http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Без зазрения совести.


Без зазрения совести.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

float:rightКто: Телли и Освир де Маллеус
Где: Деревушка в окрестностях Греса.
Когда: Два года назад. Разгар лета.
Удушливый полдень.

Ждёт суд тебя молвы жестокой
И в солидарности с толпой,
Они расправятся с тобой.
Не утруждаясь подоплёкой,
Не озаботившись признанием,
Довольны лишь упоминанием
Твоей немыслимой вины.
Их бешенство покорностью уважь
Ведь слов невысказанных блажь,
Сердца их с гневом не смирит.
И ненависть в котле бурлит.
Не выторгуешь полцены...

Удивительно, но поиск виноватых всегда начинается с невиновных. С позиции правовой ментальности простого деревенского мужика абсолютно очевидно, что в том случае, когда преступление направлено против него лично, наказание должно быть прямым и непосредственным. Сельский обы­чай требовал немедленной и самочинной расправы над убивцем, похитником и поджигателем. Выражая свою солидарность, к самосуду присоединялись все жители, даже женщины и дети. Безжалостная казнь становилась представлением, призванным развлечь будничную скуку. И в самом страшном сне Телли не могло привидеться, что она когда-нибудь станет частью подобного балагана. Сочтёт ли золотой дракон сие действо достаточно занимательным для того, чтобы он захотел вмешаться в ход событий…
[SGN]Наш мир жесток, и часто так бывает:
Невинного виновный с ног сбивает...
http://s3.uploads.ru/t/pWNoB.png[/SGN] [STA]Я невиновна![/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/2Sk1I.jpg[/AVA]

Отредактировано Телли (25-07-2018 19:11:58)

+2

2

В деревенском трактире к полудню стало полно народу. Удушливый зной прогонял с полей и огородов даже самых прилежных работяг. Каждый из страждущих нашёл приют в единственном на всю деревню кабачке “Прохудившийся бочёнок”, на радость его держателю. Мужики переговаривались меж собою, зычно гоготали и травили байки, упражняясь в остроумии насколько им это позволял склад ума. В целом всё было тихо и мирно. Никто не обращал на певицу особого внимания, не тащил к столу и не заставлял петь скабрезные песенки по герцога Гресского и окрестности.
Телли сидела за стойкой и всухомятку лопала ржаную лепёшку, кроша её руками и окуная в липовый мёд прежде чем отправить очередной кусочек себе в рот. Свежезаваренный травник остывал, источая пряный аромат такой силы, что он заглушал сивушный дух, коим пропиталась рюмочная ещё с утра.
- Ну что ты, доченька, хлеб пустой жуёшь. Давай я тебе похлёбку лучше слажу. - Жена трактирщика, румяная от кухонного чада, ласково глядела на рыжую, сопереживая её странничьей доле. - И не вздумай! Я с тебя и медяшки не возьму! - Возразила бабёнка, не дав толком и рта раскрыть певице. - Вона какая малахольная. - Она удалилась, причитая о том, что некому приветить бедолагу.
Менестрель не стала противиться такому повороту событий. В конце концов, копеечку ей стоило поберечь для того случая, когда корчмарь попадётся не такой сговорчивый, как добросердечная тётушка. Певица самозабвенно, а главное складно, блажила о своих приключениях, приукрашивая, по обыкновению, детали. Кухарка слушала её заворожённо и не прерывала до тех пор, пока по залу не разнёсся въедливый миазм гари.
- Жаркое! - Корчмарь недовольным взглядом проводил свою благоверную, цокнул языком и исподлобья уставился на менестреля.
- Нашла кому песни петь. У ней же одна извилина только! Достаточно, чтобы помешивать суп, не распыляясь особо на всякие сплетни. А ты ей про странствия, да про любовь. Тьпу! Срамота одна. - Вопреки ожиданиям Телли, глаза мужичка потеплели. - Скажи, а ты про сражения какие песни знаешь? Ну такие, приличествующие для мужицкого уха. - Он облокотился на стойку и мечтательно зажмурился, явно представляя себя бравым солдатом Швейком.
Петь Телли совершенно не хотелось. Хотелось нормально пожрать. Посему она прикинулась блаженной, часто-часто хлопая ресничками и разводя руки в сторону, мол не знают наши таких сказок. Дядька опечалился, конечно, но скорбеть особо не стал и нашёл себе занятие, наполняя кружки страждущих пенным элем.
Наевшись до пуза, певица развернулась лицом в зал, откинулась на стойку и стала наблюдать за людом. Внимание рыжей привлёк щуплый парнишка в приличном, даже дорогом платье, который скрылся за дверью кладовой в компании двух верзил бандитской наружности. В противовес лепечущему непрерывно и натужно улыбающемуся мальцу, мужики выглядели хмуро. Удивительно, но никто особо не подивился на эту нескладную компанию.
- А что там за юноша в кладовке твоей переговоры устроил? - Обратилась девушка к трактирщику.
-Так это Взбышек, старосты нашего сынок! А что? Неужто глаз положила? - Корчмарь погрозил певице указательным пальцем. - И не вздумай, девонька. Бабник он, да картёжник. Всем известно. Да только батюшка ему всё с рук спускает - единственный сын, как - никак. - От последующих расспросов дядька отмахнулся.
Время шло, а из кладовки никто не выходил. Телли стало тревожно. Она даже привстала на стуле, думая не пойти ли проведать, как там дела. Дверка комнатушки распахнулась, и из неё вышли оба лиходея, смурные, с кислыми рожами. Они поспешили убраться, а вот сын старосты всё никак не шёл за ними следом.
- Там это…- Но за стойкой никого не оказалось.
Повинуясь любопытству, певица направилась выяснять, что к чему. И поплатилась за то в полной мере. Посреди комнаты обнаружился перевёрнутый деревянный ящик, на нём валялись карты и пара медяшек. А вот уже за ним, валялся, собственно, сын старосты. Скорчившись в муках, он зажимал кровоточащую рану. Девушка метнулась к парню, пытаясь помочь, выдернула кинжал, что торчал из его живота и с ужасом отползла назад, когда из раны фонтаном хлынула кровь. Откуда ей было знать, что так делать никак нельзя! Юноша захрипел, дёрнулся и затих.
На шум возни ворвались люди.
- Я..я...это не я! - Телли отбросила нож, и принялась оттирать окровавленные руки. - Не я.. - Её прервали. Кряжистый мужик, один из посетителей трактира, залепил ей оплеуху с размаху. В голове зазвенело. Девушка попыталась выйти наружу, проталкиваясь сквозь толпу. Но очередной удар сбил её с ног.
Никто. Никто не желал её слушать. Для крестьян всё было очевидным. А староста и вовсе едва ли сдерживал свой гнев. Её бы так и забили до смерти, если бы кто-то в толпе не вспомнил про правосудие. И теперь, в соответствии с народными понятиями о справедливости, певица должна была быть повешенной на первой подходящей для того ветви.
На место казни её тащили волоком. Обессиленная Телли уже не могла противиться, лишь всхлипывала приглушённо, сокрушаясь и моля о пощаде. В лицах тех, кто давеча доволен был её прибауткам, она видела лишь звериную ярость и жажду расплаты. Кухарка, приветившая её, как родную, тупила взор и пряталась за спиною мужа, который громче всех винил её, поминая о том, как рыжая вертихвостка выведывала у благочестивого мужа про Взбышика.
И во всей этой круговерти Телли приходилось уповать лишь на то, что после её смерти сложат красивую сказку о её судьбе. Если кто-нибудь, конечно, вспомнит, что менестрель Телли была на свете...
[SGN]Наш мир жесток, и часто так бывает:
Невинного виновный с ног сбивает...
http://s3.uploads.ru/t/pWNoB.png[/SGN] [STA]Я невиновна![/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/2Sk1I.jpg[/AVA]

