http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГУЛЬРАМСКИЙ ХАЛИФАТ » Проклятый дворец.


Проклятый дворец.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


[shadow=2px 2px 4px #FFF6AD]История Проклятого Дворца живет в народе вместе с легендой о Карронуме[/shadow]
[indent] Разрушившейся от времени дворец, одного из первых Халифов Гульрама, стоит на окраине столици страшным памятникам былому. Это напоминание о том, что некоторые вещи не должны повториться. Напоминание о том, что порой необходимо давать отпор даже наместнику Бога.
[indent] Место обходят стороной взрослые, дети не играют рядом с ним и каждый в городе скажет, что этот дворец  проклят: напитано кровью невинных и ошибками народа. Лишь еденицы отваживаются посетить развалены и одичавший, полный мертвецов сад.
http://s8.uploads.ru/GFVX9.jpg


+3

2

Вусалиан смотрел в окно, где к его поместью стягивались дервиши. Один за одним, в течении часа они стекались к владениям знатных семей по одиночке. Всё, как и было задумано ими. Тени пришли в Гульрам год назад, но они быстро поняли, что не в силах самостоятельно стать угрозой Халифату, где каждый маг с рождения становился частью армии Халифа и обучался, как Гази, под надзором жрецов и Владыки.
Многие учили светлую магию, и были опасны для них. Тени не собирались умирать столь глупо. Не собирались нападать открыто. Но им нужен был план, нужна была информация и «мясо».
Обосновавшись в месте, что люди звали «проклятым» дворцом, тени заманивали туда тех, кого не станут искать и убивали, чтобы питаться. А страх, вселяемый в людей этим местом, за год и вовсе стал их любимым блюдом. Однако их пребывание не сводилось к наблюдению. 
Переходя из одной тени в другую, скользя во тьме, они искали жертв, для исполнения своего плана. Одной из таковых стал Вуссалиан. Мужчина, подвергшийся нападению, был защищен Гази от смерти, но утратил артефакт, защищавший его от ментального воздействия. В ту же ночь тень пришла к нему.
Уже наутро Вусалиан отослал Гази со своим малолетним сыном в загородную резиденцию, а затем стал претворять план новых хозяев в исполнение. Тайно он спонсировал дервишей, покупая им оружие. Ввозил под видом рабов радикальных полукровок и темных существ, что, как и его хозяина, желали уничтожить этот оплот света на востоке. И вот сейчас, уже сейчас – они были близки. В тени дервишей прятались тени, что были намерены убить всю верхушку города тайно, оставить его без хозяев, разрозненным и разбитым.
А человек, что вел дервишей на беспорядки, и вовсе добровольно сдался во власть темных сгустков, в надежде на то, что сумеет изменить жизнь гетто.
Их роль была проста. Устроить беспорядки, отвлечь охрану и гази на себя, дать теням дорогу в поместья и дворцы. И Вусалиан намеревался играть жертву до поры, до времени. Хотя он, конечно, пропустил дервишей дальше прочих.
«Сейчас» - Раздалось в его голове и мужчина закрыл занавеску, что послужило сигналом для бунтующих. Именно на его территории находился самый крупный рынок рабов. Разруха должна стать причиной для освобождения «темных» и сигналом к действию. Игра началась.
[NIC]Вусалиан[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/t8j3s.jpg[/AVA][STA]Султан[/STA]

Очередь на 1 круг

1.Римма
2.Морваракс
3.Меварис
4.Кот
5.Варун Ватраж

+4

3

Несколько дней. Несколько беспокойных дней. Делмар уже не первый раз говорил, что в застенье, квартале бедняков, что-то происходит. Гази был выходцем из низших слоев, но даже ему никто не сказал о задуманном. И все же он видел, видел, что с людьми что-то не так. И когда несколько дней назад стали происходить вспышки хулиганств и беспорядков, он поделился тревогами со своей бийим.
И вот сейчас, Римма, сидя в собственном кабинете, слушает очередной отчет, едва ли не с каждым словом мрачнея на глазах.
- Они все покинули квартал дервишей. Все мужчины, даже старики. Некоторые женщины с ними. И все они вышли на центральные улицы. Я позволила себе направить гонцов к Султанам и Наибам от твоего имени… - Отчитывалась Ида, пролистывая полученные донесения, - Делмар Выставил охрану у входа в парк, а так же у главных ворот, но…
Черно белый веер, сложенный в тонкую изящную линию коснулся алых девичьих губ, приказывая замолчать. Ида мгновенно подчинилась, выжидающе наблюдая за тем, как Дильшат поднимается с кресла, оставляя веер на поверхности рабочего стола. Легкое движение тонких пальцев, и юбка с длинным подолом спадает на пол с характерным шуршанием, оставляя девушку в шароварах и изящной расшитой тунике.
- Прикажи немедленно седлать Юрашика. Я еду к Халифу. – Голос девушки был холоден и решителен, она не ждала слов согласия или советов, и советница спешно вышла, покидая кабинет.
Как выяснилось вскоре, письма Иды достигли адресатов, и аудиенции Закира требовала не только эмир. Наибы, визири, султаны, крупные землевладельцы и представители посольств уже ждали. При них приходили донесения о начавшихся беспорядках на рынке рабов и земле Вусалиана, а следом и донесения о беспорядках уже вблизи их собственных земель.
Халиф почтил собравшихся так скоро, как смог. Он так же следил за донесениями и планировал ответные действия, но вести о сбежавших с рынка темных рабах прибавили Закиру хлопот.
- Неспокойные времена наступили для нас. Мои глаза полны печали сегодня, - Не тратя времени на приветствия произнес Халиф, войдя в просторную, практически пустую залу советов. Круглый большой стол стоял посреди огромных габаритов комнаты с округлыми высокими потолками, выложенными мозаикой стенами и редкими красивыми статуями в проемах у арок.
- Нам необходимо руководство к действию, Владыка. – Нетерпеливо произнесла Римма, явно обеспокоенная проиходящим, хотя и скрывающая лицо за, убранным белым узором, черным веером.
- И оно у меня есть. – Спокойно ответил Халиф, опираясь на стол руками, - Гази и стража уже получили приказ выйти на улицы. Гази возьмут на себя отлов темных, а стража…
Резко закрывшийся веер привлек внимания Халифа. Он посмотрел на девушку внимательно, но все же закончил мысль:
- А стража займется беспорядками. И, очевидно, дорогая бийим, Вы имеете сомнения по поводу происходящего?
- Нет времени сомневаться. – Порывисто заявил Али, - Нам нужно подавить недовольство в зародыше и…
-И я действительно имею ряд сомнений! – Резко, прерывая ропот, произнесла молодая девушка, единственная в этом кругу.
-Я слушаю тебя. – Спокойно ответил Закир, что привык слушать юную леди. Он поднял руку, вынуждая остальных замолчать, - Что тебя тревожит?
-Для такого поведения нет причин, Мудрейший. – Прямо заявила девушка, - А люди явно хорошо организованны и это спланир…
- Люди всегда чем-то недовольны, мы должны помочь Васалиану, - Перебил её решительный и настойчивый голос молодого Султана Фираха, - А ваши женские выдумки…
-Очень интересны мне. – Перебил на сей раз его Али, что по-прежнему рассчитывал на обручение с наследницей Дильшат.
Рука Халифа вновь взмыла в воздух, а взгляд мужчины на сей раз давал понять, что второй попытки устроить разговор не по делу он не потерпит.
- Это хорошо спланированная акция. По последним донесениям темные присоединяются к людям, все они вооружены, и их не мало. Кто-то планировал это, Ваше Могущество. Совсем недавно под покровом такого же события в Гресе, на северо-западе, на столицу напали темные... Я не думаю, что происходящее лишь совпадение.
На сей раз повисло молчание. Люди обдумывали услышанное в ожидании вердикта.
-Пока мы не станем менять план…
Дверь в залу распахнулась, на пороге показался Главный Визирь Халифа.
-Владыка. Ко двору прибыл Карронум. Он требует, чтобы его приняли. Сейчас его сопроводят сюда.
Халиф нахмурился. Появления дракона наталкивало на мрачные мысли, люди тревожно зашептались.

