http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГЕРЦОГСТВО ГРЕССКОЕ » Солнечная площадь


Солнечная площадь

Сообщений 1 страница 33 из 33

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

http://s7.uploads.ru/euKwH.jpg

Солнечная площадь - центральное и одно из самых шумных мест города. Названа она была так потому, что в дни, когда первые грессцы решили ее тут устроить, все дни светило солнце.
Тут празднуются самые важные события, вершатся высшие суды и казни, устраиваются уличные представления и парады, здесь же герольды объявляют герцогские указы и мгновенно распространяются разные слухи и сплетни - в общем, это средоточие общественной жизни. Те, кто хочет узнать последние новости, в первую очередь идут сюда.
Площадь вымощена брусчаткой и на нее выходят здания мэрии и некоторых самых важных вельмож.

+4

2

Око действовало уже несколько месяцев. Герцог подошел к делу основательно и неспешно, первое время он просто заботился о достойном вооружении стражей и гвардии, а затем начал расследование, выискивая для начала темных, что совершали убийства, а так же немертвых, как представлявших наибольшую опасность.
Недавно начались облавы. За темными приходили в их собственные дома, среди дня и под покровом ночи. Их семьи и соседей просили не паниковать, предъявляли обвинения, а спустя некоторое время выносили приговор.
Ткачи тоже участвовали в этом. Давали наводки, помогали осуществлять аресты, но мы, как и всегда, видели больше картины на поверхности.
После первых же арестов многие стали задаваться вопросами. Оно и не удивительно. Живя с кем-то бок о бок годами, поздравляя друг друга с праздниками и одалживая соль - волей не волей усомнишься в том, что он зло. Масла в огонь подливали крупные торговые дома и некоторая знать, что пользовались услугами темных.
Как ни крути, а за вечность можно многому научиться, бессмертные наемники стоят дорого, но и работают отлично. Да и внутренних дрязг среди знати хватает, стоит ли говорить, что проклятиями и порчей они не брезговали?
А тут вдруг “пуф”! И данный ресурс тебе более недоступен. Особенно обидно было тем, кто заплатил за услуги пойманным темным. В таком не признаешься, дело не сделано, а деньги отданы.
Но хуже всего было то,что прочие темные уже понимали, в какое попали положения. Одни, самые предприимчивые, ушли. Другие, из тех, что не желали мириться с положением вещей, стали искать сторонников. Некоторые пытались скрыться в квартале.
Но кто какой бы выбор не делал, многие сейчас собрались на площади, где с неделю назад соорудили эшафот. Казнили темного мага, что промышлял созданием проклятых вещиц. Не сказать, что я одобряла заработок, но мужиком тот был вполне нормальным. Был женат на местной девушке, дочери кузнеца, имел двоих сыновей, немало друзей и соратников. И вот стоит на деревянной трибуне, загнанный в угол, из которого нет выхода, в цепях блокирующих магию, перед судом людей, что всегда боялись доступным ему искусств. Какая печальная ирония.
Глашатай зачитал приговор, оглашая решение Гергоца о том, что Грес с этого момента закрыт для темных существ, магов, что используют темные искусства, последователей Рилдира, и иных темных богов. Чем больше говорилось, тем больше галдела толпа.
“Но я знал его, мы дружили”, “Разве нельзя было просто изгнать его?”, “Правильно, гнать надо этих темных!”, “Говорят, утром еще нескольких арестовали”, “Рилдировы дети, они все убийцы” - мнений было столько же, сколько было людей, пока вдруг, кто-то из толпы не крикнул: “Мы не уйдем, это и наш дом тоже!”.
И это сало искрой. Той самой искрой, которой не хватало этой спиртовой бочке.
[NIC]Историк[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/Ds4mk.jpg[/AVA]

очередь на 1 круг

1. Бунтующие
2. Герцог и стража
3. Ткачи

+5

3

Голос, полный гнева, всколыхнул толпу. Со всех сторон раздавались согласные крики, наперебой с которыми слышались яростные протесты, а где-то слова уже переходили в потасовки. В одно мгновение площадь была разделена на два лагеря. Стража пыталась навести порядок и разнять дерущихся, но их было меньше, а мы были злее. Недовольство проникало из одного разума в другой, заглушая глас логики и оставляя такие простые мысли.
Непринятие. Желание защитить. Защититься. Обида. Ярость. 
Кто-то швырнул в стражников камень и промахнулся. Дурной пример оказался заразительным – от нескольких камней стражникам защититься уже не удалось. Как и от огненного заклинания, запалившего эшафот, будто он был построен из спичек.
Вспышка пламени стала негласным сигналом для толпы – кто-то бросился к эшафоту спасать осуждённого мага, некоторые стражи по приказу кинулись уводить детей и женщин, кто-то в панике бежал с площади, но многие… Многие в злости принялись разрушать и сражаться.

«Если закон не защищает нас – мы сделаем это сами!»
«Они считают нас злом, не зная, что есть зло. Так пусть узнают!»
«Мы вернём наш дом силой!»

Злость и отрицание новых порядков тёмной волной захлестнули Солнечную площадь, заставляя горожан захлебнуться в своей и чужой ненависти. Мы не желали оставлять наши дома, не желали разлучаться с друзьями и семьями, не желали отдавать то, что наше по праву. Мы жили здесь годами, десятилетиями, а некоторые и веками. Никто не управлял нами, но мы громили, убивали тех, кто прежде убивал нас и поджигали дома без разбора, ломали витрины и вывески заведений, хаотично передвигаясь по площади и опухолью извергаясь на улицы. Нас становилось всё больше, мы требовали внимания, требовали, чтобы Герцог дал нам ответ. Тут и там были видны тела – обескровленные, растерзанные клыками и когтями, или просто убитые парой ударов. Вскоре, поднятые тёмными чарами некоторые из них вставали и присоединялись к озлобленной толпе, столь же жадные до чужой крови, несущие волю своих хозяев.

К слову сказать, тёмными из нас были далеко не все – среди взбунтовавшихся было достаточно полукровок, хватало и людей, из тех, что знали пойманных Герцогом не как “зло” и “тьму”, а как лучших друзей или добрых соседей. Присоединялись к восстанию и наши семьи, даже женщин нет-нет, да доводилось встретить в толпе. Трудно было представить, что те, кто жил с нами бок о бок сотни лет, кто издавна был частью Греса, должны быть изгнаны или уничтожены. И мы не понимали, почему другие противостоят нам, только потому, что над нами повисло клеймо “темные”.
Мы защищались. И мы хотели справедливости.

Хотя и не все были охвачены справедливым гневом. Многие сочли хаос и шумиху достаточными для грабежа и разбоя. Повсеместно встречались мародёры, обиравшие трупы и выносившие из торговых лавок всё мало-мальски ценное. Оголодавшая нежить, опьянённая кровью и смертью, хватала людей из тени, более не скрываясь и не обращая внимания на ясный день. Не все мы были монстрами по праву рождения… Но хватало и таких. Иных же поглощала совершенно иная тьма, которая зачастую, просто спит, вырываясь вот так - под крики толпы и шум разрушений.

В течение нескольких минут весть о беспределе на площади достигла и нищего квартала, главы которого, впрочем, давно следили за настроениями людей.

[NIC]Свидетель[/NIC][STA]Один из многих[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/t/RmgZb.jpg

[/AVA]

Отредактировано Меварис (31-05-2019 15:48:45)

+5

4

Сидя в кабинете, слушая крики толпы, доносящиеся с площади и получая донесения от стражи, уже не первый раз правитель Греса задавал себе вопрос: а не слишком ли дорого он заплатил этому наглому дроу? В конце концов, это Око у него никто не просил. На тот момент артефакт казался подарком самого Имира, еще бы: раз - и одним махом прихлопнули всех темных приспешников, особенно учитывая оказавшееся их количество в городе. Но сейчас временами у герцога нет-нет, да и проскальзывала мыслишка: а не презент ли это от Рилдира дабы снова ввергнуть город в смуту и хаос? Последние лет пятьдесят Грес не успевал восстанавливаться после разных несчастий: то тебе взрыв в школе, то магическая чума, то нашествие каких-то тварей, правда, не перешагнувшее за стены города, то теперь беспорядки благодаря чудодейственному средству.
С одной стороны, конечно, оно так: нечего всякой тьме гнездиться в городе, с другой - правы и некоторые те, кто говорил о своих родных и соседях. Да и, по правде говоря, не так уж эти темные и мешали жить, власти Греса и сами пару-тройку раз прибегали к их услугам в особых случаях. Так ли уж надо было создавать в городе оплот Света?
Подойдя к окну, мужчина задумчиво глядел на площадь и раз за разом задавал себе все эти вопросы. Но наконец он отогнал от себя эти мысли: да, решение принято верное и обратного пути нет. Не один раз он получал донесения о том, что Тьма зашевелилась, один туман вокруг Арисфея чего стоил. А нападение на самое сердце эльфийской столицы! И это там, куда не пускали даже людей! Даже он, герцог, вынужден был кода-то вести переговоры с эльфами на границе!
Эти воспоминания разожгли его злость и еще больше укрепили правителя в правильности принятого решения. А толпа... С толпой он справится, не впервой. И ничего, что сейчас "под раздачу" попадет не только чернь, тем лучше, и у знати будет куда меньше возможности строить козни. Правда, их можно строить и без магии, но теперь это будет труднее, хотя бы тем, кто привык действовать на расстоянии.
Получив очередной доклад, герцог хотел было выйти на балкон дворца и обратиться к народу, но передумал. Сейчас это не имело никакого смысла, его просто не услышат, а если и услышат, не захотят понять. Наверное снова пришло время обратиться к одному из ресурсов, к которому он так не любил обращаться: к магам Греса. К светлым магам. В конце концов, пускай отрабатывают соглашение. И в этом он не станет советоваться с лордами, правитель не без основания подозревал, что некоторые из них сейчас точно не на его стороне.
Выглянув за дверь, он приказал одному из часовых у дверей позвать вестового. Когда тот явился, герцог отдал ему короткий и ясный приказ:
- Выйди через тайных ход, чтобы никто тебя не видел, и беги в школу магов. Скажи Аркану, что я срочно его жду. Только скажи ему лично, требуй личного разговора! Ты все понял?
- Так точно, Ваше сиятельство! - Солдат отдал честь и тут же исчез за дверью.

[NIC]Герцог Гресский[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2KMNq.jpg[/AVA]

+4

5

Волчица находилась на площади в момент казней и начало волнений. Она знала мага, которому выносился приговор, и отчасти, наверное, хотела разделить с ним последние часы. Они не были близкими друзьями или товарищами, но ей хватало того, что на её взгляд - он не был злым. Не был испорченным.
Видела она в толпе и других Ткачей, что пришли сюда имея собственные мотивы и мнение на происходящее. Возможно отличное от её, но это было неважно, пока они следовали законам герцогства и оставались верны семье.
Она вообще была удивительно лояльна к чужому мнению, но соло прозвучать первым выкрикам, как девушка тут же поняла, что происходит. В раздражении она кинулась в толпу, чтобы вывести из неё тех членов семьи, что успела заметить. С привычной наглостью проскальзывая между рядами, Фалька сумела добраться до двоих ребят, прежде, чем толпа обезумела.
Вопреки всему Алу понимала их. Всех. И внутренне была с ними согласна.
-Быстро, в Квартал. - Рявкнула волчица на подчиненных, вынуждая следовать за ней ровно противоположно накатывающей  волне. Она была намерена выяснить, что происходило дома, прежде чем принимать хоть какое-то участие в случившемся.
Но стоило компании вернуться в квартал, как Фальку выхватил один из шпионов, передавая приказ от полукровки, на что получил только согласный кивок.
Весть о начавшихся беспорядках дошла до Мартина довольно быстро, одному из первых. Агенты Ткачей хорошо знали свою работу, так что остроухий всегда получал достоверную и свежую информацию об обстановке как в нищем квартале, так и в городе в целом. Филин предполагал, что когда-нибудь начнётся нечто подобное, но не рассчитывал, что это будет так скоро и так масштабно. Сейчас он сидел за своим рабочим столом и с обеспокоенным выражением лица читал многочисленные донесения от его шпионов, которые лежали небольшой кучкой рядом с ним.
Чёрный переулок: 2 человек убиты, 11 ранены… Рабочая улица: 5 человек убиты, 13 ранено… Торговая улица: 12 человек убито, 23 ранено…Жертв среди Ткачей – 5 человек. Целых 5 человек… Я же приказал никому не вмешиваться и собраться в нашем квартале… Жаль. Надеюсь, они не разделяли взглядов толпы и смерть их была быстрой.
Прочитав очередной отчёт, Мартин невольно задумался. Каждый член большой семьи Ткачей, даже тот, которого остроухий в жизни видел лишь раз, сразу становился для полукровки родным, поэтому каждая потеря принималось им довольно болезненно.  Буквально час назад, как только поступили первые сведения о начале волнений, Филин действительно быстро мобилизовал все свои имеющиеся силы и собрал их в подконтрольном Ткачами районе. Пока что все ожидали приказа и лишь специально обученные шпионы и некоторые завербованные жители нищего квартала следили за ситуацией.   
- Тэд, быстро найди мне Фальку, пусть немедленно прибудет ко мне. Она должна  быть сейчас где-то внизу, руководить нашей мобилизацией, – не сильно отвлекаясь от своих раздумий, обратился к своему маленькому белобрысому посыльному Филин. Тот одобрительно кивнул и молнией выбежал из комнаты, оставив главу один на один со своими мыслями.
Тёмные решили нанести удар? Уж больно всё быстро и неожиданно произошло, как будто кто – то специально пролил масло на дрова, а потом лишь зажег маленькой искрой. Толпа никогда не взбунтуется без лидера, кто же сейчас решил пойти против Герцога? Или это всё же случайность? Ответ у меня только один…
Алу же вопросами не задавалась. Её просто разрывали противоречия и эмоции из-за происходящего. Но позволить эти эмоции себе волчица сейчас не могла. В квартале было шумно, многие высказывались о том, что, быть может, стоит выступить на стороне темных, ведь не мало в Ткачах было таковых, немало полукровок и именно они в определенный момент взялись позаботиться о людях Квартала. И сама девушка была согласна с ними. Не всех темных следовало гнать взашей, не всех стоило казнить. Но знала она и то, что Ткачи зависят от Герцога и обязаны раз за разом доказывать свою полезность и лояльность.
К морским дьяволам бы такую лояльность... Может следовало бы просто остаться в стороне? Герцог не пошлет за нами сам, не прибегнет к нашей помощи. Что уж там - мы не шибко радуем его своим наличием, а главное условие договора мы соблюдаем. В Квартале порядок, даже сейчас.
- Малодушная и соблазнительная мысль закралась в душу, словно кошечка, ступая мягкими лапками по самым скрытым её уголкам, но в этот самый момент плеча Фальки коснулась рука и девушка вышла из ступора, даже головой мотнув в попытке прогнать наваждение.
-Мартин просил тебя зайти. - Сказал Тэд, на что оборотень кивнула, сглатывая подступившую к горлу злость. Она не была уверена, что готова сейчас говорить с остроухим, даже при том, что они были достаточно близки, но и подрывать авторитет главы семьи отказом была не готова.
-Всем ждать дальнейших распоряжений и не расходиться! - Скомандовала девушка, быстро устремляясь в кабинет полукровки.
Мысли Филина неожиданно прервал стук в дверь. Это была Фалька, которая, не дожидаясь разрешения, в свойственной ей манере вошла в кабинет. Мартин всегда был рад видеть свою подругу и верную помощницу, поэтому он довольно ей улыбнулся, но в тот же миг его лицо стало серьёзнее. День был настолько сумасшедшим, что они увиделись только сейчас.
- Привет, Алу. Устало выглядишь. Как там дела внизу? Все собрались? – сказал полукровка, после чего встал из-за стола, подошёл к девушке и с нежностью старшего брата обнял её, дабы слегка успокоить, ведь выглядела она действительно неважно.     
Этот жест заставил волчицу глубоко вздохнуть. Она не была уставшей. Она была злой.
- Не сейчас, Мартин. - Кратко обозначила намерение держать дистанцию, подтверждая её, пусть мягким, но решительным отдалением. У девушки не было сил даже на привычную язвительность, которую она позволяла себе с мужчиной, стремясь вывести того из душевного равновесия, чего никогда не удавалось. - Наши недовольны происходящим, но я уже подавила настроения. Не все, конечно. Многих я оправила к семьям,но никто не покинет Квартал, на всех выходах я выставила посты. Внизу только способные сражаться.
Фалька выглядит подавленной. Видимо, волнения дошли и до неё.
Эх, знала бы ты, дорогая моя, как же сложно сейчас делать выбор мне…
- Молодец, это сохранит множество жизней наших братьев от необдуманных поступков. Скажи мне, что ты думаешь обо всём этом безумии? - сказал Филин, внимательно следя за реакцией девушки. Ему самому не нравилась эта ситуация. Когда артефакт заработал, полукровка предвидел такой исход событий и он всеми силами пытался его избежать, но, к сожалению, совершенно не успел подготовиться. Мартин отчасти винил себя за всё происходящее, ведь он всегда был очень требователен к себе и своим решениям.
Фалька замолчала. Она хотела сказать:
“Пойдем присоединимся к толпе, они такие же как мы, они просто хотят иметь дом! Они не должны умирать! Предложим Герцогу дать время Темным доказать свою лояльность!” 
- но это были эмоции. Эмоции, которые навредили бы всему, что они строили до сих пор, к чему шли столькими усилиями и таким количеством крови...
- Мы должны помочь подавить мятеж. - Как-то хрипло, не своим голосом сказала Фалька, будто её горло что-то сдавливало, не позволяя дышать, - Доказать преданность Гресу и Герцогу. Отдай приказ… И я всё сделаю. Семья превыше всего.
- Я знаю, что ты думаешь на самом деле, но мы должны это сделать. Даже не ради герцога, а ради людей, десятки которых уже пострадали и пострадают ещё. Мы клялись их защищать и мы их защитим! Бунт должен быть подавлен… Любой ценой... - последняя фраза далась особенно тяжело. Мартин даже прикрыл глаза и что есть мощи сжал кулаки, но после вновь принял невозмутимый вид, хотя в груди бушевала настоящая буря.
- Фалька, разбей людей на 5 отрядов. Выступайте по готовности и наведите порядок на улицах города. Всех, кто нарушает закон - под стражу, особо активных - пробовать утихомирить. Всех заводил и активистов - ликвидировать. В случае столкновения с толпой - успокоить любыми способами. Если нужна помощь - зажигайте сигнальные огни, я пришлю дополнительные отряды, - твёрдым командным голосом закончил полуэльф. Он понимал, что через силу отправляет свою подругу на задание и от этого становилась особо паршиво, но другого выбора у него не было. Остроухий лишь надеялся, что на его месте Эреб поступил бы также.         
Алу, крепись. Ты должна быть сильной… В такие моменты мы должны быть сильными… Все мы. Ради нас и нашей семьи, - мысленно обратился к выходящей из комнаты девушке Мартин, провожая её тяжёлым и обеспокоенным взглядом.

