http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Извращенные.


Извращенные.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время:
Десять лет назад, лето в разгаре.
Место:
Лес недалеко от Лоренейского маяка
Участники: Клио Ламбр (И нпс Сезар),Бальтазар
Сюжет:

История, что началась сорок лет назад всё ещё не нашла своего завершения. Страшные вещи продолжали случаться по всему Альмарену и небольшое по численности общество друидов бродило в попытке исправить ошибки оступника, с которым бок о бок некогда спасало деревни от засухи.
Однако изыскания оскверненного зашли слишком далеко. Испытание,что настигло друидов у Маяка было нельзя объяснить ничем, кроме чистого безумия. Найдут ли они помощь вовремя? И можно ли спасти что-то настолько извращённое?
http://sh.uploads.ru/iKcDs.jpg

+4

2

Двадцать лет назад
-Почему? - Руки дрожат, кровь ссыхается на них неестественной вонючей чернотой, к горлу подступает тошнота, а щеки жгут предательские слёзы, - Разве не должны были они вырасти? Десять лет… Десять лет, прошло десять лет! Они должны были противиться!!!
Тело очередного ребенка лежит на земле, волосы сальные и грязные, на них видны следы крови, глаза стеклянные и пустые, а земля рядом мерзко булькает, впитывая пролитую кровь. От неё идет пар. Всё это неестественно и жутко.
-Такова природа вещей… - Мирно говорит белобородый старик. Он все ещё крепок, высок и статен, хотя живет для человека уж слишком долго. Его не портят ни седина, ни морщины, что лучиками оплели кожу. Сухонькая длинная шея скукожена, а длинные пальцы грубы и крючковаты от времени, и все же этот дедушка вызывал улыбку. Вызывал бы. В других обстоятельствах.
-Это против природы! Это не естественно! Это порочно! Несправедливо! - Я кричала на него, так и не находя сил встать с земли или пошевелить руками. Внутри клокотала ярость. Всеобъемлющая, безмерная и слишком человечная. Неподобающая друиду ярость.
- Девочка, - По отцовски тепло произносит Сезар, опускаясь на корточки подле остывшего тела и закрывая детские большие глаза пальцами, - Ты учишься у меня уже так много лет. Около тридцати восьми, если я веду счет времени верно. Разве ты не выучила урок?
Я закусила губу. Замечание наставника уязвляет.
“Жизнь несправедлива, но всегда правильна”.
-Скажи вслух. - Он прочел по моим глазам терзающие меня слова, - Повтори закон, девочка.
-...Жизнь несправедлива. - Шепотом отвечаю я, не узнавая собственный голос, шипящий и злой.
-Но?
-Но всегда правильна. - Возникает пауза, протест вспыхивает во мне с новой силой, - Но это не так!!! Твоя семья не должна была умирать! Все те люди не должны были лишиться детей! Они не должны были умереть так! Они должны были вырасти! Гетерия должна была понять, что происходит с Воландом!
-Мы понимали. - Неожиданно обрывает моё негодование старик, обходя тело и отстукивая своим посохом чудной ритм на сырой земле.
-Но… - Я смотрела испуганно и непонимающе, - Но…
-Почему мы допустили эти зверства? - Осведомляется Сезар, покуда земля втягивает тело, пожирает светлого мальчишку лет восьми на вид, - Потому что так велит закон. Всякая жизнь свята, неужели ты забыла об этом?
-Но он сгубил их столько! - От обиды я захлебнулась слезами, поглаживая сырую землю в месте, где мгновение назад лежало тело.
-И таково было его решение. Клио, мы не можем делать выбор за других. Никогда не могли. Не мне определять, успеет ли бабочка обрести пару. Не я решаю, вырастет из семян: яблоня, или чертополох. Но и то, и другое полезно. Любое развитие событий часть жизни, мы-друиды, тем и отличаемся, от других, что признаем их правильность не зависимо от того нравится нам происходящее, или нет. И равно как Воланд - мы сделали собственный выбор, девочка, не присоединившись к нему, но оказывая помощь тем, кто пострадал от его действий.
-Помощь? Десять лет, Сезар! А мы не остановили его! Не можем спасти детей! Жертв становится только больше, а природа… видел ли ты когда-то что-то столь жуткое? И вы даже не готовы его убить!
-А ты? Ты готова отнять жизнь своими руками, Клио? - Пытливый взгляд лучится приветливостью. Он уже знает ответ. Но всё же спрашивает. А я молчу. Пристыженно сжимаю окровавленными пальцами горсть земли и молчу.
-Если на то будет воля друидов разрушения, и жизни - Воланд умрет. Если на то будет воля нашей гетерии, и жизни - Воланд сумеет внять голосу разума. Ничто не бывает потеряно навсегда, девочка. Даже если отыщется в итоге не нами. А теперь идём.


