Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir
Каталог фэнтези сайтов и банерообменная система Палантир photoshop: Renaissance LYL

~ Альмарен ~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Леса близ Гульрама » Водопад


Водопад

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://i3.beon.ru/44/31/2253144/34/110101434/iFOwuiWYbZI.jpeg

0

2

Да, это был лес. Но лес не в полном эльфийском понимании. Рей даже сама не представляла сколь сильно она привыкла к шёпоту деревьев. Не представляла, пока с дрожью вдруг не почувствовала- лес молчит. Этот лес не воспринимает отряд как друзей. Да этот лес их вообще не воспринимает, будто их и нет здесь! И естественно он не предлагал им удобных дорог и коротких путей, из-за чего им пришлось однажды вообще плутать, т.к. они сошли с тропинки на звериную. Даже следопыт был в шоке, что ещё Лорейн ни разу не видела, хотя он был её ровесником. В эти минуты негласная королева может быть впервые за 412 лет испытала чувство, подозрительно похожее на стыд, перед человеческой дочерью, что смело шагала за ней след в след и выдерживала испытания пути на равнее с перворождёнными.
Это просто ненормально.. он не слышит.. или не хочет слышать?.. почему деревья молчат?..
Вскоре они услышали шум воды и, порядком уставшие пошли на него, выйдя к водопаду. Здесь же и было решено сделать привал. Пока охранники разделяли бразды подготовки приготовления, Рей бесшумно удалилась в глубь леса за травами к пойманной дичи. Много здешних растений она раньше не видела и собирала по большей части ориентируясь на чувства, в мыслях уже предвкушая воду, принимающую её тело в своё прохладу.

0

3

Отдохнув и искупавшись в ледяной воде водопада, группа с новыми силами вышла на дорогу , ведущую в город. Эльфийские маги шли темнее тучи, что не могло прибавить девушке настроения. Не могло его прибавить и тихие мелодичные ругательства следопыта, всё ещё безуспешно пытавшегося призвать лес к ответу. Единственное его продвижение заключалось сейчас в кружащейся над ними мошкаре, что милостиво откликнулась на зов (звали не её, но это, как вы понимаете, совершенно не имело смысла) и теперь портила всем нервы своим жужжанием.
После нескольких часов тишины, прерываемой лишь присутствием мух и короткими еле слышимыми трелями ругательств следопыта отряд наконец вышел в воротам города.

0

4

Этель, верхом на своём белоснежном Ли ехала по лесу. Девушка, да и её спутница Яшма - белоснежная сова, уже отметили некую его странность: неожиданно менялись густые и низкие заросли высокими, величественными и редкими деревьями-великанами. Вот и теперь лес преподнёс сюрприз путникам - послушался гулкий и поразительно приветливый шум воды, падающей свысока  и разбивающейся вдребезги о камни на тысячи маленьких капель-призм. Водопад, - прошептала Этель.
-Слышите? - добавила она чуть громче, обращаясь к своим спутникам - зверям. -Идём туда! - потрепала девушка по холке своего мустанга.
По мере приближения к водопаду, приветствие воды становилось всё веселее и задорнее, громче и звонче... Когда Этель отодвинула изящной ручкой обильную крону экзотического дерева, свесившуюся слишком низко, её глазам открылось невероятного восхищения картина: струящаяся по скале вода выглядела величественно, и демонстрировала всем свою силу и могущество. Однако игривое солнышко, отражаясь от этого "фонтана жизни", окрашивала его же во все 7 уветов радуги. И это придавало лёгкость огромной массе.
-Вот это и называется торжеством жизни! - сказала Этель, обращаясь скорее к себе, чем к Яшме или Ли. Девушка легко соскользнула с могучей мускулистой спины коня и, едва коснувшись влажной травы, окружающей берег вокруг озерца, образованного водопадом, почувствовала прилив свежести, переполнившей её. Яшма, казалось, тоже его почувствовала и попробовала воды, в которой вовсю теперь купались лучи яркого солнца. Этель поднялась с земли, набрала воды из озерца и смочила серебристую конскую гриву и длиннющий хвост...
Устроившись под внушительной листвой дерева-исполина, девушка погрузилась в свои мысли, Ли пасся неподалёку, а Яшма пролетала то и дело мимо падающей и разящей струи водопада и хватала случайные капельки белоснежными крылышками.

+1

5

Начало локационной игры
Тайрин всегда относился к просьбам Эйнеке с особым вниманием, ибо ради пироманта он был готов на очень многое. Да нет, даже на абсолютно всё, ибо теперь считал его не просто другом, но и частью собственной души, коей и был этот остроухий маг. Юный дракон не просто чувствовал эмоции и слышал мысли пироманта, но и мог при желании «увидеть» всю его жизнь, попросту покопавшись в памяти, как, впрочем, и сам Эйнеке. Ящер вообще любил всякие новые для себя открытия, а потому колдун очень часто заставал его за процессом изучения собственных воспоминаний – как бы не просили Тайрина остановиться, а он всё равно лез обратно, не в силах совладать с собственным природным любопытством, что почти всегда брало над ним верх. Ох, сколько же интересного уже узнал Серебруша! И это были не только знания, полезные на практике, вроде использования магии и прочего, это была просто… жизнь от лица двуногого.
Теперь же Серебруша скучал по своему эльфу, ибо тот заслал их с Элисс к демону на рога, дабы они нашли золотых драконов по запаху. Каких драконов? Неизвестно. Где? Тут… В принципе, Тайрин был не против позабавиться на природе, тем более, что ему дали возможность быть в истинном обличье, но отсутствие Эйнеке угнетало. Честно говоря, Таю понравилось, ка кабы ни было это странно, носить на своей спине всадника. Не какого-нибудь, конечно, а именно полуэльфа-пироманта, что недавно создал и подарил ему зачарованное седло. Дракону оно, в принципе, было не особо нужно, но магу, как оказалось, с ним гораздо удобнее. Взять только тот случай, когда они только прилетели после странных пещер – пиромант же себе все ляжки в кровь истёр об острую чешую! Так что да, теперь надо было беречь нежного двуногого… своего двуногого!
Принюхавшись в очередной раз, Тайрин наконец-то что-то «засёк». Ни на что более не похожий, характерный только для дракона запах, вёл к водопаду, шум которого уже улавливал чуткий слух. Ящер, дабы убедиться в точности своих предположений, сделал ещё несколько коротких резких вздохов, после чего замер, чуть рыкнув.
-Я нашёл их, я чувствую их. Они – там, – сказал он, повернувшись к бордель-маману, с которой ему предстояло разговаривать с собратьями. Конечно, Элисс он опасался, но Эйнеке заверил молодого дракона, что всё будет… хорошо, никто его не обидит. Однако катать нимфу на своей спине Тайрин не стал – место занято! Только Эйнеке, только пиромант!
"Интересно, насколько тот дракон должен быть стар? Или также молод, как и я?"

Отредактировано Тайрин (21-12-2016 23:48:23)

+3

6

-> "Нежная Лилия".

