https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
https://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Любовь чёрного сердца.


Любовь чёрного сердца.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://s1.1zoom.ru/b5050/3/Monsters_Little_girls_463713_1152x864.jpg

Время: 1574 год
Место: Эмилькон
Участники: Церера Аматониди, Эоган.
Сюжет: Преданный Тессарей, пытавшейся убить его, Эоган, пребывая в ярости, идёт за даром своей магии - маленькой Церой, желая расправится с девочкой. Её родные ни о чём не подозревают и совершенно неготовы защитить своё чадо от гнева кровавого мастера. Но не всё в мире определяется силой магии. Сможет ли Эоган убить, фактически, собственную дочь? Или на чёрном сердце всё же есть белое пятно?

+1

2

[AVA]https://m1.35photo.pro/photos_main/633/3165238.jpg[/AVA][STA]Сиора[/STA]

Витражи- это радуга, пойманная в хрустальные зеркала. Она заперта в белых залах храма, но не злится на людей за это, грея лицо и щекоча нос всеми оттенками цветастого стекла. Цера любит витражи, потому что они рисуют ей сказочные картинки, каждый раз - новые, не смотря на то, что  стеклышки всегда на том же самом месте, что и вчера. Она часами готова смотреть на глянцевые блики и это единственное место , и единственное обстоятельство, что заставляет непоседливую сиору замирать едва дыша. К четырем годам она стала сущим кошмаром всех нянь, какие только к ней не были приставлены.  Когда бьющая через край жизнь становится в тягость семейству Аматониди- младших, они прибегают к крайнему средству: идут в храм.
- Нам стоило бы вставить в детской витражи,- шепчет за спиной тетя Филиппа,- Тогда не пришлось бы выбираться каждый раз за половину города от дома.
- Можешь себе представить, сколько гильдия стеклянных дел мастеров запросит за это?,- смеется дядя Меривер и жрец недовольно кряхтит, проводя службу среди прихожан, пришедших воздать хвалу светлым богам.
- А с каких это пор мы стеснены в средствах?,- толкает мадонна Аматониди мужа в бок и улыбается, глядя на крохотное изваяние ребенка, что завороженно рассматривает игру цвета и света перед носками шелковых туфелек.
- Я сказал представить, я не говорил, что мы не можем этого сделать,- ответил дон Меривер, с улыбкой рассматривая миловидное лицо молодой жены.
Дядя и тетя забрали ее к себе после исчезновения матери, по настоянию бабушки. Эттон после пропажи Тесарей стал сам не свой, и старшая родственница боялась, что он может причинить вред дочери. Церера, в свою очередь, плакала по ночам, зовя попеременно то отца, то мать. Она до сих пор не понимала, что происходит и ей было не объяснить, что отец внезапно разлюбил не ее, а себя самого.
Церера любит витражи. Она готова часами хлопать своими пушистыми ресницами и представлять сказочных русалок и сиринов, глядя на глубокие синие и перламутрово-розовые цвета. И поэтому, когда служба заканчивается и дядя с тетей тянут ее прочь, девочка упирается и начинает плакать.
- Ну что еще за поведение, сиора?,- Меривер берет  племянницу на руки, стараясь развеселить и менторским тоном взывает к ее пока еще крохотному, но уже присутствующему воспитанию,- Разве так пристало себя вести такой красивой, такой послушной девочке? Разве мы не придем сюда на следующей неделе?
- Хочу сейчаааааас,- ревет она в голос, потирая красные от слез глаза пухлыми ручками,- Хочу радугу в стеклышкееее!
Кассиан, сидящий на руках у няни, сопровождающей чету Аматониди, смотрит на двоюродную сестру, и по младшему возрасту, начинает ее обезьянничать. Теперь оба отпрыска уважаемого семейства голосят во всю глотку, закатив форменный концерт на высоких тональностях. Няня начинает успокаивать мальчика. но все без толку, как будто они издеваются: чем больше усилий прилагает женщина, тем сильнее они плачут. Прохожие оборачиваются, кто-то улыбается, умиляясь нежному возрасту и вспоминая детей собственных, кто-то недовольно кривит лицо и стремится поскорее пройти площадь перед храмом.
- Дай его мне,- приказывает Меривер, ставя девочку на ноги, чтобы обменяться со служанкой детьми.
И в этом его роковая ошибка.
Оказавшись на земле,Церера мгновенно перестает рыдать и дает такого стрекача, что несчастная няня не успевает ее ухватить и грохается на колени, запутавшись в юбках. Ее окликают и тетя, и дядя, но девчонка, с упорством, какого не ожидаешь в столь маленьком существе, несется прочь, ловко перелезая через высокий бортик клумбы и продираясь сквозь заросли кустов акации, что цветут поверх острых иголок. Она не замечает этих царапин, не слышит треска своего платьица, на коленках, что теперь чернее сажи, перелезая препятствие и припуская дальше. Взрослые забрали ее от радуги, и она решает найти радугу самостоятельно! И бежит  ловко и неутомимо, оставляя обрывки белых лент на ветках декоративной ивой изгороди вокруг храма, огибает круг по улице, спускаясь по мостовой к кипящей жизнью площади. Здесь кругом люди, гомон, крики. Заморские торговцы, что сидят босыми на цветастых коврах и предлагают душистые баночки, но их радуга некрасивая,  цвета застывшие, мертвые, как потрепанные нитки в переднике у их кухарки. Церера смотрит на этих людей с опаской, и когда один из них протягивает к ней руки, предлагая что-то, недовольно кривит личико, отпрыгивая в сторону и уходя прочь, на другой конец рынка.
Здесь- совсем другое дело. Цветочницы, как феи, высадили на своих прилавках настоящие райские сады, и чего здесь только нет, над плотными, крупными головками самых разнообразных форм и расцветок кружат бабочки...Бабочки! На такой высоте! Это кажется чудом, и девочка, застывает завороженно возле одного из лотков, наблюдая за тем, как полосатые труженицы копошатся в россыпи соцветий гортензий, таких же голубых, как небо над их головой. Как небо вокруг них.
...Но и эта радуга- совсем не то. Она живая, но в ней нет того волшебного света, здесь магия совсем иного толка, и  сиора пусть  очарована, но совсем не так, как в храме.
Оклик нянечки пугает ее, малявка оборачивается на звук и ныряет в толпу прохожих, стремясь потеряться из виду.

