http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Забытые » Кровь драконов


Кровь драконов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/intermediary/f/2108eb75-b45c-49a0-a45a-90959b415dc0/d17p6u1-8e393064-9bb9-4e97-b87b-ceb39d0eec35.jpg
Время: 10605 года от сотворения мира, начало весны
Место: Драконьи горы
Участники: Морваракс, Зэлкор, Личис Золотой
Описание: Охотники на драконов, убийцы крылатых ящеров – явление не такое уж и редкое. Кто-то стремится завладеть сокровищами, кому-то важно избавить мир от зла, иным достаточно сразиться с достойным противником – причин может быть много. Иногда таким охотникам незримо покровительствуют сами драконы, направляя своих двуногих гончих против врагов, соседей или просто ради интереса.
Таким положением дел никого не удивить, всем известно, что драконы не любят себе подобных. Кровопролитные бои за артефакты и земли случаются до сих пор. Однако еще ни один дракон не открывал настоящую охоту на своих сородичей. Сам, лично, без союзников, наемников или дрессированных организаций.
Сначала на него никто не обратил внимания. Очередной дикий и самоуверенный ящер. Рано или поздно он нарвется на того, кто хитрее, сильнее или удачливее. Время шло – на год или два дракон-охотник и впрямь мог пропасть из вида, затихнуть, уйти на дно, но затем неизменно возвращался. С каждым новым боем, с каждой победой дракон становился сильнее.
Теперь его взор направлен на Драконьи горы.

Отредактировано Морваракс (22-11-2018 22:32:46)

+3

2

Некоторые, даже среди крылатых ящеров, считали, что драконов в мире как-то уж очень много. Много драконов – много конкурентов, много проблем. Нужно ли это кому?
Солитер придерживалась иного мнения. Серебряной едва ли удалось прожить больше трех сотен лет, но девушка-дракон стремилась познать то, что считала самым важным и интересным – историю своей расы, неистово веря, что их род не всегда был расколот. В своих поисках она даже немного преуспела, в частности убедившись в том, что раса была создана светлым богом, но искажена.
К темным собратьям она не питала ненависти, считая, что их вины в том нет. Впрочем, если бы кто-то сунулся к ней с недобрыми намерениями, Солитер могла подтвердить боем, что время тратила не только на копание в прошлом. Впрочем, своей целью серебряная поставила не столько искоренение зла, сколько преумножение добра.
Выражалось это не только в справедливых делах и помощи нуждающимся. Серебряные драконы – это же добро? Самое доброе и справедливое добро, уступающее только золотым. Значит миру нужно больше серебряных драконов. Может свое брал и возраст, когда молодых ящеров тянет создавать семьи. Но в том, что она все делает правильно, Солитер не сомневалась.
Ей бы жить в городе, ей бы быть частью какой-нибудь гильдии или пойти в странствующие целители. Ей бы поселиться там, где можно встретить единомышленников. Или хотя бы уйти с тех мест, где ее могут посчитать опасной чудачкой. Но Солитер посчитала, что драконы должны до определенного возраста жить как драконы, т.е. в горах. Это помогло бы им стать выносливее и сильнее. Потом она, конечно, переберется в более населенный район, но пока при ней вирмлинги, домом будут горы.
[NIC]incognita[/NIC]
Холодное ясное утро не предвещало беды.
До серебряной дошли слухи о вроде бы темном сородиче, который, вопреки своей природе, действует вполне… мирно. Более того, если верить все тем же слухам, черный брат был нацелен на историю драконов. Перспектива встретить «с той стороны» единомышленника заставляла Солитер глупо улыбаться и слегка нервничать. Ей очень хотелось поговорить, очень хотелось убедиться в том, что ее теории не на пустом месте стоят. Но приглашать взрослого дракона к своему порогу – нет-нет, нельзя, пока это ни в коем разе невозможно осуществить. И все же… это было бы прекрасно.
«Может лет через пять-шесть?», улыбнулась серебряная, покидая пещеру, где оставила играющих вирмлингов. Да, сначала она поставит свой светлый выводок на крыло, научит их всему, что нужно, и только потом займется своими делами. В конце концов, шесть лет – это не так уж и долго. Драконы живут много дольше.
Расправив крылья, серебряная вылетела на охоту. Ее детки уже вполне успешно добывали еду самостоятельно, но иногда Солитер хотелось их побаловать. От этого они не обязательно вырастут ленивыми или слабыми – что бы там старики не говорили.
[AVA]https://yt3.ggpht.com/a-/ACSszfEbHGwfoJqvJcFjPLixsfxw_WaNE5wA5_lu_A=s900-mo-c-c0xffffffff-rj-k-no[/AVA]
Она отсутствовала не больше часа, даже вернулась раньше, инстинктивно чувствуя, что что-то не так, что-то дурное вот-вот случится. Солитер опоздала. Уже на подлете к логову в нос ударил запах крови.
«Знаешь, а это весьма забавно. Ты не научила их отступать перед лицом опасности. Благородно, но глупо»
Убийца непринужденно лежал подле входа в пещеру. Рядом… Взгляд упорно цеплялся на кровавые разводы. Красное на белом смотрится невыносимо ярко, кошмарно вызывающе. Серебряная пыталась приказать себе не смотреть туда, пыталась оценить случившееся с драконьей беспристрастностью. Но не могла. Что-то оборвалось и падало все глубже, и пока оно не достигло дна, серебряная продолжала неподвижно стоять.
Яростный рык и прыжок вперед. Она не думала, не планировала, ни выгадывала момента – просто ударила. Дракон этого ожидал и встретил разъяренную серебряную клыкастой улыбкой: «Что, вот так сразу? Да я даже не против!»

