https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Кто ищет, тот найдет | Vice versa


Кто ищет, тот найдет | Vice versa

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/1315/t760404.jpg

Участники: Сиф (Марсиф Ильмин Али-ас-Мехреб), Виола Иберис.
Время: весна, 10606 год.
Место: повествование начинается в Гресе (различные локации)
События: Пожелайте, чтобы кому-то повезло встретить вас, и вам повезет встретить кого-то.
Вселенная щедра, если искренне о чем-то желать. Древний вампир соглашается быть проводником белой девы в мир тьмы.

+1

2

Свиток пожелтевшего от старости пергамента полетел в сторону и, отскочив от серо-бурой гранитной стены, беспомощно шлепнулся на гору не менее старых книжных собратьев. Облысевший монах и бессменный хранитель нажитой непосильным трудом коллекции сочинений и исследований возмущено цокнул и покачал головой, оказавшись невольным свидетелем хулиганского бесчинства посетительницы.

- Он старее Ваших прадедов, леди! Держите свое нетерпение при себе,  - выпалил монах и тут же добавил, опасаясь гнева знатной госпожи, - О, уважаемая...

Книгохранитель замялся и принялся делать вид, что увлеченно перечитывает одну из рукописей, забившись в свое кресло в противоположном углу читального зала. Девушка бросила полный усталости и пренебрежения взгляд, не собираясь объяснять свое поведение и сдерживая ядовитый и тем не менее честный комментарий:

Прадеды прадедов излагали не сухие действительные факты, а субъективное видение с устойчивым налетом раболепия перед гресскими венценосцами и светлейшими служителями.

Виола продолжила гневно смотреть в глубину безлюдных библиотечных рядов, сложив руки на груди и поджав и без того тонкие губы. От накала мыслительного процесса и эмоционального напряжения уже выступили две предательские морщинки между нахмуренных белесых бровей, а на по-прежнему обветренных щеках пробивался переливчатый румянец. Молодая женщина изящным движением по-аристократически тонких пальцев поправила свисающую на лицо прядь перламутрово-белых волос и тяжело вздохнула: многочасовые бдения над старыми и не очень рукописями желаемого результата не приносили. Вторая неделя поисков пролетела незаметно и уже подходила к концу.

Конечно, библиотека Гресской магической школы изобиловала манускриптами разных эпох, но не вся информация была достоверной. К публикации допускался только “разрешенный” правящей элитой и светлыми магами материал, а ведь даже самому честному человеку хочется жить хорошо и, в принципе, жить. Кроме того, каждый правитель считал праведной необходимостью внести нужные правки как в законы, так и в доступные для жителей города книги. Одновременно с этим общественная коллекция подвергалась зачисткам, поэтому даже горстка наиболее правдоподобных описаний была либо сожжена и безвозвратно утрачена, либо пожертвовала текст и страницы во благо процветания герцогства и укрепления светлой веры народа - то есть переписана. Правящей династии и магам невыгодно было хранить книги об истории, обычаях и таинствах темных богов и их приспешников. Недовольные жители, неоцененные по достоинству ученики и завистливые представители приближенной к герцогу элиты, которых хватало всегда вне зависимости от положения дел, могли почерпнуть опасные знания и использовать их против власть имущих. Даже примкнуть к детям тьмы и тварям беспросветной ночи, передав потенциально значимые знания, важные секреты и планы. Не смотря на то, что плохих и хороших хватало по обе стороны баррикад, конкретно жителям этой стороны необходимо было ненавидеть и бояться своих оппонентов. И при удобной возможности - убить и истребить.

Виола собрала непрочитанные манускрипты и книги в стопку и оставила на краю старого дубового стола. Накинув на плечи дымчатого цвета легкую мантию, она покинула читальный зал.

***

Шаги звонким эхом разносились в вечернем полумраке весенних улиц. Девушка выбрала более длинный путь, ведущий в гостиницу - возвращаться в родовое гнездо она не планировала, а пара звенящих монет могли купить молчание как управляющего, горничной, так и монаха-библиотекаря. Пребывать инкогнито в родном городе было забавно и напоминало детскую игру.