Поездки верхом очень дурацкая затея, это Лисса поняла еще с утра. Нет, не то что рыжая была совсем неумехой в этом деле, в далеком детстве она видела лошадей, даже садилась на них и держалась за гриву. В более сознательном возрасте, выпавшем на работу в «Нежной Лилии», рыжик получила большой опыт в диванных скачках и могла с гордостью заявить, что у нее крепкие ноги. Еще позже став бордель-маман, она получала кое-какие уроки верховой езды, да и Эйнеке был не самым хреновыми учителем. Но последнее было давно и на пьяную голову, как и многое другое в жизни Лиссы. А первые два никак не помогли, когда нимфа покинула свое уютное гнездышко верхом на пегой бестии, которую ей подобрал Нат. И надо же было нимфе поверить в доброту полукровки и сесть на эту фырчащую стерву! А все потому, что это долбанное задание находилось в долбанном лесу, то есть Рилдир знает где!
Часть пути, которую приходилось ехать верхом, нимфа материлась, пыталась отводить свой стервозный транспорт от деревьев и не давать ей свечить. Тот, кто говорил, что животные любят дочерей природы, явно не учитывал, что животину может раздражать запах курева и крепкой выпивки, как и хреновый уровень навыков наездника. Ругая всех богов, рыжая гадала за что же ее так любит Нат, нет точнее за что именно. Перебирать можно долго, но скорей всего из-за того, что накануне экспедиции нимфа выкрала его одежду и отнесла швее, чтобы подогнать под свою фигурку. Да простит Рилдир нимфе ее странноватые пристрастия, но этот поступок был вызван больше логикой, чем больными наклонностями. Ну да, однажды рыжая уже побегала по тропическом лесу с голой задницей и теперь не собиралась там появляться без сапог, крепкой куртки с капюшоном, перчатками и штанами. Все это как раз нашлось у Наталя в комнате, и Лисса присвоила все это себе, перешив, но запретив стирать, считая чужой запах хорошей маскировкой.
И вот наверно за это Наталь не на прямую имел Лиссу при помощи бесноватой лошади, лучше бы полукровка просто трахнул рыжую и все были счастливы, но нет же, старший во всем хочет быть похож на младшего и хочет быть хитрым. Ну что ж, надо признать, у Наталя оно получилось. НАТАЛЬ СХИТРИЛ. В промежутках между проклятиями нимфа не могла не отдать дань чести полукровки и не поклясться измазать белом мелом его сапоги по возвращению.
Хвала сто и одному богу, и в частности рыжему солнцу на небосводе, всю дорогу ехать было нельзя, и Элисс Ларет спешилась. Она испытала облегчение и бросила свою кобылу, с трудом удерживаясь от того, чтобы не пнуть бешенную скотину. Желание удержалось логикой и понятием того, что лошадь все равно пнет в ответ, и рыжая точно не будет в выигрыше. После потрахушек с хребтиной кобылы пеший поход был настоящем раем. Ну и да, то, что небольшой отряд вел дракон немного помогало, потерять шкета, пускай и к которому, привыкла в тропическом лесу было запросто, а вот ящерицу-переростка нет. Наверно, стоило накрыть группу невидимостью, но кого блин им тут бояться? Медведя? Может быть ягуара? Они, дракон и какая-никакая шлюха-маг, с кем не смогут договориться, того пожарят и съедят. Ну точнее Тайрин заморозит и слопает в одну харю.
Да, к сожалению, нимфы не кушают мясо, но жарить-то или морозить им это не особенно мешает. Жарить положено Лиссе по профессии, и наверно не только ягуаров и медведей, и наверно для этого ее и послали на это задание. Лисса бы еще долго могла теребонькать свои извилины на тему своей незаменимости, но дракон, посеребрив своей задницей, заперся в куст и обозначил что они на месте. Точнее, что Серебруша что-то нашёл.
- Ну и что там? - поинтересовалась нимфа, ибо из фразы серебряного нихрена не поняла. Ожидая ответа, Лисса привалилась к дереву, чтобы немного передохнуть.

+3

7

-> Окрестности города

Анх и Паландаросса все еще пребывали под сенью Гульрамских лесов. Даже больше, пока они не собирались оттуда улетать, каждый в своем направлении. Они оба нашли себе временные прибежища, поскольку пользовать общее логово со своим собратом Палада считала неуместным. Их логова находились на почтительном расстоянии друг от друга в совершенно разных сторонах бескрайнего тропического леса, но оба дракона знали где приблизительно следует искать прибежища друг друга. Встречаться ради долгих и размеренных бесед они же предпочитали аккурат между своими владениями, на нейтральной территории у водопада. Подобное золотая драконица находила весьма разумным и сподручным. Если драконы и могут иметь друзей, то Анха она бы в первую очередь и нарекла бы своим если не другом, то приятелем. В определенной мере Паландароссе нравилось его общество, да и беседы с сородичем ей казались куда более осмысленными, чем со смертными и не менее полезными, чем поиски пищи с целью насытить свою утробу и удовлетворить непомерный драконий аппетит. В принципе, общение с собратом и было чем-то сродни охоте и потреблению пищи, однако в данном случае Паландаросса насыщала свой ум и дух теми эмоциями и знаниями, которыми с ней делился Анх. Считая, что бережливость в подобном месте неуместна и золотошкурый брат достоин подобной милости, Паландаросса отвечала ему тем же, рассказывая некоторую часть того, что ей довелось пережить и повидать на своем пути с момента их последней встречи. Наверное, именно для подобного обмена и сводили их вместе ветра. По крайней мере Палада все еще не торопилась обременять себя собственным потомством и необходимостью его выхаживать, а потому и не утруждала себя мыслями о том, сколь подходящей на роль отца ее драконят может быть кандидатура этого собрата.
Сегодня они, раскинув золотистые крылья и подставив солнцу их нежные мембраны, отдыхали у столь полюбившегося им водопада. Лучики дневного светила, падая на чешуи драконов, заставляли их слегка светиться и переливаться. Водная пыль и брызги, поднимавшиеся от водопада, добавляли блеска подобной игре света и тени, а также и приятно охлаждали. Диалог двух золотых драконов был, как и полагается, нетороплив и размерен. Она говорила ему о своей чудесной охоте на окапи, Анх слушал, после замечая, что самоцветы куда приятнее на вкус. Тогда Паландаросса говорила о красоте рубинов и топазов, что нравились ей. Анх же упоминал о красоте движений окапи, о плавных линиях и изгибах звериного тела. Тогда Палада думала, что увлечение рисованием, которым развлекал себя ее немного странный собрат, не проходит бесследно для всякого, кто вздумает посвятить себя подобным чудачествам. С другой стороны, картины тоже увлекали Паладу. Она знала, что это такое, порой находя изображения на холсте, оставленные масляной краской и оправленные в тяжелые бронзовые рамы, в заброшенных людских гнездах… замках. Еще она видела фрески. Их полно было в руинах древних и позабытых храмов, коих можно найти не один и не два, что в лесах Гульрама, что в долинах родных для Палады Скалистых гор. Драконице нравились эти цветные картинки. Пожалуй, лучше, чем рисовать, люди умели только петь. Для всего прочего эти бестолковые создания были негодны. Возможно, талант петь и рисовать (а также делать некоторые другие красивые штуки вроде скульптур и чудесных железных клыков) оправдывали сам факт существования этой расы.
Впрочем, ничто не может длиться вечно, даже неторопливая беседа двух золотых драконов, нежившихся на камнях у водопада. Например, их могло бы прервать появление еще одного дракона… Сородич еще не появился в поле зрения, но Паландаросса учуяла его запах, резко замолчав. Замолчал на полуслове и Анх, тоже почувствовавший чужака. Тихо поворчав, Палада вдохнула глубже и приоткрыла клыкастую пасть, пробуя воздух на вкус. Запах казался ей знакомым. Абсолютная драконья память помнила не только факты, знания или события минувших дней, она запоминала и звуки, и запахи.
- Выйди из зарослей и предстань перед своими собратьями, как подобает настоящему дракону, птенец, - узнав запах, пророкотала драконица, перекрыв своим громким голосом рев водопада, - Выведи то существо, что идет за тобой, - добавила она, уверенная в том, что точно знает кто именно скрывается за зарослями. Тайрин.
Только вот что за запах примешивался к его собственному? С ним кто-то был, вопрос лишь кто.
Впрочем, от этого кого-то невообразимо разило лошадью, табаком и «огненной» водой…
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

