http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Дом тысячи секретов


Дом тысячи секретов

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sh.uploads.ru/7Ujmu.png

10606 год
лето

0

2

- Госпожа, позволите я… – немолодой мужчина без стука зашел в комнату, но встретил две пары глаз, тут же ретировался в коридор обратно, даже не осознавая, что произошло. Страх, ментальный приказ или банальная картина сидящих друг на против друга Соломеи и Троэля заставили бы его выйти и в окно, если оно было единственным способом покинуть помещение. Но несмотря на то, что ассистент остался вне пределов досягаемости горящих недобрым взглядов, он еще ощущал на себе их неприятное внимание под коркой кожи. Ох, Рилдир, мерзкое же чувство.
После того, как дверь закрылась, Соломея повернула лицо (симметрично с Троэлем) к своему «собеседнику», отличавшемуся чисто троэльской молчаливостью. Женщина по обыкновению своему одетое в нечто среднее между открытым платьем и рубищем черного цвета, сидела в удобном кресле за крупным прямоугольном столом, на котором были раскинуты хаотичным веером записки, свитки, планы внутреннего убранства, отрисованные чьей-то корявой лапищей. Троэль расположился аккурат напротив, сидя в пол оборота по направлению к двери, играя костяным изогнутым ножом, напоминающим (или ранее являвшимся) когтем особенно крупного чудища, крутя его за кольцо, крепленное к рукояти. Это нервировало Ведьму. Пожалуй, Троэль был единственным из окружения лорда, с которым Соломея всерьез опасалась оставаться тет-а-тет. Вы вспомните Катрин и Астартеса, но эти ребятки хотя бы не фанатики. Их можно уговорить. А этот…
Мысль Соломеи прервал особенно крупный замах ножа, после которого Троэль вонзил острие в стол, естественно портя обшивку, естественно назло Ведьме.
- Мне долго еще ждать? – произнес Троэль. Будь его воля, эльф нашел бы обоих и взял их за шкирку, волоча по земле от Тала до Ульмреха по земле. Впрочем, его настроение можно было понять. Пока он занимался с детками где-то на востоке какой-то «ненужной херью» (по мнению Троэля), на западе уже явственно слышались первые отзвуки боевых барабанов. Люди Черной ленты еще не знали, что за ними идет воинство созданий ночи. А ведь они будут сопротивляться. Как это трогательно.
- Сколько потребуется, сладкий – вальяжно растянув предложение, ответила Соломея, обольстительно улыбнувшись, но глаза ее не обманывали ожиданий – взгляд советовал засунуть дальнейшие вопросы глубоко в глотку. В отличии от звереныша, Ведьма понимала всю важность миссии, возложенную на Шайло и Даллирис и даже сочувствовала, что не сможет сама проникнуть в библиотеку. Секреты, секреты и еще раз секреты… Тайны множества поколений, верно, с самих первых времен хранились там. И почему спрашивается, узнав о ее существовании, вампиры и личи не покусились на них? Неужели защита настолько сильна? Или они верили, что местные хоромы и вправду священны? Древним явно недоставало здравого прагматизма, они явно были скованны традициями. Возможно, это их и погубило. Возможно.
Троэль ответил взглядом не менее любезным и провел по полированной поверхности стола ножом, оставляя тонкий, но довольно глубокий след. Чертов дикарь. Если Псари были песиками, гончими войны, то этот был похож на волка. Дикого, чуть туповатого зверя. Женщина загребла длинными черными ноготками подол платья на бедре слегка сжав его, представляя, как треплет меховую шкурку. Нужно будет уточнить, есть ли среди прибывших оборотни. Со всеми делами, обвалом сверзившихся с небес в последнее время, Ведьма так мало стала уделять внимание себе. Дикий необузданный аперитив перед тем, как сдастся идеальный.
Послышался стук в дверь. Наконец-то. Обе, как небо и земля непохожие, девушки вошли внутрь, останавливаясь на пороге.
- Мы вас заждались – усмехнулась Соломея, двумя пальцами подманивая обоих ближе и жестом указав на дожидающиеся кресла.

