http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » По дороге летним днем.†t¤


По дороге летним днем.†t¤

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Шли под солнцем, не дождем, гномы, нимфа, паукан и шефанго.
Время: 10606 год, лето
Участники: Телли (НПС), Лиам, Клио, Тарри
Место: Плоскогорье золотого ветра, путь из Лайнидора в Ариман.
Сюжет: Дорога объединяет. Иногда объединяет она уж больно разных людей, которые вместе образуют компанию странную и противоречивую, ничем, кроме конечной точки в пути, не связанную. Зародится ли в этом пути дружба? Станет ли эта история повествовать о товариществе и преданности, или же окрасится в предательство и разлад?
http://s3.uploads.ru/J81Ud.jpg

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=P_g3sYGuuEA[/lazyvideo]

Отредактировано Клио Ламбр (08-06-2019 18:11:37)

+2

2

Повозка готова, осталось только запрячь лошадь и проверить крепления, новые ремни больше не должны подвести. Дорога будет очень долгой, больше похожей на побег к мечте, которая снится дварфу уже не первый год, иногда пугая его своей несбыточностью. Как и по приезду, сюда Тарри решил взять попутчиков хотя бы на полпути, дабы не было скучно в дороге. Усевшись на ступеньках перед дверью в фургон, на которые падала тень от белоснежного шатра прикреплённого к повозке , достал карту и начал делать пометки.
- Так тут можно остановиться далее вот тут, а здесь лучше не останавливаться, тут чревато заработать кучу проблем.
Вот тут можно пополнить запасы воды.
«Надо увеличить бочку для воды а то часто придётся останавливаться»
Монотонно себе под нос бубнил гном. Продолжаться это может достаточно долго, так как Тарри любит придерживаться первоначального плана, а не сломя голову нестись в неизвестность, как делали многое его знакомые, которых, к сожалению уже нет, кто погиб кто спился, но очень часто все допускали одну и ту же ошибку, бездумно торопились.
День клонился к вечеру, жара начинала спадать. Солнце начинало уходить за горизонт, оставляя права ночного светила своей сестре. Приготовления к дороге были закончены дварф сидел в тени повозки в надежде, что хоть кто-то да отправится в Ариман, периодически привлекая внимание выходящих из города путников.
- Ариман, довезу до Аримана. «Интересно туда вообще кому-то надо? Не очень хочется ехать одному.  Ладно, ещё час и поеду и так достаточно долго тут нахожусь»
Лениво потягивая из большой кружки эль, так и сидел Тарри в ожидании попутчиков.

+3

3

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png
Что мог делать полноценный шефанго в этом рае разномастных рас, вероисповеданий и просто охотников за сокровищами? То же, что и в других городах - искать давно потерянную, но не забытую сестру. Но, так как вариант разминуться напрашивался сам собой, беловолосый оставлял за собой в самых людных местах листовки с описанием сестры. Очень красноречивым описанием, по меркам бравого воителя: "Пропала женщина. Волосы белые. Глаза алые. Рост средний. Нрав крутой. Зовут Лия. Возможно страдает потерей памяти. Встретившим ее ни в коем случае не пытаться задержать самостоятельно! Узнать направление маршрута и отправить весточку в Агарду, семье де'Амон-Тиль. За денежное вознаграждение. Лиам де'Амон-Тиль". И таких листовок у шефанго было предостаточно, все написаны от руки и аккуратным разборчивым почерком. Именно в этом городе беловолосый прибил не дрогнувшей рукой четыре штуки - две возле трактира, две возле различных магазинов. На этом, как он считал, было достаточно с этого не самого притязательного на вид городишки.
Возле же судьбоносной телеги беловолосый оказался аккурат ближе к вечеру, когда солнце уже не так фанатично стремилось накалить металлические наручи. И возможно он прошествовал бы мимо, звонко цокая подковкой, даже не повернув голову к гному. Если бы тот попивал свой эль сидя на, скажем, чучеле страуса или просто седельном ведре для глубоких размышлений. "Ну и сарай", - вломилась первая же мысль в голову шефанго. - "Но у этого сарая есть конь и колеса. Это можно использовать". Ну конечно передвигаться верхом на телеге всегда приятнее, нежели продираться через лес пешком. Это и стало мотивацией беловолосому познакомиться поближе с бородатым любителем эля, голова которого при беглом взгляде показалась совершенно квадратной. "А нет, показалось", - с привычным прищуром рассматривая гнома Лиам приближался. Только не как все нормальные люди, а немного по параболе, словно обходящий голубя дворовый кот, знающий толк в голубях.
Остановился Лиам немного поодаль от гнома. Ровно так, чтобы его было хорошо слышно, но и не посягая на личное пространство выпивохи. Кто знает, сколько в нем бочонков уже булькает. Да и сам гном, по меркам Лиама, был едва выше того самого бочонка. Разве что коренастый, сбитый как наковальня. "Какие интересные руки. Наверняка ими очень удобно ломать шею", - мелькнула шальная мысль и шефанго живо представил коротышку, пытающегося изо всех сил достать до шеи и в сердцах бьющего молотом по коленной чашечке. О, это было бы противостояние века! Но вслух, конечно же, двухметровый обладатель красных глаз озвучил совсем другое.
- Хозяин. Сколько берешь до Аримана? - зычно произнес беловолосый, сделав короткую паузу после слова "хозяин", как бы выделяя его из кучки других слов. - Много не дам, много комфорта не прошу.
Сам шефанго даже на первый взгляд не был похож на тех, кому необходим комфорт. Его белые волосы были собраны сверху и с боков в высокий хвост, оставляя пряди сзади закрывать шею от ветра. И все эти пряди без исключения носили на себе дорожную пыль как минимум недельной давности. Равно как и кожаная безрукавка с множеством карманов для всякой мелочи. Разве что начищенные наручи сверкали в последних лучах заходящего солнца. Про бурые штаны и сапоги, что от пыли и грязи совсем посерели, и говорить не стоит. Одной левой шефанго придерживал походный мешок, в котором что-то металлически бряцало при движении. Сам мешок был пропитан уже почерневшей запекшейся кровью. Или чем-то очень эту кровь напоминающим. Картину довершал арбалет, притороченный к мешку шнуровкой, и обыкновенный столярный молот у правого бедра. Честно реквизированный двухметровым молодцом для забивания гвоздиков и супостатов. А вот ножны с мечом у левого бедра выглядели отлично, разве что запылились немного. Завершал этот образ лик беловолосого, наспех умытый и насквозь не выспавшийся. Об этом говорили темные круги, плавно переходящие в небольшие мешки под красными глазами. Впрочем цепкости и прохладности эти глаза не потеряли, в данный момент приковав свое внимание к гному в ожидании... Чего угодно.