Сейчас.
Непослушные пряди треплет ветер, маяк освещает окрестности волшебным огнем, у его подножья разбиваются волны, а плащ промок до нитки, а влажная кожа покрылась мурашками.
-Сезар, нужно переждать! - Сквозь завывание ветра я почти кричу, перехватывая руку наставника, что за эти года окончательно ссохся. Со стороны было впору дивиться тому, как он вообще ещё может передвигаться. Плечи его сутулы, спина уже не равна, а руки кажутся слабыми. Он хромает на правую ногу, опирается на старый посох, что уже не держит его ровно, сам разрушаясь от времени.
-Нет, надо идти. У нас есть шанс спасти этого ребенка…
-Это уже не ребенок. Он остановил взросление, но всё же тот прожил уже сорок лет… Сезар, нам не спасти его, мы даже не знаем, где искать.
-Но я скажу себе что сделал всё, что мог! - Упрямо повторил старик ту же причину, что произносил и час, и два, и три, и четыре назад. Я понимала его тревоги. Донесение из этих мест было ужасным, пугающим. Оно заставляло холодеть кровь. Воланд зашёл слишком далеко в своих изысканиях. Он вышел за границу жизни. Он стал мешать друидизм и некромантию. И что именно нам предстояло найти...мы не знали. Мы боялись. Но несмотря на страх бежали вперед, как мотыльки слетающиеся к костру и неизбежно умирающие, опаленные его жаром.
Я понимала Сезара. Я мечтала, что мы отыщим детей. Что спасем хотя бы одного. Но мы не спасли никого. Азгар уже жил своей жизнью вновь. Там резвились дети, но боялись лесов. Мир не замер. Продолжил ход, но отпечаток тех страшных событий жил в сердцах людей.
-Если мы не отдохнем, ты не сможешь сделать ничего. Мы уже на пределе.- Я удержала наставника, чья борода едва ли не заметала наших следов, - Переждем дождь на маяке. Только это. А затем мы продолжим путь.
Старик замолчал. За эти года он слишком устал. Слишком устал видя смерть, что была одна страшнее другой. Но если до сих пор он улыбался и был силен, то сейчас впервые Сезар был напуган. Он боялся, что теперь не сумеет сделать того, ради чего шел за Воландом столько десятилетий. Не сможет принести покой. И очистить природу. Некромантия была не подвластна нам. И плененную душу мы не могли освободить. А значит нарушен ход вещей. И смерть не заберет причитающееся ей, даже если мы справимся со скверной в её природе.
-Хорошо. Мы переждем дождь. - Говорит старик и снова находит силы на улыбку. Капли стекают в морщинках и по лицу, они выглядят, что слезы, хотя я со времен смерти его жены и дочери не видела слез на этом лице.
Кивнув коротко, я первой направилась к маяку, противясь ветру и бьющим по щекам каплям дождя. Лес за спиной выл и кричал, ломались его ветви, но все мы знали, что это временная, короткая отсрочка перед столкновением с тем, к чему мы не готовы.
Лоза соскользнула с руки, принимая форму ключа и отворяя дверь маяка. Та скрипнула, распахнулась от ветра, ударяясь о каменную стену. Капли загремели по полу, но мы наконец сумели укрыться, проходя вглубь, не без труда затворяя дверь вновь. Та болезненно скрипела, противясь ветру.
С одежд ручьем потекли капли.
-Что ж… Думаю у нас есть с час времени. - Каркающе оповестил старик, падая на лавку у стены, долго выдыхая.
-Да. Надо бы найти как тут зажечь свет… - Я скинула мокрый плащ, волосы кудрями подпрыгнули вверх, превращая меня в не стриженного барашка, а одежда липла к телу. -Думаю, тут где-то должна быть печь или вроде того.

Отредактировано Клио Ламбр (13-12-2019 21:32:59)

+2

3

[indent] На верхней открытой площадке маяка седой мужчина смотрит в темнеющие дали моря. Муть кромки воды сливается с тусклым горизонтом. Цвета и того и, другого неопределенно-сизые, болотисто-зелёные, угрожающе-серые.