Мысли о темных землях и искусствах продолжали изводить белокурую голову, лишая сна и аппетита. Все происходящее казалось наваждением: после стольких усилий вырваться из лап демона и его армии, покинуть ненавистные Скалистые горы с их дикарскими обычаями и суровым климатом, всеми правдами и неправдами получить телепорт в родные земли - чтобы что? Вернуться добровольно, но теперь в другом статусе? Неужели все это того стоит?

Виола молча следовала своему пути, погруженная в рассуждения и мир собственных чувств и воспоминаний. Безлюдные переулки давно сменились умеренно освещенной улицей с магазинами и тавернами; где-то вдалеке мерцала своими огнями гостиница.

Отредактировано Виола Иберис (22-07-2020 12:43:01)

+2

3

Черная карета въехала на территорию гресских владений под вечер. Сиф не изменял своим традициям, он предпочитал чувствовать себя защищенным хотя бы от солнечных лучей и дневного света, раз уж не удавалось рассчитывать на полную безопасность от вероятных опасностей в дороге. Его экипаж оставался неизменным долгие годы, менялись разве что возница время от времени, лошади и колеса. Чертовы колеса то и дело умудрялись увязать в грязной колее отдаленных дорог, размоченных дождями. Сиф даже подумывал было заглянуть на огонек в Сгирд к Мастеру. Старый проходимец все еще перебивался крупными заказами, но вряд ли отказал бы своему постоянному клиенту в такой мелочи, как зачарование колес на прочность. Даже если теперь этот постоянный клиент уже не имел никаких привилегий, покинув Темные Земли. Но он по-прежнему оставался полуторатысячелетним вампиром, способным прогрызть шею до позвоночника за одно биение сердца.
Терять своих соратников было непросто. Сифу с трудом удавалось сохранять свое исконное хладнокровие и не утопать в мыслях о том, что он сам оказался виноват в случившемся. Ну что же... Покинул столицу, принял решение уйти, заполучить свободу. Посчитал, что для Темных земель и своей родины сделал всё, что мог, и даже больше. И далее настала очередь подумать о себе. Мысли об этом зародились после знакомства с Александрой. Строптивая рабыня, которая стала для черной вампирской души лучом надежды, сейчас и не помнила даже об их с Сифом встрече. Где она теперь? Спустя столько времени...
Он потерял ее, посчитав, что мимолетные слабости не подобают владыке Темных земель, осуждение он бы пережил, а вот уколы в сторону своей стальной репутации - вряд ли. Человеческая женщина, согревающая вампирскую постель - хах, это какой-то нонсенс! Стоящая за спиной владыки наравне с советниками, как серый кардинал. Но после ее ухода в душе Сифа что-то всколыхнулось. Он и прежде задумывался о том, что с приобретением бессмертия потерял что-то большее, и что живет уже слишком долго.

- Шайлен, к ближайшему постоялому двору, пожалуйста, - в Гресе с тех пор, как Сиф был здесь в последний раз, тоже, видимо, многое поменялось. Городские стены уже виднелись в окно, но вампир ощущал присутствие чужой магической силы, настолько серьезной и словно давящей сверху, что игнорировать ее было бы беспечной глупостью. Конечно, Сифу не требовалось спать или отдыхать. Не сейчас. Однако где еще, кроме как на постоялом дворе, можно узнать всяческие новости.
Карета замедлила свой ход и вскоре остановилась. Долговязый гайдук соскочил с запяток, поспешив распахнуть дверцу перед господином и выдвинуть подножку. Сиф сощурился от все еще слишком яркого для своих глаз света, затем кивнул кучеру и велел слуге позаботиться о багаже. Из Эреш-Ниора он не забрал практически ничего. Лишь тот самый кол с серебренной оббивкой все еще путешествовал с вампиром, одежда, кое-какие записи, магические книги, манускрипты, представлявшие ценность не для широкого круга лиц, оружие.
Периферия походила скорее на большую деревню, нежели на часть города. Впрочем, Сиф не был уверен, что дальше стоит ехать. Шай выбрал неплохой постоялый двор, хотя вряд ли здесь было из чего выбирать. Все остальные местечки, где можно остановиться, наверняка уже за городскими стенами, но туда вампир не станет соваться, пока не разузнает, что здесь в конце концов происходит.