+5

4

Первые холмы минули с рассветом, открывая вид на волшебного вида лес, вечной осенью выкрашенный в цвета солнца. Он пестрил золотом и медом, разливался по горизонту закатным багрянцем и всё это приправляла россыпь шоколада.
Я уже сейчас чувствовала наполненность леса магией, видела, как незримыми простому глазу всплесками то тут, то там мелькают проказницы фейри, слышала, как шагает по тропкам лесной царь и как мерно сопит тролль. Редкий лес живет столь откровенно. Быть может дело в близости Арисфея, а может просто в том, что никто всерьез не тревожит местных духов.
По правую руку от меня, стоило лишь повернуться, можно было увидеть Лайнидор. Но человеческий город мало меня интересовал, там не было для меня дел сейчас. Ничто не звало меня туда, спокойно билось его сердце, а значит – причин заезжать нет.
Рука легла на грубую, жесткую шерсть, запутываясь в ней пальцами, зверь фыркнул.
«Дальше?» - Раздалось в моей голове, голос, к которому я ещё не успела привыкнуть. Лишь две недели назад, на гетерии, я решилась на переход в мир духов.
Я пришла на совет, с намерением пройти дорогой туманов, отыскать покровителя из мира духов. Давно уже следовало мне сделать этот шаг, но чем глубже погружается друид в мир другой стороны, тем хуже понимает мир людской, а я и без того плохо чувствовала людей, будучи нимфой. Но рано или поздно всякой перемене наступает свой срок.
И дальнейший путь должно мне было определять уже не в одиночку.
Несколько дней потребовалось мне на то, чтобы найти древо с «биением» в унисон моему, долгой песней лился разговор с духом орешника, прежде чем тот отторг свою кору, вкладывая в неё благословение. Несколько часов неотрывно я придавала коре форму и звучание, создавая амулет и нанося на него двойную спираль – символ цикла, когда был он закончен, гетерия долго зачаровывала его, ведь ступить на дорогу туманов просто, а вернуться с неё в мир – нет.
Когда были закончены приготовления, на плечи мне была возложена мантия, что должна была сокрыть меня от духов со злыми намерениями. На деле же – суеверие. Мантия была самой обычной, защитить от влияния никто, кроме самого друида, свой разум не в силах. Но испокон веку так проводили ритуал, и по сей день, мы продолжаем отдавать дань традициям.
Друиды – люди достаточно закостенелые.
Сам ритуал занял времени не много, и в мир духов я вошла с редкой легкостью. В нем провела я несколько дней, играя в салочки с пикси, танцуя с духами ветров и меняя местами небо с землей. Мир духов причудлив и податлив, он – чистая магия. Невероятный источник силы в умелых руках.
На второй день ощутила я на себе взгляд пристальный и внимательный. Не исходило от смотрящего за мной угрозы, и я пошла туда, где ощущала его, но никто не предстал моим глазам. Не всякий дух хочет показываться.
Но я любопытна и интерес поглотил меня, я поняла, что самое время сейчас прочесть заклинание на призыв духа, но на другом плане нет речи. Там сложнее колдовать. Сложнее излагать мысли. И вместе с тем проще в разы.
Не с первого раза мне удалось услышать собственный голос, да и звучал он не так, как обычно, а в собственной моей голове, и чем дальше заходило заклятие, чем явственнее звучал голос – тем меньше становилось меня. В какой-то момент мне показалось, что меня не стало. «Пуф» - растворилась. Но тогда и появился второй голос. Глубокий, гортанный, грубый, таящий опасность и источающий могущество. Он пел свою песнь, отзываясь на зов, и стоило открыть мне глаза, как я увидела перед собой Великого Медведя, что стоял на двух лапах, нависая надо мной.
Многое слышала я об этом духе и знала, что тот опасен и своенравен, но он не двигался, не пытался напасть, лишь ждал. Я не сразу поняла, что именно он откликнулся на мой зов, а когда поняла, сомнения волной захлестнули меня.

Почему именно этот дух? Он опасен и властен, он дух покровительствующий воинам, разве же сможет он помочь мне чем-то? Не значит ли его появление то, что духи хотят смены моего пути? Быть может им угодно, чтобы я оставила целительство? Но готова ли я к тому?
Не знаю, слышал ли мысли мои Медведь, ног смотрел на меня он так, как смотрит отец на чадо, что тянет пальцы к ежу, в попытке погладить.
Не дано людям знать замыслы духов и природы. И друидам не дано. Мы можем лишь наблюдать и слушать.
Решившись, я всё же коснулась груди зверя рукой, и вырезанный мной амулет слетел с моей шеи. Его поглотил дух, так было решено, что теперь у меня другой проводник.
Ещё несколько дней искали мы путь в мир человеческий, а когда вернулись, я увидела подле себя спящего медведя, шерсть его была отмечена множеством рисунков, а вокруг нас стояли друиды, что один за другим выходили из транса, обрывая заклятие.

Арх

http://s3.uploads.ru/YqZOm.jpg

С того момента я путешествовала не одна, а ехала на медведе. Опыт для меня это был не первый. Но спутник-дух был куда крупнее обычных бурых или барибалов и странствовать на ном было удобно. Свесишь ножки по один бочек, смотришь себе по сторонам, а дух лучше твоего знает, куда тебе идти. Только вот люди пугаются и в поселения с ним тяжко заходить.
Но главное было в том, что с появлением хранителя, чувствовать я стала намного больше и четче, и вопреки ожиданиям, медведь, которого звали Арх, был весьма себе добрым спутником, с множеством историй. Да, иногда бывал он не в меру воинственным и резким, но как утверждал сам медведь: «Воины бывают разного толку». И чем больше я узнавала с ним, тем охотнее соглашалась.
- Думаю, нам стоит сделать привал, прежде чем входить в осенний лес.  – Честно поделилась я с духом, спрыгивая с его спины, - Неплохо было бы припасы пополнить.
«Твоя правда». – Согласился Арх, заваливаясь на бок, мол: «Ты и занимайся».
А я и не против была, как ни крути, а он меня вез. Уж еды вырастить с помощью магии я и без него могу, да и дело это было не долгое. Разрыхлив землю, я бросила в неё семена, полив те водицей из бурдюка и, вытянув ладони, зашептала заклинание. Вслед за манипуляциями рук, стали из земли появляться ростки, переходя в крепкие стебли, а затем появлялись овощи, зрея на глазах. За час пролетал для них месяц.

Отредактировано Клио Ламбр (13-06-2019 08:42:08)

+2

5

Анаис

Внешность: Взъерошенная копна каштановых волос, прибранных от лица цветастой косынкой. Справа, от виска, локоны заплетены в косицу, перехваченную обрывком самой обыкновенной бечевки. В ухе поблескивает серебряная серьга, выполненная в виде кольца, обвитого рунической вязью. Кожа смуглая, как и у прочих жителей Лайниодора. Карие глаза густо подведены чёрным угольным карандашом. Одета в простое мешковатое платье из грубой неокрашенной ткани, едва прикрывающее колени и подпоясанное широким ярко алым поясом. На самом деле, если бы не заплатки в нескольких местах и грязь по подолу, оно смотрелось бы вполне пристойно. Край ворота, манжеты и пояс расшиты медными медальонами  с выбитым на каждом из них незатейливым рисунком. При любом движении металлические пластинки соударяются друг о друга, создавая характерное звучание.
Характер: Радушная и коммуникабельная. Умеет быть убедительной. Добросердечна и отзывчива. Всегда поможет тому, кто по её скромному мнению помощи достоин. Некстати, мнение своё высказывать не стесняется, да и выражений, порою, не выбирает.
Биография: Полукровка отца своего не ведала, знает только, что тот был гномом, кто знает каким толком оказавшимся сопровождающим каравана на поверхности, да ещё и умудрившимся охмурить знахарку из Лайнидорцев. Анаис не знала и не понимала оседлого образа жизни. Сперва девушка путешествовала с матерью, обучаясь у той лекарскому искусству и травничеству, а после стала странствовать одна - несколько лет, прибиваясь то к одному, то к иному каравану, дальше - самостоятельно. Единственным сопровождающим Анаис является робкий и покладистый обычно ослик, который и тащит мешки и котомки с товаром, представленным, по большей части, всяким хламом. Лишь малую часть занимают целебные травы, мази и припарки. Попадается соль да самые распространённые в округе специи.
Умения:
Владеет магией света на уровне достаточном, чтобы ускорить заживление неглубоких порезов, очистить рану, остановить кровотечение . Способна снять простую порчу, сглаз. Не справится с полноцветным проклятием, разве что немного облегчит участь проклятого, ослабив его ношу, или разделив её меж ним и тем, кто вызовется помочь. По фану у Анаис может получиться изгнать нежить низшего порядка.
Умеет готовить, шить и плести скромные украшения из бусин, камушков и разноцветных нитей. Умеет считать деньги, но не обучена письму и чтению. Легко обустроит лагерь, разожжёт огонь, найдёт чего пожрать. Знает и умеет использовать растения и грибы для составления снадобий, по большей части целебных.