Бальтазар не уверен, что вообще намеревается что-то разглядеть в этих далях, но абстрактный поиск привёл именно сюда. Капли дождя - это уже не капли, а струи. Абстрактный поиск - это изыскания неведомо чего, вдохновения для книги, объекта для описания. Струи воды как плети, разглядеть ничего нельзя, колдун симпатизирует таким буйствам природы, вроде колючих пощёчин метелей или этой бури, которая пытается сорвать и унести голову, перепутав её со шляпой.

Шляпу, кстати, унесла ещё прошлая. Досадно: шляпа была неплохой, а лето в целом жаркое, надо голову-то чем-то прикрывать.

Площадка прикрыта лишь сверху. Даже оттенки волшебного сияния за спиной писателя делаются грязноватыми, как и всё вокруг, как и всё прочее.

Изучая дикие местности еще пару лун назад, Бальтазар стал замечать необычное поведение жизни. Именно жизни, а не природы, даже не... Пространства.
Он воспринимает жизнь как ещё одну стихию. Возникшую по ошибке, хаотично. Но цепкую и захватническую, стихия-агрессор, бездумная сила, бессмысленная мощь, с которой нельзя не считаться, которая проникла даже внутрь самого некроманта.

Разум в паразитарной ловушке из бытовых потребностей. Из слабостей тела. Уже нельзя оставаться на верхней площадке, когда шторм приближается к своему пику. Уровнем ниже, где уже защищают каменные стены, стоны шторма всё ещё слышны так же отчетливо, и к ним прибавляются удары волн по стене. Бальтазар скрипит полом, лежит на голых досках, глядя в потолок из голых досок, с промокшей мантии сочатся капли вниз.


Во многих днях пути отсюда, в лесах, он увидел первые странности жизни. Корни деревьев, стебли трав - не такие, как обычно. С раннего детства занимавшийся травничеством, прежде чем углубиться в запретные тёмные искусства, он просто не может не заметить необычное в лесу. По мелочи, но систематично. Симметрия там, где её быть не должно. Тишина в тех моментах и местах, которые всегда звучат песнями - птиц ли, фей ли. А чем глубже в лес - тем чётче тревожное явление, даже кровь может закапать из сорванного чересчур толстого стебля.


[indent] Полуэльф в промокшей насквозь чёрной мантии спускается ниже, вернувшись с пола из голых досок на лестницу из голых досок. Он давно понял, что в маяке укрывается от бури кто-то ещё, но просто не придал этому значения. Не о том вовсе мыслил. Степенный и задумчивый, словно не замечающий ни состояния своих одежд и волос, ни группы незнакомцев.

Жизнь, бездумная стихийная сила, обретает свой собственный разум - вот что кружится в седой голове сейчас. Каким бы жутким и враждебным ни казалось то, что он прозвал про себя, не найдя подходящего  слова, Явлением, Бальтазар ощутил потребность подобраться к его центру, познать.

Но спустившись на один уровень с пожилым мужчиной и молодой женщиной, игнорировать их уже и опасно, и, что важнее, невежливо. Бальтазар приподнимает руки в приветствии, демонстрируя свою безоружность и дружелюбие.

- Мы с вами в одной маленькой неприятности, уважаемые, не желаете ли скрасить ожидание беседой с писателем и магом? Меня зовут Бальтазар, я здесь такой же незваный гость, как и вы, хоть и не впервые.

Третий раз уже он пытается увидеть с вершины этого маяка что-то важное. Есть и печка, и прикрытая ниша, где отшельник прячет средства для разведения огня и заваривания чая. Чем он незамедлительно и пользуется, снизойдя с высот своих дум и начав чувствовать обычный земной холод. Огниво простецкое, он не может вызывать пламя магией, хоть и может делать ею очень многое другое.

Вещи спрятаны за плотный металлический заслон не от воров, а от влажности, которой тут в воздухе случается больше, чем собственно воздуха. Ещё в одной выемке, ниже, совсем немного также прикрытых дров.

- Позволите поделиться с вами травяным отваром?

Бальтазар возится с котелком, тесное пространство наполняется запахом чабреца. Колдун приходил было к выводу, что море - источник, что центр Явления под водой, поэтому уже трижды приходил всматриваться в волны, а потом в горизонт, и начал уже думать, что ошибся.