+3

8

Серебряный дракон, уже давно живший среди людей (относительно давно, скорее, по людским меркам, да и то с натягом), лишённый возможности проводить в своём истинном обличье много времени, теперь радовался каждому мгновению, проведённому вне города. Конечно, ему нравилось быть с Эйнеке и его компанией, но летать на воле – ещё приятнее, ибо нет ничего лучше для ящера, чем получить возможность расправить крылья, поймать тёплые потоки воздуха или просто видеть, как солнечные лучи бросают отблески от собственной чешуи на землю. Жалел серебристый лишь о том, что рядом нет Эйнеке, с которым даже мысленная связь еле-еле поддерживалась из-за большого между ними расстояния. Да, рядом была Элисс, но дракон благоразумно держался от неё на расстоянии, не особо желая приближаться. Во-первых, нимфы он попросту опасался, во-вторых, та скакала верхом на лошади, что боялась Тайрина как огня, желая, поджав уши, тут же сбежать, ещё и скинув с себя всадника. Так что поддержка расстояния сейчас была довольно важна, если Лисса не хотела навернуться с ездового зверя и что-нибудь себе сломать.
Цель поисков была довольно размытой, ибо никаких толковых объяснений дракон не получил, кроме направления, в котором он и усиленно вёл свои поиски. Длительное время Тайрин не мог ничего почуять кроме влажной земли, запахов диких зверей и какой-то гнили, свойственной этим местам. Ничего, кроме этой мерзости! Но, благо, что «засечь» несколько похожих, чуть различающихся запахов, всё-таки удалось. Лучше поздно, чем никогда: Тай даже не сомневался, что это были именно его собраться, ибо нет больше существа, что пахло бы подобным образом. Нет и не будет!
-Я чувствую их! – опять неопределённо пророкотал ящер, явно радуясь своей находке, о которой даже ничего толком и не сказал – одни скалы ведают, что он там такое учуял, что теперь чуть ли не прыгает, веселясь! А ТАйрин сразу узнал один из запахов: тот принадлежал его старой знакомой – золотой драконице Паладе, с которой они ранее вместе летали. -Я чувствую запах Антары Палады! Она здесь! Но… второго я не знаю, – птенец, оглянувшись на привалившуюся к дереву Элисс, лишь фыркнул, -Вставай, самка двуногая! Они совсем рядом, скорее… – но договорить Тай не успел, ибо его перебил более громкий голос, перебивший звук падающей с возвышения воды и явно принадлежавший одному из драконов. Палада!  Это точно была она! Крылатый ликовал: он был прав.
-Мы и не думали прятаться, Паландаросса, – птенец тут же одним рывком выскочил из кустов, показавшись обоим драконам. Второго он и вправду видел впервые, не упуская возможности с интересом разглядеть нового собрата – такого же золотого, как и старая… наставница? Пожалуй, за то время, пока они были вместе, Падала была Тайрину именно наставницей, ибо невольно знакомила его с новым для него миром, учила в нём жить. -Существо за мной же двуногие называют Элисс Ларет, она – хозяйка бордельного логова, находящегося в Гульраме, – довольно проурчал дракон, переминаясь с лапы на лапу – как-никак, а он был очень рад встретить золотистую подругу. -Мы искали тебя, Палада.

+3

9

Вопящий дракон больно резал по ушам. Благо порезы слуховой перепонки были только в переносном смысле. Если Тайрин продолжит в том же духе горлопанить, разрыв перепонок настигнет Лиссу. Где только дракон научился по утрам так орать, хоть сейчас и было утро по принципу когда встала - тогда и утро. Лисса бы не удивилась, если бы все это тоже подстроил Наталь. К примеру, предложил лизнуть молот, в замены на адские крики. Ну, или чем там суровые воины обычно подкупают детей. Лиссу немного передернуло от того, что кто-то уводит ее монополию на подкуп дракона. Да, именно подкуп, а что еще можно сделать с подрастающим драконом? Запереть в чулане? Лишить сладкого? Маловероятно, а то и просто смешно. Вот и оставался последний способ шантажа, к тому же очень банальный. Ну не была рыжая шлюшка знатоком драконов, знала, что они большие, сильные и каждый похож на тот или иной ценный камень. Еще нимфа знала, что драконы любят сокровища и что Нат утверждает, что горы минералов под ящерами это не что иное, как их дерьмо.
Но как-то знакомство с Тайрином рушило последнее, не то чтобы Элисс Ларет пыталась подглядеть за мелким драконом, но в кучки серебра она не вляпывалась, и никого из ее девочек не прибивало кучкой расплавленной руды. И раз уж нимфу вытащили из борделя, усадили на лошадь, сказали: «Теперь ты дипломат, скачи за драконом, нам нужно больше драконов», значит все так должно и быть. И раз Тайри так горлопанит, не жалея одну рыжую пьяную голову, значит это тоже нужно. Рыжая зажала голову руками и пыталась достучаться до той части подсознания, куда не затек Ром и заставить её работать. Зачем? Ну хотя-бы для того, чтобы понять, что именно так громко горланит Тай. Понимая, что одних ушей маловато, Лисса решила подойти поближе и посмотреть сама, что же Тайрин там нашел.
Конечно, Лисса знала мало о драконах, даже в половину не так много как Эйнеке, ведь ее образование в магическом деле было мягко говоря специфичным. Но Элисс Ларет никогда не была дурочкой и трусихой, вся ее жизнь тому подтверждение. Не зря же пиромант сбагрил на нее Тая, не зря отправил искать нового дракона, ведь мораль проста: пиромант хоть и сволочь, но никогда не сваливает непосильных поручений, если только не хочет вас убить или если вы не Наталь. Вывод: просто Лисса справится и получит конфету, мотивация маленькой девочки, но зато работает. Ну ладно, не маленькой и не девочки, и не совсем конфету, хотя как только в борделе это не называют. Лисса сделала волевое усилие, поборола хмель в голове и вышла из кустов.
Конечно же, нимфа увидела дракона, большого, нет, огромного золотого и даже слишком близко от себя. Подавить желание попятиться было чуть сложнее, чем Лисса хотела бы, но она уже была горда тем, что не напрудила в перешитые штаны Наталя и не убежала с криками «да ну на…». Раз уж Нат не убежал, то и она не побежит. А могла ведь, бордельные девочки это не суровые воины с молотками, они не так часто видят больших драконов. Наверно, Лиссе дало смелость то, что это был не черный или красный, а именно золотой дракон. И хрен с ним с добрым мировоззрением, в нимфе сыграла алчность, она же не дура, убегать от огромной золотой горы, да еще и живой. Чешуйки это не только броня, это в перспективе еще и монетки, если конечно драконы линяют. Но эти мысли нимфа засунула куда подальше и сосредоточилась на деле.
- Можно просто Лисса, - взявшись за ремень и отвесив подобие реверанса, представилась нимфа, - Я вам не враг и не займу много вашего времени, выслушайте меня, а потом я спокойно уйду, чтобы не мешать вашим драконьим делам, хорошо? - Лисса с трудом поборола желание подойти поближе, чтобы пощупать золотую прелесть, покрывающую всего дракона. Но вот взгляд кота на миску молока нимфа спрятать не смогла. Еще краем подсознания нимфа понимала, зачем ее сюда послали. Помимо того, что она умная и красивая, она еще и не воин и всего лишь маг ментала, а значит ее паническая атака или бегство ничем не оскорбит дракона.

+3

10

Разменяв девятую сотню лет, Анита весьма серьезно задумалась о своем месте в жизни. Писать книжки – это, конечно, хорошо, вот только, как оказалось, мало кто вообще читать-то умеет, а те, что умеют, чаще всего берут в руки магические трактаты, не особо-то интересуясь похождениями какой-то бабы, изложенными письменно. Благо, на Альмарене хватает отморозков, мантикор, драконов и демонов, от которых можно собственноручно набраться опыта искателя приключений на свой зад. Это расстраивало гномку, но в месте с тем, возвращало ей интерес к жизни, которую та считала вечным поиском, хоть и лишенным смысла, но призванным радовать того, кто этим поиском, собственно, и занимается. Вот и она теперь относила себя к таковым, на всех парах несясь над вечнозелеными восточными тропиками. Воздушные потоки, стиснув небольшую фигурку волшебницы в своих прозрачных объятиях, несли ее, словно стремительного сокола. Ей приходилось щуриться и морщиться, периодически прикрывая ладонью глаза, ведь тело гнома едва ли можно назвать приспособленным к полетам. Она с гулом разрезала встречный ветер, а улыбка все никак не сползала с замызганного слезами и слюнями лица. Анита сейчас была похожа на дитя, у которого внезапно появились крылья.
Как оказалось, в путь гномка выдвинулась позже, чем ее спутники – некие Элисс Ларет и Тайрин, знакомство с которыми еще только предстояло. Отправиться на столь курьезное задание – договориться с драконами – ее попросил Эйнеке. Анита до сих хорошо помнила день их знакомства: все те же зеленые гульрамские лабиринты из бесконечных тропических зарослей, ушибленный здоровенным лошадиным копытом Наталь и, собственно, сам гнедой виновник торжества… Сейчас все это вызывало лишь улыбку. Должно быть, Гульрам – какое-то особое место, обладающее странной особенностью – оно притягивает путников всех мастей и смешивает их судьбы в одну кашу, и на выходе получается весьма недурное варево, приправленное авантюрами, странностями и чудесами…
От мыслей летающую старушку отвлек громогласный возглас, затмивший своим рокотом водопад, воды которого серебристой стеной встали посреди леса. Спутать драконову речь с чем-либо довольно сложно, и Анита ускорилась, не щадя собственных глаз, которые, казалось, выделили уже столько влаги, что можно было наполнить целый баллон. Со свистом коротышка пролетела остаток расстояния, приземлившись аккурат позади Тайрина и Элисс. Растрепанная фиалковая копна и местами оборванные полы мантии превратили женщину в какого-то сумасшедшего ученого-алхимика, пару секунд назад пережившего неудачный эксперимент.
- Уф!.. Кажется, успела, - безо всякого стеснения вымолвила Анита, на лице ее появилась широкая улыбка, а без того большие глаза раскрылись еще шире, - Анита Альми, я тут просто мимо пролетала… Надеюсь, мое присутствие никого не смутит, - представилась гномка, принявшись распрямлять юбки.

