http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ТЁМНЫЕ ЗЕМЛИ » Башня Архимага


Башня Архимага

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://render.ru/images/uploads/Image/Articles/Making%20Of%20Rune%20Magic/img1.jpg


[indent] У отрогов Скалистых гор располагается высокая и узкая башня архимага Шиассэ до'Аккардо. Богато обставленная дорогой мебелью, башня имеет хозяйские и гостевые покои, небольшую библиотеку. А в глубинах земли скрыто несколько комнат, не имеющих связи с поверхностью, зато сетью тайных тоннелей связанных с огромной пещерой в недрах гор. Там находятся еще несколько жилых комнат, а также то, что Архимаг скрывает от посторонних взглядов - лаборатория, заклинательный чертог, рабочий кабинет, где хранятся в том числе наиболее важные манускрипты и небольшая тюрьма. В отличие от башни, подземные чертоги погружены в вечный мрак.
[indent] Сама же башня наполнена особым магическим полем, "замкнутым" на мага: оно слабо и не смертельно для незваных гостей, но Шиассэ сразу же узнает как только кто-то из них переступает порог его убежища. По мере приближения к нарушителю ощущение возмущения поля усиливается и наоборот.
[indent] Само собой, не только этот сюрприз таит башня, самые важные ее помещения защищены как магическими, там и обычными ловушками. Среди них уже упомянутые лаборатория, заклинательный чертог, кабинет, тюрьма (кто же даст узникам сбежать) и личные покои колдуна. но различные неприятности в виде внезапно исчезнувшей из-под ног плиты пола или различных иллюзий могут подстерегать и в коридорах. Поэтому сто раз подумайте прежде чем явиться в башню архимага незваным! Да и званым тоже.

0

2

Озеро Вальтейн в окрестностях Аримана --->
Шиассэ вышел из портала в своих покоях, скептически огляделся и устало вздохнул. Ему и раньше доводилось контактировать с представителями низших рас (к каковым относились все, кроме дроу), но из числа всех отбросов, iblith, наиболее гнусными были все-таки именно эльфы. Бледнорожие родственнички откровенно его бесили своей фантастической смесью упертости, тупости и самомнения.
Дроу принялся избавляться от одежды, каковая немедленно отправилась в мусорную корзину. Он не так часто использовал человеческое платье, хотя в этот раз оно, пожалуй, пригодилось.
Взяв со стола магический колокольчик, Архимаг раздраженно потряс безделушку, которая не издала ни звука. Зато где-то на нижних этажах башни раздался громкий звон - и вскоре двое рабов-огров втащили в комнату здоровенную бадью с горячей водой.
После принятия ванны Архимаг некоторое время валялся на массажном столе. Одного из огров он выкупил за совершенно фантастические деньги в одном из салонов удовольствий К'таэссира - талантливые массажисты в обществе дроу всегда ценились на вес золота... А лишаться столь драгоценного удовольствия Архимаг, оказавшись вдали от дома, совершенно не собирался.
Некоторое время спустя, когда за огром закрылась дверь, а бадья с водой была вынесена, Шиассэ, благоухая незнакомыми травяными ароматами, задумчиво раскурил короткую трубку с наркотической травой, каковую обычно использовали в городе дроу.
- Итак. Алендэл, мнящий себя потомком Играссиль. - пробормотал Архимаг, одновременно изучая магический трактат, который ему притащили из библиотеки. Впрочем, глаза блуждали по строчкам, но разум совершенно не вникал в текст - это было всего лишь еще одним способом расслабиться. На деле дроу обдумывал полученную информацию.
Возможно, Румата не прочь стать правителем эльфов. В такой ситуации, конечно, притащить ему отца будет сомнительным способом доставить принцу удовольствие. Впрочем, если выродок эльфийского короля не захочет совершить обмен на кровь айрэс... или не проявит должного рвения в поисках - всегда можно будет придать информацию о сделке широкой огласке. Алендэл виделся Шиассэ идеальным рычагом, который мог бы привести в движение все эльфийское общество и заставить его выполнять любые капризы Архимага. Другое дело, что такой шантаж является крайним средством - ведь белорожие отбросы могут затаить зло и из просто дроу он превратится для эльфийского народа в заклятого врага... А это не слишком желательный вариант. Поэтому любые переговоры с Руматой придется сохранять в тайне - по крайней мере, настолько, насколько этого пожелает сам принц. Впрочем, сначала-то нужно вытащить самого Алендэла - живым и... Впрочем, еще неизвестно, возможно, обитатель той пещеры успел его "повредить". В данной ситуации целостность товара вряд ли будет играть ключевую роль. Шиассэ видел необходимость лишь в том, чтобы сохранить от эльфийского царя то, что уже попадет в его руки. В крайнем случае - несколько подлатать, чтобы всеэльфийский владыка не откинул копыта за то время, что Румата будет носиться по Альмарену в поисках готового поделиться своей кровью айрэс. Шиассэ не сомневался, что у него на это уйдет куда больше времени, чем потребуется на освобождение Алендэла... Или на выяснение того факта, что вернуть его попросту невозможно. Никакой договор не заставит Архимага сталкиваться с Рилдиром в открытой схватке - а сомнений в том, что эльфы ухитрились связаться именно с ним, у дроу не осталось.
Устало помотав головой, Шиассэ отложил трубку в сторону и улегся в кровать.
Проспав несколько часов, Архимаг деловито привел себя в порядок и оделся, после чего спустился в холл башни. Пора.
Проведя жезлом наискось сверху вниз, дроу открыл портал в гоблинскую пещеру. Оттуда на него уставилось несколько перепуганных тварей.
- Ты. Ты. И ты. - брезгливо процедил Шиассэ.
Двое тварей, испуганно заскулив, неуверенно прошли через портал, а вот третий попытался, было, улизнуть - однако глава семейства закатил ему оплеуху и едва ли не впихнул в открывшиеся врата. Дроу ухмыльнулся. Когда племя только пришло на облюбованные им земли, он сначала хотел прогнать их или перебить. Но, несколько поразмыслив, отказался от этой затеи - во-первых, мимо гоблинов было проблематично пройти другим визитерам - по крайней мере, пройти незаметно. Во-вторых, к его услугам оказался как бы не безграничный запас расходных материалов - с их-то плодовитостью!
Самих гоблинов такой расклад вполне устраивал... По крайней мере, самого главного. Семейка никчемных созданий не только получила жилище, но и немалую защиту - появляться рядом с обителью Архимага мало кто рисковал, а пару раз Шиассэ потехи ради даже уничтожал забредших на его территорию подземных страшил, а один раз - нескольких иллитидов. В отличие от страшил или гоблинов, в этих мерзких тварях Архимаг углядел конкурентов достаточно серьезных, чтобы показать, что называется, высший класс, после чего гоблинская пещера превратилась в этакую обитель спокойствия в Подземье, а сам дроу приобрел у гоблинов статус зловещего божества. Надо ли говорить, как это забавляло Архимага?
Закрыв портал, Шиассэ быстро открыл новый - в пещеру, где лежал Алендэл.
- Вы двое! Идите первыми. - почти всегда во время операций дроу первыми вперед шли отбросы, оберегая темных эльфов от напрасных смертей. Выждав некоторое время и убедившись, что с гоблинами ничего не случилось, Архимаг закутался в плащ-пивафви и скользнул следом.
---> Пещера в глубине гор (северная сторона)

+1

3

<-- Улицы Греса

Очнулась она неизвестно где. Было холодно и темно. Но все ее существо охватило какое-то неясное ощущение, ощущение, которое она уже помнила. Прислушавшись к себе, Айларра поняла, что это была магия. Магия, пронизывающая все вокруг, магия темная, знакомая, дающая силы.
Алмаз, как ни странно, больше не пульсировал, но девушка все равно чувствовала его, только теперь он стал холодным, будто впитывал в себя окружающую магию. Темные земли. Она точно была где-то там, причем чуяла, что скорее всего находится где-то над своим родным Подземьем.
Поднявшись с земли, на которой лежала, дроу, увидела, что находится около огромной темной башни. На фоне темнеющих совсем рядом гор она казалась одной из них, только более изящной. От строения тоже веяло магией, больше, чем от всего окружающего, и было понятно, что это обиталище мага. Да и кто еще мог бы жить здесь в башне? Уж конечно не фермер и не кузнец. Вот только что это за маг? Уж конечно не приверженец Света, таких в этих местах не водилось, даже светлые паладины почему-то предпочитали сюда не заглядывать, наверное, не так сильны были тут их боги и слишком серьезны испытания для веры.
Айларра стояла перед башней и размышляла, стоит ли делать следующий шаг. С одной стороны - тут явно был темный сильный маг, который помог бы ей разобраться с кристаллом, а с другой - она не сомневалась, что он вряд ли упустит такую драгоценность и вряд ли оставит ее владелицу в живых. Надо было быть очень осторожной.
Дроу переложила камень из кошеля в свою бездонную сумку, в ней он был почти неощутим. И уже сделала было шаг к башне, но...
Она опустилась на колени и закрыла глаза. Ответит или нет? В последнее время по какой-то причине милость богини ее оставила, но вдруг? Вдруг эта непредсказуемая богиня Хаоса вернула ей свое расположение? Айларра всем существом тянулась к ней, звала, и богиня ответила. Словно теплое касание к душе ощутила дроу ее ответ, и неописуемый восторг охватил жрицу, как бывало всегда, когда божество касалось ее сущности. Она снова с ней, снова дарит ей свою магию, а значит - можно идти дальше.
И она пошла. На самом деле башня оказалась дальше, чем казалось, и путь занял не один час. Наконец дроу оказалась перед огромными воротами. Никакой видимой стражи там не было, но девушку это не обмануло, и потому она не стала лезть нарожон, а постучала висевшим у небольшой калитки, имеющейся в воротах, молотком, сделанным из какого-то черного материала, на ощупь - камня.
- Бух-бух-бух! - Раздался гулкий звук

0

4

---> Пещера в глубине гор (северная сторона)

