https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » КНИГА ДУШ » Стигий


Стигий

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя: Стигий, называемый некоторыми знающими о его существовании жалкими смертными и относительно бессмертными за невозможность летать Ползучим Вирмом. Короткость прозванье можно объяснить тем, что змей придумывал его себе сам в достаточно взрослом возрасте, поскольку мать и предположить при его вылуплении не могла, что неудавшийся отрок вообще доживёт до зимы.
2. Возраст: девять веков и восемь десятков лет сверху
3. Раса: чёрный дракон

4. Профессия: некромант,  бывший «аристократ» Города Нежити и сторонник владыки Айканара, ныне воплощенный аспект нежизни, обитающий в горах близь Эреш Ниора и тешущий далеко идущие планы на Мёртвые земли.

5. Внешность:
Истина:
Когда речь идёт о чёрных драконах, менестрели судорожно перебирают свои жалкие воспоминания в поисках наиболее нелицеприятных эпитетов, а сплетничающие старики, жамкая беззубыми челюстями, называют самое умное (и единственное в их обиходе, могу вас заверить) слово, которое они мимолётом слышали еще будучи юными безусыми дуралеями от странствующего эльфийского учёного, покупающего у их соседей козу для своих примитивных ритуалов. Блестящая в тусклых болотных туманах ониксовая чешуя, горящие красные глаза и колоссальные, напоминающие марево от повального лесного пожара крылья – вот что видят, если верить легендам, перед смертью многие странники, попавшие в зону голодного (или скучающего) внимания представителей самого скверного рода небесных змиев.
Но Стигий не такой, нет-нет. Он недоносок, если подобное можно сказать про драконов. Из-за того, что на поздних сроках созревания будущего некромага его яйцо было серьезно повреждено в ходе битвы матери с зазнавшимися рыцарями из какого-то-там-святого-пресвятого-ордена, народившийся в осень вирмлинг был наделён вместо одной пары крепких крыльев четырьмя жалкими лепестками, которые в будущем разве что для планирования сгодились бы. Размерами новорождённый тоже уступал своим братьям и сёстрам из выводка, что в семействе диких зверей, наделённых насмешкою Рилдира умом, расценивалось как слабость.
Ныне Ползающий Вирм навряд ли может соперничать со своими родичами в грации, внушительности и чудовищной красоте: его чешуя, покрытая въевшимися испарениями кислотных озёр и праха тысячи удачных и неудачных опытов, тускла, а крылья всё так же малы и бессильны. Но нарочитая внешняя слабость – лишь одно из орудий Стигия.
Облик Ползучего Вирма полностью оправдывает его прозвище. Увенчанное вдоль всего позвоночника шипами гибкое тело дракона волочится по земле, словно тулово змеи, а длинные тонкие лапы иногда и вовсе прижаты к телу, привыкнув к куда более тонкой работе, чем рассечение озёрных глубин или цепляние за скалы. Тонкий хлесткий хвост даже без наконечника способен при особом усилии со стороны Стигия рассекать камни и плоть некоторых мелких сородичей, а каждая пластинка чешуи может ощетиниться по воле своего обладателя, превращая его в разрубающую препятствия череду лезвий.
Главная причина неполноценности Вирма, как уже упоминалось, заключена в недоразвитости его крыльев. Если у всех здоровых собратьев основное средство их воздушного передвижения воплощено в отдельной паре развитых конечностей, то Ползучий может похвастать четырьмя штыками плечевых и локтевых костей с недоразвитыми фалангами, обтянутыми тонкой, сухой, похожей на пергамент кожей. Эти жалкие отростки подходят разве что для планирования с какой-нибудь высоты, но никак не для полётов. Но даже для такой насмешки судьбы дракон нашёл применение. Дело в том, что кости пятых пальцев у Стигия не вошли в состав каркаса маховых конечностей, поэтому каждое крыло увенчано острым когтем, способным своей внезапностью удивить осмелившегося на ближний бой сородича.
