http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Сделка.


Сделка.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Место:
Галад-Бер полнился музыкой, но в имении Каюм-Рабах царила тишина. Говорят, владелица земель не любила шум, и даже праздник по окончанию сезона дождей предпочитала праздновать за стенами своего дома.
Время:
Однако порой тишину нарушают не спросив. День стоял теплый, и всё же в воздухе ещё слышались нотки свежести минувшего сезона, что на несколько месяцев скрыл солнце. Лето, наконец, пришло в Галад-Бер.
Сюжет:
Лето всегда приносило востоку много сладких плодов, жарких дней и перемены. Это лето не решило быть исключением, но всё же сумело удивить. И даже сами духи не знают, почему именно этого демона занесло именно в дом Ламии, именно в этот шумный день, но спокойствию дома этот гость очевидно не способствовал. Впрочем, кто знает, может они окажутся полезны друг другу?
Участники: Ламия, Сэй, Адриан (эпизодически)
http://sd.uploads.ru/hRaNl.jpg

Отредактировано Ламия (03-04-2019 14:11:19)

+1

2

Этот путь не был близким, но, как и все прочие, он был крайне забавным. Это был врожденный дар демона, превращать даже самые скучные события в кровопролитную резню или развратные оргии. Вот и сейчас Сэй был уверен, что озлобленный муженек, чью невесту он лишил чести прямо в день их свадьбы, все еще безуспешно пытается догнать его на пути из соседнего города. Только вот где же обычному конному всаднику сравниться с летящим по небу демоном?
От воспоминаний о том событии лицо демона исказила пошлая улыбка и легкий смех сам собой сорвался с губ.
-Хозяин, мы уже на месте, - прокричала Амиэль сквозь порывы ветра, бросая влюбленные взгляды на Сэйдрена.
Она хорошо знала, о чем он думает. В конце концов, за последний год нечто подобное происходило регулярно, практически в каждом посещенном ими городе. Ей оставалось лишь надеяться, что здесь ее возлюбленный ограничится только ей, вместо того, чтобы лезть под каждую юбку. Ведь сюда они прибыли по важному делу.
-Верно, - Сэй взглянул вниз, на раскинувшийся под ними город Галад-Бер. - Не кричи хоть в этот раз. Мы спускаемся.
Едва договорив, Сэйдрен внезапно сменил облик на человеческий. Потеряв крылья, он тут же камнем рухнул вниз вместе с завизжавшей от страха эльфийкой, которую демон крепко прижимал к себе все это время.
Скривившись от пронзительного, хоть и короткого, визга, Сэйдрен сосредоточился, обволакивая себя и свою спутницу ментальной силой, постепенно замедляя скорость падения. Минуту спустя эти двое уже плавно приземлились в одном из безлюдных переулков. Благо, сегодня в городе было очень шумно и суетливо, так что слетевших с небес чужестранцев никто не заметил.
-Когда мы закончим с делами, напомни мне отучить тебя визжать по каждому поводу, - недовольно сказал Сэй, бросив косой взгляд на свою спутницу. Нечто подобное происходило просто каждый раз, когда они начинали спуск.
-Ты все таки воин, а не маленькая девочка, - добавил он уже на ходу, двигаясь в направлении оживленной улицы.
-Простите, - бросив виноватый взгляд в спину хозяина и понурив голову, девушка быстрым шагом последовала за ним.
Читая по пути воспоминания прохожих и выискивая в них нужную информацию, Сэй очень быстро добрался до цели своего визита - имение Каюм-Рабах, в котором проживала одна особа, способная оказать содействие в исполнении его планов.
Сэйдрен подошел к входу в имение. Как ни удивительно, но его даже никто не охранял, так что, не думая слишком много, демон вошел внутрь, пытаясь найти хоть одну живую душу. И очень скоро он в самом деле наткнулся на какого-то слугу.
-Кто вы? Как вы сюда попали? - заметив незнакомцев, спросил тот суровым и слегка настороженным, но, на удивление, не содержащим страха голосом. По всей видимости, репутация хозяйки дома позволяла даже слугам чувствовать себя в безопасности.
Бросив на дерзкого слугу равнодушный взгляд, словно бы смотрел на бегущего по земле муравья, Сэйдрен отвернулся и небрежно бросил:
-Как это ни странно, мы попали сюда через дверь. Что же до того, кто мы - кто-то вроде тебя не квалифицирован знать. Быстрее, поторопись и отведи меня к своей хозяйке!
Слуга растерянно и удивленно уставился на демона, однако, поколебавшись немного, все же пригласил незваных гостей следовать за собой, не зная, ожидают ли их прихода и попросту не рискнув выгнать их без приказа своей госпожи. Ведь в этом городе просто не было глупцов, способных заявиться в Каюм-Рабах вот так нагло и без приглашения.
В скором времени они пришли в роскошно обставленную комнату. Приведший их человек, попросив подождать здесь, юркнул в соседнее помещение и, вернувшись спустя минуту, негромко проговорил:
-Вы можете пройти дальше и встретиться с Госпожой. Однако, постарайтесь вести себя тише. Госпожа не любит шум.
Не обращая особого внимания на уже поднадоевшего служку, Сэй двинулся дальше по проходу и в скором времени в самом деле увидел женщину, с которой искал встречи:
-Ах, леди Ламия. Мое имя - Сэйдрен Люксурия и я рад наконец-то встретиться с Вами лично, - бросил он прямо с порога, изящно поклонившись. Амиэль за его спиной также сделала реверанс, приветствуя хозяйку дома. Увидь это ее движение сам Сэй, он бы непременно стукнул девушку по голове, за неподобающее воину поведение. Но он не увидел, а вместо этого продолжил говорить нежным, с придыханием, голосом и восторженной улыбкой на лице:
-От многих людей я слышал о несравненной красоте леди Ламии, но придя сюда и увидев Вас воочию, я не могу не задаться вопросом. Может ли быть так, что в глаза всех тех, кто говорил мне о Вас ранее, попал песок и они внезапно ослепли, так что не смогли как следует  увидеть? Или может от взгляда на Вас их рассудок помутился до такой степени, что они стали косноязычны? Ведь в сравнении с тем образом, что создали эти глупцы, красота леди Ламии воистину в тысячу раз превосходнее.

Отредактировано Сэй (03-04-2019 19:16:16)

+2

3

совместно с Адрианом
Кабинет представлял собой просторную комнату с массой шкафов, в коих были рассортированы разной степени важности документы, столом под завязку забитым чернилами и перьями с пергаментами, удобным большим креслом в коем девушка никогда не сидела так, как положено, а располагалась исключительно поперек, полулежа. Эта комната была неприкосновенной для всех слуг, кроме Адриана и сказанное в ней всегда там и оставалось, что Ламию устраивало целиком и полностью.
На сей раз она сидела, читая очередное послание с пылким признанием и колечком к нему. Янтарные глаза скучающе бегали по строкам, и девушке казалось, что она могла предсказать каждое следующее предложение.
— Знаешь, эта мода на писарей… Они, кажется, пользуются услугами одного и того же. И он совершенно не думает менять и полстрочки. Всё до запятой я видела прежде. — Скучающий вздох сорвался с алых полных губ, и дампирша откинула от себя наскучивший пергамент, - Адриан. Я хочу чтобы это кольцо вернули господину Аббасу с устным отказом. В обосновании он не нуждается.
— Будет сделано, моя госпожа. — ответил лакей, кланяясь. — Аббас определённо будет очень рад Вашему отказу. — на лице Адриана заиграла лёгкая, самодовольная улыбка
Ламия мягко улыбнулась. Её забавляло, какое удовольствие получает демон от любовных терзаний её несостоявшихся женихов. Она даже не сомневалась в том, что передавал он всё лично, получая удовольствие от реакций.
Однако, стук в дверь отвлек её от размышлений о развлечениях собственного слуги.
— Войдите. — Коротко бросила она, и в дверях появился мужчина, которому, вообще-то, было положено заняться уходом за садом.
— Миледи Ламия.Там...к Вам посетители. Довольно странные. — Неуверенно отчитался слуга, на что хозяйка имения лишь равнодушно отмахнулась.
— Я никого не жду. — Строго ответила она. — Можешь с радушной улыбкой попросить их пойти вон.
— Эм… Миледи, это мужчина с эльфийкой. — Решил всё же объяснить “странность” компании слуга.
— Потрясающее достижение. — Не без иронии сообщила Ламия, — Но эльфийка в моем доме и правда… событие из ряда вон. Попроси их в гостевую залу и позаботься о напитках. Адриан. За мной.
“И почему в мой дом таскается кто попало тогда, когда я хочу отдохнуть?” - В легком раздражении подумала полукровка, хотя на лице её нельзя было прочитать эмоций. Оно сохраняло спокойную улыбку и отстраненный взгляд.
Привычно вздернув носик, Ламия изящно проследовала в просторную залу, где располагались низкий столик на мягком, устилающем пол ковре, масса подушек вокруг, чтобы сидеть на них было удобно, на стенах грозовые пейзажи и шторы, приглушающие дневной свет. Она вообще не любила излишеств в мебели. Привычно устроившись во главе стола, подобрав под себя ноги, девушка дождалась гостей, от появления которых даже на её лице отразилось изумление на доли секунды.
Взмах руки настойчиво прервал речь мужчины, которая успела утомить её едва начавшись.
“Пустословие… Опять. Неужели нельзя обойтись без этого и говорить по делу? Меня от него тошнит. Хотя..”
— Вот его я бы порекомендовала в писари. — Спокойно заключила Ламия с серьезным и непроницаемым выражением лица. Она знала, что только Адриан оценит шутку.
Адриан верно следовал за своей госпожой. Когда они оказались в зале для приёма нежданных гостей, он с интересом заметил лёгкое и, к сожалению, не долго изумление на лице Ламии. Любые яркие эмоциональные перемены у Ламии демон находил забавными и интересными. Пожалуй, для него это был неплохой способ разбавлять скуку, когда он проводил время в бездействии, наблюдая за рутинными и не очень интересными для его госпожи делами. К счастью, госпожа Ламия любезно предоставляла значительную степень разных дел Адриану, которые верный лакей выполнял с большим энтузиазмом.
Ещё в тот момент, как первые слова слетели с уст незнакомца, Адриан занял своё место по левое плечо госпожи, гордо выпрямившись, сохраняя на лице полную невозмутимость. Лишь когда с уст гостя полились сладкие как мёд речи, глаза Адриана немного сузились, будто он что-то приметил, но, считая этикет превыше всего, не стал что-либо озвучивать. Единственное, что могло дальше говорить о его заинтересованности, так это лёгкая хитрая ухмылка, которая прямо таки всем говорила: “Я знаю!”. И всё же, эта ухмылка действительно не была способом кому-либо намекнуть на демона, а лишь собственный интерес. И шутка госпожи только придавала больше колорита этому интересу. Впрочем, демоны не самые лучшие писари, но и лесть их не красила, которую, как и ожидалось от наследницы семьи Каюм-Рабах, легко распознали и не оценили. Теперь Адриану было интересно посмотреть на то, как ответит гость на столь холодные, как льды севера, слова госпожи Ламии.
— Я надеюсь, что Вы явились в мой дом без приглашения не ради пустых дифирамбов? — Тем временем продолжала девушка, оглядывая пришедшую к ней компанию.
Эльфийка явно была в услужении, что выглядело странно. Как ни крути, а понимания природы лесных девушка была не лишена. Однако пока никто из гостей не дал повода копаться в их мыслях, а потому: “Мало ли кто как развлекается”.
Однако из-за шума в городе, Ламия была не в духе,хотела покоя и тишины, что как-то не слишком сочеталось с её гостем. Быть может от того говорила она более резко, чем то было обычно, соблюдая при этом обязательную минимальную вежливость и мягкую улыбку.
— Я бы предпочла, если бы Вы начали с представления, коль уж скоро Вам известно моё имя. И не менее я бы хотела узнать о цели Вашего визита.
Слуга,ранее отправленный за угощениями вернулся с подносом, водрузив на столик изящный чайник, от которого так и пахло смесью чая,трав и специй, блюдце с некими сладостями из слоеного теста,орехов и меда.
— Угощайтесь. — Мягко произнесла Ламия, соблюдая правила гостеприимства.
Она позволила себе лишь короткий взгляд в сторону собственного слуги, который за столько лет научился угадывать её настроение и сейчас, в случае продолжения пустословия, она была готова проявить меньшую обходительность и попросить Адриана выставить гостей прочь. С максимально вежливой улыбкой, конечно.Всегда нужно сохранять лицо.