+5

4

[indent] В отличие от многих, Карронум давно знал, что он хочет от мира. Поставил себе цель и шел к ней сквозь столетия. Не мудрено, что в отличие от тех же многих, он достиг того, к чему стремился.
[indent] У него было все, что мог бы желать дракон. Богатства и артефакты, исполнительные слуги, собственная сеть информаторов, союзники и враги на четко выверенном расстоянии. У него были земли, столь же прекрасные, сколь и опасные. У Карронума был его прекрасный Изумруд – его Халифат.
[indent] Несведущему глупцу могло показаться, что дракон просто прилетел туда, где ему понравилось, и забрал под крыло набирающее силы людское государство. Зеленый Змей наблюдал, брал дары и… ничего не делал. Еще одно древнее создание, которое не знает к чему бы себя приткнуть.
[indent] Карронум слышал эти сказочки и слухи. Более того – делал все, чтоб эта молва хорошо укоренилась в головах болтунов. Он вложил в процветающий Гульрам много больше, чем могли представить те, из чьих уст сочится грязь пополам с кислотой.
[indent] И теперь непрошенные гости решили, что достаточно смелы и сильны, чтоб испортить его величайшее творение. Карронуму не было дело, кто и под какой маской проникал в его земли. Темные, светлые – так ли это важно, если они ведут себя прилично, соблюдают законы и благотворно способствуют обогащению страны? Дракон терпел и этих чудных незнакомцев, снующих по теням как крысы и заползающие в головы подобно кошмарным снам.
[indent] Не будь этих гостей, Халиф справился бы с очередным бунтом – будь тот хоть сколько организованным. Но грязные кукловоды вносили тот самый фактор, который нельзя игнорировать.
[indent] - Нашида, седлай коня. Настало время нанести визит дорогим соседям.
[indent] «Змейка» была облачена полностью в черные одежды – символ того, что ее время на исходе. Ее красота еще держалась, ее навыки и умения не теряли остроты и силы, но время… время забирало свою дань. Знала ли это женщина? Знала и была готова. Змей слышал в ее мыслях желание умереть за своего хозяина, ей хотелось битвы, славы, чести… Ей хотелось в последние годы совершить нечто такое, чтоб дракон запомнил ее. Глупышка. Им нет нужды высоко прыгать и извиваться в танцах чтоб привлечь его внимание – он помнит их всех. От самой первой, до ушедших в прошлый сезон.
[indent] - Сомневаюсь, что наши гости осмелятся сунуться сюда. Но на всякий случай скажи девочкам, чтоб были готовы. Сегодня я никого не ждал, потому ежели кто будет проситься – отошлите прочь. Будет настаивать – убейте.
[indent] - В городе волнения. Райхана говорит, что скоро грянет гром.
[indent] - Да, волны идут. Если Халиф и его окружение этого еще не заметили, то буду крайне ими разочарован. Но ты ведь не просто так это говоришь, не для одного лишь поддержания беседы.
[indent] - Позвольте мне сопровождать вас.
[indent] «Все надеешься на героический подвиг или смерть во имя общего блага?» Идея женщины стала навязчивой. Приструнить бы, но… Но вдруг ей и впрямь удастся показать себя? Да, на фоне готовящегося переворота, такой смелый шаг будет играть прелестными красками. Весьма… аппетитно.
[indent] - Кого же ты оставишь здесь вместо себя? Кто лучше тебя справится с тем, чтоб защищать прелестных пташек и успокаивать не у меру ретивых змеек, м?
[indent] - Лейла.
[indent] - Уверена? Она молода, чужеземка, к тому же за спокойствием и отчужденностью прячет весьма интересный букет эмоций.
[indent] - Уверена. Она вас не подведет.
[indent] - Чудесно. Седлай коней, боюсь задерживаться нам не стоит.
[indent] Во время всей беседы дракон шел по саду в своем истинном облике. Явится во всей красе? Поразить врага своей силой, напугать и отогнать от Гульрама? Грубо, грубо и не красиво. Рыскающие по теням и глодающие слабые умы никогда не смогут понять все величие древнего дракона. Но им нельзя отказать в некоторой низменной изворотливости и осторожности. Они могут сделать его своей целью – мерзость, да и смысла лишено. Заразу нужно выжигать с корнем, а не радоваться тому, что она набухает соком.
[indent] Еще один шаг и тень, падающая на растения, исчезает. Цепочка драконьих следов в мягком белом песке сменяется человеческими. Малые расы были очень красивыми, но не всегда, вернее не во всех проявлениях. Женщины в большинстве своем устраивали дракона, а вот мужчины… Не хватало им утонченности, не хватало той особой красоты, что таилась в их сестрах и дочерях. Изначально Карронум хотел создать себе облик, уподобившись лучшим из лучших. Но желания ящера уступали тому, что могли сотворить дети Богов. И раз уж идеальней живой человеческой девушки он создать не способен, то быть ему в облике мужчины.
[indent] В принципе получилось даже не так отталкивающе. Кто-то мог ожидать умудренного веками старца, или взрослого, пышущего силой мужа, кто-то ожидал обилия зелени в его одеждах, кто-то мог предполагать как обязательный атрибут – оружие или посох. Но к оседланным коням шел молодой человек, в чьем лице читалось превосходство и надменность. А золото одежд казалось глумливой насмешкой над величайшими из ящеров – золотыми драконами.
[indent] - Что скажешь, Нашида, не потерял ли мой облик свой изначальный блеск?
[NIC]Карронум Зеленый Змей[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c854216/v854216961/b4d05/KUTy2djlv4k.jpg[/AVA]
[indent] Улицы города не были готовы пить кровь горожан. Не было баррикад, не было грязи и этого отвратительного запаха зависти и злости, что неизменно режет нежное обоняние Змея, когда люди начинают склоки. Но Гульрам уже и не был тем самым Изумрудом, столь любимым драконом. На него словно пала тень. Еще не пошли губительные трещины, но и прежнее великолепие подвергалось серьезному испытанию.
[indent] - Ожидай меня и следи за ситуацией. Сдается мне, что тучи разверзнутся раньше срока, - шепнул Змей своей спутнице. Та молча кивнула, она тоже чувствовала напряжение. Тяжесть воздуха как перед грозой, перед стеной ливня. Только эта буря могла напоить землю и людей ядом и ничем более.
[indent] - Карронум Зеленый Змей. Я требую, чтоб Халиф услышал мои слова.
[indent] Приличия и традиции, взаимное уважение – это не пустой звук для дракона. Спешка должна быть разумной. Врываться, бежать впереди слуг и грозно сверкать взглядом – что за лепет вирмлинга! Это его люди, его союзники, они достойны того, чтоб дракон шел к ним как к равным.
[indent] - Сердце мое омрачено вынужденной грубостью, но мне есть что сказать.
[indent] Войдя к Халифу, Змей отметил каждого присутствующего, запоминая лица и «запах мыслей». К радости, что оттеняла надвигающуюся тьму, здесь была и молодая бийим. Она была одной из тех, к кому из союзников нынешнего правителя, Карронум присматривался с особым вниманием. В столь юном возрасте достигнуть таких высот – а говорят, что женщины слишком нежные для серьезных «игр».
[indent] - В городе присутствуют незваные гости. Темные. Не демоны, не призраки, но они шепчут свою волю слабым и доверчивым. Я слышу их в городе, но не могу сказать сколько их. Это чужаки, и чужаки опасные.
[indent] «В идеале бы выловить парочку и изучить подробнее, но видимо придется работать с тем, что есть»