«Почему-то очень многие молодые драконы еще не познав жизни стремятся увеличить поголовье нашего вида. Ты наверняка тоже считала, что сможешь защитить, победить или вовремя уйти, спасая свою и их шкурки. Эй, леди, я к вам обращаюсь»
Он определенно имел склонность устраивать представления. Поговорить, особенно перед или после боя, тоже считал совсем не лишним. Но серебрушка оказалась дохлой во всех смыслах. Обычно после нанесенных ран поверженные ящеры еще злобно рычали, фыркали или метали грозные взгляды, силясь поскорее залечить раны и поквитаться. Дракон-охотник привык дразнить их этой надеждой, заодно балуя себя монологами или бессмысленными спорами с умирающей родней.
«Что, уже кончилась, да? Хех, кто тебя только сражаться учил? Люди?»
Серебряная чешуя неприятно застревала между клыков, да и ладно бы она была крупной, но у этой несчастной матушки чешуйки были мелкие-мелкие, противные-противные. Зато мясо выше всяких похвал, свеженькое, сочное, слегка сладковатое. Порадовать себя трапезой – единственное, что оставалось в данной ситуации.
Дракон рассчитывал на настоящий бой, своего рода громкое заявление, что он пришел в эти горы. Но вместо могучего соперника пришлось довольствоваться упрямыми ящерками и молодой неумехой. Давненько не было таких провалов. Но ничего, у него еще будет шанс заявить о себе. Следующий дракон будет лучше.