Отредактировано Ламия (05-04-2019 12:44:38)

+2

4

Несмотря на то, что Сэйдрена так бесцеремонно прервали, он не обратил на это особого внимания. Напротив, полностью проигнорировав замечание собеседницы, он жадным взглядом своих кошачьих глаз скользнул по ее телу. От области паха, по всему телу демона пробежала волна тепла и воздух вокруг стал наполняться едва уловимым ароматом, слегка напоминающим запах сандала.
-Кхм, - кашлянула Амиэль, стоя за спиной Сэйдрена. Она прекрасно понимала, что ранее ее хозяин и не думал льстить или подлизываться к этой женщине. Просто, как обычно, увидев перед собой красотку, демон тут же начал терять голову от похоти и даже полностью проигнорировал присутствие в комнате еще одного человека - темноволосого мужчины, стоящего подле Ламии.
-Хозяин, пожалуйста, вспомните о цели своего визита. Вы здесь по делу, а не ради развлечений, - обратилась эльфийка к Сэйдрену, надеясь, что еще не слишком поздно.
-Дело? - взгляд Сэя стал размытым, когда он повернулся и посмотрел на Амиэль, пытаясь понять, о чем она вообще говорит.
В это время эльфийка уже начала ощущать на себе воздействие аромата демона, дыхание ее сбилось и участилось, а на лице выступил легкий румянец. От такого зрелища по телу Сэйдрена пробежала еще одна волна тепла, что вовсе не способствовало прояснению его сознания. Витающий в воздухе запах с нотками сандала лишь усилился, заставляя стоящую рядом с демоном девушку дышать еще глубже и переминаться с ноги на ногу в возбуждении.
-О, да, дело, - отрешенно проговорил Сэй, внезапно вспомнив о цели своего визита.
Вот только сейчас ему меньше всего хотелось думать о делах. Стоит ли вообще заморачиваться чем-то столь несущественным, когда рядом две столь удивительные красавицы, которые только и ждут, что кто-нибудь сорвет с них одежду и насладится их телами?
Тем не менее, Сэй не был кем-то бесхарактерным или неразумным, он умел расставлять приоритеты:
-Верно, дело прежде всего, а поиграть можно и после.
Закрыв глаза, он усилием воли активировал ментальную магию, выбрав в качестве цели ее действия самого себя, подавляя неконтролируемо растущее желание - трюк, которому он вынужденно научился за последние годы. Тем не менее, эффект от него был лишь временным и потому не следовало терять это самое время зря.
Когда глаза Сэйдрена открылись, его выражение лица и поведение уже полностью изменились. Взгляд стал холодным и надменным, полным властности и высокомерия, брови нахмурились и еще недавно искаженные в улыбке губы плотно сжались. Сейчас Сэй уже не был похож на изголодавшегося хищника, увидевшего сочный кусок мяса. Скорее на бога, взирающего с безразличием с небес на землю.
Пройдя вглубь помещения, Сэйдрен уселся напротив хозяйки дома и, изящным движением подняв чайник, наполнил две чашки чаем. Подняв одну из них, он слегка пригубил, наслаждаясь изысканным ароматом, и лишь после этого заговорил тихим и несколько отстраненным голосом:
-Как я уже говорил ранее, мое имя - Сэйдрен Люксурия. Что же до моей личности, то она вряд ли известна Вам. Я из мест достаточно отдаленных, да и жить предпочитаю в тени.
Сэй даже не подумал о том, чтобы представить изнывающую от внезапно накатившего возбуждения эльфийку, ведь для него она была всего лишь вещью. Сделав еще несколько небольших глотков из чашки, демон поставил ее обратно и продолжил:
-Я долгое время расспрашивал своих знакомых из кругов, не слишком хорошо ладящих с законами. И именно от них я узнал Ваше имя. Я также просил их устроить нам встречу, однако... Эти черепахи просто слишком медлительны. Полагаю, пару недель спустя кто-нибудь попытается связаться с Вами, чтобы устроить наше сегодняшнее свидание.
Сэй презрительно усмехнулся, произнося эти слова и, бросив наконец-то мимолетный взгляд на стоящего неподалеку мужчину, продолжил:
-Говоря о деле, которое привело меня к Вам. Я намерен открыть в этом городе один из своих публичных домов. Однако, цель данного заведения вовсе не в заработке денег. Скорее, это место, куда богатые и власть имущие будут приходить в поисках отдыха и удовольствий, полностью расслабляя не только свое тело, но и свой разум. В подобных местах мужчины, даже суровые и властные в обычной жизни, как правило становятся мягкими и податливыми, болтливыми и внушаемыми. Таких людей гораздо проще взять под контроль, так или иначе.
Сэй посмотрел на сидящую перед ним женщину холодным взглядом, как бы оценивая ее реакцию и то, понимает ли она вообще, о чем идет речь.
-Проще говоря, я намереваюсь нацепить поводья на так называемую местную "власть" и мне нужен кто-то, способный эти поводья держать.

+2

5

Совместно с Адрианом
Воздух в комнате изменился, зрачки Ламии сузились превращаясь в крохотную точку чернил и от накатывающей волны,она в раздражении сжала пальцами подушку. На лице перемена отразилась лишь едва заметным движением скул - она сжала зубы.
“Что это за чувство? Этот мужчина влияет на моё тело?” - Подвох был очевиден девушке. Она жила жизнь зная, что нет перед ней ни одного достойного мужчины. Она не испытывала желания, не испытывала притяжения. И вот, вдруг, без каких либо причин, тело подводило её. Оно будто бы горело изнутри и это раздражало Ламию.
Тем не менее, пусть даже тело сейчас подводило её,сознание оставалось ясным и сказанное мужчиной вполне себе давало пищу для размышлений.
“Сейчас  уже и без того обладаю достаточным количество информации о знатных домах. К чему мне получать её ещё и подобным путем? К тому же открытое воздействие на умы весьма рискованно. Так или иначе, у большинства имеются семьи посвященные в планы и их резкая смена… Нет, единственное преимущество тут это именно информация в чистом виде. Но разве мне не достаточно того, что говорит и делает Самуэль?”
Ламия в задумчивости забарабанила пальцами по поверхности столика. Её многое смущало в данной ситуации. Мужчина, о коем она ничего не знала, его цели, которые были сомнительны. Сделав глубокий вдох, девушка изящно поднялась из-за стола, плавно проходя к окну, выглядывая в него.
— Вы говорите о своих желаниях весьма много. — Холодно отозвалась Ламия, прерывая наконец молчание, — Однако не говорите главного. Я достаточно влиятельна сейчас, чтобы самой собрать “поводья”, мне не нужны для этого дешевые, или не слишком, девки. Тем более, мне не нужно чтобы кто-то другой давал мне преимущество. Это весьма ненадежно. — В какой-то момент в голосе девушки засквозил металл, она словно бы угрожала, где-то, неуловимо, между строк, — Подобные подарки всегда имеют свою цену и как правило этой ценой является влияние. Вы хотите иметь рычаг давления и я жду услышать прямой ответ. Для чего Вам нужен этот рычаг?
Обернувшись к Адриану, девушка заговорила уже мягче.
— Я полагаю, что наши гости могут быть голодны и желать чего-то большего, чем пирожные. Приготовь угощения достойные радушия дома Каюм-Рабах. И…
Она некоторое время смотрела на демона подле себя, раздумывая о том, желает ли закончить предложение. В конечном итоге, именно её верный слуга занимался получением необходимой ей информации,когда она указывала цель. Как ни крути, он имел право высказаться.
— Что ты думаешь по поводу предложения господина Сэйдрена?
Адриан внимательно слушал гостя. Он отчётливо ощутил тот запах, немного напоминающий аромат сандала, который исходил от Сэйдрена Люксурии некоторое время. Это вызывало едва заметные перемены на лице Ламии, но Адриан не был бы её лакеем, если бы не замечал таких перемен. К счастью, госпожа была девушкой способной и сумела взять себя в руки. Всё это время, она относилась к гостью предосудительно, но кто виноват, что Сэйдрен заглянул в этот дом в столь шумный и раздражающий Ламию день. Тем не менее, несмотря на контраст перемен в поведении гостя и исходящего от госпожи холода, Адриан продолжал выглядеть так, словно был всем доволен. Его улыбка была дружелюбной и только выразительный, хитрый взгляд мог поведать о лакее больше.
— Слушаюсь, моя госпожа, — ответил Адриан, слегка поклонившись ей.
— Мы не ждали гостей, — обратился лакей к Сэйдрену и его спутнице. — Потому, прошу прощения и дождаться пока я подам на стол что-нибудь более подобающее.
Адриан поклонился и собирался было уйти исполнять данные госпожой указания, однако Ламия застала его врасплох неожиданным вопросом, что вынудило её слугу остановиться.
— Я думаю, что торопиться не к чему. — честно ответил лакей. — Предлагаю Вам и нашим гостям обсудить все дела уже непосредственно за обеденным столом. — поделившись своим скромным мнением, Адриан в очередной раз поклонился и направился на кухню. Его путь пролегал как раз через гостей, потому, поравнявшись плечами с Сэйдреном, Адриан на мгновение замер. Его взгляд был устремлён вперёд, а доброжелательная улыбка так и застыла на лице.
— Оставляю свою госпожу Вам, господин Сэйдрен Люксурия, — мягким и плавным тоном произнёс Адриан, когда его взгляд сместился в сторону гостя. — Рассчитываю на Ваше благоразумие, а до тех пор - наслаждайтесь нашим гостеприимством. — закончив свою речь, лакей покинул зал.