+2

4

Хорошему магу ведомо многое, а друиду многократно больше, но видение то под час не магического толку. Сезар был хорошим друидом. Он всегда безошибочно видел чужие сердца, заботливо стряхивая с них пыль своими сухонькими старческими ручками. Можно подумать, что ещё молодым и зеленым он нянчил каждого тогда ещё ребенка, а теперь смотрит на них выросших, понимает, что они набивают шишки, но все же допускает это, принимая выбор и право на опыт. В отличие от него я мало ещё знала о других школах и сталкивалась с ними редко, зачастую вынужденно, приравнивая школу к характеру.
Такая глупая юношеская черта. Смерть - плохо и больно. Некроманты - плохие и хладнокровные. Порчи - вредоносно и зло. Темные маги… в общем, логика была проста как половинки яблока. И совершенно не поощрялась наставником.
Сезар поднял голову, мокрые седые волосы роняли капли на пол лениво и неспешно. Лучики морщин в глазах заставляли старческое лицо светиться добротой.
- Смерть за твоим плечом, маг, я вижу её. Не иначе обоих нас она привела сюда. - Сезар произносит слова каркающим севшим голосом. Но даже при этом они звучат спокойно и мягко. Старик понимает. Старик убежден, что не бывает случайных встреч, - Меня зовут Сезар. Рад нашему своевременному знакомству.
Привычный оборот. Я слышала его столько раз. И столько же раз повторяла его значение.

Всё всегда происходит ко времени, вовремя. Всегда правильно. Но не страшное ли это знамение, встретить кого-то, идущего со смертью перед таким делом? Значит ли это, что мы вновь не сможем помочь?
-Эта юная девочка моя ученица, - Выводит из раздумий наставник, заставляя встрепенуться и коротко кивнуть.
-Я Клио, р-рада знакомству, - Куда менее искренне ответила я, неловко теребя рукав сарафана. Я чувствовала, все ещё чувствовала что-то не то. Холод. Не от мокрого насквозь платья, а он человека перед нами. Он отзывался во мне настороженностью, пробуждал желание спрятаться, уменьшиться до крошечных размеров, но значило это желание только одно - мужчина был обратен моей природе.
Нимфы чувствуют отпечатки темной магии острее других. И хотя сейчас это было просто ощущение напряжение, я ещё помнила начало обучения у Сезара, когда буквально начинала рыдать или испытывала физический дискомфорт находясь рядом с представителями темной стороны. Всё меняется. Все растут.
Однако могла ли я быть полностью не предвзятой?
- Позволите поделиться с вами травяным отваром? - Услужливо спрашивает человек. Сезар каркающе смеется, доставая понюшку с мелкими листочками табака.
-Позволим, и благодарны будем, юноша, - Говорит он. Наставник всегда обращается так. “Юноша”, “девушка”, “девочка” или “мальчик”. Не потому, что перед ним действительно молодой человек, а потому, что сам стар “как мир”.
-А вы просыпайтесь, пора гореть… - Шепчет он листикам, рассеивая их над полом. Те вспыхивали на лету. Светочи - маленькие огненные помощники зажигаются мгновенно, становясь на маленькие огненные ножки. У них нет глаз, носов или рта, но отчего-то всегда точно знаешь, когда они смотрят на тебя и понимаешь, когда они говорят. Светочи заскакали по маяку вглубь, вбегая на стены и окутывая факелы, зажигая свет, наполняя помещение теплом. Свет весело отражался на темных стенах, а при взгляде на пламя то и дело казалось, что светочи танцуют на выбранных местах.
-Спаси-и-ибо, детки, - По доброму произносит Сезар, убирая понюшку. Он находил это смешной шуткой - давать духам огня жить в табаке. И возможно ему нравится горький аромат, что на миг заполняет комнату. - Теперь можно и по отвару. Расскажешь старику, что именно здесь ищешь?

+2

5

- Верно, смерть. И верно, за плечом, - соглашается тёмный маг, преодолевая последнюю ступеньку. В его размеренных кивках - и понимание, что встретился с весьма непростой компанией, и благодарность судьбе за это, и почтение к сединам старшего.

-  Но я представил вам лишь себя, а не эту свою спутницу, потому что она этого не любит. И намного больше этого не любят другие. Думаю, вы меня понимаете, и вижу, что вы не из этих.

Некоторые даже реагировали агрессивно, узнавая, что бездонная смерть смотрит на них из-за плеча Бальтазара. Приходили в ужас или ярость, чуя беспросветные провалы её глазниц над лицом странствующего мага.

