https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Дикая охота


Дикая охота

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://i.pinimg.com/564x/81/ff/30/81ff30d5bf6007361356e54b3ffcaa16.jpg

Участники

Торстейн
Стэфан Магнус де Кессель
Кристофер Холл
Стефан Аарановски
Бальтазар
Бран
ГМ

Время
10606 год, приблизительно месяц Начала морозов (октябрь).

Место
Предположительно где-то за рекой Мелайса, к северу от земель царства Греского, рядом с дикими землями.

Сюжет
Следуя лесной тропой, вы в определённый момент понимаете, что что-то не так. Молодой лес вдруг начинается казаться старым, его миролюбивая атмосфера сменяется на мрачную и злую, окутывая вас поднимающимся лёгким туманом. Лишь пройдя путь до конца, вы находите просвет в туманной серости, однако этим просветом оказалась поляна в центре которого красовались останки старого капища. Поросшую травой и кустарниками землю окропляет кровь многих и многих убитых воинов людей и всяческих ужасных на вид созданий. Где-то в середине бойни, в кругу идолов и тотемов стоит алтарь, на котором мирно покоится выпотрошенное нагое тело молодой девушки. Никаких подсказок, что тут произошло и единственным шансом на ответы оказался сидящий у основания алтаря раненый в бок эльф, пристально разглядывающий вас с безразличным выражением лица.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=EhUAaGds2_w&list=RDsqB9CqPZ2tg&index=1[/lazyvideo]

+4

2

Торстейн редко когда находил время спокойно посидеть на месте и последние несколько дней были вовсе не исключением. Неприятности преследовали охотника, ну либо он сам ловко выходил на их след. Разбив небольшой лагерь, исполин приготовился было как следует перекусить, но почуял что-то неладное. Даже не полагаясь на собственные магические силы, которые играли всегда на руку северянину, запах крови он чуял отчетливо, благодаря звериной половине. Прищурившись и с еще большим интересом втянув воздух широкими ноздрями, берсерк решил все же собрать лагерь и выдвинуться в сторону бойни, потому как по-другому это назвать было невозможно. В воздухе витало много разных запахов, в том числе и людских, но они пока не слишком интересовали исполина, потому как находились в отдалении от злополучной опушки. Красться было совершенно необязательно, а потому Торстейн закинул походную сумку себе за спину, взвалил секиру на плечо и размеренным шагом направился через деревья, ориентируясь на обоняние. Туман приятно холодил ноги и буквально расступался в стороны перед здоровяком, как будто приходилось идти через молочную пену.
Идти пришлось дольше, чем рассчитывал Олавссон, но зрелище и правда было завораживающее: целая поляна, заваленная трупами не только людей, но и разнообразных монстров. А посреди всего этого непотребства находился алтарь с лежащей на ней девушкой, чьи внутренности явно стали уже наружностями. Взгляд тут же зацепился за сидящего около алтаря эльфа и рука рефлекторно сжала секиру сильнее, но тут же ослабила хватку, видя состояние еще живого существа.
"Ранен. Сильно. Судя по всему, сидит тут же прилично... а значит не опасен" - по мере своего движения в сторону эльфа, охотник осматривался по сторонам и тут и там подмечал полезные только ему мелочи, - "Идолы... Где-то я видел похожие, но не могу вспомнить кому посвещены. То ли забытые Боги, то ли вовсе мелкие духи... Мертвыми лежат даже подготовленные воины, а значит, тварей явно было много... Интересно"
Северянин внимательно осмотрел поляну по мере движения в сторону потенциального очевидца и примерно прикинул для себя план действий, если еще живой эльф не будет разговорчивым. Секира все так же лежала на плече, когда Торстейн, слегка сгорбившись, присел на корточки перед парнем. Огромная ладонь потянулась к поясу и сняла с него фляжку с водой, протягивая ее пока еще незнакомцу. Вспомнив как вообще звучит эльфийская речь, исполин осмотрел еще раз через плечо место бойни и теперь наконец перевел взгляд ореховых глаз на пострадавшего.
- Я Торстейн, сын Олафа Безглазого. Охотник на монстров и зла тебе не желаю. Расскажи что тут случилось и чем тебе помочь, - для своего дикого вида, мужчина говорил вполне себе сносно на эльфийском практически без заминок.
Благодаря псионике северянин научился читать поверхностные мысли ближайших людей(и нелюдей) даже без собственного желания,а сейчас и вовсе умышленно прибегнул к этому трюку, чтобы понять настрой своего собеседника. Вмешательства в разум совершенно не было, а потому исполин надеялся, что подобный прием пройдет незамеченным. Правда, он уже чувствовал, что к нему приближается еще несколько фигур, но пока не спешил их встречать. Возможно, эльф сам даст ответы на все вопросы.

+5

3

[indent] Упражнения с порталами давались магу с каждым разом всё легче и лучше. Особенной гордостью стал переход в Ниборн. Пусть сам Кристофер там ни единого раза не был сам, но помощи Рафаэля Танси - придворного целителя Ниборна - оказалось вполне достаточно.
[indent] Сейчас же портал открылся в совершенно незнакомом месте. Кристофер нервно огляделся, пытаясь понять где он очутился и что произошло. Вокруг был лес. Только что-то явно "фонило". Какое-то неприятное ощущение преследовало его, не давая покоя.
[indent] Казалось бы, что стоило сейчас Холлу открыть переход назад, но мужчина не торопился делать это. Он, мягко ступая по опавшей листве, пошел вперед.
[indent] Порыв ветра принес до боли знакомый запах. Запах близкого боя, поля брани. Спутать его было абсолютно невозможно ни с чем иным - Крис неоднократно вдыхал подобный. Перед мысленным взором мага мгновенно пронеслись невесёлые воспоминания, заставив его поморщится и вздрогнуть.
[indent] Молодой лес сменился старым. Деревья поросшие столетним мхом, покрученные голые ветви, что торчали словно хищные когти. Здесь было жутковато. А ещё откуда-то появился густой молочно-белый туман, что заволок все вокруг. Кристофер не видел ничего дальше нескольких шагов. Теперь идти тихо было невероятно сложно.
[indent] Холл вышел на поляну и тумана здесь не было. Он исчез, открывая взгляду мага страшную картину. Вокруг было множество тел. И человеческих и каких-то чудовищ. Холл тронул ногой одно, пытаясь перевернуть чтоб рассмотреть получше, но туша оказалась очень тяжёлой. Внимание мага привлек и камень. Точнее, явно алтарь на котором было тело девушки. Алтарь окружали фигуры идолов. Кристофера передёрнуло. Пока что нормально рассмотреть девушку он не мог - мешали фигуры. И со своей позиции он не видел ни эльфа, ни того, ктотнад ним склонился. Пока не услышал голоса.
[indent] В одно мгновение с губ Холла слетело шипящее заклинание щита и мужчина пошел в обход. Картина, что открывалась его взгляду, могла вызвать рвоту у кого-то менее подготовленного. Сначала учитель решил, что здоровяк, что был возле сидящего, мог быть причастен к произошедшему. Но после Крис понял, что девушку убили давно - не менее нескольких часов назад. А оружие рослого незнакомца было чистым, одежда тоже. И он давал раненному эльфу - теперь Кристофер видел острые уши раненого - пить.
[indent] Эльфийский Холл знал плохо - не было возможности его учить. Поэтому понял несколько слов из речи бородача. Не снимая щита, маг шагнул ближе:
- Позвольте дать помощь? Лекарство? - маг и сам поморщился от своего эльфийского. Он достал из пространственного кармана пузырек с зельем, что помогало заживлять раны средней тяжести. Пока что конкретно ранения эльфа он не рассмотрел, но отвар мог помочь.
[indent] Естественно, что Холл держался слегка поодаль от здоровяка. Выглядел тот внушительно и на его фоне худощавый учитель выглядел высоким подростком. Словно кипарис у мощного дуба.

+6

4

Стефан знал, что однажды его же любопытство и беспечность его и погубят. О чём он вообще думал, разгуливая по какому-то левому лесу просто так, не имея ни целей в этом лесу, ничего вообще? Всё это время он был так аккуратен, осторожно избегал вообще любых крупных шевелений, лишь иногда потягивая крестьянскую кровь для подпитки, тихо сидел себе в доме на окраине города, читал старые книжки да поглядывал глазами Пятой, что там вообще в бывшем Анклаве творится. Самые крупные события, которые происходили за последние полгода, не выбивались за обычную рутину лжехирурга, а теперь...
   А теперь он в лёгкой растерянности смотрел на распотрошённую женщину человеческого вида и мутного гуманоида, у раны которого уже возился человек поменьше и угрожающе, как показалось Стефану, нависал человек побольше. Не то, чтобы что-то подобное происходило каждый день.
   Вампир поплотнее запахнулся в свои многослойные одежды (сейчас, во время бегства от Империи, он несколько сменил образ и теперь предпочитал носить множество слоёв не самых богатых одеяний, хорошо скрывающих и его тело, и даже его лицо при помощи капюшона и воротников) и бесшумно ступил ближе к тем троим (четверым? Можно ли вообще считать труп объектом для пересчёта живых?). Он решил пока не вмешиваться: с раной справится и этот наукообразного вида человек, а вот разверзнутый труп осмотреть стоило бы.
Аккуратно обойдя и лужи крови, и охладевшие на слегка морозном воздухе внутренности Стефан приблизился к трупу; был бы живым и молодым, от вида и запаха он не преминул бы извергнуть содержимое желудка куда-нибудь рядом. Вампир заглянул в девушку: кажется, и живот, и грудная клетка были совершенно пусты, да ещё и немалое время пусты, судя по запёкшейся крови и засохшим краям кровеносных сосудов. "Жертвоприношение, но на дело рук некромантов не сильно похоже. Тут что-то более дикое."
   Что-то смутно беспокоило вампира. Он ещё раз оглядел алтарь и идолы, ещё раз оглядел труп и вдохнул пропитанный запахами крови сотен существ воздух. Такое чувство, будто бы здесь есть кто-то — что-то — незримый, опасный и неприятный, кого нужно опасаться.
Стефан отошёл от алтаря и вернулся к раненому эльфу, держась от остальных чуть поодаль. Что-то в этом эльфе его напрягало, хорошо бы впиться ему в голову да разузнать, кто он и что тут происходит, да вот так долго и тщательно выстраиваемая маскировка спадёт, а вот так сразу сообщать окружающим о своей природе не очень-то хотелось. Конечно, хороший маг и так увидит вампирскую ауру, но ничего более.
   Кроме того, стоило бы и защититься от воздействий этого эльфа — чёрт знает, что он вообще такое. На всякий случай Стефан возвёл в своём разуме крепкий ментальный щит, на случай, если эльф окажется древним богом и захочет ментальным подавлением пополнить свою паству.
— Господа, следует быть осторожнее: он не то, чем кажется, и может быть гораздо опаснее, чем выглядит, — проговорил вампир приглушённым из-за одежд голосом.