+2

3

Скучно...
Конь с наездником неспешно брел по дороге
Не скучно, очень даже весело...
Кого я обманываю...

Лорд де Маллеус ехал из Гресса в сторону Скалистых гор. Почему ехал, а не летел, сэкономя тем самым немало времени? Да потому что скучно, и надо было как-нибудь занять это самое время, которое сегодня вообще не хотелось экономить.
Обычно, смертная скука прерогатива древних драконов, разменявших не первое тысячелетие. Но золотой, видимо, в этом плане оказался весьма прытким. Скоро он уже мог отмечать юбилей - восемьсот лет со дня вылупления. И за это время он успел столько всего повидать, что сейчас уже и заняться-то было особо нечем. Поэтому он и поехал в Гресс, может там наткнется на что-либо интересное или, хотя бы, не такое скучное.
А вот и нет! Дела решились достаточно быстро, никто особо не возражал, не спорил, даже в нищем квартале ничего с ним не произошло, затишье там сегодня что ли?
Поэтому, теперь он просто ехал обратно, любуясь местными красотами, в надежде, что сейчас из леса выпрыгнет... да неважно, хоть что-нибудь интересное... Однако и тут таинственное "интересное" не спешило показываться, вот и приходилось двигаться дальше... и дальше... и дальше...
На самом деле, не так уж и далеко он отъехал, хотя Гресс и остался далеко позади, но когда ты ожидаешь чего-то, а это никак не случится, то каждый метр может показать кругосветным путешествием.