- Кстати, с нею всегда можно посоветоваться, и хоть она каждый раз отвечает одно и то же - её совет не бывает лишним, - совсем уже обыденным, шутливым тоном увенчать мысль, замечая волнение Клио, вкладывая в её руки самый первый стакан с отваром. - Конечно, я тоже рад. И уж конечно, привела меня сюда не старая знакомая. Меня привела сюда, наоборот, жизнь... не как она есть, а как её быть не должно.

Волшебство Сезара похоже на пожар в первый миг своего огнистого проявления. Во второй миг сушит одежду, а в третий остаётся лишь благостным ароматом и ничем более, захотелось закурить, но запасы смесей кончились. Собирать для курения травы, затронутые порчей, показалось тогда не лучшей идеей, а теперь Бальтазар корит себя за нерешительность: возможно, как раз это и помогло бы понять явление получше. Конечно, он на этом же самом побережье уже ел каких-то малознакомых моллюсков, но еде и не положено вызывать ни откровений, ни видений, в отличие от дыма и напитков.

Старец кажется более расположенным к беседе, чем девушка, поэтому дальнейшие объяснения некромант адресует ему, остановившись напротив него и протягивая один из оставшихся двух стаканов:

- Я хочу найти центр того, в чём.... - трудно подбирать слова, особенно на трезвую голову, - того, что исказило суть жизни в этих краях. Источник. Только что вот понял, что он не под водой, и для этого пришлось здорово намокнуть, - Бальтазар усмехнулся, первым отпил горячего варева, от которого стало даже жарковато, несмотря на то, что помещение вовсе не из тёплых. - Надеюсь, мне не придётся извозиться в тине, чтоб узнать, что он не на дне болота. Вы столь проницательны в вопросах, что касаются смерти, - припоминает он Сезару начало разговора, - как знать, может, и покажете мне дальнейшее направление поиска, если в жизни разбираетесь настолько же хорошо? Или, может, ваша очаровательная спутница?..

+1

6

- Верно, смерть. И верно, за плечом, - Мужчина не скрывает, не пытается лукавить, да и есть ли смысл врать перед лицом того, кто сам давно уже ходит со смертью под руку? Она целовала его морщины, украшала голову серебром седины. Они знакомы слишком хорошо для условностей.
-  Но я представил вам лишь себя, а не эту свою спутницу, потому что она этого не любит. И намного больше этого не любят другие. Думаю, вы меня понимаете, и вижу, что вы не из этих.
Каркающий старческий смех разносится по комнате. Сезару бы давно отойти к духам, да только раз за разом они говорят ему “не сегодня”. Быть может такого влияния его хранителя, что занял тело ворона, но и тот был уже не черен, а сед. Он не сидел на плече у друида - к чему бы? Он летал, смотрел, знал. Таково предназначение духа мудреца. Старого, как этот мир.
- Мы хорошо знакомы с твоей спутницей. Чуть дольше, и ты ощутишь, что мы распили с ней дружескую чашу. - Со знанием говорит старик. Его глаза смеются, а лицо выражает покой. Я понимаю. Старец говорит о том времени, когда седины ещё не украшали его головы. Когда он был женат, когда он был отцом. И когда она посетила его дом, унеся и то, и другое. В тот день он пил с убийцами собственной жены и дочери. В тот день он исцелил их, и те ушли. А Смерть осталась с ним. Они долго прощались. И тогда же он поседел. Как в страшных детских сказках - за один день.
- Жизнь, какой быть не должна. - Уста мои вторят сказанному, почему-то эти слова кажутся достаточными, чтобы увидеть в пугающе темном мужчине союзника. Пусть в этот раз, но он может послужить жизни, а не той неразборчивой старухе, что приходит когда и за кем пожелает. Конечно наставник стремился привить мне уважение к Смерти не меньшее, чем к жизни. Но увы, пока я ещё не могла принять всё таким. Не могла принять эту несправедливость.
- Может так случиться, - скрипучим голосом начинает старик, - Что мы и правда в силах помочь друг другу, юноша. Я, и эта девочка друиды. Нас так же привело сюда нарушенное равновесие.
Старик опирается на посох, поднимается неспешно, подходя ближе к зажженному огню. Я подхожу к наставнику, заботливо снимая промокшую верхнюю одежду, после доставая из сумки теплый платок, накидывая на удивительно крепкие, и всё же дряхлеющие плечи.
- Мы пришли сюда следом за друидом, что, - я нервно закусывая губу, воспоминания о недавней смерти поднимают приступ тошноты, - нарушил наши обеты. Он...стал осквернять жизнь, сплетая смерть. жизнь и мир духов в единое болезненное уродство, что обречено на страдание. Слитое из частей настолько разных и противоположных, что каждая из них продолжая жить за счет другой, желая вырваться к смерти, оно страдает и мучает других, ведомое желание заглушить свои страдания. Мы способны уничтожить это… но не способны упокоить те лоскуты, что были сшиты. Смерть не забирает их, они обречены мучиться в переходя на план к духам.
Старик кивает на каждое мое слово. Тоска оттеняет его лицо по мере сказанного. И всё же он и это способен признать правильным, тогда как всё моё существо желает порвать этого ублюдка на лоскуты. Скормить его тем же духам, что он мучит, отдать родителям тех детей, что он извратил и не дал вырасти.
- Быть может, юноша, твоя подруга заберет свое наконец, коли ты ей поможешь. Хотя бы на сей раз.

