http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Кровь, терн и благие намерения


Кровь, терн и благие намерения

Сообщений 51 страница 70 из 70

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png
http://sg.uploads.ru/qC1Z0.gifhttp://s5.uploads.ru/TzXwa.gif

West and South

Участники: Кристофер Холл, Церера Аматониди
Время: осень 10606
Место: Грес
Сюжет: Церера в поисках своих сестер прибывает в герцогство Гресское, где прибегает к помощи Ткачей. Кристофер Холл отзывается на просьбу Фальки разобраться в этом южном семейном деле и попадает в круговорот странных событий: малолетние куртизанки, сбежавшие невесты, внезапный разгром особняка виконтов Море. С каждой новой зацепкой разобраться в исчезновении двух юных девиц становится все труднее, и чем абсурднее версии- тем проще в них поверить.

Отредактировано Церера Аматониди (09-11-2019 20:40:02)

+2

51

Ей не часто удавалось повстречать женщин того же сорта, что и Афина Шаньендез. Властные, безжалостные, хищные, они полагали, что обладают правом вершить судьбы других в угоду собственной выгоде. Что они действуют во благо какой-то высшей цели. Бабка Цереры прикрывалась "благом семьи"; чем скрывала собственные мотивы мадонна Юспе было непонятно, и на первый взгляд, дело, что совсем не касалось приглашенную на прием южанку, могло очень много рассказать об этой женщине. И о том, как с ней надо себя вести.
Филигранная работа: дать понять, что ты вовсе не привычная светская добыча, не изменяя выбранной на сегодня роли. Церера поднялась вслед за Крисом так, словно ей это ничего не стоило, но дружелюбнейшую улыбку на себя не напустила, лишь едва ее обозначила. И украдкой, которая, однако, должна была попасть на глаза всем заинтересованным, посмотрела на Холла.
- Мадонна Юспе, большая честь,- Аматониди, как и до этого, проигнорировала протянутые к ней руки и  подняла ладонь в знак приветствия, не намеренная делать кому-либо исключения,-  Мы все счастливы тем, что происшествие в особняке Море разрешилось благополучно. Это был шок для всех,- старательно она ускользает от подводных камней и скрытых вопросов, потому что они ей не интересны, а у такой женщины, как Катарина Юспе, наверняка целый штат собственных осведомителей, за который выполнять работу  у нее нет никакого желания,- Прошу вас, не стоит беспокойства: у Аматониди очень много дочерей, некоторые из них уже принесли сыновей. К тому же, мы никогда ничего не теряем, а лишь временно упускаем из виду. Никто не совершенен, мадонна. Но с каждым разом, вырастая мы крепнем и учимся наперед. Впрочем, вы правы: слух тревожный. И любопытный.
Она прищурила подведенные глаза, едва заметно склоняя голову на бок. Хищная болотная цапля  вовсю гипнотизировала ее, выуживая все доступные сведения для того, чтобы использовать их себе на пользу. Даже речи не шло о том, чтобы хоть как-то уронить имя южной династии, скорее оказать давление и получить необходимые привилегии. Умная, старая крыса, которой никогда не сидится на месте спокойно. Цера ее не осуждала и даже была готова поддаться, если, конечно, Катарина сама способна быть полезной, а не только лишь демонстрировать бриллианты и шикарные блюда, половина из которых завтра пойдет на помойку.
Она подалась чуть назад, над самым плечом ощущая присутствие Кристофера и ей это было в утешение. Она не могла к нему прижаться в открытую, но его рука на плече ей бы помогла.

+1

52

Понятное дело, что я прекрасно понял какую"иную" леди Катарина имела ввиду. Гресс никогда не умел хранить тайны. Я даже удивлялся иногда как здесь могли существовать Ткачи и развивать довольно бурную деятельность просто под носом Герцога. Очевидно, в рядах Гильдии к слову "секрет" было совершенно иное отношение и там его понимали как положено,а не как "сплетню, что всенепременно необходимо разнести по всем околицам". Я провел лишь одну ночь в таверне вместе с Луа'тлар, но через неделю об этом знали уже практически все, присовокупляя к рассказу новые и новые "подробности". Рассказывать о том, что я просто спасал мальчишку, что похитили и в этом мне помогла илитиири я не стал. Пускай думают что пожелают. В конце концов это лишь моя жизнь. К тому же, что еще обсудить в поведении профессора Академии, если он практически не появляется на подобных раутах, проводит свободное время в стенах Школы и еще ни с кем замечен не был. Ну, кроме дроу, конечно.
Я язвительно усмехнулся, отпуская сухую ладонь Юспе, и с огромным удовольствием наблюдал как меняется лицо Катарины, что выслушивает весьма достойный ответ Цереры. От меня не укрылось и то как южанка взглянула на меня. Явно зная, что это точно заметят остальные. Поэтому позволил себе приобнять Церу за плечи, защищая от лишних взглядов и теперь точно давая понять, что мы вовсе не просто так пришли вместе.
- Меня всегда удивляла Ваша осведомленнось, баронесса. Думаю, Герцогу стоило бы направить свою службу донесений к Вашей на учение. Это был бы полезный опыт.
Катарина Юспе довольно улыбнулась мне в ответ, точно подмечая ничем не прикрытый сарказм в моих словах:
- Всегда ценила в мужчинах ум, Кристофер. Нужно бы отправить к Вам на пару уроков одного нашего общего знакомого. Боюсь только, что это ему уже не поможет. Нам стоит собраться вместе в более спокойной обстановке. Что скажете о том чтоб уединиться в моем кабинете? Я люблю умные разговоры с умными людьми, а в последнее время это большая редкость, профессор. А Аркан отказывается от моих приглашений, ссылаясь на занятость. Естественно, после последних событий он будет занят. Удивляет то, что занят именно он, а вовсе не тот, кому положено. Примете предложение? - Юспе выжидательно уставилась на нас и я заметил в глубине ее глаз легкую обеспокоенность. Вокруг нас пронесся смешок, а барон густо покраснел, прячась за объемным бюстом мадам Роуди - жены весьма влиятельного купца и, как поговаривали, любовницы самого Юспе. Все пекрасно понимали о каком знакомом шла речь.
Я сжал плечо Аматониди, раздумывая.

+1

53

И в Эмильконе существовали свои демоны. И в Эмильконе знать порой устраивала ночи, когда порок правил, лил вино точно бальзам и до утра люди забывали, кто они есть. Разница была в масштабе и почему то Церере сейчас все эти подвыпившие обжимания и ужимки казались мелочной мерзкой глупостью. Запад был неплох сам по себе, если, конечно, исключить топорность архитектуры, но люди на западе отвращали ее все больше и больше. И в этом ключе она начал понимать мадонну Юспе, которой, пусть и для ее нахального и дерзкого характера, но острого ума, было здесь душно. Мелко. Мутно. Хорошее воспитание и хорошие привычки имеют и обратную сторону: начинаешь ждать их от окружающих.
Поскольку играть требовалось до самого конца, она восприняла прикосновение Криса как должное. Они вели себя так, словно не познакомились всего лишь несколько дней назад, а знакомы давно и близко, создавая новейшую богатую почву для слухов и предположений, добавляя профессору как очков в его пользу, так и против, заставляя ему завидовать или презирать, у каждого в этом зале, кто хоть сколько-то участвовал в игре, были свои причины и резоны.Церера для них была лишь новой переменной, яркой, сильной, но- переменной, которая уйдет с доску на Юг, как только в ней отпадет необходимость. На виду, для всех, Игроком был Крис, а вовсе не она. Впрочем, не верно было бы так говорить, возводя в абсолют: не для всех, лишь для тех, кто был не в курсе реального положения вещей или в курсе лишь наполовину. Но его поддержка ей была очень кстати. И не выходя за рамки приличий или лишь затрагивая их самым краем подола, можно было общаться так, чтобы каждый завзятый повеса и отчаянный герой-любовник удавился от зависти.
Впрочем, сейчас об этом речь не шла.
- Ум дает человеку почти неограниченную власть. Правда, только в том случае, если к уму прилагается сообразительность его применения,- непонятно, было ли это прямым уколом или намеком на будущее,- Предложение в самом деле очень интересное, мадонна Юспе. Было бы крайне неосмотрительно отказаться от широкого жеста хозяйки дома...
Цера перевела взгляд за спину Катарины, там, где словно по прихоти колдовства, вырос виконт Море. Ее зять. Мужчина привлек к себе внимание, поклонился, поцеловал руку Катарины, но сделал все эти формальные светские ритуалы с таким непроницаемым выражением лица, будто эта женщина была для него пустым местом. Он одарил цепким взглядом сначала Цереру, затем- Криса, и вновь вернулся к свояченице.
- Профессор Холл, баронесса,- его учтивость отдавала скрежетом железа и Церера впервые в жизни подумала. чем руководствовался отец выдавая Асоланж за подобного сухаря. Деньгами? Он едва ли не нищий в сравнении с ними. Связями? Может быть, но... Сиюминутный маневр? Только в очень большой игре Эттон пожертвовал бы одним из своих сокровищ, а таковой, насколько она знала, не случилось,- Позвольте мне украсть дону Аматониди ненадолго? Семейные дела,- и в этом словосочетании, сказанном его устами, была какая-то обреченность.
- ...Но, вернемся к нему чуть позже,- Церера гипнотизировала так некстати появившегося родственника глазами,- Я на минуту. С вашего позволения.
Цера вложила ладонь в предложенную руку Море, нарочито медленно расставаясь с такой надежной опорой в виде Криса, обмела ноги присутствующих подолом и позволила себя увлечь, напрягаясь, ожидая подлого маневра. Море отвел ее к столу с напитками и закусками, жестом отослав услужливого лакея и принялся выписывать на костяшках ее пальцев круги. Цера заломила бровь, искренне стараясь сыграть непонимание и интерес, не столько для него- зять прекрасно знал, какая она на самом деле, сколько для окружающих.
- До нас дошли слухи..
-Только слухи?,- южанка заломила бровь еще сильнее,- Как интересно, что в этом городе в последние дни до всех доходят слухи обо мне кроме меня самой.
- Своим змеиным языком вы делаете себе только хуже,- на костяшки больно надавили,- Мы просили вас вернуться домой и оставить нас! Разве наша просьба была так непонятна? По вашей милости мой дом атаковали, ваше имя обгладывают, как мозговую кость, и связывают с нами! То у вас дела с Академией,  то вы рыщете по городу, теперь покушение! Не смотрите на меня так, вы не заткнете рот всем слугам и всем людям на улице, даже с вашими деньгами!
- Так мы говорим о репутации, о безопасности или о деньгах, дорогой зять? Что из вышеперечисленного вас волнует больше всего?,- Аматониди даже не моргнула, для нее эта боль была пустяком. И так некстати пришла мысль о том, что за два дня ее ни разу не мучили приступы и стало быть, надежды теперь еще меньше.
- Вы прибыли, чтобы меня шантажировать? Что вам надо?!
Ей потребовалось все свое самообладание, чтобы изумление не отразилось на ее лице, а лишь недоверчивая ирония. Шантаж? Виконта? Да с чего бы?!
...Они терпеть друг друга не могли, но Цере, кроме дел семьи и своих собственных, интереса не было. У нее было чем, и мелкие грязные секреты зятя были и впрямь неприглядны, при правильном приложении, могли уничтожить всю его репутацию. Но- зачем? Зачем??? Прикладывать усилия, чтобы безразличный и бесполезный для тебя человек нырнул рылом в грязь? Это слишком хлопотно. Что думал виконт? И чего боялся?...