- Вот адрес, - лакею был дан лист бумаги с вензелем - их по-прежнему изготавливали для Сифа на заказ, используя герб почившей династии Мехребов. - Передай библиотекарю этот список, - поверх первого листа легло запечатанное восковой печатью письмо. - И вознаграждение, - черный бархатный мешочек с чем-то звенящим, и этот золотой перезвон одной монеты с другой не спутаешь ни с чем иным. - Мне нужно выяснить, что происходит в городе.
Сиф не говорил своим слугам ничего лишнего. Им явно не следовало знать, что вампир ощущает чужеродную неприятную магию и не горит ярым желанием почувствовать ее воздействие еще сильнее. Опасность... Слишком явственно она была сейчас на вкус. А он уже - не владыка Темных земель, чтобы в случае необходимости воспользоваться этой информацией как щитом. С другой стороны, подобные сведения обладали и оборотной стороной медали, так что, возможно, и к лучшему, что теперь столь высокий титул Сиф больше не носил.

Джорах, тот самый лакей, служил Сифу около трех лет. Вместе с ним и Шайленом покидали они Эреш-Ниор, а с тем и территорию, подвластную вампирам и в те времена находящуюся на заре своего процветания. Джорах, несмотря на свой высокий рост и как будто бы болезненную худобу, бегал шустро, а еще обладал подвешенным языком и цепкой памятью на лица. Потому, когда он на одной из улиц столкнулся взглядом со взглядом какой-то горожанки, то почти сразу же застопорился и оглянулся.
- Леди Виола! - сначала неуверенно, а затем громче окликнул ее Джорах. Подбежал в два своих длинных шага, обогнал и, как ясный светоч, встал перед ней, перегораживая путь. - Леди Виола, это и впрямь вы! Не знаю, помните ли вы меня? Я - Джорах, лакей Его Высочества, - похоже, только внушением можно было выбить из обоих слуг такое обращение к Сифу. Хотя он так и не был коронован, но его называли в Анклаве Темным принцем, владыкой, повелителем. Так и сохранилось это "Ваше Высочество". - Мы уже встречались близ Скалистых гор. Ох, вас совершенно невозможно не узнать или позабыть, леди Виола! Мессир был бы рад повидать вас... - Джорах замолчал, разглядывая девушку с высоты своего роста как минимум в два метра. Иногда даже любопытно становилось, как он не складывается пополам, когда дует сильный ветер.

+2

4

Участливый голос выдернул девушку из омута далеких воспоминаний, а спустя мгновение уже предстал перед ней высокой темной фигурой, склонившись и рассматривая ясное и благородное лицо. Верный слуга Темного принца ничуть не переменился с их последней встречи, которая имела место быть более двух лет назад. Виола с опаской оглянулась по сторонам, а после деликатно и, не говоря ни слова, взяла Джораха под локоть и отвела в сторону, избегая света фонарей и витрин. Быть объектом внимания любопытных глаз не хотелось, а леди Виола была только одна в Гресском герцогстве. Исчезновение представительницы знатного рода и одной из первых посланниц всколыхнуло умы как при дворе, так и простого люда. Первые видели в событии акт предательства: девушка отличалась сообразительностью и могла постоять за себя во время международной миссии, а значит, пропасть так просто не могла. Вторые же судачили и смешное, и страшное, но крайне далекое от политики и реального положения дел.

- Джорах?! - наконец, произнесла она со вздохом, снимая капюшон с белокурой головы; девушка с нескрываемым удивлением и радостью от нечаянной встречи разглядывала лакея, предпочитая более открытое общение вне дворцовых стен, - Конечно, я Вас узнала!... Что Вы делаете здесь? Почему Его Высочество в Гресе?