Шиассэ вышел из портала вместе с несколькими гоблинами, которые, усердно сопя, волокли бесчувственного эльфийского короля. Отпустив тварей обратно в родную пещеру, Архимаг препоручил заботу о раненом одному из самых толковых своих рабов - как ни странно для подземья, а именно в подземную часть своих чертогов он предпочел отправить Алендэла, лекарь был человеком. Впрочем, зажечь несколько светильников в комнате, предназначенной для его бледномордого величества, проблемой не было.
- Лучше бы тебе постараться, чтобы он ненароком не помер, - многозначительно прокомментировал ситуацию Шиассэ, задумчиво срезая с остроухого небольшую прядь волос. Затем, отстранив принявшего было возиться с королем знахаря, срезал с одежды несколько лоскутьев, вымокших от крови. Еще неясно, как сложатся дальнейшие отношения с царственной семейкой. ТАКОЙ инструмент, раз уж он сам пришел в руки, глупо упускать.
- Одежду потом сожжешь. Все равно она безнадежно испорчена. Приготовь взамен что-нибудь... побогаче, - велел Шиассэ. Его самого нахождение в столь вымазанном в крови и грязи наряде довело бы до исступления. Вряд ли этот бледномордый подумает иначе, очнувшись в подобных лохмотьях. Не говоря уж о том, что и Румата, и сам Алендэл могут заинтересоваться столь ровно срезанной полосой... А этого нам тоже не надобно.
Отправившись в свой подземный кабинет, дроу тщательно убрал в один из ящиков "трофеи", после чего принялся за вызов мелкого бесенка. Дело было нехитрым и заняло совсем немного времени.
- Отправляйся в Ариман, - велел прибывшему Шиассэ. - там найдешь принца Румату и сообщишь, что знакомая нам обоим персона находится в безопасности и будет пользоваться моим гостеприимством до тех пор, пока принц не исполнит свою часть договора. - Некоторое время Шиассэ размышлял о способах обратной связи, после чего взял со стола валявшуюся там брошь, главным достоинством которой было отсутствие каких-либо магических свойств. Наложить заклинание вызова, с помощью которого Румата сможет подать сигнал, было делом одной минуты. Вручив бесенку брошь, Шиассэ продолжил: - после того, как он найдет интересующий меня ингредиент, пусть направит немного энергии в этот артефакт. Так я узнаю о том, что его бледнорожее высочество готово получить папашу в целости и сохранности... Впрочем, это ты сформулируешь несколько куртуазнее. Придумай что-нибудь. Все, пошел!
Бесенок согласно хрюкнул и исчез, а Шиассэ вспомнил про гоблинов. В следующий раз надо будет грохнуть парочку, не то его в доброте заподозрят. С двух заданий все вернулись живыми... Непорядок. Да и плодятся они, как саранча. Того и гляди в его чертоги полезут.
- Эээ.. Господин.
- Чего еще!?
- взорвался Архимаг, не терпевший, когда его отвлекали по пустякам. А по иным поводам слуги его беспокоили очень редко. Впрочем, выслушав новость о том, что в его скромную обитель пожаловала высшая жрица дроу, Шиассэ вынужден был признать, что на этот раз, как ни странно, дело вовсе не оказалось пустяком. Деловито вернув на место отвисшую челюсть, Архимаг велел проводить гостью в верхний кабинет, живо телепортировавшись туда же. Некоторое время, пока гоблин бежал в направлении входных ворот, дроу задумчиво изучал потолок. Конечно, с ним пару раз связывались Верховные Матери К'таэссира - слишком уж он о себе оставил шикарную память в родном городе. Но делалось это куда осторожнее и изящнее. Так что либо какую-то питомицу Паучихи припекло настолько, что она играет ва-банк и даже не пытается шифроваться, отправляя к нему в качестве посыльной собственную дочь... Потому что ни одна мамаша уж точно не припрется самолично к его воротам в качестве просительницы - либо же... Впрочем, в голове дроу выскочило штук десять версий, объединяла которых лишь непозволительно высокая степень сумасбродности. Единственным логичным способом разобраться в ситуации было выслушать девицу.
В голове мелькнула мысль о том, что неплохо бы выставить какую-нибудь защиту, но, по здравому размышлению, Шиассэ ее отбросил. Не из доверия к непонятной визитерше, конечно - просто жрицы, заслужившие многоголовую плетку, отличались слишком большой изобретательностью, чтобы предугадать, какими она воспользуется методами, если по какой-то причине решит, что Шиассэ слишком уж зажился на этом свете. Впрочем, чуть поколебавшись, небольшой незимый щит дроу все же сотворил - от стрел и дротиков. Удручающий опыт слишком уж часто ему подсказывал, что самые могущественные чародеи имеют дурацкую привычку защищаться от самых зубодробительных заклинаний, но совершенно забывают о вульгарной стали. Опыт предшественника тому порукой - прошлого Архимага К'таэссира Шиассэ застрелил в спину из вульгарнейшего арбалета, не имевшего никакого отношения к магии. Дроу потряс головой. Ностальгия сейчас была явно ни к чему. Легким мысленным усилием Шиассэ заставил одежду весело поблескивать бриллиантами и шитьем - скрытность здесь была нужна как ежу третий хвост. Так что пусть хоть лоск будет.
Тем временем дверь перед Айларрой распахнулась, явив ей гоблина, облаченного в ливрею с символом дома до'Аккардо, обычную для рабов К'таэссира.
- Следуйте за мной.. пожалуйста. - прохрюкал раб и повел жрицу к архимагу.

+1

5

Она конечно ожидала увидеть слугу, но не ожидала увидеть гоблина. Вот никогда она не понимала тех, кто брал этих созданий в дом. Сама темная считала, что их можно использовать только как скотину или пушечное мясо, но не как слугу, который будет постоянно являться на твой зов и оскорблять взор своим уродством.
Скользнув взглядом по гоблину и отметив вышитый на ливрее вензель одного из Домов Подземья, дроу брезгливо поджала губы. До'Аккардо. Конечно же этот Дом она знала - когда-то, не так уж и давно, он был правящим в К'таэссире. Но оказался слаб. Настолько, что позволил взять первенство другому Дому. Само собой, что живых после этого из Дома до'Аккардо не осталось. Или думали, что не осталось.
Кривясь и стараясь держаться подальше от гоблина, темная пошла за ним.
Они миновали не одну лестницу и не один коридор, и эльфийка уже начала злиться на этого мага, когда наконец-то гоблин, подождав ее около одной из дверей, постучал и распахнул ее перед темной.
Все так же брезгливо поджимая губы, она вошла, стараясь не коснуться уродца-раба, и на несколько секунд остановилась на пороге, окидывая взглядом комнату. По ней было видно, что хозяин не привык отказывать себе в комфорте и удобстве, однако же без лишней вычурности и роскоши, она и сама обставила бы свои покои почти так же.
Сам хозяин обнаружился в глубине комнаты и сверкал, словно алтарь в храме. Свет от нескольких свеч переливался на каменьях его одежды и бликами бегал по стенам при каждом движении. Впрочем, пока он не очень-то двигался, не сводя с нее настороженного взгляда. И это было понятно: он был мужчина, пусть и маг, а она - одна из верховных жриц города. К тому же, сейчас снова обласканная своей богиней, что придавало Айларре уверенности и некоторой наглости. Легкая улыбка тронула ее губы, не коснувшись глаз:
- Приветствую последнего мага Дома до'Аккардо. Разве ему было позволено по-прежнему носить вензеля своего Дома?

0

6

- Приветствую последнего мага Дома до'Аккардо. Разве ему было позволено по-прежнему носить вензеля своего Дома? - Жрица оказалась ровно такой, какой и положено быть жрице. По крайней мере, спеси и ощущения собственного превосходства в ней, на взгляд Шиассэ, было явно многовато. Впрочем, найти жрицу, в которых этих качеств было бы мало, являлось одной из наиболее нетривиальных задач мироздания.
- А разве последний маг у кого-то спрашивал на то дозволения? - Мило улыбнулся Шиассэ. Смешно. Те, кто уничтожил его Дом, сделали ему самый драгоценный подарок в его жизни. Они освободили меня от потребности лебезить перед последовательницами Паучихи в частности и перед женщинами - вообще. Надо сказать, Архимагу пришлась по душе эта метаморфоза.
- Позвольте и мне приветствовать вас, жрица, - любезно продолжил Шиассэ, - какая печаль привела вас в мою скромную обитель? Прошу, присаживайтесь. Вина?
В качестве исключения я даже готов предложить вам вина без различных примесей, любимых нашим народом. Архимаг едва ли не наслаждался обществом дроу. Слишком долго ему пришлось прожить среди отбросов.

+1

7

Вот оно - следствие долгого пребывания вне родного города. Дерзость, с которой мужчина позволял себе разговаривать с ней. Впрочем, и там, в Подземье, мужчины все чаще и чаще позволяли себе это несмотря на суровые наказания. И это Айларру огорчало и весьма бесило. Но, видать, такова была воля их богини. А может, та ослабла и больше силы забрал себе тот самый бог, которому обычно поклоняются мужчины темных эльфов?
- Насколько я помню, этот Дом был уничтожен, а те, кого оставляют в живых, носят герб дома-победителя. Или маг решил снова основать свой Дом, теперь уже здесь? - Надо сказать, что подобные примеры были ей известны, как и то, что обычно такие отцы-основатели долго не жили: правящий Дом, как только ему становилось известно о подобном, тут же отправлял небольшую экспедицию, вырезавшую всех обитателей возрожденного Дома под корень. И, на взгляд Айларры, правильно делал.
Ну во всяком случае, он соблюдает хоть какие-то приличия. Понятное дело, что будучи на чужой территории и совершенно не зная ее возможностей, как, собственно, и того, кто стоял перед ней, темная поостереглась бы пользоваться плеткой. Девушка кивнула в ответ на предложение мага и наконец-то прошла в комнату. Нет, не прошла, проследовала, медленно, вскинув подбродок и держа спину прямо, словно линейку. Как шла на церемонии в храме.
Кресло выглядело удобным, и дроу уселась, не ожидая приглашения. Надо сказать, что после нескольких часов пути и этого казавшегося бесконечным подъема в компании уродского гоблина, она провалилась в него с огромным удовольствием, хотя и всячески старалась не показать этого.
- Скромную обитель, - фыркнула она, - неужто Вы тоже ходите пешком по всем этим бесконечным этажам и лестницам? - Не то, чтобы ее это интересовало, но надо было как-то поддержать разговор и придумать, что сказать о цели своего визита. - Вина? Пожалуй, - согласилась она и протянула руку цвета эбенового дерева. - Нет, меня привела не печаль. Скорее - случайность. Пока не знаю, счастливая или нет, - алый взгляд уперся в мага, изучая, словно стараясь проникнуть сквозь телесную оболочку и рассмотреть, что там, за ней.
Сама оболочка выглядела весьма привлекательной, что, впрочем, можно сказать почти обо всех эльфах, темных или светлых. Дроу же в силу своей миниатюрности обладали особым изяществом.
- Впрочем, - продолжила жрица, не сводя с мага глаз, - дело у меня все-таки есть. Правда, Ваше возможное участие зависит от Ваших способностей в магии. Нет, я имею ввиду не силу, а специализацию, если так можно сказать. Вы боевой маг?
Обычно маги темных эльфов были именно такими, потому вся жизнь дроу была подчинена войнам, внешним или внутренним, и кроме просто солдат им всегда требовались маги-солдаты. Редко кто из них доживал до такого возраста или положения, чтобы иметь возможность специализироваться на чем-то еще. Обычно это были Архимаги. И Айларра пыталась выяснить, кто сейчас перед ней.

