь ради блага, ложь чтоб не пугать в который раз де Шоте), он не придал особого значения этим словам. Задумался позже, но почему-то успокоил себя обычной женской слабостью, скукой, желанием действительно увидеть того, с кем завязалась дружба.
[indent] Тем более, что в окружении Линды таких было немного.
[indent] Конечно была Арадия. Теперь тифлинг сторонилась Сальгари, но черного кота не отмоешь добела. И Лоренцо успешно напоминал рогатой об этом, довольно усмехаясь когда на лице Арадии появлялось то самое выражение досады и злости.

- Линда, пора. Я могу уйти первым и приказать чтоб тебе приготовили комнаты. Точнее, приготовили нам. Хочешь, я позову в Ниборн Арадию? Тебе будет спокойнее, удобнее? - Сальгари обнял женщину, вдыхая запах ее волос, что стал для него как-то особо приятен в последнее время.
[indent] Танси вошёл в спальню, неся в руках большой мешок со своими пожитками. Он сунул Сальгари в руку пузырек с зельем, заставляя выпить. Лоренцо, скривившись, глотнул снадобье. Рафаэль довольно кивнул:
- Пора, Ваша Светлость. Н'игго готов поставить портал чтоб пропустить карету. Поедете либо сами откроете для себя?
[indent] Ла Сера недовольно кивнул:
- Я сам. А карету встретят. Ты готова, милая?

+1

30

При поддержке Демиана
Аделинда волновалась... Каждый раз, когда вставал вопрос о путешествии через портал, отчего-то ее голову заполоняла тревога. Что-то во всем этом было противоестественным, да и девушка часто задумывалась о том, как на самом деле работают эти чары...
Она не могла понять, что происходило с ними, когда они пересекали порог портала. Когда она переступала с их помощью, баронессе казалось, что ее разрывало на части на одной стороне и собирало обратно на обратной.
- Все хорошо. - Потирая руку герцога пальцем, заверила его Ада. - Нет, не стоит, пусть отдохнет, я и так докучала ей последнее время.
К тому же, весна... Она любит Ариман весной. Ты знал? Она жила в Аримане во времена моего прадеда. Пусть отпразднует на ярмарке.
- С мягкой улыбкой рассказала баронесса. Она с теплом вспоминала вечера, проведенные с подругой и их тайную вылазку на прошлогодний праздник.
Конечно, она бы хотела, чтобы тифлинг была рядом чаще, но де Шоте правда не хотела сталкивать их с Лоренцо лишний раз... Она ощущала каждый раз, как напряжение росло в полукровке в считанные минуты, когда ее супруг находился рядом. Она помнила, в каком заточении Дия ощущала себя в Ниборне, и желала защитить ее. - Мне будет спокойнее, если мы отправимся вдвоем. Правда. Мне не понадобятся все вещи сразу...
Возьми меня с собой, пожалуйста.
- Попросила она, мягко поцеловав щеку Сальгари.

Шагнув под руку с супругом, вместе, как и должна это делать семья, Аделинда замерла в полнейшей дезориентации и пошатнулась, сжимая ладонь Лоренцо сильнее. Она боялась отпустить и потеряться в этом портале, но вскоре девушка осознала, что уже находится в Ниборне.
- Имир… Как ты это делаешь..? - Сгоряча прошептала де Шоте, заметно побледнев. Так было каждый раз, но в сейчас слабость окатила ее подобно чану с холодной водой. Еще через секунду она уже взяла себя в руки и постаралась сделать все, чтобы не беспокоить де ла Серу. - Все хорошо, все в порядке... Не волнуйся... Мне нужно прилечь...
Она так не хотела отвлекать Лоренцо, но она все еще не могла отпустить его руку.
- Лоренцо... Побудешь со мной? Ненадолго... Я хочу поговорить.
Вчера он снисходительно успокаивал ее после того, как она запаниковала из-за крови на его манжете. И Линда правда решила уняться... Сделала вид, что поверила ему. Не в том смысле, что герцог врал о припадке... Но то, что кровь попала на рукав без насилия... Ни у кого еще кровь не шла носом на чужую рубашку.
Она лежала в кровати, приходя в себя. Слабость отступала, и теперь Линда чувствовала себя лучше.
- Прости, я не могу... Это так нечестно. - Наконец заговорила баронесса. - Ты не помнишь, как приехал Рафаэль... Ты не помнишь, что было во время нашего приезда... Я не могу скрывать от тебя. Прости, что я не сделала этого раньше. Я... - Она нервно вздохнула, будто уже оправдывалась перед мужем. - Я просто хотела, чтобы ты отдохнул...
И вот ее ладонь коснулась лица Лоренцо. Перед его глазами возникли воспоминания де Шоте. Картины, которые она видела его глазами и глазами слуг. Он мог ощущать отголоски его собственного разума, ее страх, ее боль и горе, ее злость... Все, начиная с его визита перед поездкой в резиденцию, склянки, кашель, кровь... Их беседу перед тем, как он уснул, прежде, чем забыть все это.
Линда переживала, по ее щеке катилась слеза. Переживать эти эмоции заново было сложно...
Она боялась, что Лоренцо будет злиться за удержанную правду. Она опасалась, что он примет какое-нибудь решение сгоряча.
- Прости... Я не хотела скрывать от тебя правду... - Потянулась к супругу Аделинда.

Теперь она была близка к тому, кто причинил им эту боль.
К вечеру Ада чувствовала себя вполне хорошо и очень надеялась увидеть Франческо… Ведь именно о нем говорил полудроу? И, к радости де Шоте, Франческо ответил на предложение баронессы встретиться.
- А, синьора Линда... - Озарил комнату своим голосом советник.
Аделинда была рада вновь услышать его, ведь в последний раз они виделись и могли поговорить вот так... Девушка не могла вспомнить, когда:
- Как же я рада Вас видеть, Франческо. Право, я скучала по Вашей компании... - И все же юной госпоже пока не хватало терпения. Она сразу приступила к расспросам по делу, опуская все эти официальные приветствия и любезности. - Прошу прощения, но... Господин де ла Моро, знаете ли Вы что-нибудь о Руци..? Другом советнике моего супруга?
- Ваш покорный слуга и друг, Франческо де ла Моро получил известие, как несчастный синьор Руци в некой спешке оступился и повредил ногу. Но к сожалению на этом его несчастье не окончилось, поскольку на пути к своей резиденции его небольшой эскорт и он сам были атакованы разбойниками. Последствия грабежа были найдены конным патрулем на следующий день. - Демиан осторожно прикоснулся указательным пальцем левой руки к своим губам, опустив свой взгляд и пытаясь припомнить вкус крови, которую ему довелось недавно вкусить. - Тела были в ужасном состоянии! - неожиданно оживился вампир, изображая некое сочувствие, но тут же его лицо украсила лёгкая улыбка в хищном блеске хитрых чёрных глаз. - Но Руци выжил. Его сопроводили к доктору под стражей, но всё время пути он твердил о неком демоне, чудовище и кажется вовсе сошёл с ума!
Аделинда уже была готова взорваться, услышав, было, о смерти подлеца, но когда юноша заверил ее в сохранности советника, девушка вдруг утихла. Темный омут вырвался из ее души, затмевая собой свет, обычно исходящий от девушки... Плавно, но верно она становилась все холоднее и злее... Через несколько секунд от прежней баронессы не осталось и следа. Перед вампиром сидела более нежная, тонкая тень самого Лоренцо. Расчетливая и хладнокровная, она жаждала крови... Она хотела причинить боль тому, кто посягнул на ее сокровище.
- Франческо. - Строго обратилась Линда. - Мне нужно его видеть. Где он?
- Синьор Руци временно расположен в комнате прислуги. Он почти не ест, а его взгляд полон безумия.
- Благодарю Вас.

Залы и коридоры были погружены в тишину. Аделинда шла за своей жертвой, ощупывая незнакомые стены кончиками пальцев. Но что-то остановило ее, и баронесса остановилась, обернувшись и нащупав знакомый разум.
- Н'игго. Я знаю, ты рядом... Я вижу твои глаза. Они смотрят на меня. - Де Шоте недобро улыбнулась. - Не составишь мне компанию? Мне нужно задать несколько вопросов нашему знакомому, но я не знаю дороги до его комнаты.

+2

31

[indent] Для Сальгари каждый переход через грань портала давно стал чем-то абсолютно обыденным. Сначала, да, он восторженно воспринимал каждую удачную попытку, гордился своим умением, забираясь с каждым разом всё дальше.
[indent] Пока однажды не увидел что такое быть расщепленым неудачным "окном". После, листая книги и изучая магию переходов, он понял, что так небрежно относиться к этому нельзя.
[indent] Просто потому, что однажды можно не дойти из точки А в точку Б.
[indent] Самочувствие Аделинды вызвало у него настоящую тревогу. Он помог девушке лечь на кровать, немедленно позвав слуг. Стоило, верно, притащить в портал и Танси. Но Линда заверила его, что все хорошо и Сальгари удовлетворился присутствием ученицы Рафаэля - Аланэ. Девушка подала баронессе тонизирующий чай на травах и покорно присела в уголке, не желая мешать.
[indent] К виску Лоренцо прикоснулись тонкие пальцы Ады и он увидел все, что происходило недавно и о чем он благополучно забыл. Почему забыл было ясно. Ла Сера и сам ловил себя на мысли, что ему словно чего-то не хватает в воспоминаниях, словно кто-то вырвал этот кусок из книги его жизни.
[indent] Теперь многое прояснилось.
[indent] Сальгари сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, на лице заходили желваки, а девчонка-лекарь испуганно пискнула, выскакивая прочь из покоев. Сейчас герцог как никогда был близок к возвращению ла Косты, к тем методам и к тому прошлому, что не сулили противнику ничего хорошего.
[indent] Просто Сальгари был лояльнее, понимая как статус и власть меняет людей, что сейчас нужно быть не хитрее, не мягче, но осторожнее.
[indent] Тебя сейчас видит едва ли не каждый в государстве.
[indent] Альфредо Руцци не узнал как был близок к тому чтоб валятся у подножия замка бесформенной кучей изломанных костей, что вылезли наружу. Ла Сера видел как гоблины распинают своих врагов, как разрубывают топорами спины, выламывая ребра. Это носило название "кровавого сокола". После такого не выживали. Никогда.
[indent] Лишь Демиан смог успокоить герцога, пообещав, что Руцци наказания не избежит. И Лоренцо знал, что вампир не соврет. И придумает как правильно все сделать, заставив мучиться каждую минуту оставшейся жизни.
[indent] Сальгари ещё ждали дела. Он, не без огромного сожаления, покинул Аделинду, взяв с нее слово сразу же сообщить если станет плохо. Мужчина вообще хотел бы чтоб де Шоте провела в постели весь день, но даже Аланэ возразила, что это ни к чему.

[indent] Из полутьмы коридора к женщине шагнул полукровка, откидывая с головы капюшон плаща и слегка насмешливо кланяясь:
- Видите, госпожа. Чем могу быть полезен?Провести к нашему общему знакомому? Это можно. Надеюсь, герцог об этом знает. Нет? Тогда, возможно, знать ему и не следует. Мало ли тайн вовсе не желают того, чтоб их раскрывали? - остроухий склонился над Линдой, беря ее ладонь в свою и целуя. -  Развлечь ли Вас историей чтоб скрасить путь? Он недолог, да и история коротка.
[indent] Дроу мягко подхватил Аделинду под локоть, приглашая идти рядом с ним.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (04-08-2020 22:51:12)

+1

32

Когда в Лоренцо взыграл гнев, он был заразителен, подобно осенним лихорадкам.
Аделинда и сама отражала злость герцога, поддаваясь клокочущему, разрывающему чувству, что даже ее прежний страх затерялся где-то на задворках ее разума. И только когда Сальгари попытался вырваться, вскочить с места, ладонь баронессы неожиданно настойчиво схватила его руку, а затем потянула его к себе.
Когда он бушевал и гневался, что-то пробуждало в де Шоте нездоровое влечение, почти что вожделение. Обуздать эту бурю, смерить ее... Сделать этого дикого зверя ручным и ласковым... Странная потребность.
Аделинда приникла к его губам своими, а затем уткнулась своим лбом в его. Раскрыв слепые глаза, девушка нарушила свое молчание:
- Лоренцо, прошу... - Прошептала она так, чтобы ее мог слышать только супруг. - Тот полукровка, что привел Танси, обещал, что Франческо займется этим вопросом. - Ее ладонь снова коснулась щеки мужчины, Линда вновь поцеловала его. - Не трать на него свои силы.  У нас есть дела важнее этого паразита.
Ее хватка ослабла, а баронесса слабо улыбнулась Лоренцо. Она опустилась на подушку со спокойной улыбкой.
- Я немного отдохну и приду в себя. Все хорошо... - Заверила супруга Аделинда, поглаживая большим пальцем ладонь Сальгари. В ее голове, конечно, роились совсем иные мысли. - Он мой...