- Право слово, вы не перестаете меня удивлять. Сначала какое-то мнимое покушение, теперь вот- шантаж. Что у вас там такого происходит, что вы бегаете, словно вас скипидаром ошпарили?
- Мнимое, значит?!
Виконт схватил ее за предплечье и сжал так, что ей захотелось заорать. Боль острым раскаленным штырем прожгла от сердца в кончики пальцев тело мгновенно потеряло ощущение тяжести. Женщина вздрогнула, медленно прикрыв и открыв глаза, переводя взгляд на терзающую ее руку и только это не позволило ей выдать себя. Само выражение ее лица обещало самые страшные муки за подобную наглость. наверное, именно это возвращение к своему привычному, надменному состоянию, и остудили пыл горе-дознавателя и зять ее отпустил. Это вызвало новый приступ боли, но зато, даже не потребовалось просить его убраться с глаз долой: родственник уже и сам понял, что ему тут не рады.
- Где ваша жена?,- выдавила из себя южанка, чтобы перевести тему.
- Дома. Боится оставлять сына одного. И не горит желанием с вами встречаться.
- Похвальная предосторожность.
Аматониди подобрала подол и отвернулась от зятя, потеряв к нему всяческий интерес.

+1

54

Появление виконта стало, верно, неожиданностью не только для меня, но и для баронессы. Катарина недовольно нахмурилась, провожая Море долгим взглядом. Я нехотя отпустил Цереру, отвечая на промелькнувшие в глазах барона недоумение и неприязнь, легкой усмешкой с явным сарказмом.
- Павлин, который вечно забывает, что под хвостом у него обычная куриная гузка. С такими родственниками и враги не нужны. - Катарина поправила подвесок на лифе и вновь обратилась ко мне, улыбаясь. - На голову упало да только не обрадовало, а пришибло. баронесса Юспе подмигнула мне и продолжила. - Жду вас в кабинете. Арно проводит.
Я проводил Катарину задумчивым взглядом, понимая, что прямая спина теперь уже не только правильная осанка, но и попытка сдержать боль в суставах. О том, что Юспе давно мается с этой возрастной болезнью говорили все кому не лень. Баронессу навещали лекари. Довольно успешно помогая в снятии боли, но полностью излечить не могли. Точнее, сама Катарина не хотела. Почему - это было странностью самой женщины.
Я наблюдал за Море и Церой, подавляя в себе желание подойти поближе. Это было бы прямым нарушением этикета. Внезапно видимость мне полностью перекрыли чьи-то формы. Я перевел взгляд на лицо и узнал леди Лианну - жену начальника порта. У Линн было два раздражающих фактора и два больших преимущества. Вторыми она сейчас потрясала передо мной так, что я невольно потерялся где-то в глубине декольте, а первые два вступали в бой. Высокое сопрано Лианны могло заложить уши любому собеседнику, а скорость потока информации утопить. Женщина хмыкнула, колыхнув богатством просто перед моим носом, схватила меня за руку и принялась, поднимая голос до ультрачастот, рассказывать мне о том как наняла двух учеников Академии для оборудования фонтана на своем дворе, а эти паршивцы, по выражению Линн, просто вырыли яму и теперь два дня не кажут и носа. Мои слабые попытки объяснить, что эти двое двое не в моей "юрисдикции" успеха не возымели. Наконец, сдав леди в руки ее мужа, я смог с облегчением вздохнуть. Сейчас бы узнать и о суднах на причалах и в доках, но Лианна не давала и слова вставить. Махнув рукой на это гиблое дело, я вернулся к диванчику. И вовремя - возвращалась Церера. Немедленно нарисовался и Арно, приглашая проследовать за ним. Я подхватил южанку под локоть, позволяя себе такую вольность, и повел к кабинету Катарины.

Кабинет баронессы был полной противоположностью ее дому. Здесь не было вычурности и позолоты. Ничего не "кричало" о богатстве. Простая плетеная из лозы мебель, мягкие подушки в креслах, светлый стол из ореха, много книг в шкафах. Большие окна сейчас были завешены тяжелыми портьерами, но днем точно давали много света. Слуги зажгли несколько свечей в канделябрах, что стояли по обе стороны от стола. Таким образом в пятне света оказалась лишь пара кресел и сам стол. Юспе сидела в одном из кресел, кутаясь в теплую шаль. Бархатка и украшения были сложены на край стола в большой шкатулке обитой зеленым же бархатом. Катарина уже не играла роль язвительной хозяйки положения - я видел немолодую уже женщину. Еще полную сил, умную и знающую цену себе и иным. Юспе жестом предложила нам присаживаться, позволила слуге разлить по бокалам вино и велела им выйти. Оставшись с нами наедине, Катарина вновь прошлась по нас цепким взглядом, словно видела впервые, и лишь потом, отпив вина спросила:
- Ваш приезд, мадонна Церера, вызвал кучу кривотолков. После дрянная история с виконтом и поговаривают, что на Вас покушались. Поговаривают, что успешно, но я вижу Вас живой. Насколько здоровой, правда, не скажу... Да и не мое это дело. Так что же именно держит Вас в Грессе? Только не говорите, что профессор Холл. Жених он, конечно, завидный - сейчас наши дамы кусают локти и обсасывают Ваши кости, но я точно знаю, что Ваше с ним знакомство насчитывает несколько дней. Мое любопытство отнюдь не праздно. Я предлагаю посильную помощь.

+1

55

Вопреки ожиданиям, прием оказался вовсе не бесполезен, но теперь все ее мысли занимали несколько далекие от насущной проблемы вещи. В основном, о дорогом зяте и странном флёре, витавшем в особняке Море. Пока девица-найденыш была в бредовом забытье в лазарете Академии, у них было некое время, чтобы собраться с мыслями и продумать дальнейший план действий, однако, радость от находки для нее была отравлена: Церера наперед подозревала еще тысячу вещей и ожидала худшего.
Логово старой, но все еще опасной кобры шло вразрез с тем, что было явлено гостям, стало быть, это было нечто личное. Интерес госпожи Юспе не пугал Аматониди, хотя многие на ее месте насторожились бы. Люди почему то очень возмущались, когда узнавали, что от них что-то хотят, совершенно забывая, что и сами были бы не прочь получить кусок побольше.
- Вы совершенно правы, мадонна: знакомство с профессором было неожиданностью, для нас обоих,- она обходит свободное кресло, шурша юбками и присаживаясь,устраивая локти на подлокотниках, а пальцы цепляя в замок,- Ваше участие лестно, однако, прозорливость сегодня изменяет мне, местное вино дает в голову: что взамен? Простите мне мою прямоту, что вы желаете от меня, мадонна?
Они обе прекрасно знаю правила игры, старые и новые. Ничто не берется из ниоткуда- первый закон энергий, ничто не уходит в никуда- второй, там, где ты взял- отдай - третий. Люди возвели простые истины в хитросплетения собственной алчности и выгоды, но если смести всю лощеную шелуху, они не поменялись.
Аматониди решали семейные дела только в семье и в крайнем случае- наемными силами, не заинтересованными сторонами. Юспе не была надежна в ее глазах, как и все в Грессе, вопрос с похищением сестер все еще оставался слишком неясным, чтобы выдавать какую-то точную информацию. да и Цера никак не могла отвязаться от зудящего желания разобраться с родичами. Асоль ее сестра, своих южане защищали всегда и всеми силами, но дела на Западе лучше решать местными силами. Такими, которые знают все здешние увертки и секреты.
И решение, которое она приняла, не было логичным для сторонних наблюдателей ни на первый, ни на второй взгляд.
-К слову, о завидных женихах, мадонна: моя семья обеспокоена состоянием дел Море. К несчастью, удержать сор в пределах одного дома не удалось, причиной чему и стали нелепые, но не безобидные слухи, о которых вы говорите. Как сестра, я могу лишь проявить участие, как поверенный- не имею доступа к делам другой семьи, увы. До нас дошли сведения, что виконт нещадно промотал все приданое жены, но на что? Ни достатка, ни откровенных трат за ним не замечено, карточные долги мы проверили, а публичные дома не сожрут столько денег в такой срок, особенно при темпераменте виконта,- это было настолько возмутительно, что Церере захотелось промыть рот с мылом, но выдавая одни опасения за другие, она надежно хоронила свои истинные дела,- У меня есть опасения, что налет на особняк как то связан с самим виконтом и быть может, с его знакомствами. За мной пристально следят и понять что-либо в этой сумятице без  магических окуляров целая проблема. Дело деликатное, мадонна. Поэтому , мне интересно, чем вам могу быть полезна я?

0

56

†j¤Я невольно подался вперед, желая оградить Цереру от лишних вопросов и, возможно, от неудобных ответов. Но прежде чем я успел раскрыть рот, Юспе мило, но крайне ядовито улыбнулась мне, качая головой. Я прекрасно понял, что сейчас мне не стоит вмешиваться. Две женщины стоили друг друга и вполне моли разобраться и без меня. Я покрутил в пальцах ножку бокала, откидываясь на спинку кресла и решив просто понаблюдать.
Катарина повернулась к Цере и понятливо кивнула, вновь улыбаясь:
- О Вашем зяте, мадонна Аматониди, не говорит разве что немой. Среди высшего общества он с некоторых пор не пользуется уважением... Ваше беспокойство понятно. И я знаю в чем причина. Барон плохо разбирается в торговом деле. И еще хуже в тех, с кем нужно это дело вести. Я предлагала ему когда-то сотрудничество, но Море больше человек Герцога нежели сторонник моей политики. А зря. Я не склонна завязывать деловую сторону вопроса с политическими предпочтениями. Отдельно пчелы, отдельно мед.
Поэтому, я решила обратиться к иной Аматониди. К той, что действительно не станет прятаться за чужую спину. Мне тесновато в Грессе, тесновато в Кримеллине... Вот хотелось бы большей свободы действий.
Кристофер не даст соврать. О том, что я торгую живым товаром уже ходят легенды. Но, это не совсем то, о чем все думают. Я нахожу для разных людей, преимущественно богатых, разумеется, спутников жизни. Поверьте мне, это намного выгодней тканей, пряностей и прочего. Хотя, я торгую и этим. Если Вы согласитесь взять с собой пару моих людей и позволите им свободно действовать, то моя благодарность будет соизмерима Вашей помощи.
Думаю, это полноценный обмен.
Итак, что я могу для Вас сделать? Торопить не стану. Все хорошие решения нужно обдумать.