Пост написан совместно с Алу

Очередь на второй круг:

1. Морваракс (история) не
2. Арихон
3. Демиан

Отредактировано Мартин (02-06-2019 21:50:01)

+5

6

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png
- Джейм, не ходи туда.
- Но здесь явно какая-то ошибка! Они жили рядом с нами годами если не больше.
- Джейм, герцог знает, что делает.
- Нет, не знает! Почему все вот так разом подхватили мысль, что раз темный, то обязательно плохой? Это все заблуждения. Надо просто рассказать, что это не так. Наверняка я буду там не один. Герцог должен прислушаться к своему народу. Мы – не пустое место.
Мать поджала побелевшие губы. Ее единственный сын был молод, горяч и слишком наивен. Он думает, что стоит только погромче крикнуть, ярко привлечь к себе и проблеме внимание, и загнивающие политики тут же устыдятся и будут делать правильно.
Женщина в свое время общалась и с темными, и со светлыми, и даже имела место быть краткая связь с кем-то из далеко не последних людей города. Возможно потому, а может быть и просто оттого что была не глупа, но горожанка отчасти понимала всех. Всеми ими двигало одно простое до банальности желание – выжить и сохранить свое «богатство». Только для кого-то это высокое положение, а для кого-то дети и встреченная на рынке красавица. Каждый был готов защищать свой мирок, как звери защищают свою территорию. Герцог… он тоже защищал, его тоже можно понять.
Зная жизнь, уже можно было сказать, что полетят не только головы виновных. Как бы ни оттачивали систему правосудия, а невинным тоже приходилось болтаться в петле. Женщина старалась закрыть на это глаза, отвернуться. Но сын – нет. Не хотел, не отворачивался, не закрывал глаза и искренне хотел помочь.
- Джейм, послушай меня. Город волнуется, люди волнуются. Еще немного и в любой момент может произойти что-то страшное.
- Тем более. Я не буду стоять в стороне, когда моих друзей тащат на плаху только потому что у них есть хвост или бабка с дроу согрешила.
- П-пожалуйста. Только сегодня. Останься дома только сегодня.
Молодой человек замешкался, заколебался. Мать была на грани отчаяния, но заступить ему дорогу, как она считала, не могла. Джейм никогда не видел, чтоб всегда сдержанная и порою непреклонно грубая мать о чем-то просила или извинялась. Ее взгляд жег изнутри, вызывая сомнения. Сжав кулаки, юноша мотнул головой:
- Нет. Сегодня останусь, завтра останусь, так в итоге и буду сидеть и молчать.
«Вот и прекрасно», едва не вымолвила женщина. Смолчала, но взгляд оказался весьма красоречив.
Джейм выскочил за дверь, не позволяя матери сделать шаг вперед. Она была готова на любое унижение, на любой поступок, лишь бы он остался. Однако готовность достигла своего пика слишком поздно – юноша уже бежал прочь от дома, стремясь добраться до площади. В груди кольнуло. Женщина, прижимая ладонь напротив сердца, тяжело опустилась на стул. Что-то ей подсказывало, что сына она больше не увидит.
[AVA]https://yt3.ggpht.com/a-/ACSszfEbHGwfoJqvJcFjPLixsfxw_WaNE5wA5_lu_A=s900-mo-c-c0xffffffff-rj-k-no[/AVA]
Джейм опоздал. Искра уже запалила пламя недовольства на площади, и то радостно охватывало Грес район за районом. Молодой человек хмуро поджал губы: происходящее мало походило на справедливую волю народа. Грабеж, избиения, унижения, вспышки заклинаний и лязг стали – хаос, ощетинившийся смрадом и ужасом.
Что-то шептало: а не лучше ли вернуться? Мать в последние недели совсем плоха была. Район не из бедных, конечно, но если беспорядки докатятся до их дома, то женщина ничего не сможет сделать. Умную мысль затоптал юношеский стыд: да как так-то? Он ведь бежит своим помогать, защитить темных, но стоило сделать шаг вперед и уже ищет оправдания чтоб вернуться.
Нет-нет, он обязательно сейчас найдет Сау, Нарнэ, Гарру и прочих. Уведет их к себе. Да, так будет правильно. И они смогут укрыться от стражей порядка, и в случае чего все вместе защитят маму. Где же должна быть Сау?..
Пробегая мимо небольшого закутка между домами, юноша замедлил бег. В тени почудилось движение. Приглядевшись, молодой человек сделал шаг вперед. В зловонной луже лежало тело, кажется женское.
- Мисс? – сердце колотилось о ребра. Смерть в этом возрасте кажется чем-то далеким и чужим. Эта женщина была ему никто, но пройти мимо Джейм не мог. Может она живая? Может ей нужна помощь? Однако что-то его все же останавливало…
Тело шевельнулось и начало неуверенно подниматься на ноги. «Никогда не суйся к пьянчугам», наставляла мать, стращая тем, что люди в этом состоянии за себя не отвечают. Выдохнув, юноша усмехнулся. Ну раз женщина выпила, то может и вовсе не заметит бушующего народного ненастья в городе. А вот ему нужно идти… Тело накренилось и опять упало в лужу, кажется даже булькнуло что-то злое.
Молодой человек поколебался, но сделал шаг вперед. Она ведь захлебнется, а ему ее смерть тяжким грузом и грехом на душу ляжет.
- Мисс, позвольте вам помочь.
Подхватив тяжелое и очень холодное тело, юноша помогал женщине подняться. Только когда та приняла более-менее вертикальное положение, Джейм густо покраснел. Юбка платья была разорвана на лоскуты, ничего не скрывая от чужого взгляда. Через частые прорехи виднелось грязное женское тело. Юноша внезапно понял, что не только он с силой сжимает женщину, но и она держит его мертвой хваткой.
Подняв голову, незнакомка вперилась в своего спасителя пустым взглядом. Кровь стремительно отхлынула от лица мальчишки. Через спутанные, пропитанные вонючей жижей прядями, было видно отвратительную рваную рану. Женщину ножом вспороли, желая выпотрошить как рыбку. Но то ли мясник был худым умельцем, то ли жертва сопротивлялась. Рана начиналась под подбородком и уходила вниз – к правой груди.
«Мертвяк! Живой мертвяк», юноша дернулся, пытаясь вырваться. Женщина качнулась, но осталась стоять, все так же держа свою жертву. Мелькнула надежда, мол, она ведь держит, не атакует. Может злобного некромага закуют в чаровное железо и труп станет снова трупом? Стоило Джейм чуть-чуть расслабиться и начать взглядом искать что-то, чем можно ударить зомби, как та рванулась вперед. Юноша ничего не успел сделать, даже подставить руку или закричать. Тупые человеческие зубы больно впились в его плоть, едва не достав до шеи.
- Трапезничаешь, милая? – все это время в тени стояла низкорослая фигура. Классическое представление некроманта: уже не молод, явно темный, еще и в балахоне с капюшоном.
Джейм силился что-то сказать, но маг поцокал языком и щелкнул пальцами. Женщина отстранилась и сделала новый выпад, повалив и подмяв под себя парнишку.
- Что-то многовато здесь героев развелось. Ты уже третий, что на ее прелести клюнул. Портовая шлюха, а столько внимания. Никогда не мог понять людей.
Долго молодой человек сопротивляться не мог, даже имей он за плечами хоть какие-то навыки. Зомби не нуждалась в отдыхе и тянулась зубами к горлу. В последнее мгновение юноша ее узнал. Это не старая знакомая, и не та, кого он хотел найти. Всего лишь торговка, регулярно радующая покупателей свежей рыбой. Ей не повезло стать игрушкой в темных руках. Ровно как не повезло Джейму и еще как минимум троим...

+5

7

Кто-то будет говорить, что всему виной артефакт. Магическая игрушка разожгла ненависть в сердцах людей и их соседей. Заставила перешагнуть черту запрета и пасть во страшный грех. Чтобы смотреть в глаза своим порокам, чтоб принять правду нужна смелость. Откуда бы ей взяться у тех, кто с радостью побежал под шумок чинить расправу и забавляться временными мгновениями беззакония.
Хлоя не считала артефакт плохим. Полезным – более чем. Не он был причиной вспыхнувшего бунта на площади. Артефакт – предлог. Все, что сейчас бурлило в головах людей (не темных рас даже!), не более чем их собственная гниль, желание удовлетворить свою похоть, свести счеты, нажиться на чужой беде. Появление артефакта сковырнула коросту и весь гной хлынул наружу. Хорошо. Светлый город давно нуждался в профилактической чистке.
По уму ей бы надлежало сейчас быть в стенах школы и помогать держать ситуацию под контролем, обеспечить безопасность учащихся. Это долг преподавателя, а условно она именно им и являлась. Условно. К Имиру! Она играет эту роль пока это нужно, но сидеть ровно ее никто не заставит, когда город нуждается во всей возможной помощи. Хлоя своевольничает и наверняка ей это потом аукнется. Потом. Если доживет.
Айрэс бежала по улицам к старой знакомой. Если ту схватить за шею и хорошенько встряхнуть, то на стороне герцога появится еще одна фигура, пускай и не блещущая светлыми тонами.
Савар спешила как могла, но отвернуться и пройти мимо не могла. Трое парней тянут плачущую и упирающуюся девчонку далеко не с добрыми намерениями. Какая-то женщина кухонным ножом выкалывает своей оппонентке глаза, причитая на разрушенную жизнь. Толпа подростков врывается в чью-то лавку, бьют и пинают хозяина, срывая у того на глазах одежду с несовершеннолетней девочки просто за то, что тот их «не уважает». Запах горелого – чья-то семья горит заживо под веселый хохот человеческой стаи… И все это не представители темных рас, среди них мало тех же полукровок. Все это люди. Те самые люди, которые улыбаются ей на рынке или почтительно кланяются, плюя в спину завистливыми взглядами. Люди, которые считают себя совершенно нормальными.
Хлое хочется убить всю эту свору, мало чем отличающуюся от поднятой нечести. Но нельзя. Она им не уподобится, она не будет вершить самосуд. Да и глава школы часто прямо говорил, что буйный нрав нужно контролировать. Она помогает несчастным, спасает девчонок, сует в руки склянки с легкими лечебными отварами, указывает куда надо бежать, а уже-не-людей карает так, как считает нужным. Не убивает, но лишает тех в лучшем случае сознания, а в худшем какой-то части тела.
Кажется, что прошла целая вечность прежде чем айрэс добирается до нужного дома. Выбитая дверь, разьитое окно… В нос бьет резкий запах алхимических растворителей, а в уши льется, к огромному облегчению, такая знакомая ругань.
- Шавки небесного урода! Волчья блювотина! Колтун на кошачьей заднице!
Странно, что она не сбежала в первый же день. На шкафу расположилась худая, страшноватая девчонка. Амулет на шее, обеспечивающий маскировку, был почти разряжен. По телу девки проходила рябь и вместо нее на шкафу, распластавшись как паук, сидело нечто демоническое. Орудуя каким-то артефактами (скорее всего краденными) двое людей пытались стащить демоницу со шкафа. Один блокировал выпады когтей и хвоста, а второй все старался ткнуть сотканным из светлых чар шестом той в лицо. Демоница шипела и ругалась высоким визгливым голосом.
Трое других выгребали из дома все мало-мальски ценное. Может сражение с темными это и есть хорошо, но мародерствовать – ни разу. Пользуясь эффектом неожиданности (на нее не успели обратить внимания), Хлоя оглушает одного вора и делает шаг ко второму. Компания сначала пугается, но видя перед собой хоть и высокую, но симпатичную девку, решают, что риск не так уж и велик. Она одна, а их много. Или смазливая дурёха решила, что раз меч в руки взяла, то вмиг стала великим воином?..
Только айрэс не первый десяток лет считалась воином.
- Да! ДА! Выбей дух из этих прекрасных людей! Отправь их к Имиру! Отруби им пальцы! Снеси голову!
Демоническое отродье возбужденно подпрыгивало на шкафу (вернее пыталось) и всячески науськивала внезапную подмогу на обидчиков.
- Я думала, что бить в спину – это твоя специальность, - минутами позже сказала айрэс, с осуждением поглядывая на спускающуюся демоницу. Та за время «боя» себя никак не проявила, а могла бы.
- Светлая курица должна молчать и не сотрясать воздух о том, чего не знает. Бааст травница, да! Добрая травница!
- Торговка наркотическими веществами, основой которых является твоя слюна, - Хлоя вздохнула. – Почему ты не сбежала?
- Дура! Коза без рогов! Здесь мой дом! Мое дело, мои связи!..
- В общем, ты ждала очередной поставки и думала, что успеешь скрыться при деньгах и целом хвосте. Второй вопрос: почему не защищалась. Это не ополчение, и не стражи, это шакалы, нацеле…
- Сиськи Играсиль! Ты совсем тупая, да? Все в зад и эту железную ковырялку ушло? Рожа смазливая! Кукла фарфоровая! Если Бааст будет убивать людей, ее вздернут на площади, да!
- Думаешь вырвать себе помилование, прикинувшись добренькой?
- Бааст ответила на вопросы небесной дылды. Пусть теперь сама дает ответы. Чего тебе, подстилка Имира?
- Даю тебе шанс на спасение, жадная душонка. Иди со мной, спасай людей, уводи их от этой швали. Лично вступлюсь за тебя. Или лично выведу из города.
- Ну точно все мозги в рожу ушли. Считаешь меня дурой? Наивной девкой, да? Бааст будет убивать, ты будешь загребать жар чужими руками, а потом бедненькую меня убьют. Не-е-е-ет. Проваливай! Сгинь! Бааст уходит. У нее еще оста-а-а…
Хлоя знала, что ее аура весьма неприятна темным созданиям. Не причиняет сильной боли в виду возраста, но вызывает ощутимый дискомфорт. Сократив расстояние между собой и демоницей, Савар схватила ту за тощую шею, слегка придушив.
- Ты. Идешь. Со мной. Иначе на одного демона сегодня станет меньше.
С чего светлой помогать и сочувствовать темной? За Бааст числились грешки, в том числе и парочка очень тяжких. Но она была из тех, кто по большей части кричит и пугает, но редко бьет. Что-то в ее жизни произошло, заставившее поменять взгляды и род деятельности. За десять лет в городе она никого не убила. Лично. Зато иной раз снабжала совсем уж неимущие семьи горькими, вызывающими тошноту лечебными зельями. Бывало даже поливала детей бранью и швыряла им под ноги гнутые медяки, мол, сдались ей эти обломки из чужой задницы.
В общем, не самый дурной экземпляр.
- Кх-х-х… отпусти, гусыня…
Получив свободу, демон отпрыгнула и поежилась. От ауры айрэс ее покалывало, тошнило и вообще ощущения такие словно тебя заживо жарят на очень медленном огне изнутри. Поминая Хлою и ее предков, вплоть до самого первого в их роду, Бааст дала согласие. Дала Слово. Его она не нарушала никогда. Правда и выбить оное из нее бывало сложно.
Амулет последний раз мигнул и разрядился окончательно. Демон обладала звериными очень длинными лапами, и не менее длинными руками с когтистыми пальцами. Тело ее было худое, покрытое белой, похожей на хитин, естественной броней. Черные без зрачков и радужки глаза, отсутствие видимого рта в истинном обличии. Рога, загнутые назад, начинаются со лба и попарно идут по голе, затылку, переходят на спину. Каждая пара меньше предыдущей, но сливаются визуально в один отросток, будто длинный хвост с жалом на конце, растет прямо из головы демона.
Подходящий облик для благого дела.
Бааст ковыляет за айрэс, периодически опускаясь на четвереньки и делая молнеиносный бросок к очередному убийцу, насильнику, вору или самопровозглашенному судье. Яд парализует жертву. Если ударить один раз, то тельце будет лежать смирно-смирно, примерно часик или два. Если увеличить дозировку, то тельце будет лежать дольше, постепенно остывая. Демоница слаба физически, не вынослива и крайне уродлива, потому ядом своим она гордится.
Хочется… очень хочется вгрызться в горло очередному мелкому засранцу, не прожившему и десятой доли ее века. Глотнуть порочной горячей крови и высосать душу, ухватить ее, заглотить, стать сильнее!.. Взгляд пустых глаз упирается в спину айрэс, дающей пощечину истерящей спасенной дуре. Хочется… хочется свернуть эту белую шею. Но Бааст знает, что это не выгодно. Своя шея куда дороже.
Хочется… хочется верить, что темной, спасающей людишек, простят ее природу и выпустят из города. Да, наверняка придется начинать все заново. Но деньги – это наживное, а своя шея стоит очень дорого…
[NIC]Хлоя Савар[/NIC][STA]lux in tenebris[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/4728/f/2016/058/8/d/teresa_of_the_faint_smile_by_borjen_art-d9te4vu.jpg[/AVA]

+5

8

https://c.radikal.ru/c26/1906/1c/64ff7e8a29da.jpg
Тот день жителям города запомниться надолго…
Многие, кто находился в Гресе ,наблюдали в принципе одну и ту же картину происходящего. Протесты с лозунгами о том, чтобы город покинули темные существа, а некоторые кричали и твердили, что это место является и их домом тоже. Так на чей же стороне была правда? Сейчас никто не мог ответить на этот вопрос, ибо «время» с каждым годом все сильнее стирала разделяющую линию между «Темными» и «Светлыми». Да, именно так. Все эти люди, которые здесь собрались на площади, сами были виноваты в происходящем. Их никто не заставлял создавать узы с отпрысками Темного Бога, как и тех не заставляли совершать благие поступки на пользу обществу. Это их выбор, а мудрые люди знают, что у всего есть свои последствия. Грес был на пороге раскола или иными словами надвигалась «Гражданская Война».
Сможет ли устоять город от бунта протестующих или герцог отступит? Смениться ли вообще власть в городе? Сменит ли Грес свой цвет на «темный»? Фигуры были расставлены, первые ходы сделаны… Началась борьба между «Добром» и «Злом», борьба за город.


