http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Нищий квартал » Дом Белой Волчицы


Дом Белой Волчицы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[indent] Небольшой добротный дом, недавно отремонтированный и ухоженный. Входная дверь в него всегда приоткрыта, но никто не входит без приглашения и тем более не отыщется того идиота, что решит обставить его.
[indent] На первом этаже располагается комната, кладовая и кухня. Из последней есть выход во дворик, огражденный забором. В подвале большая, сложно отделанная купальня, комната для алхимических экспериментов и пыточная. Так же в доме имеется чердак, но им никто не пользуется и его содержимое неизвестно.
[indent] Дом обставлен неброско, но со вкусом и даже вполне не дешево. Кроме Фальки – одной из глав Ткачей – в нем живет её кот и, иногда, появляются гости, вхожие в семью.
http://s3.uploads.ru/mNBjE.jpg

0

2

После событий Солнечной Площади
Я вбежала в дом порывисто, на ходу выкидывая в дальний угол кинжалы, что ещё хранили на себе кровь тех, кто не должен был умирать. Дверь, распахнутая рывком, глухим “буф” ударилась ручкой о стену дома, заставляя меня растерянно оглянуться.
В проеме: Квартал. Он пуст и тих. Домики на этой улочке уже отремонтированы, но ещё не обжиты, да и большинство сейчас были в убежище. Другие у лекарей.
Собственная рука подчинилась не сразу. Она дрожала. И все же я закрыла дверь. Впервые в жизни закрыла. Как водится - на засов.

И что дальше? Что я должна делать дальше?
Вопрос ударил по вискам, глаза наполнились слезами и плечи содрогнулись. Яростный, громкий, надрывный всхлип. И ещё один. И ещё. Лицо искривляется, словно бы от боли.
Но раны нанесенные мне почти затянулись.
Я не чувствую себя раненой… не чувствую. Не чувствую? Действительно ли я не ранена?
Ладонь сползает с ручки двери. На минуту я замираю, борясь с собственными демонами и проигрываю.
-РРРРААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА! - Срывается крик, надрывая горло. Я ударяю по двери. Несколько раз. Отчаянно и сильно. Дверь нервно скрипит, словно пытаясь донести, что не виновна в случившимся. Но я не способна услышать. Руки начинают болеть. За несколько ударов я сбила их в кровь, отчего они стали дрожать лишь сильнее.
В голове внезапно появляется мысль о том, что в дом могла войти Лу. Порывисто оборачиваюсь. Дроу, к счастью, нет. Мне не хотелось видеть её сейчас.
На моем столе разбросаны бумаги, торговые соглашения, отчеты - всё, что должно было обеспечить исполнение планов на “светлое будущее”.
Несколько шагов и все эти бумаги слетают со стола. Следом, с порывистым возгласом: “К бесам!” - падает и он сам, стекло на столешнице разбивается вдребезги, укрывая пол. С очередным криком падает и кресло. Одно за другим на пол летит и разбивается все. Бальд, что до этого момента дремал в колыбели Солстрана сейчас взирал на меня с книжного шкафа с поистине диким выражением морды. Дух не мог понять, что именно успело произойти, и почему это его пробуждение так разительно отличается от других.
А мое буйство добралось до кухни. Бутылки алкоголя, посуда - все полетело на пол, что-то было в ярости швырнуто в стену, ваза влетела в окно. То и другое разлетелось вдребезги и лишь после этого я захлебнулась в новой порции слез.
Одним бурным потоком они котились по щекам, обжигая, не давая вдохнуть. Я всхлипывала и скулила, что побитая собака. Все было кончено. Все. Но впервые я не могла отмахнуться от крови на своих руках.
Я рыдала и чувствовала себя так, как не чувствовала уже много лет. Мне не хватало плеча. Эрик и Итан были мертвы. Был мертв и Эреб.
Все, на кого я могла бы опереться сейчас, кому доверяла безоговорочно - уже ушли из моей жизни.
Кристофер… он был не в состоянии и сам. Как и Мартин. А значит - я обязана справиться сама. Обязана.

