https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Впервые на арене!


Впервые на арене!

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2560/32502.jpg

Раз в год цирк Дядюшки Томми даёт одно особое представление: представление с настоящим драконом. Хоть кто-то и скажет, что это просто искусная подделка, и драконы в цирке не выступают, но Печеньку сие не волнует. Он дракон и он любит свой цирк! А единственное, что способно перебить эту любовь, это его новая страсть…

Но вот настал тот самый день – день вылупления маленького коричневого дракончика, который сразу же прославился как эпицентр милоты и пожиратель печенек (а также всего остального, до чего успевала дотянуться его любопытная морда). С тех пор, как дядюшки Томми не стало, Медный Принц и вся цирковая труппа так и отмечают этот день – явлением Принца обомлевшим зрителям в его истинном облике.

К выступлению уже почти всё было готово, Печенька докрашивал ресницы и втискивался в свой крайне облегающий гимнастический наряд, как вдруг внезапная весточка от старого друга нарушила все планы и вынудила дракона срываться с места сию секунду под отчаянные вопли циркачей:

- А нам что делать?!

- Не знаю, придумайте! Произведите фурор, отвлеките внимание, найдите замену, в конце-то концов!

А легко ли найти замену дракону, да ещё и такому в своём роде уникальному?

- Да раз плюнуть! – простонал конферансье.

И мироздание с ним полностью согласилось.
http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2560/60309.pngВ главных ролях: цирк уехал, мы с тобой остались Пустельга и Печенька
Гастроли назначены: с рождества печенькинова 23 числа первого осеннего месяца и по…

+2

2

Милиагрос. Шумный, яркий и цветастый город. Один из любимейших городов Печеньки. Для празднования своего дня рождения он предпочитает именно такие. Где его цирк принимают с распростёртыми объятиями, где люди не укрываются стыдливо за капюшонами при виде полуобнажённых акробатов и не разбегаются в ужасе, когда на сцену выводят какую-нибудь безобидную химеру.

О нет, они уже ждут и подпрыгивают на наскоро сколоченных лавках и принесённых из дома стульях, пряча в карманах самодельные фейерверки и хлопушки с лентами. В последний раз циркового дракона здесь видели лет восемь назад, но память и благодарность жителей оказалась настолько велика, что очередь растянулась аж на два с половиной квартала.

Джекейн, их старый почти как сам цирк конферансье выглянул из-за кулис и с редким восторгом в глазах обернулся к остальным:

- Да это же полный аншлаг! Buena noticia! Gracia de Dios!

- Не божья, а моя, - усмехнулся Принц, неспешно, чтобы ничего не задеть, вышагивая за спинами циркачей.

Сегодня он был при полном параде: идеально поставленный торчком хохол, начищенная до блеска чешуя, свеженарощенные (после встречи со стадом багбиров в одной из пещер, где по предположениям Руфуса должно было находиться драконье гнездо) крыловые "перья" и излучаемое во все стороны счастье. Двести лет, а он всё ещё радовался каждому представлению как несмышлёный вирмлинг, только выбравшийся из яйца.

Наложенная на вспомогательный шатёр магия надёжно укрывала дракона и всё творящееся здесь волшебство, даже если бы кто-то решил заглянуть за кулисы не с этой, а с той стороны, так что Печенька спокойно позволил намотать себе на шею какое-то подобие гирлянды, изобретённое вчера за бутылкой рома их гримёром Диклсом, воткнуть за рога пару павлиньих перьев, окрашенных светящейся огненной смесью и незримой тенью проскользнул к повозкам, где занялся приготовлениями своей человеческой тушки.

Шум в основном шатре всё нарастал, выказывая нетерпение зрителей, нарастал он и вокруг повозок в традиционной весёлой суматохе циркачей.

- Кто такой умный додумался использовать мои ходули вместо шторм-стоек?!

- Никто не видел мои трусы?

- Ещё и ленточками обмотали!

- Кто-то опять сожрал все кексики, которыми я сегодня должен был жонглировать!!!

- Трусы! Не видел никто?

- Ребят, по-моему Тряпочка снова сбежала.

- Так ловите!

- Кис-кис-кис... Народ, а как подзывать земляную кошку? Ну, в смысле, она же кошка...

- Она любит свежих петухов. Покричи.

- Да куда вы, нелюди, запрятали мои трусы?!

- Куд-ку-дах, тьфу, ку-ка-ре-ку!

- Скорее выводите коней, через пять минут начало!

- Вон она, за конюшней, опять что-то жрёт!

- Брум, мы, кажется, нашли твои трусы...

- Господин директор, вам срочное извещение.

В повозку вошёл как всегда до волоска прилизанный Джекейн, за спиной которого в этот момент с невиданной скоростью пролетело что-то пушистое... И, кажется, оно горело. На руке конферансье восседал посыльный ворон. Ворон старины Руфуса - Печенька сразу его узнал.

Резко отвернувшись от зеркала, девушка с недокленными ресницами быстро вскочила с табуретки и подбежала к птице, срывая с лапки свёрнутое тугим свитком письмо. Печать вместе с лентой отлетела в сторону, глаза быстро пробежали по строкам, руки затряслись.

- Это оно! Неужели?!

Джекейн терпеливо ожидал, не двигаясь с места, пока юная особа ещё и ещё раз перечитывала письмо. Нет, ошибки быть не может. Слишком Руфус скрупулёзен и дотошен в таких делах, слишком поглощён этой идеей, которую подкинул ему Принц.

"Той неделей вернулся из экспедиции господин N., - говорилось в письме. - Он привёз преинтереснейшие образцы по моему запросу. Три гребневые чешуйки, которые по своему морфологическому и алхимическому (я провёл все необходимые эксперименты) строению почти полностью соответствуют предоставленному Вами образцу. Я записал координаты места, где мой дражайший соотечественник их обнаружил и готов, разумеется, передать их Вам, но только при личной встрече. Вы же понимаете, это очень конфиденциальная информация".

- Вылетаю сию секунду! - объявил к вящему недоумению конферансье Печенька, с громким хлопком поправляя бретели лифа, удерживающие приковывающую взоры грудь, и накинул на себя дорожный плащ.

- В-в... в таком виде?! - былого спокойствия Джекейна как не бывало, хотя он всё ещё старался держать себя в руках.

- Да, а что? - девушка похлопала глазами, от чего ресницы на втором глазу тоже начали отклеиваться, быстро оглянулась на себя в зеркало, изящным жестом поправила причёску и выскочила из фургона, едва не сбив онемевшего старика.

- Н-но как же представление? У нас аншлаг! Дракон! Господин директор...

Чуть не выронив недовольно нахохлившуюся птицу, Джекейн подхватил печенькину шляпку и высунулся из фургона.

- Благодарю! - Принц нахлобучил шляпу поверх роскошных кудрей и суматошно огляделся. - А дракон... ну, придумайте что-нибудь. Произведите фурор, отвлеките их внимание на что-то ещё, найдите замену, в конце-то концов!

- - Н-но-о... Но-но-но!

- Джекейн. Старина, - глубоко вздохнув, девушка развернулась к конферансье и похлопала его по вытянутой руке. - Это дело семейной важности. Оно не может ждать. Я не могу ждать! Поэтому давайте сегодня как-нибудь без меня... Я в вас верю! Не подведите!

И на этих словах гимнастка, притопнув каблучками и махнув из-под плаща перьевым хвостом, умчалась в сторону леса, чтобы через секунду взмыть в воздух невидимым драконом. Хорошо быть иллюзионистом! А ещё лучше быть директором: отдал приказ, и пусть выполняют. Разумеется, обычно Печенька так не поступал, но случай и впрямь был исключительный. Кроме того, он чувствовал: сегодня удача на его стороне.

- Легко сказать! - прокричал ему вслед конферансье и с досадой уставился на ворона. - Найти замену дракону... Да раз плюнуть!

Ворон согласно каркнул.

+2

3

[indent] Говорят, что драконы – мудрейшая раса на Альмарене. Говорят, что эти существа непостижимы и величественны. Говорят… Да, в общем-то, много чего говорят. Только к реальности, как это часто случается, слова имеют весьма посредственное отношение.
[indent] Вот, скажем, только что вылупившийся вирмлинг. Можно ли его считать мудрейшим, если всей его мудрости не хватит, чтоб сравниться с двухсотлетним эльфийским ученым. Или другой пример: дракон, который всю жизнь жил где-то там на рогах у Амат и знал о ином мире только со слов непонятной светящейся сущности. Ну вот чем он будет велик кроме своих размеров?
[indent] В общем, формулировка явственно нуждалась в уточнении. А один конкретно взятый дракон нуждалась в куче ответов на такую же кучу вопросов.
[indent] Первый и основной заключался в том, что же, грызть их всех за зад, только что произошло. Ладно, вот только что увесистая драконья туша появилась из ниоткуда в воздухе – где-то в метре над бренной землей – и рухнула на какую-то телегу, частично груженую частично пустыми бочками. Ни бочки, ни телега такого издевательства не пережили.
[indent] Пустельга лежала на трупе несчастной повозки, погребя ее под собой где-то в районе пузика, и осоловело вертела головой по сторонам. Окружающая действительность (это ведь действительность, да?) имела мало общего с тем, к чему медная привыкла за свою шикарную жизнь, диной в две сотни лет. Во-первых: здесь было ощутимо теплее. Так ощутимо, что будь у нее иное строение тела, то вмиг бы взмокла (и отнюдь не из-за падения), или рехнулась бы от таких перепадов.
[indent] Во-вторых: обилие звуков и запахов ударили «в нос» с такой силой, будто дракон врезалась со всей скорости в непоколебимую скалу.
[indent] В добавок Пустельга вообще смутно понимала на каком она свете. То ли ее соседи по необитаемым островам все еще тянут из нее соки (или что там принято тянуть из живых таким монстрам как они?), то ли и впрямь вышвырнули в открытый мир.
[indent] В общем, целый океан новых впечатлений, с которыми следует разобраться. И медная бы разобралась, кабы не тот факт, что после ритуала чувствовала себя куском пожеванного мясца. Вообще она конечно не знала, что чувствует добыча, но ее пару раз пытались жевать, а буйное воображение дорисовало картину и дракон уверилась: вот так вот себя пожеванные и чувствуют. Пожалуй, хуже ей было только в далеком детстве, когда методом проб и ошибок испытывала окружающих тварей на съедобность.
[indent] Оказывается, маленькие драконы далеко не так устойчивы к ядам как взрослые особи. Оказывается, дракон по молодости тоже может испытать на себе действие того, что в мире называют «наркотиками» И отходила медная от той трапезы так же долго, как и ловила воображаемых сороконожек.
[indent] — Куколка, голуба моя, ты что творишь там?
[indent] Дракон с охотой повернула голову в ту сторону, от которой раздались сначала негодующие слова, а следом и топот чьих-то ног. Их обладателем оказался здоровенный мужик, полностью лысый, зато с такими пышными усами, что Пустельга испытала укол ревности за свою иную форму. Оказывается, и вот так вот можно, да?.. Мужчина, в чьем роду наверняка затерялись орки, оборотни или еще кто-то здоровый, остановился и в растерянности уставился на дракона. Ни малейшего страха или злобы – а светящиеся говорили, что люди все поголовно видят в драконах монстров и врагов. Врали поди…
[indent] Мужчина смотрел на Пустельгу, та хлопала глазками на него. Молчание интригующе затягивалось.
[indent] — Торо! Торо, ты где? Что там? Если это опять тот пройдоха с хилыми усиками со своими дружками пожаловал, то директор разрешил их поколотить. Слышишь?
[indent] Видимо то была упомянутая «куколка» или иная представительница женского пола, состоящая в дружеских отношениях со здоровяком Торо. Одного взгляда на нее хватало, чтоб понять, отчего ее прозвали Куколкой. Белая, словно фарфоровая, кожа. Большие ясные глаза. Хрупкая фигурка… Вдобавок еще и подобранный под образ милой девочки наряд. Даже розовый зонтик в руках вертела, хотя так-то это реквизит и с ним только на выступлении выходить следовало.
[indent] Теперь на Пустельгу смотрело два человека. Такое обилие внимания начинало нравиться. Внутри поднималась волна, что подобно выдыхаемой кислоте растворяла тревожность, головную боль и весь тот ворох вопросов, ответы на которые не так давно жаждала медная. Пасть растянулась в приветливой клыкастой улыбке.
[indent] — Я хотеть кушать!
[indent] Вообще это предполагалось как высшее проявление дружелюбия. Мол, а махнули на охоту все втроем. Даже если люди не умели добывать пищу, то Пустельга могла с ними и поделиться. Надо же обживаться на новом месте. Хотя, судя по вытянувшимся лицам, ляпнула на ломанном общем медная что-то не то. Может они не голодные? А может это вообще оскорбление?