+2

3

Горы и ущелья высились в центре этого причудливого зала, чьи стены, подобно острым, ощерившимся в оскале чёрным зубьям впивались в это нагромождение сокровищ. Пламя плясало на массивных колоннах в четырёх углах, проникая сквозь огромную арку, испещрённую зазубренными символами. Потолок этого великого - а иначе и не назовёшь помещение, в котором можно утопить пару окрестных гор - чертога терялся в дымке высоко вверху. Странный это был замок и причудливой была коллекция драгоценностей, которой располагал владелец и повелитель этой земли. Но, ничего удивительного, коли таковым являлся дракон. Не просто огнедышащий змей, но один из старейших и, как любила говорить молва, мудрых владыка неба. Изваянный из чёрного камня, обильно украшенный шпилями и полный ловушек обсидиановый замок высился прямо в центре пылающего огнём кратера - дым от которого был виден на многие мили окрест. Но куда сильней и явственней о присутствии Личиса Золотого в стенах родного дома говорил иной сигнал. Его аура, пылающая золотым и белым, была видна издалека и не менялась уже несколько тысяч лет. Все давно привыкли, что змей, питающий отвращение к бесконечной войне и уставший оберегать смертные цивилизации, предпочёл последние века провести во сне. В вечной дрёме, доживая свои последние годы в спокойствии и, что важнее, мире.
Но сегодня всему этому должен был настать конец. Некое отвратительное чувствие подобно москиту жужжало в ухо, наполняя разум тревогой. Именно сегодня, сон не шёл к своему самому лучшему клиенту - наоборот, чем больше дракон вслушивался в источник собственного раздражения, тем больше тревоги он ощущал. Кровь, кровь и смерть, происходящие не так далеко от его логова. Не далеко по его меркам, конечно же, к тому же будь то обычные смертные, он бы и не обратил внимания. Короткоживущие погибали всегда. Жизнь и смерть есть неразделимый цикл. Но в этот раз...было что-то иное, нечто более отвратительное и ужасное. Смерть дракона, притом далеко не одного. Пребывающий между забытьем и явью, дракон осознавал: это далеко не первый древний змей, погибший в эти дни. Однако именно в этот час, в этот миг что-то изменилось. Он ощутил угрозу, переплетение нитей судьбы, что угрожала его благоденствию. Меж бесконечного моря злата завился тонкий столб дыма, переплетающийся с облаками пепла и золы, властвовавших в зале. Со взрывом склон из сундуков, монет и драгоценных камней вздрогнув, просев и пав подобно оползню на сияющую равнину. Показалась чешуя цвета столь яркого и влекущего, что обычное золото рядом с ней казалось не более чем ржавым металлом. С шумом ревущего водопада, Личис потянул носом воздух, всё явственней ощущая надвигающуюся беду - и нити истории, тянущиеся далеко в будущее. Это было...интересным, и более того опасным. Давно он уже не ощущал чего-то подобного.
Новая серия взрывов прогремела по всей зале, когда могучий дракон вставал на крыло, воздвигаясь из золотого моря, служившего ему подстилкой. Он широко расправил крылья, безмолвно сообщая миру о своём пробуждении. Но куда лучшим глашатаем стала его аура - пылающий столб силы угас, скрылся от глаз короткоживущих и бессмертных. Золотой дракон вышел на охоту, пока ещё не зная на кого. Однако он имел в своём арсенале не только пару миллионов тонн золота высокой пробы, были у него и особые, достойные всяческой зависти игрушки. Таковыми, скажем, являлись зрячие камни. В нынешние времена уже никто и не ведал о существовании подобного артефакта, равно как и его драконьей природе. Но, несмотря на тысячи лет, прошедших со дня их обретения, они всё ещё работали. Даже пребывая в дрёме, Личис знал многое о творившемся в мире. Но сейчас его пылающий беспокойством взор оказался направлен не в заоблачные дали, не в таинственные земли юга и востока, а куда-то намного ближе. На горы, которые он привык считать домом, что окружали его замок и тянулись на многие мили до Сгирда. Драконьи земли, ныне изуродованные кровью павших. То, что узрел дракон, ввергло его в глубокую задумчивость - он не мог пронзить ткань прошлого, однако был достаточно прозорлив, чтобы предвидеть большинство грядущих и, тем паче, минувших событий. Охота на охотника. Вопрос лишь в том, стоит ли взяться за то самому и дать развитие одной вилке событий - или же немного поиграть?
Взгляд дракона скользнул к безымянному укрытию одного из тех, кого считали злом, жуткими чудовищами на службе у тёмного божества. Жаждущий власти для всех, чтобы никто обиженным не ушёл. Прекрасный выбор: одна проблема позволит собой решить другую.
Прекрасно, что магия - наука, искусство и хаос в одном лице - позволяла многое, особенное будучи помноженной на большой опыт. В истинной своей форме, Личис мог бы одной лишь тенью вызывать истерию у городов, которых бы накрыла тень его крыльев. Но Драконьи горы не то место, где стоит бахвалиться силой. На каждого дракона найдётся другой. Более сильный, хитрый, удачливый. Здесь выживала их раса - как только могла - и золотой не собирался отступать от своих привычек. Пока, стараясь не привлекать внимания больше чем требовалось, он предпочёл человеческий облик, куда более неприметный и, более сказать, компактный. Однако стоит заметить, что, в отличии от большинства своих сородичей, в этом вопросе Личис был более чем скромен. Его смертная форма не могла похвастаться золотыми украшениями либо расшитыми жемчугом мантией и плащом. Отнюдь. По виду это был обычный, седовласый человек, коего в пору окрестить и мужиком - особенно ввиду его комплекции лесоруба. Обычного вида топор торчал рукоятью из-за спины, где располагался чехол, а одет он был пускай и свободно, но крайне практично. И не скажешь, что перед тобой один из крылатых повелителей неба, покуда не заглянешь в изумрудные, древние глаза.
Всматриваясь во мрак, прозрачный для его глаз. Личис позволил себе горький вздох при виде того, что он увидел. Не секрет, драконы, охотясь друг на друга, любили пожирать останки своих врагов, имея много мнений и верований против запретов. Но это...пожалуй, он не видел это с того дня, как неопределённое время назад один из чёрных возмечтал, что сможет воспарить выше, чем ему было дано богами. Здесь был похожий почерк. Резня, кровь и слишком много показного действа. Древний змей покачал головой, прикрывая полные боли и ужаса глаза на серебряной морде. Единственное, что вообще осталось от драконицы, чьё логово он нашёл с помощью своих зрячих камней - и ужаснулся обнаруженному в нём. Детёнышей он так и не нашёл, хотя осколки чешуи в дальней части пещеры говорили, что здесь прятался целый выводок. Убили всех, притом начали именно с детворы. Обезумевшая женщина не могла противостоять горечи и боли, а определить вид и цвет её противника не смог даже он. Ни следов ауры и магии, ни осколков чешуек. Только грубая, физическая мощь. А значит, предстояло искать иголку в стоге сена - если только не привлечь к делу такого же убийцу и мясника на свою сторону. Чуть более умного, стоит отметить.
- Зэлкор,- Золотой обернулся, встретившись равнодушным, усталым взглядом с проявившемся профессионалом по созданию монументальных задач и лишь кивнул в знак приветствия. Присутствие дракона так близко он ощутил практически моментально. Не говоря уже о том, что сам воззвал к нему прибыть сюда незамедлительно. Разговоры не требовались, только умение смотреть и делать выводы - а в этом плане даже Личис проявлял уважение к этому молодому идеалисту. Даже сейчас, в такой печальный час давая ему возможность осмотреться и составить собственное мнение.
В конце-концов, любое мнение ценно - особенно когда опасность, витавшая в воздухе, грозила ещё многим драконам из их стай.