Анаис покинула Лайнидор где-то пополудни. Затарилась у местных торгашей солью и специями, а теперь двигалась в сторону Аримана, чтобы распродать всё это, захаживая в деревеньки по ходу пути. Настроение у женщины было прекраснейшим - она предвкушала хороший торг и уже подсчитывала прибыль в уме. Не сумев сдержать своего радушия, она напевала самую известную среди простого люда песенку про лудильщиков, к коим себя и причисляла.
- Пускай на мелочи вам лень
  Сегодня деньги тратить.
  Но вот наступит черный день,
  И мелочей не хватит!
- Напевала торговка во всю глотку, не стесняясь особо, что её могут услышать.
Солнце висело аккурат у неё над головой и парило нещадно. Разморенный ослик всё чаще упрямился, отказываясь топать дальше, и Анаис приходилось весьма настойчиво тянуть его за собой на верёвке, поэтому голос её периодически срывался, ритм песни сбивался, а слова комкались и прервались тяжёлыми вздохами.
- На черный день, на черный час, - эти препирательства сил отнимали изрядно,- всегда необходимо, - ослик то и дело мотал головой, дёргая импровизированную поводу, выражая тем самым свой протест, - иметь запас, - терпение Анаис подходило к концу, - и вот как ра-а-аз, - ослик, наконец, стал неподвижно и  совсем перестал поддаваться, - идет лудильщик мимо! - Последнюю фразу женщина скорее выкрикнула, но даже повышенный тон не заставил не к месту заупрямившуюся скотину сдвинуться с места. Потом в ход пошли ласковые уговоры, обещания и всевозможные увещевания. Правда, всё к одному - осёл стоит на месте.
- Ах ты чужеяд окаянный! Даже лигу не пошли,  а ты взбеленился! - Терпение знахарки лопнуло и в ход пошли ругательства всех мастей. Некоторые из них были до того лихие, что даже у знающего мужа уши раскраснелись бы от сраму. Вот только и они не возымели ровным счётом никакого эффекта. Более того, упрямая скотина стала совсем беспокойной, переминалась с ноги на ногу и всё косилась в сторону, словно из кустов вот-вот  должен был выскочить здоровенный детина или ещё кто-нибудь, достаточно устрашающего вида. Чаще всего так реагируют на хищников, тех, кто готов слопать тебя по случаю.
- Ну что за дурень! Откуда на тракте взяться дикому зверю. - Анаис приняла самый что ни есть воинственный вид и направилась в сторону ближайшего куста, намереваясь доказать серому, что там нет никого, и совершенно не стоит опасаться. За время долгих путешествий их взаимоотношения приобрели особый оттенок взаимного доверия, который стороннему человеку мог бы показаться придурью.
- Да и кто на тебя позарится! Одни жилы да кости. Тьпу. - Женщина сплюнула себе под ноги, раздвинула ветви, сунула голову в заросли и тут же попятилась обратно, тихо выругавшись себе под нос.
Кто бы мог подумать, что чутьё ослика окажется вернее чутья самого выхолощенного охотничьего пса. Прямо у дороги, скрываясь в полеске сидел на заднице и перебирал передними лапами здоровенный медведь. Она толком не разглядела какой он был масти и не пыталась даже определить его возраст.
- Давай ка мы с тобой по тихому двинем в другую сторону... - Анаис подкралась к своему другу и потянула его к противоположному краю, где засел мишка.
- Нашёл время егозить! - Перепуганный зверь с сим был категорически не согласен. Он поднялся на дыбы, аки ретивый жеребец, с тюков и сумок посыпались чашки, плошки и медяшки, создавая весьма характерный для того звон. Теперь мишка наверняка в курсе своего нового соседства. Анаис заметалась кругом, судорожно соображая, как же ей поступить.
[NIC]Анаис[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/2uo5c.jpg[/AVA][SGN]Долг лудильщик платит споро:
На торгу — по уговору,
Помощь вдвое перекроет.
А обиду — так и втрое
[/SGN]
[STA]Позолоти ручку?[/STA]

Отредактировано Телли (14-06-2019 15:18:19)

+2

6

Заклятие лилось, сливаясь с ветром, с шелестом травинок, оно было словно музыка. Словно дыхание. Оно жило вместе с растениями, что росли следом за манипуляциями облаченных в перчатки рук. Я даже ухитрилась бы не заметить грохота и вскрика, если бы медведь не изволил перелечь в направлении звука. Когда я колдовала, оставшийся мир переставал существовать в моих глазах.
-Очень целеустремленно, Арх. – С иронией заметила я, оборачиваясь на спутника.
«Будешь жаловаться, проявлю столько целеустремленности, что у тамошней шуши кустовой сердце от страху лопнет» - Недовольно, но очень ленно осведомил меня хранитель.
- А там прямо таки шуша кустовая? – Полюбопытствовала я, памятуя, что шуши существа презабавные, круглые, глазастые, косматые, скачущие, словно мячик и издающие звуки, напоминающие детские агуканья, но соседствуют с троллями-грибниками. Троллей-грибников я тоже любила, но окажись тот среди дня на свету, да на лугу – без вариантов превратился в камень бы. А это было бы уж очень грустно и для шуш было бы очень большой потерей. Шуши маскируют троллей в дневное время, прячут от солнечных лучей, а тролли шуш защищают. Сами волшебные создания, по сути, этого не могут, а шкурки их в алхимии очень ценятся.
«Нет», - Ответил медведь, - «Там дамочка с ослом. Очень громкая дамочка. Я бы на её месте так не шумел. А если бы шумел – уже бежал бы со всех ног».
-Как будто от медведя убежишь. – Хмыкнула я, устремляясь к кустам, повышая голос, - Не пугайтесь, пожалуйста!
Я понимала, что возможность услышать человеческую речь скорее озадачит, чем успокоит в сложившейся ситуации, но и того хватит для начала.
А там уже и объяснить что-то можно… хоть отчасти.
-Это ручной медведь, он безвредный! – Выпалила я, на что тут же ощутила от духа волну возмущения.
«Чего это я ручной? Чего это безвредный? Я вообще-то дух воинов! И ничуть не ручной!»

Звучишь сейчас, не как многовековой дух воинов, а как ребенок обиженный.
- Мысленно отозвалась я, но отвечать не стала. Знала, что дух только посмеется. Он вообще любил пошутить, но иной раз это заканчивалось не слишком весело. И лучше было медвежий юмор не провоцировать. Тем более, что он не только медвежий, а ещё и «духовный». А духи так себе шуты.
Раздвинув ветки, я протиснулась сквозь кусты, одергивая платье и приветственно кивая, вытаскивая из волос листик.
-Извините, что напугали. Мы передохнуть остановились и совсем не думали причинять неудобств.