Но вопреки уговорам, на которые у замученного сознания ещё хватало сил, я не могла совладать даже со слезами. Усевшись среди осколков и обняв собственные колени, я сдалась рыданиям, задыхаясь от всхлипов и ничего не видя за пеленой слез. Впервые я чувствовала слабость и бессилие, впервые проклинала решение остаться в Гресе, впервые подвергала сомнению все, что было сделано за прошедшие пять лет.
Бальд некоторое время смотрел на меня со своего укрытия, а затем, очевидно решив, что страдать в одиночестве мне противопоказано, дух перелетел ко мне, смахивая хвостом осколки и устраиваясь теплым комом под боком. Он не собирался снова засыпать, только смотрел на меня и сопел, не пытаясь привлекать внимания.
Иногда слезы необходимы.
И даже духи это понимают.

+1

3

Несколько часов звенящей тишины, что прерывалась лишь всхлипами и урчанием Бальда. Я уже не могла сказать, когда именно улеглась среди осколков клубком, не могла сказать, сколько именно проревела и едва ли бралась озвучить, насколько мне паршиво.
Если бы я бралась вспоминать, то с чем можно было сравнить это ощущение? Даже после смерти Эрика мне не было так хреново. Я тогда продолжала жить, продолжала учиться и совершенствоваться, покуда это не исчерпало себя. А что сейчас? Бесконечное, мерзкое и давящее чувство безысходности. Желание забиться под одеяло и лежать, никуда не выходя.
Роскошь? Возможно.
Но очередной день один на один с собственными демонами казался немыслимым. Мне просто хотелось уйти. Сбежать… в Падь, возможно. К последнему пристанищу Эрика. К знакомой стае, к Амитоле. Сбежать и укрыться, охотиться в лесах с другими волками. Не вспоминать об этом ужасе ни на мгновение. Сжечь все мосты и не оставить следов.
Стук в дверь заставил сжаться ещё сильнее. Кто бы это ни был – он не входил. Значит кто-то из своих.
Бальд настойчиво тычет мордой в руку, оставляя на коже прохладный след собственного носа.
Я медленно  сажусь, тонкие пальцы касаются лица, раздраженная кожа отзывается неприятным покалыванием. Лицо все опухло.

Если бы можно было притвориться мертвой…
Рывком поднимаюсь на ноги, дух с характерным «пуф» исчезает встречать гостя вперед меня. Через стекло приходится прыгать, как приходится  прыгать и через опрокинутое кресло и разбросанные книги. Рука ложится на ручку двери, губы жадно глотают порцию воздуха.
-Кто там?
-Это Алика, Фалька мы… тот айрес.
Сердце болезненно сжимается при мысли об Арихоне. Вторя ему, сжимаются зубы, ходят ходуном желваки. Чуть открываю дверь, ровно так, чтобы выскользнуть, но не позволить увидеть бардак. Бальд уже умастился на голове Алики, глядя на меня печально и понимающе одновременно, а сама девушка тактично делает вид, что не видит ни моей помятости, ни заплаканного лица.
-Вы забрали его тело с Площади? – Спросила я, и не узнала собственный голос за звучавшим надрывом. Алика кивнула.
-Хорошо… я хочу, чтобы его похоронили с нашими.
-Что написать на табличке?
-Нет. Никакой таблички. Я похороню его согласно обычаям оборотней.
-Мммм… А стоит ли? Он айрес. Светлый воин. А оборотни… не светлые.
-Мир не такой однобокий, Алика. Уж сегодня это особенно очевидно, разве нет? – Холодно осведомляюсь я, - У нас прекрасные обычаи. А Арихон… Он был мне другом. Я так хочу.
Очередной робкий кивок. Девушка мнется, явно неуверенная, а затем все же говорит:
-Мы сегодня будем готовиться к похоронам, сами обряды проведем завтра с утра, у Вас будет время…смыть скорбь.
-Да. Хорошая мысль. Ступай. – Сказала я, и спешно скрылась за дверью.