+2

3

Предательство - порок что нередко люди, не только они, ставят во главу угла. Как самое отвратительное, самое мерзкое действие, что способно совершить разумное существо. И сейчас Эоган был с этим полностью согласен! Предательство рвёт тебе душу, оно разбивает жизненные устои, превращая то, во что ты верил в грязь. Это похоже, как если испить из горного ручья, а затем найти выше по течению выгребную яму. Это отвратительно, когда проявления твоих лучших чувств растаптывают в грязь.
Наверное, вся история Эогана началась с предательства. Аристократ предал его отца, не вернув займ, король предал свой народ, не восстановив справедливость. А затем отец предал своих детей, смирившись со своей участью. А сейчас его предала Тессарей! Женщина, которую он зауважал, оказалась слабой, такой же слабой как другие. Это было ещё более отвратительно, после того как он поверил в неё! Она испугалась цены, испугалась того, что должна была сделать. Однако и Эоган был не дурак. Когда она затянула с последующими родами. Уже тогда стало ясно - что то не так. Ну что же, раз его дар оказался для семейства Аматониди слишком дорогим, он не станет навязывать свои услуги и заберёт его назад.
Выследить её ребёнка оказалось не сложно. Похоже, тессарей так и не рассказала свой маленький секрет, решила сделать всё в тайне. Похвально и разумно. Хотя думать о ней в благом ключе, после её низкого, трусливого поступка, было как смолу жевать.
К его большому счастью, няньки и родные также не отличались настороженностью при её охране. А вот сама девчушка оказалась на редкость шустрой и сообразительной. И быстро нырнула в толпу. И Эоган последовал за ней, собираясь забрать то, что дал этой семье.
Сначала он хотел убить её прямо на улице, но быстро понял - это привлечёт ненужное внимание. Эмильком конечно, сравнительно безопасный город, но вот с маленькой девочкой может случится всякое. Нужно лишь выждать момент и, возможно, вообще не придётся пачкаться.
И вот, он следит за этой девчушкой, понимая, что она что то ищет. Она смотрит то туда, то сюда, не понимая, где это находится. И Эоган решил помочь ей в этих поисках.
Привет.- просто поздоровался он, выбрав момент, когда голоса нянек стихли и можно было спокойно поговорить, - Что то ищешь девочка?- он при этом смотрел на неё с интересом. В ней легко можно было увидеть некоторые черты Тессарей и морских эльфов. Правда, ни то ни другое Эогана ни радовало сейчас. Но он, как и полагается отличному лжецу, прятал всё это за мягкой улыбкой и добрым взглядом.
Что же мне с тобой устроить?- думал кровавый маг, глядя на девочку, - Можно просто убить. Или сбросить куда нибудь. Благо, в таком городе это вполне возможно. Тогда меня даже не станут искать. Забегалась девчушка да свалилась. Бывает. А может изуродовать? Например срезать всё, что родните тебя с женщиной, предавшей меня? Мда, ещё не решил. Так много вариантов и так мало времени.- Эоган понимал, чем дольше он затягивает, темы выше шансы что их обнаружат. Однако все же время у него было. И он решил выбрать ту расправу, какая подойдёт под ситуацию. Или девочка сама чего нибудь подскажет. Детское воображение выдаёт куда более изощрённые варианты, чем у искушённых взрослых.