0

8

Шиассэ весело рассмеялся.
- Восстанавливать Дом? Зачем? - Жрицу этот вопрос с символами явно волновал сверх необходимого, другое дело, что Архимаг вряд ли мог ей дать устраивающий ее ответ. Ответами были и "привык", и "а почему бы и нет?".. Ну, и еще слегка подразнить остальных дроу, щеголяя своей безнаказанностью в этом щекотливом вопросе. Темному эльфу жизнь мила не будет, если он не найдет скрытого смысла. А лучше - двух или трех. Впрочем, иногда магу казалось, что он старательно украшает одежду символами погибшего дома, чтобы станцевать на могилах сестричек, спесь которых совсем им не помогла. Смотрите, родненькие, я, презренный мужлан, жив, а ваш пепел гниет в Подземье. Однако же, с таким ходом собственных мыслей жрицу знакомить точно не следовало. Хотя Шиассэ почувствовал определенный вкус к тому, чтобы немного ее пощипать. Наверное, встретить мужчину, ведущего себя на равных... Не слишком приятно. Это было очень мило и немного весело.
- Правда, Ваше возможное участие зависит от Ваших способностей в магии. Нет, я имею ввиду не силу, а специализацию, если так можно сказать.
Ути милая моя, подумалось Шиассэ, мое возможное участие зависит от твоей способности предложить мне нечто достаточно выгодное, чтобы я бросил свои дела и занялся беспокоящими тебя мелочами.
- Во времена существования До'Аккардо я имел честь быть Архимагом К'таэссира, - уклончиво ответил Шиассэ. - Я много чего умею.
Зеленые глаза Архимага светились некоторой иронией. Взгляда от алых глаз очаровательной собеседницы он не отводил. Впрочем, занимался он не только и не столько безмолвным восхищением - хотя восхищаться было чем - а строительством планов. Дела самой незнакомки его заботили не слишком сильно.
- Кажется, я забыл представиться. - дроу изобразил что-то среднее между кивком и поклоном. - Шиассэ до'Аккардо, Архимаг К'таэссира.

0

9

- Айларра из Дома Рротарр, - жрица слегка склонила голову в ответном представлении. Архимаг города. Сюрприз. Правда, пока она не решила, какой именно, и сейчас ее мысли метались с лихорадочной быстротой, в то время как лицо оставалось безмятежным, лишь только белая бровь дугой выгнулась вверх.
- Архимаг, надо же. Плохо я учила историю.
И правда, с одной стороны, она знала герб этого уничтоженного Дома, с другой - упустила из виду имя его последнего представителя и то, кем он был. Ну да черт с ним, сейчас ее волновало другое: раз это Архимаг, значит достаточно силен для ее цели.  И именно по этой же причине столь же опасен. И потому, как он себя ведет, понятно, что никакой страх перед жрицами ему неведом, тут даже можно не пытаться призвать его к "порядку", хотя ой как хотелось. Темная даже непроизвольно тронула рукоять кинжала и пожалела, что у нее с собой нет ее змееголовой плетки. Впрочем, для продолжения диалога она избрала другую тактику.
- Благодарю, - снова легкий кивок головы вместе с обворожительной улыбкой. Вино было темным и уже по запаху чувствовалось, что терпким. Она рискнула пригубить: ведь ее визита не ждали и вряд ли готовились. Правда, дроу знала способы, как сделать напиток ядовитым и без всыпанного туда яда, но надеялась, что мага пока удержит хотя бы любопытство. - Прекрасно, - отдала она должное напитку, - признаться, не думала, что в этих местах можно найти что-то подобное, - черная изящная рука с бокалом опустилась на ручку кресла, а на губах снова заиграла улыбка, - суровые места, суровые нравы.
Жрица замолчала, но ненадолго.
- А скажите, Шиассэ, - ничуть не сомневаясь, что она может обратиться к магу по имени, - значится ли среди Ваших умений определение магии, заключенной в предмете? К примеру, кое у кого есть некоторая магическая вещь, - пустилась темная в объяснения словно ребенку, - сильная вещь. С непонятной и древней магией. Смогли бы Вы определить, для чего она была создана?

-->> КРИМЕЛЛИН » Главная городская площадь

Отредактировано Айларра (12-05-2017 16:56:35)

0

10

Три года прошло с тех пор как король Алендэл оказался в темнице в башне мага, хотя сам он вряд ли заметил это время, ибо почти постоянно пребывал на грани реальности. Его раны были давно уже вылечены, даже его магия осталась при нем, только вот эльфийский владыка об этом не догадывался.
И виною всему этот самый темный маг: забрав эльфа из пещеры, где тот получил прямое указание от Проклятого бога, Шиассэ осмелился удержать короля у себя и, поскольку не был за это наказан, решил поэкспериментировать всласть. Чувствовал он что не так все просто с королем и решил, так сказать, проверить его искренность в служении Тьме. Само собой, проверка дала отрицательный результат, мало того, дроу вообще сомневался, что король хоть пальцем пошевелит ради темного дела. Впрочем, это было ожидаемо: лесные эльфы всегда были несговорчивы в том, что касалось их убеждений, а уж их король наверняка был самым несговорчивым из них.
Хотя... как-то колдун с помощью одной из магических вещиц покопался у Алендэла в памяти и к своему огромному удивлению обнаружил там договор с Проклятым богом. Даже два. Но что просто поразило Шиассэ, так это что Рилдир, которого все уже много тысяч лет считали спящим, снизошел до разговоров с этим эльфом! Не с теми, кто втайне, иногда рискуя жизнью, приносил Проклятому жертвы в тщетной надежде на хотя бы какой-то ответ, кто служил ему верой и правдой, творя его именем Тьму, а с этим... светлым ничтожеством! Зачем?! Не один день маг провел в раздумьях в поисках ответа на этот вопрос, ведь ему-то никто не отвечал, но тем сильнее было его желание уничтожить этого эльфа. Нет, конечно же не физически, это было бы слишком просто. Ты у меня окунешься, окунешься по самые свои острые ушки, король Алендэл, в самую что ни на есть густую и тягучую Тьму. И выйдешь оттуда другим. И выполнишь все свои обещания богу, пусть для этого ему и придется немного подождать. В конце концов, что значат несколько лет для бессмертного? Как и для той нежити, которую эр Играсиль должен был освободить и отправить навстречу Фалену Талеону, королю морских эльфов. Успеется. Зато потом все это Алендэл сделает не просто по договору, а с удовольствием. С ним же и пойдет в Арисфей: пусть там оплот Света, Тьма может иметь тысячу обличий, в том числе и эльфийского короля.
С этими мыслями архимаг раз за разом погружал разум Алендэла во Тьму: то являл ему всю притягательность служения Рилдиру, особенно упирая на то, что бог своим разговором отметил короля, то ввергал почти в пучины безумия, выворачивая наизнанку воспоминания о жене и сыне, то показывал всю тщетность верности Имиру - смотри, светлый: ты здесь, и твой бог тебе никак не помог, даже наоборот, проклял Арисфей, отравляя его ядовитым туманом. Время от времени дроу давал королю прийти в себя, все-таки тот нужен был ему не просто живым, но и в своем уме. Да и интересно было наблюдать за тем, как тот мучается, пытаясь понять - правда ли все его видения, память ли это или морок? Правда, такие периоды просветления длились недолго - незачем было давать Алендэлу окончательно прийти в себя и обнаружить свою магию.

Расклад таков: король Алендэл в подземных покоях башни. Вход туда есть, но он охраняется магическими ловушками. Сейчас один из периодов "просветления". Еще в башне трое слуг Шиассэ - гоблины.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+3

11

Здесь всегда царил полумрак, периодически сменяясь практически полной темнотой, словно само это место противилось присутствию света, пожирая его без остатка. Или просто хозяин этих владений решил, что его жертве, которой столь редко и непродолжительно дозволялось вернуться к реальности, свет не нужен.
Мерное дыхание, вполне естественная поза, спокойное выражение лица - любой, кто заглянул бы сюда случайно, наверняка, решил бы, что неизвестный всего лишь прилег отдохнуть, однако, чем дольше лицезреть эту картину, тем менее естественной и мирной она начинает казаться. Заостренные уши, видневшиеся из под длинных золотых прядей и даже в темноте заметный светлый цвет кожи - все говорило о том, что природа “спящего” противоестественна этому месту. Так может ли кто-то вроде него безмятежно предаваться отдыху во владениях темного архимага? Разумеется, нет. И будь у пленника шанс, он не задержался бы здесь ни на мгновение. Но суровая правда была такова, что эльф не был хозяином ни своему телу, ни разуму.
Внезапно он вздрогнул, словно увидев кошмарный сон, оказавшись на грани пробуждения и нового погружения в “иллюзорный” мир. Густой туман, окутывавший разум пленника, скрыл терзающие душу образы и нехотя отступил, отняв когтистые мохнатые лапы от чужого разума, давая жертве возможность выйти из эдакого мучительного стазиса. Его голова была пустой, однако в ней уже начали появляться первые проблески сознания. Опущенные веки чуть дрогнули, а затем слабо приподнялись. Мутный взгляд лежащего на спине эльфа наткнулся на каменный потолок над головой, однако рассмотреть его, как и, собственно, понять, что это потолок, пока не представлялось возможным - перед глазами все кружилось, то и дело проносились цветные круги и сыпались тусклые искры, как после сильного удара по голове. Тело, казалось, и вовсе не слушалось хозяина, будто отнялось за время очередного беспамятства. Находясь на грани между сном и былью, пленник просыпался тяжело и медленно, будто пытаясь пройти через реку густого меда. Однако, упавшая на грудь тяжесть стала серьезным толчком к реальности. Это была не физическая тяжесть, но она мешала дышать не хуже опущенного на грудь  гранитного валуна. Эльф снова начал ощущать эту гнетущую темную энергетику, которой так рьяно противилось все его существо, даже будучи ослабленным. Противилось настолько сильно, что можно было подумать вскоре и вовсе запретит эльфу дышать этим “темным” воздухом. За этой тяжестью пришла и ноющая головная боль, разрывающая голову на части, но это был еще один шаг к реальности, проясняющий сознание пленника. Вскоре начали появляться мысли. По-началу смутные и неясные, словно разум сам не понимал их, но постепенно они обретали все более четкие очертания, и через несколько минут в голове монарха уже роились воспоминания об увиденном, точнее, о том, что ему показывала чужая воля. Вложенные в разум мысли и образы били настолько правдоподобны, что невозможно было сразу сказать наверняка: принадлежат ли эти мысли самому Алендэлу и происходило ли все, что он "помнил" на самом деле.  Обычно спокойное и невозмутимое лицо монарха сейчас выражало сметение и неуверенность.  Чем дольше пленник пытался размышлять об этом, тем  сильнее погружался в сомнения, не в силах отличить подлинные воспоминания от ложных. Но, если одни видения просто путали, то вторые порождали в душе чувство противной липкой тревоги, граничащей с самым настоящим страхом. Все эти стрессовые факторы привели к тому, что спустя некоторое время после пробуждения король начал мало мальски осозновать происходящее.
Что это за место?” - пронеслась в голове первая обеспокоенная мысль. Размышления давались тяжело и, помимо прочего, сопровождались приступами усиливающейся  головной боли, упорно не давая королю в полной мере вспомнить предстоящие плену события и собрать все в одну картину.  Медленно и верно все продолжало вставать на свои места, но чем больше эльф осознавал, тем сбивчивее становился ритм сердца, которое охватывали далеко нерадужные чувства.
Наконец цветные пятна перед глазами почти померкли, позволяя рассмотреть вокруг хоть что-то, а сознание можно было назвать относительно ясным, чтобы начать предпринимать какие-то действия. Бегая взглядом по сторонам, насколько хватало обзора, монарх вяло дернул головой в попытке повернуть ее на бок, и в тот же миг затекшие мышцы отозвались противной болью, заставившей эльфа поморщиться.