+2

6

Сэйдрен проводил мужчину безразличным взглядом, не особо задумываясь о его словах.  Причина, по которой Сэй не обращал на него никакого внимания все это время, заключалась не в том, что он недооценивал его или не понимал, кто именно этот человек. Напротив, густая темная аура и кошачьи зрачки недвусмысленно намекали на его происхождение. Безусловно, всегда была вероятность ошибки, но Сэй был вполне уверен в своих выводах - этот парень и сам был демоном. А раз он демон и при этом так покорно исполняет все приказы этой женщины, значит без ее слова он и пальцем не пошевелит. Даже если Сэй и сотворит с его госпожой что-то, что тому не понравится, но она сама будет не против - что этот парень сделает?
С другой стороны, без какой-либо причины наживать врагов, сила которых к тому же неизвестна - поступок до крайности глупый, а Сэй всегда отличался излишней осторожностью.
-Леди Ламия - прирожденный политик, - с равнодушием сказал он, переведя взгляд на женщину у окна. - Даже в такой ситуации Вы распорядились подать обед, вместо того, чтобы напрямую заявить о своем желании все обдумать. Я искренне восхищаюсь Вашими навыками дипломатии. К сожалению, я не политик и не обучен вести подобные речи, предпочитая более прямолинейный и честный подход, - не моргнув и глазом, соврал демон.
-Ранее Вы спрашивали, зачем мне нужен рычаг давления. Но вы подходите к вопросу с точки зрения политика, коим я, в свою очередь, не являюсь. Нуждайся я во влиянии, я бы нашел кого-то с очень маленьким уровнем власти, кого-то, кто по сути никто. Я дал бы ему все, посадил на трон и управлял бы им как марионеткой. Но вместо этого я пришел к Вам, кто и без того рано или поздно получит власть в свои руки. Почему?
Сэйдрен наконец-то замолчал и слегка улыбнулся, давая время собеседнице обдумать этот вопрос, а затем, не позволив ей что-либо сказать, ответил сам:
-Потому что мне плевать и на власть и на влияние. Разумеется, это не значит, что я ничего не попрошу взамен. Просто наши с Вами интересы совершенно не пересекаются, поэтому оба мы лишь получим выгоду и ничего не потеряем. Что же до моих интересов...
Сэй прервался и, обнажив зубы в широкой улыбке, еще раз оглядел великолепное тело перед своими глазами. Однако, мотнув головой, отбросил ненужные мысли.
"Видимо, ментальное подавление теряет эффект. Слишком быстро на этот раз."
Сэй сосредоточился, стараясь не думать о лишнем.
Что до моих желаний, есть две вещи. Первое - это свобода. До тех пор, пока мои действия не угрожают Вашей власти или существованию Ваших владений, Вы должны обеспечить мне полную свободу во всех моих начинаниях, не ограничивая меня глупыми законами и прочей ерундой. Второе - информация. До тех пор, пока у Вас или Ваших разведывательных сетей будет какая-либо нужная мне информация, не представляющая для Вас угрозы, разумеется, Вы должны будете предоставить ее мне.
Не успев толком договорить, Сэйдрен обернулся и, схватив стоящую чуть позади него Амиэль за руку, притянул ее к себе, усадив на колени. Уже некоторое время изнывающая от возбуждения эльфийка чуть было не вскрикнула от радости, когда ее желания, казалось бы, начали воплощаться в жизнь.
Не обращая внимания на хозяйку дома, Сэй крепко обнял Амиэль правой рукой за талию, а левую запустил ей под одежду, нежно лаская кожу и грудь эльфийки. Закрыв глаза, девушка издала протяжный стон, а демон тем временем продолжил отрешенно говорить, даже не поинтересовавшись реакцией Ламии на происходящее:
-А пока Вы все обдумываете, позвольте мне кое-что пояснить. Очевидно, вы никогда не бывали в борделях и публичных домах, поэтому вы не до конца понимаете, какую пользу они могут Вам принести. Подобные заведения, даже элитные, существуют не столько за счет постоянных клиентов, сколько за счет гостей города. Это могут быть как купцы, так и различные послы, политики и просто влиятельные и богатые люди из других городов и стран. Для Вас это отличная возможность обзавестись знакомствами и связями не только здесь, но и далеко за пределами своей обычной сферы влияния. Уверен, Вы в курсе того, что внешняя политика ничуть не менее важна, чем политика внутренняя.

+2

7

Ламия слушала речь гостя, отстраненно всматриваясь в окно, чтобы отвлечься от раздражающих факторов. От изнывающего тела, что вдруг решило столь предательски подкинуть слишком человеческие желания. От мыслей, что поддаваясь этой перемене, начали оценивать мужчин и женщин в имении не с точки зрения их полезности, а с точки зрении смазливого личика. От этого девушке было откровенно мерзко.
Не то, чтобы полукровка отрицала свою людскую половину - вовсе нет. Она играла в ней часто, когда она желала среди ночи чего-то сладкого, словно всё ещё маленькая девчонка, какой она была в день появления в её жизни Самуэля. Или когда она проигрывала ему в шахматы и затем старательно скрывала, что дуется.
Нет, в Ламии было много человеческого, много страстей и слабостей, но она всегда старалась держать их в узде. А такой вещи, как плотское влечение - не испытывала даже в, так называемый, переходный возраст. Она просто не могла представить себя с кем либо, ведь ровни - не встречала.
Да и платонически её влекло сугубо к Адриану, ведь демон практически растил её с тех пор, как она призвала его, лишившись родителей. Он был ей и лакеем, и другом, и мечом - и кем угодно ещё, кем она только желала. А так же продолжал оставаться единственным посвященным в её планы и намерения.
Быть может, именно тот факт, что Ламия росла с ним не позволял ей сейчас задуматься о Адриане в контексте похоти, в коем она сейчас думала о гостях и знакомых мужчинах.
Однако Сэйдрен задал вопрос, и девушка тут же уцепилась за возможность ответа и раздумий, как за спасительный круг.
“Почему? Ох, божечки. Да чтобы вывести на доску новую фигуру - нужны невероятные ресурсы. И хоть чья-то поддержка. Никто не станет ставить на безвестную фигуру, если это не сулит невероятной выгоды. К тому же он очевидно расценивает рычаг давления, как сугубо способ приближения к власти, но это не так.” - Ламия чуть повернула голову в сторону мужчины, осмотрев того в очередной раз. Наверняка он бы так не раздражал её, если бы не появившиеся от его присутствия ощущения. И всё же хозяйка дома отделяла свои новые желания от сознания настолько, насколько могла. И сознание говорило ей, что мужчина не привлекает её сам по себе. Эгоистичный, властный, лживый трепач. Она имела дело с такими чуть ли не ежедневно и все они не вызывали в ней ничего, кроме равнодушия. Да, он был смазлив. Но что ей с того? Красивых мужчин много. Ещё больше красивых женщин.
-Что до моих желаний, есть две вещи. Первое - это свобода. - Наконец стал озвучивать Сэй то, что лежало за бравадой о различности интересов, словно имел понятия о её, - До тех пор, пока мои действия не угрожают Вашей власти или существованию Ваших владений, Вы должны обеспечить мне полную свободу во всех моих начинаниях, не ограничивая меня глупыми законами и прочей ерундой.
Ламия чуть нахмурилась. Она не просто так желала власти. Это было вовсе не услаждение потребности в повелевании кем-либо. Ей для этого хватало Адриана. А если бы захотелось ещё, она наполнила бы дом слугами и рабами. Она же желала власти, потому что была достойна её. Её поддерживали люди, поддерживали шейхи, она уже была близка к Халифу и его семье. И всё это было отнюдь не ради того, чтобы позволять кому-бы то ни было делать всё, что он хочет.
“Едва ли он хочет разбить чайную плантацию и печь печенье на сливочках.” - Не без иронии подумала девушка, возвращая лицу прежнее холодное безразличие.
- Второе - информация. До тех пор, пока у Вас или Ваших разведывательных сетей будет какая-либо нужная мне информация, не представляющая для Вас угрозы, разумеется, Вы должны будете предоставить ее мне.
“Должна буду? Вот так наглость! И это за бордель? Подобное предложение было бы уместно, если бы я не имела ни влияния, не связей. С другой стороны он и впрямь может быть в определенной мере полезен... ЧТО!?” - От омерзения и ноток зависти, чуждых самой Ламии, но не её телу сейчас, девушка закрыла глаза. Она не была против не запланированной встречи. Но её дом - не бордель, и коли Сэйдрен вдруг позабыл об этом, она была готова напомнить.
Дальше Ламия уже не слушала. Она злилась. Ярилась. Готова была призвать Адриана и спустить демона с поводка, наблюдая, как он порвет жертв в клочья.
“Остынь.” - Сказала она себе, лицо её по прежнему не выдавало ничего из бушующих в ней эмоций, - “Тебе нет нужды пачкать ковер кровью. Остынь. Остынь.”
Спокойствие возвращаться отказывалось, и тогда девушка решила направить агрессию в иное выражение. Конечно, она понимала, что в её состоянии криокинез может быть опасен - она может не удержать эмоции и они, вырвавшись наружу, устроят ледяной взрыв. Но как ни крути, а к этой области псионики у девушки был особый талант с детских лет.
Пушистые ресницы распахнулись, строгий взгляд остановился на, позволившем себе слишком многое, мужчине. Ламия была сосредоточена на одном единственном желании. “Остынь”. - Вновь звучало в её голове. И кожа демона, на руке и шее волной покрылась льдом.
Лишь после этого девушка смогла выдохнуть чуть спокойнее. Это будто остудило и её саму, позволяя наконец спокойно улыбнуться и мягким тоном, с едва уловимыми нотками металла сказать:
-Будьте любезны не превращать моё имение в бордель, любезный гость. А пока я закрою глаза на произошедшее недоразумение и сочту это минутной демонстрацией.