Морда у Вирма своей вытянутостью и широтой пасти тоже походит на змеиную. На голове также видно две крупные ноздри, а за ярко-белыми бесстрастными глазами располагается ряд отверстий, покрытых плотной крепкой плёнкой и выполняющих функцию жаберных щелей. Также череп дракона венчает восемь рогов, создающих некое подобие диадемы, однако Стигий предпочитает прятать их для улучшения обтекаемости тела во время плавания или парения (что бывает редко).
Длина дракона соответствует стандартам и достигает тридцати метров, но вот высота его в холке удручающе низка – всего семнадцать метров, что, однако, вполне скрывается змееподобностью туловища.
Ложь:
Раньше небесный змий предпочитал коротать дни и ночи в своём истинном облике. Но когда твою ползучую физиономию в качестве врага запомнило всё треклятое население севера, то приходится импровизировать, чем Стигий и занялся. Тёмные времена повлекли за собой тёмные меры, посему ныне Ползучий Вирм прячется за маской отдавшего себя без остатка некромантии человека.
Невысокий безволосый мужчина с тонкой болезненно бледной кожей и белёсыми кажущимися незрячими глазами – данный облик являет собой совокупность обыденных банальностей для нынешних (да и прошлых тоже) обитателей Мёртвых земель. На фоне некоторых «местных» вампиров, к слову, дракон выглядит очень даже бодренько. Его движения лишены нарочитого высокомерия, но и не избавлены от змеиной грациозности, какой-то гипнотической подоплёки. Иногда во время разговора Стигий может не сдержаться и начать покачиваться из стороны в сторону, почти не моргая и не отрывая от собеседника взгляд. Впрочем, в стране оживших мертвецов на подобные странности смотрят сквозь пальцы и принимают за безобидную причуду. Много ли в мире чудаков? Верно, много.
Манера речи тоже не шибко меняется. И в истинном облике, и в куда менее внушительном ложном небесный змий использует фальшивые интонации и резкие переходы. Темы в его голове превращаются в карты, которые беспорядочно тасует многовековой разум. Иногда Вирм может протягивать гласные, если ему нужно подумать над ответом, но это случается редко и в особенно напряжённые моменты.
Лицо у фальшивого облика являет собой этакую поверхностную восковую поделку, которую сложно заметить в толпе и, что куда обиднее, сложно охарактеризовать. Временами оно овально, будто заплыло жиром, периодами треугольно и покрыто шрамами, ну а совсем моментами и вовсе теряет какие-либо запоминающиеся черты, превращаясь в нелепую попытку ребёнка нарисовать что-то вразумительное на чистом листе. Подобное происходит со многими некромагами, практикующими свою ворожбу не первую сотню лет, так что аутентичность безликости фальшивой внешности и основной мистической практики Стигия феноменальна.
Фигура «человека» вышла на порядок стабильнее. Тонкая и гибкая, она полностью повторяет свой колоссальный прообраз деталями грациозности. Так как людей с отливающей ониксом кожей на севере отыскать сложно, Вирм решил отразить свою родовую индивидуальность чёрными тканевыми одеждами. Кто-то говорит, что, мол, мрачный гардероб есть атрибут некромантов, но Ползучий гордо заявит: «Нет!» - и добавит, что, дескать, мрачный гардероб есть атрибут ХОРОШИХ некромантов. Оставив кожу и обилие аксессуаров вычурным вампирам, а пастельные тона пошлым до ужаса светлым колдунам, дракон облачил смертный вариант своего существа в аккуратную атласную мантию цвета воронова крыла и бархатные сапоги, а сухопарые плечи покрыл коротким суконным плащом, закреплённым чуть ниже основания шеи серебряной брошью-черепом.