В дверь настойчиво постучали. После разрешения Юспе в комнату как-то боком - видимо, в этом доме не принято было прерывать хозяйку во время приема - втиснулась полненькая служанка в опрятной белоснежной форме:
- Господина профессора и госпожу Аматониди срочно просят вернуться в Академию. - книксен и служаночка словно испарилась из кабинета.
Я поднялся, кланяясь Катарине, извинился за то, что вынужден покинуть ее гостеприимный дом и кивнул Церере. Конечно, мы могли задержаться еще на несколько минут, чтоб дать Церере что-то ответить Юспе. А после уже я легко открою портал к Школе.

+1

57

Это не было откровением как гром среди ясного неба. То, что Море слаб как стратег и делец, Эттон знал еще до того, как выдал свою дочь за него замуж. Но у виконта был титул и некоторые необходимые ему на западе связи, и оттого именно на нем остановил свой выбор патрон Аматониди, ища подходящую партию для Асоланж. Лучшее решение для своего времени -так можно было охарактеризовать этот союз. Тогда они были на порядок менее влиятельны, чем сейчас. Тогда они были менее переборчивы. Но даже  в таких стесненных условиях,  виконта проверили так хорошо, как только могли. Стало быть, пропустили самое важное?
Церера вспомнила картину, открывшуюся ей в одном из борделей и даже тихонько фыркнула под нос: она и тогда это знала. Но не придавала значения, ведь интерес патрона был очевиден и обсуждению не подлежал. Выгода перевешивала  риски. Так ли это до сих пор? Лично старшая дочь Эттона сомневалась в подобном положении дел. Это была даже не неприязнь, это была лютая брезгливость и презрение, какие только возможно испытывать к мужчине. Если ее зятя все еще можно назвать мужчиной, конечно.
-Очень интересно,- тянет южанка, потирая тонкими пальцами кольца на другой руке,- В самом деле, мадонна Юспе, интересно. Я бы осмелилась предположить, что нам ужасно не хватает времени на то, чтобы обсудить этот вопрос более детально. И я была бы в крайней степени благодарна, если вы сочтете возможные таковое для меня найти...
Она отвлекается на звук, смотрит сначала на Кристофера, до конца не поворачиваясь к слуге и  вновь обменивается взглядами с профессором. Что-то произошло? Наверняка. У нее сердце пропускает удар и самые безумные догадки немедля ломают ровный строй мыслей, но дать слабину и поддаться панике она не имеет права. Дела с Море так же важны, как и поиски близнецов. Не решит, что делать с этим цепляющим заусенцем на Западе, и  часть дел может покатиться псу под хвост. Торговля с этой частью мира завязана на связях виконта. Чтож, не время ли разжиться собственными? Цера лишь секунду делает вид, что сомневается в словах Юспе о “торговле”, в конце концов, сводня есть сводня. Юг ли, Запад ли - не важно. Однако, Эмилькон не обрел бы своей торговой вольницы, если бы кривил нос в приступе софистики и морали. Любой грех возможно обставить с должным лоском и питетом, надо лишь правильно его подать.
-Я не могу обещать вам полной свободы действий, хотя бы потому, что Эмилькон- не моя личная собственность,- она поднимается из кресла и улыбается, разводя руками в какой-то женской, им двоим лишь понятной шутке,- Но ваше предложение меня заинтересовало. Мы могли бы договориться о нем более детально, скажем, в рамках “содействия”  расширению вашего дело на Юг. О, поверьте, мадонна, южане крайне охочи  до новых лиц и новых голосов. Вы могли бы не только раздвинуть границы возможного, но и  доставить многим благородным донам удовольствие от вашего общества. Думаю, это можно устроить. И не придется даже выбирать сторон,- политическая грызня в Грессе ее...озадачивала. Как можно спокойно жить, когда нет единства на самых верхах? Это же не торговая курия, в самом то деле,- Но сейчас, я молю вас извинить меня и мессере Холла, неотложные дела требуют нашего присутствия. Я была очарована нашим знакомством.
Ее реверанс глубже, чем тот, что она отмерила хозяйке дома в первый раз, юбки прошуршали по полу и раскинулись вокруг волнами вишневого бархата. Аматониди не любила долгих прощаний, а здесь имела законный повод поспешить с уходом с праздника, тем более, что им не пришлось возвращаться в общую залу. Женщина старательно сдержалась, чтобы не выдать гримасу боли от стрельнувшей в плече судороги и потянулась к Кристоферу, чтобы взять мага под руку.

+3

58

[indent] От меня не укрылось то, что Церера вздрогнула. Ее явно тяготила боль в раненом плече, но она хорохорилась. В душе шевельнулось желание попенять ей за это, но я решил, что это подождёт.
[indent] Вызов из Школы и для меня стал неожиданностью. Нехорошее предчувствие кольнуло куда-то под левую лопатку, но я предпочел отогнать его куда подальше.
[indent] Бледный контур портала засиял просто в кабинете хозяйки дома. Катарина взглянула на меня неодобрительно, но с огромным интересом, что странно сотечатолось друг с другом. Видно было, что женщина довольна встречей с Аматониди.
[indent] Конечно же я слышал о деятельности Юспе. Не так давно и ко мне пришло несколько задушенных писем с вензелями на печатях. Каждое любезно приглашало на очередной прием в очередной богатый дом где неизменно была очередная дочь на выданье, молодая и не особо вдовушка или хозяйка, что засиделась в девицах. На несколько первых я сходил, наблюдая с неприкрытым удовольствием как ошарашивает и охлаждает пыл предполагаемых невест и их родичей история моей семьи. Я не скрывал, что сирота без высоких титулов и тяжёлого кармана. Это было практически правдой. А вот Блэкберри - моему коллеге из Академии было намного хуже. Его родственники были и богаты, и титулованны, и знали о них прекрасно. Так что бедный зельевар на приемы старался носа не казать. От греха и желающих подальше.
[indent] Портал привел нас к подножью холма на котором возвышалась громада Академии. Я, поддерживая Церу под руку, наконец сказал:
- Кто это нас так срочно видеть захотел? Очень надеюсь, что новости хорошие. Не устала? И вижу же, что плечо и рука болит. Хочешь, попрошу у Блэкберри зелье? Хоть боль снимет...
[indent] Ворота Школы распахнулись, выпуская всадника. Юноша пронесся тмимо нас галопом, подняв пыль. На боку лошади висела увесистая сумка с эмблемой Герцогской почты. Я недовольно хмыкнул, оглядываясь. Подобные гости были большой редкостью.
- Господа? - откуда-то сзади долетел звонкий юношеский голос, но его обладатель был вполне зрелым мужчиной лет сорока. Шапка кудрявых волос, такая же кудрявая бородка и насмешливые серые глаза, что рассматривали нас с огромным интересом. Мужчина быстро приближался пока не поравнялся, слегка запыхавшись. - Вы тоже, вижу, направляетесь к Школе. Не подскажете, я ищу мэтра Блэкберри.
- Надо же, уважаемый. Я вот только упоминал его имя. - я улыбнулся в ответ.
[indent] Наш спутник кивнул:
- Не скрою, услышал обрывок разговора и имя профессора. Уж простите за любопытство. Леди, возможно, я смогу помочь вашему недугу? Мое имя - Рафаэль.
[indent] Привратник, впуская нас во двор Школы, внимательно осмотрел Рафаэля, вопросительно кивая, но сам наш новый знакомец ответить не успел - к нам уже подбегал сам Блэкберри, хватая кучерявого за руку:
- Раф, наконец! Кристофер, госпожа Аматониди, девушка очнулась и можно с ней поговорить. Крис, скажите, что за вещество нанесло ей те раны? Хотя, да, откуда вам знать... Рафаэль, нужна помощь, вытащил тебя. Переход был тяжёлым? - зельевар потянул Рафаэля за собой, оглядываясь на нас.
- Не беспокойся, не впервой. Расскажешь что к чему. Госпожа Аматониди, надеюсь, я правильно произнес вашу фамилию, мое предложение в силе. Господин Кристофер, рад мимолетному знакомству.
- Успеешь ещё раззнакомиться, Раф. Кристофер - наш преподаватель, скорее, пожалуйста, там зелье на огне. - Блэкберри практически утащил Рафаэля за собой, оставив меня лишь гадать зачем прибыл этот гость, что явно тоже был целителем.
[indent] В коридоре Белой Башни нас встретила мадам О'Туллл, провожая к комнате в которой сейчас находилась спасённая девушка. Я толкнул тяжёлую дубовую дверь, пропуская Цереру вперёд.
[indent] Девушка сидела к нам спиной, что-то тихо отвечая Аркану, что сидел у ее кровати в лёгком плетеном из лозы кресле. Эльф лишь иногда улыбался и кивал головой, держа ладонь девушки в своей. Услышав нас, Аркан поднял глаза, кивая и здороваясь. Девушка тоже повернулась. Я сжал пальцами ладонь Цены, ожидая ее реакции.