+3

12

Оставив на какое-то время короля приходить в себя, дроу удалился в кабинет. Ему внезапно пришла в голову одна мысль, и он решил проверить свои догадки. Конечно же мысль касалась эльфийского короля, как, впрочем, и почти все его мысли в последние три года. Поистине, этот светлый эльф и его мозги стали для Шиассэ навязчивой идеей, он не уставал изобретать все новые способы сломить разум и душу короля, даже записал себе в актив пару-тройку новых заклинаний, но тот все не сдавался. Хотя иногда казалось, что вот-вот, уже, еще шаг - и владыка подойдет к той самой точке невозврата, ан нет, словно что-то тлело в глубинах его души, что-то такое, что не давало перейти черту. И это "что-то" вызывало жгучее любопытство мага, а потому сейчас он спешил по темным коридорам и лестницам башни туда, где ждал его новый недавно приобретенный гримуар.
Эльф шел быстро, но ни один звук не выдавал его движения, только полы черного плаща развевались подобно крыльям летучей мыши у него за спиной. Шиассэ любил это место, башня была построена им давным-давно в одном из укромных ущелий, спрятанная как от светлых, так и от темных. Именно поэтому война, о которой дроу конечно же знал, никак не затронула ни его занятий, ни привычек. Правда, тогда он все-таки усилил охранные заклинания, особенно после того, как к нему таки забрела одна его соплеменница. И пусть ей наверняка помогала эта чертова Ллос, береженого Тьма бережет.
Кстати, что там у нее было? Вроде она говорила о какой-то сильной магической вещи... Впрочем, долой эти мысли, его ждут совершенно другие, ждет новая книга и, само собой, новые опыты.
Архимаг вошел в кабинет и подошел к столу, на котором лежал гримуар в шикарном черном шагреневом переплете. Тут же над столом засветился неяркий красноватый огонек. Человек вряд ли смог бы читать при таком свете, он даже вряд ли вообще что-то толком разглядел бы, но дроу вполне хватало этого света.
Словно бледный призрак в кабинете появился один из гоблинов и почтительно замер у двери, глядя в пол и ожидая приказа господина. Надо сказать, что создания эти хотя и имели оскорбительную для эльфа-эстета внешность, в качестве рабов его вполне устраивали: сильные, услужливые, в меру тупые чтобы делать именно то, что приказано и не проявлять никаких инициатив, а главное - они боялись Шиассэ до дрожи, поэтому даже отголоски мыслей о непослушании никогда не приходили им в головы.
Дроу взмахом руки отослал гоблина прочь и с нежностью провел пальцами по мягкой коже обложки, ему даже показалось, что она живая и теплая. Он сам плеснул в кубок немного вина и уселся в кресло, глядя на гримуар и сосредоточившись на том, что, собственно, ожидал найти в книге. Мыслям надо было окончательно вызреть и оформиться.
Спустя полчаса, когда в кубок уже доливалось пару раз, маг поднялся и, все так же потягивая терпкий напиток, подошел к окну. С этой высоты было видно далеко. Вернее - было бы видно, стой башня в поле, сейчас же взгляд дроу натыкался на темные громады скал, окружающие его жилище со всех сторон - не надо никаких крепостных стен. Сколько еще столетий, даже тысячелетий, пролетит над ними?
Архимаг вернулся к столу, поставил кубок подальше, и открыл гримуар.

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/31/13/878-1414795863.jpg[/AVA]
[NIC]Шиассэ до'Аккардо[/NIC]

+2

13

---> Город-Склеп Ульмрех

– Приехали, – в голосе Сальваторе слышалось глубокое удовлетворение. Похоже, не одну Руту достала эта невыносимо долгая дорога. И хотя маг держался в седле намного лучше своей спутницы, которая искренне возненавидела всех копытных за время пути, спешился он с явным удовольствием.
– Куда приехали? –  Рута кулем свалилась со своей кобылы, честно купленной за краденные деньги, и в некотором недоумении осмотрелась. Лес в предгорьях мало походил на место, где маг и воровка могли найти себе занятие.
– Вон там, видишь? – в отдалении действительно виднелась башня, которую Рута не заметила сразу.
Одинокая зловещая башня на границе Темных Земель.
Неприятностями не пахло, ими воняло.
– Башня Архимага Шиассэ до`Аккардо. Защищенная множеством опасных ловушек и смертельных заклинаний, – Сальваторе словно бы смаковал каждое слово. Руте вдруг подумалось, что он и сам не прочь иметь такую башню. – В которой хранятся книги, за обладание которыми в Арисфее тебя немедленно казнят. И одну из них ты достанешь.
– О. Чудесно, – лицо Руты ничего не выражало. Чего-то подобного она и ожидала.
– «Берканоре». Книга, на страницах которой живет сама тьма. Запретные темные заклинания, записанные на человеческой коже, – глаза мага горели воодушевлением. Жажда новых знаний не оставляла его никогда, толкала на безумства, а вместе с ним – и Руту. – Ты узнаешь ее сразу, как увидишь.
Рута даже не сомневалась.
– Тебе нужно в подземные чертоги. Можешь прихватить что-нибудь и для себя. Но главное – «Берканоре». Голыми руками книги не касайся, – Сальваторе дал ей еще несколько ценных указаний по обращению с фолиантом и отправил на одно из самых рискованных дел в ее жизни.
На подготовку ушло три дня. Соваться на дело без подготовки - сущее безумие, Рута успела убедиться в этом не раз. Правда, информации категорически не хватало, о плане помещений и привычках хозяина можно было даже не заикаться. Ей предстояло сунуться в логов темного мага, уповая почти что на одно только везение.
Сам Сальваторе собирался ждать на безопасном расстоянии, в селении в одном дне ходу.
Было ли Руте страшно? Она не могла бы сказать точно. Сосредоточившись на деле, воровка отбрасывала мешающие эмоции. Ничего лишнего, только холодный разум и отточенные годами практики навыки. И, естественно, рабочий инвентарь, с которым Рута не расставалась даже в бегах. Особенно в бегах. Отмычки, моток веревки с крюком, заплечная сума, верный стилет в ножнах, свечи. Плащ она оставила в лесу - прятать лицо бессмысленно, а движения стеснять будет. Не хотелось бы погибнуть только потому, что пола плаща зацепила нить заклинания-ловушки.
Башня возвышалась над ней, высокая, тонкая и зловещая. Узкие оконца высоко, но когда воров это останавливало?
Рута обошла башню по кругу, отмечая про себя неровности стен и расстояние до ближайших деревьев. Мало ли каким путем придется уходить.
Скрежет, с которым крюк зацепился за перила небольшого балкончика у облюбованного ею окна, заставил воровку замереть. Зловещий покой этого места остался не нарушен. Выдохнув, Рута подергала за веревку, убеждаясь, что крюк держится крепко, и ловко полезла наверх. Перед тем, как перемахнуть через перила, она отерла обувь тряпицей. Чем меньше следов, тем лучше.  Затем отцепила крюк и смотала веревку, пригодится еще.
Затаив дыхание, приникла к окну, прислушиваясь. Тишину нарушало лишь ее собственное дыхание да шепот ветра в лесу. Немного повозившись с окном, проникла внутрь и замерла, привыкая к полумраку.
Ноги утонули в пушистом ковре. Судя по роскошной мебели и впечатлению легкого запустения, необжитости, она попала в гостевую спальню. Теперь ей нужно спуститься вниз и найти вход на подземный этаж, где хранится то, что ей нужно.

+2

14

Шиассэ не знал, сколько он просидел над книгой: в таких изысканиях он терял ощущение времени, магия всегда пленила и завораживала его будто зеленого ученика несмотря на то, что ему, архимагу, уже давным-давно были известны многие ее тайны. А эта книга еще была особенной, от нее так и веяло чистой первозданной Тьмой, она словно наполняла дроу темной энергией, и ему как никогда казалось, что он может все. Да, определенно именно это приобретение поможет ему наконец-то справиться с королем. Она стоила каждого уплаченного за нее золотого и каждой жертвы, а их было ох как немало прежде чем гримуар попал в его темные руки.
Проверяя свои догадки, маг вчитывался в старинные знаки и не сразу понял что его отвлекло. Звуки? Он насторожился, подняв голову, но кругом стояла абсолютная, так любимая им тишина. Нет, не звуки, его острые уши были способны уловить малейший шорох. И тут он понял: возмущение. Возмущение магического поля башни. После того, как к нему умудрилась зайти незваная гостья, преодолев каким-то образом магический барьер, Шиассэ наполнил башню магическим полем, "замкнутым" на него самого. Оно было слабым, ибо поддерживать сильное было бы очень сложно и тяжело, не наносило нарушителю никакого вреда и никак не давало о себе знать: никаких вам вспышек, сирен и прочих внешних эффектов. Но дроу чувствовал если кто-то пересекал эту невидимую границу и всегда знал, что к нему пожаловали гости. Конечно можно было бы и отпугивать таких гостей, к примеру, воем баньши, от которого у многих бы просто не выдержало сердце, но зачем? С таким незнакомцем лучше пообщаться, посмотреть на него. Может быть и сгодится для каких-нибудь экспериментов.
И именно это сейчас и произошло: поле извещало хозяина о нарушении границ. Положив в книгу закладку на нужном месте, Шиассэ закрыл ее, после чего погасил огонь. С такими гостями лучше играть по правилам темных эльфов, а именно в полной темноте, которая всегда была союзником этому народу.
Настроив свое магическое чутье, дроу вышел из кабинета и застыл на пороге, прислушиваясь и к звукам, и к ощущениям. Он знал, что возмущение будет чувствоваться тем сильнее, чем ближе он будет к гостю, но пока оно было одинаковым везде. Тогда маг сделал несколько шагов по коридору и понял, что пошел не в ту сторону. Он вернулся, активировал на двери кабинета охранное заклинание, чего, само собой, не делал когда был один, сделал несколько шагов в другом направлении и, поняв, что на этот раз "теплее", остановился. Гость где-то здесь, за одной из дверей, а значит незамеченным по коридору ему не пройти.