6. Характер:
Эх, Рилдир вдоволь повеселился, когда переманивал на свою сторону чёрных драконов. Кто-то говорит, что Тёмный вызвал из глубин Пустоты дикого духа, которого вселил в самого добродушного серебряного дракона, от чего тот почернел и обозлился. Другие считают, что первые из ныне проклинаемого рода были авангардом Имира, встретившимся с гневом его тёмного брата. Их чешуя покрылась сажей, исторгаемой яростью впавшего в безумие бога.
В любом случае среди хроматических драконов чёрных считают самыми мерзкими и по-звериному кровожадными. Воплощая истинный хаос аспекта своего праотца, эти небесные змеи несут в мир только зло, не стремясь к порядку, не желая подчиняться законам. Именно в этом их слабость. И именно в борьбе с подобным мышлением сила Стигия.
С юных лет Вирм полагался не на силу и ловкость, коими природа его обделила, а на ум и изобретательность. Пока другие братья и сёстры дрались за кусок мяса, Ползучий просто бесшумно присваивал награду себе. Став чуть взрослее, дракон и вовсе баловал себя, стравливая туповатых родичей для того, чтобы в конце дня добить самого хилого и пожрать его. Ах, молодые годы! От воспоминаний о них даже на покрытой мраком душе становится теплее. До недавних времён чешуйчатый некромант пользовался устоявшейся тактикой наименьшего вмешательства в происходящие события. Но суровые повороты судьбы заставляют принимать суровые меры. Интриги хороши, когда есть те, против кого их можно плести, а нынче королевский двор загажен кровососами и орками, которые к тонким материям придворных хитростей научены исключительно благодаря глупым пересудам. Они будто дети, перебившие взрослых и пытающиеся выполнять за них какие-либо роли. И за эту неразумность их надо наказать.
Стигию мила природная жестокость и коварство его рода, но противна его же дикость и несобранность. Хаотичность не коррелирует с желаниями Вирма контролировать не только каждый свой шаг, но и шаг любого другого известного ему живого или мёртвого создания. Не чуждо ящеру и чувство привязанности: Город Нежити был для него домом. Домом, который разрушили и осквернили для того, чтобы устраивать там кровавые оргии. Омерзительная вульгарность, доросшая до немыслимых объёмов несусветности глупость. Практичность – вот что еще отличает Ползучего от иных представителей его семейства.
Есть у Стигия одна…слабость, о которой информированы немногие. Он любит интеллектуальные забавы. Загадки и истории могут отвлечь змея настолько, что тот, имея всего час назад сильное побуждение насытиться вашим бренным мясцом, передумает и отпустит вас с миром. А если история еще окажется и с глубоким смыслом, то вы вполне можете заслужить услугу змея. Нюанс заключается в том, что узнать о сей причуде Вирма можно лишь из древней орочьей присказки (да, когда-то один зеленкожий юнец умудрился удивить дракона и получить от него магическую помощь) или в беседе с выжившими представителями знати Города Нежити (а это в основном личи, которые навряд ли настроены на праздные беседы, темой которых будут их коллеги по несчастью).
Говорит Ползучий с удовольствием и много. Погода, магические эксперименты, новые методики пыток – всё это смешивается в общий котлован общения и беспорядочно, как уже упоминалось выше, межуется, сменяя друг друга. Возможно, что именно в этой разговорной непостоянности отражена та природная частичка хаотичности, привычная для чёрного племени звероящеров.
Не брезгует Стигий сдабривать своё отношение к ситуации в мире драконовской щепотью чернушного скепсиса, называемого в некромантском обиходе «юмором». Не родилась и никогда уж не родится та тема, которую может постыдиться обсудить Ползучий. Тому, кто из века в век наблюдает единственный планомерный исход тысячей жизней, нет смысла в том, чтобы стесняться каверзной правды о естестве низших созданий. Причём  Вирму совсем безразличен тот факт, что его шутки и колкие замечания оскорбляют кого-либо. На свете ведь так мало существ, способных в ответ на остроты обидеть змия психически или физически.
Еще одной отличительной чертой Стигия является гастрономическая изыскательность. Не каждая созданная богами тварь достойна лицезреть чудовище изнутри. С огромным удовольствием некромаг занимается каннибализмом, особую пищевую ценность приписывает остроухим любого цвета и возраста. Но никогда – слышите – никогда не предлагайте ему в качестве угощения гномью тушку или, не дай Рилдир, орочьи потроха. «Нет ничего в мире отвратительнее с точки зрения вкуса, чем бородатые камнелюбы или их зелёнозадая клыкастая пародия. Они жёсткие, горчат и отдают грязью… даже если их хорошенько встряхнуть перед употреблением»
А в остальном перед вами среднестатистический чёрный дракон. Злой, мстительный, горделивый, богатый на подлости и невероятно ядовитый во всех смыслах зверь. Несмотря на относительную трусость (сказывается тяжёлое детство) и желание управлять всем, что касается его интересов, собеседник и союзник он достаточно надёжный. Ровно до того момента, пока вам по пути.