Так Освир и набрел на самую обычную, ни чем не примечательную деревню. Уж если в тридцатитысячном городе не нашлось ничего любопытного, то тут и ловить было нечего. Правда, внимание дракона привлекло какое-то скопление народа, пока ничего не было видно, и сказать, что именно там происходит было невозможно.
Подъехав поближе, золотому открылась следующая картина: толпа крестьян во главе с прилично одетым человеком, видимо, местный староста, настойчиво пытались повесить молодую рыжую девушку, причем явно на ближайшем дереве. По девушке было видно, что ее очень неслабо поколотили перед тем, как вздернуть, но обстоятельства дела были неясны. А что это значит? Их надо выяснить, это же может быть интересно. Убийства дракон не любил, но уважал законы государств, которые устанавливали такое наказание за особо тяжкие деяния.
Вот ведь народ... Для кого вообще виселицы придумали?
Подъехав поближе, Освир спешился и подошел к ближайшему крестьянину.
- Добрый день. Не подскажите, что здесь происходить?
- Да то и происходит, господин, - отвечал житель деревни - Девчонка вон накурасела, теперь болтаться ей в петле, пока не снимут или падальщики дело не сделают.
- И что же она сделала? - веревку перекинули через крепкого вида ветвь.
- Да говорят, сынка старосты нашего кинжалом оприходовала, тот и помер прямо в таверне. Так возле тела ее и застали всю в крови.
- Говорят? - это уже был нехороший признак, что ее преступление основано на том, что "говорят" - Суд признал виновной?
- Да какой, суд господин, право слово - петля закрепилась на шее девушки - Сынок старосты мертв, она рядом, кровь хлещет. Тут и без судей все понятно, что висеть ей на этом самом дереве. Хотя даже жаль девку, молодая, а красивая то...
- Окажи услугу: коня подержи. - крестьянин несколько недоуменно кивнул и взял поводья. Освир уверенным шагом прорывался сквозь толпу.

Под радостный гул толпы, высокий грузный мужчина уже намеревался выбить из-под ног рыжеволосой красавицы бочку - местный аналог люка виселицы.
Дракон вышел перед толпой, стоя таким образом спиной к девушке.
- Верно ли я понимаю, что ее казнят без суда? - вопрос был обращен больше к старосте.
Одно дело, когда убивают законно - это традиции и правила страны - их надо уважать, а другое дело, когда вот так - потому что местному старосте, возомнившему себя Его Светлостью герцогом Гресским хочется, а что самое худшее - можется. Такой вопиющей несправедливости золотой дракон стерпеть не смог.
- И зачем нам суд? Она сына моего убила! - староста явно был зол и раздражен - Убила! По закону ее надо повесить.
- Знаете, я совсем недавно беседовал с герцогом, и он мне не говорил, что деревенский самосуд теперь разрешен законом.
- Это не самосуд. Это возмездие! - староста повернулся к исполняющему роль палача - Делай что велено!

Высокий грузный мужчина без лишних колебаний выбил бочку из-под ног рыжеволосой, еще немного и она бы задохнулась.
Освир выхватил меч и резким движением перерезал веревку прямо над головой девушки, поймав ее перед самым падением свободной рукой.
После чего дракон направил меч на толпу. Это было скорее демонстративном жестом, если бы дело дошло до драки - то всегда есть нелетальные иллюзии.
- Да что ты себе позволяешь! Ты кто такой вообще? - взревел староста.
- Я - лорд Освир де Маллеус. И если вы захотите казнить ее вот так, то клянусь Имиром - я сегодня же притащу вас к герцогу в цепях! Всем ясно?!
Основная толпа несколько отступила назад. Имя дракона мало чего им говорило, это при дворах правителей его знали, но тут он был всего лишь незнакомцем, а вот титул кое-что значит. Дворянин есть дворянин, и если они сейчас кинутся на него, за это точно последует наказание, да и фехтованию аристократы обычно обучены, и неизвестно скольких он успеет зарубить в самом худшем случае. Не унимался один староста.
- Я наделен полномочия управлять деревней именем самого герцога Гресского, и не позволю, чтобы кто-то кроме него мне указывал, как поступать с убийцами! - очевидно гнев и скорбь по сыну окончательно затмило здравый смысл.
"ТЫ. ЕЕ. НЕ. ТРОНЕШЬ!" - эти слова, а вернее крик праведного гнева, услышал только староста у себя в голове, но этого хватило, чтобы он замолчал, поняв, что перед ним явно не обычный человек. После этого, Освир с помощью ментальной магии немного охладил сознание старосты, чтобы тот стал поспокойнее.
Лорд выцепил глазами женщину средних лет из толпы: - Пожалуйста, приведите доктора. - врач был нужен жертве самомсуда, которой до сорвавшегося повешения сильно досталось.
- Но у нас нет врача, есть только один ученик... - негромко ответила женщина.
- Тогда приведите его, я буду вам признателен. - она закивала и убежала в торону домов.

- Так, вроде, все успокоились.
Освир посмотрел на рыжую девушку.
- А теперь расскажите, что здесь произошло.

