http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » КРИМЕЛЛИН » Окрестности города


Окрестности города

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://www.wallpaperup.com/uploads/wallpapers/2015/06/15/722807/f536177e221684d13465bbedf1fa31e3-500.jpg


Здесь проходит несколько трактов и тропок, ведущих в город и из него. Потемневшие от времени деревянные указатели, заброшенные постройки и дорожные святилища. Луга, рощицы, поля, виноградники, покосы, пасеки и родники, сливающиеся в мелкие, журчащие по камням речушки. Одинокие хутора и деревушки, мельницы, кузницы и дешёвые постоялые дворы, которые, конечно, не сравнятся с городскими, но накормят в них точно не хуже.

Отредактировано Амарилла (24-02-2019 21:09:53)

0

2

Алхимическая лавка ==>>
Конь нервно всхлипывал каждый раз, когда огромная фигура оборотня оказывалась рядом. Чувствовала животинка в идущем рядом рослом мужчине хищника опасного и сильного, но тут полуорк ничего поделать не мог. В коляску он садиться не стал - та и так поскрипывала на каждом ухабе из без лишних десяти пудов веса зеленого тела. Солнце припекало лысую, начавшую зарастать коротенькими серо-бурыми волосами, голову, но сбривать их по привычке, полученный на юге, он не стал. Лишь протер массивный подбородок рукой, пробегаясь пальцами по длинным шрамам, уходящим в густую щетину, и хмуро глянул по сторонам.
Вообще, весь он здесь и сейчас казался более уместным, чем где бы то ни было еще. Длинные сильные ноги легко разменивали лигу за лигой, не ведая усталости и печали. Могло бы показаться, что и бедный, косящий большим карим глазом в окружении длинных ресниц жеребец был им не нужен, ведь мощный великан мог легко заменить тягловую силу одной лошади. А может - и не одной. Но кто бы рискнул предложил этому клыкастику впрячься в телегу? Мало кто.
Впрочем, сам Хат не видел в этом ничего такого, и будь нужда, легко потащит за собой и эту телегу, и еще несколько. Он не был гордым настолько, чтобы чураться любой работы. Но был жадным до знаний и бесед с умными людьми, становясь особенно разговорчивым, когда видел в собеседнике кого-то, обремененного богатым содержимым памяти и черепной коробки. Но пока он просто шел и напевал себе под нос песни, написанные в странные периоды жизни.

В лабиринте открытых дверей,
Где каждый то ли нелюдь, то ли зверь;
И кто друг, а кто враг уж не понять.
А Смерть уходит спать…
А Смерть уходит спать…
А Смерть уходит спать…
Опять!
И мерный стук копыт за спиной,
То Спящий сам идет за тобой.
И как бы не спешил, не убежать.
А Смерть уходит спать…
А Смерть уходит спать…
А Смерть уходит спать…
Опять!

Тихий, низкий, рокочущий голос заставлял вибрировать сердца. В нем не было ни мелодичных трелей эльфийской звуковой чистоты, не было мягкости нимф с их песнопениями, не было даже какой-то громкой веселости гномьих побратимых песен. Сложно было назвать его красивым. Сложно было вообще его сравнить с чем-то, ведь там, за обертонами и вибрациями слышался и лязг оружия, и боль потерь, и горечь опыта. Можно было услышать и рокот бурь морских и наземных. Обжигающий жар пустынь и голодный холод северных гор... Там, в каждом слоге играла печаль рухнувших надежд, но...

    В этом лабиринте
    Куда вы взор не киньте –
    Лица, лица, лица…
    От тех, кто идет за нами,
    Меся пыль сапогами,
    Не скрыться, скрыться, скрыться…

Но еще в них крылось и много другое. Радость от законченного дела. Теплый шелест ветра дальних дорог, ведущих куда-то, где будешь счастлив. Приятный гомон людных городов, наполненных ощущением праздника. Уют очага и треск пламени в нем. И где-то там, почти на краю слышимости - желание счастья. Но не себе.

В лабиринте открытых дверей
Никого не проси, никому не верь,
Хоть смысла нет кривляться или лгать.
Ведь Смерть уходит спать…
Ведь Смерть уходит спать…
Ведь Смерть уходит спать…
Опять!
А ты зайди в распахнутую дверь.
И сердце приготовь для потерь.
Пришла пора других спасать…
А смерть уходит спать…
А смерть уходит спать…
А смерть уходит спать…
Плевать!!!

И вот тут, хоть мелодия и оставалась той же, но создавалось впечатление, что меняется само настроение песни, устремляясь куда-то ввысь, к небесам.

    В этом лабиринте
    Куда вы взор не киньте –
    Лица, лица, лица…
    А тем, кто идет за нами,
    Меся пыль сапогами,
    Придется посторониться.

Отредактировано Хатрак (15-12-2018 22:17:46)

+1

3

7 ноября 10606-го года. Утро.
Алхимическая лавка ==>

Перебирая вожжи в руках, Есфирь притихла на краю повозки. Она тоже с удовольствием прошлась бы пешком, но со своей хромотой только задерживала бы их. Ничего, нога уже почти перестала болеть, скоро можно будет начать её разрабатывать. К весне снова можно будет бегать вприпрыжку.
Хатрак пел необычно, Фира никогда не слышала таких слов и мотивов. Вернее, слова-то были знакомые, но складывал их орче как-то по-особенному, непривычно и даже не сказать, что красиво, а скорее проникновенно. От них появлялся некий внутренний трепет и замирало дыхание.
- А я всё гадала, каковы же песни такого необычного барда, - качнула она головой, когда Хат замолчал, - и всё равно не угадала. Я росла совсем на других… Ну, знаешь, вроде "Печали Ирминэ".

Свою печаль испив до дна
В хрустальной неба вышине...

Свою печаль испив до дна
В хрустальной неба вышине,
Сгорая падает звезда,
Тебе напомнив обо мне.

Вот так и я сейчас горю,
Как та далёкая звезда.
Я свой полёт тебе дарю,
Сгорая в небе навсегда.

Когда-нибудь узнаешь ты,
Взглянув на тёмный край небес,
Как я сорвалась с высоты
И как во тьме мой след исчез.

У Есфирь был высокий, приятный голос, но петь она не умела совершенно. Разве что колыбельные, но уж это-то, пожалуй, сумеет любая женщина. Поэтому алхимик даже и не пыталась вспоминать мотив, а просто прочитала строки о запретной эльфийской любви со стихотворным ритмом и выражением. И, надо заметить, чтец из неё получился бы куда лучший, чем певица.
- Твои более тяжеловесные и образные, - Фира запнулась, она знала, как важна для автора похвала, но и обманывать Хатрака не хотела. – Не скажу, что мне понравилось, но я понимаю, о чём они. Ты просто не оставляешь возможности не понять этого.
Пока она осторожничала и прикидывала, как передать чехарду своих переживаний, повозка вкатилась на очередной пологий холм. Дальше по дороге у обочины лежала перевёрнутая телега. Из-за пожелтевших и высохших высоких травяных стеблей невозможно было ничего толком рассмотреть, но рассыпавшиеся аж на дорогу ящики явно не сулили ничего хорошего. Они лежали здесь не дольше, чем с прошлого вечера, иначе их бы уже убрали, чтоб не мешали проезду.
Тихо ахнув, Фира щёлкнула заленившегося было жеребца вожжами по крупу и повозка шустро скатилась в низину. Теперь стало очевидно, что перевёрнутую телегу бросили здесь не из-за сломанной оси или какой-то иной поломки. Лошадь лежала здесь же, какой-то большой зверь, а может и не один, отъел от неё нижнюю половину. Ящики, в которых, судя по всему, везли домашнюю птицу, тоже большей частью были раздавлены и переломаны.
- Боги всемилостивые… - выдохнула под нос обычно не слишком-то набожная Фира.
Опасаясь самого худшего, она торопливо соскочила на землю и тут же схватилась за правое колено, зашипев от боли. Ходить без трости ей ещё было рановато, а уж скакать и подавно.
[NIC]Есфирь Найне[/NIC][AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/4g44jfn1gdjh7ac/Фира.jpg?dl=0[/AVA][STA]Путеводная звезда[/STA]

+2

4

Великан лишь хмыкнул в ответ на ее слова о своем творчестве. Все-таки до эльфов и их стихов ему было далеко, но он и не стремился стать таким, как они. У них - своя правда, у него - своя. И это отлично чувствуется, стоит положить рядом хотя бы то, что читала сейчас его спутница, и то, что писал он сам. Быть милым всем - это не его путь и не его мечта.
Он хотел в первую очередь остаться собой.
-Когда-то давно… я знал одну эльфийку, которой тоже писали подобные стихи. И я сам писал, - он задумчиво потер шею, где еще еле-еле проглядывал старый рубец от чего-то, сильно напоминавшего след пеньковой подруги, провожающей в последний путь. - И они сильно по настроению похожи были на то, что ты сейчас исполнила.