Аделинда дождалась, пока Н'игго поравняется с ней, "глядя" на него своими бельмами и все же произнесла уже не напрямую в его голове, а как это делали обычные люди:
- Я вижу, но не так, как это делаешь ты... или другие зрячие. Я вижу то, что видят другие.
Например, сейчас я вижу себя твоими глазами.
- Что-то заставило баронессу усмехнуться, прикрыв губы тыльной стороной пальцев. - У тебя странные глаза... Все ярче...
Позволив полукровке поцеловать свою ладонь, Ада кивнула, следуя за мужчиной.
- Интересная история..? - Приподняв бровь, спросила де Шоте. - Я заинтригована.

Когда полудроу остановился, Аделинда сделала глубокий вдох. Она опустила голову и закрыла глаза, пытаясь удержать себя в узде. Тьма, бурлящая в ее душе хотела вырваться так сильно... И, как учил ее Лоренцо, порой ее нужно было выпускать.
Но просто обрушить свой гнев на предателя было бы... как минимум, слишком просто. Когда дверь в убежище Руцци все же открылась, Ада подняла голову, источая привычный всем ее поданным свет и покой.
Девушка вошла в комнату, подобно милосердному ангелу, играя на чувствах и зрении мужчины, стоило ей зацепиться за его сознание...
Сознание Альфредо же испугало баронессу - в его голове царил полный бедлам, и все же несколько образов остались нетронутыми. На этом ей и предстояло сыграть... чуть позже.
- Господин Руцци..? Добрый вечер. - Спокойным тоном начала баронесса, держа дистанцию. На ее лице играло истинное беспокойство. Ее ладони были раскрыты, будто она предлагала вселенский покой в своих объятьях. - Меня возвестили о бедах, которые постигли Вас... Как Вы себя чувствуете? Могу ли я Вам помочь?
Шаг вперед, и еще... Но не слишком близко... Он слишком нестабилен. Он может быть опасен. Полукровка был рядом, и Линда предпочитала находиться ближе к тому, кому стоило доверять. Но все же...
Руцци был на дне. Сейчас для него предложение помощи, обещание поддержки и сострадания были словно наживка для голодной рыбы.
Сам Свет Аримана взывал к этому ничтожеству.
- Прошу... Скажите, что случилось? - Мягкость ее голоса внушала покой в его встревоженной душе. Бельма баронессы встретились с испуганными глазами, "глядя" на мужчину с материнским теплом. - Мой супруг... Он не поймет Вас, но... Возможно, я смогу что-нибудь сделать для Вас...
Она протянула ладонь мужчине, словно пытаясь найти путь к нему, словно и не видела вовсе.
На деле, ее разум был сосредоточен на том, чтобы суметь вовремя парализовать несчастного, если тот решит напасть на нее. Она доверяла реакции Н'игго, но все же ее собственная паранойя не давала ей расслабиться - девушка должна была быть готова ко всему.
Она была баронессой Аримана. Она была супругой герцога Ниборна.
Она не могла оставить Лоренцо равносильно тому, насколько не могла позволить ему умереть на своих руках.

+1

33

[indent] Коридоры замка были длинными и темными. Герцог справедливо полагал, что освещать те, по которым ходят лишь время от времени, смысла нет. Да и экономнее. Привыкший к простой жизни (а то и к нехватке средств), Лоренцо умел считать деньги. В замке был необходимый минимум слуг, комнаты, которыми не пользовались, стояли пустыми и закрытыми. Он предпочитал обедать в малом зале, а не накрывать стол на двести персон. Если позволяло освещение, то свечей не зажигали до сумерек. Сальгари вообще терпеть не мог крохотных окошек. Однажды он удивил всех, приказав зодчим сделать в своем кабинете и в обоих залах огромные проемы и арки окон практически во всю высоту стен. Умелые мастера сделали все быстро, но и так, что тепло сквозь эти огромные "глаза замка" не уходило. Ведь ла Сера даже приказал отапливать только те помещения, в которых кто-то жил.
[indent] Сначала слуги откровенно называли нового герцога скрягой, но после поняли, что подобная политика разумна.
[indent] Дроу усмехнулся в ответ, зная, что Аделинда этой усмешки не увидит, но разглядывать баронессу прекратил:
- А ты и будешь видеть ярче, я - полукровка и родился не на поверхности. До пятидесяти лет я жил в роду матери. Вообще не понимаю как илитиири согласилась понести от человека. Мать как-то обмолвилась, что я щенок сумеречного. Но, думаю, что она врала. Слишком светла моя кожа. Да и для иных я был выродком. Ты же никогда не узнаешь каково это - быть костью в горле для своих сородичей. И мать никогда не защищала меня. Да я и не ждал защиты. Я учился жить сам.
Мои глаза были слабее, но я научился видеть. Я был менее вынослив, но научился выживать. Когда моя мать умерла, я сбежал наверх. Ее имя так сяк защищало меня от смерти. А теперь любой мог убить выродка. Долгих три года я привыкал к дневному свету и к остальным. Сумрак надёжно защищает меня, от меня не шарахаются с испугом - здесь таких, как оказалось, хватает. Можно жить. Как тебе история, баронесса?
- полукровка распахнул двери, что вели в крыло для слуг. Здесь было сразу видно, что это помещения не для господ. Комната, в которой сейчас был Руцци, находилась в самом конце коридора. Н'игго кивнул охране и два рослых парня, переглянувшись, пропустили Линду и ее провожатого к советнику.
[indent] Руцци, одетый в простую одежду и босой, сидел на куче какого-то тряпья в углу комнаты и тихо поскуливал, глядя в одну точку. Когда вошла де Шоте и илитиири, мужчина дернулся и вскрикнул от ужаса, но тут же его накрыло волной добра и покоя, что исходила от Линды.
- Да, да, помочь. Мне так нужна помощь. Он вернётся и убьет меня. Это монстр! Он убил всех! Он вырвал им глаза и пил их кровь! - Альфредо вцепился пальцами в руку Ады, Н'игго немедленно шагнул вперёд, но советник уже отпустил женщину, поднимая глаза на дроу. - Скажи Лоренцо, что я виноват, но умирать я не хочу. Я готов искупить вину. Но монстр, да, монстр... - разговор перешёл в невнятное бормотание и Руцци закачался вперёд-назад, обнимая себя за колени. - Скажи Лоренцо. Франческо... Демиан... Монстр, монстр... Сальгари умрет. И она умрет. Она тоже монстр. Эти грязные твари... Это отродье Рилдира. Дети ночных шлюх, исчадия тьмы и Ллосс! Их нужно уничтожить. Да, я помогу им понять. Я помогу им. Немного, чуть-чуть. Но монстр... - Альфредо вновь забормотал, зашептал что-то, дикими глазами посматривая на Н'игго и баронессу. На губах советника заиграла злая усмешка и он рвонулся было к Аде, но полукровка был намного быстрее, мгновенно хватая мужчину за шею и нажимая на специальные точки чтоб усыпить. Руццо моментально обмяк, опускаясь на пол. Н'игго, нахмурившись, тронул женщину за рукав:
- Пора уходить. Ты ничего не добъешься более. Но, мне и так всё ясно.
[STA]Uno vir[/STA]
[NIC]Н'игго[/NIC]
[AVA]http://beautiful-elf.clan.su/_bl/0/65082.jpg
[/AVA]

Отредактировано Лоренцо Сальгари (05-08-2020 10:23:44)

+2

34

Снова при поддержке Демиана

Аделинду сильно заинтересовал рассказ полукровки. Как это было возможно? Жить в темноте, будучи зрячим? Жить во тьме в таком отличном от привычного ей мире...
- Это так... странно..? - Тихо отозвалась де Шоте с искренним интересом в голосе. Девушка всегда была голодна до знаний. - А ты сможешь рассказать мне больше? - Ее пальцы ненастойчиво, но заметно сжались на руке полукровки. - Ты позволишь мне... посмотреть, как это было? Когда-нибудь..? - Она тут же прочистила горло и осеклась. - Я не настаиваю. И не буду смотреть без твоего позволения. Просто... Мне правда было бы интересно посмотреть на тот... другой мир.
Так они дошли до комнатки пленного советника и начали свою беседу с обезумевшим Альфредо… и Н'игго успел защитить баронессу ещё до того, как она смогла почувствовать неладное.
Его реакция поразила девушку, что даже сердце, казалось, пропустило удар. Полудроу был поразительно быстрым, и, не будь ситуация столь серьезной, юная госпожа бы нашла уместным порукоплескать своему защитнику.
Он решил увести де Шоте подальше от безумного советника, но Линда уперлась и отказалась следовать за полукровкой.
- Нет. Поделаешь… - Настойчиво возразила баронесса. - Позови Франческо. - Она подождала с секунду и пресекла возражения. - Я подожду тебя со стражей. Позови Франческо.

Демиан старался не скрывать своего присутствия, пока  баронесса гостила в Ниборне.
Вампир был и прежде крайне асоциальным, какие бы слухи о дружелюбии торгового лидера семьи де ла Моро не ходили, ведь в основном его Мрачное высочество предпочитало действовать через посредников или агентов, а где-то даже накладывать чары и прибегать к гипнозу. Оттуда и повелось, что для публики Франческо открытая и известная влиятельная персона за кулисами которой стоит далеко не один человек, пускай он и заложил основной фундамент, а Демиан полулегендарная и нелюдимая персона, вампир, сказки о котором можно было услышать ещё несколько столетий тому назад. Этими сказками детишек Ниборна пугают до сих пор и лишь не многие знают, что причина этих сказок всё ещё не упокоенным бродит по улочкам города, отстукивая в ритм своим сапожным каблукам тростью по брусчатке узких, да широких дорог города. Сейчас вампир был далеко от герцогства, однако этого требовал тайный договор с нынешним государем Ниборна Лоренцо.
Весьма скоро, следуя просьбе прекрасной баронессы Линды, Демиан подступил к нынешним покоям Руцци. Он вошёл тихо, едва слышно, но леденящий душу холодок его ауры не мог не заметить даже самый тупой и слепой кмет.
- Доброго времени суток или вечера, я полагаю. - демонстрируя немногочисленной публике лёгкую, но уверенную улыбку. Он не обделил ни одного человека блеском своих хищных глаз, и, более того, Демиан специально стоял подле свечи, чтобы свет оной отражался от его зрачков, придавая себе более зловещий антураж.

Как она и обещала Н'игго, все это время она ожидала их в коридоре у запертой "темницы" заключенного. Более того, она расположилась на стуле, который ей учтиво предоставил один из стражников - вероятно, он стоял в одной из соседних пустых комнат, чтобы юная госпожа не утруждала себя. Не то, чтобы стоять было для сложно для баронессы, но она приняла этот заботливый жест с благодарностью.

Заметив приближающиеся шаги, Аделинда встала, но вскоре присела в вежливом реверансе, когда услышала приветствие Франческо… Однако, до этого она не узнала советника супруга. Ей показалось, что перед ней было что-то ужасающее и... холодное. Но никак не тот полуэльф, которым представлялся ей юноша.
- Добрый вечер, господин де ла Моро. - Откликнулась она, следуя за ним и Н'игго обратно в коморку Руцци.

Завидев Дэмиана, предатель правящей четы издал испуганный возглас и вжался в угол, что было силы. Эта реакция, хоть от неожиданности, и напугала де Шоте, заставив ее руку дрогнуть в ладони илитиири, что вел ее за собой, но тут же заставил еле заметно улыбнуться, пусть она и смогла подавить эту усмешку через секунду.
- Господин Руцци... Что с Вами? - Наивно и непонимающе, с голосом полным тревоги и переживания, спросила Аделинда. - Мне казалось, Вы позвали Франческо... Возможно, Вы что-то хотели сказать?
Ее силы крепко схватили пошатнувшийся разум, цепляясь за целые образы дорогих и любимых людей.
- Господин Руцци... - Внезапно монотонно, мрачно, в тон Демиану, прервала тишину Линда. - Дорога ли Вам Ваша семья..? У Вас замечательные дети, внуки, даже правнуки... Вы ведь готовы умереть за Вашу семью, не так ли? - Образы его родных окружили несчастного миражом. Они смотрели на советника с презрением и отвращением. - Какая досада, если с ними что-то может случиться... - Аделинда прошла ближе к Демиану, не обращая свое юное, однако какое-то омертвевшее лицо к Альфредо. - Почему же Вы считали, что я позволю Вам сделать это с моей семьей? С нашим герцогом..? С моим герцогом? - Тени схватили в удушающей хватке самые любимые образы из памяти мужчины, начиная душить и терзать их, страдать в агонии. - Мой народ нарек меня Светом Аримана. Но...
Вы покусились на мое святое и непрекосновенное...
- Крики детей  заполонили уши советника, пока вдруг все не оборвала тишина. Не было ни теней, ни семьи, ни криков. Трое гостей в лице полукровки, вампира и баронессы так и стояли неподалеку. Советнику просто почудилось, вот только де Шоте теперь померкла и не источала прежнего покоя и сияния. Она была холодна и беспристрастна...
Ее свет померк.
- Вы говорили о монстре? Я тоже могу им стать, знаете ли. Потому как Вы не оставляете мне выбора... Если только Вы не скажете о Ваших планах, и тогда наша беседа так и останется в стенах этой комнаты.