+1

4

†a¤[AVA]https://m1.35photo.pro/photos_main/633/3165238.jpg[/AVA][STA]Сиора[/STA]

Взрослые, шумные  и пыльные, они всегда спешат прочь и не замечают ничего даже у себя под ногами. Церера замирает на мгновение, приподнимаясь на цыпочки и пристально всматривается, чтобы эта противная женщина, что и шагу ей ступить свободно не дает, не нагнала и не увела ее назад, к дяде с тетей. Юркий мангуст в корзине с котятами, едва усомнившись в собственной безопасности, она проворно продолжает свой путь, не замечая, что отдалилась от храма настолько, что не помнит дороги.
Маленькая Церера ничего не боится, пока на небе сияет солнце. Но когда ночь спускается на город, самый большой ужас для нее- зеркала.
Ребенок едва не налетает на незнакомца и поднимает хмурый взгляд глаз-пуговок вверх. Его лицо не знакомо ей, это чужой, как те торговцы на ляпистых коврах, что норовили угостить ее. Дома учат: никогда не бери подарков и не говори с незнакомцами. Девочка слишком мнительна от рождения, чтобы пренебречь этими советами, а потому отступает на крохотный шажок назад, рассматривая странного взрослого. Ей не по себе, и  броситься бы прочь, но она стоит как вкопанная и ширит синие, как морские воды, глазищи,  не в силах оторвать взгляд. Дети- чуткие интуиты, они видят призраков и фей, и никогда не лгут, странное и эфемерное к ним так и тянет, и они тянутся в ответ. Маленькая Церера ничего не боится, она отчаянно лезет на высокое дерево, падает, бьет локти, плачет и вновь лезет, представляя себя отважным путешественником или капитаном пиратского судна из сказок, что читают эти противные няни. Что-то от этого мелькает в широко распахнутых глазищах. Еще один крохотный шажок назад. Ее учили не разговаривать с незнакомцами. Ее учили быть вежливой и послушной сиорой. И  юная Аматониди не может решить, что же сейчас важнее: первое или второе?
А потом она пронзительно вскрикивает и прядает в сторону, припуская со всех ног прочь, потому что ей вдруг стало до одури боязно. Девочка петляет зайцем, расталкивая взрослых, теряется в узких линиях улочек и теперь ищет убежище не только от взрослых, но и от того странного  человека.
Мраморный мост меж летающими островами заполнен людьми, спешащими на другую сторону и она влетает на него крохотным штормом, стараясь поспеть за суетливой толпой и спрятаться на другой стороне.