Зимний сумрак. Тишина.
Ветер шепчет среди крыш:

Его голос уже не играл стальными нотками, расцветая совсем другими красками. Будто бы там, в глубине души еще что-то теплилось от той стародавней истории, где, как легко было понять, смешались не только счастье, но и грусть, печаль и боль. Низкий, обволакивающий, создающий атмосферу уюта и какого-то тепла тембр был особенно прекрасен, когда он говорил эти строки, обращенные к неизвестной эльфийке из далекого зимнего вечера.

"Ты один. Она одна,
Что же ты к ней не спешишь?
Что ты прячешь гомон чувств?
Почему скрываешь боль?

Вопросы, на которые так сложно найти ответ, когда на тебя смотрит древность в лице родителей, канонов, правил и этикета, что так характерно для эльфийского общества. За такие наглые строки, возможно, чопорные остроухие спустили бы барда с лестницы в лучшем случае. Или бы спустили с него шкуру.
Тут уж как повезет.

Сделай шаг через "боюсь",
Сделай шаг или не ной".

Жесткие фразы, обращенные к неизвестной героине разбивали стихотворение на две неравные части, оставляя последней части лишь вопросительно-печальную интонацию с легкими нотками сожаления о том, что, возможно, тогда так и не случилось.

Зимний сумрак. Тишина.
Ветер уже снова стих.
Ты один, она одна...
Для кого же этот миг?

Все, последний вопрос задан. Стихи умолкли. А потом умолкли и они с Есфирь, ведь они въехали на холм, и им открылась живописная картина печальной участи предыдущих путешественников. И тут уже их бедный мерин захрапел от страха гораздо явственнее. Запах крови, недавно пролитой, но уже начавшей подсыхать, шибанул в ноздри вместе со сменившим направление ветерком.
-Грибозадый дерьмоглот, - негромко выругался Хат, оглядывая поле резни. - Куда, Есфирь?! Не спеши ты так, набегаешься еще!
Он аккуратно подхватил легкую для него женщину, усаживая ее одной рукой на камень, в то время, как другая уже вовсю нашаривала в их транспорте тяжелый топор, хищно блеснувший острыми гранями, стоило ему показаться из-под прикрывавшего его тряпья. Оборотень внимательно огляделся, оценивая их положение и возможные пути отхода, лишь после этого снова посмотрел на спутницу. Золотистые глаза уже примерно оценили характерные следы зубов и рытвины следов, поэтому сейчас первым делом - безопасность. Подробности - потом.
-Успокой лошадь и садись в телегу, надо отойти чуть дальше, вон к тем валунам, - не останавливаясь и не переставая внимательно оглядываться, приказал оборотень. По пути он тронул тушу коня и землю вокруг него, понюхав свои пальцы после этого. - Произошло вчера вечером или ранней ночью. Похоже на деятельность собак, что развлекались в городе? Или новый хищник?
Он быстро глянул на Есфирь, задав вопрос, и снова вернулся к обозреванию окретсностей. Лишь когда они оказались в относительной безопасности, прикрыв спину высокими камнями в дюжину футов высотой, он выдохнул и позволил себе чуть-чуть расслабиться.
-Похоже, кто бы это ни был, он уже ушел. Другой вопрос, что я не вижу тел людей, кто был в этой повозке. Это, как минимум, странно.

+1

5

Охнув от неожиданности, Фира отпустила колено и ухватилась за руку Хатрака, чтоб не потерять равновесие. Она не ожидала, что окажется для него не тяжелее, чем щепка для вешнего потока. Чтобы понять, насколько могуч орче, достаточно было попробовать поднять его секиру, но Фира не пыталась этого сделать и теперь порядком удивилась.
Боль в ноге как появилась, так и прошла. Слишком долго приходилось её беречь, чтобы зажила рваная рана и ожоги от кислоты. Связки отвыкли от резких движений, но это была не плохая боль, просто нужно немного разработать колено и всё пройдёт. Выслушав барда, Фира понятливо кивнула и на этот раз поднялась более осторожно. Действительно, куда она лезет? Не то чтобы женщина считала себя беспомощной, но прямо сейчас, когда рядом был Хат, проверять, так это или нет, не было никакой необходимости. Слишком уж привыкла она быть в доме и за хозяйку и за хозяина.
Привычка, как известно, вторая натура и отвыкать от этого, откровенно говоря, было страшновато. А ну, как уйдёт Хатрак и что она тогда будет делать? Нет уж, конечно, очень хорошо, что он остался зимовать с ними, но и расслабляться тоже шибко не стоило. Погладив бархатистые ноздри коня, Есфирь подтолкнула его в сторону дороги, перехватила вожжи и ловко взобралась на повозку. Но садиться не стала, просто опершись на колено для равновесия и оглядывая окрестности, и таким манером оказалась даже выше Хатрака.
- Действительно, похоже на собак, - тихо согласилась женщина. – Следопыт из меня так себе, но я пыталась классифицировать кримеллинскую необычную живность. Стаей ходят только собаки, крысы и муравьи. Последние точно ни при чём, те до костей всё вычищают, а крысы телегу не догнали бы. Но это могут быть и обычные волки или даже бродячие псы, после всего их тут изрядно поразвелось. Вон, смотри, там трава полосой примята и след ведёт как раз-таки к тем камням.
Медленно проехав мимо остатков телеги, Фира присмотрелась и к ним, но ничего особенно интересного не нашла. Только из-под обломков поклажи выскочила пёстрая курица, до смерти перепугав бедную женщину. Конь тоже всхрапнул, но всё же панике не поддался и мужественно доволок свой невеликий груз до выпирающих из земли гранитных скалок. След кончался рядом с ними. Должно быть, потом хозяин разбитой телеги взобрался на камни, а волки, или кто это был, сожрали лошадь и оставили его в покое. Хотя, может статься, что он просидел тут всю ночь.
Скверно это, конечно, и домашнюю живность жаль, убытки-то какие, но такова уж нынче была жизнь в этих краях. Сам цел остался, и то ладно. Фира оглянулась на Хатрака и невольно залюбовалась. Сосредоточенный, натянутый, словно тетива на луке, он и сам походил на какого-то хищника. Сразу припомнились рассказы Таськи про доброго зелёного дядьку с топором, которого все слушают. Ещё бы такого не послушать.
Ох, как же это не вязалось с лютней за спиной и эльфийскими стихами. Но это сейчас, а что у него было в прошлом одни боги ведают. И вот так Хатрак как-то незаметно стал своим, превратившись из необычного и немного пугающего заезжего искателя приключений в кого-то знакомого и близкого. Так бывает всегда, когда узнаёшь чужие секреты. Пусть даже они и не секреты вовсе. Но любовь, это всегда так волнительно и немного печально. Особенно, когда не сложилось. А у них не сложилось ведь. Просто не могло сложиться. Хотя, наверное, эльфийка та ещё живёт где-то.
Все эти догадки возникли в голове Есфирь практически одновременно, ещё прежде, чем она успела одёрнуть любопытство, чтобы не лезть не в своё дело. И она против воли почувствовала то ли ревность, то ли зависть к той неведомой эльфийской деве, которая по сей день занимала мысли поэта с секирой. Хотела бы Фира, чтоб и её так любили. Сама не зная зачем, но хотела бы.
Никаких монстров, хищных тварей или раненых крестьян они не нашли. Видать, отсидевшись на скалах, хозяин разбросанного у дороги добра отправился восвояси. Всё хорошо, что хорошо кончается. Фира изловила пеструшку, завязала её в платок и они с Хатом продолжили путь. Правда, теперь женщина всё больше помалкивала. Её мысли занимало прошлое поющего Смерть поэта, но расспрашивать его так сразу было, вроде как, немного неловко. С другой стороны, а почему бы и не спросить? В конце концов, если не захочет рассказывать, он всегда может промолчать и допытываться она не станет.
- Откуда ты родом, Хатрак? – наконец решилась Есфирь. – В наших краях редко появляются те, кто не люди и не эльфы. Собственно, есть легенда, что весь народ Кримеллина берёт начало от одного-единственного прародителя. Говорят, что некая ведьма, мечтая получить секрет бессмертия, некогда опоила эльфа любовным напитком. Когда действие снадобья закончилось, никаких секретов она не узнала, зато успела родить троих детей. И, вроде как, от этого эльфа и этой ведьмы берёт начало род нашего барона и половина здешних семей. Мы с ними в родстве не состоим, - поспешила заверить она. – Моё появление на свет, это совсем другая история.
[NIC]Есфирь Найне[/NIC][AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/4g44jfn1gdjh7ac/Фира.jpg?dl=0[/AVA][STA]Путеводная звезда[/STA]