+2

4

- Как прошли переговоры? - раздался голос его сестры, что вышла из теней коридора в человеческом облике.
- ...хуже, чем я думал, - Зэлкор в это время работал над тем, что ковал новую итерацию "Когтя", поскольку предыдущая лежала рядом, обагрённая чьей-то кровью и сломленная в нескольких местах. Дракон работал слишком усердно, и рядом так же лежали отломанные чешуйки от его собственной шкуры по всей кузнице, - ...их стая не только не увидела перспектив и общей картины, но их патриарх решил выступить против меня. Мне пришлось использовать это, - Зэлкор молотом указал на поломанный "Коготь", не отрываясь от работы над новым.
- А что остальные члены стаи?
- Разбежались и начали борьбу за власть, - Зэлкор прорычал кратко, стараясь спрятать свои эмоции назад...однако вскоре дракон метнул молот в стену перед собой с кратким криком. Уперев руки в бока, Зэлкор опустил голову вниз и потёр переносицу, тяжело выдыхая и потирая переносицу.
- Ты знал, насколько это будет тяжело, когда сказал мне что тебе нужна моя помощь, - его сестра медленно приблизилась, держа всё же некоторую дистанцию на всякий случай, - И я здесь, чтобы сказать тебе - мы оба знаем, как долго это может занять времени, мы оба понимаем, что таких как мы мало...но мы найдём их, рано или поздно. И когда нас станет больше, мы можем сделать то, о чём мы оба мечтаем.
- Я знаю...я знаю, - Зэлкор вновь тяжело выдохнул и подошёл к стене, вынимая из него молот и возвращаясь к кузнице, по пути хлопнув сестрицу по плечу одобрительно, - Эта...слепота, эта неспособность смотреть дальше инстинктов, это нежелание видеть себя со стороны...это нас убивает, медленно и целеустремлённо, - Зэлкор вновь принялся разогревать деталь "Когтя", мрачно сдвинув брови при этом, - ...и это мы должны остановить.
Убежища Зэлкора были раскиданы по всему Альмарену, спрятанные с помощью тёмной магии преимущественно в горах, и каждое такое убежище было оборудовано не только телепортационными чарами, но также и всем необходимым для работы - сокровищницы, мастерские, места для выращивания редких растений и грибов...пока один дракон сидел ровно на своей горе золота, Зэлкор использовал своё золото для укрепления своих возможностей, никогда не держа ничего в одном месте и вкладывая своё богатство в прибыльные дела. Это уже отличало его от многих драконов тем, что он использовал возможности своих торговых гильдий для слежки за обстановкой в мире.
И именно с помощью этой сети Зэлкор и начал узнавать про то, что кто-то начал целенаправленно убивать драконов, причём ходили слухи о том, что это были как раз свои. В обычное время Зэлкор списал бы это на очередные междоусобицы различных стай, однако частота убийств была абсолютно ненормальной. Зэлкор начал копать в сторону этого неизвестного убийцы со своей стороны, однако ему мало что удавалось узнать кроме последствий и свежих подробностей очередного нападения. Так шло достаточно долго, пока не случилось то, чего он не ожидал.
Пробуждение Личиса Золотого.