+6

5

Забавная все же штука жизнь. Она любит порой подкидывать загадки над ответами, которых приходится ломать голову.  Вот, например,  такая загадка, как чародей и колдун, Бран   недавно бывший в Гульраме и решивший возвращаться домой в Рузъян при помощи порталов, вдруг взял и оказался... В лесу. В какой-то глухой чаще.  Неизвестно где.  И ведь самое обидное, что переместиться, назад не выйдет. Портал по заверениям мага его создавшего, точный и работает только в одну сторону. " Доставит вас домой, сударь! Не сумневайтесь!"  Доставил, да... Только неизвестно куда.  Вообще можно было бы уже конечно заподозрить того неизвестного мага в попытке убийства или обмана.  Ведь все факты, если так посмотреть, были на лицо.  Нестабильный портал, ведущий в один конец,  нахальное лицо чародея  заискивающе улыбающегося в тот момент... Всего этого в целом достаточно для подозрительности.  Однако Бран не обратил на это внимания. Он был сильно уставший после тех событий, что произошли в Гульраме. Да  еще и злой, ибо своих целей в путешествии так и не достиг.  И к тому же поучаствовал в местной гражданской войне. Впрочем, последнее событие было весьма интересным,  ибо маг вынес из него кое-что интересное и необычное.  То, что могло стать весьма любопытной магией, если это как следует изучить... Но для изучения требовалась лаборатория и книги, которые сейчас оставались в Рузъяне.  Впрочем, и помимо научной работы, магу было, зачем стремиться домой. Тиаора ждала его. 
  Но ожидание ожиданием, а следовало все же сначала понять и узнать свое месторасположение.  Молодой лес, что окружал, Брана был... Любопытен. В чем то необычен... Возможно со следами заклинаний природы...  Может тут поработали друиды?  Или этот лес рук дела эльфов? Интересно.   Следовало изучить это место, а заодно узнать путь домой. Может быть, Бран был не так уж и далеко от Рузъяна, а чародей слегка перепутал слова в заклинаниях? Постоянно оглядываясь по сторонам, маг крови пошел по тропинке дальше.  И чем дальше вела его тропа, тем сильнее все вокруг изменялось. Молодой лес, который можно сказать был дружелюбен,  стал сменяться другим. Старым лесом. Здесь  уже были древние деревья, и они уже были не так доброжелательны.  Атмосфера стала мрачной, злой и опасной. Причем опасность казалось, шла отовсюду.  Как будто чародей попал из эльфийского леса в самое сердце Темных земель, где царил мрак и ужас.  Вдобавок стал подниматься легкий туман, что конечно не особо мешал видеть путь, но... Что-то в этом тумане было.  Бран, мог поклясться, что видел блеск, чьих то глаз.  Кто-то следил за ним? Или может сам туман был  живым? Неясно.  Ощущая чей-то злой взгляд, маг, тем не менее, продолжил свой дальнейший путь,  машинально достав из ножен кинжал.   В случае необходимости всегда можно было полоснуть себя по руке, дабы сотворить легкий щит или боевое заклинание.  В любом случае малефик не собирался отдавать свою жизнь так просто.
   Меж тем, по мере продвижения мага, туман становился все гуще и гуще пока полностью не поглотил его и дорогу. Теперь чародей едва мог видеть тропу. Однако это был не повод останавливаться. Что-то в тумане опять пошевелилось. Очень близко.  Оно было недовольно вторжением в свои владения и теперь отчетливо наблюдало за злостным вторженцем.  Бран провел языком по высохшим губам. Место наводило ужас.  Вселяло страх в сердце, но нужно было продолжать свой путь.  Бежать назад было уже поздно.  Рука чародея сомкнулась вокруг острого лезвия кинжала, чародей был готов к бою...
Которого меж тем не было. Все закончилось так же неожиданно, как и началось.  Еще несколько шагов и Бран, оказался на впечатляющих размерах поляне.  Сразу куда-то отступило чувство ужаса и страха. Нет. Сказал Бран себе. Не отступили. Затаились. Ибо поляна тоже была неправильной.  Странной.  Только сейчас он заметил множество тел как людских так и не очень. Здесь была великая битва. Или нет.  Чародей обернулся, посмотрев на лес, что остался позади. Быть может, то что скрывалось в тумане было причиной?  Странная тварь приносила на поляну тела... Зачем? Может это её кладовая?  Или может мне все же показалось.  Привиделось что-то в тумане, а на самом деле там никого и нет?  Бран повернулся к телам.   Великая битва людей против монстров.   Осторожно переступая через трупы, маг двинулся к середине поляны,  где возвышались странные  монументы весьма похожие на каких то местных идолов. Священная поляна неизвестных богов с капищем? Весьма возможно.  Все еще не убирая кинжал в ножны, маг отправился к алтарю желая рассмотреть его поподробнее. Быть может, узнает, кому этот алтарь посвящен. Подходя к идолам, чародей заметил еще нескольких людей. В этот раз вполне себе живых и скорее всего даже здоровых. Они склонились над раненым телом.
-Я бы порекомендовал сначала перевязать ему раны, а уже потом спрашивать. Вид у него слишком плох. -Спокойно произнес малефик, подходя к мужчинам.   Он старался везти себя спокойно и бесстрастно, но кинжал меж тем все еще был в руках.  Маг сразу не доверял этим двум странникам. И потому был готов к возможному нападению. Тут взгляд чародея зацепился за алтарь. На нем лежало нагое женское тело. Судя по всему выпотрошенное. -Вот это плохо... - Тихо произнес маг. На  слова еще одного участника,  малефик не обратил внимания. Его внимание было поглощено алтарем. Осторожными шашками, чародей подошел  на безопасное расстояние к алтарю. Грубый. Очень грубый ритуал. Но достигшей своей цели. Интересно, что за чудовище здесь было.

Отредактировано Бран (13-09-2020 13:46:47)

+5

6

Стэфану иногда нравилось выходить за пределы Греса, да просто за пределы семейных магазинов время от времени. Порой жизнь дома становилась слишком скучной и размеренной. Тогда он отправлялся на поиски очередных приключений. Правда, конкретно сегодня он почти что и не искал. В последнее время особенно не попадалось важных и интересных сведений по артефактам. Или они были, но находились слишком далеко.

Поэтому молодой человек принял решение просто побродить по окрестностям. Заодно потренировался с копьём. С каждым годом связь между владельцем и магическим оружием становилась всё крепче и разумнее. Но учиться можно было ещё много чему. В частности, простому умению постоять за себя, управляться копьём не всегда удобно. Младший де Кессель учился делать это не только на расстоянии, но и когда воображаемые противники были очень близко. На самом деле, для этого можно было использовать не только острые края, но и само древко. А потом уже перейти к крайним мерам.

Правда, однажды, когда он зашёл достаточно далеко, случилось нечто неожиданное. Молодой человек бросил копьё, а оно не вернулось по привычному призыву «Магнус». На время возникло ощущение, что та самая связь разорвалась. У де Кесселя ушло немало времени, чтобы зайти вглубь да наконец увидеть своё оружие. Оно лежало возле одного из деревьев. Однако место вокруг как-то изменилось.

Об этом говорил и окружающий туман с самими растениями, и сами деревья. Да и магическое чутьё внутри словно кричало о чём-то непонятном и странном. Но пока чувство любопытства было больше, чем страх. Поэтому Стэфан осторожно двинулся вперёд. Как и остальные, он заметил перемены в лесу. Сначала от обычных молодых деревьев, потом к старым. А потом к чему похуже, со всеми этими телами и кровью… А впереди ждало какое-то подобие магического алтаря, с принесённой уже жертвой?

Хорошо, что вид крови уже не так сильно пугал молодого человека, как и тела, впрочем. Время от времени его воротило, но в целом вполне терпимо. Даже магический камень внутри словно свернуло, как желудок. Что здесь происходит? Да, он заметил остальных незнакомцев, оказавшихся в этом самом месте. И внимательно изучал каждого из них. Казалось, один мужчина показался ему знакомым. Не тот, что с кинжалом, и не здоровяк, торчавший рядом с телом. И не тот, кто в стороне. А мужчина с чёрными волосами, начинавшими седеть. Стэфану показалось, что этот образ он неоднократно замечал на улицах Греса или где-то ещё в городе. Возможно, один из клиентов отца? Лишь бы не знакомый дяди Виктора. Но до конца молодой человек так и не вспомнил.