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/31/13/878-1414795863.jpg[/AVA]
[NIC]Шиассэ до'Аккардо[/NIC]

+2

15

После первой попытки пошевелиться, последовала вторая. Уже более настойчивая и осознанная, она возымела бОльший эффект, так что король сумел сначала приподняться на локтях, а потом и вовсе сесть, правда все еще приходилось опираться руками о кровать, чтобы не завалиться на спину или на бок от головокружения и не стихающей головной боли, словно на голову эльфу надели раскаленную добела корону. На ее фоне даже боль от затекших мышц терялась и казалась несущественной. Однако, роящиеся в голове мысли и воспоминания, которых с каждым мгновением становилось все больше, заставляли игнорировать и первую и вторую, подстегивали двигаться, шевелиться и поживее. Ариман, лич, договор с Рилдиром, предыдущие пробуждения… всё это заставляло действовать, невзирая на такие мелочи как собственный дискомфорт. Нужно было найти способ избавиться от сделки, уберечь страну и собственную семью, не потеряв при этом себя самого и не опозорив род; сделать так, чтобы мороки, навеянные Тьмой остались лишь мороками и безумными фантазиями того, кто их наслал.  Целая охапка важных дел и столь сильное ограничение в их исполнении; эльф с трудом мог припомнить момент, когда ещё чувствовал себя настолько беспомощным.
Крепко стиснув зубы, недовольно и болезненно хмурясь, он новым рывком свесил ноги с кровати и пару мгновений спустя поднялся на ноги. Почти сразу неловко покачнулся, став жертвой нового «переворота мира» перед глазами, но, к счастью, оказавшаяся под боком стена стала хорошей опорой, чтобы удержать тело в стоячем положении. Глаза меж тем уже окончательно привыкли к недостаточному освещению, в какой-то момент монарху даже показалось, что вокруг стало еще темнее, однако, он не был уверен, что это не очередная игра воспаленного сознания. Держась за стену и приходя в себя, эльф бегло осмотрел комнату насколько хватало его не привыкшего к темноте зрения, но, разумеется, на глаза не попалось ничего, что могло бы послужить если не оружием, то орудием самообороны. Возможно, причиной тому было то, что во мраке зрение светлого существа всё-таки подводило, но монарх был склонен верить, что даже имей он зрение как у темных эльфов, ничего подходящего все равно не нашел бы.
Несмотря на незавидное положение вещей, первичные волнения сходили на нет, холодность и ясность снова обволакивали разум монарха, прочно скрывая за непроницаемой пеленой эмоции, что будут только мешать. Он знал, где находится, хотя, скорее, лишь предполагал. Но ему хватало одного лишь понимания, что он где-то на территории, подвластной Тьме, чтобы осознать: ранее дела, какими бы они не казались скверными, шли куда лучше. Вокруг не нашлось окон, чтобы попытаться точнее обозначить своё местоположение, однако, короля это не слишком смущало, ибо главной целью было выбраться из своей темницы, а осмотреться, равно как и придумать способ сбросить  с себя оковы договора можно будет и позднее.
Внезапно спохватившись, король поспешил прогнать прочь мысли, что могут быть использованы против него, старательно заменяя их несущественными мелочами, кое где граничащими с откровенным бредом. Например, почему бы не перечислить в мыслях, какие цветы растут в королевском саду? Или сколько раз с первой встречи хитроумные изобретения Скайронара едва не стоили владыке если не жизни, то здоровья уж точно? Эльф не чувствовал чужого присутствия в своем сознании, да и простое движение пальцами доказало, что кольцо, которое должно защищать разум, на месте, однако, монарху оно показалось “угасшим” от губительной энергетики этого места. Так или иначе, в текущей ситуации, веры не было ни артефакту, ни собственным чувствам.  Одному Имиру известно на что способны Темные на своей земле, и последним желанием Алендэла было, чтобы неприятель узнал о его думах. Он понимал, что эдакий “шум” в голове - детский лепет для искушенного в ментальной магии существа, но ничего иного не приходило на ум.
Практически на ощупь король направился дальше по комнате, отлипнув от стены, но продолжая держаться за нее одной рукой. Как и ожидалось, вокруг было достаточно пусто, по крайней мере, эльфу повезло не споткнуться о какой-либо предмет интерьера по пути. Впереди замаячило что-то похожее на дверь, а пару минут спустя, под пальцами шероховатая поверхность стены сменилась на более грубую и резную. Но в тот же миг внутри эльфа что-то противно сжалось и он отшатнулся, отступив на шаг. Несмотря на пропитанное насквозь темной энергией здание, ауры существ, принадлежащих Тьме ощущались четко и ясно. Они мелькнули где-то на границе восприятия, их суть едва ли была знакома эльфу, и оптимизма это не добавляло. Меж тем, как только сознание монарха обрело окончательную ясность, начало отступать противное ощущение внутренней пустоты и холода. Где-то глубоко в груди начало подниматься знакомое тепло и слабой искрой блеснул пробуждающийся после долгого сна свет.

+3

16

Рута не торопится, но и не медлит. Движения ее плавны и точны, ни одного лишнего жеста, ни одной отвлекающей мысли. Дело прежде всего.
Наметанного взгляда опытного вора хватает, чтобы понять - ничего стоящего внимания в гостевой комнате нет, что вполне ожидаемо. Роскошно, но явно не стоит риска. В пасть к темному архимагу стоит лезть явно не из-за обычных побрякушек, которые можно найти в любом богатом доме.
То, что ей нужно, хранится не здесь
По информации Сальваторе главные сокровища до`Аккардо прячет на подземном этаже, за магическими замками и ловушками. Но главное препятствие вовсе не они.
Стоит Руте покинуть гостевые покои, как ее обволакивает темнота. Плотная, вязкая, такая, что совершенно непонятно, открыты глаза или закрыты. Воровка замерла, привыкая, доверяясь не зрению, но другим чувствам. Пол под ногами гладкий, холодный – она чувствует это сквозь тонкую подошву сапог. Едва заметное движение воздуха – сквозняк, все-таки это башня, не могила.
Нестерпимо хочется зажечь свет – и страшно. В темноте она беспомощна, а свет сделает ее мишенью, немедленно обозначив ее присутствие.
А врага, прячущегося за пределами круга света, она все равно не заметит.
Несколько томительных мгновений чтобы сориентироваться в пространстве и решить, куда идти. При строительстве башен приходится соблюдать определенные правила, чтобы постройка попросту не рухнула. И грабить их Руте не впервой.
Хотя архимагов у нее еще не было, что только добавляет остроты ощущениям.
Вспомнить, как выглядит башня снаружи, определить, где воровка находится сейчас – все это в темноте, не открывая глаз. С планом было бы легче, и проще и безопаснее… Но Сальваторе не беспокоится о ее судьбе. Если Рута погибнет, он лишь с досадой пожмет плечами и найдет себе нового исполнителя, чьей жизнью будет беспечно рисковать.
Стоп. Эти мысли нужно отбросить, они лишь мешают. А вот что сейчас нужно, так это не медлить, поскольку время играет против нее. Определиться с направлением движения и шагнуть в буквальном смысле в неизвестность.
Бесшумный шаг.
Еще один.
И еще.
Шорох позади заставляет ее вжаться в подвернувшуюся нишу и замереть. Маг? Слуги? Сквозняк?
Тишина. Показалось.
Или нет.
Нервы натянуты до предела, кажется, Рута слышит их звон – или же это кровь шумит в ушах.
Да где же эта клятая лестница?!

+3

17

Тень в тени, стоял Шиассэ в коридоре и ждал. Интересно, кого принесло на этот раз? Просто любопытного или вора? А может то кто-то ищущий его услуг? А может быть кто-то ищущий его, Шиассэ, смерти? Или его пленника? Странно, что за эти годы никто не удосужился за ним пожаловать, видать, или эльфам и без короля хорошо, или совсем их маги разучились делать свое дело. Кстати, сколько там его эльфийское величество уже без магического внимания? Надо будет его навестить, а то, гляди, и очухается. Вот только с гостем разобраться.
Между тем гость тоже не спешил обнаруживать свое присутствие, что понятно. Во всяком случае, на первых порах: осмотреться, сориентироваться. Но одно магу уже было понятно: незнакомец (он пока решил считать гостя мужчиной) не волшебник, иначе нашел бы другой и более легкий способ заявиться сюда. Вот лично он бы предпочел портал. Пусть некоторые маги считают использование волшебных сил в личных бытовых целях чем-то низким и недостойным, дроу был далек от таких взглядов. В конце концов, магия для того и дана, чтобы ею пользоваться и максимально облегчать себе жизнь.
Колдун затаил дыхание, услышав чьи-то шаги. Нет, они были не рядом, но приближались. Еще пара секунд - и он узнал тяжелую поступь одного из своих гоблинов: тот поднимался по лестнице и за каким-то чертом его несло именно сюда. Именно сюда и именно сейчас! А ведь он никого не звал, а являться незваными эти твари могли только в каких-то исключительных случаях. Что же случилось?
На пару секунд у Шиассэ мелькнула мысль о том, что сбежал его пленник, и гоблин торопится сообщить об этом, но маг тут же ее отмел: это было попросту невозможно. Что же еще могло случиться? Не пожар же.
Между тем, уродливое тело слуги уже появилось в коридоре, он топал ножищами как стадо ослов, а маг пока так и не выдал своего присутствия. решив что это всегда успеется. А если эта тупая тварь выдаст его, Шиассэ его сгноит, заставит разлагаться медленно и долго. И это будет очень мучительно.
Дроу уже показалось, что так оно и будет - пробегая мимо, гоблин если не увидит его, то обязательно учует и тут же отреагирует на присутствие хозяина, но нет, тот внезапно остановился в начале коридора и оглядел двери комнат, чем сильно удивил до'Аккардо, а затем с рычанием и грохотом открыл одну из них и ворвался в комнату, чем удивил мага еще больше. Он что же, раньше него обнаружил гостя? Ладно, сейчас все и выяснится.

Гоблин ворвался в комнату, где находилась Рута.