https://ddragon.leagueoflegends.com/cdn/img/champion/splash/Braum_2.jpg

Отредактировано Пустельга (03-04-2020 13:47:34)

+1

4

- Торо, надеюсь, хотя бы с твоим костюмом всё в порядке, потому что твой номер через три с половиной минуты, и мне бы не хотелось...

Бормоча себе под нос и поглядывая на наручные часы, Джекейн, сжимая двумя пальцами на вытянутой руке потрёпанные цирковые трусы одного из акробатов (того самого бедолаги Брума), приближался к парочке, всё ещё улаживая все возникшие перед выступлением проблемы и неприятности. В общем, занимался тем же, чем и всегда: старался, чтобы всё было "perfecto". И у него это почти получилось, если не считать одной маленькой потери - изюминки сегодняшнего представления - почти десятиметрового дракона.

Но верно в цирке Дядюшки Томми говорят: что-то теряется, что-то находится. Вот и Бруму подобрали отличные женские трусы на его костлявую фигурку, слегка "подшив" их магией. По носку идеально начищенного (и как только умудряется в этом бардаке?) ботинка постучали зонтиком, вынуждая конферансье с раздражением поднять взгляд, а следом и голову. И, наконец, уронить челюсть. Фигурально, конечно.

Дракон стоял прямо перед ним и, кажется, даже пытался состряпать дружелюбный оскал.

- Что ему нужно? - шёпотом поинтересовался Джекейн у Куколки, почти не скрывая загоревшихся при виде такого чуда глаз.

Надо ли говорить, что чудом для него стало не великое явление пред их изумлёнными лицами второго живого дракона, когда большинству людей за всю жизнь и одного-то не доводилось увидеть, а надежда на спасение мысленно погребённого и уже присыпанного землицей номера?

- Кушать... хочет, - пробасил за подругу Торо.

Похоже, этих двоих откровение печенькиного сородича поставило в изрядный ступор, однако старик Джекейн был одним из немногих, кто ещё застал переходный возраст их Принца и отлично знал, как эти дивные создания могут целыми днями кряду жрать всё и не в себя. И если такова плата за спасение его цирка и души (а ведь Джекейн уже готов был пойти закладывать душу дьяволу!), то...

- Подать всё, что у нас есть съестного, несъестного и что не жалко! - уверенным командирским голосом приказал он, и проходящая мимо группа только что выступивших вольтижёров, которая выстроилась позади троицы неровным рядком и в данный момент тоже подбирала челюсти себе и лошадям, послушно забегала и засуетилась, вполне логично предположив, что если не покормить такую тушу, то туша покормит себя сама. Их лошадями, к примеру. И всадниками - на закуску.

- Так, вы двое - бегом на манеж! - продолжал распоряжаться конферансье, отобрав у Куколки зонтик и постучав им по непробиваемой голове Торо, чтобы привести последнего в чувства. После чего зонтик был возвращён его законной владелице, а Джекейн громогласно гаркнул, не отрывая взгляда от дракона: - Диклса ко мне! Срочно!!! Только он сможет состряпать дракону костюм из, прости Имир, навоза и палок. Кстати, где те шторм-стойки, которые оказались лишними при установке шатра? Я надеюсь, никто не додумался их выкинуть?!

Раздавая указания, мужчина резко развернулся и стремительным шагом удалился туда, где находился эпицентр шума и светопреставления, хотя до последнего на манеже ещё должно было пройти несколько номеров. Видимо, кто-то опять решил напоить Тряпочку горючим жиром, но хорошего настроения Джекейна больше уже ничто не могло испортить. Он оправдал возложенную на него ответственность, и теперь по возвращении Принц будет им доволен!

Вокруг дракона откуда ни возьмись стали появляться разодетые в буквальном смысле в пух и прах люди с самодельными подносами (из щитов, подставок и частей цирковых тумб), на которых под изящно срываемыми кусками тента высились горы заготовленной на пир после удачного представления еды, поношенная обувь, забытые зрителями с прошлого турне вещи и любимый печенькин деликатес: трёхлитровые настойки на мухоморах и поганках. Конечно, директору скорее всего не понравится, что труппа шарилась по его сокровенным запасам, но зато как Принц обрадуется, когда увидит, кого они нашли!

Кто-то даже принёс ещё неоткупоренную бутылку рома "для настроения", но его быстро развернули обратно. "Манна небесная", как уже кто-то успел окрестить этот подарочек небес, приземлилась аккурат на бочонки со спиртным, и теперь последнее резко стало на вес этого самого дракона.

Одновременно с этим на ближайшее к дракону дерево взбирался аки горная мартышка Диклсон - бывший акробат, которого на почве великой и нерушимой любви к рому, а также развившейся вследствие этого бурной фантазии разжаловали (или, быть может, повысили) до гримёра. В зубах у него уже торчала пачка разукрашенных павлиньих перьев, содранных с чьего-то наряда, на шее болталась криво намотанная юбка - надо полагать оттуда же, подмышкой - несколько метёлок для пыли, и всё это он собирался как-то закрепить на драконе.

- Стой спокойно, детка, - ласковым пропитым голосом попросил Диклс, у которого "детками" были абсолютно все, кроме Торо - тот обещался сделать Диклсу ожерелье из его же зубов, если пьяница-гримёр хоть ещё раз его так назовёт, и, зацепившись за самую толстую ветку ногами, осторожно свесился над увенчанной здоровыми рогами медной головой.

***

А где-то в это самое время Печенька летел навстречу закату, наслаждаясь встречными потоками воздуха, вспоминал, накормил ли он перед уходом любимого фвупера, и даже не подозревал, какой смертельный номер в данный момент исполняет его предприимчивая и готовая к "абсолютно любым внештатным ситуациям" цирковая труппа.

Разумеется, на случай чрезвычайных происшествий, когда Принц отлучался достаточно далеко и надолго, у них с Джекейном была тонко настроенная ментальная связь, но поскольку конферансье в данный момент "молчал", это означало лишь, что у них всё хорошо. Так ведь?

+1

5

[indent] Все завертелось быстрее, чем при нападении на колонию споровых яд-грибов. Последние отличались на редкость мерзотным характером и способностью сбрасывать со шляпок крупные споры-бомбы. Оные, исходя из немудреного названия, имели обыкновение делать звонкий и вонючий ХЛОП! После чего приходилось отплелвываться от ядовитой пыли и отбиваться от всякой живности, что лезла буквально со всех сторон и из всех щелей, привлеченная запахом и перспективой закусить ошеломленной (в идеале) жертвой.
[indent] Тут Пустельгу никто кушать не собирался, даже за пятку никто не попытался куснуть. Но народу все прибывало. Больше людей! Еще больше! Они приходили, уходили, возвращались, что-то меняли в себе, что-то несли с собой. Предлагали Пустельге…. Кушанье… много кушанья!
[indent] «Такой обычай мне точно нравится!»
[indent] Кажется, что-то такое говорил «светлячок» Мол, драконам преподносят дары и чествуют как Богов. Дары, сказать прямо, как-то и не особо нужны, а кто такие «Боги» медная не знала. Да-да, некто очень могущественный и ух какой великий, никто-то с ним не сравнится. Но звучит само по себе глупо, не так ли? Пустельга не верила в то, что не могла укусить. Ну или то, от чего не нужно спешно уносить лапы. В этом случае работало особое подхвостовое чувство опасности, которое еще никогда не подводило.
[indent] Сейчас чувство молчало. Разговаривал только желудок, требовательно прося себя чем-то утешить.
[indent] «Нельзя обижать чужие традиции… Да, такие традиции определенно обижать не стоит!»
[indent] Звучно фыркнув, медная приступила к дегустации. Зорко при том следя на то, что будут делать остальные. Дракон успела съесть нечто мясное, нечто не мясное, нечто средне-вкусное (кажется это была чья-то шаль?), едва не всосала себе в пасть нечто достаточно мелкое, вредное и принципиальное, что не желало делить свой стол с каким-то там драконом. Несчастную зверушку успели изрядно обслюнявленную выдернуть из пасти и отвесить успокаивающий пинок, чтоб та не сильно горевала о неудавшемся воссоединении с ужином.
[indent] И только после этого дракон спросила:
[indent] — Почему?.. Почему все не… кушаться? Едят? Вместе.
[indent] Дары дарами, но она же сюда не узурпировать власть явилась. В общем-то она вообще не в курсе за каким импом здесь очутилась. Но крылатый друг говорил о налаживании отношений именно через разделение имеющегося. Потому медная и была не против поделиться добычей. Потому и не понимала, почему остальные не спешат составить ей компанию. Или и впрямь за «божество» приняли? Не, традиция хорошая, но надо бы на свою сторону склонить ситуацию.
[indent] — В смысле?
[indent] — Не положено.
[indent] — Не, мы не голодные.
[indent] Возмутительные в своей «содержательности» ответы. Кому положено? Куда положено? Или они только в определенном месте кушают? Не, ну в принципе это понятно. Пустельга вон на острове тоже принимать пищу предпочитала подальше от любопытных глаз и опасных для уже ее задницы клыков. Только в том ли заключалась ситуация здесь?..
[indent] А последний вообще врет! Под печальный вой собственного живота, который может и не слышали другие, зато слышала дракон.
[indent] — Держи!
[indent] В руки голодающему упал кусок кекса, почти не пострадавший от пребывания в пасти ящера. Чутка сырой из-за слюней, но так даже лучше! Так Пустельга с детства разбавляла яды, убивала всякую гадость и смягчала жесткую пищу. В общем, совершенный в своей безопасности продукт!
[indent] Медная радостно помахала кончиком хвоста, смотря на вытянувшееся лицо человека и почти не сдерживаемый смех остальных. Теперь можно сказать, что она своя среди них. Или еще нет?
[indent] «Детка?»
[indent] Странно, она вроде бы не вирмлинг… Ну, так «светлячки» сказали. Да и не они ли твердили, что люди почти всегда младше драконов? За очень редким исключением. Так… или такое обращение значит что-то еще?
[indent] «А что если он старше меня? Или сильнее? Влиятельнее? Это его территория? Он местный хранитель?»
[indent] Если акробат что и хранил, то только любимые алкогольные напитки, да и те – в себе. Но цепочка мыслей увела дракона в такую степь, что Диклс мог хоть сейчас себе корону на голову нацепить. Принюхиваясь к запаху (который мало чем отличался от ее собственного из-за раздавленных бочек) гримера, дракон послушно позволила себя наряжать. Чувствовала она при том себя весьма важной и значимой. Вот такое она уже видела у животных. Они тоже… «метки» обновляли на членах стаи. И иногда украшали друг друга.
[indent] Только ей кажется или они все равно какие-то… напряженные? Не, они же так хорошо начали!