7. Биография:

Тяжелое детство

Чёрные драконы, несмотря на свою коварную и жестокую натуру, весьма заботливые родители. Вирмлинги опекаются любящей матерью до самого периода «слёта», а после покидания родительского логова юные звероящеры могут в любой момент посетить своё первое гнездо ради того, чтобы спросить совета у старшего поколения.
С трудом верится, правда? Потому что это чистой воды ложь от самой первой до самой последней буквы. В подобные враки верят только катастрофические идиоты, которые пытаются найти хоть что-то хорошее в мире, окружающем их жалкую тушку. Семейность  чёрных драконов – абсурдное метафорическое идеализирование ситуации, когда под одним подводным пещерным сводом сначала с неохотой спариваются, а после с неохотой исторгают на свет кладку яиц. На этом обязанности родителей кончаются. Если при вылуплении из такого яйца тебя сразу же не сожрали, то начало жизни задалось. Только вот своим воспитанием, а иногда и пропитанием в этой жизни будешь озадачен только ты сам. Стигий хорошо помнит голодные недели, с лёгким неудовольствием выуживая из глубин своего разума события почти тысячелетней давности.
Вирмлинги тёмных родов небесных змиев всегда отличались от своих куда более добродушных собратьев высокой смертностью и агрессивностью. Злые, сильные, крепкие, но по первости туповатые и дикие, эти дракончики могли и могут выживать лишь за счёт грубой напористости – фактора, которым будущий Ползучий Вирм был обделён.  Дело, возможно, в том, что его яйцо было чудовищно повреждено в ходе вторжения в обиталище матери очередных надоедливых, но при этом весьма упорных авантюристов. Спасло тлеющую за твёрдой скорлупой жизнь невероятное стремление её обладателя к существованию и, быть может, природная способность звероящеров к сильным регенерационным процессам. Но порог живучести Стигия, как оказалось, был гораздо выше порога крепости его первичного убежища, поэтому на свет раньше срока появился не полноценный сгусток ненависти, а омерзительное, слабое и хилое его подобие. Немощные даже для новорожденного крылья, червеобразное тело и слабый шипящий хрип не вызывали у черной, как смог, матушки никакого душевного отклика. Однако она, будучи достаточно опытной родительницей, постаралась сделать так, чтобы другие её дети покинули свои яйца в срок, что, конечно, у неё вышло. Вирм до сих пор считает, что именно этот факт обрёк его братьев и сестёр на несчастное детство.
Ползучий быстро умнел, поскольку стандартные грубые способы добычи пищи и влияния на родственников ему были недоступны. В первые годы жизни Стигий занимался поеданием падали, оставшейся от пиршеств семейства, а после и вовсе начал подворовывать добычу у безмозглых вирмлингов, постоянно грызущихся друг с другом. Те были сильны, да, но отнюдь не умны. Когда родственнички подросли, будущий некромант стал стравливать их друг с другом, подбрасывая им в самые голодные времена запасённый загодя лакомый кусочек и зачиная драки, из которых в силу своих юркости и невнушительности сразу же исключался. Причиной такой кровожадной хитрости был простой гастрономический интерес. Дракончик желал опробовать своих родичей на вкус и не видел в этом ничего противоестественного. Трудами дикой природы и юного безымянного недоноска (мать не утруждала себя творческими изысканиями и назвала только самых «крепких» по её мнению детей) из десятка его братьев и сестёр в самостоятельную жизнь вылетело только трое.