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/31/13/878-1414795863.jpg[/AVA]
[NIC]Шиассэ до'Аккардо[/NIC]

+2

18

Сальваторе, а также еще нескольким могущественным личностям, любящим загребать жар чужими - её - руками, наверняка неслабо икалось в эти моменты, так костерила их про себя Рута. Наверное, после этого дела ей все же нужно будет пересмотреть свой подход к выбору деловых партнеров. Что-то с каждым разом приключения становятся все смертельнее.
Резкий звук разорвал мертвенную тишину, ударив по натянутым нервам. Чужие шаги разительно отличались от легкой поступи воровки. Тому, кто сейчас поднимался по лестнице, тяжело топая, не было нужды скрываться. Судя по звуку, он спокойно поднимался по лестнице.
По лестнице.
Лестнице, мать ее!
Рута вжалась в нишу еще сильнее. Спасибо тебе, неведомый топотун, за подсказку! А теперь невозмутимо пройди мимо и не обрати внимания на тень, что чуть чернее именно в этом углу.
Не прошел.
Сердце замерло, когда позади воровки раздался грохот распахиваемой с ноги двери. Той самой двери, из которой она совсем недавно вышла.
Решать, что делать, нужно быстро, пока тот, кто с рычанием осматривает комнату, уже покинутую воровкой, не сообразит, что незванная гостья не стала дожидаться хозяев и отправилась дальше самостоятельно.
Переждать, или двинуться дальше? Понадеяться, что ее не заметят в коридоре, и проскочат мимо? Нет, раз уж заметили проникновение, то будут искать, прочесывая замок частым гребнем. Ее шанс выбраться в постоянном движении. Главное, не наткнуться в темноте на хозяина башни.
Это было бы несколько… неловко.
В долю мгновения взвесив все “за”  и “против”, Рута приняла решение. Шум в комнате стоял достаточный, чтобы заглушить легкие шаги маленьких ног в мягких сапогах.
Шаг.
Другой.
Третий.
Меня здесь нет. Лишь еще одна тень в погруженной во мрак башне.
Крыса, что незаметно нырнула в узкую щель.
Сквозняк из приоткрытого окна.
Меня нет.

Почти не дыша Рута скользнула туда, откуда пришел обладатель тяжелой поступи, к черневшему даже в непроглядной темноте провалу лестницы. Покачнулась, нащупав ногам край первой ступеньки.
Теперь - только вниз.
И молиться всем темным богам о везении. Хоть кто-то же должен откликнуться.

+3

19

Некоторое время король неподвижно стоял в шаге от двери, полностью превратившись в слух. За дверью, неподалеку отсюда, определенно, что-то было и это «что-то» было живым, в этом эльф не сомневался, ибо слух его, как обычно, не подводил, чего нельзя было сказать о глазах, от которых в условиях полной темноты было пользы разительно меньше, чем хотелось.
Тяжелые грузные шаги, по ощущениям, приближались, звук их глухим эхом отдавался в ушах, по-прежнему неподвижного монарха, судорожно соображавшего, что делать. Пока он был занят своими мыслями, некто, судя по всему, миновав дверь, за которой находился король, направился дальше, о чем говорило то, что звук шагов начал постепенно стихать, вновь оставляя пленника наедине с самим собой. Как только шаги достаточно стихли, Алендэл, вытянув руки вперед, дабы в случае чего не врезаться в стену, снова подошел к двери, в этот раз ощупывая её более тщательно, попутно пытаясь рассмотреть что-то полезное в дверном полотне. Как и ожидалось, изнутри поверхность была практически гладкой, не считая, конечно же, ручки. Для порядка король, ухватившись за нее, попытался  толкнуть дверь, затем потянуть на себя, но та осталась неподвижной, будто эльф и вовсе не прикладывал никаких усилий. Конечно, было глупо надеяться, что дверь не заперта, но еще более глупо было бы не проверить этот вариант. Если задуматься, правитель сейчас вообще был в такой ситуации, когда проверять нужно любые, даже самые бредовые предположения и идеи.  И одна из них посетила разум эльфа как раз тогда, когда он перестал мучить запертую дверь. Раз он сам не может открыть её изнутри, значит нужно сделать так, чтобы открыл кто-нибудь снаружи. А под определение «кто-нибудь» на данный момент мог подходить только обладатель тез самых тяжелых шагов – единственное живое существо, которое эльф сумел почуять с момента своего пробуждения. Идея, на первый взгляд, совершенно безумная, будь ситуация иной, монарх даже не подумал бы о чем-то подобном, но сейчас интуиция так и вопила о том, что выбираться нужно любой ценой и достойной платой за свободу будет любое безумство. Но, это требовало подготовки. Снова отставив дверь в покое, монарх обернулся назад, окидывая взглядом комнату, но, все так же  почти ничего не увидел. Однако, пусть темнота мешала видеть, но вот думать она не мешала совершенно. Пару минут спустя, перебрав несколько вариантов, король немного по памяти, немного на ощупь, немного полагаясь на худо-бедно привыкшие к темноте глаза, добрел обратно до кровати, принявшись за изучение уже ее. В конце концов, после недолгого обследования выделенного венценосному остроуху ложа, выбор пал на простынь, часть которой несколькими минутами спустя  эльф пустил на  тонкие длинные лоскуты, стараясь делать это как можно тише, после чего остатки были возвращены на место так, чтобы мародерский акт издевательства над тканью был как можно менее заметен. Хотя, в последнем монарх был не уверен, так как все манипуляции приходилось делать практически на ощупь, следовательно и проверять результат приходилось тем же способом. Однако, это было только пол дела. Усевшись на кровать и взяв в руки добытые лоскуты, монарх сокрушенно вздохнул. «Не думал, что мне придется вспоминать юность в таком месте,» - пронеслась в голове несмелая мысль, прежде чем король приступил к делу.
Когда-то давно у него достаточно ловко получалось плести жгуты, однако, навык этот за годы заметно подрастерялся, да и темнота вокруг отнюдь не упрощала задачу, так что плетение шло медленно из-за необходимости прощупывать каждый узелок, на ходу вспоминая, как это  правильно делать. К счастью, на протяжении всего процесса вокруг было достаточно тихо, возможно, даже слишком, так что иногда король даже задумывался над тем, услышит ли его «тюремщик» коим он окрестил то существо за дверью, когда придет время.
Наконец, терпение монарха было вознаграждено и некоторое время спустя, в его руках оказался недлинный плетеный жгут. Проверив в руках его прочность и удовлетворившись результатами, эльф спрятал свое творение в рукаве, обмотав его вокруг предплечья, и опять направился к двери, подойдя к финальной  стадии своей безумной задумки, которая самому монарху не нравилась совершенно, но в данной ситуации, как это обычно бывает, выбирать не приходилось.
Он снова прислушался, едва не прислонившись ухом к двери, и стал ждать. Ждать, когда неподалеку снова раздадутся шаги. Ждать, надеясь, что это не займет много времени.  Однако заветного звука шагов, пусть и далекого, пришлось подождать дольше, чем ожидалось. Алендэл не мог сказать наверняка, сколько времени прошло пока чуткого слуха снова не коснулись  отчетливые шаги неизвестного. Он подождал еще немного, однако, шаги вместо того, чтобы приближаться, по ощущениям, стали снова удаляться, что заставило короля прийти к решению, что больше медлить нельзя. «О Имир, дай мне сил,» - пролетело в голове. Для начала он специально громко завозился у двери. Даже сделал около нее небольшой круг и негромко прокашлялся, создавая иллюзию деятельности, но это было лишь прелюдией  к основному «представлению».
Tua! Tua amin! – набрав  легкие побольше воздуха, прокричал король, ударив кулаком по двери.  После долгого молчания слова из горла вырывались с хрипом, голос казался надрывным  и чуть более тихим чем обычно, но даже от этого после относительной тишины, царившей вокруг, у эльфа зазвенело в ушах.
- Tanya awra! Tua amin! – не скупясь примешивать к скрипучему голосу нотки паники и мольбы, продолжал вопить монарх, демонстративно громко кашляя.
Tua! Tua amin! – прикрикнул он тише и  продолжил заливаться кашлем так, что горло от такого усилия стало жечь, а после по стенке сполз на пол недалеко от двери, дабы быть «в образе», если вдруг тот, кто был по ту сторону двери, придет, ибо за собственными воплями король  мало что слышал вокруг. Между тем он очень надеялся, что адресат услышал его и все старания были не напрасны. На время правителю пришлось прекратить свои мольбы, ибо сам того не ожидая, он немного переборщил и «поймал» уже настоящий приступ кашля, что сейчас раздирал горло монарха, совсем неблагородно сидящего , скрючившись, на холодном полу у стены.

+2

20

Человек. Смешно звучит, вы только вслушайтесь в это сочетание. Че-ло-век.
Люди – раса настолько бесполезная и бестолковая, насколько вообще могут быть наземники. Слабые, тупые и живут не многим дольше разводимого ими же домашнего скота. Хуже животных, если уж на то пошло. У бессловесных тварей хватает инстинктов и какой-никакой, но смекалки не лезть в опасные места. К которым относилась, к примеру, вот эта самая башня. Но люди с упорством достойного лучшего применения бросались складывать головы во всех опасных щелях мира.
Их не учил ни личный опыт, ни деяния предков. Преподашь милостиво урок одному поколению, так на следующем все по новой начинать. Ради чего? При такой покорности своим желаниям и короткой жизни им бы сидеть в своих лачугах и плодиться. Видимо крохи разума, не иначе как рад шутки посеянные в головах богами, подсказывали насколько представители сей расы незначительны. И смешные человечки всеми силами пытались опровергнуть истину, доказать всему миру свою силу, удаль и – ха-ха! – магическую сноровку.
И вот представитель этого многочисленного семейства рыщет по его башне!
В отличие от гоблина, ориентирующегося в основном на слух и чутье, Шиассэ прекрасно видел миниатюрную фигуру, выскользнувшую из разрушенного «убежища». На взгляд темного эльфа все человеческие женщины, даже самые стройные, были до убогости угловатыми. Словно неумелый подмастерье (руки бы отсечь!) пытался скопировать красоту и гармоничность эльфов, но оплошал, выдав вопиющую подделку.
Тем не менее человеческая женщина (упорно хотелось сказать самка) ушла от встречи со слугой и, нащупав ступеньку, стала быстро спускаться. Это было до того наивно и… мило, что эльф не сделал шага в ее сторону. Хотя что может быть проще? Вряд ли эта любопытная особа успеет среагировать, когда он появится у нее за спиной. Можно ведь поглумиться и вкрадчиво шепнуть на ухо один вопрос, что юная леди забыла в чужом доме? Люди при этом так забавно вздрагивали и недоуменно-испуганно хлопали глазками.
Предусмотрительность и осторожность твердили, что непрошенного визитера надо как можно скорее ликвидировать. А то взбрыкнет и понесется как ошалелая куда не просят. Или того хуже – выкинет глупость. Вот что у людей не отнять, так это умение творить глупости. Разрушительные глупости, иногда себе на благо. Может это их врожденная особенность?
С другой стороны грех воротить нос, когда в руки падает такой забавный экземпляр. Материала для экспериментов много не бывает. Кстати, об оном: женщина, если ее правильно направить, угодит прямо в гости к королю.
Как знать, может ее наняли ее спасти. Право, будет просто некрасиво не дать им повидаться!
Из комнаты раздался сдержанный, но от того не менее противный для эльфийского уха визг гоблина. Шиассэ убедил тварей, что он любит тишину. Но до этого кажется дошло, что его провели. Надо же как-то высказаться по этому поводу! Давя возрастающее раздражение, эльф сократил расстояние и «вырос» из темноты перед своим слугой.
- Плохо, - гоблин едва собственным дыханием не подавился от страха. Эльф приторно улыбнулся. - Наша гостья направилась вниз. Даю шанс исправиться.
Едва не падая с ног, но шипя как шар гадюк, слуга бросился в погоню. Тихим этот маневр при всем желании не назовешь. Но Эльфу это и не нужно было. Сейчас непрошенный гость будет сопровожден в нужное место: либо его туда загонят (что предпочтительнее – добрая охота весьма успешно развеивает скуку), либо притащат за ноги.
Интересно, как там король? Мелькнуло опасение, что Шиассэ слишком уж долго не уделял пленнику внимания. Как бы чего боком не вышло. Но с другой стороны: у короля есть его слабое тело и не менее слабый разум, возможно есть недо-спаситель в лице женщины – этого слишком мало, чтоб противостоять архимагу и его башне. А возможность взглянуть на отчаяние обоих пленников так сладка и волнительна. Ну как себе можно отказать в столь незначительной вольности?