+1

6

Пока Диклсон отвлекал на себя всё драконье внимание и любовался так хорошо смотрящейся на роге разноцветной пылевой метёлкой, обсыпанной каким-то сверкающим порошком, обслюнявленный кексик был втихаря всунут в пасть обслюнявленной же Тряпочке, а вольтижёры, кто пятясь аки рак, кто сбивая коллег и роняя подносы, потихоньку отступали на безопасное расстояние.

Конечно, это чудо с бездонным желудком на вид мало чем отличалось от Печеньки, но все как-то уже привыкли, что последний ел аккуратно и даже соблюдал какие-никакие манеры, дабы не пугать людей и вот так ненароком не сожрать цирковую живность (хотя на самом деле манерам под своим чутким руководством Принца обучил Джекейн, и то на это ему потребовалось лет шесть, не меньше, и столько же клубков смотанных нервов).

В общем, вольтижёры - народ пугливый, как и их лошади. Но тут через толпу пробилась маленькая женщина с коротко стриженными волосами, поправила на носу очки, внимательно оглядела принарядившуюся звезду будущего выступления с лап до рогов и остановила одного из парней за плечо, махнув в сторону Диклса и его модели хлыстом.

- Это что?

- Это дракон, - ничтоже сумняшеся ответил наездник и поспешил смыться вслед за остальными.

- Сама вижу, - буркнула себе под нос Эмма, дрессировщица Тряпочки, галад-берских опоссумов и прочей нечисти от слова "нечистый".

Разумеется, дрессировать драконов ей ещё не доводилось - Печенька придумывал и репетировал все свои номера сам, но, как говорится, отчаянные времена требуют отчаянных мер, и сейчас ей за двенадцать с четвертью минут, как сказал Джекейн, требовалось отчаянно добиться от дракона хоть какого-нибудь подобия циркового номера. Мало вывести это цветастое чудо на манеж и просто похвастаться: "Глядите, у нас есть дракон!"

А чудо действительно начало покрываться разными цветами и даже пахнуть. Диклсон, перепрыгивая с одной шторм-стойки на другую, которые снизу поддерживали по три акробата, и цепляясь за связывающий их канат, почти что летал над драконом и посыпал его блёстками, лепестками и благовониями. И напоследок потянулся кисточкой с ядовито-зелёной краской к гребню, чтобы выкрасить его как на афише.

- Дракон, - Эмма подошла вплотную к зверюге и подёргала за свисающую с шеи мишуру. - Тебе понравилось угощение? Если сделаешь то, что я попрошу, то получишь ещё. Смотри, вон там, - женщина указала сложенным хлыстом на светящийся изнутри шатёр, - место, где тебе нужно будет это сделать. Но! Только когда я скажу.

- Слушайся её, детка, и всё будет хорошо, - ободряюще похлопал "детку" по рогу Диклсон, цепляясь за канат над ней одной рукой и ногой.

В этот момент ещё несколько людей приволокли большую высокую тумбу, укреплённую специально под печенькин вес, и Эмма без лишних слов водрузила туда снова нарывающуюся на неприятности любопытную Тряпочку.

- Смотри внимательно за этой кошкой и повторяй.

Женщина трижды коротко постучала по тумбе, напоминая земляной кошке один из старых танцев, и принялась комментировать все её движения:

- Правая лапа вверх, поставила, левая лапа вверх, поставила, головой влево, головой вправо, ра-а-азвернулась, покрутила попой, хвост вверх, села, упор на передние лапы, встала на них - задние лапы вверх, села. Запомнила? Самое важное: крылья держи тесно прижатыми к телу и не раскрывай их, пока я не скажу! Хвостом маши поаккуратнее, они сегодня трибуны очень близко к манежу выставили...

Пробурчав ещё что-то себе под нос, Эмма раздражённо дёрнула плечами и снова уставилась на дракона.

- Далее. По свистку - и только по нему! - ты высоко подпрыгиваешь, взлетаешь и делаешь в воздухе какой-нибудь кульбит, мёртвую петлю или ещё что в том же роде, но это у тебя и без моих указаний должно хорошо получиться. Затем приземляешься, кланяешься и уходишь за кулисы, из которых вышла. Всё поняла? По-моему просто и ясно.

Дрессировщица посмотрела на сосредоточенно умывающуюся на тумбе Тряпочку и дождалась, пока та, с неохотой оторвавшись от своего занятия, лениво кивнёт.

+1

7

[indent] «Хранитель» вел себя в соответствии с представлениями дракона о таковых. А вот окружающие... они относились к нему как-то иначе. Особенно подошедшая миловидная особа. Так уж получилось, что с точки зрения Пустельги люди вообще все выглядели мило или забавно. Ну, по крайней мере на данный момент. Если вдруг что изменится, то медная с готовностью внесет правки. Пока этого не требовалось.
[indent] «Эм…»
[indent] Мысль была содержательной. Примерной в той же мере, с которой отвечали дракону люди, подносившие еду и не кушавшие сами. У Пустельги закралась мысль, что приветствовали ее не просто так, а из каких-то там побуждений. Данную догадку следовало хорошенько разобрать и сопоставить со всем, что происходило последние пару минут. Следовало… Но пока жопное чувство молчало, дракон отмахнулась от всего.
[indent] Она потом со всем разберется. Да, непременно, но потом.
[indent] Выслушивая наставления девушки и следя за тем, что делала… кошка (?) медная пару раз утвердительно хлопнула глазками. Кошек по рассказам она представляла иначе, но сведения от «светлячков» вообще уже который раз напарывались на опровержение, отчего у Пустельги закралось подозрение, что ее снабдили заведомо ложной информацией. Придется все проверять и уточнять самой!
[indent] Повторяя нехитрые манипуляции, медная отстраненно отметила, что это как-то… скучно. Ее красиво раскрасили, ее хорошо накормили, от нее с криками ужаса не убегали. А там, судя по звукам, находится еще больше прекрасных людей. Пустельга поняла, что ей нравится быть в центре внимания, но при этом хотелось… чего-то большего.
[indent] Не вот этой вот еды и украшений. Хотелось… восхищения! Чтоб поразить всех собой, чтоб отпечататься в памяти на веки вечные. А тут… ну, задумка не плохая, но ведь можно и лучше.
[indent] «Импровизируем!»
[indent] Наметила смутный путь развития Пустельга счастливо улыбнулась девушке. Мол, я все поняла. Да, поняла… А потом ка-а-а-ак удивлю! Все в восторге будут! Навооброжав себе последствия принятого решения, медная даже согласилась плотно-плотно прижать крылья, будто через шкуродерку пролезть собиралась.
[indent] — Просто и ясно.
[indent] Была мысль еще выкрикнуть что-нибудь вдохновляющее. Но, к сожалению, с речью у нее было пока не так ладно, как хотелось бы. Потому если и устраивать представление, то молча. Хм… но порычать-то можно? Какой же дракон без грозного рыка и демонстрации себя со всех сторон? Ну, в представлении Пустельги так должен делать каждый ящер. Потому что она так решила.

+1

8

Эмма в ответ радостно улыбнулась дракону. Этот жуткий оскал клыкастой пасти вовсе не вызывал у неё тех же чувств, что и у отпрянувших в разные стороны держальщиков шторм-стоек (отчего Диклсон шлёпнулся дракону прямиком на шею), она видела гримасы и похлеще у своих подопечных. Да и вообще, что ни говори, хорошо иметь дело с разумными существами! Была б её воля, она бы уже всех акробатов тут выдрессировала, но Джекейн в этом плане держал её в тех же ежовых рукавицах, в которых дрессировщица содержала весь их зверинец - а больше просто некому было.

- Итак, давай повторим, родная, правая лапа вверх...

Женщина аккуратно постучала по массивной лапе твёрдым концом хлыста, совершенно не замечая попыток сопящего и кряхтящего позади дракона Диклса спуститься с оного на землю. Но тут вся их идиллия была прервана стремительно подошедшим конферансье.

- Что с драконом? Он готов? Я объявлю номер ровно через полторы минуты!

Джекейн с одобрением оглядел принарядившийся подарочек небес, а затем недовольно обернулся на тихое покашливание за спиной.

- Что ещё?

- Маэстро. Я думаю, это девочка.

- Почему?

- Ну, она очень послушная, а от мальчиков столько проблем. Вспомните Принца! Да и Диклсон всё время зовёт её деткой...

Джекейн наклонился вправо и внимательно уставился на гримёра, всё ещё пребывающего в подвешенном состоянии. Кажется, одной ногой он запутался в канате, противоположный конец которого намотался дракону на рог.

- Мне всё равно, - наконец, поднял ладонь конферансье, потирая пальцами другой руки переносицу. - Мы представим его или её как Медного Принца, и чтобы через пятьдесят секунд оно стояло за кулисами, готовое выйти на манеж. И снимите это... этого с дракона, в конце концов. Так, бегом-бегом, у нас нет времени на расшаркивания!

Подчиняясь необсуждаемым приказам конферансье, который по важности в цирке, так получилось, был вторым после директора, акробаты послушно принялись подталкивать медный зад к шатру, напрочь забыв про затихшего пьяницу, который, успокаивающе поглаживая дракона по чешуе в своей крайне замысловатой позе, бормотал что-то вроде: "Всё будет хорошо, детка, ты сегодня просто ослепительна... Порази их всех!"

Эмма командовала подбежавшими ассистентами иллюзиониста, которые взялись перенести тумбу на манеж, и ободряюще похлопывала дракона по лапе. Где-то в стороне (на безопасном для себя и своих лошадей расстоянии, разумеется) группа вольтижёров выкрикивала бравые лозунги и махала руками в поддержку дебютанта или дебютантки.

Конечно же, все понимали, как нелегко новичку в первый раз на сцене и как важна должна быть вера в него всех остальных. Даже отдалённо напоминающее кошку создание по кличке Тряпочка с мурчанием потёрлось о когтистую лапу и убежало доедать всё, что осталось от драконьего пиршества.

- Торо и Куколка будут на подстраховке, - сообщил им у самых кулис Джекейн.

Упомянутые лица, не успевшие далеко уйти после выступления, уставились на старика с непередаваемым выражением собственных лиц.