+2

7

офф

Так как Тарри немного выпал из форума (у него там некоторые личные трудности и возможности писать нет из-за языкового барьера, он иностранец) мы его аккуратно пропустим. А я воспользуюсь большой скидкой и усну его в кроватку. Доброта...

Ох не зря говорят что пьяный гном кошельку не товарищ. Точнее так говорят не все, только лишь немногие... Так или иначе, но наш шефанго получил сказочную скидку от гнома, ценой "а дай одну монетку, чтобы не просто так было!", на которую тут же и согласился. Правда в условия гнома входило так же "главное чтобы не скучно было", с чем беловолосый тоже согласился, но скрипя сердцем. В конце концов он ведь не шут, не скоморох какой, а его воинские байки мало кто понимал. Кроме таких же отбитых войной и кровищей воителей, конечно же. А гном, хоть и был душой широк и телом крепок, не был похож на пропитанного войной коротышку. Впрочем внешность бывает обманчива...
- Я поеду на свежем воздухе, - оповестил шефанго гнома, умастив свою походную сумку в углу недалеко от входа в чудо-домик. - Надо же кому-то лошадку направлять.
Гном только буркнул что-то похожее "ну как знаешь" и захлопнул дверь, предварительно собрав свои пожитки, конечно же. Шефанго, в свою очередь, залез на то место, где обычно сидит кучер (кажется оно называется козлы). И домик-на-колесах тронулся в путь, весело поскрипывая теми самыми колесами. Правда очень скоро из домика послышался довольный гномий храп с присвистыванием. Потому как бородач задремал, а спасать его от дремы должен был именно беловолосый. Вот так вот шефанго не справился с заданием, о чем совсем не жалел.
"Ты неси меня река, да за крутые берега..." - гонял внутри прочного черепа шефанго старую как мир песенку, услышанную еще во времена бурной молодости. Когда небо было синее, трава зеленее, а орки не чета нынешним... Впрочем мир потерял яркость красок и сочность звуков после войны, наградившей данного индивида противным, но не смертельным проклятием. Превратившим вечно бодрого громилу в осунувшегося и вечно недовольного мордоворота. И немудрено - Лиам спал мало и неприятно. И ровно столько, сколько требовалось чтобы не умереть. И именно за это он однажды найдет проклявшего и медленно раздавит ему череп. Но об этом будет уже другая история. Пока же беловолосый, время от времени потирая алые глаза с темными кругами, поглядывал по сторонам, дабы не загипнотизироваться о лошадиный круп. Ох уж эти лошади, имя им вероломство... А дорога все тянулась, немного извиваясь, и птички приятно щебетали, побуждая в шефанго исключительно гастрономический интерес.
Трудно сказать кто кого первый увидел или почуял. Вполне возможно блики солнечных зайцев от начищенных наручей беловолосого было видно совсем-совсем издалека. Быть может гномий перегар ветром донесло до волшебного медведя. Или цоканье копыт лошадки было услышано из-за поворота. Сам же Лиам, обладая острым слухом, возню услышал издалека, но скинул это все на проделки потенциальной меховой еды. Однако приближаясь он уже мог разобрать слова, сначала отдельные, а потом и целые предложения. А уже совсем потом, на радость тех, кто не обладал вострым слухом и зрением отличного от человеческого, явился и во всей красе. Да и не один! В комплект входил домик на колесах с храпящим гномом, одна штука. Лошадка выносливая, крупом гипнотизирующая, почему-то одна штука. А на месте кучера ледяной демон, кои славятся своей воинственностью и кровожадностью, но в основном сидят на севере, одна штука. Правда мог возникнуть резонный вопрос - у кого хватило ловкости ума нанять в кучеры целого шефанго? И тут же возникал резонный ответ из храпа с присвистыванием, который исторгал из себя домик на колесах. Но это все после. Пока что Лиам потянул за поводья, заставляя лошадку притормозить у загруженного ослика, который тщательно ронял скарб своей хозяйки. Которая пыталась успокоить своего ослика, и к которой из кустов выходила леди, на которой оставались кусочки этих самых кустов. "А что, собственно, происходит?" - задал резонный вопрос сам себе ледяной демон, принявшись наблюдать за развитием событий. Молча. По крайней мере пока. Ибо валяющийся в свое удовольствие медведь на глаза ему не попался. До поры, до времени.

Отредактировано Лиам (24-06-2019 14:19:54)

+2

8

Именно в тот момент, когда совсем рядом послышалась обращённая речь, Анаис подняла с земли небольшую, но тяжёлую чугунную сковородку, крепко ухватившись за её ручку обеими руками. Не очень-то и расслышав детали с перепугу, она развернулась в сторону говорящего, замахиваясь ею наотмашь.
- Ручной? - У женщины дёрнулся глаз - нервный тик. - Безвре-е-едный? - Её локти чуть ослабли, и теперь она просто держала сковороду перед собой на подобие замысловатого щита.
Пред ней предстала совсем ещё юная дева со смешливыми раскосыми глазами и чуть вздёрнутым курносым носиком. Не похоже было, что она потешалась над торговкой, хотя, признаться, вид у неё был залихватский. Ещё эти взъерошенные волосы в которых запутались листки да ветки.
- Циркачка, никак? Ты не особенно - то и похожа на укротителя диких зверей. А этот ещё и какой-то чудной… Размалёванный, что ли. - Вообразив как глупо она сейчас, наверное, выглядит, Анаис, не утратив трепета сердца, принялась собирать пожитки с дороги, распихивая их в тюки на спине притихшего, наконец, ослика как придётся. Чугунок, пришедшейся её заместо оружия, торговка убрала последним, да так, чтобы деревянная ручка больше торчала наружу, и можно было легко вытащить его по случаю.
- Да я и вовсе не испугалась. Вона, скотина эта, - Анаис замахнулась на серого, но рука опустилась сама-собою - обижать своего друга она не привыкла, даже со злости, - перетрухала и ни в какую. Ни туда, ни сюда, так его растак! Ему, поди, объясни, что мишка твой травоядный. И где ты только нашла такого! Небось с сызмальства выкармливала? - Торговка слышала о том, что, если прикормить совсем ещё крошку, слепого детёныша, можно приручить даже самого лютого хищника. Конечно, проверять бы она не стала. Да и столько возни с этими сосунками... Представить страшно.
Женщина хлопнула ослика по бочку и принялась что-то шептать ему на ухо, словно и вправду решила с ним сговориться. Тот слушал её, склонив голову на бок и, похоже, внимал. Оставалось надеяться на его благоразумие и на то, что незнакомка, приручившая зверя, всё же не обманывает и таит зла за пазухой.
- Гля, чего это там? - Анаис приложила к глазам ладонь, вглядываясь в даль. Из-за поворота на них двигалась повозка, сложенная бочонком. Её натужно тянула лошадка, управляемая кем-то огромным, белоголовым и по всему видно, что суровым.
- Льдистый демон! - Торговка сунула руку в небольшой тканевый мешочек, закреплённый на поясе. Вдохнула понюшку табака, чихнула в кулак пару раз, мотнула головой и глянула на укротительницу каким-то странным, диким взглядом.
- Клянусь, это чья-то дурная шутка. Чтобы в один день на дороге повстречать медведя, хладного  и чёрт пойми кого… - Анаис бросила короткий взгляд на деву и потянула ослика за поводу, уводя его с дороги. Хвала Имиру, он не стал егозить и послушался её на раз. Женщина принялась махать рукой кучеру, жестом показывая, чтобы тот поскорее проезжал.