+5

5

[indent] Проклятый дворец верно скрывал сбор верхушки бунтовщиков. Тарсе сидела в мягком резном кресле (разумеется, краденном), жевала смолу, крутила на палец чёрный локон и слушала донесения с улиц, отмечая про себя кто привирает, а кто и откровенно брешет в глаза, явно припрятав для себя что-то из отбитого у достопочтенных гульрамских жителей.
[indent] -Склад теперь наш, - залихватски похвастался ей Булат, - теперь у нас есть оружие.
[indent] Тарсе кинула на него злобный взгляд, и доходчиво пояснила в какое место оружие надо засунуть и как провернуть, чтобы до самой головы дошло: эти ржавые палки и в подмётки не годятся зачарованным мечам и доспехам стражи, не говоря уже о халифских Соколах. Булат попытался возразить и глаза Тарсе почернели от вскипающего гнева. Тхеран за её спиной заинтересовано поднял бровь и Булат дальновидно заткнулся.
[indent] Обнаглевшему ублюдку давно надо было отрезать его поганый язык, лучше вместе с головой – всё равно от него никакого проку. Решив додумать эту мысль позже, Тарсе вернулась к насущным делам.
[indent] -Перехватите поставки алхимика-эмира Дильшат, - заявила она, черкая угольной палочкой на замызганной старой карте, - Здесь… и здесь. Намешаем из этого то, что горит, а лучше то, что взрывается.
[indent] Никто не стал задавать вопросов, откуда Тарсе знать про поставки. Она никогда не ошибалась. О ней говорили: «Тарсе-Пророчица», непременно добавляя мысленно «Тарсе-Бешеная-Шлюха».
[indent] Год. Всего год назад пигалица-полукровка Тарсе была пылью под ногами таких как Булат. В те времена она и пара её друзей сидели в обшарпанном вонючем подвале в гетто дервишей, делили на троих пресную лепёшку и пили горькую ворованную раки. Тхеран полировал до зеркального блеска отцовский кинжал, а Кадо скулил, зажав зубами деревянную ложку, пока Тарсе всё той же раки обрабатывала ему раны от кнута. Кнута ему дали за воровство, пожалели за молодость – выгляди Кадо постарше, то лишился бы руки. В ранах потом всё равно завелись личинки и Кадо стал гнить заживо – Рилдир знает, как он выжил. Наверное, сказалась природная живучесть швали из дервишей. Такие даже от жёлтой оспы не помирали.
[indent] Никого из них не брали на честную работу, а за нечестную платили медяки – как и большинству дервишей. Для воротил гетто их троица с жалкой кучкой приспешников была всего лишь надоедливым москитом – прихлопнуть, плюнуть и растереть. Но вскоре – Тарсе ухмыльнулась – уже вскоре всё очень быстро поменялось. Люди – дураки. Нелюди, впрочем, тоже. Одним пообещай жрать от пуза, другим той самой «высшей справедливости», третьим просто надрать задницу богачам, надави на четвёртых – и все они станут твоими. Особенно когда ты показываешь им, что умеешь ответить за свои слова. Тарсе умела.
[indent] У неё не было медного быка на халифский манер, но Тарсе и без него неплохо справлялась. Одного за другим, она окунала головы главарей банд и прочих недовольных в чан с кипятком и держала, пока те не прекращали дёргаться – подыхали они не хуже, чем в быке.
[indent] Последний из них напоследок сказал, что такой кровожадной тварью как Тарсе даже дракон побрезгует закусить. Та оценила сравнение со сказочным злодеем по достоинству и похоронила шутника заживо. В том самом саду проклятого дворца, где сотни лет назад Халиф Селим закапывал заживо собственных детей, до того, как упомянутый дракон от него мокрого места не оставил.
[indent] -Я бы и саму Дильшат перехватил, - мечтательно шепнул Булат, - видала какие у неё…
[indent] -Если хрен в штанах помешает тебе делать то, что я говорю, я его живо откручу, - мрачно перебила Тарсе.
[indent] Кадо весело хмыкнул. Ему, в отличии от Булата, уже приходилось наблюдать, как глава выполняет подобное обещание. Рука у Пророчицы была тяжёлая. Свинцовая, прямо скажем, рука.
[indent] -Выступаем, как и было запланировано, - Тарсе закончила черкать на карте и осталась довольна результатом. Даже если гребанный дракон вылезет из джунглей, то и ему не оказаться в стольких местах одновременно. Особенно если Вусалиан сдержит слово, а в этом она не сомневалась.
[indent] Были причины.

[indent] После сбора Тарсе в одиночестве лежала на мёртвой сухой земле халифского сада. Она расположилась рядом с могилой своего любимого врага, которую копала и зарывала лично, пока тот выл и призывал на её голову немыслимые проклятья. Был бы он магом хоть немного - лежать Тарсе кучкой вонючего пепла. Смотря на черное небо без единой звезды, Тарсе прихлёбывала раки прямо из фляги – уже не ту мочу, что они пили год назад, а чистую, что слеза девственницы, стоящую немалых денег.
[indent] «Всё равно краденая», - безразлично подумала Тарсе, уже успевшая напиться, протрезветь и прокрутить план бунта в голове добрую сотню раз. А заодно подумать, какого всё же демона она заварила эту кашу. Ответ, на самом деле, был очень простым.
[indent] Тарсе улыбнулась и протянула руку к черному небу. Чернота доверчиво колыхнулась ей навстречу, исказилась и отразила Тарсе как зыбкую тень-копию, переплетая полупрозрачные пальцы с живыми пальцами настоящей Пророчицы, касаясь её разума чуть ли не с нежностью - в который раз. Тарсе закрыла глаза, ощущая, как наполняется силой и знаниями. Тени не говорили с ней и не насылали видений – в какой-то момент она просто знала всё то, что тени желали ей передать. Знала и всё тут, в совершенной полноте, как будто это знание было с ней всю жизнь.
[indent] Вусалиан и добрая часть её людей считали, что она хочет справедливости для дервишей. Булат и подобные ему – что Тарсе просто убийца без души, жадная до денег.
[indent] Тхеран и Кадо следовали за ней не задаваясь вопросами. Они помнили, как отец Тарсе, улыбчивый человек с широким добродушным лицом, готовящий самый вкусный плов в Гульраме, умер избитый, в собственной крови и дерьме, с изувеченным в мясо лицом. Знали, что девчонку-полукровку и знать не хотела остроухая арисфейская родня с брезгливыми лицами, после чего Тарсе была готова отрезать свои заострённые уши - никчемное наследие предков-нелюдей. Втроём они смотрели на купающихся в золоте и роскоши детей знати, ощущая при этом совсем не зависть, а чувство, что прочитали в ней тени, когда она впервые – сама – пришла к ним.
[indent] В ту ночь тени показали ей «знание» будущего, которое Тарсе желала всем сердцем – ненавистный Гульрам в руинах и чёрный, безжизненный Арисфей с нечеловечески прекрасными эльфийскими головами, развешанными на мёртвых ветвях.
[indent] Этого было вполне достаточно. Вопрос был в цене, но для Тарсе он, разумеется, не стоял.

[NIC]Тарсе Полукровка[/NIC] [STA]"Пророчица из гетто"[/STA] [SGN]"И нашел я, что горче смерти женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею"[/SGN] [AVA]http://s3.uploads.ru/rAxe3.jpg[/AVA]

Отредактировано Меварис (09-08-2019 10:33:36)