Интересно, почему они вообще все тут так неожиданно оказались? Просто случайность или… Так и задумано? Де Кессель побывал в достаточном количестве мест и приключений, чтобы понимать, насколько редки бывают случайности, тем более такие.

-Всё это вообще похоже на одну большую странную иллюзию.-Он подал голос просто для того, чтобы известить остальных о появлении ещё одного заинтересованного человека. Сам к раненному тоже не решался подходить. Познаний в медицине самого Стэфана здесь явно не хватило бы. А вот святилище интересовало больше. Поэтому при возможности де Кессель сам направился изучать возможные знаки, магические и нет. Что здесь вообще произошло и когда? По первому взгляду сложно было сказать.

+4

7

[indent] Небезызвестный сотрудник Магического Конклава, библиотекарь, а с недавних пор ещё и владелец недвижимости в городе учёных Эреш Тале, Бальтазар Телазио — не тот уже отшельник и скиталец, которому впору шастать по лесам в одиночестве без определённой цели.

Но что значат все эти звания, когда над Тёмными Землями приятная, даже почти сухая осень, а в лесу — грибы? Причём грибы здесь уникальны, и для Бальтазара, начинавшего когда-то своё приобщение к магии с травничества, видеть их только сушёными на столе, а не живыми в родной среде — немыслимо!

[indent] В чёрном лесу за болотами как раз настала пора люминесцентных красавчиков — курганных эфемер, один из немногих здешних видов, который можно причислить к условно съедобным, несмотря на нездоровое свечение. Если знать, как готовить. Они ещё долго будут светиться, даже когда срезаны и бережно уложены в торбу. Пока совсем не засохнут.

float:rightА вот за несъедобными, но полюбившимися колдуну тремеллами — такими же ядовитыми изнутри, как хрупкими и нежными с виду — добираться непросто. Эти нарядные наросты-оборочки украшают собой только засохшие деревья, которые торчат посреди болотистых участков леса. Если б кто-то не слишком умный потянулся за этой экзотикой, привлечённый чистым зелёным оттенком гриба, его поглотила бы топь, которая всегда таится под красновато-коричневым мхом таких вот коварных местечек.

Но некромант лишь взмахивает посохом, делает несложное движение свободной рукой — и те, кого болота затянули когда-то давно, любезно помогают ему достичь коряги и заветных ажурных плодов на ней. Он беззаботно переходит через трясину по костям, по мёртвым головам, выплывающим прямо ему под ноги.

Отделяя гриб от загнившей древесины, Бальтазар припоминает, что на юге (то есть — за горами) есть похожий вид — тремеллы снежные. Безобидные, даже полезные в понимании сельской знахарки, и горе ей, если она спутает белую невинность той, снежной, с холодной зеленцой этой, нефритовой.

Плодовое тело гриба влажно подрагивает в покрасневших руках, и грибник недолго любуется им, прежде чем убрать к таким же прочим. Он нашёл отличное применение зелёному древесному паразиту: после некоторых манипуляций, после вхождения в некоторые составы ядовитая слизь составит неплохую конкуренцию галлюциногенным поганкам-семиланцетам, к которым Бальтазар давненько пристрастился на юге. И которые, к его немалому удивлению, оказались редкостью в чудаковатой экосистеме Тёмных Земель.

Ну, а не чудаковато ли, когда некоторые из местных деревьев оказываются по своей сути тоже грибами, хотя с виду и не скажешь, и наощупь — тем более: тверды, как древесина его верного посоха, и высоки, как тополя, а то и намного выше.

[indent] Верный посох — тот, что с пятирогим черепом, — кстати, остался дома. Потому что новый, возникший в хозяйстве неизвестно откуда, очень уж просил сегодня взять с собой его. Предрекая Бальтазару опасности, с которыми справится только он, Сандро, хитрюга-посох запускал гипнотическое мерцание в своей фиолетовой сферической башке.

Гипнотическое, впрочем, в переносном смысле; и только для хозяина. Болтливый посох по имени Сандро как-то догадался, что Бальтазару свойственно заворожённо залипать на всё фиолетовое и мерцающее. И каждый раз, когда страдал от недостатка внимания со стороны замкнутого некроманта, прибавлял к своей болтовне ещё и световые эффекты.

Его-то, кстати, колдун не воспринимал как чудо. Как не удивлялся и тому, что с тех пор, как он купил дом — вокруг него временами принимался, откуда ни возьмись, кружить летучий череп. Не менее общительный, чем посох, Мортимер порой вступал с Сандро в споры. И тогда Бальтазар жалел, что его чувствительные уши только вянут, а не отваливаются.

[indent] Путь по тёмному лесу неспешно продолжался.
Волшебная алхимическая дымка отталкивала от путника особо зловредных насекомых, а ему самому приятно пахла полынью и мякотью кактуса.
Грибные места, похоже, кончались, но под ногами стелилась настолько удобная тропка… что поворачивать назад уже не хотелось.
Добычи за плечами и так уже полно. Душа некроманта здесь как дома, даже не «как» уже. Так чего б не прогуляться просто так?
Ведь пусть, в отличие от души, тело его к такой местности неприспособлено, но — хищникам он безразличен, потому что поддерживает некротическую ауру. Падальщики не тронут, потому что не кидаются на движущиеся объекты. А пауки… О пауках лучше просто не думать. Пауки — они водятся севернее, они не выбросят навстречу из тумана свои метровые фаланги.

Не думать о белом пауке.

— Ну и куда тебя черви занесли?! — проворчала фиолетовая сфера. — По сторонам-то смотришь вообще хоть иногда?

— Сандро, что… — осёкшись, некромаг тщательно огляделся. Кому-то другому и в других обстоятельствах эта тропа показалась бы очень милой. Пушистый хвойный подлесок, ни ядовитого тумана, ни болотного запаха, даже вон бабочки какие-то порхают, несмотря на разгар осени. Видел он вообще хоть раз в Тёмных землях бабочек, за все те полгода, что здесь обитает?..

[indent] Нет, но видел много чудес, и видел, какими эти земли могут быть разными, и полюбил их за непредсказуемость в том числе.

Не считал он чудом летучий череп, но считал чудесами собственный дом и — особенно — внезапно вернувшегося Тришку. Возмутительный кот был прямо перед переездом оставлен на попечение знакомой некроманта, в некотором роде воспитаннице, потому что здесь он бы непременно сгинул.

Но совсем недавно Патриций снова принялся сопровождать Бальтазара, причём разделил с ним и устойчивость к ядам, и симпатию к нежити, и даже в защитных чарах не нуждался, в отличие от хлипкого своего хозяина, и местных наводящих ужас насекомых котик с видимым удовольствием жрал.

А вот этих светящихся бабочек жрать не захотел, и когда некромант, несмотря на все предостережения своего посоха, проследовал по необычной тропе вперёд — кот привычно забрался ему на плечо. Лес по мере движения снова делался мрачным, но не таким привычно мрачным, как тот, где росли грибы. Не такой там туман, другой, даже небо иное…

Очень скоро Бальтазар в своём походном одеянии и с котом на плече предстал перед сборищем тёмных личностей, и тот факт, что они, похоже, находились на месте жертвоприношения, смутил его. Колдун остановился на почтительном расстоянии, миролюбиво подняв руки ладонями вперёд:

— Я не помешаю вашему ритуалу, почтенные господа, я здесь случайно…

Вдруг он осознал немыслимое. Он, который в любом лесу, как на перекрёстке с указателями, он, который в Тёмных землях — у себя дома без всяких как…

— Заблудился.

Откуда-то вылетел череп, стал носиться кругами и хохотать. Нашёл, тоже мне, время. Хорошо хоть, без ругани явился.

— Понимаю, вы очень заняты, но, быть может, кто-то наименее занятой из вас… — растерянный взгляд блуждает по таким разным спинам — просто махнёт рукою в сторону, скажем, Тодейского тракта?

Бальтазар наугад назвал ориентир. Дорогу, проходящую сквозь всю Тёмную империю: уж её-то лесные жители знать должны.

На поясе позвякивают склянки, череп над головой пронзительно ржёт, белый котик на плече испуганно жмётся к щеке путника.

Отредактировано Бальтазар (14-09-2020 08:29:19)

+5

8

Для игроков

Это пока вводный пост-развилка. Какой либо информативной ценности он не несёт и тянуть, задерживаться на капище смысла нет. После того, как персонажи определятся с мыслями и прочим, мы двигаем дальше, где я вас сразу кину в весь водоворот событий. Если кто-то вдруг передумал, то возможно это будет единственная возможность уйти с квеста и не пострадать в этом акте.) И на стилистические очепятки не кусаться - я вынужденно пишу ногой, пока руки заняты другими делами, тем более, что это игра для вас, дорогие друзья, а не для меня. http://sg.uploads.ru/0VABt.gif Шесть рыл, зачем мне столько?  http://s3.uploads.ru/A4w57.gif

Мрак сгущался, тьма и древняя злоба ощущались всё сильнее, отчётливее, являя себя не материально, но духовно, как незримый призрак, что опускает руки на твои плечи и шепчет тебе слова обречённости. О, Гилнар хорошо знал эти слова, хорошо знал эту тьму, хорошо знал каждый её шаг, её потуг погасить каждую, до последнего огонька свечу. Эта тьма не была похожа на другие, не такую, какую практикует заигравшийся в колдуна человек или ведьма, жонглирующий костями мёртвых некромант или сосущий по необходимости кровь людскую вампир, ибо сию тьму питала чистая ненависть, стремление погубить без каких либо причин, как и огонь охватывает дерево просто потому что может.  Только огонь ничего не чувствует, но то зло, что скрывалось в здешних лесах, порождённое богомерзким ритуалом на старом капище, имело свои счёты с миром - миром, который некогда причинил ему боль, отравил его ручьи, порубил ветви и стволы, выкорчевал с корнями. Теперь настал его час расплаты!