[NIC]Анаис[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/2uo5c.jpg[/AVA][SGN]Долг лудильщик платит споро:
На торгу — по уговору,
Помощь вдвое перекроет.
А обиду — так и втрое
[/SGN]
[STA]Позолоти ручку?[/STA]

+2

9

Судя по всему, мои утверждения женщину убедили не сразу, ведь подобранные эпитеты она изволила переспросить и растянуть. Я лишь открыто улыбнулась в ответ. Привычная реакция.
К Арху хорошо относились разве что дети. Дух говорил, что те чувствуют его природу на интуитивном уровне. Но как бы те не тянулись к «доброй зверушке» - их родители неизменно седели на глазах, хватали чад и припускали со всех ног. Как друид и знаток животных повадок – я бы так делать не советовала. Но не выкрикивать же советы в след сверкающим пяткам. Советы – дело тонкое. Излагать их положено лишь в уши готовые слушать. А коли кого-то разорвал медведь, так то, как бы не было грустно – естественный ход вещей. И неумения слушать.
И всё же на каждое слово я вновь кивнула, вынимая из волос соринки и приводя себя в порядок.
- Циркачка, никак? – Спросила женщина, на что я качнула головой.

Циркачка – хотя бы не худшее сравнение из слышимых. А то ведь оно как обычно? Если молодая девчина по дорогам одна путешествует, она либо с придурью, либо шальная. А тут значится как? Значится можно деньжат предложить, али руки распустить попробовать. Правда, с появлением Арха, последнее желание удивительно подокосело.
-  Ты не особенно - то и похожа на укротителя диких зверей. А этот ещё и какой-то чудной… Размалёванный, что ли. – Сказала женщина, принявшись собирать пожитки. Я даже подняла пару валяющихся на земле вещей, подавая. Арх же, что успел учуять чужой «хищный» запах.
«Осторожно. Приближается кто-то опасный». – Раздалось в голове, и я оглянулась на медведя, кивая тому. Он опустился, позволяя сесть сверху, что я тут же и сделала, располагаясь в густой шерсти.
- Да я и вовсе не испугалась. Вона, скотина эта, перетрухала и ни в какую. Ни туда, ни сюда, так его растак!  Ему, поди, объясни, что мишка твой травоядный.
- Это естественно. Животные хорошо чувствуют хищника. Он вовсе не травоядный, просто людей и скот домашний не ест. А так я его по лесу пускаю охотиться. Или он довольствуется кореньями. – Честно озвучила я ошибочность выводов собеседницы. Уж больно велик был риск, что на «травоядного» хранитель обидится и решит продемонстрировать обратное.
- И где ты только нашла такого! Небось с сызмальства выкармливала?
Я невольно улыбнулась. К тому, что на друида я была не похожа – я знала и привыкла. И меня это не шибко обижало. Однако разговорчивая дама делилась впечатлениями так красочно, что я никак толком определиться не могла, она меня ни то недооценивала, ни то переоценивала, ни то всё и разом.
Когда женщина принялась нашептывать ослику, я не мешала, только наблюдала за тем, как медведь вглядывается в дорогу, когда, наконец, увидела, что по той кто-то движется. То же увидала и новая знакомая, а вскоре и сам путник изволил присоединиться, и, не смотря на восклицание: «Льдистый демон!» - Путник на меня впечатления не произвел. О шефанго я толком ничего не слышала и видеть их не видела никогда, посему и страха не испытывала. 
Торговка принялась активно жестикулировать, да махать высокому мужчине, но он проезжать, кажется, не планировал вовсе. Открыто приветливо улыбнувшись, я помахала мужчине, что смотрел за нами с дюжим любопытством.
-Здравствуйте! Мы дорогу Вам преградили? Вы извините, мы по чистой случайности, можете проезжать. – Озвучила я, а затем мягко ответила торговке на замечание, - Я друид и странствующий целитель, милая дама.  А встретиться тут немудрено, дорога одна через осенний лес на восток. А я как раз в Ариман направлялась.

+2

10

Вообще Лиам, ввиду своего довольно кочевого и бродячего образа жизни, видел всякое. И всякое дерьмо в том числе. Видел танцующих собак, коз которые ходят на задних копытах за морковкой, однажды даже бородатую женщину видел. Правда на проверку это оказался очередной гном, просто очень ухоженный и жирненький. Видел шефанго и обычных женщин с разных сторон, видел в порту под боцманом, видел на сеновале под кузнецом. Да и то потому что те нарушали его дневную дрему в неожиданных местах, а так бы разошлись миром. Но вот медведей под женщинами шефанго не видел ни разу в жизни. И, что самое занимательное - данная особа не проводила косолапому удушающий захват, дабы защитить ослика и его спутницу от посягательства хищника. Больше было похоже что она просто балдеет в большом косолапом гамаке. Только очень выпуклом гамаке. Да и вообще вся ситуация в целом не вызывала желания вскочить, разорвать рубаху на груди и с криком "шефанго не дадут в обиду женщин и детей!" ринуться покорять мохнатую гору. Тем более что рубаха была последняя.
Лиам устало потер глаза указательным и большим пальцем, от чего те меньше слипаться не стали. Его жизнь в последние несколько лет вообще напоминала одно большое бдение, от чего и без того алые глаза краснели, опухали и вваливались в черные мешки под самими собой. Потому суровое выражение хмурой морды лица больше носило нотки усталости. Словно это не ледяной демон, а старый фермер, который устал выдаивать из старой коровки остатки молока и уже подумывает поджечь коровник вместе с собой и коровой. "Что за вздорные создания, эти бабы. Одна на медведе, другая на осле, а все равно не разъехались", - пришел к выводу беловолосый, окончательно убедившись что местный любитель меда здесь не для трапезы и насилия. После чего шлепнул лошадку поводьями и... Ничего не произошло. В отличии от местами дурного на голову ледяного демона лошадка знала цену своей жизни и двигаться навстречу медведю категорически отказывалась. Более того, она громко фыркнула и попятилась. Но, так и не найдя пути к отступлению, громко и с душой наделала навоза прямо на дорогу. То ли в знак протеста, то ли от навалившегося стресса. И немудрено - впереди зверь маячит, а сзади дылда подгоняет. А это, между прочим, лошадка, а не котопес!
- Холера... - Вполголоса выругался Лиам, совсем не обрадовавшийся лошадиному подарку, который теперь отделял его от лошадки и был довольно близок. Благо хоть запахи этот индивид не чувствовал, и на том спасибо. - Дамы... Леди...
Обратился было мордоворот к путницам, но осекся. Во первых до него дошла необычность такого дорожного происшествия, в которое обычные дамы и леди нечасто попадают. А во вторых он вообще затруднялся точно сказать, дамы перед ним или все же леди. Не выспавшиеся глаза перемещались от торговки интересностями до медвежьей всадницы, а уставший мозг соображал со скоростью хлебного теста. "Ну эта похожа на даму, ладно. А вот вторая... Может она и медведь это один человек? Да нет, точно не человек. Челодведь. Медветавр. И как мне теперь их называть, всех вместе?" Скоро сказка сказывается, да не скоро у воина в голове шестеренки перекатываются, особенно если они ржавые. Со стороны же шефанго довольно ощутимо так завис с момента своих последних слов, выдерживая театральную паузу. Однако довольно скоро из домика, где на момент все стихло, донесся новый храп, сложившийся со звуком выхода большого газика из маленького гномика. У шефанго чуть уши не зашевелились от такого аккорда. Зато молниеносность мысли вернулась, позволяя закончить начатое.
- Уважаемые путницы, никто не знает лошадиного языка? Думаю страх очень прочно сковал копыта этой лошадки и пока ваш скакун не сместиться шагов на девятьсот в сторону леса - поехать дальше она не сможет, - говорил беловолосый без всякой агрессии, а так же раздражения, усталости и никак не подавал вида о влиянии звуковых сигналов гнома на окружающую обстановку. - Надо бы рассказать ей что мишка ее есть не будет. А то у нас пассажир... Заболел. Вчера так жадно пил, что проглотил кружку. Теперь она и ни туда, и ни сюда. Мучается. В Ариман, к доктору едем, с вот такими сильными руками. Он-то достанет... Кружку.