+2

5

Хм, а девчонка то, крайне сообразительная.- не без удовольствия подумал Эоган, наблюдая за тем, как она отступает от него. Это не беспокоит его, он всё равно не потеряет её здесь. Он найдёт её среди самой густой толпы, отыщет среди самых мрачных теней и ни один шум не заглушит для него звук её шагов. Поэтому он даже не пытается остановить её, просто наблюдает.
И вот, девочка бросается прочь от него. Эогану начинается нравится это, ещё больше чем ранее. Это делает охоту на единственного ребёнка интересной, это делает её ещё более сладостной. Что же, юная госпожа желает поиграть в догонялки, пусть будет так.
Ведь это будут последние догонялки в твоей жизни девочка. Наслаждайся последним днём. Ведь твоё будущее окрашено красным цветом. Ты надеялась сохранить свою дочь, Тессарей. Но именно твоё поведение подписало этой девочке смертный приговор. Хотя, у тебя получился довольно милый и смышлёный ребёнок. Мне не будет скучно, хоть на том спасибо.
Эоган не стал её догонять, он начал за ней следить. Важно было лишь одно - что бы взрослые не нашли её раньше времени, что бы она случайно не наткнулась на свою семью. Но шансы на это падали с каждой секундой. Эмилькон велик, а дитя не выбирало наиболее правильной дороги. И когда Цера решила перейти на другой кусок летающего города, он ещё более отдалила себя от тех, кто мог оказать ей помощь и защитить от идущей по пятам смерти. Эоган решил выждать и понаблюдать.
Что ты ищешь, маленькая, шустрая Церера? Что влечёт тебя ото всех, что заставляет тебя бежать и вглядываться в ткани и небо, стёкла и стены? Покажи мне своё устремление, покажи мне свой секрет.- Эоган шёл на расстоянии от неё. Он даже решил не пытаться воспользоваться удобными случаями, что бы убить её. Сначала стоило дать ей найти свою цель. А потом да, потом можно и убить. Возможно, девочке повезёт и она умрёт счастливой.
Эоган не испытывал к этой девочке ненависти, она не виновата что является плодом его магии. Как не виновата в предательстве Тессарей. Но оскорблённая гордость требовала жестокой мести. Эоган не привык прощать ни капли оскорбления, что было ему нанесено. Церера Аматониди не увидит солнца завтрашнего дня.
Но лишь после того, как найдёт что ищет.

+1

6

[AVA]https://m1.35photo.pro/photos_main/633/3165238.jpg[/AVA][STA]Сиора[/STA]

Невозможно бежать все время. Маленькие ножки устают быстрее, а маленьким легким воздуха не хватает куда больше, чем взрослым. Цера, в конце концов, останавливается, осматриваясь вокруг и не узнает ничего: ни людей, ни домов, ни цветастых клумб с люпинами. Страх в ей просыпается и тут же утихает под напором упрямства, ведь она так и не нашла витражей, а теперь, противные взрослые не станут отвлекать ее от столь важного занятия. И она идет еще дальше, удаляясь от дома непозволительно близко.
Маленькие плечики задевают юбки женщин, которые ее даже не замечают, патруль стражи прошел мимо и даже не взглянул на нее;  большой пес, стерегущий повозку, заметил человеческого детеныша прямо у себя под носом и не успел даже толком зарычать, лишь скульнул и фыркнул, обнюхивая кроху. В этой части Эмилькона  не так радужно, не играют краски, не зазывают торговцы, люд спешит управиться с работой до вечера и разбрестись по домам и тавернам, коротать свои малые часы свободного досуга. Цере здесь не нравится, ей скучно, и никак не попадается на глаза ничего интересного. Чем ниже солнце, тем прохладнее становится, но холода малышка пока не чувствует.
Небольшой пятачок площади между разъездами телег украшен небольшим фонтаном, в котором плавают золотые рыбки. Лошади порой пьют из бассейна, а люди ловят струи чистой воды, когда всегда хороша и прохладна, не смотря на жару. Маленький хомячок садится возле бортика и рассматривает, как неспешно рисуют узор своего пути ярко-оранжевые рыбешки, важно размахивая хвостиками-веерами и  опплывая свои громадные для них угодья. Яркие всполохи красок в сдержанной строгости окружающего. Ей было скучно, она хотела топнуть ножкой и начать капризничать, может быть, покричать, чтобы привлечь к себе внимание. Где же эти противные цветные стеклышки?! Идея сбежать от взрослых и что самое главное- от знакомого уже храма, уже не казалась ей такой хорошей. Маленькая непослушная непоседа призналась себе в том, что безнадежно заблудилась.
Но даже шмыгая красным носом, она все равно не сдавалась и не плакала. Не смотря на то, что маленькая Цера была, в общем то, похожа на всех девочек ее возраста, она никак не могла научиться плакать по требованию.
Что-то остро кольнуло ее зрение, почти на самом краю. Ребенок обернулся, ища глазами блестяшку, и замер, всматриваясь в играющее красками небо. Шпиль храма казался таким близким, буквально нависающим над площадью, сиял на солнце и манил себе, привлекая внимание знакомыми символами. Девочка едва не подпрыгнула от счастья, встала с колен, неловко оттряхивая платьице и бегом побежала в приметную сторону, неизвестно откуда беря новые силы. Она точно знала, что в храме- будут цветные стеклышки, а если они там будут, значит- она нарисует картинку  разноцветными лучами. Ей это было очень важно!
Храм был полупустым. Проходящий мимо жрец проводил одинокого ребенка любопытным взглядом и огляделся в поисках ее родителей. Цера, кряхтя как маленький бурундук, забралась на лавку поближе, чтобы лучше было видно один-единственный круглый и небольшой витраж из синего, зеленого и белого стекла с золотыми линиями оправы. На нем была изображена Пресветлая богиня и море, которое бесконечным простором стелилось до самого горизонта. Маленькое сердечко забилось быстрее от радости, и вдоволь насмотревшись на переливы, Церера закрыла глаза пушистыми ресницами, представляя себе, как они оживают, чувствуя солнечное тепло на щекастом личике...