Странствующий некромаг

Стигий, покинув гнездо, не стремился к созданию своего логовища. Территориальность в те годы казалась ему нецелесообразной. Любопытствующий дух требовал приключений, но осторожная коварная натура сдерживала пыл молодости, требовала дальновидности и аккуратности. Вирм и раньше проникал в мысли посетивших логово матери приключенцев (если, конечно, среди них не было сильных телепатов), однако в силу неопытности извлечь из их голов хоть толику полезной информации не мог. Обрывки слов, образов и прочих бессмысленных для тогда еще в целом бездумного змея вещей оседали в его памяти и, несмотря на столь незаметное существование, породили через столько лет неподдельный интерес к смертным.
Ползучий не знал, где началось его путешествие. Сейчас-то он может с уверенностью сказать, что его мать гнездилась в устье реки Видавия, часто отправляясь на охоту за торговыми судами в Грозовое Море, но тогда только-только переставший быть вирмлингом звероящер даже предположить не мог, что такое мир и каковы его реальные масштабы. Проведя несколько лет в виде дикого чудовища и даже обрастя парочкой мифов, на которые так богаты примитивные умы смертных, Стигий стал проявлять способности к некромантии. Сначала это был спонтанный порыв, когда погрязший в полуденной неге под жаркими лучами западного солнца дракон пожелал, чтобы недоеденная туша человека, опрометчиво оставленная некоторое время назад у границы лесной опушки, немедленно устроилась подле него. И та повиновалась. Встала и, хрипя, затряслась, переваливаясь с обгрызенной ноги на целую. В тот момент Вирм понял, что в его власти не только чья-то жизнь, но и чьё-то посмертие.
Некоторое время спустя бескрылый стал проникать в деревни, а после и в города смертных, притворяясь пожранными им торговцами и странниками. Используя недюжинные телепатические способности, Стигий учился, впитывал знания о мире, рос. Люди, сами того не зная, взращивали своими умами страшные идеи в чужой чешуйчатой голове. Ползучий быстро осознал, что ему, как и многим этим жалким тварям, мила власть. Он не хотел разрушать эти смешные каменные домики. Он хотел, чтобы всё содержимое этих домиков – включая низших – принадлежало ему. Желание это было столь велико, что змий собрал свою небольшую армию мертвецов из трупов разбойников и прочих разных заплутавших в его тогдашних владениях существ и напал на самую близкую к своему временному убежищу деревню. К большому своему сожалению, Вирм и подумать не смел, что среди примитивных двуногих бывают маги. И причём маги сильные. Странствующий ворожей показал глубокие познания в жреческой магии и моментально спалил поднятую нежить, а после небольшой потасовки серьезно ранил и её хозяина. Тот, спешно уползая в своё укрытие, сделал из произошедшего исчерпывающий вывод. Ему нужно было стать лучше. Сильнее, ловчее, умнее. Ну и, конечно, осторожнее. А это дело не одного дня. Поэтому нужно сбавить аппетиты и…ждать.