- Сказать по правде, я и сам часто задаюсь этим вопросом. Да уж не с тем ли...кхм, - начал вслух рассуждать разговорчивый слуга, но вовремя осекся, чтобы не взболтнуть лишнего; он тоже был рад такому стечению обстоятельств, ведь собеседница вызывала в нем невольную симпатию, - Впрочем! Что мне передать Мессиру? Вы подарите нам немного своего внимания?

Виола не видела смысла продолжать раскопки древних рукописей в библиотеке, которые не приносили ни ответов, ни новых вопросов на пути к истине. Конечно, общение с глазу на глаз с Владыкой Темных земель веяло потенциальной опасностью и несло в себе обоснованные риски. Кельтазар поведал ей о природе своего посетителя и историях, которые ходят вокруг его происхождения и деяний. Она не была так близко знакома с великим темным, но внутренний голос подсказывал, что он в такой же степени эстет и мыслитель, как и бессмертный кровожадный убийца. По крайней мере, она очень на это надеялась. У кого, как ни у древнего могущественного вампира, попытаться получить знания или хотя бы подсказку в отношении поисков!

К тому же Сиф как личность вызывал в пытливом уме неподдельный интерес: гресская посланница любила читать людей как книгу, а этот персонаж был одним из наиболее редких и необычных, зацепив внимание с первых минут знакомства. Решено!

- Конечно, это будет большой честью для меня, - тотчас ответила Виола и улыбнулась лакею уже более официальной и сдержанной улыбкой; вечер был полон тайн и событий.

- Ах, Вы так любезны, леди Виола! Если хотите, мы можем встретиться через час и вместе отправиться к нашей… хе-хе... обители, - сострил Джорах, который не сильно жаловал провинциальные места, хотя пребывал в них достаточно легко и свободно.

***

Виола задумчиво расчесывала перламутровые волосы, переплетая их в изящную прическу, достойную появления перед монаршей особой. С минуты на минуту она готовилась покинуть свою комнату и снова посмотреть в глаза вечности.

Незадолго до внезапной встречи с лакеем она размышляла о главном виновнике своих исканий: что как не разбитое сердце может заставить пуститься во все тяжкие, оставив позади спокойную и наполненную хрустальным блеском жизнь?

Ксальвадор Элиас Фрейри был таким же потомком высокородной фамилии, что и Иберис; и кажется, все было решено их родителями задолго до непосредственного знакомства, которое состоялось в день совершеннолетия будущей невесты. Первая встреча, приправленная рассказами отца и матери об известном в Гресе семействе, переписка, всеобщее одобрение и восхищение подруг… И она влюбилась. Его недюжинный ум, дерзкая отвага и воплощенное благородство заставили без памяти влюбиться, как только могут это делать юные особы. Виола расцветала в его руках, сама того не подозревая, что скоро тоненький стебель срежут острым ножом и поместят под стекло в любимом кабинете как один из самых красивых трофеев, делающий честь владельцу и вызывающий всеобщую зависть окружающих.

Ксальвадор же рассматривал потенциальный супружеский альянс скорее как политический ход для укрепления благосостояния собственной фамилии. К тому же Виола действительно была необычной девушкой во многих смыслах; именно такая могла благостно оттенять его фигуру в обществе и быть полезной для разрешения острых моментов на пути его блестящей карьеры. 

Любовь слепа - правильно говорят мудрые.

Он ушел для достижения всевластия и страстно желаемого величия. Покинул так же быстро, как и попросил руки и сердца в свое время. Она помнила каждое надменное и насмешливое слово их последнего разговора, каждую саркастическую шутку в адрес сокровенных простых человеческих желаний быть любимой и любить. Чувства вины и стыда сдавливали виски и прожигали нутро насквозь, оставляя свою болезненную черную метку на душе. Она чувствовала вину, что не соответствует его видению подлинно прекрасного, и еще больший стыд, что позволяет так с собой поступать. Виола не понимала до конца, чего жаждет от встречи с ним - жестокой расправы под знаком мести или признания из уст тщеславного человека, обманувшего самые глубокие чувства.