+1

4

Телли балансировала на пустой бочке, приподнимаясь на цыпочках. Простая холщовая верёвка толщиной в два пальца свободно болталась на тонкой шее барда. Тем не менее, уже сейчас девушка ощущала нехватку кислорода. Широко открытым ртом она шумно хватала воздух. Её сковал панический ужас. Невозможно безропотно принять подобный жребий, но стоит ей дёрнуться, совершить хоть одно неловкое движение, бочка качнётся и выскользнет из-под ног. Рывок, и шейные позвонки переломятся под тяжестью её веса. Может и к лучшему - не придётся корчится в муках на потеху ожесточённой толпе.
За пеленой слёз менестрель уже не могла различить черт своих палачей, они превратились в единую тёмную массу, живую и беспокойную, как варево болотной ведьмы. Словно нож, разрезающий смалец, сквозь толпу к импровизированной виселице пробирался какой-то человек. Неужели кто-то решил заступить неминуемую беду, нависшую над непутёвым бардом?
Воистину никогда нельзя отчаиваться. Незнакомый господин с приятным бархатистым голосом намеревался прервать это безумие и пытался воззвать к разуму. Вот только он не учёл, что в беснующейся толпе посеять зерно ясной мысли практически невозможно. Коллективное подвластно инстинктам и повинуется любому интуитивно понятному порыву. Наказать виновного, разве может простой человек отыскать в подобном желании нечто предосудительное. Но, похоже, незнакомец умел убеждать. Толпа отпрянула и только староста никак не отступал от своего. Принять пороки сына он не смог даже в смерти. Обличив его ангелом, он фанатично жаждал  возмездия. Воистину родительская любовь слепа.
В тот момент, когда Телли малодушно понадеялась на спасение, кто-то особенно услужливый выбил бочку из-под её ног. Она вздрогнула и схватилась рукам за край верёвки, обвившей шею, но падение её не прекратилось. Она даже не успела понять, как оказалась подхваченной чьими-то сильными руками. Заступник от своих намерений не отказался, действуя решительно, он применил весьма убедительные аргументы, и староста таки сдался под его напором.
-Спа..- Менестрель прокашлялась. - Спа-си-бо. - Прохрипела она и добавила настолько громко, насколько это оказалось возможным. - Я невиновна! - Хотела, чтобы каждый услышал её. Хотела, чтобы они поверили. - Я обратила внимание на несуразную компанию, уединившуюся в кладовке. Прилично одетый юноша и два лиходея откровенно бандитского вида. Парень из кожи вон лез, чтобы создать иллюзию близкого знакомства, лучился весь. Но я уверена, что он их боялся. Поэтому и спросила корчмаря про то, желая его внимание привлечь. Не особенно он и впечатлился. А когда мужики вышли, а паренёк нет, мне стало тревожно и я пошла проведать, всё ли в порядке. И вот. - Она предъявила руки, испачканные в запёкшейся крови. - Збышек с ножом в животе валялся на полу. -Тут она начала всхлипывать, вот только ни одной слезинки так и не пролила. - Откуда же мне было знать, что нож вынимать нельзя. Стоило мне...и он вскинулся и затих. Я его убила-а-а-а-а... - Телли содрогнулась в беззвучных рыданиях, противореча не так давно сделанному заявлению.
- Вот, милсдарь, ученик - то. - Тётушка подтолкнула субтильного молодого человека с вытянутым бледным лицом. Она выглядела обеспокоенной - поняла, что пропустила что-то неинтересное и теперь крутила головой, пытаясь сообразить у кого бы выяснить подробности.
- Вам бы умыться, да ссадины обработать. Есть у меня отвар, не даст горячке взяться. - Деловито сообщил лекарь. Он старательно изображал из себя знающего. - Только посреди деревни не с руки, пошли, что ли, ко мне в хибарку.


[SGN]Наш мир жесток, и часто так бывает:
Невинного виновный с ног сбивает...
http://s3.uploads.ru/t/pWNoB.png[/SGN] [STA]Я невиновна![/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/2Sk1I.jpg[/AVA]