+1

8

Продолжая играться с телом эльфийки, Сэйдрен почувствовал леденящий холод, пронизывающий его кожу и впивающийся в плоть, словно тысячи плотоядных насекомых. Однако, подобная предупредительная атака со стороны Ламии, а затем и сказанные ею слова, вызвали лишь искреннюю улыбку на лице демона.
"Ха-ха-ха, может ли быть так, что эта красотка до сих пор невинна?" - думал он про себя, а сам тем временем поднялся, поставив Амиэль рядом. Недовольная таким поворотом девушка бросила  злобный взгляд в сторону Ламии, но, ничего не сказав, послушно отошла чуть в сторону.
  -Леди Ламия, из нашего короткого знакомства я уже успел понять, что Вы помешаны на контроле, хотя может быть сами и не признаете этого. Контроль окружения - это контроль собственной жизни, а контроль собственной жизни - это контроль над всем миром, если Вы понимаете, о чем я, - продолжая улыбаться, говорил Сэй.
  -Любая потеря контроля, должно быть, очень сильно злит Вас, не так ли? И прямо сейчас Вы чувствуете, что теряете контроль над самым главным, тем, что всегда принадлежало только Вам - над своим телом, над своими чувствами, я прав? - по мере того, как Сэйдрен говорил, его улыбка из теплой превратилась в насмешливую.
  -Не злитесь раньше времени, - бросил он, предвидев надвигающийся всплеск гнева женщины. - Это то, что называю контролем я. Самая мощная форма контроля, хотя и самая сложная и непостоянная - контроль чужих желаний, страстей и пороков. Хотя, то что происходит с Вами сейчас, не было моим намерением, но все же и в самом деле получилось неплохой демонстрацией, не так ли? Если даже Вы, хладнокровная и расчетливая женщина, опустились до атаки на этого скромного, будучи под властью неконтролируемого желания, лишь бы только вернуть этот самый контроль, то что уж говорить о более эмоциональных людях?
Говоря все это, Сэй отошел в дальний конец комнаты, опасаясь вполне вероятного приступа ярости у ее хозяйки. Было бы весьма неприятно, если бы она пострадала от собственной атаки, выпущенной на близком расстоянии, а вот в своих способностях избежать урона демон не сомневался.
  -То, что я предлагаю Вам, это не стать владелицей публичного дома. Их в этом городе и без меня навалом. Публичный дом - это просто площадка для промывания мозгов, приманка для подходящей добычи. Все самое важное и интересное всегда происходит за кулисами. Но сейчас Вы слишком взволнованны, чтобы как следует подумать о том, что я говорю. Как насчет того, чтобы мы сделали небольшой перерыв и успокоили наши желания? - в очередной раз ухмыльнулся Сэй, бросив выразительный взгляд на свою спутницу.

+2

9

Демон заговорил о контроле, на что Ламия безразлично качнула головой. На её лице вновь красовалась легкая, спокойная улыбка, а янтарные глаза внимательно смотрели на собеседника.
-Меня не злит потеря контроля. - Куда мягче чем прежде ответила девушка, - Но я не допущу пренебрежения и неуважения в свой адрес. Подобное поведение, я как раз считаю образцом перечисленного. И не смотря на это, смею заверить Вас, я не злюсь.
Знай Сэйдрен Ламию, он бы понял, что она и впрямь и не злится. Так уж повелось, что всякий, кто действительно когда-то злил девушку, умирал страшно и скоропостижно, а тело его более не находили. Кирхайс умел избавляться от неугодных его госпоже. А она вовсе не брезговала этим пользоваться.
Сама же полукровка предпочитала не пачкать руки и не терять лица. Даже то, что она позволила своего рода нападку на мужчину, было лишь способом обозначить границы дозволенного. Она не только сама не ощущала влечение к кому бы то ни было, но и находила подобные проявления на людях мерзкими.
- “Опустилась”, говорите? - Не без иронии поинтересовалась девушка, но не стала развивать тему. Она была куда выше высказываний подобного рода и, что говорить, она была хитра и не на миг не переставала анализировать поведение её гостя - Очень многие умеют контролировать свои страсти.
“А Вы этим умением очевидно не обладаете. Слишком много в Вас играет страстей. И коли так...”
Улыбка стала чуть шире, оголяя немного удлиненные клыки,что с алыми полными губами выглядело столь же пугающе,сколь притягательно, взгляд девушки теперь скользил по эльфийке.
“Сколь распущена. Позволять прислуге столь красноречивые взгляды - это говорит о плохом воспитании. Но и это на руку.”
Стук каблуков был мерным и ровным, девушка мягко ступала навстречу завершающему речь гостю. Она остановилась напротив, плавно поведя округлыми бедрами, взгляд её был надменным, в нем сквозил вызов.
-Полагаете, я взволнована? - Тихо, с томным придыханием спросила Ламия, заглядывая в глаза Сэю из под пушистых ресниц. - Запомните, любезный гость. - Девушка подалась вперед, так, чтобы едва не касаться губами уха собеседника и мужчина мог ощутить её теплое дыхание на собственной коже, - Я могу играть по любым правилам. Но в отличии от Ваших страстей, над своими я властвую безраздельно.
Затем девушка отступила назад, возвращая комфортную для неё дистанцию, а на лице её теперь играло леденящее безразличие.
-Вам предоставят комнату. И постарайтесь не представлять на месте своей игрушки меня. - Колкий взгляд вновь скользнул по эльфийке, после чего Ламия закончила, - К ужину я обдумаю Ваше предложения и обозначу свои условия. А сейчас.
Она обернулась к выходу, чуть повышая тон:
-Уба. Проводи гостя в его покои и позаботься о том, чтобы стол здесь был убран.
Дверь распахнулась и мужчина, что встретил эту странную пару первым, поклонился, приглашая гостей следовать за ним, вышел из комнаты.
Ламия же удалилась через другую дверь, под мерный стук каблуков и как всегда с гордо поднятой головой. Она намеревалась принять ванную, чтобы окончательно успокоить тело и мысли, а затем сменить наряд к ужину. Дампирша уже представляла, что действительно может получить от сделки и какие условия была намерена изменить, однако она всё же хотела выслушать мнение Адриана.
Как ни крути, а демон был одним из тех, кто воспитал её. Их мнения часто совпадали, но из привычки - Ламия всегда желала видеть поле игры целиком, а её слуга был одной из важнейших фигур на доске, она раз за разом слушала его. Так она чтила память об отце. Храня в памяти последний урок, полученный от него в день смерти.

Отредактировано Ламия (06-04-2019 21:53:52)

+2

10

Оказавшись в отдельной комнате и дождавшись ухода слуги, Сэй счастливо улыбнулся и выпустил тихий смешок.
  -Хозяин, Вы выглядите счастливым, - удивленно сказала Амиэль, успевшая слегка проветриться за это время. - Разве ситуация не скверная? Похоже, что эту мерзкую женщину будет не так то просто взять под контроль.
Сэйдрен повернулся к эльфийке и его улыбка стала еще шире. Положив руку ей на голову, демон нежно ее погладил, как глупого щеночка, который сделал что-то забавное.
  -Глупая, - мягко проговорил он. - Эту маленькую девочку контролировать даже проще, чем тебя.
Амиэль удивленно посмотрела на своего хозяина. Она определенно только что видела, что переговоры практически провалились, но ее хозяин говорил обратное.
Видя непонимающее выражение лица своей подчиненной, Сэй хищно оскалился и, схватив ее за руку, притянул к себе. Крепко прижав одной рукой за талию, второй он начал медленно снимать с эльфийки ее наряд, обнажая нежную гладкую кожу.
  -Эта маленькая девочка, - тем временем коварным голосом шептал он ей на ушко, - эмоционально застряла на уровне человеческого подростка. Причина, по которой она так резко противилась абсолютно всему, что я говорю, заключается не в ее несогласии или моей ошибке в суждениях. Все это вызвано лишь тем, что я с самого начала вызвал ее неодобрение, начав льстить.
  Сбросив последние элементы облачения эльфийки, Сэй с силой толкнул ее на стоящую у стены широкую кровать. Амиэль уже даже не слушала толком, что ее хозяин говорит ей, сосредоточив все свои мысли на происходящем. Однако демон не обратил на это никакого внимания. Он знал, что после она все вспомнит.
  -Эта девочка чрезвычайно горда и в самом деле помешана на контроле. Но при этом она так же бунтует против всего, что контролировать не в силах, в том числе и против собственной природы. Казалось бы, предвидеть результат ее внутренней борьбы с самой собой невозможно, что она может действовать абсолютно хаотично и непоследовательно, в соответствии с одной ей ведомой логикой.
Сэйдрен снял с себя ненужные более одежды и навалился на свою подчиненную сверху, прижав ее руки к мягкой перине, впившись губами в шею. Густой аромат с легкими нотками сандала сплошным потоком срывался с тела демона, заполняя собой все помещение и делая взгляд Амиэль все более и более размытым.
  -Но это и не требуется, - последние слова Сэй уже не говорил, а напрямую вкладывал в мозг потерявшей разум девушки, отпечатывая их в ее памяти. - В самом деле, невозможно заставить ее идти по проложенному нами пути, но это и не нужно. Достаточно просто подвесить морковку у нее перед носом и она сама ломанется вперед, прокладывая свой собственный путь к моей цели.
Больше Сэй ничего не говорил. Расслабив свой разум и позволив напрячься телу, он занялся своим излюбленным делом. Лишь приглушенные стоны и вздохи, порой доносящиеся из-за запертой двери, говорили о том, что в этом помещении действительно кто-то есть.