[AVA]http://s7.uploads.ru/EqLpZ.png[/AVA]
[NIC]Соломея[/NIC]

Отредактировано Аркон (21-06-2019 21:06:27)

+3

3

[indent] У столицы новый король, новое знамя, новые порядки. Эреш Ниор в черном и золотом цветах. Величественный город, под стать своему правителю, переменившийся, как многое в нем, и омытый кровью минувшей коронации.
[indent] Все как в прошлый раз: кинжал, кубок, жертва, ритуал и кровь. Без осечек, без ошибок и без сомнения, которое Шайло пришлось оставить за своей спиной много и очень много ночей назад. Только на руках все еще будто чувствуется чужая кровь, греющая всегда холодную кожу багряными перчатками, но каждый раз, стоит только уловить это обманчивое тепло и инстинктивно опустить взгляд, рассматривая собственные кисти, это ощущение исчезает, а на руках обычные перчатки, всего лишь из черной кожи, разве что чуть стершейся на пальцах. Впрочем, Шайло не сильно это беспокоит – тогда все было так же, и скоро это чувство исчезнет окончательно, как исчезает солнце после заката. У вампирессы сейчас есть другие причины для беспокойста и другие роли, пускай и не главные – оставим их фигурами, к которым приковано все внимание.
[indent] И роли давно расписаны. Аркон – оратор, завлекающими своими речами в любые, даже самые мрачные бездны. Марш – внемлющий его словам слушатель, но не сидящий в первых рядах со всей аудиторией, а только стоящий за кулисами и чутко следящий, чтобы все взоры были устремлены на говорящего. И роли сыграны вновь: в обсидиановом кубке плескалась рубиновая кровь, окрашивала чужие губы винно-красным цветом, невидимой взгляду алой нитью ритуала связывала всех вкусивших ее.
[indent] Да здравствует король.
[indent] Часть работы сделана, но она была только началом. Иначе все было бы слишком просто.
[indent] Шай чувствовала себя так, будто ее как песчинку затягивает куда-то одним мощным потоком: в безграничный, сложный, непознанный мир, наполненный мраком, лабиринтами городов, летящим по ветру пеплом, навсегда потерянными вещами и секретами, которые были у каждого. Но вместе с той тревогой, которая никогда не отступала, только временами давала передышку, затухала, чтобы потом вспыхнуть вновь, ее влекло жадное любопытство, порой побеждавшее страх перед неизведанным. И было ощущение, которое вампиресса испытала только однажды: будто сама реальность стала иной – острой, свежей, обновленной, немного пахнущей кровью, и несмотря на то, что нервы все еще не могли совладать с переменами, это чувство было приятно.
[indent] В этих переменах было величие. Перемены, Аркон, ритуал, коронация, все то, что произошло – все это было сутью и смыслом, поддержкой, надеждой и оправданием одновременно. Нерушимой опорой, на которой держался целый мир.
  [indent] И пора открыть новые двери, за которыми лежала неизвестность. Аркон не стал объяснять, чего ожидать от путешествия и какой путь предстоит проделать, а Шайло не стала уточнять: за двадцать лет подле старшего вампира невольно учишься распознавать ситуации, где вопрос вполне уместен, а где его стоит держать при себе. Многие вещи лучше постигать своим опытом и понимать своим умом, нежели получать сразу готовый ответ.
[indent] Пора сделать шаг вперед.
[indent] В комнате, в которую Шай и пока неизвестной ей старой знакомой Аркона следовало явиться, их уже ждали. Вампиресса пропустила незнакомку и прикрыла за собой двери, после чего шагнула вперед, настороженно рассматривая старших бессмертных. Троэль и Соломея. Не самые простые личности из всего окружения Аркона, и сложно сказать, кого из них стоит опасаться больше. Интуиция подсказывала, что обоих.
[indent] Марш нужно все свое самообладание, чтобы не отвести взгляда, встречаясь им со взором янтарных глаз этой женщины. С охотниками, как Троэль, и хищниками, как Соломея, по-другому нельзя.
[indent] – Соломея, – с легким полупоклоном поприветствовала вампиресса Ведьму. – Троэль, – обратилась она к бывшему эльфу, предавая своему голосу должное спокойствие, и заняла одно из кресел, на которое указала Ведьма.