Отредактировано Анита Альми (20-11-2016 21:38:47)

+2

11

А ведь все-таки Паландаросса не прогадала, и нюх не обманул ее, в зарослях действительно скрывался Тайрин, точнее не скрывался, как сам он утверждал, а искал. Ее искал. Золотая невольно задумалась о том, как к этому ей следует отнестись. С одной стороны, почти всегда приятно увидеть металлического собрата, молодого особенно, поскольку сам факт того, что Тайрин еще жив и не стал добычей для ублюдков из числа драконоборцев говорит о том, что у драконьего племени есть шанс выжить, что их молодняк достаточно силен и хитер, чтобы сделать это, что раса их не ослабла и не идет по пути ослабления и вымирания. Тайрин, живой Тайрин, доказательство того, что у крылатого народа все еще есть какое-никакое (все же этот серебряный был еще той занозой под хвостом) будущее. С другой стороны, это был именно Тайрин, а Тайрин для Палады так и оставался шумным, мелким птенцом, который то и дело выдавал абсурдные идеи из разряда "А давай пойдем кормиться в таверну двуногишей! Хочу есть еду двуногишей! Ну, Пала-а-ада!". В общем, как-то новая встреча не очень вдохновляла золотую (хотя она бы никогда и не сказала, что будто не рада ей), а заявление Тайрина о том, что он искал ее в компании какой-то двуножки, так и вовсе настораживало. Это зачем они ее искали?
Когда молодой собрат изволил предстать перед старшими сородичами, Паландаросса одобрительно заворчала, про себя думая о том, что хоть чему-то ей удалось научить этого несмышленыша. По крайней мере в нем проявился хоть какой-то намек на горделивую драконью степенность и должный такт. Анх тем временем чуть вытянул шею, заинтересованно взглянув на молодого серебряного дракона с высоты своего внушительного роста. Как думалось Паладе, ее золотой сородич не знаком с Тайрином и видит его впервые, иначе бы сразу дал о том понять. Паландаросса украдкой глянула на Анха, чтобы убедиться в этом, после перевела взгляд лазурных глаз на двуногое существо, что сопровождало Тайрина. Паладе не слишком-то пришлось по душе то, что Тайрин якшается со смертным племенем, но все же решила быть снисходительной и к младшему собрату, и к двуножке, и к этому абсурдному взаимодействию. Пожалуй, под этим небом живет достаточно драконов, что в юности испытывали навязчивый интерес к низшим формам жизни. Даже Палада этим грешила. Вероятно, это все какой-то пережиток детства...
- Анхамараншарр, - представился между тем самец. Паландаросса тихо зарокотала, одобряя и это его действие, затем строго глянула на Тайрина, мол, тебе бы следовало для начала представиться незнакомому сородичу и поприветствовать его, а уже после болтать о всякой двуногой ерунде. Хоть и недолгое общение с Паладой, по мнению самой же Палады, и пошло на пользу Тайрину, но от идеала серебряный был все еще далек.
- Зачем же ты искал меня, Тайрин? - в первую очередь Паландаросса обратилась к молодому сородичу, а уже после этого взглянула на рыжеволосую и пахнущую всякой странной ерундой двуножку. Впрочем, ничего золотая сказать не успела, поскольку была вынуждена наблюдать за фееричным появлением еще одного двуногого существа, от которого отчетливо пахло магией.
"Забавно... и это тоже с ними? Тайрин коллекционирует двуногих самочек?" - драконица задумчивым взглядом обвела всю честную компанию и решила, что двуножки при надобности и сами объяснят какого беса тут происходит, хотя рыжаямказалась ей не очень разумной, поскольку этот ее взгляд...
- Мое имя - Паландаросса, двуногие существа, - пророкотала драконица, а Анх, вероятно, решил, что ради новой двуногой повторять свое имя не станет, - Для двуногого племени я Антара Палада. Возрадуйтесь, двуногие, я выслушаю вас, - закончила драконица, скрежетнув когтями по мокрым камням и устроившись удобнее на своем ложе. На словах рыжей о том, что она не враг драконам, Палада лишь загудела, означая некое подобие смеха.
- Даже и не думала считать вас своими врагами, - пророкотала она с насмешкой. Ну действительно, как эти маленькие зверюшки могут зваться врагом дракону? Когда двуножек мало, не составит никакого труда раздавить их одним мановением лапы. Впрочем, Палада не желала им смерти, ей было недосуг.
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

+2

12

В любом случае, главное, что они нашли драконов в этом огромном лесу: это было довольно сложно, но хотя бы с половиной возложенной на них Эйнеке миссии справились. Уже, так сказать, радость есть! А вот как там договорится Элисс – её дело, ибо Тайрин со своим уже справился вполне себе успешно… Нет, конечно, он поможет бордель-маману всем, чем только сможет, но вряд ли его «дара» убеждения будет достаточно, если Палада вдруг упрётся рогом и откажется соглашаться с их условиями – всё-таки золотая драконица не очень-то жаловала двуногих. Как вообще иногда казалось серебристому, она их попросту… терпела, не имея возможности ни скрыться от них окончательно, ни перебить всех разом.
Да и вообще молодой ящер ловил себя на мысли, что драконы очень разные: взять хотя бы отношение к двуножкам. Тай-то их откровенно любил, получая тонны удовольствия просто от жизни среди них! Да, это довольно странно для хранителя логова с собственными сокровищами, но ведь у вирмлинга такового и не было – он вполне мог посвятить часть своей жизни изучению этих необычных, даже забавных людей. Хотя, признаться, он уже и не видел иной жизни: слишком уж он сблизился с другой расой, чувствуя себя в ней не чем-то чужим и инородным, а… практически родным.
-Тайрин, – виновато проурчал Серебруша, когда заметил взгляд золотой драконихи, которой явно не понравились его излишняя поспешность и игнорирование второго золотого исполина. Так уж повелось, что если юный ящер загорелся какой-то идеей или ему просто что-то нужно, то он будет напролом идти к цели, игнорируя не только старших собратьев, но и какие-либо угрозы извне, которые он, скорее всего, попросту не заметит. Молодняк учится именно на ошибках – как и любой другой молодняк, драконы учились точно также. -Эта двуногая самка хочет с тобой поговорить, Золотая. Нам нужна помощь, – сам же вести переговоры ящер не собирался: его не для этого брали.
Однако внезапно из-за спины послышался громкий свист, вынудивший дракона резко развернуться, дабы видеть то, что у нему приближалось. Это была… мелкая летящая женщина. Тоже людская самка?
«Святая скорлупа… Что это значит?»
Несмотря на надежды этой самой Аниты Альми, её присутствие немного смущало серебристого. Позабыв даже на мгновение о золотых сородичах, он сделал пару шагов в сторону гномки и, шумно вдохнув воздух, он принюхался к ней. В отличие от Палады, Тайрин бы сказал, что он неё буквально… разило магией.
-Эйнеке о ней не говорил, – вдруг произнёс он, обращаясь, видимо, к Ларет, даже оглянувшись в её сторону. И тот факт, что с остроухим сейчас было не связаться, очень волновал Тайрина: всё-таки он уже как-то привык действовать по указкам или советам пироманта. Однако, если она не враг ни им с Лиссой, ни золотым драконам, то можно было  и успокаиваться. Тем более, что хрупкая маленькая женщина не выглядела опасной угрозой даже для вирмлинга – одни скалы, конечно, ведают, какими силами она обладает, раз умеет летать, но всё-таки…