Отредактировано Сэй (07-04-2019 12:34:58)

+2

11

Указания госпожи исполнялись беспрекословно. Её слово для демона - закон. С тех самых пор, как он стал лакеем госпожи, Адриан почти никогда не сомневался в её приказах. Иногда они, беспорно, были безумными или безрассудными, но зачастую именно такие указания шли в угоду и радость демону. Само владение хаотичным созданием подразумевает безумие. Многие демоны служат кому-либо также, после пожирая их тела, души или забирая что-нибудь ещё, однако, случай с Ламией был воистину особенным. Адриану не требовалась душа госпожи, но он мог заполучить её, если девушка умрёт. Зачастую, демон так и поступал - пожирал тело умерших хозяев прежде, чем снова быть заточенным в проклятый браслет. В этом заключался смысл всей его жизни и этим самым он не позволял бывшим хозяевам жалким образом истлеть, как и все живые существа. Хуже могло быть только то, что кто-нибудь другой разинет свой рот на то, что ему не принадлежит. Но сейчас думать о таком повороте событий рано, если только любезный гость в лице Сэйдрена Люксурии не окажется достаточно дерзким демоном, коим он уже себя показал. К счастью для госпожи и для демона-гостя, разумеется, гостеприимство в этом доме было превыше всего, а Адриан не хотел запачкать, до блеска начищенное, серебро ножей и вилок в процессе уничтожения неугодных госпоже. К тому же, столовое серебро не так жалко, как само поместье, внутренние стены которого были отделаны из весьма дорогого красного дерева, не говоря уже об Гульрамских обоях и дорогих картинах. 
Лосось идеально сочетается со сметаной или любым соусом на основе сливок или сметаны. — негромко заключил демон, спокойным, неторопливым тоном, когда его нога ступила на порог кухни. Адриан любил говорить вслух или про себя. Иногда демон прибегает к помощи слуг, отчего сказанное вслух не уходят впустую, эхом по комнате или залу. Такую привычку он заработал, обучаясь работе лакея. Его госпожа была строга к нему и любое несоответствие её вкусам могло караться лёгкой словесной или даже немного силовой поркой. Конечно, такая порка не вредила Адриану и, тем более, не пугала его, но давала ясно понять, что он прокололся и нужно стать лучше.
Первым делом демон выловил две здоровые рыбёхи из специального, небольшого бассейна, где, собственно, некоторое время и жили недавно пойманные из вод Зелёного моря рыбы. Умертвив рыбу досрочно, только демону ведомым образом, без каких-либо физических повреждений, Адриан почистил и разделал продукт на филейные составляющие. Далее демон обжарил филе лосося в сметане, с предварительно обжаренным в оливковом масле мелко порезанным луком-пореем, в жаровне, добавив в сие дело разных местных и Гульрамских пряностей. Пряности из Гвионы Адриан не любил из-за слишком терпкого послевкусия, приправленного излишней соленостью. 
На десерт я подам драже, горячее красное вино  и зрелый Эмильконский сыр, а также свежие фрукты, покрытые сахаром, мёдом и сиропом. — было неочевидно, где народ Эмилькона, с его тягой к магическим искусством и чересчур южным климатом, делал этот сыр, отчего существовало подозрение, что тут не обошлось без колдовства, тем не менее сыр был действительно вкусным. Таким образом, можно было теоретически утверждать, что сыр являет собой МУП - магически усовершенствованный продукт.
Когда демон закончил готовку, он несколько раз демонстративно похлопал в ладоши сам себе. Он чуть было не покинул кухню, когда вспомнил нечто важное:
Ах да, чай… — выдохнул он, напоминая себе украсить горячий напиток лепестком Галад-Берской вишни в каждую чашку. Он понимал, что чай нужно будет подать в конце ужина, однако приготовил нужную порцию чайных листьев заранее.
Когда демон накрывал на стол, госпожи и гостя уже не было, потому никто не мог насладиться его великолепной грацией и сноровкой в этом, почти ювелирном, деле. С большой легкостью он сменил старую скатерть на новую из белого хлопка, украшенную причудливой вышивкой, которая изображала цветение местной красной орхидеи, а дополняли всё это дело крестовидные разнообразные узоры голубого оттенка. Дальше демон разложил посуду, до блеска вычищенное столовое серебро и поставив несколько канделябров из золота на стол. Только после всех этих манипуляций он подал блюда на стол. Игра в лакея сильно поглощала его, позволяя не думать о причудливом госте, да и это было неважно. Демон, повидавший всякое в мире, находил большое удовольствие в мельчайших деталях своей работы.
Сначала раздался стук. Адриан несколько секунд смиренно стоял подле покоев госпожи, а затем позволил себе войти. Он не боялся застать госпожу в неподобающем виде, поскольку итак видел уже всё ещё с самого её детства, а людские морали ему были безразличны, ведь он не человек и не сокрушался смущением, как и не занимался пристальным разглядыванием голых женских тел. Максимально непредвзятый, демон мог бы возлечь хоть с самим Имиром, хоть с Ниборнским жеребцом, прикажи ему госпожа, пускай последнее и прибавит ему несколько новых интересных ощущений на короткое время. Но к счастью или нет, Ламия обладала приличной долей благоразумия и дисциплины, таким образом используя силы демона на куда более полезные дела, чем всякие, по мнению людей, аморальные поступки. Впрочем, устранение неугодных, судя по всему, Ламия к аморальным поступкам не относит..
Всё готово, моя госпожа. — смиренной прохладой слетело с его уст, а затем лицо украсила легкая, довольная улыбка. — Рекомендую поторопиться, пока еда не остыла. — причина, по которой демон так говорил, заключалась в том, что в большинстве случаев демон приносил блюда прямо в комнату к госпоже или когда гости уже сидели за столом, однако, на этот раз, он приготовил блюда быстрее, чем гости успели сесть за стол - редко, но случается. — Чай, как и всегда, я подам в конце.

Отредактировано Адриан (08-04-2019 10:31:41)

+2

12

Покинув гостевую залу, девушка и думать забыла о своем госте, о коем мнение её было до крайности не высоким. Даже обсуждать возможность идти у него на поводу и давать хотя бы подобие власти над собой она не намеревалась.
Отдав приказ о том, чтобы ей наполнили ванную, она заранее избрала новый наряд, в коем планировала предстать на ужине и собрала волосы в высокий небрежный пучок.
Даже выбивающиеся из него пряди выглядели так, словно были задуманы ею и выбились ровно настолько. насколько им было это позволено. Теперь длинная шея девушки казалась ещё тоньше и изящнее, а плечи чуть острее. Потянув за шнуровку, девушка мгновенно избавилась от ненужного платья. Оно соскользнуло на пол шурша тканью, оставляя бледную кожу нагой и неприкрытой.
Супротив тому, что некоторые люди чувствовали себя без одежд некомфортно и уязвимо, Ламия же несла свою наготу с той же гордостью, что дорогие шелковые одежды и изготовленные на заказ украшения. Она не испытывала и капли стеснения или скованности.
Легко перешагнув платье, она прошла в соседнюю комнату, где её уже ждала прохладная вода с маслами. Смесь источала приятный, нежный лавандовый аромат, разбавленный терпкостью иланг-иланга. Оба растения были редкостью по меркам Галад-Бер и обходились весьма дорого. Впрочем хозяйка дома была убеждена, что женщина должна пахнуть вкусно и притягательно, не ради привлечения кого-либо, а ради дополнительного расположения. Мир ароматов - вовсе не последний в человеческом восприятии и удачное сочетание запахов располагает собеседника ничуть не хуже выпивки ударяющей в сознание.
Чистая кожа с легкими нотками цветов - помогает настроить на переговоры, расслабить и успокоить собеседника; с нотками молока и меда  - создать ощущения уюта и дома, расположить к беседе более вольной; пряность говорит о дистанции, угрожает и притягивает одновременно. В Ламии всё, даже аромат от её тела, были подчинены единственной цели: быть выше.
Погрузившись в воду она закрыла глаза, успокоенно выдыхая. Её тело вновь было в гармонии с её сознанием, и всё же она раздумывала о произошедшем.
“Любопытно… Увлекательная особенность. Если бы его, скажем, поймать, можно бы было попробовать узнать причину такового запаха. Быть может даже выделить его, как не крути, а подобный талант можно использовать…”
При мысли о закованном в цепи госте и экспериментах, на лице девушки отразилась леденящая улыбка, но было в ней что-то совершенно детское. Словно бы ей в руки попалась игрушка, которую можно было бы разобрать.
“Но, так или иначе, при этом таланте, сам по себе он очевидно не способен подстраиваться под собеседника. И это сводит его привлекательность к минимуму, если не к нулю.”
Поднявшись из воды, девушка не стала вытираться - это бы значительно скрало запах масел, она вернулась в комнату и вновь распустила волосы, беря со столика у постели гребень. Она легко расчесала их, и так же легко вплела несколько жемчужин, после чего приступила к облачению в новое закрытое платье из алого шелка с золотой оторочкой и длинным изящным золотым поясом, расшитым мелкими белыми бусинами и черным жемчугом.
Когда раздался стук в дверь, девушка была уже полностью готова и довольна собой.
-Славно. - Лаконично отозвалась Ламия, надев теплую улыбку так же легко, как иные надевают перчатки, - Тогда идём. Я крайне голодна.
“Если подумать… Ведь Адриан тоже довольно красив.” - Заключила Ламия, впервые оглядев слугу в этом ключе. Из-за того, что он растил её и был верным лакеем, карающим мечом, она не смотрела на него в подобном ключе и никогда сильно не задумывалась о том, как он выглядит, хотя и прежде гости дома отмечали красоту демона. Быть может, дело было ещё и в том, что она отлично знала не только его человеческое обличье, да и с характером его была знакома по-более того, что позволено было увидеть гостям.
“С другой стороны, когда я видела впервые его истинное лицо - оно меня так же не пугало. Его вид внушителен, он источает опасность и безумие. Но мне всегда доставляло удовольствие смотреть за ним в таком виде.” - Отметила девушка, но тут же отогнала столь странные мысли.
Она покинула комнату, даже и не намереваясь поднимать с пола ставший не актуальным наряд и вновь проследовала в гостевую, отдав Убе, что был неподалеку, ожидая возможности убрать наряд - ему были известны привычки Ламии не хуже, чем Адриану - оповестить гостей об ожидающей трапезе.
Мужчина тут же скрылся исполнять приказ.
Хозяйка имения же, спустившись, отметила приятный аромат исходящий от рыбы.
-Ты, как всегда, отлично постарался, Адриан. Запах восхитителен. - Янтарные глаза одарили демона теплым, одобрительным взглядом, после чего девушка заняла своё место во главе стола, ожидая гостей.