+3

4

Ей не было места среди людей — там тьма угодна лишь тем, кто творит беззаконие. Города и страны, имена и лица сменялись в её жизни с невыносимой скоростью, но одно оставалось вечным: роль запретного инструмента, опасного козыря в рукаве, осквернявшего того, кто им владел. Она жила в тени своего порицаемого ремесла, не смея выступить на передний план — задавят, заплюют обличениями, разорвут на куски в неистовстве зависти. Смертное стадо жестоко в своей однородности, оно не терпит никаких отличий, будь то горб на спине или дар говорить с мертвецами.
Здесь, в Тёмной Империи, можно было расправить крылья, не скрывая своей истинной сути. Люди, те самые люди, что имели обыкновение обсуждать и осуждать, на этой земле были безмолвными слугами в свите детей Рилдира. Те, в свою очередь, подчинялись жёсткой иерархии, установленной новым королём. Стоило отдать Аркону должное: дорвавшись до власти, бывший заказчик навёл порядок в разгромленной, растащенной по кусочкам стране и постепенно шёл к возвращению ей былого величия.
Ещё недавно Тёмные земли славились своими магами — могущественными хранителями древних знаний. Однако слепая война выжгла землю, смела вековые башни и поглотила большинство немертвых волшебников. Сейчас, на первых порах своего возрождения, империя остро нуждалась в подобных специалистах — и кто-то вспомнил о кримеллинской колдунье. С того момента все шло по накатанной: переезд, присяга, вступление в Конклав и особое задание сверху. Слишком удачно, слишком гладко — но это ли не воздаяние за долгий тернистый путь?
Она явилась в кабинет в компании приближенной короля — невысокой юркой смуглянки с волосами, отливавшими серебром. Даллирис видела её лишь однажды, мельком, и доселе им не доводилось пересекаться.
Мы вас заждались, — раздался бархатистый альт Соломеи.
Тифлинг дёрнула уголком губ. Судя по царапинам на столе и ледяному взгляду главы Конклава, ожидание было в тягость.
Благодарим за проявленное терпение, — бесцветно выдавила чародейка, чуть скривившись при виде эльфийского дикаря. Кивнув присутствующим, она пересекла комнату и мягко опустилась в свободное кресло, положив ногу на ногу.

+2

5

На спокойное (холодное) приветствие гостей Соломея ответила теплой благодушной улыбкой кошки, уже наигравшейся мышкой, скушавшей ее, а теперь отдыхающей на солнцепеке. Губы – само олицетворение благодушия. Но не глаза – во взгляде Ведьмы сложно было прочесть что-то определенное, кроме легкого оттенка интереса, с которым она взглянула на рыжеволосую. Бесцветная смуглянка ей порядком надоела, а вот змеиная особа вызывала вопросы. Пока что. Вполне возможно, и эта не прячет за собой ничего, кроме банальной истории беглянки, схватившейся как-то и когда-то за член их модного в этом регионе и в это время года владыке.
Что до Троэля – он оставался все тем же консерватором по части любезности, весьма традиционным (для себя) способом выразив свое почтение новоприбывшим – от слова «никак». Кажется, беловолосого больше интересовало художественное выражение, что он оставил лезвием кинжала на столе. Гадает он на глубоких порезах что ли? Его дальнейшее присутствие было оттенено Соломеей – мужчина здесь и сейчас нужен был исключительно для «знакомства» со своими временными подопечными… ну или в крайнем случае, как явление весьма сомнительного предмета интерьера.
Когда обе вошедшие присели на предложенные места, Соломея всплеснула руками, поглаживая ладони друг о друга.
- Наш владыка, его величество Аркон, в безграничной мудрости своей возложил на наши, ваши, плечи непростую работенку, с которой, а мы все уверены в этом, вы справитесь на отлично. Ваша цель – город Ульмрех. Он находится в восточных владениях его величества, даже восточнее Эреш Тала. По данным, найденным в Доме Анклава и словам очевидцев – женщина не применула стрельнуть взглядом по молчаливо сидящему напротив нее эльфу, - там находится крупный источник знаний по интересующей нас всех тематике, который было бы неплохо перевести в обозримом будущем в более надежное место.
На последнем слове вступительной части, она положила ладонь на стол и легонько похлопала ею, намекая, кто именно получит в случае успеха весь этот «источник знаний». Ответ простой – Империя, Тал, Конклав, она. Именно в такой последовательности, где последнее последним не является априори.
- Ваша задача – Соломея насмешливо кивнула сначала Шайло, затем Даллирис, - оценить, насколько это возможно, состояние хранилища и поискать возможные пути изьятия информации. Не практическим способом, разумеется. Мы уже потеряли нескольких искателей, не хотелось бы, чтобы вы становились следующими в списке.
«Мы же вас так ценим» - читалось в ее радушии.
- Обеспечением вашей безопасности будет заниматься наш общий знакомый – Соломея протянула раскрытую ладонь в сторону беловолосого, - он же займется и самой логистикой, если вам удастся найти действенный способ. Увы, по желанию нашего господина, он же является главой экспедиции… Вопросы?