Гилнар закрыл глаза. Он прислушивался, слышал шаги. Сначала то были шаги с одной стороны, затем с другой. Начиналось. Неважно, о чём думал Хозяин леса - природа нашла чем ему ответить. Иные силы были ниспосланы, чтобы дать надежду умирающей земле. Нет, она уже была мертва. То, что они собираются сделать, можно назвать поднятием мёртвых, если бы только у здешней земли была своя единая душа, но увы, тут поможет лишь исцеление. И если эти края обречены, то их гибель может быть отомщена. О да, охотник никогда не отпускает свою добычу, даже если добычей является сам демон и его легионы слуг. Кто если не Гилнар сможет справится с этой задачей? Да, так он думал сутками ранее, но он не бог, чтобы мочь и видеть всё, хоть и пускай тени шепчут его имя, имя вызывающее трепет у знающих.

Когда Гилнар открыл глаза, перед ним предстал гигант, которых ещё суметь сыскать нужно.  Настоящий исполин, не испытывая никакой лишней осторожности, прямой, уверенный в себе, представляющийся Торстейном и подающим эльфу воду, без всяких ненужных церемоний. Была ли эта оплошность? Возможно, однако Гилнар ценил людей, который брались за дело сразу же, не ходя вокруг да около, только вот вода была ему не нужна. На холодном, бледном лице эльфа показалась едва заметная улыбка - единственный островок эмоций на безжизненном каменном лице.  Тыльной стороной ладони, Гилнар легонько отвёл предложенную ему воду в сторону, слегка покачав головой. И нет, это было не потому, что Торстейн оборотень, что аэльдари знал ещё до того, как незнакомец вступил в пределы капища. Эльф уже знал, что дальше будет ещё интереснее. Такой разношёрстной компании почти не сыскать на всём белом свете. Как он их слышал, видел, разоблачал - было его личным секретом, иначе кто бы ещё рискнул из его народа выйти в эти места едва не в одиночку?

Вскоре к Алтарю вышли и другие. Чародей, Кристофер Холл, преподаватель стихийной магии. Гилнар знал его, но сам человек не знал эльфа. Это не было чем-то удивительным, поскольку Грес имел некоторые контакты с зачарованным и таинственным Арисфеем, но такие контакты в львиной степени были в одну сторону или через посредников. У аэльдари был свой контингент в царстве людей, но располагались они преимущественно за городами и столицей, предпочитая разрешённые герцогом для заселения леса или их опушки, сами возводя все дома, стены, если потребуется и многое другое. Удивительно, но найти такие поселения было чрезвычайно трудно, чем казалось бы на первый взгляд, так как без магии Старшего народа не обходилось, да и селение такое будет не больше самой малой деревушки. Так и случилось, что Гилнар слышал о маге сначала через уста других бессмертных, а затем и сам видел его несколько раз лично… издалека.
Здравствуйте, Кристофер. — медленно слетело с уст Гилнара. Эльф с любопытством разглядывал лицо мужчины, будто оно чем-то привлекало его.

Наблюдение за стихийным магом прервало неожиданное появление вампира. Ну как неожиданное - не для эльфа. Не смотря на чрезмерную осторожность, представитель проклятых приступил к осмотру и изучению тела девушки без лишних церемоний, где наградой ему выпала чёрная метка под грудью женщины, однако сейчас эта метка ничего из себя не представляла. Внимательность взывающего к осторожности была поразительной - это может пригодиться, когда придёт время. Вампир расколол эльфа сразу же… но лишь поверхностно, ибо опыт не мёртвого столкнулся с другим, мало кому ведомым опытом и мудростью. Вампир видел в эльфе возможный риск и угрозу, а эльф видел в нём нового рекрута для решения очень не простой задачи, где мертвый, но активный - парадокс - мозг тёмного создания не будет лишним.

Не успел Гилнар насладиться присутствием того, чья аура распугала всех насекомых в округе, как с другой стороны услышал предложение перевязать ему рану… от мага крови. Зная о подходе ещё двух представителей не самой светлой касты мира, аэльдари не без иронии в мыслях ощутил себя нимфой в окружении демонов, с разницей лишь в том, что такую нимфу и врагу не пожелать.
Ненужно. — отказался эльф, поднимаясь на своих двоих с такой лёгкостью и ловкостью, будто и не был ранен вовсе. Теперь все хорошо видели облегающий его тело кожаный доспех с металлическими пластинами для защиты самых важных участков тела. Закутан он был в тёмно-зелёный плащ-накидку с остроконечным капюшоном. На поясе держал ножны с саблей, короткий лук и колчан со стрелами, явно не полный. За спиной у него красовался запасной меч. Странно, но лицо эльфа никто не мог разглядеть как следует, будто  оно было туманным или постоянно менялось. Отчётливым были лишь глаза, но от левого глаза исходила магия необычной структуры, напоминающая начертательное или рунное искусство.

Вы все, — эльф перевёл взгляд на подоспевших двух мужчин, будто не обращая никакого внимание на парящий хохочущий череп - и не такое видел. — В большой опасности, коль явились сюда.
Эти слова слетели с его уст совершенно спокойно, как очевидный факт от которого никуда не деться. И было неважно кто собрался на этой поляне, ибо та сила, что таилась под кронами древнего леса не станет разбираться кто добрый и злой, кто тёмный, а кто светлый, кто любит пиво, а кто мёд - ему безразлично, а времени было в обрез, отчего Гилнар пожелал уделить внимание двум подоспевшим чуть позже.
Тодейский тракт в тысячах и тысячах Кю к северу отсюда, — с неким высокомерием в голосе ответил эльф некроманту. — За Скалистыми горами.
Неясно откуда Гилнар знал такие подробности о землях, где не то что аэльдари, даже адекватный человек просто так не станет разгуливать, однако он чётко дал понять чародею, что некая сила занесла его в  то ещё местечко. Такимо бразом, все были оповещены о том, что неважно где они были доселе, важно то, что они всё ещё в родном мире, с “лёгкой” погрешностью в расстоянии между точками, где они были раньше и тем, где они оказались.
В этом месте был проведён ритуал. Павшие здесь воины пытались помешать ему, но были перебиты. Теперь по этому лесу рыщет очень древний и злой дух, не делящий мир на своих и чужих. Для него свои лишь его слуги и скоро они определённо будут знать о том, что мы здесь. К сожалению, помимо духа леса есть ещё одна сила, что и учинила этот ритуал, а значит у нас проблем в достатке. И отсюда есть лишь два пути - через лес, в попытке пробиться и сбежаться или же в деревню Болгалад, переждать ночь и получить больше ответов на свои вопросы. Как я объяснил, времени у нас нет, поэтому у вас есть выбор, а мой выбор лежит к деревне людей.
Глаза Гилнара забегали по границе леса, что на краю капища. Он ощутил исходящий оттуда гнев. Совсем скоро здесь станет совсем не безопасно.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=vOlPwt5ZtB8[/lazyvideo]

[AVA]https://i.imgur.com/JsSN5Mx.png[/AVA]

+5

9

Ужасно. Просто ужасно. Такой ритуал... Очень похож на ритуал вызова тораквимина или зовущего души. Он же поглотитель душ... Но в то же время другой, ибо тораквимина можно создать только из души  ребенка... Да и не вижу я тут сосудов для органов, обязательное условие для ритуала.  Хммм... Опасно. Маг приблизился к распластанному телу  девушки для более подробного осмотра.  Он не спешил. Проводил обряд точно и правильно. Но грубо. Очень грубо. И не похоже что бы делил боль со своей жертвой. Хотя, если это чернокнижник то я бессилен, ибо мало знаю об их магии.  Хм. Так может тут что-то осталось от ритуала помимо тела?  Бран принялся тщательно осматривать жертву.   Вдруг действительно что-то да найдется. Вроде странной черной метки.  Подобных малефик еще не встречал и потому не мог сказать, что это было. Просто остаточный след от ритуала и заклинания? А может метка самого чернокнижника? Ну, на подобии клейма, что ставят крестьяне на свой скот.  Интересно. И крайне любопытно. Да так любопытно, что малефик не сразу заметил еще прибывших, среди которых был старый знакомый. Мэтр некромантии Бальтазар.   Конечно же, малефик  отвлекся от тела, дабы поприветствовать  мастера некромантии. 
-Боюсь, вы не заблудились, мэтр! -Окликнул Бальтазара Бран, полностью отворачиваясь  от жертвы. Все равно больше было не узнать. -Вы сами теперь можно сказать в одной лодке!
Меж тем, подал голос  раненный, и малефик порадовался за свою проницательность и то, что не подошел к эльфу.  А как искусно притворялся то. Прям мастер! Эльф меж тем рассказал Бальтазару о том, где находится трактат, а далее поведал о том, что произошло на поляне. Собственно говоря, то о чем он рассказывал было и так понятно любому маломальскому магу.  Хотя с другой стороны "раненый" рассказал весьма любопытный факт. Оказывается малефику не показалось. В тумане кто-то был. И этот кто-то был очень опасен.
-То, что вы сказали, уважаемый эльф, в целом и так понятно. Жертву...- Маг указал пальцем себе за спину. -Распотрошили особым способом.  Долго и мучительно. С особым мастерством.  Так что бы она мучилась подольше. Тот, кто это сделал, был специалистом. Очень хорошим специалистом. Хотя работал он максимально грубо. И мне не совсем понятен смысл его деяния... -Союзник ли это духа? Или может этот кто-то ставил перед собой целью провести ритуал для неизвестной цели? Может древний алтарь был нужен  для...  Да хотя бы пробуждения этого неизвестного и опасного духа! Чем не вариант? 
-Я думаю... Нам опасно пытаться возвращаться в лес. Каждый из нас проходя через него, наверняка уже почувствовал чью-то злую волю и гнев.  Дух уже вышел на охоту. И  наверняка именно он скрывался в тумане. Так что возвращаться нам вроде и нельзя. Поэтому предлагаю идти в деревню.  Бран не доверял эльфу. Уж слишком все хорошо  и складно выходило. Они, спутники, нежданно-негаданно появились тут. Эльф что был ранен и вот уж жив и здоров. Подозрительно! Даже слишком подозрительно.  Все это дело дурно пахло, и паранойя Брана отчаянно трезвонила, предупреждая об опасности. Но в тоже время  малефик вынужден был признать, что оставаться на этой поляне просто опасно.  Дух или кто там это был, пока не совался сюда. Что странно само по себе. Вряд ли забытый алтарь забытых богов мог его сдержать. Тут причина была в другом... Может быть, существо не могло соваться на поляну днем? Или еще что? Брану не хотелось этого проверять.  Он собирался убраться подальше от этого места, пока была возможность.  Однако второй раз  в туман к духу соваться не собирался.