Пробуждение такого мощного и древнего дракона могли ощутить во всём Альмарене, благо что его сила была действительно ужасающей, и само пробуждение прошлось по материку словно волна мощи, которая могла заставить любого иного дракона забиться в самый тёмный угол и выжидать там в страхе перед полумифическим существом, что наконец открыло свои глаза и поднялось на крыло. Когда это случилось, Зэлкор понял, что чтобы ни заставило Личиса пробудиться, это было нечто очень серьёзное. Распоряжения доверенным младшим были отданы тут же, и Зэлкор оказался прав - младшие расы тоже ощутили пробуждение древнего дракона, что ввергло материк в как минимум непонимание, а как максимум в состояние паники.
Ещё больший конфуз вызвал факт того, что сам Личис вызвал Зэлкора к себе, указав тому на нужное место. Чёрный понимал, что дракон желает переговорить, однако время было выбрано ужасающим образом - Зэлкор не был готов к этому, и планировал сам пробудить Личиса для разговора когда чёрный будет иметь достаточно поддержки и прогресса в своём деле...но выбирать не приходилось. Дракон поднялся на крыло, скрываясь в небесах и отправляясь в нужное место, держась тяжёлых облаков, попутно обдумывая свои возможности и варианты развития событий при разговоре. Скрываясь во тьме от взора смертных и других сородичей, дракон с помощью теней вскоре переместился прямо на землю, переходя в человеческий облик и медленно выходя из теней навстречу Личису.
- Зэлкор.
Чёрный кратко кивнул тому в ответ, уже осматривая место преступления. Запах крови ударил в его ноздри сразу, когда дракон переместился к земле, и тот медленно начал приближаться, внимательно осматривая место сражения и иногда водя пальцами по оставленным когтями зарубкам на камне или наклоняясь к бороздам на земле. Молча, дракон вошёл в пещеру и принялся водить руками по местам, где лежали оторванные чешуйки и где были огромные пятна засохшей крови на стенах, и только после этого перевёл взгляд на голову серебряной самки. Подойдя к голове, Зэлкор медленно опустился на колено, убирая плащ за спину и положив ладонь в когтистой перчатке поверх головы и смотря на ту с трясущимися от гнева желваками. Похлопав слегка голову самки, Зэлкор медленно поднялся во весь рост и наконец заговорил:
- Омерзительно, Личис. Кто бы ни пришёл сюда, он пришёл не набивать брюхо, не грабить логово - он пришёл целенаправленно убивать...кровь внутри пещеры старее и принадлежит детёнышам - убийца занялся ими до прихода самки - либо выждал момента когда она улетит, либо совпал его прилёт с её отлётом, - Зэлкор сделал паузу, осматривая борозды на камнях и прочие следы, сдвинув брови и присев в коленях. Драконьи бои оставляли следы, по которым можно было восстановить картину произошедшего, чем Зэлкор и занимался, имея богатый опыт сражений, - ...она прилетела вот там, - дракон указал ладонью на борозды перед пещерой, что остались в камне, - Прилетела, увидела резню и сжала когти инстинктивно...убийца был здесь, - чёрный теперь указал на следы от соприкосновения чешуи с камнем, что были поблизости - на камне эти следы были видны крайне хорошо, - Лежал...достаточно долго, не скрываясь, ожидал возвращения...она сделала шаг первой, набросилась и погибла за это, - чёрный дракон посмотрел на голову серебряной, тяжело выдохнув при этом и возвращаясь к тому, чтобы понять что произошло здесь, - Он не понёс ущерба, схватка закончилась слишком быстро, после чего..., - дракон смолк, проводя ладонью по следам крови на камнях и вновь ощущая, как затряслись желваки от осознания того, что было дальше. Зэлкор мрачно посмотрел на Личиса, похлопав ладонями от омерзения, - ...после чего он ел её живьём, и долго. Он одолел её быстро, однако он хотел растянуть её смерть, и тянул её как можно дольше, после чего он улетел. Чешуи, кроме серебряной, здесь нет, иной крови кроме как погибших не ощущаю, - Зэлкор поднялся на ноги и развернулся к Личису полностью, говоря еле сдерживающимся от гнева и горечи голосом, в котором читались опасные нотки, - Это. Нужно. Остановить, - Зэлкор поднял правую ладонь, показывая указательный палец на Личиса. Впрочем, дракон вскоре взял себя назад в лапы, устремив взгляд в сторону пещеры, - ...я осмотрю что находится внутри, и надеюсь, что ты сможешь взять магический след, - Зэлкор мрачно ушёл в сторону логова серебряной, ища её сокровищницу чтобы найти возможные улики или просто что-то полезное, - Он должен был остаться от его долго пребывания на одном месте, несмотря на всю кровь.
Гнев чёрной крови сейчас полыхал в Зэлкоре довольно сильно - от этого его тёмная аура с элементами огня вышла из-под контроля, но дракон направлял свой гнев на действия в данный момент. Одно он уже для себя решил - кто бы ни был этот убийца, пощады ему не будет, и он заставит его страдать за это. Подавив ауру, Зэлкор начал искать сокровищницу и способ проникнуть туда, особенно уделяя внимание поиску различных личных вещей погибшей серебряной самки, попутно смывая водой и магией кровь со своих перчаток.