+2

13

Спустя какое-то время, Сэйдрен полностью привел себя в порядок и спокойно сидел на стуле в углу комнаты, полуприкрыв глаза и улыбаясь. Мысленно, он воспроизводил у себя в голове давно услышанные мелодии столичных музыкантов. С его практически абсолютной памятью, он мог слышать свои любимые произведения в любое время, даже находясь в полной тишине.
Сэй улыбался, полностью успокоившись и не думая о том, где он находится. В данный момент он был полностью расслаблен и как будто бы светился изнутри. Амиэль же напротив, словно выжатый лимон, все еще лежала на кровати и глубоко дышала, даже не предпринимая попыток встать и одеться. Однако на губах ее все же была заметна тень удовлетворенной улыбки.
Внезапно, тишину прервал стук в дверь. Поднявшись со стула, Сэйдрен мерным шагом пересек комнату и выглянул наружу, увидев перед собой все того же слугу, что и раньше.
"У нее что, нет других подчиненных?" - мелькнула в голове демона мысль, но тут же утонула в волнах безразличия. Спокойным взглядом Сэй смотрел на потревожившего их человека и просто молчал, ожидая, когда тот сам озвучит цель своего визита.
  -Госпожа ожидает Вас к ужину. Прошу, следуйте за мной, - немного замявшись и, памятуя о еще недавно доносившихся из комнаты звуках, не рискнув заглянуть внутрь, быстро проговорил слуга.
  -Пять минут, - бросил в ответ Сэй и, не дожидаясь реакции, захлопнул дверь.
Подойдя к обессилевшей девушке, демон подхватил ее за руки и слегка потянул на себя, помогая подняться.
  -Ами, одевайся, нам пора, - сказал он и, достав из своего пространственного кольца новый наряд, принялся помогать обессилевшей девушке одеться. Амиэль пыталась как-то справиться сама, но ее вялые руки просто путались в ткани, скорее мешая.
Наконец, борьба с хитроумной женской одеждой закончилась нелегкой победой демона и, слегка приобняв девушку за талию и позволив ей опереться на себя, Сэйдрен вышел из комнаты к ожидавшему их слуге. Молча кивнув, он дал тому знак показывать дорогу и, все так же прижимая к себе эльфийку, направился следом.
Едва войдя в комнату, где его уже ждала Ламия, Сэйдрен не смог удержаться от того, чтобы втянуть носом доносившийся до него аромат.
"О, а ручной демон этой девочки, похоже, неплохо готовит. Может, мне тоже завести такого?" - не удержался Сэй от ехидной мысли, бросив взгляд на лакея женщины, однако вслух произнес совершенно и иное:
  -Я искренне прошу прощения. Похоже, моя спутница не очень хорошо себя чувствует.
Улыбнувшись виновато, Сэйдрен провел Амиэль к стоящему возле стола стулу и аккуратно усадил ее на место.
  -С Вашего позволения, - демон слегка кивнул в сторону хозяйки, извиняясь таким образом за несоблюдение этикета, и, пододвинув еще один стул, уселся рядом.
Взяв со стола лопатообразный тупой нож и вилку с короткими зубьями, Сэй аккуратно отделил кусочек рыбы со стоящего перед девушкой блюда и поднес его прямо ей ко рту, намереваясь накормить. Слегка покрасневшая от смущения эльфийка порывалась перехватить столовый прибор, но, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением со стороны демона, вынуждена была отступить и покорно принять свою участь.
  -У нас был довольно долгий и непростой путь, - с улыбкой победителя на своем лице пояснил Сэй, повернувшись к Ламии. - Едва прибыв в город, мы сразу же поспешили нанести Вам визит, даже толком не передохнув. Я не ожидал, что моя спутница будет утомлена этим путешествием до такой степени, что даже не сможет самостоятельно стоять к концу дня.
Разумеется, Сэйдрен лаконично умолчал о том, что утомлена она была не столько путешествием, сколько последующим "отдыхом". Подобные подробности за столом были явно ни к чему, да и хозяйку интимные дела явно смущали до крайности.
Договорив, Сэй продолжил кормить Амиэль рыбой, аккуратно разделывая ее на маленькие порции. Сейчас на его лице не было и следа былых властности, эгоизма и похоти. Скорее оно было похоже на лицо заботливой мамочки, хлопочущей вокруг своей малолетней доченьки.
В последнее время демон все чаще замечал в себе это странное чувство удовлетворения, приходящее от заботы над обессилевшей эльфийкой. Когда она не может даже самостоятельно стоять или одеться, все ее тело вялое и ослабевшее и только сознание более-менее сохраняет ясность. В такие минуты Сэйдрен ощущал странное чувство полного контроля над чужой жизнью и судьбой, которого никогда не возникало в результате силового или ментального контроля. И это непонятное чувство было очень приятным. Приятным до такой  степени, что порой, к своему вящему ужасу, демон даже задумывался о том, чтобы завести с эльфийкой ребеночка.
Не то, чтобы у Сэйдрена до сих пор не было детей. Скорее, их были сотни по всему миру. Просто, все эти дети были где-то там, далеко, они не имели к нему никакого отношения. Это же намерение породить дитя было обусловлено желанием получить полную власть над живым и беспомощным созданием, взрастить его и воспитать, вылепить то, что будет угодно самому Сэйдрену, причем не полагаясь на магию.
В который раз погрузившись в подобные мысли, Сэй даже позабыл где и с какой целью он находится. С нежной улыбкой глядя на Амиэль размытым взглядом, он просто продолжал машинально кормить ее, не обращая внимания на окружение.

Отредактировано Сэй (08-04-2019 13:34:17)

+1

14

Совместно с Адрианом.
Долго гостя ждать не пришлось, он явился, прижимая свою вещь за талию и пустился в ненужные оправдания. Ламия не любила ложь, предпочитая промолчать, но остаться честной, однако мужчина перед ней явно был иного мнения. Он зачем-то стал оправдывать всё усталостью и дорогой, хотя в первую их встречу эльфийка была в состоянии совершенно нормальном и даже могла позволить себе злые взгляды в сторону владелицы имения.
Конечно, на сей раз Ламия не выказала раздражения, она вообще ничего не выказала, лишь равнодушно качнула головой, наблюдая за Сэйдреном.
Проявление заботы мужчины о его служанке так же не вызвало у девушки никаких чувств. Да, она находила подобное неуместным, впрочем - как и любое проявление личных взаимоотношений. Пусть девушка и не вступала в романтические связи, но она находила вещи подобного рода крайне сакральными и даже дружеские отношения с кем либо оставляла за закрытыми дверями. Тому было много причин и основная: "каждая привязанность может быть использована против тебя".
Девушка же не допускала возможности появления у себя хоть какой-то уязвимости.
Покуда гость занимался кормежкой с мечтательным видом, Ламия сама с удовольствием приступила к трапезе. Она ела изящно и неспешно, смакуя каждый кусочек нежнейшего филе. Девушка очень любила готовку своего слуги и действительно каждый раз наслаждаясь вкушаемой пищей и сложившаяся наконец тишина этому только способствовала. Лишь когда тарелка перед ней опустела, девушка обернулась к Самуэлю с теплой улыбкой.
—Ты превзошел сам себя, рыба была прекрасна. — Девушка умела далеко не только требовать и, когда демон делал что-то хорошо, всегда хвалила его. На эту похвальбу Самуэль или Адриан, как он предпочитал себя называть, как и всегда учтиво поклонился, демонстрируя лёгкую улыбку.
Затем она вернула внимание гостю, коего до сих пор словно бы и не замечала вовсе. Взгляд её был надменен, улыбка холодна.
— Если Вы закончили, я предпочла бы вернуться к делу. — Тон не допускающий возражений, четко расставленные интонации были холодными и жескими. Если бы словами можно было заморозить, температура в комнате бы упала до состояний, когда каждый из присутствующих мог бы стать частью ледника, — Прежде всего, я сразу скажу, что не дам Вам полной свободы от законов. Они созданы для защиты людей в моём наделе и в Халифате, и равны для всех. Если это Вас не устраивает: Вы можете уйти прямо сейчас.
Девушка жестом указала Адриану на дверь, предлагая с радушием отворить её перед гостями. Она не собиралась играть по чужим правилам, не собиралась танцевать под чужую дудку и не собиралась допускать ни малейшей угрозы своему народу от кого-бы то не было. А коли человек пришедший к ней желает нарушать законы - он уже проявляет себя, как угроза. И всё же ей было что предложить ему, как возможному союзнику, коли он решит остаться.
В ожидании ответа, девушка стянула с блюда виноград, законно считая, что переговоры не должны мешать трапезе.
Адрин знал, что причина возражения госпожи кроется не столько в госте и его просьбе, сколько в деталях. Гарантировать полную независимость от законов Ламия не могла, поскольку некоторые органы власти в городе независимы, а городом всё ещё правит могущественный эмир, не говоря уже о том, насколько его госпожа чтила законы и контроль сама по себе. Госпожа Адриана обладала львиной долей влияния, дабы оказать свою поддержку нуждающимся, однако…
— Надеюсь, Вы понимаете, что проблемы вашего борделя могут стать проблемой и этого дома. — неожиданно слетело с уст демона. — Вы можете основать бордель, но если там начнут пропадать люди, влиятельные господа начнут резко менять свою политику, или будет веять тёмным колдовством, то никто в этом городе не сможем помочь вам. — демон выражался предельно ясно, но по его пристальному взгляду было видно, что это ещё не всё.
Ламия кивнула, словно бы самой себе. Ранее она спрашивала мнение Адриана, а потому не была удивлена его вступлением.
— Было бы неловко оттого, что чужие носы через ваш бордель могут выйти на этот дом. Галад-Бер весьма пёстрый на религии, культы и разные социальные и прочие культуры город, однако официально некоторые вещи из вышеперечисленного находятся вне закона и единственным для вас преимуществом в таком случае является то, что за сим делом не следят пристально. В Ваших же интересах уточнить как можно больше деталей касательно вашей просьбы, тем более, раз в этой просьбе был упомянут закон... — закончил Адриан, некоторое время разглядывая эльфийку холодным, оценивающим взглядом. Разумеется, всегда можно было обратиться напрямую к эмиру… но не демону и тем более не с подобной просьбой. Галад-Берд не Таллинор - тут не жгут тёмных созданий, но выдворят за пределы города без зазрения совести, если смогут, разумеется.
Улыбка на губах Ламии вновь потеплела. Она и без того знала, что лакей поддержит её настроение касательно сей сделки, и всё же его преданная защита её репутации не могла не радовать.