+5

10

[indent] Маг даже опешил когда эльф назвал его по имени. Он сделал пару шагов назад, недоуменно всматриваясь в ушастого. Тот явно был ему не знаком. Да и нормально рассмотреть лица раненного Крис не мог. Словно что-то постоянно мешало, смазывало черты. Лишь глаза оставались неизменны, но и тут явно постарались с чарами - какое-то подобие рунной вязи отвлекало и сбивало.
[indent] Людей и нелюдей здесь оказалось внезапно много. От рыжего незнакомца пахнуло смертью и маг поежился, вспоминая, что подобная аура может быть лишь у нежити. Но, строить предположения было некогда.
Холл вызвал из пространственного кармана камешек, когда-то подаренный драконом. Эльф уже стоял на ногах и видимых ранений уже на нем не было. Чародей готов был поверить в то, что остроухий намеренно ввёл их в заблуждение, заманил к себе.
[indent] Летающий череп не добавил учителю особой радости. Как ни странно, но и большей тревоги он тоже не ощутил. Видимо, ощущение опасности уже было на пределе.
А вот со словами темноволосого мужчины в плаще трудно было не согласиться. Там, в чаще леса что-то было. Злобное, хищное, жаждущее новых смертей. И дело было даже не в словах эльфа. Присутствие этого ощущалось кожей.
[indent] Кристофер, сжав в ладони камешек, рисовал руны перехода, шепча заклинание. Увести отсюда всех и поскорее - на это сил вполне хватит. Вот только магия, знакомо разлившись по телу и приятно защипав в пальцах, просто разлилась, словно в губку всосалась. Руны словно осыпались, исчезли. Заклинание ушло в никуда, изрядно черпнув запас сил чародея. Такого Крис не ожидал. Рунная магия никогда не забирала столько сил.
- Вот так новости... - нормальной фразе предшествовало цветастое ругательство на родном языке мага. Он беспомощно оглянулся, ставя воздушный щит - на сей раз магия вполне сработала, укрывая профессора и его спутников невидимым колпаком. Крису показалось, что даже дышать легче стало. По крайней мере ощущение голодных следящих глаз притупилось.
- А давайте поскорее убираться отсюда. Тебе, остроухий, я не верю. Даже если ты знаешь моё имя. В Грессе меня знают многие. Учителей не много. Каждый на виду и на слуху. Это не новость... Остальных я не знаю. Знакомиться будем позже. Если время появится... Я за деревню. В лес идти - переться  в зубы злу. Это, как по мне, и дураку ясно. Хотя, если кто-то пожелает, останавливать не стану. Придётся верить тебе, эльф.... И, если можно, убрать бы вот это летающее. И так нервы на пределе. - Холл хмуро взглянул на пожилого человека. Хотя, у того тоже уши выдавали явных эльфов в родственниках.
[indent] Магу внезапно захотелось бежать с этой поляны куда глаза глядят. И не оборачиваться. И плевать было на то посчитают ли это трусостью. Он сглотнул ком, что встал в горле. Рассматривать выпотрошенную девушку не стал. И без того жути хватало. И незнакомцы, что, явно не по своей воле, здесь оказались. И белый кот, что словно прилип к хозяину. Все казалось жутким сном, липким кошмаром. Маг даже ущипнул себя, но боль была настоящей.
[indent] Абсолютно некстати вспомнилась Солнечная Площадь. Там он еле выжил. Сейчас удача будет к нему так же благосконна?

+5

11

С каждой минутой ощущения становились всё более странными. С одной стороны, всё продолжало казаться каким-то неестественным. С другой – всё больше и больше приходило осознание того, насколько всё реально. Нарастало чувство тревоги внутри. Стэфан особенно отчётливо воспринимал недружелюбную энергию, направленную на всех, кто здесь собрался. Как оказалось, многие знали или помнили друг друга. А вот де Кесселю впервые приходилось находиться в столь крупной компании, да ещё и такой… Необычной.

И все были волшебниками, это тоже ощущалось слишком явно. А вот раненный эльф, как оказалось в итоге, просто притворялся, на самом деле был вполне цел. О чём потом сообщил всем, как и о том, что возвращаться обратно сейчас гораздо опаснее, чем идти вперёд.
-Я тоже, признаться, не верю до конца всем словам.-Де Кессель, честно говоря, попытался проникнуть в мысли эльфа и понять, о чём тот думает. Разумеется, при первой же опасности молодой человек бы отступил. Их слишком уж быстро «заставили» передумать в пользу деревни. Неизвестно, действительно ли там было безопаснее, чем здесь. И не было ли новых подвохов. Но что назад пути правда не было – это и впрямь ощущалось.

Де Кессель был благодарен господину, который поставил воздушный щит. За пару минут до этого он тоже ощутил давящую силу здесь, в лесу. Которая и на всё внутри него тоже давило, словно уже пыталось высосать жизнь. После щита дышать стало легче.

-Я… вас благодарю.-Решил высказаться, хотя явно был ещё слегка застенчив, чтобы начинать откровенно говорить со всеми. Но к компании тоже присматривался. Летающий череп вызывал неподдельный интерес. Именно интереса было больше, а не раздражение. Оно у Стэфана всегда так- ему сначала хотелось узнать, что и почему работает, а уж потом делать выводы. Некромант? С тёмными магами молодой человек дел почти не имел по понятным семейным и личным причинам. Потому наблюдать одного из них так близко от себя было любопытно. Пока.

Остальные спутники, впрочем, были не менее любопытны.
-Я тоже согласен с деревней.-Наверное, раз они оказались тут все вместе, то неспроста? Возникло странное ощущение, что и в людском поселении ничего не закончится. Жаль, места для записей с собой не было. Почему-то казалось, что вряд ли в своей жизни де Кессель ещё найдёт такую интересную компанию. Сам он поставил защиту на свою собственную голову да на камень внутри, чтобы о нём узнали как можно позже.

Немного беспокоило то, что почти не было с собой денег и припасов. Или это только меньшая из всех проблем? Как всегда, хотелось побольше оценить и понять. Но вопросов было слишком мало, а ответов вообще нет.

+5

12

Черная метка под грудью распотрошённой... Она была смутно, очень смутно знакома бывшему следователю. Видел ли он в книгах её или расследовал дело, в котором фигурировало что-то похожее? Надо подумать в более спокойной обстановке — от едва видимого тумана слишком пахло гнилью.
  Вампир посмотрел на последнего пришлого с котом на плече да с посохом в руках: то был Бальтазар, и его вид заставил вампира поглубже спрятаться в капюшон. Года сильно отразились на некроманте, и всё больше рыжий жалел, что не предложил полуэльфу Дар или хотя бы не провёл ритуал омоложения. Впрочем, в глазах было всё то же, что нравилось вампиру сквозь годы; пока что он не решился отвечать на этот взгляд... в таком виде. Не сейчас. Не время. Надо будет — Стефан откроется.
  Тем временем, эльф приобрёл более живой вид, и, как и думал вампир, оказался чуть большим, чем просто эльф, в лучшем случае — просто высшим эльфом, в худшем — каким-то древним духом. Он знал одного из людей (чем, кажется, смутил этого человека), да и его лицо было окружено магией, лишь некоторыми отголосками похожее на одно из заклинаний кровавой магии, словно эльф прятал лицо за другими лицами и те расплывались в неясный лик. Непонятный тип, и от него у вампира пошли бы мурашки по коже, если бы он мог покрываться мурашками.
   — Не вижу ни малейшего повода доверять ему, — шепнул он тихо, отступая под сень воздушного щита (который, кажется, никак не защитил бы живущих от зла в этом  лесу). — Что-то перебило множество воинов, а он живой и почти невредимый? Мало лесных остроухих переживает подобное.
   Он полуглянул на человека-мага, поддерживающего щит, и пожалел, что вовремя не прикусил язык: кажется, человеку было страшно, хоть и его аура говорила о неплохом магическом потенциале. Вампир оглянулся украдкой — да, пожалуй, все смертные испытывали, мягко говоря, неудовольствие от происходящего.
   — Спешу напомнить, что паника и страх не приведут нас к спасению. Охладите головы, господа, пока их не охладили нам.
   Кроме околоободряющих вещей стоило и подумать о дальнейших действиях. Оставаться и медлить нельзя, что-то могло атаковать из тумана и через мгновение, и через час. В лес идти — самоубийство: судя замешавшейся в аурах легкой растерянности никто не знал, что это за место. Кажется, придётся довериться аэльдари — для удобства Стефан решил называть многоликого просто аэльдари, кем бы он там ни был на самом деле.
   — Наиболее разумным будет временно довериться эльфу — но не спешите доверять ему. Следите за тылом.
   Говорил вампир всё так же тихо, надеясь, что его слова не достигнут слуха остроухого. Обида теоретически могущественного существа — не то, что нужно в такой ситуации.