+1

5

Я его убила-а-а-а-а... - лучшая фраза для пытающейся спастись от самосуда. Облегчать золотому работу явно никто не намеревался.
В это время явился лекарь, хотя нет - Лекарь! Именно так он себя изображал всем видом, но разбираться в самомнении сельских жителей желания не было, тем более, даже ученик вполне способен обработать ссадины. И да - в его доме он бы действительно справился лучше, поэтому надо было идти туда.
- Вы, надо полагать, с нами? - обратился дракон к старосте.
- Даже не думайте ее куда-то увести. Хотите суда - я вам его устрою! Я сейчас же отправлю ее в Гресс, уж стража-то с ней разберется, а то она так и сбежит.
- Не сбежит. Гарантом выступаю я. Вы наделены властью управлять деревней, вот и будете вести расследование... с моей скромной помощью. А ее, до выяснения всех обстоятельств, не отпустим. - казалось, что Освир изменил свое мнение относительно казни, но его мысли имели вполне логическое объяснение: самосуд не означал невиновность подсудимого, он означал только самосуд, а поэтому объявлять рыжеволосую невинной жертвой было пока рано. Правда, золотому все равно не верилось, что она убийца, вот нисколько. А вот в то, что староста не собирается отправлять ее в Гресс верилось прекрасно, ложь золотой всегда мог почуять.
- Но имейте ввиду - если вы ее отпустите - сами будете отвечать! - не унимался староста. Фраза эта, между прочим, была явно лишней.
- Отвечать? Может, и меня вздерните на этом же дереве? - дракон говорил тихо, даже не смотря на собеседника, но тот очевидно понял, что выжал всё терпение аристократа.
- Я... я не это имел ввиду... - но дослушивать никто не собирался.
- Вам четко было сказано - я за ней слежу. И от слов своих не отказываюсь. У вас имеются сомнения в моей честности?
- Никаких - выдавил из себя староста - Ведите ее к лекарю, если хотите, но я все равно буду за ней присматривать. А сейчас меня ждут дела.
После этих слов глава деревни удалился по внезапно возникшим делам. Собственно, именно эта внезапность и настораживала, он вполне мог вернуться с пятеркой крепких мужиков и завершить начатое, но в данный момент дракона не сильно волновала могучая деревенская месть.
- Идти можете? - спросил он девушку, но, не дождавшись ответа, перекинул ее руку через свое плечо, чтобы довести до дома лекаря (все же они не были пока влюбленной парочкой, чтобы носить ее на руках), и, поблагодарив женщину, приведшую местного целителя, отправился к тому самому дому вместе с недавней висельницей.

Пока лекарь обрабатывал последствия неправедного гнева, можно было детальней все обсудить.
- Итак. Вы были в таверне. Двое и Збышек пошли в другую комнату. Потом вышли только двое. Вы зашли и увидели будущего мертвеца. Вытащили кинжал, после чего вас и застали, так? - это было по сути, повторение ее рассказа, но для дела надо было четко прояснять всю картину, а только что вытащенная из пели девушка могла кое-чего и напутать.
- Если все именно так, то постарайтесь припомнить следующее:
Первое: кто видел, что вошли в комнату трое, а вышли двое?
Второе: знаете ли вы тех двоих или того, кто может их знать?
Подумайте хорошенько, от этого сейчас зависит ваше жизнь, убийство - серьезное преступление, за него обязательно кого-то накажут, и мне бы не хотелось, чтобы именно вас.
А кстати, как вас зовут-то?

+1

6

Староста явно обезумел от всепоглощающей и слепящей сердце его ярости. Он вступил в перепалку с явившимся не весть откуда господином, хоть тот и имел весьма и весьма серьёзный вид. Вид человека решения которого лучше не оспаривать.
Под пристальным вниманием нескольких десятков неотрывно следящих за каждым её жестом глаз Телли вся сгорбилась, пытаясь инстинктивно принять оборонительную позу. Ей хотелось закрыть уши руками, чтобы не слышать перешёптываний, язвительных замечаний и проклятий в свой адрес. Казалось, публика была разочарована не меньше, чем, к примеру, дворовый кот у которого отняли рыбину, что он уже успел накусить. Менестрель шагнула за лекарем, качнулась, но на ногах, всё же, устояла. Ей было неловко, когда господин Де Малеус, подхватил её руку, хоть это и спасло положение, не дав ей свалиться в ноги своим мучителям. Рыжая старалась как можно меньше касаться своего провожатого, дабы не испачкать его дорогой кафтан.
Дорогою девушка немного пришла в себя. Паника отступила. Осталось только липкое и невероятно омерзительное чувство никчёмности и беспомощности. Телли рванула обмоток верёвки и, сдёрнув его с шеи, отбросила в сторону с отвращением.
Хибара лекаря с виду ничем не отличалась от любой другой избы деревни. Только внутри в ней всё пропахло горькими  травами и припарками. Знахарь усадил рыжую на широкую лавку и принялся ещё раз осматривать ссадины и ушибы, шепча что - то себе под нос и краснея изрядно при том. Вероятно, не каждый день ему приходилось лицезреть деву в исподнем, хотя в процессе освоения лекарского искусства он должен был потерять всяческий стыд и брезгливость. Телли сидела спиной к Освиру, обхватив себя руками за плечи, и едва заметно раскачивалась вперёд - назад.
- Всё верно, господин. - Подтверждала девушка каждое его слово. [b]-Кто видел? Да все видели. Каждый, кто находился в таверне. Просто никто не обратил на это внимание, словно подобное было делом обыденным и привычным.[/b] - Она зашипела, когда лекарь приложил тряпицу, смоченную в каком - то едко пахнущем расстворе, к сочащейся кровью ссадине. - Не знаю здесь никого.  - Телли мотнула головой. - Совсем никого. - Нахмурилась. - Так же, как никто из здешних не знает меня, ибо я странствующий менестрель и впервые в этих краях. Телли зови меня. - Наконец, с врачеванием было покончено. Знахарь даже расщедрился и предложил ей чистую холщовую рубаху. В ней певица выглядела смешно и неуклюже, но тем не менее, чуть пригожие, нежели в истрепанный дорожном платье.
-Ты правда меня сторожить станешь? - Не без оснований рыжая полагала, что ей стоит убраться отсюда, да поскорее. Эль - Тейн или, может, Ниборн. Любой другой край смог бы стать для неё убежищем. Телли поднялась со скамьи, стала напротив господина и, глядя ему  глаза с мольбою, молвила.  - Отпусти меня, а?
[SGN]Наш мир жесток, и часто так бывает:
Невинного виновный с ног сбивает...
http://s3.uploads.ru/t/pWNoB.png[/SGN] [STA]Я невиновна![/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/2Sk1I.jpg[/AVA]