Отредактировано Амарилла (22-02-2019 03:40:31)

+1

6

Их путь уже не был так беззаботен, как утром. Оборотень не положил на плечо топор и зорко посматривал по сторонам и внимательно принюхивался, не желая подставить ни Фиру, ни самого себя под удар. И если на счет того, что он из почти любой передряги как-нибудь да выберется, он не беспокоился, то вот черноволосую девушку ему, прямо говоря, было бы жаль потерять. Что-то роднило двоих полукровок, но что именно... Хатрак не мог сказать. Но он и не пытался пока вычленить эти чувства и облечь их в слова. Он отлично знал, что они сами потом ему расскажут, когда оформятся во что-то определенное. И спешка здесь ни к чему.
Поэтому вопрос сидящей на козлах полуэльфийки застал его врасплох, заставив ненадолго остановиться и даже приотпустить телегу вперед, давая себе время на размышления. После недолгих раздумий он догнал ее в несколько широких шагов и снова пошел рядом. Но отвечать он стал уже после того, как Есфирь поведала ему легенду о городе. Он поднял на нее свои золотистые задумчиво-усталые глаза и, потерев подбородок, заговорил.
-Не думал, что кого-то еще когда-нибудь заинтересует, где я родился и когда. Впрочем, у нас есть возможность поговорить, и время, чтобы выслушать, посему, - он криво усмехнулся, отчего его выпирающие клыки стали видны еще лучше. - Я родился далеко отсюда, в предгорьях Скалистых гор. Тогда, когда орки были еще той Ордой из страшных сказок и легенд. И именно этим варварам из кошмаров я обязан своей внешностью, - вот тут он качнул головой, ненадолго прикрыв глаза. - В общем, я там прожил недолго, ведь носить в себе кровь тех, кто чуть было не уничтожил всю округу, - нелегкое бремя. Но люди у нас все же больше судили по поступкам, а не цвету кожи. Так что я не могу их винить. Дальше все было по обычной для полуорков моего поколения стезе - наемный отряд, драки, сражения и в конечном итоге проигранная битва, где я чудом выжил. Поработал кузнецом недалеко от Леммина. И там я встретил Ноэля. И именно показал мне, что вот эти руки, - он показал свои огромные ладони, - умеют не только убивать да ковать, но и творить. И это было... странно. Но прекрасно.
И вот тут он снова задумался. Рассказывать ли, что было дальше? Рассказывать об оборотне, эльфах и прочем, что случилось с ним за два века с лишним? Примет ли Есфирь его таким? Или испугается? С другой стороны... А если не сейчас, то когда? Смысла ведь нет скрывать - все равно все когда-нибудь вскроется. И оборотень решил и решился.
-А потом нам повстречался оборотень. Он убил Ноэля. И укусил меня. Так что я теперь не просто полукровка, но еще и ведьмедь, - кривая усмешка на его лице была печальная, но он все-таки считал, что Фира должна знать, с кем имеет дело, раз уж он решил остаться у них на погостить. - И произошло это двести десять лет назад. И уже потом меня вешали эльфы, я плавал на далекий юг, встречался с драконами и все остальные странные события из моей жизни. Но это - совсем другой рассказ. Если ты все еще хочешь слушать, я расскажу и его.
Он пожал плечами и нахмурился, снова устремляя взгляд куда-то вперед. И быстрым шагом отошел подальше от телеги, обогнав всхрапнувшую от его присутствия лошадку. Если прислушаться, Фира с легкостью услышит негромкую песню, что пел себе под нос полуорк, снова ставший больше похожим на сторожевого псы.
Или медведя?..

Ветер несет в лица
Пыль, брызги и вонь…
Осталось только молиться,
Осталось нам с тобой.
Сзади крики – погоня!
Горят опять костры…
Ну что ж, дружище, по коням,
Пока они могут идти.
Пока мы еще свободны,
Пока не скрутила боль,
Пока бежим от погони,
Зная, нет пути домой…

  А вокруг – пустота и пламя.
  А вокруг – тишина…
  И те, что идут за нами,
  Сжигают все дотла…

Ветер несет в лица
Кровь и снова вонь…
И нет нужды отбиться
И кричать: «Охолонь!»
И нет смысла сражаться
Коль знаешь, что проиграл…
Но не желает рука опускаться,
И меч убивать не устал…
И ртом хватаешь воздух.
Алеет новый шрам.
Ну вот, дружище, срок уж –
Пора прощаться нам.

  А вокруг – пустота и пламя.
  А вокруг – тишина…
  И те, что идут за нами,
  Сжигают все дотла…

Вот так закончилась повесть
Или горький стих…
Дороги разминулись,
Один из нас погиб.
Когда-то шли мы вместе,
Дрались спина к спине
И вместе пели песни
Совсем не о войне…

   А вокруг – пустота и пламя.
   А вокруг – тишина…
   И те, что идут за нами,
   Теряют частица себя…

[audio]http://d.zaix.ru/aSI5.mp3 | немного звука в пост[/audio]

Отредактировано Хатрак (21-02-2019 20:42:56)