+6

13

Стоило Торстейну присесть перед эльфом, как тут же поляна оказалась проходным двором. Сначала пришёл маг аристократического вида, потом мутный тип в плаще и капюшоне, будто и вовсе боится показаться наружу, а потом... а потом Торстейн уже перестал обращать внимания на подошедших и выпрямился. Подобная настолько разношерстная компания наводила исполина на крайне странные выводы. Пользуясь ресурсами своего тела, охотник снова усилил в несколько раз свое и без того хорошее обоняние. От одного пахло смертью в практически привычном понимании, тело второго в плаще так и вовсе не источало запахов.  А остальные были совершенно не интересны в этом плане. Надо же, какое совпадение.
"Значит, нас всех сюда каким-то образом забросило, если верить словам эльфа. Ритуал, что призывает 6-ых подозрительных личностей? Впервые слышу о подобном. Но пока что не время делать какие-то поспешные выводы"- Торстейн еще раз внимательно осмотрел присутствующих и закинул секиру на плечо.
Из леса и правда веяло тревогой, точно так же как и на этом капище. По спине прошлась волна мурашек, но исполин тут же скинул с себя подобное ощущение. Да, они были в опасности, но это было не поводом к страху. А вот большая часть присутствующих были куда менее склонны к таком подходу и это было видно, пусть и с трудом. Возможно, постоянное нахождение в стрессе сделало свое и Торстейн просто перестал соизмерять опасность. А может быть, его оборотничество делало свое и говорило не бояться темных сил, потому как изначально он сам Рилдирово отродье. Так или иначе нужно было начать что-то делать, потому как это место не располагало к застолью и шуткам. Летающий череп вызвал легкое раздражение, заставив Торстейна оскалиться и проводить его злым взглядом. Но говорить он пока ничего не стал, потому как говорить начали другие. Кто-то говорил здравые вещи, кто-то просто говорил, чтобы сказать и не стоять в стороне. Особенно Торстейна повеселила фраза неизвестного в плаще.
Спешу напомнить, что паника и страх не приведут нас к спасению. Охладите головы, господа, пока их не охладили нам.
"А кому-то вообще не нужно бояться остыть. Он ведь и так труп" - пронеслось в голове исполина, но говорить он это не стал, хоть и сам потешился своей же шутке.
Торстейн не знал тут ровным счетом никого и не стремился узнать, но примерно силы взвесить можно было. Эльф ждал, видимо, общего решения и Торстейн тяжело выдохнул.
- Деревня - единственное разумное решение. Пока не узнаем что нужно убить - не поймем как это сделать - Торстейн наконец подал голос, когда все замолчали,- Советую идти не одним скоплением, а выстроиться друг за другом по мере сил., - огромная ладонь легла на плечо Кристофера, - Не запомнил твоего имени, но пока буду звать профессором. Держись ближе ко мне, в случае чего будешь прикрывать спину, а я приму удар на грудь.
Возможно, Холл мог почувствовать странный звериный "душок" от стоявшего перед ним северянина, но сам же Торстейн не скрывал своего звериного начала практически никак. Кто захотел бы - догадался уже и по первому взгляду. Помимо Холла, взгляд Торстейна зацепился за еще одного человека, как более-менее надежного по первому взгляду, но демонстративно идти через всю толпу и говорить только с одним он не хотел. Не став дожидаться когда все поделятся впечатлениями, охотник развернулся в сторону эльфа и коротко кивнул, мол, "веди".

+5

14

[indent] Смешанные чувства одолели Бальтазара, когда на него повалились тёмной грудой дрянные новости.

С одной стороны, полуэльф испытал миг облегчения, когда понял, что всё-таки не ворвался на место проведения текущего масштабного ритуала, как ему казалось поначалу. Тёмные маги могут быть очень приятны в общении, могут быть вообще хорошими товарищами, а многие из них даже любят развеивать стереотипы о себе.

Однако в понимании множества адептов тёмных искусств, помешать чужому обряду, прервать его — непростительный грех. Возможно, худшее, чего можно ожидать от ближнего. Бальтазар и сам, когда его церемонию испортят, способен на каверзные проклятия. Такие, до которых додумается не всякое «абсолютное зло» вроде того, чем пугает собравшихся джентльменов этот высокомерный эльф.

[indent] С другой стороны, это печаль, что он так далеко от дома. У него ведь множество дел в Конклаве незаконченных, а он — по грибы. Он — по грибы, и вот уже, глядишь, в такую жопу мира угодил, где даже расстояния меряют в каких-то «кю» и где даже в эльфийское лицо смотреть противно и неприятно. Обычно-то наоборот: нормальные-то эльфы притягивают взгляд, залюбуешься, досталась же им форма черепа, прекрасная как сон…

Среди всех неприятных неожиданностей — одна не оказалась таковой:

— В одной лодке с вами, дорогой друг, мне спокойно, — обратился Бальтазар к Брану с чуть большим теплом, чем способен высосать леденящий дух проклятой местности. И не в такое вляпывались вместе. И не подвели друг дружку ни разу всё-таки.

— Насколько вообще спокойно можно плыть в столь тревожных течениях обстоятельств, я имею в виду. Приветствую… товарищей по несчастью,  — остановившись рядом с Браном, он выразил кивками и взглядами уважение остальным шестерым.

Даже эльфу, который, как показалось, Бальтазару отвесил своего презрения куда поболее, нежели остальным. Это всё их отношение к полукровкам, или ещё какие-то заморочки, да даже знать не хочется.

— Это летающее я сейчас бы тоже с удовольствием убрал, сэр… Кристофер? — не контролируя похабника Морти, а значит, и не имея перед ним обязательств, колдун продолжил с коварными интонациями, адресованными черепу:
— Или взглянул бы, какими способами это летающее убрал бы кто-нибудь ещё.

Видно, невозможно не увидеть, что вся компания подобралась из калачей тёртых, не уступающих им с Браном. Ну, если не считать юношу скромного и черноволосого. А потому «это летающее», поостерегшись применения к своей пустой голове всяческих боевых талантов, взвилось по спирали вверх. Прокричав на прощание «вашими душами подотрутся самые презренные из гоблинов помоечных», череп исчез где-то в угрюмых тучах.

Бальтазар только пожал плечами, как бы и извиняясь, и в то же время подтверждая, что к этому сквернословию он никакого отношения не имеет, он некромант приличный.

Несмотря на то, что он единственный из всех не прокомментировал повествование эльфа — выслушал внимательно и запомнил что следовало.

Ну, а что бы он сказал? Сказал бы, что «выспрашивать» — это не повод идти в деревню. Что спрашивать он мог бы прямо тут, вот у этой растерзанной покойницы немало выспросить, да вон у тех останков матёрого воина, лицо которого перекошено так, словно умер он не от меча, а от ужаса.

Сказал бы, да промолчал.
Ведь все уже навострили ноги в сторону жилья — в том числе и Бран, которого Бальтазар не бросит.
Ведь в деревне, быть может, винишко и пиво, а тут — засохшая кровь и трупный яд.

— Поддерживаю ваше благоразумное решение, идёмте, — смиренно проговорил некромаг, убирая за спину посох и обнимая перепуганного Тришку. Обращался он в первую очередь к скрытной персоне, закутанной в плотные одеяния: от этого типа и от его речей благоразумием несёт более прочих.

+3

15

Попытка Магнуса проникнуть в мысли эльфа и понять его не принесла нужных ему великой пользы. Но он узрел отдельные картины сражений былых и жестоких глазами Гилнара, мрачные фигуры в лесной чащи, в одеяниях напоминающие одеяние эльфа, а затем всё оборвалось, будто владелец своего разума оборвал ту короткую связь, которую с ним установил человек.  Аэльдари никак не прокомментировал то, что в его голове попытались покопаться, как и слова вампира, которые чуткий слух эльфа его профессии расслышал очень даже хорошо. Он осознавал все риски, и недоверие к такому чужаку, как он было ожидаемым. Но и Гилнар понял, что во внешнем мире даже высших эльфов могут подозревать в душегубстве, лжи, прочих хитростях - и они были, отчасти, правы. Просто аэльдари умело били вредителей их же методами, но с большей отдачей и опытом. К сожалению, Арисфею приходилось действовать через агентов и следопытов. Оттуда и предубеждения, что аэльдари Арисфея дикари и живут на деревьях, ибо следопыты всегда ходят налегке, а высота деревьев защитит их сон от диких животных или мимо идущих грабителей. Мало кому доводилось видеть истинный облик лесного королевства, отцов и матерей всех остальных рас эльфов. Только Ариман был удостоен присутствием небольшого военного контингента Айны Нумиторы, но даже это было каплей в море.

Лес гневается. — резюмировал эльф, проведя ладонью по стволу старого дерева на опушке леса. — Не на нас… пока что. —, успокоил он своих попутчиков. Казалось, будто Гилнар игнорировал все странности и особенности исходившие от всех присутствующих на капище. Для него было важным вывести их к деревне и… продержаться.
Пора идти. Тут не далеко. —  громко бросил он, и, никого не дожидаясь, нырнул под сень деревьев, двигаясь неспешно, но ловко и осторожно, как делает это кошка или лесной хищник. Его выручка, как жителя самого древнего и величественного леса на материке говорила за себя.