0

59

Церера вздохнула глубоко, медленно и тяжело, тщательно сдерживая приступ неуместного раздражения. Для Криса было непонятно ее стремление не показывать своей боли, он был далек от придворных интриг и светских игр и не понимал, насколько это важно- оставаться на плаву,не смотря ни на что. Не гордость, даже не гордыня, здесь ставки метили куда выше собственного достоинства. Ведь она сама, по собственной воле и в здравом уме ввязалась в это темное дело и теперь просто не имела права если уж не проиграть, то хотя бы выйти достойно. Достоинство- вот что правило бал на Юге. Не уронить лица, не дать маху, даже если ты женщина. Особенно если ты женщина. В этом не было ничего от воинственности амазонок, все куда сложнее и многограннее и в том было различие Запада и Юга: девочек благородных домов Эмилькона воспитывали не просто как красивое приложение к мужу, но как главу собственного дома, как хозяйку и маленького стратега в кишащем змеином клубке, под названием "светское общество". Даже самая нежная лилия могла дать отпор, рано или поздно, так или иначе. Что уж говорить о ней, то, что пол жизни положила на то, чтобы ее, немощную, белую ворону в собственном семействе, воспринимали всерьез?
- Мессере Холл, я ценю вашу заботу и ваше беспокойство. Пусть меня сразит длань Рилдира, если я лгу,- она улыбается устало и это само по себе ответ на его вопрос, но улыбку смывает напряжение при виде скачущего во весь опор гонца,- Но у нас не принято выставлять свою боль и свои раны напоказ, кроме как указать недоброжелателям на тщетность их стараний. Как,  к примеру, я сделала сегодня. Да, вы правы, мне больно. И это только физическая боль, а вспомните, что она за собой скрывает. Но мне бы не хотелось, чтобы здесь знали об этом. Это не то место, не то время и не те люди. На кону стоит слишком много, чтобы я, в угоду своей слабости, позволила себе упустить из своего внимания и рук контроль над ситуацией. Вам не хуже меня известно, что по сути, она уже вышла за его рамки.
Она хотела сказать что-то еще, но не успела: незнакомец, окликнувший их, подошел слишком близко, и к вящему неудовольствию Цереры, успел расслышать часть их разговора. Женщина сцепила озябшие пальцы до побеления - единственный признак злости, явленной  в ответ на предложение ей помочь. Еще не хватало, чтобы каждый встречный тянул к ней руки и сердобольно хлопотал над раной, которую стоило бы вовсе прикрыть саваном.
-Нет нужды, мессере Рафаэль,- пропела она как можно более вежливо, но увы- бесстрастно,- Мой недуг- ночная усталость и не более того. Поспешите: маэстро Блекберри сгорает от нетерпения.
Она кинула на Холла колючий взгляд, как будто он виноват в том, что чужак услышал их разговор, мол, вот, что я говорила? Но рук не отняла, спокойно последовав на территорию Школы рядом с профессором. Да, она злилась. Да, ей было больно и вообще, все это весьма некстати. Но сначала было дело первостепенной важности и лишь потом- личные разборки. Аматониди приподняла тяжелый бархатный подол на лестнице и порадовалась своему теплому одеянию и еще раз утвердилась в намерении выкупить у сиоры Ханны этот замечательный наряд. Обычно, она не была поклонницей ярких цветов, но уж если вещь  западала в душу, то ее было не сбить с намерения даже такой немаловажной деталью.
Кивнув в уважительном приветствии мадам О'Тулл, Церера украдкой проскользнула в крыло лазарета и замерла подле Криса, во все глза рассматривая очнувшуюся девчонку. Даже Рафаэль не сумел ее вывести из ступора своим назойливым предложением, которое она, разумеется, снова бы отвергла. Не потому что это помощь, а потому что она от чужого, которому Аматониди не доверяла ни на грош.
Бонафрит. Иссохшая, замученная, с огромными синяками под глазами, с потускневшей гривой золотисто-льняных волос, острыми скулами, которые, казалось, вот-вот порвут увядшую кожу. Южанка медленно подходит и садится на кровать, рассматривая пленницу, но взять за руку не решается.
- Как вы себя чувствуете, сиора?,- по-эмильконски спрашивает Аматониди, но юница делает большие глаза и явно не понимает, о чем речь, потому приходится повторить на общем койне,- Всего ли вам хватает?
Девчонка ее боится, это видно. Цера убирает непослушный локон за ухо и слушает это нелепое "да, госпожа, со мной хорошо обращаются" с тяжелым вздохом. Даже голос- как зеркальное отражение. Но в том  то и беда: отражение не есть истина. Ее не столько гнетут сомнения, сколько печаль  : это не ее сестра. во всяком случае, не та, что была похищена из Эмилькона, боги лишь ведают, что бедняжке пришлось пережить и как это отразилось на ее рассудке. Но если мелкие детали, крохотные заусенцы, за которые цепляется пытливый женский взгляд, составляя прежний образ по кусочкам: врожденный тон кожи, загар, что должен был сойти, а не раствориться в помине,изгиб ресниц, тон характера, что раньше был, словно шторм. Если она не помнит кто она такая- одно дело, но у Белль и Боны была особая связь. Забыть близнеца? Не искать его в комнате, заполненной чужаками?
Она не говорит этого, улыбается ободряюще и только коротко бросает взгляд на Аркона, не подтверждая и не опровергая ничего.
Ей и самой бы не помешала койка в лазарете, положа руку на сердце.

+1

60

[indent] Колючее "мессире Холл", цепляет за живое, вызывая во мне буру эмоций, что хочется выхлестнуть наружу. Но я лишь стискиваю зубы, улыбаясь в ответ и кивая.
[indent] Бес их разберёт этих женщин. Одна готова показать себя нежным цветком, что завянет без участия, заботы и нежности, а вторая - словно колючка в пустыне - стойкая и неприступная.
[indent] Вздохнув, я не очень довольно зыркаю в спину Блэкберри, что уводит Рафаэля за собой. Рафаэль Танси. Придворный маг и целитель Герцога Ниборна. Мадам О'Туллл шепчет, что прекрасный зельевар и лекарь, слава о котором гремит по Альмарену.
[indent] Я пока ничего не слышал, но мне простительно - я мало интересуюсь подобным. Похоже, этот ниборнский маг в большой дружбе с нашим зельеваром.
[indent] На лице Цереры явная тревога, разочарование и боль. Понять не могу причины. То ли девушка не та, то ли пережитое сильно повлияло на бывшую пленницу. Вспоминаю слова Церы о особой связи между близнецами. Неужто именно то, что ее разорвали, так сломило дух и душу несчастной девочки?
[indent] Я перехватываю хмурый взгляд Аркана. Эльф укоризненно качает головой:
- Мадонна, думаю нам стоит отдать девушку в надёжные руки наших целителей. Мэтр Блэкберри позвал на помощь одного из лучших мастеров - господина Танси. Рафаэль знаток ядов и один из самых лучших в своем деле. Думаю, два мастера смогут вернуть душевное равновесие бедной девочке. И хочу попросить вас тоже отдохнуть... - естественно Аркан заметил отсутствие медальона на шее Аматониди. Директор поднимается, освобождая место для иных. - Кристофер, послезавтра у старшего курса намечен промежуточный экзамен?
- Да, господин директор. Планы уже сданы мне и одобрены профессорским жюри. И состав комиссии оговорен. - я слегка в недоумении по поводу вопроса.
- Тогда напомню, что вас в этой комиссии не должно быть. Чтоб результаты были как можно правдивее. Это же не по вашей ветке магии? А если вы свободны, то, думаю, время для госпожи Аматониди ещё отыщете. Мадам О'Туллл, приготовьте мадонне Церере комнату. Я пришлю господ целителей к ней и они подберут правильное лечение. И, мадонна, при мне не нужно хорохориться. Я слишком хорошо вижу как искажена и израненна сейчас ваша аура. Держать лицо перед иными - это правильно и похвально, но нужно уметь и принять помощь. Особенно тогда, когда она действительно необходима. Мне пора. Вы знаете где можно меня найти. Вечера доброго, господа. - полукровка берет в ладони руку Церы, целуя ее и внимательно смотрит ей в глаза, отпуская руку, после хлопает меня по плечу и уходит.
[indent] В комнате повисает неловкое молчание, которое спешит разрушить гномесса:
- Комната давно готова. И вещи я перенесла. И вы, Кристофер, немедленно отправляйтесь к Блэкберри! Он сказал, что должен осмотреть вашу рану. Даже если она уже затянулась! И не смейте перечить! Я помню вашу выходку после событий на Солнечной Площади! Вообще о себе не заботитесь! - О'Туллл настроена решительно и я лишь киваю, пряча виноватую улыбку.
[indent] Помощницы гномессы уже шушукаются под дверью, пропуская в комнату зельевар и его гостя. Рафаэль вновь кивает нам, подходя ближе к спасенной девушке, что все это время молчит, вцепившись пальцами в руку Цереры, словно найдя для себя точку опоры.
[indent] Танси не дотрагивается до девушки, но хмурит лоб, увидев ее состояние. Вытаскивает из кармана трубочку чтоб послушать дыхание. Девушка испуганно охает, но Рафаэль мягко улыбается, демонстрируя инструмент:
- Хочу лишь послушать твое дыхание, милая. Это не больно. И позволь мне взглянуть на твои руки, хорошо. А ещё у меня есть вооот такая штука, - маг вытаскивает медальон с мелкими изумрудами по серебряному кругу. Украшение качается на длинной витой цепочке, невольно притягивая взгляд. Бонафрит моментально впивается в него глазами и я понимаю, что Танси гипнотизирует девушку, боясь, очевидно, воздействовать на нее ментально. Ему практически моментально удается это сделать - воля спасенной слаба.
- Госпожа, я позволю себе задать ей несколько вопросов. Если пожелаете, то они могут исходить от вас. Если вам тяжело либо неприятно, то не могу держать вас здесь и пойму. Кристофер, думаю, вам лучше уйти. Это, как я понимаю, дело семьи Аматониди...
[indent] Я не очень доволен, но киваю, поворачиваясь к двери. Если эта девушка действительно сестра Цереры, то информация, что сейчас может выйти на свет, точно не для меня. Это понятно.