+2

5

Древнейших – тех самых, кто первыми раскрыли крылья над Альмареном – в настоящее время практически не осталось. Бытовало мнение, что из числа этих монстров в живых остался только один. Да и тот – существовал ли золотой на самом деле? Может тоже сгинул, но его исчезновение знаменовало бы безвозвратно-утерянное прошлое (иронично, что даже драконы цепляются за него). Потому-то, чтоб сохранить эту иллюзию живого древнейшего и были придуманы сказки про сон, путешествия и незримое наблюдение за всем и вся.
Однако иногда сказки совсем таковыми не являются. Пробуждение почувствовали все. Малые расы могли и не понять произошедшего – они ощущали и видели мир не так как драконы. А вот чешуйчатая родня прекрасно все поняла. Кто-то отвернулся и предпочел проигнорировать – золотой ящер уже давно не являл интереса к миру, так пусть ворочается у себя в горах сколько душе угодно. Кто-то раздраженно и опасливо стал слушать магию, стараясь определить чем чревато такое пробуждение.
Охотник был удивлен и рад. Древняя туша зашевелилась практически под самым носом. Такое захочешь - не пропустишь. Дракон конечно ожидал такого и в некоторой степени стремился, но все же полагал, что золотко проснется позже.
«Что, старики нашего вида тоже страдают бессонницей?»
Несвоевременное пробуждение не укладывалось в планы охотника. Но ведь он дракон, причем не самый глупый (иначе бы не дожил до своих лет да при таком ремесле): любую ситуацию можно было подстроить под свои нужды.
Встреча с таким врагом должна проходить на подконтрольной территории, с парочкой ловушек на непредвиденный случай. Сейчас… сейчас в принципе можно устроить пробный полет и посмотреть чей удар сильнее. Осталось отправить приглашение.
[NIC]incognita[/NIC]
***
[AVA]https://yt3.ggpht.com/a-/ACSszfEbHGwfoJqvJcFjPLixsfxw_WaNE5wA5_lu_A=s900-mo-c-c0xffffffff-rj-k-no[/AVA]
Сломанное крыло нещадно болело. Для того, кто привык в любой страшной или непонятной ситуации уходить в спасительное небо, это было просто невыразимым кошмаром. Никогда еще прежде вирмлинг не чувствовал себя столь унизительно, столь… беззащитно.
Еще вчера считал, что готов покинуть родительское гнездо. Еще вчера мир был прост и понятен. Он – лучший среди выводка, самый сильный и ловкий, никто из братьев и сестер не мог составить ему конкуренцию ни в небе, ни на охоте. Еще вчера мир лежал подле его лапок и был готов принять нового, готового к самостоятельной жизни, дракона.
Видимо он и впрямь был лучшим среди выводка, раз сумел выжить. Но это осознание ничуть не тешило гордость. Приносило боль и заставляло быстрее перебирать лапами. Одно крыло было плотно прижато к телу, а второе… Его бы тоже прижать, но больно – слишком больно. Волочить его по земле – не лучшая идея, но перебороть себя молодой дракончик не мог.
Куда бежать? Просто подальше от того ужаса, что остался за спиной. Не думать. Не думать о произошедшем, просто бездумно переставлять лапы и молиться Богам, что убийца слишком занят, чтоб преследовать его.
Детеныши почти любой из рас являются на свет беззащитными. Только драконы, уже ломая детскую скорлупу, способны выживать и бороться за свое существование под небом. Да, намного слабее взрослых сородичей, но все же в отличие от прочих детенышей они могут спастись даже в случае если остались совсем одни.
Их силы ограничены, их ведут инстинкты. Те самые, от которых отворачиваются многие взрослые и древние. Те самые, которым они обязаны своим выживанием.
Вирмлинг просто хотел оказаться как можно дальше от прежнего логова. Бежал, как думал, бездумно, без цели – с тем же успехом мог свалиться в реку или провалиться в ущелье.
Охотник был терпелив, был готов корректировать свои планы столько, сколько потребуется. Но вырезать несколько семей, чтоб отправить гонца – расточительство с его точки зрения. Каждое такое действо должно приносить сладостные плоды, которые надлежит смаковать, а не глотать жадно, уподобляясь зверю. Потому своего невольного гонца, охотник защитил, отводя чарами (а больше запахом своей крови и магии) от юнца ненужное внимание хищников.
Не стоило и гадать, что жаждущие справедливости кинутся к месту преступления. Значит туда пускай и бежит маленький посыльный. Детенышу повезло больше, чем тот считал, ведь у него, благодаря обстоятельствам, были все шансы выжить, выбраться из гор, а там… либо дитё забьется в какой-нибудь город, прикидываясь человеком, либо воспылает местью и со временем станет достойным врагом. Прекрасные перспективы, весьма заманчивые. Но сначала пускай выживет.
Вирмлинг расценил ситуацию так, что ему безопаснее будет стремиться к вершинам. Весьма опасно с его-то сломанным крылом. Но если монстр будет его преследовать, то… Он ведь знает про крыло и будет выглядывать его внизу, так что туда точно спускаться нельзя. Нет – только выше и выше, только это и будет счастливым шансом.
С трудом вскарабкиваясь на очередной выступ, задней лапой дракончик оперся на ненадежный камень. Лапа соскользнула, равновесие потеряно. А коготки не успели зацепиться на за что существенное. Вирмлинг кубарем скатился вниз, ощущая каждый камень на своем пути.
Болезненный спуск окончился жестким приземлением. Голова шла кругом, тело болело, а в нос бил до одурения знакомый запах. Страшный запах. Открыв глаза дракончик сначала ничего не понял, кажется он упал не так низко, как считал (хотя возможно заработал еще пару переломов). А потом до него дошло, что вот эти «снежинки» совсем не снежинки, а чужая чешуя, а темные следы – кровь отнюдь не дичи.
На шорох отреагировал как зверь, попытавшись подскочить и удрать. Когда не получилось, выгнул спину кошкой и расправил здоровое крыло, стараясь выглядеть внушительнее. Перед ним были люди… От шока и страха молодой дракончик просто не мог осознать их истинную сущность. Сейчас перед ним были люди, место пахло кровью и вывод был очевиден – охотники на драконов. Опытные, судя по крови, а значит придется давать бой.
Неуверенно зарычав ящер попятился. Лучше прикрыть спину, лучше упереться во что-нибудь.