Отредактировано Аделинда де Шоте (17-08-2020 23:34:51)

+2

35

[indent] Полукровка лишь пожал плечами на просьбу баронессы:
- Да посмотришь потом как-нибудь. Если очень уж интересно. Что такого в тех каменных коридорах да крепостях? А под землёй просто особое зрение нужно. Там ты видишь тепло, что всегда исходит от живого. А особенно сильные, говорят, могут видеть и неживое. Верно, дело тысячелетий, что дали моему народу вот такое странное преимущество. Точнее, оно весьма полезное...
[indent] Дальнейший разговор не состоялся. Поведение Руцци могло показаться иному признаком сумасшествия, но Н'игго давно знал, что Франческо де Моро отнюдь не тот милый юноша за котого иногда себя выдает. Иногда даже дроу было очень страшно находится рядом с вампиром. И, что было вполне естественно, полукровка знал, что Дэмиану уже много лет. Он и сам прожил на этом свете более семидесяти, но чувствовал себя рядом с вампиром настоящим юнцом.
[indent] Вот и сейчас от Франческо повеяло таким могильным холодом и ужасом, что Н'игго на мгновение отшатнулся, почувствовав как леденящий душу страх сжал горло. Иметь такого врага не пожелаешь и врагу. А здесь Альфредо его заимел.
[indent] Дроу всегда было интересно как же именно Лоренцо смог найти точки соприкосновения с вампиром, завоевав некое подобие дружбы. Вероятно Герцога и Дэмиана роднило именно то, что оба они могли быть настоящими чудовищами.
[indent] Естественно, что полуровке и в голову бы никогда не пришло бы расспросить кого-то из них двоих. Своя шкура дороже любопытства.
[indent] Пока илитиири ходил за Франческо, Руцци вполне успел прийти в себя. Он вновь уселся на свою кучу из одеял, что-то бормоча под нос. Появление в комнате вампира заставило советника едва ли не лезть на стену, ища спасения. Альфредо вероятно думал, что это самое страшное в его жизни, но вмешалась Аделинда.
[indent] Дроу и не подозревал, что в хрупкой слепой девушке может таиться подобная сила. Он кожей ощущал ее нынешнюю злость и искренне мог бы посочувствовать Руцци. Если б и самому Н'игго не хотелось сейчас прикончить старикашку здесь же, придушив какой-нибудь подушкой или выпустив кишки и наблюдая как тот сначала пытается судорожно запихнуть их назад в вспоротое брюхо, а после кончается в собственной крови и слизи.
[indent] На губах полудроу заиграла злобная усмешка.
[indent] Альфредо затрясло словно в ознобе. Он дико завращал глазами, а после забился в угол, забегав абсолютно диким взглядом по сторонам, словно рассматривая что-то ужасное перед собой, громко завыл, отбиваясь от чего-то невидимого, а после просто заорал.
[indent] В окошко в двери заглянул испуганный стражник, но встретившись глазами с стальным взором дроу, захлопнул деревянную ставенку. В конце концов, это было дело лишь господ, а не его.
- Пощадите! - голос Руцци был более похож на скрип ржавых петель чем на нечто нормальное, что можно назвать голосом человека. - Я все расскажу! Это все тёмные! В их жилах течет черная кровь! Это выродки Рилдира! Выкидыши тьмы! Я знаю, это Темный Бог трахал каждую из этих развратных сучек! Отродья демонов! Эти дроу, эти серые! Тифлинги, оборотни!!! Эти исчадия клоаки от которых всегда смердит их нечистой кровью! Мы привечаем их в наших городах. А они должны сидеть в своих подзельях, в своих норах и никогда не лезть в мир светлых!
И мы - Люди Света, Иллюминаты должны сделать все чтоб раз и навсегда изгнать этот мусор из наших городов! И выгнать тех, кто считает возможным лечь с таким вот грязным созданием! Всех блудниц, что раздвинули ноги перед этим гнильем! Всех тех, кто осквернил свои чресла кровью этих выродков! Отрезать , вспороть животы!
Я считал Лоренцо тем, кто сможет очистить наши земли от подобных, но он предал меня и моих Братьев! Он разрешил Рилдировым тварям свободно жить среди нас! И я поклялся подчинить Герцога себе, влить в него правду! И даже если б он сдох как собака, я сказал бы всему Ниборну, что его отравили темные, я поднял бы бунт!!!
Грессу не удалось, а Ниборн стал бы ещё одним Оплотом Света!
- глаза Руцци загорелись лихорадочным огнем, он стал срывать с себя одежду, показав наконец татуировку на впалом животе. Это был клинок в огне, что пронзал чёрное сердце.
[indent] Н'игго поморщился, шепнув Дэмиану:
- Кажется нужно бы прошерстить ряды жрецов на предмет таких же "украшений". Не приведи Имир, это Братство дорвется до власти...
[STA]Uno vir[/STA]
[NIC]Н'игго[/NIC]
[AVA]http://beautiful-elf.clan.su/_bl/0/65082.jpg
[/AVA]

+2

36

И вновь при поддержке Демиана

Аделинда смотрела на то, как Руцци извивался и орал в ужасе от видений, которые насылал на него ее разум. Она еле заметно улыбнулась, когда бывший советник выдал всю информацию, напуганный ее… советом. Ведь баронесса не угрожала ему напрямую.
Что-то во всем этом было неправильно, но ощущалось настолько верным и сладостным - сжимать его запутанный ум тисками, выжимать, как выжимают лимонный сок в летний напиток… Справедливость была великолепна на вкус, и де Шоте смаковала... Каждую. Ее. Каплю.
Вскоре после его тирады свет вернулся, и Ада вновь стала прежней.
- Я рада, что Вы пошли мне навстречу. - Мягко ответила девушка, облучая несчастного теплом и покоем, которое она излучала ранее. - Но… Господин Руцци… Заметили ли Вы, как Вы сами обернулись Тьмой?
Она сделала шаг навстречу, грустно опустив голову.
- Не все тифлинги - полукровки по своему желанию… Не каждая женщина выбирает, от кого понести. Как Вы не понимаете этого?
Мы с Вами живем в такое неспокойное время, когда женщиной сможет овладеть мужчина… Он может быть как человеком, так и кем-то другим…
- В глазах мужчины возникло новое видение - одна из дочерей Руцци стала жертвой демона, вторая - человека. Она пощадила его на видения самого соития, но теперь дочери Альфредо стояли перед ним в слезах и с животами, говорящих о скором рождении новых внуков, в своих руках он мог видеть кинжал… А затем и себя самого с этим кинжалом. - Вспорите ли Вы живот Марии? - И видение поступило именно так, убивая жертву демона. - Тогда почему бы не вспороть живот и Камиле? - И вот он убил вторую дочь, вскоре растворившись вместе с ними туманом. - Ведь оба ребенка будут рождены злым намерением? Обе девушки будут осквернены… Независимо от расы злоумышленника. Равноценно. Как Вы поступите тогда?
Или же… Представим иначе… Допустим, Мария… полюбит полукровку, который был рожден от подобной связи… Он был выращен как обычный человек своей матерью… Не нарушал закон, не поклонялся темным богам… Допустим, он знатный купец…
- И вот мужчина увидел всю эту вымышленную историю, и они оба пришли за благословением. Видение Руцци выкрикнул похожую тираду видению своей дочери, и она в слезах и разочаровании покинула отца. - Она покинет Вашу жизнь, чтобы быть счастливой… - И тут сцена повторилась, но тифлинг пал жертвой советника. - Не сможет смириться с этим решением… - Девушка перерезала свои запястья и рухнула замертво. - Возненавидит Вас из-за жизни в несчастье… - Девушка вновь ожила и стала проклинать отца, пока не исчезла.
Аделинда подошла ближе к полукровке и коснулась ладонью его плеча, чтобы понять, где находится. Ее свет засиял ярче.
- Тьма не в крови… Тьма в разуме, господин Руцци. И без Тьмы не будет и Света, без теней невозможен контраст. - Она обернулась и посмотрела в глаза пленного своими незрячими бельмами так, будто и не была слепой вовсе. И в этот миг свет, что исходил от нее ранее, будто лучи утреннего весеннего солнца, усилился, выжигая его существо яростью. Всего на секунду… Лицо де Шоте выразило разочарование и отвращение. - Ваше сердце темнее иного демона. И поверьте, я видела разъяренного демона на площади своего города… Вы ступили не на ту тропу, когда выжгли на своем теле эту марку. Потому я признаю Вас государственным изменником. Вы ответите за покушение на жизнь моего супруга. И я убежусь, чтобы… Вы страдали все время, которое отвел Вам Имир… Вы ответили за свой поступок по всей строгости закона.

После ответного приветствия Аделинды, Демиан проследовал в покои Руцци. Реакция смертного была вполне ожидаемой, ведь за всем, что случилось с Руцци и почему он оказался здесь, стоял никто иной, как сам Демиан. Возможно, что бедолага едва уловил образ вампира в событиях того вечера и запомнил в отражении факелов блеск этих глаз.
Аделинда не стала ходить вокруг да около, приступив к делу незамедлительно, прибегая к чарам узреть которые было невозможно несведущим, но Демиан видел и чувствовал её магический потенциал, обличённый в могущественную ментальную силу, способную крушить волю, как корабли в нещадном шторме о могучие скалы. Вампир мог лишь догадываться о том, какие видения и образы навеяла на разум мужчины Аделинда, но её слова, её голос, тон, манера выдавали в ней уверенность, проницательность, холодную ярость, готовую пойти на такие поступки от которых слабую личность может вывернуть наизнанку. Всё это было знакомо Демиану, но и почти позабыто, так как время убивает всё, даже в жизни вампиров, делая их ничем иным, как древними реликтами и носителями памяти о том, что уже очень давно позабыто. Тем не менее, действия баронессы напомнили ему о своём прошлом, где он, узревший гибель своей семьи, затем убитый и похороненный вместе с ними в одной могиле, нашёл в себе силы пробудиться и однажды свершить свою месть. В те времена его ещё переполняла свежеть новообретённой силы, эмоции были ярче и правдивы, а амбиции непомерны, но теперь... теперь граница между хорошим и плохим была напрочь стёрта, как рассыпающийся на ветру усохший осенний лист, а понятия смерти и жизни искажены и приняли новые багровые и серые тона. Мало что могло пронзить сердце столь юного на вид, но прожившего века существа... если это только не деревянный кол, разумеется. Во всяком случае, наблюдая со стороны, Демиан не испытывал какую-либо богатую палитру чувств, их не вызвали даже его туманные воспоминания о столь давнем прошлом.
Единственным признаком хоть какой-то жизни в вампире являлась лишь лёгкая, интригующая улыбка.
- Браво, Госпожа! - неожиданно подал голос вампир, начиная с высоких тонов. Он молча кивнул замечанию Н'игго касательно жрецов, продолжая свою речь: - Вы превзошли всевозможные ожидания. - вампир шагнул вперёд, свершив несколько хлопков ладонями, приглушённые плотной тканью чёрных кожаных перчаток.
Вампир аккуратно, с невероятной грацией в движения приблизился к баронессе. На его устах всё ещё красовалась его фирменная улыбка.
- Ну как? Полегчало? - шепнул он ей на ухо. В нём пробудилось некое чувство учителя. - Месть сладка, но для таких как он нужно взращивать правосудие, ибо правосудие — это путь к гармонии, а месть — попытка облегчить свою боль. - заключил Демиан, отшагнув в сторону прямо к Руцци.
- Вы взяли на себя грех, синьора Аделинда, но вы ещё так молоды и путь ваш чист, но я... я другое дело. Я и есть символ греха. - кровожадный блеск в глазах Демиана был направлен на Руцци, будто он собирался пожрать его одним лишь взглядом.
- Вам страшно, синьор? - усмехнувшись бросил вампир, наклонившись вперёд. - Не бойтесь... - продолжил он успокаивающим тоном. - Не бойтесь за Вашу семью.  Ведь если хотите... - улыбка на лице Демиана стала шире, открытой, озорной, как у одного сказочного кота из одной старой и неправдивой истории. Руцци отчётливо видел неестественно длинные клыки представшего пред ним юноши. - Я навещу Ваших родных. Я расскажу им истории. Подарю нежный поцелуй. Поверьте, мой поцелуй...  - и тут, после не долгой, лёгкой паузы, вампир резко выпрямился, вскинув свои руки в стороны, словно призывая кого-нибудь принять его объятия. - СНОГСШИБАТЕЛЬНЫЙ!