P.S.

Здравствуйте, я ваш новый архимаг. Воришка слышит активную погоню. Король успешно прокидывает кубик выбирается из заточения - дается добро на убийство/устранение одного гоблина.

[NIC]Шиассэ до'Аккардо[/NIC]
[STA]Multi multa scinut, nemo - omnia[/STA]
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/31/13/878-1414795863.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (24-08-2018 12:48:22)

+4

21

Прошло не так уж много времени, прежде чем король сумел успокоить кашель и отдышаться. Горло неприятно саднило и попробуй он что-нибудь сказать, вполне вероятно вышло бы довольно хрипло, все-таки так орать после длительного молчания было не самой светлой идеей, когда-либо посещавшей голову монарха. Однако, иногда, например как сейчас, особого выбора не было, так что горло - наименьшая из тех проблем, что эльф имел в данный момент, но к счастью, или к сожалению, о большей части из них он еще не знал.
В конце концов громкий заливистый кашель сменился редкими покашливаниями, что позволило светловолосому снова слышать, что происходит вокруг. И услышанное его, надо сказать, порадовало. Хотя, радостью это назвать было сложно, скорее некоторое волнительное предвкушение, так как за дверью снова начали раздаваться гулкие тяжелые шаги и на этот раз они совершенно точно приближались. Кашлянув еще пару раз, исключительно в целях поддержания легенды, король окончательно смолк, прислушиваясь к шагам и готовясь встретиться со своим “тюремщиком”, лицом к лицу, хотя можно ли было говорить так, если ты не видишь вокруг ни зги?
Меж тем, топот тяжелых ног (или лап?) становился все громче, но как бы король не вслушивался, он слышал только одну поступь, что, несомненно, было плюсом: весь и без того сомнительный план мог бы пойти насмарку, если бы тот, кто был по ту сторону двери, привел с собой подмогу на всякий случай. Почти рефлекторно эльф чуть отодвинулся от двери, ибо чем ближе подбирался неизвестный, чем явственнее ощущалась его темная аура, неприятная и противоположная светлой природе пленника. Но стоило монарху передвинуться, как рука наткнулась на что-то непонятное. От неожиданности светловолосый по-первости отдернул руку и неосознанно опустил взгляд на свою находку, однако, перед глазами по-прежнему расстилалась кромешная тьма, поэтому ничего не оставалось, кроме как снова пустить в ход осязание, причем делать это нужно было быстро из-за приближающихся шагов. Сначала одна ладонь мельком скользнула по гладкой и неровной поверхности недлинного продолговатого предмета, затем к ней присоединилась вторая, а после король и вовсе взял свою находку в руки. То, что оказалось в его руках было увесистым, однако вот так сходу разобрать что именно это было Алендэл не мог: может камень, а, может, какая-то странная статуэтка. Впрочем, заниматься чем-то подобным не было времени, в голове тотчас промелькнуло несколько образов-размышлений, заставив короля быстро, но тихо подняться на ноги и вплотную подойти в двери. Одной рукой пленник держал свою находку, а второй же спешно скользил  по дверному полотну, коснувшись пальцами сначала ручки, а потом, переместив руку в сторону, петель, прикидывая, в какую сторону и с какой стороны должна открываться эта дверь. Весь процесс занял всего несколько секунд, но больше времени и не было, так как шаги были слышны уже совсем близко, так что королю ничего не оставалось, кроме как окончательно определиться с выбором стены и прижаться к ней спиной, крепче вцепившись в то, что держал в руках. Меж тем шаги стихли у самой двери и теперь вместо них король слышал лишь хриплое дыхание и чувствовал противную черную ауру, которая по ощущениям напоминала болотную слизь и тину. Казалось, тот кто был за дверью внезапно призадумался, а стоит ли туда идти? Пауза несколько затянулась, но, благо эльф спохватился, снова притворно закашлялся и тихо позвал на помощь не поскупившись на актерское мастерство, изображая “умирающий голос”. Этого оказалось достаточно, чтобы окончательно склонить чашу весов “тюремщика” в нужную сторону, и мигом позже раздался тихий скрежет и звяканье ключа в замочной скважине, а еще позже дверь  распахнулась, пропуская внутрь неизвестного.
Из плюсов: в том, в какую сторону и с какой стороны открывается дверь король оказался прав. Из минусов: толкни незнакомец дверь сильнее, она бы совершенно точно припечатала эльфа к стене. Однако,его устраивало уже то, что деревянное полотно остановилось в паре сантиметров от его носа, этого самого носа не коснувшись. Монарх был полностью сконцентрирован на своем визитере, который, кажется, озадачился, не обнаружив на полу обмякшее тело эльфа, что сейчас находился за дверью. Однако, долго он в проходе не задержался, пройдя вглубь темницы и ища пропажу, что и нужно было венценосному пленнику. Неслышно вынырнув из-за двери позади “гостя”, он приготовился к решающему действию. А выполнить его правильно было непросто, если учесть, что полагаться владыка мог лишь на интуицию,  виденье чужой ауры и собственный слух. Но и медлить слишком долго было нельзя, так что даже если и наобум, но действовать было надо. В итоге, прикинув, какая именно точка в пространстве должна стать целью, эльф, замахнувшись, скользнул ближе к спине неизвестного и, более не медля, с силой ударил его тем самым неизвестным предметом. Однако, удар, похоже, пришелся чуть ниже, чем планировать король. Об этом свидетельствовало и то, что звук от удара был совсем не такой, какого он ожидал, равно как и то, что вместо того, чтобы упасть безвольной тушей, “тюремщик” что-то прорычал и подался вперед, явно не ожидав такого поворота событий. Но, сделав не более шага, незнакомец, с тем же глухим рычанием развернулся, явно намереваясь радикально разобраться в ситуации, но в тот же миг получил “добавки” уже по лицевой части, причем  более прицельно, нежели мгновение до этого. Чужого бормотания чуткому слуху монарха было вполне достаточно, чтобы точнее прикинуть, где у “гостя” голова. И этот удар оказался куда более удачным: странное и короткое урканье неизвестного быстро угасло в довольно громком звуке удара тела о каменный пол.
Только сейчас доселе словно замершее сердце снова возобновило ход, забившись с удвоенной силой. Несколько мгновений король стоял неподвижно, прислушиваясь к окружающему пространству и тихому дыханию визитера. Лишь потом он решился опуститься на одно колено, дабы попытаться найти что-нибудь полезное у бессознательного “тюремщика”.
Возможно, будь на его месте кто другой, то решил бы придерживаться первого плана и попытался бы убить кого, кто вошел в комнату. И, кто знает, может, и правильно бы сделал, ведь тогда чужая смерть была бы незыблемым гарантом того, что визитер не поднимет тревогу по пробуждении, однако, даже находясь в неизвестном и пропитанном тьмой месте, в откровенно проигрышном положении, Алендэл не желал лишать жизни другое, пусть и потенциально враждебное существо, если была возможность избежать этого и лишний раз не пачкать руки в крови. И теперь оставалось только надеяться, что неизвестный проваляется в отключке достаточно долго.

+4

22

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/31/13/878-1414795863.jpg[/AVA]
Шиассэ был абсолютно уверен, что девчонку поймают. Забавное людское выражение «мой дом – моя крепость» было в отношении архимага как нельзя более точным. Башня была не просто сооружением с кучей магических ловушек, это было почти живое существо. Само по себе оно представлялось серьезным противником, а уж когда хозяин был дома, то для случайных гостей все поворачивалось крайне незавидной стороной.
Темного эльфа больше занимали вопросы, что сделать с человеческой девкой в первую очередь. Желательно на глазах у плененного короля. Надо полагать, местная тьма не сильно нравится пленникам – нынешнему и потенциальной. Чтож, уважаемый архимаг с удовольствием предоставит доказательства, что тьма служила им на благо, скрывая ужасы и отчаяние.
Как назло в голову не шло ничего достаточно интересного, а ведь это такое представление! Шиассэ знал толк в хорошей игре, ему была не чужда красивая игра. Как же просто все испортить неверным движением или непродуманной сценой. Декорации и роли были так же важны как и сам процесс истории. Но пока у него было время подумать над участью девчонки.
Он шел следом за этой несущейся сломя голову парочкой, важно, неспешно и пугающе, не отказывая себе в удовольствии «давить» на гостью. Человеческое отродье оказалось весьма прытким и шустрым. В кромешной тьме она умудрилась ни разу не запнуться и не сбавить хода. Хм, может зря он думал исключительно отрицательно об этих наземниках? Если разобраться в сущности скрытых способностей этого вида (вряд ли это займет много времени), то из них можно получить куда более толковых слуг, нежели гоблины.
Упомянутый экземпляр все так же продолжал загонять жертву, визжа и хрюкая. Девочку это, скорее всего, пугало, самого зеленокожего - подбадривало, темного эльфа – раздражало. Пока все укладывалось в заданные рамки, потому причин одергивать ретивого служителя не было, но на будущее стоило задуматься об их мерзком голосе и устранении оном.

