http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Под красным клёном долгий разговор


Под красным клёном долгий разговор

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/1357/51410.jpg
Участники: Арфалеон, Вьялица Калика.
Место: окрестности Замка.
Время: однажды осенью.

Описание: Среди камней под клёном за мостом хранит покой забытая могила. Из года в год к ней дева приходила, чтобы утешить думы тяжкие свои. Но чу, сегодня не одна она пришла. Под древом отдохнуть прилёг усталый путник. Мерещится в нём что-то странное ей смутно. Не так он прост. И дева не проста.
Под деревом могила не одна.

+1

2

Музыкальное сопровождение.

Журчал ручей. Как давно вы слышали журчание кристально чистой воды на темных, будто смоль, гладких валунах? Холодные струйки недавно прошедшего дождя наперегонки стремились быстрее попасть в общее русло, как маленькие дети скорее бегущие на кухню за еще одним маминым пирожком, кому достанется с капустой, кому с картошкой, а кому с мясом. Вкус пищи из детства навсегда останется с нами, будь нам шестьдесят лет, мы все равно будем говорить, что самые вкусные пирожки были в детстве. Но демон не помнил своего детства. Его у него просто не было. Вода щекотала каменные глыбы, но те не подавали вида, нахохлившись, все так же безмолвно лежали, пытаясь сопротивляться потоку, представляя себя могучим утесом, что раз за разом отражает удары свирепых волн океана. Они слышали эти рассказы от камней побольше. Могучими героями мнили они себя. Холодный осенний воздух предвещал скорое появление заморозков, а пар, выходивший изо рта демона был очередным подтверждением скорых холодов. Слабый ветерок, словно шаловливый малец прятался то за одним листочком над головой демона, то за другим, желая, чтобы с ним поиграли в догонялки. Не смотря на холодный воздух нельзя было сказать, что демон замерз, устроившись под старым раскидистым кленом. Листва его покраснела, но еще не думала облетать. Ярко красный оттенок листвы сильно контрастировал с окружением засыпающей природы. Не было нигде уже зелени и яркого солнечного света. Цвета потускнели и лишь листва была ярким пятном посреди местности. Могучий ствол дерева зарывался глубоко в почву, демон земли чувствовал это. Корни древа, словно упертые шахтеры забурились за полезными ресурсами и питательной влагой. Все хотят жить. Иногда демон размышлял об этом. Ведь он не мог умереть. Его сделали бессмертным, и он никогда не ведал что значит быть мертвым, что там? Хотя, наверное, никто из смертных не знал на это ответ, как в принципе и из бессмертных. Он откинулся на ствол дерева и прикрыл глаза, наслаждаясь звуками природы. Темно-зеленый балахон, тепло подбитый изнутри кроличьим мехом согревал тело демона, верхние завязки были развязаны. Да, по сути ему не нужны были эти излишки, чтобы не замерзнуть, но было приятно чувствовать тепло удобной и проверенной одежды. Сама земля отдавала ему своё тепло.
Демон задумался, задумался о многом и о том, что сейчас происходи в мире...И о своей судьбе. Сколько веков он уже скитается по миру по завету создателей своих. Потерял счет времени. Рука потянулась к внутреннему карману, появился музыкальный инструмент, флейта. В последние века три музыка стала спасительным покрывалом, обволакивающим отрешением от всех проблем и без. Зазвучала мелодия.

Отредактировано Арфалеон (23-03-2020 08:02:58)