+1

37

[indent] Злоба разрывала Сальгари изнутри. Испуганные слуги лишь молча переглядывались, слыша как герцог крушит мебель в Малом кабинете да изощрённо и витиевато ругается, перемежая родную речь с орочьим да тролльим. Грохнуло что-то тяжёлое, со звоном посыпалось оконное стекло. Слуги во дворе лишь успели охнуть когда посреди брусчатки рухнул добротный резной стул из мореного дуба, взорвавшись веером мелких щепок и пуха из прорванного сидения. Следом полетело ещё два. Апогеем стал разбитый витраж, что изображал бутон розы - в него вылетело пресс-папье из розового мрамора.
- Сурри! - рявкнул Лоренцо, распахивая дверь. - Убрать все! Танси прибыл?!
[indent] Юркая женщина в серой униформе и чепце немедленно оказалась перед хозяином, глубоко присев в поклоне:
- Разбирает вещи, господин герцог. Изволите его позвать?
[indent] Сальгари кивнул и Сурри немедленно махнула рукой. Где-то из-н колонны, что украшали коридор, послышался топот быстрых ног. Лоренцо вытер покрасневшие лицо кружевным платком, комкая и швыряя его на пол и бросил через плечо, поворачиваясь чтоб уйти:
- В столовую. Подайте обед. Где госпожа?
- Изволила уйти с Н'игго. К ним присоединился де ла Моро... Позвать? - казалось Сурри присела ещё ниже.
- Если свободна, пригласи ее отобедать со мной. И господина де ла Моро тоже. А остроухому скажешь чтоб вечером пришел. Часам к одиннадцати. - Сальгари направился к столовой, что была на этом же этаже, но намного дальше.
[indent] Огромный стол из красного дерева был накрыт белоснежной скатертью на которой уже стояла посуда. Герцог не любил серебра и золота, довольствуясь добротной глиняной. У стола стояло всего восемь стульев. Это было место "семейных" трапез за которыми не было места никому чужому.
[indent] Танси появился быстро. Ещё за дверью он успел влить в кувшин с вином изрядную порцию успокоительного для Сальгари. И теперь с огромным удовольствием наблюдал как Лоренцо практически залпом выпивает три кубка подряд, практически опустошая ёмкость. Слуга поставил на стол ещё один кувшин и целитель налил себе из него.
[indent] Возмущение и негодование полились из Сальгари потоком. Танси молча прихлебывал вино и кивал. К концу рассказа герцог уже вполне держал себя в руках - подействовало зелье. И главным было то, что Ла Сера решил довериться Дэмиану.

[indent] В комнате для прислуги Руцци, увидев и услышав вампира, рухнул в глубокий обморок, обмочив прежде портки. Н'игго брезгливо поморщился, взяв Абелинду за локоток:
- Пойдёмте, госпожа. Господин Моро знает что следует сделать. Уж поверьте, кара постигнет Руцци. И она будет неизбежна. Я гарантирую, что советник положит голову на эшафот. И случится это в ближайшее время.

+1

38

Аделинда слушала Франческо, и ее брови хмуро приблизились друг к другу. Она решила оставить свой ответ на время, когда Руцци не сможет услышать ее оправдания. Пусть он не знает о ее намерениях...
Эти морали от Франческо девушка приняла несколько скептически, но вот когда, якобы, полуэльф стал говорить о воплощении греха и неком поцелуе, в добавок к мертвенному присутствию юноши, которое явило его истинную природу впротивовес прежнему камуфляжу, частички стали складываться во едино. Аделинда никогда не видела нежити так близко, если не считать разгром а Аримане и встречи с демоном и некромантом. Да и эти болезненные воспоминания она старалась подавить на корню, слишком много страданий они приносили ей своим одним своим существованием. С вампирами же она никогда не встречалась и не представляла, какими они были... Но де Шоте не была глупа, чтобы понять, кем на самом деле является советник. От этого осознания ее сердуе, казалось, пропустило удар. Полукровка мог заметить, как ее пальцы нервно дрогнули и сжались на его рукаве, но это было похоже на простое волнение, а не страх.
Она смотрела на ужас в глазах Руцци и наслаждалась исходом их разговора, пока волна сильных эмоций не ударила отголоски ее разума. Что-то злобное разорвалось бомбой в палаццо и пронеслось волной страха среди слуг.
- Лоренцо...
Когда эти трое покинули темницу Альфредо, Аделинда нарушила свое молчание:
- Я ценю Вашу заботу, господин де ла Моро. И да, месть сладка на вкус... Но я не брала на свою душу грех.
Я бы согласилась с Вами, если бы я пытала его до смерти, но нет. Я подтолкнула его к исповеди, чистосердечному признанию. Я не хочу забирать его жизнь, я хочу, чтобы он понес кару согласно закону.
- Девушка говорила непривычно холодно и строго, словно они были на совете.
Она повернула голову к полукровке и тихо сказала, обращаясь к обоим мужчинам:
- Пожалуйста, узнайте, что за символ был у него на теле... Нам надо пресечь подобный фанатизм. Ради блага обоих наших государств. - Затем она задумалась и тихо спросила. - Что он имел в виду, когда сказал, что их планы не удались в Гресе?
Вероятно, за всей работой я упустила... или забыла эти новости.

- Синьора! - Отвлек ее знакомый голос. Эта девушка помогала ей ранее сегодня.
- Сурри? Что-то случилось?
- Н-нет... Синьор Сальгари ожидает Вас за ужином. - Она поклонилась советнику. - И Вас, синьор де ла Моро. И... - Она сделала небольшую паузу, взглянув на Н'игго. - Он попросил Вас посетить его вечером.
Аделинда отпустила руку илитиири и аккуратно взяла под руку вампира, позволяя ему вести баронессу в зал. Что-то волновало баронессу все время с того момента, как она ощутила волну эмоций с верхних этаже палаццо.
И теперь, оказавшись в столовой, Аделинда присела в реверансе:
- Господин Танси? Добрый вечер. - Она расположилась подле супруга, девушка сидела с приподнятыми плечами, все еще ощущая злость герцога. Повернув голову в его направлении, девушка аккуратно, тихо спросила. - Лоренцо..? Что случилось?
Де Шоте смотрела глазами слуг, которые убирали обломки мебели и выбитое стекло из-под окна кабинета... Это была его работа?
- Я слышала шум снаружи... Что это было?
Ада сильно волновалась и не понимала такого приступа злости, отчего-то ей хотелось убежать в спальню и спрятаться под одеялом, будто ее муж был монстром из детских кошмаров... Но все же она могла совладать со своими эмоциями. Разве что запах принесенной еды подстегивал ее также убраться отсюда подальше. Нет, конечно, угощения пахли очень аппетитно, но что-то заставляло нутро де Шоте бурлить в тошнотворном порыве.
Вероятно, использование стольких сил после пересечения портала давало о себе знать. Или же...
- Нет... Не может быть.
До конца ее цикла еще было много времени... Ада решила не делать поспешных решений, - она просто устала и перенервничала.
Это был долгий и насыщенный день.

+2

39

[indent] Н'игго показалось, что Дэмиан не спешит присоединяться к остальным. Это было и понятно. Вампиру нечего было делать за одним столом с людьми да ещё и при дневном свете. Конечно, он мог притвориться, но дроу показалось, что Аделинда, в конце концов, тоже поняла кто есть милый юноша Франческо де Ла Моро.
[indent] Так и случилось. Вампир вежливо отказался, сославшись на срочные дела, и поспешно удалился, попросив передать Лоренцо, что навестит его позже. Передал руку де Шоте Н'игго и скрылся в коридоре. Темный лишь согласно кивнул, не скрывая усмешки.
[indent] Сальгари хмуро взглянул на полукровку, что посчитал своим долгом провести баронессу до самой столовой, встал, помогая жене пройти к ее месту и заодно прикоснуться чтоб Линда могла видеть его глазами.
- Не волнуйся, ma bella, все в порядке. Я злился, что один старый хитрый лис смог обвести вокруг пальца волкодава. Только вот
теперь все норы перекрыты. Не так ли? Думаю, Франческо постарался? И ты тоже.
- последняя фраза была отнюдь не вопросом - утверждением.
- Думаю, об этом тебе беспокоиться не стоит. У тебя вполне умелые дознаватель и старый лис очень скоро оскалится в последний раз на плахе либо в петле. Я слышал, что здесь не все так просто. Н'игго! Я же знаю, что ты где-то за дверью! Думаю, стоит присоединиться к нам. Не правда ли, Герцог? - Танси подмигнул женщине, легонько касаясь ее руки, словно ища поддержки. На лице Рафаэля сначала мелькнуло недоумение, а после появилась широкая улыбка.
- Зайди, ушастый! - голос Сальгари можно было назвать даже добрым - подействовало вино и зелье.
[indent] Полудроу даже не пытался скрыть довольной улыбки. Он почтительно поклонился, проскальзывая в двери и скромно уместился в противоположном конце стола, что плохо вязалось с хитрым выражением на лице.
- Что там? - Лоренцо толкнул к илитиири кувшин с вином. Н'игго налил себе полный бокал, салютуя и ответил после того как надпил:
- Я выяснил, что Руцци является членом и идейным вдохновителем, так сказать, некоего братства, что именуют себя Illumination. Теперь мы попытаемся разыскать его членов. Альфредо упомянул Гресс. Там недавно произошло восстание темных. Но, оно началось из-за некоего артефакта, что подарили Герцогу. Но, кто знает, возможно, среди даривших тоже были члены этой организации. Это тоже стоит проверить. В Грессе есть Ткачи. С ними стоит связаться. Но, это мое мнение. Допустить повторения восстания на Солнечной Площади нельзя. Слишком много людей и нелюдей сложило там головы. И это дало неким теням практически проникнуть во дворец Герцога. Говорят, что тамошний маг Магической Академии поймал одну и теперь ее изучают. Это тоже стоит узнать. Танси, ты чего лыбишься?! - дроу удивлённо взглянул на целителя.
- Помимо твоих плохих новостей, есть и очень хорошие. Но, о них я расскажу попозже. Когда точно буду уверен. - Рафаэль вновь улыбнулся и сделал вид, что увлеченно что-то ищет в тарелке с соусом.
- Послезавтра мой день рождения. Я предлагаю провести его тихо. - Лоренцо погрозил пальцем лекарю.
- Тихо, увы не выйдет. Народ готовит для тебя праздник. - Н'игго рассмеялся.
- Нужно было остаться в поместье. - вроде бы недовольно пробурчал Сальгари, но было видно, что он доволен.

+1

40

Аделинда с облегчением выдохнула, когда Лоренцо встретил ее прикоосновением и теплым нежным чувством.
Она улыбнулась в ответ его успокаивающим словам и выслушала речь супруга.
- Это я позвала Франческо для... убедительности. Я хотела поговорить с Руцци лично. - Честно призналась де Шоте. - Но он упоминал де ла Моро так часто, я подумала, что он звал его.
Со спокойной, но отчего-то зловещей улыбкой тихо отозвалась де Шоте.
Она вздрогнула от неожиданности, когда ее коснулся целитель, повернув голову в его сторону:
- Дознаватель не потребовался. - Девушка попросила воды и отпила ее из кубка. На большее ей не хватило храбрости. - Может отец не учил меня многому, касательно правления государства, но разбираться в людях я умею. Может Руцци и подлец, но за свою семью он переживает... - Она повернула голову обратно к Сальгари. - Я... покажу... тебе чуть позже.
Ее ладонь легла на руку супруга, баронесса ласково провела большим пальцем по его коже. Она кивнула предложению Танси, а затем еле заметно улыбнулась полукровке. Выслушав историю дроу, она нахмурилась, понимая, сколько остается вне ее внимания...
Это расстроило баронессу - она пыталась уследить за всем и перенять бразды правления полноценно в свои руки.
- Лоренцо, я понимаю твою злость, но, пожалуйста, давай оставим это дело закону.
Его семье будет нечего сказать после решения судьи. Мерзавец во всем признался, его признание слышали не только мы с Франческо и Н'игго, но и несколько стражников. Повторить это признание будет несложно - в конце концов, таков был наш уговор.
- Словно на совете, деловым холодным тоном сказала Аделинда в своем подобии отчета о проделанных делах.
Де Шоте немного посидела, не произнося ни слова, затем все же попросила положить ей немного еды. Она была голодна, а теперь, когда все оказалось лучше, чем ей казалось, и аппетит вернулся к девушке, да и тошнота исчезла магическим образом.
Услышав затравку от Рафаэля, девушка дернула бровью и заинтересованно спросила:
- Хорошие новости никогда не бывают лишними... И когда же Вы будете в них уверены?
Ада поела в компании мужчин, изредка присоединяясь к их беседе. Девушка не любила вмешиваться в чужие разговоры или перебивать своего мужа, но когда возникла тема его дня рождения, она несколько запереживала.
Конечно, она не забыла, и подарок для Лоренцо был готов. Не зная наперед о своем визите в Ниборн, Линда взяла подарок с собой в резиденцию, и теперь принесла его с собой. Но, как и обычно, баронессе казалось, что она делала все не так...
- Ну что ты такое говоришь... Людям есть, чему радоваться. И я счастлива, что твои подданные так ценят этот день.
Это говорит о том, что ты для них не безликий правитель, а истинный представитель их интереса.
- Вновь погладив руку герцога, заявила девушка. - Если хочешь, можем вернуться в мою усадьбу. Почтим старания города и отметим тихо... в семейном кругу. - Отчего-то последние слова заставили щеки баронессы залиться румянцем, а душу наполниться теплом.
Последнее время, прожив с Лоренцо бок о бок, девушка ощущала уверенность в своем решении.
Жить с любимым человеком было прекрасно, и осознание того, что они, как и в лачуге перед возвращением Аделинды в Ариман, были настоящей семьей, согревало ее до самой последней частицы ее существа.