+1

7

Графство Рузьянское. ==>

В этом году, так уж сложилось, Адель смогла выкроить время, для поездки в Кримеллин, лишь осенью. Из-за чего, дочь благородного рода Мельхарт, пребывала, далеко не в лучшем расположении духа. Ведь именно в этом году, на город напали, то ли демоны, то ли еще какие-то неведомые чудовища и нежить. Уже несколько месяцев как, эта новость, во всех тавернах в Центральных землях, была главной темой для сплетен и слухов. Подробностей происшедшего, разумеется из сплетен и слухов воительнице удалось выяснить немного. Но и того что удалось выяснить, оказалось для Адель, более чем достаточно для того, чтобы в этом году, не добираться до Кримеллина, как обычно, в составе охраны, попутного торгового каравана, а купить лошадь! Верховой езде, дочь благородного рода, разумеется учили. Очень давно. С тех пор как воительница, покинула родные края, на лошадь ей садиться, приходилось всего пару. Лошади, как другие домашние животные, кроме почему-то кошек, дампиров, мягко говоря, не любили.
Во-первых, благодаря долгому общению с Салахом-Беид-Раадом, ее воля стала даже не стальной, адамантовой! И держать свое “чудовище”, на поводке, Адель теперь было легко, как никогда прежде. Во-вторых, лошадь ей попалась особенная. Гнедая кобыла по кличке - Лиса. Животное это, надо признать, полностью свою кличку оправдывало. Дампира, кобыла по началу, конечно опасалась и нервничала, но уже через несколько дней в ее обществе, Лиса освоилась со своей новой хозяйкой настолько, что порой у Адель возникали сомнения, а кто в их тандеме, собственно, главный?! Эта зверюга быстро смекнула, что ее новая хозяйка, конечно страшное и опасное существо, и потому лучше ее слушаться… хотя бы иногда! К тому, же она куда лучше, обычного человека, может защитить ее, от многого другого, куда более, страшного и опасного.
Благодаря этому, девушка впервые в жизни, смогла оценить, насколько короче, любая дорога, для одинокого всадника, чем пешком или в составе торгового каравана. Но все равно! Адель с удивлением, отметила про себя, что в данный момент, даже такая скорость передвижения, максимально возможная, по суше, без использования магии, ее не устраивает! Просто обычно, воительница никуда не торопилась. Такой уж сложился у нее ритм жизни. Этой осенью, причин, чтобы попасть в Кримеллин как можно скорее, у нее было более чем достаточно. Помимо того, что она так и не попала в этот славный город весной как обычно, и до сих, не получила писем из дома, в этом году, девушка сильно волновалась о судьбе своей… можно сказать единственной подруги в “большом мире”. Нимфы по имени Фрида, хозяйки той самой таверны, Серебряная Кошка, что все эти годы, с тех пор как, дочь благородного рода Мельхарт, покинула родные края, служила для нее, “постоянным почтовым адресом”.
И Ридлир бы с ними с письмами, и с таверной! – думала воительница, по мере приближения к цели своего путешествия, все больше нервничая, и с трудом удерживаясь от того, что не пустить Лису галопом, по узкой лесной дороге – лишь бы с Фридой, все было в порядке. Нет! Не может она так, просто умереть. Ей же больше четырехсот лет! И как она сама говорила, много чего было в ее жизни, за это время. В том числе, наверняка, случалось, и что-то вроде того, что по слухам, происходит сейчас в этом городе. – пыталась девушка, подбодрить и успокоить сама себя.
До города оставалось уже совсем немного, когда Адель подверглась нападению. Причем, не каких-нибудь там, разбойников, а… сначала воительница решила - стаи обычных волков. И лишь после недолгого боя, в результате которого стая числом в 8 особей была ею полностью уничтожена, воительница, внимательно осмотрев трупы обнаружила, что у атаковавших ее тварей с обычными волками или собаками, почти ничего общего.
Измененные! – сразу определила девушка, задумчиво пиная, отрубленную башку, одного из “волков”. С подобным, она не раз сталкивалась, в своих родных краях. Там, иногда с гор спускались, не только дикари людоеды, или “дикие” орки, но и звери и люди, измененные магией, точнее превращенные, в идеальные машины для убийства. Как эти вот, “волки”. С иглами как у ежей, вместо шерсти, красными глазами, с костяными шипами разной длины, на морде и на голове, когти, как у очень крупных кошек и сплошной “частокол” толстых костяных игл, вместо зубов.
Стало быть, те слухи, можно считать, полностью подтвержденными, – констатировала про себя, Адель. – Ну ладно дома! Там в горах поблизости, замки демонов и темных магов, сокрытые магией. Потому и стоят уже, не одну сотню лет. Они там, подобными “извращениями”, иначе не сказать, и занимаются. Но в здешних лесах, такого ранее, точно не водилось! Потому, определенно, стоит поспешить!
Девушка тяжело вздохнула и собиралась уже, идти в лес, по следу убежавшей в самом начале сражения Лисы, но… эта наглая рыжая морда, сама выбралась на дорогу из подлеска, приветствуя хозяйку тихим ржанием. Полностью оправдывая свою кличку. В бою, ее лошадь также, повела себя, более чем разумно, для животного. Приложила копытом в голову, одного из нападавших, дала время, хозяйке спешится и обнажить оружие, и лишь после, рванула в лес. Еще, вернувшись кобыла почти не реагировала, на валявшиеся вокруг трупы “волков”.  Лишь фыркнула и покосилась на вывалившиеся прямо на дорогу, из распоротого брюха, одного из монстров внутренности.
Ах ты моя умница! — умилилась Адель, столь правильному поведению в боевой обстановке, своего четвероногого транспорта. Нет! Теперь уже, можно сказать боевой подруги! — На! Заслужила! — расчувствовавшаяся воительница, скормила гнедой, аж три соленых, ржаных сухаря, из своих дорожных запасов. От чего Лиса, довольно хрустящая лакомством, смирилась даже с тем, что ее странная хозяйка, прежде чем продолжить путь, прицепила к луке седла, отрубленную голову, самого крупного из “волков”, ту что совсем недавно пинала.  Причин захватить с собой, столь необычный “сувенир”, у девушки было две. Первая, показать кому-нибудь в городе, и спросить, как давно в здешних лесах, объявились подобные зверушки? И не завелось ли здесь, в том числе и в самом городе, чего похуже? Вторая, вполне возможно, за истребление, этих “милых созданий” положена какая-нибудь награда.
За поворотом дороги, воительницу ждала первая встреча с живыми разумными, ехавшими ей навстречу, из города. Женщина, брюнетка, волосы заплетены в косу, одетая как обычная горожанка из среднего сословия, правила пустой телегой, запряженной одной лошадью.
Красивая! — первое, что подумала Адель увидев ее. Правда, тут стоит отметить, Стальная Роза, считала красивыми, всех более или менее привлекательных девушек женщин - не воительниц. Сказывалась ее недовольство собственной внешностью. Большинство окружавший ее мужчин, считали Адель “недостаточно женственной”, из-за излишне развитой, по их мнению, для девушки, мускулатуры. Впрочем, женственным красавицам воительница и опоясанный рыцарь, никогда не завидовала. Поскольку, вполне могла оценить женскую красоту и с мужской точки зрения. А еще, не смотря эту обычную крестьянскую телегу и вполне обычную, скромную, но со вкусом одежду, дочь благородного рода Мельхарт сразу поняла, эта женщина не только красива, но и сама по себе, вовсе не обычная горожанка, одна из многих. Чувствовалось в ней, что-то этакое… что выделяло ее из толпы, помимо внешности. Адель сама пока, не могла сформулировать, что именно. А вот внешность ее спутника, бодро шагавшего пешком рядом с телегой, закинув на плечо здоровенный топор, в первое мгновение, вызвал у воительницы, вполне естественную для нее реакцию, пробудив давно и прочно вбитые, рефлексы. За что девушке тут же стало стыдно. Но тут, она просто ничего не могла с собой поделать! Первая реакция на орка, особенно, если тот неожиданно оказался так близко, почти на расстоянии удара мечом, а спутник женщины с телегой, вне всяких сомнений, принадлежал именно к этой расе, у Адель могла быть только одна. Воительница бросила поводья и потянулась за своими мечами, готовая в следующее мгновенье, спешится и обнажить оружие. При этом, окинула “вероятного противника” беглым, но предельно внимательным взглядом. Благодаря собственному, более чем богатому боевому опыту, особенно, в сражениях именно с орками, девушке хватило и этого беглого взгляда, чтобы определить - этот конкретный орк, сильно отличается, от всех что она встречала до сих пор. И на родине и после, в своих странствиях в “большом мире”. Прежде всего, как воин, он определенно, был с ней на одном уровне. Как минимум. За его плечами, также, несомненно был опыт, десятков, а то сотен поединков с сильными противниками. Повстречай она, такого воина зеленокожих, в родных краях, воительница, обрадовалась бы, возможности сразиться с таким сильным и опасным врагом, но… Дочь благородного рода Мельхарт, быстро взяла себя в руки, и подавила свои рефлексы. Дома действительно, она не встречала орка, который не пытался бы ее убить или пленить и изнасиловать. Но то дома! А здесь, в “большом мире”, орки наемники, и из орды, и изгои из горных племен, с которыми ей в основном и приходилось сражаться, вовсе не обязательно, были для нее врагами. Некоторые, даже стали если не друзьями, то добрыми знакомыми и товарищами по оружию. Несмотря на то, что орки из горных племен, на ее родине, к двадцати годам, прозвали Адель ди Мельхарт, “Белой Смертью”. С другой стороны, этого давнего конфликта, девушка понимала, к ней также, накопилось немало претензий.
Девушка вздохнула и медленно опустила руки. Лиса при этом, как ей показалось, фыркнула, с явным облегчением и чуть попятилась. Только сейчас, воительница заметила, что ее лошадь, также явно оценила этого зеленокожего, как существо, не менее, а то и более опасное, чем ее хозяйка.
Утра доброго вам! — поприветствовала Адель, орка и женщину на телеге, поклонившись. Точнее обозначив поклон, едва заметным кивком. Поскольку, ни эта женщина, ни орк, явно к благородному сословию, не имели ни малейшего отношения. — Из города едите? — тут же постаралась воительница, завести разговор, на наиболее волнующую ее в настоящий момент тему — Ничего… необычного вам, по дороге не встречалось? Вроде этого, — Адель бросила выразительный взгляд, на голову “волка”, притороченную к седлу, — и как там, вообще в городе?!  А то, в тавернах, по всем Центральным Землям, всякое рассказывают. Но! — тут Адель улыбнулась, открытой, немного наивной, озорной улыбкой, из-за которой многие, общавшиеся с ней разумные, обычно сильно ошибались насчет ее возраста, считали ее, почти подростком, хотя на самом деле, ей было уже за тридцать, — Похоже, в этом году, вовремя я приехала! Хоть и опоздала. Хи-хи! Работы здесь, для меня думаю, найдется не мало? Ах! Прошу прощения! Не представилась! Адель ди Мельхарт. Дочь славного и благородного рода, опоясанный рыцарь и охотница на чудовищ.