+3

13

“Гномий дождь,” - такие мысли курсировали по рыжей голове, когда из кустов не-черники появился, нет, не лосось, а маленькое волосатое существо. К счастью одетое и к счастью вовремя заметившее драконов. Нимфа почему-то думала, что с двумя золотыми горами и одним маленьким серебряным пригорочком нужно вести себя крайне аккуратно, не делать резких движений, не орать без повода и держать дистанцию. И вот, в один момент, все эти пункты безопасности Лиссы нарушила одна маленькая гномка. Элисс Ларет ни в коем случае не была расисткой и даже наоборот, любила экзотику всем своим сердцем. Но вот сейчас ей думалось, что хватит и ее недраконьей задницы на этой поляне и что коротенькая дамочка лишняя. Почему нимфа так думала? Ну, потому что она видело это маленькое существо впервые и еще потому что гномы всегда приходят туда, где золото, чужое золото. Элисс Ларет не была настолько глупа, чтобы считать драконов своей собственностью, но в перспективе у нее появятся дела с этими золотыми махинами.
Лисса пару мгновений раздумывала над тем, чтобы схватить малорослую за волосы и повернуть до щелчка, как учил ее Нат, но не стала. Золотые драконы все-таки светлые существа и могут не оценить проявления насилия, ну, и еще гномы все-таки раса сильная, так что можно и по своей веснушчатой заднице получить. Ну и магию никто не исключал тоже. Оставалось надеяться, что драконы испепелят только мелкую в случай недовольства.
Но Золотые рептилии никого не сожгли, а отреагировали на все даже очень спокойно. Только Тайрин как-то вот скуксился, как будто его пристыдили за что-то. Ну да, точно, нимфа видела такое же выражение на его драконьей морде, когда отказывалась делать его невидимым. В какой-то момент нимфе стало жаль дракона, но потом сразу же захотелось посмеяться в голос, потому что расстроенный дракон это дико смешно. Но нимфа не стала, потому что золотая уже начала отвечать ей.
Услышав полное имя золотой драконицы, Рыжая не без удовольствия заметила, что это скорее всего самка. Потом в голове разложила полное имя золотой по слогам и запомнила. И когда нимфе дали возможность сказать, рыжая решила блеснуть умом.
- Благодарю тебя, Паландаросса, за твою милость, - нимфе хотелось хоть как-то выделиться из их троицы, и, раз сиськи показать не вариант, рыжая рискнула выговорить полное имя драконицы. Отвесив еще один реверанс, держась за ремень, нимфа продолжила говорить: - Мы пришли к тебе из городишка под названием Гульрам, чтобы искать помощи у столь великого существа, как золотой дракон. Мы просим тебя явить нам твою силу и могущество в защите от грядущих бедствий, с которыми мы, смертные, так просто справиться не сможем, - от обилия лести и патоки в своем рту, Лисса чуть не вывихнула челюсть, но ведь с драконами так и нужно разговаривать, так считала нимфа.

+3

14

Воцарившаяся на какой-то миг тишина была нарушена громким шлепком. Тонкая ладонь смачно столкнулась с крепким гномьим лбом. Пожалуй, на этот раз Анита сильно переборщила с телесным самобичеванием - кожа порозовела и тут же приобрела красный оттенок, в месте удара осталась отчетливая отметина. Рука и лицо, казалось, зазвенели от жгучей боли, впрочем, женщина не подала виду. От столь мощного шлепка своей ладошки по собственному же лбу, она на секунду потерялась в мыслях, но тут же нашлась, - Похудей мой кошелек! Совсем забыла сообщить, что я тут по поручению нашего общего друга - Эйнеке, - вымолвила наконец Анита то, что должна была сказать сразу. Впрочем, это услышали лишь Элисс и Тайрин - голос коротышки раздавался в их головах благодаря телепатии. Затем она вдруг осознала, что действия, предшествовавшие сообщению, должно быть, выглядели весьма странно в глазах прочих драконов… - Дурацкие комары, неужто и этих кровососов Рилдир придумал? - оправдала свой шлепок волшебница, изобразив на лице негодование. Затем она вновь принялась распрямлять юбки и возвращать волосам более-менее опрятный вид. Тем временем, Паландаросса вновь представилась, специально для отсутствовавшей до селе гномки. Последняя учтиво кивнула золотой горе в ответ, вновь широко улыбнувшись. Пока свою речь толкала Элисс, напоминавшая какую-то разбойницу с гульрамского тракта, Анита скользила взглядом по блестящим золотым чешуйкам, невольно прикидывая стоимость всего этого добра, затем глаз ее остановился на могучих крыльях. Всю жизнь она грезила о таких же. Да и вообще ей бы хотелось родиться драконом - существом величественным, способным вписать свое имя в историю просто фактом своего существования…

В ответ на длинную относительно прочих речь Рыжей Анита лишь хмыкнула, бросив короткий взгляд в ее сторону, - Ну ничего себе “городишко”! Гульрам - один из самых крупных городов во всем Альмарене! - она возвела руки к небу, мысленно представив Гульрам с высоты птичьего полета, - А как он прекрасен! Этот водопад меркнет по сравнению с тихими живописными садами Халифа. О, под сенью сада захочется уединиться не только дракону, но и самим богам, это уж точно, - с усладой в голосе произнесла Анита, расплывшись в улыбке. Однако никакого радушия со стороны Рыжей совсем не ощущалась, скорее стервозный холод. Хорошо все-таки быть эмпатом, хотя и без этой способности можно понять, что единственной недраконьей даме на поляне с этими живыми горами едва ли захочется расставаться со своей ролью двуногого дипломата.

Сложно признать, но заговорить с драконами Анита пока что попросту стеснялась - мало ли, чего там у них на уме... Давненько ей не приходилось общаться с подобными существами, да и Анх казался пассивным и слишком уж ленивым, чтобы тревожить его. Гномка решила принять выжидательную позицию и периодически направлять своих союзников в нелегком искусстве переговоров всяческими поддакиваниями и приукрашиваниями. Уж это она умеет получше многих, не зря же она села за перо много лет назад.

Отредактировано Анита Альми (02-12-2016 15:39:23)