Старость не в радость

После нескольких сотен лет достаточно пассивной жизни путешествующего людоеда-некромага, Стигий понял, что достиг определённого предела в «беседах» с нежизнью. Ему не хватало воображения и теоретических знаний для того, чтобы достичь настоящего, неописуемого мастерства. Он чувствовал, как в его жилах пульсирует чистейшая смерть, но не знал, куда её выплеснуть, на что направить. Ответ нашёлся против воли вопрошающего. Во время гнездования в районе озера Белого Вирм столкнулся с мистической аурой, которая ничуть не уступала его собственной. Что-то, прячущееся за маской человечности, нашло его. Невысокий человек с грустным лицом и невероятно сухой кожей, внезапно появившийся из тени деревьев, разил тленом и гнилью так сильно, что даже у привычного к таким ароматам дракона засвербело в носу. Накопленных Ползучим знаний хватило на то, чтобы различить в визитёре не простого некроманта, а настоящего лича.
Гость представился Дахарусом - увлечённым вольным изыскателем из Тёмных земель. Мертвец сразу же сказал, что в конфронтации со Стигием не видит никакого смысла. Нашёл он чернокрылого змия по следам беспорядочной ворожбы и остаткам некротической энергии. Честно говоря, звероящеру сильно повезло, что его нашёл не какой-нибудь светлый маг, а учёный магистр тёмных искусств, который тут же предложил только-только вступившему в пору взрослости дракону отправиться с ним в Город нежити в качестве протеже. Польза от этого союза была очевидна: лич получил сильного союзника, который в свою очередь обрёл наставника. Стандартные заклинания и молитвы были бесполезны для Стигия, но вот понимание направления магических потоков во время непосредственной ворожбы на относительно живого примера ему бы весьма пригодилось. Изначально, естественно, ни о каком доверии речи не шло, но столь присущая близким к аспекту смерти существам рациональность брала своё: никто из новообразовавшегося дуэта не видел смысла в убийстве другого. А подобные настроения среди порождений Рилдира приравниваются к крепкой дружбе.
Много зла привнесли эти некроманты в мир. Много привнесли и добра, если можно назвать добром упокоение взбунтовавшихся кладбищ или снятие проклятий с баронской дочери за золото. Дахарус научил Вирма не просто колдовству, но и предпринимательскому цинизму, что до сих пор аукается змию в его повседневностях.
В конце концов необычные спутники достигли того места, где их необычность оказалась банальностью. Город нежити, застывший в своём полумраке вечных интриг и предательств, встретил путешественников ордами упырей, ужасной вонью и политической волокитой. Как оказалось, Дахарус считался членом поделившего столицу Мёртвых земель между собой знатного сословия. «Прожив» не одну сотню (если не тысячу) лет, лич начал скучать и всё чаще покидал родные пенаты в поисках приключений и свежих впечатлений. Ну а пока его не было дома, имущество планомерно разграблялось беспринципными соседями. Для этого, собственно, и нужен был Стигий. Чёрный дракон, пускай и лишённый крыльев, стал бы серьезным подспорьем в решении бытовых конфликтов, тем паче если он уступает в магической мощи лишь самым древним и впавшим в маразм колдунам, которым дальше их уютного склепа в силу психической отрешённости хода нет. Вирму казались забавными эти конфликты, хоть и местами абсурдными. Многих чародеев они вместе с учителем покарали за самоуправство и хаотичное распоряжение чужим имением. Когда всё более-менее успокоилось, чернокрылый змий получил от наставника подарок в виде статусности и относительной популярности. Так начался размеренный период драконьей жизни…
…Который прервался совсем недавно. Город Нежити начал медленно подминаться под тёмного мага по имени Аннотар. Личи и некроманты не воспринимали набирающего влияние юнца всерьез, продолжая грызть друг другу глотки, как делали когда-то братья и сёстры Стигия. Они не видели всей картины в целом. А Ползучий видел. И видением своим поделился с Дахарусом, который после долгих размышлений предложил решение. Двое некромантов примкнули к числу сторонников будущего Короля Мёртвых почти в самом начале его восхождения к власти. Им обоим казалось, что детям Рилдира нужна была твёрдая рука, которую этот клокочущий сгусток энергии мог предоставить.  Порядок и закон нужен мёртвым не меньше, чем живым.