Отредактировано Адель ди Мельхарт (27-02-2019 17:44:12)

+2

8

Оборотень, это звучит страшно. Тем более, оборотень обращённый. Ведь недаром эти существа сторонятся городов и уходят жить подальше от людей. Фира смотрела в спину полуорка и пыталась представить, что с ним бывает в полнолуние. Как и без того немалый его размер увеличивается в несколько раз, как кожа порастает бурой, косматой шерстью и клыки делаются ещё больше. Это же выйдет не просто медведь, а зверюга с лошадь размером, только куда шире и тяжелее.
Впрочем, сколько он сказал… двести лет? За это время, пожалуй, можно приручить даже такого жуткого зверя, особенно если учитывать, что они каждую минуту вместе. Оборотничество коварно, зачастую в одном теле ютятся два совершенно разных существа, но ей всё же хотелось верить, что такой обстоятельный и серьёзный орче может превратиться в неуправляемого монстра. Да и, наверное, ночь полнолуния он проводит в лесу. Нет, сама Фира его не боялась, но дома ребятишки, это постоянные разбитые носы, локти и коленки, а эта беда ведь заразна.
В первые мгновения рассказ Хатрака вызвал у Есфирь приступ тихой паники. Она не знала средства, способного защитить от этой напасти, и потому разволновалась. Но потом напомнила себе, что есть куда более страшные хвори и проклятия. Это хотя бы известно, как передаётся, а есть ведь и такие, что непонятно как и почему с человека на человека скачут. Молчание затягивалось. Фире сделалось неловко. Ведь это всё тот же орче, что привёл вчера безобразницу Таську, носил забавные окуляры и читал эльфийские стихи. Ничего не поменялось, только она теперь знает чуть-чуть больше о нём и о том, куда подевались все монстрики с их пути, - попрятались после песен зеленошкурого барда. Такой голосистый дядька с секирой самого Рилдира на верхушку ёлки загнал бы, случись тому проходить мимо.
- Хат, - Фира стегнула коня по крупу, чтобы повозка догнала полуорка, – ты ведь уже давно с этим живёшь и… умеешь быть осторожным. Научи этому и нас и тогда, я думаю, всё будет хорошо.
Навстречу им попался первый на сегодня путник. То оказалась молоденькая всадница, светлокожая и темноволосая, не иначе откуда-то с Севера, и имени её Фира раньше никогда не слыхала.
- Утра и вам спокойного, миледи Мельхарт, - кивнула она. – Моё имя Есфирь Найне, а это Хатрак. Я держу алхимическую лавку, а он коллега ваш в некотором роде.
Фира посмотрела на трофей Адель и со вздохом покачала головой. Вот, значит, кто в округе крестьян распугивает. Стало быть, ежопсы из города стали по окрестностям расселяться. И это им уже еды не хватает, раз на людей нападать не боятся, а что же зимой начнётся-то?
- Дело для охотника на чудищ в Кримеллине, и правда, на каждом углу сыщется, только денег у народа не осталось. Хотя, кого эти твари донимают, тот с радостью едой или одеждой рассчитается, а может безделушками какими-нибудь, что ещё ростовщики не забрали. Жизнь-то она всегда дороже выходит. Спросите Касия на воротах, он подскажет, кому и с чем подсобить можно. А за этих, пожалуй, я могла бы заплатить. Только, опять же, не деньгами. Приходите ко мне в лавку ближе к вечеру, там и выберете что вам нужнее будет.
А в городе нынче, прямо скажем, разруха. Только-только успели тела похоронить, да падаль с улиц убрать. Теперь за ремонт всем миром взялись. Но постоялого двора в городе пока нет. Из тех трёх, что были прежде, один раскололся от землетрясения, другой сгорел, а третий зарос какими-то ползучими колючими растениями и жить там сейчас совершенно невозможно. Даже хозяин пока ютится у пекаря, в ожидании, что скоро придумают способ извести эту пакость, чтоб весь трактир сжигать не пришлось. Но вы не волнуйтесь. Поспрашивайте, женщине на постой всегда устроиться проще, кто-нибудь да обязательно пустит.

[NIC]Есфирь Найне[/NIC][AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/4g44jfn1gdjh7ac/Фира.jpg?dl=0[/AVA][STA]Путеводная звезда[/STA]

Отредактировано Амарилла (28-02-2019 16:43:01)

+2

9

Хат спиной ощущал, как медленно и плавно перетекают мысли в голове темноволосой. Он знал, что примерно так и должно быть. Ведь то, что он рассказал, не просто принять и не так уж и просто разрешить ему жить рядом. И, если бы она легко согласилась с тем, чтобы он жил в их доме, он бы уже сегодня вечером ушел бы прочь. Есфирь же думала и первая же ее просьба показала ему, что все-таки в ней помимо прелестной внешности действительно присутствовал и цепкий разум.
-Да… Отпрысков крови у меня нет, - пожал он плечами. - Только названная дочурка по миру бродит. На твою похожая - тоже егоза еще та, вот только рыжая, - он даже улыбнулся, вспоминая о вечно влипающей в самые неприятности Ючи, бойкой девицы с несносно-любимым характером. - И я покажу вам, как быть осторожными. И сам буду.
Большего он обещать не мог. А он не любил давать обещания, которые не мог гарантированно выполнить. И снова ненадолго воцарилось молчание. Вдруг навстречу им вырулила особа явно страдающая от любви хвататься за клинки по поводу и без. И Хат оценил и то, как она сначала схватилась за клинки, и лишь потом смогла заставить себя начать разговаривать. И это было показательно. Хотя… по мнению оборотня, лучше бы она молчала. Этот глупенький смех и вообще все построение фразы сильно коробило зеленокожего. Но он не стал судить по первому впечатлению, решив дать назвавшейся Адель второй шанс. Ну и право выбора линии поведения он оставил именно за Фирой, как временно исполняющей обязанности главы города.
-Можно просто Хат, - лишь негромко и коротко добавил он к сказанному Есфирь, когда она их представила, и продолжил задумчиво осматривать амуницию собеседницы. Он мог оценить, насколько это все было хорошо выковано и какую ценность представляло. А так же он прикинул, что этот комплект подгонялся специально под его носительницу, что говорило о ее достатке и, возможно, о заслугах. И оборотень что-то припоминал из того, что слышал в своих странствиях. Имя ему было знакомо, но он не мог вспомнить, чем именно.
Впрочем, это не имело особого значения. Пока ему эта особа была не очень-то и интересна. Только как возможный оппонент. Ну не верил великан, что кто-то может вести себя настолько… глупо в такой опасной ситуации. И поэтому она вызывала скорее скоп подозрений, чем желание сотрудничать. Но его слово не было решающим в этом вопросе, и он лишь хмуро ожидал, что же скажет его спутница. И Есфирь проявила свойственную ей дипломатичность, вроде и пригласив девушку в город, но и не сказав, что ей там будут рады.
Золотые глаза еще раз обежали девушку с головы до ног, что оказалось сделать не очень-то и сложно, ведь росточку она была невеликого. Особенно, на фоне самого Хата с его десятью пудами веса. Хотя на его фоне большинство выглядели не слишком презентабельно. Впрочем, у него не было той дорогущей амуниции, что у Адель, так что в целом был паритет.
Странные мысли для оборотня.
-Ведьмаком подрабатываешь, Адель? И мне кажется, я мог знать кого-то еще из вашего рода. В Леммине же родовое гнездо? - он даже почесал подбородок, начиная вспоминать подробности тех песен, что когда-то слышал. - Или путаю с кем-то?
Впрочем, если вспоминать все, что он слышал о роде Мельхарт, то становилось понятно, что именно сподвигло Адель покинут родные стены. Все-таки там люди были слишком серьезные и требовательные. А с этим госпожа Адель в представлении полуорка сочеталась плохо. Но он считал, что любому человеку надо давать шанс на то, чтобы исправить первое впечатление. Ибо о нем оно тоже было мягко говоря не лучшим.