[AVA]http://s7.uploads.ru/EqLpZ.png[/AVA] [NIC]Соломея[/NIC]

+2

6

[indent] Соломея говорила, и Шайло чувствовала, что все не так просто, но эта паранойя длилась уже не один месяц и не один год, так что недоверие Марш к Ведьме так же естественно, как елейная и мягкая, а потому пугающая еще больше улыбка последней. И после коронации эта настороженность, заставляющая прислушиваться ко всему и всем, вглядываться в полумрак, царящий везде, и оглядываться, чтобы потом исчезнуть среди теней, не угасла, как следовало, а только разгорелась с новой силой. И это чувство привычно, оно срослось с ней настолько сильно, что не разделить, и не сказать, что Шай была против. Осторожность на первом месте. 
[indent] Увидев Аркона однажды, Марш перестала видеть других. И если ему нужны знания, которые хранились в Ульмрехе, то он их получит. Еще одна вещь, которая кажется невозможной, но оглянитесь по сторонам – все, что теперь их всех окружает, тоже было «невозможным». Она должна быть полезной, преданной, исполнительной, а свою обреченную привязанность, с которой не сравнится ритуал крови, не так сложно выдать за абсолютную верность, что тоже является правдой. Но кое-что из всего, сказанного Ведьмой, Шай беспокоило особо сильно – сам факт, что ее ждет весьма интересное путешествие, уже внушал опасение, но одна мелочь из всего заставила мысли вампирессы помрачнеть, хотя и не отразились на сосредоточенном лице.
[indent] Троэль не создавал впечатление разговорчивого собеседника. Не создавал впечатление какого-либо собеседника вовсе. Соломея внушала если на страх, то заслуженное опасение, но от нее не веяло дикостью, как от бледного эльфа, похожего на зверя, наблюдающего за всеми немигающим взглядом, и сейчас была поразительно щедра на разговоры. И если ее вопрос не был риторическим – и если был, то все равно, – так почему бы и не воспользоваться возможностью уточнить одну неприятную мелочь, портящую всю картину?
[indent] – Как погибли предыдущие искатели?
[indent] Если Соломея сейчас ответит «мучительно», то Шайло даже не удивится. Или «Троэль вам все расскажет». Но хотелось чуть больше конкретики. Чуть больше знать, как могли окончательно умереть несколько отнюдь не самых простых и беззащитных искателей и чего ожидать от места в Темных землях, где все желает вас умертвить.
[indent] Печально будет присоединяться к ним, ведь предстоит так много сделать.