https://d.radikal.ru/d21/1906/51/71e521e29db3.jpg
Двое прибывших гостя Греса находились на крыше одного из зданий, которые «ограждали» Солнечную площадь по периметру и наблюдали за тем, что происходило тем временем в эпицентре нарастающей бури.
- Мы видимо успели вовремя, - нежный голос сорвался с губ незнакомки, которая сидела, скрестив свои ноги по-восточному обычаю. Она была интересно одета для представителей своей расы, ведь ее народ вряд ли одевался столь вызывающе. Длинные сапоги с каблуком, обтянутые кожаные брюки, которые подчеркивали ее бедра,  кофточка с длинными рукавами закрывающая ее татуировки на руках, а поверх нее жилетка с  меховыми воротником, которая явно шилась на заказ. Легкий макияж, ведь куда без него в наше время? Светлые волосы девушки были убраны в два хвостика, но было видно, что некая часть ее прядей были перекрашены в черный цвет. Эту незнакомку многие знали как Нэлл и она была лесной эльфийкой оборотнем (черная пантера).
- Он все-таки смог спрогнозировать один из сценарий развития с этим артефактом, - немного с недовольным голосом ответил мужчина, который стоял возле своей напарницы, она же по совместительству являлась еще его лучшим другом.
На мужчине был надет расстегнутый черный плащ с накинутым на голову капюшоном, а его руки были спрятаны в карманах. Незнакомец смотрел на недовольную толпу одним глазам, ибо второй был спрятан под повязкой. Мужчину звали Арихон.
- Напоминает Миссаэст, - с ухмылкой сказала Нэлл и посмотрела на айрес, они пересеклись взглядами и Арихон ответил: - Мы помним Миссаэст по-разному.
- Как думаешь, что предпримет герцог? – ей как всегда было интересно знать мнение своего друга, ибо в их тандеме Нэлл являлось настоящим пламенем, она с легкостью могла броситься на амбразуру, чтобы ощутить полной грудью порыв адреналина. Без труда закрыть глаза на законы, ведь не зря в ее окружение девушку называли анархисткой, которая плюет на правила, доверяет лишь единицам и живет в свое удовольствие. Конечно, она не всегда была такой, но это уже совсем другая история….
Эльфийка и айрес как было уже сказано, являлись лучшими друзьями, они были друг для другой некой семьей, которой так не хватало ему и ей.  И если девчонка была пламенем, то Арихон был водой, который способен был, как нестранно контролировать Нэлл и та всегда прислушивалась к его мнению. Как он смог найти к ней подход, многие до сих пор не понимали, может они чем-то были похоже?
- Скоро узнаем… - айрес сделал небольшую паузу, - У герцога имеется хорошая армия и не стоит забывать о том, что в этом городе присутствует еще всем известная Магическая Школа… Вот только насколько далеко готов зайти герцог?
« И, что же ты предпримешь Алу?», - мелькнула мысль в его голове.
- Надеюсь, у герцога есть яйца, а то не хотелось бы, чтобы за штурвал Греса взялись «темные»… Замучимся потом его забирать обратно.
Нэлл была права, если не предпринимать жесткие меры, то власть в городе может смениться, поэтому действовать нужно было сейчас, пока у протестующих нет подкреплений из «вне»…
Эльфийка встала на ноги, отряхнув свою одежду.
- Погнали? – ее бровь вопросительно поднялась вверх, Арихон одобрительно кивнул, а затем костяной кулак мужчины соприкоснулся с кулаком эльфийки. Традиционный жест их дуэта.
- Будь осторожна, - кинул напоследок Проклятый, девчонка виляя своими бедрами, подошла к другому краю крыши, а после обернулась.
- Ты тоже, - эльфийка с улыбкой показала ему средний палец и с очередным своим шагом ушла «вниз» разведя свои руки в разные стороны.
« Они чем-то, похожи с Алу…»


https://d.radikal.ru/d41/1906/b6/7c066a1a8928.jpg
Погромы. Убийства. Грабежи. Город стремительно начал поглощать хаос и помимо тех, кто пытался отстоять права своих «темных» друзей, в городе активно работали те самые «плохие» ребята у которых не только были руки запачканы в крови.
« А, вот знаменитый Нищий квартал», - на удивление мужчина шел прогулочным шагом по территории Ткачей, сюда он прибыл, чтобы увидеться со своей знакомой, чтобы разузнать, что именно предпримет ее группировка в такой сложной ситуации и от ее ответа решиться окажутся ли они по одной стороне баррикады или нет. Изначально Арихону и Нэлл поручили прибыть в Грес дабы оценить обстановку в городе и собрать необходимую информацию, но если все будет настолько плохо, то всеми силами посодействовать герцогу и его гвардейцам по предотвращению переворота, до прихода «остальных» из «Восхода».
- Давненько я здесь не был, - шепот сорвался с губ мужчины, его меч был снят с креплений на спине и сейчас гордо лежал на плече, а с наконечника Элюзиума стекали капли крови. Это была кровь той темной мрази, которая решили воспользоваться моментом и порезвиться, пока город был ослаблен.
Арихон увидел небольшую толпу жителей квартала (группа Ткачей стояшая возле дома, в котором находились в тот момент Мартин и Алу), когда он к ним подошел, то они заметно напряглись и насторожились.
- Ткачи? – его лицо показалось из под капюшона, - Мне нужна белая волчица, которая называет  себя Алу Скетч… Где я могу ее найти? – спокойным голосом поинтересовался айрес, который скрывал свою ауру благодаря своей пентаграмме. Арихон внимательно следил за присутствующими, их здесь собралось достаточно много, а он не был Имиром, чтобы одолеть их всех одним махом.

Отредактировано Арихон (06-06-2019 11:56:19)

+4

9

[indent] Жизнь скоротечна и даже для бессмертных. Ты начинаешь понимать это, когда непредсказуемые потоки судьбоносных ветров выносят тебя к краю пропасти. Таким краем пропасти оказался Грес – Город героев, могучих магов и пристанище тех, кто почитает Имира и других светлых богов. Кто же мог догадываться, что город не так чист, как о нём говорят. Быть может эльфы? Определённо. Герцог? О да! Именно герцог стал следствием того погрома, что творился на моих глазах.
[indent] Я прибыл в город по особо важным для меня делам. Являясь патрицием крупной торговой гильдии Ниборна, я не отказывал себе в удовольствии лично заниматься некоторыми делами, особенно, если они вызывали у меня большой интерес. Я понимал, что Ниборн и Грес слишком далеки друг от друга, но даже так торговля между ними шла, но посредниками выступали Лайнидор и Ариман. Поэтому я старался наведываться в каждый город на пути к Гресу в течении многих лет, кроме Аримана – он слишком сильно притягивает эльфов –, стремясь купить землю и отстроить там свою торговую факторию. К сожалению, это было не так выгодно, как земли на востоке или юге, но лишь до тех пор, пока мне не представилась возможность обзавестись связями в Гресе, а ведь и на западе есть очень ценные и привлекательные вещи, если до них дотянуться рукой.
[indent] В те дни всё шло прекрасно, своим чередом. Я нашёл себе пристанище, изучил округу и вскоре позволил себе войти в город, где я ожидал увидеть мощённые улочки с домами не похожими на дома в Ниборне, людей всех мастей, от бедняков до аристократии, от конюхов и слуг до ремесленников, чьи привычки и одежды отличались от того, что я видел на востоке каждый день. Однако, меня ждало некоторое разочарование, и причина его крылась в тех событиях, что начали происходит в столице герцогства.  Ещё на пути к площади я начал ощущать беспокойство, начал различать голоса и выклики о несправедливости, лицемерии, эгоизме и грязной семье герцога. Другие же кричали о том, что любой несущий тёмную кровь и магию должен пойти прочь или умереть. Обстановка накалилась достаточно, чтобы я мог решительно покинуть город, но, к сожалению, за девять столетий жизни я так и не лишился одной из своих самых главных проблем – любопытства. Смелости мне было тоже не занимать, ведь я вошёл в город днём, пускай погода и была пасмурной, а на меня было надето на день защищающее от солнца ожерелье. В конце концов, стихией вампира являлась ночь, а обстоятельства постепенно намекали на то, что до ночи ещё необходимо дожить. И знаете, я не был напуган. Моя аура была сокрыта, а обычное оружие не представляло для меня вреда, главное не прибегать к чарам.
Вскоре я вышел к Солнечной площади, заняв место подле некой ювелирной лавки на краю улицы по которой я шёл ранее. Вокруг меня суетились люди, многие из которых были вооружены. Стражи тоже было не мало, и я чувствовал, что дело начинает пахнуть жаренным, а вскоре и в буквальном смысле. Сигналом начала погрома и смуты для меня поступил резкий запах крови, увеличивающие крики людей, беготня стражи и наконец-то… нож в моей спине.


[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=dK08QCry2VM[/lazyvideo]

[indent] Вокруг пахло палёной плотью, а некоторые улочки были забаррикадированы. Всюду лилась кровь, люди метались кто куда, как и стража, спасаясь бегством или являясь беспощадной и сильной причиной по которой бегут другие. Где-то слышались крики ужаса, вопли и мольба о помощи, ибо люди вдруг сошли с ума, что прекрасно ощутил на себе вампир. Несколькими мгновениями раньше на него напали сзади с целью убить и ограбить богато одетого юношу, пользуясь всеобщим хаосом. Демиан помнил, как ему закрыли рот огромной ладонью и легко заволокли в ближайший переулок. Его бросили у стены подле мёртвого тела женщины с чёрными как смоль волосами, которая, судя по всему, стала первой жертвой грабителей, а дальше, без зазрения какой-либо совести, мужики принялись втроём ощупывать карманы юного на вид иностранца. Здоровяку, который всадил нож в спину юноши, достался целый кошель со звонкими монетами, а двое щуплых потянулись к ожерелью и пальцам руки на которой красовалось два изящных кольца. Это была их ошибка.
[indent] — А я хотел притвориться мёртвым. — спокойно слетело с уст вампира. Воры вздрогнули и все как один отскочили от ожившего мертвеца к стене напротив, при этом побледнев так, будто их уже убивают. Только здоровяк сохранил некоторое самообладание, не сильно веря во всякие суеверия и россказни об оживших трупах.
[indent] — Вот паскуда! Он ещё живой, а я думал, что попал ему прямо в сердце. — мужчина продемонстрировал юноше тот самый нож, который недавно вонзил ему в спину.
[indent] — О да… — согласился с ним юноша, плавно, без какой-либо суеты, поднимаясь на ноги. Напарники здоровяка не спешили нападать и добивать того, кто должен быть уже мёртв, да и сам здоровяк наконец-то начал замечать некоторые странности. — Попал. — на лице вампира цвета алебастра образовалась лёгкая ухмылка, а глаза блистали так будто он смотрел на очень сочную и вкусную мясную отбивную. — И испортил мой камзол, а ведь он не из дешёвых.
[indent] Здоровяк чувствовал, как на него наступает паника. Он заметил, что вокруг почти нет никакой крови, хотя после такого удара по улочке за парнем должен был тянуться какой-никакой кровавый след, но его не было, будто юноша не был тяжело ранен, да и под его ногами не было никаких кровавых пятен. "Какого чёрта?!" - задавался вопросом здоровяк.
[indent] — Что ты такое?! — сорвалось с уст оглядывающегося по сторонам в поисках выхода здоровяка. Он думал, что для спасения достаточно будет покинуть этот смрадный переулок и тогда эта немёртвая тварь перед ним не посмеет напасть на него на глазах у жителей Греса, иначе он познает весь гнев герцога! Вот только в этом плане был один сильный просчёт.
[indent] — Ох, люди, люди. Если бы вы взяли только кошелёк и оставили меня в покое…
Первым рванули двое щуплых, а затем и здоровяк в противоположную сторону. Нагнать любого из них вампиру не составило бы никакого труда, однако за тремя зайцами даже вампиру тяжело угнаться и Демиану не осталось ничего, кроме как пойти на  риск.
[indent] — Кор’аэдра зураш! — твёрдо слетело с его уст и едва ли не в мгновение ока по переулку разошёлся густой, чёрный туман, чья природа определённо не была естественной. В тумане раздалось несколько отчаянных криков и больше ничего, а в следующее мгновение, перед тем как он развеялся, из него вылетел ворон, держа курс в сторону нищего квартала. В том переулке, где некогда были люди и вампир, не осталось ничего и никого.


[indent] Нищий квартал представлял собой не самое лучшее укрытие для вампира, тем более, что нередки случаи, когда во время погромов и бунтов власти больше всего отыгрывались на голодных ртах, проводя аресты и казни на месте в бедных районах города, пользуясь разного рода удобным предлогами.  Сложно было предсказать, как будет в Гресе, но вампир знал, что рискует.
[indent] Демиан всё ещё не потерял интерес к происходящему в городе, иначе уже давно улетел бы прочь. Возможно, что он хотел убедиться в том, что его «партнёры» всё ещё живы, пускай о закреплении в Гресе уже и думать было нельзя, возможно, что он просто хотел узнать, чем закончится смута.
Вампир шагал по узким и мрачным улочкам, на этот раз сохраняя бдительность и поглядывая на каждого подозрительного человека на его пути. Он планировал выйти к порту или же свернуть на Солнечную площадь и выйти на неё с другой сторону.

Отредактировано Демиан де Фарси (10-06-2019 10:08:07)

+5

10

Я выслушала Мартина внимательно и молча. Конечно, он знал, что я чувствовала. Иначе и быть не могло – остроухий был мне близким другом, а после исчезновения Эреба, так самым близким. Но я все же была не готова обсуждать то, что действительно чувствовала сейчас. Мне требовалась решимость, требовалась уверенность, что я справлюсь, сделаю, смогу.
Но её не было. Как не было и желания убивать тех, с кем жила бок обок.

Да, Алу. Ты совсем размякла… Подумать только, тебя убийство стало коробить? Уф!
Развернувшись на каблуках, после того, как полукровка отдал приказ, я буквально выбежала из здания, желая побыстрее покончить с предстоящим, тут же налетев на широкую спину в плаще. Качнув головой, я подняла глаза, отступая, и тут же замирая, непонимающе оглядывая знакомого. Узнала крылатку я сразу, но вот увидеть его, мягко сказать – не ожидала совсем. Прощаясь с айрес, меня переполняла уверенность, что следующая встреча будет не скорой, а тут вот вам: Стоит посреди Квартала, среди моих ребят, живой и невредимый, и даже не напоминает собаку побитую. Просто чудо какое-то!
-Да уж. Я смотрю, ты не растерял умение вводить меня в ступор. – Сдавленно отшутилась я, ловя на себе непонимающий взгляд огромного количества собственных агентов. Ситуация не располагала к радостным приветствиям и тому, чтобы интересоваться у светлого «судьбами», что занесли его в Грес и его «самочувствием», поэтому пришлось быстро возвращать себе хоть относительно рабочее настроение. Толпа шепталась, настроение у ребят было не лучше моего и, вероятно, все они предпочли бы не вмешиваться, оставив Герцога разбираться единолично. Я бы тоже. Но долг диктовал свои правила игры.
Всё потом. Сначала неприятное… потом… остальное.
-Извини, я рада тебе, но в городе беспорядки, нам нужно это решить, так что поговорим, о чем угодно позже, - коротко озвучила я свою позицию, выправляя спину и повышая голос, обойдя Арихона.
-Все заткнулись! – Рявкнула я, скрещивая руки на груди, глаза мои хищно блеснули, - Времени вас уговаривать меня нет, так что взяли себя в руки СЕЙЧАС. Реван, возьми шпионов в свой отряд, большими группами не передвигаться, двое-трое максимум, рассредоточьтесь по улицам, темные, вышедшие на охоту на вас. Идите сейчас же. Остальных не трогать.
В толпе прозвучало короткое «понял» и часть людей стали быстро скрываться.
- Светочь, высунь свою раскрашенную рожу сюда! – Люди стали расступаться, вперед вышел не молодой, но явно опытный наемник, с огненной шевелюрой и основательно разбитой губой, - Бери своих, помочь капитану стражи, командовать будет ОН. Мы сейчас отдаем долг Герцогу, так что его людям и править бал. Ты понял?
-Понял-понял. – Согласился рыжий, но на лице его читалось явное недовольство. Он рявкнул что-то в толпу, на северном наречии, указав рукой направление движения своему отряду.
- Крог. – Уже спокойнее произнесла я, высматривая и находя молодого по виду парня с россыпью веснушек, - Выводи людей с площади. На вас безопасность и охрана. Не обращаться ни в коем случае.
Стая оборотней квартала была небольшой, но стояли они все рядом, вместе, как стае и положено. Понятливо кивнули все, и только парнишка удостоил меня сочувствующей улыбкой, прежде чем начать раздавать инструкции своим. Людей на улице значительно поубавилось.
- Ленка, распредели своих, чтобы охраняли Квартал, размещайте пострадавших, если кто будет и, да, укрывать беженцев можно, но только пока не улягутся беспорядки.
Стоящая впереди коротко стриженая женщина, казалось, только и ждала приказа, ещё около нескольких десятков человек пошли за ней, по направлению к убежищу, и я теперь могла вздохнуть свободнее.
- Остальные со мной на площадь, разнимать дерущихся, особо радикальных, при невозможности арестовать или утихомирить – убить.  – Я развернулась по направлению к пути прокаженных, намереваясь покинуть квартал, однако решимость исчезла почти мгновенно, уступая место понимаю того, что меня саму причин убить больше, чем многих из бунтующих.
[NIC]Фалька[/NIC]

Очередность на третий круг

1. Герцог
2. Кристофер Холл
3. Ткачи
4. Бунтующие

+5

11

Посланный герцогом страж не без труда добрался до школы магов. По пути ему не раз пришлось поучаствовать в драках, а один раз он даже едва избежал смерти, причем чуть не убили его когда-то обычные мирные горожане, а как же: раз ты на службе у герцога, значит тебе тоже отвечать за то, что творится в городе. И плевать всем, что ты обычная мелкая сошка, даже не винтик в гресской государственной машине, а один виток резьбы на этом винтике. В форме - значит виновен! И никто из них не понимал, что это то же самое, что и "темный - значит виновен". Ну почти то же самое.
Само собой, увидев перед воротами побитого мужика в лохмотьях, оставшихся от формы, с глазами, налитыми кровью, но при этом цепко держащего свое оружие, впустить его отказались. И счастье стража, что на воротах в этот раз стоял начинающий маг, который не успел ничего произнести прежде, чем приставленная к его горлу сабля стала весомым аргументом в пользу того, чтобы все-таки пойти и позвать более старшего преподавателя.
Явившийся ничего спрашивать не стал, видимо, и так все понял. Или знал. Мужчина кивнул солдату, приглашая идти за ним, и через десять минут похода через школьный двор, а затем сводчатые мрачноватые коридоры они оказались у кабинета директора школы магии Греса Аркана, занимающего эту должность последние несколько лет с тех пор, как пропала золотая драконица Роза.
Естественно, в школе знали и о событиях в городе, и о том, что их вызвало. Правду говоря, местные маги были в обиде на правителя за то, что тот, приняв в город такой мощнейший и неоднозначный артефакт, не только не посоветовался с ними, но и даже не соизволил поставить в известность. Нет, конечно же, маги обо всем узнали, по-другому просто не могло быть, но ведь дело принципа. У Аркана так и вертелось на языке язвительное замечание, адресованное герцогу, и желание отправить курьера обратно. Но это было несолидно, недостойно директора такого заведения, и полукровка подавил и то, и другое. Только взгляд его все-таки говорил: "Ну а чего он хотел, этот герцог? Казнить или выгнать почти треть города и при этом сделать это втихую?"
Но вслух маг этого не сказал, он кивнул стражу, махнул посохом куда-то вперед и провел солдата в особое помещение, откуда можно было открыть портал в герцогский замок. Аркан знал, что сразу в кабинет правителя таким образом попасть нельзя, поэтому маг, что привел солдата, открыл им переход в коридор неподалеку от кабинета.
Увидев перед собой переливающийся туманный овал, в который ему предстояло шагнуть, страж немного помедлил, но потом, решив, что это все же лучше, чем идти обратно по городским улицам, шагнул в серебристую дымку.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+5

12

Стоявший на карауле у кабинета герцога часовой, увидев как посреди коридора появляется серебристое свечение и из него выходят двое людей, схватился за оружие, и только то, что он узнал обоих, спасло их от участи быть убитыми на месте, толком не завершив перехода. Успокоившись, страж встал "смирно" перед директором школы.
- Его сиятельство ожидает вас, я доложу.
Постучав, он доложил правителю Греса о том, что прибыл глава местных магов, и распахнул перед последним двери, приглашая его войти.
Войдя, Аркан поздоровался в герцогом как подобает статусу обоих, но руки они друг другу не пожали. Несмотря на потепление отношений между властями и школой, до дружбы было еще далеко.
Полукровка прекрасно понимал зачем он понадобился герцогу, а тот понимал, что директору это известно. Так что ни к чему было ходить вокруг да около. Маг не стал высказывать правителю претензии школы, понимая, что для этого еще будет время, а прямо сейчас надо помочь справиться с ситуацией. Мужчины пару минут молча смотрели друг на друга, затем начал герцог, все-таки это он позвал мага.
- Я пригласил вас, уважаемый Аркан, в связи с ситуацией в городе. Я думаю, что маги школы не должны оставаться в стороне.
- Хорошо бы вы так подумали когда этот дроу приволок в город Око, - все-таки не удержался и ввернул Аркан, понимая, что сейчас герцог не в том положении чтобы приказать казнить его за это.
Лицо правителя потемнело, но он сдержался, ведь маг был прав.
- Ситуацию срочно надо брать под контроль, и школа поможет в этом, - тут же продолжил полукровка, - без всяких условий. Впрочем, одно все-таки есть: ваши придворные маги должны будут действовать с нами.
- Естественно, - согласился герцог.
- И... - продолжил директор школы, - у нас вопрос: насколько далеко вы собираетесь зайти и насколько полно вычистить город?
- Я знаю, на улицах кричат о том, что надо убить всех темных, - ответил правитель, - некоторых и убивают, но я уверен, что делают это сами колдуны или те, кого они науськали, чтобы усугубить ситуацию. Приказа убивать всех темных и полутемных существ не было. Должны были быть изгнаны все активные темные маги, поклонники темных богов и вся нежить, гнездящаяся здесь. Различные же полукровки, не причинившие никому вреда, могли спокойно жить и дальше.
Аркан, выслушав, немного помолчал, собираясь с мыслями. На совете в школе маги уже продумали как справиться с ситуацией и были уверены, что власти их призовут, и полукровка принялся излагать герцогу план действий.