После этой трапезы она попросила де ла Серу поговорить с ней с глазу на глаз.
Ада мягко попросила мужчину проводить ее до их спальни и, оставшись с ним наедине, девушка поделилась с супругом всем, что произошло внизу, в "темнице" бывшего советника. Он узнал все, от произнесенных слов, до тех видений, что видел Руцци. В конце концов, она наблюдала все, что произошло в той комнате, именно его глазами.
Держа ладонь на его щеке, Аделинда приблизилась к герцогу и мягко коснулась его второй щеки губами, а затем положила голову на плечо мужчины:
- Лоренцо... Прошу, не сердись на мое решение. - Прошептала баронесса. - Я не могла стоять в стороне... Вся эта ситуация... Я так боялась за тебя. Мне нужно было поставить эту тварь на место. - Ладони, лежащие теперь на груди супруга, сжали ткань его рубашки в слабосжатых кулаках. С последней фразой ее голос дрогнул, а сама Ада на секунду испустила прежнюю волну клокочущей жгучей ненависти. - Мне нужен был этот разговор... Прости... Я знаю, как ты относишься, когда что-то идет не по твоему плану...
Она подняла голову и слабо улыбнулась:
- Я поработаю пока со своими бумагами в спальне, хорошо? Поговоришь с Н'игго, поговоришь с Франческо - я не буду мешать твоим планам. Работай... Только больше ничего не ломай. - Тихо и беззлобно засмеялась баронесса.
Она отдалилась и села на кровать, отклонившись назад на локтях. Конечно, Линда бы предпочла, чтобы Лоренцо остался с ней, хотя бы ненадолго, и уделил ей немного своего времени и внимания после всех этих переживаний. Даже если бы он просто посидел с ней, даже если бы они просто провели время в объятьях... Но настаивать де Шоте не собиралась:
- Я буду здесь или в саду, если решу прогуляться. И буду ждать тебя.

0

41

[indent] Разговор с полукровкой и с вампиром дал Сальгари понять всю картину целиком. Он лишь попросил не предпринимать никаких действий в отношении Руцци. Герцогу было над чем подумать. Да и эта организация, что могла пустить корни в Ниборне, вызывала ряд вопросов, что решить стоило немедленно. Поэтому Н'игго получил ряд указаний. Сальгари знал, что уже сегодня вечером целая тайная сеть осведомителей начнет неустанно трудиться, выуживая нужную информацию. И через несколько дней он узнает все, что будет необходимо.

- Ваша Светлость, - двери кабинета тихо открылись и в него бочком практически просочился невысокий толстячок чью круглую голову украшала такая же круглая лысинка, которую он тщетно пытался прикрыть боковыми прядями волос. - Вашей аудиенции просит Мария Руцци. - толстячок вытер пот со лба широкой кружевной манжеткой, коими щедро были украшены рукава его рубахи.
- И как сильно просит? - в голосе Сальгари сквозило удивление и одновременно насмешка.
Толстяк ткнул, соображая как лучше ответить Герцогу, но тот уже махнул рукой:
- Малый кабинет. Подайте чай. Роберто, закончишь без меня. Я после подпишу.
Молодой мужчина, что теперь исполнял обязанности старшего советника и заодно секретаря, молча кивнул головой, подвигая к себе ворох бумаг и большую мраморную чернильницу, выполненную в форме рогатой головы тифлинга.
Мария Руцци - пышущая здоровьем хорошо сложенная девица - сидела на оббитом синим бархатом стуле. Ее глаза были красными от слез и она постоянно промокала их батистовым платком с золотой монограммой в уголке. Скрипнула дверь и девушка рывком повернулась, вскакивая со стула, и тут же бухнулась на колени и обхватывая Лоренцо за ноги:
- Ваша Светлость, помилуйте! Во имя Имира! Я прошу встречи с отцом! Умоляю! Пять минут! Одна минута! Дайте только увидеть его! Убедиться, что он жив! - Мария от переживаний щедро мешала родную речь с общим, так же щедро поливая сапоги Ла Сера обильными слезами и целуя их.
Герцог несколько брезгливо поморщился, наклоняясь и с неким трудом отцепляя рыдающую деву от себя:
- Полноте, милая моя! Что это вы себе думали? Кто же не пускает вас к отцу? Разве я давал подобное расположение? - сейчас Сальгари сложно было даже заподозрить в неискренности. Он усадил девушку на стул и подал ей стакан воды. Та цокнула зубами о край, но, вздрагивая, выпила больше половины, возвращая его мужчине.
- Но, но, как же... Охрана... Охрана возле комнаты и отец там, не дома... И мне сказали... Он же под охраной... - залепетала Мария, комкая в руках платок.
Лоренцо кивнул, усаживаясь на стул напротив:
- Да, ваш отец под охраной. Но, это прежде всего, для его блага. На него и его людей было совершено нападение. Выжил он один. Но, душевное состояние вашего отца вызвало серьезные опасения у Мастера Танси. Поэтому было принято решение временно поместить его под присмотр. И, естественно, дать охрану. Только вот появились новые факты. И Альфредо останется в замке до выяснения обстоятельств дела. Но, вы вполне можете его проведать. Единственное, что я попрошу делать это только в присутствии Рафаэля. По нескольким причинам, милая моя. Вы согласны? - в голосе Сальгари было искреннее участие, но в глазах его можно было прочитать истинные чувства.
Мария быстро закивал головой и  рассыпалась в благодарностях и молитвах о здравии как самого Герцога так и его супруги, и отца, и прочих.
Ла Сера лишь улыбнулся, не прерывая потока слов, и дёрнул за шелковый шнур, что висел у двери.

- Аделинда? Прошу прощения за беспокойство. Не уделите мне несколько минут? - Танси слегка поклонился двум служанкам, что сопровождали баронессу в прогулке по саду. Когда девушки отошли на приличное расстояние, целитель взял Линду за руку, и улыбнулся ей. - Прекрасное утро, не находите? Надеюсь, вы вчера не очень устали? Я слышал о вашем визите к Руцци. Помните, я обещал новость? Но, сначала пара вопросов. Как вы чувствуете себя по утрам? Как ваш аппетит? И давно ли у вас были женские дни?
Разговор был прерван появлением одной из служанок. Девушка сообщила, что Герцог просит Рафаэля сопровождать Марию Руцци к ее отцу.  Танси нахмурился, отпуская руку Ады, и согласно кивнул, прося прощения у женщины.

+1

42

Аделинда ожидала герцога вечером, как и обещала.
Когда они легли наконец спать, девушка прижалась к супругу всем телом, какое-то время ласково поглаживая его грудь. Спать в объятьях Лоренцо теперь казалось ей таким естественным, и она не понимала, как, вернувшись домой, Ада будет засыпать одна в своей кровати...
Насколько бы облегчилась их жизнь и правление их государств, если они бы объединили Ариман и Ниборн... Сальгари уже упоминал об этом, и сейчас, когда этот аспект так сильно бил по жизни непосредственно де Шоте, она задумывалась об этом все больше.
- Я так люблю тебя, Лоренцо... - Раздалась нежная мысль девушки в его голове, пока ее губы прикоснулись к его ключице.
Уже вскоре ее голова легла обратно на плечо герцога, а Линда задремала с мирной улыбкой на лице.
Еще недавно Линда боялась произносить эти слова, но сейчас они почти что были готовы сорваться с ее губ или коснуться разума де ла Серы волной нежности, как это происходило сейчас.
Баронесса раз за разом показывала свою искреннюю, чистую влюбленность. Она согревала его душу своими поддержкой и принятием, она правда любила Лоренцо. Она бы сказала, что сейчас ее любовь была куда сильнее, нежели чем в момент заключения их брака.
Ада просто была благодарна тому, что он был цел и невредим... Здесь, с ней...

Девушки шли по саду, когда услышали довольное мяуканье.
На одной из скамеек в саду палаццо лежала довольная кошка, которая грелась на полуденном солнце. Служанки стали подзывать кошку, манить ее ладонями, но она только села, недовольно глядя на нарушителей своего спокойствия.
- Гляди, какая... Только к повару идет...
- Естественно. Это же он ее откормил.
Аделинда встала, глядя глазами кошки на всю их троицу. Ее всегда забавляло смотреть глазами животных, подмечая, насколько их зрение отличалось от людского. Но вместе с тем, она внушила животному ощущение безопасности, показала, что они просто хотят приласкать ее. Звери не понимали слов, но осознавали эмоции. И вот кошка уже успокоилась, а баронесса подошла ближе. Она дала кошке понюхать свои пальцы, а затем аккуратно погладила и почесала ее за ухом. Раздалось тихое утробное урчание, и Ада села рядом, позволяя животному сесть на свои колени.
- Смотри, смотри, села! Синьора, да у Вас дар!
- Да... Внушения... - Подумала про себя Линда, скрывая эту мысль смущенной с виду улыбкой.
Не прошло и минуты, как вдруг ее окликнул Танси.
Девушка кивнула служанкам, словно разрешая им оставить их с лекарем наедине, все так же продолжая чесать шею урчащей кошки.
- Да, конечно, господин Танси. - Приветливо улыбнулась Рафаэлю Линда. Правда ее улыбка быстро сменилась обеспокоенностью, когда мужчина стал задавать вопросы о ее состоянии, быстро смекнув, на что он намекает. - Вполне нормально, аппетит немного пострадал вчера... Мне кажется, вчера я перенервничала, да еще и портал... Я не очень хорошо их переношу. Дни? Ах, Вы про это... Недели две назад был последний, а что... Вы подозреваете, что..?
Договорить Аделинде не позволил незнакомый голос.
- Синьора де Шоте! Синьор Танси! Прошу!
- Спокойно... - Остановил женщину стражник, что сопровождал ее. Аделинда взглянула на ее внешность его глазами и, хотя она не встречала ее ранее, она знала ее. Мария Руцци. Та, над чьим образом она издевалась накануне в разуме их пленного.
Кошка, услышав крики, быстро ретировалась в сторону кухни с тревожным возгласом.
Девушка было кинулась к баронессе, но страж схватил ее за руку, не давая коснуться к супруге герцога. Она в слезах говорила об отце, о позволении герцога и стала умолять Рафаэля о своем сопровождении к Альфредо.
Встав, Аделинда коснулась плеча лекаря и вдруг разорвала свое молчание сказала:
- Я сопровожу Вас, я знаю, где находится господин Руцци.
- Но ведь... - Попытался возразить Рафаэль.
- Не стоит волноваться. У меня пока нет неотложных дел.
Пока они шли к комнате заключенного, Аделинда смаковала про себя момент встречи Альфредо и его дочери. Примет ли он ее за очередное ведение? Нападет ли он на нее, думая, что его дочь снова растворится туманом перед его глазами. Также она надеялась на то, что прислуга все же предоставила Руцци сменные штаны и убрала грязь, которую он развел вчера в своей коморке.
И все же она предупредила Марию:
- Я навещала Вашего отца вчера - его состояние оставляет желать лучшего...
- Госпожа, почему Вы не сказали..?
- Чт-что с ним? - Испуганно спросила девушка.
- Он все время говорил о каком-то монстре... Боюсь его состояние схоже с помешательством. - Грустно заявила де Шоте. - Он в порядке, но его поведение... Скажем так, бывает... неадекватным.
Вскоре они были на месте, Аделинда позволила стражнику открыть дверь и прошла с гостями палаццо внутрь комнаты:
- Господин Руцци, доброе утро. Как Вы чувствуете себя сегодня? - Мягко спросила Ада, испуская все ту же волну света и тепла, которой она охватывала его дочь с момента их встречи, заводя Марию внутрь. - К Вам в гости пришла Ваша дочь. Думаю, Вы будете рады.