Смыть скорбь, да? Уж не знаю, выйдет ли.
Над ухом раздается новое «пуф» и в руки падает Бальд. Я прижимаю духа к себе, на что тот смешно топорщит крылья, а после мы падаем в постель. Слезы снова берут свое, и на сей раз я перестаю плакать лишь тогда, когда боль сменяется усталостью. Я засыпаю.

+1

4

Первым, что я испытал прийдя в себя, была злость. И только после невероятная усталость и чувство опустошения. А ещё страх.
Страх пришёл в душу тогда, когда Око, что должно было защищать, словно вывернуло наизнанку, добираясь до самого сокровенного в душе. Серьга от ментального воздействия намертво вплавилась в хрящ уха, заставив меня сейчас горько усмехнуться.

Хорошо, что золотая. Теперь, по крайней мере для себя, я стал ещё на йоту дороже.
Загнул, Сверчок. Когда это ты ценил свою жизнь? Вечно в самую гущу событий лезешь. Борец за справедливость, мать твою!

Кто-то ткнул мне в зубы стакан молока. Я скосил глаза, увидев сначала липкие потеки мёда на стенке ёмкости, а после и сухую как щепка старуху в опрятном чепчике. Она улыбалась мне немного озабоченно, но с явным облегчением в выцветших голубых глазах, показывая белые и целые зубы. Я качнул головой, отодвигая от себя молоко. Не с первой попытки, но ответил:
- Мне нельзя мед...
Старушка кивнула, наливая молоко уже в кружку. Я отпил. Горячее, оно разлилось по телу, заставляя вновь его его ощущать.

Лучше б налили стакан чего покрепче.