+5

6

Приключений много не бывает. Для непоседливой пушистой задницы Кота это был жизненный девиз. Сидеть на одном месте он просто не мог, посвящая путешествиям все свое время. Хватаясь за любой заказ, за любую возможность, он старался просто забыть тот факт, что оставался один...
Шумная компания наемников, сопровождающая ценный груз в Кримеллин, дружна лишь на время совместного пути. Когда прибываешь в город и сдаешь охраняемый товар заказчику, можно еще пойти отметить это дело веселой попойкой. Но наступает утро и все твои товарищи по одному, реже парами, разъезжаются кто куда. И ты вновь остаешься один.
Кто-то заводит семью. У Барса она тоже когда-то была. Все в том же Кримеллине. До той поры пока город не превратился в руины. А с ним и погибла пышнотелая хохотушка Марта, сгорев вместе со своей небольшой таверной "Драконья нора". Вернувшись домой, Седой нашел лишь кусок вывески с буквами "ора". Именно орать и хотелось.
Говорили, что город погубило нечто. После маги отлавливали разную нечисть по домам и руинам, уничтожая ее. А после до Кота дошли слухи о произошедшем в Грессе. Поговаривали, что Герцог своими действиями поднял недовольных и вспыхнул бунт. А еще рассказывали, что по улицам герцогства прошло нечто, оставляющее после себя лишь трупы. Умершие видимых причин для кончины не имели - ни ран на теле, ни иных увечий. Ричард сам знал пару точек на теле, что могли отправить в вечный сон огромного бугая, но, как рассказывали очевидцы, людей и нелюдей убивала тень.
Еще говорили, что в той битве погибли почти все маги Школы Гресса. Могли, конечно, преувеличивать, но слухи на пустом месте не возникают. А это значило, что действительно эти тени покосили богатый урожай.
Поэтому Рич собрался в Гресс. Во-первых, там были Ткачи и Мартин, что в свое время очень помог Коту, а во-вторых, оборотень надеялся быть полезным. Ну и, естественно, если будет возможность, заработать.
Конь был взят на время - его следовало отдать в одной из деревень у герцогства, вещи и еда собраны. Можно было отправляться в путь. Если б не Саид.
Саид был давним знакомым Седого. Гульрамец одно время держал небольшой постоялый двор в одном из оазисов на пути к городу. Но наступающие пески пустыни и участившиеся набеги разбойников заставили его собрать все свои вещи и искать провожатого до Гульрама. Именно с этой просьбой он и пришел к оборотню. Долгие уговоры - Ричард терпеть не мог город и не очень желал там появляться после некоторых событий - все де возымели действие и, скрепя сердце, Барс согласился. Терять давнюю дружбу с Саидом Кот не хотел. Ведь кто знает всегда ли в кармане будут звенеть монеты, а хозяин по старой памяти примет. И, если повезет, то бесплатно.
Только вот что-то в Гульраме сразу Коту не понравилось. Витала в самом воздухе скрытая угроза, словно собиралась сначала пыльная бура, а после и гроза. Барс физически ощущал кожей эту угрозу. А еще запах. Так пах страх. Он исходил от каждого. Люди затравленно озирались, спеша побыстрее уйти с улицы. А еще дервиши. Эти были даже там, где встретить их, казалось, было невозможно. И глаза. Десятки глаз. За всеми следили как живые так и нечто явно не имеющее отношения к миру света.
Саид помянул Имира, подгоняя повозки с добром и выдохнул лишь тогда, когда очутился на хорошо защищенном крепкими стенами и воротами дворе своего зятя. Получив из рук симпатичной служанки миску похлебки на наваристом бульоне, Седой уселся на краю широкой крыши, что служила своим хозяевам еще и открытой верандой, и, жуя большой кусок мяса, наблюдал за оживлением у дворца. 
А там было на что посмотреть. И стражи было больше чем обычно, и особенно заинтересовало Кота пиприбытие какого-то очень важного и богатого, судя по количеству золота, мужчины. Дом стоял на пригорке и Седому с его зрением было несложно разглядывать всех и вся. Внимание оборотня привлек довольно знакомый ему человек. Кто это именно Барс рассмотреть не смог, а поэтому решил пробраться поближе.
В данной ситуации поговорка "Меньше знаешь - крепче спишь." не срабатывала. Для крепкого сна явно следовало быть осведомленным в ситуации.

+5

7

[indent] Судьба не редко подбрасывает под ноги камни, сложные повороты и очень любит наблюдать за тем, как идущие по её извилистому пути страдают, превозмогают или падают и расшибаются насмерть. Жизнь вообще такая ироничная штука, не прекращающийся бой за место под солнцем, в котором хотя или нехотя принимает участие каждый. Старого генази ещё не успели отпустить похоронные набаты войны давно минувших дней, а Альмарен уже встречал новую напасть. В пути очень трудно разбираться в правдивости слухов, потому как они имеют возможность изменяться. Ветреные языки постоянно талдычат о всякой всячине: то горы трещат и рушатся, то мертвецы бродят в деревнях по огородам, то ещё какие-нибудь заговоры природы и тёмных сил против живых существ. Не верь всему, что слышишь, не верь всему, во что верят многие, но не торопись это отрицать - неплохое кредо для того, кто скитается по Альмарену большую часть жизни.
[indent] Дорога на юг была очень долгой и утомительной, но в этом есть свой азарт. Когда твой век не может окончиться, ноги сами невольно ступают на длинную тропу, жизнь становится одним большим путешествием из города в город, от дела до дела. В славном городе Гульраме Варун начал свой путь, здесь он вырос и совсем не удивительно, что спустя только лет что-то влекло его обратно. С того момента, как он покинул его в прошлый раз, прошло уже больше двух столетий, даже для бессмертного это приличный срок.
[indent] Ностальгия мощным потоком наполнила рассудок, стоило магу увидеть на горизонте остроконечные пики башен. В прошлом город казался сказочным: чистые просторные улицы, массивные каменные стены, поражающие воображение дворцы и храмы, что могли бы похвастаться красотой форм и украшений даже великим мастерам-эльфам. Миг. Огромные ворота, а за ними на холмах, раскинувший свои объятия, древний город. Вымощенные камнем улицы дышали историей. Во всяком случае для Варуна. Миновав ворота, он остановился и прикрыл глаза. Городской шум ударил в уши и маг пошёл дальше, вдохнув полной грудью. Многие старые знакомые уже давно покинули этот мир и дабы вспомнить кого-нибудь более живучего, стоило поднапрячься. Не так далеко от центральной площади жил эльф по имени Фуор, в последний раз генази видел его совсем мальчишкой. Его семья торговала винами уже много лет и Варун всегда был с ними на хорошем счету, а потому, выбирая куда податься, он понадеялся, что старая дружба ещё имеет ценность.
[indent] С открытой террасы открывался прекрасный вид на город. Высокая стрельчатая балюстрада обрамляла широкую прямоугольную веранду, на которой стоял широченный круглый стол, да несколько кресел. Вдали был виден порт, спокойное, блестящее на свету, море и шныряющие туда и сюда шхуны, с цветастыми виляющими вымпелами.
- Мой отец был бы рад тебя видеть, - поддерживал разговор эльф, - не будь он в отъездах, он бы устроил какой-нибудь званый ужин, а потом до утра травил бы истории о том, когда я был мелким. Но да ладно, кхм, - он нехотя прокашлялся в кулак и бросил мечтательный взгляд на порт, - Ты на долго у нас? Ну... в Гульраме.
На столе гордо красовался большой каплевидный тёмно-зелёный бутыль, две металлические чаши и тарелка с большим ломтем свежего хлеба.
- Я тоже рад видеть тебя, Фуор, - усмехнувшись отвечал генази, лениво развалившись в кресле, - Задержусь, думаю, на месяцок другой, а там уже видно будет. Сам же знаешь, коль работы нет, то и смысла задерживаться тоже нет.
Эльф отпил вина и выдохнул. Его работа всегда была под боком и он никогда не терзал себя мыслями "а чем бы заняться?" и вёл довольно беззаботное существование. Бремя управления делами отца ещё не пало на его плечи и точно не падёт ближайшие несколько веков, а до тех пор жизнь всегда будет казаться мёдом. Хотел бы Варун хоть раз сказать о себе то же самое. Взгляд его пылающих глаз перескакивал с башни на башню, подобно чайке, летал над крышами и отрешённо пытался упомнить те мгновения, когда отчим водил его на базар, когда он бегал с мальчишками по бесконечным анфиладам и даже когда мило беседовал с женой у набережной, в походе за свежей рыбой. А ведь это только отдельные мгновения, несколько лет, что подобны нескольким жизням. Глядя на жемчужину востока сейчас, невольно ловил себя на мысли, что бесконечно солнечные дни затмила мрачная туча. Дни всё чаще становились угрюмей, а ночами... зрела тревога.
- За встречу! - торжественно провозгласил эльф, поднимая чашу, - За то, чтобы всё было хорошо.
Маг не ответил, лишь поднял над собой кубок в знак согласия и одобрительно дёрнул бровью. "Хорошо, если бы всё и правда было хорошо." - подумалось вдруг Варуну, когда он отпил вина. На улицах становилось людно. Пока остроухий увлекался рассказами о семье и работе, генази всё чаще бросал взгляд вниз, на людей.
- ... тогда моя сестра приехала навестить нас. Отец устроил ей та-а-акую встречу, что дом ходуном ходил два дня и две ночи. Были даже гости из Аримана, такие приятные люди, - продолжал рассказывать эльф.
- Чудесно, - как можно более учтиво ответил маг, привлекая внимание эльфа, - Слушай, а давно на улицах столько дервишей? Гульрам так быстро растёт?
Вопрос слегка удивил хозяина дома и тот, чуть взволновано глянул на улицу. Нищих и правда было много, это было заметно невооружённым взглядом, но не желая представлять город знающим тёмные времена, он лишь улыбнулся и посмеявшись очень легкомысленно ответил:
- Ну, мы всегда притягивали босоту. Может год просто выдался такой, что многие оказались на улицах, а может беженцы... право, не знаю что тебе по этому поводу и сказать.
Но говорить ничего и не нужно было. В воздухе витало нечто дурное, нечто гнетущее, как затишье перед большой бурей или ясное небо в преддверии затяжной грозы. Варун знал это, но до последнего не хотел тревожить себя беспочвенной паникой и признавать, что старый добрый город затягивает жуткая тёмная туча. Но это было лишь предвкушающее волнение, а пока его нежил терпкий вкус сухого красного вина.