Так и случилось. Небольшая гражданская война позволила Аннатару стать единовластным правителем Севера. Тёмные земли начали процветать под умелой политикой своего нового владельца. Со всех сторон света стали приезжать разнообразные господа и дамы, стремившиеся получить от тьмы…специфические услуги по сходной цене. Смещенная с постамента первенства знать быстро сообразила, что совместная работа может принести полезные результаты. Все были довольны. Все были счастливы. Кроме Стигия, ставшего за долгие века некромантической практики истинным воплощением своего аспекта: мало кто из могущественных чернокнижников мог соперничать с драконом в мастерстве нежизни.
Причиной печали Вирма были нерешённые вопросы, оставшиеся с детства. Привыкшему к постоянному контролю своего окружения змию хотелось удостовериться, что никто из его родни не напомнит ему о его дефективности своим внезапным появлением. Разобравшись с насущными делами и вверив своё накопленное за годы нападений на соседствующие с Тёмными землями государства Дахарусу, Ползучий отправился на поиски родни.
Двух оставшихся в живых после весёлых детских игр братьев найти было легко. Оба впали в дикость и особой угрозы могущественному некромагу не представляли. Мать тоже за прошедшую тысячу лет место своего гнездования не поменяла, но её могущество было неоспоримо. Когда два чёрных дракона столкнулись, говорят, сама земля в миле окрест зашевелилась и застонала. Родительница была ловчее, быстрее, сильнее и владела магией тьмы. Стигий сдавал под напором древней, но когда та ослабила внимание, сильно ранил её своими крыльями и затянул в Мир Смерти. На то, чтобы отправить в Заграничье двух огромных тварей, понадобилось много энергии. Ползучему едва хватило сил на то, чтобы вернуться обратно в материальный мир. Мать же сгинула в пространстве обречённых на вечную пляску душ.
Восстановившись после чудовищно тяжелого боя, Стигий начал искать последнюю угрозу своему душевному покою – сестру, но тут до него добралось телепатическое послание из Тёмных земель. Дахарус, отправивший ментального гонца, умолял коллегу как можно скорее вернуться домой, ибо «Аннатар потерял всякий рассудок». Вирм поспешил обратно и, к сожалению, его глаза и уши подтвердили слова лича. Король Мёртвых, доселе ведший аккуратную нормированную политику территориальной экспансии, внезапно стал агрессивно взаимодействовать не только с ледяными дьяволами с севера, но и со своими вассалами. Война была неминуема. Ползучий постарался повлиять на повелителя, убедить его ослабить хватку, «ласкою и интригами» закрутить шефанго в пляску торговой волокиты, но заржавевший от власти и могущества дух не слышит доводов разума. Разразилась война, закончившаяся Битвой Пяти Воинств. Несмотря на превосходящую магическую мощь, знать Города нежити не смогла нанести сокрушительное поражение бугаям Альянса. Предательство вассалов, ужасающая мощь северных и зеленокожих варваров, как казалось, подкосили неумолимую волю Аннатара. После проигрыша на Мёртвом долу, некроманты в панике заперлись в своём городе. Кто-то начал бунтовать, кто-то постарался сбежать. Некоторым – например Дахарусу – удалось уйти безо всяких помех. Но Стигий не мог просто исчезнуть. Мёртвые земли стали его логовищем, домом, который нельзя покинуть просто так. Здесь хранились его сокровища, здесь было его убежище. Вирм до самых последних дней защищал столицу от осадивших её дикарей. Когда же Аннатар собрал своих ближайших советников (среди которых был и Ползучий) и подытожил плачевность ситуации, дракон сдался. Чернокрылый первым предложил использовать переход в Мире Смерти для того, чтобы покинуть город. После долгих споров колдуны согласились. Лишь немногие смогли воспользоваться таким методом и спастись. Дракону это удалось, однако перед уходом он стал свидетелем того, как мерзкие твари нарушали покой многовековой тьмы, а языки пламени глодали каменные стены величайшей на севере столицы.
Альянс, расправившись со своим врагом, поделил Мёртвые земли на части. Вампиры основали на руинах столицы своё логовище, которое «романтично» (а наделе – пафосно и безвкусно) прозвали Эреш Ниором. Стигий же наблюдал за этим непотребством с высоты гор и, в бессильной ярости негодуя, строил планы. Последние несколько лет Ползучий занимался активным планированием. Он начал общаться с несколькими выжившими после войны некромантами и личами, разыскивал наставника и бывшего короля, которые будто в воду канули. Даже та мизерная часть некогда могущественного анклава повелителей нежизни вполне способна отобрать у кровососов причитающееся, если будет действовать сообща.
И Стигий постарается это устроить.