***

- А вот и Вы, леди Виола! Кажется, я понимаю, почему Кельтазар назвал Вас Белой девой, - выразил свое восхищение лакей, забираясь на противоположное сидение небольшой кареты, которую девушка успела подловить недалеко от гостиницы. Особой необходимости в ней не было, но посланница по-прежнему старалась избегать лишних взглядов, оберегая свое тайное пребывание в родных землях. Светлый плащ из мягчайшей шерсти переливался в свете фонарей и так подходяще обрамлял силуэт в струящемся белом платье.

- Едемте, леди Виола. Сюрприз, да-к, сюрприз, - сказал он, самодовольно улыбаясь, преисполненный гордостью, и устраиваясь удобнее на кожаном сидении. Далее последовал ненавязчивый светский разговор о погоде, переменах в городе и личных впечатлениях по возвращению. Джорах старался не обсуждать с ней путешествие хозяина, избегая естественных, но столь неудобных для него вопросов.

Постоялый двор был действительно на самой окраине столицы, как и предупреждал лакей. Безусловно, это было первое заведение за стенами города, но совершенно точно последнее, где можно ожидать встречи с Владыкой Темных земель. Девушка поднялась по крученой лестнице, ведущей в особо отдаленные и наиболее дорогостоящие комнаты, и остановилась недалеко от двери, ожидая подходящего момента, чтобы зайти. Джорах пропал за массивной дубовой дверью, но вскоре возвратился с низким поклоном в пояс и приглашением войти.

В глубине комнаты с рисунками королевской охоты на стенах на резном массивном кресле восседал тот, величие которого страшило и восхищало одновременно. Легкий холодок пробежал по спине девушки, снова пронизывающий взгляд изучал ее натуру. Не поддаваясь волнению, Виола сделала почтительный реверанс:

- Ваше Высочество, - поклонилась она с чарующей приветственной улыбкой, - Судьба была благосклонна, и мне снова посчастливилось встретить Вас.

+1

5

Джорах меньше всего сейчас ожидал увидеть Бледную леди. Такой он запомнил ее по их прошлой встрече два года назад, такие ассоциации она вызывала и сегодня. Хотя он искренне обрадовался встрече, но все же не настолько, чтобы проявлять учтивость, подобающую слугам по отношению к господам, и отбивать поклоны или целовать руки, увы. Лакей считал себя слугой одного-единственного господина, чем безмерно гордился, и даже мысль о том, чтобы поклониться кому-нибудь другому, виделась ему кощунственной. Притом что Сифу он тоже, впрочем, не кланялся.
Предложение для леди Виолы навестить Сифа было неожиданным. Джорах мог бы поклясться, что ему словно кто-то вложил эти слова в его уста, но нет, вампир здесь был точно не при чем. Инициатива исходила исключительно от самого лакея, была принята с благосклонностью и охотой. Потом, правда, Джорах засомневался, а правильно ли он поступил, пригласив Бледную Леди без ведома и повеления мессира к его двери. Хотя Сиф путешествовал не инкогнито, однако он не упоминал, что жаждет принимать гостей.
Любопытно и то, что леди Виола сходу согласилась на встречу. Они с Сифом были знакомы постольку-поскольку. Да и то время, когда виделись и разговаривали в пределах владений демона близ Скалистых гор, вряд ли можно было бы назвать для девушки счастливым. Удивительно и то, что леди оказалась столь храброй - согласилась без колебаний повидаться с бывшим правителем Темных земель, древним вампиром, который, хоть и без труда контролировал свой голод, но все равно ведь оставался нежитью и темным.