+5

8

Вусалин улыбался. За окнами слышались крики, сражение было в разгаре. Дервиши прорывались к рынку рабов, освобождая живой товар и темных, что под видом такового были провезены в Гульрам. Все шло по их плану. Его стража, не ожидавшая нападения. Хоть и мобилизовалась достаточно быстро – терпела поражения. Некоторые просто падали замертво. Это ОНИ, проникли в дом под видом беспорядков.
Тень мужчины вытянулась. Бесформенный черный сгусток появился за ним, вытягивая к султану свои эфемерные руки. Вусалиан не двинулся. Не дрогнул. Тень уже была в его голове. Рассудок его давно был затуманен и изменен.
«Ты должен выйти. Пострадать, подставиться под удар» - Шептала тень. Шептала в его собственном сознании. Вкладывала мысль. Навязчивую и упрямую, - «Они не должны понять, что ты наш. Ты должен вести себя, как ни в чем не бывало. Иди на улицу. Помоги людям и проиграй».
Тень вновь растворилась. Она всегда следовала за султаном. Всегда. Она была у его ног, и руководила ими.
Крепкая рука матерого воина ложится на рукоять клинка. Вусалиан вынимает оружие и тяжелыми быстрыми шагами идет по коридорам собственного дворца. Его стены выложены цветной мозаикой, его своды высоки и округлы. Много колонн и изваяний у стен, все они строги, все величественны. Знал бы его отец, что сын одного из величайших родов не устоял в схватке с тьмой, что бы он подумал? Что бы сказал? Как смотрел бы в глаза Владыки?
Ответов не было. Да и к чему поминать мертвецов, когда виновны живые?
Вусалиан вступил в схватку во дворе. Наравне со стражами, что служили и него, он дрался, и его движение были быстрыми. Он всегда был скор на расправу. Но сейчас… в голове билась мысль, не повиноваться коей было нельзя: «подставься под удар». Дервиш падает замертво. «Подставься под удар, Вусалиан». Скрещиваются клинки с одним из освобожденных рабов, что саранчой вылетают в ворота, нападая на город. Кричат горожане, разбегаются, прячутся, скрещивается железо стражи и дервишей. «Рабы» подбирают оружие поверженной стражи.
«Ты должен пострадать» - Снова проникает в голову мысль и с криком султан заносит оружие ради нового удара, открывая бочину. Миг. Кровь окрашивает дорогие одежды. Он пошатывается. «Падай» - раздается в голове. И Вусалиан повинуется. Он уже не слышит, как его уносят во дворец, не слышит, как оказывают помощь, он уже не слышит, как улочки заполоняет восстание, целями которого являются знатные дома. Они убьют всех. Они начнут с головы. Тени готовы.

[NIC]Вусалиан[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/t8j3s.jpg[/AVA][STA]Султан[/STA]

Очередь на 2 круг

1. Римма
2. Морваракс
3. Кот
4. Меварис
5. Варун Ватраж

Отредактировано Римма Дильшат (16-08-2019 07:52:28)

+5

9

О драконе знали все. Халиф никогда не держал в секрете то, что старая сказка о ядовитом зеленом соседе правдива. Однако прежде, на памяти Риммы, Карронум не посещал советов. А посему видела девушка его впервые, как и многие присутствующие. И для большинства это стало не добрым знаком.
- Вы принесли дурные вести, но с ними я вижу и шанс нашу победу. – Произнес Халиф, склоняя голову в приветственном поклоне, - Какими бы не были наши гости, нам есть, чем ответить. Гази надлежит выйти на улицу и дать отпор чужакам.
Тяжелый взгляд владыки прошелся по присутствующим, повисла тишина. Каждый понял, что слова дракона подтвердили высказанные эмиром Дильшат догадки.  Она мечтала бы оказаться не правой. Мечтала бы ошибиться. Но все вышло иначе.
-Где гази, что принадлежат Вашим домам? – Поинтересовался Халиф. Римма ответила первой.
-Делмар уже находится на улицах, он организует воинов для защиты людей. Так же он планировал привлечь на защиту горожан наемником…
-И кто им будет платить? – Прозвучал высокомерный голос султана Абрахама.
-Тот, кто понимает, что его благосостояние зависит от людей на его землях. – С не меньшим высокомерием ответила Дильшат.
Халиф прервал советников взмахом руки. Из открытых настежь окон доносился шум начавшегося противостояния.
-Гром грянул. – Изрек Владыка, - Выставите свои силы на защиту людей и города. Гази должны взять на себя наших гостей. Ступайте.
Римма кивнула. Она знала, что Делмар сейчас наверняка уже вовлечен в сражение. В сражение с людьми, рядом с которыми рос. Гази предстояло тяжелое испытание, как и ей самой. Римма мало что смыслила в вооруженных конфликтах. Разумеется, она расспрашивала Делмара о теории и стратегиях, имела представление о том, что необходимо делать первым делом, но все это не имело под собой практической основы.
- И, Абрахам, земли Вусалиана ближе прочих к твоим. Судя по тому, что его нет на совете… - Добавил уже в спину советникам Халиф.
-Я понял Вас, Владыка. – Отозвался напоследок мужчина. Когда двери залы закрылись, Закир посмотрел на дракона. Он видел Карронума последний раз ещё на церемонии принятия престола.
-Есть ли у Вас предложения по борьбе с непрошеными гостями? – Спросил Закир.
Римма покинула дворец Халифа одной из первых. Она не собиралась терять и минуты, ей требовалось скорее найти Делмара и рассказать о происходящем. Но важнее – ей предстояло убедиться, что её люди в безопасности.
Город был похож на муравейник. Одни рабы бежали, другие сражались, стражники и соколы уже были на улицах, пытаясь унять беспорядки, бийим то и дело приходилось натягивать поводья, чтобы миновать очередную потасовку. Она пыталась добраться до собственного дворца окольными путями, но таковых казалось уже не было в городе, а она была не вооружена. В конечном итоге девушка просто решилась свернуть на набережную – проехать через сад все ещё казалось возможным.