+1

61

На этом диком Западе все, кажется, с ума посходили. Цера видела прямолинейность и варварство Севера, бывала в хитросплетениях Востока, выросла в обманчивой благости Юга, но, похоже, нигде более, чем в Грессе, не презирали слово "тактичность". Церера до боли сжала зубы, так, что ее и без того резкие скулы обострились и склонила голову, показывая, что она услышала Аркана. Но взгляды, которыми они друг друга одарили, были далеки от учтивых: она шипела как та самая змея, что оставила ей отметину над сердцем, он, кажется, покрыл ее заковыристой эльфийской руганью. Нельзя было сказать точно, потому как ни южанка, ни господин директор не взялись комментировать слова друг друга. Кажется, Аматониди так и вовсе взялась молчать, словно пойманный партизан. Лишь учтивые кивки головы и скупые жесты.
Суетливость О' Тулл ее раздражает. Неловкость с целителем ее раздражает. Неуместная перепалка с Кристофером (какая уже по счету?) ее раздражает. И даже то, что ей выделили наконец отдельные апартаменты, так кстати, ситуацию не спасает.
- Нет, он может остаться. Останьтесь, Кристофер. Взгляд со стороны может оказаться полезен.
Это она, стало быть, ему. Все еще скрипит зубами, но выдыхает, медленно отпуская стальной обруч подозрительности и паники, сжимавший ребра. Ему она готова довериться, в нем не видит врага, хотя вся ее сущность корит за эту...слабину. Да, именно слабину. Они излишне мало знакомы, и тем не менее, уже связали друг друга крайне нежными отношениями. Старшая Аматониди так обычно не поступает, но у них и ситуация весьма далеко от обыденной. Женщина поворачивает лицо к магу и украдкой бросает на него взгляд, предполагая, что, быть может, это идет вразрез со всеми рекомендациями, кои Аркан раздал со всей щедростью, но тем не менее:" Останься. Я тебе доверяю"
Не должно быть в ее лексиконе подобных слов. И исключение лишь подтверждает правило, так?
- Начните так, как вам удобно, маэстро Танси. Я обдумаю вопросы, которые могли бы пролить свет на ее состояние,- на сей раз ее улыбка более миролюбива и эмоциональна.
Южанка ласково гладит девчонку по руке, всячески ободряя и помогая целителю делать свою работу. И хотя в душе она уже знает ответы, но не перестает нежно улыбаться, заботливо убирать непослушные локоны, липнущие ко лбу и  ободряюще поглаживать юную сиору по спине. Это настолько трогательно, что даже самой Церере со стороны не по себе: давно ли она позволяла себе подобные нежности на глазах посторонних? Но все сейчас не имеет значения, кроме слабого голоска юницы, что жмется к ней, точно щенок. Иногда она это делает так рьяно, что тело снова прошибает неприятной судорогой, тогда Аматониди прикрывает глаза на несколько секунд и глубоко дышит, справляясь с желанием лечь прямо тут.
Хорохориться? Она запретит это ненавистное слово, едва вернется домой.
Девицу успокаивает амулет Танси и она словно глина становится податливой, отвечая бесстрастно и спокойно. Она не среагировала на тихое бормотание колыбельной на эмильконском, кою в детстве пела им с сестрой Октавия, не вспомнила, как ее зовут, не знала, есть ли у нее сестра, не помнила ни единого имени и не сумела назвать даже последнего места, что помнит. Вполне обыденные вопросы приводили девушку в тупик и она молчала, когда не могла ответить. Цера, после десятка минут допроса, вздохнула судорожно и затравлено, с трудом проталкивая воздух в раненую грудь, но боль на сей раз была гостьей желанной: отрезвляла, не давала впасть  апатию.
А потом ее осенило.
Южанка прищурила глаза, перевела взгляд с темного провала окна на Холла и поджала полные губы, словно оценивала что-то, а потом резко обняла пациентку за правое плечо, сжав его крепко, и...ничего. Не вздрогнула, не пикнула, даже не пошевелилась. Ее маневр был неясен, пока она не объяснила, старательно сдерживая досаду на усталом лице.
- Бона терпеть не может, когда ее хватают за плечо. В детстве она добаловалась с отцовским трофейным арбалетом, заряженным зазубренным болтом. Вырезали шесть часов, да еще и шрам потом сводили. С тех пор у не нечто вроде фантомных болей, она не терпит прикосновений там и не позволяет никому стоять справа,даже фибулы на правую сторону не крепит.
А это означало, что кем бы ни была  девица рядом с ней, это- не Бонафрит Аматониди. Был еще крохотный шанс того, что им попалась вторая сестра, но...
-Возможно,на сегодня нам стоит дать ей отдохнуть, маэстро?,- южанка погладила найденыша по голове и поднялась на ноги.

Отредактировано Церера Аматониди (30-08-2020 01:34:40)

0

62

[indent] Несколько резкие и прямолинейные слова Аркана заставили и меня стиснуть зубы. Пусть я и понимал почему полукровка сказал все именно так. Церера была упряма, Аркан был таким же. Да ещё и именно он был здесь практически полноправным хозяином. Нет, его вполне устраивал и тот факт, что южанка проведет в моей комнате ещё пару дней, но пресечь любые вопросы, разговоры, домыслы он был вправе. И, насколько я знал, эльф видел ауры. И я подозревал, что сейчас аура Цереры похожа на сеть для рыбы...
- Нет, он может остаться. - даже среди усталости в голосе Аматониди едва ли не приказ, но странно сочетающийся с просьбой.
[indent] Я лишь молча кивнул, украдкой потёр переносицу и на мгновение зажмурился, прогоняя усталость с глаз. Прислонился к оконной раме, пройдя чуть вперёд и просто наблюдал за действиями мага.
[indent] Танси был явно мастером своего дела. Вопросы перемежались с быстрым осмотром, что Рафаэль проводил мягко, едва прикасаясь к девушке. Она не вздрагивали, не дрожала как прежде - гипноз сделал свое дело, но целитель все равно хмурился все больше. К концу между его бровями залегла глубокая морщина. Он вливал свои силы в девушку. Было заметно как порозовели ее щеки, как появился нормальный цвет лица. Затягивались явные раны и исчезали синяки. Танси глубоко вздохнул, вытаскивая из кармана пару пузырьков:
- Кто-то весьма сильно поковырялся в ее голове, уважаемые. Так глубоко, что я вряд ли смогу чем-то особым помочь. Нужен специалист по ментальному воздействию. И работы здесь не на одну неделю. Нужно быть крайне аккуратным и придется выуживать информацию по крупицам, осторожно выискивая ее... Я могу лишь излечить тело. Девочка не была отправлена, не подвергалась воздействию ядов. Над телом надругались. Я спросил у здешних целителей - они подтвердили мои опасения. И вот эти воспоминания тоже нужно бы убрать. Даже если это ваша сестра, мадонна Аматониди, то прежней она сможет стать не ранее чем через несколько месяцев. Я гарантирую только то, что она никогда больше не будет той, что прежде. Могу посоветовать испросить помощи у баронессы де Шоте. Она сможет подарить девочке надежду и тепло. И ищите золотого дракона. Именно кто-то из них сможет правильно помочь. Знаю одного... Но, это если вообще никого отыскать не получится. Просто Шаорр в почтенном возрасте и крайне упрям. А теперь прошу прощения, но мне тоже пора. Это хорошее снотворное и восстанавливающее. Давайте по две капли на стакан воды. Два раза в день. Мадонна, мое предложение в силе. Меня можно найти в Ниборне. Добрых вестей, господа. Храни вас Имир. - Танси устало улыбнулся, подавая мне руку и кланяясь слегка Церере, щёлкнул пальцами, возвращая больную в сознание.
[indent] Блэкберри что-то моментально негромко принялся ему доказывать и Рафаэль переключился на зельевар, вступая в явно научный спор.
- Вам открыть портал в Ниборн? - я сам не ожидал от себя этого предложения, но Танси, задумавшись лишь на мгновение, кивнул, соглашаясь.
- Через пару часов, Кристофер, если не затруднит. Спасибо за предложение. Воспользуюсь с удовольствием.
[indent] Двери за двумя зельеварами закрылась и я наконец подошёл к Аматониди, положив руку на ее ладонь.
- Вам, верно, тоже стоит отдохнуть, мадонна. - я очень хотел чтоб Церера согласилась. И я так же хотел узнать у Рафаэля как можно ей помочь. Возможно, от меня она эту помощь примет.

+1

63

Когда она не могла помочь - то сохраняла спокойствие. За ее хладнокровие, мнимое и видимое, Цереру частенько сравнивали со змеей  в самых плохих ассоциациях. На деле же, за скупым движением бровью скрывалась целая истерика и буря эмоций, обуздать которые было тем сложнее, чем больше даешь им волю. Они не выгорали со временем, женщина была способна рвать и метать днями и даже неделями, страдая от собственного состояния, а потому предпочитала брать себя за горло при первых намеках на подступающий край спокойствия.
- Вы оказали нам честь мастер Танси,- женщина, казалось бы, даже не слышала тех ужасных вещей, что целитель говорил о ее сестре, столь невозмутимо она кивает головой в знак уважения,- Благодарю вас и ваше время, что вы сочли возможным подарить нам. Мы постараемся соблюсти все рекомендации. Я знаю несколько специалистов столь узкого профиля.
Но нет, она слышала. Знала, что это значит и какого девочке пережить насилие над собой. Она сейчас приходила в себя, моргала часто и озиралась, ища знакомые лица. Говорят, не бывает двух одинаковых снежинок и бутонов, ничто не повторяется дважды и невозможно обернуть вспять время. Церера смотрела на расцветающую девушку, и чем больше в ней было жизни, тем тверже была ее вера в собственную правоту. А еще - в практичность и цинизм собственных идей. Да, она пострадала, да, это ужасно, но Аматониди решила взять на себя ответственность за жизнь той, что почти все почитали ее сестрой. Столько усилий, чтобы скрыть память, вместо того, чтобы просто убить? Вопрос ведь уже не "зачем", вопрос: кому выгодно?
И этот список мог быть невероятно длинным.
Южанка нежно погладила "сестру" по голове и ободряюще шепнула пару слов, желая спокойной ночи и ни о чем не волноваться. Так или иначе, теперь этот истерзанный ребенок на ее совести и попечении. За все, что ей предстояло испытать, будет воздано по заслугам.
Аматониди рассеянно последовала за прикосновением Криса к руке и спрятала свою ладонь в его, с трудом отрывая взгляд от белокурой страдалицы. Они оба были не в лучшей форме, и тем не менее, бегали, точно подстреленные перепела в нелепой попытке догнать и защитить. Он - ее, она -собственные интересы и семью. Это было настолько цинично, что даже Церу пробрало и она, повинуясь своему порыву, посылает ему виноватую улыбку и легонько приваливается боком, скорее обозначая прикосновение более близкое, чем простой контакт пальцев.
- Это правда, я с ног валюсь,- вздыхает женщина и убирает со лба не существующий локон,- Нам обоим стоит. Вечер богат на сюрпризы, но обдумывать их стоит начать после восхода солнца.Не имею представления, где именно мне выделили комнаты. Не проводите меня, Кристофер?

+1

64

[indent] Я слегка растерянно кивнул, не отрывая взгляда от девушки. Почему-то, к концу сеанса, я все меньше верил, что эта белокурая девчонка сестра Цереры. И слова южанки это практически доказывали. Только Аматониди, видимо, решила взять несчастную под свою опеку.
[indent] А я так надеялся, что удача повернется к нам лицом.
[indent] Церера прижалась ко мне, словно в поисках утешения и опоры, я обнял женщину, прижимая к себе и легко тронул губами макушку, опуская взгляд на Аматониди.
- Это правда, я с ног валюсь. - я слышу эту усталость в голосе, во вздохе и киваю, грустно улыбаясь:
- Верю. - разочарование давит на плечи ещё сильнее, ещё больше утомляет. - Конечно, я провожу. Как я понял, это в здесь же. Недалеко.
[indent] У двери комнаты нас ждала Китти, собираясь провести до приготовленной комнаты. Я кивнул:
- Это здесь? Какая?
- Пятая по левому коридору, профессор. Там все готово. Воды принесли, согреть?.. Ах, да, глупый вопрос. Тогда я побегу? Не говорите только мадам. - девушка заискивающе улыбнулась мне, внимательно рассматривая Церу.
[indent] Я усмехнулся в ответ, согласно кивая. Когда Китти скрылась за поворотом, я негромко произнес:
- Это Тайра. Но все зовут ее не иначе как Китти. Когда-то, на уроке по трансфигурации, а Тайра - перевёртыш, она умудрилась начаровать себе кошачьи уши и хвост. Потом несколько дней учитель билась над тем чтоб снять чары. Пока Блэкберри не сварил обратное зелье. С тех пор кличка пристала к ней намертво, а сама Китти решила заняться целительством и перешла сюда. Но, перекидываться научилась. В кошку и в белку. Уникальный дар. - я намеренно не затрагивал тем о сестре и прочем, понимая, что Аматониди сейчас не горит желанием это обсуждать. Захочет - начнет сама. Пока я рассказывал о Китти, мы дошли до нужной комнаты. Я открыл дверь, приглашая Церу войти.
[indent] Помещение было небольшим, но уютным. Здесь преобладали голубые тона. Широкая кровать под лёгким балдахином из органзы, лёгкие шторы на окнах, прикроватный тумбы, несколько пуфов, небольшое трюмо на гнутых ножках, шкаф. Ещё одна дверь вела в умывальню. Там стоял большой деревянный чан с водой. Я отпустил Церу и направился к чану чтоб нагреть воду. А после повернулся к женщине:
- Ты располагался. Я пока проведу Танси как обещал. Если что-то понадобится, здесь есть шнур чтоб вызвать прислугу. Если понадоблюсь я, то могу оставить светлячка. Просто тронешь ладонью и попросишь вернуться к хозяину. Отдыхай. День был тяжёлым. Утро, надеюсь, будет получше. - я подошёл к Церере, наклонился, целуя ее в лоб и вышел из комнаты, оставив светлячок, что повис у изголовья кровати.