0

43

[indent] После ухода девушки Герцог ещё некоторое время просто сидел в комнате, держа в руках чашку с чаем. Тонкий фарфор был украшен изнутри неведомым золотым цветком и пропускал солнечный свет, если его поднимали напротив солнечных лучей. Сальгари выплеснул напиток через раскрытое окно и поднял чашку, действительно некоторое время любуясь нею, а после сжал в ладони. Фарфор треснул, раскалываясь на несколько частей. Лоренцо усмехнулся, высыпая черепки на стол, вытер руку и вышел из комнаты.
[indent] Так же легко он мог раздавить и недовольных. Тем более, когда они угрожали ему и его семье.
- Алиса! Где госпожа? - Лоренцо остановился в дверях спальни. Одна из девушек, что наводили порядок в комнате вздрогнула, мгновенно поворачиваясь к герцогу, две другие присели в реверансе, не смея поднять глаза.
- Госпожа Изволила прогуляться в саду, но после захотела провожать синьора Танси и синьору Руцци, Ваша Светлость. - Алиса выглядела виноватой.
- И Рафаэль ей позволил? - в голосе Сальгари не было угрозы, лишь искреннее любопытство, но девушка испуганно съежилась, отходя за широкое ложе. Две другие поспешили скрыться в ванной комнате.
- Ннет, Ваша Светлость... Но и перечить не посмел... - Алиса усердно делала вид, что поправляет покрывало на кровати, готовая в любой момент тоже сбежать в умывальню.
[indent] Но Герцог лишь неопределенно хмыкнул, кивая, и отправился прочь. Он решил сам наконец взглянуть на советника, что его предал.

[indent] Танси недовольно бурчал что-то себе под нос, но ничего мне говорил Аделинде, лишь посматривая иногда на упрямицу. В его руку буквально вцепилась Мария Руцци, очевидно посчитав лекаря кем-то вроде защитника. У дверей комнаты Рафаэль похлопал ее по руке, забирая локоть, и кивнул стражникам. Один из них шагнул в комнату вместе с ними. Целитель не возражал.
[indent] В комнате уже убрали. Зная, что прибудет дочь пленника, Руцци привели в нормальный вид, но мужчина все так же сидел в углу, соорудив из одеяла и подушек какое-то подобие лежанки. Вид у советника был помятый. Мария всхлипнула, сделав в сторону отца несколько несмелых шагов. Альфредо сначала испуганно вжался в камни, а после недоверчиво взглянул на девушку. Он поднялся и ткнул пальцем, словно проверяя реальна ли она. Обнять ее не захотел, но сел на кровать, хмуро и настороженно поглядывая на Линду и Танси.
- Отец? - Мария прикоснулась к его плечу пальцами, но он дёрнул ним и девушка мгновенно их отняла. В ее карих глазах стояли слезы. - Отец, что с вами? Мы волнуемся. Матушка места себе не находит от волнения. Почему вы не послали хотя бы весточку? - в голосе девушки был явный укор и облегчение.
- Ваш отец очень плохо себя чувствовал. Он лишь пару дней как пришел в себя настолько, что может говорить. - Рафаэль взял Марию под локоть, кивая в сторону Руцци.
- Мария?! - пленник поднял глаза и впился взглядом в дочь. Та молча кивнула, заплакав. Руцци внезапно вскочил, хватая девушку за плечи обеими руками. Он крепко вцепился пальцами ей в плоть, явно делая больно. Мария испуганно пискнула от боли. - Беги! Беги скорее в Палаццо да Санта. Беги и скажи синьору Орландо, что пора! Пора, дочь моя! Пора! Пора очистить Ниборн от нечисти, что заполонила его улицы! О, да! Ты же тоже видишь эту нечисть?! Даже у Герцога есть эта скверна! Он доверяет мерзкому дроу! Он тоже болен! Я хотел излечить его! Убить скверну! Я лил яд в его напитки, я ждал когда скверна умрет! Если Сальгари умер бы, я стал бы герцогом!!! Скажи Орландо. Он нальет яд каждому, кто принял тьму!!! Мы очистим нашу землю от выродков Рилдира! Да грядет Свет! - Руцци захохотал, отшвыривая дочь к Танси. Девушка упала, ошарашенная и перепуганная. Стражник шагнул к советнику, но тот уже метнулся к Аделинде, хватая женщину за горло и стискивая его пальцами. Грязные ногти Альфредо впились в кожу баронессы. Руцци вновь хохотнул:
- Каждый, кто приютил Рилдирово семя нечист! И ты тоже! - крикнул он в ухо женщине. - Ты видишь дружбу с рогатой сукой!
Дверь распахнулась, впуская и второго стражника, но Руцци, заслонился Линдой, пережав ей горло локтем. Он дико озирался по сторонам, вытаскивая из кармана вилку и приставляя ее к шее баронессы.- Она станет началом нашей борьбы!
[indent] В комнату, отшвыривая прочь стражника, ворвался Сальгари. Увидев его, Руцци сдавленно вскрикнул, практически вонзая зубцы вилки в кожу Ады.
- Ах ты, сучий выродок! - прорычал Герцог, делая шаг в сторону советника.
[indent] Что-то прошелестело словно ветер и за спиной Руцци возник Демиан, опуская ладонь на плечо мужчины. Тот отпустил де Шоте и громко заверещал. Мария Руцци рухнула в обморок. Лоренцо подхватил Линду, прижимая ее к себе.
- Этот... - отборное ругательство заставило покраснеть даже Танси. - Жить не должен. Думаю, ты знаешь что делать.
[indent] Не дожидаясь ответа вампира, Сальгари подхватил Аду на руки, вынося из комнаты. Танси поспешил за ним. Стражники молча вынесли бесчувственную Марию из комнаты, захлопывая дверь. За ней раздался леденящий душу вопль. На губах Герцога заиграла давно знакомая всем жестокая усмешка, что пугала и означала лишь одно - кто-то умрет.

+1

44

При поддержке Демиана

Аделинда смотрела на воссоединение глазами то Танси, то самого Руцци, пока на ее лице было видно напряжение. Здесь витало столько разных эмоций, по своей силе они напоминали ей лилии, что так неосторожно иногда ставили на прикроватные тумбы - к утру этот запах был практически невыносим и иногда вызывал головную боль, так сильно он бил по носу...
Сейчас ее голова не болела, но обилие чувств вокруг сбивало с толку.
И вот Руцци заговорил с дочерью, умоляя ее убежать и уведомить этого Орландо... Такая ценная информация, и он разбрасывался ей просто так? Насколько же Альфредо отчаялся, что умолял в стане врага идти к своему человеку, пока их слышало столько людей, посчитавших советника предателем государства? Или же это была ловушка, расставленная для Лоренцо и его приближенных?
Мария растерянно взглянула на баронессу, и она перевела слепой, столь же растерянный взгляд на нее. Будто она не понимает, что происходит, будто считает эти фразы чем-то шокирующим и немыслемым... Это все, что было ей нужно, чтобы связать их разумы воедино. Свой разум де Шоте, естественно, сокрыла, отрезав от себя и тревожный ум девушки... Только на время. Но эта информация должна была остаться в их темной комнатушке.
К сожалению, за всем этим балаганом, Ада даже не поняла, как Альфредо уже оказался перед ней. Она услышала крик Марии и возглас Танси, а в следующую секунду мужские руки схватили ее шею, не давая сделать следующий вдох. Линда издала сдавленный звук, схватившись за запястья советника. Она не плакала, не кричала, только пыталась снова вдохнуть воздух, раскрыв губы, пока на ее слепых глазах появились слезы... Она не боялась Руцци. Она боялась за свою жизнь.
Пленник все не затыкался, но когда он заговорил про Дию, весь этот страх вдруг вскипел животной злобой, и бельма баронессы уставились на старика с пылающей ненавистью. Руцци мог видеть, как угасает свет Аделинды, искрящийся тем праведным пламенем, он мог видеть, как Тьма исходит напрямую от него, а затем... Он видел, как этот поступок перечеркнул их прошлое соглашение, и вся его семья лежит без голов на площади города, включая маленьких правнуков.
На секунду это позволило деморализовать мужчину, и де Шоте все же смогла вдохнуть, сдавленно прошептав:
- Это твое решение. - Она знала, что семье Руцци ничего не грозит, что умрет только он... Но она так жестоко желала, чтобы все отведенное ему время, сколько бы его не осталось, Альфредо провел в мучении.
Новый глоток воздуха Линда смогла сделать только тогда, когда он перехватил ее. Она ощутила боль в шее и ощутила, как что-то теплое потекло по ее коже вниз, к декольте. Она не очень понимала, сколько времени прошло после ее прошлого вдоха, казалось, прошла целая вечность... Время стало расплывчатым, а равновесие таким неуловимым... И все же, Ада держалась мертвой хваткой за собственное сознание, чтобы не потерять его, пусть она и была белая, как простыня.
И вот она услышала голос Лоренцо... А после мерзкие костлявые руки Альфредо сменились теплыми заботливыми объятьями супруга.
Она была спасена... Она была в руках Сальгари... Все было позади.

Картина воссоединения отца и дочери сама по себе уже являлась очень трогательной, вот только пронять древний разум не так то просто, ведь эмоции это не только проекция наших убеждений, взглядов на мир и людей, но и опыт, любопытство и интерес. К несчастью для Руцци, Демиан прожил столетия, видел подобное не раз и не два, он едва ли не впитывал чужие слёзы, горе, эмоции, насыщаясь не только жизнью, но и потоком чувств. Таким образом, с каждой отнятой жизнью, перенятым опытом, увиденным вампир изменялся, пока его убеждения не открыли для него идеальную формулу прагматизма, способности жить и созидать в мире, который едва ли способен принести тебе даже толику радости и облегчения. Поэтому вечно юный и молодой, он находил вампиризм проклятием, но не даром. Сто лет радости приравнивается к ста годам мучений - его собственная мудрость.
Едва острые части вилки пронзили кожу Аделинды, как Демиан плавно, с грацией обречённости, настоящего сверхъестественного чудовища сдвинулся с места. Для него это было лишь несколько неторопливых шагов, для Руцци - лёгкое дуновение ветра. Человек даже не заметил образа вампира, который уже вот несколько секунд стоял позади него, сжимая невероятно сильной хваткой для столь худой, холодной ладони.
Уже в какой раз Демиан отметил данную позицию. Сколько раз вот так вот он стоял позади своей жертвы, слушал, как сердце гоняет кровь по её телу, наполняя вены живительной, тёплой силой - той самой, которой обладают только живые. Зрачки вампира уже давно расширились до предела, способные напугать даже самую крепкую душонку, ибо смотреть в эти глаза, всё равно, что смотреть в бездну, а сама радужка глаза, приняв форму своеобразного кровавого ободка этой бездны лишь усиливала всеобщее впечатление отчаяния и ужаса, нагоняемое этим чудовищем.
- Я способен осушить человека меньше, чем за десять секунд. - оповестил Руцци Демиан. - Боль будет лишь мгновением, но даже так, я хочу, чтобы вы знали, что я не питаю к вам злобы. Вам всего лишь не повезло.
В следующий миг весь свет в комнате погас. Она стала мрачнее и темнее любой тени, а когда этот миг прошёл в комнате не было никого... никого, кроме безжизненного и обескровленного тела Руцци.

Аделинда положила голову на плечо де ла Серы, обхватив его шею руками. Она молчала, не плакала, не издавала звука. Просто слепо смотрела в его грудь и тряслась, как осенний лист на ветру.
Теперь, когда Мария была так близко, но без сознания, Аделинда решила действовать. Пока ее воспоминания были спутаны, пока сама Мария была в таком шоке, что не смогла сдержать себя в руках, обдумать произошедшее - вот он идеальный момент, когда память была похожа на влажную глину... Линде нужно было вылепить их так, как было выгодно им.
- Беги скорее в Палаццо да Санта. Беги и скажи синьору Орландо, что пора! - Это было ей ни к чему, потому теперь в памяти Марии звучали крики, - Беги скорее из этого Палаццо. Беги, здесь монстр, пора бежать!
Всего две фразы. Они не требовали много сил, но меняли так много... Последним, что изменила баронесса, было явление Франческо... Видя, как быстро и стремительно советник перемещался во время бала, но это было бы слишком сложно, а ее силы были на пределе... Аделинда внушила девушке, будто она обернулась к Танси, но не успела и рассмотреть его лица, как Лоренцо и Демиан появились в комнате. Она просто пропустила, как оба мужчины ворвались в их импровизированную темницу.

После этого разум Марии был ей не нужен. Разорвав связь между ними, Аделинда выдохнула и устало закрыла глаза.
Девушка обмякла в руках Сальгари, наконец предаваясь забытью. Тьма заслонила ее сознание, заслоняя страх обещанием покоя.
Открыла она их уже в спальне, лежа в кровати. Она нащупала шероховатую ткань бинта на своей шее, но была истощена этими событиями, чтобы двигаться более того.
- Лоренцо..? - Слабым полушепотом спросила она.