- Силача дракон по крайней мере не раздавит, если случайно оступится и упадёт, - ответил на невысказанный вопрос Джекейн. - А Куколка отвлечёт на себя внимание, если что-то пойдёт не так. Ну, rómpete una pierna. И да пребудет с нами Печенька!

С этими словами конферансье наклонился, ущипнул себя за коленку ("Это примета такая, чтоб выступление хорошо прошло", - пояснила дракону Эмма), выпрямился, поправил искусственную розочку на фраке и смело шагнул вперёд, во власть ярких огней и шумных трибун.

- Дамы и господа! - раздался изнутри его усиленный магией голос. - А теперь то, чего вы так долго и с нетерпением ждали. Тот, ради кого (только не говорите остальным) вы все здесь собрались! Ваш любимый и неподражаемый, уникальный и обожаемый - вот он, уже здесь - Медный. Принц!

И на последних словах шатёр взорвался криками, топотом и визгом.

- Скорее, они тебя уже ждут! - улыбнулся дракону кто-то из "группы поддержки".

- Помни: крылья и прыжок - строго по свистку! - напутствовала Эмма.

"Только не упади, только не упади!" - мысленно молился Торо, у которого на лице всё было написано.

+1

9

[indent] Слегка притормозив, чтоб снять совершенно лишнее украшение в виде гримера, Пустельга внезапно осознала, что это не только забавная ситуация, знакомство с людьми и новым местом, но и… Первое задание! Крылатый говорил, что в большом мире практически каждый может отправиться в путешествие и совершать благие (или не очень) дела. Иной раз совершенно бескорыстно, но куда чаще за вознаграждение.
[indent] И она – Пустельга – только что согласилась на такое задание за обещание вкусной еды. Непривычно, конечно, не самой ее добывать (а как же азарт и сражение?), но дело есть дело. Это ее этот… как его?.. дебют! Она должна блистать. Во всех смыслах, а не только благодаря приклеенной к чешуе блестючей… штуковине. О том, что впечататься в память и заблестеть до ослепления можно и в куда более дурном смысле, нежели ей представляется, медная не подумала. Ей думать вообще вредно. А то еще додумается…
[indent] — Просто и ясно, – повторила напоследок дракон, усмехнулась и пошла вперед под ободряющие восклицания ставших уже почти своими людей.
[indent] «Девочка… девочка… Не такая я уж и маленькая, чтоб быть «девочкой». Я… мадам? Леди? Дама? Герой! Вот!»
[indent] Медная не могла себя сравнивать с другими драконами и до сего дня считала себя достаточно крупной представительницей своей расы. Хранители островов не в счет – они вообще какие-то странные и шибко умные. Но вот то, что ее уже два человека полагают неокрепшим вирмлингом, ммм…. Немного задевало.
[indent] Вышагивала под восторженные охи и крики Пустельга плавно и быстро. Это почти как на охоте. Надо создать обманчивое впечатление, что тебя происходящее здесь совершенно не волнует, но действовать стремительно. Иначе останешься голодной или рискуешь накормить кого-то собой.
[indent] Взгляд зеленоватых глаз посматривал на собравшихся этак оценивающе и покровительственно. Пустельга считала зрителей. Всех, кто пришел посмотреть на нее. Даже вон того чумазого паренька, который явно проскользнул сюда без ведома остальных (в противном случае с чего бы ему прятаться?)
[indent] Как на «репетиции». Лапка сюда, другая сюда. Крепкий шаг, уверенный, пусть смотрят, пусть любуются ее красотой – когда они еще увидят такую как она? Впрочем, Пустельга не отказала себе в удовольствии «припугнуть», исключительно шутливо, своего первого знакомого. Казалось вот-вот лапа подвернется и вся эта медная туша рухнет, погребая под собой силача, как ранее поступила с бочками. Изворачивается, слушая дружный вздох облегчения (кажется Торо был особенно рад) и дальше – все как хотела милая девушка. Ни малейшего отступления.
[indent] Вот он – свист, сигнал к действию. Медная оценивает высоту и с торжествующим мелодичным рыком расправляет крылья. Взвивается вверх, сворачивается в клубок и распрямляется, подобно атакующей змее. Взлетает вверх свечей и резко раскидывает крылья в стороны во всю их длину. И в этот момент чешуйки на крыльях срываются. Их подхватывает создаваемый драконом ветер – кружит вокруг ящера и разносит все дальше. Кажется, что они разлетаются хаотично. Но Пустельга намеренно отсылает свои чешуйки зрителям. Каждому на колено приземляется такой подарок. Все четко: мужчинам – черные, женщинам – красные. Даже тому пареньку, что прятался прилетел подарок.
[indent] Зрителей было меньше, чем у «перьев» у Пустельги. Она могла бы оставить лишние на себе, но тогда бы выглядела… неопрятно. Потому сбросила все (лишнее аккуратно загнала куда подальше – туда, где ее кормили, все равно все внимание было сосредоточено либо на ней, либо на подарках), и аккуратно, медленно начала опускаться на землю.
[indent] Отвесила поклон, элегантно раскинув и сложив крылья, и величаво удалилась со цены.
[indent] — Не девочка, – улыбнулась она ожидающим ее возвращения циркачам. – Лучше!

Отредактировано Пустельга (04-04-2020 16:34:32)

+1

10

Ажиотаж в шатре с вовремя сдёрнутым куполом поднялся такой, что слыхать было на том конце Милиагроса. Все циркачи побросали свои дела и во все глаза смотрели на это самое натуральное чудо. Казалось, что оно даже способно было превзойти их директора, ну, нужно только подучить его слегка.

- Perfectamente! Fantástico! Celestial! - восклицал расчувствовавшийся Джекейн, глядя уже не на дракона, а на бушующую публику.

Дети визжали и подпрыгивали, прижимая к себе драгоценные "перья", взрослые запускали в воздух магические хлопушки и фейерверки, рёв нарастал даже за кулисами. Кто-то всё же припёр все оставшиеся бутылки со спиртным, в том числе бесценное игристое вино - и выстрелил им в воздух. Наливали всем, даже дракону - в одну из оставшихся в живых бочек.

- Как не девочка? Что значит лучше? - громко изумлялась Эмма, для которой "девочки" были венцом Имирова творения, а мальчики - ошибкой природы, но тут и ей в руку впихнули наполненный до отказа бокал, и поток вопросов резко прекратился.

Про финальный выход все, разумеется, благополучно позабыли, и конферансье требовалось срочно брать ситуацию в свои руки. Шум и грохот в шатре в какой-то момент сформировался во вполне отчётливые слова: "Медный Принц". Народ скандировал, народ жаждал.

- Боюсь, тебе придётся выступить на бис, - пробормотал мужчина, поглаживая седую бородку. А затем пристально посмотрел на дракона. - На сей раз тебе придётся импровизировать. Умеешь превращаться? Владеешь магией? Подойдёт что угодно, только порази их так, чтобы они тебя уже не смогли забыть!

***

Спотыкаясь на тоненьких каблучках, девушка с волосами цвета перезревшей пшеницы подбежала к ничем непримечательному домику на окраине Кельмира и без стука распахнула дверь - Руфус её уже ждал. Сидя за потрёпанным временем и работой столом, заваленным всевозможными бумагами, древними талмудами и свитками, колбами и пробирками, ингредиентами и ещё чем-то, не поддающимся описанию, старик сосредоточенно скрипел пером по пергаменту, изредка отрываясь на то, чтобы поднести еле горящую свечу к одной из книг или рукописных записей.

- Карта справа от тебя на тумбе, - коротко бросил Руфус, настолько погружённый в работу, что его крючковатый нос почти не отрывался от пергамента.

Печенька предпринял ещё одну попытку открыть рот, на что получил такой же быстрый скупой ответ.

- Образцы я тебе не отдам, но они в дальнем от тебя углу на стенде под стеклом, можешь посмотреть.

Девушка сняла с головы шляпку и осторожно процокала к указанному углу, чтобы полюбоваться на чешую своих возможных родичей. "Перья" были больше её собственных, сплошь зелёные и щербатые - то ли от возраста, то ли от времени, в течение которого они пролежали в брошенном гнезде.

- У них кончики секутся, - зачем-то заметил Печенька, неосознанно накручивая на палец собственные локоны.

Старик поднял на дракона внимательный взгляд, таинственно мерцающий за стеклом монокля, помолчал с полминуты и снова уткнулся в свои письмена.

Принц вздохнул. Обычно до крайности болтливого и жизнерадостного старину Руфуса было не узнать, когда его вдруг с головой захватывала какая-то идея, и тот забывал обо всём - даже есть и спать - пока не добивался хоть какого-нибудь результата или пока не валился со стула от истощения. Медного в его друге это одновременно завораживало и пугало. Но одно он знал точно: лучше в такие моменты учёного не трогать.

Тихонько взяв с тумбочки запечатанную и перевязанную карту с предполагаемым местом нахождения гнезда его предполагаемой родни, девушка вздохнула, пожевала кончик локона и попыталась связаться с Джекейном.

Так, на всякий случай - удостовериться, что у них всё хорошо.

На том "конце" её встретил мощнейший поток восторгов и невразумительных эпитетов, которыми всегда сыпал конферансье, когда видел нечто действительно потрясающее и из ряда вон.

"Что у вас там происходит?"

Стараясь не показывать волнение, Печенька вновь и вновь задавал свой вопрос, пока мыслепоток Джекейна не стал более осмысленным.

"Это невероятно! Бесподобно! Espantoso! Ты должен это увидеть! Он... она... оно просто вынесло всех к тряпочкиной матери! Принц! Они вне себя!!! Прости, мне срочно надо их утихомирить..."

"Да какого демона у них там творится?!"

Ясно было одно - ему нужно поспешить. Приклеив повисшие на уголке глаза ресницы обратно, девушка со звонким цокотом выскочила из дома, заткнула карту в самое надёжное место - в лиф, добежала до ближайшего укрытия и быстро взмыла в воздух на могучих крыльях.

Вот так всегда, оставишь этих детей на пару минут, а они там уже такого наворотят...