+1

7

Время шло, а малышка всё бегала и бегала по улицам Эмилькона, разыскивая нечто такое важное, что даже не звала взрослых на помощь. Её упрямству можно было бы позавидовать. И у Эогана, совершенно некстати, проснулись личные воспоминания. Он тоже, в былые детские годы искал нечто важное для себя, точно зная что это и заглядывая ради этих поисков в любую щель. Только вот он искал пути для своей мести, искал тех, о ком рассказывали страшные истории детям и пугали их, что бы они не выходили на улицу в тёмное время суток. Теперь он сам был тем, кем пугали детей. И, что забавно, занимался именно этим - преследовал ребёнка. Только не для того, что бы съесть.
Тёмный маг брыкнул головой избавляясь от ненужных сейчас аналогий. Нужно просто дать ей найти, что она ищет и убить её. Возможно, стоит сказать ей, почему она умирает, однако на это нет времени, да и она не поймёт. Слишком многое придётся объяснить.
И вот, ожидание подошло к концу, малышка наконец нашла то, что она искала. И когда Эоган увидел предмет её поисков, то некоторое время просто стоял, не зная, что сказать. Девочка смотрела на витражи. Да, она вряд ли понимала сюжеты и аналогии, что было изображено. Она, видимо просто наслаждалась стёклышками и работой стекольщиков.
Это, мило.- нехотя признался Эоган, - Однако, нужно увести её отсюда. Убийство в светлом храме конечно здорово, но вот местный жрец меня просто так после этого не выпустит. А сражусь с ним, даже если успею убить - сюда уже пол города сбежится. А я сюда не умирать пришёл. Хотя, я теперь знаю как выманить отсюда эту мелкую.
Эоган решился на небольшую хитрость, раз девочке так нравятся стёклышки, он направился туда, куда она, не зная города, пройти не могла - в квартал стеклянных дел мастеров. И купил там небольшую гранёную стекляшку.
Затем он вернулся к храму и начал, словно невзначай, играть со стеклом. он подставил его под солнечный луч и начал вертеть, что бы стекло начало переливаться различными цветами. А также начал пускать цветных солнечных зайчиков и направлять их под разными углами, меняя их форму. Он ждал, что малышка заинтересуется подобной игрой. А когда солнце начнёт садиться, он просто выйдет из храма, по прежнему играя со стекляшкой.
Нужно было выманить девочку и увести её от храма. Прогулка до квартала стеклодувов была отличной идеей. Увлечь малышку игрой, повести на весёлую прогулку, поводить её там. А когда счастливый ребёнок устанет и наконец захочет домой - жестоко расправиться с ним, обращая всю созданную собой радость в ужас. Да, таков был план. Ведь пока на небе ещё светит солнце, можно играть со стёклышками.