[NIC]Герцог Гресский[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2KMNq.jpg[/AVA]

+5

13

Школа жила своей жизнью. Что бы не творилось бы за ее пределами, пока это не касалось конкретно Школы, здешних обитателей интересовало мало. Так было последние несколько лет. До сегодняшнего дня.
Утро началось как всегда. Толстые и высокие стены Академии - надедная защита в случае беды - делали нас глухими и слепыми. Точнее, большинство из нас. Первыми, кто узнал о беспорядках в Грессе, были, естественно, друиды и Серые Братья. Одним о беде рассказали духи, которые были потревожены происходящим, вторые "прочитали" об этом в мыслях простых людей, многие из которых ни сном, ни духом знать не знали даже о самом существовании Ордена Серых, что уж говорить о том, чтоб понимать, что твои мысли могут быть известны кому-то еще кроме тебя самого. Как бы там ни было, но учеников никто пугать страшными вестями не собирался. Не собирался, но они, как всегда узнали о беспорядках в числе первых. Поэтому моя лекция то и дело прерывалась странным шушуканьем, перекидыванием записок и прочим.
- Итак, ваши движения при творении заклятья текучего огня должны быть такими же плавными, как и пламя, что должно струиться по вашим пальцам, попадая в цель. Заклинание тоже произносим так, словно пропеваем его. Все помнят занятия с магами воды и мэтром Джулиеном? Если все помнят так, как кивают, то должны во время практической части легко заполнить форму и опустошить ее. А вот заклинание запечатывания форм мы будем изучать позже. Ну, кто готов попробовать? - я ободряюще улыбнулся и отошел к дальнему углу аудитории где стоял зачарованый от огня стол на котором лежала продолговатая форма с откидной крышкой.
- Господин профессор, это правда, что в Грессе убивают и изгоняют темных?  Говорят, на площади сегодня сожгли темного мага... - третьекурсница Агнесс даде встала на цыпочки за своим столом, словно пытаясь дотянуться до меня из последнего ряда атриума.
Я вскинул бровь, искренне недоумевая откуда у ученицы такая информация, и, осторожно подбирая слова, решил и ответить и расспросить подробнее:
- Миледи Ленни, я, конечно, не настолько осведомлен о планах Герцога, но думаю, что он всегда поступает обдуманно. Если казнь и назначена, и проведена, то у городской стражи нашлось немало причин сначала арестовать мага, а после и справедливо осудить его. С чего Вы взяли, что из города изгоняют всех темных? - сердце кольнуло недоброе предчувствие и тревога о Алу и Луа'тлар с малышом. Что с ними? Как эта ситуация могла отразиться на них? Что будут делать Ткачи, в рядах которых немало "темных", а ведь люди, в большинстве своем, очень любят всех чесать под одну гребенку, часто забывая о том, что они совсем еще недавно сидели рядом с темным, обращались к нему за помощью и ходили друг к другу в гости...
Мои мысли и объяснения прервало появление Редьярда - недавнего выпускника Школы, который решил сейчас практиковаться в магии и остаться здесь преподавателем. Ред на данный момент занимал пост секретаря при директоре Аркане. Помявшись в дверях, недавний выпускник, подошел ко мне быстрыми шагами и горячо зашептал на ухо, что Аркан ждет меня в своем кабинете и что курс нужно отправить по комнатам, а безопастностью учеников займутся старосты и иные преподаватели. Я согласно кивнул, натянуто улыбаясь, словно мне сообщили нечто весьма приятное, и отпустил Редьярда, пообещав, что скоро явлюсь к директору.
Ученики были так довольны тем, что никому не придеться позориться и краснеть у стола в потугах повторить заклинание и выдавить из себя хоть что-то путнее. Ведь с первого раза проделать все правильно и без ущербв для себя и класса удавалось единицам. Один первокусник, к примеру, умудрился запустить файербол просто в стопку пергаментов с готовыми и, Слава Светлым, уже проверенными домашними заданиями. Те вспыхнули в одно мгновение, но я, готовый к подобным казусам, погасил пламя быстрее нежели  нарочитый визг девушек успел достигнуть моих ушей и отбиться от высокого потолка атриума.
Молодые люди, весело гомоня, прошли мимо меня, покидая аудиторию и направились в сторону жилых корпусов. Я заметил, что часть преподавателей уже стояла у входа в коридор перехода между корпусами и, когда ученики вошли в него, немедленно закрыла проход защитными чарами. Особенно расстарались толстяк Бифур Толстосум - дворф - преподаватель магии земли и мэтр Джулиен. Эти господа вдвоем подвешивали над входом топоры и сооружали нечто непонятное из земли взятой из цветочных горшков. Хотя я точно знал, что Бифур способен легко слепить все, что угодно даже из мрамора под ногами.
Я качнул головой, шепча несколько простых, но действенных заклятий-ловушек для помощи остальным и настроил их так, чтоб те срабатывали лишь при очевидной атаки. Скажу, основываясь на личном опыте, воздушный кокон, который медленно нагревался, грозя поджарить попавшего в него, сильно, как бы странно это не звучало, охлаждали пыл пленника. Закончив, я быстрым шагом направился к Аркану. Только вот в кабинете я встретил не его, а одного из Старейшин Школы и члена магического совета Римона. Я поспел как раз к тому моменту, когда преподаватель магии Воздуха открывал портал.
Сам я ставить порталы только учился, усердно штудируя купленные манускрипты, но, пока что, все чему я научился (к слову сказать, всего за неделю) - это просто перенести какой-то предмет из одной комнаты в другую. Но, это сейчас меня волновало менее всего.
Римон выглядел взволнованным и крайне озабоченным. Он предложил мне присесть и, нервно тарабаня пальцами по столу, кратко ввел в курс дела.
- Крис, поймите меня правильно, но на данный момент, Вы едва ли не единственный маг во всей Академии, что имеет боевой опыт. Остальные - просто ученые, которые годами не вылезали из теплого угла. Об этом разговоре Аркан знает, пусть и не очень одобряет подобные действия. Я не прошу, ни в коем случае, вступать в бой и пытаться урезонить восставших. Нет, Вы отправитесь к... Вашим друзьям в Грессе и попытаетесь понять чем мы можем помочь для того, чтоб успокоить народ. Если возникнет необходимость боя... Береги себя, Кристофер. - Римон положил руку мне на плечо и крепко сжал его, словно не желая отпускать меня. Профессор тяжело вздохнул, кивая мне на портал, что вел в Гресс. Похлопал по плечу, словно собираясь что-то добавить, но смолчал.
Я шагнул в бледный контур, мгновенно оказываясь просто у поста стражи. Те неуверенно кивнули мне, но предупрежденные Римоном,  отвернулись к бойницам, наблюдая за происходящим. Я накинул на голову капюшон плаща и застегнул на груди ножны, засовывая в них оба клинка.
Улицы города кишели народом. Кто-то выбивал дурь и пыль из соседа, кто-то, вооружившись вилами либо косой, бежал в самую гущу событий. Я несколько раз едва не угодил в драку, но после, поставив воздушный щит, просто расталкивал оппонентов, скрываясь среди домов. Один из особо ръяных попытался было сунуться ко мне, но я просто ударил его плашмя клинком по костлявой спине и дал хорошего пинка под зад. Слава Светлым, он был один и изрядно пьян. Вскоре я уже был в Нищем Квартале и увидел толпу, которая собралась у одного из домов.
Алу я увидел сразу. Обождал пока она отдаст приказы и направился просто к Волчице, которая заговорила с каким-то мужчиной. Откинув капюшон, я стал в стороне так, чтоб она меня точно заметила, не мешая.
Когда Алу направилась было прочь, я шагнул к ней, ложа руку на плечо:
- Погоди с разбором полётов, Алу. Я пришёл узнать чем могу помочь здесь пока Аркан и остальные будут пытаться уладить все там...

+6

14

В квартале, Фалька
Очередное появление ввело меня в ступор, хотя именно беспокойство Кристофера можно было счесть ожидаемым. Мы были близки, жили в одном городе, и его это касалось не меньше моего.
На миг мне страстно хотелось кинуться ему на шею, укрыться в мужчине от всего предстоящего и сказать, насколько все происходящее не честно и неправильно. Но вместо этого я только печально улыбнулась, кивая и принимая помощь.
- Мы идем на площадь, помочь страже. Восстание нужно подавить. Буду рада магу за спиной. – Ладонь мягко покрыла руку красавчика, на мгновение, держась за неё, словно так можно было разрешить все проблемы, но затем я решительно махнула рукой своим и быстро направилась на площадь.


Нищий Квартал, Демиан
Молодая девушка, с курносым носом и поцелованными солнцем щеками в компании ещё нескольких прочесывала улицы квартала. Это было сделано не только для того, чтобы беснующаяся толпа не пошла жечь нас как самых темных, но ещё и для того, чтобы никто из Ткачей не проявил своеволие и не встрял в перепалку на стороне бунтующих. Всех своих, кто не умел сражаться, отправляли по домам, беглецов отправляли в Убежище, а агрессивных убивали на месте. Ленка не славилась мягкостью методов, действуя всегда наверняка. Или четко по инструкции. Но сейчас её инструкции совпадали с её методами, что делало девушку неуместно счастливой для имевшейся ситуации.
И все же счастье было не ослепляющим. Увидев на улице незнакомого молодого юношу, Ленка остановилась, дав короткий знак своим, затаится, а сама направилась к юноше, который был одет достаточно прилично, но его «аристократическая» бледность наводила на мысли.
- Простите? Бордели сегодня закрыты, как и питейные. Вам чем-то помочь? – Учтиво осведомилась она, впрочем, готовая к возможности, что что-то пойдет не так.


Площадь и улицы Города, Ткачи, отряд Фальки.
На улицах города тут и там стали появляться вооруженные люди, они успокаивали драчунов, помогали с тушением пожаров, останавливали грабежи. В основном это были одиночки, реже их было по двое-трое. Кто-то узнавал в них ткачей, другие наемников, полагая, что тех попросила помочь стража или Герцог. Так или иначе, но они помогали. У очагов восстания появлялись и совсем молодые на вид люди, вытаскивая раненых и отбиваясь от нападающих голыми руками с удивительной сноровкой. Они приходили и уходили, компанией, стаей, занимаясь своим делом без тени сомнения, прикрывая друг друга.
Они отводили пострадавших к постам стражи, кого оттаскивали в ближайшие дома «переждать», а иных даже удавалось доставить к врачам и целителям.
Они наблюдали, как «светлая» айрес и «темная» демоница прошли к площади своей странной компанией.
-Нам остановить их? Арестовать демона? – Поинтересовался один из оборотней. На что рыжий молодой вожак качнул головой.
-От наших рук она не пострадает. Да и некого от неё защищать. – Крог вновь дал приказ взять раненых, и компания в очередной раз растворилась за ближайшим поворотом.
Уже на самой площади к мобилизированной страже приседенилось несколько десятков человек, под предводительством бородатого вояки.
-Эээ, Орен! – Рявкнул бородач, хлопая капитана по спине, - Командуй, зараза. Уникальный шанс, второго не будет!
-Вот уж радость… - Буркнул капитан, который с радостью обошелся бы без этого шанса, не будь ситуация из ряда вон выходящей, а головорезы квартала полезными, - Строй своих каракатиц обленившихся, особо агрессивных и не вменяемых вырубать, арестовывать, убивать только в крайнем случае!
-Вас поняли! – резвым многоголосьем отозвались ребята, а рыжий уже несся в самое пекло сломя голову.
И Фалька могла это наблюдать, находясь со своими по другую сторону очага, неодобрительно качая головой. Эти рыжие забавляли её, но она понимала, что сейчас каждый показывает не те эмоции, что испытывает. 
-Идем к очагу. Если есть необходимость убить – убивайте. Отрежьте проход ко дворцу Герцога! – дала я короткую команду и получила в ответ короткое «сделаем». Я узнавала и слышала каждый голос за своей спиной, слышала, как это простое слово тяжело дается сейчас, и все же каждый решительно двинулся вперед, а толпа, поняв, что мы не поддерживать сабантуй идем, стала кидаться на нас. Причем кидаться в какой-то момент стали и те, кто орал про то, что темные зло и вроде как был по ту же сторону, что мне не нравилось и означало явно одно – стороны стерлись. А когда «чужих» и «своих» больше нет, начинается просто безумие. Коротко оглянувшись на присоеденившихся товарищей, я было хотела что-то сказать и им, но не нашла слов.
Кинжал легко вошел в живот кинувшегося на меня мужчины, я узнала его, ведь видела не раз, он был соседом приговоренного сегодня мага, однако и он успел воткнуть мне под ребра нож. Я ощутила боль от затягивающейся раны и мерзотное жжение под ребрами. Куда больнее было на душе. Мне откровенно хотелось выть. Следующих двоих вырубить было не сложно, это произошло играюче, не пришлось и шагу сбавлять. Но стоило пробиться к началу беснующейся толпы и начать преграждать путь ко дворцу. Как дело приняло совсем иной оборот. Очевидно, что самые заинтересованные «темные» и полукровки были именно здесь, так как в сторону нашей группы мгновенно стала лезть какая-то мерзотная нечисть, напоминавшая сросшихся из разных животных химер, а чуть глубже в толпе я разглядела призывателя, что вскрыл горло какой-то бедняжке и теперь на её мертвенно-бледной щеке красовался магический призывной круг. Впереди была и пара гончий, что, по моим ощущениям обещали быть наименьшей проблемой. Позади прозвучал звон ударяющейся друг о друга стали. Ребята вступали в бой, а я увернулась от пригнувшей на меня твари, у которой зубов было больше, чем самой морды, а вопль которой дезориентировал, заставляя голову кружиться. Гончие же прыгнули за мою спину, с мерзким рычанием и проступающим не из положенных мест суставами. Краем глаза я увидела, как маг вовсю читает заклинание, до того, как, напоминающий скорпионий, хвост вынудил отскочить, пробивая мощеную дорожку, и растворяя ту кислотой. Пришлось сосредоточиться на живности, хотя и ощущать на себе эффект магии призывателя не хотелось.
http://sg.uploads.ru/hWg7t.jpg
[NIC]Ткачи[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/BhH50.jpg[/AVA][STA]За Герцога![/STA][SGN]За Грес![/SGN]

+5

15

[indent] «Недовольство переросло в бунт, а бунт превратился в восстание» … Может так и напишут в летописях, но в реальности всё всегда кончается убийством одних разумных существ другими. И безоговорочной победой убийц над убитыми.
[indent] Всякому, кто ещё был способен мыслить, было ясно неизбежное – бунт будет подавлен, непреклонно и жестко. Организованная стража, союзные Герцогу маги и, разумеется, как же без Ткачей, что были готовы преданно лизать сапоги своему хозяину – тому не требовалось даже приказа. Кто-то считал, что Ткачи выступят на нашей стороне, у многих были там друзья, изредка даже родственники. Что за глупцы. Паутина, сплетённая дроу, хуже паучьей. Пауки хотя бы убивают своих жертв, а не называют их «семьёй».
[indent] Был бы у нас шанс с силой Ткачей? Этого уже никто никогда не узнает.
[indent] Шли минуты, часы и мы начали сбиваться в стаи. Никакой организации, просто убивать и ломать всегда сподручнее в компании. Наскоро сколоченные шайки грабителей, мародёров и насильников не продержались долго. Самые опасные были убиты, те немногие, кто сохранил крохи благоразумия, арестованы. Улицы зачищались методично и усердно, и следует отдать должное «доблестным защитникам» - их слаженность превосходила нашу беспорядочную злость. Постепенно улицы города заполнялись гулкой, звенящей тишиной. Воздух был густым и влажным, свинцовые тучи закрыли небо, но никак не могли разразиться ливнем. Пахло дымом, железом и кровью – пахло смертью. Стены каменных домов были обуглены, тут и там встречали обгоревшие остовы телег, разбитые в щепки прилавки, черепки и обломки… И конечно тела. Тела не убирали – было не до того. И они лежали на улицах – люди, нелюди, заколотые и разорванные, убитые клинком или огнём – теперь уже они были равны между собой. Тишина, щедро оплетённая страхом и ненавистью, нарушалась лишь чьим-то горьким отчаянным плачем, но никого живого не было видно. Только мертвецы.
[indent] Улицы остались позади, и мы вернулись туда, откуда всё началось – на Солнечную площадь, но залитую не солнечным светом, а кровью. Прокличут ли её позже Кровавой площадью? Здесь сгрудилось ядро бастующих, мы, считавшие, что нам уже больше нечего терять, ведь у нас уже забрали всё. У нас была общая идея и, хотя нас стало в разы меньше, появилась сплочённость. Опальные маги творили чары вместе, кто-то из наёмников уже превращал разрозненные группки в подобие отрядов. Оружие павших немедля подбиралось и шло в ход, как и сами тела. Нежить натравливали на стражу, их проще узнать по доспехам. Сочувствующих и Ткачей атаковали живые.
Нас загнали в угол, что ж, пускай. На наших лицах не было больше и тени горести и обиды, только скалящаяся весёлая обречённая злоба висельника на эшафоте. Мы знали, что уже мертвы, а первые отзвуки грома были нашим похоронным маршем.
[indent] Битва разбивалась на отдельные осколки-картины, словно в огромном калейдоскопе.
[indent] Среди сотен выделялась чудовищная химера с искажённым лицом, уже ничем не напоминающим человеческое. С демоническим рёвом она вырвала руку одному стражнику, а хитиновыми крючьями-когтями сорвала голову у второго. Алая от чужой крови, она не остановилась даже когда ей размозжили голову. Группа вооружённых полукровок прикрывали истекающего кровью призывателя, что остатками магии продолжал колдовать раз за разом.
[indent] Совсем недалеко наёмник-дроу одинокой смертоносной тенью скользил среди врагов, единичными выверенными ударами убивая одного за другим. Высокий огненно-рыжий человек пронзил его мечом, но илитиири не издал ни звука. С тонкой усмешкой он выронил из руки стеклянную бутылку с серым песком, последним движением активировав огненную руну и исчезая в стене пламени вместе со своим убийцей.
[indent] Огромный мужчина, чей вид напоминал один живой шрам – настолько мало было на нём целого места – оказался оборотнем. Его дикий отчаянный рёв из полуобращённой пасти заставил заледенеть не одно сердце и зверь бросился в сторону людей без формы. Немногие смогли расслышать в яростном рыке чудовища человеческую речь, одно лишь слово.
«Предатели».
[indent] Переступая тела "своих" и "чужих", в окружении монстров и мертвецов, шаг за шагом мы теснили врагов. Все дороги наши слились в одну – к дворцу герцога.