+1

7

- Как погибли… - повторила Соломея, переводя взгляд с вопрошавшей на Троэля и все так же улыбаясь наиприятнейшим образом. Ей тоже было интересно, ибо ответа на вопрос она не знала. Равно как и сам эльф, притащивший вслед за собой иссушенные тела вампиров. «Еще более» бледные, как будто это вообще возможно, тела были лишены поддерживающего их жизни витэ – вероятнее всего именно это послужило их смерти. Вот только, как в любой иной пикантной истории, здесь пряталась загвоздка – вампиры после окончательной смерти (особенно такой) оставляли вместо себя пригоршню высококачественного праха. Сейчас же, спустившись в подвалы конклава, можно было обнаружить безжизненные восковые статуи.
Троэль, чувствуя на себе взгляд, лишь качнул плечом в неопределенном жесте – сама решай, что им рассказывать. Соломея перевела взгляд обратно на Шайло.
- Увы, это не известно. Их высушили, но оригинальным способом. Не так, как привыкли мы… - она склонила голову в бок, так, что белоснежные волнистые волосы упали на пышную грудь, после чего скользнула взглядом на молчащую рыжеволосую тифлинга. Даллирис, если и ощущала дискомфорт от нахождения в тесной обстановке с тремя бессмертными кровопийцами, то умело подавляла его. Умница. Хороший навык.
- Вас это не должно беспокоить. Главный вопрос не «как», а «почему». Очевидно, искатели нарушили местные правила, а уж как именно они погибли – рано или поздно мы выясним. Любое заклинание оставляет свой след, а убили их явно магическим способом. – женщина отклонилась на спинку кресла, закидывая ногу на ногу. Темное одеяние-платье при этом скользнуло в бок, демонстрируя фигуристое крепкое бедро.
- Так что мой вам совет – пока будете там находится, будьте паиньками. Наблюдайте, запоминайте, не проявляйте агрессию, оказывайте уважение. Я слышала ты в этом мастерица, деточка. – последовала легкая усмешка, обращенная к Марш. О времяпрепровождении воспитанницы Аркона она слышала постольку-поскольку, но Соломея была сильна в политической арифметике – слухи, тайные встречи, внезапные смерти, пропажи, и ряд перебежчиков в стан их новоиспечённого владыки из лагеря самых консервативно настроенных бессмертных. А на фоне, при всем этом закулисном великолепии, в каждой фреске мелькал облик маленькой белоснежной мышки.
- Если это все вопросы, пожалуй, я откланюсь. – Соломея встала, оставляя парочку наедине с Троэлем. Как только дверь закрылась, эльф убрал костяной кинжал в ножны и обвел обоих понурым взглядом. Играть в воспитателя детского сада ему явно не улыбалось.
- Выступаем завтра, с закатом. Проблем с этим не будет? – вопрос был адресован к «рогатой» и скорее всего подходил к категории «риторический».

[AVA]http://s7.uploads.ru/EqLpZ.png[/AVA]  [NIC]Соломея[/NIC]

+3

8

Удобно опершись затылком о высокую спинку кресла, Даллирис безмолвно следила за собравшимися из-под полуприкрытых век. Беззастенчиво разглядывала узоры на лице Троэля (какое, однако, нелепое имя!), серебристые кудряшки и лаконичный наряд смуглянки, впадинку между грудей Соломеи и творческий беспорядок на её столе, безнадёжно изуродованном охотничьим ножом. Слушала, ловила интонации и взгляды, играла пальцами по подлокотникам, держала лицо. Но в глазах застыла тревожная серая пустота.
Подумать только — кровососущие боги посылают ее, простую смертную, снять с древнего хранилища защитное проклятье, унесшее не один десяток жизней. Это вызывало ироничную ухмылку и льстило самолюбию, хотя чародейка, безусловно, догадывалась, что выбор властей был обусловлен скорее нехваткой опытных магов её профиля, нежели искренней верой в её профессионализм. Чего лукавить, она и сама не слишком надеялась на успех. Чутье подсказывало, что все окажется не так просто, как жизнерадостно расписывала Соломея, ярче светильников озаряя комнату своей приветливой улыбкой людоеда.
Что она супротив чародеев древности, наложивших заклятье? Песчинка, пылинка... Скорлупка. У неё нет и части тех знаний, которыми обладали они. Это похоже на фарс, на опиумный бред, на искусную издевку... Безумие. Она не справится, не сумеет, ей просто не хватит сил.
Нужно будет зарыться в фолианты в библиотеке Конклава, выписать формулы, найти нужные слова и сплести несколько пробных заклинаний. Это придаст уверенности, но вряд ли поможет в деле. О том, что ей необходимо, не пишут в гримуарах — чернокнижники крайне редко снимают проклятья.
Невыполнимо.
Безнадёжно.
Бессмысленно.
Ради чего?
Она — второй сорт и всегда была им. По рождению, по предопределению, по проклятым линиям на ладонях. Женщина. Бастард. Полукровка. Перечеловек, недодемон. Таким, как она, всю жизнь приходится доказывать свое право на равенство. Эта миссия — прямая возможность добиться уважения.
И если получится?..
Коснуться освобождённых свитков прежде самой Соломеи — какой шанс, какой риск, какое искушение. Если она сможет, если она распутает и уничтожит смертельную паутину ловушек, едва ли на стол главы Конклава попадут все обнаруженные манускрипты. Потребуют отчета — вздохнет слегка наигранно и холодно пояснит, что такие древности имеют свойство рассыпаться прямо в руках... И как назло, самые ценные, самые запретные.
Нельзя оступиться. Нельзя отступить. Во имя Ревущей Бездны, давшей ей силу, она сделает это. Как — ведомо одному лишь Аркону, счевшему её достойной такого задания.
— Нет. — машинально, почти не думая отозвалась Даллирис, заправляя за ухо медную прядь, выбившуюся из косы. Одни сутки до начала испытания — маловато для подготовки, но достаточно для того, чтобы совладать с вкрадчивым голосом сомнений в своей голове. — Конечно же, нет, — повторила она более осмысленно и резко встала, оправляя складки платья. Слова прощания прозвучали сухо и нервно — пообещав, что завтра её не придётся ждать, женщина удалилась с позволения главы экспедиции.