+1

15

И с каждой минутой происходящее на «месте отдыха» двух золотых драконов становилось все чудесатее и чудесатее. Явление существа, которого Палада по запаху определила, как гномку, отмеченную изрядной магической силой, привнесло свою долю абсурда в эту ситуацию. Одно только ее появление чего только стоило! Гномий дождь… если бы Паладе было бы не столь ленно читать мысли двуногих существ, если бы в ней взыграло давно позабытое любопытство и она бы все-таки попыталась ментально изучить разум рыжей нимфы, то она бы все же согласилась с этой странной и забавной мыслью, мелькнувшей в чужой головешке. Впрочем, все сложилось так, как сложилось. Драконица не торопилась лезть в чужие размышления, наслаждаясь своими собственными, которые тоже находила довольно забавными. Например, зачем здесь гном, если это двуногое существо действительно гном? Летает-то она как птица, даром что не перната! Паландаросса улавливала определенную логику в присутствии Тайрина, он был каким-никаким, но драконом, а благородные металлические сыны и дочери Неба не убивают друг друга. Тайрин тут был, скорее всего, как залог безопасности для двуногих самок, да и наверняка он еще и был проводником для них. Гульрамские тропические леса столь же прекрасны, сколь и опасны для тех, кто не защищен прочной, как зачарованный металл, чешуей. И кто сможет найти дракона, как не другой дракон? Да если их послали другие двуножки, то это было все вполне… логично и разумно. В отношении Тайрина уж точно. Кроме, пожалуй, того, что Тайрин зачем-то сотрудничает с двуногими недоразумениями из Гульрама, если не прислуживает им!
«Хм, нет, Тайрин юн и слишком неопытен, но он дракон, а драконы не служат,» - в конечном счете все же решила Паландаросса, раздраженно дернув длинным гибким хвостом, а после выпрямилась. Лежать ей не хотелось, да и двуногие стали говорить, означая суть и истинную причину своего визита. Анх же за спиной Паландароссы продолжал греться на камнях. Он выглядел не слишком заинтересованным и даже немного раздраженным тем, что незваные гости не обращаются к нему подобающим образом, отдавая явное предпочтение его золотой подруге. Палада наблюдала за крылатым собратом краем глаза, но, в принципе, знала и верила, что Анху хватит выдержки и терпения, чтобы не сделать из двуногишей красивую живописную размазню на траве и камнях близ водопада. В конце концов, Анх – золотой дракон, а это уже что-то! Совершенное (ну почти, ведь верхом совершенства Палада считала себя) существо не может опускаться до подобного. Собственно, потому Паландаросса и не желала зла этим двуногим. Не только из лени и нежелания двигаться ради пары кровавых лепешек на горизонтальной поверхности земли, но и из соображений о том, что эти двуногие не сделали ничего плохого: ни ей, никому бы то ни было еще. Драконий род – это сплав ветра и пламени, как ветер крылатое племя свободно и как пламя свирепо, но сказки о том, как драконы (по крайней мере золотые) совершенно беспричинно жгли селения, крали золото и двуногих самок оставались всего лишь сказками. Металлические так не поступали, Паландаросса в том была уверена наверняка.
- Мудрые говорят, что Спящий бог породил вампиров, - зарокотала Палада, поймавшая себя на том, что даже золотой дракон иногда может пошутить, особенно раз уж двуногие сами дают повод сделать это, - Вампиры хорошо горят. Может и против комаров сгодится пламя?
Дальше драконица предпочла замолчать, дабы выслушать двуногих. И нет, делала она это не столько из уважения к этим существам (собственно, они не дали ей повода их уважать, да и дракон – не то существо, чьей благосклонности можно добиться в считанные мгновения), сколько из простого желания получше вникнуть в суть того, дела, что привело двуногих созданий к дракону, точнее сразу двум драконам. На своем опыте Паландаросса знала, что двуножки драконов избегают, пока не собьются в достаточно большую стаю, дабы чувствовать себя уверенными во всем и вся. Например, в том, что им не страшен даже дракон.
- И чего вы желаете от меня, двуногие существа? Кто-то угрожает вашим «прекрасным садам Гульрама»? – в конечном итоге спросила она, посчитав, чужой рассказ недостаточно информативным и слишком сбивчивым.
[AVA]http://s3.uploads.ru/QVcOa.jpg[/AVA]

0

16

Появление гномки довольно сильно меняло дело. Тайрин хоть и совершенно не знал, кого именно к ним послал Эйнеке, но… раз послал, то пусть помогает – ведь ради этого она здесь, верно? Тем более, что своё дело серебристый ящер сделал: драконов вынюхал, Паландароссу не разозлил, вроде бы, даже не разочаровал, а остальное – и так хорошо. Дальше двуногие, в принципе, должны справиться и без него…
-Палада, Гульрам прекрасен, – успокоившись и повернувшись к золоточешуйчатой драконихе, Тайрин всё-таки влез в разговор, желая кинуть в общий котёл и свои пять рейнов. Да и как без любопытного птенца? Такой везде морду сунет, без этого никак. -Это совершенно не такое людское поселение, в каких нам приходилось бывать ранее, – о, серебристый до сих пор помнил их шабаш в одной из таверн двуногих, где им посчастливилось столкнуться с довольно интересным наёмником из числа смертных, -Огромный, еле обозримый даже в небе, сияющий позолотой куполов… – Серебруша аж заурчал от удовольствия, явно оживив в своей памяти те чудные мгновения, когда он впервые пролетал над этим городом. Правда, это был единственный раз, когда только-только «оперившийся» птенец позволил себе подобную дерзость, ибо буквально через несколько дней он за это практически поплатился жизнью. Зато быстро и доступно усвоил, чего делать на людских территориях категорически нельзя… Спасибо за урок, вовремя.
Однако говорить об этом Золотой он не стал, примерно понимая, к чему это может привести. И нет, Тая не очень-то волновал успех этой миссии, он… просто помнил, что дракониха и так довольно скверно относилась к двуножкам. Вроде, их общество она вполне себе терпела, но одни скалы ведают, чем могло бы всё кончиться, узнай она, что эти жуткие дикари смели нападать на её практически беззащитного младшего собрата! С другой стороны, это только бы укрепило её доверие к Эйнеке, ибо он-то, как раз, и спас Тайрина…
Но это уже было явно лишним, да и вообще – не дело Тая. Уговорить двух золотых помогать Гульраму должны были именно двуногие, так что всё дальнейшее дракон счёл именно их проблемами – им же и докладывать Эйнеке, как всё прошло, а потому…
-Элисс, я отправлюсь в Гульрам, – ящер произнёс это по мыслесвязи так, чтобы слышала и Анита, дабы у неё не возникало вопросов, почему и куда вдруг свинтил этот серебряный. -Я вам помог, а Эйнеке там один остался… – да, Серебруша всегда переживал, если его двуногий собрат находился где-то далеко от него, а потому и сейчас испытывал тревожное чувство, не имея возможности даже связаться с остроухим. Их ментальная связь медленно, но верно становилась сильнее, но ещё не могла покрывать достаточно большое расстояние для хотя бы более-менее стабильного контакта. И это было вдвойне тревожно: новая «особенность» вызывала у чешуйчатого волнение, если полуэльфа долго не было рядом. -Я передам ему, что мы нашли Паландароссу и Анхамараншарра. Вы справитесь, я в вас верю, – да и, зная Паладу, с большой вероятностью успеха можно предположить, что она согласится. Конечно, мог повлиять и голос этого Анха, но… тут уж как получится – всё на умении дипломатов и держится, да.
Не желая слушать возможные возражения, Тайрин обрубил ментальный контакт и переключил внимание на золотых ящеров. Лишний раз огорчать Крылатую сестру не хотелось… Попрощавшись и объяснив, что ему надо улететь раньше своих двуногих друзей, Серебруша довольно спешно (дабы его всё-таки не успели отловить, ибо дезертирует же!), поднялся в воздух. Несколько мощных взмахов крыльями – и он уж набрал и высоту, и скорость, удаляясь от водопада в сторону Гульрама.
----> Река Эриадор

Отредактировано Тайрин (22-12-2016 23:09:21)

+1

17

Feel my wrath пришли отсюда

Пройдя немалый путь, Оуэн остановился у водопада, рядом с небольшим озерцом с чистой проточной водой. Там можно было пополнить запасы воды, а заодно накормить измученную девушку.
Опустившись на колени, он уложил девушку на мягкую траву рядом с пушистыми листьями папоротника, а сам направился за водой. Нужно было разжечь костёр, приготовить пищу, но мысли дракона текли своём русле. Он вспоминал прошлое, обдумывал планы, просчитывал возможности. Вернувшись к девушке, он сложил из камней подобие очага и развёл огонь, и лишь после этого снял заклятие, понимая, что если девушка готова, то она проснётся, а нет - придётся подождать.
Шли секунды. Огонь мерно потрескивал, согревая воду в котелке. Дракон проверил содержимое сумки, рассчитывая найти что-то вкусное для девушки, но немного расстроился, что предложить ей кроме фруктов, лепёшки и вяленого мяса ничего не может. Тем не менее, он заварил травяной чай, который должен был поддержать девушку.
Всё это время он изредка поглядывал на её личико, стараясь не упустить момент, когда она откроет глаза. Иногда он вспоминал свою дочь, сравнивал, убеждаясь, что девушка очень на неё похожа.
Нет, она никогда не станет драконом, но сможет овладеть магией, присущей его роду, а он постарается, чтобы она овладела ей в совершенстве.
Дождавшись когда заварится чай, он вновь посмотрел на девочку и стал резать мясо, раскладывая его на льняной салфетке, после чего разлил по чашкам горячий чай. Пора было будить малышку...