+3

11

В  стрессовых ситуациях Анаис становилась необычайно словоохотливой, говорила помногу и, зачастую, без особого смысла. Именно поэтому она выдавала все свои соображения за чистейшую монету, не особо церемонясь. Что, впрочем, незнакомку нисколько не оскорбило. Жестикулируя вознице, торговка краем глаза наблюдала за тем, как дева забралась на медведя верхом. Это послужило лишним поводом для того, чтобы убедиться - зверь, действительно, послушен её воле.
- И правда, по тому большаку разве что до Аримана. Надобно нам как-то разойтись. - Рассуждала вслух женщина, придерживая ослика, который снова забеспокоился при приближении своего старшего собрата.
- Судя по звукам, доносящимся из повозки, - бесцеремонно и громогласно отозвалась Анаис, - лошадиный язык в совершенстве освоил твой дружок.- приветствие она пропустила мимо ушей. Может, потому что уже очень давно, если не никогда, никто не называл её дамой или леди. Может, просто желала форсировать события.
- Всего-то и делов - растолкать бедолагу. - Она тихонько посмеивалась, отвернув голову от белобрысого детины.
Услыхав небылицы про проглоченные инородные предметы и прямо таки предсмертные мучения, женщина оживилась и принялась рыться в своих сумках, вынимая из них поочерёдно, демонстрируя и пряча обратно всякие интересности.
- Зачем тебе цирюльник! Возьми лучше остролистой Кассии. - Первым из тюков был извлечён тканевый мешочек, на который любовно была нашита бирочка с надписью “Послабляющее”. - Можно взвар сладить, или вприкуску пожевать. Так та кружка со свистом и вылетит. - Шутки в словах дылды торговка, как водится, не углядела. - Да и колёса у тебя скрипят - страх! - Следующим путнику предлагался глиняный черепок, прикрытый восковой бумагой и аккуратно перевязанный тесёмочкой. - Во! - Столько гордости было в этом восклицании… - Троллий жир!  Мало у кого такой найдёшь,  а я тебе ещё и кисточку , стало быть, в придачу. Как по маслу до Аримана докатишься, да от свиста назойливого башка к концу пути не разболится. - Женщина поглядела на возничего, прикинула, что одет мужик не очень-то и богато и тут же ретировалась. - Не, ну коли с грошами туго, можно и дёгтем… - Плошка тут же сменилась небольшим бочонком с чёрными разводами по бокам.
Не узрев в глазах покупателя энтузиазма, Анаис в расстроенных чувствах свернула торги. Правда, попыталась напоследок извернуться.
- Переговоры с животными это тебе не с подпитым стражем у ворот договариваться. - Заявила она деловито, снизив голос на пару тонов. - Видишь, как девка ловко с медведём-то управляется, чай и с кобылой сумеет. - Тут главное эффект неожиданности, а если барышня смышлёной окажется, то не только промолчит, но и подхватит. А копеечку, которую с этого дела торговка поимеет, разделят потом поровну, чтоб без обиды.
- Только и это денег стоит.  Я, конечно, могу и до завтрашнего дня ждать, покуда вы тут разъедетесь, но друга-то пожалей. Эвано как страдает! Душу воплями рвёт. -  В этот момент из повозки снова раздался заливистый храп, изошедший на свист. - Оооо, совсем плох, чай и издохнет тут, до лекаря не добрамшись.

[NIC]Анаис[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/2uo5c.jpg[/AVA][SGN]Долг лудильщик платит споро:
На торгу — по уговору,
Помощь вдвое перекроет.
А обиду — так и втрое
[/SGN]
[STA]Позолоти ручку?[/STA]

+3

12

Ситуация становилась с каждой минутой всё комичнее и увлекательнее. Лошадь, что испугалась Арха, решила выразить единственно-возможный протест в ситуации, когда ты крепко застряла в упряжи с целой повозкой за спиной, а перед тобой медведь – обделаться. При этом сам Арх лошадью не интересовался совершенно. И не то, чтобы он был так уж против поохотиться, или полакомиться жестким, но сочным мясом, просто получить копытом в морду или грудину неприятно, даже если ты огромный медведь.
- Холера... - Вполголоса выругался белый мужчина, а после стал подбирать нашей женской компании наименования - Дамы... Леди...
«Ведьмы» - Услужливо прорычал Арх, хотя его вряд-ли мог понять кто-то кроме меня. Но я лишь с насмешливой улыбкой щелкнула духа по уху.
Забавный факт, но почти каждый дух назовет женщину, даже в магии совершенно не сведущую, ведьмой. Они часто утверждают, что женщин мир духов принимает охотнее, да и те больше склонны верить в магию.
«Я верю глазам» - не про женщин. Большинство готовы принять на веру совершенно любую, даже самую безумную историю, сказ или легенду. Взять хотя бы рассказы деревьев. Коли женщина в лес по грибы идет, она присказку грибнику, да лешему скажет, а коли мужчина – так засечки на коре делает. Оттого-то женщин лес больше любит, чаще путь обратный подсказывает, да от беды сберегает.

- Уважаемые путницы, - наконец избрал обращение огромных габаритов мужчина, знатно расстроив Арха неверным выбором в этом вопросе, - никто не знает лошадиного языка? Думаю страх очень прочно сковал копыта этой лошадки и пока ваш скакун не сместиться шагов на девятьсот в сторону леса - поехать дальше она не сможет, - стал говорить незнакомец, и говорить стал долго и уж больно странных вещей. Я даже не сразу осознала, что он шутит.  Радовало, что подтвердил он мои слова про Ариман. И я подумала, что вероятно, путь у нас у всех один и дорога через лес тоже, а потому, смысл нам разъезжаться не слишком велик. Всё одно один за другим пойдем. Однако торговка рассуждала в сторону совсем иную.
- И правда, по тому большаку разве что до Аримана. Надобно нам как-то разойтись. – Сказала она, но скорее себе, а затем вдруг стало происходить нечто странное и увлекательное, я даже вставить не успела, что могу помочь лошадку успокоить.
Сначала торговка изволила предлагать множество товаров, но с каждым предложенным её энтузиазм гас, а мужчина, кажется, все больше уставал. В конце концов, она решила ухватиться за вопрос о языке лошадей и совершенно неожиданно – стала предлагать оплатить мои услуги!
Арх даже облизываемой лапой подавился, а я едва подобрала отвисшую челюсть.
Прежде всего, дело было в том, что как друид – денег я не брала. А любые благодарности принимала разве что виде пищи, али безделиц каких.
Магия мне моя доставалась от духов, они желали помочь – помогали, а нет – так и я бессильна была. Какие уж тут деньги?
-Эм… - нерешительно выдавила я, чувствуя себя совершенно неловко в этаком ключе, - Для начала, - робко влезла я, скатываясь с медведя, что настолько был поражен предприимчивостью новой знакомой, что уселся наземь, таращась во все глаза на торговку и пытаясь разобрать: «то ли этим восхищаться, то ли куснуть её назидательно», -  Я и сама целительница. Разумею, коль чем и правда помочь нужно. А что до лошадки, конечно, заговорю, это дело-то пустячное. Но только, господа, как же нам разъезжаться на одной-то дороге до Аримана? Может, коль лес свел, так вместе путь держать станем?
Я наконец сумела вставить слово, и не сразу, но голос окреп и стал решительнее. Так уж я привыкла, что ни случайных встреч, ни случайных попутчиков не бывает. И причин, чтобы не попытаться рискнуть, не видела.
-Господин этот бравым воином кажется, - пояснила я торговке, - У Вас товары, да и женщинам по главному тракту небезопасно, разбойники не редкость. А в лесу этом волшбы много, духов, да существ чудных, тут в морок попасть дело пустячное, а я с духами, да существами волшебными говорить разумею. Всё ж вместе легче будет, да интереснее.
После этих слов я подошла к лошадке, напевая спокойную, умиротворяющую мелодию, положила ладонь на морду, погладила, да в ухо той заговор зашептала, что больше был похож на журчание реки, чем на слова волшебные. И с каждым словом спокойнее дышала лошадь. Она копытом перестала землю толочь, уши замерли, не вслушиваясь в шорохи, и большие черные глаза словно просветлели. Лошади - животные умные. Коль с ними с уважением, так понимают все быстро и легко. Эта исключением не оказалась.