Отредактировано Даллирис (29-08-2019 15:30:56)

+1

9

[indent] Не осталось времени для страхов и сомнений, пути назад больше не было и быть не могло. Шайло ясно осознала, что не свернет с этой темной тропы, ведущей в неизвестность, еще давно, почти два десятка лет назад, и вот впереди этой тропы что-то пугающе новое ждет, пока она сделает еще один шаг. У всего были свои риски, и было бы странно рассчитывать, что сейчас все сложится иначе: город Ульмрех, где пали искатели, мог открыть свои ворота и поделиться своими знаниями с теми, кто окажет должное уважение, проявит терпение и не забудет про осторожность, но мог и погубить так же легко, как прошлых своих жертв.
[indent] Она справится. Ведь она не хочет разочаровать ни себя, ни Аркона, верно?
[indent] – Я слышала ты в этом мастерица, деточка, – Соломея одарила младшую усмешкой, которая была красноречивее любых слов: Ведьма либо знала, либо догадывалась, чем занималась Марш среди всего вампирского окружения. Шай очень хотелось исчезнуть, ускользнуть от взгляда Ведьмы, но не из страха перед ней, даже такой до дрожи опасной: вампиресса предпочитала быть где-то за спинами, выполняя работу, которую не стоило выводить на большую сцену, и нынешняя ситуация шла вразрез с привычной и знакомой ролью. Но сейчас, оказавшись пред взором Соломеи, позволить себе даже намека на нерешительность, беспокойство или – упаси Рилдир – смущение Марш не могла.
[indent] Она справится. По-другому быть не может. 
[indent] – Не будет, – эхом ответила Шайло Троэлю, который вряд ли принял бы отличный ответ, и, на прощание откланявшись и выскользнув из кабинета следом за рыжеволосой участницей экспедиции, поспешила ретироваться прочь, оставив любые разговоры на завтра. Сегодня их было достаточно, Марш нужно было подумать.
[indent] Она справится. Иначе не простит себе неудачу.
[indent] Ночь прошла беспокойно.
[indent] Шайло провела следующие ночные часы, собирая по крупицам все, что можно было узнать о Ульмрехе, разложив на столе, кровати и даже на полу своих скромных покоев книги и свитки, но чем больше она погружалась в тему грядущей экспедиции, тем сильнее острые когти тревоги терзали ее мысли. Истории о городе-склепе разнились, напоминания невнятную мешанину из фактов, страшилок и слухов – что, впрочем, было справедливо для всей истории Темных земель, где сложно было отделить нагнетающую страху ложь от не менее пугающей правды. И даже потом Марш еще долго лежала в постели, напряженно ожидая, когда вампирская природа возьмет свое и погрузит ее в забвение без сновидений.
[indent] На закате она уже была рядом с Троэлем и его подопечными-спутниками, напряженно наблюдая за диковатым бледным провожатым и пряча в карманах камзола стиснутые в кулаки ладони. Шайло нервничала, но справлялась с этим неприятным чувством, разве что привычно хмурилась,  отчего казалась еще мрачнее, чем обычно.
[indent] Она справится. Назад пути нет.