Я сделал попытку сесть на кровати, но старушка тут же захлопотала рядом, укладывая меня назад. Я упрямо мотнул головой и сел.
Немедленно к горлу подступила тошнота и перед глазами заплясали тёмные пятна. Комната поплыла вместе с моим сознанием и я рухнул назад на подушки.
Когда я очнулся вновь старушки в комнате не было. Вторая попытка сесть увенчалась успехом. Ноги подгибались, но я смог встать, держась за стул.
Моя сиделка влетела в помещение, что-то выкрикивая на жуткой смеси всеобщего и ещё какого-то гортанного языка. Я отодвинул ее рукой, замечая, что рукав рубахи разорван в клочья и наруч больно впился в кожу, продавленный  и местами прокушенный чудищем с Площади. С трудом сняв оба, я наконец рассмотрел свои руки. Раны начали затягиваться, а синяки почти сошли, оставив лишь желтоватые пятна. Мешала корка крови на виске и лбу. Я провёл пальцами, убеждаясь, что здесь все тоже хорошо. Волосы были склеены от крови и грязны. Камзол покрывал слой копоти.
Я оглянулся на постель и скривился от некоего стыда - когда-то белоснежные простыни были испачканы кровью и сажей.
Женщина, рассматривая мои раны, несколько испуганно качнула головой.
- Он человек, Райка. Маг. - громыхнул где-то сзади густой бас.
Я взглянул поверх чепца старушки и увидел довольно молодого тифлинга с обломанным рогом.
- Фалька приказала присматривать за тобой пока ты не поправишься. Я слышал ты был на Площади и защитил наших от Тени, рискуя своей жизнью... Спасибо, но... Почему? - тифлинг шагнул в комнату и я удивился его росту - полукровка был на голову выше меня даже без своих рогов.
- Для меня нет разницы. Жизнь важнее цвета магии. И не преувеличивай. Все со мной было бы хорошо. Видишь, уже оклемался. Проведешь до Школы? - я хрипло хмыкнул, хорохорясь. Меня все ещё страшно мутило и ноги подкашивались. Но показывать это я не хотел. Как и доставлять хозяйке лишние хлопоты. А, скорее всего, меня подгоняло упрямство. Я достал из пространственного кармана три золотых и положил на стол. Тифлинг немедленно мотнул головой, отказываясь. Я взял его за руку:
- Это не тебе, а бабусе за испорченное бельё. И никому об этом знать необходимости нет... Я от чистого сердца. И кто такая Фалька?
Тифлинг вскинул брови, явно удивляясь, и качнул недоверчиво головой:
- Значит, ты таки не из Ткачей... Те знают как называет себя Алу среди своих. Что же тебя с ней....
Полукровка замолчал, задумавшись. Я лишь пожал плечами, улыбнувшись в ответ.
_________
Страж Школы начал было протестовать, когда тиф попытался провести меня вовнутрь. Но, я, понимая, что сам точно не поднимусь по лестницам, настоял на том, чтоб на некоторое время, ради исключения и из-за сегодняшних событий, рогатому позволили пройти. Наш спор завершился появлением коменданта - мадам О'Туллл, что вела хозяйство в спальных корпусах Школы и следила там за порядком. Дородная гномесса быстро оттерла стражника в сторону, причитая и хваля моего провожатого, и, подталкивая меня сзади. Она повела нас вверх по ковровым дорожкам и мраморным ступеням к моему кабинету. Заклятья все ещё стояли на своих местах, но мадам О'Туллл всучила нам охранные амулеты, что дали возможность миновать их все без опасности для жизни.
В кабинете я прилег на кушетку, ощущая себя скорее мешком клубней нежели живым человеком. Пока гномесса, громкоголосо провожала тифлинга назад, я откинулся на жёсткий подлокотник и вновь заснул.
Когда я открыл глаза на улице заметно потемнело. Кто-то, скорее всего мадам О'Туллл, подложил мне под голову подушку, стащил с меня грязные вещи и смыл кровь и грязь с лица и тела. Я был накрыт одеялом. Сев, я обнаружил на кресле чистые вещи из своего гардероба и большую чашку бульона на столе. Здесь же были чайник и чашка, тарелка с хлебом и какими-то пирожками. Рядом стояла спиртовая горелка и лежало кресало. Гномесса понимала, что сейчас моих сил хватит лишь на то, чтоб поддерживать тело в вертикальном положении. Она отчасти была права. Магии во мне было лишь на слабый огонёк, но организм уже восстановился.
Наспех поев, я натянул на себя одежду, зажав сладкий пирожок в зубах. Медальон, что защищал от магических ловушек, лежал на полу у софы. Я зажал его в кулаке, раздумывая и кусая губы. Что-то подсказывало мне, что я должен навестить Алу и Луа.
________
Черныш, увидев меня в дверях конюшни, тонко заржал, переминаясь нетерпеливо на ногах. Я снял со стены седло, подходя к жеребцу, дал ему кусок сахара и принялся седлать вороного. Из темноты ко мне молча шагнул Рип - наш конюх и просто стал помогать.
- Скажите Фальке, профессор, что все дети целы. Я никого не пустил в город. Пусть не беспокоится. - Рип несмело взглянул мне в глаза, улыбаясь.
Я кивнул в ответ, решив уже ничему не удивляться и направляя Черныша к небольшой калитке в заборе. Этим ходом пользовались лишь конюхи, выводя лошадей на луга. Отсюда был довольно крутой спуск к Грессу. Но я уходил этой дорогой не в первый раз.

Город встретил меня молчанием, запахом пожарищ и сваленными в кучу телами. Я достал из кармана пузырек с восстанавливающим зельем и опрокинул его содержимое себе в рот, морщась от горьковатого привкуса. Вороной цокал подковами по мостовой, недовольно фыркая от дыма и запаха крови. Я свернул в Нищий Квартал, что сегодня пострадал значительно меньше нежели центр. Вскоре я увидел домики Фальки и Соловья. В обоих горел свет.
У Луа все было тихо. Я заметил в окне мужской силуэт и женский. Мужчина обнял женщину, что держала на руках малыша. Смущенно кашлянув, я сошёл с крыльца, так и не стукнул в двери, и подошёл ко второму дому, прислушиваясь. Было тихо. Я постучал.
С негромким "Пуффф..." на меня приземлилось нечто крылатое и мягко-колючее одновременно. Я сграбастал это нечто руками, что были в кожаных перчатках, и попытался рассмотреть странную помесь кота и дракона.