+1

15

Сэйдрен аккуратно вытер губы своей подчиненной и уселся прямо, со всем вниманием слушая слова Ламии и Адриана. Ну или, по крайней мере, делая вид.
Его последняя провокация явно не удалась, но дала очередную порцию пищи для размышлений. Кажется, эта юная особа перед ним и в самом деле не переносит открытого выражения эмоциональных привязанностей, но при этом ставит дело превыше своих собственных недовольств. Дразнить Ламию действительно было весело, но вот этот злобный черт рядом с ней портил своим присутствием всю игру.
Сэйдрен не стал особо сильно задумываться над словами своих собеседников, ведь на самом деле ему не было никакого дела ни до здешних законов, ни до информационной сети этой девочки. В конечном счете, он ведь даже не планировал задерживаться в этом городе, так какое ему может быть дело до местных законов? Все его так называемые "требования" с самого начала были надуманными, Сэй еще не настолько отупел от разгульной жизни, чтобы с ходу вываливать мотивы своих действий первому встречному. На самом деле, даже сидящая рядом Амиэль не была в курсе его истинных планов.
Тем не менее, раз уж начал игру, то следует вести ее до конца. Позволив тени недовольства мгновенно промелькнуть по своему лицу, Сэй нацепил на него фальшивую улыбку и мягко ответил:
  -Вы не должны сильно переживать по поводу законности этого заведения. Все девушки, которые будут работать в нем - иностранки. Более того, каждая из них занимается этим делом по собственной воле, с любовью и самоотдачей. Мы не держим рабов, как это делают некоторые другие подобные заведения. Тем более мы не держим кого-то против воли, все наши работницы полностью свободны и вольны уйти в любой момент, - пояснил Сэйдрен, забыв, однако, упомянуть о политике промывания мозгов ментальной магией. - Что касается вышеозначенных условий, то, разумеется, как и в любой сделке, торг здесь уместен. Раз Вы не желаете удовлетворить, частично или полностью, этот мой запрос, я полагаю, Вы готовы предложить какую-то альтернативу?

+2

16

Мужчина, не получив ожидаемой реакции, наконец успокоился и стал вести себя подобающим образом. Ламия с удовольствием отметила это для себя, и всё же не стала уделять перемене много внимания.
С ним всё так или иначе было ясно, а в голове девушки хватало вопросов насущных. В конце концов, но вассальных ей домов хватало, а затянувшийся сезон дождей, окончанию которого были посвящены празднества - немало снизил шансы на богатый урожай, побив первые цветения. Это значило, что на торговлю фруктами и травами можно было не рассчитывать, нужно было озаботиться тем, чтобы её людям самим было что есть и открытие барделя этому не сопутствовало. Шлюхами сыт не будешь.
-Вы не должны сильно переживать по поводу законности этого заведения. Все девушки, которые будут работать в нем - иностранки.
Ламия холодно улыбнулась на это замечание.
"И впрямь, к чему переживания? Кормить ещё и каких-то иностранок." К тому-же её смущало, что речь только о девушках, она закрыв глаза, могла бы назвать сходу этак пять знатных наследников, не брезгующих и мужским обществом.
-Более того, каждая из них занимается этим делом по собственной воле, с любовью и самоотдачей.
Девушка безразлично отмахнулась. На её взгляд: "Уж лучше бы они так землю разделывали, чем ноги раздвигали, или, скажем, изучали искусство, писали картины, давали концерты…"
- Мы не держим рабов, как это делают некоторые другие подобные заведения.
-Я не имею ничего против рабов. - На сей раз Ламия высказала мнение на довольно спорный плюс.
Рабство на востоке было не ново и откровенно приносило плоды, составляя немалый экономический пласт. К тому же уже по эльфийке владелица дома поняла, что этот мужчина если не сам влияет на сознание жертв, то делает это с чьей-то помощью, а подобный метод дампирша не одобряла. Как минимум потому, что все подобные изменения можно обратить при должном умении, а как максимум - если это вскроется, то будет сочтено преступлением. С рабынями же было проще: клеймо, документ на собственность - и тебе нечего предъявить. Хотя сама Ламия рабов не держала, а среди её земледельцев была пара освобожденных - весьма трудолюбивых.
Конечно, Ламия не стала ничего озвучивать или пускаться в размышления. Было достаточно её понимания ситуации. На ней была ответственность перед её людьми и единственный реальный плюс из этой затеи был экономический прирост, который, опять же, мог облегчить последствия неурожайности.
- Прежде прочего, я могу предложить Вам территорию, помещение и влиятельную клиентуру. Исключительно влиятельную. Просто бордель… их слишком много, я не заинтересована в излишней грязи. Однако не в одном из барделей не станет отдыхать наша знать. Согласитесь, проще купить рабыню для утех, чем таскаться во всеобщее обозрение к шлюхам, во вред собственной репутации. Именно поэтому заведение будет приватным, все происходящее в его стенах должно в них и оставаться, за исключением информации, которую я, возможно, захочу узнать. Если вы представите достойный товар, не лесных или морских эльфиек, - последнее условие девушка выделила интонационна и впервые внимательно посмотрела на гостя.
Она знала природу эльфов, имела с ними дело и восхищалась их достоинством. Ламия понимала, что увидь приезжий эльф свою дальнюю родственницу, подавшуюся в шлюхи -  что им не свойственно - возникнут закономерные вопросы.
-За этим я совершенно определенно буду следить. - Закончила она мысль, а затем заговорила с привычным безразличием, - Вы получите здесь определенную независимость, положение, протекцию и земельный надел в пределах моих владений. Место я предоставлю Вам выбрать самому и даже посодействую с обживанием земли, ресурсами и рабочей силой. Таким образом у Вас всегда будет собственная земля, куда Вы сможете вернуться и развлекаться в рамках её территории, как пожелаете, покуда это не скажется на моей репутации, к тому же Галад-Бер независимая страна и покуда союзов по выдаче...своих вассалов - не имеет. Если же Вы сочтете землю ненужной, то можете сдать её, получать прибыль с этой земли в полном объеме и частичную прибыль с вашего заведения. Разумеется Вы будете числиться его владельцем и в дела происходящие там я буду вмешиваться лишь в случае крайней необходимости.

+1

17

-Я не имею ничего против рабов.
Услышав эти слова, Сэй сразу же вспомнил бытность свою работорговцем и улыбнулся. В те времена он нередко видел, как такие "не имеющие ничего против" очень сильно жалели об этом. В конечном счете, раб как правило не кто-то верный и преданный, а самый главный враг своего хозяина. Будь у него смелость и возможность, он непременно сделает все, чтобы как-то навредить. И даже магические средства контроля - далеко не гарант безопасности. В прошлом его организация по торговле рабами нередко подсовывала покупателям своих "верных" рабов в качестве шпионов или диверсантов.
Тем временем, продолжая беседу, Сэй услышал еще больше деталей, раскрывающих забавное мировоззрение своей собеседницы:
  -Согласитесь, проще купить рабыню для утех, чем таскаться во всеобщее обозрение к шлюхам, во вред собственной репутации.
Если бы все действительно было так просто, как бы вообще до сих пор существовали подобные заведения? За исключением дешевых притонов для бедняков, у которых просто нет средств для покупки и содержания рабов, все прочие публичные дома давно бы разорились. Даже путешественникам гораздо дешевле было содержать девушку и таскать ее с собой, как это делал сам Сэй, чем тратиться на дорогостоящие элитные бордели.
Однако, подумав немного, демон понял - с отношением Ламии к проявлению чувств, она просто не понимает смысла существования таких заведений, считая их местом удовлетворения похоти. У нее просто недоставало опыта в этом вопросе.
А вот дальнейшее развитие беседы, хоть и было вполне ожидаемо, но все же заставило демона слегка разочароваться в образе мышления своей собеседницы.
Криво улыбнувшись на последние слова Ламии, он со смешком ответил:
  -Я просил у Вас свободу, а в качестве альтернативы ей вы предлагаете мне цепь?
Со стороны девушки это может и выглядело, как нечто достойное упоминания, но вот на взгляд демона, она предлагала ему собачью будку и цепь с ошейником. Не хватало только титула в качестве бирки для полноты картины. И это даже не упоминая про то, что его условно поставили на место "вассала".
  -Позвольте отказаться. Я не имею намерения каким-либо образом привязывать себя к этим землям и ставить себя в зависимость от, - Сэй выдержал короткую паузу, прежде чем продолжить, - местного правительства. И уж тем более я не нуждаюсь в деньгах.
Сэйдрен отвернулся и закрыл глаза, сделав вид, что размышляет, а сам тем временем мысленно напевал какую-то дурацкую песенку, мимоходом услышанную в придорожном трактире.
  -Забудьте об этом. Предлагаю обоим сделать шаг назад по этому вопросу. Как насчет права на свободный проход? Дайте мне и моим подчиненным провозить груз через Вашу территорию без досмотра и пошлин. Я же в свою очередь гарантирую, что он не задержится и не будет продан здесь. До тех пор, пока Вы не станете выяснять содержимое груза, я буду более чем доволен. Что скажете?