+2

3

[indent] Напевая старинную песенку себе под нос, которую в окрестностях графства не слыхали вот уже лет сто, не меньше, девушка вышагивала босыми ногами по острым камням вдоль ручья. Эта опора моста обвалилась совсем недавно, всего лишь годков так пять тому назад. Изготовленные обычными человеческими каменщиками блоки ещё не успели толком обтесаться искуснейшим из мастеров — водой, но рано или поздно стихия возьмёт своё, загладит острые углы, усовершенствует все формы. Уж ей ли было не знать.  Ведь смерть была ещё одной неназванной стихией.
[indent] В руках засушенный зверобой, что по поверьям был упавшим пером птицы, сражённой врагом и принесшей небесный огонь на землю. Дань мужу Госпожи, испещренному шрамами и битвами барону-айрэс, что обошёлся с ней как с равной себе. Цветки обрамлены листьями кровавника, который Госпожа наверняка прикладывала к его ранам, стремясь исцелить тело, но душу излечить она не могла. Душа барона, как и безликой служанки, сама выдыхала в её присутствии — так было со многими, кто её окружал. Светлейшее дитя, не владевшее ни каплей магии, вселяло чудо одним своим явлением в сердца других.
[indent] Неудивительно, что едва повстречавшись с ней, Анаста пропала.
[indent] В сухом букете почти незаметен ещё живой марьянник. Удивительно, как только дожил до первых холодов. Слабые корни, невысокая ценность и паразитарные свойства: высасывать жизнь из других растений — ясное дело, кого он должен был олицетворять.
[indent] Калика остановилась, окидывая отрешённым взглядом небольшую естественную запруду у подножия холма, и задумалась, чего ещё не достаёт в её скромном подношении Госпоже.

[indent] «Позвольте мне…»
[indent] «Ах, полно!» — смеётся она и, подхватив юбки почти до колен, лезет в болотце в канаве отцовского замка.
[indent] Анаста стоит, сцепив пред собою руки и не зная, то ли ей нужно скорее вытаскивать юную Госпожу из воды, пока того не увидели другие слуги, то ли наоборот помочь сорвать так приглянувшуюся господской дочери кувшинку.
[indent] Пока укрывшись за тёмными косами, девочка размышляет, Госпожа уже выскакивает из трясины, оставив порядочно её у себя на лодыжках, и протягивает нежный как она сама бутон своей служанке.
[indent] «Тебе!»
[indent] Светлый лик, искрящиеся озорством глаза и бесконечная доброта. Такой запомнила её Калика.

[indent] В запруде ни одной кувшинки. Девушка опускает голову, как всегда отгораживаясь от мира за густой стеной пепельно-смоляных волос, когда её снедает тоска и безнадёжность. Но сейчас, спустя столько лет, она, пожалуй, тому даже немного рада. Эта грусть — она такая человеческая. Совсем обычная, как живые скучают по усопшим. В посмертном облике порою забываешь все прилагающиеся жизни атрибуты, особенно чем дольше не-живёшь, но даже теперь, будучи сама давно в могиле, Госпожа воскрешает в ней всё самое лучшее и ценное.
[indent] «Тебе» — эхом повторяет Вьялица в своей голове, неловко взбираясь вверх по холму, и уже видит, как кладёт букет у обкорнанного двумя другими стихиями — ветром и землёй — могильного камня под клёном. Надписи на нём почти истёрлись. Если не знать, что здесь могила, то его и не увидеть среди многих других булыжников. Но кроме Вьялицы её уж много лет никто не навещает: родители мертвы, прервался род господский, и замок мужнин пал, а сам барон — четыре года уж тому — ушёл на фронт.
[indent] Внезапно звуки дивной музыки заставили Калику замереть.
[indent] «Кто здесь? Откуда?»
[indent] Как налетевший студёный осенний ветер пригнул к самой земле редкую пожухлую траву, взметнул в воздух алые листья, так чьё-то нежданное присутствие навело полнейшую смуту в мыслях девушки. А затем столь же мягко уложило всё на свои места — мелодия была прекрасна.
[indent] Словно зачарованная, Вьялица поднималась всё выше. Не привыкшие к человеческой ходьбе ноги спотыкались и оскальзывались, но дева в лёгком, белоснежном, не по погоде тонком платьице упрямо шла вперёд. Кленовый лист застрял в волнистых, чуть спутавшихся волосах. И с оцарапанных ступней не шло ни капли крови.
[indent] От её присутствия привычно замолкли, сжались и задрожали на ветках поздние пташки. Но музыка не смолкала. Наконец, стал видел и её источник: мужчина, чей возраст и сословие оставляли служанку теряться в догадках, но чьё мастерство игры на флейте не оставляло ни малейших сомнений.
[indent] Сама того не замечая, Калика потянулась ближе, пока не обнаруженная — ведь он сидел к ней спиной, но тут мелодия затихла, и девушка испуганно отступила за грубый и корявый ствол, укрывшись от незнакомца в тени густых ветвей.
[indent] Рилдир немилосердный, что творит она? Зачем пришла, ведь надобно бежать!
[indent] Но поздно, он пошевелился.