Очередь на четвёртый круг:

1. Кристофер Холл
2. Арихон
3. Демиан де Фарси
4. Морваракс

[NIC]Свидетель[/NIC][STA]Один из многих[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/t/RmgZb.jpg

[/AVA]

Отредактировано Меварис (26-06-2019 21:07:51)

+6

16

Вокруг творилось нечто невообразимо страшное. В Нищем квартале, стоя возле Алу, я еще мог надеяться на благополучный исход этой заварухи. Надеялся, что стража Герцога, заручившись поддержкой неравнодушных, подавит этот бессмысленный бунт, люди придут к пониманию, а сам Герцог пересмотрит свои приоритеты, примет более гуманные законы...
Мечтать, как говорится, не вредно, Сверчок.
То, что я видел, пробираясь к Волчице, было лишь цветочками. Если ранее было время собирать и прятать за пазухой камни, то сейчас пришло время ними пользоваться.
Улицы были усыпаны битым стеклом, обломками домов и людскими телами. Точнее, не только людскими. Нелюдей тоже хватало. Просто так уже сложилось исторически, что иные расы более приспособлены к невзгодам жизни. .В борьбе за собственные права они научились искусству боя. Люди в этом заметно проигрывали.
Но, оставались маги, что были настроены отнюдь не так "лояльно" к людям Герцога. Вот их влияние я ощутил сразу же. Первым в меня полетело заклятие магии земли: в бок ударил столб из земли и камней, который сбил идущего рядом парня, припечатав его к стене ближайшего дома. Если б не воздушный барьер, что я поставил ранее, от меня и мальчишки ничего не осталось бы. А еще мне повезло увидеть мага прежде нежели он успел произнести новое заклинание.
Воздушное лезвие отсекло противнику руки. Оно пошло несколько наискосок из-за того, что мне пришлось посылать его, прижавшись к углу здания, но было действенным. Мага добил кто-то из ткачей. Я благодарно кивнул, продолжая путь. Теперь я расчищал его себе орудуя мечами. Силы следовало поберечь.
Ухо обожгло серьгой от ментального воздействия. Парни рядом со мной остановились и замерли, а после схватились руками за головы. Где-то орудовал опытный ментальщик - захватить сразу двоих - это нужно уметь. Я завертел головой, замечая совсем еще девчонку в одном из окон. Она смотрела на нас немигающим взглядом и что-то шептала побелевшими от перенапряжения губами. Камень из пращи разбил ей нос и выбил зубы. Девушка схватилась за лицо, страшно закричав. Парни упали на землю, тяжело дыша. Кто-то рядом крикнул "Добить!", но я бросился вперед первым, перемахивая одним прыжком через невысокий заборчик. Двери в дом пришлось выбивать плечом. Серьга вновь нагрелась, но я был уже рядом с юной ментальщицей, хватая ее в охапку и нажимая на особую точку у ключицы. Девочка обмякла в моих руках, впадая в беспамятство. Это "вырубит" ее часов на пять-шесть, а там уже видно будет что к чему.
Пока я разбирался с девчонкой ткачи ушли далеко вперед. Я бросился следом, пытаясь догнать своих. Как оказалось, спешил я не зря.
Стража, ткачи и подмога в виде нескольких магов из Школы уже теснила бунтующих к домам на Солнечной площади, но те защищались до последней капли крови, понимая, что пощады для них не будет.
Откуда-то сбоку на меня выскочила странная тварь, пытаясь откусить руку. Пасть полная зубов вцепилась мне в левое предплечье, прокусывая плащ и кожаную наручь. Мне помогли металлические пластины, что были нашиты на легкий доспех сверху, но боль была сильная. Ударив тварь по голове рукоятью меча, я "завернул" ее в воздушный кокон, который тут же стал сжиматься вокруг тела чудовища, раздавливая тело и ломая кости. Тварь взвизгнула, но руки не отпустила, стараясь сжать челюсти еще сильнее. Я рубанул мечом мо уродливой голове, рискуя орубить себе руку, но мне повезло просто отсечь твари пол морды, перерубив верхнюю челюсть.
Теперь оставалось найти "виновника торжества". Я заметил его, стоящего в кругу своих защитников и творящего магию призыва. Раздумывать что же он там собирается позвать в гости следующим не было ни времени, ни желания. Я решил проблему одним заклятием "адского пламени", оставляя на камнях мостовой несколько обоженных трупов.
Мои силы были на исходе. Еще одно сильное заклинание и меня ждет такой откат, что неделю буду радоваться жизни. Я вздохнул и крутанул в воздухе мечами, используя совсем простое заклинание облачения в огонь. Лезвия клинков запылали. Просто, действенно и хватает очень надолго. Можно было просто выжечь в толпе широкую аллею, но я рисковал зацепить своих же - попробуй сейчас разбери где кто. Оставалось надеяться, что моих магических сил хватит еще на пару-тройку заклятий.
Но, в данный момент, я успокаивал нападающих мечом более нежели огнем.

+6

17

https://x-lines.ru/letters/i/cyrillicscript/0312/000000/28/0/4nq7bqgtt8emtwf3rdemiwf14napdygtomembwf5.png

-Да уж. Я смотрю, ты не растерял умение вводить меня в ступор, - сказала девушка, когда увидела своего знакомого, хотя по ее реакции она явно не ожидала увидеть его в такой момент, но он здесь. Да, прям как свалившийся снег на голову, вот только, к сожалению, для Алу его визит может оказаться не такой уж и приятным. Он прибыл сюда из-за обстановки в городе и готов пойти на самые крайние меры ради сохранения «порядка» в Гресе и зная девушку, ей явно это не понравиться. Арихон был созданием светлого Бога Имира, его щитом и мечом, который должен нести свет и добро в этот мир, но сегодня…. Это дитё готово стать палачом и залить город кровью протестующих людей и существ во благо высшей, так сказать цели. Он чужак в этом городе, поэтому Арихон был отличным кандидатом для этой роли, тем более, таким образом, репутация герцога ни так сильно запачкается.
- Что я могу сказать, поэтому поводу? Тренируюсь, - с еле заметной улыбкой ответил мужчина с глазной повязкой на лице.
-Извини, я рада тебе, но в городе беспорядки, нам нужно это решить, так что поговорим, о чем угодно позже, - на эти слова Арихон понимающие кивнул, сейчас девушке было не сладко и вряд ли можно было позавидовать, но такова ее судьба. Она стала раздавать указания своим подчинённым. Затем в квартале появился еще один, как оказалось, он являлся магом, видимо из школы Греса, а может просто житель? Арихон не знал, он просто делал выводы из слов оборотня. Что касалось мага, то айрес просто кивнул ему головой. Скиталец был рад, что у девушки были те, кто готов прийти в трудную минуту ей на помощь.
Люди были поделены на группы. Указания были розданы. Команда в путь, но в этот момент костяная рука схватила руку оборотня и одернула ее.
- Алу, - серьезным голосом начало дитя Имира, - У Вас сутки, может двое, чтобы подавить бунт, иначе сюда прибудут «остальные»… «Они» пойдут на самые жесткие меры, чтобы не допустить свержение власти. - айрес явно сейчас не шутил, он так и не изменился за этот год, все так же говорил загадками. Не став ее больше задерживать, Арихон отпустил ее руку.


https://b.radikal.ru/b41/1906/6d/e2e380d1f00b.jpg
https://x-lines.ru/letters/i/cyrillicscript/0312/000000/28/0/4no7bxsozxem5wfi4gd7bxqosdea6egoz9emzwf64gr7bcgosueaa.png

Там… В небе что-то стремительно подало, прямо в направление Солнечной площади… Это был Арихон и сейчас с высоты птичьего полета он наблюдал за обстановкой внизу лучше кто либо, признаться это было ужасающей картиной. Слишком большое было столпотворение, в тот момент Арихон даже подумал, что сил Ткачей и гвардейцев может попросту не хватить.
«Главное без героизма Алу», - мысленно мужчина обратился к своей знакомой, ирония судьбы заключалась в том, что тогда год назад, когда они только познакомились, он почему-то предположил, что Алу погибнет именно из-за Ткачей. Неужели айрес тогда был прав?
Резко расправив свои крылья у земли, Арихон смягчил приземление.  Встав на ноги его крылья сразу же исчезли.
Мужчина оказался на той самой дороге, которая вела от площади к дворцу герцога, его главная задача была не позволить этой неконтролируемой толпе прорваться туда. Помимо упавшего с небес айрес, там присутствовали десяток экипированных гвардейцев. Появление Арихона явно поднял их дух.
- Приказ герцога, пресечь любой ценой все попытки толпы направиться к дворцу - импровизировал Арихон но довольно правдоподобно, тем более кто будет сейчас выяснять с айрес правда это или нет?
Началась бойня на Солнечной площади 
- Гвардейцы! – Арихон обнажил свой двуручный меч,
- К бою! – поступила команда, парни обнажили свои мечи. Они понимали, что наступил тот самый день, когда им придется исполнить свою клятву, которую они давали этому городу и герцогу.
- Сомкнуть щиты! – Арихон дал следующую команду этим храбрым людям и те принялись ее выполнять. Десяток воинов выстроились в одну шеренгу и сомкнули свои щиты, тем самым перегородив собой улицу. Айрес начал читать заклинание и когда произнеслись последние слова, то высокая стена голубого пламени поднялось в небо примерно около восьми метров высоту, эта стена находилась в тридцати метрах от Арихона и гвардейцев и была шириной с улицы. Небесный огонь, это самое мощное орудие, которое есть у воина Небес и сейчас оно использовалось, чтобы никакая темная тварь не смогла пройти через него, да, как и другие бунтующие. Такую стену голубого огня было видно с любой точки площади, тем самым намекая присутствующим, что дорога во дворец закрыта. Арихон повернулся в сторону толпы, он чувствовал, как начался прилив новых сил, а все из-за этого магического огня.
Некоторые недоброжелатели все-таки решили попробовать прорваться к герцогу и начали надвигаться к стене щитов.
« Ну, давайте…», - мелькнула мысль.  Арихон обратился к гвардейцам, которые стояли впереди него в двух метрах.
- Кто Вы?! Хором.
- Мы воины!!! – одновременно ответила гвардейцы на его вопрос.
- А, что несут воины?! – дитя Небес снова задал им вопрос и начал ходить вдоль строя вперед-назад.
- Смерть!!
- Что ждет врага?!
- Смерть!!! – в глазах гвардейцев начал разгораться огонь перед предстоящей битвой.
- Что ждет врага?!
- Смерть!!

+4

18

[indent] Царящий в Гресе хаос завораживал своим беспорядком и бессмысленным кровопролитием. Некогда о Гресе отзывались, как о городе порядка и, казалось бы, у герцога не было причин для того, чтобы принять подобные меры. Должно быть, кто-то на тёмной стороне города совершил некий непростительный поступок или же… всё было куда проще, и государь элементарно почувствовал силу и власть. Что же оказалось той причиной, что вынудила правителя пойти на столь опрометчивые и жестокие меры? Быть может, всё действительно и было так задумано, но разве, в таком случае, герцог не светлее любого тёмного в этом городе, поскольку, используя свою власть, он привёл город к анархии, погрому и отчаянию, где кровь льётся с обеих сторон?
[indent] Шагая по улице, то и дело оглядываясь на сражающихся или убегающих, я мысленно сравнивал Грес с Ниборном. Для меня было открытием знать, что в городе представителей культуры тьмы не меньше, чем там, откуда я прибыл. Разница была лишь в том, что в Ниборне культура тьмы и света сосуществовала и граница меж сторонами была фактически стёрта. Но к сожалению, в Ниборне это проявлялось, как некий протест против монодоминатности соседа – Таллинора. Таким образом, тифлинги, оборотни и даже тёмные маги были способны найти приют в герцогстве, но не могли править и даже занимать вообще какие-либо высокие должности, а колдовство в пределах города также было под запретом. Грес же выглядел так, будто полностью старался уподобиться Таллинору, но пытаясь сохранить некие остатки правопорядка и законности. Правитель понадеялся, что все тёмные чародеи и прочие не верные светлому пути покинут город добровольно? Но толпа сорвалась с цепи и теперь…
[indent] — Парень, убирайся с улицы, пока не поздно! —  раздался грубый голос пробегающего мимо стража. Он торопился, а за ним бежало ещё около десятка людей.
[indent] — Никогда не поздно. — прошептал я про себя, отводя свой взгляд от убегающих. Я потерял к ним интерес и продолжал брести дальше по каменной брусчатке улицы.
Несколько раз меня чуть не столкнули с ног пробегающие мимо люди и нелюди. Один тифлинг едва не пронзил меня ножом, так как испугался, заметив позади себя странно глазеющего юношу. За мгновение до его нападения, я наблюдал, как он в бешенном ритме наносил колющие раны уже давно умершему человеческому мужу. Тифлинг нанёс удар быстро, но рассёк лишь воздух.
[indent] — Тсссс…— слетело с моих уст, как только я прислонил палец к своим губам. — Я никому не расскажу. — на моём лице заиграла мягкая, лёгкая улыбка. Но убийцу это нисколько не обнадёжило, только теперь помимо злобы в глазах, он смотрел на меня как на умалишённого, мальца под препаратами. И я уж было ожидал нападения, но несмотря на все ожидания, тифлинг развернулся и убежал прочь.
[indent] — И не такие они злодеи, как о них думают. — сказал я, глядя на тело женщины, что сжимала в своей руке короткий меч. Простоял я не долго и вскоре ринулся дальше, подумывая действительно найти более безопасный путь, поскольку дальше беспорядки лишь усиливались и теперь ни стража, ни кто-либо ещё сильно не разбирались в расовых принадлежностях кого-либо, рубя чуть ли не наобум. Так, одного воина обуяла ярость и в общей суматохе он заколол просто мимо пробегающего человека. Это зрелище дало мне достаточно мотивации свернуть на соседнюю улицу, где погрома было не меньше, но пространства больше.
[indent] Мне приходилось держаться края улицы, сновать меж торговыми палатками и через прочие места, где живых не наблюдалось, но, в конце концов, переходя незнакомую мне улицу, я напоролся на свою дозу проблем, если это так можно было назвать. Этой самой дозой оказалась неплохо вооружённая молодая девушка и её люди, коих я заприметил ещё до того, как они заприметили меня, но находился слишком далеко от ближайшего возможного укрытия, чтобы не быть ими замеченными.  Несмотря на свою простецкую внешность, в молодой особе было что-то вкусное и притягательное, отчего она могла пользоваться некой популярностью среди мужчин. Но меня волновала не её привлекательность или популярность, а засада, которая могла была быть устроена мне, если я окажусь не слишком дружелюбным соседом человеком-па… человеком-ищу бордели. Неприятностей я не искал, а сражаться в дневное время суток – не моё. И разве я похож на того, кто ищет бордели и питейные? Нужно будет больше уделить внимания своему внешнему виду.
[indent] — Прощаю. — ответил я почти сразу же. —А что открыто?— улыбнулся я девушке, пожав плечами. — Полагаю, ничего. — я изобразил лёгкое наигранное недовольство. — Но может быть в этой стране есть некоторые привилегии для пришедшего с другой стороны мира путника?
[indent] Далее я услышал крики со стороны Солнечной площади. Судя по всему, я был уже близок к месту, где разворачивалось что-то наиболее грандиозное и интересное. Оттуда же я услышал и хор воинов.
[indent] — О чём они кричат? — на моём лице проскользнуло недоумение, сменившееся привычным мне безразличием. — О том, что несут смерть мирным жителям?
[indent] — В этой стране так принято?— обратился я к молодой девушке. Хор стражи был таким суровым, будто они готовились к битве, но виденное мною раньше говорило не о битве, а о резне. Очевидно, что бунтующие пытались защищаться и для этого объединялись, дабы перейти в нападение, но силовой контингент герцогства был крайне высок, чему способствовали и боевые маги, поэтому надеяться на победу бунтующим было крайне нелегко – их слишком мало и они рассеяны по всему городу. Впрочем, главное не количество, а реализация одной единственной возможности. А вдруг? Пока я задумывался об этом, справа от нас прогремел взрыв. Некий огненный маг испепелил десяток человек подле гномьей мастерской, но тут же был сражён стрелой с эльфийским оперением. Наверняка эльфов в городе было немного, но, думаю, и они принимали какое-никакое участие в этом хаоса.

Отредактировано Демиан де Фарси (01-07-2019 21:42:21)