+1

18

Неизвестно откуда
Нэн выплывала из сна медленно. Сперва слегка поежилась, почувствовав холод, затем, все еще сквозь дрему, заметила не очень громкий, переливчатый звук. Спустя мгновение, уже почти проснувшись, узнала его – это пела вода. Приятный звук, но совсем не тот, который можно услышать в спальнях Лемминской школы. Ресницы затрепетали. Девушка глубоко вдохнула свежий, непривычно ароматный воздух и открыла глаза.
Ее взгляду предстала поляна в зеленоватом сумраке – уже рассвело, но лучи солнца пока еще робко заглядывали в эту прореху между деревьями. Немного добавлял света костер. Чуть в стороне играл, падая в небольшое озеро, прозрачный водопад. Девушка приподнялась, потом села. Смотреть на красивый, но незнакомый и нежданный пейзаж было немного странно. Однако Линрис сразу заметила, что на поляне у костра она не одна.
- Доброе утро, - робко улыбнулась Нэн, бросив на мужчину быстрый взгляд. Пристально рассматривать собеседника ученица полагала нескромным. Тем не менее, она успела узнать вчерашнего спасителя и даже лучше разглядела его в свете костра. К ее удивлению, ментальный и воздушный маг оказался достаточно молод на вид – выглядел ровесником старших учеников Лемминской школы. Но явно был отнюдь не учеником.
- Спасибо, что спасли меня, - добавила девушка, немного подумав. По правде говоря, она растерялась. Очень уж странной была сама ситуация. Незнакомое место, незнакомый мужчина, который спас ее от похитителя. Развязанные руки и ноги – самый очевидный сигнал, что она больше не пленница. Но почему тогда ее просто не отправили в школу? Кажется, вчера незнакомец говорил что-то о далеких землях и городах… Или ей это приснилось? Нэн поднялась на ноги, слегка поклонилась в соответствии с теми правилами приличия, каким ее учили в детстве. – Меня зовут Нэн Линрис. Я ученица Лемминской школы магии.
Девушка подумала было добавить, что в школе за ее спасение могут выплатить небольшое вознаграждение, но постеснялась: во-первых, реакцию руководства она точно не знала, во-вторых, сразу переводить благодарность в деньги было неловко. Ведь признательность ее была совершенно искренней.
Дальнейшие сомнения были прерваны довольно неприятным способом. Блуждая взглядом по поляне, Нэн заметила, то у костра разложена кое-какая провизия. Она не ела уже, наверное, сутки, и при виде съестного желудок явственно, громко и голодно заурчал. Линрис поспешно обняла себя руками, пытаясь прижать живот и погасить звук. Но не особенно в этом преуспела. Щеки запунцовели от смущения, девушка совсем растерялась, не зная, куда деть глаза.

Отредактировано Нэн Линрис (03-03-2017 22:24:02)

0

19

Увидев реакцию девочки, дракон протянул ей салфетку с кусочками мяса и фляжку с водой.
- Вижу, ты голодна... Не стесняйся... Бери, что считаешь нужным. - Мужчина долго разглядывал девочку, гадая не боится ли она его, но видимых признаков страха не было. Сейчас он не хотел пугать её своими превращениями, магией или ещё чем. Девушка была ещё совсем ребёнком, а ему нужно было его доверие, только так он мог воспитать помощницу.
Воспоминания захлестнули дракона. Он долго смотрел на пламя огня, погрузившись в свои мысли. Да, он использовал этого ребёнка, но готов был дать ему гораздо больше. Другое дело чувства девочки... она не верит, что её жизнь может измениться, а это так. Смущало его и то, что за время странствий, он нажил себе немало врагов, а значит, не только он, но и она окажутся под ударом.
- Скажи, Нэн, - внезапно задумчиво произнёс он - тебя пугает жизнь полная опасностей, где магия вершит судьбы смертных?
И он посмотрел девочке в глаза, ожидая ответа. Нет, он не собирался отступать от своих планов, но проявил бы большую осторожность посвящая в них девочку.
"Ученица Лемминской академии... Интересно, чему там вообще могли обучить ребёнка? - думал дракон, глядя на детское лицо девушки. - Она гораздо больше изучит, если станет моей ученицей... а пока ей нужно отдохнуть, поесть и набраться сил...".[AVA]https://pp.userapi.com/c626429/v626429286/4cbfe/c-wA02dZGsE.jpg[/AVA][NIC]Оуэн[/NIC]

Отредактировано Джуллинар (02-03-2017 20:43:57)

+1

20

Кусочки мяса в объятиях льняной салфетки выглядели умопомрачительно – или по крайней мере такими они казались голодной девушке. Рот моментально наполнился слюной. Нэн по-прежнему не понимала, где она и с кем. Но к ней были добры, и это нельзя было не оценить.
- Спасибо! – она аккуратно приняла салфетку и флягу, но есть не стала. Извинившись, девушка положила все это, отошла к озеру. Вчера Нэн успела прокатиться по прибрежному склону, и даже сейчас было заметно, что руки у нее грязные. Наверняка не отличалось чистотой и лицо, а уж о мантии можно не говорить – смотрительница из Лемминской школы, которая приглядывала за девочками, в обморок бы упала, увидев, во что ученица Линрис превратила одежду. Требовалось срочно привести себя в порядок.
Однако у озера обнаружилось еще кое-что новенькое. Стоило склониться над водой, как на шее закачалась красная капелька кулона. Украшение, которого у Нэн никогда не было. Судя по всему – амулет. Девушка не стала оглядываться на незнакомца, но сразу поняла, откуда эта вещица. Он дал мне артефакт? Но зачем? Тем более такой дорогой, ювелирный… Нэн было уже неловко – незнакомец осыпал ее милостями, словно из рога изобилия, но она решительно не понимала, чем заслужила такое отношение. Наверное, это на время! Конечно, на нас ведь могут напасть. Защищать человека, у которого нет никаких артефактов, было бы утомительно. Правда, она не совсем понимала, отчего мужчина вообще взялся ее защищать…
Умывшись, ученица вернулась на прежнее место, села на траву и с аппетитом принялась за еду. Когда половина мяса исчезла, а голод слегка отступил, Нэн бросила на мужчину очередной быстрый взгляд. Он ничего не ел.
- А вы не голодны, господин? – нерешительно спросила она. После всего, что этот человек для нее сделал, было бы свинством еще и слопать его завтрак. Нэн отложила мясо, но, слегка осмелев, взяла красивое золотистое яблоко.
- Скажи, Нэн, тебя пугает жизнь полная опасностей, где магия вершит судьбы смертных? – неожиданно спросил ее спаситель. Сердце девушки затрепетало. Это был не просто вопрос. Это – вопрос-намек, за которым обязательно следует что-то еще, какое-то предложение… если только ты не ошибешься с ответом. И хотя еще пару минут назад Нэн больше всего хотела вернуться в школу, чтобы продолжить свой кропотливый путь, нечто, скрытое за словами незнакомца, манило ее необычайно. Пусть даже вопрос недвусмысленно предупреждал: нечто будет опасным. Девушка немного подумала, чтобы быть честной. Вспомнила вчерашний вечер, когда очнулась связанной по рукам и ногам. Это было страшно, и при мысли о том, чтобы снова оказаться беззащитной в руках похитителя, внутри все холодело. Но от этого ей вовсе не хотелось прямо сейчас забиться под кровать в школьной спальне и вздрагивать при любом звуке.
- Думаю, я не трусиха, господин, - сказала она, склонив голову к плечу и впервые за все это время глядя собеседнику прямо в глаза. – То есть, я стараюсь быть храброй. И я люблю магию. Было бы здорово, если бы в моей жизни ее было много…
Нэн произнесла это настолько твердо, насколько была способна. Но надолго ее твердости не хватило – девушка потупилась и забормотала гораздо тише:
- Только я пока не очень сильный маг. Не знаю, смогу ли я быть кому-то полезной…
На этих словах ученица окончательно смешалась и почувствовала себя последней нахалкой. Да с чего она вообще решила, будто незнакомец хочет что-то ей предложить? Можно подумать, в ней есть что-то особенное...