+1

45

†g¤[indent] Сердечко Алелинды билось испуганной птахой в ее груди. Лоренцо прижимал ее к себе, убаюкивал словно ребенка, шептал как он ее любит, как она ему дорога и тут же срывался, рыча проклятья и обещая более никуда саму не пускать, приставить охрану, водить за руку. От Герцога шарахались слуги, вжимаясь в стену, пропуская мимо. Жалобно скрипнула дверь, громко ударяясь о лудку так сильно, что посыпалась штукатурка со стены, а кованая ручка оставила вмятину, погнувшись и сама. Он словно не замечал, что она без памяти, повисла безвольной куклой в его объятиях. А заметив, смутился, замолчал, кусая губы.
[indent] Сальгари уложил жену на кровать, присаживаясь рядом, гладил ее по волосам, целовал руки, успокаивая, но не сдержался. Вновь высказал все, что думал, что волновался, что охрана будет подле нее день и ночь.
[indent] В комнату ворвался Танси. Бледный, с трясущимися губами. Герцог взглянул тна него молча. Во взгляде не было даже укора. Рафаэль опустился на колени возле баронессы, взял в свои руки ее правую, опустил длинные чуткие пальцы на тонкую жилку, слушая пульс. Облегчённо выдохнул, вынимая из кармана пузырек, капнул несколько капель на чистую тряпицу, прилаживая к проколам. Те практически мгновенно начали затягиваться. Ещё один пузырек из которого налито в стакан с водой.
- Пейте! Это успокоит. Я боюсь не только за вас, Линда. Если я прав, то под вашим сердцем уже зародилась новая жизнь. Тсссс, молчите и пейте. Вам нужно поспать. - торопливый шепот, почти нежный, словно отец подле дочери.
[indent] Сальгари хмурится, наклоняется над женой, целуя ее в лоб.
- Я отойду на несколько минут. Иди со мной. - последние слова обращены к целителю. Тот вздрагивает, бросает виноватый взгляд на Аделинду и выходит. А там, за дверью, рассказывает все Лоренцо, не утаивая, не прибавляя. Сальгари сжимает кулаки, желваки ходят по его скулам, он разворачивается и уходит, оставляя Рафаэля в покое.
[indent] Естественно, что никто и не собирается сдерживать Герцога. Он шагает по коридору, гулко отбивается от стен звук кованых каблуков. Мария Руцци бросается ему наперез, падает в ноги, умоляя простить ее. Объясняет сбивчиво, что она ничего не знала о делах отца, что практически ничего не помнит,зная лишь, что отец действительно предал своего правителя, что достоин наказания. И Лоренцо знает, что это правда. Он заставляет девушку встать, применив псионику. Мария вскрикивает от боли, она отражается на ее лице. Девушка чувствует как нечто словно сжимает ее сердце изнутри. Ей страшно. Страшно даже взглянуть в глаза Сальгари. Но, он отпускает ее, бросая жёстко и каждое слово ранит сильнее ножа. Он отдает приказы, напоминая о просьбе Руцци. И девушка словно вспоминает, запоминает вновь, обещает сделать все возможное. Лишь бы Его Светлость не обрушил свой гнев на их семью.
[indent] Она ещё не понимает, что судьба их решена. А слова Сальгари тяжелы. И приказ нужно исполнить.
- Ты пойдешь туда. И все передашь. Твой отец виноват и он будет тказнен сегодня же ночью. Его четвертуют, а после сожгут как изменника. Тело не выдадут для захоронения в семейном склепе. Он не будет отпет служителями Имира. Его прах развеют над погостом. И я надеюсь, что его мелкая, черная душенка никогда не отыщет покоя!
[indent] От каждого слова Мария сжимается. Она рыдает, но слезы не трогают Герцога. Он брезгливо отталкивает ее носком сапога.

[indent] Ночь в Палаццо да Санта неспокойна. Падре Орландо выслушивает согбенную горем девушку в черной мантилье. Он не может мне верить ей, но виду не подаёт, отправляя домой. Мария едва держится на ногах, умоляя молиться за ее отца. Орландо кивает. Вот только исполнить обещание ему не суждено. Тайная служба безопасности Ниборна уже в Палаццо. Не все здешние монахи и слуги так уж верны клятве. Одно упоминание имени Лоренцо заставляет их выдавать все, даже самые грязные, секреты. Падре Орландо молчит, но недолго. Сальгари лично допрашивает святого отца. Сломанные пальцы торчат в разные стороны, показывая, что Герцог умеет получать нужные сведения.
[indent] За замком стоят висельницы. На них качаются несколько тел. Пока складываются костры. В доме Руцци слышны громкие рыдания. Молчаливые стражники выворачивают сундуки и ящики стола, забирают бумаги. По распоряжению Герцога все нажитое на службе изымается в пользу казны и Ниборна. Алма Руцци взята из бедной семьи. Поэтому практически все сейчас вывозится из дома. Да и сам дом опечатывается. И мрачных служак не трогают ни слезы, ни мольбы.
[indent] Сальгари умеет быть справедливым.
[indent] Руцци придут на поклон, будут валяться в ногах и он благородно дарует им прощение и какой-нибудь старый домишко на окраине. Прощены, но не забыты.
[indent] Пылает костер, рыдает вдова Руцци. Ее не пустили даже побыть рядом с телом супруга, оплакать его, проститься. Закон суров. Вина советника доказана и подтверждена. Утром приказ уже будет висеть на каждом столбе.
[indent] Сальгари возвращается в спальню к жене. Внешне он абсолютно спокоен. Лишь в душе его клокочет вулкан. Он молчит. И это молчание страшнее его разговора. Молчаливой тенью рядом с супругами Танси. Он в который раз проверяет состояние женщины. В комнате словно нависла гроза. Она либо прольётся обильным дождем, либо умчится прочь под порывами ветра, обойдя стороной.
[indent] Но подует ли этот ветер?..

Отредактировано Лоренцо Сальгари (16-09-2020 15:58:08)

+1

46

Стоило ей прийти в себя, услышать голос мужа, и баронесса схватилась за его руку, переплетая их пальцы в нежном жесте. Его присутствие было важно для де Шоте сейчас, как никогда. Она сильно устала от такого обильного использования своих сил, да и вся эта передряга попила изрядно ее нервов. Аделинда не рассчитывала, что их с Руцци встреча обернётся ещё одним покушением.
Девушка ощущала переживания герцога и понимала их, потому как ещё совсем недавно, когда он умирал в ее руках, она сама ощущала эти чувства, но, с другой стороны Ада хотела просто успокоить и заверить его в своей безопасности. Она никуда не уйдет, никуда не денется, всегда будет рядом… По-хорошему, Линда часто задавалась вопросом, кому она вообще нужна, кроме него и Дии, после смерти своего отца? Баронесса знала, что прежде всего нужна Ариману и своим подданным, но кому из них она была нужна как человек?
Танси уже вился вокруг неё. Она сначала отставила голову в сторону, не желая пить его лекарства, девушка хотела остаться наедине со своим супругом, это все, что ей нужно было:
- Я спокойна, Рафаэль… Не стоит… - Но затем, спустя несколько секунд спустя баронесса застыла и затихла на пару секунд, пока на ее лице не появилось удивление. - Что Вы сказали?
После недолгих уговоров она все же выпила предложенное лекарство. Лоренцо мог ощутить, как ее пальцы задрожали от услышанной новости. Когда же Сальгари отстранился от неё и возвестил о своём уходе, баронесса подала голос, слабо окликнула мужа по имени, не желая отпускать его.
Когда она осталась наедине с собой, ладони де Шоте с опаской легли на низ ее живота. Ее пальцы дрожали, а сердце билось почти так же часто, как и Альфредовской коморке.
- Как это могло произойти..? - Эта мысль показалась смешной даже ей самой. Аделинда и Лоренцо проводили время друг с другом почти каждый день, а то и по несколько раз за день с того самого разговора, когда девушка заявила о желании понести супругу наследника. Но де Шоте не надеялась на столь скорый результат. Да и… откуда была такая уверенность? Она сможет быть уверена только через две недели, если цикл не сменит другой, и все же… Неужели поэтому она испытывала головокружения и тошноту? Ада была уверена, что это было связано с порталами и излишним использованием собственной магии.
И вновь старый страх захватил ее тело. Может она поспешила со своим решением? Может ей не стоило говорить этих слов мужу? Вдруг она умрет так же, как ее мать? Пальцы сжали ткань, желая вырвать из себя пугающий комок, пока тот не разорвал ее изнутри.
Девушка неловко села и приподнялась, а потом открыла дверь. Каблуки Лоренцо до сих пор звучали в коридорах, но были уже слишком далеко.
- Синьора, пожалуйста, вернитесь в свои покои. - Мягко попросила ее Сурри. Девушка подвела ее к кровати под руку, с позволения Аделинды переодела ее в сорочку и уложила госпожу в кровать.
Видимо, настой Танси подействовал, и вскоре де Шоте уснула.
Ей снился отец. Они просто сидели во дворе ее замка и говорили о мелочах. Линда, казалось, не могла различить его слов, но все равно понимала его. Ее голова лежала на плече Генриха, а барон ласково проводил по ее волосам своими пальцами. Линда понимала, что отец рад за неё и гордится ее ростом, но как только она захотела сказать, как сильно она по нему скучает, де Шоте старший поднялся и возвестил, что пора идти.
Открыв глаза, Аделинда утёрла слёзы со своего сонного лица. Ей правда не хватало отца. Но уже через секунду она услышала запах супруга и повернула голову в его сторону:
- Лоренцо..? - Она потянулась к нему, желая попасть в его объятья. - Лоренцо… Побудь со мной, пожалуйста… Мне страшно...

0

47

[indent] Лоренцо, услышав голос супруги, сначала дёрнулся, словно что-то укусило его. Он пребывал в раздумьях и сонный зов Аделинды вырвал его из них довольно безжалостно. Вот только Герцог и сам был рад отвлечься от своих мыслей, что не давали покоя.
[indent] Предательство Руцци сначала просто зацепило его. Он негодовал из-за того, что кто-то посмел за его спиной плести козни, что кто-то посмел покуситься даже на него самого. Вдвойне было горько от того, что этим человеком оказался Альфредо Руцци. Сальгари провел бок о бок с советником долгие пятнадцать лет. И тут такая подножка. Неужели теперь Лоренцо более не сможет никому и никогда доверять?! Неужели следует подозревать в подобных деяниях и Рафаэля, и Линду?! От этой мысли становилось не по себе и Сальгари гнал ее. Но, она неотступно жужжала в голове, пробираясь к сердцу. Руки ла Сера сжались в кулаки. Он иногда хотел чтоб к псионике добавилась ещё и ментальная магия, но, увы, несколько попыток успехом не увенчались и Сальгари прекратил их.
[indent] Внезапная вспышка, словно наитие, пронзила мозг герцога яркой картинкой: он седовласый, но ещё вполне крепкий и статный, обнимает Линду, а рядом двое мальчишек и девочка, один из мальчиков совсем крохотный - едва ли год - смешно топает по большому ковру с ярким узором...
[indent] Картинка исчезла так же внезапно как и появилась. Такие видения будущего бывали у Лоренцо очень редко. Да и показывали, чаще всего, события ближайших часов. Но, эта потрясла до глубины души.
[indent] Ла Сера внезапно понял, что он улыбается и в глазах его стоят слезы. Мужчина вытер их рукой и присел на кровать возле женщины, забирая ее ладонь в свою и нежно целуя:
- Ma bella, все уже хорошо. Все уже решено, душа моя. Виновные понесли наказание. Имир никогда не примет их души. Остальные увидят, что Сальгари все так же силен и он умеет защищать родных, умеет защищать свое. Сальгари - это Ниборн, а теперь уже и Ариман, что я поклялся защищать. Ариман - это ты, Линда. И я буду оберегать тебя до последнего своего вздоха. Потому, что я люблю тебя.
[indent] Наверное, впервые с момента знакомства, со дня бракосочетания Лоренцо был абсолютно искренне. И, естественно, Ада не могла этого не почувствовать. Он и сам не мог до конца поверить в эту перемену, что с ним произошла. Он искренне считал, что его сердце настолько очерствело, что он сумел изгнать из него любое добро. Потому-то сейчас ла Сера казалось, что кровь лишь несколько мгновений назад наконец вновь прошла через этот орган,  впервые за долгое время насытила и оросила, словно страждущую сухую землю.
[indent] Тот, кого считали одним из самых бездушных, сейчас искренне плакал, уткнувшись в плечо своей любимой женщины. Он вспоминал слова Танси и знал, что Линда, возможно, уже носит под сердцем его детей. Воспоминания о прошлом горе, о женщине и сыне в одно мгновение стали не раной, а светлой грустью. Не поводом мстить и черстветь, а поводом жить.
[indent] Герцог сам не заметил как уснул, обнимая жену. Он ничего ей не говорил, ощущая лишь умиротворение и ее любовь, что дополняла его.