+1

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

9

[AVA]https://m1.35photo.pro/photos_main/633/3165238.jpg[/AVA][STA]Сиора[/STA]

В ее маленькой головке мир совсем другой. Нет этого бесконечного "надо", "должно" и "следует". В ее воле там приказать стулу прыгать по комнате галопом, колокольцы дельфиниума в вазе раздражать горничную тети назойливой мелодией, а прекрасную Играсиль откинуть свои золотистые волосы и щелкнуть нахалку по пуговке носа, одаривая не столько укором, сколько бесконечным теплом.
Она не мерзла. Но и тепло, по-настоящему тепло, ей не бывало. Только в своей голове Цера, кажется, могла испытать это чудесное уютное чувство и только на витражи могла смотреть часами, сидя ровно на одном месте и не ерзая, как пыхтящий ежик. В разноцветных лучах света она находила то волшебство, какое не могли показать ни дядя Меривер, ни даже отец.
Теплая ладошка солнца погладила по пухлой щечке и скакнула на кончик носа, а затем пощекотала ресницы. Цера обернулась, глядя на красное пятно на полу и с пол минуты наблюдала за тем, как солнечный зайчик прыгает туда-сюда, то дразня у самых носов туфель, то нахально занимая себе вольготное место на складках ее платья. Девочка попыталась поймать его ладошкой, но не тут то было! Бликов вдруг стало аж двое и они бросились от нее врассыпную: синий потерялся за ножкой скамьи, а красный  поскакал к выходу, едва разминувшись с сутаной жреца. Маленькая Аматониди спрыгнула на пол и крадучись, точно шкодливый котенок, последовала за ним, выжидая удобного момента. Цветастое пятнышко наконец определилось с цветом и осталось красным, замерев на стыке двух мраморных плит и Церера прыгнула во всю свою детскую удаль, растягиваясь на полу и накрывая ладошками кусочек света.
Мимо! А ведь она, ко всему прочему, еще и лбом приложилась знатно! От досады захотелось заплакать, но девчонка только закряхтела, поднимаясь на ноги, потерла красную набухающую шишку и последовала на выход, преследуя непутевый лучик света цвета закатного солнца .
У тети было платье похожего цвета, летящее, прекрасное, вышитое райскими птицами и звездами, оно всегда очень нравилось девочке, но прикасаться к нему не давали, а потому поймать хоть кусочек той красоты стало для нее самым важным делом на свете!
Шаг за шагом, она покинула храм, дошла до середины маленькой площади и зашла за маленький фонтан, выглядывая любопытной птахой и поднимая взгляд на того, возле чьих ног плясало цветное пятнышко. Маленькие бровки нахмурились сурово, девочка насупилась, но не отступила.
- Дай!,- потянула она свои пухлые ручки к стекляшке,жеая наконец заполучить желанное волшебство.