Отредактировано Нэн Линрис (03-03-2017 20:50:53)

+1

21

- Не очень сильный маг? - Дракон с трудом сдерживал смех. - Да знаешь ли ты, девочка, что то, что ты сделала доступно лишь немногим смертным лишь после долгих лет кропотливого обучения. Магия словно живёт в твоей крови, дитя... ты касаешься её, но не осознаёшь, что коснулась. Неудивительно, что твои учителя могли такое пропустить.
Оуэн подошёл к девочке, опустился перед ней на колени и взял за руку, после  чего задумчиво заглянул ей в глаза.
- Ты боишься, но магия манит тебя, потому что она часть тебя. И ты понимаешь, что Леминская академия тебе не даст ничего… - Он помедлил и добавил:
- Они не почувствовали в тебе скрытой силы. Я мог бы обучить тебя многому, если бы ты пошла со мной. И ты ответила честно, а значит, заслуживаешь права задать интересующий тебя вопрос. - Взгляд дракона изучал лицо девочки. Ему было интересно, что она спросит.
Было совершенно очевидно, что девочка не глупа, хорошо воспитана, но она боится задавать вопросы. Многое в её воспитании придётся менять, потому что он не желал видеть опущенных глаз. Ему нужна была помощница, которая не постеснялась бы задать вопросы и переспросить, если это потребуется.[NIC]Оуэн[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c626429/v626429286/4cbfe/c-wA02dZGsE.jpg[/AVA]

+1

22

– Не очень сильный маг? – голос мужчины поневоле заставил Нэн поднять взгляд – очень уж странным был его тон. Можно подумать, ее спаситель смеется. Только что тут смешного? Выслушав дальнейшую тираду, ученица и вовсе растерялась. Она сделала что-то необычное? Она, которая не то что спастись от похитителя не смогла – даже знак подать? Она – какая-то особенная? «Так только в сказках бывает, – твердила она про себя, – так только в сказках…» Продолжая смотреть на мужчину, Нэн нашла пальцами правой руки левое запястье и сильно ущипнула. Кисть послушно отозвалась болью. Это не сон! Но ведь этого не может быть…
– Извините, вы, наверное, ошибаетесь… – пробормотала девушка так тихо, что сама не была уверена, слышал ли ее собеседник. Он тем временем опустился на колени совсем рядом, осторожно взял руку девушки, не давая продолжить эксперимент по экстренному пробуждению. Нэн не испугалась, хотя со стороны мужчина и юная девушка, должно быть, смотрелись двусмысленно. Встретила пристальный взгляд глаза в глаза и невольно засомневалась в том, что произошла ошибка. Собеседник выглядел совершенно уверенным в собственных словах.
– Ты боишься, но магия манит тебя, потому что она часть тебя, – вкрадчиво продолжил он. – И ты понимаешь, что Леминская академия тебе не даст ничего…
В глубине души Нэн возмутилась: она вовсе не думала ничего такого о своей школе! Ведь все, то ученица имеет сейчас, дала ей академия. Даже одежда – и та казенная. Но она не посмела возразить. Может быть потому, что случайный знакомый так легко и точно угадал ее эмоции? Магия может быть опасной, но все равно притягивает, увлекает, заставляя сердце биться чаще…
– Они не почувствовали в тебе скрытой силы. Я мог бы обучить тебя многому, если бы ты пошла со мной…
Эти слова звучали как музыка. Как невозможная музыка, слишком прекрасная для скромной Нэн Линрис, дочери прачки. Я стану личной ученицей мага? Нет, она никогда не думала дурного о Лемминской школе, но всякий понимает: персональное обучение у настоящего мастера, который к тому же уделяет все внимание одному тебе – это совсем другой уровень. В том, что ее собеседник – маг высокого класса, Нэн не сомневалась. Она кивнула, как завороженная, затем с трудом разлепила мгновенно пересохшие от волнения губы и произнесла, сама не до конца веря в происходящее:
– Да. Я согласна.
Гром не грянул, небо не рухнуло, и Нэн не проснулась. Они со странным новым знакомым по-прежнему сидели на траве у небольшого водопада, рука в руке. Маг терпеливо ждал ее вопроса. В голове лихорадочно скакали самые разные мысли. Однако большую часть вещей можно было узнать и после. Нэн выбрала ту, что не давала покоя уже сейчас.
– Скажите, господин, – попросила она негромко, но вполне внятно, – для чего я вам?
Девушка понимала, что, скорее всего, не услышит в ответ ничего удивительного. Но чувствовала и кое-что другое. Она не сможет до конца поверить своему счастью, пока не узнает причины, по которой маг решил потратить время и силы на ее обучение.

+1

23

- Мне некому передать знания моего рода... нет отпрыска, который мог бы по праву унаследовать то, чем владел я. Сокровища, бесценные артефакты... какой от них прок, если погибли все те, кого ты любил? Я выбрал тебя, потому что ты сильнее, чем кажешься. Потому что в твоей душе горит огонь. - Дракон замолчал, а потом добавил:
- Со смертью близких я утратил цель, и пока не увидел тебя, не знал нужно ли мне что-то кроме мести. Ты хотела познать магию, обрести могущество, но твои учителя даже не заметили скрытой искры. Ментальная магия познаётся не годы, и даже не столетия. Иногда нужны тысячелетия, чтоб в полной мере познать её. Я тебе дал их, и теперь только от тебя зависит, сможешь ли ты овладеть всеми знаниями.
Оуэн замолчал и долго смотрел на небо. Сейчас он боялся показать ей всю свою силу, боялся, что она испугается, увидев его истинную внешность... и в тоже время хотел, чтоб она узнала всё, чтоб исчез страх. "Пока рано... она не готова... Жди..." Оуэн прикрыл глаза.
- Хочешь ещё о чём-то спросить?
Интуитивно он чувствовал, что последует вопрос, который причинит ему боль, всколыхнёт воспоминания, но это было неизбежно, и он это знал.
Воспоминания вернули его в прошлое, он вспоминал то, что хотел забыть, но осознавал, что это забыть невозможно. Боль с новой силой всколыхнулась в груди, заставляя сжать кулаки, хотя гнев был направлен совсем не на светловолосого ребёнка.
[AVA]https://pp.userapi.com/c626429/v626429286/4cbfe/c-wA02dZGsE.jpg[/AVA]
[NIC]Оуэн[/NIC]

Отредактировано Джуллинар (20-06-2017 13:47:49)

+1

24

Мужчина говорил медленно, прерывисто. Нэн поняла, что нечаянно – хотя какое может быть «нечаянно», когда лезешь в чужую душу? – разбередила его старые, незаживающие раны.
- Извините! – быстро сказала она. – Мне очень жаль… Я не хотела заставлять вас вспоминать об этом!
По правде говоря, Нэн было интересно, какова история нового знакомого и почему он потерял своих любимых. Но она решила не заходить дальше, чем уже шагнула. Разве может быть право на любопытство, когда речь о чьей-то боли? К тому же девушка чувствовала, как в ее сердце загорается сочувствие и… что-то вроде понимания. Ей вспомнилась смерть матери – и ощущение, связанное с ним. Плачешь и плачешь, пока не кончатся слезы, а потом остаешься в одиночестве и пустоте, и никто – никто! – не может дать тебе хоть каплю тепла – вот как это было. Конечно, между маленькой сироткой и могущественным магом есть большая разница. Но так ли она велика, когда дело касается чувств и привязанностей – или их утраты? Теперь уже Нэн порывисто сжала руку своего собеседника.
- Простите! Я знаю, что не смогу заменить их… тех, кого вы потеряли, но я… - девушка на секунду замялась. А что она может предложить учителю? – Я буду вам помогать… буду очень прилежной…  я надеюсь, когда-нибудь смогу отплатить за вашу доброту!
Нэн сама смутилась этой речи – очень открытой и горячей для нее. Она залилась краской до самых ушей и потупилась, не зная, куда деть глаза. Когда мужчина вновь заговорил, его голос слышался сквозь оглушительную пульсацию крови в ушах. Но Нэн поняла, о чем шла речь. Значит, незнакомец хочет обучать ее ментальной магии. Девушка не чувствовала в себе никакого особенного таланта к ней. Но, в конечном итоге, человек, который прилежно учится, может постигнуть любое направление магии. А она будет стараться.
Немного переведя дух, ученица нашла в себе силы, чтобы снова задать вопрос. И в первую очередь ей хотелось прояснить кое-что в речи собеседника.
- Вы дали мне тысячелетия? Что вы имеете в виду, господин?
У Линрис уже не осталось сил на недоверие – она сама не заметила, но приняла обещанные тысячелетия как факт. Хотя и не представляла, откуда у нее могла взяться совсем не человеческая жизнь. Очень уж уверенно говорил ее новый учитель.
Между тем Нэн понадеялась, что предложение спрашивать не ограничивается одним разом, и решила задать еще один вопрос.
- А как мне называть вас, господин?
Действительно, ее собеседник не представился. Девушка охотно звала бы его «учитель» или «господин», но совсем не знать имени было неловко.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Леса близ Гульрама » Водопад