+2

10

Еще год, назад это эта неожиданная встреча, узкой лесной дороге, могла бы закончиться, совершенно непредсказуемо и скорее всего, трагически. Но недавние приключения Адель на далеком юге, многому ее научили. До своей Сарbannedской эпопеи, воительница вне всяких сомнений, сочла бы себя оскорбленной тем, в какой манере, складывается беседа с этими… двумя разумными. Теперь же, девушка сперва думала, потом говорила. Как правило.
Вот и сейчас, из короткой, на первый взгляд, не слишком содержательной беседы, с этой парой, более чем необычных, во всех отношениях разумных, Адель получила немало, информации к размышлению. Обдумывание которой, удержало воительницу, от излишне резких и необдуманных слов и поступков.
Женщина на телеге, тут первое впечатление, девушку не подвело, оказалось действительно, вовсе не так проста, как ее наряд и транспортное средство. Как и орк, определенно! Потому, первым делом, Адель решила, выяснить, почему и этой Есфирь и орку, она с первого взгляда, чем-то не понравилась?!
То, что ее появлению, эта более чем странная пара явно не рада, Адель поняла, еще до того, как женщина с ней заговорила. И она и орк, в разговоре были предельно вежливы, но… Девушка давно научилась, определять… отношение к себе собеседника, в целом. По жестам, интонации, строению фраз и многим другим мелочам.
Так почему?! – всерьез задумалась над этим девушка. Думала она, надо отметить, как всегда в ситуациях, когда время дорого и нельзя себе позволить, слишком долго держать паузу, очень быстро.
Можно конечно, спросить прямо в лоб! Лет пять-семь, тому назад, я бы так и сделала. – снова улыбнулась про себя Адель, вспоминая, насколько тогда, она была беспечной и наивной. Но теперь, имелись у нее некоторые предположения, насчет причин, столь явной для нее неприязни, со стороны этих двоих, разумных. Которые девушка, тут же и попыталась проверить.
Приношу вам, свои глубокие и искренние извинения! — обратилась она к Есфири, в этот раз удостоив ту, полноценного поклона, как равную. — О том, что ваш город, подвергся нападению, каких-то неведомых тварей, я узнала из разговора двух торговцев, в таверне в Рузьяне, откуда сюда и прибыла. Разумеется, я подробно расспросила их, дабы узнать подробности этого прискорбного происшествия, но… сами понимаете, — развела руками воительница, — подробностей, мне удалось узнать, не много. В основном сплетни и слухи. На основании которых, я никак не могла себе представить, масштабов, постигшего вас бедствия. Наверное, многие, очень многие, жители вашего прекрасного города, пострадали от этого нападения? Если не все! Так или иначе. И возможно я ошибаюсь, но похоже и вы, также потеряли… кого-то из близких? Если это так, еще раз прошу, примите мои самые глубокие и искренние извинения сударыня. Возможно, мои оптимизм и жизнелюбие, в данной ситуации, могли показаться вам оскорбительными?
Затем воительница развернулась в седле к более чем необычному, с ее точки зрения орку и… снова ему улыбнулась, тепло и открыто. Вот только, взгляд ее при этом, улыбке на лице, совсем не соответствовал. Обычно, любому разумного, на которого, так смотрела, дочь благородного рода Мельхарт, сразу, становилось очень неуютно. Как под прицелом арбалета. В одно мгновенье, наивная, озорная и любопытная девочка подросток, вдруг превратилась в воина, готового к битве. В совершенного, опасного хищника. От чего лошадь, запряженная в телегу, захрапела и испуганно попятилась. Лиса, к такому уже привыкла, но и она, все же, фыркнула и ощутимо вздрогнула. Поза девушки, казалась расслабленной, даже сонной и уже тем более она не хваталась более, за мечи. Но любому опытному воину, с первого взгляда было понятно, воительница вовсе не пытается, кого-либо напугать или угрожать. Она даже не злилась. Просто, действительно была готова, сражаться насмерть и умереть, если противник окажется сильнее, тоже готова. К этому впрочем, она была готова всегда. На ее лице при этом, играла все та же, беспечная улыбка. Да! Адель, как и любая другая, Стальная Роза, так же улыбалась бы, даже окруженная сильными врагами, получив множество ран и понимая, что этот бой, скорее всего для нее последний. Для любой женщины из рода Мельхарт, сражение было радостью и удовольствием, сравнимым… интимной близостью! Даже если это сражение, должно закончится ее смертью. Каждая из них, всегда помнила, Стальная Роза не умрет в своей постели от старости.
Примерно так, — прокомментировала Адель, замечание Хатрака, насчет ее “основной профессии”, — только, ведьмаками, разумных занимающихся истреблением чудовищ, у нас на севере, называли лет… двести-триста назад. Мой род, действительно происходит из Леммина. Только… Опять же, лет сто назад, мы перебрались севернее. Из-за… некоторых разногласий, с большинством других, благородных родов, этого города.  В Ариманские земли. В один небольшой вольный город, в предгорьях, на границе. Который тогда, только строился. Но, вассальной присяги, баронам де Шотте, не приносили. Должна также заметить, о столь давних, хотя вне всяких сомнений важных моментах, в истории рода Мельхарт, мало кто помнит. Среди людей и иных разумных, что живут не дольше людей. — И добавила, на родном языке собеседника, — давно не вдыхал ты, дым родного очага, Хатрак? 
А известен род Мельхарт, в Леммине, Ниборне, Мирадайне и по всем Ариманским землях, а также в Орде, и среди вольных кланов, по ту сторону перевала, только одной… особенностью.— Продолжила Адель, снова на общем. — Возможно это, напомнит тебе, какой именно. — Девушка, с легкостью подняла наплечник на правом плече, или скорее свернула его, так как, этот элемент ее доспеха, состоял из трех отдельных пластин, цеплявшихся, одна за другую, как чешуя, обнажая довольно необычную, татуировку. Очень реалистично, до мельчайших деталей, прорисованную, розу, с маленькими мечами, вместо шипов, блеснувшую на солнце, "настоящей" сталью.
Ну а теперь, когда с формальностями, надеюсь покончено, — тяжело вздохнула воительница, вновь обращаясь к женщине на телеге, — должна признаться, я прибыла в ваш прекрасный город, со всей возможной поспешностью, вовсе не для того, чтобы заработать денег, на вашем несчастье! Хотя деньги, или благодарность, в любой иной форме, за зачистку, окрестностей города, от подобных созданий, — Адель снова, бросила выразительный взгляд, на притороченную к седлу, голову чудовища, — разумеется, будут не лишними. Даже если это будет, просто доброе слово. Рыцарю и дочери благородного рода, не пристало, жизни разумных, на деньги мерить! Главная причина, побудившая меня отправиться сюда из Рузьяна - беспокойство, за судьбу моей подруги. Ее зовут Фрида. Она нимфа и в этом городе, уже более ста лет, насколько мне известно, содержит таверну, Серебряная Кошка. Заведение, довольно известное, в определенных кругах… людей искусства и почитателей их талантов.  — пояснила девушка, на всякий случай. — Не известно ли вам, что-либо о ее судьбе? — на последней фразе, голос Адель, явно дрогнул, девушка опустила взгляд и прикусила губу, чуть не до крови.