+1

11

[indent] — Хм?
[indent] Пустельга подняла голову и с немым вопросом уставилась на подошедшего мужчину. В тот момент она занималась вполне естественным делом – следовала примеру остальных и отмечала свое выступление. О, оно понравилось всем – дракон слышала. Только не учла, что после такого иным захочется продолжения. Нужно же знать меру! Пустельга не знала.
[indent] — Умеешь-владеешь, – согласилась ящер и облизнула морду. «Вода», которую она пила с остальными, имела странный вкус, но другим нравилось, а медной в общем-то не принципиально. – Не смогут забыть!
[indent] Потянулась, слегка поскребла когтями землю, и направилась опять на сцену.
[indent] Что бы им такого еще предложить? Крылатая с удовольствием бы продемонстрировала бы свое дыхание. Люди этим похвастать не могут, так что могли бы лицезреть мощь медного дракона! Эх, знала бы Пустельга об этом заранее, то наелась бы светящихся грибов. Они были не особо питательны, зато наделяли кислоту дракона светящимся эффектом. О том, что тем же детям непременно захочется запустить руки в светящуюся субстанцию, медная не думала. С ее-то лапами все норм, а слабости иных рас она упускала из вида.
[indent] Что еще? Замедляющий газ? Не, он какой-то блеклый, скучненький.
[indent] Добавить огонька? Только эту магию Пустельга не изучала. А пускать искры по ветру… Стоит отметить, что данный вариант дракон отмела отнюдь не из соображений безопасности иных народов. Просто ветром она управляла почти идеально… почти. Идеально для охоты, но не идеально для красивого эффекта. Испортить впечатление – ну кому это нужно?
[indent] Оттолкнувшись от земли, дракон взлетела. Ее чуткого до всякой интересности и вкусноты нос поймал сладковатый запах цветов. Да, тут ведь уже и с ними выступали, и лепестки использовали. А некоторые мужчины пришли с букетами с намерением вручить их прекрасным дамам. Дамы ведь не обидятся, если медная чуток себе заберет.
[indent] Подхваченные теплыми порывами ветра лепестки взвились следом за драконом. Шлейф шел за кончиком хвоста, но грозил вот-вот поглотить ящера в свои цветочные объятия. Кто-то удивленно вскрикнул, когда к цветочной волне присоединились выхваченные букеты.
[indent] Закрыв дракона от взора, лепестки образовали сферу. Всего на мгновение, чтоб над толпой взмахивая крыльями и разгоняя «преследователей» завис айрес. Улыбаясь и похлопывая букетом по руке, словно собираясь его в кого-то метнуть, мужчина обвел собравшихся взглядом и резко подлетел к одной из зрительниц.
[indent] Непонятно чем она приглянулась дракону. Не писаная красавица… В смысле, на принцесс и магичек как-то совсем не тянула. Но с таким блеском во взгляде! Нет, было бы совершенно не правильно выбрать кого-то кроме нее.
[indent] Думали врученным букетом все ограничилось? Не, восхищенный взгляд девушки (вообще больше влюбленный, но медная не разбиралась) смотивировал на еще одну выходку. Пока девушка пыталась спрятать взгляд и мяла в руках букетик, дракон в облике айрес подхватил ее на руки (до чего же люди легкие!) и взлетел вверх, по пути превращаясь вновь в дракона.
[indent] — Кто еще хочет?
[indent] Вопрос был задан, когда ящер опустилась на землю, аккуратно отпуская впечатленную до конца своих дней зрительницу. Это конечно не полноценный полет в небе, от которого дух перехватывает, но… Пустельга едва заметно вздрогнула, когда к ней пошли желающие. Причем некоторые хотели не только покататься на драконе или притронуться, но и… взять еще чуть-чуть чего-нибудь на память.
[indent] — Фурф!
[indent] Дракон вскинула морду с прилипшим к оной ребетенком, когда некто ощутимо попытался выдрать чешуйку из… основания хвоста. Так медная познала своеобразный щипок за попу. Который ей еще не раз предстояло почувствовать, пусть и не в драконьем теле. А желающих тем временем становилось все больше.

+1

12

- Мальчик! Но зато какой! - провозгласила Эмма, когда её привели в чувства после первого впечатления, и ринулась пробивать дорогу к лже-Принцу маленькой, но сильной грудью и локтями с тем самым намерением пощупать его за разные части тела и выпуклости.

Она знала, знала, что всю жизнь хранила себя ради этого момента, ради этого человека, нет, дракона! Ну что им Принц - какой-то он ненастоящий принц, раз превращается в расфуфыренную девчонку, то ли дело их новая звезда! Всем принцам принц! Да он... Но постойте.

"Не девочка, - припомнились Эмме драконьи слова. - Лучше".

Дрессировщица замерла как вкопанная. И, кажется, конферансье без лишних слов и своих способностей прочёл её мысли по выражению лица: "Если Медный Принц - мальчик, который превращается в девочку, то..."

- Принцесса! - с благоговением прошептала женщина, на короткий миг поймав лимонно-изумрудный драконий взгляд.

Замешательство и переосмысление ценностей в голове железной дрессировщицы длилось недолго. Ещё короче был окончательный штурм толпы и долгожданное облапывание всей достижимой части медной туши.

- Покатай меня!!!

Ситуация грозилась окончательно выйти из-под контроля. Подкрутив обвисшие от сильнейшего изумления усы, Джекейн призвал на помощь всю свою волю и уже летящего к ним на всех парах директора и выступил вперёд:

- Дамы и господа! Вынужден попросить вас вернутся на свои места, - начал он усиленным ещё в несколько раз голосом. - Представление ещё не окончено, но я уверяю вас, вы все получите возможность прокатиться на Его Высочестве после финала. За отдельную плату, разумеется!

Нехотя и ворча зрители принялись возвращаться на трибуны, хотя вокруг дракона всё ещё царило знатное столпотворение: на Эмму напирали со всех сторон, но та уверено держала оборону. Недаром ей доводилось работать с самыми опасными и внушительными цирковыми тварями, которых Печеньке только удавалось раздобыть.

На помощь ей пришли Торо с Куколкой и даже вечно пьяный Диклсон, которому море было по колено, толпа по кушаку. Общими усилиями удалось рассадить всех оставшихся зевак, и Джекейн наконец-то смог объявить финальный выход, на котором от дракона требовалось просто так же стоять и улыбаться, пока вся остальная труппа, будучи уже навеселе (что, впрочем, несильно взволновало взбудораженных и перетрясающих свои карманы и кошельки зрителей), нестройно дефилировала и вытанцовывала вокруг.

Очередь на "покататься на драконе" (причём в обеих ипостасях) выстроилась, казалось, ещё больше, чем на само представление. Впрочем, учитывая скорость, с которой по Милиагросу расползались слухи, и недавнюю феерию, устроенную в воздухе самим драконом (которого среди циркачей уже любовно окрестили Принцессой), это вполне могло иметь место.

Глядя на разбухающие мешки с золотом, циркачи уже предвкушали такой пир на весь мир (и месяц), которого они уже давно не помнили, а Джекейн - крайнее довольство своего непосредственного начальство.

Которое в этот самый миг шумно приземлилось на крышу ближайшего здания прямо напротив новокрещённой "Принцессы".

- Это что ещё за курица?!

+1

13

[indent] За один вечер Пустельга доказала окружающим и самой себе, что может не только влипать в хорошую крепкую задницу. Не только устраиваться там с комфортом. Но и ввинчиваться все дальше и глубже.
[indent] Вроде бы и сделала все, что от нее хотели. Вроде все провернула успешно. Так почему же все повернулось именно так? Дети мечтали покататься на драконе, девушки пообнимать симпатичного мужчину (да еще и с крыльям!), впрочем, некоторые мужчины разделяли и точку зрения детей и позицию женщин. И только самые продуманные с интересом изучили подаренные «перья» и решили, что если это не бутафория (с циркачей-то станется), то такое и продать можно. А еще лучше под шумок выдернуть еще парочку.
И почему всем пришло в голову отличная мысль, что с филейной части у дракона чешуйки срываются лучше всего?
[indent] И это только в первый заход! Потому Пустельга стояла и улыбалась слегка ошеломленно, искренне полагая, что вот сейчас она вернется туда – к недопитой бочке и недолизанной кошке (та издавала очень забавные звуки, и оставляла интересный привкус на языке). Будет тешить себя удачным выступлением и наконец-то разберется с тем, где же она оказалась-то?..
[indent] Но упускать шанс прокатиться на медной мало кто желал. А денежки… денежки вообще всем нравятся. Особенно тем артистам, кому они перепадают с большим трудом. Цирк, что ни говори, развлечение в первую очередь для зрителя.
[indent] Так что отправилась Пустельга разгребать то, что сама заварила. И в общем-то все вроде не так ужасно. Разве что одно место уже начинало ощутимо зудеть из-за попыток поклонников и поклонниц оголить его от чешуек. Но чешуя вообще быстро отрастает, не так все плохо. Страшнее было перекидываться в крылатого айрес. У дракона мелькнуло подозрение, что почему-то в таком облике она нравится всем еще больше. Между прочим это очень обидно! Не в обиду айрес, конечно…
[indent] Но в какой-то момент явился он! Другой дракон.
[indent] Пустельга задрала голову и с нескрываемым любопытством уставилась на возмутителя ее спокойствия.
[indent] Одновременно с тем в голове вскрылась очередная памятная заначка: ящер вспоминала, что там учителя говорили о других сородичах. Ничего хорошего, между прочим.
[indent] «Он все погубит!»
[indent] Наверняка сейчас затеет ссору, напугает людей, что-нибудь сломает… И все из-за какой-нибудь сущей ерунды вроде территории, влияния и прочего-прочего. В общем, медная вообще пока не имела представления о том, какая такая причина может называться весомой, чтоб докапываться до сородича с нескрываемым неодобрением.
[indent] Отцепив от своей шеи и хвоста ребятишек, дракон усмехнулась и очень резко взлетела. На том месте, где ящер взяла старт, остались внушительные борозды. Такие внушительные, что кто-то даже побледнел.
[indent] Впрочем «взлетела» – громко сказано. Медная больше походила на выпущенную стрелу. Стрелу, направленную прямиком на другого дракона. Нет, драться она не собиралась. Ну… или хотя бы подобрать место для сражения получше, чтоб людей не зацепить.
[indent] «Тяжелый»
[indent] Это тебе не девушек на руках носить, а тащить равного тебе дракона. Своего, правда, Пустельга добилась. Оттащила подальше в небо своего неприятеля. Если информация ну хотя бы в этот раз оказалась верна, то дракон не оставит такое без внимания. Даже если она его отпустит, он чисто из принципа полетит следом. Собственно, она его отпустила… Поскольку тащить и неудобно и таки опять можно повториться – тяжело.
[indent] — Глу-у-у-упый. Там так хорошо все было.
[indent] Сказала уже будучи очень высоко – отсюда драконов вообще мало кто смог бы увидеть. Печально, что пришлось всех бросить. Но… наверняка же они что-нибудь придумают. Некрасиво будет, если такой приятный вечер закончится «сражением» и прочими мерзостями. Пхе!

+1

14

Такой встречи Печенька уж точно не ожидал.

Когда он говорил своим найти замену, то подразумевал иллюзию, чучело, хоть пиньяту в форме дракона, но никак не натурального живого дракона! Хотя во всём цирковом реквизите тот и выглядел как пиньята. Вернее, это была она.

И окончательно сбил с толку и с лап Принца её отпор. Ему не то чтобы не доводилось встречать за два века драконов, но вот воевать с ними... да вообще с кем бы то ни было своего размера - это как? Может, необходимые боевые навыки в нём и заложены на уровне врождённой драконьей памяти, но там же они и были благополучно похоронены ввиду их абсолютной бесполезности в повседневной печенькиной жизни.

Так что он просто смотрел на пронзившую и уносящую его всё выше и выше "стрелу", хлопая глазами, и даже не думал сопротивляться. Потому что по мере того, как драконица поднималась вверх, и встречные воздушные потоки срывали с неё всю краску, павлиньи перья и мишуру, до Печеньки медленно, но верно доходило, кто перед ним.

Так что когда незнакомка также внезапно выпустила его из цепкой хватки, как и подхватила, Медный сперва неловко закачался на собственных крыльях, ловя равновесие, а затем подлетел к ней почти вплотную, чуть ли не ткнувшись носом в нос, но лишь с тем, чтобы рассмотреть её, будто его идеального зрения было недостаточно.

Он просто не мог в это поверить.