+1

10

†a¤План, как многое простое, прекрасно работал! Девочка увлеклась погоней за цветными бликами, вышла из тени безопасного храма. Однако сейчас было рано её атаковать, вокруг было много людей, Эоган не самоубийца. Это было, как то даже слишком просто. Нужно было что то сложнее. И когда к стекляшке потянулись пухлые ручонки, он едва не расхохотался.
Церера Аматониди, наследница одной из наиболее богатых семей Эмилькона, тянет руки к дешёвому куску стекла. Да ещё отец такими кусками мог бы фонтан заполнить, случись у него такая блажь. А сейчас взгляд упёрт в эту стекляшку, не обращая даже особенного внимания на то, кто её держит. И Эоган решил поиграть с девочкой. Её родные далеко, шансов что её найдут практически нет. Да и он успеет заметить попытки найти её.
А зачем тебе она? Это моя стекляшка.- Эогана охватило какое то ребячество. Даже странно было пытаться говорить с малышкой на её языке. И забавно, поэтому он продолжил, - Если хочешь такую же, я могу показать тебе, где их достать.- сейчас важно было увлечь девочку и оттащить её ещё дальше. А квартал стеклодувов отлично подходил для этого. Он не отдавал желанный кусочек стекла, вместо этого он привёл её к мастерам. Они не вызвали особенных подозрений, многие посчитали что видят девочку с сопровождающим её слугой. Различия в одежде способствовали этому мнению.
Разумеется, у мастеров было много различных стекляшек и перед маленькой Церой открылся целый мир разноцветных кусочков стекла. Различные формы, краски и толщина. Эоган сразу убрал куски, о которые ребёнок мог поранится. Ему не нужно было привлекать к себе внимание её плачем. И он дал ей выбрать любую стекляшку, какую она захочет. Чем более счастливой она будет, тем слаще будет месть.
А затем, когда стекляшка была выбрана, возникла другая проблема. Маленькая Цера была не знакома со свойствами стекла, да и солнца тут было уже не так много. Поэтому пускать красивых зайчиков не выходило.
Но Эоган и тут пришёл ей на помощь, показав место, где солнца падало под нужным углом. Он даже решил показать ей, как нужно подставить солнцу стекло, что бы пустить 2 - 3 зайчиков за раз.
Почему тебе так нравится играть со стеклом?- спросил Эоган, заинтересованный тем, насколько Цера была увлечена этими картинками. Ведь у сиоры Аматониди, наверняка были и куклы и платья для них, - Неужели тебе не хватает игрушек, кукол и резных фигурок?

+1

11

[AVA]https://m1.35photo.pro/photos_main/633/3165238.jpg[/AVA][STA]Сиора[/STA]

- Ну дай!
Она не хныкала, не пускала слезу и не топала ногами, она просила. Цера усвоила, что никакие слезы и никакие мольбы не помогают ей добиться внимания родителей, будь они даже трижды оправданы. Но тетя Филиппа приходила в восторг от того, что она говорила "спасибо" и "пожалуйста", а дядя Меривер предпочитал быстренько свернуть самодеятельность, когда несносная девчонка просто шла и брала то, что хочет. На пятую полку шкафа. Балансируя на механической модели звездного неба одним лишь носком маленькой туфельки.
- Тебе жалко? Ну пожалуйста!,- шепелявит малявка, пыхтя от натуги и кусая пухлые губехи.
Весь мир для нее перестал существовать, сузился до кусочка цветного стекла, который незнакомец держал слишком высоко, чтобы она сумела достать. Он ее совсем не пугал, в крохотной головке не осталось на это мыслей или подозрений. Цера подпрыгнула. но не удержалась и ухватилась за край его одежды, задрав покрасневшее личико и гипнотизируя вожделенное стекло взглядом голубых глаз. А потом мордашка озарилась светом радости и она запрыгала на месте.
- Покажи! Покажи!
Чтобы не отстать и упаси боги не потерять нового знакомого из виду, она семенит своими маленькими ножками быстро-быстро, едва ли не вприпрыжку нагоняя взрослого и с любопытством высматривая в его руке игрушку. В редеющей толчее людей она была как потерявшийся котенок, если бы не ОН - единственный, не занудный взрослый  во всем городе, который согласился вместе с ней смотреть на стеклышки. Цера то и дело пытается отстать, засматриваясь на тот или иной лоток. Но когда они прибывают в квартал стеклодувов, девочка замирает, ширя неверяще глазищщи и открыв рот: столько стеклышек! Целые картины, золотые рамы и горящие жерла драконьих пастей, извергающих пламя, которые скучные взрослые почему-то называют "горном"! Она была в восторге. Она попискивала и пыталась уцепиться за края прилавков, чтобы получше увидеть все эти сокровища.
- Подними меня!,- попросила она своего незнакомца и подергала за край плаща, подняв ручки навстречу.
О, что это были за дивные богатства! Казалось, радуга пролилась на город дождем всех своих цветов, только и успевай, что собирать. Девочка без зазрения совести брала очередной кусочек и протирала дорогущей тканью платьица, глядя на то, достаточно ли сверкает хрустальный осколок. Как на зло, солнышко уже устало светить над их головами и поймать его было не так то просто. После продолжительной прогулки меж рядами, выбор был, наконец то, сделан: золотистый кусок раухтопазового стекла разбивался на несколько лучей, преломляющихся внутри о искусно закрученную тонкую спираль. Цера прижала свое сокровище к груди и вертела, кажется, напрочь забыв  и о том , что было у ее провожатого, и о том, что она, вроде как, потерялась.
- Я их не люблю,- морщит носик девочка, доверительно позволяя юноше взять ее кусочек в руки и пустить зайчиков, от чего маленькая Цера приходит в восторг и пищит, догоняя пятнышки золотого света,- Они мертвые. И холодные. И пустые. Не люблю, когда холодно. А в стеклах живет солнце и радуга. Их можно сложить и создать..,- она берет у него тот, первый кусочек синего стекла, подставляет под свое золотое и довольно улыбается от того, что в глаза бьет зеленый свет,- Что-нибудь. А куклы, они как люди. Людей вокруг полно.