+2

13

Вот же ляпнул не подумав беловолосый гроза низких потолков, чем проделал огромную дыру в словесном барьере хозяйки ослика. Да и как ляпнул... В казармах все бы поржали. А тут никто не поржал, кроме лошадки. Но та от страху. Так или иначе но деваться шефанго было некуда, пришлось принять вербальный удар на себя. С абсолютно каменным выражением морды лица. Правда это каменное выражение было с примесью усталости и дикого желания спать. Вы видели хоть раз уставший камень? Теперь видели - это лицо Лиама. "Кто? Цирюльник? Так он же вроде в бороде ковыряется, а не в жо... А, нет, или это брадобрей?" - только и успел подумать шефанго, между хаотичным поиском выхода из ситуации. Но дама была бойкая, со стальной хваткой клиента. Не у каждого кузнеца такая есть! Ей, этой хваткой, она и взяла молодца беловолосого в оборот, да так что у него в голове чуть колеса не заскрипели. "Что? Кто? Дёгтем? Это то, что из лошади выпало? Не, я этим телегу мазать не буду. Ладно шутки про кружку шутить, какашки коротышка мне точно не простит" - с каждым нападением смуглой леди Лиам становился все грустнее, сам того не замечая. Казалось что замолчать она может только когда начнет есть, и то недолго. А из еды у шефанго было только то, что возил с собой храпящий гном, да и то неизвестно что эти гномы едят. Может он истинный дитя гор и питается углем для чистоты храпа. Но храп получался отменный! Но все же стоило отдать торговке должное - товары у нее были на любой вкус, цвет и, судя по ее словам, болезнь.
Только вот вторая леди, тоже не обремененная чувством юмора настоящего воина, а потому не оценившая тонкую связь между "глотать, кружка и гном", выразила желание применить целительные навыки. Иными словами безобидная для шефанго шутка грозила раскрыться, что могло больно ударить по репутации бравого воина. И это он еще не подумал о том что даже пьяные гномы имеют привычку однажды просыпаться. И без кружек. Надо было срочно переводить разговор в другое русло! "А-а-а-а-а думай голова, шапку куплю!"
- Да пустое. Слышите как храпит? Поди уже переварил кружку. Гномы они такие, не любят всяких цирюльников, - с как можно более убедительным выражением лица сказал беловолосый, молниеносно переключаясь на другую тему. - До Аримана, говорите? Так двинем вместе, будет у нас караван. Я воинскому ремеслу в свое время обучался, местную дорогу знаю. Могу кого-то стукнуть и он станет фиолетовым...
А вообще шефанго даже рад был такой разношерстной компании - одна до смерти может заговорить, другая с лошадью разговаривает, третий вообще гном. Добавить к этому ослика, лошадку и медведя и можно выступать в цирке. По крайней мере хоть кто-то из дам должен был уметь обращаться с лошадкой, а не только повторять очевидное "налево, направо", входя в повороты, в которые кобылка и сама прекрасно вошла бы. А что до места... Да потеснятся хоть как-то. Лиам и сам не заметил как переключился на манеру речи смуглой торговки, наверное чисто рефлекторно. Сонный шефанго слышит, сонный шефанго повторяет. Обезьянка видит, обезьянка делает.
- Токмо я ничего покупать не буду, у меня лишних денег нет. Это вон, если квадратного растолкаете - можете ему хоть жир, хоть дёготь с колесами продать. Его храпящая телега, не моя.
На сим моменте сонный шефанго зевнул, даже не подумав прикрыть рот и демонстрируя окружающим ряды ровных зубов ну и всего что там у него во рту было. Язык, например. И совершенно по этому поводу не смутился. Или не додумался смутиться. В конце концов последний раз прилично спал он, кажется, позавчера. "А я тоже со всякими чудными существами говорить разумею. Вон, недавно с одним чудным существом-гномом недавно говорил. Он хлещет в три горла и не хмелеет, а как в дорогу так храпит как дракон и пукает как леший" - подумал Лиам в ответ на слова нимфы, но вслух их на всякий случай не озвучил. А то язык его так далеко заведет, что возвращаться будет уже нечему. Будем надеяться что нимфы мысли шефангов не читают. "Но лучше всего я умею общаться с лесными братьями меньшими, которые разбойники. У меня даже теория есть насчет них. Только я вам ее просто так не скажу, это тоже денег стоит!" - передразнивал у себя в голове манеру речи торговки, уставившись на нее не выспавшимися красными глазами и сам того не замечая. И смотрит, и сверлит смуглую... Середину туловища, будем считать. И взгляд такой, как у замерзшей змеи холодным осенним утром. Только очень красноглазой змеи.