+1

4

Мелодия лилась словно тот же ручеек. Настроение у нашего героя становилось все позитивнее. Спокойствие и гармоника, спокойный размер четыре четверти, идеальное исполнение, пальцы не путались, музыка лилась из души. Из темной демонической души демона. Нельзя сказать, что флейта была любимым инструментом демона, во главу угла он все же ставил рояль, а уже от него пошли все остальные инструменты, так считал демон, хотя никогда не следил за развитием музыкального искусства. Вот удивился бы он если узнал, что не прав. Как обычно Арфалеон принял мужскую ипостась. Почему? Ему было так комфортнее в пути. Желание вести себя как мужчина, да и меньше вопросов о путнице в дороге.
В последнее время он думал о прошлом. Ему не хватало старых друзей и старых врагов. Века сменялись веками, все его когда-то знакомые и друзья сгинули и зарыты глубоко в земле. Как, например, кто-то рядом с этим деревом. Конечно, осталось уже совсем мало, земля забрала своё обратно, но он чувствовал костяки, растлевающие в земле. И нет, его это никак не трогало, кости были закопаны то тут, то там, будь то разумных существ или неразумных. Иногда он даже видел скелеты древних драконов, что до сих покоятся под толщами осадочных пород. Но, мы отвлеклись от мыслей нашего героя. Так вот, мысли об одиночестве так угнетали Арфалеона, что он не знал что делать и как быть, он старался не заводить лишних знакомства и вообще старался избегать людей, демонов и других. И не потому что живые существа ему не нравились, он просто не хотел заводить знакомств. Но, одиночество на сей раз нарушили, к счастью нарушителя не грубо. Мелодия еще струилась, когда он почувствовал ауру пришельца. Это был призрак, возможно даже того, кто был закопан неподалеку. Мужчина не перестал играть мелодию, боятся ему было нечего, даже учитывая, что призрак приближался из-за спины.
- Какая ирония. - Подумал Арфалеон, специально не пряча мысли от призрака.
Он знал, что призраки обладали ментальной магией и могли читать мысли. Не смотря на свой иммунитет демон мог давать читать то, что считал нужным.
- Учитывая, что я думаю о призраках своего прошлого. - Он решил посмотреть что будет делать призрак, это было интересно, ведь призрак затаился.
Мелодия закончилась, и Леон спрятал музыкальный инструмент, зато достал курительную трубку и запоясный мешочек с табаком. Набил трубку, и раскурил её. Все действия были на удивления быстры и привели к скорейшему завершению процедуры. И вот уже Леон вновь откинувшись на ствол дерева и спросил будто в пустоту:
- Тебе понравилась мелодия, дух? - Мягкий баритон голоса не выражал никакой агрессии.
Да, он знал, что духи и призраки совершенно разные создания, но он всех бестелесных называл духами, уж такая у него была привычка. Вообще он не видел в призраке врага, как и в других детях Рилдир. Все они были миром, который его родители не решили менять дальше. Если бы это было не так, то ему был бы отдан приказ. Но родители давно не говорили с ним, а значит все создания поддерживают равновесие мира. Он не имел права нарушать это равновесие.Струйка дыма, словно кобра у укротителя змей вилась и слушалась хозяина. Казалось, этот мужчина очень гармоничен, он так вписывался в пейзаж, будто всегда здесь и был, и что самое интересное, казалось природа сама принимает его как часть себя, он не выглядит чем-то отдельным от неё, будто мужчина есть одно из её многоликих олицетворений.
- Ты, наверно, вернулся поднабраться сил. Это твоё место неупокоя? - Спросил он даже с каким-то теплом.
Ему было жаль таких созданий, не смотря даже на то, что порой они были чрезмерно агрессивны. Просто он понимал почему они становились такими, им не было покоя. Прямо как и ему. В какой-то степени он тоже был неупокоенным. Демон отнял трубку от губ и выпустил густое белесое облако дыма. Откинулись пепельные волосы мужчины, голова чуть запрокинулась, Арф посмотрел на небо.