+1

7

«Чуть дольше, и ты ощутишь, что мы распили с ней дружескую чашу», — чем-то это похоже на угрозу, в другой обстановке отдавало бы насмешкой, а сейчас и здесь выглядит больше как желание продолжить знакомство.

— И ощутить можно, и взглянуть, но с этим не спешу.

Бальтазару, в отличие от многих его коллег, попытки разглядеть кого-нибудь насквозь покажут только развесёлый череп, скрытый под каждым угрюмым лицом, это способно разве что приподнять настроение, а не проинформировать о важном. Чтобы видеть больше — надо открывать другие глаза, и это приманивает тех, кто приносит с собой холод. А у Клио и Сезара и без того только один тёплый платок на двоих.

 — Страдания, говорите. Я их не одобряю, во всяком случае — причинённые из корысти или вообще без причины.

В частности, там, где убить — более результативно, чем помучить.

— Но признаюсь сразу, чтобы не стать для вас неприятным удивлением. Этот маг, к которому вы пришли — он, насколько я понял, занимается своим делом ради познания, и такая мотивация не вызывает у меня протеста. Даже если его методы осудят другие, и даже если их осудит большинство. Как бы ни собирались вы с ним поступить — не стану ни мешать, ни помогать. Но встретиться с ним не откажусь, чтобы перекинуться несколькими словами.

Чтобы сберечь открытия этого друида и не дать им провалиться в забвение, если итогом встречи станет его смерть или отречение от дальнейших изысканий. Совсем не обязательно Бальтазар продолжит его дело, и уж тем более вряд ли передаст другим. Но терять знание, которое уже обретено — означает сделать бессмысленной жертву всех, кто уже пострадал. И, что важнее, запереть проход к другим секретам, которые могли бы стать известными на основе этих.

Себя полуэльф считает подходящим хранителем для таких знаний. Как тут не считать: ведь парочка леденящих душу тайн мироздания уже ждёт своего часа в его зашифрованных записках, и ни одна из них собутыльникам не выболтана.

[indent] У того, кто провожает живых через владения мёртвых, тоже есть свои обеты. Такие же безмолвные, как воды забвения, которые он пересекает раз за разом. Такие же неумолимые, как стылый взгляд из пустых глазниц.

В любую другую реку нельзя войти дважды, а спустив свою лодку на мёртвую воду — нельзя брать попутчиков только с одного берега. На другом тебя уже запомнили и не преминут обратиться. Чувство, тянущее Бальтазара столь настойчиво исследовать чудеса этой местности, оставалось для него непонятным, но он и не претендовал на то, чтоб разбираться в чувствах.

Однако теперь, когда известно, что над местностью потрудилась не случайность, а разумная мысль — объяснимой стала и собственная тяга разобраться. Души могут запомнить проводника и обратиться к нему, призвать, подтолкнуть, они умеют делать это по-разному. Через сны, чувства, совпадения, через чужие слова или просто взять и заговорить напрямую. Бальтазар не поможет пресечь эксперименты, что уж там. Однако там, где нужно упокоить души, некромант на своём месте.

— Вы снова правы, называя нашу встречу своевременной: прибрать такие последствия — мой долг, наведаемся вместе к вашему бывшему единомышленнику.

Шум поутих; за приоткрытой дверью встречает радуга, бросается в глаза.

Отредактировано Бальтазар (24-06-2020 09:49:19)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Извращенные.