+1

5

Стук в дверь подкрепило очередное «пуф». Бальд всегда встречал гостей первым. Я медленно открыла глаза, которые противно щипало от переизбытка слез и недостатка сна. Некогда уютный дом, все в котором, до самой последней пылинки я создавала для себя и очень любила, теперь выглядел чуждым и неприветливым.
На улице было темно, и я с сомнением сползла с постели. Мне не хотелось снова кого-то видеть, как и брать себя в руки. Именно сейчас, сегодня, мне хотелось быть слабым пушистым клубком. Или спать. Но я все же сделала глубокий вдох, предвкушая в очередной раз делать вид, что я в порядке, что способна кого-то куда-то вести и быть главой крупной организации.
-Да, да, сейчас открою. – Голос все ещё был посажен и казался чужим. Слабым. Пустым. Безликим. С грустью мне подумалось о том, что утром нужно будет искать в себе силы говорить со своими людьми как-то иначе. Или избегать разговоров вовсе.
Тонкие пальцы нашли ручку двери наощупь, раздался знакомый сочувствующий скрип, и я замерла на пороге, едва ли закрыв рот.
-Кристофер? – Ни то я не поверила собственным глазам, ни то еще не полностью проснулась, но кажется, впервые назвала мужчину полным именем. Как-то с первой нашей ночи к нему прицепилось звание «красавчик» и до сих пор отлично ему подходило.
Подавленные усталостью эмоции всколыхнулись с новой силой. Бессилие, уязвимость, слабость. И осознание того, что потерять я могла не только Арихона. Не только своих друзей из Ткачей. Я могла потерять куда больше. Я могла потерять и Криса. Губы дрогнули, а глаза предательски заблестели от слез.

«..и если кто позовёт вас пройти с ним одну дорогу – идите с ним две» - Прозвучал в голове фантомом голос Эрика.
Наверное, не приди сейчас Крис, я бы и не поняла, насколько он стал мне близок за это время.
Рядом, даже когда не должен быть, даже когда сам пострадал куда больше. И не важно, по какой именно причине его принесли сюда ноги.
Я позволила себе всхлип, а затем кинулась на шею мага, едва не раздавив духа, который предусмотрительно сделал очередной «пуф», а затем оповестил меня о своей целостности возмущенным «мяу».
Тонкие пальцы крепко и зависимо вцепились в плечи мужчины, в голове что-то ещё призывало к собранности и сохранению лица, но успешно посылалась к черту. Мне просто хотелось плакать. И чтобы он побыл рядом.
Хотя бы часок…

+1

6

Пушистый комок в моих руках издал сдавленное "мяу" и попытался цапнуть меня за палец, цепляясь зубами в перчатку. Я бездумно погладил дракотика по голове, украшенной рожками которые я почувствовал под ладонью. На мой стук долго никто не отзывался. Дракотик притих в моих руках, очевидно, успокоенный лаской. Уже подумывая уходить, я наконец расслышал голос Алу и ее шаги.
- Да, да. Сейчас открою. - в голосе Фальки явно слышалась усталость и на секунду я задумался о том, не лучше ли мне уйти, дав Волчице отдохнуть.

Девушка, что открыла мне двери была не похожа на Алу. Точнее не похожа на ту Алу, что я знал. Надменая красотка, знающая себе цену, уверенная и умеющая дать отпор сейчас отошла на второй либо даже третий план. Я увидел уставшую, немного испуганную и почему-то такую одинокую в этот момент девчонку, которую хотелось просто обнять. Обнять и не отпускать.
___________

Сердце трепыхнулось в груди, я проглатываю слова, что комком стоят где-то в горле.

- Кристофер? -слышу я удивление и одновременно облегчение в голосе Фальки и легко улыбаюсь, понимая, что она назвала меня так едва ли второй раз за время нашего знакомства.

Я рад, что она цела и жива. Цела, как я понимаю, относительно. Жива тоже. Это состояние души нужно исправлять.