[indent] Танси ждал меня во дворе, кутаясь в теплый плащ. Целитель улыбнулся мне, откидывая с глаз непослушные волосы:
- Моей помощи она не примет? - это был не вопрос, а скорее утверждение. Я подал плечами и качнул головой. - Сехерская змея - страшное оружие. Я могу понять боль и злость мадонны Аматониди. И помочь ей невероятно сложно. Точнее, практически невозможно. Но, шанс есть. Есть амулет, что восставливает любую утраченную магию. И я знаю в чьих он когтях. Это будет дорого, муторно и долго. Драконы отдают накопленное с такой неохотой, что легче, верно, зачаровать новый. Только вот я лично этого заклинания не знаю. Возможно, ещё помнит кто-то из эльфов в Арисфее... Но и там процесс пойдет не быстрее. Я же могу лишь предложить зелье, что снимет боль и выгонит яд. Не за спасибо, но за портал в Ниборн и обещание мне помочь. Не сейчас, но в скором времени. Вы согласны?
[indent] Я молча кивнул и маг протянул мне крохотный пузырек с молочно-белой жидкостью, что слабо флуоресцировала.
- Одна капля на стакан воды. Здесь хватит на десять раз. Больше пока не нужно. - Рафаэль протянул мне руку и я крепко ее пожал.
[indent] Бледный контур портала засиял просто у подножия холма. В его "окне" я увидел высокие шпили серой громады замка, а после внезапно большой зал и мужчину, что смотрел на нас с большим интересом. Танси приветственно махнул рукой, шагая в портал.
- Лоренцо! Не ожидал, что ты здесь... - портал схлопнулся, отрезая от меня дальнейший разговор и Ниборн. Я понял, что тот человек был герцогом Ниборна - Лоренцо Сальгари. По слухам - одного из самых грозных правителей Альма.

[indent] Я уселся в кресло, приняв до этого горячую ванну и переодевшись в длинный теплый халат. Светлячка в комнате не было. Я улыбнулся и достал из стопки первую попавшуюся книгу. Это был смешной романо куртизанке. Точнее, роман был о поисках счастья, кочуя от любовника к любовнику. Мне было смешно.

+1

65

Возможно, будь она немного в другом состоянии, то забавная история про девушку с кошачьими ушами вызвала бы в Цере больше отклика и они с Тайрой даже обменялись парочкой слов. Однако, все, на что хватило сейчас южанку, это легкий смешок и молчаливая улыбка, в знак того, что она не пропустила мимо ушей, но и сказать нечто веселое по этому поводу просто не в состоянии.
Комнаты были, верно, одни из лучших, выдаваемые почетным гостям или вроде того. Все было настолько голубое, что у женщины невольно закрались сомнения, не угодила ли она случайно на небеса в приступе очередных судорог. Это вызвало нервную усмешку, пока Аматониди с любопытством осматривалась и снимала с себя украшения, кидая их прямо на письменный стол. Забавно: она столько мечтала об отдельных покоях, и вот теперь, когда получила их, была совершенно не рада. Сейчас Цера предпочла бы остаться с кем то живым и разделяющим ее тяжелые метания. С Крисом. Но намеки Аркана, да и вообще выходки их беспокойного тандема за последние дни требовали установления хоть какой-либо видимости приличия и порядка в Академии. Аматониди понимала, что и сама себе многое позволила сверх меры и сказала бы в свое оправдание, что всему виной события этих беспокойных дней...Если бы только в ее привычках было искать себе оправдания. Она сделала то, что сделала, потому что хотела или такова была ее позиция. Dixi.
- Последуй своему совету с тем же рвением, что желаешь и мне,- она улыбается, прикрывая глаза и наслаждаясь мимолетным касанием теплых губ к своему холодному лбу и на мгновение сжимает его запястья пальцами, не желая отпускать , но зная, что именно это и сделает,- Доброй ночи.
Южанка на прощание целует костяшки его пальцев и прикасается к ним лбом, как уже делала раньше,отпуская мага вершить свои долговые обязательства. Ритуал, пока понятный ей одной, тем не менее, был важен. Виной ли тому очарование пришельца из другого мира или бесконечная усталость ее, привыкшей удар держать за всех? Неизвестно. Но опять таки, Аматониди, в силу крови и природы своей, вбитой с воспитанием и впитанной с молоком матери, ничего не делала просто так и только с одной лишь целью. Даже если не осознавала этого и наивно видела лишь искренние чувственные порывы. Нет. Так на Юге дела не делались. На людях он был "мессере Холл", потому что никому не было позволено подумать, что она не убьет его той же рукой, что и приласкает. Даже ей самой. И хотя в планах этого не было совершенно, привычка была сильнее : не показывать на людях мягкой уязвимое подбрюшье и  привязанность хоть к кому-то, кто не принадлежит их семье.
А Кристофер не был Аматониди.

Вода, что была тепла, была подогрета еще немного. Ну как, немного: она жгла на самой грани терпения, превращая смуглую кожу почти в пурпурную, выдирая с корнем слабость и прогоняя туман в голове. Церера несколько раз окунулась с головой, с позиции естествоиспытателя наблюдая за реакцией покалеченного тела и анализируя боль в той или иной его части. Боль- это понятный ей язык, с ней она на "ты" куда дольше, чем с любым из близких знакомых. Но куда больше ее заботили полученные за день знания. Истерзанная и  сломленная девочка, которую все почитали ее сестрой- меньшее из зол. Понадобилось полчаса, чтобы принять одну из тяжелых истин: она могла уже безнадежно опоздать и Бона и Белль - мертвы. Это ужасающая утрата, и часть ее - на совести старшей из всех детей патрона Аматониди, но такова уж реальность. И она лучше неизвестности. Они все наденут траур, отгорюют, оплачут и позволят девочкам жить в их теплых воспоминаниях. Найти бы еще тела, чтобы Октавии было легче принять уход горячо любимых детей, но в тяжелые времена приходится принимать всякие решения. Второй неприятной аксиомой было то, что Асоланж и ее сын в опасности, которую навлек на них виконт Море. Что и как сделал ее зять, что это привлекло внимание властьимущих Гресса, а так же почему его так взбесил ее, Цереры, приезд, было интересной загадкой. Нет, почему она вызывала у виконта несварение желудка одним своим видом, было понятно: он все никак не мог ей простить своего унижения в день свадьбы, и даже закрывал глаза на то, что виной этого был он сам и его пагубные наклонности. И как же связаны истеричный, но неудачливый делец и девочка, так похожая на ее сестру, что едва не погибла в ужаснейшей ловушке, расставленной на нее? И сехерская змея...Кто то хотел ее не просто устранить- унизить, в лучших традициях Эмилькона.
Ответов правдивых не было, одни лишь догадки. И они Цере совсем не нравились.
В конце концов, когда от тепла ее едва не разморило, южанка ополоснулась и завернувшись в ночную рубашку, отправилась на боковую. Исследуя взглядом тьму под балдахином и вспоминая.раз за разом, все, что сказал Танси о состоянии и душевом здоровье найденной девочки, Цера тяжело вздохнула.
- Не убоюсь я шторма..,- в кои то веки она не верила ни в эти слова, ни в то, что за ними следует.
Третьей непреклонной истиной было то, что она навсегда лишилась магии. Профессора Отто Ро Рук оказались правы, пусть и просчитались со временем. И ей нужно было смириться с этим, не теряя ни достоинства, ни позиций. Черно-фиолетовый спрут раны напоминал ей об этом каждую свободную секунду.
Она подозвала было светлячка, заключив его в плен своих пальцев, в приступе малодушия страшась находиться одной, но представила, что за этим всем может последовать и не стала отпускать творение магии к хозяину. Ни к  чему это. Достаточно было представить, что его тепло- настоящее и это плечо мага, в которое она могла бы спрятать свое лицо.

...Стол ломился от изобилия местных блюд, что Тайра порекомендовала выбрать на завтрак. "Выбрать" Аматониди предпочла своеобразно и запросила все сразу.  Вызвав неудовольствие мадам О'Тулл, утром, едва рассвело и сон ее унесся на тревожных ветрах, Церера увела "сестру" в свои покои, заверив всех и каждого, что она будет следить за ней и ее здоровьем не менее пристально, чем каждый целитель в этой Академии. А еще попросила Тайру (называть ее Китти, не смотря на забавнейшую историю с оборотом в кошку, не поворачивался язык) пригласить мессере Холла к ней на завтрак, как только он соизволит проснуться. Юная "кошка" заменила ей если не горничную, то компаньонку на утро, милостиво соизволив оказать ряд услуг по поиску и подбору одежды для  младшей Аматониди.
- Еще немного, сиора,- ласково и назидательно поет Цера ерзающей девице, подхватывая подвитые локоны несчастной шпильками, сооружая на ее голове замысловатую прическу из кос и волн, в лучших южных традициях,- Мои познания в красоте ничтожно малы в сравнении и с вашими, и с познаниями вашей матери. Но выбирать нам обеим не приходится.
Небесно-голубой делал девочку еще более хрупкой, но черный цвет в декоративных строчках на рукавах, узорах на лифе нижнего платья, кокетливо выглядывающего из-за края жесткого корсажа и лент, петляющих меж узлами волос, добавлял некой серьезности и стойкости. Цера же в этот цвет была облачена чуть менее, чем полностью, подчеркнув талию широким поясом (недостаточно широким ни по ее вкусу, ни по южной моде, ну что за варварство?) и убрав атласные пряди в высокую, хищную косу, напоминающую драконий хвост. Женщины занялись тем. что умеют лучше всего на свете: были прекрасными.
Она не резала хлеб, а ломала его блистающими пальцами. Девочка испуганно переводила взгляд от одного блюда к другому и Цере, с трудом подавив раздражение, пришлось самой положить ей в тарелку и фрукты, уже уходящие вместе с сезоном, и масло, и ветчину...
- Ну что за порядки, сиора: есть мясо по утрам! Немыслимо просто!,- между прочим беседовала она с молчаливой сестрой, украдкой рассматривающей свое отражение в зеркальную поверхность вазы,- Но вам нужны силы, так что нет ничего дурного в неком ослаблении рациона. Ешьте же, никто не отнимет,- она погладила девочку по волосам, осторожно огибая жемчужные головки шпилек.