Распрощавшись с девушкой, Джорах помчал выполнять задание господина. Отыскать библиотеку и совершить все необходимые манипуляции с письмами - дело нехитрое. А вот с поиском нужных рукописей были проблемы, и слуга затратил на это дело куда больше времени, нежели рассчитывал. И возвращался спустя несколько часов с добытыми экземплярами и сомнениями в том, что сделал все правильно. Вдобавок еще сомневался насчет появления гресской посланницы, как она тогда себя нарекла, у порога арендованной комнаты.

Ехали они вместе, сидя друг напротив друга в небольшой простецкой карете. И Джорах мысленно изумлялся тому, насколько разительные перемены могут произойти во внешнем виде девушек за несколько часов. Виола принарядилась. Может, она не преследовала никаких особенных целей при этом - лишь выглядеть подобающе на аудиенции у того, кто, казалось бы, привык к самому лучшему. Бывший принц Гульрама, бывший принц Темных земель, некоронованный король. Его долгая жизнь, однако, отучила ото всяких предрассудков. Сам Сиф был приверженцем красивой простоты и удобства. Его одежда не отличалась вычурностью, единственное, чем отличалась - неизменно черным цветом в каждом своем элементе. И даже было забавно смотреть на контраст, которым осветила своим появлением комнату леди Виола Иберис.
- Какой... неожиданный сюрприз, - Сиф не выразил удивления или какого-либо восторга. Он поднялся навстречу вошедшей гостье, отложив книгу, которую до тех пор читал. Неожиданностью для вампира сей визит не был, так как еще на подходе Джорах мысленно доложил господину о том, что Бледная Леди, так удачно встреченная на улицах Греса, изволила посетить Сифа и выразить ему свое почтение. Своевольничать слугам Сиф не позволял, рассылать приглашения от своего имени тем более. Поэтому Джорах, положив посылку из библиотеки на стол, поспешил удалиться прочь под тяжелым взглядом господина.
- Проходи, - и тогда он обращался к ней без лишнего официоза, и сейчас не видел смысла что-то менять. - Присаживайся. Высочество - это уже совсем неуместно. К счастью или несчастью, я больше не принадлежу правящей верхушке Анклава, - вспоминать о пертурбациях в Темных землях отдавалось в вампирской душе, как струны расстроенной скрипки. Объясняться Сиф не считал нужным, они с Виолой - не друзья и даже не знакомые. Всего лишь случайные прохожие, которых однажды судьба снова столкнула нос к носу. Но столкновение было приятным, чего греха таить. И сейчас тоже, хотя Сиф не собирался прощать вольность своему слуге, видеть именно это лицо, отмеченное аристократической бледностью и чарующей улыбкой, тоже было приятно.
- Кельтазар тебя отпустил? Или ты смогла уйти? - пожалуй, Сиф мог бы и сам узнать все, что ему хотелось. Мало кто мог сопротивляться тому, как древний вампир телепатически пробирается в чужое сознание. Но в этом не было ничего интересного. Куда занимательнее искать ответы на свои вопросы через беседу, да еще и ловить невербальные знаки - взгляды, жесты, те же улыбки, мимолетное движение ресниц, едва различимый вздох. - Хочешь чего-нибудь выпить? - в качестве радушного хозяина вампир был так себе. Себе он не заказывал в комнату ничего, но вряд ли даже в столь поздний час хозяйка постоялого двора станет артачиться и отказываться от дополнительного заработка.

+1

6

Пламя беспокойно танцевало на кончиках восковых свечей, отбрасывая тревожные тени на стены комнаты. Виола походила скорее на призрака, чем на существо из плоти и крови, а блеск перламутровых глаз выдавал в ней неестественное человеческой природе происхождение. Изображения истекающих кровью львов и единорогов в окружении охотников и гончих застыли для нее в немом послании - “беги”.

- Да, действительно неожиданный, - также менее официально ответила она, подхватывая инициативу, - Не бывает случайных встреч, Вы же знаете. Каждая из них — или испытание, или наказание, или подарок судьбы.

Все тот же отрешенный взгляд, в котором будто не было ни капли интереса или любопытства к происходящему. Все те же холодные нотки в голосе, которые заставляли собеседницу ощущать себя крайне некомфортно, словно сковывая собственный голос. Такое случалось крайне редко, Сиф был персонажем исключительным. Короткие отрывистые предложения его речи не были приказом, но и не были радушным приглашением. Тем не менее она здесь, и он ее принял.