[indent] За замком пылали костры. И люди поутру могли видеть черные пятна попелищ. На столбах действительно висел приказ, что сообщал о вине и наказании советника Руцци. Люди судачили о том недолго - все ждали праздника. Что до того, что в дворце изловили крысу? Значит, Волкодав да его верные псы будут довольны.

[indent] По давней традиции в день рождения Герцога каждый мог прийти в замок с подарком и получить миску похлёбки да кусок праздничного пирога. Даже иногда и из рук самого правителя. Несколько лет подряд Лоренцо игнорировал обычай, предоставляя людям веселиться, а сам проводил этот день в своих покоях либо напиваясь с самыми близкими людьми, коих было ничтожно мало. В этом году все должно было быть иначе.
[indent]  С самого утра плотники устанавливали огромный помост с навесом. На помосте должен был стоять длинный стол для гостей и удобное кресло для самого Герцога. Такого праздника давно не было в Ниборне и народ был в предвкушении действительно чего-то грандиозного.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (21-09-2020 22:52:03)

+1

48

- Я не боюсь этого предателя... Я готова поступить так же с любым, кто посмеет отнять тебя у меня. Я боюсь... - Она осеклась, опасаясь даже упоминать свое состояние лишний раз.
Аделинда приняла объятья супруга с радостью и облегчением на своей душе.
Эта тишина и напряжение Лоренцо успели взбудоражить ее разум, - баронесса боялась, что мужчина злился на нее, на ее решения и на последствия, к которым они привели... Но теперь ее окружали неподдельные тепло и любовь. Не симпатия или привязанность, которую она ощущала раньше, а именно любовь, которую испытывала сама де Шоте. От этого ее сердце запело и затрепетало в груди.
Ее радость, однако, быстро стихла, когда ладонь коснулась щеки Сальгари, ощутив влагу на его лице, а сама Линда заметила легкую дрожь в теле супруга.
Она подняла голову и нащупала разум Танси:
- Рафаэль, оставьте нас, пожалуйста. Я хочу остаться с герцогом наедине. Да и Вам нужен отдых.
И... - После небольшой паузы добавила Ада. -  Приношу извинения за доставленные неудобства. Я не хотела Вас беспокоить.
Когда лекарь покинул покои правителей, де Шоте по-матерински тепло прижала к себе Сальгари, обеспокоено поглаживая его плечо.
- Лоренцо..? Почему ты плачешь? Что-то случилось? - Подняв пальцами его лицо к своему, де Шоте заключила на губах герцога полный нежности поцелуй. - Я здесь, с тобой... Лоренцо... Я не хочу с тобой расставаться. После того, что произошло... Я боюсь остаться без тебя... Что меня не будет рядом, когда я буду нужна тебе... - Поделилась своими опасениями девушка.
Так, в объятьях она заснула вместе с ним, умиротворяюще расчесывая его волосы своими пальцами. Аделинда и правда не хотела более разлучаться...
Ниборн... Ариман... Они должны были стать единым, как их правители...

- Цирана... Америя... Люцерия...
Эти имена ей шептали тихие голоса во сне, так похожие на ее родителей, будто те с небес поддерживали мысли дочери.

Утром Аделинда проснулась чуть раньше Лоренцо, когда он ворочился во сне. Аккуратно встав, она достала из своих вещей коробку знатного ариманского мастера и положила ее на тахту в ногах кровати. Она надеялась, что эта вещь сможет порадовать мужчину хотя бы немного.
Попив воды, Аделинда опустилась обратно к Лоренцо, нежно коснулась его щеки пальцами, а затем усыпала поцелуями его плечо, шею и щеку, опускаясь все ближе и ближе к мужу.
- С днем рождения, мой милый. - Ласково прошептала девушка. - Я привезла тебе подарок. Надеюсь, тебе понравится.
Ее бельма порой не казались такими уж незрячими. Она смотрела в глаза Сальгари, пусть и не видела его лица, но это не мешало ей улыбаться мужу. Раньше ей казалось, что это было бы странно - целовать человека, быть близкой с ним и не видеть его лица, сейчас это совершенно ее не смущало, а те моменты, когда герцог позволял ей видеть свое лицо, становились совершенно особенными...

Линда сопровождала в этот день своего супруга, и даже опередила де ла Серу в начале торжества, принимая гостей. Она решила поддержать традицию, потому что, будучи одной семьей культурный обмен был неизбежен... В какой-то мере даже необходим и приятен.
Теперь жители Ниборна могли видеть, почему подданные де Шоте называли ее своим светом - она встречала каждого приветливой улыбкой, мягкой речью, от нее исходил покой и тихая радость, внушающие надежду и тепло в сердца людей. Ее радость за мужа была заразительной.
Одетая в шелковистое платье, напоминавшее своим почти что белым цветом крем на самом сладком торте, Линда надеялась увидеть герцога, что скоро должен был явиться публике, в своем подарке - искусно сшитый камзол цвета слоновой кости, покрытый тиснением, аккуратными швами невидимым узором из виноградных листьев. Его плечи укращали позолоченные эполеты, а грудь - несколько рядов золотых шнуров и пуговиц.
Аделинда улыбалась и подпевала музыке, благодарила гостей за их визит, предвкушая этот момент.
Она с радостью и мастерством публичной фигуры приняла на себя роль радушной хозяйки дома... которой, впрочем, она и являлась.
Но сейчас в ее голове устоялась еще одна мысль...
Это будет подарком... им обоим, но Линда хотела поделиться мыслью с Лоренцо лично. Но ей не терпелось... Для себя она решила, что позовет Сальгари на танец и прошепчет ему так, чтобы никто другой пока не слышал.

Отредактировано Аделинда де Шоте (23-09-2020 09:07:14)

+1

49

[indent] Утром Сальгари разбудило не солнце. Точнее, Солнце, но в лице Аделинды. Ее поцелуи были приятными и щекотными одновременно. Мужчина хохотнул, открывая глаза и прикоснулся пальцами к лицу жены, даруя ей зрение и любуясь своим отражением. Он поцеловал Аду в нос и прижал к себе, обнимая:
- Ты меня балуешь, радость моя. Спасибо. Мне действительно приятно отмечать этот день вместе с тобой. Впервые за несколько лет действительно приятно. Но, я все ещё сердит на тебя за вчерашнее и в следующий раз отшлепаю тебя словно маленькую девочку. А если серьезно, то никогда больше не смей совать свой милый носик в подобные дела! Я знаю, что ты делала это, заботясь обо мне, но некоторые вещи должны ложиться только на мои плечи, ma bella. Но, сегодня не стоит вспоминать плохое, да? - Лоренцо усмехнулся, обнимая Линду вновь.
[indent] Позволив женщине выйти к гостям первой, ла Сера ещё несколько долгих минут лежал в постели, привыкая к той мысли, что сегодня стал ещё на год старше. Шаорр обещал отыскать медальон, что дарил долгую жизнь. И Сальгари готов был заплатить дракону немалые деньги за обладание такой вещью. Если, конечно, подобная вообще существовала. Золотой дракон слишком долго жил на этом свете. Поговаривали, что он давно сошел с ума, путая выдуманное с реальным, но Герцог знал ещё и то, что Золотой весьма умело притворялся, вводя в заблуждение многих злопыхателей.
[indent] Поднявшись, Лоренцо позволил двум служанкам привести себя в порядок. Его долго тёрли  и и ароматным мылом, умащивали тело благовониями, расчесывали волосы, брили и укладывали. Наконец, облачившись в новый костюм, что подарила ему Линда, Сальгари вышел к подданным.
[indent] Люди встречали своего Герцога восторженными криками. Они громко желали правителю здоровья, долгих лет жизни, многочисленнвх наследников, счастливой семейной жизни и всего того, что приято было желать в такой день. Лоренцо ловил себя на мысли, что ему приятно слышать это. Он поцеловал жену, усаживаясь в подготовленное кресло. Аделинда села рядом и к правителям потянулась длинная вереница людей.
[indent] Кто-то дарил фрукты из собственного сада, кто-то пойманных голубей. Одна милая девочка лет двух или трёх принесла Сальгари большое краснобокое яблоко, подбежав ктего ногам и бесстрашно забравшись на колени. Народ ахнул, ожидая реакции ла Сера, но тот лишь рассмеялся, целуя ребенка в лоб. Он передал малышку слегка испуганной матери, подарив золотую монетку в ответ. Праздник шел своим чередом. И Сальгари понимал, что ему нравится все это.
[indent] Подошёл Танси, подарив герцогу две броши в виде цветка лилии. Получил свой кусок пирога и присел рядом просто на помост, весело смеясь и рассказывая Лоренцо несколько услышанных историй. Сальгари смеялся в ответ.
[indent] Поток людей иссяк лишь к вечеру. Слуги зажгли многочисленные фонарики, спрятанные среди зелени, что щедро украшала помост и навес над ним. Музыканты заиграли веселую музыку. Люди на площади пошли в пляс. Вино лилось рекой, но герцог почти не пил. Ему хватало и того настроения, что царило вокруг.

+1

50

Видеть Лоренцо было наслаждением.
Ее зеленые глаза наполнились радостью, а улыбка стала шире, пока девушка прижалась к герцогу всем телом. И все же, когда он заговорил про вчерашние события, лицо Линды стало серьезным. Она смотрела в глаза герцога, а ее голос был мягким, но полным решимости:
- Я понимаю твою реакцию. Но я не слаба и не беспомощна... Может мне не хватает реакции, мне не хватает подготовки, и я реагирую слишком сильно, поддаюсь панике... Но... - Де Шоте коснулась рукой его щеки, провела пальцем по его коже. - Он хотел забрать тебя у меня... Никто не смеет трогать мою семью.
И некоторые вещи должны ложиться на плечи нам обоим. Потому что мы семья.
- Ее рука ласково гладила лицо мужа, а на юном лице появилась тень всей той злости, что она испытала накануне. - Может я и хочу быть доброй... Но... Я не могу позволить себе потерять тебя, Лоренцо. - Она взяла его за руку, переплетая с де ла Серой пальцы и поцеловала его ладонь. - Ты сам учил меня выпускать свою тьму... Этот паразит был достоен ее...
Шлепай меня, сколько хочешь, но как я могу стоять в стороне?
- Добро и тепло улыбнулась ему баронесса.
Прильнув к Лоренцо, она согласилась с ним больше не затрагивать тему Руцци сегодня - в конце концов это был день Сальгари, не предателей, изменников и личной ненависти и мести.

Аделинда видела Лоренцо глазами многих людей, со всех сторон и поражалась, насколько величественно и гордо он выглядел в парадном наряде Аримана. Их праздник, действительно, был похож на смесь культур правителей с традициями Ниборна при нарядах родины де Шоте.

Сидя подле Лоренцо, девушка излучала истинное счастье. Она была рада не только празднику.Линда видела, как сильно изменился ее супруг - он сам был счастлив, она ощущала это своим сердцем, и от этого чувства на ее глазах порой наворачивались радостные слезы.
Ада никогда еще не видела своего мужа настоль цельным.
Все время, что они проводили вместе, де Шоте уделяла тому, чтобы вернуть Сальгари прежнюю человечность...
Одарить его любовью, подарить ему стимул ощутить утраченное счастье. Девушка видела эти эмоции в его воспоминаниях, когда она оказалась в Палаццо в первый раз.
И сейчас он сам излучал свет, подобный баронессе. Он был жив и полон сил... Как же Линда была счастлива видеть своего мужа таким.

Аделинда проводила время в компании Лоренцо и Танси, и все же, услышав более плавную мелодию, баронесса взяла Сальгари за руку, погладив большим пальцем костяшки его ладони.
- Рафаэль, извините, я украду Лоренцо на несколько минут? - Повернув голову к мужу, она мягко спросила. - Составишь мне компанию? Я очень хочу потанцевать с тобой...
Слепота не была помехой для де Шоте. Было видно, что девушку обучали всем обязанностям светской жизни не меньше зрячих. И пусть, она не могла выучить более быстрые и коллективные танцы вроде мазурки, вальс был для нее вполне выполним. К тому же Сальгари хорошо вел ее в танце - Линда не прилагала никаких усилий, держась за мужа.
Вскоре голос баронессы раздался в голове де ла Серы, неуловимый для чужих ушей, пока слепые глаза наполнились волнением:
- Лоренцо... Я не хочу жить поразнь. После всего, что произошло, это будет невыносимо...
Не хочу разрываться между нашими народами и родинами.
- Пальцы девушки взялись за ладонь супруга крепче. - Я решила...
По возвращению в Ариман я хочу заявить об ассимиляции.
Ты...? Что ты думаешь об этом?

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Sindacati e Spaccature