с 13 минуты [да-да, мелочь в желтом дождевики - это вроде как Рута]

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=SZJutnTNdyo[/lazyvideo]

Конечно, было еще крайне интересно узнать, как девушка смогла оказаться в Башне, да еще и так далеко пройти практически незамеченной. Ничего, уж доставать ответы Шиассэ умел. Человек ему все расскажет, даже если ее используют, эльф сможет вытянуть из слабого разума все возможные ниточки, которые приведут его к врагам.
В чем заключается самая большая слабость всех великих магов, вне зависимости от их возраста и рода деятельности? Магия, которая так услужливо отирается рядом с чаровниками, ластится как верная собачка, ложится в руки как оружие – эта самая магия ядом отравляла осторожность. Рано или поздно, но каждый маг, начинал пьянеть от своей силы. У кого-то эффект сходил быстро, у кого-то он проявлялся периодически, а иные уподоблялись пьяницам, не замечая ничего вокруг за пеленой свой удали.
Шиассэ считал, что это правило обошло его стороной. Какой смысл иметь в своих руках власть и не использовать ее? Но у него была не только магия, у него были опыт и ум. Они позволяли эльфу трезво оценивать свои возможности. Дроу, слишком уверенный в себе, упустил момент, когда защита рухнула.
Не было ни громких звуков, ни ярких вспышек, ни возмущения магического фона. Любому, кто имел голову на плечах, было понятно, что Башню Архимага силой не взять, прямо удар здесь не возымеет должного эффекта. Светлых эльфов архимаг считал слишком пресными и скучными, презирал и ненавидел их, с удовольствием срывая свою ненависть и страсть к экспериментам на пленнике. Но родня оказалась далеко не так глупа, как считал темный маг. И уж они умели находить лазейки ничуть не хуже своих подземных собратьев. Просто не кичились этим.
Девушка Рута сама не предполагала какой механизм привела в действие. Возможно о том не знали даже ее «наниматели». Забравшись в Башню человек, с таким минимумом магических познаний, что это попросту упускалось из внимания, уподобилась укусу ядовитой змеи. Ее могли убить или пленить, но это уже не играло роли – яд пущен по магическим жилам Башни.
Чужое заклинание действовало медленно, но верно. Ловушки гасли, защитный барьер становился все тоньше, но самое главное – внешне, в том числе и для темного эльфа, все было в полном порядке. Шиассэ не мог вовремя почувствовать, что его любимое детище заболело. Осознать произошедшее ему было суждено, когда момент безвозвратно будет упущен. Когда станет слишком поздно.
А пока… пока несомые девушкой чары активировали одну из непогашенных ловушек. Заклинания среагировали друг на друга как разъяренные псы – сцепились и потянули каждый в свою сторону. В результате произошел весьма занимательный эффект, на который не рассчитывал ни архимаг, ни тот, кто наложил на Руту неосязаемые чары. Храбрую воровку вырвало из башни и закинуло так далеко, что своим ходом ей обратно уже не вернуться. Только ее окружала непроглядная темнота, под ногами были ступеньки, а за спиной слышались гоблинские визги, и – хоп! – в одно мгновение все поменялось.
Авантюристка несильно, но ощутимо приложилось о «выросшее» перед ней дерево. Не было больше коридоров, был лесок, светлеющее небо над головой и полное одиночество. Ей повезло, ей очень повезло, что ее бросило достаточно близко к поселению, до которого еще нужно было дойти, а не посреди глубокой речки или озера. Девушка могла браниться и удивляться такому фокусу, но… Но одного было не отнять – ни гоблин, ни даже темный эльф ей сейчас при всем желании навредить не могли.
[NIC]Шиассэ до'Аккардо[/NIC]
Архимаг остановился, пораженный внезапным острым осознанием. Человеческая девушка исчезла. Телепортировалась, но никак не из-за заклинаний самого эльфа. В этом случае она оказалась бы по соседству с королем, а так… так ее не было – ни в Башне, ни в округе. Магический след таял быстрее куска льда в солнечную погоду.
Это было не нормально. Не правильно.
Дурные предчувствия кольнули Шиассэ. Оттолкнув замершего в удивлении и испуге гоблина, дроу поспешил вниз. Король был слишком важной и интересной фигурой, чтоб после такого фокуса оставлять его без внимания. Ощущение надвигающейся опасности цеплялось за тело и разум, нагоняя панику. Пока темный был в себе уверен и стряхивал наваждение. Но только пока.
[STA]Multi multa scinut, nemo - omnia[/STA]

+3

23

К разочарованию короля, у незнакомца в карманах нашлось куда меньше, чем хотелось. К ценным вещицам можно было отнести, пожалуй только худую связку ключей, которую эльф не преминул забрать себе. Было бы неплохо найти какое-нибудь оружие, однако, судя по тому, что ничего похожего при неизвестном не обнаружилось, он, скорее всего, был простым слугой или кем-то вроде того. Хотя, учитывая габариты неприятеля, которые теперь монарх сумел оценить, оружие ему и не нужно было. Да и вообще, кто знает, как повернулась бы ситуация, заявись этот некто сюда хоть с той же дубиной. Может быть, тогда первый неудачный удар стал бы для короля последним. Завершая обыск, внезапно светловолосый нащупал в одной из складок одежд незнакомца что-то небольшое и скользкое, что, судя по запаху и тактильным ощущениям, было куском какой-то не совсем свежей еды, однако углубляться в изучение находки эльф счет ненужным, а потому просто отбросил в сторону бесполезный предмет, вытерев руку о хозяина этой штуки.
Что же, ключи всё-таки лучше, чем ничего, возможно, с их помощью получится отпереть какую-нибудь дверь, что приблизит к короля к свободе. Однако, нужно было спешить. Толстые стены и множество дверей не позволяли чуткому эльфийскому слуху услышать то, что происходило наверху, а давящая тяжелая тьма не позволяла почувствовать, что с Башней стало что-то не так. Но тем не менее, нарастающее с каждым мигом чувство тревоги, заставляло правителя шевелиться, к тому же, кто знает, как долго обезвреженный “тюремщик” пролежит здесь. Убрав добытую связку ключей в карман, эльф поднялся на ноги и  неслышно выскользнул за дверь, прислушиваясь к окружающему пространству. Тишина вокруг едва не звенела, из-за чего казалось, что даже дыхание звучит непростительно громко. Король по-прежнему не видел ничего перед собой, и иногда ему мерещилось, что в этой всепоглощающей темноте звучал тихий неразборчивый шепот. Обрывки фраз, что невозможно было понять. Такие знакомые и чужие одновременно. Темная энергия продолжала плотным потоком струиться вокруг эльфа, обволакивая его и будто тормозя, точно он угодил в болото и теперь только и мог, что наблюдать за тем как жидкая грязь и  длинные нити водорослей затягивают его всё глубже. Но, несмотря на это, внутренний свет короля, что раньше едва теплился, постепенно крепчал. Если не так давно его естество желало сжаться в комок, дабы спрятаться от этой тьмы, то сейчас оно все чаще щерилось и сопротивлялось этому чудовищному давлению. По жилам почти ощутимо приятным теплом заструилась светлая энергия, резко контрастирующая с могильным холодом подземелья.
Куда идти король решительно не знал, поэтому только и оставалось, что положиться на собственное чутье и интуицию. Однако, продолжать движение в полной темноте было невозможно. Слабый прилив сил натолкнул на одну любопытную мысль. Хотя это и могло запросто выдать местонахождение короля, но нежелание наткнуться в темноте на что-то совсем уж неприятное пересилило желание сохранить свое инкогнито. Подняв перед собой левую руку, эльф почти неслышно произнес короткое заклинание. По ладони разлилось знакомое тепло вперемешку с легким пощипыванием, словно светловолосый давно не использовал свою магию, что вызвало у него недоумение, ведь он “помнил”, он совсем недавно пускал ее в ход. Вслед за теплом вокруг ладони начало появляться неяркое свечение. Недостаточное, чтобы осветить коридор как следует, но достаточное, чтобы видеть куда наступаешь. Только сейчас монарх смог взглянуть на темные каменные стены вокруг, грозно нависавшие над ним так, словно в следующую минуту они обрушатся на стертый пол и похоронят под собой пленника.
Неслышно двигаясь по коридору, король часто делал остановки, обходил подозрительные плиты и просто те места, где все его существо начинало вопить об опасности, обрывал заклинание и замирал как настороженный зверь, когда ему снова мерещились какие-то звуки. Заклинание, использующееся сейчас совсем не по назначению, работало вхолостую, но, к счастью, не отнимало много сил и давало какие-никакие преимущества в борьбе с темнотой. Коридор казался бесконечным. Ни дверей, ни других коридоров, только глухие высокие стены, кровожадно глазеющие на эльфа. Попытки сконцентрироваться на текущей ситуации и придумать, как из нее выбраться имели не совсем желаемый результат: в голову упорно лезли мысли о том, что король “видел”, пока находился без сознания. Яркие и далеко не всегда приятные образы, то и дело всплывали в голове, заставляя монарха задаваться все новыми и новыми вопросами. Но если некоторые из этих образов он с полной уверенностью мог причислить к “чужим”, то другие казались ему его собственными мыслями и воспоминаниями, что вгоняло в сомнения и откровенно настораживало. Король начинал путаться в собственных размышлениях, тщетно пытаясь отделить правду от лжи и никак не мог прогнать этих навязчивых мыслей.
В целом, двигался он довольно медленно, соблюдая крайнюю осторожность. Какая-то часть его, затравленная царствующей здесь тьмой желала стремглав броситься вперед, куда глаза глядят (а в данном случае, глядят они очень плохо), в надежде найти выход чисто случайно. Однако, эльф держал в узде этот порыв, понимая, что так он сделает только хуже.
Прошло какое-то время, прежде чем вокруг начали попадать редкие двери, похожие на ту, за которой не так давно сидел светловолосый. Ои были здраво расценены им как другие темницы, а потому он не проявлял к ним живого интереса, двигаясь дальше. Позже появился первый коридор, что пересекал тот, по которому шел правитель. Он выглядел несколько уже, и эльф предположил, что он ведет к каким-нибудь складским помещениям, таким же темницам и, в конце-концов заканчивается тупиком, однако, все же остановился перед ним. Чувство тревоги нарастало, пока король всматривался в непроглядную бездну коридора, по которому шел до сих пор. В голове мелькнула мысль, что там его не ждет ничего хорошего, (хоть здесь тоже хорошего было мало). После недолгой заминки окончательный выбор монарху помогла сделать долетевшая издалека цепочка слабых приглушенных звуков, заставившая короля спешно оборвать заклинание и без раздумий направится в соседний коридор, заметно прибавив шагу и моля Имира об удаче. Сейчас попадаться на глаза местных обитателей было никак нельзя.

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ТЁМНЫЕ ЗЕМЛИ » Башня Архимага