Кельтазар рассказал не все, но многое о своем посетителе. Неоднозначные истории, показывающие Сифа то лютым зверем, то хитроумным стратегом, то “человеком чести”, насколько это можно применить к бессмертному вроде него. Виола слушала истории демона и невольно думала, как могло (и могло ли) остаться в вампире хоть что-то человеческое после стольких лет под сенью кромешной тьмы. Она мало знала об этой стороне мира, но очень хотела узнать.

Новость о переменах на политической арене удивила, но дипломат посчитала дальнейшие расспросы излишними. Ворошить подобные темы было мало приятным занятием, особенно для сошедшего с престола правителя. Это могло испортить настроение, и тогда, возможно, придется уйти несолоно хлебавши.

Виола сделала несколько тихих шагов навстречу и расположилась на краю такого же резного кресла, что стояло напротив. Складки и узоры белоснежного платья переливались в мягком свете свечей.

- Кельтазар тебя отпустил? Или ты смогла уйти? - все тем же бесстрастным тоном произнес вампир.

- И то, и другое, видимо. У меня появилась возможность, которую было бы непростительно упустить в моем опасном положении... А он по какой-то причине решил не преследовать. Хотя мог.

Она не стала рассказывать ему, чего стоил побег, какой проверкой собственных сил и смелости он был. В то время попытки вырваться из клетки повторялись с раздражающей регулярностью, но каждый раз птичка была поймана - то в коридорах, то у стен поселения. Сначала беглянку просто отправляли в свои покои, лишая возможности покидать их и общаться с кем-либо, затем следовали продолжительные беседы с хозяином, напоминавшие своим тоном то кнут, то пряник. Однажды он поймал девушку лично, сжав предплечья настолько сильно, что следы варварского обращения проходили несколько недель, и яростно нашептывая в женское ушко все, что придется испытать, повторись побег снова. Кельтазар обычно не был груб к своей “гостье”, регулярно подчеркивая и напоминая о своем милостивом расположении. Гресской посланнице пришлось лицезреть, как он собственноручно расправляется с врагами, как жестоко карает неверных, но ее он не трогал никогда. За исключением того злополучного вечера, будучи в невероятной ярости.

А дальше случилось редкое для тех мест землетрясение - природное или вызванное иными силами - и настолько мощное, что заставило пошатнуться стены злополучного места заточения. Обвал потолка усыпил бдительность стражников, и не то пленница, не то гостья успела выбраться незамеченной. Не теряя ни минуты драгоценного времени, она подхватила с пола одиноко лежащие ножны с кинжалом и ринулась прочь. В поселении была жуткая суматоха: жители выбегали из домов, держа в руках все то, что успели спасти, повсюду валялись камни, поваленные деревья и черепки битой посуды. Дрожь земли продолжалась, сотрясая все вокруг. Воины вытаскивали из-под завалов своих товарищей и поселенцев. Демона на горизонте не было. По счастливой случайности недалеко от выхода ржал от страха вороной конь, привязанный к покосившемуся подобию забора. Оседлав животное, она помчалась со всей скоростью подальше от ненавистного пленителя. У нее не было ни денег, ни карты, лишь неистовое желание обрести свободу. Она не была жертвой, но была выжившей.

- Бокал красного сухого вина, если Вы не против. Думаю, что-нибудь приличное здесь найдется, - отказываться от предложения могло быть неучтиво, - Прошло столько времени… Какие пути и помыслы привели Вас в Гресское герцогство?