+5

10

[indent] Заведя руки за спину, дракон молча смотрел на собравшихся. Подмечал реакцию, слова и выдвинутые предложения.
[indent] Ситуация с непрошенными гостями скверная. Карронум не стремился покровительствовать и создавать послушное государство, милых светлых барашков, годных только на то, чтоб их стригли и жрали. Всегда считал, что немного так называемой «тьмы» никогда и никому не повредит, как не может навредить честность с самим собой. Здоровая и красивая конкуренция – сильные взбираются на вершину, слабые склоняют головы. Кому могло прийти в голову «гениальная» мысль испортить столь чудесное произведение искусства? Кто решил, что отсутствие идеального света – ключ к его владениям? Кто дал им право считать, что они могут заливать его улицы своими темными помоями?
[indent] Змей был недоволен. Но не злился. Довести его до ярости и необдуманных поступков мало кто мог – сказывались и взгляды на жизнь, и прожитые века.
[indent] Да, опьяневших от своей силы «визитеров» следует проучить. Вымести прочь с улиц грязь. И тщательно изучить шутников-затейников. Если им не понравилась роль полноправных гостей, то пускай наслаждаются величием Гульрама в цепях.
[indent] И в то же время, не смотря на все риски (они же не идиоты, идти против такой силы необдуманно и без плана, верно?), Змей был отчасти благодарен внезапным врагам. Халифат был не просто красивым драгоценным камешком. Он был живым, и как всякое живое существо для совершенствования ему нужно было испытание. Напившись крови и стерев с себя грязь, Гульрам заиграет новыми красками. Сильными, яркими, непревзойденными.
[indent] Когда-то давным-давно Карронум сказал прелестной голубке, что не даст сильным сломать крылья, пока они готовы бороться. Дракон оставался верен своим словам. Он сделает свой ход. Но тогда и только тогда, когда не останется ничего другого. Либо, когда ему захочется посмеяться. Слышали, как смеется Зеленый Змей? Нет? Вам очень повезло.
[indent] Пока хватит и того, что он предупредил о природе головы мерзкого монстра, под названием восстание. Или нет?..
[indent] «Шакалы хотят поохотится на тигров. Что же, мы тоже умеет в это играть. Добавим немножко остроты в наши действия»
[indent] - Гости, пренебрёгшие нашим гостеприимством, порождены тьмой. Что разгоняет тени по углам если не свет? Выжигайте их, не стесняйтесь с методами. Этот нарыв может принести нам сплошные разочарования. Однако, мне очень нравится ваше предложение привлечь в это противостояние наемников. Можете уведомить, что Карронум достойно заплатит им за живые «головы» этого восстания.
[indent] Зеленый Змей никуда не торопился. Пусть его присутствие здесь на время отгонит от Халифа угрозу. Не чувствуя за спиной пропасти, можно действовать куда увереннее. Дракону же требовалось место, не слишком отдаленное от основного действа, но и не слишком шумное. Еще желательна была крепкая травяная настойка с парочкой ядовитых растений и прекрасная дева, радующая взор своим беспокойством или напротив – холодной уверенностью в силы правителя.
[indent] Дракон решил своими методами поискать темные пятна на чистом полотне. Гости хорошо постарались, чтоб их было слышно, но не видно. Впрочем, Змей в себе не сомневался.
[indent] - Ах да, со мной пришла моя любимая «змейка». Кому не трудно, скажите ей, что шанс показать себя настал. Пусть развлекается.
[indent] Последнее Карронум сказал уже себе под нос. Со своими девочками он поддерживал тесную связь. Если Нашида что-то обнаружит, что-то подметит, то это будет известно дракону в скором времени. Никогда не стоит недооценивать способность малых рас «случайно» находить ответы на острые вопросы.
[indent] - Дерзость моя не имеет границ. Мне нужны травяной настой, молчаливая девушка, карта города и светлые артефакты. Чем больше – тем лучше, но не в ущерб сражающимся. Вот и настало время опробовать один занимательный ритуал в деле.
[NIC]Карронум Зеленый Змей[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c854216/v854216961/b4d05/KUTy2djlv4k.jpg[/AVA]

+5

11

*П.С: Я уверен, что тут куча ошибок и прочего, но найдя силы на такой объём текста, я пока не нашёл на его редакцию. Так что прошу прощение заранее и прошу потерпеть то, что есть.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=SXJpniZYkHg[/lazyvideo]

Утробный рык монстра быстро привёл Рихтера в сознание. Целый час охотник пробирался вглубь руин мрачного подземелья, намереваясь покончить с упыриным гнездом. Но настигнув врага, он слишком поздно осознал, что сам угодил в их ловушку. Уродливые, огромные низшие вампиры, Гроттергейсты, неторопливо перебирали лапами, укрываясь за обломками старых каменных стен и деревянных балок. Они окружали Рихтера со всех сторон и он знал, что им некуда спешить.
Такого интеллекта вы не проявляли в Эксбурге. — громко и уверенно произнёс охотник, оглядываясь по сторонам, осторожно отступая к стене позади. Выхода не было. Бой был очевиден и преимущество явно крылось на стороне чудовищ.
Мы учимся. — кратко, глубоким голосом слетело с уст самого высокого и крепкого вампира, что стоя на одном месте, спокойно наблюдал за охотником и его попыткой заручиться хоть каким-то преимуществом.
А-а-а, так ты всё же умеешь говорить! — ухмыльнулся Рихтер, силясь делать вид, что всё в порядке, но нервное поглядывание на снующих по руинам вампиров говорило об обратном.
Умри и прокорми нас. — прорычал вампир и чудовища ринулись на охотника.

https://i.imgur.com/FwqYFYo.png

Рихтер осознал, что отдавать противнику полностью инициативу будет смертельно глупой ошибкой, но и до их лидера ему было не добраться. Он достал флакон с алхимической смесью внутри и разбил его буквально перед носом двух ползущих тварей, отчего тех частично обуяло невесть откуда возникшее пламя. Воспользовавшись замешательством вампиров, охотник проскочил мимо них, забираясь на старую деревянную балку, а оттуда прыгая на рухнувшую каменную стену, за которой зияла приличных размеров дыра ведущая невесть куда, возможно во второй зал.
Ну же! Это всё, что вы можете?! — дразнился Рихтер, снимая с пояса кожаный кнут. В этот самый момента, прямо с потолка на охотника напрыгнул гроттергейст, но тот вовремя заметил его и отскочил в сторону, сразу же выброси кнут вперёд, отчего тот угодил вампиру прямо в морду, вынудив чудовище издать неприятный визг и оступиться. Этого было достаточно, чтобы дать охотнику момент добежать до вампира и пронзить ему шею коротким серебряным клинком. Не успел Рихтер убить чудище, как ощутил мощнейший удар в рёбра, а дальше свободный полёт куда-то в деревянные и каменные обломки какого-то строения.
Сознание охотника помутнилось, бок болел и было очевидно, что одно или два ребра сломаны и даже кольчуга с толстым подоспешником не смогли ему помочь.
Ты сражался храбро, — слетело с уст приближающегося предводителя выводка низших вампиров. — Но ощути теперь свою беспомощность и ужас перед тем, кто пожрёт тебя ещё живого!
«Дьявол!» — в мыслях выругался охотник. Рёбра слишком сильно болели. Было ощущение, будто они пронзили ему лёгкое или что ещё похуже. Ноги не слушались, а руки дрожали от неожиданно нахлынувшей слабости. Рихтер почувствовал во рту металлический привкус. Не так он хотел умереть, загнанный как жертва в угол, когда сам был охотником. У него был только один выход и этот выход мог убить вожака, но и сам охотник при этом погибнет. Этим выходом был взрывоопасная смесь, сделанная алхимиками Цейха. Её остатки хранились в небольшом футляре, от которого исходил едва заметный фитилёк и если его поджечь… не такой смерти Рихтер желал. Но теперь, аккуратно вынимая футляр из бокового кармана кожаного жилета, его наполняла, сменившая отчаяние решимость.
Ненужно. — неожиданно раздался звонкий и приятный голос позади охотника. На его плечо аккуратно опустилась чья-то рука в кожаной серой перчатке, и Рихтер ощутил, как по его телу распространялось тепло. Он ощутил полное спокойствие, а боль покинула тело, будто никто и не сбивал его с ног ударом пещерного тролля.
Кто ты? — тихо слетело с уст ошеломлённого охотника, пытающегося разглядеть закутанную в серый дорожный плащ фигуру, чем ему не помогало даже выпитое ранее зелье для виденья в темноте. Он заметил, что одеяния под плащом белые, с причудливыми голубоватыми узорами, будто человек шёл на бал, нежели на опасное путешествие через руины старых катакомб в десяти милях от Гульрама.
Если незнакомец и хотел ответить на вопрос Рихтера, то не успел, поскольку чудовище зарычало с такой яростью, будто повстречало вечного, кровного врага своего вида, которого нужно уничтожить во чтобы то ни стало. В этот же миг с потолков, дыр и других подземных развалин полезло не меньше дюжины вампиров.
Это конец. — сказал Рихтер, дивясь как спокойно и без какого-либо страха и волнения в теле и голосе произнёс эти слова.
Это начало. — ответил незнакомец, снимая капюшон и демонстрируя охотнику волосы цвета остывшего пепла или матовой стали. В тот момент, когда чудовища почти настигли их, незнакомец обернулся к Рихтеру, глядя на того сверкающими во тьме тёплым светом глазами.
Я Энвэ. — представился он негромко, и Рихтер мог поклясться, что расслышал его под всеобщий яростный рёв приближающихся вампиров, а затем… затем тёмную комнату обдало ярким как солнце светом, исходящее от незнакомца, и охотник провалился в беспамятство, напоследок, в краткий миг, услышав агонию умирающих вампиров.