+2

14

Анаис сперва нахмурилась. Ну кто же так разбрасывается талантами! К тому же, даже самое искусное умение становится не более чем обыденным делом, коли задаром. Но каждый сам волен распоряжаться тем, что имеет, и торговка сиюминутно сменила недоумение на милость.
- Разбойники хаживают, как без них. - Деловито заявила она, пожимая плечами небрежно. - Да только кому захочется с лудильщиком связываться! - И действительно, судачили о таких, как Анаис всякое. Были и те, кто верил, что детские песенки сложены не зря, и за обман или ещё какое злодейство лудильщик может накликать множество бед, череду неудач или ещё чего похуже. Правда, таких простофиль всё больше в деревнях да захолустьях. На самом деле, чаще всего торговку не трогали попросту потому, что ничего ценного среди скарба её не находили. Чего не говори, а денежки женщина прятать умела. Бывало, конечно, прижмут негодяи, но табачком гульрамским да добрым гномьим самогоном утешатся, постращают немного и отпустят восвояси. Накой с бабой связываться. Только о том рассказывать своим не ровным счётом обретённым попутчикам Анаис не собиралась. Пущай поостерегутся. Кто их знает.
- Что за люди пошли, за медяшку удавятся. - Анаис что-то ещё бурчала, перетряхая свои котомки. В конце концов она выудила из рюкзака брусок точильного камня, что удобно крепился на кожаном ремешке. - На вон, хоть оселок возьми. Это тебе, стало быть за догляд в дороге. Чтоб по честному, баш на баш. - Всучив таки безделицу воину, торговка со всем вниманием наблюдала, как целительница чарует лошадку. Даже попробовала слова заветные подслушать по простодушию, но, как водится, ничегошеньки не разобрала.
- Ди-и-ивно поёшь. - Восхитилась торговка, громко цокнув языком. Конечно же, она не стала противиться и примостилась к честной компании. Давно ей не приходилось путешествовать в караване, пусть и в таком плюгавом. Ностальгия по дням минувшим обещала всё больше приятностей, нежели огорчений.
Анаис дёрнула ослика за подводу, и тот послушно поплёлся за ней к телеге. Пришлось привязать его к ней, чтобы не волочить за собою по большаку, как неподъёмную поклажу. Женщина ещё раз погладила серого, наказала ему послушаться и не егозить, а после возвратилась к своим попутчикам.
- Только ты сильно не гони, чтобы ослик за кобылой твоею поспевал. - Женщина совершенно бесцеремонно и без спросу залезла на облучок, потеснила кучера и, не дав ему возмутиться, всполошилась не ко времени.
- Обзнакомиться надо бы, раз уж вместе собрались! Анаис звать меня. И запомните это имя. Мало ли, сгодится. - Унюхав зловонный миазм, торговка скривилась и отвернула лицо, чтобы снова вдохнуть понюшку табака. правда, на этот раз не расчихалась от его крепкого, терпкого духа, ибо зажала нос рукой. - Чего встал, родная кровь, трогай. - Смешно и уж больно жалостливо прогнусавила она, не разжимая пальцы.

[NIC]Анаис[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/2uo5c.jpg[/AVA][SGN]Долг лудильщик платит споро:
На торгу — по уговору,
Помощь вдвое перекроет.
А обиду — так и втрое
[/SGN]
[STA]Позолоти ручку?[/STA]

+2

15

Я весело улыбнулась. Когда компания приняла идею совместного путешествия. С людьми я взаимодействовала все реже в последнее время и эта тенденция не слишком нравилась мне. Разве что пересаживаться с Арха я не собиралась – он был бы крайне недоволен. Дух защитник предпочитал находиться со мной в максимальной близости, справедливо полагая, что сама я себя могу защитить далеко не всегда.
-Меня зовут Клио. Я очень рада познакомиться! – На губах появляется светлая, добродушная улыбка, - Думаю, я на мишке чуть вперед проеду, чтобы лошадке спокойнее и на дорогу места больше будет. А Вы в Ариман путь по что держите?
Сказано – сделано, дух-хранитель закосолапил впереди попутчиков, задавая темп. А я невольно задумалась о попутчиках, поворачиваясь на спине косолапого, спиной к дороге да лицом к телеге. Наш импровизированный караван со стороны, должно быть, выглядел дюже чудно – девчина на медведе, да седовласый муж с дамой восточной наружности на телеге, что звук издает причудный – ни то рык, ни то бурчание живота, ни то бульканье, какое.

Интересно, а все гномы так храпят и много спят? Нужно будет спросить у Лари, как встретимся, он ведь рассказывал, что у него были друзья из этого народа. Даже меч у него гномий имелся. Вот смешно будет – если все. Это же как с ними в походы ходить? Под такое звучание и захочешь коли – не уснешь.
-Тут до главного торгового тракта далече будет, наверное, и ночевать придется в лесу раза два добрых, а то и по-боле будет. А ночью тут духов да существ волшебных полно, - По привычки сказала я, памятуя прошлое свое пребывание в этих местах, ещё в роли ученицы Анны, по дороге в Ниборн, - Зрелище предивное.

+2

16

"Опять разбойники хаживают? Ну что за люди, хуже собаки. Та хоть язык палки понимает, а этих сколько не бей - все равно новые заводятся" - подумалось белоголовому при упоминании лесных братьев, так и не заметив слово-паразит, проникшее в мозг и мысли. Так и сам заговорит на лудильном диалекте ближе к Ариману. Ослика заведет, безделушек реквизирует. Но пока это двухметровое чудо изучал своих попутчиц поневоле (или сильно по воле), с благодарным кивком приняв из рук леди оселок, припрятав тот в карман. Вот это был поистине царский подарок! Кому-то подавай брильянты, кому-то короны, кому-то ананасы. А воин из клана летучих морских волков был доволен и такой полезной штуке. Правда с виду он выглядел больше уставшим, нежели довольным. Ну, или заспанным.
"Хотя сколько там навигаций утекло? Сорок, шестьдесят? За это время даже у собак блохи заводятся, не то что какие-то людишки с ножами в лесу" - молодой воин чуть на землю не сплюнул в презрительном жесте, но вовремя спохватился и не подал презрительного вида. "Стоп, не при людях же о людях плохое говорить. Они вроде как и не виноваты, что ввиду нежного возраста все норовят поубивать друг друга. Бедные, мягкие агнцы..." - белоголовый, будучи еще моложе чем сейчас, уже как-то гонял местных бандитов из лиц крестьянской наружности. И вот тогда он понял одну важную вещь, которую часто упускают литераторы и поэты. Лесные разбойники тоже люди. И они гадят. И хорошо если в одном месте, а не целыми полянами, как некоторые. Ох и ругался тогда шефанго, ох и гонял тогда засранцев! Бежит бандит, за ним шефанго с толстой палкой, а у него за спиной, выше головы, да удобрения. Было весело, но неприятно.
- Лиам. Доблестный воин Его Императорского Величества. А там, - белоголовый указал большим пальцем на домик на колесах за спиной. - Тарри, гном без страха, упрека, но с изюминкой.
Вот и думай теперь что шефанго имел ввиду этой изюминкой - то ли храп гномий, то ли перегар, то ли еще что. "Хотя встретить бандитов было бы занятно" - наконец пришел к умозаключению мужчина, шлепнув поводьями заговоренную коняшку, едва его подвинули и новоявленный караван стал самим собой. "Я бы кинул в бандитов гнома. Вот это было бы удивительно. И громко" - Лиам готов был поставить на кон бобровый зуб что зрелище было бы чарующее. Особенно если бы гном проснулся по пути и начал смешно махать руками. Но на самом деле конечно же двухметровый сгусток юмора не собирался поступать так с порядочным гномом. Ибо вряд ли хватило силенок этим гномом хорошенько размахнуться...
- Существ волшебных? - стараясь не выпадать в астрал размышлений наконец поучаствовал в диалоге Лиам, изучая красными глазами девицу на медведе. Или медведя под девицей. - Видал я тут одного волшебного, давным давно. Выскочил на дорогу, весь в репейнике, ветках, на голове гнездо. Я, говорит, леший, прокляну до седьмого колена, неурожай будет, волки набегут, птицы налетят. Отдавай золотишко, у-у, в общем... Ну я и дал. Сапогом, там где у человека яйчишки. И знаете что? У лешего они тоже есть! А-ха-ха!..
Каким-то не совсем ловким зигзагом промчался искренний смешок шефанго, поздно спохватившегося о рассыпанном военном юморке. В каюте или там казарме безусловно бы поржали. А тут вроде как и не кому. Прикрыв хохотальник шефанго обратил взор красных глаз на шоколадную женщину, словно ожидая увидеть положительную реакцию. Однако на его морде лица таки осталась белозубая улыбка, что как бы давало понять - с юмором у этой двухметровой штуки все очень плохо. Ну хотя бы взгляд от медвежьей меховой гипножопки оторвал, и то хорошо.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » По дороге летним днем.†t¤