Всхлип и Алу цепляется в мои плечи, придавливая на какой-то момент дракотика к моей груди. Я вздрагиваю от ощутимого укола, но животное вновь исчезает и появляется где-то сзади либо надо мной, мяукая, но теперь с некой обидой. Я прижимаю Алу к себе, обнимая крепко, но бережно, и чувствую, что девушка плачет.

Пара минут проходит в полном молчании. Я понимаю, что слова сейчас не нужны.  Поэтому я подхватываю Фальку на руки и вношу в дом, замирая на мгновение от увиденного.  В жилище погром. Я не знаю кто устроил это. Чужаки ли, сама Алу. Расспрашивать нет ни желания, ни нужды. Перешагивая через опрокинутые вещи, я пытаюсь понять где в доме спальня. Нахожу глазами кровать и сажусь на край, все еще прижимая к себе вздрагивающую девушку.

Мы сидим молча. Я потом расскажу ей, что волновался, что Рип не пустил в город детей, что у меня все хорошо. Потом я спрошу кто в гостях у Луа. Спрошу как чувствуют себя остальные. Потом. Это сейчас так неважно и бессмысленно. Я лишь понимаю, что должен быть рядом, что приехал не зря. Пальцы перебирают пряди волос Алу, я поглаживаю ее по спине, успокаивая.

Главное, что с ней все хорошо. А если нет, то я приложу все усилия для обратного. И видят Боги, прощения для тех, кто довел нас до подобного, не будет.

Отредактировано Кристофер Холл (28-09-2019 22:40:13)

+1

7

Наверное, не появись Крис на пороге, я бы проспала до утра, а потом окунулась бы в холодную воду и вылезла с маской готовности ко всему. Похоронила бы друзей, проверила бы отчеты и задавила бы в себе чувство несправедливости и бессилия. А потом я бы жила дальше. До того момента, покуда некое новое чувство несправедливости не всколыхнуло память и не заставило бы обозлиться на все и вся.
Но маг пришел. Ему не потребовалось ничего объяснять или говорить. Он просто поднял меня и унес на кровать, словно бы я была пушинкой. Я даже успела удивиться его силе, ведь при хорошей фигуре – легенькой не слыла никогда. И я позволила себе с ним то, чего не позволяла давно ни с кем, кроме разве что Эреба. Я просто плакала, прижималась и спасалась в нем, потеряв счет времени. И когда слезы наконец кончились и отступились, ещё с несколько минут я просто молчала, уткнувшись лбом в шею красавчика, переводя сбившееся дыхание.

Да и что тут скажешь? Извиняться за слабость? За то, что встретила его вот так? Нет… Не за что было извиняться. Если бы он считал это неуместным – развернулся бы и ушел, а не сидел бы со мной на кровати. Не было смысла и объясняться. Разве что за бардак…
-Кристофер, - тихонько сказала я, наконец найдя в себе силы, - Спасибо. Ты был мне нужен. Останься, пожалуйста, до утра? Я ещё не готова быть одна.
Цветные глаза посмотрели на мужчину внимательно и просящее, в них читалась усталость, не говоря уже о том, что в очередной раз они сильно покраснели и опухли. Мне вдруг подумалось, что выгляжу я, наверное, совсем плохо. И повинуясь мысли, я тут же снова опустила лицо, отстраненно блуждая взглядом по простыне.

Забавно… после ночи на озере, я думала только о нем. Была уверена, что никогда его не увижу. А теперь вот сижу с ним посреди бардака в собственном доме и реву, как девчонка. У нас вообще может быть нормальная ночь? Без крайностей?
Уголки губ чуть дрогнули, в печальной улыбке. Сейчас я чувствовала тоже самое, что в ту ночь на озере. Я ощущала тепло, родство и любовь к этому мужчине. И так же как в ту ночь я понимала, что утром мне нужно будет быть Ткачом, а ему все так же – учителем магии. Плохое сочетание, чтобы давать волю чувствам. Если только на ночь...