+1

7

Итак, раны были обработаны, а девица понемногу начала приходить в себя. Как оказалось, чудо рыжее было здесь проездом, что делало из нее прямо-таки идеальную цель для деревенского самосуда. Намного легче было обвинять никому не знакомую девочку, которая и сопротивляться то не сможет, чем давно живущего здесь человека, у которого родня - половина деревни. Но это пока не оправдывало ее. Как и не обвиняло.
А вот сама Телли уже хотела как можно скорее оказаться подальше отсюда. С ее стороны это казалось самым правильным вариантом - убраться отсюда и больше никогда не показываться. В конце концов, это всего лишь маленькая деревенька, да и староста, скорее всего, даже в Грес сообщать не станет о случившимся, так что незаметный побег вполне мог стать решением для нее. Но не для дракона.
Золотой не верил, что она убийца, это просто не складывалось у него в голове, но доказательства обратного еще не нашлись, а ему было важно именно восстановить справедливость и снять все ложные обвинения.
- Отпусти меня, а?
- Боюсь, что такой вариант вариант невозможен. - улыбнулся дракон - Во-первых: я обещал старосте, что присмотрю за тобой. Он, конечно, тоже неправильно себя повел, но обещание есть обещание, а во-вторых: ты разве не хочешь, чтобы тебе перестали считать убийцей? Все-таки не самое лучшее звание для менестреля, не находишь?
Даже если бы Телли сейчас начала всеми силами вырваться, стремясь осуществить свой грандиозный побег от местного "правосудия", то у нее ничего бы не вышло: либо ее тут же остановил бы дракон, либо деревенские жители, которых лишили зрелища болтающейся в петле девицы.
- Так что давай, сходим в твою таверну.

Таверна ничем не выделялась из огромного ряда ей подобных, да и ничего другого от нее никто и не ждал - просто стандартное деревенское заведение, не более. Если не считать, что не так давно тут нашли сына старосты с кинжалом в груди.
Для начала надо было распросить самого трактирщика. С этой целью они и подошли к стойке. Хозяин удивленно взглянул на Телли, видимо, не рассчитывал, что она решит сюда явиться еще раз. Но сейчас ситуация несколько переменилась.
- А расскажи ка мне, друг, кто здесь был, когда в это прекрасное место зашел ныне покойный сын вашего уважаемого старосты? - спросил Освир. В его голосе уже чувствовался некий нажим, потому что, если Телли не убивала, то он действительно видел тех двоих, что выходили из комнаты, но ничего об этом не сказал, чем отправил возможно невиновную девушку на верную смерть.
- Да полно народу то было. Всех и не упомнить. Я помню только вот эту, которая с вами - она вот тут рядышком сидела, а потом в комнату, где Збышека мертвого нашли отошла...
- Куда она пошла мне известно. Трактирщики видят и слышат все, так что постарайся припомнить, был ли тут кто-нибудь, кто еще входил в комнату. Збышек ведь явно пошел туда не картошку перебрать, а с кем-то поговорить.
- Да говорю ж вам, народу много, я занят был. Что же мне теперь всех зашедших на бумажку записывать?
- Ну все. Собирайся.
- Это еще куда?
- Отвезу вас обоих в Грес. Ее по обвинению в убийстве, тебя - за покрывательство убийц. И пусть там стража разбирается, кто из вас говорит правду. Ты чего стоишь до сих пор? Неужели не ясно сказал?
- Погодите, милсдарь. Да разве я хотел укрывать кого? Просто забегался совсем. Ну, вроде как, заходили со Збышеком какие-то двое друзей его, что ли, не знаю кто они. Но больше я ничего нее видел. А потом все закричали и вот.
- Другой разговор. Теперь вижу - не лжешь. А теперь припомни, как они выглядели. И имей ввиду, я буду сравнивать твои слова с ее словами - он кивнул в сторону Телли - И тогда точно будет понятно, кто здесь лжец. И постарайся, чтобы таковым не оказался ты сам, а то не хорошо это.