+2

6

Личис с улыбкой отметил, как слабо чёрный дракон изменился с последнего раза, когда им не посчастливилось встретиться. Помнится, то было далеко к югу от Драконьих гор в тот редкий миг, когда золотой змей любил оставлять своё любимое логовище позади. Зэлкор был всё тем же идеалистом. Неизменный человеческий облик - немного грубоватый на вид, не лишённый харизмы и имеющий неутолимую жажду знаний и власти. И, к сожалению, не лишённый страсти чёрных всё и всегда решать за всех. Идеалисты, как известно, существа, застывающие во времени и с неохотой меняющиеся - должно пройти несколько тысяч лет, прежде чем природа возьмёт своё.
А потому старый змей не особенно удивился тому, что едва объявившийся Зэлкор без каких-либо указов со стороны Старшего взял дело в свои руки. Несмотря на принадлежность к чёрной стае, чья агрессия и жестокость были общеизвестны, он обладал и огромным по силе интеллектом, помогающем сдержать яростные порывы. А в их случае ещё и раскрыть это кровавое преступление несмотря на всё, что о нём бы подумали Личис либо другие драконы, судящие только по цвету чешуи. В конце-концов, не имеет значения, к какой стае ты принадлежишь, если итог твой будет един - единство с этим миром после смерти, когда бы она не наступила. А потому Золотой лишь поддакивал, не вмешиваясь, созерцая скользящего меж камней подобно гончей дракона. Зэлкор склонился так низко и сопел столь громко, будто пытался поймать едва уловимый запах их нынешней цели - но Личис не пытался ни остановить, ни прервать поток льющихся слов, пускай и пришёл уже к тем же выводам. Он не стал мешать чёрному дракону, вполуха слушая его выводы и, что важнее, самостоятельно обдумывая сложившуюся ситуацию.
В отличии от своего юного коллеги, златокрылый был обеспокоен не столько убийством ещё одного дракона - представители их рода гибли не так уж и редко - сколько личностью и изощрённостью самого убийцы. Коварный и хитрый змей, понимающий необходимость прибирать за собой следы и не оставлять явных улик, способных указать его личность. Одна только схватка на этом уступе давала богатую пищу для размышлений, позволяя строить вполне закономерные и логичные выводы. Скорее всего, ещё один амбициозный маньяк, решивший постепенно набираться сил в течении пятидесяти-ста лет, используя павших сородичей для проверки своих навыков. Неумолимо сократить количество самых активных и, что важнее, незамутнённых столетиями традиций драконов, способных мыслить нестандартно. А после выступить и против стариков, которые, давным-давно устав от этого мира, спрятались в сердце земных недр или недоступных для младших рас уголках планеты. Личис, исполнившись подозрений и вполне себе логично прозревая следующий ход негодяя, поднялся с валуна, отходя к самому краю утёса, откуда ему открывался лучший обзор на гористую местность вокруг них.
Нападение было не первым. То, что в этих горах обитает такой древний змей, как он, знали даже покойники - горящий столб пламени его ауры никогда не исчезал во время долгой дрёмы. Мало кто знал, что время от времени Личис покидал логово, оставляя иллюзию своего присутствия. Его пробуждение должно было быть заметным не только обывателям, но и таким внимательным наблюдателям, каким являлся их слишком удачливый дракон-мясник. Собственно, на это Золотой и рассчитывал, объявляясь столь открыто. Он чувствовал тонкие нити судьбы, уже меняющие этот мир - и окружавшие даже его. Перемены грозили Альмарену - смертным расам суждено было увидеть то, чего не бывало со дней изначальных. Впервые заинтригованный настоящим, Личис понимал, что даже если они призовут убийцу к ответу, сам древний вряд ли вернётся в спячку. Что же касаемо этого чешуйчатого мерзавца, столь красочно убивающего сородичей... Ему вполне резонно следовало быстро менять собственные планы, подготавливая поле для битвы - ибо то, что они рано или поздно столкнутся в открытом бою, было уже предрешено его собственной судьбой. Приглашение, замаскированное под счастливый случай?..да, в это верилось больше, чем прямой вызов. Скорее всего будет выбрано самое неудачное для размеров Личиса место, где большая часть его мощи будет бесполезна. Логика и предсказуемость ситуации не раздражали, вызывая трепет в душе старика.
- Магических следов нет, юноша, только кровь, чешуя и безумие. Но, думаю, даже тебя отвратила увиденная картина. Она была молода и полна идей, жажды жизни. Нашёл что-нибудь помимо ничего?- Личис обернулся на шум, окинув заинтересованным взглядом появившегося из пещеры чёрного дракона - столь мрачного ликом. Настолько сумрачного и - вот уж невольный каламбур - чёрного лицом, что вполне можно было рисовать с него картину глубочайшей ненависти. Ярость эмоций неприкрытой волной накрывала Зэлкора, вынуждая Золотого лишь пожать плечами в ответ и повернуться обратно к картинам и видам, открывавшимся ему с утёса,- наш юный убийца оказался весьма предусмотрителен, использовав лишь клыки и когти. Собственную, уникальную ауру он скрыл - подозреваю, каким-нибудь амулетом вместе с собственным умением. Скрывается, используя естественный магический фон наших гор. Умный дракон - но крайне себялюбивый. Он не может остаться в стороне, зная, что мы уже действуем. А значит стоит ожидать ещё более неприятных и ужасающих событий.
Он не успел договорить, обратившись вслух от постороннего звука и треска камней, упавших на их уступ сверху - и предвещающих падение небольшого дракончика. Личис рывком поднялся, пребывая всё ещё в своей человеческой форме, шагнув навстречу рухнувшему птенцу. Он помедлил, изучая его взглядом - и переменил первоначальное мнение, убирая руку с топора, оставив его аз спиной. Юный вирмлинг - так далеко от своего выводка, да ещё и столь потрёпанный?..изумрудные глаза золотого превратились в узкие щёлочки, столь подозрителен был его прищур. Появление здесь едва только оперившегося птенца не было совпадением - и, как он заметил краем глаза, даже Зэлкор был настороже. Во всяком случае отсутствие его страстного монолога вопросов давало понять, сколь серьёзно чёрный отнёсся к ситуации и их противнику, достаточно коварному даже для самых преступных деяний.
Примирительно подняв руку, Золотой старался успокоить дракончика собственной, уверенной аурой патриарха, подобной тёплому, обволакивающему одеялу. Запах человека не смог скрыть могущества обоих драконов, объединившихся ради одной цели. Стоило рассчитывать, что и Зэлкор будет достаточно сообразителен, заметит истеричное состояние дракончика, пребывавшего в глубоком шоке. Скорее он примет их за людей, каких-нибудь легендарных охотников на драконов - даром что этим уже лет сто пятьдесят не занимались - нежели за самих драконов. А в своей настоящей форме, чёрный змей был куда скромней, чем сам Личис, и мог проще убедить птенца расслабится.
- Спокойнее, дитя, ни я, ни мой друг тебя не обидим,- он не спешил с расспросами, понимая, сколь тяжела выпавших на его долю событий, давая возможность собрать мысли в порядок.
Подобная расчётливая жестокость не могла не раздражать. Золотой был слишком большим параноиком, чтобы верить в совпадение.