+2

18

Чем больше Сэйдрен Люксурия говорил, тем сильнее глаза Адриана пылали неким непомерным любопытством, будто он был способен извлечь из всего этого свою выгоду. Однако, пока глаза с интересом наблюдали за необыкновенным гостем, уста демона хранили постоянную доброжелательную улыбку. Примерно с такой же улыбкой он мог бы оторвать голову человеку… во благо госпожи, конечно же. Ламия уверенно и легко оперировала той информацией, которой обладала, но досада гостя, выраженная в его кривой улыбке, явно намекала о некотором сомнении касательно верности или правдивости суждения девушки. Впрочем, не стоит сомневаться в маниакальных и садистических наклонностях Адриана, который получает свою долю удовольствия даже оттого, что кто-то не принимает взглядов и убеждений его госпожи. Касательно города, его уклада и мышления людей, демон очень давно имеет свои взгляды, которые меняются изо дня в день, из года в год в зависимости от обстоятельств. Но он не мог выразить даже той частички мнения, которое мог себе позволить без приказа госпожи, однако отметил, что сомнения Сэйдрена обоснованы, как и то, что госпожа отчасти также была права. Во всяком случае, большинство борделей нередко и не просто так располагались поближе к береговой линии, так как являлись излюбленным местом для уставших после долгого плавания моряков, которые не могли позволить себе личную рабыню, но могли позволить одну хорошую девушку на ночь. Что до вкусов и предпочтений знати, то это куда более тонкое и индивидуальное дело, со своим менталитетом и взглядом на жизнь, кочующий от города к городу. Таким образом, зная Галад Бер, Ламия имела полное право утверждать, что знать здесь предпочитает “личную свиту”, нежели местные бордели, когда как в каком-нибудь Гульраме или Лирамисе может быть всё иначе, но… не одна из сторон - ни Ламия, ни Сэйдрен -, даже не намекнула на традиции и культуру, которой могут обладать бордели в том или ином городе. Чего уж там говорить, если существуют подобные заведения, где “жрицы любви” больше служанки или собеседницы, нежели ублажательницы слабой человеческой плоти. Всё относительно и от этой относительности развивался весь интерес демона к данному делу, поскольку для древнего существа жизнь очень приятна, если происходящие в ней события максимально непредсказуемы.
Ламия же выслушала гостя с очевидным разочарованием. “Он и впрямь думает, что нужен мне в качестве вассала?” - девушка лишь безразлично отмахнулась на замечание Сэя о поводке. Он очевидно переоценивал свою ценность в этом отношении. Она предлагала ему привилегии статуса, свободу на её земле, но не требовала ни подчинения, ни верности. В общем-то она уповала на то, что он уйдет и более, вероятно, не вернется, имея возможность свободно вести свои дела через кого-то. И статус здесь лишь предлог - удобное объяснение таковых привилегий. Впрочем, она не собиралась убеждать мужчину, которому на её вкус не доставало хитрости и умения оценивать картину целиком. Однако гость отказался, вновь сводя всё к некоей сомнительной деятельности.
Ламия скучающе посмотрела на Адриана, она очевидно теряла интерес. Её не интересовали бордели, об интимной жизни своих… статусных знакомых она обладала достаточной информацией, и о взятых ими содержанках, и о рабынях, и о любовницах. И знала, почему те не пользуются услугами борделей. Что до приезжих торговцев, то её мало волновало куда и к кому они ходят, а борделей на территории Галад-Бера уже и так было два - хватало.
Чувствуя окончательное нежелание возиться в грязи, коей становилось всё больше, а причины действительно хвататься за неё не имелось, Ламия решила поступить так, как привыкла в подобной ситуации.
Адриан. Контрабанда по твоей части. — Девушка холодно обозначила то, что именно демону заканчивать эти переговоры. Это был не только каприз, но и логика. Именно Кирхайс контролировал для Ламии деятельность подпольных организаций и теневой стороны рынка, если уж их гость желал в ней место, то именно Кирхайсу было должно решать, насколько это исполнимо.
Слушаюсь госпожа, — ответил Адриан, легко поклонившись. — Но, — демон с довольным и хитрым лицом обернулся к Сэйдрену Люксурии. — Позвольте для начала мне подать на стол чай и только потом, когда ужин подойдёт к концу, я посмею изложить свои мысли. — с этими словами Адриан ещё раз поклонился и зашагал в сторону кухни. Его манера движений была лишена какой-либо суеты, а походка была ровной и уверенной, как подобает слуге уважаемой всеми семьи.

Отредактировано Адриан (17-04-2019 22:47:51)

+2

19

Сэйдрен с легкой улыбкой на лице проводил взглядом ушедшего слугу и вновь перевел свое внимание на Ламию.
На самом деле, все это уже порядком утомило ленивого демона, привыкшего проводить свое время в праздности и безделье. Общаться с женщиной, тем более с красивой, на деловые темы было выше его сил и прямо сейчас ему уже хотелось все бросить, сгрести в охапку свою спутницу и утонуть вместе с ней в пучине разврата в каком-нибудь злачном уголке города. И если бы здесь был кто-то, кто более или менее был знаком с характером Сэйдрена, он бы очень сильно удивился его выдержке и сдержанности, которые вовсе не были ему свойственны. Вот только было ли это вызвано необходимостью успешного завершения предприятия или все же присутствием того древнего демона-слуги, что постоянно маячил перед глазами похотливого гостя?
-Хорошо, - слегка кивнув, проговорил Сэй. - Тогда что насчет второго пункта?
По взмаху правой руки, из пространственного кольца Сэйдрена как по волшебству показалась небольшая записная книжка, обернутая черной кожей и с выгравированным на обложке красным символом необычной формы. Раскрыв ее на закладке, он быстро начал что-то записывать, как будто бы внезапно осененный пришедшей в голову идеей, бросая мимолетные взгляды на Ламию в ожидании ответа. И если бы в этот момент кто-то заглянул ему через плечо, увидев содержимое книжонки, жизнь незадачливого демона вполне могла бы скоропостижно оборваться.
Закончив корябать свои заметки, Сэй аккуратно убрал записную книжку обратно в кольцо и сосредоточил все свое внимание на собеседнице.

+1

20

Ламия наблюдала за гостем безучастно и даже скучающе. Тот оторвался от эльфийки, это было славно, а в остальном… в остальном разговор двигался по кругу.
—  Я не намерена пытаться узнать, что вы провозите. —  Обозначила девушка свое отношение к последнему вопросу. Хозяйка дома не была заинтересована в том, чтобы пачкать руки. Она имела безупречную репутацию и не просто так. Конечно она заботилась о том, чтобы контролировать преступность и скрытые рынки, но контролировала их всегда чужими руками, а именно - руками Адриана.
Демону эта деятельность подходила идеально. Прежде всего ему доставляло удовольствие плести интриги, создавать всевозможные группировки, служащие его целям, а вместе с тем и целям его Госпожи. Это увлекало лакея, радовало его. Было равносильно игрушке в руках ребенка и Ламия с удовольствием позволяла своему слуге тешить себя подобным образом.
Однако в данной ситуации, она могла дать Сэйдрену слово.
—  Ни я, ни мой слуга не станем вмешиваться в вашу “торговлю” и пытаться узнать о товаре.
Адриан вошел в комнату, играюче держа широкий круглый поднос, на коем покоились чашки чая, украшенные долькой лимона и листочком мяты,  хрустальное блюдо с рахат-лукумом. Он выставил чашки на стол, сначала перед гостем, а затем перед собственной хозяйкой. Данное ей слово не вызвали на лице демона и капельки эмоций. Даже если он и считал решение неверным, сказать по нему это было решительно невозможно. Заняв место подле госпожи, Адриан наблюдал, как девушка делает глоток горячего напитка, после медленно удовлетворенно кивая. Она была довольна тем, как раскрывалось плотное тело напитка, как играли молочные нотки со вкусом коры дерева и свежестью мелиссы. Едва уловимая мягкая улыбка на губах стала наградой лакею.
—  Так, Адриан, насколько возможно организовать нашему гостю место в подпольной торговле? —  Поинтересовалась брюнетка, аккуратно беря угощение с блюда и надкусывая, демонстрируя белоснежные, чуть длиннее человеческих, клыки.
В её голове вновь были проблемы и дела насущные. Она раздумывала о решениях торговых вопросах и способах избежать голода среди своих крестьян, думала о том, что делать с ежегодными летними набегами шефанго и о том, что нужно будет найти нового штатного лекаря.
— Настолько, чтобы гость чувствовал себя комфортно, — спокойно ответил демон, переведя пустой поднос в вертикальное положение и уместив его под левой подмышкой и придерживая соответствующей рукой. — Но как долго будет длиться комфорт - зависит исключительно от гостя.— на лице демона заиграла лёгкая ухмылка, а его взгляд на миг стал пустым и направлен в сторону висящего на стене гобелена. — И такое возможно, если гость, разумеется, не поскромничает на “небольшие” налоги.
Ламия невольно улыбнулась, она ожидала подобного заявления от демона и совершенно не ограничивала его манипуляции на этом поле. Это была его вотчина, в которую она вмешивалась лишь в случае крайней необходимости.
Пост написан совместно с Адрианом.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Сделка.