Вдобавок, захватчица его цирка и публики несла какую-то абракадабру, знание которой, по всей видимости, в Печеньке осталось на том же уровне, что и умение давать лапой по морде, так что он просто быстро метнулся назад, пока не получил сам - кажется, "девушка" не была настроена дружелюбно, а затем принялся облетать её по широкой окружности, с огромным любопытством в глазах разглядывая её гребень. Жаль, конечно, что на крыльях "перьев" не имелось, но всё же...

- Ты о чём? - поинтересовался он на вполне обычном человеческом. - Да, и прости, что назвал тебя курицей, но ты и вправду вырядилась как попугаиха. Этому Диклсону нельзя давать спуска, иначе он превратит тебя в разноцветное чучело. Узнаю его работу, - Печенька насколько мог дружелюбно усмехнулся, но ему всё ещё было не по себе.

Печенька почти сотню лет искал таких же как он, и в последние годы уже без особой надежды, ведь сам Руфус сказал, что драконов с такими странными чешуйками попросту не существует в природе - никто и никогда их не встречал, и вот пожалуйста... А что, если?

Быстрый взгляд вниз, лёгкая "ментальная" пробежка по сознанию и поверхностным мыслям ближайших зрителей... "Перья", вот же они! Конечно, она умеет их сбрасывать так же, как и он.

Резко замерев в воздухе прямо перед ней, Принц расправил крылья, показывая их внутреннюю чёрную сторону. По общему магическому фону складывалось ощущение, что она не старше и не младше его, а значит могла искать таких же "уникальных" драконов столько же, сколько и он. Или вообще знала, где они прячутся!

- Как тебя зовут? Где живёшь? Откуда ты свалилась? Как тебе мой цирк? - тут же принялся сыпать дракон вопросами, нырнув в воздухе и снова подлетев к незнакомке слишком близко - видимо с тем, чтобы она напомнила ему про технику безопасности, о которой в цирке не должны забывать даже драконы.

+1

15

[indent] Оказавшись вдалеке от земли неведомый противник растерял весь свой враждебный пыл, не иначе как впечатлившись до кончика хвоста скоростью и мощью Пустельги! Устрашив таким образом врага и отговорив от поспешных воинственных действий медная довольно фыркнула.
[indent] Как бы не очень хотелось начинать знакомство с первым встречным сородичем с выяснения зубами и дыханием кто он таков и почто так плохо о ней отзывается. Впрочем, пугать тоже не очень привлекательно. Это Пустельга милым и забавным не находила – уныло если прямо говорить. Но пусть лучше так, чем сцепиться как… ну кто там обычно сцепляется в городах?
[indent] Дракон, который при более внимательном рассмотрении оказался на диво похож на нее саму, ответил, но… не на языке драконов. Первый факт в замешательство ящера не привел. Мало ли, вдруг они все здесь вот такие вот похожие. Верно! Оттого люди и не видят в них разницы – об этом учителя тоже упоминали. Правда медная считала, что все заключается в плохом зрении остальных рас.
[indent] А вот то, что дракон ей ответил на языке людей, несколько сбил спесь с возгордившейся звезды сего вечера. Она-то думала, что каждый из рода драконов сразу говорит на этом языке. Впрочем, упуская из внимания то, что сама до скольки-то лет была не многим образованней и разговорчивей дикого скального ящера.
[indent] Или он ее пытается так на место поставить? Мол, прочухал засранец, что она плохо говорит на этом языке и сейчас намеренно на нем беседу заводит. Пустельге было обидно, но… вроде враждебности от сородича уже не шло. Да и он принес эти… извинения. Т.е. признал себя не правым. Она все еще ведет ситуацию!
[indent] Ладно, значит будет беседа так идти. От медной не убудет.
[indent] — Ты первый… на-чал?.. Но я добрая.
[indent] Училась дракон быстро. Шустренько подправляя свой багаж знаний и внося правки в произношение. Понимала же чужую речь и того быстрее. Но некоторые косяки все еще оставались. А внести ясность и показать, что она с самого начала не была страшной и ужасной, это обязательно надо было сказать. На всякий случай. После чего данную тему медная тут же похоронила, посчитав ее разрешенной.
[indent] Вопросов новый знакомец (или пока еще незнакомец?) задавал едва ли не столько же, сколько было в голове у самой крылатой. Но наверное на некоторые она может ответить, да? Вот, к примеру, как ее зовут! В общем-то учителя не представлялись сами и имен своей подопечной не давали. Оттого та привыкла не замечать такой важной детали за собой и остальными. Но тут видимо все должны иметь имена… Вот и друг с крыльями о том же говорил. Он ее еще назвал так интересно… Сравнил с птицей, но красиво.
[indent] — Пустельга.
[indent] Сказала и заложила петлю в воздухе. Вот, пусть прочувствует ее неповторимое имя! Ну и вообще чего просто в воздухе-то висеть. Заложить пару виражей, покрасоваться…
[indent] Так… откуда она? Дом, где живет?.. До сего дня Пустельга ответила бы, что здесь – на островах. Только вот «здесь» – уже не острова. Да и живет ли она там? Сейчас определенно нет. «Светлячки» ее выкинули. Это не мешает ей вернуться… наверное. Но пока она без дома и без территории. Печально. Видимо самый правдивый ответ будет заключать в простом:
[indent] — Не знать. История долгая. Как паутина, – и такая же запутанная.
[indent] А вот на последний вопрос можно было отвечать смело. Хотя что значит «его цирк»? Разве у драконов так положено? Странно… Ну да он вполне может и сам рассказать. Стоп! А если «цирк» – это как раз название города? Ведь информация в который раз грозила оказаться ложной или ошибочной. Ну… тогда все более менее сходится. Драконы должны править… вроде как.
[indent] — Нравится. Цирк – это город? Люди – слуги, нет? Они хорошие. Не надо вредить.

+1

16

- Я начал?! - расхохотался Печенька, которому значительно полегчало после подтверждения добрых намерений самки словом и делом. - Вы только посмотрите на эту кралю: свалилась на мой цирк, - да, он уже заприметил "помятые" бочки и телегу со спиртным, - заграбастала его в свои лапищи и хозяйствует тут как ни в чём не бывало, будто меня и не было! Засранка мелкая, - Принц ворчал, но в душе улыбался. Он был как никогда рад.

Пустельга. И правда как птица. Она красовалась, он видел, но это имя, свободный полёт и идеальное чувство воздуха, следовало признать, шли ей куда больше циркового реквизита. На миг дракону даже взгрустнулось, что сородич, пусть во многом и похожий на него и даже, кажется, примерно одного возраста, скорее всего рос в куда как более диких условиях, рос как самый настоящий дракон, а не цирковая диковинка...

Конечно, Печенька уже тоже вырос достаточно, чтобы сменить место обитания и попробовать жить как все драконы - старина Руфус вполне мог бы его этому обучить, но Принц не мог... не мог оставить цирк, не мог забыть всех дорогих ему людей и зверей - живых и живших когда-то. В конце концов, их нынешние выступления - во многом дань памяти существам, окружавшим крохотного вирмлинга с самого рождения. Неспроста ведь цирк так и назывался - цирк Дядюшки Томми.

У него был дом, передвижной, шебутной, цветастый и шумный и ни капли не похожий на типичную драконью пещеру, но это был Дом. А у Пустельги его не было. Ему стало жаль её, хоть Принц и остерегался это показывать: мало ли, обидится ещё. Драконы ведь от природы гордые создания.

Так что он просто подлетел почти вплотную к самке и игриво толкнул её носом в шею.

- Дурёха, - а на это она не обидится, ха-ха, - цирк - это не город. Город этот называется Милиагрос. И люди здесь не слуги. Откуда ты вообще эту чепуху берёшь? Но про хороших ты очень даже права. Я рад, что ты это понимаешь. Так что полетели к ним, они тебя заждались, а я тебе пока попробую объяснить, что есть цирк. И, кстати, можешь звать меня Печенькой.

На этих словах дракон резко нырнул вниз, отчасти тоже красуясь, что он управляет полётом ничуть не хуже своей новой знакомой.

"Кто-то скажет, что цирк - это вон тот шатёр-балаган, который иногда приезжает в город и даёт представления, - начал он уже мысленно, поскольку встречные потоки мешали вести внятный диалог, - но это не так. Цирк - это в первую очередь люди. Ну и животные тоже. А также то, что они делают. Здесь опять же мнения расходятся, некоторые считают, что цирк - это когда показывают всякие трюки, фокусы, акробатов и диковинную нечисть, но я с ними не согласен. Как по мне, цирк - это искусство радовать людей. И неважно, стоишь ты при этом на голове или слоне, ходишь по канату на высоте восьми метров над манежем или смешно выбегаешь на сцену, если люди рады, значит ты всё делаешь правильно. А тебе... тебе они рады, Пустельга".

+1

17

[indent] Ну нет. Раз Пустельга решила, что она добрая и простила все этому непонятному дракону, значит она добрая и все уже прощено. Раз решила, что тема закрыта, то и ответный выпад благополучно проигнорировала. В противном случае непременно бы нашла к чему прицепиться и перевести стрелочку обвинения на медного товарища.
[indent] — Не мельче тебя, – таки фыркнула Пустельга. Нет, ну вот про свои размеры она смолчать никак не могла. И вообще отчего все так прицепились к ее росту и возрасту? Люди за вирмлинга приняли, этот вот еще дразнится – а он, между прочим, не так уж и крупнее. И вообще, можно сказать, что они равны, пусть нос не задирает.
[indent] Подумала и в ответ ткнула носом. Может это местное мирное приветствие?
[indent] Вообще из того, что «вложили» в свою воспитанницу Хранители Драконьих зубов, уже столько опровергалось и еще больше нуждалось в уточнении, что Пустельга на тот момент посетовала: лучше бы уж совсем ничему не учили, чем всякую ерунду рассказывать. Нет, не вот языки – тут да, это нужно. Не понимай она основ, то как бы вообще поняла чего от нее хотят люди и вот этот дракон. Как дура считывать настроение? Можно, но говорить-то куда интереснее!
[indent] Ладно, магия тоже не лишней оказалась. А вот все остальное?.. У-у-у, как все запутанно. Но интересно, не поспоришь.
[indent] Про источник своих сомнительных познаний о мире дракон решила пока умолчать. Ей не сложно сказать кто она и откуда. Расписать в красках всю свою жизнь на островах и то, что «светлячки» очень неодобрительно относились к любой критике к себе прекрасным. А вы думали, что пустельга не подвергала сомнениям их речи? Подвергала, а потом решила, что это слишком неприятно.
[indent] — Пе-ченька? Еда?
[indent] Либо ее новый знакомый так шутит, либо передразнивает ее. Но медную же действительно так зовут. В смысле… ей дал такое имя друг, значит оно теперь ей принадлежит?
[indent] «Может ему тоже такое имя подарили люди? Друзья? Да, тогда мы похожи»
[indent] Хлопнув крыльями, Пустельга подстроилась под полет второго дракона. Внимательно слушала и запоминала, о чем он толковал. К телепатической речи она привыкла давно. Но слегка не одобряла: уж больно такое общение напоминало контакт с Хранителями. Словно тебе опять пытаются в голову что-то вложить и отвесить подзатыльник, мол, держи и живи с этим. А выбросить-то уже никак!
[indent] Но ветер так приятно пел свои песни, что Пустельга смирилась – телепатически разговор действительно легче поддерживать.
[indent] «Люди рады. Очень. Я рада», значит все было сделано верно, как и сказал медный Печенька. Но тогда отчего он так разволновался там – на крыше. Фырчал и возмущался? Или думал, что Пустельга сделает что-то не то? Странное чувство. До сего момента дракон никогда не сталкивалась с несправедливыми обвинениями и внезапными подозрениями со стороны ближних. Собственно… сожители на островах если в чем и могли обвинить медную, так в сокращении своего поголовья. А Хранители… да ну их!