0

66

[indent] Книгой вечер не окончился. Я сам вылакал, а по другому это не назовешь, бутылку густого, как кровь, и терпкого вина, что делали где-то на Юге. Не в Гульраме. И то ладно. Слава Светлым Богам, что хранили меня эти дни, бутылка и горячая вода в ванной позволили мне заснуть.
[indent] Вечером меня терзали сомнения. Не пойти ли к Церере, сославшись на необходимость отнести лекарство. Но я представил себе лицо О'Туллл и Аркана и передумал, оставляя пузырек на столе. Мое внимание привлек перстень. Точно не мой. Я свои никогда не снимал. Один практически намертво вплавился в кожу от заклятия, коим я уничтожил теней. Второй... Второй могло снять лишь заклятье. Я его знал, но не собирался произносить в ближайшие годы. Пока они надёжно меня защищали.
[indent] Улыбнувшись, я надел украшение, любуясь отблеском огня в камне и работой неизвестного мастера. В голове, естественно, сразу мелькнула правильная догадка. Церера. Я пил вино и думал о банке пока сон не смежил мои веки.
[indent] Утро было... слишком быстро наступившим. Мне показалось, что ночь пролетела в одно мгновение. Ушат ледяной воды привел в чувство лучше крепкого кофе - этот напиток лишь завоёвывал любовь у жителей Гресса, но я отдал ему душу как только попробовал на приеме у губернатора Месси. Ему его поставляли по морю.
[indent] Когда в двери осторожно постучали, я был уже одет. Неброско. Простая черная рубаха и такие же штаны. Я был уверен, что это мои старшие ученики - забрать учебные планы и задания, но это оказалась Китти.
- Мастер Холл, леди Аматониди просили вас принять приглашение и позавтракать в ее компании. - Тайра лукаво улыбнулась. Она любила иногда вот такой официоз хоть и была всего на несколько лет меня младше и давно не ученицей самой Школы, а помощницей целителя. Когда мы вместе с ней, Блэкберри и О'Туллл дегустировали семнадцать видов настойки, что изготовлял наш зельевар, пользуясь многочисленными плодами деревьев из школьного сада, то вполне "тыкали" друг другу. Но, в стенах Академии правила выполняли все. Ну или практически все.
- О, леди Сувари, попрошу вас передать мадонне Аматониди, что я с огромным удовольствием присоединюсь к ней немного позже. Когда передам адептам задания. - я подмигнул, улыбаясь в ответ. Китти присела в книксене, зашелестела пышными юбками и гордо прошествовала в обратном направлении, кивая многочисленным знакомым.
- Профессор?.. - ко мне спешил мэтр Юлиас, приветственно махая рукой.
[indent] Профессора магии воды я спровадил достаточно быстро, всучив ему попутно кипу листов с заданиями - он был одним из экзаменаторов. Распрощавшись с ним у перехода в Белую Башню, я поспешно удалился, не желая встретиться с кем-нибудь еще, кто жаждал бы общения со мной. До комнаты Цереры я добрался без приключений. Получив разрешение войти, я приветственно кивнул, целуя руку южанке. С удивлением заметил, что за столом присутствует и спасённая девушка, но заострять внимания не стал и просто вежливо поздоровался, замечая как она мгновенно напряглась. В глазах ее вновь заплескалась паника, но после она, похоже, меня узнала и даже слабо улыбнулась, пробормотав что-то в ответ. Я присел на стул напротив, не желая пугать несчастную вновь.
- Доброе утро, мадонна Аматониди, сиора... Надеюсь, вы хорошо отдохнули. Церера, у меня для вас небольшой подарок. Это, по завершению нового друга, поможет избавиться от неблагоприятных последствий ранения. Примите от меня. Не от него. - я протянул флакончик южанке. - По капле на стакан воды. На десять дней. И ещё меня обрадовали и одновременно озадачили новостью о том, что существует некий артефакт. Но, думаю, мы поговорим о нем без чужих ушей и глаз. Ни в коем случае не желаю обидеть юную сиору. Но, вы меня понимаете, да? - я вновь улыбнулся, наливая себе горячий чай и выбирая румяную булочку чтоб намазать маслом.

+1

67

Он встречает его улыбкой и протянутой для поцелуя рукой, радуется прикосновению, которое не нужно скрывать и немного расслабляет плечи. Ей приходится лавировать и вести двойную игру, при этом не говоря ни слова лжи Кристоферу. Выбирать себе союзников стоило и осторожно, и не размениваясь по мелочам. И хотя такого слова, как "доверие" в ее лексиконе быть априори не должно, она, кажется, сделала все ровно да наоборот. И к чести профессора Холла стоило сказать, что за все это время он ни разу ее не подвел.
- Кристофер, какое счастье, что вы нашли для нас время. Присаживайтесь,- она указывает на стул рядом с собой и не забывает отследить реакцию девчонки, успокаивая ее прикосновением к рукаву платья,- Признаюсь, ночь прошла тревожно. Что совсем неудивительно.
Кажется, словно ничего необычного не происходит и они завтракают так каждое утро. Признаться, Церера намеренно все устроила так, как бывало в ее доме, не столько чтобы развеять  скудные сомнения, сколько создать впечатление для всех в Академии..Всех, кто еще мог быть ненадежен и подхватить нить предательства для тех, кто ждет за ее стенами. Обвинять и обличать у нее не было ни озможности, ни причин, но нутром женщина чувствовала, что перестраховка не будет лишней. К тому же, это и впрямь был повод увидеться с Крисом. Без паники, без срочных происшествий и обязательств перед Ткачами. Просто потому что ей хотелось его общества.
Впрочем, Аматониди никогда ничего не делают только по одной причине.
Церера смотрит на пузырек и заламывает бровь в скептичной гримасе недоверия. Он , конечно же, снова за свое, но на сей раз они были в настолько узком, почти семейном кругу, что она не стала усугублять и без того острую между ними тему. Он был искренен в своем желании помочь, а она не была настолько лицемерна, чтобы утверждать, что не желает избавления от страданий. И поэтому, смуглые пальцы берут драгоценное стекло, позволяя свету из распахнутого окна играть на гладкой поверхности.
- Я была вчера крайне неучтива с маэстро Танси, надо полагать,- вздыхает она и и дергает уголком губ в намеке на печальную улыбку,- Думаю, будет не лишним направить ему письмо с извинениями и  приглашением посетить Эмилькон в статусе гостя нашей семьи. В конце концов, знакомство с талантливым целителем лишним никогда не бывает. Не в нынешние времена точно.
Девушка молчалива и печальна, изредка бросает взгляды то на Церу, то на Криса и ковыряется в своей тарелке. Церера, впрочем, делает вид, что тоже поглощена завтраком, но весьма красноречиво выполняет рекомендацию мага, добавляя каплю лекарства в свой кубок с водой. Она не ест мяса, только фрукты, хлеб, сыр и масло. К сыру у нее. впрочем, даже некая страсть, очень уж много его на тарелке. Однако, за этим обыденным моционом  пристальное внимание за найденышем и  и телодвижения, которые никак иначе, чем восхитительной игрой ради игры не назовешь. "Бона/Белль" роняет с тарелки кусочек ветчины, и старшая сестра невозмутимо заменяет ее самостоятельно, не полагаясь ни на каких слуг. Точно так же она ухаживает и за магом, сооружая эдакий  бутерброд на южный манер: хрустящий багет, мед, зелень, сыр, виноград. Точно заботливая мадонна маленького семейства.  Впихнуть в девушку удалось не так уж и много, и она сидит, затравленная, не зная, куда себя деть. Аматониди вздыхает коротко и жестом дает понять, что насиловать себя нет нужды.
- С нашего балкона отлично виден академический сад, сиора. Почему бы вам не поглядеть на осенние краски Запада напоследок?,- предлагает Цера и  девчонка с готовностью встает из-за стола, воспользовавшись возможностью остаться в одиночестве. Старшая провожает ее цепким взглядом серых глаз и откладывает прибор: голод ее совершенно не мучает.
- На самом деле, артефакт сейчас не самое главное,- она сцепляет ладони в замок и устраивает на них острый подбородок. глядя в пространство перед собой.  Нужно знать ее хорошо, чтобы понять, что для не значат подобные слова,- Поскольку сиора Аматониди найдена, мой долг как можно скорее доставить ее к семье, а это значит, что самое время нам собираться в дорогу. Однако..
Она не пытается его обмануть. Она говорит то, что должна была бы говорить, будь это и впрямь ее сестра. То, что должна сказать для проформы и как официальную версию дальнейшего развития событий. И ее взгляд, который она переводит на мужчину, весьма красноречив. Да, южанка собирается обсуждать с ним семейные дела, которые вовсе не входили в изначальное задание по поиску близнецов. Но не грех ли отказываться от возможности? К тому же, сотрудничество выйдет выгодным и для Ткачей, если уж нужна более циничная причина.
- История не закончена. Меня беспокоит виконт, его дела и судьба моего племянника и сестры во всем этом. Покушение на мою жизнь. Обстоятельства, при которых найдена сиора. История мадонны де Юспе. Прежде чем отбыть в Эмилькон, я желаю раз и навсегда разобраться в этой темной истории. Боги ведают, когда еще я окажусь в Грессе в следующий раз. У мня есть догадки, но я не могу ими оперировать без каких либо доказательств. А чтобы пролить немного света на это дело, мне придется пролить его частично и на историю семьи Море, вернее, обстоятельств, при которых Асоланж выдали за мессере виконта замуж. Это...достаточно личное, вы понимаете?,- слова о том, что все услышанное лучше не делать достоянием гласности - излишни. За эти несколько дней Холл должен был заметить, с каким остервенением Аматониди охраняет тайны своей семьи,- А дальнейшее будет зависеть от того, что этой ночью сумел раскопать Хорн. Если, конечно, я не отвлекаю вас от дел Академии. Мне не хотелось бы быть для маэстро Аркана еще большей занозой, чем я уже есть,- вчерашняя бессловестная перепалка вызывает у нее мрачную улыбку,- Иными словами, я прошу вашей помощи. Снова,- и это для нее не просто. Он знает, насколько.