+1

8

Понятное дело, Телли не приходилось надеяться на всепрощение, но попробовать-то стоило. Жаль, что неловкая попытка извернуться и улизнуть провалилась, не оставив более сомнений в непоколебимости и благочестии некоего пришлого лорда, который решил самолично провести расследование, вероятно от скуки, чего больше. Можно было бы так и продолжать канючить и клянчить свободу, но эмоциональное истощение не позволило рыжей длить эту комедию в достаточно жалостливой манере, а иначе - не стоило и труда. Менестрель оставила робкие призывы невысказанными и, конечно же, последовала за своим “спасителем”, предпочитая хранить молчание в пути, благо топать было совсем недалече.
Вот они прошли с пол версты, удаляясь от дома деревенского знахаря, свернули в боковую улочку и вышли прямо к местному кабаку. Из под ног торопливо шмыгнула облезлая псина с крысой в зубах, заставляя менестреля отпрянуть. - Что же, каждый выживает, как умеет.
Дверь таверны оказалась распахнутой настежь. Легко догадаться, что именно сюда подались разочарованные сельские жители, по крайней мере те из них, кому делать было решительно нечего. Телли задержалась на пороге, ей достало пары минут, чтобы насмелиться и шагнуть внутрь вслед за своим провожатым. Трактирщик сразу же, ещё с порога, признал её и скривился. Не удивительно, она не сыскала доброй славы его заведению, только повод для сплетен и жутких историй, которые наверняка обогатятся новыми фактами стараниями здешних забулдык.
Покуда господин де Маллеус расспрашивал мужика, а тот блажил на все лады, певица оставалась в тени своего опекуна, суетливо выглядывая из-за его плеча, в надежде высмотреть в каком-нибудь углу свою гитару. Вот только инструмент наверняка был прибран к рукам по праву её безвременной кончины. Никто не знал, что так обернётся, а теперь разве выпросишь с кого?  Участвовать в допросе ей не хотелось, оправдываться пред этими людьми снова - тем более, но безучастной ей остаться не удалось.
- Да как же...как добрые люди, не чета этой. - Дядька кивнул в сторону нахохлившейся, точно маленький воробышек после возни за краюшку хлеба, брошенную в грязь сердобольной бабкой, девицы.
- Да, точно! - Тут уж певица смолчать не сумела. -  Как сейчас помню: два добрых человека,  едва ли повыше ростом, чем сей уважаемый господин. - Тели махнула рукой в сторону Освира. - Один - с бритой головой и повязкой на злющей морде, ну, знаешь, из тех, что скрывают подбитый в драке глаз. - Она закрыла свой правый глаз ладонью и скорчила гримасу, войдя во вкус повествования.
- Второй заросший, как дворф, со спутанной сальной бородой и ВЫДАЮЩИМСЯ брюхом, затянутым в перевязь, на которой очень даже удобно рядить кинжал. Воистину до-о-обрые люди.
- Рыжая недоумевала, неужели так разительно может отличаться восприятие. Она понимала, что эти двое вполне могли подкупить трактирщика, даже просто запугать, так тот теперь и не смеет ни слова поперёк. Хорошо, что Освир де Маллеус не стал насмешки строить, даром, что излишняя экспрессия повествования весьма к тому располагала, а слушал внимательно и вдумчиво, отмечая про себя детали и сопоставляя факты. Вопрос состоял лишь в том, кто окажется убедительней: держатель деревенского трактира или неслучившаяся висельница.
- Ну хоть ты -то мне поверь? - Ясный взор менестреля был полон мольбы, она прекрасно понимала, лишь заступничество этого скучающего богатея оберегает её. - Давай уж, раз пришли, поглядим что там в каморке? Никак приметим чего интересного. Только, чур, ты первый! Мне до сих пор не по себе… - Телли снова стала за спиной дворянина и незаметно для себя, ухватилась за полу его дорожного плаща.
[SGN]Наш мир жесток, и часто так бывает:
Невинного виновный с ног сбивает...
http://s3.uploads.ru/t/pWNoB.png[/SGN] [STA]Я невиновна![/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/AM3TZ.png[/AVA]

+1

9

Дракон перевел взгляд на трактирщика. Тот поспешно закивал, подтверждая рассказ Телли о внешности тех двоих, которые по предварительной версии были виновны в убийстве сына старосты. Теперь, по крайней мере была известна их внешность.
- Давай уж, раз пришли, поглядим что там в каморке? Никак приметим чего интересного. Только, чур, ты первый! Мне до сих пор не по себе…
- Ну хорошо. Может быть, там что-нибудь найдется. - золотой повернулся к трактирщику - А ты не уходи, еще нужен будешь. - по правде говоря, он бы и так никуда не делся бы, не бежать же ему их своей же таверны, тем более, что к убийству он не причастен, а за маленькую ложь не вешают. Но лучше уж предупредить - чтобы мысли всякие в голову не лезли, теперь точно ничего не сделает, когда знает, что на него еще обратят внимание. Если он все же был как то связан с убийцами, то может попытаться их предупредить - они то точно поспешать убраться подальше - ищи их потом. А так хозяин таверны будет стоять спокойно за стойкой да кружки протирать, что, собственно, от него и требовалось. Потом надо будет навести у него справки насчет этих двоих, но теперь расспросить поподробнее. Деревня то небольшая, все друг друга знают, тем более трактирщики. Сложнее будет, если они не отсюда. Деревень в округе не мало, да и проездом бывают здесь многие, так что убийцы не обязательно жили именно в этой деревне, но определенно знали Збышека. Так что, даже если они уже бегут в сторону своей деревни, на них можно будет выйти через других друзей того же покойного - они явно должны были что-нибудь знать. К этому вопросу стоило вернуться, когда они осмотрят кладовку и повторно поговорят с хозяином таверны.