+1

18

Печенька думал... думал, что по всему выходило: Пустельга - не из этих мест. На вопрос она не ответила, но прилетела явно откуда-то издалека. Где нет городов в их привычном понимании, где говорят не на общем языке - с таким трудом он ей по началу давался, где людей понимают в первую очередь как слуг и, что самое страшное, где никогда даже не слыхали о цирке! Быть может она с других, ещё не открытых земель - там, за океаном, которые на картах изображают обычно белыми пятнами или страшными местами, населёнными ужасными чудовищами и людоедами.

Эх, не был бы Печенька так связан со своим цирком, уже бы давно отправился исследовать, что там такое. Ведь кому, как не дракону, больше чем другим по плечу сталкиваться мордой к морде с опасностями, изучать и запоминать всё новое и потом нести свет знаний своим соотечественникам?

Но, с другой стороны, нести смех и веселье ничем не хуже, так что пусть с ним.

- Да, именно, как еда. Легко запомнить, верно? - Печенька чуть отстал в воздухе от Пустельги, в считанные секунды перевоплотился, как годами отработанный трюк, в воздухе же размотал длинный крепкий пояс с утяжелителем на конце, быстро сгруппировался и прицельно прыгнул летящему дракону прямиком на шею, тут же обмотав её своим поясом, чтобы закрепиться.

Может, он и уступал самке по маневренности в драконьем облике, но по ловкости в человеческой ипостаси ему не было равных. У людей были десятки лет, чтобы развить владение телом на достойном уровне, у дракона - сотни. А потому про Принца говорили, что он даже без крыльев умеет летать.

- Кстати, они, - девушка указала рукой на нетерпеливо ждущую их возвращения публику и замерших в немом восторге циркачей, - зовут меня Медный Принц. И сегодня так вышло, что ты подменяешь меня. Но, думаю, один разочек я могу позволить тебе побыть в моей великой шкуре.

Девица хихикнула, взметая в воздух золотые локоны. Перехватив "поводья" одной рукой, она приклеила обратно ресницы и поправила бант на макушке, со вздохом провожая взглядом сорванные ветром плащ и шляпку, а после широко улыбнулась столпившимся внизу людям, когда Пустельга почти опустилась обратно на манеж.

- Простите-простите, что посмела украсть у вас вашего обожаемого Принца! - звонко воскликнула девушка, одним движением подскакивая на ноги и приплясывая на носочках так, словно под ней была надёжная опора, а не гладкая чешуя молодого дракона с ходящими под ней внушительными мышцами.

"Ты повелеваешь воздухом, я вижу, - улыбнулась Печенька, быстро скользнув по воспоминаниям окруживших их зевак и отдав кое-какие указания Джекейну. - Сделаешь для меня ещё кое-что? Сейчас принесут огромные надувные шары. Заставь их летать. А я "превращу" их в драконов. Будет такая маленькая весёлая инсталляция. Нельзя дать этим людям понять, что нас здесь на самом деле двое. У этого цирка может быть только одна звезда!"

С этими словами девушка уцепилась поясом за протянутый в стороне на верхотуре канат, оттолкнулась обеими ногами от тела Пустельги и описала в воздухе широкую окружность, пока не достигнув самой высокой точки, приземлилась на одном из шестов и послала парочку воздушных поцелуев отвлёкшимся на неё лицам мужского пола.

"Развлекайся".[AVA]http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2560/13795.png[/AVA]

+1

19

[indent] Пустельга аж пасть приоткрыла, когда внезапный новый знакомец провернул ловкий трюк с превращением и… ну вот как это можно назвать? Нет, медной не было больно, хотя отточенные двумя векам жизни на тех островах рефлексы невольно напряглись.
[indent] Пусть сама молодая внезапная путешественница и была позитивна, но вот то, что в нее вложили и что отпечатала жизнь – вот все это подтолкнуло к неутешительной мысли, что такой красивый и впечатляющий прием можно применять и во вред. Интересно, дракон это провернул потому как… ну… дракон? Или и люди способны на подобное?
[indent] Впрочем, это ощущение кольнуло Пустельгу и тут же отпустило. В чем хороша была медная, так в умении не думать о том, о чем можно не волноваться. К тому же есть и куда более интересные моменты.
[indent] — Они уже зовут меня «Принцессой», – лучезарно улыбнулась она на слова Печеньки. Мол, твои люди поумнее прочих (чисто в теории), и никого тут дурить не нужно. Кроме, разве что зрителей. Они – не часть цирка, они другие, соответственно и отношение инаковатое. Но определенно доброе. Оказывается, что есть те, кто несут радость другим. Разве это не здорово?
[indent] А то по словам Хранителей выходило, что мир за пределами островов – сплошь ужасы, жестокость и жажда вырвать из соседа кусок посолиднее. Опять врали! Или… Может они просто не видели мир во всех его красках? Тогда оставалось их пожалеть. А может набрать воспоминаний и принести?
[indent] Не, ну они конечно те еще пауки – взяли и вышвырнули, перед тем основательно попив душу и кровушку. Но это наверняка из-за излишней силы и умности, да! Надо им будет помочь. Может статься, они перестанут быть такими… скучными. Пустельга принесет им краски.
[indent] Но это когда-нибудь случится, а сейчас предстояло еще одно выступление.
[indent] Сделав красивый переворот в воздухе, медная приземлилась и величаво подняла голову, мол, любуйтесь возвращением вашей звезды. Публика любовалась, переводя взгляд с дракона (которая без мишуры и краски стала куда более реальной) на наездницу. Если кто и задавался вопросом, откуда эта особа взялась, то далеко не так сильно, как тем, куда же делся второй ящер.
[indent] Показушно встряхнувшись, тем самым стряхивая с себя остатки так старательно накладываемых украшений, Пустельга внезапно низко поклонилась. Подогнула одну лапу, вытянула вторую и практически легла, с легкостью угадывая в запахе зрителей удивление и небольшой страх. Кажется реальный дракон нравился куда меньше… крашенного.
[indent] «Шары!»
[indent] Наверное распоряжение должен был отдать Печенька. Но медная уже бросила слово тем, кого встретила первыми – силачу, канатоходцу с зонтиком, «хранителю» и дресировщице. Вообще досталось и «кошке», но та сделала вид, что ее это не касается.
[indent] Благо, все было готово заранее. Во всяком случае Пустельге не пришлось стоять в поклоне слишком долго. Медленно она начала подниматься и вместе с ней откуда ни возьмись стали подниматься воздушные шары. Опираясь на задние лапы, выпрямляется, возводит передние лапы вверх, вздымает крылья – поза больше подходящая для молитвы (кабы Пустельга была религиозной), нежели для завершения расчудесного представления.
[indent] Только другой дракон видел как сверкают глаза новой знакомой.
[indent] «Ваш ход!», в вежливом обращении было больше радости и легкой насмешки, нежели уважения. Но Печенька же не глупый, нет? Он ведь понимает?
[indent] Пустельга резко опустилась на лапы и издала громкий рык. Вместе с которым поднявшиеся воздушные шары как живые птицы «бросились» врассыпную. Медная еще не видела настоящих иллюзий и никогда прежде не работала магией с другим магом. Но была готова подхватить ветром «фигуры» и направить их так, как надлежало.

+1

20

Сидя на шесте так, словно он был создан специально для этого, Печенька с довольной улыбкой наблюдал за артистизмом Пустельги и лишь где-то глубоко внутри сожалел, что такому таланту и практически прирождённому (прямо как у него самого!) обаянию не суждено будет больше проявить себя на цирковом манеже. Что эта звёздочка зажглась лишь на один вечер. Ведь не может же он уступить своё законное место какой-то с неба свалившейся самке, даже окажись та его родной сестрой!

Шары были готовы. Шары поднялись в воздух.

Девушка выпрямилась на шесте, наматывая на запястье пояс с грузиком, и не глядя протянула руку, в которую тут же угодил метко брошенный Диклсом конец каната. Ну что же, пришла пора финального выхода?

Внизу Джекейн высоко поднял ладонь, и на манеж, захватывая ближайших к "Принцессе" зрителей в кольцо, галопом вырвался весь их конный "эскадрон". Оглушительно свистнула Эмма, и вслед за лошадями, по ним и над ними понеслись заморские птицы и звери под предводительством вездесущей Тряпочки. Верхом на гульрамском слоне на манеж въехала группа акробатов во главе с Брумом в новеньких, как с иголочки, труселях и повалилась вниз, смешавшись с толпой.

Ловким прыжком с кувырком Печенька развернул пояс прямо в полёте, снова нацелившись на Пустельгу, притянул себя к её левому рогу, надёжно намотал конец каната на правый рог и кивнул Торо, который удерживал второй конец у дальнего входа, натянув его до предела. Оттуда выбежала невесомая Куколка, легко влезла по покатым мускулам силача ему на плечи и, с опаской глянув на драконью морду, побежала по канату, балансируя неизменным зонтиком.

"Не бойся, вязать тебя никто не будет, - потрепал по голове Пустельгу Печенька, уловив её настороженность. - Это нужно чтобы убедить их, что ты абсолютно безобидна и не причинишь вреда даже этой малышке".

Куколка подбегала всё ближе к ним, Печенька смотал пояс обратно, встал во весь свой скромный в этой ипостаси рост, кивнул стоявшему наготове среди прочих иллюзионисту и широко взмахнул руками, перекрывая усиленным голосом весь прочий шум.

- Говорят, встретить дракона хотя бы раз в жизни - это уже чудо, доступное далеко не каждому. Говорят, драконы в цирке - это лишь дурацкая выдумка, искусная иллюзия. Что говорим мы? Конечно, мы с ними соглашаемся! Да, вы уже имели сегодня честь видеть, касаться, а некоторые - даже кататься на самом настоящем драконе, и вас мы уже вряд ли сможем переубедить, но серьёзно: поверит ли вам хоть кто-то за пределами этого шатра? А меж тем охотников в этом мире за такой диковинкой немало, - девушка наклонилась и ласково погладила громадину под собой между рогов, а после легко соскользнула ногами ей на нос. - Но, как говорится, хочешь что-то спрятать - положи на видное место. А потому мы с вами сегодня вступаем в грандиознейший тайный заговор!

Печенька изящно наклонился и выразительно поднёс палец к губам, поворачиваясь слева направо ко всей их обширной публике на манеже и трибунах.

- Вы не видели дракона! Нет никакого дракона, ни двух, ни трёх, ни даже пяти десятков драконов! Вы не видели дракона! - в эту игру Печенька играл со зрителями всякий раз на ежегодном праздничном выступлении, разве что с небольшими вариациями, и многие помнили её, дружно подхватив: "Мы не видели дракона!" - Это всего лишь иллюзия! И в доказательство...