8. Способности:
- немагические умения и способности:
-Исключительная память, гибкий разум, прекрасная работа зрительных, слуховых, обонятельных и тактильных органов восприятия.
-Недостаток физической мощи (многие даже молодые драконы средних и крупных родов вполне способны его перебороть) восполняется ловкостью и гибкостью, равномерным распределением мышечного каркаса по всему телу, что позволяет душить крупного противника на змеиный манер.
-Опасный противник в ближнем бою. Способен использовать хвост, когти, недоразвитые крылья и вздыбленную чешую как острое оружие (высокий уровень).
-Несмотря на предпочтение, отданное телепатически-образному мышлению, знает множество языков и достаточно легко усваивает новые.
-Грамотен, эрудирован, любит читать, является автором нескольких теоретических трудов в области некромантии (многие из которых либо сгорели, либо похищены солдатами Альянса).
-Может видеть истинную суть вещей.
-Обладает сильным кислотным дыханием, часто смачивает когти как на руках, так и на крыльях своим природным ядом.
-Чешуя Стигия игнорирует любое коррозийное и многое волшебное воздействие.
-Всецело отдан аспекту нежизни, поэтому формально может считаться существом, физиологически близким к ожившим мертвецам. Лишь самые могущественные тёмные маги могут постараться навредить этому созданию своей ворожбой. Светлым же колдунам в столкновении с этим драконом будет несколько легче.
-Ползучий в силу природной предрасположенности прекрасно плавает, но делает это редко и с неудовольствием.
-Не может летать, лишь медленно парить, поэтому на возвышенности поднимается нечасто.
- магия:
-Все расовые возможности драконьего рода присущи Стигию. Он может влиять на мир нитей, видеть невидимое, проникать в чужой разум и защищать от чужого посягательства свой.
Ментальная магия – высший+
Некромантия – высший+

9. Оружие и артефакты:
Чешуя, хвост, крылья, зубы – всё тело дракона представляет из себя общность опасного оружия.
Все богатства, принадлежавшие Стигию, сейчас хранятся в сокровищницах государств, некогда составлявших Альянс.

10. Магические расходники:
Отсутствуют.

11. Прочее:
~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?
Сами, но за предложение благодарные
~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)
Посещаю ежедневно, отпись – ближе к выходным
~  Опыт игры на ролевых?
Пять лет как уже
~  Контакты (icq, агент или e-mail). Никакие ЛС не будут приниматься!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

~  Откуда узнали про форум
Про Альмарен все (=многие) знают.
~ Кодовая фраза из Правил как доказательство того, что вы их читали (вы ее узнаете, она выбивается из контекста). Писать под скрытый текст
Искал её больше, чем писал квенту, хе-хе.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12. Пробный пост:
*Здесь*

Отредактировано Стигий Ползучий (26-10-2018 07:49:54)

+2

2

http://funkyimg.com/i/2JafZ.jpg
ICQ 408579581

http://funkyimg.com/i/2J4Wv.pnghttp://funkyimg.com/i/2J4Wu.pnghttp://funkyimg.com/i/2J4Ww.pnghttp://funkyimg.com/i/2J4Wx.pnghttp://funkyimg.com/i/2J4Wt.pnghttp://funkyimg.com/i/2J4Ws.png

http://s0.uploads.ru/k9vEc.png

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » КНИГА ДУШ » Стигий