+4

19

Когда мир внезапно разрывается и происходит то, что ты никак не ожидал, собраться и действовать разумно практически невозможно. Сплетницы будут выслушивать слухи и новости из разных уст, будут качать головами и осуждающе фыркать, мол, ну вот так глупо бы я точно не поступила. Сплетники будут давать советы, как нужно было сделать, давят на свежую рану, осуждая за сделанное или не сделанное, учат жить задним числом.
Но реальность такова, что можно сколько угодно себя накручивать и разыгрывать в воображении сцены неприятностей. Когда они нагрянут, все равно окажешься не готов.
Азеша знала, что сегодня состоится казнь темного мага. Будучи сама бывшей главой темного культа, девушка чувствовала опасность. Она боялась, что не смотря на все договоренности и клятвы, не смотря на то, что она давно «завязала», ее тоже кинут на плаху.
В отличие от братьев по ремеслу, она как раз сожалела о том, что творила. Считала себя дурой, которую «любящая мать» науськала на каждого, кто был ей не угоден. Она этим упивалась, считала себя такой великой и неповторимой. Пока не встретила Бирдрагга. Темную ведьму любовь приводит на светлую сторону – красивая сказка. Иногда они действительно случаются в жизни.
Девушка понимала отчасти темных, ибо была условно в одной лодке с ними. Но понимала разумность действий герцога. Сколько людей пропало ночью в переулке или не дошло до дома по вине ее «братьев»? Сколько паутин чужих интриг пеплом пало к ногам знати? Грес ей при первой встрече показался не светлым, а светленьким. В некоторых делах нет и быть не может полутонов.
Прижимая к себе купленные продукты, девушка спешит домой. Через день или два вернется Бирдрагг, можно будет повиснуть у него на шее, счастливо пофыркивать в колючую щеку и забыться. Спрятать свой страх и волнение.
Чем громче были голоса, тем сильнее ускоряла шаг девушка. Могла она сражаться? Могла, но не хотела. Да и последствия были бы катастрофическими. Она пришла со своим ныне уже мужем в город открыто. Сразу сказала кто она есть сейчас, кем была ранее и что у нее на руках. Ей позволили остаться, но настрого запретили колдовать. Одно темное заклинание и ее с мужем в лучшем случае выставят за ворота.
Азеша была счастлива. Счастлива до этого дня.
- И куда это так спешишь, соседка?
Колдунья не понаслышке знала: жертва всегда понимает свое положение. Она была в роли госпожи положения и той, кто угнетает. Она видела и помнила лица тех, кто в испуге оборачивался и видел ее и ее гончих. А сейчас она остро почувствовала – ей встреча с этим человеком не сулит ничего хорошего.
Не оборачиваясь, девушка ускорила шаг и тут же сорвалась на бег. Сзади послышался топот – за ней гнался не один мужчина. Жалко продукты, конечно. Бирдрагг говорил, что вещи, украшения и даже магия – ложные богатства. Ценность в мире только одна и она не менялась никогда – жизнь. Яблоки определенно не стоили жизни Азеши.
Бросает их на землю, надеясь, что преследователи отстанут. Кто-то действительно споткнулся, сзади слышится обещание «наказать белобрысую суку». Азеша бежит, не жалея себя, бежит домой. И к сожалению совершенно не обращает внимания на то, что происходит вокруг. Теряет бдительность.
До заветного дома оставалось всего ничего, когда на нее налетают сбоку, сбивают с ног и, не давая подняться, хватают за волосы. Ведьма бьется, силится подняться и ударить мужчину. Щеку обжигает ударом, в голове звенит. Девушка все еще дергается, но понимает, что ее поймали и остальные преследователи уже здесь.
- Помнишь паренька, тухлая ведьма? Из бедняцкой деревушки. Помнишь, сука, что ты и твои шлюхи с ним сделали?
- Нет! Не я! Не делала!
Она действительно не помнит, а значит этого не было. Каждый замученный, каждый убитый, каждый униженный – она помнит их лица, она помнит обстоятельства, она помнит свои действия. Ее с кем-то спутали. Азеша готова отвечать за свои поступки, но не за чужие. От такой несправедливости на глаза наворачиваются слезы.
Кто-то из мужчин – действительно сосед, через три дома живет – начинает сомневаться. Одно дело наказать ведьму, что сына друга сгубила, раз уж власти бездействуют, и совсем другое над красивой соседкой по ошибке надругаться. Робкий неуверенный вопрос, мол, а действительно ли та?
- Та, не та… Какая разница? Ведьма она. Ты на рожу ее посмотри, все написано…
- Так может магичка?
- Жалко стало, да? Эти шкуры – что магические, что нет, все к одному приему прибегают. Поплачут, а потом веревки из тебя вьют. Жалко? Иди домой, тебя жена с детьми ждут. А мы тут закончим.
Ее тащат, кажется, к кому-то в дом. Швыряют на пол и дергают за ворот одежды. Еще одна пощечина.
- Рот закрой, ведьма. Ты сама в этом виновата.
Азеша замерла. Чьи-то руки тянутся к шнуровке одежды, кто-то уже сжал ее грудь. Колдунья ничего не чувствует, не видит и не слышит. Из глубины поднимается темная волна ненависти. Она бы стерпела. Она бы вынесла унижение. Ради их с Бирдраггом счастья. Она сильная, она сможет. Просто закрыть глаза и погрузить в далекие воспоминания как они с сестрами устраивали оргии в древних святилищах, как обезумевшие от похоти и мнимой вседозволенности «рабы» грубо брали ее на каменном алтаре Играсиль. Это просто, это можно…
Чего Азеша терпеть не могла, так это обвинения. Конкретно вот этого обвинения. У некоторых всегда виноват кто-то другой, и это, само собой, ставит жертву на роль преступника. Они же виноваты, они же спровоцировали, они получили что «хотели», какое право они имеют возмущаться и требовать справедливости?
Ведьма, секунду назад, смирная и послушная, вырывается, бьет ладонями по полу и гортанно выкрикивает заклинание. Три слова – обращение к миру, обращение к темной энергии, создание формы. Из-под ног мужчин вырастают тонкие иглы, сотканные из тьмы, протыкают несостоявшихся «мстителей» насквозь.
Азеша тяжело дышит, пытаясь успокоиться. Рыдания душат и давят, она виновата, она сорвалась. Хрипы еще живых – девушка поднимает на них взгляд, переводит на струйки крови. Оная не капает на пол, игры ее жадно пьют. Мерзкое заклинание – либо пьет чужую кровь, либо кровь своей хозяйки.
Поднимаясь на трясущиеся ноги, девушка поправляет одежду. За стенами слышны крики. Глубокий вдох.
«Бирдрагг ведь поймет меня, да?»
Идет на улицу, каждый шаг все увереннее, тверже. В голове пронзительно ясно. Она нарушила слово, она вернулась к своей магии, к своему темному дару. Это уже ничто не исправит. Тогда все просто – она не остановится. Городу нужна помощь, она сделает все, что в ее силах.
«Прости, теперь я не могу стоять в стороне. Но ты не будешь за меня краснеть»
[NIC]Азеша[/NIC][AVA]https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/ab728018-e315-44d3-88f3-12a0045cc5f3/davcaqd-0f44d6d0-f7c5-4df6-b7be-191be3fff143.jpg/v1/fill/w_803,h_995,q_70,strp/malena_pf_ranger_by_yamaorce_davcaqd-pre.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9MTI0MCIsInBhdGgiOiJcL2ZcL2FiNzI4MDE4LWUzMTUtNDRkMy04OGYzLTEyYTAwNDVjYzVmM1wvZGF2Y2FxZC0wZjQ0ZDZkMC1mN2M1LTRkZjYtYjdiZS0xOTFiZTNmZmYxNDMuanBnIiwid2lkdGgiOiI8PTEwMDAifV1dLCJhdWQiOlsidXJuOnNlcnZpY2U6aW1hZ2Uub3BlcmF0aW9ucyJdfQ.yIYkF0pkbJhvgk07nqhlPYfdywer13ma3zoq0bJZo3M[/AVA][STA]lux ex tenebris[/STA]
Слишком много заклинаний. Слишком много мощных заклинаний.
Из носа бежит кровь, в желудке уже давно ничего не осталось, перед глазами муть. Азеша идет к площади – к центру нечестивой бури. Идет покачиваясь. Она била наверняка: если кто-то поднимал руку, решаясь нанести удар, решаясь убить, то и сам должен быть готов к ответу. Жертвы ответ не давали, за них это делала ведьма.
Слишком многие видели ее, слишком многие узнали, и слишком многие поняли, что она творила. Если ей повезет и она выживет, то придется уходить из Греса. Если нет, то ее жертва будет во благо. Почему-то этого страстно хотелось… Искупление, которого не существует. Выдумки светлых жрецов…
Рядом трусила большая черная пантера, чья шкура была сплошь покрыта магическими символами. Призывной фамильяр, этакий элементаль тьмы, принявший облик большой кошки. Единственный, кто не пил ее кровь и силу.
Без приказа, зверь ринулся вперед как завидел сражение на площади. Азеша смутно угадывала знакомые очертания и лица. Ткачи здесь… хорошие ребята, с хорошим «начальством». Самой ведьме с этим в былое время не повезло. Она завидовала им сейчас, и была рада, что они здесь. Не ее семья, а жаль…
Видела стражников, смутно ощущала присутствие айрэс, одну узнала, как и человека-мага. Или ей все чудится? Игры мыслей и желаний? Вон же, белая как снег демоница пытается ударить хвостом своего врага. Почему-то кажется, что она не враг. Не враг…
Азеша опускается на колени, стараясь выбрать место, где ее не слишком быстро заметят, и чертит печать призыва. Эта тварь или даст неоспоримое преимущество защитникам, либо выпьет сначала до дна ее, а потом бросится на всех, кто окажется слишком близко.
- Плющ! Вверх!
Из начертанного символа начинают расти черные гибкие стебли, с кроваво-алыми лепестками. Быстро расползается, цепляется за все подряд, подтягивается… Прекрасное растение, отвратительный монстр. Азеша хотела бы обездвижить противников герцога и стражи. Существо это может, но хочет другого.
Девушка теряет равновесие, утыкаясь лбом в печать. В голове бьется мысль: «Выдержать… еще чуть-чуть, сейчас все закончится» Черная пантера кричит и шипит на лозы. Близость двух айрэс, пусть одна была молода, а второй с подавляющей ауру печатью, была для существа невыносима. Казалось, что горит плоть под шкурой, а кости осыпаются пеплом. Но зверь терпит. Азеша ему нужна. Ради ее бело-черной души инфернальная тварь была готова вытерпеть все. Даже смерть, даже айрэс.
Кот бьется головой и отталкивает некоторых от жадных лоз. Растение еще не поглотило ведьму, но уже своевольничает и тянется не только к врагам.

Отредактировано Морваракс (03-07-2019 19:31:18)

+8

20

До меня доносились крики - “Предатели!”, “лжецы!” - доносились всхлипывания и ропот. Я видела, как меняются лица моих людей, когда они скрещивали сталь с собственными друзьями, я понимала, что с каждым новым противником меняюсь и сама. Самообладание летело к Рилдиру в жопу, щеки начали обжигать слезы, оставляя видимые дорожки. Я с трудом могла заставить себя нанести очередной удар.
Мага прикончил Крис. Вспышка огня обдала жаром, а следом в ноздри ударил запах паленой плоти, впрочем, вздох облегчения откладывался. Тифлинг, с которым мне доводилось наемничать, успешно вломил мне локтем в челюсть, бодро рубанув по руке клинком. Горячая волна вязкой крови хлынула по конечности водопадом, я выронила один из кинжалов с характерным звоном. Болезненное жжение тут же разлилось по руке, заставляя рычать. Регенерация всегда спасала жизнь, но я бы предпочла отключить её сейчас, ведь боль от неё была жуткой.
Перехватив второй кинжал правой рукой я скрестила лезвия с полукровкой.
- Как ты можешь стоять за них!? Ты с ними дружила! Чертова предательница! - выпалил носитель рогов, моя рука предательски дрогнула. Рывок, и я вынуждаю его отступить. Наотмашь ударяя кинжалом попадаю по горлу, брыз теперь уже чужой крови слепит глаза.
Я нервозно замираю, судорожно вытирая лицо рукавом. Кто-то сбоку говорит о том, что на площади появились Маги.
Где-то раздается безумный крик рыжего - кто-то из его отряда вопит, что он умер. Оборотни тоже добрались до площади. Кого-то сильно ранили, пришлось пренебречь запретом на обращение, чтобы остаться в живых.
Кто-то из оборотней узнает и магессу, ломится к ней сквозь толпу, что-то кричит, кажется, просто имя “Азеша”. Я уже не сумела понять, успели ли вытащить её с площади, когда появились маги школы, или же нет. Всё, что я успела, это увидеть, как наши загоняют людей в тупик. Оттесняют от дворца. Как начинается паника с приходом магов и кто-то пытается бежать. Откуда-то с глубины слышится голос Арихона, и крики стражи о смерти.

Смерти? Ха. Ха...Ха…
Мысленная насмешка перешла во вполне реально сотрясание плеч. Второй клинок выпадает из рук, слезы текут, смывая с глаз остатки крови доброго знакомого, левая рука немеет и я вижу немое понимание в глазах Ткачей, что невольно оборачиваются на меня. Кто-то пропускает удары. Я даже увидела несколько тел членов собственной семьи. Меня охватывает истерический хохот, второй кинжал выпадает с руки с тем же звоном, я запускаю руку в собственные отяжелевшие от крови волосы, больно сжимая те, едва ли не вырывая клок. Теперь мы уступаем игру Герцогу и магам. Мы сделали своё. Сделали. Мы сделали всё для этого долбанного города!
Айрес будит в людях жажду крови. Крови тех, кто просто хотел жить. Я беспомощно скользила взглядом по толпе, в попытке увидеть его. Мы недолго были знакомы с Арихоном, и все же мне казалось, что он понял главное. Понял, что “темный” - не значит “злой”. Но вот он придумал себе захват власти. Власти… КАКАЯ ЧУШЬ! Если бы кто-то хотел эту чертову власть, мятеж был бы организован! Они просто хотели ответов. Хотели жить! Жить там, где жили на протяжении многих лет и строили свои маленькие мирки! Меня охватывала злость даже на Арихона. Хотелось ударить его. Укусить. Причинить боль. Хотя он был не виновен в происходящем. Просто не понимал.
-Фалька! Фалька!- Меня тряхнули за плечо, цветные глаза растерянно отыскали Пола, что оттаскивал меня подальше от толпы. Я не сразу сумела сфокусироваться, - Всё почти кончилось, тебе не обязательно оставаться! - Значительно тише добавил он, и только теперь я поняла, насколько сильно рухнуло мое самообладание.
Легкое отрицательное покачивание головой.
-Когда кончится. Я уйду. Возьмешь командование. Когда всё кончится.
В квартале равно то же чувствовала веснушчатая молодая девушка. тревожно озираясь в сторону площади. Ехидство гостя лишь больше задевало её, но приказ она помнила. И кем бы не был этот бледный юноша, он не проявлял агрессии, а значит ей надлежало увести его в убежище.
-Пока ничего не работает. - Согласно подтвердила она догадку собеседника, - Сейчас всё мирно настроенное население и гостей города размещают в убежищах. Я вынуждена настоять, чтобы и Вы присоединились до окончания беспокойств. Вас проводят. Дерек! - Рявкнула девушка, и один из мужчин, что до того готовился к засаде, убрал клинок в ножны, выходя из-за угла и кивая.
-Да. Я провожу. Идемте.
[NIC]Фалька[/NIC][STA]На шаг ближе к себе.[/STA][SGN]Умершая вместе с темными Солнечной площади.[/SGN]

Очередь на ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ посты, подведение итогов для переживших восстание.

1. Герцог и маги.
2. Кристофер Холл
3. Демиан
4. Арихон
5. Мор.

Отредактировано Алу Скетч (10-07-2019 13:26:58)

+5

21

Казалось, беспорядки достигли апогея. Хотя почему казалось? Так оно и было, причем это был апогей последних лет десяти. Да, наверное так: со времени того памятного посещения города Личисом Грес не помнил такого хаоса. Впрочем, тогдашний хаос был слабым отголоском того, что творилось теперь: тогда одна лишь тень огромного золотого дракона, накрывшая город, привела в чувство многих, не говоря уж о его приземлении и демонстрации покровительства правящему Дому. Сейчас бы его визит тоже пришелся как нельзя кстати. Но на нет, как говорится, и суда нет. Спит дракон.
А значит придется городу выгребать из этой заварухи своими силами, благо были у властей и союзники: не только ни один из стражей не перешел на сторону бунтовщиков, они проявляли настоящий героизм, хотя порой, видя в озверевшей толпе знакомые лица, было очень трудно удержаться на нужной стороне.
Многие из Домов, входящих в Совет, выставили в помощь городской страже свое войско. А тех, кто не выставил, герцог мысленно внес особый список. И пусть это войско по большей части защищало владения и имущество своих хозяев, свои плоды это принесло.
Очень помогли и Ткачи, герцогу уже доложили о том, как они выполняют свою часть договора, и тот, отринув недавние сомнения, рассудил, что принял верное решение, подписав тот эдикт.
Не осталась в стороне и магическая школа, ее волшебники уже наметили план как справиться с напастью максимально быстро.
Только никто не ожидал того, что случилось дальше.

В подземелье Ока на карте города зажглась яркая точка, и реакция артефакта была такой, что ее ощутили все маги и магические существа Греса где бы они ни находились. Это в городе появились Тени. Да, те самые, что в течение пяти минут убили жителей целой деревни. Тогда они, учуяв в городе сильного противника в лице школы магии, не сунулись за городские стены, но сейчас мощнейший всплеск темной энергии и эмоций притянул их словно магнит, от такого они не могли остаться в стороне. И они тоже ощутили взгляд Ока. И оно стало их целью. Правда, на этот раз они совершили оплошность: вместо того, чтобы сразу же отправиться к артефакту, решили сначала подпитаться страхом и смертью на городских улицах. Око ведь никуда не уйдет.
На этот раз они не стали принимать форму чудовищ, куда интереснее было оставаться Тенями, скользить почти невидимыми сгустками мрака от тени к тени, оставляя за собой мертвые тела. И воин, еще секунду назад махнувший клинком, вдруг падал замертво без видимой причины. Причем потери несли обе стороны, пришельцам было все равно кого убивать, были жертвы и в рядах Ткачей, и в рядах стражи, и в рядах бунтовщиков, не трогали только тёмных. Буквально дорога из мертвых тел протянулась к герцогскому дворцу.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+5

22

Получив одобрение правителя своему плану, Аркан вернулся в школу, где его ждали маги, распустив школяров по комнатам. Собрались в полном составе, каждый хотел принять участие в событиях, каждый по своим причинам: кто-то просто хотел помочь, кого звал долг соглашения с городом, кого - желание остаться в истории Греса, ведь никто не сомневался в том, что сейчас творится история и уже через пару месяцев после событий в каждой таверне менестрели будут петь о них баллады, щедро вознаграждаемые благодарными слушателями, которые и сами были среди участников. В общем, магический педсостав школы был в готовности и всеоружии. Пусть далеко не каждый из волшебников был искусен в магическим боях, тем интереснее было попробовать свои силы, ведь никто не ждал непрошеных гостей, все считали, что они сгинули как и появились.

По одному волшебники входили в порталы и оказывались на улицах города. И тут же понимали, что реальность, скажем так, отличается от того, что они представляли себе, сидя за стенами школы: ее не могли передать никакие магические шары и зеркала. Яростные крики дерущихся, вопли жертв, лязг доспехов и оружия, вонь пожарищ и над всем этим неистребимый запах смерти и свежей крови.
Аркан, не забыв прихватить свой посох, вернулся во дворец, где уже готовились вступить в дело придворные маги.

Каждый из магов делал что умел: одни тушили пожары, другие ставили барьеры вокруг тех, кого кто-то пытался убить, независимо от стороны нападающих: каждый должен был почувствовать что власти пытаются его защитить, даже специалистам по иллюзиям нашлось дело. Но наибольшая нагрузка легла на светлых магов и тех, кто мог повелевать разумами: только они выходили на улицы не по одному дабы объединить свои силы. Но все они имели особые серьги-артефакты, связывающие всех волшебников ментально и помогающие координировать свои действия.
Разбившись на 2 тройки, в каждой из которых были как светлые маги, так и специалисты по менталу, они искали особые места: те, откуда словно истекала темная энергия насилия. Стараясь не привлекать к себе особого внимания, они образовывали вокруг такого очага правильный треугольник и, усиливая с помощью посохов свои заклинания, сплетая хитроумную сеть из своих магий, набрасывали ее, загоняя Тьму в ловушку Света, помогая людям очнуться и сбросить с глаз кровавую пелену. И надо сказать, это помогало: каждая из троек успела погасить не один такой очаг, а стража и солдаты делали остальное. Впрочем, тех, кто складывал оружие, отпускали. И таких становилось все больше.
Но вот в одной из троек случайная стрела пробила истонченную защиту светлого мага, и тот упал замертво, в другой тройке погибли двое, сраженные клинками. Оставшиеся волшебники собрались вместе, образовав одну триаду. Их силы уже были на исходе, когда они почувствовали появление на улицах новой Тьмы, той самой, которая уже проявила себя в окрестностях города.
Тогда волшебники долго изучали мертвую деревню, гадая, что же могло убить ее жителей таким способом. Им достало знаний и опыта чтобы выявить новый вид магии, еще неизвестный в этом мире. Вид магии и ее носителей. Правда, ни одного из них тогда обнаружить не удалось, но вот сейчас они явились на кровь и ужас. У этих существ не было своей ауры, но вокруг них ощущалась Тьма.
Благодаря серьгам, маги сразу узнали что произошло и поспешили к тому месту, к той самой дороге из мертвых тел, что тянулась к герцогскому дворцу. Хотя нет, не только благодаря серьгам: каждый из них ощутил как Око посмотрело на него. Они не были темными, но реакция артефакта была настолько сильной, что его взгляд ощутили даже они.

Их было пять. Пять тварей, скользящих по теням подобно дыханию самой Смерти. Простому обывателю и даже воину их ни за что не увидеть, но волшебники сумели выделить в тенях особо темные места.
Чего больше всего боятся тьма и тень? Правильно, света. И пусть с этими тварями еще никто не сражался и не сталкивался, решение испробовать на них огонь и свет было самым логичным. В один из сгустков с огромной скоростью полетела огненная стрела, в другой - копье, сотканное из Света, словно молнии сверкнули среди толпы. И тут же эти сгустки превратились в дым, смердящий гарью незнакомой плоти. Однако рано радовались волшебники тому, что их оружие сработало, и не успели они найти следующие цели: оба тут же упали мертвыми. Тени достали их раньше.
Где же Холл? Почему он... - коллега огненного мага не успел додумать эту мысль.