+1

68

[indent] Это было так похоже на обычный семейный завтрак, что я невольно поежился, вспоминая дом. Мать вот так же сидела во главе стола, ухаживая за нами, вела неспешный разговор, расспрашивая о прошедшем дне, давая советы и подшучивая. Я и сестры смеялись в ответ. Я вздохнул, глотая ком, что встал в горле. Воспоминания хороши, когда они хорошие.
[indent] Благодарность от Цереры встречена моей искренней улыбкой. Мне бы ответить, что это пустяк и я принял приглашение с радостью, но я молчу - южанка и так об этом знает.
[indent] По крайней мере, я хочу в это верить.
[indent] Юница - то ли Бонафрит, то ли Белль - слегка уныла и рассеяна. Но упрекать ее в этом никто не станет. После пережитого вообще хорошо, что бедная девочка в своем уме. Насколько это сейчас возможно. Мне очень хочется верить, что память к ней вернётся. Но вот только хорошо ли это будет для нее самой. Не тот ли это случай, когда незнание - истинно благо?
- Думаю, Мастер Танси прекрасно понимает ваше состояние, мадонна. И ваше недоверие тоже. По его словам, он ничуть не обижен. Господин целитель на редкость умён и прозорлив. - я дёрнул бровями, словно подтверждая свои слова.
[indent] Дальнейшие слова Цереры заставляют меня нахмуриться. Естественно, я понимаю, что Аматониди - лишь гостья в Герцогстве, но сама мысль о том, что она уедет, претит мне. Я киваю, но в душе моей поднимается протест. Она ещё здесь, рядом, а я уже не представляю как смогу ее отпустить.
[indent] Что не так, Сверчок? Неужто твою душу смог кто-то расковырять? Не Волчица, не илитиири... Южанка с холодным разумом и горячей кровью. Женщина, которую ты знаешь несколько дней. Разве так бывает? Насколько сильно твое увлечение? На пару новых виршей и несколько рисунков? Не спеши, Сверчок. Не спеши любить. Не спеши лететь на огонек.
[indent] Но, это "Однако..."
[indent] Я откладываю в сторону столовые приборы, позволяя себе откинуться на спинку стула. Верчу бездумно в пальцах полотняную салфетку, внимательно слушая. Киваю согласно, понимая. И задумываюсь.
- Мэтр Аркан тоже обязан Ткачам. Так что это будет лишь продолжением и ответной услугой. Я могу позволить себе ещё несколько свободных дней. Три могу обещать точно. Если этого тебе хватит. - мой голос звучит вполне спокойно и ровно. Я рад, что могу помочь. - Если нужно рассказать, то расскажешь. Надеюсь, Хорн вскоре вернётся с новостями.
[indent] Словно в ответ на мои слова в двери стучат. Действительно прибыл Хорн. Это удача или провидение? Не знаю, но это действительно вовремя.

+1

69

Она не должна этого испытывать, и тем не менее, ей неловко. Перед Крисом, перед Арканом, перед Хорном, которого она вчера оставила в одиночку разбираться с проблемами. Хотя, это было даже не сожаление по принципу вины, сколько неудовольствие от того, что ей приходится отпускать ситуацию из своих рук и  не быть способной обойтись своими силами. Но ни  того, ни другого она сказать не может, поскольку это- неуместно. Проявление слабости, излишнее сейчас. Довольно и того, что она собиралась сблизиться с мессере Холлом на еще более непозволительную дистанцию.
Ах, как было бы проще, будь это всего лишь связь на ночь! Аматониди даже в постели была способна быть максимально собранной и не воспринимать все близко к сердцу, откровенно наслаждаясь процессом.
Но шутка богов заключалась в том, что  на сей раз ей совершенно не хотелось скатываться в подобные отношения. А если раскинуть мозгами, то и в отношения в принципе. А если еще и быть честной с собой,  она делала все для того, чтобы все случилось наоборот. Но не могла найти в себе ни капли сожаления.
- Метр обязан Ткачам, но не мне. Подозреваю, что и для Ткачей мои дела могут стать определенной проблемой, если ситуация выйдет из-под контроля,- она улыбается, хотя веселиться тут нечему. Деньги деньгами, но порой есть вещи много ценнее золота,- Однако, то, что я скажу, могло бы стать...эдаким рычагом давления в определенных кругах. Если Ткачам будет так угодно, но после того, как мы с сиорой уедем,- это само собой подразумевало, что отъезд будет знаменовать некий конец в тех делах, что сейчас волнуют  Аматониди.
Цера не знает,как усесться так, чтобы удобная поза побудила ее начать говорить, не знает, куда деть руки, потому как любой движение тут же напоминало о ране на груди и заставляло злится. легко рассуждать, когда действовать не приходится, и совсем другое дело, что Церера не слишком любит долгие построения сложных конструкций планов. А сейчас именно это от нее и требовалось. В конце концов, женщина встает из за стола, встряхивает кистями рук, сбрасывая напряжение в пальцах и обходит стол за спиной у мага, украдкой поглядывая на "сестру" на балконе. Тонкая, едва обретающая силы рука скользнула по плечу мужчины и южанка заняла стул рядом с ним, как будто хочет, чтобы их никто не услышал. Нет, на самом деле, она просто не хочет говорить то, что ей неприятно, вслух, и в то же время- это необходимо.
- Виконт Море был женихом завидным, во всяком случае, это было лучшим решением для своего времени. Он отвечал всем необходимым качествам, которые патрон Аматониди искал в муже для своей дочери. И, разумеется, становился полезным связующим звеном нашей семьи с партнерами на Западе. Но, признаться честно, мне он не понравился с первого взгляда: тот самый случай, когда смотришь на человек и без всякого дара ясновидения понимаешь, что он из тех, кого бы ты убила без раздумий, если пришла бы подобная необходимость.  В день свадьбы жених как сквозь землю провалился, и его искали по всему городу.  Удача улыбнулось мне, отсутствие щепетильности , порой, вредное качество для благородной сиоры, но крайне полезное, когда дело доходит до поисков правды: я нашла виконта...В одном из ваших злачных мест. В весьма фривольном состоянии, окруженного...Ну, скажем, компанией куда более нетривиальной, чем просто сборище куртизанок. Некоторым из них было весьма мало лет. Некоторые даже были мальчиками. Я заметила с дюжину, не исключу, что в темноте пряталось еще столько же,- она легко жмет плечами, хотя лицо ее сейчас мертво и старательно не выдает эмоции, потому как они слишком сильны,- Иными словами, встреча с будущим зятем была не той, что положено быть в день свадьбы твоей сестры. У нас вышел весьма пылкий конфликт и спор, ставший едва ли не единственным разговором за пять лет. Предполагаю, что тащить мужчину за ухо из борделя - это на западе моветон,- южанка трет уставшие глаза, стараясь не злорадствовать так уж откровенно,- Виконт весьма справедливо меня не любит и не может простить за то, чему я стала свидетелем. Я, в принципе, плачу ему той же монетой. Однако, это дела давно минувших дней и  я не донесла об этом инциденте ни сестре, ни мачехе, ни даже патрону, что было весьма рискованно. Не пожелала омрачать торжество и срывать планы на этот альянс. Я скрыла эту пощечину, а теперь, выходит, что весьма зря, ведь...Признаться, я не совсем понимаю, как одно связано с другим, но могу предположить, что виконт в отместку пытается меня изжить всеми силами из города. Однако, покушение это для него уже слишком.  И связан ли он с тем, в каком положении мы обнаружили сиору?,- Цера красноречиво дергает бровью в сторону балкона,- Я бы не удивилась, но не вижу прямых доказательств, к несчастью. Слишком глупо рисковать ради одной единственной обиды.
Когда внезапно  на пороге появилась Тайра, и сообщила, что тифлинг все-таки соизволил явиться, Церера было испытала облегчение. Но ее гримаса и наклон головы не обнадежили.
- Нынче он в лазарете. Распугал половину персонала, мадонна,- это могло бы звучать как укор, если бы сиора не ехидничала так открыто,-Разукрасили его, как боги черепаху, право слово..
Аматониди только сдержанно, но тяжело выдохнула и поднялась со своего места: если уж Хорн нарвался на того, кто смог ЕГО измордовать - дело было серьезно.
- Присмотрите за сиорой Аматониди, окажите мне такую услугу, мадонна Тайра?,- просит она напоследок.

Отредактировано Церера Аматониди (13-09-2020 01:01:18)

0

70

[indent] Я едва не согнул в пальцах серебряную вилку, слушая Цереру. Распутство некоторых людей, не завимо от их достатка кстати, меня не злило, но вызывало искреннее недоумение. Никто не отменял обычных физических потребностей. Я, что считал Старшего и Младшего Учителей едва ли не небожителями, внезапно понял, что ничто человеческое им не чуждо. Сначала это открытие меня ошарашило, но, переосмыслив многое в этой жизни, я принял подобный факт как нечто само собой разумеющееся.
[indent] Но, как говорили мудрецы: избыток никогда тне станет чем-то здоровым.
[indent] Виконт мог не любить свою жену - браки по расчету давно перестали быть резонансом и моветоном. Но показывать это так нагло... Не стоит плевать в колодец из которого черпаешь воду для питья.
- Мне мало известно о твоём зяте. Я лишь пару раз сталкивался с ним и а приемах у Герцога. Знаю лишь, уж прости за откровенность, что отзываются о нем не очень лестно. Возможно, не стоило бы говорить подобного, но раз уж и ты так откровенно... Над ним практически открыто насмехаются. И теперь я действительно вспоминаю слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации виконта...
А о его торговый делах... Товары в Академию несколько лет поставляет одна семья... Айнцберг? Я не помню точно. Просто особо никогда не интересовался. Мадам О'Туллл тебе скажет точно. Думаю, эти люди знают намного больше. И баронесса Юспе сможет дать более чем достаточную информацию.
И даже очень проницательные и осторожные люди иногда ошибаются...
А по поводу ненависти твоего зятя... Не могу отрицать того, что за подобное он мог попытаться тебя как минимум унизить. Даже таким... Таким откровенно ужасным способом.

[indent] Сообщение от Тайры обеспокоило и меня. Пока мы шли по коридору, я молчал, лихорадочно соображая за что мог так слопотать тифлинг. Возможно, стоило перебраться из стен Школы за пределы города. Был у меня недалеко один крохотный домик, что я приобрёл по оказии - как плату за услугу. О нем не знали ни Аркан, ни Ткачи, ни кто-либо в Академии. Даже хозяином домишки числился некий Дерек. Я сейчас всерьез задумался о том, чтоб на несколько дней укрыться там. Чтоб не доставлять неудобств Аркану.
[indent] Хорн выглядел  словно его переехал груженный камнями воз. Я криво усмехнулся, отвечая кивком на приветствие тифлинга.
- А Тайра значительно преуменьшила твои синяки... Кто же так постарался? Насколько все плохо? - я подал Хорну руку и он слабо ее пожал. Чем обеспокоил меня ещё больше.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Кровь, терн и благие намерения