Девушка развела руки в стороны, прищёлкнула пальцами, оглянулась на Пустельгу и подмигнула ей:

"Просто следи за мной и не дай мне упасть"

А затем подобно прыжку со скалы нырнула вниз - на ближайший шар, тут же словно по мановению волшебной палочки превратившийся в почти точную копию Принцессы, только поменьше. Следом за ним изменились и другие шары - половина повторяла драконий облик Пустельги, а вторая - Печеньки.

Иллюзионист в глубине шатра тем временем играл со светом, заставляя его течь по каким-то своим правилам, подсвечивая и затеняя миниатюрных дракончиков, будто те и вправду были живыми, а девушка-гимнастка с золотыми локонами принялась перепрыгивать с одного на другой.

"Выше! Ещё выше! Быстрее! Как только будешь готова, поднимайся следом. И лети, пока не превратишься для них в крошечную точку. Остальным займутся циркачи".
[AVA]http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2560/13795.png[/AVA]

+1

21

[indent] До этого вечера дракон полагала, что некоторые вещи попросту несовместимы. Как можно смешать опаску, серьезные намерения и шутку, баловство, красоту? Они же совершенно разные! Попытайся она состряпать нечто подобное, то потерпела бы сокрушительную неудачу
[indent] Но Печенька явно не был в этом деле новичком. Пустельга, выпрямившись и держа его на носу (попытайся она такое провернуть с ним во втором облике – и кто-то, а точнее оба, хряпнулся бы носом в землю), слушала и не понимала… В хорошем смысле.
[indent] Т.е. то, что в мире некие дикари охотятся на драконов ради – пхе! – чешуи и костей (ребят, да вы хуже падальщиков, серьезно) – не выдумка Хранителей. Это вполне реальная угроза. Чем больше людей видят, тем больше опасение. Должно было бы быть. Но дракон все повернул так, что даже это стало частью шоу. И ведь никто не всполошился, будто… будто все это уже отыграно.
[indent] Чувство, что спектакль лишается этакого чувства жизни, однако же не появилось. Ведь она здесь! Она ничего не знала и она стала настоящим драконом для многих. И пусть они не верят… Пусть делают вид, что не верят, но им долго еще будет сниться ящер с медной чешуей.
[indent] «Это… тяжелее, чем кажется»
[indent] Пустельга отстраненно посетовала на свои затруднения. Она не была непревзойденным мастером воздушной стихии. Ну хотя бы по той причине, что магия была всего лишь вспомогательным элементом при охоте на особо злобных тварей. Крылатая очень старалась не совершить ошибку, не направить ветер в привычную сторону. И это под конец стало напрягать.
[indent] Однако же настоящий мастер всегда знает границы дозволенного и умеет свернуть представление именно в тот момент, когда это нужно. Печенька же, судя по всему, и был тем самым мастером. Может стоит у него этому поучиться? Ну так, на всякий случай.
[indent] «Прыгай»
[indent] Куколка ловко перескочила с начавшей опять взлетать Пустельги. Воздушная «горка» пусть и получилась жестковатой, зато позволило девушке оказаться эффектно и без повреждений внизу. Там, откуда разлетались иллюзорные драконы, там, откуда в небо уходил дракон настоящий.
[indent] Вот что-что, а прятаться в небе Пустельга умела. А тут еще и такое прикрытие шикарное. Хлопки крыльев утихли, а фигура ящера растаяла во тьме ночного неба.
[indent] Медная на всякий случай забралась так высоко, что крылья начало покалывать от холода. А что теперь?
[indent] Формально она не была привязана ни к цирку, ни к этим приятным людям. Можно смело лететь куда глаза глядят. Только глядели они куда-то за город. Там тише, там темнее… И там совершенно точно не стоит недопитая бочка со странной водой.
[indent] «Ну мне же обещали за игру пир!»
[indent] Да и «кошка» осталась недолизаной. Бочка недопитой. А куча вопросов – без ответов. Раз уж судьба (или происки Хранителей?) свела ее с другим драконом, то кто как не он расскажет ей подробнее о мире и народах. О местных нравах и опасностях?
[indent] В смысле… она конечно же прекрасна как охотница и великолепна как боец, но… Информация по словам «светлячков» никогда лишней не бывает. Правда оная должна была быть получена из надежного источника. Печенька же надежный источник? Пустельга решила, что да.
[indent] Посему, выждав положенное время – большинство циркачей уже легли спать, и даже обслуживающий персонал успел погрустить об улетевшем ящере и отправиться отдыхать – Пустельга вернулась. Быстро и почти незаметно – спасибо охотничьим навыкам – влетела на территорию цирка и мягко приземлилась там, где слышала запах другого дракона.
[indent] «Мне обещали еду. А еще у меня могила вопросов!», конечно, там должна была быть куча или туча, но так ведь и глубину «ямки» Пустельга не уточняла.
[indent] Улеглась на пузо и вытянув все лапы, уподобившись созданиям под общим названием «собаки», медная улыбнулась тем, кто еще не провалился в пучину сновидений.

Отредактировано Пустельга (10-04-2020 20:45:50)

+1

22

- Тили-тили, трали-вали, это мы не проходили... - бурчала себе под нос девушка, вытирая полотенцем мокрые волосы и осторожно вышагивая между уснувших за бурным празднеством циркачей, остатков их бурного празднества и недосложенного шатра. - Зачем складывать шатёр, когда его можно просто... уронить? Как вообще собирать шатёр? Кто такой шатёр?

Это Печенька "переводил" последние отпечатавшиеся мысли на лицах блаженно возлежащих на опорах и грубой ткани акробатов. У Джекейна, единственно благодаря которому цирк всякий раз не превращался в этакое поле брани после очередного выступления, выдался сегодня тяжёлый день, да и здоровье начало уже подводить старика, так что директор отправил его на заслуженный отдых, вызвавшись разобраться с беспорядком сам.

И теперь очень сильно об этом жалел.

Задумавшись, девушка вдруг споткнулась о чьи-то ноги и недовольно перевела взгляд на сопутствующее им туловище, оставшееся в повозке. Брум спал в обнимку с кошкой. И снова без труселей. Печенька устало потёр брови. Вокруг не было ни единой трезвой души не считая его самого, удалившегося к себе конферансье и ехидно ржущих в стороне коней. Даже Тряпочку - и ту судя по храпу умудрились напоить. Впрочем, ничего нового.

Хотя, пожалуй, не это так сильно заботило директора, скрупулёзно сматывающего канаты в тугие обручи. Пустельга - звезда сегодняшнего выступления - куда-то запропастилась сразу после него, и хотя Принц предполагал, что избавиться от неё будет значительно сложнее (а этого требовало его чувство собственничества и нежелание делить лавры таким трудом и упорством заслуженного успеха), сложившаяся ситуация его почему-то не устраивала.

Девушка подняла лицо к звёздам, сдув светлые пряди со лба, и глубоко вздохнула.

Откуда же всё-таки свалилась их сегодняшняя звёздочка? Почему она кажется такой бестолковой в мире людей, но совершенное существо в небе, говорящее вдобавок на забытом драконьем языке? И главное: какого шута придворного они с ней так...

- Не спится?

Джекейн с бледной улыбкой подал Печеньке несколько жонглёрских булав и отряхнул и без того идеально выглядящий костюм. Конферансье ещё даже не переоделся.

- Мне тоже, - ответил он на безмолвный вопрос своего начальника, взглядом намекая, что за исключением отмытой от блёсток и парфюма головы и таки отклеенных ресниц тот точно также не приступал к наведению порядка в своём внешнем виде.

- Эх, сюда бы Пустельгу, - хмыкнула девушка, скидывая весь реквизит в ближайший ящик. - Она бы мигом своей магией всё по местам разложила. А ещё я слышал, что у неё даже в человеческом облике есть крылья... Вот ведь чудо? Это бы нам сейчас очень пригодилось.

- Кстати об этом, - хриплый голос и осунувшийся вид за пределами манежа и в вящем убеждении, что его не видит никто из труппы кроме Печеньки выдавали в старике подлинный возраст, переваливший уже за добрую сотню. - Не находишь ли ты занятным тот факт, что наша птичка, от природы являясь особью женского пола, как ты мог тонко подметить, перевоплощаясь, внезапно предстаёт пред изумлённые очи прекрасным...

- Принцем? Джекейн, она абсолютно не годится для цирка. Она даже не знала, что это такое, ты представляешь?! Ей меня никогда не...

- Не затмить. Но я не о том толкую. Дракон, меняющий при перевоплощении пол, насколько мне известно, даже среди вашей породы это нонсенс. Насколько сходным должен быть у двух драконов, выросших в совершенно разных условиях, образ мышления, чтобы в результате прийти к одному итогу? Почему она очутилась именно здесь? И, наконец, как так вышло, что...

- Мы с ней чересчур похожи? Я думал об этом, Джек. Но я почти сотню лет искал таких как я, понимаешь?! Ни одной зацепки, ни единого даже отдалённо схожего образца, и тут вдруг Руфус находит три "пера", которые словно бы выдернули из моего загривка и состарили лет на тысячу, а в следующий миг на мой цирк приземляется почти точная копия Медного Принца. Это просто... просто...

Печенька приставил пальцы к вискам и помотал головой.

- Невозможно? Тогда ты мало прожил, дитя моё, если полагаешь, что у жизни нет своего, весьма изощрённого и дальновидного чувства юмора. Мне не дано твоё уникальное зрение или нюх, чтобы узнать это наверняка, но я ещё пока не настолько лишился рассудка, чтобы не замечать очевидного.

Старик постучал себя указательным пальцем по макушке.

- Ты сам сказал, что вы с ней ровесники. А Руф мог обнаружить зацепку, могущую привести вас к родителям. Вашим родителям.

- Пустое. Джекейн, она улетела, и я не имею ни малейшего представления, куда. А приманивать её обратно... на что? На печеньки и "расскажи, дорогая сестра, как прошли твои последние двести лет"?

«Мне обещали еду. А еще у меня могила вопросов!»

С оглушительным грохотом Печенька выронил весь букет шторм-стоек, что, впрочем, всё равно в их сонном пьяном царстве никому не помешало, и резко развернулся, очутившись лицом к морде с "дорогой сестрой".

- Да чтоб тебе жить сто тысяч лет и не хиреть! Пустельга! Ты меня так и без вопросов в могилу сведёшь! - девушка подбежала к массивному носу и с чувством его обняла, заглядывая в такие знакомые, родные жёлто-изумрудные глаза. - Пошли, покажу, где у нас тут схрон со съестным. Народ сегодня всё равно весь со хмеля вышел, а до Кельмира лошадям столько поклажи не допереть. У меня к тебе, к слову, тоже вопрос. Пока только один.

Печенька внезапно остановилась, направившись было к дальним повозкам, набрала в грудь побольше воздуха и выпалила на одном дыхании, сжав по бокам крохотные кулачки:

- КАКОГО ТРЕЗВОГО ДИКЛСОНА ТЫ МНЕ НЕ СКАЗАЛА, ЧТО Я ТВОЙ БРАТ?!
[AVA]http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2560/13795.png[/AVA]
http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2560/494661.png

Отредактировано Печенька (11-04-2020 10:44:21)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Впервые на арене!