+1

5

[indent] Дрожащие белые пальцы судорожно стиснули букет. Чего же в нём не хватает? Девушка быстро развернулась к стволу спиной и выдохнула, что больше свойственно живым, но ей то было надобно для успокоения.
[indent] Гость покинутых земель разговаривал с ней. Сперва мелодией, затем беззвучно. Она услышала его всем своим существом. Её ушам давно уж звуки недоступны, глазам — картинки, носу — аромат. Но призраки способны видеть, слышать, даже чуять благодаря той магии, что пронизывает их насквозь и вынуждает жить. Почти. А потому слышат они не только сказанное вслух. Но слов она не различала. Всё её волшебство ушло на поддержанье формы. То дань возлюбленной и потребность принести ей скромный дар. В бесплотных дланях далеко ли травы унесёшь?
[indent] Однако вдох, другой, и вот она услышала вопрос. Опавшим лепестком взгляд опустился на цветы. Чего-то не хватает.
[indent] — Она… прекрасна.
[indent] Невнятный тихий голос, как она сама. Такой контраст с уютным баритоном. Кто он? Зачем пришёл? И почему заговорил с ней, если понял, кто она? В нём чувствуется сила. Маг? И древняя… Дракон? Не виден отпечаток тьмы и смерти. И ранящего света тоже нет.
[indent] «Так кто ты?»
[indent] Спиной к спине, их разделяет старый клён. Калика помнит, как совсем малышкой она под ним играла, и клён сей молод был. И Госпожа. Как добрый конюх прикрепил к ветвям качели. Как подлетали они к небу, веселясь.
[indent] Её любовь мечтала о полётах. Но вместо этого закопана в земле.
[indent] Украдкой беглый взгляд на незнакомца. Он видит многое, но отчего не знает этой грустной сказки? И стоит ли Калике рассказать? Она вздыхает.
[indent] — Моё. И не моё.
[indent] Рассыпанные пеплом по плечам живые пряди ей чудятся такими мягкими, невольно манят прикоснуться, и Вьялица вновь отвернулась, стараясь убедить себя не думать о проказах. Ей нужно видеть суть. Ей нужно распознать, кто перед нею: добыча, враг иль просто собеседник? Бежать от этой силы смысла нет. Но господин сей, кажется, настроен дружелюбно.
[indent] По воздуху поплыла струйка дыма, и девушка изящно опустилась наземь, цепляя платьем стылую кору. Алиссум? Бархатцы? Виола? Ноготки? Перебрав в памяти все ей известные осенние цветы, Калика наклонила голову, поникнув. Здесь, без садовника, их не достать, а девочку растить их не учили. Да и не станет нонче призрак заниматься тем, что будет жизнь давать другим, сам будучи её лишённый.
[indent] Ладонь огладила пучок сухой травы, что пробивалась через камни. Ручей журчал, дыханье гостя умиротворяло. Он ждёт ответа, верно? Зачем да почему. Или не ждёт? Она прислушалась. Он наслаждался жизнью.
[indent] — Сыграйте мне ещё. Я поищу цветы. Их принесла я милой на могилу.
[indent] И устыдившись высказанных слов, Калика сжала у груди букет.