Как бы не казалось странным, но путь через лес пролегал через тропу, явно уже потоптанную ещё до них людьми и животными. Это говорило о том, что капище не было каким-то секретом для живущих некогда здесь людей. В общей сумме путь до Болгалада занял не более часа, однако чья-то злая тень неотступно следовала по пятам, будто поглощая весь тот участок леса, который был уже пройден судьбоносным одрядом. Он был судьбоносным, ибо избрал его сам лес, чтобы остановить то, что было опасно для целого региона. Гилнар хотел им сказать, но ещё было не время, так как к схватке с высшим духом этого леса его отряд, как и он сам, не был готов.
Деревня Болгалад. Они вышли к ней, но все узрели не то, что обычно думают увидеть. Вдоль леса тянулся побитый и погоревший в разных местах частокол. На некоторые колья и вовсе были нанизаны уже остывшие тела людей. Перейдя порог этой импровизированный границы следы побоища никуда не делись. несколько десятков домов, раскинутых беспорядочно по всей равнине, зажатой в эдаком лесном горлышке. Предполагалась, что лес защитит жителей от возможного набега дикарей с северных предгорий, но вышло всё наоборот и к этому никто не был готов. Побитые дома, тела мужчин, женщин и детей, изувеченные, искромсанные, частями объеденные и обглоданные. Были видны следы схватки: мёртвый кузнец с молотком в руках или вернувшийся с полей пахарь, застигнутый врасплох, пытался защитить себя мотыгой, но та рука, в которой он держал своё оружие лежала от него в пяти метрах. Везде были тела только местных жителей и ни одного признака или наличия тел нападающих.

Рана на теле Гилнара закровоточила, будто отзываясь на чью-то силу. Она была не обычной и эльф уже давно усмирил её своей магией, но отголоски чужой силы в  ней всё ещё напоминали о себе, заставляя аэльдари слегка морщится. Но он был один из тех, кто давно привык получать те или иные увечья или ранения.
Нам ннеобходимо продолжать путь. Они погибли больше нескольких суток назад. — отчитался эльф. — Я вёл вас не к тёплому очагу и отдыху, а к временному укрытию от того, что придёт за нами так или иначе уже этой ночью.
На всякий случай вынув клинок из ножен, Гиланр побрёл сквозь исходившее от мертвецов зловоние. Его интересовал лишь один дом, тот, что местные жители называли корчмой. Отыскать корчму не было великой проблемой и располагалась она у главной деревенской дороги, ближе к центру. Гилнар аккуратно отворил дверь, стоя у порога ещё несколько мгновений, чтобы его глаза привыкли к царящему внутри мраку и только затем он шагнул дальше. В корчме были такие же следы погрома, как и везде, но было очевидно, что напасть настигла здешних заседатых в разгар некого праздника, быть может даже чей-то свадьбы.  Все были растерзаны… кроме тавернщика и ещё одного человека из тел которых торчали стрелы. Такие же стрелы были у Гилнара в колчане.
Тела нужно вынести и по возможности сжечь. Чем больше мы сожжём тел до наступления ночи, тем лучше. Этот дом следует укрепить и забаррикадировать, но прежде я поведаю вам часть истории, которая возможно прольёт свет на ваше появление здесь.
Эльф подтянул к себе стул, удобно уместившись на нём, и, глядя на своих компоньонов, начал свой расказ...

Примерно, двадцать лет тому назад.

Стояла осень. На улице шёл сильный ливень, поэтому в корчме кипела жизнь, как и всегда, собственно, так как независимо от погоды жители любили захаживать сюда после тяжёлого рабочего дня. Тут и там люди рассказывали друг другу разные слухи о дикарях или невиданных зверях на юго-западе леса. У всех была компания, кроме одного, явно чем-то сильно озадаченного человека. Был он в рассвете сил, но хмурее самых хмурых туч, запивая свою ношу из прочной деревянной кружки дварфийской водкой. Ещё немного и он определённо нарвётся на драку, а затем проснётся в грязи, в каком-нибудь хлеву. Но этому было не суждено случится.
Дверь в корчу отворилась и через порог переступила высока фигура, полностью сокрытая под плотной тканью чёрного плаща, а на голову был натянут капюшон, и лишь нижняя часть, явно утончённого и прекрасного лица была кое-как видна в тусклом свете свечей, которых явно недоставало этому месту. Путники в этих краях были редкостью, однако появление такого человека никого не удивило, ведь в такую погоду много кто искал укрытие. Важно было лишь то, что человек этот был без оружия, а ещё послужил поводом для баек за одним из столов про некоего “Ночного гостя”, что также заходил в чужие дома в дождливую погоду и забирал души людей. Ирония заключалось в том, что выдумщик был крайне недалёк от правды.
Доброго вечера. — тихо, но столь чистый голос раздался в шаге от пьянствующего мужчины-одиночки. — У вас свободно? — поинтересовался незнакомец?
Иди в задницу, если не хочешь проблем! — выругался местный житель, косо поглядев на мужчину в плаще и потянувшись к своей выпивке.
Незнакомец проигнорировал эту угрозу и плавно опустился на старый круглый стул с уже давно перемотанной какой-то рваной тряпкой ножкой.
Вижу у вас горе, Годрик, я полагаю. — не церемонясь продолжал незнакомец.
Я же сказал… — Годрик осёкся. — Как ты?... откуда ты знаешь моё имя?! — возмутился он.
По пути я встретил женщину. Слышал, как она говорила о своём муже и дите, которому суждено родиться, но родится оно мёртвым из-за странного недуга. — ответил незнакомец.
Кто ты такой?! Не хочу слышать об этом и… — мужчина замялся, оглядываясь по сторонам. — Говори потише. Наше несчастье итак у всех на слуху, а тут ещё и незнакомцы лезут в не своё дело.
На устах странника образовалась закрытая улыбка.
Не моё, но я знаю как тебе помочь… за маленькую плату. — голова незнакомца слегка приподнялась. На Годрика смотрели  глаза оттенка заходящего солца с кошачьми зрачками.

Наше время.

Задолго до меня, демон искусил местного жителя. И действительно, у того жена родила ребёнка, здорового и крепкого… девочку.
Магия, сокрывающая истинное лицо Гилнара стала ослабевать и отряду постепенно предстало истинное лицо говорящего, но даже так, острые черты эльфа скрывали специальные мази, применяемые рейнджерами в ритуальных и практических целях.
Вы её уже видели. — эльф коварно улыбнулся. — На алтаре. И теперь, по прихоти леса, мы должны разрешить ошибки прошлого.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=dGUC1k5J0IA[/lazyvideo]

[AVA]https://i.imgur.com/JsSN5Mx.png[/AVA]

+3

16

[indent] Только что все судачили о том, как опасно идти в лес, и вот взяли и пошли в лес. Из-за парадокса Бальтазар несколько замешкался и теперь шёл последним.

И неописуемое, грозное задышало в его прикрытую лишь торбой с грибами спину. Ему казалось, что он ощущал бы этот надзор извне, даже если б не обладал магическим даром. И хотя некромаг никогда не имел привычки возносить себя над другими, теперь вдруг подумалось, что другим в конце вереницы пришлось бы тяжелей, чем ему.

Подумалось так из-за аналогии, которую он, может, и за уши притянул: когда, к примеру, душа мёртвого проходит сквозь обывателя, тот может и лишиться сознания, и даже заболеть надолго. А некромант — привычный, он может их десятками пропускать и даже специально прогонять через свое тело даже на физическом плане, сам становясь дырой в Завесе.

Хотя, конечно, приятного в этом мало. Как и в присутствии над путниками этого недоброго духа. Не имеющего, скорее всего, отношения к мёртвым… но духа, а с духами Бальтазар привык иметь дело.

Такой вот мысленной софистикой и поддерживал в себе спокойствие всю дорогу. Ну, и поглаживанием кота, конечно, тоже. Тот, правда, укрылся в капюшоне мага, когда на пути начали попадаться несвежие трупы, и гладить стало некого. Да и не положено: там, где столько трупов, у некроманта обычно работа, а не какая-нибудь там релаксация. Надо браться за посох, вон ведь и проводник впереди ухватился за оружие.

[indent] Обозревая набитую останками, как бочка, корчму, Бальтазар начал догадываться, какая именно работа намечается. И эльф словно услышал его догадку, и подтвердил: трупы надо убирать.

— Если позволите,  — некромант неторопливо, но уверенно шагнул вперёд так, чтоб его видели все. — Тела могут вынести себя сами, и уважаемым господам не придётся пачкать руки.

Он вопросительно заглянул в расплывчатое лицо эльфа: хотелось подтверждения от него, потому что против уходящих на своих ногах (ну или уползающих на чём-нибудь ещё, когда своих ног поблизости найти не удаётся) кто-то из окружающих может возразить. Возразив тем самым против логики и разума. Ведь Бальтазар совсем не знает большинство своих спутников. Но эльф — местный, и он может знать что-нибудь такое, из-за чего пустить своим ходом мертвецов нельзя.

- Заодно я и выведаю у них приметы убийц. А вот сжигать… Зачем, для чего сжигать столько полезного материала? Баррикады, сплетённые из костей, уж точно не хуже, чем слепленные из навоза и палок, и это лишь один из многих примеров того, как мёртвые способны защитить нас. Хотя, конечно, если джентльмены настоят на погребальном костре — то я попрошу останки улечься в него… Но, повторюсь, это трата ресурсов.

Закончив речь, он отступил в сторону, внутренне настраиваясь на тяжёлый труд и радуясь тому, что молчит посох. Тоже, наверное, настраивается, башка каменная.

«Мы между молотом и наковальней», — пришла на ум непрошеная банальность. Но потянула за собой уже не столь простые рассуждения…

[indent] Две враждебных силы здесь противостоят друг другу, и одна из них — та, чьи проделки мы, согласно утверждениям эльфа, должны исправлять — подчиняется неким законам, с ней возможно взаимодействие посредством ритуалов. Это не бессмысленный разрушительный хаос, нет. Не важно, поставлю ли я эту мертвечину, что тут валяется, на службу защитникам корчмы, или мне этого сделать не дадут. То, что подчиняется ритуалам, можно попытаться поставить на службу Хранителям — вот что важно. На защиту Тёмной империи.