+1

7

Пока гостья осматривалась и осваивалась, Сиф положил ладонь на посылку, завернутую в плотную вощеную бумагу и перехваченную бечевой. Его планы оказались слегка подправлены. Теперь вместо прочтения и изучения затребованной информации он принимал визитеров. Не сказать бы, что это как-то вампира смущало. Отнюдь. Он и впрямь был приятно удивлен увидеть здесь, в Гресе, в не самом благожелательном для темных городе, знакомое лицо. Ее кожа могла бы посоперничать цветом с только-только выпавшим первым снегом или с юными молочными облаками, которые с высоких горных вершин согнал злодей-ветер. Если бы Сиф не знал наверняка и не чувствовал этого благодаря особенностям своего организма, то решил бы, что леди Виола - тоже вампир. Настолько точеными, будто вышедшими из-под острого резца мастера-скульптора чертами обладала девушка. Настолько бледной, с каким-то потусторонним жемчужным светом она казалась.
Сиф разглядывал ее, как и в первую их встречу, не исподволь, а прямо, не скрывая своего интереса. Прошло года два, а она изменилась так, словно прожила целую новую жизнь. Нет, казалось, внешне осталась прежней - такой же утонченной, с прямой осанкой, расправленными гордо хрупкими плечами. Весь ее облик вызывал у Сифа противоречивые чувства. Одно из них для вампира было вполне ожидаемо - он слышал, как бьется сердечко Виолы, чувствовал ее дыхание, шум бегущей по сосудам крови и представлял, какова она на вкус. Вампир едва заметно встряхнулся. Такие мысли совсем не подобают двум подкованным в вежливости и этикете собеседникам.
- И что же - наша? Испытание? Или наказание? - Сиф указал взглядом в кресло близ стола, а сам уселся обратно на прежнее место. Голос его был ровным, ни интонацией, ни мимикой вампир не выдавал своих истинных мыслей касательно этой встречи. - Или все-таки подарок судьбы?
Он относился к этому с изрядной долей легкости. В Гресе 99% жителей не переносили нежить. Как, впрочем, встретить ее здесь, должно быть, было чем-то сверхъестественным. А теперь еще и это новое неприятное ощущение, заставившее Сифа остановиться подалее от крепостных стен. Пока Джорах выполнял поручение в местной библиотеке, он должен был заодно и разведать обстановку. Но вампир средь его скомканных поверхностных мыслей не обнаружил ничего важного и интересного для себя. Так, быть может, здесь сумеет помочь Бледная Леди?
- Я бы на твоем месте поостерегся от таких предоставленных возможностей от демона. В свое время, конечно, - Сиф обхватил пальцами подлокотники кресла, машинально поглаживая их гладкую полированную поверхность. Ореол задумчивости отпечатался на молодом лице вампира едва различимыми морщинками на лбу. - Сейчас уже, думаю, ты можешь не задумываться о Кельтазаре. Его жизнь была насыщена событиями после моего ухода, сейчас, полагаю, ему и вовсе не до тебя и твоих приключений. А они, как погляжу, вернули тебя на сторону света, - уголки губ вампира чуть дрогнули, приподнимаясь вверх. Сиф был настроен сегодня благожелательно, даже несмотря на свои первоначальные желания свою гостью съесть.
Джорах получил мысленное указание сделать заказ и принести его как можно расторопнее. Оставалось только удивляться, как столь нескладный долговязый лакей умудряется так проворно бегать, переступая своими худыми длинными ногами. Но он и правда вскоре постучал, чтобы внести на подносе все, чем возжелала промочить горло леди Иберис. Сиф исключительно вежливости ради взял бокал и себе, однако едва ли смочил в терпком напитке губы.
- Я ищу кое-что и кое-кого, - уклончиво отозвался вампир, не отводя взгляда от снежной девы. - А что делаешь здесь ты? Вернулась в родные пенаты? - к слову, ведь она могла помочь с нужной информацией, раз Грес был ее домом. - Ты ведь знаешь, кто я, - это не вопрос, а утверждение, очевидность, не требующая уточнений. - И прежде я несколько раз бывал в Гресе, это не доставляло мне неудобств. Сегодня я их ощутил. Потому-то и пришлось остановиться, не переступая черты города. Может быть, ты знаешь, в чем причина?

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Кто ищет, тот найдет | Vice versa