Теней осталось трое, но теперь они перестали размениваться по мелочам на убийства на улицах: магия артефакта притягивала их как сильнейший из магнитов. Двое из них двинулись в подземелье, пройдя сквозь стражу словно горячий нож сквозь мягкое масло, а третья тварь направилась во дворец, решив навестить правителя города.
Око полыхало магией. При приближении к нему тварей артефакт словно взбесился, и этой магии у всех волшебников, и светлых, и темных, буквально мурашки бегали по коже. Правда, темным доставалось больше: взгляд Ока уже не был просто скользящим, он словно прожигал их насквозь, заставляя закрываться все новыми и новыми чарами.
Казалось, ничто не может остановить Теней, настолько они вездесущи и всепроникающи. Однако и защиту Оку ставили не ученики-первогодки, а лучшие специально приглашенные специалисты по таким защитам. Одна из тварей ощущала защитную магию, видела светящиеся нити заклинаний, но решила положиться на свою способность передвигаться по теням. Но не тут-то было: полыхнула ярко-голубая вспышка, и по подземелью поплыл тот же удушливый запах горящей плоти. Ловушка сработала, но на ее месте теперь ничего не было. А оставшиеся для второй твари оказались проходимы.
Несколько минут она стояла в огромном подземелье, глядя на светящуюся карту и сферу над ней и понимая, что не так-то просто будет уничтожить столь древний и сильный артефакт.
- Зря вы это сделали, - вдруг раздался за спиной голос.
Тварь обернулась. Правда трудно было бы сказать "обернулась" про сгусток тьмы, особенно хорошо выделяющийся на фоне светящейся карты. Перед ней стоял человек. Вроде человек. Но Тень чувствовала, что не так все просто, что не стоял бы он тут просто так, будучи обычным стражем или даже волшебником. Тварь попыталась взять его под контроль чтобы заставить помочь ей разрушить Око, но вместо мягкого податливого сознания людей уткнулась словно в гранитную стену. И тут же взметнулись драконьи крылья, и в Тень ударил поток огня: Фарадей был не только специалистом по ментальной магии.
С огорчением осмотрел он ловушки, но уже прикидывал что и как тут нужно переделать дабы впредь даже подобные существа не могли подобраться к Оку.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+4

23

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох...
Что-то горячее по щеке и боль в виске.
Машинально вытираю кровь, а пальцы нащупывают рваные края - метко брошенный камень чиркнул по коже головы, оставив длинный порез.
Ничего.
Заживет.
Чей-то вопль резанул по ушам, заставляя повернуть голову в сторону звука - очередная тварь выворачивает наизнанку кого-то из людей.
Свой? Чужой?
Какая разница?
Взмах меча и рычание твари переходит в предсмертный визг.
Впереди кто-то кричит, ему вторят.
Не просто крик - боевой клич.
Вносим в ряды противника смятение?
Скорее стараемся подбодрить своих, сплотить их, вселить уверенность...
Помогает ли?
Судя по происходящему вокруг, да.
Руку дернуло острой болью - какой-то умник попал ножом. Нужно бы воздушный щит.
Нужно бы.
Нож летит в толпу, находя себе жертву. Кажется, я попал в женщину. Какого беса здесь делает эта патлатая баба с кочергой в руках?! Кого гонит либо защищает?!
Справа ощетинился стрелами огромный оборотень. Утыкали его словно ежа, а он и дальше прет на врагов, разрывая когтями очередного "счастливчика", что попал под горячую лапу.
Огненная стрела впивается в глаз твари. Я не знаю за кого он был - главное, я остановил его безумство.
____________
Тело обдает волной жара. Нечто словно изнутри рассматривает меня, изучает, запоминает.
Око?
Почему светлого?
Неужто все так плохо?!
И вновь странное ощущение. Только теперь какая-то безнадежность и страх, словно душу пытаются из тебя вынуть.
Долгий вдох.
Озираюсь по сторонам, слыша приказы Алу и крики ее помощницы.
- Дерек!..
Словно сквозь туман.
Я отмахиваюсь и ищу источник темноты.
Вот оно.
Мимо.
Просто к дворцу.
Нечто.
Темнота и ярость. Желание убивать и забирать жизнь.
Я шепчу слова защитного щита и путь к страже и к Ткачам преграждает стена огня, что не даёт твари сунуться к людям.
Я понимаю, что нужно идти следом, нужно не дать этому попасть во дворец.
Я понимаю, что это - смерть.
Вновь невероятный всплеск энергии.
Око словно взбесилось.
Я удерживаю стену невероятным усилием, пытаясь не обращать внимания на магический фон.
Спасительная стена, что поддерживает меня.
Перед глазами туман и ладонь в крови, сжимающая гарду меча.
Я сажусь у стены, шепча себе, что нужно встать и помочь людям во дворце.
Ещё несколько секунд.
Ещё парочка.

+4

24

- Все маги школы на улицах, - доложил Аркан герцогу, вернувшись во дворец, - пора бы и вам вывести своих. Мое место тоже там, - и он повернулся, собираясь выйти. Да, на этот раз самым обычным способом, так как портал, через который он пришел, вел в школу. Да и закрылся он уже.
Правитель кивнул:
- Мои уже там, кроме Фарадея, правда, далеко от дворца им уйти пока не удается.
И правда: поскольку особенно яростно толпа ломилась во дворец, вся дворцовая стража была там, на подступах к нему. Там же были и дворцовые маги, коих при дворе насчитывалось трое: упомянутый дракон Фарадей, в чьи обязанности входила проверка и обработка тех, кому предстояло работать с Оком, и который фактически являлся хранителем артефакта, светлый маг Олеон и еще один специалист по мозгам и иллюзиям - мастер Марвин. Именно так его все и называли, и на него была возложена обязанность по защите дворца и самого герцога Гресского от злокозненных влияний. Частенько для усиления эффекта они работали вместе с Фарадеем.
Несмотря на то, что творилось на улице, несмотря на суету во дворе, в самом дворце было на удивление тихо, здесь осталась только личная охрана правителя, прислуга была отпущена по домам, и большинство предпочло разойтись. Те же, кто остался во дворце, сидели на кухне, словно мыши.
Герцог хотел было собрать Совет, но решил, что толку от него будет мало: лорды все равно будут больше думать о своих домах и семьях, тем более, что некоторые из них, как совершенно точно знал герцог, пользовались услугами темных.
Маг уже сделал несколько шагов по направлению к двери, но становился, словно к чему-то прислушиваясь, а затем повернулся к герцогу:
- У нас непрошеные гости, сир. Маги докладывают о тех тварях, которые убили людей в деревне. На этот раз они заявились в город и снова убивают. И идут сюда.
Аркан старался выглядеть спокойным, но давалось ему это с большим трудом, ведь это был еще неизвестный никому противник. Правда, он успел понять, что тварей можно убить огнем.
Словно в подтверждение его слов за дверью кабинета раздался лязг, который воин не спутал бы ни с чем: это упало закованное в доспехи тело. Затем еще одно и раздались крики.
Схватившись за меч, герцог бросился к двери, вряд ли отдавая себе отчет в том, что делает. Но директор школы загородил ему дорогу будто школяру-первогодку: там, где нападет магия, нечего делать мечу. И вовремя - в двери образовалась дыра, словно ее разъела ржа, и это показалось в ней. Оно уже не было сгустком тьмы, атака Холла принесла свои плоды, и существо сильно обгорело. Но, несмотря на это и на то, что оно еще не успело полностью восстановиться и вынуждено было пребывать в своей истинной форме, у него хватило темных сил чтобы убить стражу и добраться до кабинета. На что оно рассчитывало? Наверное на свои возможности и тех, кто отправился за Оком: ведь они уже должны были справиться с делом и прийти сюда.
Две магии сработали одновременно: Аркан как только увидел дыру, не стал ждать того, кто появится оттуда, ну а существо уже видело мага. Огненный маг был на доли секунды быстрее, и его сноп магического огня поглотил не только выпущенный тварью сгусток темной энергии, но и ее саму. Существо на какие-то секунды стало похоже на оплывающую растаявшую свечу, а затем вспыхнуло и через мгновение от него остался только черный жирный пепел.
- Рилдир его побери, - только и смог сказать герцог.

[NIC]Герцог Гресский[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2KMNq.jpg[/AVA]

+4

25

[indent] Прелестная собеседница явно не была настроена на долгие беседы. На её лице едва была заметна тень недовольства. Мне оставалось лишь гадать, было ли то недовольство к моей персоне или к ситуации в целом. И я не мог её винить за то, что она повстречала такого странного и неестественно ведущего себя в данной ситуации иностранца. Моя натура хорошо выдавала во мне существо необычное, привыкшее к подобным смутам, событиям… кровопролитиям, пускай по моему юношескому личику этого и не скажешь. Такое поведение, какое я проявлял ныне, нередко стоило вампирам жизни, так как опытные люди - подозревают, а охотники на не мёртвых – узнают. По этой причине я сказал себе «остановись» и решил с данного мига вести себя максимально обыденно, спокойно и рассудительно, но определённо не чудно. Однако, явление некого Дерека, что мгновением назад прятался неподалёку, по какой-то причине вызвало у меня досаду и недовольство – я пожелал свернуть ему шею, как повар курице перед тем, как приготовит и подать её. Было ли это вызвано тем, что моё желание пройти дальше нарушено желанием веснушчатой отправить меня в убежище или что сопровождать меня будет провожать грубого вида мужчина, а не женщина – я не знал, но находил ироничным тот миг, где вампира приглашают в «дом полный людей». Потенциальная толпа заложников или удобное прикрытие – мне всё равно… если только женщина не солгала и меня не ведут на убой, как ненужную скотину. Здравый смысл во мне боролся с многовековой паранойей. Я не привык доверять каждому встречному, как и не привык подчиняться и потому думал о том, как убить Дерека ещё во время пути, но быстро избавился от данной мысли, так как таким поступком я очень жирно наслежу.
[indent] — Да, Вы правы. — согласился я, имитируя вздох и выдох. —  На улице небезопасно и я едва унёс ноги от трёх бандитов, что пытались меня ограбить. Идёмте. — и я шагнул за Дереком, ловя глазами случайных прохожих и прислушиваясь. Не хотелось бы, чтобы ещё какой-нибудь огненный маг принялся разбрасываться своей магией направо и налево, но и не хотелось раскрывать себя раньше положенного срока, то есть никогда, тем более, в пределах города и у всех на глазах. Такой «гамбит» для вампира будет чреватым, так как забирая слабую пешку из числа каких-то дураков, я получу по короне от коня из числа санкционированных Греских магов и гвардейцев. Конечно, вокруг покоилось достаточно покойников, чтобы поднять их на мою доблестную защиту, но… в игре «вышибало» меж магами я в последнюю очередь сделаю ставку на медленных и неповоротливых мертвецов. Но что же. В любом случае у меня оставался ещё один сильный козырь в рукаве, но пока прибегать к нему у меня не было никакой необходимости.
Волею судьбы, было не дано моим планам и затеям свершится, как и Дереку довести меня до указанного укрытия. Уже вскоре, примерно через пятьдесят шагов, я ощутил магическое присутствие, а затем и сильное жжение, вызванное неизвестной мне силой. Ощущение было такое, будто надо мной взошло солнце и это было невыносимо.
[indent] Не долгая думая, выругавшись, я призвал купол тьмы, чем самым раскрыл себя перед Дереком, но это ослабило жжение. Глядя на человека свирепым взглядом полуночного зверя, срываясь на рык и оскалившись, я произнёс:
[indent] — Торопись, — обхватив себя от боли руками, едва стоя на ногах, я ждал реакции компаньона, чем самым потерял преимущество неожиданности, понадеявшись на его благоразумие. Однако, я был защищён… пока по близости не окажется какой-нибудь неприятный маг или их целая куча. — Ибо Ваш город не так приветлив, как я рассчитывал.

Отредактировано Демиан де Фарси (19-07-2019 06:52:51)

+8

26

- Держаться! – выкрикнул проклятый воин, когда отважные десяток гвардейцев отбили очередную волну бунтующих, которые жаждали прорваться в сторону дворца герцога. Площадь залилась кровью, трупы павших сторон валялись то тут, то там… Это был самый настоящий пир для жнецов, которые переправляли души убитых на другую сторону.
Эмоции пытались вырваться, но цепи «самоконтроля» отлично сдерживали их порыв и не позволяли Арихону захлебнуться в дозах адреналина, который распространялся по его венам. В толпе давно орудовали темные, да те самые темные, которые наслаждались своими совершившими деяниями. Вход шло все, здесь на площади не было никаких правил….
Главное остаться в живых
В промежутках между «волнами» Арихон приказывает открыть проход и стража повинуется ему, он врезается в надвигающую толпу, чтобы позволить солдатам перевести дыхание. Двуручный меч разрезал и вонзался во все, что встречалось на его пути, брызги крови попадали на одежду, на лицо и вскоре сам того не подозревая айрес стал выглядеть как берсеркер, который никак не мог утихомирить свое безумия.
Усталость свалилась на его широкие плечи и попыталась заставить воина преклонить колено, но какой-то источник силы поддерживал Арихона на плаву, не позволяя этого сделать.
Мощный призыв какой-то колдуньи и на площади появилось растение, но к несчастью призыватель не справляется и теряет контроль над существом. Кровавый воин бросил на плюща свой безумный взгляд.
Сил не осталось, все резервы были задействованы и исчерпаны. Что делать? Отступать? Ждать помощи? Что делать ?! Если бы Арихон имел всю свою былую мощь, то подобных вопросов в голове не возникло бы.
На секунду айрес оборачивается назад и смотрит на лица гвардейцев, решение принялось как-то само.
- Снизойди с небес священный огонь Имира, да покарай врагов Отца нашего. Очисти эту землю от темных созданий, которые оскверняют ее, - мужчина вытянул руку в сторону полыхающей огненной стены, которая перекрывала путь к герцогу. Пламя словно услышало зов дитя Имира и мощным потоком стремительно направилось в сторону растения, айрес направлял его жестом руки.
«Держаться….», - пламя начало окутывать цель своими языками, но вдруг воин замечает двух магов, который к этому времени закончили свое заклинание. Встречная атака.
- Spekr’aiseh, - в критический момент произносит Арихон, выставив навстречу атаки врагов уже свою костлявую руку. Айрес начинает поглощать вражеский огонь, но контролировать одновременно небесный огонь и заклинание поглощение было тяжело, а в том состояние, в котором сейчас находился мужчина, было невозможно.
Он падает на колено, жар от огня врагов начинает сильно обжигать его кожу.
« Я не могу умереть… Только не сейчас… Прошу…»
- Ааааа!!!! – взгляд залился гневом и яростью, совместная атака магов была слишком сильна. Крылья распахнулись за его спиной. Последние капли и вот Арихон исчерпал себя полностью….
В последний момент он пытается отыскать в толпе Алу, но не смог.
« Живи», - с этой мыслей наступила темнота. Огонь жадно вцепился в Арихона, беспощадно поглощая его и сжигая до смерти…..

+5

27

Внезапное давящее, пробирающее до костей чувство проникло в тело. Будто кто-то прощупывал меня изнутри, холодными пальцами изучал каждую кость, жилу, орган, сжимал и в мгновение отпускал. Я пошатнулась, ноги подкосились, кажется, меня поймал Пол.
Тяжелый вдох, попытка понять, что происходит.
Не слишком успешная.
Где-то у стены оседает Крис, явно обессиленный происходящим, передвигается пламенная стена, следующий вдох дается немного легче. Открывая глаза, я вижу, как несколько моих падают замертво, но не понимаю причины.
В ухо что-то не говорит – кричит Пол. Но его заглушает звон.
Толчок, я вижу скользящее в тенях нечто. Это не наш противник. Со мной нет магов, и я не могу помочь Герцогу с этим, чем бы оно ни было. Они скользят едва уловимо. И проходя, оставляют лишь тела.
Не трогают темных – может, чья-то магия?
Наконец возвращается слух, до меня доходит:
-Уже семеро наших, Фалька! Что нам делать? – Рука Пола вцепилась в плечо, я ловлю растерянные взгляды, когда вдруг по площади доносится крик. Слишком знакомый голос, но звучит слишком надрывно, чтобы я сразу сумела узнать.

Арихон? Но где? Во что вляпался этот…
Глаза замирают на полыхающей фигуре, ноги застывают. Семеро. Семеро моих, теперь ещё и чертов светлый.
-Быть не может… «слишком нелепо для этого крылатого! Ты не можешь!» Только попробуй умереть… «и я тебя из Рилдирового пекла достану, чтобы упечь обратно!» - Растерянно выпалила я, пропуская мысли, выговаривать которые не было сил. Однако упавшее передо мной тело Церина отрезвляет.
-Нет…нет-нет… долбанная магия! – Зло рявкнула я, резко оборачиваясь к Полу, - Уводи всех! Немедленно! Оставьте тела, мы вернемся за ними! Уходите СЕЙЧАС!
Мы не могли помочь Герцогу с тенями. Не могли, у нас не было нужных ресурсов, а тыкать в те мечами было даже в теории бесполезным. Я не была готова потерять ещё друзей.
-Пол, уведи Криса! – Рявкнула я напоследок, запрыгивая в толпу, чтобы вытащить своих. Запах опаленной плоти не мог достичь меня, но мне казалось, что я его чувствую. Мне хотелось бы забрать тела, пройти к Арихону, но живые – важнее мертвых. А айрес умер у меня на глазах, его тело опало на землю, лишь крылья тлели, превращаясь в злую насмешку над побежденным светлым. И все же он сделал что мог. И отдал жизнь за других. Печальная улыбка тронула губы. Но семья – важнее всего. Я схватила очередного парня, вытаскивая его из схватки с каким-то мужчиной, кажется – человеком. 
Ткачи покидали поле, оставшуюся работу доделывали маги. Мертвые оставались на земле – их предстоит разобрать позже, намного позже. Оборотни, что уже дошли до площади соорентировались бодро, донося до наших приказ об уходе.
Демиана же привели в убежище, хоть и настояли на том, чтобы оставить его отдельно от людей: детей и женщин, под надзором охраны. Возиться с посторонним вампиром, когда приносят раненых было недосуг. Всё заканчивалось. Никто не остался победителем.
[NIC]Фалька[/NIC][STA]На шаг ближе к себе.[/STA][SGN]Умершая вместе с темными Солнечной площади.[/SGN]

+6

28

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png
двумя днями позже
Событие, случившееся на Солнечной площади, тяжелой поступью по телам и внутренностям вошло в историю.
Никто не кричал, не срывал голос, не читал заклинания и не рвался нести справедливость. Большинству было неведомо, что мрак, побудивший их вести себя как зверье и идти против своих, привлек внимание существ еще более жутких, нежели сосед-демон. Но этому же большинству хватило и того, что было перед глазами.
Бирдрагг сидел у постели своей жены и не сводил мрачного взгляда с ее бледного лица. Сложно сказать, что стало причиной, поскольку последних было слишком много. Истощение из-за заклинаний, слабость и невозможность контролировать призванную тварь, пронесшиеся по городу смертоносные невидимки или же обжигающий взгляд Ока.
Внутри бурлила ярость, желание призвать к ответу. Но что толку? Что бы ни стало причиной состояния Азеши, а ее из оного уже так просто не выдернешь. Казалось, что ведьма просто спит или болеет – неестественная белизна лица пугала, но тихое дыхание свидетельствовало, что женщина еще жива. Или нет?..
Бирдрагг был бесконечно благодарен тем, кто вынес тело его Азеши с проклятой площади. Бесконечно корил себя, что не смотря на все обещания быть рядом, быть ей поддержкой и опорой, в самый нужный миг его рядом не оказалось.
Теперь ведьма была ни жива, ни мертва. Тело пронизано темной магией – наверняка тот ее кот постарался – что уберегло от смерти, но не спасло от гибели. Целители и маги в один голос утверждали – Азеша уже не проснется. Милосерднее оборвать ее сон, дать уйти. Она это заслужила.
- Слушай, мне жаль, что так получилось…
- Нет, - глухо обрывает собеседника. Тот молчит, стыдно, да, но ему действительно не жаль ведьмы. Она темная, а весь этот кошмар два дня назад наглядно показал, что от темных жди проблем. Зато жалко друга детства, не повезло ему сойтись с темной, а теперь еще и себя корить за предательство. Если бы только Азеши вообще не было...
Бирдрагг словно читает мысли:
- Не меня жалей. Ее. Только к свету повернулась, вся жизнь еще впереди, а теперь…
Молчание. Мужчина, конечно, окажет другу помощь и поддержку. Всю, на которую сейчас способен. Но понять его увлечение этой женщиной не смог бы никогда.
- И что теперь? Так и будешь здесь днями сидеть?
- Нет. Завтра мы уедем.
- Уедешь? Куда?
- К сердцу мира. К эльфам. К ковену. К драконам. Куда угодно. Где-то помощь да найдется.
- Бирдрагг, ты себя слышишь? Ты же и работу, и талант, да ты всю свою жизнь в землю зарываешь. Ради чего?
- Ради нее, - пожимает плечами. Сборы будут недолгими. Дом наверняка быстро займут. Или сожгут как пристанище темной колдуньи. Вещей не много, привык обходиться малым. Лошадь у него есть, телегу купит на оставшиеся сбережения. А дальше – дальняя дорога. Может на родной земле ей станет лучше?
Спор продолжался еще как минимум часа два. Ни упреки, ни мольбы, ни убеждение – ничего не могло заставить Бирдрагга передумать. Ругая на чем свет стоит его упрямство, проклятую девку, которая даже помереть толком не смогла, мужчина вышел из дома. В какой-то момент он обернулся, почувствовав тяжелый нехороший взгляд. Никого. Нет, все же Солнечная площадь еще долго заставит жителей нервно вздрагивать и всматриваться в темные переулки.
Темный зверь, так желавший получить душу ведьмы, не мог допустить ее смерти. Не здесь и не сейчас. Сожженный Оком он более не имел тела, не имел сил и былой мощи. Но он все так же берег свою «хозяйку». Если нехороший человек вернется и захочет причинить вред Азеше, зверь «прыгнет». На это ему сил хватит. Должно хватить. Ведь может если вырвать пламя из груди этого и отдать Азеше, то ей станет легче? Может… Но для охоты нет возможностей, только на защиту и долгое ожидание.