Отредактировано Адель ди Мельхарт (03-03-2019 12:36:09)

+1

11

- Не беспокойтесь об этом, дорогая моя, и не просите прощения за то, в чём вы неповинны. Боги миловали, и в тот страшный день пострадала только моя гордость и ноги, - Есфирь кивнула на прислонённую рядом трость. – Но лекарь говорит, что всё заживёт со временем. А семья моя наоборот стала больше. Аж на пятерых человек... И одного орка, - добавила она, с хитринкой взглянув на Хатрака.
Конечно, на самом деле причин назвать его родным у Фиры не было, но ей показалось, что Хат узнал девушку и узнавание это не вызвало в нём радости, как обычно случается, когда в далёком краю увидишь что-то знакомое. Потому Есфирь сразу дала понять, что бард здесь уже свой и откуда бы он ни пришёл, и что бы ни было с ним в прошлом, там это и должно остаться.
Сама же Адель если и выглядела немного необычной, то только тем, что она девушка. Кримеллинские женщины редко брали в руки оружие, даже не смотря на то, что во многих была некоторая толика эльфийской крови, а у эльфов, как известно, сражаться может каждый, кто умеет держать в руках оружие, независимо от того, есть у него грудь или нет. В остальных тонкостях воинского ремесла и снаряжения Есфирь попросту не разбиралась, полагая, что доспехи должны иметься у каждого рыцаря, точно так же, как боевой топор или молот имеется у каждого гнома.
Конь ни с того ни с сего вдруг захрапел и загарцевал на месте, помешав неспешному течению беседы. Фира натянула вожжи и прикрикнула на безобразника, а сама быстро осмотрелась по сторонам в поисках причины его волнения, но, видимо, жеребец просто нервничал с самого утра, то от близости оборотня, то от пролитой на дороге крови, и теперь начинал бессовестно дуреть. Надо будет дать ему пробежаться немного или поскорее загрузить повозку, чтоб животина устала.
Выслушав рассказ Адель о её доме, Фира только покачала головой. Девушка, и в самом деле, прибыла издалека. Не все названия оказались знакомы, но те, что алхимик слышала раньше, принадлежали городам, находившимся далеко на Востоке, по другую сторону Арисфейской чащи. Добираться оттуда не один месяц, не говоря уж об опасностях такого путешествия. У Хатрака на то, чтобы проделать этот путь, были веские причины. Должно быть, и Адель Мельхарт неспроста занесло так далеко от дома. Но обстоятельства, в самом деле, бывают разные и, если по совести, Фиру они касаться были не должны.
- Рыцарю тоже нужно что-то есть. И одеваться, и коня кормить, если на то пошло, - резонно возразила она. – Все здесь это понимают и не станут пользоваться вашей добротой. А о подруге вашей я наслышана, хоть лично и не знакома. Но, боюсь, успокоить вас мне нечем. Её заведение располагалось на одной из центральных улиц. Именно оттуда всё началось и там же закончилось. Центр города лежит в руинах, многие здания развалились от землетрясений и даже сама земля разошлась глубокими оврагами и провалами. Не думаю, что "Серебряная кошка" ещё существует. А хозяйку её мне с того времени видеть не доводилось. Поспрашивайте в городе, может кто-нибудь знает, где она нынче, но не надейтесь сильно. Там было настоящее светопреставление и выжить она могла, только если находилась тогда где-то в другом месте. – Фира говорила всё как есть, но заметно было, что Адель очень дорожит своей подругой, и немного подумав, алхимик добавила: - С другой стороны, многие тогда почувствовали неладное за несколько часов. У людей искусства тонкая душа, может, она заметила, что происходит что-то скверное, и покинула город. Вам нужно поискать. И в самом Кримеллине, и в окрестных деревнях. Некоторые жители по сей день ещё опасаются возвращаться в свои дома и собираются зимовать у родственников в пригородах. К слову, вы сейчас как раз рядом с одним из них. Должно быть, даже указатель дальше по дороге видели. Можете начать поиски с него. Мы тоже туда направляемся. Едемте с нами, если хотите.[NIC]Есфирь Найне[/NIC][AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/4g44jfn1gdjh7ac/Фира.jpg?dl=0[/AVA][STA]Путеводная звезда[/STA]

Отредактировано Амарилла (05-03-2019 16:47:12)

+2

12

Он смотрел на неё с лёгким недоумением. Примерно как тертый жизнью дворовый пёс смотрит на рычащего на него домашнего щенка. Ну напугала она лошадь, показала своё желание биться до конца, но… с кем? С ним? Так он не собирался пока с ней сражаться. Как и отвечать на её опрометчивую попытку утвердиться. Лишь чуть-чуть повёл рассеченной шрамом бровью, но больше в сравнении половых органов не участвовал. Лишь погладил лошадь по морде, позволяя звериной натуре успокоить животинку. И лошадка вдруг стала ласково прижиматься к нему, осознав, что этот медведь ее-то трогать не собирается.
-Мой дом там, где я нужен. Сейчас он здесь, - сказав это оборотень качнул головой, выражая своё недовольство ходом этой беседы. Адель же решила продолжить показные выступления. Хат знал, что значит то, что она показывала. Знак стальной розы. - Вижу, что тренировали тебя хорошо, - вздохнул оборотень, сделав все положенные выводы. - Вот только учили плохо. Раньше роза значила не только тело, но и ум.
Больше он ничего не сказал по поводу её эскапады с попыткой доказать что-то ему. Наверно, она хотела показать ему свою силу, вот только показала лишь глупость. Он не собирался с ней драться, но и дела вести с ней бы поостерегся. Он слишком хорошо знал подобный типаж. Названная дочь схожим темпераментом обладала. Но её жизнь поручила думать до того, как делать. Эту же, видимо, жизнь ещё не обломала.
Но заниматься воспитанием Хат явно не собирался. Да и поздно уже - своя голова на плечах у девушки должна быть, и в неё надо не только есть. Поэтому он лишь печально качнул головой, но в беседу больше не вмешивался. Только когда прозвучало имя “Фрида”, он ненадолго встрепенулся, но посчитал, что это просто совпадение с событиями более чем вековой давности. Второй раз он позволил себе легко удивится, когда Есфирь признала его частью своей семьи. Это было неожиданным, хоть и далеко идущим, наверно, решением, но гораздо важнее было то, что оборотню оно грело душу. И это было приятно до лёгкой скованности в груди.
Он перекинул топор, качнул головой, подтверждая слова Есфирь, что они едут туда, куда, возможно, нужно и самой Адель. Хат считал, что таких лучше держать на расстоянии вытянутой руки. Слишком взбалмошной показалась полуорку эта девушка благородного рода. Не по чину, хоть и роза на не плече говорила о высоком статусе владелицы. Или о том, что этот знак уже ничего не стоит, хотя оборотень и надеялся, что за сто лет с момента его последней встречи с представителем рода Мельхарт ничего поменялось. Как минимум, не настолько сильно. Такие вещи не должны обесцениваться.
Он отдал своей спутнице право вести беседу, а сам лишь следил за тем, чтобы она не слишком затянулась - у них были еще дела, которые требовали более пристального внимания. И одно из них сейчас весело бежало в их сторону. В количестве чуть около полусотни штук. И каждая из этих штук имела в наличии зубы, когти, шипы и прочие прелести ежопсов. Вот только каждый из них был раза в полтора-два крупнее. А вожак был еще больше и с горящими алым глазами.
-Давайте отложим разговоры, - угрюмо сказал оборотень. - К нам гости. Много. Есфирь, на лошадь! Адель, уведи ее отсюда. Я их задержу! Какой бы у тебя не было тренировки - они нас числом возьмут. Лошади всяко быстрее.
Он уже прикинул шансы на то, чтобы выбраться из этой передряги живым или мертвым, поэтому рванулся вперед, ступая безвучно, как тот самый медведь, чтобы встретиться с вожаком до того, как стая достигнет девушек. И когда до него оставалось совсем ничего, оборотень приготовился. И вот он - прыжок! Тяжелая туша вожака стаи с невиданной легкостью взмыла в воздух, чтобы наброситься на такого сладкого зеленого великана, опрометчиво выбежавшего вперед. И именно в этот момент тяжелый топор снес его с траектории, чтобы отправить в короткий полет. Дало ли это результат? Да, стая переключила внимание на нового противника. И нет, толстые иглы матерого ежопса не дали топору сильно поранить зверя, хотя сочащаяся черной кровью рана и была на вид устрашающей, но вожак еще мог двигаться и униматься не собирался, молниеносно вставая на лапы после громкого падения.
Хат видел, что стая ненадолго замялась, но вскоре разделилась на две неравные части. Вожак и с дюжину самых крупных хищников осталось по его душу, остальная толпа ринулась по душу женщин. И оборотню оставалось надеяться, что Адель вняла его просьбе и уже уводила совершенно не приспособленную к битвам Есфирь куда подальше.
Ему же пока хватит и тех, кто сейчас кружит вокруг него.