Рихтер

https://i.imgur.com/aLdxJMv.png

***
Когда Рихтер пришёл в себя, он не сразу вспомнил что с ним случилось, как и не сразу осознал, что лежит в мягкой постели какой-то всюду обшитой восточными коврами на стенах и полу комнате. Он ощущал приятный, но непривычный запах исходящих от тлеющих на поверхности небольшого столика ароматических палочек.
Какого!.. — слетело с уст охотника, попытавшегося приподняться на локти, но быстро оставившего эту затею, хватаясь за перевязанный тряпичными бинтами ноющий от боли бок.
Чёрт бы подрал этих гроттергейстов и их склонность зарываться в самые глубокие места! — выпалил Рихтер.
Почему ты не обратился за помощью к властям? — зазвучал тот самый голос, который принадлежал спасшему Рихтера незнакомцу. Охотник обернулся, рассматривая уставшими, впалыми глазами говорящего. Тот сидел у окна, запрокинув ногу за ногу и медленно, легко покачиваясь на кресле-качалке. В руках он держал какую-то книгу, не отрывая от её страниц внимательного и даже немного строгого взгляда. Рядом с ним, облокотившись о стену, покоился в ножнах прямой полуторный клинок с крестовидного типа и длинной, слегка наклоненной в сторону лезвия гардой.  Ещё не видя режущей части, Рихтер мог с высокой уверенностью утверждать, что меч был не простым куском металла из местной оружейной лавки средней паршивости качества оружия.
Энвэ, да? — обратился охотник к сидящему человеку, на что тот молча кивнул, даже не отвлекаясь от книги. — Узнай вампиры о том, что к ним послали целую ораву людей и их след простыл бы ещё до того, как мы вступили бы в подземье.
Если пойти днём – нет. — не согласился Энвэ. — Пускай в подземье солнца нет, но и они спять днём также, как и любой другой вампир, будь он низшим или высшим.
Рихтер закусил губу от такой правды и сдавшись очередной попытке встать, снова упал на кровать.
То, что должно было случиться - уже случилось. Нет больше смысла говорить о том, чего не будет. — выдохнул мужчина, продолжая осматривать комнату на наличие чего-нибудь интересного, но кроме шкафа, стула, на котором сидел Энвэ, стола, кровати и нескольких ковров в комнате ничего не было.
Согласен. — кивнул Энвэ.
Спасибо, что спас меня, но что ты там забыл? — спросил охотник.
Я искал кое-что или даже кое-кого. Его следы привели меня в Гульрам и их же я нашёл в тех катакомбах. Это была великая удача, что, проходя мимо, я услышал шум боя и почувствовал присутствие зла в этих катакомбах.
Тот свет… — вспоминал Рихтер, любопытствую. — Что это было?
А что это по-твоему было? — ответил вопросом на вопрос Энвэ, на мгновение отложив книгу в сторону, взглянув на Рихтера. Его лицо, да и все его тело будто окутывал некий, едва заметный свет. Несколько секунд Рихтер, обвороженный, глядел на человека в полном молчании.
Я видел подобное, но такой свет создавали лишь жрецы и чародеи, а ты не похож ни на первого, ни на второго. — вслух размышлял охотник.
И это неважно, мой друг, — на лице айрэс проскользнула едва уловимая тень улыбки. — Важно, что ты жив и я обязательно отвечу тебе на многие вопросы, как только чары ослабят твою боль и ты сможешь ходить. А сейчас, отдыхай. Я чувствую, что что-то в этом городе должно произойти и будет лучше, если мы будем к этому готовы.
Кстати, — решился на последний вопрос охотник. — А кого ты там искал?
Энвэ окончательно отложил в сторону книгу, поднялся с качалки, потянулся и прошёл к кровати, где лежал раненный.
Тебя, Рихтер– потомка моего давнего друга и основателя вашего братства. По правде говоря, я являюсь сооснователем. —  и тут Энвэ впервые позволил себе добрую улыбку, когда как у Рихтера едва ли не отпала от удивления челюсть, ибо «Братство Утренней Звезды» было основана едва ли не десять веков назад, если не больше, легендарным рыцарем Аврелианом – предком Рихтера.
Что-о-о-о-о?!

***
К следующему дню Рихтер мог свободно передвигаться и хоть кости зажили, а тело наполнилось былой силой, боль в боку всё ещё периодически мучала его. Но это было не что в сравнении с тем, что он теперь знал. Он и Энвэ шагали вдоль некой улочки. Рихтер совсем не ориентировался в Гульраме, да и, по правде говоря, был тут впервые. Возможно по этой причине он побоялся обращаться за помощью к властям в борьбе с вампирами – не смог бы найти того, кто понял бы о чём он кукует.
Держи ухо востро. — неожиданно слетело с уст Энвэ, выводя Рихтера из витания в облаках.
Что? — переспросил он и тут же напрягся, инстинктивно потянувшись к клинку, спрятанному под подолом плаща.
Что-то происходит. Я слышу крики. — и крики бушующей толпы, удары сталь о сталь или просто куда-то бегущих действительно были слышны. 
— А где мы сейчас?
Примерно, сто копий от рынка рабов. — не успел Энвэ договорить, как рядом с головой пролетело копьё. Метнувший его человек был определённо не очень искусен, но повторять попытку он не стал, вынув нож и бросившись на воина. Плавно, будто никакой угрозы и не было, Энвэ ушёл с линии атаки, перехватив руку оппонента и вывернув её с такой простотой, будто нападавший был бессильным ребёнком. Человек выронил нож и принялся бранить айрэс на неизвестном наречии.
Кажется, мы в разгаре настоящего восстания, — выдохнул Рихтер так, будто видел это каждый день, попутно вынимая из ножен клинок. — Что будем делать?
Защищаться, — дал простой ответ Энвэ, отшвырнув человека в кучу полных всякими тканями корзин. Рихтер подивился такой силе, а затем почувствовал, как по телу распространяется то самое тепло, что он чувствовал ещё там – в руинах. Тем временем обезоруженный нападавший поднялся на ноги, но не стал нападать, молча бросившись прочь.
Как хорошо, что мы не враги, — с нотками веселья в голосе произнёс Рихтер. — Мы им не по зубам! О нас целый полк таких поляжет! — в ответ на эти слова Энвэ резко обернулся, глядя на Рихтера строгим, осуждающим взглядом.
Я не стану убивать их только потому, что они взялись за оружие и стремятся нас убить. У этого должна быть более веская причина и мы должны её выяснить. К тому же… — айрэс снял с пояса такой же кожаный кнут, как и у Рихтера, отчего тот изобразил полное удивление уже в который раз. Рассказы айрэс об основании братства, судя по всему, были правдивы. — Хорошо, если оппозицию составят одни лишь крестьяне. — и как назло из поворота вышло четверо, озлобленных и покрытых чужой кровью вооружённых тифлинга, а за ними показалось две дюжины кого-то или что-то бранящих людей.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=BzGcGCtHFys[/lazyvideo]