На поход в каморку дракон сильно не рассчитывал, вряд ли там найдется что-нибудь, кроме пятен крови, но кто знает, если осмотрят - вреда не будет.
- Пошли тогда. Узнаем, может оставили эти двое что-нибудь полезное.
Первым идти так первым - какая разница по большому счету, тем более с этим местом у девушки были связаны ну очень неприятные воспоминания, так что такое поведение было вполне объяснимо.
Комната была обычной, ничем не примечательной кладовкой. Ящики, какая-то метла, некоторое количество хлама, бутылки с непонятным содержимым на прикрученных под потолком полках, в общем, ничего необычного, если бы тут совсем недавно не убили бы человека.
Пятна крови, хоть и засыхали, но были видны очень отчетливо. Надо полагать, что трактирщик не слишком спешил их убирать. Когда обнаружили - было не до того, а после вместе со всеми пошел на казнь смотреть, когда тут уборкой заниматься? Тем более, кровь ведь не в общем зале, тут ее никто и не увидит, кроме парочки любопытных.
Посреди комнаты стояло три ящика, вынутые из общей кучи. Очевидно, они недавно служили столом и стульями.
Дракон поднял центральный ящик - под ним оказалась разбросанная колода карт.
- Ну с этим понятно. Теперь точно ясно, что они играли в карты - они лежали на "столе", а в драке ящик перевернулся и накрыл собой карты, которые, к тому же испачкались в крови, так что забирать их никто бы и не подумал - лишние улики таскать ни к чему.
Можешь повнимательнее посмотреть? Ты была здесь сразу после убийства, может вспомнишь что-нибудь приметное? Может быть изменилось что-то?

По большому счету, делать тут особо и нечего, если только не будут обнаружены новые детали.

+1

10

Удивительно, но корчмарь поперечить рыжей не стал. Испугался, поди, связываться с сиятельным мастером, принявшим безраздельное главенство в вопросе расследования этого дела и имевшего вид грозный да решительный.
С предложением получше рассмотреть каморку де Малеус согласился, вот только ничего особенно примечательного они в ней не обнаружили - всё так же, как в день убийства. Конечно, о том никак нельзя было судить наверняка, ведь Телли не особенно вдавалась в детали, находясь в смятении тогда, в час убийства, и сейчас, возвратившись к истокам спустя время. Однако, именно в этом певица заверила господина.
Следуя за своим провожатым неотступно, создавая тем самым иллюзию покорности, она всё не теряла решимости улизнуть потихоньку и к тому же обойтись в своём бегстве без лишнего шума. В конце-концов, не станет же он глядеть за ней и ночью! Ему достанет мытарства днём. Освир де Малеус не очень-то походил на того, кто готов забыть про сон и покой заради иллюзорного чувства восстановленной справедливости. Правда, существует вероятность того, что лорд возьмёт и запрёт свою “подопечную” в сенцах али ещё где, потому тикать надо было по светлу и как можно скорее.
- Слушай, дядь, а ты не голодный? - В голове Телли созрел план побега. Всего-то ничего - уговорить Освира отобедать в корчме,  и, покуда тот занят поеданием невиданных им досели деликатесов местной кухни, желательно вприкуску с пенным элем, креплённым (ведь разбавлять пойло для такого важного гостя ни один хозяин не решится),  ускользнуть за каким - нибудь надом во двор, да чтоб только её и видели. Вот гитару жалко, какой менестрель без гитары…Но ситуация складывалась таким образом, что выбирать приходилось из двух зол, и потеря инструмента из них виделась самой безобидной.
- Харчи тут, конечно, далеко не лакомства с герцогского стола. Знамо, едали и получше. Но очень даже и ничего, коли жрать охота да пенным приправить как следувет. - Певица сама не заметила, как в процессе уговоров распылилась. В животе её заурчало. То ли от голода, то ли от переживаний. Она всколыхнулась, обхватила себя руками и отвернулась, смущённо потупив взор. - Напасть за напастью! Что за собачья жизнь...

[SGN]Наш мир жесток, и часто так бывает:
Невинного виновный с ног сбивает...
http://s3.uploads.ru/t/pWNoB.png[/SGN] [STA]Я невиновна![/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/AM3TZ.png[/AVA]

Отредактировано Телли (21-02-2019 11:20:12)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Без зазрения совести.