+1

6

Ручей все также мерно продолжал свой бег среди камней, плеск воды был меж существами, словно связующим звеном. Казалось, будто и не нужно больше слов, будто вода связывает двух странников, двух незнакомцев, что встретились впервые. Они сидели, прислушиваясь к звукам природы, к своим чувствам. Арфалеон не чувствовал угрозы, он был спокоен, улыбка посетила его уста. Древо алым облаком прошлого и будущего укрывало путников, желая создать для них отдельный мир. Струился белесый дымок табака, теряясь в ветвях, беспокоемый лишь ветром, что решал с ним поиграть. Духу понравилась его мелодия. Тихий хрупкий хрусталь голоса отозвался слуха демона.
— Она… прекрасна. - молвил дух.
- Давно ли бродишь ты по этим землям? Голос твой совсем утих.
Медленно закружил алый лист, оторвавшись от родителя. Арфалеон ни разу не оглянулся в сторону неизвестной собеседницы. Резкий порыв ветра, словно горячий мужчина, унес с собой тянущуюся к листве змейку дыма. Зашелестела крона дерева, природа будто говорила с путниками, пытаясь донести что-то важное. Леон никогда не прыгал выше головы и многое в мире осталось непонятым им. Ведь чем больше он узнавал, тем больше становилось непонятного. Он не знал особенностей этого места. Мест в этом мире столько, что не счесть. Не мог он знать все обо всем, он не бог, а лишь хранитель. Как библиотекарь не знает всех книг в своем хранилище, так и он не ведает всех мест в мире. И память его не всеобъемлюща. Да, как долгоживущее и могущественное существо он знал многое, но не все, далеко не все. Другое дело, что сейчас ему уже и не хотелось узнавать новое. Он перестал стремиться к знаниям, ибо они переполняли его. Он лишь бесцельно брел по миру, пытаясь просто наслаждаться дорогой. Путь был целью жизни. Призрак был девушкой. Он никогда не задавался вопросом кто чаще становился призраками мужчины или женщины, а сейчас задумался, но его размышления прервал звук голоса глухаря. Это был скорее деревянный отрывистый звук удара дерева о дерево, будто мальчишки упражнялись в фехтовании, нежели голос птицы, однако и такие существовали в мире его родителей. Тогда он задался вопросом, что он считает идеальным миром, ведь изначально в мире не было детей Рилдира, и он считал его идеальным, но теперь все изменилось. Эта девушка-призрак тоже была частью этого мира. И у её ответа о месте силы и восстановлении был лишь один возможный вариант: тут покоилась не она, но близкий ей человек, что и подтвердилось позже. Он так сказал:
- Ты часть этого мира, дорогая. Ты не жалеешь о том какая ты сейчас?
Глубиной и силой звука, казалось, этот голос может сотрясать целые горы. Его уста вновь прильнули к трубке, движенья губ, далеких от прекрасных, скорее мужественных, грубых. Пых-пых-пых и выдох...Вновь облако летело в даль. Глухарь издал свой звук и были сказаны слова. Её слова, улыбка чуть подернулась приветливо, а веки опустились.
— Сыграйте мне ещё. Я поищу цветы. Их принесла я милой на могилу.
- Не музыкант я, и не могу по воле чуждой заставить душу петь, то состоянье лишь её, ничье иное. - Он улыбнулся вновь. - Возлюбленная? - Бровь подернулась. - И как сильна была ваша любовь?
Он знал ответ на сей вопрос: сильна. Иначе б призраком не стала дева. Сильна...Вновь тихое шипенье табака и тленье линий горького нектара трубки.
- Как умерла ты, дочь?
Отчего решил он так назвать дитя. То было ясно, что юна была при жизни дщерь, покуда не бывает любовь сильнее чем юности нашей. Оо...именно тогда и разбиваются сердца, при чем у каждого из нас. Внезапно в памяти кольнуло, но вновь глухарь загоготал, ручей запел, она сказала...