Отредактировано Шайло Марш (02-09-2019 11:54:23)

+1

10

[indent] В предрассветные часы, когда Шайло обращалась к Тристану в поисках информации об Ульмрехе, он торопливо выдал девчонке одну из тех книг, что всегда держал под рукой. Уточнением, что расставаться с трактатом по высшей некромантии согласен лишь ненадолго - обозначил, что беседа закончена: отнюдь не из неприязни, но из стремления скорее вернуться к размышлениям, от которых отвлекли.

На этот раз, после ухода Марш, он не забыл проинструктировать прислугу никому больше не открывать. Вопрос передачи сведений через посыльных призраков требовал безотлагательного решения, не позволяя подумать ни об отдыхе, ни о причинах неожиданного визита: что-то в отлаженной было системе позволило постороннему магу перехватить сообщение. Хорошо хоть, что ничего секретного в этом случае не передавалось.

Кто-то - наверняка уже другой - снова стучится, но ни Тристан, ни его дворецкий никак не реагируют. К тишине особняка причастны как расположение, так и - в большей степени - магия, посторонние звуки не проникнут, пока двери заперты. На верхнем этаже лишь пара комнат; здесь, на основном, - между книжными полками и вереницей чьих-то портретов на стене, отображающих процесс старения - владелец дома замер в кресле как совсем неживой, а обстановка ничем не выдала бы владения некроманта, вампира и вообще весьма темной личности. Много светлых тонов в оформлении комнат и еще больше теплых, а все прочее укрыто в цокольном уровне, куда гости не допускаются. Там и алтари, и сложная геометрия многогранников на полу и стенах.

Не нужно скрывать свое увлечение темной магией, но Тристан и не скрывает, просто сокрытие ритуальных помещений кажется необходимым, как, к примеру, гигиена. Оба его дома - в Эреш Тале и Эреш Ниоре - похожи друг на друга как две капли крови, в этом вся независимость от местопребывания, которую он теперь может себе позволить. Теперь, спустившись, он наконец понимает, в чем была неполадка с почтой: переиначивая под себя заклятия древних магов, он ошибся в переводе слова, означавшего одновременно и "ложь", и "мотылька". Настолько образный язык, несомненно, прекрасен, но иногда создает трудности.

Освободившимся от загадок и решений разумом Доули осознает, наконец, под утро, что на автомате связал в памяти название "Ульмрех" с книгой, не вдаваясь даже в суть просьбы Шайло: все упоминания этого некрополя в гримуаре можно при желании истолковать как метафоры, как бесконечный источник запретных знаний, но, разумеется, Тристану известно, что место с таким названием существует на самом деле. Заинтригованный некромант отправляет своих бесплотных послов к старому знакомому Троэлю, чтобы вскоре утвердиться в собственных догадках: действительно, некрополь уже пытались исследовать, и окончились эти попытки весьма печально, а теперь еще и новая экспедиция набрана по большей части из юнцов, которым, подумать только, не исполнилось даже двухсот.

Другие, наверное, остерегаются.

Объявляясь в месте встречи исследователей, Тристан держится подчеркнуто спокойно: сложно не ощутить тревогу, исходящую если не от самого Троэля, то от кого-то из младших, и усугублять эти психи хочется менее всего. Не то чтобы он не осознавал опасности, но если уж собрался, нервничать глупо. Так что нос по ветру и подбородок вверх, за исключением учтивых кивков, пока одноглазый здоровается сначала с Троэлем, затем с Шайло и только потом скопом с остальными.
Если бы опасения когда-то пересиливали в нем стремление раскрыть любую загадку и упорядочить любой хаос - он вряд ли стал бы тем, кем является нынче.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Дом тысячи секретов