[NIC]Азеша[/NIC][STA]lux ex tenebris[/STA][AVA]https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/ab728018-e315-44d3-88f3-12a0045cc5f3/davcaqd-0f44d6d0-f7c5-4df6-b7be-191be3fff143.jpg/v1/fill/w_803,h_995,q_70,strp/malena_pf_ranger_by_yamaorce_davcaqd-pre.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9MTI0MCIsInBhdGgiOiJcL2ZcL2FiNzI4MDE4LWUzMTUtNDRkMy04OGYzLTEyYTAwNDVjYzVmM1wvZGF2Y2FxZC0wZjQ0ZDZkMC1mN2M1LTRkZjYtYjdiZS0xOTFiZTNmZmYxNDMuanBnIiwid2lkdGgiOiI8PTEwMDAifV1dLCJhdWQiOlsidXJuOnNlcnZpY2U6aW1hZ2Uub3BlcmF0aW9ucyJdfQ.yIYkF0pkbJhvgk07nqhlPYfdywer13ma3zoq0bJZo3M[/AVA]

Отредактировано Морваракс (24-07-2019 14:33:14)

+4

29

[NIC]Хлоя Савар[/NIC][STA]lux in tenebris[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/4728/f/2016/058/8/d/teresa_of_the_faint_smile_by_borjen_art-d9te4vu.jpg[/AVA]
Сидеть на подоконнике – удел романтичных девушек. Правда они предпочитали накидать на него подушек, а само окно держать закрытым, или выбрать себе местечко не на столь приличной высоте.
В открытое окно залетал ветер, неся запах гари, которая все еще стойко держалась в городе, и сырости от приближающегося дождя. Изумительно красивая картина: небо рассеченное пополам. Одна залита светом, вторая затянута тяжелыми тучами. Изредка долетают одинокие капли – дерзкие разведчики, предшественники потока, что омоет улицы и сотрет грязь «победы».
Хлоя сидит, свесил ноги на улицу. Чего-то ждет. Или собирается с силами.
- Я ухожу.
Проходящая мимо женщина потешно подпрыгивает. Она не участвовала в событиях того дня, но чувство сопереживания и жалости к павшим было так высоко, что она ходила молчаливым призраком, всеми силами пытаясь утопиться в работе. Распознав, что на подоконнике сидит не очередной студент (сколько их не гоняй, а толку ноль), преподавательница попыталась коснуться плеча айрэс.
- Мисс Савар. Хлоя. Это не вых…
Нет, конечно же она не будет прыгать. Что за глупости! Правда говорят, что Хлоя и Холл были в самом центре происходящего. Бедолаги. Никому не пожелаешь пережить такое.
Запоздало до женщины доходит смысл слов.
- Но, но как же? Весь город понес потери. В школе образовались просто чудовищные бреши…среди преподавателей. В смысле, нет, я не могу тебя держать, но может ты передумаешь? Мы нуждаемся в поддержке. Слишком много погибших, занятия, ученики… Не нужно поспешных решений. Хлоя, выжди хотя бы месяц.
- Это решение зрело уже давно. Аркан и… другие, все кто должны знать, осведомлены. Я задержалась попрощаться.
- Мисс Савар, при всем моем уважении, но вы ведете себя как школяр! Будьте благоразумны!
- Алисанна, мы обе знаем, что звание учителя у меня было чисто формальным, - айрэс внезапно хохотнула и что-то бросила женщине. Монстролог поймала и ее передернуло от отвращения. Это был хвост, покрытый сухой потрескивающей оболочкой, кристально-белой, и вдобавок – с огромным обломанным жалом. Последнее натолкнуло женщину на мысль, что оный принадлежал какому-то насекомому, но по строению с ними был совершенно не схож.
- Считайте это… вынужденным отсутствием для пополнения бестиария и нахождения образцов для практики, - светловолосая подмигнула и прыгнула. Спину обожгло привычной болью и в следующее мгновение огромные крылья подхватили айрэс, не позволив украсить своим телом вымощенный дворик перед школой внизу.
Казалось, что она бежит из города. Бросает его после случившегося. Отворачивается от всего и от всех.
Хлоя не врала. Как айрэс она давно уже хотела уйти – представители ее расы далеко не всегда могли усидеть подолгу на одном месте. Прощание с Гресом было вопросом времени. Последней каплей стала Солнечная площадь, вернее то, что там произошло.
Пусть она и не была с ним знакома, но смерть «брата» глубоко запала Хлое в душу. Сражения с темными – это не веселая потасовка с пугающими обывателей трофеями. Воин пал за правое дело. А она… она предала бы его память, оставаясь сидеть на месте. Она тоже айрэс, и пора было бы это вспомнить. На его место она не встанет, но кажется впервые точно знала, что нужно делать.
За городом ее уже ждала Бааст. В тот злополучный день демоницу хорошо потрепали, даже хвост отсекли. Но Савар знала, что быстрее хвоста у нее отрастает только ее же поганый язык.
- Показушница. Курица с петушиным хвостом. Ногами через ворота никак, да?
Заряженный амулет снова на шее и демон не выглядит жутковатым монстром. Тощая, противная девчонка с перевязанной рукой и головой.
- Твое барахло вон на той кобыле. Мерзкая тварь, прям как ты – кусается и копытами машет.
Сама демоница с человеческим отражением взгромоздилась на ослика. Животное такому подарку было не радо, но протестовать боялось. В отличие от упомянутой кобылки, у него не было тяжелых копыт и мощных лап.
- Спасибо, - Хлоя проверяет все ли на месте и запрыгивает в седло.
- Мне твое спасибо!.. – привычно ругнулась демоница и, пиная ослика пятками, погнала его следом за айрэс. Рядом с дылдой было безопаснее. А если еще держаться вот на таком расстоянии, то даже ее противная аура не щиплет. Ничего-ничего, это не на долго. Бааст не любит пыль дорог глотать, ей нужно теплое хорошее местечко с тупыми людишками, да! А эта пусть идет, куда вздумается, да.

+4

30

Время распалось на "до" и "после".
Что было "до" я помнил смутно. Прислонившись к закопченой стене, я мог лишь наблюдать, тщетно пытаясь вновь вступить в бой. Все слилось в один бесконечный поток лиц, тел, голосов, глаз полных страха, боли и ненависти... Я видел гибель айрэс. Я хотел помочь ему, забрать пламя, что обугливало плоть и кости крылатого, но смог лишь метнуть клинок в одного из напавших магов. Я не промахнулся.
Я лишь надеялся, что рядом с Герцогом были умелые защитники.
Мир не разделился на своих и чужих. Смерть одинаково косила свой урожай на обеих сторонах, не выбирая ни одной из сторон. И мы умирали все вместе. Кто-то телом, кто-то душой.
Возникал лишь один вопрос.
Это того стоило?
После я исчез из реального мира. Я провалился в милосердное беспамятство, что скрыло от меня изувеченные тела детей, женщин, стариков, что не дало мне увидеть тела своих друзей. Кто доволок меня до домика лекарки я не знал. Помню лишь вкус каких-то горьких снадобий и попытки напоить меня горячим молоком с медом. Я смог сказать, что на мед у меня аллергия.
После меня перевезли в Школу. Это, видимо, было едва ли не в первый и в последний раз, когда за ворота Академии ступила нога темных. Еще два дня прошли как одна долгая темная ночь полная боли и глаз, что заглядывали мне просто в душу. Боль была не телесной. К этой я давно привык и пережил ее. Боль поселилась глубоко внутри сердца.
Вскоре я смог сам выйти из своей комнаты. Но мне так не хотелось этого делать. Видеть пустые классы, понимать, что некоторые из нас, те, кто отдал свою жизнь за эту жуткую победу, более никогда не переступят порога аудиторий. Школа, что едва поднялась из руин, вновь должна была встать с колен.
Я хотел увидеть Аркана, но он был большую часть времени с Герцогом, исправляя ошибки и претовращая новые. Аркан был мудр. И я очень надеялся, что он сможет перелать часть этой мудрости правителю Гресса.
Школа была непривычно тихой. Ученики, не имея сейчас уроков, большую часть дня проводили во дворе, сплотившись в один дружный коллектив. Здесь более не было старших либо младших, никто не спорил какая стихия лучше. Мое появление вызвало бурю вопросов. Но как рассказать детям о том, что взрослые так вот ошиблись. Точнее, так заблуждались.
Тем более, что это было лишь мое мнение.
Ветер все еще доносил даже сюда запах гари. Он не скоро выветрится и исчезнет из стен Гресса. Ну и пусть. Должно остаться напоминание. Улицы еще не скоро отмоют и очистят, не скоро оплачут всех погибших, долго не забудут их имен. Только сколько же еще тех, кто пал безымянным? Кто оплачет их?
На эти вопросы я ответов не знал.
Усевшись под высоким деревом, что украшало двор Школы, я обвел взглядом учеников, что собрались здесь сейчас, ожидая рассказа и подробностей. Имел ли я право поведать им о том кошмаре, что потряс Гресс несколько дней назад? Что именно я должен был рассказать?
Я смог улыбнуться им, прикрыл на секунду глаза, словно вспоминая мельчайшие подробности, и начал:
- Как странно, что мы привыкли делить мир лишь на черное и белое, на светлое и темное. Отчего не подумать о том, что мир - это радуга? Что тот, кого принято считать темным изначально, может быть намного светлее нежели тот, кто "несет свет". Часто, прикрываясь высокими целями, творят самые низкие вещи.
Поэтому я призываю вас не ставить клейма...

Мой голос плыл над головами детей, я видел сотни глаз, что сейчас изучали меня, словно видели впервые. Я хотел достучаться до их сердец пока они не очерствели, пока не обросли предрассудками. Если я смогу посадить хоть несколько зерен понимания, то уже живу не зря.
Ни один урок не должен проходить даром.

+6

31

Герцог Гресский был не из пугливых, но понадобилась целая минута, прежде чем он подошел к тому, что осталось от теневой твари. Аркан списал это на брезгливость, и мы с ним согласимся. Глядя на останки в виде кучки черного жирного пепла, смердевшие гарью неизвестной плоти, правитель поморщился: и ЭТО смогло без следов уничтожить целую деревню? Оно могло убивать сотнями и... - додумать ему не дали, в
кабинет вбежали гвардейцы и среди них были посланные драконом Фарадеем с докладом о попытке нападения на Око. Сам дракон, не зная сколько еще таких тварей в городе, остался в подземелье.
- Все одно к одному, - сказал он, выслушав доклад и отправив стражу за дверь, - было бы странно, если бы чего-то подобного не случилось. Придется подумать об усилении защиты.
Момент был самым подходящим, ведь он, можно сказать, спас герцогу жизнь. Тот воспринял это как само собой разумеющееся и не стал рассыпаться перед магом в благодарностях, но, само собой, понимал, чем он обязан Аркану. И директор школы не преминул тут же стребовать должок: да, железо надо ковать горячим, ведь частенько у сильных мира сего память на свои долги коротковата.
- Ваша Светлость, Вы окажете большую честь школе, если позволите ей участвовать в этом. Не всем, не всем, - тут же добавил он, понимая, насколько это важно и секретно, но все-таки некоторые из наших магов могли бы...
Герцог ухмыльнулся, прекрасно понимая, что за торговля сейчас происходит.
- Хорошо, - согласился он, - но эти маги должны будут пройти проверку и обработку. Фарадей выберет кандидатов.
Правитель подошел к окну и остановился, глядя на улицу. Там толпа еще бушевала, еще стелился едкий дым пожарищ, а кое-где было видно и пламя, но даже отсюда чувствовалось, что беспорядки пошли на спад и страсти стали утихать. Да, еще несколько дней в городе будет неспокойно, но пик уже миновал, установление порядка - дело времени. Как и высший суд, который обязательно последует за этими событиями. Мужчина повернулся к Аркану: от еще не откланялся, явно ожидая продолжения разговора, и оно последовало.
- Мне не дают покоя эти твари, - сказал герцог, - и город хочет заключить со школой еще одно соглашение: поймайте хоть одну. Поймайте и изучите. Хотите - потрошите, хотите жгите огнем, но мы должны знать все о них и их магии. Да, я знаю, что школа ваша светлая, но разве нельзя устроить там какую-то закрытую секретную лабораторию?
Директор школы кивнул: еще бы герцогу не хотеть, такие сведения дали бы Гресу огромное преимущество перед соседями, да чего там перед соседями - перед любым государством! Но вслух он сказал:
- Работа уже ведется, Ваша Светлость, еще со времени смерти деревни, но вся трудность в том, чтобы поймать хоть одну, как Вы говорите. Но мы уже близки к тому, чтобы определить их магию...
- Ну с чего-то надо начинать, - ответил правитель, - и, думаю, не надо напоминать, что это сведения государственной важности и не должны выодит за пределы не только школы, но и...
- Тех, кто занимается изучением, - закончил за него Аркан, - да, мы всё прекрасно понимаем.
Еще пару минут они молча смотрели друг на друга, затем маг откланялся, а герцог крикнул одного из стражников, приказав его проводить директора до школы. Пусть на улицах уже и стало стихать, все еще было небезопасно.

Правитель обвел взглядом кабинет и дыру в дверях и вышел, дабы посмотреть что случилось со стражей снаружи. Там уже был один из придворных магов, вернувшийся с улицы. С грязным от сажи лицом, в провонявшей дымом и потом одежде, еле держащийся на ногах, он посмотрел на герцога и покачал головой:
- То же самое, что и в деревне, ничего сделать нельзя.
- Я знаю, - ответил герцог, - всех похоронить с теми же почестями, что и павших в бою.

- Я жду доклада командира гвардии о делах в замке, - сказал правитель одному из стражников и вернулся в кабинет. Дыра в дверях портила ощущение уединенности, но сейчас она была не главной заботой.

[NIC]Герцог Гресский[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2KMNq.jpg[/AVA]

+4

32

Прошло не так много времени, как можно было ожидать после таких событий, и город ожил. Он начал залечивать раны подобно той самой нежити, от которой так стремился избавиться. Грес живуч, ему не впервой.
Уже через неделю начал работать рынок и там даже появились первые торговцы. Пусть пока только из ближних деревень, но это было уже что-то.

С улиц были убраны тела: тех, которых родные захотели предать земле, отдали им, и они были захоронены на местном кладбище, остальных сожгли за городом в огромном погребальном костре. Всех погибших стражей и магов похоронили с подобающими почестями.

Но главным было не это, главным было решение, принятое на состоявшемся сразу же после событий большом Совете: оно однозначно запрещало селиться в городе нежити и практиковать любые темные искусства, но для тех, кто не занимался черным колдовством, а всего лишь умудрился родиться полукровкой с толикой темной крови, было сделано исключение. Особо было оговорено проживание оборотней: как только будет обнаружена первая жертва и магами будет доказано, что то дело оборотня, изгнание будет ждать всех.

Защита Ока была усилена не без помощи магов школы Греса, и они продолжили изучение сведений о магии теней.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+4

33

После всего произошедшего Ткачи покинули Площадь. Работа была оставленна магам и они отлично сделали своё дело, подавив остатки волнений и убив тени, что бродили по городу. Однако легче никому не стало. Часы спустя я вернулась со своими, чтобы отыскать и забрать тела умерших. Их оказалось больше, чем мне бы хотелось. И больше, чем я могла пережить без излишних эмоций. Двадцать семь селовек. Ровно. Близких друзей, добрых знакомых, собутыльников и соратников. Двадцать семь тел, некоторые из которых я едва могла узнать.
- Пусть в убежище вывесят список павших... - Сдавленно скомандовала я, - И очередность погребений установите. Мы должны попрощаться с каждым.
- Да, слушаюсь. - Ответил Маршал, водружая очередное тело на носилки, - Что с положением дел в Квартале?
- Пока не снимаем ограничений, патрули должны быть на каждой улочке. Возможно придется ввести и комендантский час. Но с этим я разберусь позже.
-Понял тебя. - Отозвался мужчина, - Дальше мы справимся сами, Фалька. Тебе нужен отдых.
Я кивнула. Некоторое время ещё простояла, наблюдая, как с площади выносят тела случайных пострадавших, тела людей, что были не знакомы мне и тела друзей. Это зрелище выкачивало остатки сил и душевного равновесия, уязвляло и пожирало изнутри. В конечном итоге я поняла, что более не могу оставаться на площади. Как и не могу более хранить лицо.
- Маршал, пусть меня не тревожат сегодня. - Громко и резко бросила я, порывисто направляясь прочь с площади. Мне хотелось лишь одного: мне нужно было оказаться дома.

Уход из Локации "Солнечная площадь" в дом волчицы[NIC]Фалька[/NIC]

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГЕРЦОГСТВО ГРЕССКОЕ » Солнечная площадь