Отредактировано Арфалеон (25-03-2020 22:59:08)

+1

7

[indent] Когда гость вновь заговорил, Калика иступлённо спрятала лицо в цветах, но миг спустя прислушалась и голову чуть-чуть приподняла. Дым увивался в небо, к сизым облакам. По горизонту тусклый свет струился, но где-то там, за замком, за холмами ещё невидимая подкрадывалась к ним гроза.
Любила Вьялица природные явления. И чем сильней стихия — тем отрадней. Будь то гроза, потоп, землетрясенье иль метель. Последняя особым чувством ласкала умершую душу, но срок всему был свой отмерен. И первый снегопад не скоро в эти земли к ней придёт, сперва должна уйти на сон природа. Иль умереть — кому как по душе.
[indent] А потому простится с Госпожой, и вновь — скорей — на север! Там холод, тьма, метель — её оплот.
[indent] — Давно, — шуршит затихшее за деревом созданье. — Хотя — как знать. Быть может, что в сравненьи с вашим сроком мой — ничто.
[indent] «А сколько? — мысленно она себя спросила. — Лет сто… сто три. Да, вроде так. Конечно, так».
[indent] Как часто жизнь теряет счёт прожитым дням? Живые — она знает — их не ценят. Но память мёртвых складна как часы. Она всё помнит из прошедшего столетья. Вот только нужно ли ей это? Кто бы знал.
[indent] Крик глухаря отвлёк от праздной думы. Покою призрака так мало кто отваживается помешать, но птица оказалась смелой. Или глупой?
[indent] «А глуп или наивен ты?»
[indent] Отнюдь. Ей так хотелось прикоснуться, отведать, как он поведёт себя и сможет ли бесплотной дать отпор? Смерть многого лишила призраков, прибрав их под своё крыло, не только тела, смысла, чувств… но слабостей ведь тоже. И «духа» одолеть немногим по плечу. Хоть будь ты десять тысяч лет от роду.
[indent] Перебирают пальцы красный лист, упавший на дрожащие колени. Нет, не по нраву будет это Госпоже. И не за тем сюда пришла. Он ей напомнил.
[indent] — Я не жалею, — шепчет. — Моей природе незнакомо это чувство. А Вы жалели?
[indent] Отчётливо ей слышен каждый звук. Как он касается мундштука, спокойный выдох, долгий вдох. Биение живого сердца. Подёрнутая ветром пелена сухой травы подле обутых ног.
[indent] — И как это — когда душа поёт?
[indent] Гость говорил с ней ласково и нежно. Быть может, то привычно для него, но не привыкла Вьялица к такому обращенью. Какой отчаянный безумец окрестит нежить дочерью своей?
[indent] Вот он, сидит за ней.
[indent] Последних двух вопросов хотелось избежать. Сбежать, как будто он её не видел. Кленовый лист, приложенный к букету, красиво оттеняет зверобой.
[indent]  — Знакомы были с детства, — она поправила марьянник и волосы, закрывшие лицо. — Дочь правившего некогда владыки сих земель. Её служанкой личной я была. Сестрой. Подругой. И — первым опытом, так получилось. Ведь берегут наследниц трона как цветы. Она была таким цветком недостижимым. Для всех и каждого, лишь ведала слуга, какая Госпожа, когда никто не видит. Я знала её всю. Не ведала я только одного — всей глубины господских чувств, но о своих так думаю — любила.
[indent] Как и положено, ей прочили в мужья достойного деяньями барона. Он жил в том замке, ныне позабытом, заброшенном, что терном весь зарос.

[indent] Умолкла Вьялица, не зная, дальше что сказать. Про день венчания и про паденье в реку?
[indent] — Известно Вам, что побуждает нас из мёртвых восставать? Какая смерть? Я подскажу: в том не было замешано злых сил. Лишь моя воля. Выбор мой. Моё решенье. И жгучий сгусток боли где-то там под грудью.
[indent] Не нужно много слов, чтоб описать тех чувств, которых призраку не вспомнить. Но так должно понятней быть живым.
[indent] Единственным живым цветком в букете был марьянник. Единственной причиной…
[indent] «Ты ведь должен знать».

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Под красным клёном долгий разговор