+1

12

Девочка повела себя неожиданно твёрдо. Ни слезинки, ни всхлипа. Она просила то, чего не желала, не более ни менее. Какое то чувство внутреннего достоинства нашептывало ей правильную линию поведения. И это приятно удивляло Эогана.
Но ребёнок - всегда ребёнок. И обещание показать стекляшки, мелкие побрякушки, хоть и дорогие, увлекло её. Она забыла про всех, кто мог защитить её. Забыла даже про страх перед незнакомцами. Хотя чего ей было боятся? Вокруг был знакомый и такой родной Эмилькон! Опасности видит взгляд битого жизнью взрослого. Взоре же маленькой девочки слишком низко направлен. И слишком увлечён пустяками.
Вот и сейчас, она настолько доверилась незнакомцу, что даже приказала ему себя поднять. Эоган сам не заметил, как послушно подхватил жертву на руки и поднял.
Давай девочка, радуйся. Это твой последний день в жизни. Из уважения к храбрости твоей матери, я сделаю его самым лучшим.- это было самое приятное убийство на памяти Эогана. Жертва сами бежала за ним. И было нечто приятное в том, как быстро топали маленькие ножки, стремясь угнаться за своей смертью. Мотылёк, что летит на пламя, прекрасный и такой недолговечный.
И вот, они в стороне от людей, вокруг почти никого и можно спокойно делать дело. Всего пара коротких слов и девочка начнёт медленно и незаметно для других задыхаться. Можно даже рассказать ей, как умерла её мать, пусть оплачет её перед смертью.
Но вот девочка сложила два куска вместе и получила новый цвет. Эоган поначалу немного опешил, не ожидая от малявки такой сообразительности. А затем решил, что лучше подождать. Солнце ещё достаточно высоко, у него есть время. Да и место нужно менее людное.
И тут ему пришла одна идея.
Знаешь, тут скоро не будет удобно пускать зайчиков.- он указал на тени домов, что неумолимо удлинялись, - Думаю, нам нужно сменить место. Хочешь туда?- он указал на крышу одного из зданий, - Там можно пустить зайчика на окна храма, или другого здания.- палец указывает на новые объекты для игры со светом, - И оттуда видно город. И те места, где ты ещё никогда не бывала. Пойдём.- он снова увлекает её, снова обещает игру, ещё более весёлую, нежели та, в которую они играли сейчас. Он не лжёт ей.
На крыше и правда много нового. Видно Храм, видно все места где они были. И ещё больше мест, где они не были. Люди внизу снуют, как муравьи, такие маленькие. А они сидят и пускают зайчиков. Эоган решил также поговорить с девочкой, что была умна не по годам.
У тебя наверное много стёклышек дома?- спросил Эоган, направляя свет от стекла так, что бы он отразился от стекла Храма и образовал нового "зайчика", - И не жалко тебе платье ради них пачкать?- вспомнил он, как малышка, увлечённая кусками стекла, нещадно использовала своё платье, как тряпку. А ведь дорогое платье, явно не экономит семья Аматониди на одежде дочерей. Хотя, на Юге наверняка иначе нельзя. Люди засмеют - всё, никто уважать, и дел иметь, не будет.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Любовь чёрного сердца.