+1

7

Трусливая агрессия – самая непредсказуемая, но и пожалуй одна из самых опасных. Когда невидимые часы уронят последнюю крупинку терпения? Когда жертву сорвет и швырнет в отчаянную попытку отыграться или просто не подпустить к себе более никого?
Драконы считались более сдержанной расой, превосходя в своей расчетливости прочие разумные виды. Но они же зачастую воспринимались как монстры. Вирмлинг же, затравленный в угол, вовсе был подобен зверю. И как зверь он мало мог соображать в той ситуации. С него вполне сталось бы атаковать первым – просто от безысходности и расшатанных нервов.
Но чужое древнее влияние, аура, мягко, но непреклонно подавляла панику. Отстраненно вирмлинг подумал, что его хотят сломить еще больше. Но эта мысль пришла и ушла, не сумев зацепиться. Полностью детеныш не покорился (хотя бы потому, что не на то был рассчитан прием с аурой), но уже не стоял балансируя на грани между агрессией и желанием бежать сломя голову.
«А-ага, как же!», дерзко (как ему думалось) отреагировал вирмлинг. «Тот тоже так сказал»
Огрызаться на старших, более сильных, способных пришибить одним ударом – идея, сказать прямо, не блещущая умом и сообразительностью. Впрочем, детенышу это еще можно было простить. Пока можно, ведь если повезет, то он изменится в будущем и не обязательно в худшую сторону. Правда, железный вирмлинг о том не думал. Думать в тот момент было сложно, страх все еще мешался – все здравое и логичное увязало в нем как насекомые в смоле.
Не задумывался он и о том, что тот здоровый ящер по сути даже не солгал. Пообещал не обидеть, так он и не обидел. В своем понимании, само собой. Вирмлинг ушел живым и в некоторой степени целым: все же дракон есть дракон, переломы и многие раны для них не смертельны, от чего-то даже шрамов не останется. А ведь мог поступить и куда более жестоко. Вырвать крылья или откусить лапу – с таким увечьем только и остается, что жить калекой.
Но и об этом железный не думал. Вернее очень старался не думать, так как и вырванные конечности и растерзанные тела и «богатый внутренний мир» (в прямом значении) он видел столь красочно, что не забудет уже никогда.
Люди нападать не спешили. Аура делала свое дело, постепенно успокаивая детеныша. Конечно чтобы совсем успокоиться уйдет как минимум пара часов, а может статься, что и не один день. У охотника-то время было, а вот было ли оно у его гончих?
Взрослые могли расспросить юнца, а могли и вывернуть его память, достав все необходимое без лишних расшаркиваний. Не метод светлых, конечно, но и они могли действовать весьма жестко, когда к стенке обстоятельства припирали.
Взрослые ящеры могли увести выжившую деточку в безопасное место, а могли и оставить там, где обнаружили. Все это – непредсказуемые переменные. Рассчитать их с точностью до 100% вероятности невозможно. Охотник не мог этого не знать, не мог не брать в расчет.
Ровно как его ход мыслей был предсказуем и для гончих. Как поступить, однако, было решать им и только им. Вирмлинг не доверял и петь соловушкой не собирался. Тратить время или скомкать «письмо» и отбросить? Все упиралось во время и в то, готовы ли взрослые ящеры им разбрасываться.
[NIC]incognita[/NIC]

p.s.

пост вне очереди по просьбе Зэлкора

[AVA]https://yt3.ggpht.com/a-/ACSszfEbHGwfoJqvJcFjPLixsfxw_WaNE5wA5_lu_A=s900-mo-c-c0xffffffff-rj-k-no[/AVA]

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Забытые » Кровь драконов