0

8

Жизнь не всегда является чередой ярких событий.  Да, она словно радуга и не всегда поймешь есть ли переход между двумя цветами. Жизнь - не делится на монохромные полосы. Это спектр эмоций и событий, и только от нас зависит как мы это воспримем.
Да. Сейчас мы вошли в нечто серое, словно в низкие тучи при долгом дожде. Но это вовсе не обозначало, что за тучами нет солнца.
И я знаю это как никто другой.
Сейчас, сидя на краю кровати в доме той, кого я считал одной из самых близких и дорогих для меня людей (пусть сама она и не была полностью человеком), я знал, что мне не нужно что-то говорить, что-то объяснять. Мы в этот момент понимаои друг друга без слов. И это было бесценно.
Я словно баюкал женщину в своих объятьях, успокаивая. Ее слезы были облегчением для нас двоих. Я думал о тех, кто остался навсегда на улицах Гресса, на Солнечной Площади... Испытывал страшную боль и сожаление, но плакать не мог. Словно не хватало сил.
Солнечная... От чего-то, теперь называть это место так было чем-то кощунственным. Что осветит восходящее солнце утром? Кровавый рассвет будет кровавым в полном смысле этого слова.
Алу перестала всхлипывать и я улыбнулся ей, поддерживая. Не знаю видела ли она мою улыбку в полумраке - свечи горели лишь в кухне, делая темноту еще более глубокой, но я хотел подарить эту улыбку  Фальке.
Хриплый голос девушки принес мне некоторое облегчение. Это значило, что Алу начала понемногу приходить в себя. Ее просьба не удивила меня. Я и сам хотел побыть рядом. Просто ощутить рядом чье-то тепло. Одни Боги знают как одиноко я себя иногда ощущал.
Я молча кивнул, поднимаясь с кровати. Ударил ногу об опрокинутое кресло, скривился, но улыбнулся, поднимая его. Стащив с себя сапоги и дублет, я уселся рядом с Алу, обнимая ее:
- Я чувствовал, что должен прийти... Этот день был тяжелым и опустошил меня до дна. Во всех смыслах... Я даже представить себе не могу как тяжело тебе. -  замолчав, я облизнул мгновенно пересохшие губы и вздрогнул от внезапной короткой вспышки боли. Вероятно, я сломал себе пару ребер и теперь они становились на место. Не страшно. Можно потерпеть. Было бы намного хуже если б я вынужден был лежать пластом несколько дней, ожидая пока начнут срастаться кости и раны.
А ведь о таком я знал не по наслышке...
Я поцеловал Алу в лоб, ложась на бок и прижимая к себе женщину. Не удержался от долгого вдоха-выдоха, испытав некое облегчение. Долгий день закончился. Плохо ли, хорошо ли, но прошел. Боль утраты минет, оставив светлую грусть. Живые будут хранить память о павших. Но все это будет позже.
Главное пережить и принять это сейчас.

+1

9

Криса уговаривать не пришлось. Тепло объятий отступило на время, что потребовалось магу, чтобы избавиться от лишней одежды, но только для того, чтобы вернуться в ещё большем объеме. Я с радостью уткнулась в плечо мужчины, вдыхая его знакомый, и такой успокаивающий запах.
- Я чувствовал, что должен прийти... – Поделился красавчик, отчего я невольно улыбнулась. Я не стала гадать, была это его потребность, или маг интуитивно уловил то, что в нем нуждаются – это было неважно.
Он хотел прийти и пришел. Этого было достаточно.
Бальд устроился в моем ворохе подушек, когтями драконьих лапок впиваясь те с болезненным скрипом разрываемой ткани. Эта были не первые подушки, что я выкину и наверняка не последние. Но он, очевидно, не был против присутствия мужчины, даже возможно, был рад тому, что я, наконец, успокоилась и унялась.
- Этот день был тяжелым и опустошил меня до дна. Во всех смыслах... Я даже представить себе не могу как тяжело тебе.
-Так же тяжело. – Отозвалась я, падая в объятия постели вместе с Крисом, - Полагаю, не я одна потеряла тех, кого знала. Из магов школы тоже хватает погибших…