Держись рядом. Нужно добраться до дворца. — обратился Энвэ к Рихтеру, заодно вынимая из ножен сияющий голубыми рунами полуторный клинок.
Никуда вы не пойдёте! — ответил один из тифлингов на понятном Рихтеру и Энвэ языке, после чего ринулся в бой, сходу колдуя шар огня. Энвэ уклонился в сторону, сразу же взмахнув кнутом, который угодил тому тифлингу в рог, благополучно оттяпав небольшой кусок!
Тварь! Погань! — выругался тот и сражение переросло с первого обмена ударами в настоящий смертельный танец.
Рихтер ушёл в сторону нескольких палаток, намереваясь лишить врага в его главном преимуществе - количестве. На ходу он достал тот самый футляр с взрывной смесью, читая самое простенькое заклинание школы магии огня – большего он и не умел, собственно, кроме как костры разжигать – фитиль загорелся, и воин отбросил вещицу прямиком в бегущую за ним толпу, понимая, что жертв не избежать. Быть может, айрэс и был милосердным и благородным воином, но Рихтер был обычным человеком, пускай и опытным воякой и не мог рассчитывать на человеческое благоразумие. Поэтому, укрывшись за какой-то бочкой, он дождался взрыва и вышел на резко заполнившуюся пылью улочку, готовясь принять бой.
Как ни странно, дела у айрэс обстояли не лучше. Энвэ был несомненно грозным противником даже для демона, но было слишком много факторов, мешающих ему реализовать свою силу во всю мочь. Так, Энвэ не хотел убивать простых людей, разум которых могли затуманить. Кто просто попался под чары тёмной магии, выходил из них под воздействием ауры айрэс, а кому промыли мозги, Энвэ старался напугать магией и разными уловками, чтобы те бежали пред величием его мастерства и силы. И отчасти это сработало… но не перед тифлингами. Тифлинги, на удивление, держались хорошо и, более того, теснили воина на более открытое пространство, однако большая часть простых людей переключилась на Рихтера, а потому открытая площадь какой-то улицы наоборот дала айрэс больше простора для его манёвров со сверхъестественной силой и грацией, не уступающей эльфам. То и дело один из тифлингов пытался испепелить воина магией огня, но каждый раз Энвэ удавалось избежать этой участи. Яростная битва на площади походила на некую театральную постановку, где четверо демоновт танцую и пляшут вокруг вытанцовывающего в балетном ритме пируэты ангела. На своём веку Энвэ повстречал много тифлингов, но не разу не встречал сразу четверых, так умело владеющих холодным оружием. Однако, сила, опыт айрэс была велика, а давящая на тифлингов аура вскоре измотала их и тогда из защиты Энвэ перешёл в контратаку, первым же выпадом смяв одного тифлинга, и, прикрывшись его телом, как щитом, поразил второго. Двое оставшихся не стали дожидаться над собой расправы и в тот же час бросились прочь, чтобы перегруппироваться, включая и того, кто владел магией огня.
Грудь Энвэ высоко вздымалась. Нет, он не устал и ещё мог сражаться, однако полукровки заставили его попотеть, даже умудрившись опалить часть одежды. Будь с ними больше людей и айрэс не посмел бы себе подобного открытого боя.
Энвэ вернулся к тому месту, откуда его вытеснили, обнаружив тела по меньше мере восьми человек и сидящего на бочке тяжело дышащего Рихтера.
И…— охотник переводил дух и потому говорил запинаясь. — И-имир… нас сохрани. — Рихтер поднялся на ноги, осматривая себя на предмет ранений, но если раны и были, то слишком незначительные, чтобы обращаться на них внимание. — План тот же?
Тот же, — спокойно ответил Энвэ. — Быть может по пути нам попадутся те, кто расскажет о том, что происходит.
А разве ты не знал? Иначе зачем ты искал меня?
Я догадывался. Но искал тебя я по другой причине – идём.
Всю дорогу Рихтер гадал о том, почему бы им не «полететь», ведь у айрэс есть крылья. С другой стороны, так точно все будут знать о наличии серьёзного противника в лице Энвэ и тогда неизвестно какие силы враг пустит на него, чтобы разгромить.   

[NIC]Энвэ[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/jayBRGU.jpg[/AVA]
[STA]Хранить мир - мой долг![/STA]

+6

12

Одно дело сказать иное - сделать. Думать и мечтать хорошо. Поробуй после свои мечты воплотить в жизнь.
Так и сейчас захотеть пробраться поближе ко дворцу было во сто крат легче нежели действительно это сделать.
Со стороны главных улиц донеслись звуки борьбы и крики. Кот видел, что войска не сидели сложа руки, а бросились утихомиривать восставших. Если дело примет такой же оборот что и в Грессе, то все это начинало очень плохо пахнуть. Это для Седого было такой же истиной как и то, что мыши не только бегают, но и летают.
Во дворе дома засуетились люди. Запричитала женщина - дочь Саида. Кто-то громко принялся ее отсчитывать и отдавать указания. Барс расслышал приказ собирать пожитки чтоб уйти из города поскорее. Это было глупостью. Причём такой, что могло стоить жизни. Следовало немедленно вмешаться. Поэтому Кот спрыгнул вниз, расыскивая Саида. Тот нашёлся быстро, что-то запихивая на свои возы и подгоняя слуг. Рич схватил тавернщика за рукав расшитого серебром халата:
- Ты чего удумал, идиот?! Поведешь семью через город? Да от вас ни рожек, ни ножек не останется! Вели немедленно распаковываться!
- Тебе хорошо говорить! Не твоё добро, не твоя семья, Кот! Не мешай! А то и тебе влетит! Отойди! - Саид толкнул Рэйна, намереваясь пройти к телегам, но Барс схватил мужчину за горло и встряхнул, отвешивая оплеуху. Рядом вскрикнула Наине - дочь Саида, цепляясь в рубаху Седого и пытаясь оттащить оборотня от отца. Зять Саида - Мустафа вытащил меч. Ричард качнул головой, не отпуская трактирщика:
- Хотите побыстрее помереть - собирайтесь дальше! Куда вы собираетесь бежать?! Через толпу?! Сейчас в городе все дороги перекрыты. Только с боем прорываться. А у вас дети на руках и женщины! Мустафа, смотри на стены свои - они высоки и крепки! Твои погреба велики - для множества товаров они. Сейчас полны кладовые снеди, а колодец, слава Имиру Великому, у тебя во дворе. Прикажи слугам занести вещи отца в погреба, заведи туда всю семью и вы спрячетесь от восстания, а после, когда стихнет все, либо сбежите, либо останетесь. Да в твоих закромах даже лошадей спрятать можно. А вещи - что вещи?! Их купить можно. А жизнь, Мустафа, не купишь новую! Наине, Саид, Маринэ! Неужто я что плохое вам советую?! - Рэйн отпустил Саида и тот обнял дочь.
Мустафа опустил клинок, раздумывая. Старая Маринэ - его мать немедля начала переносить вещи в погреба, первой правильно услышав оборотня. Саид же сел у одного из возов, обхватив голову руками, а после бросился к Седому с благодарностями. Кот лишь хлопнул мужчину по плечу. Мол, когда все пройдёт, тогда и благодарить будешь. Рич был прав - погреба Мустафы могли приютить небольшую армию и прокормить тоже. Пока слуги снос или вниз вещи, а хозяева командовали, Ричард забрался на крышу, рассматривая происходящее. Для него самого варианта было два: делать ноги из Гульрама либо сидеть вместе с Саидом, ожидая чем это все окончится. Только вот в городе, верно, количество магов было поменьше нежели в Гресском Герцогстве да и Школа на холме не возвышалась. А это значило, что утихомиривать тёмных придётся иными силами. На помощь дракона Ричи тоже особо не рассчитывал. Ставке Хастин повезло. Что будет здесь оборотень не знал.
Вскоре по крышам Гульрама, пугая жителей, побежал белоснежный барс, держа путь к набережной. Внезапно внимание кота привлек знакомый запах. Сомнений быть не могло - где-то неподалёку была госпожа зельевар. Вскоре оборотень заметил девушку в сопровождении Делмара. Похоже, ей требовалась помощь. Барс тяжело вздохнул, выбирая между своей шкурой и дружбой, и помчался к Дильшат, расталкивая людей и стараясь испугать их сильнее. Пока что это удавалось, но ирбис, все же рисковал получить ножом в бок от кого-либо особо рьяного. Оставалось надеяться на скорость и удачу.

+4


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГУЛЬРАМСКИЙ ХАЛИФАТ » Проклятый дворец.