+2

13

Адель, что случалось не часто, вынуждена признать, первое впечатление, сложившиеся у нее, об этой странной девушке по имени Есфирь, оказалось ошибочным. Та вовсе не испытывала к ней, беспричинной неприязни с первого взгляда, в отличии от орка! Просто ее внезапное появление, да еще когда она, поддавшись рефлексам, едва увидев их схватилась за мечи, не могла не вызвать у этой девушки, которая не была ни магом, ни воительницей, некоторой настороженности. Если не испуга. А этот орк, чтоб его Ридлир забрал! Подлил масла в огонь! При том, что Есфирь, назвала его, частью своей семьи!
Интересно, в качестве кого?! Усыновила она этого варвара, что ли?! Хи-хи!
Как мужа, эта женщина зеленокожего не воспринимает, по крайней мере пока. В этом Адель не сомневалась. Подобного рода связь между разумными, она с детства, всегда как-то чувствовала.
Почему, этот Хатрак, буквально с первого взгляда ее так невзлюбил, пока оставалось для дочери благородного рода Мельхарт загадкой. Говорил он мало. В сравнении с ней и Есфирь, считай молчал вовсе! Но, сказанного им, для воительницы было вполне достаточно, чтобы сделать вывод, неприязнь эта, как-то связана с ее родовым именем.
Вне всяких сомнений этот орк, – рассудила Адель, на основании всего им сказанного о роде Мельхарт, – не просто слышал, а когда-то в давние времена, что-то его, с моим родом связывало! Так же можно предположить, что он был лично знаком, с одной из прежних Стальных Роз. Тогда, на первый взгляд все просто. Трудно найти орка, что в Орде, что в Вольных Кланах, которому выпала бы честь, свести личное знакомство, со Стальной Розой, что после такого “знакомства”, выжил бы. А если, каким-то чудом выжил, неприязнь ко всему роду Мельхарт, для него, вполне естественна!
Но все же… Адель чувствовала, что это объяснение, слишком простое. Слишком мало ей известно пока об этом конкретном орке, кроме, пожалуй, одного неоспоримого факта - он гораздо старше, чем выглядит.
Впрочем, как и я! Так что, выходит, он тоже полукровка?! Вот только… кого, с кем?! Совершенно точно, можно сказать лишь, что не дампир. Это, я бы почувствовала.
Все что говорил ей зеленокожий, после того, как она услышала от Есфири, о том, что Серебряной Кошки больше нет и Фрида… скорее всего погибла, Адель к счастью, почти не слушала. Иначе, эта встреча на узкой лесной дороге, почти наверняка, закончилась бы трагедией. Лишь много позже, до воительницы дошло, что этот варвар! Смертельно оскорбил не только лично ее, а весь род Мельхарт! Адель же учили, что ответ на такое, любому разумному позволяющему себе подобные высказывания, может быть лишь один - вызов на поединок до смерти. Если конечно, этот… разумный, не объясниться и не принесет извинения. А тогда, всем им, пришлось отложить разговоры и взаимные претензии. Из леса появились новые измененные. Которых, этот варвар, назвал “ежепсами”. Что надо сказать, полностью соответствовало их внешнему облику и повадкам.
Похоже он ранее, уже имел дело с подобными созданиями, — вполне логично рассудила Адель. И тут, этот варвар! Только что, почти прямо, назвавший ее саму и ее леди-мать дурами, во всей красе, продемонстрировал собственный, по мнению воительницы, мягко говоря, не особо высокий уровень, умственного развития.
Есфирь, на лошадь! Адель, уведи ее отсюда. Я их задержу! Какой бы у тебя не было тренировки - они нас числом возьмут. Лошади всяко быстрее. — выдал орк, поистине “гениальный” план.
Стальная Роза, оценила сложившуюся обстановку, совсем иначе. – Их лошадь, из упряжи освободить, никак не успеть. Это должно быть, даже… орку понятно! Не будь у Есфири нога покалечена… Тогда можно бы, на Лису ее посадить. Только ее. Нас обеих, точно не вывезет! Но… Сама она, совершенно очевидно, без посторонней помощи, в седло не залезет. А я ей помочь, уже не успею. Да и что лошади быстрее… Тоже не факт! Это ведь измененные! А лошади, обычные. Кстати! Лисичка моя, и то вон, лучше и быстрее этого “великого тактика”, соображает! – Ее гнедая, дико заржав, рванула галопом по дороге, в сторону города. Ну и главное! – Тут воительница радостно оскалилась и ее мечи с мелодичным звоном, покинули ножны, также сделанные из легкой эльфийской стали, – ни одна Стальная Роза, за всю историю нашего рода, спину врагам не показывала! Сколько бы их ни было, и чтобы там себе, этот “дуб зеленый” по этому поводу не думал!
Прямо на нее, по дороге неслись сразу трое измененных, но Адель, также прекрасно слышала, треск в зарослях кустарника, по краям дороги, который мог означать только одно- стая действительно большая. И прямо сейчас, неизвестно сколько этих тварей, обходят их с флангов, при этом густой и высокий, в рост человека кустарник, особо не сказывается, на скорости их передвижения.
А вот это плохо! Очень плохо! – отметила про себя воительница – была бы я одна, но мне ведь, надо еще и к телеге никого из них, не подпустить! Но... так, пожалуй, будет даже интереснее и веселее! Хи-хи!
С телеги не слезай! Если к тебе полезут, а я не успею… хоть палкой отбивайся, — что еще дельного, можно посоветовать, девушке, которую этот хам и варвар, поручил ей защищать, в данной ситуации, Адель не представляла. — Но я успею! Не сомневайся! — Заверила она Есфирь, на всякий случай. — А теперь… Потанцуем?! Хи-хи!
Тех троих измененных, что атаковали ее в лоб, воительница встретила единственным известным ей, чисто оборонительным приемом, школы Стальной Розы - “Вьюгой”.
Изначальным предназначением этого приема, было - отбивать вражеские стрелы, арбалетные болты и любые другие метательные снаряды, летящие с разных сторон. Одновременно. “Вьюга” представляла собой собственно, простые “восьмерки”, которые обычно, фехтовальщики, крутили перед тренировкой, для разминки. Только Адель, крутила эти “восьмерки” в движении, сама при этом, поворачиваясь вокруг своей оси, на разных уровнях, горизонтальные и вертикальные, не говоря уже о скорости! Намного превосходящей, все что мог показать, обычный человек-фехтовальщик. Стороннему наблюдателю, могло бы показаться, что вокруг девушки, внезапно возникло, дрожащее марево, в котором едва различались, отдельные росчерки, стремительных ударов. У ног воительницы, возник небольшой смерч, из дорожной пыли и опавших листьев, поднявшийся ей почти до груди. Все три, атаковавших ее в лоб монстра, несмотря на удивительную для животных, слаженность действий, влетев в этот “смерч”, в одно мгновенье получили каждый, сразу несколько, несовместимых с жизнью даже для измененных ранений и упали в пыль, бесформенными кусками мяса. Один правда, был еще жив, несмотря, на перерубленный позвоночник и отсутствие передней правой лапы, "пес" жалобно повизгивал, извиваясь в пыли, как раздавленная гусеница. Адель пожала плечами и отступила обратно к телеге. Поднимая скрещенные мечи прямо перед собой. Готовая к новой атаке, с какой стороны, она бы не последовала. Ее мечи из эльфийской стали были заточены так, что бриться можно, а наложенное зачарование позволяло, хоть по камням ими лупить со всей дури, при этом клинки, оставались такими же острыми, как в тот день, когда юная Стальная Роза, получила их из рук одного из самых известных, мастеров-оружейников сумеречных эльфов. Шкуры этих “ежепсов”, зачарованная сталь резала не хуже, чем обычных дворняг.

Отредактировано Адель ди Мельхарт (08-03-2019 00:10:30)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » КРИМЕЛЛИН » Окрестности города