«Мне жаль» - глупые слова, да? Ты же знаешь… мне жаль. Это больно. Но мы хотя бы можем разделить эту боль на двоих. Не каждый обладает такой роскошью.
Тонкие пальцы потянулись к волосам мужчины, бережно пропуская прядки и перебирая их. Я хорошо видела в темноте, и Крис сейчас выглядел очень уставшим, хотя и невероятно родным. Он в целом умудрялся очень органично смотреться рядом, не зависимо от ситуации.
-Знаешь… мне было очень страшно. Я много кого хоронила за жизнь, но такого прежде не испытывала. Столько друзей, разом… просто из-за нелепицы. Это даже не было нашей войной. Они не должны были умереть из-за этого. И я очень боялась, что и ты… что с тобой что-то случится. Хуже простой потери сознания… – После этих слов я замолкла, с трепетной нежностью проведя пальцами по щеке мужчины, словно мне требовалось убедиться, что он не призрак и не плод моего воображения. Слова о том, насколько больно было бы потерять его, вертелись на языке, но там им было и положено остаться. Ни к чему было говорить очевидное. Тем более, когда худшее уже отступило.

+1

10

Я поудобнее улегся рядом, прижимая к себе Алу. Ее сегодняшняя искренность и мягкость открыли для меня новые грани зарактера этой непростой женщины. За "фасадом" волчицы с железной волей и хваткой пряталася нежная и ранимая душа, которая, похоже, многое пережила. Если Луа носила, как и я, свои беды-шрамы на своем теле, то Алу прятала их внутри. Я просто чувствовал, как плачет ее душа, на которой этих шрамов было ничуть не меньше.
Битая посуда на полу, разбросаная мебель - малая плата за разбитые мечты. Склеить можно, но разбитая посуда в доме к беде. Только вот куда уж больше.
Наши сердца и мысли, казалось, звучали в унисон. Кто поймет чужую боль лучше того, кто эту боль ощущает так же сильно.
- ...погибли маги Школы.
Слова Фальки больно резанули по незажившей еще ране. Маги погибшие в жестокой и бессмысленой резне. Трупы людей, нелюдей. За что погибли они? Ради некой эфемерной идеи? Просто кто-то разгреб жар чужими руками. Добился ли он своего? Да кто ж знает какой была его истинная цель.
Я лишь кивнул, целуя Алу в лоб. Не представляю сколько друзей потеряла она. И это точно было намного хуже нежели мои переживания.  Терять друзей, родных... Сравнимо ли это с иной какой потерей? Даже руку отрубить себе верно не так больно. ..
Фалька запустила пальцы в мои волосы, перебирая пряди. Я улыбнулся, прикрывая глаза и погружаясь в легкое блаженство, пытаясь хоть на время абстрагироваться от всех событий, забыть на время, словно и не было ничего.  Но слова Алу вернули меня в действительность.
Я стиснул зубы, понимая, что на глаза вот-вот выступят предательские слезы. Искренняя забота волчицы, ее любовь ко мне, поддержка - это то, чего мне так не хватало. Чужой мир за окном, чужие люди среди которых ты никогда не сможешь найти ни единого знакомого лица из прошлого, друзья, которым нужно научиться доверять и у которых нужно заслужить доверие. .. И среди этого всего Алу. Как незыблемый островок споеойствия и счастья. Человечек возле которого я мог быть сам собой.  Словно сестра. Самая родная и любимая.
Я на мгновение представил себе, что потерял ее. Горло тут же сдавил горький спазм, перехватив дыхание.  Казалось бы, что связывало меня с этой прекрасной женщиной? Ночь и пара встреч. Но и это краткое время позволило ей стать самой-самой в моей новой жизни.
Только сказать я ей этого сейчас не мог. Понимал, что вместо слов хлынут слезы. Я как-то криво усмехнулся в ответ, закусывая губу, и уткнулся в ключицу Алу.
Боги Светлые! Спасибо вам за нее!

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Нищий квартал » Дом Белой Волчицы