+3

17

Присутствие мэтра Бальтазара успокаивало.  Малефик давно знал некроманта и мог ему доверить свою спину. Особенно после путешествия в пласт мира, где властвовал драколич. Тогда только их совместные действия, а так же мудрые слова со стороны мэтра в конечном итоге помогли им выбраться.  Так что теперь можно было хоть немного успокоиться... Если это вообще применимо к этому месту.
Меж тем эльф-притворщик выслушал всех высказывавшихся. Кстати говоря, приятно было что все, в конечном итоге, оказались здравомыслящими существами и решили не оставаться на этой поляне. Видимо и их проводнику это понравилось. Сказав, что то про лес, который почему то гневается, что в целом не удивительно ведь в его сердце провели обряд темной магии,  притворщик повел отряд за собой.  Бран был рад поскорее покинуть эту негостеприимную поляну. Правда, им вновь пришлось войти в лес. Но тут ситуация была иной.  Здесь не чувствовалась угроза, была протоптанная тропа что наводила на определенные мысли. Однако малефик готов был поклясться своей Силой и магией что полянка за их спинами изменилась. Что-то пришло туда следом за ними.  Пришло и поглотило. Оно было злым и голодным. Очень голодным, так как маг ощущал весьма странное. Будто нечто поглощало те участки территории, по которым прошел отряд.  Брана так и подмывало обернуться и посмотреть так ли это,   но в то же время он сам понимал, что ничего такого не увидит. Да Тень или что там, в тумане теперь следовало за ними дальше. Интересно, почему же тварь не напала? Неужели оно не так всесильно, каким кажется?  Нет. Бред. Оно опасно. И только и ждет возможность. Но когда? Когда решится что хватит ждать и пора пообедать группкой любопытных? Ночь? Скорее всего.  Впрочем, не это сейчас важно. Важнее можно ли убить эту тварь... Возможно, будь у меня время, немного лишней крови и возможность попробовал бы провести ритуал и узнать живая ли это тварь или может что-то из разряда нежити. Но, увы. Не сообразил. Хотя крови на поляне должно было хватить. Поздно корить себя за подобную оплошность.   Маг тяжело вздохнул, взлохматил волосы и продолжил путь, посматривая по сторонам.                         
      Впрочем, шел отряд не долго.  Довольно скоро перед их глазами открылся вид на деревню...  Точнее то, что от нее осталось.  Укрепленный частокол для защиты от возможных набегов, и это не смотря на то, что поселение находилось в сердце леса, не смог спасти жителей. Вон как весело и непринужденно они украсили его собой.  Кто то "развесил" тела жителей на частоколе и рядом с ним. Будто завтра Новый год, а частокол это гигантская ель.  Местами подпаленная. Мрачная ухмылка появилась на лице Брана при виде всего этого безобразия.  Впрочем, эльф-притворщик сразу объяснил им что, дескать, он не обещал им теплый очаг, пиво и прочие блага цивилизации всего лишь дал слово, что приведет их к укрытию, где можно остановиться, отдохнуть и дать возможный отпор угрозам.  Жаль только, что тела висели уже несколько дней.  Мертвая кровь... Мрачно подумал Бран и недовольно цыкнул языком. Такая кровь не подходит для ритуалов и очень плохо подходит для магии крови.  Поэтому мысль о том, что бы использовать данные тела для защиты этой ночью можно смело отбросить. Впрочем, то, что не мог использовать Бран, мог использовать Бальтазар. Надо будет намекнуть мэтру о том, что неплохо было бы оживить пару стражников. Сомнительно, что остановят ту тварь из леса... Но хотя бы предупредят, когда она придет.  Хотя на этот случай малефик все равно собирался поставить пару меток и ловушек. Конечно, маг крови не рассчитывал, что и это поможет, но дополнительная защита никогда лишней не будет.
  Меж тем, отряд прошел через ворота и оказался  в деревне, где царил такой же погром и хаос. Впрочем,  чего еще ждать. Одно плохо, все тела были старыми и соответственно с "мертвой" кровью. А это значит, следовало забыть о них. Большой минус.  Но ничего не поделаешь.  А отряд тем временем подошел к местной корчме. Внутри она была еще хуже, чем снаружи. Крепко стояло зловоние смерти.  Но интереснее были тела. Двое мужчин были застрелены из лука.  Их нашпиговали как ежей. Весьма интересный был вид у стрел. Малефик готов был поклясться, что недавно видел похожие.  Однако не успел он развить мысль как эльф вновь взял слово. Он поведал им историю этого места в которой, увы и ах, нашлось место одному демоническому отродью.  И это было плохо. В свое время Бран имел дело с одним демоном. И то маг крови действовал не в одиночку, а с одной волшебницей.  И их совместных сил хватило лишь на то что бы изгнать тварь обратно в её измерение.  Тут же ситуация была похуже.
-Интересно. Девушку принесли в жертву на алтаре для чего? В попытке спасти это место? Или заплатить демону? Те любят красивые жертвы и кровь, но сомнительно. -Глухо пробормотал чародей. Впрочем, какой бы не была история соглашения демона и местного жителя, поздно уже было, что то исправлять.  Предстояло действовать. И следовало составить план.
-Мэтр. Я искреннее прошу вас не тратить мертвую плоть просто так, а использовать в бою столько, сколько сможете контролировать. -Бран обратился к Бальтазару. -Для твари из тумана они вряд ли станут серьезным препятствием, но выбора нет. Будь тела посвежее, я бы взял парочку для своих ловушек, но, увы. Мертвая кровь. Впрочем, я оставлю пару меток и ловушек за пределами... дома.

Отредактировано Бран (Вчера 14:54:48)

+2

18

†i¤ [indent] Холл невольно вздрогнул когда тяжёлая ладонь легла на его плечо. Сразу же тело напряглось, ожидая подвоха, а с губ готово было сорваться заклинания. Рука сама собой потянулась к чужой чтоб сбросить и вывернуть в случае чего. Конечно, маг сомневался, что бородач так просто даст заломитьсебе руку, но если б сработал эффект неожиданности...
[indent] Но слова гиганта заставили Кристофера замереть на секунду, а после кивнуть. Рука мужчины замерла на уровне груди. Скорее всего, оборотень мог заметить и понять.
[indent] Поляна осталась за спиной, но Криса все время подмывало оглянуться, проверить ощущения. Воздушный щит все ещё держался вокруг неожиданных союзников. Когда все они собрались в цепочку, маг все же снял его, понимая, что черпать свои силы сейчас крайне неразумно. Мало ли что потом понадобится.
[indent] Путь по лесной тропе был недолог. Только вот картина, что предстала перед глазами учителя была омерзительной. Деревню не спас ни частокол, ни охранники. Было жутко рассматривать эти тела, что некто насадил на колья словно коллекционер бабочек да жуков. Холла передёрнуло. Он, конечно, видел и похуже, но наблюдать подобное каждый раз было сложно.
[indent] В прошлом мага были деревни и похуже. Он помнил одну, полную войск противника, что до этого перерезали всех жителей. Кристофер не посылал туда отряды союзников. Не дал этого сделать и командиру. Он просто хлестнул по деревушке заклинанием адового пламени. Арсенал, коим не стоит, верно, пользоваться светлому магу. Заклятье, что практически не даёт шанса на спасение. Расплатой стало практически полное истощение. Наниматель долго спорил с командиром о том, стоит ли забирать практически бездыханного мага с собой либо бросить здесь же подыхать - причем здесь честь когда можно не платить покойнику... Только в отряде были и те, кто помнил, что это такое и знал как этим пользоваться.
[indent] Таверна от прочих мест не отличалась. Кристофер поморщился, представляя себе как будет волочить трупы за дверь. Но вмешался пожилой. Тот, что был с посохом, котом и черепом. Череп, правда, уже соизволил, осчастливив всех бранью, улететь подальше. Кот прятался в капюшоне. Оказалось, что двое точно знакомы. Один, как понял Крис - полуэльф либо что-то подобное - оказался некромантом. Очень тдаже полезная магия в данном случае и месте. Второй, что был помоложе - магом крови. Тоже неплохо. Но, видимо, трупная кровь не подходила для чарования. Холл знал одну илитиири, что тоже владела подобной магией. Интересно, знал ли ее этот молодец?
- Если, все же, решите сжечь - я помогу. Могу поставить и защитные руны и заклинания хотя бы вокруг дома. Не думаю, что сейчас моих сил хватит на всю деревню. Но, пару маячков все же ткну у частокола. Чтоб знать если кто пожалует незваным гостем. Такие чары задержат нечисть. Ненадолго. А вот помещение будет защищено. Это могу практически гарантировать... И, если нужно... Как я понимаю, для магии может быть нужна кровь... У меня она несколько особенная. - профессор запнулся, оглядываясь на рыжего, что точно был, скорее всего, вампиром. По крайней мере, так казалось самому Холлу. - Только моя магия опасна для темных. Прошу это учесть. - последнее замечание маг бросил в сторону и довольно громко. Не просто предупредить, но и дать понять, что он, все же, не очень доверяет нечисти.
[indent] Рассказ эльфа радости не добавил. Кристофер лишь зло сплюнул, понимая, что дело пахнет плохо. Но, раз судьба забросила всех в одно мен, то на это были причины. Мало ли. Возможно, это некие духи выбрали именно их для этой миссии. Стоило ли считать себя теперь особенным? Либо знать, что ты просто умеешь, как никто иной, вляпываться в разное дерьмо.

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Дикая охота